Ключ державин история создания – Гавриил Державин — Ключ: читать стих, текст стихотворения поэта классика на РуСтих

Державин «Ключ» – краткое содержание и анализ

В стихотворении «Ключ» (см. его полный текст), Державин зарисовал водный источник в разное время суток, как он представлялся взору наблюдателя-поэта:

 

Когда в дуги твои сребристы
Глядится красная заря,
Какие пурпуры огнисты
И розы пламенны, горя,
С паденьем вод твоих катятся!

 

Таков ключ утром. Целая гамма оттенков красного цвета развернута в стихе, поэт видит их яркий контраст с серебристыми, падающими струей водами источника. Богатство и пышность красок, которыми славится державинская поэзия, таким образом, намечены уже в этом стихотворении начального периода творчества поэта.

 

Гора в день стадом покровенну
Себя в тебе, любуясь, зрит,
В твоих водах изображенну
Дубраву ветерок струит,
Волнует жатву золотую.

 

Конструкция первых двух строк инверсирована. И. И. Дмитриев, пытался исправить их, предложил такой вариант:

 

Стадами гору покровенну
В тебе, любуясь, путник зрит.

 

Но Державин не принял поправки – путник ему не требовался, хоть он и делал фразу удобочитаемой. Была нужна гора, которая сама глядится в источник, как в предыдущей строфе в его «серебристые дуги» гляделась заря.

 

Гавриил Романович Державин

 

И какая смелость выражения – «дубраву ветерок струит», колеблет отражения в источнике деревьев и золотой нивы!

 

Багряным брег твой становится,
Как солнце катится с небес,
Лучом кристалл твой загорится,
Вдали начнет синеться лес,
Туманов море разольется.

 

В своем первом пейзаже Державин уже умеет различать планы, ближний и дальний. При закате солнца берег становится багряным, а лес, находящийся вдали, синеет. Об этих наблюдениях было впервые сказано в русских стихах.

И наконец, ночь:

 

О! Коль ночною темнотою
Приятен вид твой при луне,
Как бледны холмы под тобою
И рощи дремлют в тишине,
А ты один, шумя, сверкаешь!

 

В этой строфе Державин наметил не только обязательные элементы ночного пейзажа, столь распространенного затем в сентиментальной и романтической поэзии, но и словарь с выражениями «приятный», «бледный», «дремлющий», «холмы», «рощи», «тишина». К этому словарю мало что прибавлялось в дальнейшем.

Ссылки на другие статьи о биографии и творчестве Г. Р. Державина — см. ниже, в блоке «Ещё по теме…»

 

rushist.com

Державин ключ краткое содержание — Поэты и писатели

Часто произведения литературного творчества, отстоящие от современности на многие годы и даже века, оказываются сложными для восприятия, понимания и усвоения не только учениками школы, но даже взрослыми людьми. Именно поэтому сегодня речь пойдет о таком поэте 2-й половины 18-го – 1-й половины 19-го века, как Гавриил Романович Державин. «Фелица», краткое содержание которой будет рассмотрено в этой статье, поможет нам лучше понять автора и его творческое наследие.

Исторический комментарий: создание

Начать разговор о произведении невозможно без определения того, чем в момент его создания жил сам Державин. «Фелица» (краткое содержание и даже анализ – тема настоящего материала) была написана Гавриилом Романовичем в Петербурге, в 1782 году. Жанр традиционной торжественной оды в данном случае был разрушен поэтом: он решился на преступление закона о трех штилях и в своем творении соединил лексику книжную с ходовой, разговорной. Кроме этого, в пространстве одного произведения смешалось сатирическое и хвалебное, что также противоречило установленным канонам.

Благоприятное стечение обстоятельств

Друзья Державина, первыми услышавшие оду, оказались от неё в восторге, но поспешили охладить пыл поэта: на публикацию произведения нечего было и надеяться, ведь в нем так явно читались выпады против знатных екатерининских вельмож. Тем не менее сама судьба словно подстроила все так, чтобы произведение не пролежало вечно в ящике державинского стола. Спустя год ода попала к поэту Осипу Козодавлеву, от него – к любителю словесности И.И. Шувалову, прочитавшему эти стихи на обеде перед компанией господ, среди которых был и князь Потемкин, один из завуалировано осмеянных в оде лиц. Князь решил сделать вид, что сочинение его не трогает и вообще не имеет к нему отношения, в результате чего Гавриил Романович смог вздохнуть с облегчением.

Реакция Екатерины II

На что же мог рассчитывать далее всё ещё малоизвестный поэт Державин? «Фелица», краткое содержание которой вскоре будет описано, приглянулась президенту Российской Академии Е. Дашковой, и в 1783 году творение было анонимно напечатано в одном из весенних номеров журнала «Собеседник любителей русского слова». Дашкова представила стихотворение самой императрице; Екатерина была тронута до слез и очень заинтересовалась автором произведения. В результате Державин получил от императрицы конверт с 500 золотыми рублями и золотой обсыпанной бриллиантами табакеркой. Вскоре Гавриил Романович был представлен ко двору и облагодетельствован царицей. Таким образом, именно после создания этой оды и снискал литературную славу Державин. «Фелица», краткое содержание которой ответит на интересующие вопросы, – это произведение новаторское. Оно качественно отличалось по мысли и форме от всего, что существовало ранее.

Г. Р. Державин, «Фелица»: краткое содержание по строфам. Начало

Ода состоит из 25 строф. Начало её традиционно классицистическое: в первых строфах рисуется торжественный, возвышенный образ. Екатерина именуется киргиз-кайсацкое царевною потому, что в то время у самого поэта имелись деревни в тогдашней Оренбургской губернии, недалеко от которых начинались территории киргизской орды, подвластной императрице. Кроме этого, здесь упоминается некая сказка о царевиче Хлоре – это по-восточному колоритное произведение, которое было написано и напечатано в 1781 году самой Екатериной для 5-летнего внука, будущего императора Александра Павловича (известного как Александр I). Хлор, похищенный ханом, был сыном великого киевского князя. Похититель, желая проверить способности мальчика, отправил его на верную смерть, приказав достать розу без шипов. Хлору помогла Фелица – любезная, добрая и веселая ханская дочь, которая дала ему в провожатые помощника, своего сына, которого звали Рассудок. Мальчик подвергался искушениям: с пути его хотел сбить мурза Лентяг, однако Хлору всё время помогал Рассудок. Наконец товарищи добрались до каменистой горы, где росла та самая роза без шипов – как оказалось, это была Добродетель. В результате Хлор благополучно добыл её и вернулся к своему отцу, киевскому царю. Именно тема добродетели проходит через всю оду красной нитью. Фелицей же названа сама императрица в честь римской богини блаженства, успеха и счастья.

Основная часть оды. Изображение монархини

О чем же еще говорит в своем творении Державин? Фелица (краткое содержание поможет любому желающему понять смысл произведения) далее контрастно противопоставляется не только своему двору и приближенным, но и самому автору, который подходит к рассмотрению своей персоны крайне критично. Так, Екатерина поэтизируется настолько, что её литературный портрет оказывается совершенно лишен изъянов. Её совершенный нравственно-психологический внутренний мир раскрывается через привычки, описание поступков, распоряжения, государственные деяния. Императрица любит гулять в тишине, просто и без изысков питаться, много читать и писать. Описательная часть и изображение внешности компенсируются общим настроением, впечатлением от изображаемых черт просвещенной монархини: она скромна, демократична, неприхотлива, проста, приветлива, умна и талантлива в сфере государственной деятельности.

Антитеза «императрица – вельможи»

Кого же противопоставил идеальной во всех смыслах императрице Державин? «Фелица» (в сокращении это понимается особенно явно) описывает нам некое развращенное «Я»; за ним скрывается собирательный образ приближенного царедворца, который, по существу, включает черты всех ближайших сподвижников царицы. Это и уже упоминаемый князь Григорий Потемкин, чей портрет можно увидеть ниже, и екатерининские фавориты Григорий и Алексей Орловы, гуляки, любители скачек и кулачных боев, фельдмаршал Петр Панин, сначала – охотник, и только потом государственный служащий, генерал-прокурор Александр Вяземский, который особенно почитал лубочные повести, и многие другие. А к кому же относил себя сам Державин? «Фелица» (анализ оды, краткое содержание и разбор помогают это установить) – произведение, в котором автор подходит к своей личности без предвзятости, а потому относит и себя к вельможной компании, ведь к этому времени Гавриил Романович уже стал статским советником. Однако, вместе с этим, он был способен объективно признать собственные грехи, слабости, пороки, и, по личному замечанию поэта, «глупости». Державин не осуждает человеческие страсти придворных слуг и знатных мужей: он понимает, что, свойственные многим, они подчас уравновешиваются блестящим умом и талантом, которые служат на благо государства Российского и во имя его процветания.

Сатирическая критика прошлого

Однако не везде беззлобен Державин. «Фелица», краткое описание главной мысли которой было представлено в этой статье, также являет читателю еще одну линию – это описание периода правления Анны Иоанновны. Здесь поэт не скрывает собственного негодования по поводу случая насильственной женитьбы родовитого князя М. Голицына по прихоти царицы на старой уродливой карлице, из-за чего достойный человек превратился в придворного шута (строфа 18). Унижены, по мнению Державина, были и другие представители знатных русских родов – граф А. Апраксин и князь Н. Волконский. Ода Г.Р. Державина «Фелица», краткое содержание которой позволяет оценить её масштабную идею, кроме всего прочего, утверждает незыблемость права человека на сохранение личного достоинства и чести. Попрание этих категорий мыслится Гавриилом Романовичем как великий грех, а потому он призывает и читателя, и императрицу уважать их. Для этого Екатерине необходимо соблюдать законы, быть гарантом их главенства, защищать «слабых» и «убогих», проявлять милосердие.

Заключительные строки

Наконец, художественное своеобразие оды Г. Р. Державина «Фелица», краткое содержание которой было подробно представлено в разделах выше, проявляется и в финальных строфах произведения. Здесь возвеличивание императрицы и её правления восходит к новому пределу – автор просит «великого пророка» и «небесные силы» благословить Екатерину и сохранить её от болезней и зла.

Хотя конец снова возвращает читателя в русло классицизма и каноничной оды, всё же, в совокупности с остальным содержанием, он словно несет новое, переосмысленное значение. Восхваление здесь – не простая дань направлению, традициям и условностям, а действительный порыв души автора, который в это время ещё искренне верил в созданный им образ Екатерины. Известный критик Белинский назвал это произведение «одним из лучших созданий» русской поэзии 18-го века.

rus-poetry.ru

Гавриил Державин — Ключ

Седящ, увенчан осокою, 
В тени развесистых древес, 
На урну облегшись рукою, 
Являющий лице небес 
Прекрасный вижу я источник. 
  
Источник шумный и прозрачный, 
Текущий с горной высоты, 
Луга поящий, долы злачны, 
Кропящий перлами цветы, 
О, коль ты мне приятен зришься! 
  
Ты чист - и восхищаешь взоры, 
Ты быстр - и утешаешь слух; 
  
Как серна скачуща на горы, 
Так мой к тебе стремится дух, 
Желаньем петь тебя горящий. 
Когда в дуги твои сребристы 
  
Глядится красная заря, 
Какие пурпуры огнисты 
И розы пламенны, горя, 
С паденьем вод твоих катятся! 
  
Гора в день стадом покровенну 
Себя в тебе, любуясь, зрит; 
В твоих водах изображенну 
Дуброву ветерок струит. 
Волнует жатву золотую. 
  
Багряным брег твой становится, 
Как солнце катится с небес; 
Лучом кристалл твой загорится, 
В дали начнет синеться лес, 
Туманом море разольется. 
  
О! коль ночною темнотою 
Приятен вид твой при луне, 
Как бледны холмы над тобою 
И рощи дремлют в тишине, 
А ты один, шумя, сверкаешь! 
  
Сгорая стихотворства страстью, 
К тебе я прихожу, ручей: 
Завидую пиита счастью, 
Вкусившего воды твоей, 
Парнасским лавром увенчанна. 
  
Напой меня, напой тобою, 
Да воспою подобно я, 
И с чистою твоей струею 
Сравнится в песнях мысль моя, 
А лирный глас с твоим стремленьем. 
  
Да честь твоя пройдет все грады, 
Как эхо с гор сквозь лес дремуч: 
Творца бессмертной «Россиады», 
Священный Гребеневский ключ, 
Поил водой ты стихотворства. 
  
          1779

Рекомендуем стихи Гавриила Державина

45parallel.net

Державин «Ключ» – читать текст онлайн

 

См. также анализ этого стихотворения.

 

Седящ, увенчан осоко́ю,
В тени развесистых древес,
На урну облегшись рукою,
Являющий лице небес
Прекрасный вижу я источник.

Источник шумный и прозрачный,
Текущий с горной высоты,
Луга поящий, долы злачны,
Кропящий перлами цветы,
О, коль ты мне приятен зришься!

Ты чист – и восхищаешь взоры,
Ты быстр – и утешаешь слух;
Как серна скачуща на горы,
Так мой к тебе стремится дух,
Желаньем петь тебя горящий.

 

 

Когда в дуги твои сребристы
Глядится красная заря,
Какие пурпуры огнисты
И розы пламенны, горя,
С паденьем вод твоих катятся!

Гора в день стадом покровенну
Себя в тебе, любуясь, зрит;
В твоих водах изображенну
Дуброву ветерок струит,
Волнует жатву золотую.

Багряным брег твой становится,
Как солнце катится с небес;
Лучом кристалл твой загорится,
В дали начнет синеться лес,
Туманов море разольется.

 

 

О! коль ночною темнотою
Приятен вид твой при луне,
Как бледны холмы над тобою
И рощи дремлют в тишине,
А ты один, шумя, сверкаешь!

Сгорая стихотворства страстью,
К тебе я прихожу, ручей:
Завидую пиита счастью,
Вкусившего воды твоей,
Парнасским лавром увенчанна.

Напой меня, напой тобою,
Да воспою подобно я,
И с чистою твоей струею
Сравнится в песнях мысль моя,
А лирный глас с твоим стремленьем.

Да честь твоя пройдет все грады,
Как эхо с гор сквозь лес дремуч:
Творца бессмертной «Россиады»,
Священный Гребеневский ключ,
Поил водой ты стихотворства [1].

1779



[1] Державин как бы отождествляет «священный Гребеневский ключ» со знаменитым в древнегреческой мифологии Кастальским ключом. Кастальский ключ был связан с именем Аполлона, бога поэзии и искусств, и считался источником поэтического вдохновения. По поводу этой строки П. А. Вяземский иронически заметил: «Лучшая эпиграмма на Хераскова отпущена Державиным без умысла в оде «Ключ». Вода стихотворства, говоря о поэзии Хераскова, выражение удивительно верное и забавное!»

(Херасков – русский поэт и драматург, автор большой эпической поэмы «Россиада»).

 

rushist.com

Подмосковный краевед: Загадка «Гребеневского ключа»

В октябрьском номере журнала
«Санктпетербургский Вестник» за 1779 г. впервые была опубликована ода «Ключ» ГавриилаРомановича Державина (1743-1816), сочинённая им, по его словам, в том же году в
блистательном Санкт-Петербурге [1]. Ода была написана в похвалу его
другу, поэту Михаилу Матвеевичу Хераскову (1733-1807), незадолго до того,
выпустившему в типографии Московского университета свою «ироическую поэму Россияда» — первую русскую историческую эпопею. 

  «Изображение божества, присутствующего при Гребеневском
ключе».

Публикацию оды сопровождала загадочная
иллюстрация, сопровождённая подписью: «Изображение божества,
присутствующего при Гребеневском ключе, который напоил стихотворческим духом
изображенного при конце сих стихов творца Россияды М.В. Хераскова»[2].
Указанное «божество», имя которого не указывалось,  появлялось в начале оды…

Седящ, увенчан
осокою.
В тени развесистых древес,
На урну облегшись рукою,
Являющий лице небес
Прекрасный вижу я источник.

В конце стиха
Державин раскрывал читателю тайну адресата своего поэтического послания и
местоположение описываемого «ключа»:

Да честь твоя пройдёт все грады,
Как эхо с гор сквозь лес дремуч:
Творца бессмертной Россиады,
Священный Гребеневский ключ,
Поил водой ты стихотворства.
[Ода «Ключ».]

Филолог,
академик Российской Императорской академии наук Яков Карлович Грот (1812-1893)
в своих примечаниях к фундаментальному изданию сочинений Державина отождествил
воспетый «ключ» с источником, который «находился в Гребеневе, подмосковномимении Хераскова», а также предположил, что «Державин, знакомый с Херасковым
ещё в 1775 году, конечно, бывал не раз в Гребеневе и, может быть, ещё осенью
1778, когда ехал с женою в Казань» [3]. Краткое примечание Я.К. Грота
не претендовало на полноту и точность описания исторического контекста возникновения
державинской оды.

Подмосковное
имение Гребнево, указывавшееся на картах 1767 года как «Гребенево» 
[4] с 1774 года принадлежало сыну Анны Даниловны Трубецкой (урожд. Друцкой-Соколинской, в
I браке Херасковой; ум. 1774) — писателю и переводчику, члену
общества мартинистов-розенкрейцеров Николаю Никитичу Трубецкому (1744-1821), –
сводному брату поэта М.М. Хераскова, и его супруге ВарвареАлександровне Трубецкой (урожд. Черкасской; 1746-1833). Из «Рассказов о Хераскове» Ю.Н. Бартенева мы узнаём об исключительной дружбе, связывавшей
Варвару Александровну с супругой поэта, Елизаветой Васильевной Херасковой (урожд. Нероновой;
1737-1809). Трубецкие и Херасковы более 20 лет «жили одним домом», что вызывало
искреннее удивление императрицы Екатерины II, как-то раз воскликнувшей: «Не удивляюсь, что братья между
собою дружны, но вот что для меня удивительно, как бабы столь долгое время
уживаются между собою» [5]. 

Прямых
свидетельств того, что, выйдя в отставку в 1775 году, М.М. Херасков поселился
именно в Гребневе, где до 1778 года работал над эпической поэмой «Россияда», не
сохранилось. Впрочем, указание на то, что в этот период Херасков бывал в
Гребневе содержится в одном из писем Е.В. Херасковой известному масону-розенкрейцеру
Ивану Петровичу Тургеневу (1752 — 1807). В своём письме из
Гребнева от 7 июля 1778 года  Елизавета Васильевна сетовала на то, что в связи
с ожидаемым назначением М.М. Хераскова четвёртым куратором Московского
университета рушились её планы на «отстройку острова» —
на обустройство парка на одном из 8 островов «Барских прудов» усадьбы
Гребнево. Е.В. Хераскова сожалела о том, что после этого назначения «мы должны [будем]
жить в прескучной и тесной Москве, и теперь только дожидаемся указа, как скоро
получим, то должны оставить райскую свою жизнь [нрзб.] видеть все глупости
московские, как этот пост ни важен, как он ни почтен, но мне Гребнево всего
почтеннее кажется» [6]. Известно, что указ о назначении М.М. Хераскова
был подписан 23 июля 1778 года, а пока Елизавета Васильевна писала: «ничем
иным не занимаюсь, как отстройкой китайского домика, который почти кончен и
хорошо чрезмерно», и просила И.П. Тургенева достать «что-нибудь китайское» для
его интерьера.

 

Усадьба Гребнево в наши дни.

Исходя из этих
слов, предположенное Я.К. Гротом очередное посещение Державиным Гребнева в
августе-сентябре 1778 года могло быть связано, в том числе, и с желанием хозяев
продемонстрировать гостю результаты обустройства садово-паркового комплекса
усадьбы. Кроме того, великосветские обитатели Гребнева были заинтересованы в
знакомстве с молодой супругой Гавриила Романовича, — Екатериной Яковлевной (урожд. Бастидон; ум. 1794), которая
так же, как и они, была большой любительницей французской и отечественной
словесности. Бракосочетание поэта произошло незадолго до того, 18
апреля 1778 года. Само путешествие четы Державиных в Казань, имевшее целью
познакомить новобрачную с матерью поэта, пролегало  неподалёку от Гребнева по Владимирской
дороге [7].

Впечатления
Державина от посещения Гребнева воплотились в оде уже после издания «Россияды»,
к осени следующего, 1779 года. Интересно, что в качестве символического центра
произведения поэт избрал одну из парковых скульптур, установленную в Гребневе в
ходе обустройства парка летом 1778 года.

Судя по
иллюстрации, сопровождавшей первое издание оды «Ключ», эта скульптура
представляла собой фигуру речного божества Скамандра (греч. Σκάμανδρος) из
XXI песни «Илиады» Гомера с его непременными атрибутами – кувшином с текущей из
него водой и «кормилом» — корабельным рулём,  что отличало изображение этого
божества от аллегории реки Нил, — старца, опершегося на подобный опрокинутый
кувшин, держащего в другой руке «рог изобилия». 

Скульптурная аллегория реки Нил.IV в. н. э. Мрамор. Рим, площадь Капитолия

В «Илиаде» Скамандр  — бог
одноимённой реки, на которой стояла легендарная Троя, разгневанный на Ахилла за
то, что тот завалил реку трупами его потомков-троянцев, вышел из берегов,
пытаясь потопить героя, но отступил перед искусством бога огня и кузнечного
дела Гефеста, обрушившего на него огненный вал. Учитывая широкое
распространение многоуровневой художественной символизации в искусстве, языке,
повседневности «златого» XVIII века, выбор Державиным именно этой
скульптуры в качестве образного центра построения своей хвалебной оды, не может
рассматриваться как случайный, либо как продиктованный любезностью в ответ на
хороший приём в усадьбе. 

 Скамандр. Книжная виньетка XIX в. 

Ко времени
написания оды «Ключ» образ «реки Скамандр» имел устойчивую практику
использования в русской словесности. К примеру, в своих произведениях реку
Скамандр не раз упоминал Василий Кириллович Тредиаковский (1703-1769). В 1734
году река Скамандр промелькнула в его оде на взятие Гданьска. В 1752 году Тредиаковский
в «Похвале Ижорской земле и царствующему граду Санкт-Петербургу», вновь
упомянул «кровавый Скамандр», который был символически «принижен» победами на
волнах Невы, как принижено завоевание Трои – победами Петра I. Образ речного
бога Скамандра отсылал просвещённого читателя к истории покорения Трои Ахиллом
и, тем самым, хорошо встраивался в символический ряд произведений, воспевавших
победы русского оружия, возвышая значение реальных исторических событий за счёт
отсылки к античному наследию.

Однако для
разгадки тайны образа «Гребенского ключа» куда большим значением обладает
упоминание реки Скамандр в переписке Екатерины II и знаменитого
французского философа Франсуа Мари-Аруэ Вольтера (1694-1778) в связи с планируемым
занятием Крыма армией Василия Михайловича Долгорукова (1722—1782) в ходе Русско-турецкой войны 1768-1774
годов. В своём письме от 30
июля 1771 года мыслитель писал императрице: «Государыня, правда-ли, что вы
завладели всем Крымом? /…/ Мне очень прискорбно, что вы завоевали только
Молдавию, Бессарабию, Скифию, страну амазонок и Медеи, что составляет около
четырех сот лье; подобные пустяки меня не удовлетворяют. Я рассчитывал, что вы
вновь построите Трою и что Ваше Императорское Величество на корабле станет
прогуливаться вдоль берегов Скамандры. Вижу, что мне приходится умерять свои
желания, так как вы умеряете ваши» [8]. 

  Река. Скульптор Робер ле Лоррен. Копия II-пол. XVIII в.

В ответном письме Екатерина  II будто бы
оставила без внимания слова философа, но в следующем своём послании, написанном
между 14 и 25 августа 1771 года, императрица, бесспорно знакомая с образным
рядом Тредиаковского, отвечала мыслителю: «Пока я не узнаю, что предполагаемая
вами прогулка по Скамандре приятнее прогулки по красавице Неве, вы мне
позволите предпочитать эту последнюю. Мне здесь так хорошо! Я отказываюсь также
от возобновления Трои: мне надо выстроить здесь целое предместье, разорённое
пожаром этой весной» [9]. Речь шла о так
и не осуществлённом плане строительства храма в Царском Селе под
Санкт-Петербургом в память побед русского оружия в Русско-турецкой войне 1768-1774
годов, вместо которого по проекту итальянского архитектора Антонио Ринальди
(1709-1794) была построена так называемая «руина», послужившая изображением
разрушающейся Оттоманской Порты и снесённая в 1905-1906 годах.

 Ахилл преследует троянцев в водах Скамандра. Художник:
Ш.А. Куапель. I пол. XVIII в.

Работа над
героической поэмой «Россияда» был начата М.М. Херасковым в Санкт-Петербурге в
1770 году. Монументальная историческая эпопея напоминала читателю о взятии
Казани Иваном IV Грозным,  событии,
которое поэт считал моментом окончательного освобождения России от татарского
ига. Знаток творчества поэта, литературовед Любовь Ивановна Кулакова
(1906—1972), подчёркивая значение исторического контекста появления этого
монументального памятника русской словесности, — в период после победоносного
окончания Русско-турецкой войны 1768-1774 годов и подписания
Кючук-Кайнарджийского мирного договора 21 июля 1774 года, по которому Крым
провозглашался независимым от Османской империи, утверждала, что содержательная
часть «Россияды» — «воспоминание о борьбе русских воинов с магометанской
державой было своевременным, и читатели увидели в поэме не только прошлое
России, но и её настоящее» [10]. 

Действительно, выбор
Державиным статуи Скамандра на источнике в Гребневском парке в качестве
смыслового центра хвалебной оды «Ключ» был призван подчеркнуть актуальность
содержания поэмы М.М. Хераскова в контексте последних побед русского оружия в
Крыму. Победа Ахилла над Троей, о которой напоминает статуя Скамандра,
вдохновила «творца бессмертной Россияды» на воспевание покорения Казани Иваном IV, что в свою
очередь символизировало покорение Крымского ханства.



Река. Скульптор:  Jean-Jacques CAFFIERI
(Paris, 1725 — Paris, 1792) [См.].

Нужно отметить,
что в самой оде «Ключ» имя Скамандра не упоминается. В начале произведения
описывается лишь статуя, установленная у «Гребеневского ключа». Возможно,
именно поэтому первое издание оды сопровождалось вышеприведённой иллюстрацией с
пояснительной надписью к ней, призванной расшифровать образный ряд державинсих
строк.

  

Битва Ахилла со Скамандром. Художник: Philipp Otto Runge (1777-1810).

Achille prêt d’être submergé par le Scamandre et le Simoïs, est secondé par Junon et Vulcain. Studio of DESHAYS (DESHAYES) DE COLLEVILLE Jean-Baptiste, (le Romain), 1729-1765. [Cм].

Использование
скульптурного изображения Скамандра для украшения садово-паркового ансамбля
усадьбы Гребнево летом 1778 года не было уникально. В 1770-е годы приобретённая
в Италии статуя стоящего божества реки Скамандр, украсила главную клумбу,
располагавшуюся на центральной оси регулярного парка усадьбы графа Петра Борисовича Шереметева (1713-1788) Кусково. 


  Статуя стоящего Скамандра в Кускове. Фотография отсюда.

Дворец в Кусково был сооружён в 1774
году, а 22 августа 1775 года усадьбу посетила императрица Екатерина II в сопровождении
императора Священной Римской империи Иосифа II. В обширной
литературе, посвящённой усадьбе, не раз встречаются указания на то, что
скульптуры «Река Скамандр» и «Наяда», обе подписанные загадочной монограммой «B.S.»,
могли быть подарком императрицы Шереметеву, как раз в то время занимавшемуся
обустройством парка, начало разведения которого относится к 1772 году [11].
Если это предположение верно, то именно Екатерине II
следовало бы приписать авторство аллегории, посредством которой образ Скамандра
стал символизировать крымские победы России в войне 1768-1774 годов.
Так или иначе, положение статуи Скамандра на центральной оси кусковского парка,
рядом со стелой в память посещения императрицей Кускова в 1775 году, было
призвано подчеркнуть символическое значение этого памятника.

  Статуя стоящего Скамандра в Кускове. 

Можно
утверждать, что пример установки статуи Скамандра в Кускове после 1775 года
послужил образцом для обустройства парка в Гребневе летом 1778 года. Обеспеченные
хозяева Гребнева, несомненно, заинтересованные в установке скульптуры именно
этого речного божества, были осведомлены о последних событиях в мире
европейского искусства. Так, известно, что на выставке «Салон живописи и
скульптуры», открытой в Париже 25 августа 1773 года на обозрение публики была
представлена серия терракотовых моделей скульптур популярного французского скульптора
Клода Мишеля, известного под именем Клодион (Claude Michel, Clodion;
1738-1814), посвящённая образам греческой мифологии. Кроме скульптур «Юпитер»,
«Отдыхающий Геракл», «Река Рейн, разделяющая свои воды» и ряда барельефов, на
выставке была представлена скульптура «Река Скамандр» (Fleuve Scamandre).

Клод Мишель (Клодион). Худ.: Адам, XVIII в.

Скульптор Клодион
приобрёл широкую общеевропейскую известность в 1762—1771 годах, когда, проживая
в Риме и усердно изучая античное наследие, по словам его друга и биографа Антуана
Дэнже (Dingé) «его работы раскупались даже прежде,
чем он успевал их завершить. Он много работал для императрицы Екатерины II,
которая тщетно пыталась звать его к своему двору» [12]. Вместо него на
предложение русской императрицы согласился Этьен-Морис Фальконе (Falconet;
1716-1791), приехавший в Россию в 1766 году. Биографы Клодиона  отмечали, что
его работы не раз были приобретаемы представителями русской аристократии, к
которым, несомненно, относились и хозяева Гребневской усадьбы.

 Статуя «Юпитер». Клод Мишель (Клодион), 1773 г.

На упомянутой
выставке 1773 года были представлены как преисполненный сдержанной пластики
«Юпитер», за которого Клодион в том же году был причислен к Парижской Академии
художеств, так и полная экспрессии и движения модель «Река Рейн», ныне
хранящаяся в музее Кимбелл. Следы терракотовой модели Скамандра, к сожалению,
затерялись во времени, о чём писал биограф скульптора Анри Тирион ещё  в 1885 году [13].

  Статуя «Река Рейн, разделяющая свои воды». Клод Мишель (Клодион), 1775 г.



Статуя «Река Рейн, разделяющая свои воды». 

Конечно,
за отсутствием документальных свидетельств, нельзя с полной уверенностью
утверждать, что в Гребневе была установлена статуя Скамандра, сделанная именно по
терракотовой модели Клодиона, – скульптора, известного своими чувственными, обуреваемыми
жаждой движения, полными естественной и не всегда пристойной грации нимфами,
сатирами, фавнами и амурами. Тем не менее, одна из сохранившихся терракотовых
моделей этого скульптора, исполненная мастером в Париже в 1770-1780
годах и представленная в постоянной экспозиции ГМИИ им. А.С. Пушкина в Москве,
– лежащая «Речная нимфа», изящно облокотившаяся на урну с вытекающей из неё
водой, своими формами напоминает непринуждённую позу «божества, присутствующего
при Гребеневском ключе».

 Статуя «Речная нимфа». Клод Мишель (Клодион), 1770-1780 гг.

Краеведы, обращавшиеся
к истории Гребневской усадьбы, по-разному локализовали местоположение
«священного Гребеневского ключа». Часто его отождествляли с родником, бившем в
роще за зданием общеобразовательной школы соседней с Гребневым д. Ново,  который
иссяк около 2000 года. Однако, по словам старожилов и работников функционировавшего
 в 1978 — 1991 годах Историко-культурного центра «Усадьба Гребнево», ещё один
слабый ручеёк, надо полагать, искусственного происхождения, струился в то время
из земли на юго-восточной стороне дома — дворца, по его центральной оси  со
стороны покрытого тиной «Барского» пруда…

Подмосковный
краевед Александр Послыхалин.

При использовании материала обязательна ссылка на trojza.blogspot.com

Сноски:

4.
Кусов В.С. Земли Московской губернии в XVIII веке. Т.I. М., 2004. Богородский
уезд, № 105, с. 42.

5.
Бартенев Ю.Н. Рассказы о Хераскове. Из записок Ю.Н. Бартенева. / Русский Архив,
1879, № 9, с. 30.

6.
См.: Беспалова Е.К. Рыкова Е.К. Симбирский род Тургеневых. Ульяновск, 2011, с.
241. Источник любезно подсказан автору М.Ю. Коробко.

7. См.: Записки Гавриила Романовича Державина. С литературными и
историческими примечаниями П.И. Бартенева. М., 1860, c. 130-131.

8.
Вольтер и Екатерина II. Изд. В. В. Чуйкова. СПб., 1882, с. 136-137.

9.
Вольтер и Екатерина II. Изд. В. В. Чуйкова. СПб., 1882, с. 143. Сборник
Императорского русского исторического общества. Т.13. СПб., 1874, с. 147.

10. Кулакова Л. И. Херасков. / История
русской литературы: В 10 т. Т. IV: Литература XVIII века. Ч. 2. 1947, с. 336.

11. См., напр.: Бессонов П. Прасковья Ивановна графиня Шереметева, её
народная песня и родное её Кусково. М.,
1872, с.7, 30-31.

12. Notice nécrologique sur C.
M. Clodion, par Antoine Dingé. Paris, 1814.

13. Thirion H. Les
Adam et Clodion. Paris., 1885, p. 269.

trojza.blogspot.com

Седящ, увенчан осокою (Ключ) · Державин · анализ стихотворения

Ключ Tr En Im

Седящ, увенчан осокою,
В тени развесистых древес,
На урну облегшись рукою,
№4 Являющий лице небес
Прекрасный вижу я источник.

Источник шумный и прозрачный,
Текущий с горной высоты,
№8 Луга поящий, долы злачны,
Кропящий перлами цветы,
О, коль ты мне приятен зришься!

Ты чист — и восхищаешь взоры,
№12 Ты быстр — и утешаешь слух;

Как серна скачуща на горы,
Так мой к тебе стремится дух,
Желаньем петь тебя горящий.
№16 Когда в дуги твои сребристы

Глядится красная заря,
Какие пурпуры огнисты
И розы пламенны, горя,
№20 С паденьем вод твоих катятся!

Гора в день стадом покровенну
Себя в тебе, любуясь, зрит;
В твоих водах изображенну
№24 Дуброву ветерок струит.
Волнует жатву золотую.

Багряным брег твой становится,
Как солнце катится с небес;
№28 Лучом кристалл твой загорится,
В дали начнет синеться лес,
Туманом море разольется.

О! коль ночною темнотою
№32 Приятен вид твой при луне,
Как бледны холмы над тобою
И рощи дремлют в тишине,
А ты один, шумя, сверкаешь!

№36 Сгорая стихотворства страстью,
К тебе я прихожу, ручей:
Завидую пиита счастью,
Вкусившего воды твоей,
№40 Парнасским лавром увенчанна.

Напой меня, напой тобою,
Да воспою подобно я,
И с чистою твоей струею
№44 Сравнится в песнях мысль моя,
А лирный глас с твоим стремленьем.

Да честь твоя пройдет все грады,
Как эхо с гор сквозь лес дремуч:
№48 Творца бессмертной «Россиады»,
Священный Гребеневский ключ,
Поил водой ты стихотворства.

Sedyashch, uvenchan osokoyu,
V teni razvesistykh dreves,
Na urnu oblegshis rukoyu,
Yavlyayushchy litse nebes
Prekrasny vizhu ya istochnik.

Istochnik shumny i prozrachny,
Tekushchy s gornoy vysoty,
Luga poyashchy, doly zlachny,
Kropyashchy perlami tsvety,
O, kol ty mne priaten zrishsya!

Ty chist — i voskhishchayesh vzory,
Ty bystr — i uteshayesh slukh;

Kak serna skachushcha na gory,
Tak moy k tebe stremitsya dukh,
Zhelanyem pet tebya goryashchy.
Kogda v dugi tvoi srebristy

Glyaditsya krasnaya zarya,
Kakiye purpury ognisty
I rozy plamenny, gorya,
S padenyem vod tvoikh katyatsya!

Gora v den stadom pokrovennu
Sebya v tebe, lyubuyas, zrit;
V tvoikh vodakh izobrazhennu
Dubrovu veterok struit.
Volnuyet zhatvu zolotuyu.

Bagryanym breg tvoy stanovitsya,
Kak solntse katitsya s nebes;
Luchom kristall tvoy zagoritsya,
V dali nachnet sinetsya les,
Tumanom more razolyetsya.

O! kol nochnoyu temnotoyu
Priaten vid tvoy pri lune,
Kak bledny kholmy nad toboyu
I roshchi dremlyut v tishine,
A ty odin, shumya, sverkayesh!

Sgoraya stikhotvorstva strastyu,
K tebe ya prikhozhu, ruchey:
Zaviduyu piita schastyu,
Vkusivshego vody tvoyey,
Parnasskim lavrom uvenchanna.

Napoy menya, napoy toboyu,
Da vospoyu podobno ya,
I s chistoyu tvoyey struyeyu
Sravnitsya v pesnyakh mysl moya,
A lirny glas s tvoim stremlenyem.

Da chest tvoya proydet vse grady,
Kak ekho s gor skvoz les dremuch:
Tvortsa bessmertnoy «Rossiady»,
Svyashchenny Grebenevsky klyuch,
Poil vodoy ty stikhotvorstva.

Klyuch

Ctlzo, edtyxfy jcjrj/,
D ntyb hfpdtcbcns[ lhtdtc,
Yf ehye j,ktuibcm herj/,
Zdkz/obq kbwt yt,tc
Ghtrhfcysq db;e z bcnjxybr/

Bcnjxybr ievysq b ghjphfxysq,
Ntreobq c ujhyjq dscjns,
Keuf gjzobq, ljks pkfxys,
Rhjgzobq gthkfvb wdtns,
J, rjkm ns vyt ghbznty phbimcz!

Ns xbcn — b djc[boftim dpjhs,
Ns ,scnh — b entiftim cke[;

Rfr cthyf crfxeof yf ujhs,
Nfr vjq r nt,t cnhtvbncz le[,
;tkfymtv gtnm nt,z ujhzobq/
Rjulf d leub ndjb cht,hbcns

Ukzlbncz rhfcyfz pfhz,
Rfrbt gehgehs juybcns
B hjps gkfvtyys, ujhz,
C gfltymtv djl ndjb[ rfnzncz!

Ujhf d ltym cnfljv gjrhjdtyye
Ct,z d nt,t, k/,ezcm, phbn;
D ndjb[ djlf[ bpj,hf;tyye
Le,hjde dtnthjr cnhebn/
Djkyetn ;fnde pjkjne//

,fuhzysv ,htu ndjq cnfyjdbncz,
Rfr cjkywt rfnbncz c yt,tc;
Kexjv rhbcnfkk ndjq pfujhbncz,
D lfkb yfxytn cbytnmcz ktc,
Nevfyjv vjht hfpjkmtncz/

J! rjkm yjxyj/ ntvyjnj/
Ghbznty dbl ndjq ghb keyt,
Rfr ,ktlys [jkvs yfl nj,j/
B hjob lhtvk/n d nbibyt,
F ns jlby, ievz, cdthrftim!

Cujhfz cnb[jndjhcndf cnhfcnm/,
R nt,t z ghb[j;e, hextq:
Pfdble/ gbbnf cxfcnm/,
Drecbdituj djls ndjtq,
Gfhyfccrbv kfdhjv edtyxfyyf/

Yfgjq vtyz, yfgjq nj,j/,
Lf djcgj/ gjlj,yj z,
B c xbcnj/ ndjtq cnhet/
Chfdybncz d gtcyz[ vsckm vjz,
F kbhysq ukfc c ndjbv cnhtvktymtv/

Lf xtcnm ndjz ghjqltn dct uhfls,
Rfr ‘[j c ujh crdjpm ktc lhtvex:
Ndjhwf ,tccvthnyjq «Hjccbfls»,
Cdzotyysq Uht,tytdcrbq rk/x,
Gjbk djljq ns cnb[jndjhcndf/

Rk/x

Анализ стихотворения

Символов

1 365

Символов без пробелов

1 140

Слов

213

Уникальных слов

152

Значимых слов

93

Стоп-слов

59

Строк

50

Строф

11

Водность

56,3 %

Классическая тошнота

3,16

Академическая тошнота

8,0 %

Строфы

Строки
Рифмы
Рифмовка

5 строк, пятистишие

осокою-древес-рукою-небес-источник

ABABC

5 строк, пятистишие

прозрачный-высоты-злачны-цветы-зришься

ABCBD

2 строки, двухстишие

взоры-слух

AB

4 строки, четверостишие

горы-дух-горящий-сребристы

отсутствует (белые стихи)

4 строки, четверостишие

заря-огнисты-горя-катятся

ABAB (перекрёстная)

5 строк, пятистишие

покровенну-зрит-изображенну-струит-золотую

ABABC

5 строк, пятистишие

становится-небес-загорится-лес-разольется

ABABA

5 строк, пятистишие

темнотою-луне-тобою-тишине-сверкаешь

ABABC

5 строк, пятистишие

страстью-ручей-счастью-твоей-увенчанна

ABABC

Семантическое ядро

Слово
Кол-во
Частота

твой

10

4,69 %

вода

3

1,41 %

гор

2

0,94 %

источник

2

0,94 %

катиться

2

0,94 %

коль

2

0,94 %

леса

2

0,94 %

напой

2

0,94 %

небо

2

0,94 %

поить

2

0,94 %

Комментарии

russianclassics.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о