Граф рымникский князь италийский русский полководец – Г. Р. Державин Суворов Александр Васильевич (1729-1800) граф Рымникский (1789), князь Италийский (1799), русский полководец, генералиссимус. Суворов родился в семье офицера и с детства мечтал стать военным. Свою

Содержание

СУВОРОВ АЛЕКСАНДР ВАСИЛЬЕВИЧ — информация на портале Энциклопедия Всемирная история

Великий русский полководец, не потерпевший ни одного поражения в своей военной карьере, граф Рымникский (1789), князь италийский (1799), генерал-фельдмаршал Священной Римской империи, генералиссимус российских сухопутных и морских сил, кавалер всех российских орденов своего времени.

Детство и юность

Родился 13 ноября 1730 г. в дворянской семье. Дед будущего генералиссимуса – Иван Григорьевич Суворов служил при Петре Великом генеральным писарем Преображенского полка. Один из трех его сыновей, Василий Иванович, отец А.В. Суворова, родился в 1705 г. Семнадцати лет стал денщиком и переводчиком Петра I, который был его крестным отцом. При Екатерине I он служил бомбардиром-сержантом лейб-гвардии, потом прапорщиком Преображенского полка. Дослужился в нем же до капитана. В сороковые годы стал полковником, прокурором генерал-берг директориума, в 1753 г., при Елизавете Петровне, генералом, членом Берг-коллегии.

Об отце сохранились рассказы, характеризующие его, как человека образованного и исполнительного, бережливого, даже скупого. Он, имея до трехсот душ крестьян и не будучи бедным, на образование сына деньгами не расщедривался. О матери Александра Авдотье Федосеевне, урожденной Мануковой, ничего не известно.

Детские годы текли в отцовском имении в обстановке скаредности. Александр Суворов рос слабым, часто болел.  Жадное чтение книг, грезы о славе такой, как у великих людей прошлого, рано проявившаяся сила воли давали то, что не могло привить домашнее воспитание.

Еще в детстве, юношеские годы Суворов изучал языки – французский, немецкий, в меньшей степени – итальянский. Интерес к познанию других наречий он сохранил на свою жизнь: уже в зрелые и преклонные годы овладел польским, арабским, турецким и финском языками.  

Отец готовил его на гражданскую службу, однако с детских лет Александр Васильевич Суворов проявил тягу к военному делу, пользуясь богатейшей отцовской библиотекой изучал артиллерию, фортификацию, военную историю. Решив стать военным, Александр Васильевич стал закаляться и заниматься физическими упражнениями. Большое влияние на судьбу Суворова оказал генерал Ганнибал — друг семьи Суворовых, который, заметив тягу мальчика к военному делу и образованность, повлиял на его отца, чтобы тот избрал для сына военную карьеру.

22 октября 1742 г. Александр был зачислен мушкетером в лейб-гвардии Семеновский полк. Отец Суворова учил сына смотреть на службу как на служение Родине. Он требовал видеть в звании «солдат» высокое значение. По отбытии срока солдатской службы Суворов определился в 1747 г. на действительную службу капралом в тот же Семеновский полк. За успешную службу произведен в подпрапорщики в 1749 г., а затем в сержанты в 1751 г.

Участие в Семилетней войне

«Офицерскую школу» Суворов прошел в Семилетней войне. В этой войне русская армия встретилась с прусской армией, вымуштрованной Фридрихом II. На 25-м году жизни, в 1754 г., Суворов был произведен в поручики и переведен в армейский Ингерманландский пехотный полк. В начале 1756 г. он был произведен в капитаны и получил назначение в Новгород на должность обер-провиантмейстера. Через десять месяцев его назначили генерал-аудитором-лейтенантом, а еще через месяц в декабре 1756 г. он получил чин премьер-майора. В 1758 г. в чине премьер-майора формирует резервные батальоны для действующей армии, служит комендантом г. Мемеля и производится в подполковники.

Суворов участвовал в крупнейшем за всю историю Семилетней войны сражении под Кунерсдорфом 1 августа 1759 г., когда прусская армия была разгромлена. В 1759 г. он принимал участие также с сражении при Пальциге. В 1760 г. Суворов был назначен дежурным при главнокомандующем русской армией генерал-аншефе Ферморе и в этом качестве участвовал во взятии Берлина русскими войсками.

В 1761 г. под началом генерала М. В. Берга командовал отдельными отрядами (драгунскими, гусарскими, казачьими), целью которых было сначала прикрыть отход русских войск к Бреславлю и безостановочно нападать на прусские войска. Он нанёс ряд поражений прусской армии в Польше. Во время многочисленных стычек проявил себя как талантливый и смелый партизан и кавалерист. Среди его достижений в то время были захват в результате неожиданного набега и уничтожение значительных запасов сена на виду у неприятеля; при Бунцельвице с небольшим числом казаков Суворов захватил прусский пикет, отбил посланный против него отряд гусар и в пылу их преследования достиг неприятельских окопов, так что мог рассмотреть палатки королевской квартиры в лагере. Участвовал в боях у Ландсберга, Бирштайна, деревень Вейсентин и Келец, Наугарта, во взятии Гольнау, содействовал осадному корпусу П. А. Румянцева в овладении Кольбергом, принудив отступить генерала Платена.

В 1762 г. Суворов был направлен в Петербург с депешами. Он прибыл в столицу, когда на русском троне уже была Екатерина II, которая произвела его в чин полковника и назначила командиром Астраханского пехотного полка. Таким образом, Суворов с 1754 по 1762 гг. прошел пусть от поручика до полковника. В ходе войны Суворов ознакомился с работой тыла армии, ее штаба и работой командира полка. Относительное многообразие форм деятельности способствовало военному развитию Суворова.

Формирование Суворова как полководца. Русско-турецкая война 1768-1744 гг.

В русско-турецкой войне Александру Суворову выпала честь сражаться под руководством генерал-фельдмаршала П.А. Румянцева, что сыграло значительную роль в развитии его военных талантов. Первым боевым делом Суворова, где он проявил себя, был поиск под Туртукаем. При переходе к очередному этапу военных действий перед Румянцевым встала задача меньшими силами добиться победы в полевом сражении. Получение точных сведений о намерениям противника имело большое значение. Особенно важно было обеспечить возможность переправы русских войск на правый берег Дуная в районе Силистрии. В связи в этим Румянцев дал указание генерал-поручику И.П. Салтыкову произвести разведку боем на ряде участков, и в частности под Туртукаем. Проведение поиска Салтыков поручил Суворову. Применив построение войск в форме каре, Суворов атаковал Туртукай ночью. Этот бой имел большое влияние на формирование тактического таланта Суворова. В это время он отрабатывал способы действия регулярными силами против турецких войск. Главное же значение имела оборона Гирсова, где была достигнута победа в полевом сражении. Гирсово было единственным опорным пунктом русских войск на правом берегу Дуная. Стремясь отбросить русских на левый берег, турки предприняли наступление. Суворов, хотя и располагал отрядом, в три раза меньшим по численности, чем турецкие войска, решил разбить их в открытом бою. Он допустил турецкие силы на близкое расстояние, нанес им потери артиллерией и ружейным огнем, а затем перешел в контратаку, опрокинул турецкий отряд и, стремительно преследуя его, завершил разгром. За успехи, достигнутые в боевых действиях, Суворов был произведен в 1774 г. в чин генерал-поручика.

Новый план войны на 1774 г. был разработан Румянцевым в октябре 1773 г. Окончание войны зависело от успешных действий в полевом сражении. Такая задача была возложена на корпуса А.В. Суворова и М.Ф. Каменского. Решающее поражение туркам было нанесено в сражении при Козлуджи. Докладывая Екатерине II об этом сражении, П.А. Румянцев подчеркнул крупное значение этой победы, которая привела наконец к заключению Кючук-Кайнарджийского мира. Победа была обеспечена смелыми и инициативными действиями А.В. Суворова. Период 1773-1774 гг. стал временем становления Суворова как крупного тактика.

Русско-турецкая война 1787-1791 гг.

Если войну 1768-1744 гг. называли румянцевской, то войну 1787-1791 гг. справедливо можно назвать суворовской. Его блестящие победы над турецкой армией составили главные этапы войны и в конечном счете обеспечили возможность заключения Ясского мира 1791 г. Турция неоднократно нарушала условия Кючук-Кайнарджийского мира. Первая попытка турок возвратить Крым была сделана в 1766 г. В марте 1777 г. корпус Суворова выступил из Перекопа и быстро занял центральную часть Крыма. Вслед за этим Суворов вышел к Кафе. Турецкий десант отбыл в Турцию. В 1778 г. Турция повторила попытку высадить десант в Судаке и Кафе. Суворов и на этот раз не допустил высадку, и турецкая эскадра возвратилась к берегам Турции. Не добившись успеха, турецкое правительство подписало в 1779 г. конвенцию с Россией, по которой окончательно признало независимость Крыма.

Произведенный в 1786 г. в чин генерал-аншефа, Александр Суворов, сначала командуя корпусом, отличился при обороне Кинбурна, где был серьезно ранен; затем принял участие в штурме турецкой крепости Очакова, получив второе ранение. В 1789 русско-австрийские войска под его началом нанесли сокрушительное поражение туркам под Фокшани, а потом на реке Рымник. 22 сентября 1789 г. произошло одно из крупнейших в Русско-турецкой войне 1787–1791 гг. — сражение при Рымнике. Более чем 100-тысячная турецкая армия Юсуф-паши не смогла противостоять 25-тысячной русско-австрийской армии и была полностью разгромлена. Сражение в очередной раз проявило полководческий талант Александра Суворова и доказало превосходство русского военного искусства.

Эти победы в корне изменили стратегическую обстановку на театре военных действий в пользу русской армии. Но особенно яркой победой Александра Суворова стал стремительный штурм считавшейся неприступной турецкой крепости Измаил в 1790 г. В течение восьми дней Суворов готовил войска к штурму, создав тренировочный лагерь — ров и вал по типу измаильского. Наконец, он послал ультиматум коменданту крепости Мехмет-паше с требованием сдачи. После отказа последнего, который заявил, что «скорее небо упадет на землю, чем Измаил будет взят», 11 декабря 1790 г. русские войска, которыми командовал Суворов, штурмом взяли Измаил. Потери русских составили около 4 тысяч убитыми и 6 тысяч ранеными.

Турки потеряли 26 тысяч убитыми и 9 тысяч пленными. Были захвачены все орудия, 400 знамен, огромные запасы провианта и драгоценностей на 10 миллионов пиастров. 25 марта 1791 г. Суворов получил почетное звание подполковника лейб-гвардии Преображенского полка. В 1791 г. Суворов укрепляет русско-шведскую границу в Финляндии. Ему также быдло вверено командование над Роченсальмским портом и Саймской флотилией.

Командование войсками на юге Украины

Правительство Екатерины II, обеспокоенное возможностью новой войны с Турцией, направило на юг Украины Суворова и поставило его во главе всех русских войск, расположенных на юге страны. Суворов получил также секретную инструкцию, предоставлявшую ему широкие полномочия и рескрипт, предписывавший держать войска в состоянии боевой готовности. Суворов занялся усовершенствованием боевой подготовки в войсках и устранением недостатков быта.

Главное внимание Суворов уделил укреплению левого берега в нижнем течении Днестра. По его приказу на левом берегу Днестра на месте сожжённого турками села была построена крепость Средняя и в 1792 г. заложен город Тирасполь. Под руководством Суворова осуществляется строительство крепостных сооружений в Хаджибее (Одессе).

Подавление польского восстания 1794 г. Штурм Праги.

В мае 1794 г. Суворов направлен в Подолию для подготовки ко второй польской кампании. В первой половине августа зачислен в состав армии генерал-аншефа Н.В. Репнина с 4,5-тысячным отрядом вступил на охваченную восстанием территорию. Численность суворовских войск после присоединения других отрядов возросла до 11 тысяч солдат. За 6 дней корпус Суворова одержал 4 победы: 3 сентября у местечка Дивин; на следующий день при Кобрине казацкий авангард Суворова разбил отряд конницы майора Рущича численностью до 400 сабель 6 сентября при монастыре Крупчицы близ Кобрина Суворов атаковал дивизию Кароля Сераковского (численностью в 5 тысяч человек при 26 орудиях) и отбросил его к Бресту. 8 сентября вновь сразился с войсками Сераковского (8 тысяч при 14 орудиях) при Бресте и полностью их разгромил. 10 октября руководитель восставших Костюшко был пленён отрядом Ферзена под Мацеёвицами, который затем присоединился к Суворову, вследствие чего численность войск последнего возросла до 17 тысяч солдат.

Эти войска двинулись на Варшаву. Навстречу войскам Суворова был направлен отряд генерала Майена, состоящий из 5 560 солдат (в том числе 1 103 кавалерии) и 9 орудий. В 5 часов утра 15 октября при Кобылке начался бой, продолжавшийся более 5 часов и закончившийся разгромом польских войск, часть из которых отступила к Праге, пригороду Варшавы на правой стороне Вислы. До 21 октября войска Суворова занимались на подступе к Варшаве подготовкой солдат, заготовкой фашин, лестниц и плетней для преодоления укреплений.

23 октября войска Суворова (до 25 тысяч солдат при 86 орудиях) подошли к Праге, предместью Варшавы, и начали артиллерийский обстрел самого города и его стен. На следующий день, приблизительно в 5 часов утра, семь колонн пошли на приступ полуразрушенных артиллерийским огнём укреплений, обороняемых гарнизоном и вооружёнными городскими ополченцами (20—30 тысяч) при 106 орудиях. Русские колонны под огнём ворвались в Прагу с разных сторон. Среди защитников Праги началась паника, и к 9 часам утра 34 октября польские войска капитулировали.  Суворов освободил 500 пленных офицеров, ещё до того по домам были отпущены 6 тысяч польских ополченцев. Магистрат от имени жителей Варшавы подарил Суворову золотую табакерку с бриллиантами и надписью «Варшава своему избавителю, дня 4 ноября 1794». После капитуляции Варшавы и объявленной Суворовым амнистии войска повстанцев по всей Польше в течение недели сложили оружие. За взятие Праги Суворов был удостоен высшего воинского чина — генерал-фельдмаршал, а также, 18 августа 1794 г., пожалован имением Кобринский ключ в 7 тысяч душ в Белоруссии, получил прусские ордена Черного орла, Красного орла и другие награды.

В начале 1795 г. Суворов был назначен командующим всеми русскими войсками в Польше, затем главнокомандующим 80-тысячной армией, расположенной в Брацлавской, Вознесенской, Харьковской и Екатеринославской губерниях со штаб-квартирой в Тульчине.

В этот период он написал «Науку побеждать» — выдающийся памятник русской военной мысли.

Последние кампании

После смерти Екатерины в 1796 г. на российский престол вступил ее сын Павел I. Отношения с новым императором у полководца складывались непросто. Очень скоро, в 1797 г., появился высочайший приказ о фактической отставке Суворова. Его отправили в ссылку под надзор полиции в собственное имение Кончанское. Но вскоре после того, как обострилась политическая обстановка в Европе в связи с успехами французской армии, пришлось вспомнить о старом военачальнике. К тому же правительства Австрии и Англии обратились к Павлу I с пожеланиями назначить главнокомандующим союзными войсками в Северной Италии именно Суворова.

Старого фельдмаршала вернули на службу, и Александр Суворов принял предложенное назначение. Итальянская кампания 1799 г. и сейчас вызывает удивление. Несмотря на серьезные трения с австрийским гофкригсратом, контролировавшим и всячески тормозившим действия русского главнокомандующего, последовала серия быстрых и эффектных побед русско-австрийских войск. Перейдя реку Адду, Суворов занял Милан и Турин, а затем поодиночке разбил две французские армии при Требии и Нови. За пять недель было пройдено 400 км, и вся Ломбардия была очищена от французов. Открывалась возможность взятия Генуи, после чего можно было перенести военные действия на юг Франции, чтобы идти на Париж. Но на пути осуществления этого замысла встал венский кабинет. Вместо вторжения во Францию австрийцы потребовали, чтобы русский корпус из Италии двинулся в Швейцарию. У Австрии разыгрался аппетит, она стремилась присоединить Северную Италию, но присутствие русских войск мешало этому. Заключительным этапом полководческой деятельности фельдмаршала стал Швейцарский поход 1799 г.

Движение русских войск началось из г. Таверно, затем последовал знаменитый переход через Альпы, когда суворовские войска вписали в русскую военную историю на вечные времена легендарное взятие Чертова моста, труднейший подъем через Росштокский хребет, а затем через горный хребет Паникс. Павел I очень верно оценил действия Суворова: «Побеждая всюду и во всю Вашу жизнь врагов Отечества, Вам не доставало одного — преодолеть и самую природу, но Вы и над нею одержали ныне верх».

25 сентября 1799 г. состоялся переход русской армии через Чёртов мост. Об этом Александр Васильевич Суворов писал Павлу: «На каждом шагу в этом царстве ужаса зияющие пропасти представляли отверзтые и поглотить готовые гробы смерти… Там явилась зрению нашему гора Сен-Готард, этот величающийся колосс гор, ниже которых громоносные тучи и облака плавают, и другая, уподобляющаяся ей, Фогельсберг. Все опасности, все трудности были преодолены и, при такой борьбе со всеми стихиями, неприятель, согнездившийся в ущелинах и неприступных, выгоднейших местоположениях, не мог противостоять храбрости воинов, явившихся неожиданно на этом новом театре… Войска Вашего Императорского Величества прошли через темную горную пещеру Урзерн-Лох, заняли мост, удивительной игрой природы из двух гор сооруженный и проименованный Тейфельсбрюкке. Оный разрушен неприятелем. Но сие не останавливает победителей. Доски связываются шарфами офицеров, по сим доскам бегут они, спускаются с вершины в бездны и, достигая врага, поражают его всюду».

Длинный перечень громких названий суворовских побед пополнился блестящими подвигами на швейцарских горных высотах. Благополучный исход всего предприятия стал венцом прижизненной славы Суворова. Ему был пожалован самый высокий военный чин — генералиссимуса. Появился и другой указ, по которому даже в присутствии царя войска должны были «отдавать ему все воинские почести, подобно отдаваемым особе Его Императорского Величества». Но после полководец снова попал в немилость, ему даже запретили появляться в царском дворце. 6 (18) мая 1800 г. во втором часу дня Александр Васильевич Суворов скончался. Полководец был похоронен в Нижней Благовещенской церкви Александро-Невской лавры при огромном скоплении народа. На надгробной плите высечена краткая надпись: «Здесь лежит Суворов» (автор — Г. Р. Державин).

Более 50 лет своей жизни Александр Васильевич посвятил военной деятельности, участвовал в семи войнах и походах, провел 60 сражений и крупных боев, с его именем связаны самые блестящие страницы русского оружия. Военные писатели ставили имя Суворова в одном ряду Александром Македонским, Юлием Цезарем, Евгением Савойским, Петром Великим и Наполеоном, но при этом они умалчивали, что почти все эти полководцы не только побеждали, но и испытывали поражения. Исключением был Суворов, который не знал неудач. Явление в мировой истории единственное.

w.histrf.ru

Князь Италийский, граф Александр Васильевич Суворов-Рымникский (1730–1800)

Князь Италийский, граф Александр Васильевич Суворов-Рымникский (1730–1800)

Попроси у нас назвать историческую фигуру, в наибольшей степени выражающую национальный характер, — и многие наверняка назовут имя Суворова. Он, без преувеличения, один из тех наших соотечественников, чье имя навсегда укоренено в народной памяти, как составляющее непреходящую гордость России.

С другой стороны, лучшей иллюстрации диалектического закона единства и борьбы противоположностей, чем натура Суворова, и придумать трудно. Хилый от рождения, в 70 лет он наравне с двадцатилетними совершил переход через Альпы. Тщедушен телом — и гигант духа. Один из образованнейших людей своего времени, военный гений — и нередко шут. А еще — одновременно — религиозен, слезлив, совершенно равнодушен к бытовым удобствам, в речах афористичен, в бою смел, «аки лев», к поверженному врагу снисходителен. Князь — и обожаем солдатами. Воевал не за награды, но радовался им, как ребенок.

Перечислять можно, кажется, до бесконечности, но лучше, чем это сделано в «Надгробной эпитафии Суворову», сочиненной адмиралом, ученым и поэтом А.С. Шишковым, своеобразие натуры Суворова все равно не выразить:

Остановись, прохожий!

Здесь человек лежит, на смертных непохожий.

На крылосе в глуши с дьячком он басом пел,

И славою, как Петр иль Александр, гремел.

Ушатом на себя холодную лил воду,

И пламень храбрости вливал в сердца народу.

Не в латах, на конях, как греческий герой,

Не со щитом златым, украшенный всех паче,

С нагайкою в руках и на казацкой кляче,

В едино лето взял полдюжины он Трой.

Не в броню облечен, не на холму высоком,

Он брань кровавую спокойным мерил оком,

В рубахе, в шишаке, пред войсками верхом,

Как молния сверкал и поражал, как гром,

С полками там ходил, где чуть летают птицы.

Жил в хижинах простых, и покорял столицы,

Вставал по петухам, сражался на штыках.

Чужой народ его носил на головах.

Одною пищею с солдатами питался.

Цари к нему в родство, не он к ним причитался,

Был двух империй вождь, Европу удивлял;

Сажал царей на трон, и на соломе спал.

Прав был крупный военный деятель и историк XIX в. генерал-фельдмаршал Д.А. Милютин, говоря, что «Суворов по природе был, можно сказать, типом русского человека: в нем выразились самыми яркими красками все отличительные свойства нашей национальности…»[149].

Суворов участвовал в шести крупных войнах, встречаясь с разнообразными противниками — польскими регулярными и иррегулярными войсками, с массовой армией турок, предельно вымуштрованными частями прусской армии и французскими республиканскими войсками. Богатая боевая практика способствовала всестороннему развитию военного мышления Александра Васильевича, чуждого косности и консерватизма. Он дал более 60 сражений и боев и все их выиграл.

Первые настоящие уроки боевых действий Суворов получил в ходе Семилетней войны в сражении при Кунерсдорфе (см. очерк о П.С. Салтыкове). Состоял он и в корпусе будущего фельдмаршала З.Г. Чернышева, когда в 1760 г. был предпринят набег на прусскую столицу — именно тогда русский солдат впервые прошел улицами Берлина. По-настоящему развернуться будущему генералиссимусу удалось, правда, лишь в войне 1768–1772 гг. с Барской конфедерацией — объединением польской шляхты, которая в союзе с Турцией вела борьбу за освобождение от российского протектората.

Европейски известным Суворов стал после сражения 12 сентября 1771 г. при Столовичах — местечке на пути между Минском и Брестом. Здесь базировалось 4-тысячное войско примкнувшего к конфедератам великого гетмана Литвы Огинского. В распоряжении генерал-майора Суворова находились 900 солдат, но разница в силах не испугала его. Неожиданной ночной атакой он наголову разбил противника, потеряв при этом только восемь нижних чинов. Гнездо конфедератов Краков удалось вообще склонить к капитуляции без боя. Генерал показал себя мастером маневренной войны, быстрота и натиск все явственнее прорисовывались в его командном стиле. Он был щедро награжден сразу тремя орденами — Св. Александра Невского, Св. Георгия 3-й степени и Св. Анны.

Павильоны на Ходынке, построенные для празднования мира с Турцией. 1775

А главное — Екатерина наконец-то исполнила давнее желание Суворова, и в апреле 1773 г. он отбыл в распоряжение П.А. Румянцева на балканский театр военных действий (см. очерк о П.А. Румянцеве). Первым его боевым делом стала вылазка к турецкому укрепленному лагерю при Туртукае (см. очерк о И.П. Салтыкове). Соседом слева, у которого Суворов попросил содействия, оказался генерал-поручик Г.А. Потемкин. Именно здесь, в боевой обстановке, познакомились два крупнейших впоследствии деятеля екатерининской эпохи.

Их тесное сотрудничество станет фактом позднее, а пока две победы под Туртукаем, разгром турок, напавших на Гирсово, и в 1774 г. победа при Козлуджи — вот главные вехи в полководческой судьбе Александра Васильевича в русско-турецкую войну 1768–1774 гг. Последний успех оказал решающее влияние на ход всей кампании. Однако конфликт с командующим корпусом М.Ф. Каменским, которому военачальник был подчинен, привел к тому, что Суворов по достоинству оценен не был (см. очерк о М.Ф. Каменском).

Военное дело было единственным поприщем, которое увлекало этого человека без остатка. Когда случалось оставаться в стороне от горячки боя, Суворов тяготился, как ему казалось, бездельем. Простор для проявления крепнущего таланта дала ему вторая (1787–1791) русско-турецкая война. До конца кампании 1790 г. Суворов почти беспрерывно находился на ключевых участках. Все крупные победы русских войск — при Кинбурне, Фокшанах, Рымнике и Измаиле были одержаны под его командованием.

Здесь ему и довелось воевать под непосредственным командованием Г.А. Потемкина. В высшей степени честолюбивые натуры этих двух неординарных людей накладывали на их взаимоотношения особый след (см. очерк о Г.А. Потемкине). Случались между ними и размолвки, но, по утверждению В.С. Лопатина, превалировало уважительное отношение друг к другу. В условиях, когда при дворе у Суворова было немало недругов и завистников, его полководческий талант, как убежден историк, без неизменной поддержки Григория Александровича раскрыться в полной мере не смог бы.

Рассказать обо всех сражениях, проведенных и выигранных Суворовым, не реально. Но есть среди них особые, знаковые, максимально раскрывшие профессиональные достоинства великого полководца. Одно из них — на реке Рымник (современная территория Румынии) 11 сентября 1789 г.

25-тысячному отряду русско-австрийских войск противостояла 100-тысячная армия османов. Военные историки тщательно анализировали это сражение, поскольку оно явилось крупным шагом вперед в области военного искусства. От линейной тактики в действиях русских войск не осталось и следа. Начав поиск новых тактических средств борьбы против турок еще в ходе предыдущей войны, Суворов здесь продолжил его. Он разделил вверенные ему войска на два самостоятельных отряда — отдельно из русских и австрийцев с тем, чтобы атаковать противника одновременно с обоих флангов. Войска наступали двумя линиями батальонных каре пехоты. За пехотой следовала конница, которая при штурме турецких полевых укреплений занимала промежутки между пехотными каре. Имея такой порядок, русско-австрийские войска могли маневрировать силами и средствами. Резервные каре позволяли Суворову наращивать силу удара. В ходе сражения он также широко использовал перекрестный огонь артиллерии, стрелявшей картечью, залповый огонь и штыковой удар пехоты.

«Построясь ордером баталии, вмиг перешед Рымну, идти храбро, атаковать… Поспешность, терпение, строй, храбрость, сильная дальняя погоня» — эта программа, изложенная полководцем в диспозиции, была блестяще реализована союзными войсками. Об успехе говорит и соотношение потерь: 15–20 тысяч человек у турок и всего 700 — у союзников. И это, напомним, при четырехкратном преимуществе врага!

Екатерина II возвела Суворова в достоинство графа Российской империи с именованием его впредь Рымникским и наградила бриллиантовыми знаками ордена Св. Андрея Первозванного и орденом Св. Георгия 1-й степени.

Знаменательным стал для Александра Васильевича и успешный штурм Измаила 11 декабря 1790 г. Штурмовать такую первоклассную крепость, расположенную в нижнем течении Дуная, мог взяться только действительно великий полководец. Это понял командующий армией Потемкин, написавший Суворову: «Моя надежда на Бога и на Вашу храбрость. Поспеши, мой милостивый друг!..» Что говорить: Александр Васильевич сам признавал, что «на такой штурм, как измаильский, можно пускаться один раз в жизни». Но он решился и победил, показав выдающийся образец ускоренной атаки крепости, согласованных действий сухопутных войск и речной флотилии.

В отличие от полевых сражений, где основную роль в победе русских войск над турецкими играло превосходство в тактике, вооружении и боевой подготовке, здесь на первый план выдвинулся моральный дух войск. Суворов хорошо представлял, кому он обязан победой: «Невозможно превознесть довольно похвалою мужество, твердость и храбрость всех чинов и всех войск, в сем деле подвизавшихся».

Взятие Измаила 11 декабря 1790 г.

Исследованиями последних лет доказано, что бытовавшая в литературе версия об остром конфликте, якобы случившемся после взятия крепости между Потемкиным и измаильским триумфатором, не выдерживает критики. Стычки двух полководцев в Яссах, описание которой уже две сотни лет переходит из одного сочинения в другое, просто не было. А вот весной 1791 г. зафиксированы их неоднократные дружеские встречи в Петербурге, в том числе на приемах у императрицы.

Да иначе и быть не могло: «Под начальством Потемкина прошли лучшие годы его (Суворова. — Ю.Р.) службы. По представлениям Потемкина он получил все высшие ордена России и другие награды. Никто не удостоился от Суворова такой оценки, как Потемкин: „Он честный человек, он добрый человек, он великий человек“. Да, Суворов был честолюбив и ревнив к успехам других. У него был вспыльчивый характер, критический склад ума и острый язык. В запальчивости он не щадил никого. Но лицемером он не был»[150].

Правда, по мере пребывания Александра Васильевича в Петербурге противники Потемкина, стоявшие за наследником престола князь Н.В. Репнин, князь Н.И. Салтыков, граф И.П. Салтыков, смогли перевербовать его на свою сторону. Только тем, что Суворов редко бывал в столице, будучи полевым, а не придворным генералом, и плохо знал обстоятельства борьбы различных группировок, историк объясняет его временное «помрачение сознания» и нападки на Потемкина. Лишь после вскоре последовавшей неожиданной кончины Григория Александровича (5 октября 1791 г.) Александр Васильевич понял, что тайные и явные враги его старшего товарища и покровителя — это и его собственные недоброжелатели (см. очерк о Н.И. Салтыкове).

Не имея теперь возможности опереться на поддержку Потемкина, Суворов с большим трудом смог добиться направления в Польшу для борьбы с повстанческими войсками. В его конфиденциальной переписке то и дело встречаются имена тех, чьи козни не позволяли ему долгое время приступить к активной боевой деятельности. Имена все те же. В первую очередь, это — князь Репнин, давно интриговавший против своего бывшего сослуживца и еще в феврале 1791 г. отговоривший Потемкина от мысли передать Суворову командование армии на юге (см. очерк о Н.В. Репнине). Это — и оба Салтыковых.

Поддержку Александру Васильевичу смог оказать фельдмаршал П.А. Румянцев, который, несмотря на возраст, был поставлен во главе войск в южных губерниях. Нестор русской армии, как уважительно называл его Суворов, воспользовался разрешением продвинуть войска на польскую территорию и направил туда подчиненного во главе небольшого корпуса.

В 44 дня Суворову удалось справиться с восстанием. «С Польшей у нас войны нет, — заявлял Александр Васильевич, — я не министр, но военачальник: сокрушаю толпы мятежников». Пиком противоборства с конфедератами стал штурм предместья Варшавы — Праги 24 октября 1794 г. «Бить и гнать врага штыком, — требовал полководец, но, чуждый жестокости к поверженному врагу, добавлял: — Неприятеля, просящего пощады, щадить; безоружных не убивать; с бабами не воевать; малолетков не трогать».

На краткое донесение Екатерине: «Ура! Варшава наша!» он получил не уступающий в лаконичности и выразительности ответ: «Ура! Фельдмаршал Суворов!».

Своеобразно отметил полководец получение фельдмаршальского жезла, судя по тем любопытным подробностям, которые приводит историк Д.Н. Бантыш-Каменский. Как же органично сочетались в Суворове серьезность и ироничность! Одетый в повседневный камзол полководец велел в походной церкви расставить стулья по числу генерал-аншефов, которых опередил при производстве в новый чин, и начал прыгать через эти стулья, называя в каждом случае имена обойденных: Н.И. и И.П. Салтыковых, Н.В. Репнина, Ю.В. Долгорукого, И.К. Эльмта и других. Только после столь нелегкого занятия — стульев было девять, а Суворову шел шестьдесят четвертый год — он надел фельдмаршальский мундир, все свои ордена, принял поднесенный ему жезл и велел служить благодарственный молебен.

Что заставляло его, немолодого и много повидавшего человека, шутить и насмешничать часто несообразно возрасту и занимаемому положению? На это как-то ответил сам полководец: «Меня хвалили цари, любили воины, друзья мне удивлялись, ненавистники меня поносили, при дворе надо мною смеялись. Я бывал при дворе, но не придворным, а Эзопом, Лафонтеном: шутками и звериным языком говорил правду. Подобно шуту Балакиреву, который был при Петре Первом и благодетельствовал России, кривлялся я и корчился. Я пел петухом, пробуждал сонливых, утомлял буйных врагов Отечества». Такое поведение, действительно, позволяло Суворову во многом избегать дворцовых интриг и козней своих высокопоставленных недругов и завистников. А их было, как видим, изрядно.

Делом, не красившим великого воителя, советские ученые считали его участие в подавлении крестьянской войны под предводительством Е.И. Пугачева. Между тем сам Суворов рассматривал борьбу со «злодеем-самозванцем Емелькой» (собственное выражение будущего генералиссимуса) как свой гражданский долг. Охранять целостность и спокойствие Отечества — неважно, от внешних или от внутренних опасностей — он полагал первейшей обязанностью.

Вот строки из собственноручно написанной в 1786 г. Суворовым биографии: «Из Царицына взял я себе разного войска конвой на конях и обратился в обширность уральской степи за разбойником… Его уральцы, усмотря сближения наши, от страху его связали и бросились с ним… стремглав в Уральск, куда я в те же сутки прибыл… Немедленно принял я его в мои руки, пошел с ним через уральскую степь назад, при непрестанном во все то время беспокойствии от киргизцев, которые одного ближнего при мне убили и адъютанта ранили, и отдал его генералу графу Петру Ивановичу Панину в Симбирске».

Отличавшийся всегда исключительным милосердием к побежденному и уважением к достойному противнику, Александр Васильевич рядовых бунтовщиков жалел: «В следующее время моими политическими распоряжениями и военными маневрами буйства башкирцев и иных без кровопролития сокращены, но паче императорским милосердием». А вот сочувствием к пойманному Пугачеву полководец вовсе не проникся и в награду за его поимку рассчитывал на высший российский орден — Св. Андрея Первозванного. И если тогда не получил его, то не из-за каких-то симпатий к главарю восставших и его делу, а по причине все тех же интриг.

Немало претерпел полководец и от Павла I. Историки располагают сведениями, что, видя критичность, с какой Суворов относился к личности и нововведениям императора, его пытались подтолкнуть к участию в государственном перевороте. «Совесть мне воспрещает надеть военный пояс против герба России, которой я столько служил», — заявил на это фельдмаршал.

Мнительный Павел отправил старого служаку в ссылку в фамильную деревню Кончанское. Тот отреагировал на опалу в свойственном ему ироническом духе, сказав, что «ежели на Руси фельдмаршалы и играют в бабки, то это потому, что у ней их избыток, чего ради они и должны же по деревням что-нибудь делать».

Разумеется, в кончанском захолустье 70-летний полководец не только пел в церкви на клиросе и играл в бабки с крестьянскими детишками, но и внимательно следил за ходом войны в Европе, где, по собственным словам Александра Васильевича о Наполеоне, «далеко шагал мальчик», и обдумывал, как его «унять». Не случайно, получив в феврале 1799 г. рескрипт Павла I о вызове к армии, заметил: «Да я же здесь служил за дьячка и пел басом, а теперь буду петь Марсом».

Суворов был поставлен во главе союзных (России и Австрии) войск, которые действовали против французов в Северной Италии. Итальянский и Швейцарский походы 1799 г. — совершенно особая страница в его биографии, вершина полководческой деятельности. В сражении на реке Адда 16 апреля Суворов нанес поражение армии французского генерала Моро и за шесть недель занял почти всю Северную Италию. В июне французы (армии Макдональда и Моро) попытались окружить и уничтожить войска союзников, но в сражении на реке Треббия 6–8 июня русский гений нанес поражение Макдональду. Моро, опасаясь такой же участи, отступил. В августе русско-австрийские войска разгромили армию Жубера у города Нови.

Италия была освобождена от французского господства. Согласно новому плану войны Суворов должен был направиться в Швейцарию, изгнать оттуда армию Массены и начать наступление на Францию.

Австрийский кабинет вязал руки русскому полководцу, нередко диктуя совершенно неподходящие с точки зрения военного искусства ходы, недаром Суворов называл венское руководство «злодеями». Все время подводило и австрийское интендантство. В особенно тяжелое положение русские попали в Муотенской долине, пробившись сюда через знаменитый горный перевал Сен-Готард высотой более двух тысяч метров. К моменту их прибытия корпус генерала А.М. Римского-Корсакова оказался разгромленным (см. очерк о Ф.В. Остен-Сакене). Войска Суворова были до крайности утомлены, боеприпасы и продовольствие — на исходе. А полагаться можно было только на скудные собственные силы. О том, чтобы сдаться на милость французам, естественно, не было и мысли. Суворов решил пробиваться на север в австрийские владения.

23 сентября 1799 г. войска под прикрытием арьергарда двинулись к засыпанному глубоким снегом перевалу Паникс. Полководец был со своими солдатами. Как вспоминал один из участников этого похода, старик «посреди сих ужасов и посредь своего войска ехал на лошади… „Вперед — с нами Бог! Русское войско победоносно, ура!“. Сии слова героя, и все забыто». Войска были достойны своего вождя: через пять дней русские, преодолев горы, спустились в долину Переднего Рейна и соединились с австрийцами.

Даже не очень расположенный к Суворову Павел признал его беспримерные заслуги перед Отечеством и пожаловал чин генералиссимуса. «Ставя на высший степень, чести и геройству представленный, — объявлял он в императорском рескрипте, — уверен, что возвожу на оный знаменитейшего полководца сего и других веков».

Насколько искренен был при этом император, стало ясно очень скоро. Графу Рымникскому, князю Италийскому, генералиссимусу, живой славе России был сделан выговор за то, что во время похода он, вопреки уставу, имел дежурного генерала. Этот удар по самолюбию полководца, захворавшего еще в пути с театра военных действий в Санкт-Петербург, оказался роковым.

В последний путь Суворова провожала вся столица. Настроение русских людей в тот момент эпически передал Г.Р. Державин в знаменитом «Снигире»:

Что ты заводишь песню военну

Флейте подобно, милый снигирь?

С кем мы пойдем войной на Гиену?

Кто теперь вождь наш? Кто богатырь?

Сильный где, храбрый, быстрый Суворов?

Северны громы в гробе лежат.

Кто перед ратью будет, пылая,

Ездить на кляче, есть сухари;

В стуже и в зное меч закаляя,

Спать на соломе, бдеть до зари;

Тысячи воинств, стен и затворов;

С горстью россиян всё побеждать?

Быть везде первым в мужестве строгом,

Шутками зависть, злобу штыком,

Рок низлагать молитвой и Богом,

Скиптры давая, зваться рабом,

Доблестей быв страдалец единых,

Жить для царей, себя изнурять?

Нет теперь мужа в свете столь славна:

Полно петь песню военну, снигирь!

Бранна музыка днесь не забавна,

Слышен отвсюду томный вой лир;

Львиного сердца, крыльев орлиных

Нет уже с нами! — что воевать?

Грустно, но и в этом проявилось нечто наше, национальное, когда пророк в Отечестве признается таковым чаще всего лишь посмертно.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

biography.wikireading.ru

Турецкий погром. Как генерал Суворов стал графом Рымникским | История | Общество

Река его славы


В жизни Александра Васильевича Суворова, непобедимого полководца, было много славных побед, отмеченных различными наградами. В самом конце жизни за блистательный итальянский поход и беспримерный переход в Швейцарию через Альпы он был возведён в достоинство князя Италийского.


Но если о подвигах Суворова в Европе слышали даже те, кто совершенно не интересуется историей, то о том, почему фамилия полководца иногда звучит как «Суворов-Рымникский», знают далеко не все.


Между тем, именно победу в сражении на реке Рымник многие военные историки считают вершиной полководческой карьеры Суворова. Именно в этой битве он наглядно доказал свой знаменитый тезис «надобно воевать умением, а не числом».


С началом очередной русско-турецкой войны в 1787 году генерал-аншеф Суворов был назначен командиром кинбурнского корпуса, на который возложена была оборона Черноморского побережья, от устья Буга до Перекопа. Центром этой обороны были Кибурнская крепость, на которую и направили свой первый удар турки.


1 октября 1787 года турецкий флот высадил на Кибурнской косе 5-тысячный десант. Крепость обороняли 4 тысячи русских воинов во главе с Суворовым. Битва, в которой сам полководец был дважды ранен, завершилась победой русских и полным разгромом турецкой армии.


После лечения Суворов продолжил участие в войне, демонстрируя свой яркий талант везде, где бы ни появлялся.



Репетиция в Фокшанах


В 1788 году положение турок значительно ухудшилось — на стороне России в войну вступила Австрия. В начале 1789 года генерал Суворов принял командование над 7-тысячным русским корпусом, в задачу ходило прикрытие левого берега реки Прут и помощь союзникам-австрийцам в случае, если в этом возникнет необходимость.



Необходимость возникла, когда 30-тысячное турецкое войско под командованием Османа-паши вознамерилось нанести поражение 18-тысячному австрийскому корпусу под командованием фельдмаршала принца Саксонского Фридриха Кобурга.


Получивший информацию об этих планах принц срочно запросил помощи Суворова. Тот отреагировал незамедлительно — его отряд выступил на соединение с австрийцами и, преодолев 40 вёрст за 26 часов, прибыл в лагерь австрийской армии.


Объединённые русско-австрийские силы под руководством Суворова выдвинулись к городу Фокшаны, где 21 июля 1789 сошлись в сражении с армией османов, для которых появление русских явилось полной неожиданностью.


Сражение под Фокшанами завершилось победой русско-австрийской армии. Турецкая армия, потерявшая убитыми 1600 солдат и офицеров, поспешно отступала, потери союзников оказались в четыре раза меньше — около 400 убитых.



«Спасите нас!»


После победы австрийский корпус остался в Фокшанах, в то время как Суворов, по приказу командования, пошёл на соединение с основными русскими силами.


Однако в начале сентября 1789 года история повторилась — австрийцам вновь понадобилась помощь. На корпус Кобурга надвигалась 100-тысячная турецкая армия под командованием великого визиря Юсуф-паши.



Войска Суворова на сей раз были удалены от австрийцев ещё больше, однако, получив просьбу о помощи, русский полководец отдал приказ о немедленном выступлении.


Обмен посланиями между принцем и Суворовым вошел в историю. В записке, посланной австрийским командующим, говорилось: «Спасите нас». Ответ русского полководца был ещё более лаконичным: «Иду».


10 сентября корпус Суворова, проделав, несмотря на непогоду, марш длиной в 80 вёрст за 70 часов, соединился с австрийскими силами.


Турки к тому времени заняли выгодную позицию между реками Рымна и Рымник. С одной стороны их лагерь прикрывали непроходимые болота, с другой — река Рымна, которую на этом участке нельзя было преодолеть вброд. На других участках могла успешно действовать мощная османская конница, что фактически лишало противника возможности для атаки.


Таким образом, расположение армии Юсуф-паши, казалось, было неприступным.


При этом против 100 тысяч турецких солдат Суворов и Кобург имели 7 тысяч русских и 18 тысяч австрийцев. 25 против 100 — четырёхкратный перевес в пользу османов.



Русские атакуют!


На военном совете принц Саксонский предлагал встретить противника в обороне, что казалось единственным разумным решением. Суворов лишь пожал плечами — ни о какой обороне не может быть и речи, только атаковать!


Если бы Фридрих Кобург не имел возможности под Фокшанами лично познакомиться с гением русского генерала, он, возможно, счёл бы Суворова сумасшедшим. Но сейчас он вновь вручил ему общее командование, полагаясь на его военный талант.



В ночь на 11 (22 по новому стилю) сентября 1789 года русские войска переправились через Рымну у деревни Чорешти и леса Богача, то есть вне сферы действия турок.


В 6 часов утра русские полки атаковали турецкий лагерь Тырго-Кукули. Турки встретили русскую атаку огнём артиллерии и бросили против них конницу. Сдержав натиск конницы и подавив вражеские пушки, русские ворвались в лагерь, обратив противника в бегство в сторону реки Рымник. Австрийские войска в этот момент успешно отразили ещё один мощный удар турецкой конницы.


После разгрома турецкого лагеря Тырго-Кукули русские у деревни Бокзы соединились с австрийцами. В три часа дня 25-тысячная армия обрушилась на главный турецкий лагерь у леса Крынгу-Мейлор. Удар австрийцев в центре турецких позиций связал османов тяжёлым боем.


В это время Суворов со своим солдатами заходил противнику во фланг. Обнаружив район недостроенных укреплений, русский генерал отправил в прорыв конницу, за которой устремилась пехота.


В главном лагере начался полный хаос. Юсуф-паша попытался организовать оборону, но здесь против турок сыграло их превосходство в численности — панически бегущие тысячи людей буквально сметали тех, кто ещё пытался сражаться.


Излюбленная Суворовым штыковая атака повергла турок в ужас. Из-за прорыва русских в тылу дрогнули и части, дравшиеся с австрийцами.



Парча и цепи


Поражение превратилось в полную катастрофу у переправы через реку Рымник. Началась чудовищная давка — кто-то пытался спастись сам, кто-то не хотел расставаться с конём, а кто-то пытался увезти всё походное имущество на верблюдах. Вся эта неуправляемая масса начала уничтожать сама себя: кого-то просто затаптывали, другие падали в реку и гибли в негостеприимных водах Рымника…



Всё было кончено к шести часам вечера. Общие потери турок убитыми, затоптанными, утонувшими составили от 15 до 20 тысяч человек. Остальная армия была просто рассеяна, отдельными группами пробираясь в османские владения.


Потери русско-австрийских сил убитыми составили от 500 до 600 человек.


Победителям достались огромные трофеи: 67 полевых и 7 осадных орудий, 6 мортир, 100 знамён, три османских лагеря, множество лошадей, верблюдов, припасов и прочего имущества, в том числе захваченная богатая ставка Юсуф-паши из золотой и серебряной парчи.


Кроме того, в турецком лагере обнаружилось много… цепей. Как оказалось, они были изготовлены по приказу Юсуф-паши с расчётом на тысячи предполагаемых пленников.


Сокрушительный разгром при Рымнике во многом предопределил исход всей войны. До самого её окончания в 1791 году турки более не предпринимали крупного наступления на левом берегу Дуная.


Граф двух империй


Зачастую победы Суворова оценивались достаточно скупо, что обижало полководца. Однако триумф при Рымнике был вознаграждён по достоинству.


Высочайшими именными указами императрицы Екатерины II возведён, с нисходящим его потомством, в графское Российской империи достоинство с наименованием граф Суворов-Рымникский и пожалован орденом Святого Георгия I класса. Грамотой императора Священной Римской империи и по совместительству Австрийской империи Иосифа II генерал-аншеф Александр Васильевич Суворов возведён, с нисходящим его потомством, в графское Римской империи достоинство. Помимо этого, Екатерина наградила своего генерала бриллиантовыми знаками Андреевского ордена бриллиантовым эполетом, драгоценным перстнем и шпагой, осыпанной бриллиантами с надписью «Победителю визиря».


А ещё одной наградой для Суворова стало закрепившееся за ним после сражения на Рымнике прозвище — «генерал Вперёд».

www.aif.ru

Суворов-Рымникский Александр Васильевич

АЛЕКСАНДР ВАСИЛЬЕВИЧ СУВОРОВ, 1729-1800, позднее граф Рымникский и князь Италийский, генералиссимус, которому войска отдавали почести, принадлежащие Императору, даже в присутствии Государя, человек большого ума, родился 13 Ноября 1729 года.

Суворов — русский гений, гордость России и всеобщий русский любимец, имя которого произносится всеми с благоговением и любовью; он национальный герой русских людей — великих и малых, детей и взрослых, трудно найти в России такую местность, где не знали бы или не слышали имени Суворова, как чего-то великого, составляющего гордость и честь родины. Суворов, можно сказать, самый популярный человек в русской народной памяти, в полном смысле любимый народный герой! 

Внешняя биография Суворова известна, но ему не посчастливилось еще найти себе такого биографа, который сумел бы полно и удовлетворительно выяснить психическую сторону этой интересной исторической личности. Для этого нужен крупный талант!. .. Не повезло Суворову и в отношении его внешнего вида: портретов его и очень много, и очень мало, с его именем у каждого из нас связывается известное, весьма определенное представление, памятное нам с детства, но, как кажется, самое превратное, далекое от оригинала.. . Напомним вкратце формулярные данные из жизни Суворова: сын генерал — поручика Василия Ивановича (1705 -1776) и жены его Авдотьи Федосьевны Мануковой, он был хилый и слабый мальчик, мечтавший о военной карьере и славе. Пылкий ум, богатые дарования и страшная сила воли помогли ему закалить себя; он не был и не хотел быть похож на других. Зачисленный в 1742 г. в Семеновский полк, в 1749 г. произведенный в унтер — офицеры, только в 1754 г. он выпущен был в армию поручиком.

Участвовал в Семилетней войне подполковником и уже тут выказал свои исключительные военные способности и «отчаянную» храбрость; в 1762 г. был полковником и командиром Астраханского полка, в 1763 г. — Суздальского; в 1768 г. произведен в бригадиры и участвует в войне с Польшей; в 1770 г. — генерал — майор; в 1771 г., за поражение Огинского, награжден Александровской лентой; в 1773 г. берет Туртукай и получает орден св. Георгия 2-й ст.; в 1774 г. произведен в генерал — поручики; в 1785 г. — генерал-аншеф, а в 1787 г., за Кинбурн, где он был ранен в левую руку, Андреевский кавалер; в 1789 г. он разбивает турок при Фокшанах и Рымнике, за что получает титул графа Рымникского, бриллиантовые знаки св. Андрея и Георгиевскую ленту; в 1790 г. берет Очаков, а 11 Декабря штурмует Измаил, «дело, подобного которому», по словам Екатерины, «не было в военной истории», а Суворов, сам Суворов, говорил, что «на такой штурм можно решиться только раз в жизни». В 1791 г. он пожалован подполковником Преображенского полка и получает алмазный эполет; в 1794 г. за Прагу жалуется в фельдмаршалы; в 1799 и 1800 гг. за победы в Италии и знаменитый переход чрез Альпы получает титул князя Италийского, чин генералиссимуса и портрет Государя. Скончался он 6 Мая 1800 года; похоронен в Благовещенской церкви Александро-Невской лавры, где на плите краткая, но всякому понятная надпись: «Здесь лежит Суворов».

(С портрета пастелью, принадлежащего Государю Императору.)

СУВОРОВ, с портрета, писанного с натуры Крейцннгером в Вене, в 1799 г., при проезде русского полководца к союзным армиям в Италию. (собственность князя Н. И. Оболенского, в Москве.)


Ордена Российской империи (1)

medalirus.ru

Суворов Александр Васильевич Википедия

Александр Васильевич Суворов

Портрет фельдмаршала графа А. В. Суворова.
Й. Крейцингер[de]. 1799 год
Дата рождения 13 (24) ноября 1730(1730-11-24)
Место рождения Москва, Российская империя
Дата смерти 6 (18) мая 1800(1800-05-18) (69 лет)
Место смерти Санкт-Петербург, Российская империя
Принадлежность Российская империя Российская империя
Род войск пехота, кавалерия
Годы службы 1748—1800
Звание Генералиссимус
Командовал Астраханский 12-й гренадерский полк,
Суздальский 62-й пехотный полк,
Московская дивизия,
Санкт-Петербургская дивизия,
Малороссийская дивизия,
Владимирская дивизия,
Кубанский корпус,
Кременчугская дивизия,
Кинбурнский корпус,
Войска Финляндии,
Войска Юга России,
Войска Польши,
Русская императорская армия,
Имперская армия
Сражения/войны Козлуджа, Кинбурн, Фокшаны, Рымник, Измаил, Прага, Адда, Треббия, Нови
Награды и премии

ru-wiki.ru

Суворов Александр Васильевич — Энциклопедия фонда «Хайазг»

Дополните информацию о персоне

Суворов Александр Васильевич
Дата рождения: 24.11.1729
Место рождения: Москва, Россия
Дата смерти: 18.05.1800
Краткая информация:
Полководец, генералиссимус, граф Рымникский, князь Италийский

Александр Васильевич Суворов родился 13 (24) ноября 1729 года (по другим данным, в 1730 году) в Москве в дворянской семье. Его отец, Василий Иванович Суворов – генерал-аншеф и сенатор, был автором первого русского военного словаря. Мать Суворова – Авдотья (Евдокия) Федосеевна, в девичестве Манукова, принадлежала к обрусевшему армянскому роду Мануковых.

Детство Александр Васильевич провел в отцовском имении в деревне. Он рос слабым, часто болел. Из-за слабости его здоровья отец не помышлял о военной карьере сына и готовил его на гражданскую службу. Однако с детских лет мальчик проявил тягу к военному делу и, пользуясь богатейшей отцовской библиотекой, изучал фортификацию, военную историю, артиллерийское дело. Помимо военных дисциплин он изучал математику, философию, историю.

Решив стать военным, Суворов стал закаляться и заниматься физическими упражнениями.
В 1742 году, поддавшись просьбам мальчика, отец записал его солдатом в лейб-гвардии Семеновский полк, в котором Суворов прослужил шесть с половиной лет. В это время он продолжал свое обучение, как самостоятельно, так и, посещая занятия в Сухопутном шляхетском кадетском корпусе, изучил несколько иностранных языков (Суворов владел восемью языками).

Действительную военную службу Суворов начал в 1748 году в чине капрала, хотя дворянские дети начинали ее в офицерском чине. Суворов хорошо узнал настоящую солдатскую жизнь. В 1754 году ему было присвоено офицерское звание поручика.

Суворов отличился во время Семилетней войны, в особенности у Кунерсдорфа. Он участвовал в первой русско-турецкой войне и в подавлении восстания Пугачева.

А. В. Суворов активно участвовал и в русско-армянских отношениях.

В 1782-1784 гг. он командовал русскими войсками в Крыму и по поручению императрицы Екатерины II организовал переселение армян из Крыма на Дон. Ранее, в 1780 г., по поручению Потемкина Суворов участвовал в совещании вместе с Иваном Лазаревым (Лазаряном) и Осипом Аргутинским (Аргутяном) по выработке проекта восстановления армянской государственности под протекторатом России и даже был назначен командующим Астраханской группой русских войск, которые должны были осуществить освобождение Армении. Однако поход русских войск в Закавказье тогда не был осуществлен.

Одним из адъютантов А.В.Суворова был Аким (Овагим) Васильевич Хастатов, сестра которого, Анна Васильевна, была замужем за Минасом Лазаревичем Лазаревым.

В ходе второй русско-турецкой войны, уже в чине генерала, А.В.Суворов одерживал блестящие победы при Кинбурне в 1787 году и под Очаковом в 1788 году, где наголову разбил турецкую армию. Во время Бессарабской кампании он приступом взял сильнейшую турецкую крепость Измаил (март 1790 года).

В 1794 году Суворов подавил польское национально-освободительное восстание; за взятие Варшавы был произведен в фельдмаршалы. В 1795–1796 годах командовал войсками в Польше, потом на Украине.

Будучи любимым полководцем Екатерины II, после вступления на престол Павла I Суворов впал в немилость. Он решительно выступил против насаждения в войсках прусских порядков, за что в феврале 1797 года был уволен в отставку и сослан в имение Кончанское Новгородской губернии. Однако в феврале 1799 года, в связи с образованием 2-й антифранцузской коалиции с участием России, Павел I по просьбе союзников назначил Суворова главнокомандующим русскими войсками, направленными в Италию.

Суворову были подчинены и австрийские войска. В ходе похода 1799 года войска под командованием Суворова разгромили в нескольких сражениях французские войска, освободив от них всю Северную Италию. Направленный в Швейцарию для соединения с корпусом Римского-Корсакова, Суворов взял перевал Сен-Готард и Чертов мост, но русский корпус к этому времени уже был разбит и армия Суворова оказалась окруженной французами. Суворов сумел с боем пробиться из окружения. Хотя цель Швейцарского похода не была достигнута, Суворов, показавший в тяжелейших условиях альпийского перехода, на что способны русские солдаты, получил высшее воинское звание – генералиссимус.

В октябре 1799 года Павел I разорвал союз с Австрией и отозвал войска Суворова в Россию. Походы 1799 года надломили силы 70-летнего полководца и в апреле 1800 года Суворов больным вернулся в Петербург.

Жизнь Суворова была трудной, он бывал много раз ранен, терпел лишения и обиды. Невзгоды переносил мужественно, его прямой характер не позволял мириться с несправедливостью. Суворов велик не только как полководец, не знавший поражений (подсчитано, что он дал более 60 сражений и боев и все их выиграл), он был создателем военной доктрины и новой стратегии и тактики войн. Он воспитал талантливых русских военачальников Михаила Кутузова, Николая Раевского, Петра Багратиона, Алексея Ермолова и др.

6 (18) мая 1800 года Александр Васильевич Суворов скончался. Прах его покоится в Александро-Невской лавре. На надгробной плите высечена краткая надпись: «Здесь лежит Суворов».

Сочинения

  • Полковое учреждение (1765)
  • Наука побеждать, или Разговор с солдатами их языком (1795)
  • Военно-стратегические заметки
  • сборник «Мысли и афоризмы»
  • письма

Достижения

  • граф Рымникский (1789)
  • князь Италийский (1799)
  • граф Российской и Римской империй
  • генералиссимус Российских сухопутных и морских сил (1799)
  • генерал-фельдмаршал австрийских и сардинских войск

Награды

Ордена России
  • орден Св. апостола Андрея Первозванного
  • орден Св. Георгия трех степеней
  • орден Св. Владимира I степени
  • орден Св. Александра Невского
  • орден Св. Анны I степени
  • орден Св. Иоанна Иерусалимского
Орден Австрии
  • орден Марии Терезии I класса
Ордена Пруссии
  • орден Черного орла
  • орден Красного орла
  • орден «За военные заслуги»
Ордена Сардинии
  • орден Св. Анунциаты
  • орден Св. Маврикия и Лазаря
Орден Королевства обеих Сицилий
  • орден Св. Януария
Ордена Баварии
  • орден Св. Губерта
  • орден Золотого льва
Ордена Франции
  • орден Кармельской богородицы
  • орден Св. Лазаря
Ордена Польши
  • орден Белого орла
  • орден Св. Станислава

Изображения

  • Крейцингер Й. Портрет Александра Васильевича Суворова в мундире гвардейского Преображенского полка 1799 (Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург)

Разное

  • В семейной жизни Суворов был неудачлив. Женился он поздно, в 43 года, на княжне Прозоровской. Уличив ее в измене, в 1779 году он начал бракоразводный процесс, затем отказался от него, после 1784 года прервал отношения с женой. Имел от нее дочь Наталью (любимую «Суворочку») и сына Аркадия, который был в генеральском чине, когда трагически погиб, утонув в реке Рымник.
  • Всю свою жизнь Суворов отдал служению России. Он говорил: «Горжусь, что я русский!.. Потомство мое прошу брать мой пример… до издыхания быть верным Отечеству».
  • Однажды, разговаривая о самом себе, Суворов сказал окружавшим его: «Хотите ли меня знать? Я вам себя раскрою: меня хвалили цари, любили воины, друзья мне удивлялись, ненавистники меня поносили, при Дворе надо мною смеялись. Я бывал при Дворе, но не придворным, а Эзопом, Лафонтеном: шутками и звериным языком говорил правду. Подобно шуту Балакиреву, который был при Петре Первом и благодетельствовал России, кривлялся я и корчился. Я пел петухом, пробуждал сонливых, утомлял буйных врагов Отечества. Если бы я был Кесарь, то старался бы иметь всю благородную гордость души его; но всегда чуждался бы его пороков». [См. Анекдоты Князя Италийского, изд. г-ном Фуксом, стр. 80.]
  • В числе почитателей князя Италийского находился и бессмертный Нельсон, который писал к нему: «Нет в Европе человека, любящего вас так, как я, не за одни великие подвиги, но и за презрение к богатству. Горжусь тем, что, по уверению видавшего вас в продолжение многих лет, имею сходство с вами ростом, видом и ухватками».
  • Армяне-народ созидатель чужих цивилизаций: 1000 известных армян в мировой истории/С.Ширинян.-Ер.: Авт. изд., 2014, стр.92, ISBN 978-9939-0-1120-2
  • Տիգրան Հայազն, Գարեգին Ղազարյան: 1000 հայազգի գեներալներ,ծովակալներ.-Ե.,Հեղինակային հրատարակություն, 2009 թ.,էջ 631: ISBN 978-9939-53-105-2
  • А. В. Суворов и русско-армянские отношения в 1770-1780-х годах. Ер.: Айастан. 1981
  • Александр Васильевич Суворов. Биографическая справка
  • Осипов К. Великий русский полководец А.В. Суворов. Стенограмма лекции. М.: Госкультпросветиздат, 1950
  • Бантыш-Каменский Д.Н. Суворов Александр Васильевич
  • [1]
  • Суворов, Александр Васильевич
  • Россия и Армения. Тысячелетнее содружество в лицах. Александр Васильевич Суворов
  • Планы освобождения Армении во второй половине XVIII века
  • Нагорный Карабах в период античности и в средние века
  • Древняя Ани и донские армяне…
  • Бумаги А. В. Суворова об Армении, Закавказье и Персии
  • Развлекательно-познавательный блог «Коктейль»: АЛЕКСАНДР СУВОРОВ
  • Полководец Суворов – армянин
  • АВДОТЬЯ ФЕДОСЕЕВНА МАНУКОВА, МАТЬ АЛЕКСАНДРА СУВОРОВА
  • husisapail
  • Признание Александра Суворова архиепископу Иосифу Аргутинскому
  • [2]
  • [3]
  • [4]

ru.hayazg.info

Биография Суворова. Полководец Суворов. Подвиги Суворова

Суворов Александр Васильевич – это наиболее известный полководец за всю российскую военную историю. Все проведенные им бои и сражения, а их насчитывается порядка шести десятков, закончились победой. После смерти Суворова его последователи, вдохновленные военными успехами своего наставника, также стали знаменитыми деятелями, самые известные среди них — это П. Румянцев, М. Кутузов, П. Багратион, М. Милорадович, М. Платов, М. Драгомиров и множество других известных российских военных, занимавших высокие посты. Имя Суворова было и будет оставаться символом чести, доблести и славы российской армии.

Биографическая справка

Полководец Суворов воспитывался в семье военного, его отец, Василий Иванович Суворов, был генерал-аншефом и кавалером ордена святого Александра Невского. Уже в возрасте 13 лет маленький Александр был зачислен солдатом в Семеновский полк, а его обучение происходило в Сухопутном кадетском корпусе. Но главным для развития будущего гениального полководца все же оставался отец, который также лично занимался обучением сына.

Первые бои

Биография Суворова, краткое содержание которой показывает, насколько сильно юноша стремился познать все особенности военного дела, показывает, что даже человеку со слабым здоровьем удалось добиться почета и уважения. Одаренный молодой человек тратил все свое время на изучение военной истории, инженерного и артиллерийского дела. Примерной службой и прилежанием юному Суворову удалось самостоятельно продвигаться по карьерной лестнице и добиваться новых чинов. Первое время будущий генералиссимус служил на младших должностях, а в 1754 году был назначен на должность офицера в Ингерманландском пехотном полку.

Подвиги Суворова начались сразу, как только он приступил к сражениям. Первый военный опыт он получил во время Семилетней войны. Позже он принимал участие в Цирндорфской битве, в известном сражении под Кунерсдорфом и во взятии крепости Кольберг.

Продвижение по службе

После первых удачных сражений Суворов стал обладателем должности полковника в 1762 году. Его назначили командиром в Астраханском пехотном полку, а немного позже, в 1763, он стал также командиром в Суздальском пехотном полку.

За шесть лет своей работы в этих полках он создал свою индивидуальную систему подготовки будущих военных. В своих занятиях русский полководец Суворов объединял напряженную боевую подготовку с уважительным отношением к своим подчинённым. Девизом тогда еще полковника было «Глазомер, быстрота, натиск».

Во время получения своего первого командирского опыта полковнику, который станет знаменитым полководцем, удалось создать собственный подход, объединявший разум и чудачество, командирскую строгость и муштру с человеческим отношением к простым солдатам, неприхотливость с образованностью.

Польское сражение

В период с 1768 по 1772 год Суворов со своим Суздальским полком находился в Польше, где российские военные боролись против конфедератов. Оказавшись на территории Польши, полковник поставил перед собой задачу остановить мятежи, направленные на свержение тогдашнего короля Речи Посполитой, чтобы наладить мирное положение на польских землях.

Александр Васильевич считал поляков дружественным народом и следил, чтобы против них никоим образом не была применена физическая сила, а напротив, чтобы к местным жителям было уважительное отношение. Умелым руководством и верной тактикой полковнику удалось обеспечить безопасность на большей части польской территории. Биография Суворова доказывает, что он был абсолютным знатоком своего дела, а количество полученных им наград только подтверждает это. Первым в ряду орденов Суворова стала награда, полученная им именно после польской кампании. Это был орден Святого Георгия 3-й степени, хотя по статусу ему полагалась 4-я степень.

Под командованием Румянцева

Вернувшись в Россию, Суворов стремился отправиться воевать в Турцию, но Екатерина II решила, что более рационально будет командировать молодого подающего надежды военного в Финляндию на русско-шведскую границу для того, чтобы там изучить военно-политическую ситуацию и состояние обороны.

В 1773 году Александра Васильевича назначили в 1-ю армию Петра Румянцева, которая действовала на Дунае. В течение двух месяцев он активно принимал участие в боевых рейдах, в одном из которых он решил действовать по своему усмотрению, невзирая на запрет командира, и взял Туртукай.

Граф Петр Румянцев хотел назначить наказание для молодого своенравного генерала. Но Екатерина II выступила против таких мер, решила, наоборот, вознаградить отважного военного и наградила его новым орденом, в этот раз – это был святой Георгий 2-й степени.

Турецкое и пугачевское восстания

Осенью 1773 года полководец Суворов был назначен командиром обороны Гирсово, где ему удалось отвоевать позиции и отбросить турецкие войска от города. Полгода спустя, в июне 1774 года, Александр Васильевич в содружестве с генералом Михаилом Федотовичем Каменским сражался при Козлудже, где им удалось разгромить 40-тысячное турецкое войско. Несмотря на то что оба военных не питали никакой симпатии друг к другу, а их отношения были натянутыми, им удалось действовать дружно и слажено.

Месяц спустя, 10 июля, положение русской армии в войне закрепилось благодаря подписанию Кючук-Кайнарджийского мира. Золотая шпага, инкрустированная бриллиантами, стала наградой, которую в честь такого события получил Суворов Александр Васильевич.

Краткая биография полководца показывает, что в его жизни не было периодов затишья, он все время проводил на поле боя. Уже в августе того же года Суворов был отправлен Екатериной II на подавление бунта Пугачева. Вскоре он повиновался приказу царицы и отправился сражаться, но к тому моменту, когда Александр Васильевич прибыл, войска Петра Ивановича Панина уже нанесли удар армии Пугачева, и единственное, что осталось молодому военному, — это сопроводить пленного в Симбирск.

1774 – 1786 года

Подвиги Суворова в этот период весьма значительны. В это время он занимался командованием армий, находившихся на юге России. Тем самым помогал графу Потемкину, который занимался укреплением новоприобретенных территорий.

Александр Васильевич занимался созданием укрепленной линии в Кубани и улучшением крымской обороны. В 1778 году благодаря умелому командованию гениального военного была предупреждена высадка турецкого десанта в одной из одесских бухт.

В течение этого периода он был повышен в чине до генерал-аншефа и награжден двумя серьезными орденами: Святой Александр Невский, Святой Владимир 1-й степени.

Продолжение турецкой кампании

Александр Суворов, биография которого показывает, что для него не существовало преград на пути к достижению своей цели, вступил в сражение с турецкими войсками в возрасте 56 лет. Но именно здесь ему удалось проявить всю свою гениальность в качестве полководца. Несмотря на свои преклонные года, великому командиру удалось сохранить азарт и отвагу, которые помогут ему на пути к победе. Когда сражения начались, полководцу было предоставлено командование 30-тысячной армией, которая обороняла побережье в области Херсон-Кинбурн. Он разгромил крупную армию противника, турецкий флот на Кинбурнской косе и полностью разрушил платы врагов. Главной причиной победы стало то, что во главе армии стоял полководец Суворов. Биография этого великого человека доказывает, что даже в возрасте, когда люди предпочитают держаться в стороне от войны, Суворов продолжал побеждать.

Примечательно то, что после этой битвы Александр Васильевич был награжден по ходатайству самого графа Потемкина. В своем прошении к Екатерине граф указал, что готов отдать ему свой орден, лишь бы тот получил высшую военную награду – Андрея Первозванного.

Ранение под Очаковом

В 1788 году Суворов стал членом Екатеринославской армии под командованием Потемкина, которая в этот период занималась осадой Очакова. Взятие этого района проходило весьма медленно, и Александр Суворов сравнивал эту осаду с взятием Трои. В одной из вылазок полководец был серьезно ранен и вынужден на несколько месяцев покинуть военную службу.

В 1789 году Александр Васильевич вернулся к активному участию в военных действиях армии Потемкина, который к этому времени уже командовал объединенной армией, и стал во главе войск Репина, которые находились на территории Бессарабии и Молдавии.

Биография Суворова насчитывает множество побед. Очередная из них состоялась 21 июля, когда гениальный полководец при поддержке австрийских союзников нанес сокрушительный удар армии Осамн-паши в Фокшанах.

Почти месяц спустя 11 сентября генералиссимусу Суворову удалось, командуя русско-австрийскими войсками, разгромить турецкие войска, которые превосходили его по численности в четыре раза. Эта победа лишь в очередной раз показала, насколько гениальным полководцем был Суворов Александр Васильевич. Краткая биография полководца повествует также о гениальной тактике. Русско-австрийская армия, которая находилась под его командованием, наступала сразу двумя колоннами, во главе первой выступал русский генерал-аншеф, а во главе второй – австрийский принц.

За эту победу на реке Рымник полководец получил орден Святого Георгия 1-й степени и удостоен чести именоваться графом Рымникским. Дальнейшая биография Суворова-полководца, кратко описывающая даже некоторые его личные привычки, повествует, что во всех своих последующих сражениях на его шее можно было увидеть его любимый крест – рымникского Георгия.

Штурм крепости в Измаиле

Осенью 1790 года Потемкин распорядился, чтобы Суворов отправился в Измаил и занялся подготовкой штурма крепости. В распоряжении полководца была 35-тысячная армия и укрепления, сооруженные по проектам французских инженеров. Всего две недели понадобилось Александру Васильевичу, чтобы подготовиться к штурму, а уже 11 декабря благодаря слаженной работе суворовской армии турецкая обитель пала.

Биография Суворова полна множества сведений, касающихся этой битвы, неясным остается только одна деталь. После такого подвига полководец был награжден очередным титулом – подполковника лейб-гвардии, а также в его честь была выбита гравюра, на которой изображался профиль Суворова. Несмотря на то что Александр Васильевич был удостоен такой высокой похвалы от царицы, до сих пор не утихают споры, почему полководец не стал обладателем фельдмаршальского чина, ведь героическое взятие измаильской крепости в немалой степени зависело именно от него. Большинство хронистов полагают, что граф Потемкин решил оставить своего лучшего генерала в тени, и самому вместо него получить славу и регалии.

Несмотря на такие неподтвержденные сведения, Суворов был очень опечален кончиной своего наставника и учителя в военном деле, которая произошла всего год спустя. Ведь Александр Васильевич был для него человеком, обладающим недюжинными государственными способностями, которые полководец очень уважал.

Эта победа принесла Суворову не только назначение в новый чин, но и почет и уважение далеко за пределами России. Этот штурм стал отличным образцом быстро подготовленной атаки крепости неприятеля, который осуществлялся не только сухопутными войсками, но и речной флотилией.

После завершения турецкой кампании

Суворов Александр Васильевич, биография которого интересна даже людям, не имеющим отношениям к военному делу, и в преклонном возрасте не покидал свой пост. После того как была поставлена точка в войне с Турцией, Александр Васильевич принялся за командование соединений в Финляндии и на юге России, занимался созданием приграничных укреплений.

Позже в 1794 году, когда Суворову было уже 64 года, императрица отправила его в Польшу, чтобы он обуздал восстание под руководством Тадеуша Костюшко. Императрица возлагала на него все свои надежды и оказалась права. Гениальному полководцу удалось победить в очередной раз, он взял Варшаву. Что немаловажно в этом сражении, Александр Васильевич действовал решительно, но следил за тем, чтобы мирные жители оставались в безопасности. После такой победы ему был пожалован чин генерал-фельдмаршала.

Наследие

Полководец Суворов, фото которого по понятным причинам не существует, был запечатлён на нескольких портретах, на которых можно увидеть мужчину хрупкого телосложения, но с аристократической осанкой.

Для будущих поколений он написал книгу под названием «Наука побеждать», в которой обобщил весь свой опыт, имеющий отношение к военному делу. Суворов был ярым противником порядков, насаждаемых в русской армии Павлом I, чего он и не скрывал. За свои резкие высказывания в адрес таких действий он был уволен в феврале 1797 года. В течение двух последующих лет он проживал в имении в Новгородской губернии.

Возвращение на службу

Суворов Александр Васильевич, биография которого в качестве полководца, казалось бы, закончена, был все же назначен главнокомандующим русских войск, направлявшихся в Италию. Ему в очередной раз удалось разбить противника, в этот раз это была французская армия, и освободить от нее Северную Италию. Полководец вынужден был отправиться в Швейцарию, где ему удалось победить противника в невероятных условиях заснеженных Альп. После победы, одержанной с таким трудом, великому полководцу было назначено новое звание, теперь его именовали генералиссимус Александр Суворов.

Краткая биография полководца свидетельствует также о том, что у него была еще одна цель – Париж, которого ему, впрочем, не удалось достичь.

Смерть

Такие сложные походы оказались губительными для здоровья великого генералиссимуса, которое было надломлено длительными переходами, сменами климата. Кроме этого, сказался, конечно, и возраст. Едва возвратившись в Петербург, Суворов Александр Васильевич слег и вскоре умер. Прах гениального полководца покоится в Александро-Невской лавре.

Вся биография Суворова демонстрирует последующим молодым поколениям, насколько героическими и отважными могут быть человеческие поступки и решения. Генералиссимус Суворов Александр Васильевич не только помог русской армии достичь множества побед, он также стал автором ряда улучшений в ведении боя, создав самые различные приемы и маневры, нацеленные на скорейший разгром противника с минимальными потерями. Невозможно недооценивать его достижения, ведь они повлияли на ход всей мировой истории, и без них современная политическая карта мира выглядела бы совершенно иначе.

fb.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о