Граф потемкин – Потёмкин, Григорий Александрович — Википедия

Светлейший князь Потемкин-Таврический — создатель Новороссии

Светлейший князь Потемкин-Таврический — создатель Новороссии


Выбор, который в ближайшее десятилетие предстоит сделать народу Украины между Россией и Западом, во многом будет определяться исторической памятью украинского и русского народов, которая на протяжении столетий нашей совместной истории формировалась под влиянием трудов выдающихся наших соотечественников.

Среди наиболее выдающихся личностей, оставивших созидательный след в отечественной истории, был князь Григорий Потемкин-Таврический — российский государственно-политический деятель второй половины XVIII столетия, генерал-губернатор земель юга Российской империи, генерал-фельдмаршал русской армии, ближайший сподвижник и, по свидетельству многих источников, морганатический (неофициальный) муж императрицы всероссийской Екатерины II (Великой). К истории Украины князь Потемкин-Таврический имеет самое непосредственное отношение.

Григорий Александрович Потемкин родился 13 сентября (24 сентября по новому стилю) 1739 года в селе Чижово под Смоленском в семье отставного майора, поместного дворянина Александра Васильевича Потемкина. Учиться грамоте Григорий был направлен в Смоленскую духовную семинарию. Однако после смерти отца в 1746 году Григорий с матерью, Дарьей Васильевной Потемкиной, переезжают в Москву, где мальчик был определен в частное учебное заведение немца Литкена.

Сын кадрового офицера Григорий Потемкин с детства проявлял любознательность и честолюбие. Поступив в 1756 году в Московский университет, Потемкин, в числе 12 лучших студентов, награжденных медалями за успеваемость, был представлен императрице Елизавете Петровне. Но спустя три года, в 1760 году, Григорий Потемкин был исключен из университета с формулировкой "за нехождение", или, говоря современным языком, за прогулы занятий. В 1761 году молодой дворянин Григорий Потемкин в соответствии с принятыми в Российской империи аристократическими правилами зачисляется на действительную военную службу в конную гвардию на должность вахмистра.

Участие Григория Потемкина в государственном перевороте 1762 года обратило на него внимание возведенной на российский престол императрицы Екатерины II (урожденной Софии Фредерики Августе, принцессе Ангальт-Цербстской), после чего Потемкин получил чин подпоручика гвардии, звание камер-юнкера и 400 душ крепостных крестьян в придачу. В 1763 году Григорий Потемкин, не оставляя воинской службы, становится помощником обер-прокурора Синода, а через пять лет он пожалован в чин камергера при императорском дворе.

***

РУССКО-ТУРЕЦКАЯ ВОЙНА 1768–1774 ГОДОВ

В сентябре 1768 года, в результате интриг французского двора, султан Османской империи Мустафа III объявил России войну. Григорий Потемкин добровольцем записывается в Первую русскую армию князя Голицына.

Формальным поводом для объявления Османской империей войны против России стало нарушение её границ русскими войсками. Преследуя польских повстанцев, выступивших против поддерживаемого Россией польского короля Станислава Августа, отряды казаков вошли в город Балта, находившийся в границах Османской империи. Война, как водится, началась с набега татарской конницы на русские земли, который, однако, был умело отражен русскими войсками под командованием графа Румянцева. Между тем, главные силы русской армии под командованием графа Голицына двинулась к Бессарабии (Молдавии), где сосредотачивались основные силы турецкой армии.

В течение весны и лета 1769 года армии обеих сторон маневрировали, неоднократно переправляясь через Днестр, но, будучи неуверенными в своих силах и силах противника, не спешили вступить в решающее сражение. Наконец, в начале сентября турки предприняли попытку форсировать Днестр и атаковать главные силы русской армии, но были разбиты и, понеся большие потери, отступили обратно за Днестр. На тле военных неудач в турецкой армии вспыхнул бунт, что в сочетании с недостатком продовольствия вынудило турецкое командование отвести войска к Яссам. Воспользовавшись этим, русская армия приступом взяла Хотин, а затем взяла Яссы. Турки продолжили отступать. В ноябре 1769 года русская армия вышла к Дунаю и взяла Бухарест.

Князь Григорий Александрович Потемкин-Таврический, шеф Кавалергардского корпуса. Литография из книги "История кавалергардов и Кавалергардского Ее Величества полка..." СПб, 1851

В ходе военных действий Григорий Потемкин проявил храбрость и полководческий талант в сражении за днестровскую переправу и в битве под Хотином. Командуя вверенными ему подразделениями, Потемкин героически сражался в битвах у реки Ларги, при Фокшанах, Кагуле, Килии, под Крайовой, где разбил турецкие войска, взял приступом и разрушил турецкую крепость Цыбры, захватив в плен множество торговых судов неприятеля.

За мужество и воинскую доблесть Григорий Потемкин был награжден орденом Святого Георгия 3-й степени. Он еще раз обратил на себя внимание Екатерины II, был произведен в чин генерал-поручика, при этом удостоился права личной переписки с императрицей.

Русско-турецкая кампания 1770 года ознаменовалась блестящими победами русской армии. В битве при Кагуле 27-тысячная русская армия наголову разгромила 150-тысячную турецкую армию, в результате чего русским удалось занять Измаил, Килию, Бендеры, Аккерман и таким образом прочно закрепиться в Молдавии и Валахии (ныне территория Румынии), где подразделения русской армии расположились на зимние квартиры.

В том же году больших успехов добился русский военно-морской флот. Осуществив переход из Балтийского в Средиземное море, русская эскадра в Чесменском сражении разбила турецкий флот и установила блокаду над проливами Босфор и Дарданеллы.

В середине июня 1771 года 40-тысячная Вторая русская армия под командованием генерал-аншефта князя Долгорукова, разбив и рассеяв 70-тысячную армию крымского хана Селим Гирея и 7-тысячный турецкий гарнизон, захватив крепость Перекоп, открыла для русских дорогу в Крым. Овладев Перекопом, князь Долгоруков продолжил наступление на Бахчисарай. Отряд генерал-майора Брауна двинулся на Гезлев (Евпатория), подразделения генерала Щербатова подошел к Кафе (Феодосии). Вторично разбив 100-тысячную армию крымских татар в сражении при Кафе, русские войска заняли Арабат, Керчь, Ени-Кале, Балаклаву и Таманский полуостров.

Когда русская армия во главе с князем Долгоруковым подошла к Бахчисараю, крымский хан Селим Гирей бежал в Стамбул. В конце июня в ставку к Долгорукову прибыл мурза Измаил с письмом, подписанным сотней знатных татар, в котором они

заверяли командование русской армии о своем желании установить "вечную дружбу и неразрывный союз" Крымского ханства с Россией.

Новым правителем Крыма был избран сторонник сближения с Россией хан Сахиб Гирей.

1 (12) ноября 1772 года хан Сахиб Гирей подписал с князем Долгоруковым договор, по которому Крым объявлялся независимым ханством под покровительством России. К России переходили черноморские порты Керчь и Ени-Кале. Получив согласие крымских татар жить под покровительством (протекторатом) России, освободив более десяти тысяч русских рабов и пленников, армия князя Долгорукова ушла на зимние квартиры к Днепру, оставив в крымских городах вооруженные гарнизоны.

В 1772 год прошел в переговорах между Россией и Турцией, которые, однако, не увенчались успехом: Турция не желала признать независимость Крымского ханства, что являлось ключевым требованием России, и в 1773 году русско-турецкая военная кампания разгорелась с новой силой. В начале 1774 года русские войска, форсировав Дунай, нанесли поражение турецкой армии в битве при Козлуджи и вышли к Шумену (Болгария). Дорога на столицу Османской империи Стамбул для русской армии была открыта.

В этих условиях Турция спешно запросила у России мира. 10 (21) июля 1774 года в деревне Кючук-Кайнарджи (Болгария) Россия и Турция подписали мирный договор, по условиям которого Османская империя признавала независимость Крымского ханства, Россия закрепляла за собой города-крепости Керчь, Азов, Ени-Кале, Кинбурн, русские торговые корабли в турецких водах получали те же привилегии, что французские и английские, за Россией признавалось право защиты и покровительства христиан в дунайских княжествах, и, наконец, Россия получало право беспрепятственного прохода российских военных кораблей через проливы Босфор и Дарданеллы.

***

ГЕНЕРАЛ-ГУБЕРНАТОР ЮГА РОССИИ

По завершению войны с Турцией, в 1774 году Григорий Потемкин возвращается в Петербург, где находит теплый прием у императрицы, производится в чин генерал-адъютанта, назначается членом Государственного совета, получает графский титул, награждается орденом Святого Георгия 2-й степени и, по отзывам зарубежных послов того времени, становится "самой влиятельной персоной в Российской империи".

Князь Потемкин-Таврический. Скульптурный портрет работы И.Мартоса. Мрамор. 1794-1795 гг.

В 1775 году Потемкин добился от Екатерины II издания указа об упразднении изжившей себя Запорожской Сечи, ставшей источником постоянных беспорядков в малороссийских землях. При этом Потемкин переселяет согласных служить России казаков на земли Северного Причерноморья и Кубани, где создает новое Черноморское казачье войско. В 1776 году граф Григорий Александрович Потемкин по ходатайству Екатерины II получил от германского императора Иосифа II титул князя Священной Римской империи. В том же году Григорий Потемкин назначается генерал-губернатором Новороссийской, Азовской и Астраханской губерний, став управителем земель юга Российской империи от Черного до Каспийского морей.

Победоносная для России война 1768–1774 годов обозначила перелом в русско-турецком соперничестве, привела к закреплению России в районах Северного Причерноморья, дала импульс к экономическому развитию юга России, ключевую роль в котором сыграл ближайший сподвижник императрицы всероссийской Екатерины II, князь Григорий Александрович Потемкин.

Историки и биографы говорят о том, что в 1775 году Екатерина II и Григорий Потемкин заключили морганатический союз, тайно обвенчавшись в церкви.

В 1776 году в честь своей возлюбленной генерал-губернатор Новороссии князь Григорий Потемкин основал на правом берегу Днепра город Екатеринослав (ныне Днепропетровск). Вскоре в Екатеринославе были открыты два училища: для детей дворян и простолюдинов, кожевенный и свечной заводы, фабрика, изготовлявшая тончайшие чулки для самой Екатерины Великой.

Потемкин мечтал превратить Екатеринослав в третью столицу Российской империи, открыть в городе университет, построить обсерваторию, 12 промышленных предприятий и невиданный доселе православный храм,

превосходящий по размерам собор Святого Петра в Риме. В 1778 году Григорий Потемкин, подготовив соответствующие указы Екатерины II, основал города Херсон и Мариуполь.

Завербовав в центральных губерниях России необходимое количество плотников, каменщиков, кузнецов, вольнонаемных работников, с необычайной энергией Потемкин принялся за строительство в Херсоне морского порта и корабельной верфи. И уже в 1779 году с херсонской верфи был спущен на воду первый 60-пушечный корабль "Слава Екатерины", который вошел в состав русской черноморской эскадры, послужившей основой для создания Черноморского флота России.

Генерал-губернатор Потемкин активно поощрял колонизацию Новороссийских, Кубанских и Астраханских земель за счет православных славян – переселенцев из центральных регионов России и с Балканского полуострова. Он объявил, что любой желающий может приехать на юг России и бесплатно получить в пользование землю.

Формально крепостные русские крестьяне не могли этого сделать, поэтому фактически Потемкин принимал беглых крестьян. При этом, получая многочисленные жалобы от помещиков, с молчаливого согласия Екатерины II, Потемкин притворялся "неведающим", откуда в его владениях взялось столько вольных землепашцев.

Земли Новороссийской губернии Потемкин разбили на участки по 60 десятин из расчета на одну крестьянскую семью. Первых поселенцев администрация губернии освободила от уплаты любых налогов на много лет вперед. А если в край переезжал со своими крестьянами богатый помещик — ему выделяли 12 000 десятин земли. Вербовщики переселенцев получали денежное вознаграждение, а наиболее активные из них – дворянское звание.

Непрерывно занятый вопросами обустройства южных рубежей Российской империи, князь Григорий Потемкин, по разработанному им "греческому проекту", который предусматривал полный разгром Османской империи и возложение короны нового византийского царства на внука Екатерины II, стал также разработчиком плана по овладению Россией Крымским полуостровом и Кубанским краем. В 1783 году эта программа была выполнена.

Устав от постоянных измен крымско-татарской знати, стремившейся вернуться под покровительство Османской империи, продолжавшей совершать насилие в отношении христианских народов и провоцировать вооруженные вылазки мусульман против оставшихся в Крыму российских военных гарнизонов, по настоянию генерал-губернатора Новороссии князя Григория Потемкина, 8 (19) апреля 1783 года императрица всероссийская Екатерина II провозгласила Высочайший Манифест "О взятии полуострова Крымского, острова Тамань и всей стороны Кубанской под державу Российскую".

Авторство Высочайшего Манифеста, в результате которого Крым и Кубань были включены в состав Российской империи, историки приписывают самому князю Потемкину. При этом

Потемкин проявил чудеса дипломатии, уговорив крымского хана мирно отказаться от власти в пользу России.

Григорий Александрович распорядился выделить деньги на ремонт ханского дворца в Бахчисарае, мечетей, школ, общественных бань и фонтанов. Он наделил крымско-татарскую знать всеми правами и привилегиями русского дворянства, приказал строить новые соляные склады в Перекопе и сажать каштановые деревья вдоль дорог по всему Крыму.

После того, как к Российской империи был официально присоединен Крым, в соответствии с указом Екатерины II, подготовленным князем Потемкиным, под его руководством в 1783 году началось строительство города-крепости Севастополя, ставшего главной военно-морской базой России. В том же году в Крыму был основан "города-пользы" Симферополь. В 1784 году генерал-губернатор Новороссии Григорий Потемкин основал город Мелитополь.

В этом же время Потемкин был произведен в чин генерал-фельдмаршала, назначен президентом российской Военной коллегии и генерал-губернатором сформированных в новых административных границах Таврической и Екатеринославской губерний.  На посту президента Военной коллегии Григорий Потемкин осуществил ряд нововведений в армии: упразднил для солдат косички и букли, ввел в солдатскую экипировку легкие сапоги. Известно, что Потемкин ратовал за отеческое отношение офицеров к солдатам, проявлял заботу о здоровье солдат и о повышении боеспособности русского воинства.

В 1786 году по инициативе князя Григория Потемкина был заключен выгодный для России торговый договор с Францией.

Прилагал князь Потемкин усилия для ликвидации раскола в русском православии, надеясь вернуть старообрядцев в лоно Русской Православной Церкви.

В 1787 году по инициативе генерал-губернатора земель юга России Григория Потемкина было предпринято знаменитое путешествие императрицы всероссийской Екатерины II в сопровождении австрийского императора Иосиф II и множества титулованных европейских особ на земли Малороссии, Новороссии и в Крым, которое стало настоящим триумфом Григория Потемкина. Город-крепость Херсон немало удивил европейцев, а вид Севастопольского рейда с эскадрой в 15 больших военных кораблей и множеством вспомогательных, был наиболее запоминающимся зрелищем всего императорского путешествия.

Именно после этого исторического события князь Григорий Потемкин получил титул "светлейшего", а его фамилия была увенчана приставкой "Таврический". Визит Екатерины II в Крым определил начало активного освоения Россией земель Северного Причерноморья и строительства Черноморского флота России.

***

РУССКО-ТУРЕЦКАЯ ВОЙНА 1787–1791 ГОДОВ

Турция, не удовлетворенная итогами Кючук-Кайнарджирского мирного договора, искала повод для его расторжения, стремилась вернуть под свой протекторат Крым и не допустить усиления позиций России в Закавказье. Россия же, напротив, стремилась утвердиться на землях Северного Причерноморья и расширить свои позиции на Кавказе.

В начале августа 1787 года турецкое правительство предъявило России ультиматум, требуя возврата под свой протекторат Крымского ханства, признания Грузии вассальным владением турецкого султана и согласия на осмотр русских торговых судов, проходящих через проливы Босфор и Дарданеллы. Как и следовало ожидать, Россия отвергла ультиматум Турции. В августе 1787 года Османская империя, подстрекаемая правящими дворами Великобритании, Францией и Пруссии, вновь объявила войну России.

В сложившихся условиях, устроитель южнорусских земель князь Григорий Потемкин-Таврический возложил на себя обязанности полководца. Турция, располагая 200-тысячной армией, планировала высадить вооруженный десант в устье Днепра и захватить Херсон, затем овладеть Крымом, одновременно развернув военные действия на Кавказе.

Россия в приграничной с Турцией Новороссийской губернии сосредоточила две армии: 82-тысячную Екатеринославскую армию под командованием генерал-фельдмаршала Григория Потёмкина, перед которой была поставлена задача овладеть Очаковым и выти к Дунаю, и 37-тысячную Малороссийскую армию под командованием герерал-фельдмаршала Петра Румянцева, задача которой сводилась к содействию главным силам русской армии. Оборона Крыма и Кавказа возлагалась на отдельные армейские корпуса и российский Черноморский флот. В октябре 1787 года в устье Днепра у Кинбурнской крепости высадился турецкий десант. Но русские войска под командованием генерал-аншефа Александра Суворова наголову разбили его. В начале 1788 года в войну с Турцией на стороне России вступила Австрия.

Нуждаясь в большом количестве боевых кораблей в условиях войны с Турцией, в 1788 году, в устье реки Ингул Потемкин заложил судостроительная верфь, вокруг которой развернулось строительство города Николаева. В целях улучшения оперативного командования войсками, Потёмкин добился от Екатерины II разрешения на объединение Екатерининской и Малороссийской русских армий в одну Южную русскую армию под своим командованием.

В это же время 22-тысячная Северная русская армия и корабли русской балтийской эскадры вели боевые действия на территории Финляндии и в Финском заливе против армии и флота Швеции, объявившей войну России, на стороне которой выступили также Пруссия и Англия. В 1788 году Южная русская армия взяла штурмом турецкую крепость Ачи-Кале (Очаков). В июле 1788 года главные силы русских войск двинулись к Бендерам. 30-тысячный корпус Осман-паши выступил против 12-тысячного австрийского корпуса принца Кобургского, но 5-тысчяная дивизия Александра Суворова пришла на помощь австрийским союзникам, в результате чего корпус Осман-паши был разбит. В наступление против австрийцев перешёл Юсуф-паша во главе 100-тысячной турецкой армии. Но вновь устремившаяся на помощь к австрийским союзникам дивизия Суворова разгромила многократно превосходившую в численности турецкую армию при Рымнике.

В 1790 году императрица Екатерина II поставила перед Потёмкиным задачу: решительными действиями добиться скорейшего победоносного окончания войны. Турецкое командование в это время развернуло активные действия на Кавказе и готовило десант для захвата Крыма. Но 40-тысячная армия Батал-паши, наступавшая от Анапы в Кабарду, была встречена русскими войсками и разбита, а Черноморский флот под командованием контр-адмирала Федора Ушакова в июле 1790 нанёс поражения турецкому флоту в Керченском сражении и в сражении у Тендры, что сорвало планы турецкого командования по высадке десанта в Крыму.

В сентябре 1790 года Австрия вышла из войны. Несмотря на это русские войска под командованием Суворова штурмом овладели крепостью Измаил, что имело важнейшее стратегическое значение в ходе русско-турецкой военной кампании. Успешные боевые действия русской армии и флота в районах Северного Причерноморья и на Кавказе не привели, однако, к окончанию войны.

Причины затягивания войны с Турцией стали понятны князю Потемкину, когда ему было доставлено письмо из Петербурга от канцлера Безбородко. Текст письма удивил князя своей безысходностью: "В политике грядут потрясения. Турки в союзе с Пруссией не помышляют о мире. Многие европейские дворы враждебны нам. Скорейший приезд Ваш в столицу – спасение!".

В феврале 1791 года, когда наступившие холода сковали действия противоборствующих армий, Потемкин направляется в Петербург. По прибытию столицу в начале марта первым делом он встречается с канцлером Российской империи князем Безбородко. Тот сообщает Потемкину, ничего не утаивая: "Государыня совершенно потеряла голову, пригрев возле себя двадцатидвухлетнего мальчишку Платошку Зубова. Не чая души в нем, она безрассудно доверила ему всю внешнюю политику империи…".

В ходе очередной личной встрече с Екатериной, Потемкин, как отмечал в дневнике секретарь императрицы Храповицкий, с присущей ему прямотой посоветовал императрице не идеализировать умственные способности "молодого дитяти" Платона Зубова, которого, по выражению Потемкина, "следовало бы вышвырнуть со двора, яко блудливого кота".

Ответа Екатерины не последовало. При этом Екатерина попыталась умиротворить и умилостливить Потемкина. За доблесть, проявленную Южной русской армии в войне с Турцией, она наградила командующего армией генерал-фельдмаршала Григория Потемкина-Таврического орденом Святого Георгия 1-й степени. В честь светлейшего князя по указу императрицы была выбита золотая медаль.

Военные успехи русской армии позволили Потемкину находиться в Петербурге, где он с прежней энергией занялся государственными делами, пытаясь также поправить свое пошатнувшееся при дворе положение.

В июне 1791 года войска под командованием генерала Репнина переправились через Дунай и нанесли сокрушительное поражение турецкой армии. В это же время на Кавказе русские войска овладели Анапой. Разгром Ушаковым турецкого флота в августе 1791 года окончательно закрепил за русской армией и русским военно-морским флотом стратегическую инициативу, что вынудило правительство Турции запросить у России мира. Вести мирные переговоры с Турцией Екатерина II поручила князю Потемкину-Таврическому.

Потемкин незадолго до смерти, апрель 1791 года. Портрет работы И.-Б. Лампи-старшего. 1791

В конце июля 1791 года, так и не добившись от Екатерины II решения об отстранении Платона Зубова от государственных дел, устав от дворцовых интриг, в расстроенных чувствах Потёмкин покидает Петербург, направляясь в Яссы, где он намерен вести переговоры с турками о мире.

***

ГИБЕЛЬ ПОТЕМКИНА

Поездка в Петербург и встречи с императрицей не принесли Потемкину желаемого, а лишь отдалили его от Екатерины. Князь весьма переживал случившееся. Он все видел и понимал, но уже ничего не мог изменить. Это подорвало моральные и физические силы 52-летнего князя Потемкина-Таврического. По дороге из Петербурга в Яссы Потемкин неожиданно заболевает. С каждым днем он чувствует всевозрастающую головную боль и сердечное недомогание. Появились обмороки и мысли о скорой смерти...

В свою резиденцию в Яссах князь прибывает уже совершенно больным человеком. Но даже измученный постоянными головными болями, Потемкин, не выпуская из рук управление армией и флотом, и в начале сентября 1791 года приступил к русско-турецким мирным переговорам. Однако силы быстро покидают Потемкина. Он вызывает к себе канцлера Безбородко, которому спешно передает дела, решив вернуться в Николаев, "где климат лучше и там он найдет спасение…".

5 (16) октября 1791 года Потемкин отправляется в Николаев. Отъехав около 40 верст от Ясс, в степи, недалеко от молдавского села Пырлица, светлейший князь Григорий Потемкин-Таврический скоропостижно скончался. По официальной версии князь Потемкин умер от "болотной", или перемежающаяся лихорадки.

Но не только сторонники, а и люди, по разным причинам не любившие Потемкина, знавшие обстановку при дворе и время пребывания там светлейшего князя, ведавшие о симптомах его болезни, с самого начала заподозрили худшее — отравление князя Потемкина ядом. В злодействе заподозрили самого Зубова. По Петербургу поползли слухи: "Зубов подкупил слугу придворного банкира Сутерланда, у которого за день до отъезда князь обедал…".

Митрополит Московский Платон в своей речи, произнесенной на смерть светлейшего князя Потемкина-Таврического, в скорби говорил: "Древо великое пало...

не от бури, но от секиры!" И вряд ли Московский Митрополит, добиваясь образности своих мыслей и слов, говорил о "лихорадке", сравнивая ее с "секирой".

На другой день после кончины, тело Григория Потемкина анатомировали и бальзамировали, для дальнейшей доставки в Петербург, где "по высочайшему повелению" ему надлежало "с подобающими почестями отдать последний долг христианский". Однако быстро распространившиеся по Петербургу слухи об отравлении князя Потемкина ядом изменили планы Екатерины II, не пожелавшей присутствовать на похоронах своего давнего друга и тайного мужа, в смерти которого молва винила её молодого фаворита, а значит, и сама императрица была не свободна от подозрений.

Похороны князя Потемкина-Таврического состоялись только через полтора месяца в Херсоне, где 23 ноября 1791 года его прах был помещен в склеп церкви Святой Екатерины.

Екатерининский собор в Херсоне, основанный Потёмкиным. В нём же он и был похоронен в 1791 году / фото: Sven Teschke

После смерти Григория Потемкина, Россию на переговорах с Турцией представлял канцлер Российской империи князь Александр Безбородко.

***

ПОТЕМКИН В ИСТОРИИ ОТЕЧЕСТВА

Ясский мирный договор между Россией и Турцией был заключен 29 декабря 1791 года (9 января 1792 года по новому стилю). Договор закрепил за Россией земли Северного Причерноморья, включая Крым, усилил политические позиции России на Кавказе и Балканах. К Российской империи отошли земли между Южным Бугом и Днестром, по которому была установлена новая русско-турецкая граница.

На Кавказе восстанавливалась граница по реке Кубань. Турция навсегда отказывалась от притязаний на Грузию и обязалась впредь не предпринимать каких-либо враждебных действий против грузинских земель. По итогам Ясского мирного договора, в 1792 году на левом берегу Днестра был основан город Григориополь, в 1795 году основан город Тирасполь.

В 1793 году на Кубани казаки Черноморского казачьего войска, созданного по распоряжению князя Потемкина, основали город Екатеринодар (ныне Краснодар). В 1794 году на землях, полученных Россией в результате Ясского мирного договора, был основан город Одесса, которому суждено было стать "южной столицей" Российской империи. Все это стало возможным благодаря великим трудам князя Потемкина-Таврического.

В течение семнадцати лет Григорий Потемкин являлся главным советником и сподвижником императрицы всероссийской Екатерины II (Великой). Он активно участвовал в государственных делах, принимал непосредственное участие в организации подавления восстания Пугачева.

Знавшие Потемкина люди отмечали его противоречивую натуру. Он умел быть весьма обходительным, но мог быть грубым и спесивым, был щедрым и скупым, окружал себя византийской роскошью, любил веселое общество, и мог жить по-армейски просто и строго. Внезапная и скоропостижная смерть князя Потемкина произвела на Екатерину II и современников ошеломляющее впечатление. Австрийский посол в Петербурге Де Линя, отзываясь на случившееся, заметил: "Смерть Светлейшего была так же необыкновенна, как и вся его жизнь".

Даже многочисленные недоброжелатели Потемкина, распускавшие по всей России слухи о "потемкинских деревнях", отзываясь на смерть светлейшего князя, были вынуждены признать, что "кончина его оставила громадный пробел в империи…" Часто вспоминая о своем сердечном друге, Григории Потемкине, характеризуя его многолетнюю деятельность на государственной службе,

Екатерина Великая говорила: "Он был мой дражайший друг... человек гениальный. Пустынные области он во грады и нивы обратил. Щит его против врагов России был. Мне некем его заменить".

Царствование Екатерины II продлилось еще пять лет. Историки назвали это время периодом екатерининского упадка.

Екатерина Великая и Г.А.Потёмкин на Памятнике "1000-летие России" в Великом Новгороде

Потемкин был талантливым организатором, незаурядным хозяйственником, выдающимся дипломатом и военным строителем. Под руководством князя Потемкина-Таврического полководцы Суворов и Румянцев, адмирал Ушаков разгромили Османскую империю. При этом, соревнуясь с Потемкиным в славе, они отдавали должное его энергии, уму и таланту государственного деятеля.

Существует мнение, что Григорий Потемкин на юге России сделал больше, чем сам Петр Великий на севере. Потемкина ценили и награждали монархи Австрии, Пруссии, Дании, Швеции, Польши. Это был один из самых влиятельных людей своего времени. Всех своих чинов и богатства Григорий Потемкин добился неустанными трудами на пользу и во благо Отечества. Увы, история оказалась не слишком благосклонна к памяти о Григории Потемкине. Его труды и заслуги часто воспринимались сквозь призму екатерининской царской эпохи.

Взошедший на российский престол после Екатерины II её внук император Павел I, по слухам причастный вместе с князем Салтыковым через подставного Зубова к дворцовому заговору против Потемкина и к его гибели, ненавидевший светлейшего князя, приказал засыпать землей склеп, в котором покоился прах Григория Александровича Потемкина.

В 1836 году в Херсоне был установлен памятник основателю города — князю Потемкину-Таврическому, выполненный в античном стиле. Но и он был разрушен большевиками во время Гражданской войны, как были разрушены и уничтожены памятники императрице всероссийской Екатерине Великой в Одессе, Краснодаре, Симферополе и других городах, некогда необъятной Российской империи.

И все же!.. И все же память о Григории Потемкине наперекор многим обстоятельствам продолжает жить в сознании русского и украинского народов.

Иногда в форме фольклора, порой в негативной форме (как, например, в сознании российских либералов и украинских националистов), но чаще всего в форме исторического поиска, осмысления нашего прошлого, эта память продолжает объединять народы современной России и современной Украины.

Зримым символом этого единения явилось восстановление и открытие новых памятников князю Потемкину-Таврическому в 2003 году в Херсоне, в 2006 году в Краснодаре (Екатеринодаре), в 2007 году в Одессе и Николаеве, в 2010 году в Бендерах, в 2011 году в Смоленске. На очереди Днепропетровск (Екатеринослав), Севастополь, Симферополь, Москва!..

Памятник князю Потемкину-Таврическому в Херсоне / фото Виктории Стучинской

Вот так Григорий Александрович

Потемкин, трудами которого были приобретены обширные территории для современной Украины и Российской Федерации, основаны многие города, через столетия обращается к нам, современникам, личным примером призывая нас возрождать и крепить наше восточнославянское, православное, общерусское единство.

Так что в предстоящем для Украины историческом выборе в пользу России (а другого решения быть не может!) светлый образ князя Григория Потемкина-Таврического еще сыграет свою важную позитивную роль. Как сыграют свою важную роль образы многих выдающихся русских и украинских сподвижников, трудами которых на протяжении столетий крепла и развивалась наша держава.

Источник

***

Григорий Потемкин. Великолепный Князь Тавриды (документальный фильм Алексея Денисова)

*** 

rossiyanavsegda.ru

Великие истории любви: Граф Потемкин и Екатерина Великая

До Потемкина в бурной жизни Екатерины было четыре «случая» — так называли при дворе ее официальных фаворитов. Салтыков, Понятовский, Орлов, Васильчиков — за 22 года, которые прошли с тех пор, как она впервые изменила своему коронованному супругу, не так уж много для той, кого молва окрестила «северной Мессалиной».

Краткость этого списка скорее говорит о постоянстве бывшей Софьи Фредерики Августы, о ее склонности видеть в каждом искателе богатства и власти того самого прекрасного принца, о котором она мечтала в детстве, в уютном и скучном Цербсте.

Фикхен, как звали ее дома, была первым ребенком князя Христиана Анхальт-Цербстского и юной Иоганны Елизаветы. Родители ждали сына и были расстроены тем, что родилась девочка.

Позже в своих «Мемуарах» Екатерина напишет об отношении к ней в семье: «Меня едва терпели, очень часто сердито и даже зло отчитывали, причем не всегда заслуженно. Отца своего я видела редко, и он почитал меня за ангела: мать же мало занималась мною».

Правда, когда девочка подросла, мать стала интересоваться ею больше — удачно выдав Софью замуж, Иоганна рассчитывала породниться с одним из европейских королевских семейств. Но даже в самых честолюбивых планах княгини Цербстской не было того, что ее Фикхен станет императрицей огромной страны, размером превосходящей все государства Европы вместе взятые.

По воспоминаниям Екатерины, получив письмо с приглашением приехать в Петербург вместе с «принцессой старшей дочерью» на прием к императрице, ее мать пришла в необыкновенное волнение и буквально в считанные дни собралась в дальнюю поездку.

Нельзя сказать, что при встрече великий князь Петр Федорович, который приходился ей троюродным братом и потенциальным женихом, очень уж понравился принцессе Цербстской. «Довольно быстро я поняла, — писала она в воспоминаниях, — что он не уважал народ, править которым был призван… не любил русское окружение и вообще был еще совсем ребенком».

Тем не менее ради того, чтобы стать супругой Петра, Екатерина серьезно взялась за изучение русского языка и традиций страны, и что самое главное — перешла из лютеранской веры в православную. «Ничего хорошего сердце мне не предвещало, — честно признавалась она в своих «Мемуарах». — Двигало мной только честолюбие. В душе моей что-то говорило без тени сомнения, что я сама добьюсь своего и стану русской императрицей».

После обручения с великим князем Петром Федоровичем у Екатерины началась совершенно иная жизнь. И не в последнюю очередь из-за того, что она наконец узнала «тайну отношений между женщиной и мужчиной». По воспоминаниям будущей императрицы, чувственность проснулась у нее уже в тринадцать лет. Время от времени ее охватывали приступы непонятного возбуждения. Что было причиной такого состояния, она тогда не догадывалась, ни мать, ни ее воспитательница Бабет Кардель не говорили с ней об этом.

Конечно, ко времени замужества Екатерина уже была гораздо более сведуща в вопросах пола, но лишь теоретически. По книгам, которые ей довелось прочесть, отношение к любви у принцессы сформировалось несколько романтическое, и в мужчине она хотела видеть не только любовника, но и близкого друга. Этого она искала, в первую очередь, и в своем муже, но вспыльчивый и неумный Петр Федорович быстро превратил любовь молодой супруги в ненависть, за что поплатился троном, а потом и жизнью.

Из братьев Орловых, Григория и Алексея, прекрасных принцев тоже не вышло — слишком уж жадно требовали они милостей новой государыни. Для Екатерины это был хороший урок: привыкнув мыслить государственными интересами, она пообещала себе больше не влюбляться. И пора бы: императрице перевалило за сорок, в ее возрасте некоторые дамы уже нянчили внуков. Какие уж тут влюбленности?

И все же романтическая натура взяла верх над здравым смыслом: она завела роман с камер-юнкером Васильчиковым. соблазнившись его молодецкой статью и нежным девичьим румянцем. Но недалекий Васильчиков, с головой, «набитой соломой», не стал советчиком в государственных делах и достойным собеседником для Екатерины.

Выучив русский язык, переняв веру; и обычаи новых подданных, она, тем не менее, не могла до конца познать «загадочной русской души». Только мужчине — умному, смелому и любящему — было по силам помочь ей понять эту огромную чужую страну и достойно управлять ею. В этом заключалась одна из причин смены фаворитов, хотя была и другая — природная чувственность императрицы.

При дворе шептались, что она может заснуть только в объятиях мужчины. И действительно, в краткие периоды «бесфаворитья» Екатерина становилась придирчива, кричала на слуг и принимала опрометчивые решения. Так что интересы государства требовали присутствия рядом с ней проверенного «случая». Отбором таковых занималась ее верная камеристка Марья Саввишна Перекусихина, доносившая госпоже обо всех молодых, красивых и высоких (не ниже метра восьмидесяти) мужчинах, появлявшихся в столичном свете.

Иногда, правда, царица обходилась без услуг Перекусихиной. Так случилось и в конце 1773 года, когда она любезным письмом пригласила в Петербург новоиспеченного генерала Григория Потемкина, отличившегося в войне с турками. Екатерина впервые познакомилась с Потемкиным еще в 1762-м, когда он участвовал в перевороте, посадившем ее на трон. В то время сыну небогатого смоленского помещика исполнилось всего 22 года, и он отчаянно старался понравиться императрице. Она запомнила, что он смешно, хоть и грубовато острил и мастерски подражал голосам на животных и людей. Пару раз Екатерина пригласила его на ассамблеи во дворец, но влюбленные взоры, которые юноша бросал на нее, очень не понравились братьям Орловым.

Скоро случилось несчастье: Потемкин лишился глаза. Сам он уверял, что око потеряло способность видеть от неудачного лечения — как-то, заболев горячкой, Григорий обратился к мужику — знахарю, который делал ему припарки с едкими мазями. Но ходили упорные слухи, что глаз ему выбили в драке братья-разбойники Орловы, — а потом, издеваясь, еще и прозвали его «циклопом». Родственник Потемкина Самойлов писал, что от отчаянья Григорий на целых полтора года уехал в деревню и даже собирался уйти в монастырь. Потом

Потемкин все-таки вернулся в столицу и на много лет застрял в малозаметной должности при дворе.
Час его настал в 1769 году, когда, устав от придворной скуки, он попросился добровольцем на войну с турками, где проявил не только храбрость, но и полководческий талант. Теперь это был уже не веселый юнец, а зрелый мужчина, немало переживший и передумавший.

Конечно. Екатерина почувствовала разницу при встрече, но прежде всего она обратила внимание на внешний вид гостя: громадный рост, грива нечесаных каштановых волос, чувственные губы и безупречно белые зубы — большая редкость по тем временам. Правый глаз был серо-зеленым, левый, незрячий, постоянно прищурен, что придавало лицу горделивое выражение.

Трудно сказать, какой он увидел прежде обожаемую им императрицу — история не сохранила никаких письменных свидетельств. Но в то время она, несмотря на малый рост (157 см) и полноту, все еще оставалась красивой и привлекательной для мужчин, хотя немалую долю этой привлекательности обеспечивала магия власти. Не остался к ней равнодушным и Потемкин: уже в ближайшие дни всезнающие европейские дипломаты отправили в свои столицы донесения о том, что у Екатерины появился новый «случай».

Английский посол Гуннинг сообщал: «Его фигура огромна и непропорци-ональна, а внешность отнюдь не притягательна. При этом он прекрасно знает людей и более проницателен, чем его соотечественники». Немец Сольмс сплетничал: «Генерал Потемкин почти не покидает покоев государыни… При его молодости и уме ему будет легко занять в сердце императрицы место Орлова, которого не умел удержать Васильчиков».

Так и случилось — на два года Екатерина и Потемкин стали неразлучны. Этапы его возвышения прилежно фиксировали царские указы: в марте 1774-го фаворит быт назначен подполковником Преображенского полка (полковником была сама императрица), в июне стал вице-президентом Военной коллегии, в следующем году получил титул графа.

Для придворных высокое положение Потемкина было еще нагляднее: очень скоро он переехал в Зимний дворец, в покои, соединенные винтовой лестницей с будуаром Екатерины. Такие же покои фаворит получил в Большом Царскосельском дворце, но там его путь в спальню патрицы пролегал по длинному холодному коридору, и она заботливо предупреждала: «Вперед по лестнице босиком не бегай, а если захочешь от насморка скорее отделаться, понюхай табак крошичко».

Шокируя приближенных Екатерины. Потемкин расхаживал по дворцу в халате или шубе на голое тело, в домашних туфлях и розовом ночном колпаке. При этом он вечно что-то грыз — яблоко, пирожок или репку, — а объедки попросту бросал на пол. Бывало, Григорий прилюдно ковырял в зубах, а увлекшись разговором с каким-нибудь министром или послом, нередко начинал грызть ногти. Другого бы изгнали с позором, а его влюбленная царица всего лишь прозвала «первым ногтегрызом империи».

Правда, старалась воспитывать, сочинив и вывесив правила поведения во дворе, где присутствовал и такой пункт: «Быть веселым. однако ж ничего не портить, не ломать и ничего не грызть». Пеняла она ему и на то, что он разбрасывал в ее комнатах свои вещи: «Долго ли это будет, что пожитки свои у меня оставляешь. Покорно прошу по-турецкому обыкновению платки не кидать».

Сердилась Екатерина притворно – ей, воспитанной в строгих немецких правилах, вдруг стали милы и неряшество Потемкина, и его немудреные шутки: «Миленький, какой ты вздор говорил вчерась. Я и сегодня еще смеюсь твоим речам. Какие счастливые часы я с тобою провожу!» Едва расставшись с ним, она начинала скучать, если он не приходил к ней вечером, заигравшись в карты, не могла спать; однажды два часа простояла на сквозняке у его покоев, не решаясь войти — там были люди. В отличие от Потемкина, она не могла пренебречь условностями, явившись, к примеру, вечером к нему в спальню. «Я искала к тебе проход, — жаловалась царица, — но столько гайдуков и лакей нашла на пути, что покинула таковое предприятие… Границы наши разделены шатающимися всякого рода животными». Конечно, она понимала, что ведет себя не по-царски, в чем и признавалась ему: «О. господин Потемкин, что за странное чудо вы содеяли, расстроив так голову, которая доселе слыла одной из лучших в Европе? Стыдно, дурно, грех, Екатерине Второй давать властвовать над собою безумной страсти!»

Сохранились сотни писем Екатерины и Потемкина друг другу, составившие отдельный том «Литературных памятников». В основном это короткие записки влюбленных, которые они писали по несколько раз в день, когда из-за дел не могли остаться наедине. Императрица писала больше и ласковей, придумывая для любимого десятки шутливых и нежных прозвищ — «родная душенька моя», «дорогой мой игрушоночек», «сокровище», «волчище», «золотой мой фазанчик» и даже «Гришефишенька».  Потемкин был более сдержан и называл Екатерину исключительно «матушкой» или «государыней». Свою любовь он проявлял иначе — заставлял слуг, доставивших записку, стоять на коленях, пока он пишет ответ.

Придворные ломали голову над тем, чем Потемкин покорил императрицу. Как водится. пошли слухи и более-менее правдивые — что он веселит ее, позволяя отвлечься от государственных забот, и ме-нее правдивые — о его невероятной мужской силе, и совеем вздорные — что он владеет черной магией и опоил Екатерину приворотным зельем. Никто не верил, что она ценит его за ум и способности, тем не менее, именно так оно и было.

Потемкин читал все важные государственные документы и давал по поводу них рекомендации — как правило, дельные. Фактически командуя русской армией, он затеял ее масштабную перестройку и восстановил военный флот, сошедший на нет после смерти Петра. В отношениях с зарубежными странами он добился немалых успехов — к примеру, заключил союз с Австрией, получив за это титул светлейшего князя Священной Римской империи. На приеме по этому поводу Екатерина публично обняла Потемкина и объявила, что в России нет головы лучше, чем у него.

Именно голова Григория Александровича, а не другие части его сиятельного тела, побуждала императрицу беречь их отношения, прощая ему и вопиющее пренебрежение этикетом, и приступы меланхолии, которые случались у Потемкина довольно часто. К тому же Григорий оказался настоящим ревнивцем, и Екатерине нередко приходилось униженно оправдываться: «Нет, Гришенька, статься не может, чтоб я переменилась к тебе. Отдавай сам себе справедливость: после тебя можно ли кого любить? Я думаю, что тебе подобного нету».

Чтобы успокоить подозрения своего «случая», Екатерина, вполне возможно, пошла на смелый шаг — тайное венчание с ним. Есть версия, что это случилось в июне 1774 года в неприметной церкви Сампсония Странноприимца на Выборгской стороне. Документальных подтверждений их венчания нет, однако именно после этого Екатерина в своих письмах стала называть Потемкина «дорогим мужем», а себя «верной женой». Кульминацией их романа стало длительное путешествие в Москву, где предполагалось отпраздновать победу над турками и исподволь — над Пугачевым, грозное восстание которого только что было подавлено.

В январе 1775 года императрица торжественно въехала в старую столицу России вместе с Потемкиным. Влюбленные всюду появлялись вдвоем: вместе они посетили подмосковное село Черная Грязь, где Екатерина решила выстроить грандиозный дворец — в честь этого строительства место переименовали в Царицыно. В июле на Ходынском поле устроили праздник, при подготовке которого Потемкин превзошел сам себя. На поле разбили парк, проложили ручьи с названиями «Дон» и «Днепр», выстроили крепости, минареты и колонны. Фейерверки выписывали в небе вензель императрицы. Десятки тысяч гостей пили вино из фонтанов и угощались зажаренными на вертелах быками и баранами.

Двенадцатого июля императрица покинула празднества, сославшись на боль в животе. Появилась она через пару дней похорошевшей и постройневшей. В эти же дни родилась девочка, известная позже под именем Елизаветы Григорьевны Темкиной: воспитывалась она в семье графа Самойлова, и Потемкин проявлял к ней постоянный интерес. Ходили слухи, что это дочь Екатерины, получившая, по тогдашнему обычаю, усеченную фамилию отца. Правда, сама царица Темкиной не интересовалась, но не больше внимания она проявляла и к своему сыну от Григория Орлова — графу Бобринскому, тоже отправленному на воспитание в приемную семью.

Статус тайного мужа не успокоил Потемкина: он стал вести себя с императрицей еще более свободно, а порой и дерзко. Их встречи становились все реже: теперь он просиживал за картами не только вечера, но и ночи, и до нее доходили слухи о его связях с другими женщинами. Но хуже было другое: подобно героям русских сказок, он отчаянно затосковал, добившись всего в этой жизни и поняв, что стремиться больше некуда. Своему племяннику Энгельгардту Потемкин признался как-то за обедом: «Может ли человек быть счастливее меня? Все желания. все мечты мои исполнились как по волшебству. Я хотел занимать высокие посты — я получил их; иметь ордена — все имею: любил играть — могу проигрывать без счета;… любил драгоценности — ни у кого нет таких редких, таких прекрасных. Одним словом — баловень судьбы». С этими словами Потемкин схватил со стола «тарелку драгоценного сервиза», швырнул ее об пол и заперся в своей спальне.

Екатерина долго не могла понять, что случилось с ее «Гришефишенькой». Пыталась то ублажить его подарками, то подольститься, то, напротив, сурово отчитать. На пару дней наступало примирение, потом он снова вспыхивал или впадал в меланхолию, слоняясь по дворцу как привидение. Наконец ее немецкая практичность взяла верх: она дала Потемкину понять, что им надо расстаться. При этом Екатерина не собиралась давать ему «полную отставку», дабы не лишиться его советов, да и просто ежедневного лицезрения по-прежнему милого ей лица.

По взаимному соглашению было решено, что он покинет дворец, но сохранит право появляться там в любое время и главное — порекомендует Екатерине достойного преемника. Так и случилось: в декабре 1775 года в ее покоях появился генерал Петр Завадовский — мужчина видный, но немолодой, не блещущий талантами и к тому же преданный Потемкину.

Враги светлейшего в России и за рубежом приуныли, обнаружив, что его позиции во власти ничуть не пошатнулись. Ему были пожалованы новые земли с тысячами крестьян. Зная его любовь к наградам. Екатерина обратилась с просьбой к европейским монархам, большинство из которых приходилось ей родственниками, вручить Потемкину высшие ордена. Она даже планировала сделать его герцогом Курляндии, но этот план сорвался, поскольку Григорий вдруг заявил, что более не желает подобных подарков от императрицы.

Роль сводника неожиданно показалась ему оскорбительной, и он еще отчаянней принялся изводить императрицу приступами ревности — притом, что сам, как доносили доброжелатели, пустился в «неслыханный разврат». Он, то требовал удаления Завадовского от двора, то соглашался на его присутствие, а сам снова собирался в монастырь — «ежели мне определено быть от Вас изгнанному, то лучше пусть это будет не на большой публике. Не замешкаю я удалится, хотя мне сие и наравне с жизнью».

В конце концов, Екатерина решилась отослать Потемкина от двора, назначив его генерал-губернатором Новороссии, почти безлюдных из-за татарских набегов.

Несколько следующих лет Григорий Александрович почти не появлялся в Петербурге. Ему приходилось делать великое множество дел: от основания крепостей до регулирования цен на товары.

Его стараниями на землях Новороссии были отменены некоторые налоги, благодаря чему сюда устремились не только русские и украинские крестьяне, но и иноземцы — греки, болгары, сербы, евреи. Дивясь богатствам южных земель, светлейший строил проекты уничтожения «ленивой и тиранической» Османской империи и создания на ее месте дружественной России Греческой империи, во главе которой предполагалось поставить второго внука Екатерины. Константина Павловича.

Тем временем императрица меняла фаворитов: Завадовского быстро оттеснил Ермолов, потом Зорич, потом юный, безвременно умерший Александр Ланской (его смерть злые языки тоже приписали любовной ненасытности Екатерины). Механизм этого круговорота раскрыл француз Сен-Жан, бывший одно время секретарем Потемкина: «Князь на основании сведений, сообщаемых многочисленными клевретами, выискивал молодых офицеров, обладавших качествами, необходимыми, чтобы занять положение, которое он сам занимал в продолжение двух лет. Затем он заказывал портреты кандидатов и предлагал их на выбор императрице».

Это показывает, что Екатерина по-прежнему верила одному Потемкину и прислушивалась к нему. Все об этом знали, поэтому именно к светлейшему, а не к министрам и сенаторам, являлись иностранные послы, присылались важнейшие бумаги, приходили с жалобами обиженные.

Стараниями Потемкина был создан с нуля Черноморский флот, о котором мечтал еще Петр I. Новые города Одесса и Николаев стали центрами корабельного строительства. В безлюдных степях Новороссии выросли и другие города – Екатеринослав, Херсон, Мариуполь. Русские поселения придвигались все ближе к Крыму, и

Потемкин писал Екатерине: «Положите же теперь, что Крым ваш и что нет уже сей бородавки на носу — вот вдруг положение границ прекрасное». В 1783 году последний крымский хан Шагин-Гирей был отрешен от власти. Своим манифестом императрица объявила Крым владением России под именем Таврической губернии, а Потемкину указом императрицы был присвоен титул князя Таврического.

Желая осмотреть новые владения, а возможно и соскучившись по своему Гришеньке, весной 1787 года Екатерина отправилась в путешествие на юг. Ее сопровождал огромный караван слуг, охраны и иностранных гостей. С Екатериной ехал даже император Священной Римской империи Иосиф II, которому она хотела показать новые владения. Зрелище превзошло ожидания – там, где раньше расстилалась голая степь, появились многолюдные города, села, распаханные поля. Самые подозрительные иностранцы даже решили, что это — раскрашенные декорации, построенные Потемкиным по приказу царицы.

По возвращении саксонский посланник Гельбрих спешно написал об этом книжку, от которой и пошло выражение «потемкинские деревни». Показухи правда хватало — по пути следования царского кортежа срочно выкрасили заборы, а поселян одели в нарядные платья. Но главное — заселение Новороссии и ее благоустройство — светлейший не мог подделать при всем желании. Это было особенно заметно в Севастополе, где перед гостями предстал русский флот в боевом строю, прогремевший салютом из всех пушек.

Участник путешествия, французский принц де Линь, писал: «Путешествие императрицы можно назвать волшебством. На каждом почти шагу встречали мы нечаянное, неожиданное. Там видели эскадры, там конные отряды, там освещение, на несколько верст простиравшееся: здесь сады, в одну ночь сотворенные!»

Звездный час Потемкина стал началом его опалы. Тем же летом разразилась новая война с Турцией, жаждущей реванша за прежние поражения. Войск у светлейшего было мало, припасов еще меньше, к тому же его, как на грех, охватил очередной губительный приступ хандры. Он ворчал, что все пропало, война проиграна и лучше вернуть туркам Крым. Правда, Потемкин сумел взять сильную турецкую крепость Очаков, но на это ушло полгода.

Явившись с победой в Петербург, он обнаружил, что императрица вежлива с ним, но холодна. Вскоре Григорий Александрович узнал, что у причины такой холодности было имя — Платон Зубов. Красавец-поручик познакомился с Екатериной в южном путешествии и постепенно стал самым близким императрице человеком. Ему было 22 года, ей — 60. Став фаворитом, Зубов видел залог прочности своего положения в очернении всех предыдущих «случаев» царицы и прежде всего Потемкина. В вину светлейшему были поставлены и военные неудачи, и непорядки в Новороссии, и казнокрадство его приближенных.

Безусловно, не все из рассказанного Зубовым было неправдой: даже в ту эпоху показной роскоши поведение Потемкина казалось вызывающим. Генерал Ланжерон, навестивший его в Бендерах, вспоминал: «Золото и серебро сверкали, куда ни посмотришь. На диване, обитом розовой материей с серебром, обрамленном серебряной бахромой и убранном лентами и цветами, сидел князь в изысканном домашнем туалете рядом с предметом своего поклонения, среди нескольких женщин, казавшихся еще красивее от своих уборов. А перед ним курились духи в золотых курильницах. Середину комнаты занимал ужин, поданный на золотой посуде»

Екатерине открыли глаза и на личную жизнь светлейшего. Если она не могла обходиться без мужчин, то и он не мыслил жизни без женского общества. В его любовницах побывали и жена польского генерала Софья де Витт, в будущем графиня Потоцкая, и, как говорили, дочь адмирала Сенявина, и даже супруга итальянского мага Калиостро, заехавшего в Петербург всего на неделю, — она славилась верностью мужу, и Потемкин соблазнил ее на спор.

Но главным скандалом стал гарем, составленный Потемкиным из собственных племянниц — красавиц-дочерей его сестры Марфы и ротмистра Энгельгардта. Григорий Александрович воспитывал их после смерти сестры, причем в курс воспитания входила и наука общения с противоположным полом.

Через несколько лет очередную сестру выдавали замуж с щедрым приданым, и ее место занимала следующая по возрасту. Все это давало богатую пищу для сплетен, которые умножались с каждым днем, грозя обрушить на голову Потемкина монарший гнев.

Он решил защититься своим любимым оружием-щедростью. Весной 1791 года он устроил в столичном Таврическом дворце пышный праздник для Екатерины и трех тысяч ее придворных.

Такого праздника Петербург еще не видел: «Огромные люстры и фонари умножали блеск. Везде сверкали яркие звезды и прекрасные радуги из рубинов, изумрудов, яхонтов и топазов. Бесчисленные зеркала и хрустальные пирамиды отражали это волшебное зрелище. «Ужели мы там, где и прежде были?» — спросила императрица Потемкина с удивлением».

Опала отступила: Екатерина, увидев в постаревшем и располневшем князе черты прежнего бравого, опытного и умного фаворита, велела Григорию Александровичу срочно отправляться в румынский город Яссы, чтобы заключить мир с турками.

Стояла дождливая осень 1791 года, по дороге он подхватил лихорадку и в Яссы приехал совсем больным. Через несколько дней состояние ухудшилось. Но он, как рассказывали свидетели, еще боролся за свою жизнь и в последнюю свою трапезу «съел огромный кусок ветчины, целого гycя, несколько цыплят и в неимоверное количество кваса, меда и вина». Сразу после этого он велел вести его в Николаев, но в пути вдруг сказал сопровождающим: «Будет. Теперь некуда ехать: я умираю. Выньте меня из коляски: я хочу умереть в поле». Его пожелание было полнено, и вечером 5 октября князь Таврический скончался. Тело Потемкина отвезли в Херсон и похоронили в основанном им соборе.

Екатерина, пережившая светлейшего на пять лет, откликнулась на его смерть в письме немецкому барону Гримму: Вчера меня ударило, как обухом по голове…Мой ученик, мой друг, можно сказать, идол, князь Потемкин-Таврический скончался…Это был человек высокого ума, редкого разума и превосходного сердца». Рассудочная выверенность этих слов говорит о том, что бывшая любовь в душе императрицы давно уступила место иному чувству. Но не ненависти, а спокойному уважению.

Та же метаморфоза случилась с Потемкиным, до последнего жизни он оставался верен своей стране и ее императрице. Потому они и вошли в историю рука об руку в числе великих созидателей России.

 

источник

 

 

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Любовная зависимость: Как не попасть на крючок

Реальные истории: Мужчины, которых изменила Любовь

Как держать отношения в тонусе

Девять причин, по которым изменяют мужчины

6 факторов риска повторного брака

Почему любовь редко бывает взаимной

Любить или Быть любимой?

10 правил счастливого брака

Украденное счастье!А нужно ли оно?

То,что может разрушить отношения

Современные отношения - рыночные отношения? Любовь иллюзия?

Больно, но люблю или когда любовь, как чемодан без ручки

Как бороться за свою любовь с подругой разлучницей

Как стать кузнецом своего счастья в треугольнике отношений

Стоит ли создавать видимость семьи там, где её вообщем то нет?

Настоящий мужчина ищет не самую красивую женщину в мире, а ту, которая сделает этот мир самым красивым!

8 шагов, которые нужно предпринять, чтобы пережить расставание

Доверие в отношениях как ступенчатый процесс к подлинной близости

Курортный роман всего лишь романтическая интрижка?

В любом по счёту браке можно и нужно быть счастливым

lichnorastu.ru

Герб графа Потемкина-Таврического, имеющего титул Римской Империи князя

Герб графа Потемкина-Таврического, имеющего титул Римской Империи князя внесен в Часть 1 Общего гербовника дворянских родов Всероссийской империи, стр. 26

Сканы страниц из Общего гербовника:

 

Описание герба (блазон):

Военный прямостоящий на четверо разделенный щит; в средине щита наложен на двое перпендикулярною чертою разрезанный щит, в правой которого стороне изображена шахматная доска черная с белым, три в ряд и четыре в длину шахматы имеющая, а на левой родовой фамилии Потемкиных герб, в серебряном поле выходящая из облак в латах мечем вооруженная натурального цвета рука; в первом и четвертом золотом поле черный двоеглавый с двумя золотыми Коронами Орел, над коими в особых красных отделениях по пятиугольной серебряной звезде; во втором и третьем в голубом поле градская золотая Корона; сверх щита наложена Графская Корона, на которой поставлены три шлема, подложенные червленым, средней серебряный с пятью обручами и закраинами золотыми, коронованный Графскою Короною, с выходящим двоеглавым черным Орлом, имеющим на главах его и сверх оных златые Короны, с правой стороны обращенный на право стальный с златыми обручами и закраинами, украшен фамильною дворянскою Короною с тремя исходящими голубого цвета страусовыми перьями, а третий стальной же с пятью обручами и закраинами златыми, также подложен червленым обращенный налево, украшенный дворянским бурлетом, на котором положена из прежнего его герба рука с мечем. Щитодержатели два казака, имеющие в руках значки со изображенными на них с правой стороны гербом родовым, а с левой золотою градскою Короною. Весь же щит покрыт червленою, горностаем подложенною Римской Империи Княжескою мантиею. Сверх щита Римской Империи Княжеская шапка, украшенная жемчугом.

Граф Григорий Александрович Потемкин-Таврический, Римской Империи Князь, произошел из древней благородной Польского Шляхетства фамилии, коей при державе блаженной памяти Великого Князя Василия Иоанновича, выехал служить Ганс Александров сын, а во святом крещении Тарасий Потемкин; в Графское Всероссийской Империи достоинство пожалован в 1775м году Июля 10го дня; а на Княжеское достоинство Римской Империи от Императора Иосифа Второго Диплом дан в 1776м году февраля 27го дня, с коего копия хранится в Герольдии.

В 1787м году Июля 8го дня в память подвига его в присоединении области Таврической к Российской Империи и трудов в населении и устройстве сея области, по именному блаженной памяти Государыни ИМПЕРАТРИЦЫ ЕКАТЕРИНЫ Второй Указу повелено прибавить к его фамилии именование «Таврический».

Источник: н.д.

Предоставил

Источник: н.д.

Предоставил

Источник: Elefantordenens Våbenbog tome I, 1660-1780, стр.189

Предоставил

Космолинский Петр Федорович.
Герб князя Г. А. Потемкина-Таврического, 1995 г.
тушь черная, бумага, рисунок, гуашь, 280x200 мм

Источник: «Музей Мирового океана», Калининград, инв. Гр-374, N по ГИК (КП) ММО 1 № 1626/17
Опубликовано в ГОСКАТАЛОГЕ.РФ ,
№ в Госкаталоге 2942852

Предоставил

gerbovnik.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о