Мать исаака и иакова – Ревекка Мать Исава и Иакова | Матери в Библии  |  Читать онлайн, без регистрации

Ревекка Мать Исава и Иакова | Матери в Библии  |  Читать онлайн, без регистрации

Ревекка Мать Исава и Иакова

Авраам послал своего верного слугу Елиезера найти жену своему сыну Исааку и дал ему предписание: «Господь пошлёт ангела своего перед тобою, и ты возьмёшь жену сыну моему оттуда».

Проделав долгий путь из Ханаана, Елиезер взмолил Бога указать ему жену для Исаака из тех девушек, у которых он попросит воды и которая из них также предложит воды и для его верблюдов. Наносить достаточное количество воды, чтобы утолить жажду верблюдов после долгого путешествия по пустыне было работой не из легких. Но Ревекка сделала это, и Елиезер должен был быть довольным. Она приглашает слугу в дом своего отца, и посланец сообщает отцу Ревекки и ее брату о свидетельствах, полученных от Господа, и говорит, что Ревекке следует стать женой Исаака, сына его господина. Семья Ревекки сказала: «Вот Ревекка пред тобою; возьми ее и пойди; пусть будет она женою сына господина твоего, как сказал Господь». Ревекка поверила, что Бог избрал ее в жены Исааку, и ответила: «Пойду».

Встреча жениха и невесты состоялась в поле, куда Исаак вышел поразмыслить. Их глаза встретились – и они полюбили друг друга с первого взгляда. Милая, услужливая, невинная, скромная Ревекка стала женой Исаака. Она вошла в семью Авраама – родоначальника еврейского народа, отца всех верующих.

Первые годы семейной жизни Исаака прошли еще при жизни его престарелого отца патриарха.

Жена его Ревекка была бездетна в течение двадцати лет, но он не отчаивался и молился Господу «И Господь услышал его, и зачала Ревекка, жена его». Перед родами ей было откровение, что у нее родятся два сына-близнеца, «и два различных народа произойдут из утробы ее», «один народ сделается сильнее другого, и больший будет служить меньшему». Старший – Исав, младший – Иаков.

«Дети выросли…» Исав стал искусным охотником и много времени проводил в полях и лесах. Иаков больше находился дома в обществе матери и деда, Авраама.

Исаака и Ревекку долгожданные дети не соединили, а разделили их. Когда они выросли, «Исав стал человеком искусным в звероловстве, человеком полей, а Иаков человеком кротким, живущим в шатрах». Как нередко бывает, родители относились с некоторым пристрастием к избранным любимцам, и замечательно, что спокойный, кроткий Исаак больше любил смелого, отважного зверолова, между тем как Ревекка особенно любила скромного и нежного Иакова.

Однажды Исав пришел с поля усталый и голодный, и увидев, что Иаков сварил кушанье из чечевицы, он стал настойчиво просить у него дать ему поесть этого «красного». Голод его был так силен, что когда Иаков заметил ему, чтобы он продал ему за это кушанье свое первородство, то Исав даже не обратил внимания на предложение Иакова и в нетерпении заметил: «Вот я умираю, что мне в этом первородстве?» Исав знал, что с первородством он продавал все свои духовные преимущества и все права на обладание землею обетованной.

Он надеялся возвратить их себе при помощи благосклонности к себе отца и даже прямым насилием над кротким братом, и таким образом он из-за удовлетворения своего голода продал свое первородство. Также Исав без благословения родителей в сорокалетием возрасте женился на двух хананеянках, вступив таким образом в родство с идолопоклонниками. «И они были в тягость Исааку и Ревекке».

С приближением преклонных лет у Исаака него ослабело зрение, и он нашел благовременным совершить торжественное благословение для передачи связанных с ним обетований своему потомству. По установившемуся обычаю, право первородства он, конечно, намеревался передать Исаву, как старшему сыну Исав, едва ли сообщил ему о продаже своего права первородства, а Иаков, в свою очередь, не смел открыто высказывать своих притязаний на это право.

Ревекка, услышав о намерении Исаака, решила употребить хитрость, чтобы посредством ее доставить благословение на первородство своему любимцу Иакову. И они обманули старого отца. Ревекка взяла всю ответственность на себя. Она хотела, чтобы благословение отца коснулось ее любимого сына Иакова, тем более что он купил право на первородство.

Как только Исаак благословил Иакова, пришел Исав с охоты. И сказал ему Исаак: «брат твой пришел с хитростью и взял благословение твое».

Обиженный Исав в сердце своём замыслил убийство своего брата. Он жаждал отомстить ему и ждал лишь смерти Исаака. Поэтому Ревекка говорила с болью: «Для чего мне в один день лишиться обоих вас (Исаака и Иакова)?» Ревекка узнала об этой опасности и, зная буйный и неукротимый нрав Исава, решила отправить Иакова на некоторое время в Месопотамию к родному брату своему Лавану в Харране, пока не утишится ярость Исава. Но, чтобы не тревожить своего престарелого мужа, она не сказала ему о кровожадном намерении Исава, а выставила пред ним другую причину для временного ухода Иакова из дома, именно, чтобы он мог жениться на ком-нибудь из ее родства, что несомненно было вместе с тем и истинным желанием ее сердца. Исаак внял ее жалобе и отпустил Иакова. Иаков бежит из родного дома и скрывается 20 лет в Харране. Ревекка лишилась любимого сына и никогда больше не видела его, хотя обещала забрать его.

Как горевала Ревекка, расставаясь со своим любимым сыном при таких обстоятельствах. Знай она, что ему предстоит быть в изгнании более 20 лет, и что они больше никогда не увидятся друг с другом, ей могло быть намного больнее. Но она думала, что он скоро вернётся. Ревекка не могла сопровождать Иакова сама, она послала с ним человека, которому она всегда полностью доверяла, и который мог бы заботиться о нём – свою старую няньку.

В дальнейшем Ревекку ожидали лишения, когда филистимляне прогнали Исаака, испугавшись его растущего процветания.

После этого Исаак еще прожил сорок три года.

Сколько горя и сердечной боли пережили Ревекка и Исаак из-за вражды между их сыновьями.

Ревекка умерла прежде Исаака и погребена была в пещере Махпельской, там же где похоронены Авраам и Сарра.

velib.com

Исаак, библейский патриарх - Русская историческая библиотека

Рождение Исаака и изгнание Агари

Библейский патриарх Авраам долго не имел детей от законной жены Сары. Но когда Аврааму было уже почти сто лет, Бог возвестил ему, что у него и 90-летней Сары скоро родится сын. Ни он, ни она не поверили этому – даже когда в их шатер зашли три таинственных странника (ангелы Божьи) и предсказали, что через год они будут держать на руках своего сына. Однако год спустя Сара родила мальчика, которому дали имя Исаак (Ицхак), означающее по-древнееврейски: «будет смеяться».

Ещё раньше у Авраама родился побочный сын Исмаил, от египетской рабыни Агари. Поначалу Исаак и Исмаил воспитывались как равные. Но Саре не нравилось, что её сына ставят рядом с сыном рабыни. Она настояла, чтобы Авраам выгнал Исмаила и Агарь из дому. Агари пришлось забрать своё дитя и идти с ним в пустыню. Они едва не погибли там от голода и жажда, но были спасены посланником Бога. Согласно легенде Библии, Исмаил стал родоначальником народа арабов.

 

Жертвоприношение Исаака

Авраам был горячо предан вере в единого Бога. Однажды Бог захотел испытать Авраама и приказал, чтобы он принёс ему Исаака в жертву. На следующее утро Авраам повёл сына к горе Мориа, не говоря зачем. Там он приготовил костёр для жертвоприношения. Исаак дивился, что дрова уже разложены, и огонь разведён, но овцы для жертвы нет. Однако Авраам положил на жертвенник его самого и уже взял в руку нож, как вдруг услышал голос с неба: «Авраам, не трогай мальчика. Теперь Я знаю, как сильно ты почитаешь Меня, раз не пожалел ради Меня даже единственного сына». Обрадованный Авраам тут же снял Исаака с костра.

Жертвоприношение Исаака. Художник Тициан, 1542-1544

 

Женитьба Исаака на Ревекке

После смерти Сары Авраам стал думать о выборе жены для Исаака. Позвав своего верного раба и домоправителя Элиезера, он велел, чтобы он шёл искать достойную девушку на древней родине еврейского племени, в Месопотамии. Элиезер взял десять верблюдов, наложил на них много всякого добра и отправился в путь. Вскоре он добрался до города, где жили родственники Авраама со стороны брата его Нахора.

Элиезер остановился за городом, у колодца. Тем временем городские девушки вышли к колодцу за водою. Элиезер решил: если я попрошу у одной из них напиться и она напоит не только меня, но и моих верблюдов, – то я буду знать, что Бог назначил ее в жены Исааку. Вдруг пред ним появилась молодая девушка, с кувшином на плече. Она наполнила из колодца кувшин и хотела уходить. Элиезер побежал к ней и сказал: дай мне напиться из твоего кувшина. Девушка дала Элиезеру воды и сказала: теперь стану черпать и для твоих верблюдов – и стала поить тех. С умилением смотрел верный слуга на добрую девушку. Когда она напоила всех верблюдов, он дал ей золотую серьгу и два кольца, спросив: чья ты дочь, и есть ли в доме твоего отца место нам для ночлега? Девушка отвечала, что она – Ревекка, дочь Бетуила и внучка Нахора, и что в их доме есть место и достаточно корму для скота.

Ребекка у колодца. Художник Н. Пуссен, ок. 1648

 

Она побежала домой и рассказала своей матери обо всем случившемся. Брат Ревекки, Лаван, вышел к Элиезеру и привел его в дом родителей. Тронутый гостеприимством, Элиезер рассказал родителям и брату Ревекки о цели своего приезда и объявил, что сам Бог судил Ревекке быть женою Исаака. Бетуил и Лаван отвечали: возьми Ревекку, и пусть она будет женою сына господина твоего. Элиезер вынул серебряные и золотые вещи и одежды и дал невесте, ее матери и брату. На другое утро родители благословили Ревекку и отпустили ее с Элиезером в Ханаан. Подъезжая к шатрам Авраама, Элиезер и Ревекка встретили в поле Исаака. Он ввел девушку в шатер своих родителей, и она стала его женой.

 

Сыновья Исаака – Иаков и Исав

Авраам умер в возрасте 175 лет, и после его кончины старейшиной (патриархом) евреев стал Исаак. Как и отец, он жил на юге Ханаана (Палестины), занимаясь скотоводством и земледелием. От Ревекки Исаак имел двух сыновей-близнецов. Первого звали Исавом, а второго Иаковом (Яковом). Они сильно разнились друг от друга наклонностями. Исав любил охотиться на зверей и был «человек степной», а Иаков любил мирную пастушескую жизнь и был «человек шатра».

Однажды Исав вернулся с охоты, усталый и голодный. Увидев у Иакова похлебку из чечевицы, он попросил поесть. Иаков сказал: уступи мне за это свое старшинство (Исав был старшим братом и должен был после смерти отца стать начальником семьи). Исав сказал: я умираю с голоду, на что мне старшинство? Иаков накормил брата, а Исав и не жалел, что продал право старшинства за чечевичную похлебку. Но Исаак продолжал обращаться с Исавом, как со старшим сыном. Исав приносил с охоты свежую дичь и подносил отцу. Он был любимцем Исаака, а скромный Иаков был любимцем своей матери, Ревекки.

Когда Исаак состарился и почти ослеп, он призвал Исава и сказал ему: «Сын мой, я скоро умру; возьми же свое оружие, иди в поле, налови мне дичи и приготовь из нее мое любимое кушанье; тогда я благословлю тебя перед смертью». Ревекка, услышав это, забеспокоилась, что родительское благословение достанется Исаву, а не ее любимцу, Иакову. Она посоветовала Иакову хитростью получить у отца благословение раньше брата. Иаков принес из стада пару козлят, из мяса которых Ревекка изготовила любимое кушанье старика. Она одела Иакова в охотничье платье Исава, наложила ему на руки и на шею шкуры козлят и велела нести кушанье отцу. Иаков пришел к отцу и сказал: «Вот я – Исав, твой старший сын; я сделал, что ты велел мне; теперь покушай и благослови меня». Слепой Исаак ощупал сына и с удивлением сказал: голос твой похож на голос Иакова, а руки твои косматые, как у Исава. Но старец поверил, что перед ним Исав, и благословил сына: «Пусть даст тебе Бог изобилие хлеба и вина, пусть служат тебе народы, и будешь ты господином над братьями твоими».

Как только Иаков вышел, вернулся с охоты Исав, приготовил кушанье из дичи и принес отцу. Исаак спросил: кто же прежде был здесь и принял от меня благословение? Исав понял, что брат опередил его, и в отчаянии воскликнул: «Отец мой, благослови и меня!» Но отвечал Исаак: «Я уже благословил Иакова, чтобы он был господином над братьями своими; тебе же я пожелаю, чтобы ты защищался мечом, и если власть брата будет тяжела, ты силою сбросишь с себя его иго».

Исаак благославляет Иакова. Мозаика из собора. Мозаика собора в Монреале, Италия, 1180-е гг.

 

С тех пор Исав возненавидел Иакова и задумал убить его, как только отец умрет. Узнав о замысле Исава, Ревекка сказала Иакову: «Беги к моему брату Лавану, в Месопотамию, и поживи у него, пока не утихнет гнев брата твоего». Исаак тоже советовал Иакову идти к Лавану, и там найти себе жену.

Иаков отправился в дальний путь. В Месопотамии он был хорошо принят Лаваном и женился на его дочерях, Рахили и Лии. Лаван дал Иакову часть своих стад, тот разбогател и вернулся на родину. Там он примирился с Исавом и поселился близ своего отца, жившего в Хевроне.

По словам Библии, Исаак умер в возрасте 180 лет. Он и Ревекка были похоронены в пещере Махпела, близ Хеврона, в семейной гробнице его отца, Авраама. После смерти Исаака старейшиной и начальником еврейского племени (патриархом) стал Иаков.

 

rushist.com

VII. Исаак и Иаков.. Библия, пересказанная детям старшего возраста

VII. Исаак и Иаков.

Шли годы. Авраам совсем состарился. И сын его, Исаак достиг уже совершеннолетия, но еще не был женат. Тогда Авраам стал заботиться о приискании ему невесты. Но он не хотел породниться ни с кем из рода идолопоклонников, жителей Ханаанской земли.

Поэтому, призвав Элиезера, управляющего всеми имениями его, он сказал ему: “вот, пришло время Исааку, сыну моему взять жену себе. Тебе поручаю я отыскать и привести в мой дом невесту для сына моего, но поклянись мне Господом, Богом неба и Богом земли, что ты не возьмешь сыну моему (Исааку) жены из дочерей Хананеев, среди которых я живу. Но пойдешь в землю мою, на родину мою (и к племени моему), и возьмешь (оттуда) жену сыну моему Исааку.

Раб сказал ему: может быть, не захочет женщина идти со мною в эту землю; должен ли я возвратить сына твоего в землю, из которой ты вышел?

Авраам сказал ему, берегись, не возвращай сына моего туда. Господь, Бог неба, Который взял меня из дома отца моего и из земли рождения моего, Который говорил мне, и Который клялся мне, говоря: (тебе и) потомству твоему дам сию землю, — Он пошлет Ангела Своего пред тобою, и ты возьмешь жену сыну моему (Исааку) оттуда. — Если же не захочет женщина идти с тобою (в землю сию), ты будешь свободен от сей клятвы моей; только сына моего не возвращай туда”. (Бытия, гл. XXIV, ст. 3—8).

И вот, Элиезер, избрав из стада господина своего десять верблюдов и взяв разные драгоценные вещи из сокровищ его, отправился в Месопотамию, в город, где жил Нахор, брат Авраама.

Дойдя туда, он “остановил верблюдов вне города, у колодезя воды, под вечер, в то время, когда выходят женщины черпать (воду). И сказал: Господи, Боже господина моего Авраама! пошли ее сегодня на встречу мне, и сотвори милость с господином моим Авраамом.

Вот, я стою у источника воды, и дочери жителей города выходят черпать воду; и девица, которой я скажу: наклони кувшин свой, я напьюсь; и которая скажет (мне): пей, я и верблюдам твоим дам пить, (пока не напьются), вот та, которую Ты назначил рабу Твоему Исааку; и по сему узнаю я, что Ты творишь милость с господином моим (Авраамом).

Еще не перестал он говорить (в уме своем), и вот, вышла Ревекка, дочь Вафуила, внучка Нахора, брата Авраамова, и кувшин ее на плече ее. Она сошла к источнику, наполнила кувшин свой, и пошла вверх. — И побежал раб навстречу ей, и сказал: дай мне испить немного воды из кувшина твоего. — Она сказала: пей, господин мой; и тотчас спустила кувшин свой на руку свою, и напоила его. И, когда напоила его, сказала: я стану черпать и для верблюдов твоих, пока не напьются (все).

И тотчас вылила воду из кувшина своего в пойло, и побежала опять к колодезю почерпнуть (воды), и начерпала для всех верблюдов его.

Человек тот смотрел на нее с изумлением в молчании, желая уразуметь, благословил ли Господь путь его или нет.” (И спросил ее), и сказал: Чья ты дочь? скажи мне; есть ли в доме отца твоего место нам ночевать?” (Кн. Быт., гл. XXIV, ст. 11—21, 23).

Узнав от приветливой, молодой, красивой девушки, что она — дочь Вафуила, сына Нахорова, брата Авраамова, и услышав еще ответ ее и на другой вопрос свой, что есть в доме отца ее “много соломы и корма, и есть место для ночлега”, Элиезер не сомневался уже более в том, что Сам Бог, по молитве его, послал ему навстречу невесту для молодого сына его господина, “и преклонился человек тот и поклонился Господу, и сказал: благословен Господь Бог господина моего Авраама, Который не оставил господина моего милостию Своею и истиною Своею! Господь привел меня прямым путем к дому брата господина моего.

Девица (же) побежала и рассказала об этом в доме матери своей”. Здесь, выслушав рассказ Ревекки, брат ее Лаван вышел к Элиезеру, стоявшему при верблюдах у источника, “и сказал ему: войди, благословенный Господом; зачем ты стоишь вне? Я приготовил дом и место для верблюдов.

И вошел человек. Лаван расседлал верблюдов и дал соломы и корму верблюдам, и воды умыть ноги ему и людям, которые были с ним. И предложена была ему пища; но он сказал: не стану есть, доколе не скажу дела своего. — И сказали: говори”. (Кн. Быт., гл. XXIV, ст. 26, 27, 31—33).

Тогда рассказал Элиезер, как он обещал господину своему сыскать невесту для молодого сына его, и как, при встрече с Ревеккою, он уразумел, что Сам Господь указал ему желанную невесту для молодого Исаака: “прямым путем привел его, чтобы взять дочь брата господина его за сына его”.

И ныне скажите, — продолжал посланный Авраама, — “намерены ли вы оказать милость и правду господину моему, или нет; скажите мне, и я обращусь направо или налево.

И отвечали Лаван и Вафуил, и сказали: от Господа пришло это дело; мы не можем сказать тебе вопреки ни худого, ни доброго. Вот Ревекка пред тобою, возьми ее и пойди; пусть будет она женою сыну господина твоего, как сказал Господь.

Когда раб Авраамов услышал слова их, то поклонился Господу до земли. — И вынул раб серебряные вещи, и золотые вещи, и одежды, и дал Ревекке; также и брату ее и матери ее дал богатые подарки. — И ели и пили, он и люди, бывшие с ним и переночевали. Когда же встали поутру, то он сказал: отпустите меня, (и я пойду) к господину моему.

Но брат ее и мать ее сказали: пусть побудет с нами девица дней хотя десять; потом пойдешь. Он сказал им: не удерживайте меня, ибо Господь благоустроил путь мой; отпустите меня, и я пойду к господину моему.

Они сказали: призовем девицу, и спросим, что она скажет. — И призвали Ревекку, и сказали ей: пойдешь ли с этим человеком? Она сказала: пойду. И отпустили Ревекку, сестру свою и кормилицу ее, и раба Авраамова, и людей его.

И благословили Ревекку, и сказали ей: сестра наша! да родятся от тебя тысячи тысяч, и да владеет потомство твое жилищами врагов твоих! И встала Ревекка и служанки ее, и сели на верблюдов, и поехали за тем человеком. И раб взял Ревекку и пошел”. (Кн. Быт., гл. XXIV, ст. 49—61).

После того, когда, однажды, Исаак, при наступлении вечера, вышел из дома своего в поле “поразмыслить”, и “возвел очи свои”, то увидел: вот, идут верблюды.

“Ревекка взглянула, и увидела Исаака, и спустилась с верблюда. И сказала рабу: кто этот человек, который идет по полю навстречу нам?

Раб сказал: это господин мой. И она взяла покрывало и покрылась.

Раб же сказал Исааку все, что сделал.

И ввел ее Исаак в шатер (покойной).[8]

Престарелый Авраам взял себе “еще жену, именем Хеттуру”. От нее имел он шесть сыновей, которые в позднейшем времени сделались родоначальниками и вождями многих важных племен.

Патриарху Аврааму не угодно было, чтобы семьи его второй жены оставались по соседству с Исааком, который должен был быть его наследником; поэтому, отдав все, что было у него, сыну своему Исааку, прочим “сынам своим дал он подарки и отослал их от Исаака, сына своего, еще при жизни своей, на восток в землю восточную”. (Кн. Быт., гл. XXV, ст. 5, 6).

“Дней жизни Авраамовой было 175 лет. И скончался Авраам, и умер в старости доброй, престарелый и насыщенный (жизнью), и приложился к народу своему. И погребли его Исаак и Измаил, сыновья его, в пещере Махпеле, против Мамре, на поле (и в пещере), которые Авраам приобрел от сынов Хетовых. Там погребены Авраам и Сарра, жена его”. (Кн. Бытия, гл. XXV, ст. 7—10).

Измаил был уже тогда могущественным человеком. Двенадцати сыновьям его предстояло сделаться вождями тех племен, имена которых не изгладились еще из памяти людской и в IV веке Христианской эры. Наведшие страх на весь мир победоносные завоеватели, известные под именем Сарацын, были потомками Измаила. — “Лет жизни Измайловой было 137 лет; и скончался он и умер, и приложился к народу своему”. Умер он в земле своей, “между Сурой и Хавилой, что пред Египтом, как идешь к Ассирии”. (Кн. Быт., гл. XXV, ст. 17—18).

Исааку было сорок лет, когда он взял в жену себе Ревекку, и только после двадцати лет супружеской жизни, по неустанной молитве родителей, родились у них дети, близнецы — Исав и Иаков. — “Дети выросли, и стал Исав человеком, искусным в звероловстве, человеком полей; а Иаков — человеком кротким, живущим в шатрах.

Исаак любил Исава, потому что дичь его была по вкусу ему: а Ревекка любила Иакова.

И сварил Иаков кушанье; а Исав пришел с поля усталый. И сказал Исав Иакову: дай мне поесть красного, красного этого; ибо я устал. — Но Иаков сказал (Исаву): продай мне теперь же свое первородство. — Исав сказал: вот, я умираю, что мне в этом первородстве? — Иаков сказал (ему): поклянись мне теперь же. — Он поклялся ему, и продал Исав свое первородство Иакову.

И дал Иаков Исаву хлеба и кушанья из чечевицы: и он ел, и пил, и встал, и пошел; и пренебрег Исав первородством”. (Кн. Быт., гл. XXV, ст. 27—34).

“Был голод в земле, и пошел Исаак к царю Филистимскому, в Герар. Господь явился ему и сказал: не ходи в Египет; живи в земле, о которой Я скажу тебе. Странствуй по сей земле, и Я буду с тобою, и благословлю тебя: ибо тебе и потомству твоему дам все земли сии, и исполню клятву Мою, которою Я клялся Аврааму отцу твоему. Умножу потомство твое, как звезды небесные, и благословятся в семени твоем все народы земные — за то, что Авраам, послушался гласа моего; и соблюдал что Мною заповедано было соблюдать: повеления Мои, уставы Мои и законы Мои”. Исаак поселился в Гераре.

“И сеял Исаак в земле той, и получил в тот год ячменя в сто крат: так благословил его Господь.

И стал великим человек сей, и возвеличивался больше и больше до того, что стал весьма великим.

У него были стада мелкого и стада крупного скота, и множество пахатных полей, и филистимляне стали завидовать ему.

И все колодези, которые выкопали рабы отца его при жизни отца его, Авраама, филистимляне завалили и засыпали землею.

И Авимелех, (царь филистимский), сказал Исааку: удались от нас; ибо ты сделался гораздо сильнее нас.

И Исаак удалился оттуда, и расположился шатрами в долине Герарской, и поселился там”. (Кн. Быт., гл. XXVI, ст. 1—6, 12—17).

Но и здесь ссоры из-за колодезей между пастухами его и пастухами Герарскими принудили его удалиться отсюда. Исаак переселился в Вирсавию. “И в ту ночь явился ему Господь и сказал: Я Бог Авраама, отца твоего: не бойся; ибо Я с тобою; и благословлю тебя, и умножу потомство твое ради (отца твоего) Авраама, раба Моего.

И он устроил там жертвенник и призвал имя Господа. И раскинул там шатер свой, и выкопали там рабы Исааковы колодезь (в долине Герарской)”. (Быт. XXVI, 24—25).

“Когда Исаак состарился, и притупилось зрение глаз его, он призвал старшего сына своего Исава[9], и сказал ему: сын мой! Тот сказал ему: вот я.

(Исаак) сказал: вот я состарился, не знаю дня смерти моей.

Возьми теперь орудия твои, колчан твой и лук твой, пойди в поле, и налови мне дичи. И приготовь мне кушанье, какое я люблю, и принеси мне есть, чтобы благословила тебя душа моя, прежде нежели я умру.

Ревекка слышала, когда Исаак говорил сыну своему Исаву; и пошел Исав в поле достать и принести дичи.

А Ревекка сказала меньшому сыну своему Иакову: вот, я слышала, как отец твой говорил брату твоему Исаву: принеси мне дичи и приготовь мне кушанье; я поем, и благословлю тебя пред лицом Господним, пред смертию моею.

Теперь, сын мой, послушайся слов моих в том, что я прикажу тебе. Пойди в стадо и возьми мне оттуда два козленка (молодых), хороших; и я приготовлю из них отцу твоему кушанье, какое он любит. А ты принесешь отцу твоему, и он поест, чтобы благословить тебя перед смертию своею.

Иаков сказал Ревекке, матери своей: Исав, брат мой — человек косматый, а я человек гладкий. Может статься, ощупает меня отец мой; и я буду в глазах его обманщиком, и наведу на себя проклятие, а не благословение.

Мать его сказала ему: на мне пусть будет проклятие твое, сын мой; только послушайся слов моих, и пойди, принеси мне.

Он пошел, и взял, и принес матери своей; и мать его сделала кушанье, какое любил отец его.

И взяла Ревекка богатую одежду старшего сына своего, Исава, бывшую у нее в доме, и одела (в нее) младшего сына своего Иакова; а руки его и гладкую шею его обложила кожею козлят. И дала кушанье и хлеб, которые она приготовила, в руки Иакову, сыну своему.

Он пошел к отцу своему и сказал: отец мой!

Тот сказал: вот я; кто ты, сын мой?

Иаков сказал отцу своему: я — Исав, первенец твой; я сделал, как ты сказал мне; встань, сядь и поешь дичи моей, чтобы благословила меня душа твоя.

И сказал Исаак сыну своему: что так скоро нашел ты, сын мой? — Он сказал: потому что Господь Бог твой послал мне навстречу.

И сказал Исаак Иакову: подойди (ко мне), я ощупаю тебя, сын мой, ты ли сын мой Исав, или нет?

Иаков подошел к Исааку, отцу своему; и он ощупал его и сказал: голос, голос Иакова, а руки, руки Исавовы. — И не узнал его, потому что руки его были, как руки Исава, брата его, косматые; и благословил его. И сказал: ты ли сын мой, Исав? — Он отвечал: я.

Исаак сказал: подай мне, я поем дичи сына моего, чтобы благословила тебя душа моя.

Иаков подал ему, и он ел; принес ему вина, и он пил.

Исаак, отец его, сказал ему: подойди (ко мне), поцелуй меня, сын мой.

Он подошел и поцеловал его. И ощутил Исаак запах от одежды его, и благословил его, и сказал: вот, запах от сына моего, как запах от поля (полного), которое благословил Господь. Да даст тебе Бог от росы небесной, и от тука земли, и множество хлеба и вина.

Да послужат тебе народы, и да поклонятся племена; будь господином над братьями твоими, и да поклонятся тебе сыны матери твоей; проклинающие тебя — прокляты; благословляющие тебя — благословенны!

Как скоро совершил Исаак благословение над Иаковом, и как только вышел Иаков от лица Исаака, отца своего, Исав, брат его, пришел с ловли своей. Приготовил и он кушанье, и принес отцу своему, и сказал отцу своему: встань, отец мой, и поешь дичи сына твоего, чтобы благословила меня душа твоя. Исаак же, отец его, сказал ему: Кто ты? Он сказал: я сын твой, первенец твой — Исав.

И вострепетал Исаак весьма великим трепетом, и сказал: кто же это, который достал (мне) дичи и принес мне, и я ел от всего, прежде нежели ты пришел, и я благословил его? Он и будет благословлен.

Исав, выслушав слова отца своего (Исаака), поднял громкий и весьма горький вопль, и сказал отцу своему: отец мой! благослови и меня.

Но он сказал ему: брат твой пришел с хитростью, и взял благословение твое.

И сказал Исав: не потому ли дано ему имя: Иаков, что он запнул меня уже два раза? Он взял первородство мое, и вот, теперь взял благословение мое. И еще сказал (Исав отцу своему): неужели ты не оставил и мне благословения?

Исаак отвечал Исаву: вот, я поставил его господином над тобою, и всех братьев его отдал ему в рабы; одарил его хлебом и вином: что же я сделаю для тебя, сын мой?

Но Исав сказал отцу своему: неужели, отец мой, одно у тебя благословение? благослови и меня, отец мой! И (как Исаак молчал), возвысил Исав голос свой и заплакал.

И отвечал Исаак, отец его, и сказал ему: вот, от тука земли будет обитание твое, и от росы небесной свыше; и ты будешь жить мечом твоим, и будешь служить брату твоему; будет же время, когда воспротивишься, и свергнешь иго его с выи твоей.

И возненавидел Исав Иакова за благословение, которым благословил его отец его; и сказал Исав в сердце своем: приближаются дни плача по отцу моему; и я убью Иакова, брата моего.

И пересказаны были Ревекке слова Исава, старшего сына ее, и она послала и призвала младшего сына своего, Иакова, и сказала ему: вот, Исав, брат твой грозит убить тебя. И теперь, сын мой, послушайся слов моих, встань, беги (в Месопотамию) к Лавану, брату моему, в Харран. И поживи у него несколько времени, пока утолится ярость брата твоего, пока утолится гнев брата твоего на тебя, и он позабудет, что ты сделал ему. Тогда я пошлю и возьму тебя оттуда. Для чего же мне в один день лишиться обоих вас”? (Кн. Быт., гл. XXVII, 1—45).

В деле обмана отца своего во всяком случае трудно было Иакову не уступить убеждениям своей матери, не исполнить желания той, которая так любила его… В жизни ее и без того много горя было от Исава, который успел уже жениться, взяв себе в жены двух Хананеявок, которые “были в тягость” ей и мужу ее, Исааку. Сердце матери не могло не возмущаться тем, что права первородства и соединенные с ним Божественные обетования перейдут в род Исава, женатого на иноплеменницах, чуждым вере в Единого Бога, верою в Которого жили Исаак и Ревекка, и праотцы их… Могли ли эти иноплеменницы поддержать в семьях своих, это спасительное Богопочитание? Не воспитались ли бы и дети их, и так — из рода в род, в нечестии своих матерей?

Не в подобных ли опасениях решилась Ревекка на тот обман, которым она думала отвратить предвидимую ею опасность из рода в род для всего потомства своего. В усердии своем она готова была даже “принять проклятие за обман свой”. “Я жизни не рада от дочерей Хеттейских, — сказала она Исааку, и если Иаков возьмет жену из дочерей Хеттейских, каковы эти, из дочерей этой земли: то к чему мне и жизнь”? (Кн. Быт., гл. XXVII, ст. 46).

“И призвал Исаак Иакова, и благословил его, и заповедал ему, и сказал: не бери себе жены из дочерей Ханаанских.

Встань, поди в Месопотамию, в дом Вафуила, отца матери твоей, и возьми себе жену оттуда, из дочерей Лавана, брата матери твоей.

Бог же всемогущий да благословит тебя, да расплодит тебя, и да размножит тебя; и да будет от тебя множество народов; и да даст тебе благословение Авраама, (отца моего), тебе и потомству твоему с тобою, чтобы тебе наследовать землю странствования твоего, которую Бог дал Аврааму. — И отпустил Исаак Иакова, и он пошел в Месопотамию.

И пришел на одно место, и остался там ночевать, потому что зашло солнце. И взял один из камней того места, и положил себе изголовьем, и лег на том месте. И увидел во сне: вот, лестница стоит на земле, а верх ее касается неба; и вот Ангелы Божий восходят и нисходят по ней. И вот, Господь стоит на ней и говорит: Я Господь, Бог Авраама, отца твоего, и Бог Исаака; (не бойся). Землю, на которой ты лежишь, Я дам тебе и потомству твоему. И будет потомство твое, как песок земной, и распространишься к морю и к востоку, и к северу, и к полудню; и благословятся в тебе и в семени твоем все племена земные.

И вот, Я с тобою; и сохраню тебя везде, куда ты ни пойдешь; и возвращу тебя в сию землю; ибо Я не оставлю тебя, доколе не исполню того, что Я сказал тебе.

Иаков пробудился от сна своего и сказал: истинно Господь присутствует на месте сем; а я не знал.

И убоялся, и сказал: как страшно это место! Это не иное что, как дом Божий, это врата небесные.

И встал Иаков рано утром, и взял камень, который он положил себе изголовьем, и поставил его памятником; и возлил елей на верх его. И нарек имя месту тому: Вефиль[10], а прежнее имя того города было: Луз.

И положил Иаков обет, сказав: если Господь Бог будет со мною, и сохранит меня в пути сем, в который я иду, и даст мне хлеб есть, и одежду одеться, и я в мире возвращусь в дом отца моего, и будет Господь моим Богом: то этот камень, который я поставил памятником, будет (у меня) домом Божиим; и из всего, что Ты, Боже, даруешь мне, я дам Тебе десятую часть”. (Кн. Быт., гл. XXVIII, ст. 1—22).

Из того, что Господь допустил Исаака передать не по праву свое благословение меньшому своему сына, Иакову, и Сам неоднократно повторил Свое благословение и обетования Иакову и потомству его, не явствует ли, что Господь, взирая и отзываясь лишь на благие сокровенные побуждения человеческого сердца, Милосердием Своим и Всемогуществом заставляет даже ошибочные и, по-видимому, неправильные человеческие деяния служить для исполнения Своих Божественных целей…

Посещенный видением Божиим “встал Иаков и пошел в землю сынов востока к брату матери своей, Ревекки. — И увидел: вот, на поле колодезь, и там три стада мелкого скота, лежавшие около него. Над устьем колодезя был большой камень.

Когда собирались туда все стада, отваливали камень от устья колодезя, и поили овец; потом опять клали камень на свое место.

Иаков сказал им (пастухам): братья мои, откуда вы? — Они сказали: мы из Харрана.

Он сказал им: знаете ли вы Лавана, сына Нахорова? — Они сказали: знаем.

Он еще сказал им: здравствует ли он?

Они сказали: здравствует; и вот, Рахиль, дочь его идет с овцами.

Еще он говорил с ними, как пришла Рахиль, (дочь Лавана) с мелким скотом отца своего. — Когда Иаков увидел Рахиль, дочь Лавана, брата матери своей, то подошел Иаков, отвалил камень от устья колодезя, и напоил овец Лавана, брата матери своей.

И поцеловал Иаков Рахиль, и возвысил голос свой, и заплакал. И сказал Иаков Рахили, что он родственник отцу ее, и что он сын Ревеккин. А она побежала, и сказала отцу своему (все сие).

Лаван, услышав о Иакове, сыне сестры своей, выбежал ему навстречу, обнял его, и поцеловал его, и ввел его в дом свой; и он рассказал Лавану все сие.

Лаван же сказал ему: подлинно ты кость моя и плоть моя. — И жил у него Иаков целый месяц.

И Лаван сказал Иакову: неужели ты даром будешь служить мне, потому что ты родственник? Скажи мне, что заплатить тебе?

У Лавана же было две дочери; имя старшей: Лия, имя младшей — Рахиль.

Лия была слаба глазами, а Рахиль была красива станом, и красива лицом.

Иаков полюбил Рахиль и сказал: я буду служить тебе семь лет за младшую дочь твою, Рахиль.

Лаван сказал: лучше отдать мне ее за тебя, нежели отдать ее за другого кого; живи у меня.

И служил Иаков за Рахиль семь лет; и они показались ему за несколько дней, потому что он любил ее.

И сказал Иаков Лавану: дай жену мою; потому что мне уже исполнилось время, чтобы войти к ней.

Лаван созвал всех людей того места, и сделал пир.

Вечером же взял (Лаван) дочь свою, Лию, и ввел ее к нему; и вошел к ней (Иаков).

Утром же оказалось, что это Лия. И (Иаков) сказал Лавану: что это сделал ты со мною? Не за Рахиль ли я служил у тебя? Зачем ты обманул меня?

Лаван сказал: в нашем месте так не делают, чтобы младшую выдать прежде старшей. Окончи неделю этой; потом дадим тебе и ту, за службу, которую ты будешь служить у меня еще семь лет других.

Иаков так и сделал; и (Лаван) дал Рахиль; дочь свою, ему в жены. И любил Иаков Рахиль больше, нежели Лию; и служил у него еще семь лет других”. (Кн. Быт., гл. XXIX, ст. 1—6, 9—23, 25—28, 30).

Долго не было детей у Рахили, между тем, как у Лии было уже “шесть сынов”. Наконец, “услышал Бог” и молитву Рахили, и у нее “родился сын Иосиф.

После того, как Рахиль родила Иосифа, Иаков сказал Лавану: отпусти меня, и пойду я в свое место, и в свою землю. Отдай (мне) жен моих и детей моих, за которых я служил тебе, и я пойду; ибо ты знаешь службу мою, какую я служил тебе.

И сказал ему Лаван: о, если бы я нашел благоволение пред очами твоими! Я примечаю, что за тебя Господь благословил меня. — И сказал: назначь себе награду от меня, и я дам (тебе).

И сказал ему Иаков: ты знаешь, как я служил тебе, и каков стал скот твой при мне. Ибо мало было у тебя до меня, а стало много; Господь благословил тебя с приходом моим; когда же я буду работать для своего дома”?

Однако же, Иаков согласился продолжать еще несколько времени служить дяде своему, но при этом занимался и своим хозяйством. Условия, на которых он согласился пасти мелкий скот Лавана на расстоянии между ним и дядею на три дня пути, оказались так благоприятны, что Иаков сделался “весьма богатым, и было у него множество мелкого скота (и крупного скота) и рабынь, и рабов, и верблюдов, и ослов.

И услышал (Иаков) слова сынов Лавановых, которые говорили: Иаков завладел всем, что было у отца нашего, и из имения отца нашего составил все богатство сие.

И увидел Иаков лицо Лавана, и вот, оно не таково к нему, как было вчера и третьего дня.

И сказал Господь Иакову: возвратись в землю отцов твоих, и на родину твою, и Я буду с тобою.

И послал Иаков, и призвал Рахиль и Лию в поле, к стаду мелкого скота своего, и сказал им: я вижу лицо отца вашего, что оно ко мне не таково, как было вчера и третьего дня. Но Бог отца моего был со мною. Вы сами знаете, что я всеми силами служил отцу вашему. А отец ваш обманывал меня, и раз десять переменял награду мою. Но Бог не попустил ему сделать мне зло.

Ангел Божий сказал мне во сне: Иаков! — Я сказал: вот я. — Он сказал: Я вижу все, что Лаван делает с тобою. Я Бог (явившийся тебе) в Вефиле, где ты возлил елей на памятник, и где ты дал Мне обет. Теперь встань, выйди из земли сей, и возвратись в землю родины твоей, (и Я буду с тобою).

Рахиль и Лия сказали ему в ответ: есть ли еще нам доля и наследство в доме отца нашего? Не за чужих ли он нас почитает? Итак, делай все, что Бог сказал тебе.

И встал Иаков, и посадил детей своих и жен своих на верблюдов; и взял с собою весь скот свой, и все богатство свое, которое приобрел, скот собственный его, который он приобрел в Месопотамии, (и все свое) чтобы идти к Исааку, отцу своему в землю Ханаанскую.

И ушел со всем, что у него было; и встав перешел реку и направился к горе Галаад”. (Кн. Быт., гл. XXXI, ст. 6, 7, 11, 13—18, 21).

Но перед уходом из родительского дома Рахиль взяла и унесла с собою идолы своего отца, которые он чествовал несмотря на то, что не утратил еще вполне понятия о Боге Истинном и Едином.

Но живя среди людей, между которыми уже было распространено идолопоклонство, Лаван, вероятно, сам стал причастным их обрядам, и для Рахили, может быть, не совсем чужды были эти идолы, поклонение которым она могла видеть в своем детстве, в доме отца своего, и она унесла их, вероятно, как воспоминание, связанное с ее молодым возрастом в родительском доме.

О чествовании же Рахилью идолов в доме мужа своего в ее новой жизни ничего не говорит Священное Писание.

На третий только день после отшествия Иакова был извещен об этом Лаван и, взяв сынов своих и родственников, он погнался за ушедшими; на 7-ой день догнал их на горе Галаад. “И пришел Бог к Лавану Арамейскому ночью во сне и сказал ему: берегись, не говори Иакову ни доброго, ни худого”.

Дойдя до шатров Иакова, Лаван сказал ему: “Что ты сделал? Для чего ты обманул меня, увел дочерей моих, как плененных оружием? Зачем ты убежал тайно и укрылся от меня, и не сказал мне? Я отпустил бы тебя с веселием и песнями, с тимпаном и с гуслями. Ты не позволил мне даже поцеловать внуков моих и дочерей моих; безрассудно ты сделал. Есть в руке моей сила сделать вам зло; но Бог отца вашего вчера говорил ко мне и сказал: берегись, не говори Иакову ни доброго, ни худого. — Но пусть бы ты ушел, потому что ты нетерпеливо захотел быть в доме отца твоего: зачем ты украл богов моих”? (Кн. Быт., гл. XXXI, ст. 24, 26—30).

Ушел я тайно, — отвечал Иаков, — потому что я боялся, чтобы ты не удержал силою дочерей твоих в доме твоем, что же касается до похищения богов твоих, то я в этом деле не повинен. (Иаков не знал, что Рахиль похитила их). Повели сделать обыск у нас, и “у кого найдешь богов твоих, тот не будет жив”. Лаван стал разыскивать в шатрах Иакова. Он входил и в шатер Рахили, но она, сидя на седле верблюжьем, под которым скрыла идолов, извинилась перед отцом, что по нездоровью не может встать перед ним и, таким образом, осталось не открытым место, где были положены идолы…

Тогда и Иаков рассердился и стал сам упрекать Лавана: — “Какая вина моя, какой грех мой, что ты преследуешь меня”? — сказал он Лавану; — вот, двадцать лет я был у тебя, ты с меня взыскивал; днем ли что пропадало, ночью ли, это был мой убыток. “Я томился днем от жара, а ночью от стужи; и сон мой убегал от глаз моих. Таковы мои двадцать лет в доме твоем, а ты десять раз переменял награду мою.

Если бы не был со мною Бог отца моего, Бог Авраама и страх Исаака, ты бы теперь отпустил меня ни с чем. Бог увидел бедствие мое и труд рук моих; и вступился за меня вчера. — И отвечал Лаван Иакову: дочери — мои дочери, дети — мои дети, скот — мой скот, и все, что ты видишь, это — мое: могу ли я что сделать теперь с дочерьми моими и с детьми их, которые рождены ими?

Теперь заключим союз я и ты, и это будет свидетельством между мною и тобою. (При сем Иаков сказал ему: вот, с нами нет никого; смотри, Бог свидетель между мною и тобою). И взял Иаков камень и поставил его памятником. И сказал Лаван Иакову, этот холм свидетель и этот памятник свидетель, что ни я не перейду к тебе за этот холм, ни ты не перейдешь за этот холм и за этот памятник для зла. Бог Авраамов и Бог Нахоров да судит между нами Бог отца их. Иаков поклялся страхом отца своего, Исаака. — И заколол Иаков жертву на горе и позвал родственников своих есть хлеб, и они ели хлеб (и пили), и ночевали на горе.

И встал Лаван рано утром, и поцеловал внуков своих и дочерей своих, и благословил их, и пошел, и возвратился Лаван в свое место”. (Кн. Быт., гл. XXXI, ст. 36, 38—45, 51—55).

Иаков же пошел путем своим. — Теперь, успокоившись примирением с дядею своим, он стал тревожно раздумывать о предстоящей ему встрече с братом своим, Исавом. 20 лет тому назад он расстался с ним, сильно раздражив его против себя, и мог опасаться теперь его мщения, которое могло гибельно отразиться не на нем одном, но и на многочисленных уже близких ему.

Среди душевного смущения своего Иаков был посещен видением ополчившихся Ангелов… Как бы подкрепленный этим видением, он решился предупредить брата своего о своем возвращении и расположить его к доброму приему, и “обресть благоволение пред очами господина его — Исава”. — Посланные же к брату Иаковом вестники возвратились к нему и сказали: “мы ходили к брату твоему, Исаву: он идет навстречу тебе, и с ним четыреста человек.

Иаков очень испугался и смутился, и разделил людей, бывших с ним, и скот мелкий и крупный, и верблюдов на два стана.

И сказал Иаков: если Исав нападет на один стан и побьет его, то остальной стан может спастись.

И сказал Иаков: Боже отца моего Авраама, и Боже отца моего, Исаака, Господи Боже, сказавший мне: возвратись в землю твою, на родину твою, и Я буду благотворить тебе!

Недостоин я всех милостей и благодеяний, которые Ты сотворил рабу Твоему; ибо я с посохом моим перешел Иордан, а теперь у меня два стана.

Избавь меня от руки брата моего, от руки Исава; ибо я боюсь его, чтобы он пришедши, не убил меня (и) матери с детьми.

Ты сказал: Я буду благотворить тебе, и сделаю потомство твое, как песок морской, которого не исчислить от множества.

И ночевал там Иаков в ту ночь. И взял из того, что у него было, (и послал) в подарок брату своему, Исаву.

И дал в руки рабам своим каждое стадо особо, и сказал рабам своим: пойдите предо мною, и оставляйте расстояние от стада до стада. И приказал первому, сказав: когда брат мой Исав встретится тебе, и спросит тебя, говоря: чей ты? и куда идешь? и чье это стадо идет пред тобою? — то скажи: раба твоего Иакова; это подарок, посланный господину моему Исаву; вот, и сам он за нами (идет). — То же, (что первому) приказал он и второму, и третьему, и всем, которые шли за стадами, говоря: так скажите Исаву, когда встретите его. И скажите: вот, и раб твой Иаков (идет за нами). Ибо он сказал сам в себе: умилостивлю его дарами, которые идут предо мною; и потом увижу лицо его; может быть, и примет меня.

И пошли дары пред ним; а он ту ночь ночевал в стане.

Утром встав, взял семью свою, перевел ее в брод через поток Иавок, и перевел все, что у него было.

И остался Иаков один. И боролся некто с ним до появления зари; и увидев, что не одолевает его, коснулся состава бедра его, и повредил состав бедра его, когда он боролся с ним.

И сказал (ему): отпусти меня; ибо взошла заря. Иаков сказал: не отпущу тебя, пока не благословишь меня.

И сказал: как имя твое? — Он сказал: Иаков.

И сказал ему: отныне тебе будет имя не Иаков, а Израиль, ибо ты боролся с Богом, и человеков одолевать будешь.

Спросил и Иаков, говоря: скажи (мне) имя Твое. — И он сказал: на что ты спрашиваешь о имени Моем? (оно чудно), и благословил его там. — И нарек Иаков имя месту тому: Пенуэл; ибо, говорил он, я видел Бога лицом к лицу, и сохранилась душа моя.

И взошло солнце, когда он проходил Пенуэл; и хромал он на бедро свое”. (Кн. Быт., гл. XXXII, ст. 6—13, 16—31).

В это время “взглянул Иаков и увидел, и вот, идет Исав (брат его), а с ним четыреста человек”. Тогда расставил он всех своих так, чтобы любимая его жена Рахиль и сын его от нее — Иосиф были наиболее ограждены от опасности при встрече с враждебными людьми. Сам же выступил вперед и, встретив брата своего, преклонился перед ним до семи раз. Исав, однако же, сам побежал к нему навстречу, “и обнял его, и пал на шею его, и целовал его, и плакали (оба).

И взглянул (Исав), и увидел жен и детей, и сказал: кто это у тебя? Иаков сказал: дети, которых Бог даровал рабу твоему”.

Тогда и вся семья приблизилась к Исаву, и приветствовала его.

“И сказал Исав: для чего у тебя это множество, которое я встретил? — И сказал Иаков: дабы (рабу твоему) приобрести благоволение в очах господина моего.

Исав сказал: у меня много, брат мой; пусть будет твое у тебя.

Иаков сказал: нет, если я приобрел благоволение в очах твоих, прими дар мой от руки моей; ибо я увидел лицо твое, как бы кто увидел лицо Божие, и ты был благосклонен ко мне. Прими благословение мое, которое я принес тебе; потому что Бог даровал мне, и есть у меня все. И упросил его; и тот взял, и сказал, поднимемся и пойдем, и я пойду пред тобою”. (Кн. Быт., гл. XXXIII, ст. 1, 4, 8—12). Но Иаков возразил ему, что, имея при себе такой многочисленный караван, он затруднился бы поспевать идти вместе с ним, и тогда братья разошлись, но уже вполне примиренные. “И возвратился Исав в тот же день путем своим в Сеир.

Иаков, возвратившись из Месопотамии, благополучно прибыл в г. Сихем, который в земле Ханаанской, и расположился пред городом. И купил часть поля, на котором раскинул шатер свой, у сынов Эммора, отца Сихемова, за сто монет. И поставил там жертвенник, и призван имя Господа Бога Израилева”. (Кн. Быт., гл. XXXIII, ст. 16, 18—20).

Тяжелые испытания ожидали Иакова на новом месте его поселения. Дочь его, Дину похитил князь земли той — Сихем, сын Эммора, увидев ее, когда она, однажды, “вышла посмотреть на дочерей земли той”.

Братья Дины, сыновья Иакова решились жестоко отомстить за их сестру и, несмотря на то, что Иаков согласился на просьбу Эммора выдать Дину замуж за сына его, Сихема, обещавшего ему соблюдать с ним дружеские отношения и способствовать ему во всем на земле их и, даже, подчиниться обряду обрезания по верованию в отеческие предания Иакова, “два сына Икова — Симеон и Левий взяли каждый свой меч, и смело напали на город, и умертвили весь мужеский пол; и самого Эммора и Сихема, сына его убили мечом; и взяли Дину из дома Сихемова и вышли. Сыновья Иакова пришли к убитым, и разграбили город. Они взяли мелкий и крупный скот их, и ослов их, и что ни было в городе, и что ни было в поле. И все богатство их, и всех детей их, и жен их взяли в плен.

И сказал Иаков Симеону и Левию: вы возмутили меня, сделав меня ненавистным для (всех) жителей сей земли, для Хананеев и Ферезеев. У меня людей мало; соберутся против меня, поразят меня, и истреблен буду я и дом мой”. (Кн. Быт., гл. XXXIV, ст. 25—30).

И в самом деле не безопасно было Иакову оставаться дольше во враждебном краю, и Иаков вновь получил извещение от Бога.

“Бог сказал Иакову: встань, поди во Вефиль, и живи там; и устрой там жертвенник Богу, явившемуся тебе, когда ты бежал от лица Исава, брата твоего.

И сказал Иаков дому своему и всем бывшим: бросьте богов чужих, находящихся у вас, и очиститесь, и перемените одежды ваши. Встанем и пойдем в Вефиль; там устрою я жертвенник Богу, Который услышал меня в день бедствия моего, и был со мною, и (хранил меня) в пути, которым я ходил.

И отдали Иакову всех богов чужих, бывших в руках их, и серьги, бывшие в ушах у них; и закопал их Иаков под дубом, который близ Сихема. (И оставил их безвестными даже до нынешнего дня).

И отправились они (от Сихема). И был ужас Божий на окрестных городах, и не преследовали сынов Иаковлевых.

И пришел Иаков в Вефиль, сам и все люди, бывшие с ним. И устроил там жертвенник, и назвал сие место: Эл-Вефиль; ибо тут явился ему Бог, когда он бежал от лица брата своего.

И явился Бог Иакову и благословил его”. И возобновил здесь обетования, данные Исааку и Аврааму. “И восшел от него Бог с места, на котором говорил ему. — И поставил Иаков памятник на месте, на котором говорил ему Бог, памятник каменный; и возлил на него излияние, и возлил на него елей. — И отправились из Вефиля”. Тогда, на дороге в Ефрафу, т.е. Вифлеем, родился у Рахили сын — Вениамин, но Рахиль захворала и скончалась. Тут и похоронил ее Иаков, и поставил памятник над гробом ее. — “И отправился (оттуда) Израиль, и раскинул шатер свой за башнею Гадер”. (Кн. Быт., гл. XXXV, ст. 1—7, 9, 13, 14, 16, 19—21).

Так как со времени отшествия своего из родного дома в Месопотамию Иаков ни разу не повидался со своими отцом и матерью, то теперь и направился он в г. Хеврон, в долину Мамре, где еще жил престарелый отец его, Исаак, но матери своей Ревекки он уже не застал в живых. Наконец умер и Исаак, (дней жизни которого было сто восемьдесят лет), и “приложился к народу своему, будучи стар и насыщен жизнью; и погребли его Исав и Иаков, сыновья его — в той же пещере, где похоронены были Авраам и Сарра”.

Похоронив отца, братья расстались, так как “имение их было так велико, что они не могли жить вместе, и земля странствования не вмещала их, по множеству стад их”.

И поселился Исав, он же Эдом, отец Идумеев на горе Сеир. Из его рода многие были вождями народными.

Иаков же “жил в земле странствования отца своего (Исаака), в земле Ханаанской”. (Кн. Быт., гл. XXXV, ст. 27—29. XXXVI, ст. 7. XXXVII, ст. 1).

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

religion.wikireading.ru

Исав и Иаков – Детская Библия

Долго, почти двадцать лет, у Исаака и Ревекки не было детей. Наконец Бог услышал их усердную молитву и дал им двух близнецов, то есть у них за один раз родились два мальчика. Одного они назвали Исавом, а другого Иаковом. Мальчики совсем не походили друг на друга. Исав был весь покрыт волосами, и голос у него был грубый.

Иаков же имел чистое (без волос) тело и нежный голос.

Когда они выросли, Исав стал охотником и жил больше в лесу и в поле. Он стрелял диких коз и птиц и угощал ими своего престарелого отца Исаака. Исаак любил больше Исава, а Ревекка – Иакова.

Однажды Исав пошел на охоту в поле и вернулся домой голодный и усталый. А Иаков, который оставался дома, приготовил себе похлебку из чечевицы. Эта еда похожа на наш вареный горох. Кушанье уже стояло на столе, когда вошел Исав.

Ему очень захотелось поесть этого супа, поэтому он и попросил своего брата Иакова: «Позволь мне поесть твоих чечевиц: я очень голоден». Тогда Иаков ответил: «А что ты мне дашь, если я накормлю тебя?» «Откуда я знаю, что тебе нужно за это», – сказал Исав.

Я вам говорил уже, что Исав и Иаков были близнецами, то есть родились вместе, но Исав был на одну минуту старше Иакова. Поэтому Исав считался старшим. А старшего брата должны были слушаться не только слуги и служанки, но и братья. Старший брат получал двойную часть наследства. Старшего брата благословлял отец. Доброму Иакову было дорого родительское благословение. Вот он и сказал брату: «Продай мне свое старшинство, свое первородство».

Исав не очень дорожил отцовским благословением. «А что мне в старшинстве, когда я умираю с голоду, – сказал Исав. – Ну, будь ты старшим в доме. Дай мне только чечевицы». «Ладно, – ответил Иаков, – только я тебе не поверю до тех пор, пока ты не поклянешься мне в том, что я буду старшим и господином».

И Исав поклялся!

Тогда Иаков поставил ему чечевицы, положил также хлеба, и Исав поел. Потом он встал и ушел. Плохо поступил Исав, что продал свое старшинство. Видно, он не очень любил и уважал своих родителей, если не дорожил их благословением. Добрый Иаков и даром накормил бы своего брата.

Но, значит, Самому Богу было угодно отнять старшинство у недостойного и злого Исава и сделать старшим и господином смирного Иакова, который был более достоин родительского благословения, чем Исав.

Мать знала доброе сердце Иакова и дикий, вспыльчивый нрав Исава. Ей известно было, что Исав продал свое старшинство и клялся при этом, а ведь нарушить клятву – страшный грех. Да и Сам Бог, еще до рождения сыновей, открыл Ревекке, что ее младший сын будет господином над старшим. Поэтому она и хотела, чтобы Исаак благословил Иакова, а не Исава.


bible.by

Сын Исаака и Ревекки. Братья-близнецы Исав и Иаков

Библейские сюжеты всегда интересны тем, что нам, простым людям, открывают глаза на правду благодаря великой мудрости, зашифрованной в них. Таким образом Бог учит нас главной истине жизни, через постижение которой человек найдет спасение в вечности.

И теперь, прежде чем разобрать ветхозаветную историю об Исааке и Ревеке, у которых появятся на свет близнецы-мальчики, сразу остановимся на том, что имя Исаак переводится как "смех". Он был сыном пророка Авраама и родился, когда тому было 100 лет. Его матери Сарре на тот момент было 90 лет, и у нее не было детей. Однажды она невольно рассмеялась, когда услышала пророчество Бога о рождении у нее сына. И он родился, через восемь дней был обрезан и через три года отнят от груди. Авраам был очень рад этому событию и даже устроил большой пир, на котором другой сын Авраама, рожденный от служанки Сарры (Агари) Измаил, насмехался над Исааком, после чего Агари с сыном выгнали из дома.

Жертва и вера

Так Бог засвидетельствовал Аврааму, что от Исаака должен произойти Мессия – Спаситель мира. Исаак подрос, и ему было уже 25 лет, но прежде, чем у него родились сыновья – два брата-близнеца, его отец Авраам получил от Бога повеление о том, чтобы тот принес своего единственного сына Ему в жертву для всесожжения. Так Господь испытывал веру Авраама, и он достойно выдержал это испытание, так как был уверен в том, что его Бог всесилен и воскресит Исаака из мертвых.

Когда Исааку было 37 лет, его мать Сарра умерла, ей на то время было 127 лет. Авраам был праведником, и Господь послал ему долгие годы жизни. Когда он состарился, то позвал к себе своего старшего слугу Елиезера и дал ему указание, чтобы тот нашел для его сына Исаака жену в Месопотамии. Слуга нагрузил десять верблюдов разными богатствами для невесты и отправился в Месопотамию в город, где жил Нахор, брат Авраама.

Ревекка

Когда Елиезер остановился возле колодца, то сразу стал молиться Богу, чтобы Он указал ему невесту для Исаака. И сразу решил для себя, что какая девушка наклонит кувшин и даст ему напиться, а потом напоит и его верблюдов, та и будет женою Исаака.

Через некоторое время подошла к колодцу очень красивая девушка, которую звали Ревеккой. Она дала путнику испить воды из своего кувшина, а затем стала черпать воду и для его верблюдов. После этого слуга дал ей золотую серьгу и надел на руки два драгоценных запястья.

Ревекка, прибежав домой, рассказала обо всем, что с ней случилось, своим родным. Тогда брат ее Лаван пошел к источнику и пригласил гостя в дом. Он предложил ему отдохнуть с дороги, а потом расседлал верблюдов, дал им соломы. Слуга Елиезер перед тем, как вкусить предложенную ему пищу, не стал тянуть время и рассказал, зачем он пришел в их края. А потом попросил родителей Ревекки отпустить ее с ним. Девица была согласна. Они же, прежде чем отпустить ее, попросили его, чтобы она побыла с ними хотя бы еще десять дней.

Исаак же незадолго до встречи вышел в поле на раздумья и вдруг увидел слугу отца и прекрасную девушку рядом с ним. Так познакомился Исаак со своей женой Ревеккой, которую он полюбил и которая смогла утешить его в печали по умершей матери.

Аврааму было 175 лет, когда он умер. Его тело погребли рядом с женой Саррой на поле Ефрона. По смерти благочестивого Авраама Бог благословил Исаака.

Дети Исаака и Ревекки

Исааку было 40 лет, когда он женился на Ревекке, которая долгое время оставалась бесплодной (около двадцати лет). Тогда Исаак начал усердно молиться своему Господу, и Он услышал его молитвы, и жена забеременела. В ней забились сразу два младенца. Бог сказал ей, что из ее утробы появятся близнецы-мальчики, от которых произойдут два народа, один народ будет сильнее другого, больший будет служить меньшему.

При родах первым вышел Исав - косматый и красный. А потом вышел его брат Иаков, держа Исава за пятку. Так появились на свет близнецы Исав и Иаков. Отцу их Исааку тогда было 60 лет.

Первородство

Первый сын Исаака и Ревекки Исав стал искусным охотником и звероловом. В отличие от своего брата, Иаков был человеком кротким и жил в шатрах.

Однажды Иаков готовил чечевичную похлебку, и в это же время с охоты вернулся Исав, который стал просить у брата покушать «красного». В обмен на чечевичную похлебку Иаков попросил продать свое первородство. Исав же был настолько голоден, что чуть не умер, и поэтому с легкостью согласился.

Сын Исаака и Ревекки Иаков

Исаву было сорок лет, когда он взял в жены двух хеттеянинок, и они были в тягость Исааку и Ревекке. Пришло время, и Исаак состарился, зрение его сильно ослабло. Тогда он позвал своего старшего сына Исава и попросил его наловить дичи и приготовить вкусное кушанье, чтобы перед приближающейся смертью благословить его. Ревекка все слышала, однако она хотела, чтобы муж благословил Иакова. И сказала она младшему сыну, пока в доме не было старшего, чтобы тот принес из стада двух козлят, из которых она приготовит кушанье.

Сын Исаака и Ревекки Иаков же сказал, что он человек гладкий, а Исав - косматый. Если отец дотронется до руки его, то сразу поймет, кто это, и вместо благословения будет ему проклятие. Мать успокоила сына, сказав, что его проклятие ляжет на нее. И тогда, надев на Иакова нарядную одежду Исава и обвязав его руки и шею кожею козлят, отправила с кушанием к отцу. Тот, отведав с удовольствием приготовленную еду, благословил сына со словами, чтобы подал ему Бог множество хлеба и вина, и поклонились племена, чтобы он был господином над братьями его, и сыны его матери поклонились ему, проклинающие его будут прокляты, а благословляющие – благословлены.

Ненависть и примирение

В это же время первый сын Исаака и Ревекки Исав вернулся с охоты, приготовил кушанье, пришел к отцу, а потом, узнав, что Иаков хитростью получил благословение, вознегодовал и возненавидел его за это. Тогда-то он и решил, что убьет брата, как только отец умрет. Ревекка, узнав об этом, предложила Иакову бежать к ее брату Лавану в Харан и пожить у него некоторое время, пока ярость брата не пройдет. А когда он позабудет обиду, она пришлет за Иаковом. Ревекка боялась лишиться сразу обоих сыновей.

Много всего произойдет за это время, но в конце концов братья Исав и Иаков со слезами на глазах встретятся и примирятся.

fb.ru

Библия, изложенная для семейного чтения Исаак и Иаков / Православие.Ru

...вот, я стою у источника воды, и дочери жителей города выходят черпать воду; и девица, которой я скажу: наклони кувшин свой, я напьюсь, и которая скажет мне: пей, я и верблюдам твоим дам пить, пока не напьются, — вот та, которую Ты назначил рабу Твоему Исааку
Шли годы. Авраам совсем состарился. И сын его, Исаак, достиг уже совершеннолетия, но еще не был женат. Тогда Авраам стал заботиться о поиске ему невесты. Но он не хотел породниться ни с кем из рода идолопоклонников, жителей Ханаанской земли. Поэтому, призвав Елиезера, управляющего всеми имениями его, он сказал ему, что пришло время Исааку, сыну моему взять жену себе. Тебе поручаю я отыскать и привести в мой дом невесту для сына моего, но «клянись мне Господом, Богом неба и Богом земли, что ты не возьмешь сыну моему Исааку жены из дочерей Хананеев, среди которых я живу, но пойдешь в землю мою, на родину мою (и к племени моему), и возьмешь оттуда жену сыну моему Исааку».

«Раб сказал ему: может быть, не захочет женщина идти со мною в эту землю, должен ли я возвратить сына твоего в землю, из которой ты вышел?

Авраам сказал ему: берегись, не возвращай сына моего туда; Господь, Бог неба, Который взял меня из дома отца моего и из земли рождения моего, Который говорил мне и Который клялся мне, говоря: (тебе и) потомству твоему дам сию землю, — Он пошлет Ангела Своего пред тобою, и ты возьмешь жену сыну моему (Исааку) оттуда; если же не захочет женщина идти с тобою (в землю сию), ты будешь свободен от сей клятвы моей; только сына моего не возвращай туда».

(Быт. 24, 3—8)

И вот, Елиезер, избрав из стада господина своего десять верблюдов и взяв разные драгоценные вещи из сокровищ его, отправился в Месопотамию, в город, где жил Нахор, брат Авраама.

Дойдя туда, он «остановил верблюдов вне города, у колодезя воды, под вечер, в то время, когда выходят женщины черпать воду. И сказал: Господи, Боже господина моего Авраама! пошли ее сегодня навстречу мне и сотвори милость с господином моим Авраамом; вот, я стою у источника воды, и дочери жителей города выходят черпать воду; и девица, которой я скажу: наклони кувшин свой, я напьюсь, и которая скажет мне: пей, я и верблюдам твоим дам пить, пока не напьются, — вот та, которую Ты назначил рабу Твоему Исааку; и по сему узнаю я, что Ты творишь милость с господином моим Авраамом».

«Еще не перестал он говорить в уме своем, и вот, вышла Ревекка, дочь Вафуила, внучка Нахора, брата Авраамова, и кувшин ее на плече ее. Она сошла к источнику, наполнила кувшин свой и пошла вверх. И побежал раб навстречу ей и сказал: дай мне испить немного воды из кувшина твоего. Она сказала: пей, господин мой. И тотчас спустила кувшин свой на руку свою и напоила его. И, когда напоила его, сказала: я стану черпать и для верблюдов твоих, пока не напьются все.

И тотчас вылила воду из кувшина своего в пойло и побежала опять к колодезю почерпнуть воды, и начерпала для всех верблюдов его.

Человек тот смотрел на нее с изумлением в молчании, желая уразуметь, благословил ли Господь путь его или нет. И спросил ее и сказал: чья ты дочь? скажи мне, есть ли в доме отца твоего место нам ночевать?»

(Быт. 24, 11—21, 23)

Узнав от приветливой, молодой, красивой девушки, что она — дочь Вафуила, сына Нахорова, брата Авраамова, и услышав еще ответ ее и на другой вопрос свой, что есть в доме отца ее «много соломы и корму, и есть место для ночлега» (Быт. 24, 25), Елиезер не сомневался уже более в том, что Сам Бог, по молитве его, послал ему навстречу невесту для молодого сына его господина, «и преклонился человек тот и поклонился Господу, и сказал: благословен Господь Бог господина моего Авраама, Который не оставил господина моего милостию Своею и истиною Своею! Господь прямым путем привел меня к дому брата господина моего».

«Девица же побежала и рассказала об этом в доме матери своей». Здесь, выслушав рассказ Ревекки, брат ее Лаван вышел к Елиезеру, стоявшему при верблюдах у источника, «и сказал ему: войди, благословенный Господом; зачем ты стоишь вне? я приготовил дом и место для верблюдов».

«И вошел человек. Лаван расседлал верблюдов и дал соломы и корму верблюдам, и воды умыть ноги ему и людям, которые были с ним; и предложена была ему пища; но он сказал: не стану есть, доколе не скажу дела своего. И сказали: говори».

(Быт. 24, 26—28, 31—33)

Тогда рассказал Елиезер, как он обещал господину своему сыскать невесту для молодого сына его и как, при встрече с Ревеккой, он уразумел, что Сам Господь указал ему желанную невесту для молодого Исаака, «прямым путем привел его, чтобы взять дочь брата господина его за сына его».

«И ныне скажите мне, — продолжал посланный Авраама, — намерены ли вы оказать милость и правду господину моему или нет? скажите мне, и я обращусь направо, или налево».

«И отвечали Лаван и Вафуил и сказали: от Господа пришло это дело; мы не можем сказать тебе вопреки ни худого, ни доброго; вот Ревекка пред тобою; возьми ее и пойди; пусть будет она женою сыну господина твоего, как сказал Господь.

Когда раб Авраамов услышал слова их, то поклонился Господу до земли. И вынул раб серебряные вещи и золотые вещи и одежды и дал Ревекке; также и брату ее и матери ее дал богатые подарки. И ели и пили он и люди, бывшие с ним, и переночевали. Когда же встали поутру, то он сказал: отпустите меня (и я пойду) к господину моему.

Но брат ее и мать ее сказали: пусть побудет с нами девица дней хотя десять, потом пойдешь. Он сказал им: не удерживайте меня, ибо Господь благоустроил путь мой; отпустите меня, и я пойду к господину моему.

Они сказали: призовем девицу и спросим, что она скажет. И призвали Ревекку и сказали ей: пойдешь ли с этим человеком? Она сказала: пойду. И отпустили Ревекку, сестру свою, и кормилицу ее, и раба Авраамова, и людей его. И благословили Ревекку и сказали ей: сестра наша! да родятся от тебя тысячи тысяч, и да владеет потомство твое жилищами врагов твоих! И встала Ревекка и служанки ее, и сели на верблюдов, и поехали за тем человеком. И раб взял Ревекку и пошел».

(Быт. 24, 49—61)

После того, когда однажды Исаак, при наступлении вечера вышел из дома своего в поле «поразмыслить» и «возвел очи свои», то увидел: вот, идут верблюды.

«Ревекка взглянула, и увидела Исаака, и спустилась с верблюда. И сказала рабу: кто этот человек, который идет по полю навстречу нам? Раб сказал: это господин мой. И она взяла покрывало и покрылась. Раб же сказал Исааку все, что сделал.

И ввел ее Исаак в шатер покойной[1].

(Быт. 24, 63—67)

Престарелый Авраам взял себе «еще жену, именем Хеттуру» (Быт. 25, 1). От нее имел он шесть сыновей, которые позднее сделались родоначальниками и вождями многих важных племен.

Патриарху Аврааму не угодно было, чтобы семьи его второй жены и детей ее оставались по соседству с Исааком, который был его наследником; поэтому, отдав все, что было у него, сыну своему Исааку, прочим сынам своим дал он «подарки и отослал их от Исаака, сына своего, еще при жизни своей, на восток в землю восточную» (Быт. 25, 5—6).

«Дней жизни Авраамовой было сто семьдесят пять лет; и скончался Авраам, и умер в старости доброй, престарелый и насыщенный жизнью, и приложился к народу своему. И погребли его Исаак и Измаил, сыновья его, в пещере Махпеле, против Мамре, на поле (и в пещере), которые Авраам приобрел от сынов Хетовых. Там погребены Авраам и Сарра, жена его».

(Быт. 25, 7—10)

Измаил был уже тогда могущественным человеком. Двенадцати сыновьям его предстояло сделаться вождями тех племен, имена которых не изгладились еще из памяти людской и в IV веке христианской эры. Наведшие страх на весь мир победоносные завоеватели, известные под именем сарацин, были потомками Измаила.

«Лет жизни Измаиловой было сто тридцать семь лет; и скончался он, и умер, и приложился к народу своему». Умер он в земле своей, между Сурой и Хавилой, «что пред Египтом, как идешь к Ассирии».

(Быт. 25, 17—18)

Исааку было сорок лет, когда он взял в жену себе Ревекку, и только после двадцати лет супружеской жизни, по неустанной молитве родителей, родились у них дети, близнецы Исав и Иаков.

«Дети выросли, и стал Исав человеком искусным в звероловстве, человеком полей; а Иаков человеком кротким, живущим в шатрах. Исаак любил Исава, потому что дичь его была по вкусу его: а Ревекка любила Иакова. И сварил Иаков кушанье; а Исав пришел с поля усталый. И сказал Исав Иакову: дай мне поесть красного, красного этого, ибо я устал. Но Иаков сказал Исаву: продай мне теперь же свое первородство. Исав сказал: вот, я умираю, что мне в этом первородстве? Иаков сказал ему: поклянись мне теперь же. Он поклялся ему, и продал Исав первородство свое Иакову.

И дал Иаков Исаву хлеба и кушанья из чечевицы; и он ел и пил, и встал и пошел; и пренебрег Исав первородство».

(Быт. 25, 27—34)

«Был голод в земле и пошел Исаак к царю Филистимскому, в Герар. Господь явился ему и сказал: не ходи в Египет; живи в земле, о которой Я скажу тебе, странствуй по сей земле, и Я буду с тобою и благословлю тебя, ибо тебе и потомству твоему дам все земли сии и исполню клятву Мою, которою Я клялся Аврааму, отцу твоему; умножу потомство твое, как звезды небесные, и благословятся в семени твоем все народы земные, за то, что Авраам (отец твой) послушался гласа Моего и соблюдал, что Мною заповедано было соблюдать: повеления Мои, уставы Мои и законы Мои. Исаак поселился в Гераре.

И сеял Исаак в земле той и получил в тот год ячменя во сто крат: так благословил его Господь. И стал великим человек сей и возвеличивался больше и больше до того, что стал весьма великим. У него были стада мелкого и стада крупного скота и множество пахотных полей, и Филистимляне стали завидовать ему. И все колодези, которые выкопали рабы отца его при жизни отца его Авраама, Филистимляне завалили и засыпали землею. И Авимелех (царь Филистимский) сказал Исааку: удались от нас, ибо ты сделался гораздо сильнее нас. И Исаак удалился оттуда, и расположился шатрами в долине Герарской, и поселился там».

(Быт. 26, 1—6, 12—17)

Но и здесь ссоры из-за колодезей между пастухами его и пастухами Герарскими принудили его удалиться отсюда. Исаак переселился в Вирсавию.

«И в ту ночь явился ему Господь и сказал: Я Бог Авраама, отца твоего; не бойся, ибо Я с тобою; и благословлю тебя и умножу потомство твое, ради отца твоего Авраама, раба Моего. И он устроил там жертвенник и призвал имя Господа. И раскинул там шатер свой, и выкопали там рабы Исааковы колодезь (в долине Герарской)».

(Быт. 26, 24—25)

«Когда Исаак состарился и притупилось зрение глаз его, он призвал старшего сына своего Исава[2] и сказал ему: сын мой! Тот сказал ему: вот я.

Исаак сказал: вот, я состарился; не знаю дня смерти моей; возьми теперь орудия твои, колчан твой и лук твой, пойди в поле, и налови мне дичи, и приготовь мне кушанье, какое я люблю, и принеси мне есть, чтобы благословила тебя душа моя, прежде нежели я умру.

Ревекка слышала, когда Исаак говорил сыну своему Исаву. И пошел Исав в поле достать и принести дичи; а Ревекка сказала меньшему сыну своему Иакову: вот, я слышала, как отец твой говорил брату твоему Исаву: принеси мне дичи и приготовь мне кушанье; я поем и благословлю тебя пред лицем Господним, пред смертью моею.

Теперь, сын мой, послушайся слов моих в том, что я прикажу тебе: пойди в стадо и возьми мне оттуда два козленка молодых хороших, и я приготовлю из них отцу твоему кушанье, какое он любит, а ты принесешь отцу твоему, и он поест, чтобы благословить тебя пред смертью своею.

Иаков сказал Ревекке, матери своей: Исав, брат мой, человек косматый, а я человек гладкий; может статься, ощупает меня отец мой, и я буду в глазах его обманщиком и наведу на себя проклятие, а не благословение. Мать его сказала ему: на мне пусть будет проклятие твое, сын мой, только послушайся слов моих и пойди, принеси мне. Он пошел, и взял, и принес матери своей; и мать его сделала кушанье, какое любил отец его.

И взяла Ревекка богатую одежду старшего сына своего Исава, бывшую у ней в доме, и одела в нее младшего сына своего Иакова; а руки его и гладкую шею его обложила кожею козлят; и дала кушанье и хлеб, которые она приготовила, в руки Иакову, сыну своему.

Он пошел к отцу своему и сказал: отец мой! Тот сказал: вот я; кто ты, сын мой? Иаков сказал отцу своему: я Исав, первенец твой; я сделал, как ты сказал мне; встань, сядь и поешь дичи моей, чтобы благословила меня душа твоя.

И сказал Исаак сыну своему: что так скоро нашел ты, сын мой? Он сказал: потому что Господь Бог твой послал мне навстречу. И сказал Исаак Иакову: подойди ко мне, я ощупаю тебя, сын мой, ты ли сын мой Исав, или нет?

Иаков подошел к Исааку, отцу своему, и он ощупал его и сказал: голос, голос Иакова, а руки, руки Исавовы. И не узнал его, потому что руки его были, как руки Исава, брата его, косматые; и благословил его и сказал: ты ли сын мой Исав? Он отвечал: я. Исаак сказал: подай мне, я поем дичи сына моего, чтобы благословила тебя душа моя.

Иаков подал ему, и он ел; принес ему и вина, и он пил. Исаак, отец его, сказал ему: подойди ко мне, поцелуй меня, сын мой. Он подошел и поцеловал его. И ощутил Исаак запах от одежды его и благословил его и сказал: вот, запах от сына моего, как запах от поля (полного), которое благословил Господь; да даст тебе Бог от росы небесной и от тука земли, и множество хлеба и вина; да послужат тебе народы, и да поклонятся племена; будь господином над братьями твоими, и да поклонятся тебе сыны матери твоей; проклинающие тебя — прокляты; благословляющие тебя — благословенны!

Как скоро совершил Исаак благословение над Иаковом, и как только вышел Иаков от лица Исаака, отца своего, Исав, брат его, пришел с ловли своей. Приготовил и он кушанье, и принес отцу своему, и сказал отцу своему: встань, отец мой, и поешь дичи сына твоего, чтобы благословила меня душа твоя. Исаак же, отец его, сказал ему: кто ты? Он сказал: я сын твой, первенец твой Исав.

И вострепетал Исаак весьма великим трепетом, и сказал: кто же это, который достал мне дичи и принес мне, и я ел от всего, прежде нежели ты пришел, и я благословил его? он и будет благословен.

Исав, выслушав слова отца своего Исаака, поднял громкий и весьма горький вопль и сказал отцу своему: отец мой! благослови и меня. Но он сказал ему: брат твой пришел с хитростью и взял благословение твое. И сказал Исав: не потому ли дано ему имя: Иаков, что он запнул меня уже два раза? Он взял первородство мое, и вот, теперь взял благословение мое. И еще сказал (Исав отцу своему): неужели ты не оставил и мне благословения?

Исаак отвечал Исаву: вот, я поставил его господином над тобою и всех братьев его отдал ему в рабы; одарил его хлебом и вином; что же я сделаю для тебя, сын мой?

Но Исав сказал отцу своему: неужели, отец мой, одно у тебя благословение? благослови и меня, отец мой! И (как Исаак молчал) возвысил Исав голос свой и заплакал.

И отвечал Исаак, отец его, и сказал ему: вот, от тука земли будет обитание твое и от росы небесной свыше; и ты будешь жить мечом твоим и будешь служить брату твоему; будет же время, когда воспротивишься и свергнешь иго его с выи твоей.

И возненавидел Исав Иакова за благословение, которым благословил его отец его; и сказал Исав в сердце своем: приближаются дни плача по отце моем, и я убью Иакова, брата моего.

И пересказаны были Ревекке слова Исава, старшего сына ее; и она послала, и призвала младшего сына своего Иакова, и сказала ему: вот, Исав, брат твой грозит убить тебя; и теперь, сын мой, послушайся слов моих, встань, беги (в Месопотамию) к Лавану, брату моему, в Харран, и поживи у него несколько времени, пока утолится ярость брата твоего, пока утолится гнев брата твоего на тебя, и он позабудет, что ты сделал ему: тогда я пошлю и возьму тебя оттуда; для чего же мне в один день лишиться обоих вас?»

(Быт. 27, 1—45)

В деле обмана отца своего трудно было Иакову не уступить убеждениям своей матери, не исполнить желания той, которая так любила его. В жизни ее и без того много горя было от Исава, который успел уже жениться, взяв себе в жены двух хананеянок, которые «были в тягость» ей и мужу ее Исааку. Сердце матери не могло не возмущаться тем, что права первородства и соединенные с ним Божественные обетования перейдут в род Исава, женатого на иноплеменницах, чуждым вере в Единого Бога, верою в Которого жили Исаак и Ревекка, и праотцы их. Могли ли эти иноплеменницы поддержать в семьях своих, это спасительное богопочитание? Не воспитывались бы и дети их так, из рода в род, в нечестии своих матерей?

Не в подобных ли опасениях решилась Ревекка на тот обман, которым она думала отвратить предвидимую ею опасность из рода в род для всего потомства своего? В усердии своем она готова была даже принять проклятие за обман свой. «Я жизни не рада от дочерей Хеттейских, — сказала она Исааку. — Если Иаков возьмет жену из дочерей Хеттейских, каковы эти, из дочерей этой земли, то к чему мне и жизнь?» (Быт. 27, 46)

«И призвал Исаак Иакова и благословил его, и заповедал ему и сказал: не бери себе жены из дочерей Ханаанских; встань, пойди в Месопотамию, в дом Вафуила, отца матери твоей, и возьми себе жену оттуда, из дочерей Лавана, брата матери твоей; Бог же Всемогущий да благословит тебя, да расплодит тебя и да размножит тебя, и да будет от тебя множество народов, и да даст тебе благословение Авраама (отца моего), тебе и потомству твоему с тобою, чтобы тебе наследовать землю странствования твоего, которую Бог дал Аврааму! И отпустил Исаак Иакова, и он пошел в Месопотамию.

И увидел во сне: вот, лестница стоит на земле, а верх ее касается неба; и вот, Ангелы Божии восходят и нисходят по ней. (Быт, 28:12)
И пришел на одно место, и остался там ночевать, потому что зашло солнце. И взял один из камней того места, и положил себе изголовьем, и лег на том месте. И увидел во сне: вот, лестница стоит на земле, а верх ее касается неба; и вот, Ангелы Божии восходят и нисходят по ней. И вот, Господь стоит на ней и говорит: Я Господь, Бог Авраама, отца твоего, и Бог Исаака, (не бойся). Землю, на которой ты лежишь, Я дам тебе и потомству твоему; и будет потомство твое, как песок земной; и распространишься к морю и к востоку, и к северу и к полудню; и благословятся в тебе и в семени твоем все племена земные; и вот Я с тобою, и сохраню тебя везде, куда ты ни пойдешь; и возвращу тебя в сию землю, ибо Я не оставлю тебя, доколе не исполню того, что Я сказал тебе.

Иаков пробудился от сна своего и сказал: истинно Господь присутствует на месте сем; а я не знал!

И убоялся и сказал: как страшно сие место! это не иное что, как дом Божий, это врата небесные. И встал Иаков рано утром, и взял камень, который он положил себе изголовьем, и поставил его памятником, и возлил елей на верх его. И нарек имя месту тому: Вефиль[3], а прежнее имя того города было: Луз.

И положил Иаков обет, сказав: если Господь Бог будет со мною и сохранит меня в пути сем, в который я иду, и даст мне хлеб есть и одежду одеться, и я в мире возвращусь в дом отца моего, и будет Господь моим Богом, — то этот камень, который я поставил памятником, будет (у меня) домом Божиим; и из всего, что Ты, Боже, даруешь мне, я дам Тебе десятую часть».

(Быт. 28, 1—5, 11—22)

Из того, что Господь попустил Исааку передать не по праву свое благословение меньшему сыну — Иакову и Сам неоднократно повторил Свое благословение и обетования Иакову и потомству его, не явствует ли, что Господь, взирая и отзываясь на благие сокровенные побуждения человеческого сердца, милосердием Своим и всемогуществом обращает даже ошибочные человеческие деяния во благо.

Посещенный видением Божиим, «встал Иаков и пошел в землю сынов востока к брату матери своей, Ревекки. И увидел: вот, на поле колодезь, и там три стада мелкого скота, лежавшие около него. Над устьем колодезя был большой камень».

«Когда собирались туда все стада, отваливали камень от устья колодезя и поили овец; потом опять клали камень на свое место. Иаков сказал им (пастухам): братья мои! откуда вы? Они сказали: мы из Харрана. Он сказал им: знаете ли вы Лавана, сына Нахорова? Они сказали: знаем. Он еще сказал им: здравствует ли он? Они сказали: здравствует; и вот, Рахиль, дочь его, идет с овцами.

Еще он говорил с ними, как пришла Рахиль (дочь Лавана) с мелким скотом отца своего. Когда Иаков увидел Рахиль, дочь Лавана, брата матери своей, то подошел Иаков, отвалил камень от устья колодезя и напоил овец Лавана, брата матери своей. И поцеловал Иаков Рахиль и возвысил голос свой и заплакал. И сказал Иаков Рахили, что он родственник отцу ее и что он сын Ревеккин. А она побежала и сказала отцу своему (все сие).

Лаван, услышав о Иакове, сыне сестры своей, выбежал ему навстречу, обнял его и поцеловал его, и ввел его в дом свой; и он рассказал Лавану все сие. Лаван же сказал ему: подлинно ты кость моя и плоть моя. И жил у него Иаков целый месяц.

И Лаван сказал Иакову: неужели ты даром будешь служить мне, потому что ты родственник? скажи мне, что заплатить тебе?

У Лавана же было две дочери; имя старшей: Лия» имя младшей: Рахиль. Лия была слаба глазами, а Рахиль была красива станом и красива лицем.

Иаков полюбил Рахиль и сказал: я буду служить тебе семь лет за Рахиль, младшую дочь твою. Лаван сказал: лучше отдать мне ее за тебя, нежели отдать ее за другого кого; живи у меня.

И служил Иаков за Рахиль семь лет; и они показались ему за несколько дней, потому что он любил ее. И сказал Иаков Лавану: дай жену мою, потому что мне уже исполнилось время, чтобы войти к ней.

Лаван созвал всех людей того места и сделал пир. Вечером же взял Лаван дочь свою Лию и ввел ее к нему; и вошел к ней Иаков. Утром же оказалось, что это Лия. И Иаков сказал Лавану: что это сделал ты со мною? не за Рахиль ли я служил у тебя? зачем ты обманул меня?

Лаван сказал: в нашем месте так не делают, чтобы младшую выдать прежде старшей; окончи неделю этой, потом дадим тебе и ту за службу, которую ты будешь служить у меня еще семь лет других. Иаков так и сделал. И Лаван)дал Рахиль, дочь свою, ему в жену. И любил Иаков Рахиль больше, нежели Лию; и служил у него еще семь лет других».

(Быт. 29, 1—6, 9—23, 25—28, 30)

Долго не было детей у Рахили, между тем, как у Лии было уже шесть сынов и дочь. Наконец услышал Бог молитву Рахили, и у нее родился сын Иосиф.

«После того, как Рахиль родила Иосифа, Иаков сказал Лавану: отпусти меня, и пойду я в свое место, и в свою землю; отдай мне жен моих и детей моих, за которых я служил тебе, и я пойду, ибо ты знаешь службу мою, какую я служил тебе. И сказал ему Лаван: о, если бы я нашел благоволение пред очами твоими! я примечаю, что за тебя Господь благословил меня. И сказал: назначь себе награду от меня, и я дам тебе.

И сказал ему Иаков: ты знаешь, как я служил тебе, и каков стал скот твой при мне; ибо мало было у тебя до меня, а стало много; Господь благословил тебя с приходом моим; когда же я буду работать для своего дома?»

(Быт. 30, 25—30)

Однако же Иаков согласился продолжать еще несколько времени служить дяде своему, но при этом занимался и своим хозяйством. Условия, на которых он согласился пасти мелкий скот Лавана на расстоянии между ним и дядей на три дня пути, оказались так благоприятны, что Иаков сделался «весьма богатым, и было у него множество мелкого скота (и крупного скота), и рабынь, и рабов, и верблюдов, и ослов».

«И услышал Иаков слова сынов Лавановых, которые говорили: Иаков завладел всем, что было у отца нашего, и из имения отца нашего составил все богатство сие. И увидел Иаков лице Лавана, и вот, оно не таково к нему, как было вчера и третьего дня. И сказал Господь Иакову: возвратись в землю отцов твоих и на родину твою; и Я буду с тобою.

И послал Иаков, и призвал Рахиль и Лию в поле, к стаду мелкого скота своего, и сказал им: я вижу лице отца вашего, что оно ко мне не таково, как было вчера и третьего дня; но Бог отца моего был со мною; вы сами знаете, что я всеми силами служил отцу вашему, а отец ваш обманывал меня и раз десять переменял награду мою; но Бог не попустил ему сделать мне зло.

Ангел Божий сказал мне во сне: Иаков! Я сказал: вот я. Он сказал: Я вижу все, что Лаван делает с тобою; Я Бог, явившийся тебе в Вефиле, где ты возлил елей на памятник и где ты дал Мне обет; теперь встань, выйди из земли сей и возвратись в землю родины твоей (и Я буду с тобою).

Рахиль и Лия сказали ему в ответ: есть ли еще нам доля и наследство в доме отца нашего? не за чужих ли он нас почитает? итак делай все, что Бог сказал тебе.

И встал Иаков, и посадил детей своих и жен своих на верблюдов, и взял с собою весь скот свой и все богатство свое, которое приобрел, скот собственный его, который он приобрел в Месопотамии, (и все свое), чтобы идти к Исааку, отцу своему, в землю Ханаанскую.

И ушел со всем, что у него было; и, встав, перешел реку и направился к горе Галаад».

(Быт. 30, 43—31, 7; 31, 11—18, 21)

Перед уходом из родительского дома Рахиль взяла и унесла с собой идолов своего отца, которых он чествовал несмотря на то, что еще не утратил вполне понятия о Боге Истинном и Едином. Но, живя среди людей, между которыми было распространено идолопоклонство, Лаван, вероятно, сам стал причастным их обрядам, и для Рахили, может быть, не совсем чужды были эти идолы, поклонение которым она могла видеть в своем детстве в доме отца своего, и она унесла их, вероятно, как воспоминание, связанное с ее молодостью в родительском доме.

О чествовании же Рахилью идолов в доме мужа своего в ее новой жизни ничего не говорит Священное Писание.

На третий только день после ухода Иакова был извещен об этом Лаван и, взяв сынов своих и родственников, он погнался за ушедшими; на седьмой день догнал их на горе Галаад. «И пришел Бог к Лавану Арамеянину ночью во сне и сказал ему: берегись, не говори Иакову ни доброго, ни худого».

Дойдя до шатров Иакова, Лаван сказал ему: «Что ты сделал? Для чего ты обманул меня, и увел дочерей моих, как плененных оружием? зачем ты убежал тайно и укрылся от меня, и не сказал мне? я отпустил бы тебя с веселием и с песнями, с тимпаном и с гуслями; ты не позволил мне даже поцеловать внуков моих и дочерей моих; безрассудно ты сделал. Есть в руке моей сила сделать вам зло; но Бог отца вашего вчера говорил ко мне и сказал: берегись, не говори Иакову ни хорошего, ни худого. Но пусть бы ты ушел, потому что ты нетерпеливо захотел быть в доме отца твоего, — зачем ты украл богов моих?»

(Быт. 31, 24, 26—30)

— Ушел я тайно, — отвечал Иаков, — потому что я боялся, чтобы ты не удержал силою дочерей твоих в доме твоем; что же касается до похищения богов твоих, то я в этом деле не повинен. Иаков не знал, что Рахиль похитила их. Повели сделать обыск у нас, и у кого найдешь богов твоих, тот не будет жив. Лаван стал разыскивать в шатрах Иакова. Он входил и в шатер Рахили, но она, сидя на седле верблюжьем, под которым скрыла идолов, извинилась перед отцом, что по нездоровью не может встать перед ним, и таким образом осталось не открытым место, где были положены идолы.

Тогда и Иаков рассердился и стал сам упрекать Лавана: «Какая вина моя, какой грех мой, что ты преследуешь меня? — сказал он Лавану. — Вот, двадцать лет я был у тебя, ты с меня взыскивал; днем ли что пропадало, ночью ли, это был мой убыток; я томился днем от жара, а ночью от стужи, и сон мой убегал от глаз моих. Таковы мои двадцать лет в доме твоем, а ты десять раз переменял награду мою.

Если бы не был со мною Бог отца моего, Бог Авраама и страх Исаака, ты бы теперь отпустил меня ни с чем. Бог увидел бедствие мое и труд рук моих и вступился за меня вчера. И отвечал Лаван Иакову: дочери — мои дочери; дети — мои дети; скот — мой скот, и все, что ты видишь, это мое: могу ли я что сделать теперь с дочерями моими и с детьми их, которые рождены ими?

Теперь заключим союз я и ты, и это будет свидетельством между мною и тобою. При сем Иаков сказал ему: вот, с нами нет никого; смотри, Бог свидетель между мною и тобою. И взял Иаков камень и поставил его памятником. И сказал Лаван Иакову: этот холм свидетель и этот памятник свидетель, что ни я не перейду к тебе за этот холм, ни ты не перейдешь за этот холм и за этот памятник, для зла. Бог Авраамов и Бог Нахоров да судит между нами, Бог отца их. Иаков поклялся страхом отца своего Исаака. И заколол Иаков жертву на горе и позвал родственников своих есть хлеб; и они ели хлеб (и пили) и ночевали на горе.

И встал Лаван рано утром и поцеловал внуков своих и дочерей своих, и благословил их. И пошел, и возвратился Лаван в свое место».

(Быт. 31—32, 36, 38—45, 51—55)

Иаков же пошел путем своим. Теперь, успокоившись примирением с дядей своим, он стал тревожно раздумывать о предстоящей ему встрече с братом своим Исавом. Двадцать лет тому назад он расстался с ним, сильно раздражив его против себя, и мог опасаться теперь его мщения, которое могло гибельно отразиться не на нем одном, но и на уже многочисленных близких его.

Среди душевного смущения своего Иаков был посещен видением ополчившихся Ангелов. Подкрепленный этим видением, он решился предупредить брата о своем возвращении, расположить его к доброму приему и обрести благоволение пред очами Исава. Посланные же к брату Иаковом вестники возвратились к нему и сказали: «Мы ходили к брату твоему Исаву; он идет навстречу тебе, и с ним четыреста человек».

«Иаков очень испугался и смутился; и разделил людей, бывших с ним, и скот мелкий и крупный и верблюдов на два стана. И сказал Иаков: если Исав нападет на один стан и побьет его, то остальной стан может спастись.

И сказал Иаков: Боже отца моего Авраама и Боже отца моего Исаака, Господи Боже, сказавший мне: возвратись в землю твою, на родину твою, и Я буду благотворить тебе! Недостоин я всех милостей и всех благодеяний, которые Ты сотворил рабу Твоему, ибо я с посохом моим перешел Иордан, а теперь у меня два стана. Избавь меня от руки брата моего, от руки Исава, ибо я боюсь его, чтобы он, придя, не убил меня и матери с детьми. Ты сказал: Я буду благотворить тебе и сделаю потомство твое, как песок морской, которого не исчислить от множества.

И ночевал там Иаков в ту ночь. И взял из того, что у него было, и послал в подарок Исаву, брату своему.

И дал в руки рабам своим каждое стадо особо и сказал рабам своим: пойдите предо мною и оставляйте расстояние от стада до стада. И приказал первому, сказав: когда брат мой Исав встретится тебе и спросит тебя, говоря: чей ты? и куда идешь? и чье это стадо идет пред тобою? то скажи: раба твоего Иакова; это подарок, посланный господину моему Исаву; вот, и сам он за нами идет. То же (что первому) приказал он и второму, и третьему, и всем, которые шли за стадами, говоря: так скажите Исаву, когда встретите его; и скажите: вот, и раб твой Иаков идет за нами. Ибо он сказал сам в себе: умилостивлю его дарами, которые идут предо мною, и потом увижу лице его; может быть, и примет меня.

И пошли дары пред ним, а он ту ночь ночевал в стане. И встал в ту ночь, и взял семью свою, перевел ее в брод через поток Иавок, и перевел все, что у него было.

И остался Иаков один. И боролся Некто с ним до появления зари; и, увидев, что не одолевает его, коснулся состава бедра его и повредил состав бедра у Иакова, когда он боролся с Ним. И сказал (ему): отпусти Меня, ибо взошла заря. Иаков сказал: не отпущу Тебя, пока не благословишь меня. И сказал: как имя твое? Он сказал: Иаков. И сказал ему: отныне имя тебе будет не Иаков, а Израиль, ибо ты боролся с Богом, и человеков одолевать будешь.

Спросил и Иаков, говоря: скажи мне имя Твое. И Он сказал: на что ты спрашиваешь о имени Моем? (оно чудно). И благословил его там. И нарек Иаков имя месту тому: Пенуэл; ибо, говорил он, я видел Бога лицем к лицу, и сохранилась душа моя. И взошло солнце, когда он проходил Пенуэл; и хромал он на бедро свое».

(Быт. 32, 6—13, 16—31)

В это время «взглянул Иаков и увидел, и вот, идет Исав (брат его), и с ним четыреста человек». Тогда расставил он всех своих так, чтобы любимая его жена Рахиль и сын его от нее — Иосиф были наиболее ограждены от опасности при встрече с враждебными людьми. Сам же выступил вперед и, встретив брата своего, преклонился перед ним до семи раз. Исав, однако же, сам побежал «к нему навстречу, и обнял его, и пал на шею его и целовал его, и плакали оба».

«И взглянул Исав и увидел жен и детей и сказал: кто это у тебя? Иаков сказал: дети, которых Бог даровал рабу твоему».

Тогда и вся семья приблизилась к Исаву и приветствовала его.

«И сказал Исав: для чего у тебя это множество, которое я встретил? И сказал Иаков: дабы рабу твоему приобрести благоволение в очах господина моего. Исав сказал: у меня много, брат мой; пусть будет твое у тебя. Иаков сказал: нет, если я приобрел благоволение в очах твоих, прими дар мой от руки моей, ибо я увидел лице твое, как бы кто увидел лице Божие, и ты был благосклонен ко мне; прими благословение мое, которое я принес тебе, потому что Бог даровал мне, и есть у меня все. И упросил его, и тот взял и сказал: поднимемся и пойдем; и я пойду пред тобою». Но Иаков возразил ему, что, имея при себе такой многочисленный караван, он затруднился бы поспевать идти вместе с ним, и тогда братья разошлись, но уже вполне примиренные. «И возвратился Исав в тот же день путем своим в Сеир. Иаков, возвратившись из Месопотамии, благополучно пришел в город Сихем, который в земле Ханаанской, и расположился пред городом. И купил часть поля, на котором раскинул шатер свой, у сынов Еммора, отца Сихемова, за сто монет. И поставил там жертвенник, и призвал имя Господа Бога Израилева».

(Быт. 33, 1, 4—5, 8—12, 16, 18—20)

Тяжелые испытания ожидали Иакова на новом месте его поселения. Дочь его Дину похитил князь земли той — Сихем, сын Еммора, увидев ее, когда она однажды «вышла посмотреть на дочерей земли той».

Братья Дины, сыновья Иакова, решили жестоко отомстить за сестру, и несмотря на то, что Иаков согласился на просьбу Еммора выдать Дину замуж за сына его Сихема, обещавшего ему соблюдать с ним дружеские отношения и способствовать ему во всем на земле их и даже подчиниться обряду обрезания по верованию в отеческие предания Иакова, «два сына Иакова, Симеон и Левий, взяли каждый свой меч, и смело напали на город, и умертвили весь мужеский пол; и самого Еммора и Сихема, сына его, убили мечом; и взяли Дину из дома Сихемова и вышли».

«Сыновья Иакова пришли к убитым и разграбили город. Они взяли мелкий и крупный скот их, и ослов их, и что ни было в городе, и что ни было в поле; и все богатство их, и всех детей их, и жен их взяли в плен.

И сказал Иаков Симеону и Левию: вы возмутили меня, сделав меня ненавистным для всех жителей сей земли, для Хананеев и Ферезеев. У меня людей мало; соберутся против меня, поразят меня, и истреблен буду я и дом мой».

(Быт. 34, 1, 25—30)

И в самом деле, небезопасно было Иакову оставаться дольше во враждебном краю, и он вновь получил извещение от Бога.

«Бог сказал Иакову: встань, пойди в Вефиль и живи там, и устрой там жертвенник Богу, явившемуся тебе, когда ты бежал от лица Исава, брата твоего.

И сказал Иаков дому своему и всем бывшим с ним: бросьте богов чужих, находящихся у вас, и очиститесь, и перемените одежды ваши; встанем и пойдем в Вефиль; там устрою я жертвенник Богу, Который услышал меня в день бедствия моего и был со мною и хранил меня в пути, которым я ходил. И отдали Иакову всех богов чужих, бывших в руках их, и серьги, бывшие в ушах у них; и закопал их Иаков под дубом, который близ Сихема. И оставил их безвестными даже до нынешнего дня. И отправились они от Сихема. И был ужас Божий на окрестных городах, и не преследовали сынов Иаковлевых.

И пришел Иаков в Вефиль, сам и все люди, бывшие с ним, и устроил там жертвенник, и назвал сие место: Эл-Вефиль, ибо тут явился ему Бог, когда он бежал от лица брата своего. И явился Бог Иакову и благословил его».

И возобновил здесь обетования, данные Исааку и Аврааму.

«И восшел от него Бог с места, на котором говорил ему. И поставил Иаков памятник на месте, на котором говорил ему Бог, памятник каменный, и возлил на него излияние, и возлил на него елей. И отправились из Вефиля».

Тогда, на дороге в Ефрафу, то есть Вифлеем, родился у Рахили сын — Вениамин, но Рахиль захворала и умерла. Тут и похоронил ее Иаков и поставил памятник над гробом ее.

«И отправился (оттуда) Израиль и раскинул шатер свой за башнею Гадер».

(Быт. 35, 1—7, 9, 13—14, 16, 19—21)

Так как со времени ухода своего из родного дома в Месопотамию Иаков ни разу не повидался с отцом и матерью, то теперь и направился он в город Хеврон, в долину Мамре, где еще жил престарелый отец его Исаак, но матери своей Ревекки он уже не застал в живых. Наконец умер и Исаак, дней жизни которого было сто восемьдесят лет, «и приложился к народу своему, будучи стар и насыщен жизнью; и погребли его Исав и Иаков, сыновья его» в той же пещере, где похоронены были Авраам и Сарра. Похоронив отца, братья расстались, так как «имение их было так велико, что они не могли жить вместе, и земля странствования не вмещала их, по множеству стад их».

И поселился Исав, он же Едом, отец идумеев, на горе Сеир. Из его рода многие были вождями народными. «Иаков же жил в земле странствования отца своего Исаака, в земле Ханаанской».

(Быт. 35, 27—29; 36, 7; 37, 1)



[1] Матери Исаака, Сарре, было 127 лет, когда она скончалась. Оплакал ее Авраам и похоронил в пещере поля в Махпеле, против Мамре, что ныне Хеврон, откупив землю у хеттеян (сынов Хетовых), владевших тогда этой частью земли (Ханаанской, «и взял Ревекку, и она сделалась ему женою, и он возлюбил ее; и утешился Исаак в печали по матери своей (Сарре)». (Быт. 24, 67)[2] Исав взял себе в жены двух хананеек, дочерей хеттейских, «и они были в тягость Исааку и Ревекке» (Быт. 26, 34—35).

www.pravoslavie.ru

Исаак и его сыновья.. Ветхий Завет. Курс лекций. Часть I

Исаак и его сыновья.

Первые дни семейной жизни Исаака прошли еще при жизни патриарха Авраама. Исаак был единственным наследником обетования и, подобно своему отцу, должен был подвергнуться испытанию веры.

Испытанием, которое Господь послал ему, была любимая бесплодная жена, которую он взял, всем сердцем полюбив. Жена его была бесплодна почти 20 лет, говорит Священное Писание. Но он не отчаивался и молился Господу.

«И Господь услышал его, и зачала Ревекка, жена его»

(Быт 25:21).

Перед самым моментом своего рождения сыновья в утробе ее стали биться, и сказала она:

«Если так будет, то для чего мне это? И пошла вопросить Господа. Господь сказал ей: два племени во чреве твоем, и два различных народа произойдут из утробы твоей; один народ сделается сильнее другого, и больший будет служить меньшему. И настало время родить ей: и вот близнецы в утробе ее. Первый вышел красный, весь, как кожа, косматый; и нарекли ему имя Исав»

(Быт 25:22–25). «Исав» означает «косматый». «Потом вышел брат его, держась рукою своею за пяту Исава; и наречено ему имя Иаков» (Быт 25:26). «Иаков» означает «держащийся за пяту его».

«Исаак же был шестидесяти лет от роду, когда они родились

[от Ревекки]

. (Быт 25:26).

Исав стал человеком, искусным в звероловстве, а Иаков был кротким, жил в шатрах, и, как нередко бывает в семьях, мать отдала предпочтение тому, кто жил ближе к ней — кроткому, миролюбивому Иакову. Не сказать, что она не любила Исава, но относилась к нему с прохладцей. И, конечно, переживала, что человек, в котором она, может быть, не видела той благодати, которую ей хотелось бы видеть, должен быть наследовать первородство. Исав был старший, и хотя там были минуты разницы, это было важно — решался вопрос о первородстве, о том благословении, которое Господь через отца их должен был дать старшему сыну.

Вы знаете историю, когда брат продал свое первородство за чечевичную похлебку. С того времени он получил название Эдом, т. е. красный. Почему красный, ведь чечевица не красная? Это смотря по тому, как ее приготовить. Если добавить какие-то коренья, она становилась красной. Эта чечевица и стала причиной того, что он ради материального пожертвовал своим духовным первородством. Не потому, что он был голодным, но в данный момент он не дорожил своим первородством, он жил сиюминутной жизнью: Исав был плотский человек, и никакое первородство для него не имело значения. Он сам от первородства отрекся — и это очень важно.

Между тем наступает один из тех голодных годов, которые часто вынуждали патриархов отправляться в другие страны. И Исаак счи{54}тает нужным последовать примеру своего отца и поехать в Египет, чтобы там пережить голодные годы. Однако Господь является к нему и запрещает ехать в Египет, а благословляет поселиться в пределах Филистимского царя Авимелеха. И здесь происходит история, аналогичная Авраамовой. Исаак выдает свою жену за сестру, боясь, что из-за нее убьют его и близких ему людей. Хитрость Авраама была усвоена его сыном. Но после того как лукавство Исаака открылось, его, как и Авраама, награждают дарами и отсылают, только чтобы он уходил и не мешал им. Благодаря этому Исаак стал вести более оседлую жизнь и занялся земледелием. И сказано:

«И сеял Исаак в земле той и получил в тот год ячменя во сто крат: так благословил его Господь. И стал великим человеком сей и возвеличивался больше и больше до того, что стал весьма великим. У него были стада мелкого и стада крупного скота и множество пахотных полей»

(Быт 26:12–14). Тихая семейная жизнь Исаака нарушена была скоро непослушанием любимого сына Исава. Ведь Исаак любил старшего сына, сердце его больше к нему благоволило. Однако Исав проявил низкие плотские чувства и женился в сорокалетнем возрасте на двух хананеянках, таким образом вступив в родство с идолопоклонниками. И сказано в Писании:

«И они были в тягость Исааку и Ревекке»

(Быт 26:35), т. е. его жены, но вскоре предстояло ему еще большее испытание. Приблизилось время, когда Исаак почувствовал, что его покидают последние силы, приходит время уйти с этой земли. По древнему восточному обычаю он должен был даровать свое благословение старшему сыну, благословить своих детей и этим приготовиться в путь всея земли.

По этому поводу он велел устроить трапезу, которую должен был приготовить от плодов рук своих каждый сын, чтобы после благословить их, как считает нужным. Вряд ли Исав сказал ему, что он продал свое первородство — скорее это был эпизод, известный только матери. Поэтому она и здесь показывает некую хитрость и, пользуясь тем, что брат был на охоте, она искусно гримирует своего младшего сына под старшего, обвязывая его тело шкурами животных, приготавливает вкуснейшие блюда, которые любил ее муж, дает их в руки младшему сыну, и тот идет ничтоже сумняшеся к отцу, получив от матери на то благословение. И перед нами весьма интересный диалог между Иаковом и Исааком:

«И сказал Исаак Иакову: подойди

[ко мне]

, я ощупаю тебя, сын мой, ты ли сын мой Исав, или нет? Иаков подошел к Исааку, отцу своему, и он ощупал его и сказал: голос, голос Иакова; а руки, руки Исавовы. И не узнал его, потому что руки его были, как руки Исава, брата его косматые; и благословил его и сказал: ты ли сын мой Исав? Он отвечал: я»

(Быт 27:21–24) Что он сделал? Солгал — это была явная ложь, а не просто хитрость и уловка. Если бы отец не спросил его, а просто благословил как старшего сына, это было бы меньшим грехом, но он спросил:

«Ты ли сын мой?»

Он сомневался, потому что почувствовал ложь. И за эту ложь Господь много раз наказывал Иакова, хотя и промышлял о нем. Любая ложь наказуема. И сказал отец, благословляя сына:

«Вот запах сына моего, как запах от поля

[полного]

, которое благословил Господь; да даст тебе Бог от росы небесной и от тука земли, и множество хлеба и вина; да послужат тебе народы, и да поклонятся тебе племена; будь господином над братьями твоими, и да поклонятся тебе сыны матери твоей; проклинающие тебя — прокляты; благословляющие тебя благословенны!»

(Быт 27:27–29).

«И как только вышел Иаков от лица Исаака, отца своего, Исав, брат его, пришел с ловли своей»

(Быт 27:30).

Исав также готовит всякую еду и идет получить благословение. Исаак благословляет своего старшего сына, хотя благословение это совсем иное:

«Вот от тука земли будет обитание твое и от росы небесной свыше; и ты будешь жить мечом твоим и будешь служить брату твоему; будет же время, когда воспротивишься и свергнешь иго его с выи твоей»

(Быт 27:39–40).

В этом благословении — вся дальнейшая судьба потомков Исава (потомков его называют едомитянами, идумеями, которые долго находились в подчинении у евреев, но впоследствии вышли из повиновения и сами стали повелевать Израилем в лице своего царя Ирода Великого, который был идумеем по происхождению).

После этого случая Исав возненавидел своего брата и сказал такие слова:

«Приближаются дни плача по отце моем, и я убью Иакова, брата моего»

(Быт 27:41). Т. е., иначе говоря, скоро отец мой умрет, и тогда-то я разделаюсь со своим братом (явный намек, что он убьет брата). Ревекка, зная неукротимый нрав Исава, решает отправить Иакова на некоторое время в Месопотамию, к родному брату своему Лавану, до того времени, пока не утихнет ярость Исава. Чтобы не беспокоить своего престарелого мужа, она называет «официальную» версию женитьба. Таким образом Иаков бежит от лица своего брата Исава, с тем чтобы одновременно устроить свою семейную, личную жизнь. Брат его взял себе жен ханаанских и этим проявил полную свою несостоятельность как первородный.

Исаак после этих событий проживет еще 43 года, но ничем больше себя не проявит. Сын его Иаков уходит к своему родственни{55}ку Лавану искать себе жену, старший его сын пребывает, видимо, в нечестии и уходит от истинного Богопочитания. Сам же Исаак являет собою кротость, смирение и глубокое безмятежное спокойствие духа.

Какие черты характера свойственны этому патриарху? Помните, как Авраам ведет его на заклание? Исаак проявляет безусловное, полное повиновение отцу — это первое. Второе — нежная привязанность к матери. Он оплакивал мать до тех пор, пока не женился. Третье — преданность своей жене, хотя она была долгое время бесплодной. Он не взял ни служанок, ни наложниц, а соблюдая верность, показал веру в обетование Божие. Четвертое — с терпением выносил испытания, которые посылал ему Господь через его сыновей. И пятый характерный штрих — малоподвижный образ жизни. Современные исследователи Библии (Лопухин и ряд других) говорят, что Исаак почти всю жизнь провел почти в одном месте, а если уходил, то не дальше, чем на 100 километров. И тем не менее перед нами патриарх, который был велик не громкими подвигами, а богатым духовным миром. Он был богат верой в Промысел Божий, которая всю его жизнь делала воплощением смирения, надежды и любви.

Перед нами следующий патриарх — Иаков. Господь заключает с ним тот же завет, что и с Авраамом и Исааком. Не случайно Господь говорил, обращаясь к народу израильскому:

«Я Бог Авраама, Бог Исаака, Бог Иакова»

, т. е. обетование Божие почило полностью на Иакове. И сказал ему Господь:

[Не бойся.]

Землю, на которой ты лежишь, Я дам тебе и потомству твоему; и будет потомство твое, как песок земной»

(Быт 28:13–14)

Эти слова были произнесены в величайший момент истории, когда Иаков пошел в Харран.

«И пришел на одно место, и остался там ночевать»

(Быт 28:11), и видит сон.

Глава 28 с 10-го стиха до конца. Я думаю, что вы прекрасно знаете это место Священного Писания. Часто художники изображают спящего Иакова, в изголовье его лежит камень, и он видит лествицу, сходящую с небес, по которой Ангелы Божии нисходят и восходят. Лествица символизирует Божию Матерь: через Нее благодать Божия сошла на землю. Господь сделался человеком, чтобы приблизить к себе человека. Именно Иаков пробуждается от сна и говорит, что страшно место сие:

«это не иное что, как дом Божий, это врата небесные»

(Быт 28:17). И взял камень, который был в его изголовье, и поставил памятником, и возлил на него елей и нарек имя этому месту Вефиль, что означает «дом Божий».

«И положил Иаков обет, сказав: если

[Господь]

Бог будет со мною и сохранит меня в пути сем, в который я иду, и даст мне хлеб есть и одежду одеться и я в мире возвращусь в дом отца моего, и будет Господь моим Богом, — то этот камень, который я поставил памятником, будет

[у меня]

домом Божиим; и из всего, что Ты, Боже, даруешь мне, я дам Тебе десятую часть»

(Быт 28:20–22).

Он обещает дать Богу десятину за те благодеяния, которые Господь обещает ему послать.

Далее — история, которую все мы знаем: его знакомство с коварным дядюшкой, который был себе на уме, а затем история женитьбы Иакова на сестрах Лии и Рахили. Здесь мы видим те испытания, которые Господь посылает ему за то, что он обманул своего отца. Как он обманул отца, так и сам был обманут своим тестем. Лия была старшая, а Рахиль младшая; полюбил-то он Рахиль всем сердцем и за нее обещал работать семь лет у своего дядюшки. Но после заключения контракта наступила брачная церемония, по окончании которой оказалось, что в шатер к жениху была введена отнюдь не Рахиль, а Лия.

По восточному обычаю, переступив порог шатра жениха, она считалась его женой, что бы там ни было. Обратного пути не было. И когда он увидел, что перед ним стоит совсем не та, которую он ждал, то был опечален и раздосадован и об этом заявил своему тестю. А тесть ему посочувствовал и сказал: «Переживаю с тобой вместе, но у нас такой обычай: полагается выдать сначала старшую дочь, а потом младшую. Я не возражаю, бери потом и младшую, но еще семь лет работай на меня». Иаков соглашается и еще семь работает за свою жену Рахиль. Итак, он 14 лет отдал, чтобы жить с любимой женщиной. Тут важны не сами годы, а любовь, которая не знает преград. Для него труд был, как единый день, потому что он любил Рахиль. Но Лия тоже полюбила его, а взаимности не было. К тому же она «была слаба глазами», т. е. имела определенный физический недостаток. Это раздражало Иакова, и он явно отдавал предпочтение своей второй жене, Рахили, которая была бесплодна. А Господь благословил Лию за ее унижение, за ее страдание, за то, что она была в презрении у своего мужа. И она стала рожать ему детей.

Лия родила Рувима, Симеона, Левия и Иуду. У Рахили не было еще ни одного ребенка, и тогда она, завидуя своей сестре, отдает ему в наложницы служанку Ваалу (обычай распространенный. Помните, уже Авраам это сделал?), от которой рождаются два побочных сына: Дан и Неффалим. Тогда Лия говорит, а чем я хуже? И отдает ему тоже свою служанку. Иаков не смущается и берет себе еще одну наложницу. И хотя он был сыном отца, верного одной жене всю жизнь, Священное Писание, тем не менее, правдиво. От второй наложницы, служанки {56} Зелфы, у него рождаются Гад и Ассир. Затем сама Лия рождает ему Иссахара, Завулона и дочку Дину. Не нужно думать, что у него больше не было дочерей, просто с этой дочкой в дальнейшем связана определенная история, поэтому Священное Писание ее здесь упоминает, остальные дочери не вошли в Священное писание, потому что имена их не связаны с историческими событиями.

Наконец Господь снимает позор с Рахили: она зачала и рождает долгожданного любимого сына, которому дает имя Иосиф, что значит: «Господь призрел на меня, Господь даст мне еще и другого сына», т. е. она была счастлива, что, наконец, получила прощение. Видимо, это произошло, когда она смирилась со своим положением и из ее сердца ушла зависть. Тогда Господь, призрев на смиренное сердце, дал ей детей, может быть, в зрелом возрасте. У Лавана Исаак прожили около 20 лет: семь лет за одну, семь лет за другую и несколько лет еще.

Когда Иаков стал отцом большого семейства, он почувствовал, что пора ему быть самостоятельным и освобождаться от опеки своего тестя. Он говорит, что хочет уйти и завести свое хозяйство, вернуться к себе на родину. Опять мы здесь видим хитрость: под руководством Иакова скот, порученный ему, чудесно умножался, и когда они стали делить свои стада, то получилось, что у Иакова больше. Они решили что пегие будут Иаковлевы, а те, кто будет одной масти, — Лавановы. Но Иаков знал, как сделать, чтобы у скотины была пегая масть. Когда скотина пила, он нарезал прутья и делал на них надрезы до древесины.

Взирая на эти пегие прутья, скот рождал такое же пегое потомство. Одним словом, стада его умножались и умножались, а у Лавана оставались на прежнем уровне.

Это раздражало Лавана, конечно. И он очень не хотел расстаться с таким богатством, которое он видел у мужа своих дочерей, да и дочерей не хотелось отпускать.

«И увидел Иаков лице Лавана, и вот, оно не таково к нему, как было вчера и третьего дня. И сказал Господь Иакову: возвратись в землю отцов твоих и на родину твою; и Я буду с тобою. И послал Иаков, и призвал Рахиль и Лию в поле, к стаду мелкого скота своего, и сказал им: я вижу лице отца вашего, что оно ко мне не таково, как было вчера и третьего дня; но Бог отца моего был со мною; вы сами знаете, что я всеми силами служил отцу вашему, а отец ваш обманывал меня и раз десять переменял награду мою; но Бог не попустил ему сделать мне зло. Когда сказал он, что скот с крапинами будет тебе в награду, то скот весь родил с крапинами. А когда он сказал: пестрые будут тебе в награду, то скот весь и родил пестрых. И отнял Бог

[весь]

скот у отца вашего и дал

[его]

(Быт 31:4–9).

Иаков уходит от Лавана незаметно, он просто бежит от него. И взял Иаков жен своих, детей на верблюдов посадил, взял весь скот, богатство свое, которое приобрел в Месопотамии, и пошел в землю Ханаанскую. Но так как Лавана не было дома, то Рахиль похитила идолов, которые были у ее отца. Это были маленькие местные боги, которые были распространены на Востоке (их называли терафимами): люди в них веровали, как в хранителей домашних очагов.

Лаван хватился своих идолов, заподозрил, что они похищены, и стал преследовать Иакова. Хитрость его дочки удалась: она спрятала идолов, и он не нашел их. Более того, Иаков сумел расположить к себе Лавана, и они заключили союз. Иаков заколол

«жертву на горе и позвал родственников своих есть хлеб, и они ели хлеб

[и пили]

и ночевали на горе. И встал Лаван рано утром и поцеловал внуков своих и дочерей своих, и благословил их»

(Быт 31:54, 55).

И возвратился Лаван домой, и пошел Иаков путем своим, т. е. это событие послужило примирением между Иаковом и Лаваном, который благословил свое потомство в лице внуков своих.

Дальше мы видим, что Иаков идет на встречу со своим братом, мести которого он боится. Он посылает ему дары — все больше и больше.

«Приобретайте себе друзей богатством неправедным»

(Лк. 16:9). Если вы даете человеку что-то от чистого сердца, то вы просто желаете расположить его к себе, и здесь греха нет. Но если мы поссорились, а я тебе отдаю одно, затем другое, затем третье, то как же я могу злиться? У нас налаживаются отношения. И это мудрость человеческая, которую проявлял Иаков. Он поступает так с братом и горячо молится Богу, чтобы примирил их. И Бог услышал молитву. Исав встречает его, и эта встреча заканчивается примирением.

Однажды Иаков в уединенной ночи сподобился некоторого таинственного видения, как сказано: «Некто боролся с ним».

«И остался Иаков один. И боролся Некто с ним до появления зари; и, увидев, что не одолевает его, коснулся состава бедра его и повредил состав бедра у Иакова, когда он боролся с Ним. И сказал

[ему]

: отпусти Меня, ибо взошла заря. Иаков сказал: не отпущу Тебя, пока не благословишь меня. И сказал: как имя твое? Он сказал: Иаков. И сказал

[ему]

: отныне имя тебе будет не Иаков, а Израиль, ибо ты боролся с Богом, и человеков одолевать будешь. Спросил и Иаков, говоря: скажи

[мне]

имя Твое. И Он сказал: на что ты спрашиваешь о имени Моем?

[оно чудно]

. (Быт 32:24–29).

Помните, кто еще спрашивал имя Божие? Моисей. «Как имя Твое?» (Не пришло время {57} еще открыть имя). Иегова, Сущий. Помните? Здесь Он говорит: «Оно чудно». Не готов был еще Израиль духовно принять этого имени. И читаем дальше:

«И благословил его там. И нарек Иаков имя месту тому: Пенуэл; ибо говорил он, я видел Бога лицем к лицу, и сохранилась душа моя. И взошло солнце, когда он проходил Пенуэл; и хромал он на бедро свое. Поэтому и доныне сыны Израилевы не едят жилы, которая на составе бедра, потому что Боровшийся коснулся жилы на составе бедра Иакова»

(Быт 32:29–32). Господь попускает человека даже до борьбы с Собой, чтобы человек из борьбы этой вынес для себя урок, что Господь любит его. И вот, окрыленный этой встречей, Иаков идет к своему брату, и здесь происходит примирение. Может быть, без этой борьбы и не было бы примирения, но теперь они нашли те слова друг для друга, то прощение, которое сошло от Господа на сердца обоих. И сказано, что обнялись они и целовались, и плакали оба, и после этого мир, который пришел в сердце Иакова, позволил ему жить в безопасности и продолжать свое служение в том месте, где жили его предки, где жил Авраам, — в земле Ханаанской, близ Сихема.

К сожалению, испытания для его семьи продолжались. Прекрасная сестра Дина была причиной кровожадных поступков ее братьев: Симеона и Левия. Дина понравилась сыну местного правителя Сихему, который обесчестил ее. Хотя Сихем предложил взять ее в жены, однако это показалось слишком оскорбительным для сыновей Иакова.

Сам Иаков дал согласие на брак Дины. Однако сыновья проявили коварство и жестокость, поставив условие: в том случае она будет женой Сихема, если весь город совершит обряд обрезания, который и сами они совершали. И когда они были в болезни, пришли два сына Симеон и Левий с мечами и поразили всех мужчин этого города, мстя за свою обесчещенную сестру Дину. Эта буйная жестокость возмутила Иакова, он сделал упрек своим сыновьям и высказал опасение, что за это может последовать жестокое возмездие.

Впоследствии Иаков и его семья вынуждены были покинуть Вефиль, т. к. стали испытывать очень сильное влияние идолопоклонства. Более того, Иаков повелевает всем семьям своего племени собрать чужих богов в одно место и закапывает их под дубом близ Сихема, т. е. уничтожает идолопочитание. В Вефиле он построил жертвенник, и там опять ему явился Господь, который подтвердил все прежние обетования и то, которое говорил Аврааму: «благословятся в тебе все колена земная». В Вефиле умирает старая кормилица Ревекки Девора, и ее также погребают под дубом. А Рахиль рождает долгожданного второго ребенка. Но рожая, она почувствовала, что умирает, и нарекла ему имя Бенони, что означает «сын моей скорби». Но Иаков назвал его Вениамином, что означает «сын правой руки» такое двойное имя получилось.

Иаков тяжело скорбел о потере своей супруги. Он похоронил ее по дороге в Вифлеем и поставил на гроб ее памятник, который стоит и до сих пор. К сожалению, горе, которое испытал Иаков, потеряв свою супругу, усугубилось тем, что старший его сын Рувим осквернил ложе отца, за что и был лишен своего первородства.

Иаков приходит туда, где живет его престарелый отец Исаак. Это место облюбовал еще Авраам — у дуба Мамврийского, близ Хеврона. При нем и умирает престарелый патриарх (ему было 180 лет). Исаак

«и приложился к народу своему, будучи стар и насыщен жизнью; и погребли его Исав и Иаков, сыновья его»

(Быт 35:29). Это произошло уже после событий с сыном Иосифом, любимым сыном Иакова, которого братья продали в Египет, приблизительно за 10 лет до переселения Израиля в Египет. На этом мы заканчиваем историю Иакова.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

religion.wikireading.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о