Куликовская битва 8 сентября 1380 года – Куликовская битва — Википедия

1380 год — Куликовская битва — EADaily

8 сентября 1380 года на Куликовском поле (ныне юго-восток Тульской области) объединенные русские войска под предводительством московского великого князя Дмитрия Ивановича вступили в сражение с армией беклярбека Золотой Орды Мамая и его союзников. Эта битва, получившая название Куликовской, закончилась победой Дмитрия, что резко подняло значение Великого княжества Московского.

Отношения князя Дмитрия Ивановича и Мамая начали обостряться еще в 1371 году, когда последний дал ярлык на великое владимирское княжение Михаилу Александровичу Тверскому, а московский князь тому воспротивился и не пустил ордынского ставленника во Владимир. А спустя несколько лет, 11 августа 1378 года войска Дмитрия Ивановича нанесли поражение монголо-татарскому войску под предводительством мурзы Бегича в битве на реке Воже. Потом князь отказался от повышения уплачиваемой Золотой Орде дани и Мамай собрал новое большое войско и двинул его в сторону Москвы.

Перед выступлением в поход Дмитрий Иванович побывал у святого преподобного Сергия Радонежского, который благословил князя и все русское войско на битву с иноземцами. Мамай же надеялся соединиться со своими союзниками: Олегом Рязанским и литовским князем Ягайло, но не успел: московский правитель, вопреки ожиданиям, 26 августа переправился через Оку, а позднее перешел на южный берег Дона. Численность русских войск перед Куликовской битвой оценивается от 40 до 70 тысяч человек, монголо-татарских — 100−150 тысяч человек. Большую помощь москвичам оказали Псков, Переяславль-Залесский, Новгород, Брянск, Смоленск и другие русские города, правители которых прислали князю Дмитрию войска.

▼ читать продолжение новости ▼

Битва состоялась на южном берегу Дона, на Куликовом поле 8 сентября 1380 года. После нескольких стычек передовых отрядов перед войсками выехали от татарского войска — Челубей, а от русского — инок Пересвет, и состоялся поединок, в котором они оба погибли. После это началось основное сражение. Русские полки шли в бой под красным знаменем с золотым изображением Иисуса Христа.

Куликовская битва закончилась победой русских войск во многом благодаря военной хитрости: в расположенной рядом с полем боя дубраве спрятался засадный полк под командованием князя Владимира Андреевича Серпуховского и Дмитрия Михайловича Боброка-Волынского. Мамай основные усилия сосредоточил на левом фланге, русские несли потери, отступали и, казалось, что поражение неизбежно. Но в самый критический момент в сражение вступил засадный полк, ударив в тыл ничего не подозревающим монголо-татарам. Этот маневр оказался решающим: войско хана Золотой Орды по обыкновению не имело резервов и вся армия обратилась в бегство. Разгром был полный.

Потери русских сил в Куликовской битве составили по разным оценкам от 10 до 30 тысяч человек, включая 800 бояр. Мамай потерял армию почти полностью. Сам князь Дмитрий, впоследствии прозванный Донским, поменялся конем и доспехами с московским боярином Михаилом Андреевичем Бренком и принимал в сражении активное участие. Боярин в битве погиб, а сбитого с коня князя нашли под срубленной березой без сознания.

Это сражение имело большое значение для дальнейшего хода русской истории. Куликовская битва, хотя и не освободила Русь от монголо-татарского ига, но создала предпосылки для того, чтобы это произошло в будущем. Кроме того, победа над Мамаем значительно усилила Московское княжество.

eadaily.com

Куликовская битва 8 сентября 1380 года

Куликовская битва, произошедшая 8 сентября 1380 года между русской ратью князя Дмитрия Ивановича и татарскими полчищами Мамая, стала поворотным событием русской истории.

И хотя Московская Русь вследствие битвы освободилась от ордынского ига лишь на два года, Куликовская битва привела к ментальному объединению Руси и положила начало формированию великорусской нации – если на Куликово поле шли, будучи москвитянами, владимирцами, можайцами, серпуховчанами и новгородцы, то возвращались оттуда русскими.

Князь Дмитрий Иванович с картины Ильи Глазунова

Предпосылки Куликовской битвы

Народные восстания против татарского ига стали вспыхивать сразу же после его установления. Так, в 1259 году жители Новгорода расправились с наглыми ордынскими баскаками. а в 1262 против угнетателей поднялись жители Ростова Великого, Владимира, Суздаля и многих других русских городов. Однако ордынцы неизменно топили в крови эти выступления, так как на их стороне выступали русские князья.

Многие сейчас пытаются утверждать, что татарского ига на Руси не было. Татары, мол, не держали в русских городах гарнизонов, а лишь ограничивались карательными экспедициями против восставших городов. Да, действительно, гарнизонов в городах они не держали – покорность русского народа татарской власти обеспечивали сами русские князья, и потому татарское иго было обременительно вдвойне – содержать приходилось не только хана в Сарае, но и князя в Кремле.

Князья сами неоднократно приводили на Русь татарские отряды, используя их как для наведения порядков в своём уделе, так и для нападения на соседние княжества. Кроме того, татары часто сами использовали одних русских князей в борьбе против других. Так, в 1333 году татары ходили вместе с москвичами в Новгородскую землю, отказавшуюся платить дань в повышенном размере. В 1334 году вместе с Дмитрием Брянским татары ходили против смоленского князя Ивана Александровича.
Но вот 13 ноября 1359 года, после смерти Ивана Красного, великим князем владимирским и московским становится девятилетний Дмитрий Иванович. В первые годы Москвой от его имени правил митрополит Алексий, являвшийся сторонником союза с Ордой против Литвы. Объективно такая политика была верна: татары смотрели на Русь лишь как на дойную корову, а Литва как на объект геноцида. Субъективно же такая политика митрополита была вызвана тем, что именно Бердибек, а не какой-нибудь Ягайло выдал Алексию ярлык, подтверждающий освобождение Русской церкви от даней и поборов.

Однако в том же самом 1359 году был убит двенадцатый хан Золотой Орды Бердыбек. Занявший его место самозванец Кульпа продержался в Сарае пять месяцев и был убит Наурызбеком, который ещё четыре месяца спустя был убит ханом Хызыром. Но и Хызыр через те же четыре месяца стал жертвой заговора собственного старшего сына Тимура-Хаджи. Правил последний в течение пяти недель, успев лишь отчеканить монету со своим именем. Всего же за последующие 10 лет в Сарае сменилось 25 ханов.
Этой ситуацией и воспользовался темник Мамай, служивший при Бердыбеке губернатором Крыма. Этот представитель племени кыятов не имел на ордынский престол никаких прав, но был женат на дочери Бердыбека – последнего представителя законной династии, ведущей свой происхождение от Батыя. Кроме того, на отдыхе в Крыму в тот момент оказался восьмилетний представитель батыева рода Мухаммед-Булак.
Провозгласив ханом этого пацанёнка, Мамай объявил себя регентом всей Золотой Орды. Однако контролировать всю Орду он не мог – Сарай и вся восточная часть Орды находилась под управлением других ханов, а с 1377 года её начал прибирать к рукам ставленник Тимура чингизид Тохтамыш.

Воспользовавшись ситуацией в Орде, названной летописцами Великой Замятней, князь Дмитрий решил больше не посылать дань в Сарай.
Но ситуацией в Орде решила воспользоваться и Литва: литовский князь Ольгерд Гедеминвич, женатый на дочери убитого в Орде Тверского князя Александра Михайловича Ульяне, объявил себя освободителем русских земель от татарского ига. Ореол освободителя и схожий с русскими внешний облик, а также русская жена и православное вероисповедание позволили ему в короткий срок овладеть Брянском, Киевом, Смоленском и всей Волынью. Казалось, он вот-вот приберёт к рукам всю бывшую Киевскую Русь, но на пути его планов неожиданно встала Москва.
В союзе с тверскими князьями Ольгерд начал войну против Дмитрия. Трижды литовский князь ходил на Москву, но взять её ему оказалось не под силу. В самый разгар противостояния 24 мая 1377 года 80-летний Ольгерд умер. Его 15-летний наследник Ягайло не смог не то что расширить, но и удержать большинства завоеваний отца – одно княжество отпадало от Литвы за другим. И тогда Ягайло решил предложить недавним врагам Литвы татарам союз против Дмитрия. Условием этого союза была поддержка Мамая в его притязаниях на ордынский престол и раздел Руси между Литвой и Ордой.

Мамаю этот союз был как нельзя кстати: с самого начала своего правления он стремился сделать Северо-Восточную Русь не просто зависимой территорией, но и полностью ее оккупировать и аннексировать. В этом стремлении ему потакали евреи-крымчаки (не путать с караимами) и генуэзские купцы по большей части всё той же национальности, иногда прикрываемой нательным католическим крестом. И те, и другие намеревались открыть на Руси торговые фактории, чтобы выменивать пушнину на итальянские стекляшки. Надеясь на будущие дивиденды, они щедро кредитовали Мамая, который сумел собрать довольно значительные военные силы. В разорении Москвы они были заинтересованы ещё и по той причине, что весной 1376 года русское войско во главе с Дмитрием Михайловичем Боброком-Волынским совершило поход на среднюю Волгу разгромило Волжскую Булгарию и вместо мамаевых ставленников посадило там русских таможенников. таким образом, приток пушнины к крымским купцам сократился.

Полностью же он иссяк после того, как в следующую зиму князем Борисом Константиновичем Городецким вместе с племянником Семёном Дмитриевичем и московским воеводой Свиблом был осуществлён поход в мордовскую землю. Вся булгарская и мордовская пушнина уходила теперь на Русь и через Новгород продавалась в ганзейские города.

Чтобы возобновить поступление пушнины в Крым, Мамай отправил на Русь войско под командованием мурзы Бегича, но войско это было наголову разбито 11 августа 1378 года в битве на реке Воже. Погиб и сам Бегич.

Подготовка Куликовской битвы

Два последующих года противники готовились к решающей схватке. Наконец, 23 июля 1380 в Москву прискакал гонец Андрей Семёнович Попов с известием о том, что войско во главе с самим Мамаем переправилось через реку Воронеж.

Немедленно во все столицы русских княжеств, в города и земли были разосланы грамоты: «да готовы будут». Местом сосредоточения основных сил русского войска была назначена Коломна, крепость близ устья Москвы-реки.

Вскоре русским разведчикам Родиону Ржевскому, Андрею Волосатову и Василию Тупику удалось добыть языка, по показаниям которого стало ясно, что на стороне Мамая выступили Ягайло и Олег Рязанский.

В последнее время появилась теория предполагающая, что Куликовское сражение произошло вовсе не на Дону, а прямо под стенами Москвы в районе нынешней московской улицы Солянка. С точки зрения формальной логики в этой теории всё выглядит безупречно: зачем гоняться за Мамаем в чистом поле, рискуя, что он, обойдя с тыла разорит беззащитную Москву? Не лучше ли встретить его под стенами города, если он всё равно идёт на Москву?

Однако в этой теории не учитывается то обстоятельство, что в этом случае к Москве пришёл бы не только Мамай, но также Ягайло с Олегом Рязанским. Дмитрий же хотел разбить противников по частям, упредив их соединение.

Утром 20 августа русское войско по трем дорогам выступило из Москвы. Для обороны столицы был оставлен с войском воевода Фёдор Андреевич Кошка – дальний предок будущего рода Романовых.

Русь выставила против Мамая 24 тысячи ратников тяжеловооруженной пехоты городовых полков, пополненных крестьянами-добровольцами, и около 12 тысяч конных витязей.

Витязи и их боевые кони с ног до головы были покрыты железными доспехами. К седлам витязей приторачивались дальнобойные самострелы, выпускавшие железные стрелы на 800– 1000 м, в то время как ордынский лук, по моим сведениям, поражал лишь на расстоянии 150–200 м. Каждый русский витязь в совершенстве владел приемами метательного и рукопашного боя, привычно чувствовал себя в тяжелых латах, так как ведь военному делу его учили с трехлетнего возраста.

На вооружении пеших латников состояли самострелы, мечи, топоры и копья, а по некоторым сведениям имелось и небольшое количество пищалей, стрелявших не только пулями, но и стрелами. Защитой пехотинцам служили латы и кольчуги с наручами, металлические перчатки, набедренники, наколенники и поножи, латные сапоги, шлемы со стальными личинами, червленые миндалевидные щиты.

В составе русской рати были полки под командованием двадцати трех князей и воевод, в том числе тверской полк. Не было по разным причинам полков смоленских, нижегородских, новгородских и, конечно, рязанских. Но зато прислали свои дружины двое православных литовских князей - находившихся в оппозиции к Ягайле его сводные братья. Это были Андрей, княживший во Пскове, и Дмитрий, в удел которому Ольгерд в своё время выделил Брянск и Трубецкое княжество. Этот самый Дмитрий Ольгердович стал родоначальником князей Трубецких. Именно для встречи с этими отрядами Дмитрий Иванович, выйдя 24 числа с войском из Коломны, двинулся не напрямую навстречу Мамаю, а сперва направился на запад вдоль Оки к устью Лопасни. Кроме того, зная уже об измене Олега Рязанского, он не решился двигаться через центр Рязанского княжества, хотя сама битва произошла на рязанской территории.

После переправы через Оку близ Лопасни Дмитрию и его военачальникам предстояло решать, кого из противников следовало встретить первым. Великий князь учитывал, что Ягайло и Олег наступали на узкой полосе, главным образом по дорогам, и поэтому их рати не причиняли особого ущерба местному населению. Иное дело Мамай. Жадные до добычи кочевники сулили великие беды русским деревням, селам и весям. Поэтому, задумав бить врагов по раздельности, Дмитрий хотел прежде всего выбить из коалиции ордынцев.

Дмитрии Иванович поспешил форсировать Дон в непривычное по тогдашним правилам войны время – ночью. И в этом рискованном предприятии был глубокий расчет: сознавая, что Мамай может знать от лазутчиков достаточно много о московской рати, Дмитрий надеялся, что ночная переправа исключит возможность внезапной атаки его тыла одним из противников, а назавтра ратники успеют подготовиться к бою.

Куликово поле

Ход Куликовской битвы

Утром 8 сентября 1380 года на Куликовом поле выстроились два войска: 36 тысячам русских воинов противостояли 120 тысяч ордынцев. Расположение русских войск прикрывал Сторожевой полк Семёна Мелика, насчитывавший до тысячи конных витязей в булатных доспехах. За ним располагались Передовой и Большой полни, в рядах которых находилось 24 тысячи пеших ратников. Фланги их прикрывали полки Правой и Левой руки, в которые входило по 3 – 4 тыс. тяжеловооруженной кованой рати, восседающей в толстых латах на бронированных конях. В тылу Большого полка Дмитрий предусмотрительно развернул 3600 ратников резерва, недалеко от которых развевался великокняжеский стяг, защищаемый тремя сотнями дружинниками. Слева, в дубраве, ждал своего часа Засадный полк, состоящий из 4 тысяч витязей Дмитрия Боброка и Владимира Серпуховского.

Войско Мамая также не было чисто конным – в его составе находились и генуэзске пехотинцы. Набраны были они не только в крымской Кафе, но и в самой Генуе. Часть из них были пикинёрами, а остальные – арбалетчиками-павезьерами – за время заряжания арбалета они прикрывались втыкаемым в землю стоячим щитом, называвшимся павеза. Каждый из них имел по два арбалета, пластинчатый панцирь и горжет, железные наручи и бацинет, меч и кинжал. На каждые 25 человек полагался командир, получавший 10 флоринов в месяц. Рядовой же арбалетчик получал пять флоринов.

Основным оружием легкой поражая подвижную цель На рыси всадник способен развить до 12–15 км/ч. при этом кочевники обычно начинали стрельбу с пятисот шагов, стремительно сближаясь с противником.

Бой начался около 11 часов утра поединком ордынского великана Челубея с русским витязем Пересветом. И наш витязь, и татарский батыр погибли, убив друг друга, после чего Мамай двинул навстречу Сторожевому полку свой передовой отряд из 4 четырёх тысяч легких конников. За ним готовились к атаке 14–15 тыс. спешенных тяжеловооруженных всадников.

Сторожевой полк Семёна сеял и большей частью уничтожил легкую конницу ордынского передового отряда, но тут в бой вступили главные силы противника. Татары на полном скаку врезались в густые цепи москвичей, выставивших копья. Татарские кони перемахивали через копья, а татарские всадники кривыми саблями рубили направо и налево. отдельные смельчаки становились спинами друг к другу, выставляли копья, строясь ёжиками, успешно отбивались. Тогда татары, не сходясь вплотную, начали расстреливать их из луков. Таким образом, сильно поредев, Передовой полк отошел, присоединившись к полкам Правой и Левой руки.

На правом фланге русские витязи успешно отражали железными стрелами атаки Мамаевских всадников. В центре же Большой и Передовой полки тоже обрушили на приближающихся ордынцев град стрел. Каждые восемь секунд рвали воздух залпы из 4–6 тыс. самострелов, а ведь в зоне их действия вражеская конница находилась не менее 10 минут, а неуклюжая 50-рядная пехота с генуэзских наемников – не менее 25 минут. А тех, кому удалось прорваться к Передовому отряду, встретила стальная щетина копий.

На левом фланге правое крыло ордынцев, усиленное резервом, обрушилось на наш полк Левой руки, стремясь зайти в тыл Большому полку. Здесь в первом ряду сражался и князь Дмитрий Иванович. Мамай бросил в бой вес резервы. Татары, не считаясь с громадными потерями, лезли напролом.
В центре боевых порядное продолжалась ожесточенная рубка, ордынцы отчасти врезались в ряды Передового и Большого полков. В это же время под натиском превосходящих сил противника поредевший полк Левой руки отошел назад, и в бой вступили великокняжеские дружинники московского стяга.

Мамай, видя, что недалек час, когда главные силы русских будут охвачены и окружены, торжествовал победу. Однако перед прорвавшимся врагом неожиданно появились пешие ратники резерва, преградив ему дорогу стеной щитов, ощетиненной копьями. Железные стрелы, выпущенные из самострелов, выкосили сотни ордынцев.

И в этот момент сзади на ордынцев обрушился Засадный поли. Теперь противник, уже лишившийся многих воинов, оказался между молотом и наковальней – его с трех сторон уничтожали русские ратники и витязи. Этого ордынцы не вынесли и бросились бежать. Одновременно тяжеловооруженный полк Правой руки перешел в наступление, рассеяв лёгких вражеских всадников. Теперь русские окружили главные силы Мамая, разгромили их и перешли в преследование, уничтожая бегущих на протяжении почти 50 вёрст до самой реки Красная Меча, устилая весь путь татарскими трупами. И на Красивой Мече случилось то же, что уже испытали Мамаевы воины на Воже: тяжелое вооруженье потянуло на дно тех, кто хотел переправиться через реку.

Итоги Куликовской битвы

Войско Мамая было полностью разгромлено. В числе погибших оказался и достигший к тому времени 28-летнего возраста хан Мухаммед-Булак, регентом при котором объявлял себя Мамай.

Сам Дмитрий Иванович впоследствии за Куликовскую победу названный Дмитрий Донской, был контужен и сбит с коня, но смог добраться до леса, где и был найден после битвы под срубленной берёзой в бессознательном состоянии.

Русским достался и весь огромный обоз, на котором Мамай держал все, что было необходимо для войска, и, кроме того, рассчитывал вывезти на нем московскую добычу.

Узнав о поражении Мамая, Ягайло, не успевший к месту битвы, повернул назад и возвращался в Литву так спешно, как будто за ним гнались по пятам.

Долгое время считалось, что русские потеряли на Куликовом поле почти всё войско. Однако по подсчётам военного историка Дмитрия Зенина, потери русских составили 6% личного состава. то есть чуть больше двух тысяч человек. Мамай же потерял более ста тысяч воинов, а генуэзские пехотинцы – и пикинёры, и павезьеры – были истреблены практически полностью – большую их часть потоптали кони убегающих татар.

Телеги из захваченного татарского обоза пригодились для погрузки раненых, но на обратном пути пятитысячное войско Олега рязанского напало на этот обоз и, перерезав раненых, забрало себе все трофеи, добытые русскими на Куликовом поле.

Разгромленный Мамай бежал в Крым, сумел собрать там новое войско и снова пошёл на Русь, но по пути на реке Калке, где в 1223 году состоялось первое столкновение Руси с татаро-монголами, он встретился с армией Тохтамыша, к которому перешла законная власть после гибели Мухаммед-Булака. Сражения по существу не было: лучники Тохтамыша пускали через реку стрелы с листовками, в которых обещалась награда за переход на его сторону и кара тем, кто останется на стороне Мамая. В конце концов, покинутый войском Мамай вновь бежал в Крым, где кредитовавшие его евреи потребовали с него возвращения долгов. Платить Мамаю было нечем, и они продали его Тохтамышу за треть суммы долга. Мамай поначалу сумел бежать, но тут его решили продать собственные нукеры. Живым они его взять не смогли, и им пришлось его убить и предложить Тохтамышу уже мёртвое тело. Тохтамыш щедро расплатился с предателями, методично одну за другой засовывая им монеты в задний проход. По приказу Тохтамыша Мамая похоронили с подобающими почестями.

Дмитрий Донской направил Тохтамышу приветственное послание по случаю вступления на престол и послал ему щедрые дары, но ярлыка на княжение у него не запросил. Поэтому Тохтамыш в 1382 году совершил поход на Москву, после длительной осады взял её обманным путём и сжёг дотла. Ордынское иго на Руси было восстановлено и продержалось ещё целое столетие.

opoccuu.com

< Предыдущая   Следующая >

sotok.net

8 сентября 1380 года состоялось Куликовская битва

09:08 Сен. 8, 2015 5446 0

Также его называют Мамаево или Донское побоище - сражение войск русских княжеств с ордынцами «в лето 6888 от сотворения мира» на территории Куликова поля между реками Дон, Непрядва и Красивая Меча.

После поражения золотоордынских войск на реке Воже в 1378 –ом году, ордынский тёмник (т.е. военачальник, командовавший «тьмою», иначе говоря, десятью тысячами бойцов) по имени Мамай решил сломить русских князей.  Он собрал войско, насчитывавшее около 100–150 тысяч воинов. Помимо татар и монголов, в нем имелись отряды осетин, армян, живших в Крыму генуэзцев, черкесов, и ряда других народов.

Союзником Мамая согласился быть великий князь литовский Ягайло.   Другим союзником Мамая – по сообщению ряда летописей – был рязанский князь Олег Иванович. По данным других летописей, Олег Иванович лишь на словах выразил готовность союзничать, обещав Мамаю воевать на стороне татар, сам же немедленно предупредил русское воинство о грозящей опасности. 

Узнав о намерениях ордынцев и литовцев воевать с Русью, московский князь Дмитрий Иванович обратился с призывом о сборе русских военных сил в столице и Коломне, и вскоре у него была рать, немногим уступавшая по численности войску Мамая. В основном в ней были москвичи и воины из земель, признавших власть московского князя, хотя ряд лояльных Москве городов – Новогорода, Смоленска, Нижнего Новгорода – не выразили готовности поддержать Дмитрия.

В ночь с 7 на 8 августа, перейдя реку Дон с левого на правый берег по наплывным мостам из бревен и уничтожив переправу, русские вышли к Куликову полю. Князь Дмитрий довольно рискованно отрезал себе пути возможного отступления, но одновременно прикрыл с флангов свое войско реками и глубокими оврагами. 

Битва началась поединком богатырей. С русской стороны был выставлен Александр Пересвет – монах Троице-Сергиева монастыря. Его противником оказался татарский богатырь Темир-мурза (Челубей). Воины одновременно вонзили друг в друга копья: это предвещало большое кровопролитие и долгую битву.

Предполагают, что мамаева рать была разгромлена за четыре часа.  Мамай успел бежать.   Потери обеих сторон   были огромными. Убитых (и русских, и ордынцев) хоронили 8 дней. Князь Дмитрий Иванович  был ранен в ходе сражения, но выжил и получил в дальнейшем прозвище «Донской».

В народной памяти великое сражение  сохранилось как первая попытка объединения русских земель во имя общего дела. Потому Куликовскую битву нередко называют колыбелью современного русского народа. После Куликовской победы князя Дмитрия могущество Орды пошатнулось. Победа сыграла важную роль в объединении русских земель вокруг Москвы.

О других памятных датах читайте в журнале «Историк».



govoritmoskva.ru

8 сентября 1380 года в истории России, События на Руси 1380 год

В феврале 1995 года в России в память о величайших победах российских войск, сыгравших значимую роль в отечественной истории,  установлены дни воинской славы, дни славы русского оружия. Среди особо памятных дат – и день знаменательной Куликовской битвы, сражения на Первом ратном поле России между общерусским войском под предводительством великого князя московского Дмитрия Ивановича и войсками темника Мамая, которое произошло 8 (21) сентября 1380 года.

Ежегодно 21 сентября в России торжественно отмечается День победы русских полков во главе с великим князем Дмитрием Донским над монголо-татарскими войсками в Куликовской битве (1380 год). День воинской славы в честь героических участников Куликовского сражения определен в соответствии с григорианским календарем: по старому летоисчислению битва состоялась 8 сентября 1380 года, при новом исчислении день битвы – 21 сентября 1380 года.

1380 год в истории России – год великого перелома, шаг к созданию единого и независимого государства Российского,  доказавшего всему миру свою силу и  могущество. 1380 год – это год бессмертного подвига русского воинства, силы русского духа и оружия, сумевшего одолеть полчища Мамая. То, что произошло в 1380 году на Куликовом поле, определило дальнейшую судьбу России, сумевшую объединиться перед  общим врагом – Золотой Ордой.

Мамаево побоище, Побоище на Дону, Куликовская битва. Ни одно событие в средневековой истории Руси не нашло столь широкого отражения в летописной, литературной,   православной, фольклорной и живописной традиции, как легендарная битва 1380 года в междуречье Дона и Непрядвы.

Многотысячная армада Мамая двинулась на Русь в начале лета 1380 года. В походе на Русь участвовали все подвластные Мамаю земли Правобережной Волги, Крыма и Северного Кавказа.  От низовьев Дона вверх по течению шла к Москве золотоордынская рать.  О нашествии Мамая  на Русь стало известно в конце июля – начале августа 1380 года. События развились весьма стремительно. Понимая неизбежность открытого военного столкновения с войсками Мамая, великий князь московский Дмитрий Иванович собрал военный совет, на котором с благословения Сергия Радонежского было принято решение о сборе полков и ратей всего Московского княжества и союзных князей.

15 августа 1380 года русское воинство собралось в Коломне, чтобы идти навстречу врагу. 20 августа 1380 года из Коломны в поход на Дон выступили отряды и полки из городов и волостей княжества Московского – Коломны, Звенигрода, Можайска, Серпухова, Боровска, Дмитрова, Переславля, Владимира, Юрьева, Костромы, Углича, дружины Белозерского, Ярославского, Ростовского, Стародубского, Моложского, Кашинского, Вяземско-Дорогобужского, Тарусско-Оболенского, Новосильского, Муромского, Елецкого, Мещерского княжеств, Пскова и Великого Новгорода. К 6 сентября 1380 года русское войско достигло Дона, встав лагерем в устье реки Мокрая Тобола. Ставка Мамая находилась на  Гусином броде в верховьях Красивой Мечи в одном переходе от русского лагеря. На военном совете было решено дать сражение Мамаю за Доном. Назначен был и день битвы – в субботу, в праздник Рождества Пресвятой Богородицы – 8 сентября 1380 года.

Само сражение длилось всего три часа, с 6-го по 9-й час по древнерусскому счету времени, т.е. примерно с 11 часов до 14 часов в современном исчислении. Под натиском Мамая погиб Передовой полк. Завязалась битва с участием главных сил. Ордынцы прорвались по левому флангу и вошли в тыл Большому полку. Московский князь Дмитрий Иванович был ранен. Возникла угроза окружения. Судьбу битвы решил Засадный полк, ждавший своего часа в Зеленой дубраве. Среди ордынцев началась паника. Войска Мамая обратились в бегство. Разгром противника был полным и безоговорочным. Мамай позорно бежал с поля брани, а на Красном холме, где, по преданию, находилась ставка врага, был водружен стяг великой русской победы.

Куликовская битва 1380 года не позволила Мамаю восстановить власть над русскими землями. Величайшее сражение на Куликовом поле определило рост национального самосознания и созидания общерусской государственности с центром в Москве.

Рекомендуем ознакомиться с фондовыми коллекциями

www.kulpole.ru

Куликовская битва – 8 сентября 1380 года

- 1608

«Слава Тебе, боже,
богу Битв и Борьбы,
Который даёт нам испить
в бою сурьи смертной
И обрести вечную жизнь
в войске Перуновом!»
Из гимна Перуну
«... Простите меня, братья, и благословите в этом веке и в будущем»
Дмитрий Донской в честь павших воинов

После «великой замятни» в Орде, организованной с подачи «Запада», большую роль в ее политике стал играть темник и узурпатор Мамай, на которого «Запад» сделал ставку. В его задачу входило полное отторжение земель Орды от русской Державы и покорение соседних областей, включая Московское княжество. Он был связан с генуэзскими и венецианскими колониями, получал от них деньги, наемников и политическую поддержку. Благодаря усилиям Тимура, продвигающего Тохтамыша на престол Орды, в руках Мамая были сосредоточены в основном только ее западные земли. Приводя темный замысел в действие, Мамай до подхода Тохтамыша, организующего поход против него, решил лично атаковать Московское княжество, чтоб за счет последнего усилить собственные позиции. Мамай, помня сокрушительное поражение посланного им Бегича от московского князя при Воже, при помощи генуэзских иудеев собирает максимальные силы и снаряжает 80-тысячное войско, в котором помимо его собственного тумена русы составляли меньшинство, поскольку многие из них не встали за изменника и покидали Орду, уходя в северные русские княжества. В разноплеменном войске Мамая были сосредоточены порядка 5 тысяч пеших генуэзцев и венецианцев, мусульманские отряды, 10 тысяч кавказских воинов, включая армян-христиан, около 5 тысяч евреев, различные наемники и мародеры, а также присутствовал наемный полк французских рыцарей. Московский князь Дмитрий, зная об угрозе и сохраняя верность русской Державе, при благословлении волхва Сергия* и при поддержке воеводы-ведуна Боброка, собирает 60-тысячное войско, в рядах которого стали полки с новгородской, владимиро-суздальской и литовской земель.
Войска сошлись на Куликовом поле, где перед битвой князь Дмитрий встал в ряды большого полка. После боя богатырей Пересвета и Челубея, где оба богатыря пали, началось крупное сражение. В ходе упорной битвы воины Мамая сумели прорвать полк левой руки, после чего начали теснить большой полк и могли выйти ему в тыл. Враг сумел пробиться к княжеской ставке, где героически погиб боярин Михаил Бренк, заменявший бьющегося среди ратников князя. 5-тысячный владимиро-суздальский резервный полк не смог спасти положение и полк левой руки, не выдержав натиска, стал отступать к Непрядве. Конница Мамая, желая взять утомленного неприятеля в окружение, двинулась за ним и подставила тылы засадному полку Боброка, чего ждал воевода. Именно в этот тяжелый момент сражения под гимн Перуну, который, несмотря на присутствие христиан, подхватило все русское войско, в тыл уставшего врага ударил свежий засадный полк. Правый фланг мамаевского войска был застигнут врасплох, оказался зажат и был разгромлен, после чего ошарашенный враг обратился в бегство. В поголовном бегстве воинов оставшийся небольшой резерв Мамая не смог спасти положения. Русы гнали врага 50 верст, Мамай бежал.
Вражеские потери составили около 50 тысяч воинов, вся вражеская пехота была перебита, убит марионеточный хан Мухаммед. Нашествие врага и планы иерофантов потерпели крах. После сокрушительного поражения Мамай был не в силах бороться с Тохтамышем и, проиграв ему, бежал к генуэзцам, которые сами расправились с ним за несостоявшиеся замыслы. Русское войско потеряло в сражении 18 тысяч человек, в том числе 483 бояр и 12 князей.

* - Христианство Сергия Радонежского является христианством, преобразованным русским Волхвом, где Иисус воспринимается, как человек, принесший благие знания о законах Мироздания. Это христианство было приближено к ведическим основам, чтобы постепенно имеющуюся массу христиан привести через него обратно к отеческому Ведизму ненасильственным путем. До преобразований Сергия христианство было ромейского (как говорят, греческого) стиля, где велись службы на греческом и еврейском языках, отсутствовали многие ныне существующие в нем праздники, имеющие ведические корни и т.д. Позже в 1666 году при Алексее Захарьеве-Юрьеве (Романове) после никонианской реформы последователи христианства Сергия были объявлены вне закона.

 

Скачать для ознакомления без регистрации «Русское наследие. Книга битв»

 

Добавить комментарий

slawa.su

5.Поход Мамая. Куликовская битва (8 сентября 1380 года).

В конце июля 1380 г. в Москву стали поступать сведения о начавшемся походе Мамая на русские земли. Для этого он собрал крупные силы, к собственным присоединив наемные отряды «бесермены и армяне, фрязы (генуэзцы или венецианцы) и черкесы, и буртасы». Особую опасность представляла итальянская пехота, которая могла наступать глубокой фалангой. Некоторые историки считают, что войско Мамая превосходило по численности русскую рать почти вдвое. Всего же в ордынском войске могло насчитываться по оценкам разных историков 150-200 тыс. человек. Кроме того Мамай заключил союз с Литовским великим князем Ягайло, который с 30-50 тысячами человек двинулся к русским рубежам. Неустойчивую позицию здесь занимал Олег Рязанский, пославший уверения в дружбе и Мамаю, и Дмитрию Ивановичу. Также он сообщал каждому из противников о передвижении другого. Мамай не скрывал, что хочет не просто повторить поход Батыя, а в отличие от него остаться на Руси.

Однако Русь была уже не та что при хане Батые. Москва стала признанным политическим и военным центром страны. Изменилось и русское войско. Его ядром был «двор» великого князя и многочисленные хорошо вооруженные московские полки. К ним примыкали полки «подручных» князей. По призыву Дмитрия Ивановича собрались рати Коломенская, Звенигородская, Можайская, Переяславская, Владимирская, Юрьевская, Муромская, Мещерская, Стародубская, Суздальская, Городецкая, Нижегородская, Костромская, Углицкая, Ростовская, Ярославская, Моложская, Галицкая, Бежецкая, Белозерская, Устюжская, Новоторжская… Такому большому войску не подходила прежняя организация. Теперь войско было разделено на шесть полков: добавились сторожевой (самый слабый), передовой и засадный полки. Боевой строй стал более глубоким и гибким, чего не ожидали ордынцы. Выдвинутые вперед на Куликовом поле сторожевой полк не допустил до основных сил конных лучников, передовой полк сбил темп атаки ордынской конницы, а засадный полк переломил ход события. Куликовская битва отличалась от других битв того времени еще тем, что в ней принимало участие большое количество пехоты. Например в сражениях на р. Пьяне и на р. Возже сражались только конные войска. Русское войско было очень хорошо вооружено и экипировано. У пехоты главным оружием были длинные крепкие копья (таранного действия). Конники по прежнему в основном были вооружены прямыми русскими мечами, а также саблями.

В 20-х числах сентября Мамай намеревался соединиться с Ягайло в районе р. Непрядвы и вместе идти на Москву. Однако Дмитрий Иванович узнав о нашествии немедленно начал «собирать воинство много и силу великую, соединяясь с князьями русскими и князьями местными». Все войска должны были к 31 июлю прибыть в Коломну. От «языка» стало известно о плане Мамая. Медлительность Мамая позволила Дмитрию Ивановичу собирать полки. 24 августа московские полки были в Коломне. Там же были назначены воеводы. Ими стали: Владимир Андреевич Серпуховский (двоюродный брат московского князя), Дмитрий Михайлович Боброк-Волынец, Роман Михайлович Брянский, Василий Михайлович Кашинский. Пришели к князю и два Ольгердовича – полоцкий князь Андрей и его младший брат Дмитрий. По подсчетам историков собранные войска составляли не менее двух третей всех возможных военных сил Руси. Дмитрий Иванович вышел навстречу Мамаю в «поле». Наиболее короткий путь лежал через владения Олега Рязанского. Но чтобы не подтолкнуть его к союзу с Мамаем, войска обошли Рязанское княжество. Одновременно этим маневром Ягайло отрезался от Мамая. В конце августа русские полки «начали возитися за Оку». Дмитрию было идти до Мамая 125 верст, Ягайло – 150.

Но как не спешил Дмитрий Иванович, он успел посетить известного своим благочестием Сергия Радонежского, настоятеля Троице-Сергиевой лавры. Игумен благословил князя и дал ему двух иноков: Пересвета и Ослябю.

Утром 6 сентября русские полки вышли к Дону неподалеку от устья Непрядвы. В тот день на военном совете было решено переправиться через Дон. Поле между Непрядвой и Доном было очень удобно для русских, так как с трех сторон было ограничено реками Непрядва, Дон, Нижний Дубняк и лесом, поэтому татары не могли использовать свою излюбленную тактику охвата противника клиньями тяжелой конницы или удара в тыл. Общая переправа через Дон началась 7 сентября. Великий князь приказал разрушить мосты, чтобы вселить уверенность воинов и не позволить литовцам ударить в тыл. В день битвы к великому князю прибыл гонец с благословением русскому войску от Сергия Радонежского.

Всю ночь полки простояли в боевом порядке, что было очень важно, так как в утреннем тумане расставить войска было трудно. Впереди стоял сторожевой полк Семена Оболенского и Ивана Тарусского. Он состоял из легкой конницы и должен был отогнать ордынских конных лучников. Пехотный передовой полк должен был ослабить первый, самый сильный удар. Затем вступали в бой большой полк и полки правой и левой руки. Предугадав основной удар татар на полк левой руки, самый слабый, воеводы поставили там же засадный полк. Утром 8 сентября противники впервые увидели друг друга. Дмитрий Иванович объявил, что будет сражаться на «первом ступе, как простой воин». Дмитрий Иванович хотел оперативно управлять войсками и заодно воодушевить простых ратников. Да это было и не опаснее, чем остаться в окружении охраны: татары первым делом старались убивать князей. Великокняжеские доспехи одел боярин Михаил Бренк, княжеский любимец. Приняв Михаила за великого князя, ордынцы смогли пробиться к боярину и убить его.

В начале битвы ордынцы попробовали ударить сильными конными крыльями, но поле было слишком узко для фланговых ударов (4-6 км) (см. приложение 3). Изменив план боя Мамай усилил центр «фряжской» пехотой. Однако схватке главных сил предшествовал поединок русского витязя инока Александра Пересвета с ордынским богатырем Темир-Мурзой. Церковники предали подвигу чисто религиозную окраску, но на самом деле Александр Пересвет был профессиональным воином-дружинником, хотя и служил Сергию Радонежскому. В поединке погибли оба богатыря.

После этого в бой вступили главные силы. Сторожевой полк был почти полностью уничтожен. Передовой полк тоже понес очень большие потери. Натиск смог остановить лишь большой полк. Однако потери русских были огромны. Вскоре бой превратился в массу сражений между мелкими группами противников. Тут преимущество было на стороне татар: одиночных пехотинцев конные ордынцы легко изрубали саблями, а если группа русских пехотинцев образовывала «ежик», со всех сторон огородившись копьями, то ордынцы расстреливали их из луков. Однако именно большие потери спасли русское войско от полного разгрома: конница не могла передвигаться по телам. Ордынцы, потерпев неудачу в центре, попытались сначала смять, а потом выманить вперед ложным отступлением правый фланг русских войск. Но ими командовал опытный Андрей Ольгердович, который не дал себя обмануть. Тогда Мамай нанес удар по полку левой руки. Татарам удалось прорваться сквозь строй русских войск. В тылу у основных войск оказался большой отряд отборной тяжелой конницы. Ордынская конница развернулась и понеслась по направлению к большому полку. В это время им в тыл ударил засадный полк. Это и решило исход битвы. Еще через полчаса бежал сам Мамай. Наемники, увидев его бегство, оставили поле битвы. Оставшиеся в одиночестве татары не могли сдержать натиска русских войск. Русская конница преследовала ордынцев почти 50 км. Спаслись лишь немногие.

Разгром Мамая сразу изменил всю военную обстановку. Олег Рязанский, опасаясь мести великого князя, с семьей отправился в Литву. Литовский князь Ягайло в день битвы находился всего в 30 верстах от сражения. Но он и не торопился, ожидая исхода битвы. Узнав о победе русских войск, «Литва с Ягайло побежали назад с большою быстротою, не будучи никем гонимы». Русские полки не преследовали его, так как догнать литовское войско было трудно, да и некому: убито или ранено было почти 75% русских ратников. Погибло 12 князей и 483 боярина-воеводы, что составляло около  60 % всех знатных бояр. Дмитрий Иванович тоже пострадал: «… и набрели на великого князя , избитого и израненного всего и утомленного, лежал он в тени срубленного дерева березового». Восемь дней войско стояло на поле битвы, «на костях», хороня мертвых и оправляясь от ран.

studfiles.net

Куликовская битва 8 сентября 1380 года

«Батыев разгром» Русской земли. Миниатюра. XVII в.

Куликовская битва по праву занимает одно из первых мест среди подвигов русского оружия. Она знаменовала собой начало нового этапа в истории России — национального подъёма, завершившегося освобождением от власти Золотой Орды. Московское княжество, возглавившее сопротивление Орде, благодаря этой военной победе укрепило политический авторитет и окончательно заняло лидирующие позиции в объединении раздробленных княжеств Северо-Восточной Руси под своей властью. Таким образом, Куликовская битва на несколько столетий вперёд определила основные направления развития русской истории. В памяти народа она осталась великим подвигом, а имена и деяния её героев и вдохновителей — князей Дмитрия Донского и Владимира Хороброго, воеводы Дмитрия Боброка, иноков Александра Пересвета и Родиона Осляби, преподобного Сергия Радонежского — воодушевляли народ во времена тяжёлых испытаний.

Русь под властью Орды

После страшного монгольского разгрома 1237—1241 гг. Северо-Восточная и Южная Русь были включены монголами в состав западной части своей империи — улуса Джучи. На Руси это государство именовали Золотой Ордой. Его основал победитель русских Вату, внук Чингисхана.

Бату создал на Волге свою ставку, из которой впоследствии возник пышный город Сарай. Его великолепные дворцы и мечети, мощёные улицы, водопровод и сады поражали путешественников. Но вся эта красота была создана ордынскими ханами за счёт жестокого угнетения подвластных им народов. В Сарай были согнаны тысячи ремесленников, в том числе и из русских земель, которые сотворили это великолепие, прославлявшее их завоевателей.

Все подчинённые монголами народы обязывались платить дань. Для её сбора монголы, по образцу Китайской империи, провели перепись, обложив налогом («ордынский выход») всё население. Сбор дани монголы поручали откупщикам, злоупотребления которых не раз вызывали восстания на Руси. Такие восстания жестоко подавлялись. Но для того чтобы упорядочить сбор дани, ханы передали этот процесс в ведение своих наместников — баскаков. Ордынская перепись также зафиксировала число боеспособных мужчин, обязанных участвовать в новых завоевательных походах. Во второй половине XIII в. русские князья со своими войсками неоднократно принимали участие в ханских походах на Кавказ.

Монголы оставили в неприкосновенности властную структуру Руси. Власть князей над родовыми уделами сохранилась. Однако теперь над ними появился новый господин — великий хан Монгольской империи, а когда в последней трети XIII в. улус Джучи отделился от Каракорума, его роль перешла к сарайским ханам. Монгольская власть была тяжела для князей. Во время поездок в Монголию или Золотую Орду им приходилось кланяться ханам и униженно благодарить за милость в виде ярлыков, дававших право на престол. Но хан мог и не утвердить князя на престоле, а мог и вынести смертный приговор. Немало русских князей погибло от рук монгольских палачей в Золотой Орде. К хану, как к высшему судье, прибегали князья во время междоусобных споров, и тогда тяжко приходилось православным: ордынцы, поддерживая одного князя против другого, нападали на беззащитные города и селения, сжигали их, убивали и грабили население. Во второй половине XIII в. такие набеги происходили неоднократно. В русских летописях они именуются «ратями» — Дюденева рать, Неврюева рать, Федорчукова рать (по именам их предводителей).

Москва и Сарай

В начале XIV в. Русь была охвачена очередной усобицей. Однако на этот раз ставкой были не земли или столы богатых городов, а нечто более значительное — ярлык на великое княжение, обозначавший грядущее лидерство на северо-востоке. С одной стороны выступала могущественная Тверь, а с другой — более молодая, энергичная Москва. В этой борьбе активное участие принимали и золотоордынские ханы, придерживавшиеся известного принципа: «Разделяй и властвуй». В это время (с 1313г.) Золотая Орда вступает в период своего наивысшего могущества при хане Узбеке. Узбек, державший улус Джучи в стальной узде, стал распространителем в Орде новой религии — ислама.

Он пристально следил за событиями на Руси, стремясь поддерживать там определённую систему противовесов. Вместе с тем были у хана и свои любимцы. Так, московский князь Юрий Данилович смог понравиться хану, и тот выдал за него свою сестру Кончаку, в крещении Агафью.

Став родственником хана, Юрий с новой энергией начал войну против главного соперника — князя Михаила Ярославича Тверского, приходившегося московскому князю двоюродным дядей. Но военное счастье оказалось на стороне тверичей. В 1318 г. они разбили войско Юрия, а княгиня Агафья-Кончака попала в плен. Вскоре в Твери она умерла, но Юрий сумел обернуть и это в свою пользу. Он обвинил Михаила в отравлении жены. К этому добавилось и обвинение в том, что тверской князь утаивает от Орды часть дани. Михаил Тверской был вызван в Золотую Орду и казнён, а ярлык на великое княжение перешёл к Юрию (1318 г.).

Тот недолго оставался победителем. В 1322 г. Узбек решил сделать ставку на Тверь. Он передал ярлык сыну убитого князя Дмитрию Грозные Очи. Пытаясь оспорить старшинство, Юрий приехал в Сарай, но там был убит Дмитрием (1325 г.). Такое своеволие возмутило хана, и он приказал казнить Дмитрия, однако ярлык опять вернулся в Тверь. Спустя два года, в 1327 г., в Твери вспыхнуло антиордынское восстание, во время которого был убит наместник Узбека. Разгневанный хан приказал разгромить мятежный город, а великокняжеский ярлык передал московскому князю Ивану Даниловичу Калите.

Иван Калита оказался послушным исполнителем ханской воли. Он сумел организовать регулярную выплату ордынского «выхода», прибегая порой к самым жёстким мерам в отношении подданных. Союз Москвы и Орды выглядел успешным и долговечным. После смерти Калиты Узбек утвердил великим князем его сына Семёна Гордого и принял его сторону в споре с Великим княжеством Литовским. Под покровительством Узбека Иван Калита и Семён Гордый укрепляли политические позиции Москвы на северо-востоке Руси; росло её военное и финансовое могущество. Благодаря ханским пожалованиям Ивану Калите удалось расширить территорию княжества, получив (выкупив?) в Орде ярлыки на несколько других уделов.

Но главный положительный момент в союзе с Ордой — безопасность московских земель от сокрушительных набегов монголов (на Руси их называли «татарами», и это более соответствует населению Золотой Орды, в составе которой монголы растворились среди тюркских народов и стали предками современных татар). Летописец так оценивает итоги правления Калиты и его сыновей: «...седе князь великии Иван Данилович на великом княжении всеа Русии, и бысть оттоле тишина великая на 40 лет и престаша погании воевати Русскую землю и заклати христиан, и отдохнуша и починуша христиане от великой истомы и многой тягости, от насилия татарского...». В эпоху правления Калиты, Семёна Гордого, его брата Ивана и правления малолетнего Дмитрия Ивановича, будущего Донского, выросло, по словам В. О. Ключевского, поколение, «не знавшее страха ордынского». Именно это поколение встало на Куликовом поле под знамёна Дмитрия Московского.

А. М. Васнецов. Московский Кремль при Иване Калите

«Великая замятия» и начало борьбы против Орды

В 1359 г. был убит хан Бердибек, внук Узбека. С этого времени в Золотой Орде началась длительная междоусобица, известная в русских летописях как «великая замятия». Почти 20 лет шла ожесточённая борьба за сарайский престол. Ханы-победители стремились истребить всех родственников, дабы избавиться от соперников.

Политическому кризису сопутствовал и демографический — в результате страшной эпидемии чумы 40-х гг. XIV в. (на Руси она называлась «чёрной смертью») вымерло множество степняков. В результате боевой потенциал Орды сильно упал.

«Великая замятия» была полезна Москве. Пользуясь тем, что в Орде потомки грозного Чингисхана грызли друг другу глотки, правительство малолетнего великого князя московского Дмитрия Ивановича (он получил престол в 1359 г., девятилетним) стремилось расширить влияние Москвы на Руси. Митрополит Алексий и московские бояре, которым принадлежала власть в княжестве, быстро пресекли попытку нижегородского и суздальского князя Дмитрия Константиновича претендовать на великое княжение. Затем под властью Москвы оказались княжества Галицкое и Стародубское, ярлыки на которые приобрёл ещё Иван Калита. В 1 367 г. началось строительство белокаменных стен Москвы, что знаменовало её подготовку к активной военной политике. И действительно, 70-е годы стали ратной юностью молодого Дмитрия Ивановича. Московские полки успешно воевали против Твери, Рязани и Литвы. Особенно знаменателен поход на Тверь в 1375 г., когда под знамёнами московского князя собрались дружины 22 русских городов. Этот первый общерусский поход со времён Владимира Мономаха стал успешным опытом боевого взаимодействия войск из различных русских земель, использованным при организации отражения ордынской агрессии на Куликовом поле.

Святой благоверный князь Дмитрий Иванович Донской. Икона конца XX в. из храма Святого великомученика Георгия на Поклонной горе в Москве

Тем временем обстановка в Золотой Орде стабилизировалась. В результате «замятии» власть оказалась в руках военачальника Мамая (он не был потомком Чингисхана и правил через подставных ханов). Мамай с неудовольствием смотрел на усиление Москвы, но, занятый ордынскими делами, первое время не имел сил наказать московского князя, проявлявшего чересчур много самостоятельности. Поражение Твери, князю которой незадолго до этого Мамай дал великокняжеский ярлык, привело ордынского правителя в ярость.

Вскоре Дмитрий вместе с князем Дмитрием Нижегородским и Суздальским (в 1367 г. князья заключили союз, скреплённый браком московского князя и дочери нижегородского) начали открытую борьбу против Орды. Разгрому подверглись земли волжских булгар, подданных Сарая. В 1373 и 1376 гг. московское войско всё лето стояло на реке Оке — «татар не пустиша». В 1378 г. на реке Воже в Рязанской земле московские воеводы разгромили отрад мурзы Бегича. Правда, годом ранее ордынское войско нанесло жестокое поражение нижегородцам и суздальцам на реке Пьяне. С тех пор князь Дмитрий Константинович отошёл от антиордынского союза с зятем. Однако Москва не собиралась изъявлять покорность хану, и тогда Мамай принял решение во главе ордынских войск повторить победоносный поход Бату и привести Москву к покорности. Самого князя в этом случае, вероятно, ждала бы плачевная участь.

Русь готовится к битве

Первые известия о походе ордынцев на Русь достигли Москвы в конце июля — начале августа 1380 г. Сразу же был объявлен сбор войска, а по городам и союзным Москве княжествам разосланы грамоты с призывом собираться в поход. Местом сбора назначалась Коломна, где войска должны были собраться 15 августа. Наступательная инициатива Дмитрия Московского стала неожиданностью для татар, привыкших, что встреча с войсками противника происходила на русской территории.

Согласно «Сказанию о Мамаевом побоище», перед походом против Мамая Дмитрий отправился за благословением к почитаемому всей Русью святому Сергию Радонежскому, и старец не только благословил князя и всё войско, но и, в нарушение монастырского устава, отправил вместе с войском двух иноков, «смысленных зело к воиньственному делу», — Александра Пересвета и Родиона Ослябю. Между тем войско Мамая остановилось на границах Рязанского княжества в районе устья реки Воронежа. Татары ожидали прихода литовского войска князя Ягайло, и эта задержка явилась тактической ошибкой Мамая.

А. Бубнов. Утро на поле Куликовом

В Москве, а затем в Коломне собралось ополчение большинства русских княжеств и земель. Первым подошёл со своим отрядом двоюродный брат Дмитрия Московско го князь Владимир Андреевич Серпуховской. Прибыли с дружинами князья белозерские — Фёдор Романович и Иван Фёдорович Белозерские, Андрей Кемский, Глеб Карголомский; ярославские — Андрей Ярославский, Роман Прозоровский, Лев Курбский; Дмитрий Ростовский, Иван Всеволодович Холмский (посланник Михаила Тверского), Фёдор Елецкий, Юрий Мещерский, Андрей Муромский. Прибыли в Коломну и новгородцы — «все люди нарядные, пансири, доспехи давали з города», т. е. из городской казны.

20 августа войско выступило из Коломны и двинулось на юг, в глубь Рязанской земли, а вскоре переправилось через Оку. После переправы стало известно, что Мамай стоит «в поле», ожидая Ягайло. Вероятно, тогда и было принято решение опередить соединение противников и двигаться к верховьям Дона. По мере продвижения русского войска в южном направлении к нему присоединялись всё новые отряды. Во время стоянки на Березуе в 30 км от истока Дона к армии присоединились князья Дмитрий Ольгердович Трубчевский и Андрей Ольгердович Полоцкий; братья Ягайло, они предпочли союз с Дмитрием Московским, а не с Мамаем. При подходе к Дону к войску подтянулось пешее ополчение — «и житейстии мнози людие, и купцы со всех земель и городов». На военном совете было решено перейти через Дон и вступить в сражение с войском Мамая «в поле».

Вскоре после переправы войско вышло к устью реки Непрядвы. В непосредственной близости от этих мест находилась армия Мамая. Было решено вступить в сражение с татарами на поле, расположенном между Доном и Непрядвой и носившем название Куликова поля.

После переправы через Дон Дмитрий Иванович приказал разрушить мосты, чтобы не только вселить в своё войско решимость сражаться до победного конца, но и предотвратить возможность захода татарских или литовских войск с тылу. Расстановкой войск вместе с Дмитрием Московским занимались Владимир Андреевич Серпуховской, Дмитрий и Андрей Ольгердовичи и их родственник видный воевода Дмитрий Михайлович Боброк Волынский. Русское войско было разделено на шесть полков — сторожевой выдвинут вперёд, чтобы первым принять на себя удар врага; за ним поставили передовой полк Ядро армии составлял большой полк, в котором находилось общевойсковое великокняжеское знамя. С правой стороны от большого полка находился полк правой руки, с левой стороны — полк левой руки. В традиционную схему расположения полков было внесено и новшество — был выделен шестой, засадный полк, находившийся в укромном месте, «в дубраве». Во главе засадного полка встали Дмитрий Боброк и князь Владимир Андреевич.

Полки возглавляли от трёх до пяти военачальников — князей или московских бояр. Это свидетельствует о наличии внутри полков нескольких самостоятельных отрядов. По-видимому, это были «стяги» — отдельные формирования, организовывавшиеся вокруг своего командира и своего знамени. По числу военачальников число стягов определяется в 23 отряда. Стяги держались сомкнутым строем, но могли отстоять друг от друга и маневрировать, сообразуясь с условиями боя.

Куликовская битва. Миниатюра из «Сказания о Мамаевом побоище». XVII в.

Сражение

Утром 8 сентября, в праздник Рождества Богородицы, русские войска были расставлены в боевом порядке на поле битвы. Князь Дмитрий Иванович, согласно свидетельству «Сказания», объехал полки и напутствовал воинов на подвиг. Воины отвечали князю: «готовы есми помрети или победили». В большом полку великий князь облёкся в одежду и доспехи простого ратника, а великокняжеское одеяние возложил на боярина Михаила Бренко и поставил его под великокняжеским стягом. В ходе битвы боярин Бренко, которого татары приняли за великого князя, был убит. Нет никаких оснований сомневаться в личной храбрости Дмитрия Ивановича, создавшего себе таким образом двойника. По предположению А. Н. Кирпичникова, великий князь намеревался во время боя объезжать полки и в нужный момент подавать распоряжения о посылке подкреплений. Поскольку в своём обычном одеянии великий князь был очень приметен, он принял решение поставить вместо себя под знамя боярина Бренко.

Битва началась в 6 часов дня (по современному счёту — около половины двенадцатого утра). Первым вступил в битву сторожевой полк. Князь Дмитрий Иванович выехал в сторожевой полк, очевидно, для того, чтобы разведать обстановку, и затем возвратился в большой полк. В начале боя произошёл поединок чернеца Александра Пересвета с татарским богатырём Челубеем, оба воина пали, поразив друг друга копьями. Поединкам, происходившим перед битвой, в Средние века придавалось символическое значение: считалось, что их исход предсказывает дальнейший ход сражения. На Куликовом поле обе воюющие стороны оказались перед неизвестностью.

М. Шаньков. Засадный полк

В седьмом часу дня началось сражение основных сил воюющих армий. Главный удар татарской конницы пришёлся на передовой полк и полк правой руки. «...Прольяся кровь аки дождева тучя, обоих, рускых сынов и поганых, и множество без-численно падоша трупиа мертвых от обоих... И паде труп на труп, паде тело татарское на телеси христианском...» На исходе третьего часа жесточайшего сражения обозначился перевес татар. Им удалось прорваться в центр большого полка, убить боярина Михаила Бренко и подсечь великокняжеский стяг. Выбыл из строя и великий князь — в седьмом часу он ещё бился с татарами, поражая их палицей; позже его видели сражающимся с четырьмя противниками, а уже к концу сражения, весь израненный, он брёл пешим и вскоре упал среди мёртвых тел. Погибли многие военачальники, князья и воеводы. Однако русские стойко оборонялись против татар, прорвавшихся к Непрядве со стороны полка левой руки и начавших заходить в тыл противнику. В этот момент вступил в действие засадный полк. Внезапное появление свежих сил русских вызвало панику среди татар, они не смогли отразить удара, и началось бегство. Мамай, наблюдавший за сражением с возвышения, находившегося в тылу татарских войск, попытался организовать сопротивление, но оно не выдержало удара русских. Вместе со своей свитой Мамай обратился в бегство. Русские полки во главе с князем Владимиром Андреевичем преследовали беглецов до вечера.

Вечером ратники возвратились на поле битвы, начались сбор уцелевших, поиски раненых и подсчёт потерь. Всё поле было усеяно человеческими трупами — «борз конь не может скочити, а в крови по колено бродяху...». Долгое время не могли разыскать великого князя — его нашли в дубраве, израненного и обессиленного.

Шесть дней после битвы войско «стояло на костях». Тела князей, бояр и знатных воинов были отправлены для погребения в города; рядовых воинов погребали на поле сражения, вместе с ними хоронили и татар — «зане телеса христианстии и бесурманстии лежаху грудами... никто всех можаше познавати, и тако погреба-ху вкупе». Поминальные списки, синодики, в которых были записаны имена военачальников, павших в Куликовской битве, показывают, что в сражении погибла примерно треть командного состава русской армии. Вероятно, такими же были и общевойсковые потери. Цифра потерь, сообщаемая В. Н. Татищевым, — 20 тыс. человек — представляется близкой к действительности.

После битвы

П. Попов, В. Маторин. Засадный полк (Куликовская битва)

Триумфальное возвращение русского войска в Москву было омрачено скорбью тех, чьи мужья, сыновья, отцы и братья пали на поле битвы. Летописец, подводя итоги потерь, замечает: «Оскуде бо отнюдь вся земля Рускаа воеводами и слугами, и всем воинством...». За воинскую доблесть, проявленную на поле боя, Дмитрий Московский получил прозвание Донского, а Владимир Серпуховской — Хороброго. Разгром на Куликовом поле оказался роковым для Мамая. В Орде он начал собирать новое войско для похода на Русь, но был разбит ханом Тохтамышем, бежал в Кафу, где и был убит. Литовский князь Ягайло, узнав о поражении татар, повернул войско обратно и на время отказался от враждебных замыслов против Москвы.

Куликовская битва имела громадное историческое значение. «Мамаево побоище ещё не прекратило бедствий России, но доказало возрождение сил её и в несомнительной связи действий с причинами отдалёнными служило основанием успехов Иоанна III, коему судьба назначила совершить дело предков, менее счастливых, но равно великих», — замечает Н. М. Карамзин. Победа над главными силами «безбожных агарян» вселила уверенность в то, что освобождение Руси от политической и даннической зависимости от Золотой Орды достижимо.

После Куликовской битвы Дмитрий Донской прекратил выплату ордынской дани. Несмотря на то что выплата дани была возобновлена после сожжения Москвы ханом Тохтамышем (1382 г.), великий князь не оставлял надежды, что, возможно, его сыновья перестанут платить дань в Орду. Другим не менее важным последствием Куликовской битвы стало то, что на столетие вперёд определилась главенствующая роль Москвы в освобождении русских земель от ордынского ига. Именно эту цель преследовала объединительная политика первых московских князей. Стремление Дмитрия Московского свергнуть ханскую власть мирило население русских городов с крутыми мерами великого князя по укреплению своих позиций на Руси. Отныне объединение Руси вокруг Москвы было тесно связано с обретением национальной независимости.

Поделиться ссылкой

sitekid.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о