Источники и характерные черты законов хаммурапи – 1. Источники и характерные черты Законов Хаммурапи

Вопрос 6. Общая характеристика законов Хаммурапи.

Источники права. В государствах Древней Месопотамии основным источником права очень рано стал писаный законодательный акт, принятый по воле правителя того или иного царства. Первые царские надписи не были законами или реформами в собственном смысле слова.

Первым известным памятником были Законы Хаммурапи.

Главная цель пышных прологов (особенно это характерно для ЗХ), гласящих о справедливости, великих заслугах правителя, заключалась в том, чтобы обосновать угодность,

обязательность царских постановлений и тем самым законность самой царской власти.

Законы Хаммурапи были найдены в 1901—1902 гг. французской археологической экспедицией при раскопках в Сузах (столице древнего Элама). На черном базальтовом столбе, видимо захваченном эламитами в качестве трофея, было высечено изображение Хаммурапи, стоящего в молитвенной позе перед богом Солнца вавилонян — Шамашем, который вручает ему Законы и законодательные положения на аккадском языке, появившиеся на несколько столетий позже ЗХ, были более архаичны по своему содержанию, по отражению строгих патриархальных порядков, жестоких наказаний за преступления и т. д. Положения ЗХ, например, касались главным образом правового регулирования отношений, связанных с царско-храмовым хозяйством

Право Месопотамии так же, как право других древневосточных государств, несло на себе заметное влияние религии, религиозной идеологии.

Перечень грехов и преступленийпрямо закреплены в качестве преступлений в ЗХ: кража (ст. 6—8), предъявление ложного иска или обвинения (ст. 11, 126), грабеж (ст. 22), пролитие крови

(ст. 206—208), непочтительное отношение к родителям и старикам (ст. 169, 195), прелюбодеяние (ст. 129) и некоторые другие.

Для источников права Месопотамии, в том числе и для ЗХ, характерна примитивная правовая техника, казуистичность норм права, их формализм, символический характер. В них нельзя найти ни четкого понятия преступления, которое не всегда можно отделить от частного правонарушения, ни абстрактно сформулированной нормы, касающейся убийства, кражи и пр.

Ст. 6—25 ЗХ посвящены охране собственности царя, храмов, общинников и царских людей. Эта группа норм заканчивается нормой о противоправном завладении чужим имуществом.

Регулирование имущественных отношений. Общинная земля находилась или в коллективном вла-

дении (выгоны для скота, луга и пр.), или во владении частносемейном.

Как свидетельствуют ЗХ, свободный общинник-крестьянин обладал широкими правами на свой земельный участок, которые были близки к правам собственника. Он мог продавать, менять, закладывать, сдавать в аренду, передавать по наследству свой участок как особую недвижимую собственность (ЗХ, 39—47, 60—65), при этом не требовалось ни согласия правителя, ни согласия самой общины.

Полноправие вавилонянина было прямо связано с земельным наделом общинной земли. По ЗХ он терял не только земельный участок, но и другие права, если порывал с общиной, даже жена могла отказаться от беглеца (136).

Значительное внимание в законодательстве уделялось землевладельческим правам воина. Воинский надел по ЗХ полностью исключался из торгового оборота, всякая сделка относительно земли воина считалась ничтожной. Если воин ради избавления от службы бросал надел, он не терял права на него в течение годапри условии возвращения к своим обязанностям. Эта земля

не переходила по наследству.

По ЗХ в подобном режиме находилось дворцовое имущество, передаваемое за службу жрице, купцу. Они могли продавать "за серебро" свое поле, сад, но на покупателя при этом переходили обязанности службы (ст. 40).

Все сделки делились на две группы: с отчуждением вещи и без такового. Первый вид сделок в силу традиционных представлений о тесной связи вещи с жизнью индивида требовал выполнения более строгих, условий, чем второй: письменного договора, клятвы, присутствия свидете-

ля и пр. К ним относились договоры купли-продажи, дарения, раздела наследства, усыновления. После уплаты цены договор купли-продажи мог быть расторгнут только при определенных обстоятельствах, например при преднамеренном сокрытии продавцом изъянов вещи. В ЗХ говорится, например, о продаже раба, страдающего эпилепсией. Договор в этом случае мог быть расторгнут в течение одного месяца (ст. 278).

Сам факт большого количества статей в ЗХ, связанных с ответственностью арендатора земли и пр., свидетельствует о распространении кабальных условий займа, найма, аренды земли, от которых страдали прежде всего бедняки. Так, например, по ЗХ долг мог быть погашен за счет имущества должника, отработки долга самим должником, его женой, детьми. Арендатор земли должен был не только уплатить арендную плату, которая достигала 2/3 урожая, но и вернуть землю обработанной (ст. 42—43).

Прямая ассоциация просматривается в расположении в ЗХ блока норм о найме работника земледельца послеблока норм о найме животных. При этом проводятся четкие различия между наймом лиц "благородных" профессий: врачей, строителей, корабельщиков (ст. 215—225 и др.)

и наймом сельскохозяйственных работников, а также рабов.

Специально предусмотрены в законах условия найма земледельца. Наемный работник, не вырастивший хлеб на поле, укравший семена, изнуривший скот хозяина, должен был уплатить штраф зерном. Неуплата штрафа грозила ему жестокой смертью — его разрывали с помощью скота на части (ЗХ, 256). При оставлении работы до срока нанявшийся терял наемную плату.

Преступление и наказание. Правовая мысль Месопотамии не достигла такого уровня развития, при котором стало бы возможным закрепление в законодательстве общинных принципов уголовного права, абстрактно сформулированных норм, касающихся таких понятий, как форма

вины, обстоятельства, отягчающие и смягчающие наказание, соучастие, покушение и пр. Но определенные упоминания об этих понятиях есть в ЗХ: например, понимание различий между умышленным и неумышленным преступлением (ЗХ, 206, 207), соучастия в форме пособничества,

подстрекательства, недоносительства или укрывательства, обстоятельств, отягчающих преступление и пр.

Так, нанесение в драке побоев, повлекших смерть свободного человека, наказывалось штрафом, сумма которого определялась в зависимости от того, кто был потерпевший: авилум или мушкенум. Эта норма стала исключением из общего правила обычного права: убийство человека, умышленное или неумышленное, наказывается смертью преступника или его родственника. Неумышленное нанесение раны в драке, по ЗХ, освобождало от наказания свободного человека. С особой жестокостью — немедленным сожжением —каралась кража на пожаре (ЗХ, 25), сообщничество женщины в убийстве своего мужа (ЗХ, 153) и др.Большой круг преступлений (в ЗХ — около 30) карался смертной казнью, которая применялась и по принципу талиона

не только в случае умысла преступника, но и по его неосторожности. Согласно ст. 229 ЗХ строитель, построивший дом, который обвалился, убив хозяина дома, подлежал смерти. Если при этом погибал сын хозяина, то убивали и сына строителя (ст. 230). Лекарю, неосторожно выколовшему глаз больному во время операции, отрубали кисть руки

(ст. 218).

Смертная казнь предписывалась в форме сожжения, утопления, сажания на кол; применялись и членовредительские наказания: отсечение рук, пальцев, отрезание уха, языка, в том числе по принципу талиона (око за око, зуб за зуб), если потерпевший и преступник были равны по социальному положению. Эти наказания соседствовали с другими: обращением в рабство, изгнанием из общины и семьи, штрафом (композицией), принудительным трудом, клеймением, битьем палками и пр.

Штраф в виде взыскания многократной стоимости похищенного был равнозначен смертной казни. Заведомая непосильность таких штрафов, как например 30-кратная стоимость похищенного из дворца или храма вола, ладьи и пр., предполагала неизбежную смерть преступника. Величина штрафа (так же как и тяжесть членовредительских наказаний) зависела от социального положения преступника и потерпевшего.

Если попытаться как-то систематизировать все составы преступления, закрепленные в ЗХ, то следует прежде всего выделить так называемые преступления против личности. Это умышленное или неумышленное убийство (убийство женой мужа, неудачная операция врача, повлекшая смерть больного, доведение до смерти голодом должника в доме кредитора и пр.), телесные повреждения, оскорбление словом и действием, ложные обвинения, клевета и т. д.

Другую группу составляли преступления против собственности. Вопреки общему правилу такой состав преступления как посягательство на собственность дворца или храма был сформулирован в ст. 6 ЗХ в абстрактной форме. "Если человек украдет достояние бога или дворца, то этого человека должно убить; а также того, кто примет из его рук украденное, должно убить".

К имущественным преступлениям, кроме кражи и грабежа, относились снятие с раба его знаков рабства (ст. 226—227), мошенничество корчемницы или тамкара в отношении заимодавца (ЗХ, 90—95, 108), повреждение и уничтожение чужого имущества, в частности затопление по нерадивости чужого поля водой из своего арыка или плотины (ЗХ, 53—55), потрава поля скотом (ЗХ, 57) и пр.

Третья группа — это преступления против семейных устоев: кровосмешение, неверность жены, ее распутное поведение (ЗХ, 129, 133, 143), изнасилование (ЗХ, 130), похищение и подмена ребенка (ЗХ, 14, 194), бегство женщины от мужа, укрывательство беженки, увоз замужней женщины и др. При определении наказания за эту группу преступлений учитывалось не только социальное положение преступника и потерпевшего, но и их пол, семейный статус.

Регулирование брачно-семейных отношений. Так, месопотамский брак скреплялся договором между семьями жениха и невесты или жениха и семьей невесты, но на содержание его в Вавилоне могла оказывать влияние и женщина. Она, например, могла потребовать особого договора с будущим мужем, лишавшего его права закладывать ее за долги (ЗХ, 151).

Ни ранний возраст невесты, ни отсутствие согласия женщины не были препятствием для заключения брака. В ряде случаев, как уже говорилось, не было препятствием к браку и рабское положение мужа (ЗХ, 175—176). Одним из распространенных условий брака была выкупная плата ("тархатум"), вносимая женихом семье невесты в качестве компенсации за потерю рабочей силы.

Сначала выплачивался задаток, предварительный брачный дар по случаю обручения ("библум").

По ЗХ оставление мужем жены оговаривалось определенными условиями. Муж не мог покинуть даже больную проказой жену (ст. 142). Он мог уйти от бесплодной жены, дав ей выкуп и вернув приданое (ст.138). Но он не мог ввести в дом в этом случае наложницу, если жена предоставляла ему рабыню с целью рождения детей. Рабыня, однако, не могла "равняться с госпожой" (ЗХ, 146). Только расточительную и позорящую мужа жену можно было покинуть без всякой выкупной платы, оставив ее "в доме в качестве рабыни" (ЗХ, 141).

Одной из распространенных форм сделок по ЗХ было усыновление, которое осуществлялось в двух четко зафиксированных правом формах: с назначением усыновленного наследником и без такового. В основе этих различий лежали неодинаковые цели усыновления. В первом случае —продолжение рода в бездетной семье, во втором — приобретение рабочих рук. Соответственно первая форма усыновления могла осуществляться только свободным мужчиной свободных детей от свободных родителей. Связи усыновленного по первой форме со своей семьей порывались, он лишался в ней права наследования. Усыновленный без права наследования мог вернуться к своим родителям беспрепятственно. Приемные дети, не обладавшие наследственными правами, могли получить по наследству часть семейного имущества, если они работали в доме усыновителя "уже взрослыми" (ЗХ, 189).

Лишение сына наследства было чрезмерно затруднено в Вавилоне, отец не мог лишить сына наследства даже в случае нанесения ему сыном тяжкой обиды; только повторная тяжкая обида со стороны сына давала ему это право (ЗХ, 169). Дочь, не получившая приданого от отца, могла вступить в наследство после смерти отца наряду с сыновьями (ЗХ, 189). По ЗХ получала право наследования и пережившая мужа супруга, если он не подарил ей определенного имущества при жизни (ст. 172). Дарение в Вавилоне стало своеобразным эквивалентом наследования по завещанию. Дар мог предназначаться дочери в качестве приданого, сыну — для женитьбы или для последующей передачи в качестве приданого сестре, а также жене, которая могла отдать дар мужа после его смерти любому из своих детей.

Судебный процесс. Четких различий между уголовным и гражданским судопроизводством в праве не проводилось, однако уже выделился ряд правонарушений, преследование за которые государством не могло быть прекращено даже в случае примирения сторон и" уплаты компенсации.

Так как ростовщические операции тамкара требовали присутствия царского контролера, последний имел право привлечь тамкара к ответственности за правовые нарушения.

В большинстве случаев истец или потерпевший должен был сам доставить ответчика в суд. Розыск и арест особо опасных преступников были делом царских наместников. И истец и ответчик сами представляли суду доказательства. Так, за кражу, совершенную на территории квартала, отвечал весь квартал, который мог избежать уплатыштрафа, доказав, что "ничего не пропало" (ЗХ, 126). Еще шумерские законы знали понятия алиби, вещественного доказательства и пр.

Важным способом доказывания были свидетельские показания, особенно если они сопровождались клятвой, и ордалии — испытания с помощью воды и пр. Клятва могла освободить от преследования человека, "не удержавшего беглого раба", пастуха, не сохранившего стадо по не зависящим от него причинам, разрешить спор между арендатором и арендодателем о взыскании убытков, снять все обвинения с женщины, оклеветанной мужем, и пр.

studfiles.net

1. Общая юридическая характеристика Законов Хаммурапи

Самым крупным и важнейшим памятником права древней Месопотамии являлись законы вавилонского царя Хаммурапи, правившего в XVIII в. до н.э. (1792 - 1750 гг. до н.э). Вавилон при Хаммурапи был политическим и религиозным центром Древнего Востока. Хаммурапи сумел объединить под своей властью все Двуречье. Самым значительным мероприятием его правления стало издание свода законов, судебника. В основу Законов Хаммурапи легли обычное право, судебные прецеденты, прежние законы правителей Месопотамии: законы Уруинимгины, Ур-Нáмму-Шульгú, Билалáмы, Липúт-И’штара. Самые древние законы - законы Уруинимгины, появившиеся в XXIV в. до н.э., а государства в Месопотамии появились в XXVIII в. до н.э.

Целью Законов Хаммурапи провозглашалось: «чтобы сильный не обижал слабого, чтобы сироте и вдове оказывалась справедливость». Вдовы и сироты особенно выделялись, так как они относились к категории наиболее уязвимых людей. Вдове и сироте труднее постоять за себя, они не имеют родственников. Кроме того, они переживают несправедливость и притеснение тяжелее других. В древневосточной деспотической монархии монарх рассматривался как мудрый, строгий, но справедливый отец, защитник слабых, обездоленных, вдов и сирот от внешних врагов, от произвола сильных людей - чиновников, знати, богачей.

Аналогичная норма содержалась в законодательстве Моисея: «Ни вдовы, ни сироты не притесняйте. Если же ты притеснишь их, то, когда они возопиют ко Мне, Я услышу вопль их, и воспламенится гнев Мой, и убью вас мечём, и будут жёны ваши вдовами, и дети ваши сиротами» (Исход. 22, 22-23).

Ограждение слабых проявлялось в защите должника от произвола кредитора в договоре займа. Законы Хаммурапи также устанавливали тарифы, размер оплаты для различных категорий работников: камнетёсу, кузнецу, плотнику, кожевнику, судостроителю, каменщику, пахарю, пастуху, строителю дома, врачу с целью ограждения работников от чрезмерной эксплуатации. Наконец, Законы Хаммурапи защищали малоимущих арендаторов, которые были вынуждены брать в аренду, возмездное пользование у собственников те или другие вещи. Поэтому в Законах Хаммурапи устанавливалась твёрдая такса за наём животных для молотьбы, сада, поля для обработки, волов для обработки поля.

Характерными чертами законов Хаммурапи как раннего права являлись:

1. Неполнота - Законы Хаммурапи не содержали исчерпывающего изложения всех правовых норм, действовавших в Вавилонии. Например, они не устанавливали наказания за умышленное убийство. Эта неполнота объясняется тем, что основным источником права являлось обычное право. Законы Хаммурапи касались дел, которые не регулировались обычным правом, представляли интерес для власти и государства, разрешали те случаи, по поводу которых действующие нормы писаного или обычного права различных областей страны расходились между собой.

2. Сравнительно невысокий уровень юридической техники. В Законах Хаммурапи содержались нормы права различных отраслей права, но не было деления права на отрасли и на статьи. Однако они имели свою логику изложения. Для удобства исследования современные ученые разделили текст Законов Хаммурапи на 282 статьи. Текст Законов Хаммурапи был высечен на каменном столбе высотой примерно 2 метра, который был обнаружен археологами в 1901 г. на территории современного юго-западного Ирана.

3. Для Законов Хаммурапи характерна казуистическая форма изложения, формализм, связь с религией. На содержание Законов Хаммурапи оказала влияние религия. Так, в Законах Хаммурапи использовались такие доказательства как ордалии (божий суд), клятва, воздействующие не на разум, а на веру. В заключительной части Законов Хаммурапи провозглашалась божественная кара по отношению к нарушившему Законы Хаммурапи и гарантировалось процветание всех лиц, следующим им.

«Несмотря на этот сонм богов и на благочестивый всей приписки (заключения), несмотря на то, что весь свод выдаётся за откровение бога Шамаша, несмотря, наконец, на то, что в затруднительных случаях дело решает клятва «пред богом»… всё-таки законы не стоят на теократической основе, чужды религиозного и морализирующего элемента, и с этой стороны отличаются от других восточных кодексов, не различающих права от обычая и нравственности. Кодексу чуждо понятие преступления, как греха, отпадения от бога, нарушения его воли; его законы не знают страха Божия, не выводят всего права из любви к богу и ближнему, они рассматривают проступки исключительно с точки зрения материального вреда для личности или опасности для государства и общества. В этом отношении вавилонский свод законов резко отличается от законодательства Моисея с его ярко выраженным религиозным чувством. Это, впрочем, вполне понятно, если мы вспомним, что еврейский закон мы имеем в том виде, в каком он был внесён в священную книгу, тогда как вавилонские законы дошли до нас на современном официальном памятнике, в точных выражениях. Кроме того, в Моисеевом законодательстве видное место отведено сакральному праву, которое на столбе Хаммурапи опущено, так как законодатель имел в виду лишь потребности гражданского населения, а не храмов».

studfiles.net

Источники и характерные черты законов хаммурапи |

Они по сути составляют один обширный параграф, устанавливающий необходимую процедуру и наказания. Общий принцип здесь таков: владелец и виндикант должны доказать добросовестность своих утверждений; то есть владелец должен доказать, что приобрёл вещь добросовестно — в этом случае ответственность несёт тот, у кого он её приобрёл (этот последний в свою очередь может доказывать свою добросовестность и т. д. вплоть до обнаружения вора). Виндикант же обязан доказать, что данная вещь у него действительно пропала. При обнаружении вора производится полная реституция имущества и покупной платы. Вор карается смертью, как и предъявивший ложное обвинение[147].

Следующие параграфы трактуют особые случаи присвоения чужого имущества. Особенности их могут заключаться либо в самом имуществе (дети, рабы), либо в способе его похищения.

Источники и характерные черты законов хаммурапи

Законы Хаммурапи, в отличие от многих других кодификаций, характеризует почти полное отсутствие сакрально- религиозных мотивировок преступлений и религиозных санкций за их совершение.

www.nationshistory.ru

Законы хаммурапи общая характеристика источника

Законы Хаммурапи как исторический источник

Свод Законов царя Хаммурапи, начертанный архаической клинописью на базальтовом столбе являются важнейшим историческим источником для изучения хозяйственного и общественного строя Вавилонского царства. На верхней части столба изображён царь Хаммурапи, стоящий в торжественной позе перед богом солнца Шамашем, восседающим на троне.
Вся остальная часть столба покрыта клинописным текстом, содержащим 247 статей судебника. Пять столбцов, содержавших 35 статей, выскоблено, очевидно, эламским завоевателем, который увёз этот памятник в качестве трофея в Сузы.

Источники права ранних государств междуречья и характерные черты законов хаммурапи

В частности, описание реформ Урукагины (около 2318 года до н. э.), сохранившееся на трёх терракотовых конусах, представляет собой записанное архаическим диалектом шумерского языка изложение законов, принятых этим правителем. В соответствии с религиозными представлениями своего времени Урукагина выдаёт свой акт за договор с верховным божеством Лагаша — Нингирсу, а себя провозглашает исполнителем его воли.
В прологе «Реформ» рассказывается о возведении храмов и городских стен и устройстве каналов, осуществлённом по приказу Урукагины. Затем перечисляются злоупотребления его предшественника Лугальанды, причинявшие вред общинам и жречеству[1][2][3].

Следующая часть излагает собственно сами реформы, заключающиеся в устранении беспорядков и злоупотреблений.

Внимание

Последний 41-й параграф группы III имеет своей целью предотвратить противоправное использование чужого поля; соответственно, начальный, 42-й параграф группы IV тоже говорит об использовании чужого поля, но в иной связи. Последние параграфы этой группы (уничтоженные §§ 86 и 87) говорят, возможно, о денежных обязательствах в связи с арендой недвижимости, а § 88 (начальный в группе V) также посвящён задолженности, но возникшей в связи с займом.


Последний в этой группе § 126 говорит о ложных показаниях, связанных с пропажей имущества, переданного на хранение, и о возведении в связи с этим ложного обвинения на соседей. Первый параграф (§ 127) следующей группы VI говорит тоже о ложном обвинении, но против женщины.
Последний параграф этой группы (§ 194) по принципу талиона карает кормилицу, подменившую ребёнка, а следующая группа VII начинается с § 195, также применяющего талион.
Вдовы и сироты особенно выделялись, так как они относились к категории наиболее уязвимых людей. Вдове и сироте труднее постоять за себя, они не имеют родственников.


Важно Кроме того, они переживают несправедливость и притеснение тяжелее других. В древневосточной деспотической монархии монарх рассматривался как мудрый, строгий, но справедливый отец, защитник слабых, обездоленных, вдов и сирот от внешних врагов, от произвола сильных людей — чиновников, знати, богачей.

Аналогичная норма содержалась в законодательстве Моисея: «Ни вдовы, ни сироты не притесняйте.


Если же ты притеснишь их, то, когда они возопиют ко Мне, Я услышу вопль их, и воспламенится гнев Мой, и убью вас мечём, и будут жёны ваши вдовами, и дети ваши сиротами» (Исход. 22, 22-23).

Ограждение слабых проявлялось в защите должника от произвола кредитора в договоре займа.

Источники и характерные черты законов хаммурапи семинар

Другую попытку злоупотребления со стороны кредитора предусматривает § 94: в случае выдачи ссуды уменьшенной мерой и использования при возврате долга увеличенной меры кредитор терял «всё, что он дал». Согласно § 95 купец терял «всё, что он дал», если он выдал ссуду «без свидетелей и договора» (встречающийся вариант перевода этого места как «без государственного контролёра» в настоящее время признан неточным).

Наконец, § 96 устанавливает, что должник, взявший в долг у купца зерно или серебро и не имеющий ни зерна, ни серебра для уплаты долга, может отдать любое движимое имущество, которое у него имеется. Такая выплата должна происходить в присутствии свидетелей, и кредитор не может отказаться от её принятия[171].

Параграфы 97 и 98 полностью разрушены.

Следующая группа норм посвящена торговым операциям с участием двух партнеров.

Источники и характерные черты законов хаммурапи кратко

Инфо

Она получает своё приданое и дар, который муж мог дать ей при жизни, и остаётся в доме покойного мужа, пожизненно пользуясь всем этим имуществом, но не имея права его продавать (§ 171). В случае, если муж при жизни ничего не дал жене, она получает после его смерти вдовью часть, равную доле одного наследника (§ 172).


Сыновья под страхом наказания не имеют права пытаться выжить её из отцовского дома, но она может уйти по собственной воле. В последнем случае вдова должна оставить сыновьям подарок мужа (и, вероятно, свою долю наследства в случае отсутствия подарка), но приданое может забрать и вступить в новый брак. После её смерти сыновья от нового брака делят её приданое с сыновьями от первого брака (§ 173), а в случае отсутствия сыновей от второго брака всё приданое достаётся сыновьям от первого (§ 174).

Основные черты и источники законов хаммурапи

Законодатель запрещает тамкару соглашаться на передачу сада и предоставляет хозяину сада отсрочку до тех пор, пока он сможет собрать урожай и продать его часть для погашения долга[166].

По-видимому, через какие-то вынужденные сделки законодатель совершает переход к следующему виду аренды недвижимости — домов. Параграф 67 сильно разрушен, от него сохранилась лишь вступительная фраза о постройке дома.

Далее следует лакуна, содержавшая, возможно, до трёх параграфов (68—70). Начало § 71 тоже разрушено, но сохранилась фраза «за плату… он ему не отдаст». Предположение о кабальной сделке подтверждается сохранившейся далее частью этого параграфа: лицо, пытающееся купить «дом, связанный с повинностью и относящийся к хозяйству его соседа», теряет отданную им плату, а имущество возвращается к прежнему хозяину.

Из этого, видимо, следует, что если деньги не уплачены вперёд, арендный договор может быть расторгнут домовладельцем в любое время. Последующие стёртые параграфы (74—85), видимо, регулировали взаимоотношения домовладельца с жильцом.

Из них пока более или менее восстановлены лишь некоторые параграфы. В частности, в § 84 говорится о соседнем доме, который заброшен или вообще превратился в руины; поскольку вследствие наличия общих стен с другими домами через заброшенный дом к соседям могли забраться воры, Законы устанавливают что соседи должны сделать хозяину заброшенного дома предупреждение, а затем и заявить о пропаже имущества, если таковая имела место.

Конец параграфа разрушен, но из сохранившихся документов известно, что хозяин заброшенного дома должен был в этом случае возместить потерпевшему пропавшее имущество в двойном или тройном размере.
Эта группа завершается § 214, говорящим о смерти от телесных повреждений, а следующая группа VIII начинается с § 215, содержащего норму о телесных повреждениях, причинённых пациенту врачом в связи с проведением хирургической операции. Таким образом, построение отдельных крупных частей памятника подчинено строгой, хотя и непривычной для современного юридического мышления логике. Определённая система прослеживается (хотя иногда и не столь последовательно) также и внутри самих групп[123].

Терминологический аппарат Законов Хаммурапи включает в основном наименования сословий и профессий, а также единиц измерения. В социальную структуру вавилонского общества входят три сословия — общинники (в Законах представитель этого класса именуется «человек», аккад. awīlum), царские люди (аккад. muškēnum) и рабы (аккад. wardum).

Кроме того, если в прологе Хаммурапи заявляет о своём повиновении словам Шамаша, то в эпилоге он делает то же самое по отношению к Мардуку. Таким образом, царь не присваивал конкретному божеству полное авторство своих Законов, а лишь посвящал их ему[71].

Поскольку подавляющая масса населения Вавилонского царства была неграмотна, помещение на стелу с Законами изображения царя и бога имело важное репрезентативное и символическое значение. Большинству вавилонян барельеф на вершине стелы должен был ясно показать, что законодатель выражает божественную волю от имени бога Шамаша и в качестве его представителя. Тем самым все смертные обязаны были под страхом проклятия богов рассматривать этот сборник законов как нечто неизменное, неоспоримое и провозглашённое на вечные времена[72].

Стела с Законами Хаммурапи в Лувре.

nasledstva-centr.ru

общая характеристика законов Хаммурапи

Вавилония в XVIII в. до н. э. Общая характеристика законов Хаммурапи

Естественно, что для Вавилонского государства стало неприемлемым древнее право Шумера, восходящее ещё к законодательной деятельности царей III династии Ура. Необходимость создания нового свода законов для своего государства сознавал уже второй царь I вавилонской династии — Сумулаилу, о законах которого упоминают документы его преемников.

Царь Хаммурапи своим законодательством попытался оформить и закрепить общественный строй государства, господствующей силой в котором должны были явиться мелкие и средние рабовладельцы. Какое большое значение придавал Хаммурапи своей законодательной деятельности, видно уже из того, что он приступил к ней в самом начале своего правления; 2-й год его царствования назван годом, когда “он установил право стране”. Правда, этот ранний сборник законов не дошёл до нас; известные науке законы Хаммурапи относятся уже к концу его царствования.

Эти законы были увековечены на большом чёрном базальтовом столбе. Наверху лицевой стороны столба изображён царь, стоящий перед богом Солнца Шамашем — покровителем суда. Под рельефом начертан текст законов, заполняющий обе стороны столба. Текст распадается на три части. Первой частью является обширное введение, в котором Хаммурапи объявляет, что боги передали ему царство для того, “чтобы сильный не притеснял слабого”. Затем следует перечисление благодеяний, которые были оказаны Хаммурапи городам своего государства. Среди них упоминаются города крайнего юга во главе с Ларсой, а также города по среднему течению Евфрата и Тигра — Мари, Ашшур, Ниневия и др. Следовательно, базальтовый столб с законами Хаммурапи был воздвигнут им уже после победы над Римсином и подчинения государств, расположенных по среднему течению Евфрата и Тигра, т. е. в начале 30-х годов его правления. Надо полагать, что копии законов были изготовлены для всех крупных городов его царства. После введения следуют статьи законов, которые, в свою очередь, заканчиваются обстоятельным заключением.

Памятник сохранился, в общем, хорошо. Лишь статьи последних столбцов лицевой стороны были стёрты. Очевидно, это было сделано по повелению эламского царя, перевёзшего после своего вторжения в Двуречье этот памятник из Вавилонии в Сузы, где он и был найден. На основании сохранившихся следов можно установить, что на выскобленном месте было начертано 35 статей, а всего в памятнике насчитывается 282 статьи. На основании различных копий, найденных в раскопанных древних библиотеках Ниневии, Ниппура, Вавилона и др., можно восстановить большую часть уничтоженных эламским завоевателем статей.

Законы Хаммурапи охватывают многочисленные правовые вопросы современного ему вавилонского общества.

Первые 5 статей (нумерация статей установлена современными учёными) посвящены вопросам судопроизводства.

Статьи 6—13 определяют наказание за кражу и указывают способы установления кражи.

Статьи 14—20 направлены против кражи детей и рабов и против укрывательства беглых рабов. Здесь же устанавливается размер награды за поимку беглого раба.

В статьях 21—25 рассматриваются разнообразные случаи грабежа.

Статьи 26—41 регулируют обязанности и права воинов, причём особенно детально разбираются вопросы их землевладения.

Статьи 42—47 определяют права и обязанности лиц, арендующих землю.

Следующие пять статей (48—52) устанавливают пределы права ростовщика на урожай заложенного ему поля.

Статьи 53—56 налагают кару за небрежное использование ирригационной сети.

Статьи 57—58 защищают владельцев полей от ущерба, наносимого стадами.

Статьи 59—66 решают различные вопросы, связанные с владением садами, в том числе и вопрос о праве ростовщика на урожай сада его должника.

Следующие статьи, содержавшиеся в разрушенных столбцах надписи, были посвящены отчасти вопросам владения домами и строительными участками, отчасти различным видам ростовщичества.

К ним примыкают статьи 100—107, говорящие о купцах — тамкарах и их помощниках.

Корчмы, являвшиеся вместе с тем и вертепами, рассматриваются в статьях 108—111.

Праву хранения и долговому праву, связанному с обеспечением займа личностью членов семьи должника, посвящены статьи 112—126.

Очень большое место (статьи 127—195) занимает семейное право.

Отдел, содержащий статьи 196—225, устанавливает размер кары за телесные повреждения.

Статьи 226 и 227 оберегают рабовладельца от умышленного уничтожения клейма на принадлежавшем ему рабе.

Вопросы, связанные с работой архитекторов и судостроителей, рассматривают статьи 228—235.

Разнообразные виды найма обстоятельно разобраны в статьях 236—277.

Заключительные статьи содержат постановления о рабах.

 

Законодательство Хаммурапи, как и законодательство Исина, Ларсы и Эшнунны, не содержит указаний на вмешательство богов. Исключение составляют лишь статьи 2 и 132, допускающие по отношению к человеку, обвинённому в колдовстве, или к замужней женщине, обвинённой в прелюбодеянии, применение так называемого “божьего суда”. К далёкому прошлому восходят постановления о каре за телесные повреждения согласно принципу “око за око, зуб за зуб”. Законодательство царя Хаммурапи расширило применение этого принципа и по отношению к врачу за повреждение при неудачной операции и к строителю за неудачную постройку; если, например, обрушившийся дом убивал хозяина, то умерщвлялся строитель, а если в этом случае погибал сын хозяина, то умерщвлялся сын строителя.

Законы царя Хаммурапи надлежит признать одним из самых значительных памятников правовой мысли древневосточного общества. Это первый известный нам во всемирной истории подробный сборник законов, освящавший рабовладельческий строй, частную собственность, эксплуатацию человека человеком.

Изучение законов Хаммурапи в связи с сохранившимися царскими и частными письмами, а также частноправовыми документами того времени даёт возможность определить общественный строй Вавилонии, а вместе с тем и направление мероприятий царской власти, отражённых в этом законодательстве. В законах Хаммурапи отчётливо проступает классовый характер законодательства Вавилонского царства. Государство установлением суровых наказаний защищало рабовладельцев от “строптивого” раба. За телесное повреждение, причинённое чужому рабу, требовалось, как и по отношению к скоту, возмещение убытка его собственнику. Виновный в убийстве раба давал взамен его собственнику другого раба. Рабы, подобно скоту, могли продаваться без каких-либо ограничений. Семейное положение раба при этом не учитывалось. При продаже раба закон заботился лишь о том, чтобы охранить покупателя от обмана со стороны продавца. Законодательство защищало рабовладельцев от кражи рабов и от укрывательства беглых рабов. Смертная казнь грозила не только укравшему, но и укрывателю раба. Жестокая кара угрожала также за уничтожение знака рабства на рабе. В отдельной рабовладельческой семье обычно имелось от 2 до 5 рабов, но засвидетельствованы случаи, когда число рабов достигало нескольких десятков. Частноправовые документы говорят о самых различных сделках, связанных с рабами: купле, дарении, мене, найме и передаче по завещанию. Рабы пополнялись при Хаммурапи из числа “преступников”, из числа военнопленных, а также купленных в соседних областях. Средняя цена раба составляла 150—250 г серебра.

studfiles.net

3. Правовое регулирование имущественных отношений по Законам Хаммурапи

В имущественных отношениях особое место, как из­вестно, принадлежит институту собственности, и преж­де всего собственности на недвижимость, предполагаю­щей свободное пользование и распоряжение вещью по собственному усмотрению

В настоящее время общепризнанной является точка зрения, что в странах Древнего Востока частной собствен­ности на землю в вышеупомянутом значении не было, так как перешедшее к древним жителям Месопотамии от первобытного человека, глубоко укоренившееся и в Древнем Вавилоне отношение к земле как к природно­му достоянию общины, унаследованному от богов и обо­жествленных предков, как к совершенному подобию сво­его коллективного тела противоречило полному, нео­братимому отчуждению земли от общины и ее членов.

Общинное землевладение оставалось ведущим в Дву­речье, с ним изначально было связано возникновение храмового и царского землевладения, которое складыва­лось за счет не только добровольной передачи общинной земли, но и покупки царем больших земельных наделов.

Город как место нахождения храмов, царских учреж­дений был той же общиной, где активно велись сельс­кохозяйственные работы. Из храмовых документов Древ­него Шумера можно выяснить, кому передавалась во владение храмовая и царская земля1.

Часть земли принадлежала храму как таковому, его жречеству. Она обрабатывалась храмовыми рабами — сельскохозяйственными работниками, получавшими за свой труд надел или натуральную плату. Другая часть в виде отдельных наделов отдавалась в кормление долж­ностным лицам из числа царской и храмовой администрации, ремесленникам, тамкарам, жрицам. Такие же наделы изначально выделялись и лично правителю как должностному лицу. Часть земли передавалась земледель­цам за долю урожая в качестве дополнительного к свое­му купленному или приобретенному участку. В ЗХ, ви­димо, эта категория владельцев (илкум) и определялась понятием «плательщик дохода» (ст. 38, 39).

Большая часть земли, однако, находилась или в кол­лективном владении общинников (выгоны для скота, луга и пр.), или во владении семейного коллектива, свя­занного общностью происхождения по отцовской ли­нии, с правом распоряжения ею отцом-патриархом. Ее можно было продавать, менять, закладывать за долги, сдавать в аренду, передавать по наследству (ст. 39—47, 60—65). Процедура отчуждения такой земли, имеющая сложную психологическую природу, отражала традици­онные установки, согласно которым такое отчуждение — «несчастье», «несправедливость» по отношению к семье. Более того, отчуждение земли в Месопотамии было об­ратимо, о чем свидетельствует периодическая практика снятия долгового бремени — мишарум, когда заложен­ная или проданная за долги земля возвращалась пре­жним хозяевам.

Вместе с тем землевладение в общине не было рав­ным. В силу множащихся сделок с землей на определен­ном этапе выделялось крупное землевладение, принад­лежащее в том числе жречеству, высшим должностным лицам, что сопровождалось обезземеливанием части об­щинников. Об особой форме служилого землевладения воинов, купцов, жрецов уже говорилось при рассмотре­нии предшествующего вопроса (ст. 26—31 и др.).

В связи с бурным развитием торговли, главным обра­зом внешней, значительное число положений ЗХ по­священо конкретным видам договоров: займа, мены, купли-продажи, хранения, товарищества, поручения, из анализа которых студент может сделать вывод о самой природе договора, об условиях его действительности, гарантиях выполнения и пр.

Итак, все сделки по ЗХ делились на две группы: с отчуж­дением вещи и без таковой. Первая требовала выполнения более строгих условий для признания ее правомерности: письменного договора, присутствия свидетелей, клятвы, документа с печатью. Как сам договор, так и условия га­рантии его выполнения требовали обоюдного согласия сторон. Они не должны были противоречить закону. Зап­рещался, например, самовольный захват залога (в ЗХ — быка), заложника (ст. 115), что влекло за собой большой штраф, и др. Договор мог быть заключен только дееспо­собными лицами (ст. 7) и только в отношении вещей, находящихся в гражданском обороте. Так, противореча­щий закону договор купли-продажи земли воина влек за собой как уничтожение самого документа сделки, так и возвращение надела прежнему хозяину с потерей серебра за купленную землю и пр. (ст. 37). Договор купли-прода­жи после передачи уплаты не мог быть беспричинно ра­сторгнут. В качестве причины его расторжения признава­лось сокрытие продавцом изъянов продаваемой вещи, например скрытая болезнь раба эпилепсией (ст. 278). Об­ман при договоре купли-продажи рассматривался как преступление (ст. 94—108).

О процессах обезземеливания общинников свидетель­ствуют многочисленные статьи ЗХ, связанные с догово­ром займа, аренды, найма рабочей силы. О тяжелейших кабальных условиях этих сделок студент может получить сведения из анализа ст. 57—58, 65—71 и др. Вместе с тем ЗХ, допуская высокую ставку ростовщического процен­та, ограничивали ее законом, предписывая отсрочку вы­полнения договора при непредвиденных обстоятель­ствах, запрещая самоуправство кредитора при взыска­нии долга и т. д. Эти нормы отражали общую политику царской «справедливости», направленную прежде всего на сохранение общинного землевладения (ст. 88—96), свободного общинника-землевладельца как главного на­логоплательщика и воина — защитника государства (ст. 241 и др.). В связи с этим особое внимание студенту следует обратить на ст. 117, ограничивающую срок от­работки свободным своего долга тремя годами.

studfiles.net

1. Общая характеристика "Законов Хаммурапи".

2. Правовое положение основных групп населения по "Зако­нам Хаммурапи".

3. Институты брачно-семейного права по "Законам Хамму­рапи".

4. Институты вещного права. Виды договоров по "Законам Хаммурапи".

5. Преступления и наказания по "Законам Хаммурапи".

6. Суд и судебный процесс в "Законах Хаммурапи".

Первый вопрос. Готовясь к обсуждению этого вопроса на се­минарском занятии, следует прежде всего обратить внимание на историю находки "Законов Хаммурапи" французскими археологами и на характер оригинального текста данного памятника, высеченного на каменной стеле знаками классического вавилонского диалекта аккадского языка. Дело в том, что текст "Законов", публикуемый в различных изданиях (хрестоматиях или сборниках исторических документов), есть результат научной обработки оригинального текста. Этот текст разбили на статьи, к нему добавили фрагменты, выскобленные со стелы и восстановленные на основе текстов, которые были на­чертаны на глиняных табличках, обнаруженных в той же мест­ности, где археологи нашли указанную стелу.

Далее необходимо рассмотреть структуру "Законов Хамму­рапи". Даже самый поверхностный взгляд позволяет выделить в этом правовом памятнике три отдельных части, а именно: про­лог, основной текст, разбитый на 282 параграфа, и эпилог. Такая структура присуща и правовым памятникам Месопотамии, предшествовавшим по времени создания "Законам Хаммурапи". В частности, пролог имеет юридический сборник, составленный и государстве Шумера и Аккада в период правления Шульги (2093—2046 гг. до н. э.), — так называемые "Законы Шульги"1. В этом прологе говорится о защите вдов и сирот, бедных и слабых от посягательств богатых и сильных. О том, что после основно­го текста "Законов Шульги" шел эпилог, можно только предпо­лагать — текст данного правового памятника сохранился не в полном его объеме. С пролога начинается и юридический сбор­ник, созданный в месопотамском государстве Иссин во время правления Липит-Иштара (1934—1924 гг. до н. э.). Пролог име­ется и в дошедшем до нас тексте сборника правовых норм Эш-нунны — маленького месопотамского государства, покоренного в 1756 г. до н. э. Вавилоном. Историки датируют появление "За­конов Эшнунны" временем около 1790 г. до н. э. и считают дан­ный правовой памятник непосредственным предшественником "Законов Хаммурапи". Как бы то ни было, предпосылая основ­ному тексту своих "Законов" пролог, Хаммурапи следовал усто­явшимся традициям месопотамской юриспруденции. Традици­онным является в некоторой степени и содержание пролога. В нем выражаются типичные для древневосточной политической идеологии представления о функциях государственной власти, о предназначении верховного правителя.

В прологе к своим "Законам" Хаммурапи дает оценку себе как властителю, широко используя при этом мифологические образы и высокие эпитеты. Студенты должны попытаться разъ­яснить смысл этих образов и эпитетов, показав, какие идеоло­гические концепции о сущности государственной власти и ее функциях в обществе выражает пролог.

После этого рекомендуется обратиться к эпилогу "Законов", поскольку в нем развиваются идеи, провозглашенные в проло­ге. При анализе содержания эпилога особое внимание следует уделить той характеристике, которую Хаммурапи дает здесь своим "Законам". Слова Хаммурапи, приводимые в эпилоге, сви­детельствуют о том, что его решение начертать текст "Законов" на стеле не было случайным — оно было продиктовано совершенно определенными представлениями вавилонского правите­ля о сущности своих "Законов", об их роли в общественной жиз­ни. Студенты должны рассказать, в чем заключается суть этих представлений.

Обращаясь к основному тексту "Зшсоиои Хаммурапи", не­обходимо в первую очередь ответить ни вопрос, есть ли в нем ка­кой-нибудь порядок в расположении правовых норм. Если поря­док все же обнаруживается, то каков он? Далее необходимо ос­тановиться на вопросе о происхождении этих норм, а именно: являются ли они записью обычаев, судебных решений или же их источник — воля исключительно одного Хаммурапи, возжелав­шего по-своему переустроить общественные отношения в Вави­лоне.

Свои "Законы" Хаммурапи представляет в прологе и эпи­логе к ним как воплощение справедливости. Студенты должны определить при анализе их основного текста, чем является та­кая характеристика "Законов" — просто идеологическим мифом или же отражением реальности. Что такое справедливость в понимании Хаммурапи? Действительно ли содержание "Законов Хаммурапи" пронизано началами справедливости?

Общая характеристика любого правового памятника пред­полагает, помимо прочего, характеристику его правовых норм. Рассматривая основной текст "Законов Хаммурапи", необходимо обратить внимание на форму их изложения. Какова она — ка­зуистична или абстрактна? Используются ли в данном правовом памятнике при изложении норм какие-либо абстрактные юри­дические понятия?

Для древневосточных обществ закономерностью является тесная связь правовой культуры с религией. Обнаруживается ли влияние религии на правовые нормы в "Законах Хаммурапи"? Если да, то в чем выражается это влияние? Каков его характер?

После ответа на указанные вопросы можно предпринять по­пытку определить, основываясь строго на тексте "Законов Хам­мурапи", юридическую природу данного памятника, настоящую цель его создания.

Второй вопрос. При обсуждении этого вопроса на семинар­ском занятии необходимо в первую очередь

назвать те социальные группы, статус которых юридически оформляется в "Законах Хаммурапи". Сделать это не просто. Для обозначения различных групп населения в переводах тек­ста "Законов" на русский язык широко используются термины языка оригинала, такие как, например: "редум", "баирум", "там-кар", "мушкенум" и др. При этом в самих "Законах" не дается специальных определений данных терминов. К тому же многие из них употребляются редко — не более чем в трех-четырех статьях. Поэтому подлинное их значение не может быть уста­новлено в полном объеме. Однако с учетом контекста, в котором применяются указанные термины, а также с помощью сравни­тельного метода вполне можно установить, какую категорию на­селения каждый из них обозначает. По роду занятий это могут быть землевладельцы, купцы или же государственные служа­щие, жрецы; по месту в общественной иерархии — высшие или низшие классы.

Особое внимание следует обратить на термин "человек", ис­пользуемый в русском переводе текста "Законов Хаммурапи". Данный термин выступает здесь, по меньшей мере, в трех зна­чениях. В большинстве статей он обозначает лично свободного общинника, владельца земельным участком, способного покупать серебро, золото, рабов, домашний скот. Это первое значение тер­мина "человек". В некоторых статьях он равнозначен термину "физическое лицо", обозначая человека, индивида как такового. Это его второе значение. И, наконец, в ряде случаев термином "человек" называется представитель определенной социальной группы. В этих случаях он противопоставляется члену другой социальной группы, состоящей из мушкенумов. Таково третье значение рассматриваемого термина. Студенты должны отыс­кать в тексте "Законов Хаммурапи" статьи, показывающие каж­дое из указанных трех значений термина "человек".

Рассматривая правовой статус таких социальных групп, как редумы, тамкары и мушкенумы, необходимо обратить внимание на их обязанности по отношению к государству. Характер воз­ложенных на них повинностей в пользу государства во многом определял и характер их правового статуса, место в обществен­ной иерархии. Студенты должны привести конкретные статьи "Законов Хаммурапи", иллюстрирующие отмеченную законо­мерность.

Наиболее отчетливо различия в правовом положении соци­альных групп вавилонского общества проявляются в статьях "Законов", определяющих наказания за те или иные преступле­ния. Студенты должны найти эти статьи и на конкретных при­мерах показать суть указанных различий.

Лица, относящиеся к группе несвободного населения, в рус­ском переводе текста "Законов Хаммурапи" именуются рабами. При анализе норм, закрепляющих правовой статус данной со­циальной группы, следует учесть, что в "Законах" говорится о различных категориях рабов. Студенты должны назвать эти ка­тегории и при этом определить, существуют ли какие-либо раз-линия в их правовом положении. Если да, то между какими ка­тегориями рабов, и в чем заключаются эти различия''

При описании правового положении рабов необходимо об­ратить внимание на следующие статьи "бакшиш Хаммураппи": 7, 171, 175, 176, 199 и 247, 205, 213, 214, 2;И, 21.1 и 282, 278 282. Какие выводы о правовом положении paбов можно сделать из содержания указанных статей?

Третий вопрос. Нормы брачно-семейного права занимают в "Законах Хаммурапи" почти четвертую часть основного текста. Они расположены здесь компактно со 12Я-ой по 193 статью. К сфере брачно-семейпого права можно отнести также статьи 194 и 195 рассматриваемого сборника, хоти зафиксированные здесь нормы имеют одновременно ярко выраженный уголовно-правовой характер, поскольку в них идет речь о пре­ступлениях и наказаниях за преступления. Уголовно-правовы­ми по своему характеру являются и другие статьи указанной части "Законов" — они также посвящены преступлениям и на­казаниям. Их присутствие в группе норм брачно-семейного пра­ва свидетельствует о том, что в вавилонском обществе предпри­нимались особые меры по защите устоев семьи.

"Законы Хаммурапи" выражают определенные представле­ния о природе и цели брака. Как можно определить юридичес­кую природу и цель брака по нормам рассматриваемого право­вого памятника? Нормы "Законов Хаммурапи" устанавливают, что заключенный брак будет действительным лишь при соблю­дении определенных условий. Какие это условия? При каких обстоятельствах возможен развод супругов?

После ответа на указанные вопросы следует, основываясь на конкретных статьях "Законов Хаммурапи", определить права и обязанности супругов. При этом в оценке правового положе­ния мужа и жены необходимо избегать односторонности. К при­меру, описывая статус замужней женщины, необходимо специ­ально остановиться на предусмотренных для нее нормами "За­конов" гарантиях материального содержания. Студенты должны выявить эти нормы в тексте изучаемого правового памятника.

При анализе имущественных прав и обязанностей супругов следует обратить внимание на статьи 159—164, в которых идет речь о брачном выкупе и приданом супруги, а также на статью 150, где говорится об имуществе, перешедшем от мужа к жене по договору дарения. Какова юридическая природа этих катего­рий имущества? Как меняется статус приданого в различных обстоятельствах? "Законы Хаммурапи" содержат также нормы, регулирую­щие взаимоотношения родителей и детей. Эти нормы ограничи­вают власть родителей над детьми. В чем состоят данные огра­ничения?

Каково правовое положение приемных детей по "Законам Хаммурапи"?

К нормам, регулирующим взаимоотношения родителей и детей, тесно примыкают правила наследования детьми имуще­ства их отца. Какой порядок наследования имущества родите­лей детьми устанавливают "Законы Хаммурапи"? Может ли отец отстранить сына от наследования семейного имущества?

Четвертый вопрос. Институты вещного права — это в первую очередь институты права собственности, владения или держания, то есть совокупности правовых норм, закрепляющих те или иные вещи во власти ка­кого-либо субъекта права — будь это отдельный индивид или объединение индивидов (корпорация, товарищество, община).

В Вавилоне, как и во всех других древних странах, главной вещью, составлявшей фундамент благосостояния индивида, се­мьи и общества в целом, выступала земля. В силу такого свое­го значения земельные участки становились объектом сложней­ших правоотношений, в которых вещные права индивида опре­делялись во многом в зависимости от его места в общественной иерархии, они тесно переплетались с личными его повинностями в пользу государства или общины.

Содержание "Законов Хаммурапи" ясно свидетельствует о том, что земельные участки являлись в вавилонском обществе предметом гражданского оборота — они могли продаваться, сда­ваться в аренду, обмениваться, передаваться по наследству, быть предметом залога (см., например: ст. 39—42). Следователь­но, здесь был вполне развит институт права собственности на землю. Вместе с тем, однако, осуществление этого права имело некоторые правовые ограничения. Студенты должны вниматель­но прочитать статьи "Законов Хаммурапи", в которых идет речь о земельных участках, и найти указанные ограничения. Необхо­димо четко определить те условия, при которых по "Законам Хаммурапи" можно было совершить куплю-продажу земли, сдать земельный участок в аренду, сделать его предметом дого­вора мены, передать по наследству, отдать в залог.

Текст изучаемого правового памятника показывает, что земля могла быть объектом не только права собственности, но и других вещных прав. Студенты должны самостоятельно определить характер этих прав. Особое внимание следует при этом уделить институту служебного держания — нормам, которые устанавливали вещные права на земельные участки, получен­ные от правителя за государственную службу. "Законы Хаммурапи" зафиксировали несколько разновидностей таких вещных прав, которым сопутствует обязанность нести государственную службу. Какие разновидности института служебного держания можно обнаружить в тексте "Законов"? Что они собой представ­ляют и чем друг от друга отличаются?

Помимо земельных участков, объектом права собственнос­ти, служебного держания и других вещных прав по "Законам Хаммурапи" могли выступать также иные материальные пред­меты (дом, сад, скот, рабы, драгоценные металлы, продукты и т. д.). Студенты должны проанализировать конкретные статьи, в которых идет речь о вещных правах на эти предметы, и сде­лать соответствующие выводы.

После рассмотрения всего комплекса норм "Законов Хам­мурапи", закрепляющих те или иные материальные предметы во власти индивида, общины или правителя, следует перейти к анализу статей, в которых идет речь о договорах. В первую оче­редь необходимо установить, какие виды договоров нашли свое отражение в тексте изучаемого правового памятника. Затем сту­денты должны дать описание условий тех договоров, которые упоминаются здесь наиболее часто. К их числу относятся дого­вор купли-продажи, аренды, найма, займа, хранения и др. "За­коны Хаммурапи" показывают, что государственная власть ши­роко вмешивалась в договорные отношения частных лиц, огра­ничивая их свободу в выборе условий договоров определенны­ми рамками. В чем конкретно проявлялось вмешательство госу­дарства в указанную сферу?

Какие правила устанавливаются в рассматриваемом право­вом памятнике относительно договора купли-продажи?

"Законы Хаммурапи" предусматривают не только имуще­ственную, но и личную ответственность должника перед креди­тором. В чем заключалась указанная ответственность? Вместе с тем, нормы "Законов" содержат определенные ограничения вла­сти кредитора над должником. В чем состоит суть этих ограни­чений?

Какие правила устанавливаются относительно договора аренды? Какими правами обладает арендатор? В чем состоят его обязанности?

Как регулируется договор найма? Какими правами обладает наемный работник? Каковы его обязанности? Какие правила установлены в "Законах Хаммурапи" отно­сительно договора хранения? При каких условиях данный дого­вор считается юридически действительным?

Пятый вопрос. Приступая к рассмотрению данного вопроса, следует иметь в виду, что в "Законах Хам­мурапи" отсутствует строгая грань между уголовным преступ­лением и гражданским правонарушением. Под преступлением здесь понимается, как правило, действие, причинившее тот или иной материальный ущерб — будь то: кража или нанесение те­лесного увечья. Соответственно наказание выступает часто в форме возмещения причиненного материального ущерба. Сту­денты должны привести конкретные статьи "Законов", отража­ющие такое понимание преступления и наказания.

После этого необходимо остановиться на конкретных видах преступлений и наказаний, встречающихся в тексте изучаемого правового памятника.

Особое внимание при изучении рассматриваемого вопроса следует уделить факторам, определяющим назначение того или иного наказания. Студенты должны установить, учитывается ли при этом "Законами Хаммурапи" фактор вины правонарушите­ля, различаются ли между собой умышленные и неосторожные преступления, выделяются ли различные стадии совершения преступления, формы соучастия в преступном деянии. Необхо­димо также определить, какое влияние на назначение наказания оказывает принадлежность преступника и потерпевшего к той или иной социальной группе.

"Законы Хаммурапи" знают принцип талиона при назначе­нии наказания. В чем смысл, данного принципа. Каковы его до­стоинства и недостатки? В каких случаях он применяется по "Законам Хаммурапи"? Можно ли считать принципом талиона принцип, примененный при назначении наказания в ст. 230 "За­конов"?

Шестой вопрос "Законы Хаммурапи" мало говорят о суде и судебном процессе — им посвящено не бо­лее десяти статей (3—5, 9—13). Тем не менее, по содержанию этих статей можно сделать ряд выводов относительно характера вавилонского суда и судебного процесса. В частности, можно утверждать, что помимо суда, отправлявшегося правителем в его дворце, в вавилонском обществе времен Хаммурапи суще­ствовали судебные органы и более низкого уровня. Судей мог­ли снять с должности за нарушение правил судопроизводства. Текст "Законов Хаммурапи" зафиксировал порядок привода

ответчика и свидетелей в суд, различные способы доказывания тех или иных фактов сторонами судебного процесса. Студенты должны описать эти аспекты судебного процесса на основании соответствующих статей правового памятника.

Статья 2 "Законов Хаммурапи" содержит описание так на­зываемого "божьего суда". В чем состоит цель и смысл такого "суда"?

studfiles.net

2. Общая характеристика государственно-правовых систем Древнего Востока.

На древнем Востоке впервые в истории развития человеческого общества появились такие социальные и политические институты как государство, право, мировые религии.

Протогосударства стали появляться в древневосточных цивилизациях (в Древнем Египте, Древней Индии, Древней Месопотамии, древнем Китае – еще в IV-IIIтыс. до н.э.) в процессе разложения общинно-родовой организации. Древним обществам Востока присуща деспотическая форма государства.

Восточная деспотия:

- монархическая форма правления с неограниченной властью наследственного, обожествляемого монарха, который выступает единоличным законодателем и высшим судьей;

- централизованное государство с жестким тоталитарным режимом, со всеохватывающим надзором за бесправными подданными разветвленного, подчиненного деспоту административного аппарата.

В некоторых древневосточных государствах власть верховных правителей ограничивалась лишь советом знати, или народным собранием, или управляющимися большесемейными городскими общинами.

Характерные черты восточной деспотии:

- соединение всех ветвей власти в одних руках

- верность традициям и обычаям

- огромное влияние религии

- коллективизм, общинность

Особенности права в государствах Древнего Востока:

- источником права было обычное право

- нормы религии переходили в нормы права

- клятва перед богом, ордалии, божий суд

- приниженное положение женщин и детей

- ответственность носила только уголовный характер

- право толеона

- коллективная ответственность

3. Общественный строй и государственное устройство Древнего Вавилона. Законы Хаммурапи.

Древний Вавилон пришел на смену Шумеру около 2000 лет назад, являлся рабовладельческим государством, поэтому в нем было деление общества прежде всего на свободных и рабов.

Рабы «вардум» - являлись низшим общественным слоем, рабами могли стать военнопленные, ставшие бесправными свободные (преступники, несостоятельные должники). Со стороны закона рабы считались имуществом, они не могли быть собственниками. Рабы могли быть царские, храмовые и частновладельческие.

Свободное население делилось Вавилона на авилум (человек, муж) и мушкену (падающий ниц).

Авилумы – высшее сословие рабовладельцев, свободные полноправные жители.

Тамкары– ростовщики, торговцы, кредиторы, занимались внутренней и внешней торглвлей.

Илку – воины, находились на царском содержании, служба воина считалась вечной.

Ремесленники – обладали определенной степенью независимости.

Свободные крестьяне– большая часть заработанная земледельцами изымалась как налог чиновниками.

Жрецы– имели большой вес в обществе, храмы обладали огромными богатствами. Жрецы с древнейших времен сохранили в своих руках юстицию и играли существенную роль в управлении государством. Высшие жреческие должности замещались лицами знатного происхождения, в том числе и родственниками царя.

Государственный стройпредставлял собой восточную деспотию. Во главе государства стоялпатеси (наместник бога на земле). Высшим должностным лицом в государстве являлся правитель царского дворца –нубанда, он руководил строительством каналов, укреплений, дворцов, храмов,ведением войн.

Судебная система не была отделена от администрации. Царь и чиновники ведали и административными, и судебными делами. Верховным судьей был царь, являвшийся высшей инстанцией для рассмотрения гражданских и уголовных дел.

Законы Хаммурапи

Вавилон достиг своего социально-экономического и политического расцвета при царе Хаммурапи (1792-1750 гг. до н.э.) Правление этого царя ознаменовано созданием сборника законов. Текст законов разделен на три части: обширное введение, статьи законов (282), заключение. Правовые положения изложены казуистически, без обобщений.

Право собственности, формы земельной собственности: царская, служилых царских людей, храмовая, общиннная, частная. Царствование Хаммурапи отмечено интенсивным развитием частной собственности на землю. Землю можно было продавать, сдавать в аренду, передавать по наследству. Имущество илку было изъято из оборота.

Обязательственное право. Большое внимание уделялось договорной фиксации сделок. Наиболее важные заключались в письменной форме на обожженных глиняных табличках и в нескольких копиях запечатывались в обожженный двойной конверт из глины.

Виды договоров: брачный, договора займа, аренды, найма. Также существовали договора купли-продажи, мены, хранения, поручения, товарищества. Гарантии исполнения — материальная ответственность (штраф) и личность должника. Роль государства в обязательственных отношениях: юридическая защита сделок.

Договоры поручения (что-либо вывезти и продать) оформлялись письменно. Нарушение этого ритуала и формы было сопряжено с ответственностью для обеих сторон.

Брак заключался по договору,разводбыл упрощен только для мужа. Основные поводы для развода: прелюбодеяние жены; бесплодие жены. Отец не имел права жизни и смерти над детьми, но мог отдать жену и детей в долговую кабалу, сына лишить наследства за «тяжкие грехи». Сыновья от рабыни-наложницы являлись свободными, т.е. семья сохраняла многие патриархальные порядки.

Наследованиев основном по закону. Наследовали все сыновья в равных долях. Жена получала вдовью долю на правах пожизненного владения, которую затем передавала детям. Приданое жены наследовали дети.

Уголовное право. Не было различий между преступлениями и гражданскими правонарушениями. Право носило ярко выраженный классовый характер. Виды преступлений:

Должностные.В разряде совершающих должностные преступления упомянуты судьи, меняющие вынесенный приговор на другой, солдаты, младший командный состав.

Имущественные.Кражи и грабеж, повреждение чужого имущества, а также многочисленные посягательства на чужих рабов.

Преступления против семейных устоеввключают кровосмешение, неверное и распутное поведение жены, похищение и подмену ребенка.

Против личности. Убийство мужа женой, неудачная операция лекаря, телесные повреждения в драке, оскорбление словом и действием, ложные обвинения.

Виды наказаний: смертная казнь, продажа в рабство, телесные и членовредительские наказания, штрафы, изгнание и иные формы по принципу талиона (равновозмездность наказания). Социальное положение влияло на меру ответственности и возмещение ущерба. Было возможно наказание без вины. Применялся принцип талиона.

Наказания были весьма строгими, широко применялись также устрашающие членовредительные наказания: отсечение руки, пальцев рук, отрезание уха, языка и иные формы наказания пo принципу талиона.

Помимo обычных наказаний в виде штрафов и членовредительных действий, преступников обращали в рабство, изгоняли из страны.

Процессуальное право. Судебное решение воспринималось как акт справедливости, который совершался при помощи законов, а иногда и с участием богов, например, бога Реки в случае испытания водой.

Судебный процесс был устным и состязательным, а также единым по делам уголовным и гражданским. Истец сам приводил ответчика в суд, а преступника приводили царские слуги, которые находились в подчинении и распоряжении наместников. Практиковалось судебное разбирательство с учетом алиби.

Виды доказательств: вещественные доказательства, клятвы свидетелей ордалии. Отсрочка в представлении свидетельских показаний могла предоставляться до 6 месяцев (ст. 13). Приговоры о смертной казни и членовредительстве приводились в исполнение немедленно и публично.

studfiles.net

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *