Евгений онегин роман пушкин – Пушкин «Евгений Онегин» читать полностью роман онлайн или скачать текст произведения Александра Сергеевича

Содержание

Биография писателя. Статьи. Евгений Онегин: комментарии

Спецкурс. Вводные лекции в изучение текста

Памяти Бориса Викторовича Томашевского(К 85-летию со дня рождения)

«Евгений Онегин» — трудное произведение. Самая легкость стиха, привычность содержания, знакомого с детства читателю и подчеркнуто простого, парадоксально создают добавочные трудности в понимании пушкинского романа в стихах. Иллюзорное представление о «понятности» произведения скрывает от сознания современного читателя огромное число непонятных ему слов, выражений, фразеологизмов, имен, намеков, цитат. Задумываться над стихом, который знаешь с детства, представляется ничем не оправданным педантизмом. Однако стоит преодолеть этот наивный оптимизм неискушенного читателя, чтобы сделалось очевидно, как далеки мы даже от простого текстуального понимания романа. Ведь до сих пор не проделана еще элементарная работа по выявлению скрытых в тексте намеков, реминисценций и неявных цитат. А без такой предварительной ориентировки всякое историко-литературное осмысление текста в целом неизбежно будет страдать приблизительностью. Специфическая структура пушкинского романа в стихах, при которой любое позитивное высказывание автора тут же незаметно может быть превращено в ироническое, а словесная ткань как бы скользит, передаваясь от одного носителя речи к другому, делает метод насильственного извлечения отдельных цитат из текста особенно опасным.

Во избежание этой угрозы роман следует рассматривать не как механическую сумму высказываний автора по различным вопросам, своеобразную хрестоматию цитат, а как органический художественный мир, части которого живут и получают смысл лишь в соотнесенности с целым. Простой перечень проблем, которые «ставит» Пушкин в своем произведении, не введет нас в мир «Онегина». Художественная идея подразумевает особый тип преображения жизни в искусстве. Известно, что для Пушкина была «дьявольская разница» между поэтическим и прозаическим моделированием одной и той же действительности, даже при сохранении той же тематики и проблематики. Понимание литературного произведения как общественного явления не может быть противопоставлено специфике его художественной организации, поскольку та общественная функция, которая определяет потребность существования искусства, может быть выполнена лишь благодаря специфически художественной организации текста.

В чисто методическом отношении анализ произведения обычно расчленяют на рассмотрение внутренней организации текста как такового и изучение исторических связей произведения с окружающими его явлениями действительности, общественной мысли и литературы. Такой подход представляет ряд удобств эвристического характера и вполне может быть рекомендован как практический прием анализа.

Однако даже в этой ограничительной функции его не следует абсолютизировать: при строго синхронном анализе останутся невыделенными внесистемные элементы, роль которых при построении динамических моделей исключительно велика[503]. Напротив того, при включении произведения в иной исторический ряд будет меняться и представление о природе его имманентной организации. Так, в зависимости от того, проведем ли мы линии преемственной зависимости от «Евгения Онегина» к «Герою нашего времени», романам Достоевского или «Поэме без героя» Ахматовой (все эти — как и многие другие — связи исторически реальны; относительно Лермонтова и Достоевского они очевидны, на последнюю указала сама А. А. Ахматова, например, заявив в примечаниях к поэме: «Пропущенные строфы — подражание Пушкину»[504]), изменится и тот тип внутренней организации, который актуализируется в пушкинском романе в стихах. В первом случае вперед выступит фрагментарность композиции и система взаимных пересечений точек зрения. Во втором — диалогическая природа текста (см. труды М. М. Бахтина). В третьем — система намеков, ссылок, цитат — зашифровки смысла в толще культурных наслоений (см.: «Поэма без героя»: «Решка», строфа XVII). Не случайно каждое подлинно новое завоевание литературы неизбежно по-новому раскрывает не только внешние внетекстовые связи, но и природу внутренней структуры живых явлений культурного прошлого.

Из сказанного, как побочный продукт рассуждения, вытекает безнадежность попыток дать какой-либо конечный итог истолкования тех художественных явлений прошлого, которые сохраняют культурную значимость. Настоящие лекции следует рассматривать лишь как введение в изучение романа в стихах «Евгений Онегин».

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

lit.wikireading.ru

Читать книгу «Евгений Онегин» онлайн полностью бесплатно — Александр Пушкин — MyBook.

Annotation

В книгу вошел роман в стихах А.С.Пушкина (1799–1837) «Евгений Онегин», обязательный для чтения и изучения в средней общеобразовательной школе.

Роман в стихах «Евгений Онегин» стал центральным событием в литературной жизни пушкинской поры. И с тех пор шедевр А.С.Пушкина не утратил своей популярности, по-прежнему любим и почитаем миллионами читателей.


Александр Сергеевич Пушкин
Евгений Онегин
Роман в стихах

Pétri de vanité il avait encore plus de cette espèce d’orgueil qui fait avouer avec la même indifférence les bonnes comme les mauvaises actions, suite d’un sentiment de supériorité, peut-être imaginaire.

Tiré d’une lettre particulière[1]

He мысля гордый свет забавить,
Вниманье дружбы возлюбя,
Хотел бы я тебе представить
Залог достойнее тебя,
Достойнее души прекрасной,
Святой исполненной мечты,
Поэзии живой и ясной,
Высоких дум и простоты;
Но так и быть – рукой пристрастной
Прими собранье пестрых глав,
Полусмешных, полупечальных,
Простонародных, идеальных,
Небрежный плод моих забав,
Бессонниц, легких вдохновений,
Незрелых и увядших лет,
Ума холодных наблюдений
И сердца горестных замет.

Глава первая

И жить торопится, и чувствовать спешит.

Князь Вяземский[2]

I

«Мой дядя самых честных правил,
Когда не в шутку занемог,
Он уважать себя заставил
И лучше выдумать не мог.
Его пример другим наука;
Но, боже мой, какая скука
С больным сидеть и день и ночь,
Не отходя ни шагу прочь!
Какое низкое коварство
Полуживого забавлять,
Ему подушки поправлять,
Печально подносить лекарство,
Вздыхать и думать про себя:
Когда же черт возьмет тебя!»

II

Так думал молодой повеса,
Летя в пыли на почтовых,
Всевышней волею Зевеса
Наследник всех своих родных. —
Друзья Людмилы и Руслана!
С героем моего романа
Без предисловий, сей же час
Позвольте познакомить вас:
Онегин, добрый мой приятель,
Родился на брегах Невы,
Где, может быть, родились вы
Или блистали, мой читатель;
Там некогда гулял и я:
Но вреден север для меня.[3]

III

Служив отлично-благородно,
Долгами жил его отец,
Давал три бала ежегодно
И промотался наконец.
Судьба Евгения хранила:
Сперва Madame за ним ходила,
Потом Monsieur ее сменил;
Ребенок был резов, но мил.
Monsieur l’Abbé, француз убогой,
Чтоб не измучилось дитя,
Учил его всему шутя,
Не докучал моралью строгой,
Слегка за шалости бранил
И в Летний сад гулять водил.

IV

Когда же юности мятежной
Пришла Евгению пора,
Пора надежд и грусти нежной,
Monsieur прогнали со двора.
Вот мой Онегин на свободе;
Острижен по последней моде;
Как dandy[4] лондонский одет —
И наконец увидел свет.
Он по-французски совершенно
Мог изъясняться и писал;
Легко мазурку танцевал
И кланялся непринужденно;
Чего ж вам больше? Свет решил,
Что он умен и очень мил.

V

Мы все учились понемногу
Чему-нибудь и как-нибудь,
Так воспитаньем, слава богу,
У нас немудрено блеснуть.
Онегин был, по мненью многих
(Судей решительных и строгих),
Ученый малый, но педант.[5]
Имел он счастливый талант
Без принужденья в разговоре
Коснуться до всего слегка,
С ученым видом знатока
Хранить молчанье в важном споре
И возбуждать улыбку дам
Огнем нежданных эпиграмм.

VI

Латынь из моды вышла ныне:
Так, если правду вам сказать,
Он знал довольно по-латыни,
Чтоб эпиграфы разбирать,
Потолковать об Ювенале,
В конце письма поставить vale,[6]
Да помнил, хоть не без греха,
Из Энеиды два стиха.
Он рыться не имел охоты
В хронологической пыли
Бытописания земли;
Но дней минувших анекдоты,
От Ромула до наших дней,
Хранил он в памяти своей.

VII

Высокой страсти не имея
Для звуков жизни не щадить,
Не мог он ямба от хорея,
Как мы ни бились, отличить.
Бранил Гомера, Феокрита;
Зато читал Адама Смита
И был глубокий эконом,
То есть умел судить о том,
Как государство богатеет,
И чем живет, и почему
Не нужно золота ему,
Когда простой продукт имеет.
Отец понять его не мог
И земли отдавал в залог.

VIII

Всего, что знал еще Евгений,
Пересказать мне недосуг;
Но в чем он истинный был гений,
Что знал он тверже всех наук,
Что было для него измлада
И труд, и мука, и отрада,
Что занимало целый день
Его тоскующую лень, —
Была наука страсти нежной,
Которую воспел Назон,
За что страдальцем кончил он
Свой век блестящий и мятежный
В Молдавии, в глуши степей,
Вдали Италии своей.

IX

……………………………………
……………………………………
……………………………………

X

Как рано мог он лицемерить,
Таить надежду, ревновать,
Разуверять, заставить верить,
Казаться мрачным, изнывать,
Являться гордым и послушным,
Внимательным иль равнодушным!
Как томно был он молчалив,
Как пламенно красноречив,
В сердечных письмах как небрежен!
Одним дыша, одно любя,
Как он умел забыть себя!
Как взор его был быстр и нежен,
Стыдлив и дерзок, а порой
Блистал послушною слезой!

XI

Как он умел казаться новым,
Шутя невинность изумлять,
Пугать отчаяньем готовым,
Приятной лестью забавлять,
Ловить минуту умиленья,
Невинных лет предубежденья
Умом и страстью побеждать,
Невольной ласки ожидать,
Молить и требовать признанья,
Подслушать сердца первый звук,
Преследовать любовь и вдруг
Добиться тайного свиданья…
И после ей наедине
Давать уроки в тишине!

XII

Как рано мог уж он тревожить
Сердца кокеток записных!
Когда ж хотелось уничтожить
Ему соперников своих,
Как он язвительно злословил!
Какие сети им готовил!
Но вы, блаженные мужья,
С ним оставались вы друзья:
Его ласкал супруг лукавый,
Фобласа давний ученик,
И недоверчивый старик,
И рогоносец величавый,
Всегда довольный сам собой,
Своим обедом и женой.

XIII. XIV

……………………………………
……………………………………
……………………………………

XV

Бывало, он еще в постеле:
К нему записочки несут.
Что? Приглашенья? В самом деле,
Три дома на вечер зовут:
Там будет бал, там детский праздник.
Куда ж поскачет мой проказник?
С кого начнет он? Всё равно:
Везде поспеть немудрено.
Покамест в утреннем уборе,
Надев широкий боливар,[7]
Онегин едет на бульвар,
И там гуляет на просторе,
Пока недремлющий брегет
Не прозвонит ему обед.

XVI

Уж темно: в санки он садится.
«Пади, пади!» – раздался крик;
Морозной пылью серебрится
Его бобровый воротник.
К Talon[8] помчался: он уверен,
Что там уж ждет его Каверин.
Вошел: и пробка в потолок,
Вина кометы брызнул ток;
Пред ним roast-beef[9] окровавленный
И трюфли, роскошь юных лет,
Французской кухни лучший цвет,
И Страсбурга пирог нетленный
Меж сыром лимбургским живым
И ананасом золотым.

XVII

Еще бокалов жажда просит
Залить горячий жир котлет,
Но звон брегета им доносит,
Что новый начался балет.
Театра злой законодатель,
Непостоянный обожатель
Очаровательных актрис,
Почетный гражданин кулис,
Онегин полетел к театру,
Где каждый, вольностью дыша,
Готов охлопать entrechat,[10]
Обшикать Федру, Клеопатру,
Моину вызвать (для того,
Чтоб только слышали его).

XVIII

Волшебный край! там в стары годы,
Сатиры смелый властелин,
Блистал Фонвизин, друг свободы,
И переимчивый Княжнин;
Там Озеров невольны дани
Народных слез, рукоплесканий
С младой Семеновой делил;
Там наш Катенин воскресил
Корнеля гений величавый;
Там вывел колкий Шаховской
Своих комедий шумный рой,
Там и Дидло[11] венчался славой,
Там, там под сению кулис
Младые дни мои неслись.

XIX

Мои богини! что вы? где вы?
Внемлите мой печальный глас:
Всё те же ль вы? другие ль девы,
Сменив, не заменили вас?
Услышу ль вновь я ваши хоры?
Узрю ли русской Терпсихоры
Душой исполненный полет?
Иль взор унылый не найдет
Знакомых лиц на сцене скучной,
И, устремив на чуждый свет
Разочарованный лорнет,
Веселья зритель равнодушный,
Безмолвно буду я зевать
И о былом воспоминать?

XX

Театр уж полон; ложи блещут;
Партер и кресла, всё кипит;
В райке нетерпеливо плещут,
И, взвившись, занавес шумит.
Блистательна, полувоздушна,
Смычку волшебному послушна,
Толпою нимф окружена,
Стоит Истомина; она,
Одной ногой касаясь пола,
Другою медленно кружит,
И вдруг прыжок, и вдруг летит,
Летит, как пух от уст Эола;
То стан совьет, то разовьет,
И быстрой ножкой ножку бьет.

XXI

Всё хлопает. Онегин входит,
Идет меж кресел по ногам,
Двойной лорнет скосясь наводит
На ложи незнакомых дам;
Все ярусы окинул взором,
Всё видел: лицами, убором
Ужасно недоволен он;
С мужчинами со всех сторон
Раскланялся, потом на сцену
В большом рассеянье взглянул,
Отворотился – и зевнул,
И молвил: «Всех пора на смену;
Балеты долго я терпел,
Но и Дидло мне надоел».

XXII

Еще амуры, черти, змеи
На сцене скачут и шумят;
Еще усталые лакеи
На шубах у подъезда спят;
Еще не перестали топать,
Сморкаться, кашлять, шикать, хлопать;
Еще снаружи и внутри
Везде блистают фонари;
Еще, прозябнув, бьются кони,
Наскуча упряжью своей,
И кучера, вокруг огней,
Бранят господ и бьют в ладони:
А уж Онегин вышел вон;
Домой одеться едет он.

XXIII

Изображу ль в картине верной
Уединенный кабинет,
Где мод воспитанник примерный
Одет, раздет и вновь одет?
Всё, чем для прихоти обильной
Торгует Лондон щепетильный
И по Балтическим волнам
За лес и сало возит нам,
Всё, что в Париже вкус голодный,
Полезный промысел избрав,
Изобретает для забав,
Для роскоши, для неги модной, —
Всё украшало кабинет
Философа в осьмнадцать лет.

XXIV

Янтарь на трубках Цареграда,
Фарфор и бронза на столе,
И, чувств изнеженных отрада,
Духи в граненом хрустале;
Гребенки, пилочки стальные,
Прямые ножницы, кривые,
И щетки тридцати родов
И для ногтей, и для зубов.
Руссо (замечу мимоходом)
Не мог понять, как важный Грим
Смел чистить ногти перед ним,
Красноречивым сумасбродом.[12]
Защитник вольности и прав
В сем случае совсем неправ.

XXV

Быть можно дельным человеком
И думать о красе ногтей:
К чему бесплодно спорить с веком?
Обычай деспот меж людей.
Второй Чадаев, мой Евгений,
Боясь ревнивых осуждений,
В своей одежде был педант
И то, что мы назвали франт.
Он три часа по крайней мере
Пред зеркалами проводил
И из уборной выходил
Подобный ветреной Венере,
Когда, надев мужской наряд,
Богиня едет в маскарад.

XXVI

В последнем вкусе туалетом
Заняв ваш любопытный взгляд,
Я мог бы пред ученым светом
Здесь описать его наряд;
Конечно б, это было смело,
Описывать мое же дело:
Но панталоны, фрак, жилет,
Всех этих слов на русском нет;
А вижу я, винюсь пред вами,
Что уж и так мой бедный слог
Пестреть гораздо б меньше мог
Иноплеменными словами,
Хоть и заглядывал я встарь
В Академический Словарь.

XXVII

У нас теперь не то в предмете:
Мы лучше поспешим на бал,
Куда стремглав в ямской карете
Уж мой Онегин поскакал.
Перед померкшими домами
Вдоль сонной улицы рядами
Двойные фонари карет
Веселый изливают свет
И радуги на снег наводят;
Усеян плошками кругом,
Блестит великолепный дом;
По цельным окнам тени ходят,
Мелькают профили голов
И дам и модных чудаков.

XXVIII

Вот наш герой подъехал к сеням;
Швейцара мимо он стрелой
Взлетел по мраморным ступеням,
Расправил волоса рукой,
Вошел. Полна народу зала;
Музыка уж греметь устала;
Толпа мазуркой занята;
Кругом и шум и теснота;
Бренчат кавалергарда шпоры;
Летают ножки милых дам;
По их пленительным следам
Летают пламенные взоры,
И ревом скрыпок заглушен
Ревнивый шепот модных жен.

XXIX

Во дни веселий и желаний
Я был от балов без ума:
Верней нет места для признаний
И для вручения письма.
О вы, почтенные супруги!
Вам предложу свои услуги;
Прошу мою заметить речь:
Я вас хочу предостеречь.
Вы также, маменьки, построже
За дочерьми смотрите вслед:
Держите прямо свой лорнет!
Не то… не то, избави Боже!
Я это потому пишу,
Что уж давно я не грешу.

XXX

Увы, на разные забавы
Я много жизни погубил!
Но если б не страдали нравы,
Я балы б до сих пор любил.
Люблю я бешеную младость,
И тесноту, и блеск, и радость,
И дам обдуманный наряд;
Люблю их ножки; только вряд
Найдете вы в России целой
Три пары стройных женских ног.
Ах! долго я забыть не мог
Две ножки… Грустный, охладелый,
Я всё их помню, и во сне
Они тревожат сердце мне.

XXXI

Когда ж и где, в какой пустыне,
Безумец, их забудешь ты?
Ах, ножки, ножки! где вы ныне?
Где мнете вешние цветы?
Взлелеяны в восточной неге,
На северном, печальном снеге
Вы не оставили следов:
Любили мягких вы ковров
Роскошное прикосновенье.
Давно ль для вас я забывал
И жажду славы и похвал,
И край отцов, и заточенье?
Исчезло счастье юных лет,
Как на лугах ваш легкий след.

XXXII

Дианы грудь, ланиты[13] Флоры
Прелестны, милые друзья!
Однако ножка Терпсихоры
Прелестней чем-то для меня.
Она, пророчествуя взгляду
Неоцененную награду,
Влечет условною красой
Желаний своевольный рой.
Люблю ее, мой друг Эльвина,
Под длинной скатертью столов,
Весной на мураве лугов,
Зимой на чугуне камина,
На зеркальном паркете зал,
У моря на граните скал.

XXXIII

Я помню море пред грозою:
Как я завидовал волнам,
Бегущим бурной чередою
С любовью лечь к ее ногам!
Как я желал тогда с волнами
Коснуться милых ног устами!
Нет, никогда средь пылких дней
Кипящей младости моей
Я не желал с таким мученьем
Лобзать уста младых Армид,
Иль розы пламенных ланит,
Иль перси, полные томленьем;
Нет, никогда порыв страстей
Так не терзал души моей!

XXXIV

Мне памятно другое время!
В заветных иногда мечтах
Держу я счастливое стремя…
И ножку чувствую в руках;
Опять кипит воображенье,
Опять ее прикосновенье
Зажгло в увядшем сердце кровь,
Опять тоска, опять любовь!..
Но полно прославлять надменных
Болтливой лирою своей;
Они не стоят ни страстей,
Ни песен, ими вдохновенных:
Слова и взор волшебниц сих
Обманчивы… как ножки их.

XXXV

Что ж мой Онегин? Полусонный
В постелю с бала едет он:
А Петербург неугомонный
Уж барабаном пробужден.
Встает купец, идет разносчик,
На биржу тянется извозчик,
С кувшином охтенка спешит,
Под ней снег утренний хрустит.
Проснулся утра шум приятный.
Открыты ставни; трубный дым
Столбом восходит голубым,
И хлебник, немец аккуратный,
В бумажном колпаке, не раз
Уж отворял свой васисдас.[14]

XXXVI

Но, шумом бала утомленный,
И утро в полночь обратя,
Спокойно спит в тени блаженной
Забав и роскоши дитя.
Проснется зá полдень, и снова
До утра жизнь его готова,
Однообразна и пестра,
И завтра то же, что вчера.
Но был ли счастлив мой Евгений,
Свободный, в цвете лучших лет,
Среди блистательных побед,
Среди вседневных наслаждений?
Вотще ли был он средь пиров
Неосторожен и здоров?

XXXVII

Нет: рано чувства в нем остыли;
Ему наскучил света шум;
Красавицы не долго были
Предмет его привычных дум;
Измены утомить успели;
Друзья и дружба надоели,
Затем, что не всегда же мог
Beef-steaks и страсбургский пирог
Шампанской обливать бутылкой
И сыпать острые слова,
Когда болела голова;
И хоть он был повеса пылкой,
Но разлюбил он наконец
И брань, и саблю, и свинец.

XXXVIII

Недуг, которого причину
Давно бы отыскать пора,
Подобный английскому сплину,
Короче: русская хандра
Им овладела понемногу;
Он застрелиться, слава Богу,
Попробовать не захотел,
Но к жизни вовсе охладел.
Как Child-Harold, угрюмый, томный
В гостиных появлялся он;
Ни сплетни света, ни бостон,
Ни милый взгляд, ни вздох нескромный,
Ничто не трогало его,
Не замечал он ничего.

XXXIX. XL. XLI

……………………………………
……………………………………
……………………………………

XLII

Причудницы большого света!
Всех прежде вас оставил он;
И правда то, что в наши лета
Довольно скучен высший тон;
Хоть, может быть, иная дама
Толкует Сея и Бентама,
Но вообще их разговор
Несносный, хоть невинный вздор;
К тому ж они так непорочны,
Так величавы, так умны,
Так благочестия полны,
Так осмотрительны, так точны,
Так неприступны для мужчин,
Что вид их уж рождает сплин.[15]

XLIII

И вы, красотки молодые,
Которых позднею порой
Уносят дрожки удалые
По петербургской мостовой,


mybook.ru

Пушкин о «Евгении Онегине». Комментарий к роману «Евгений Онегин»

Пушкин о «Евгении Онегине»

Упоминания ЕО в пушкинских письмах встречаются значительно чаще в 1824–1825 гг., чем в 1823 или 1826–1831 гг. Относительно полных изданий 1833 и 1837 гг. в его эпистолярном наследии царит мрачноватая тишина. Ниже я рассмотрел довольно подробно период, предшествующий напечатанию главы первой. Другие выдержки будут помещены в Комментарии.

Впервые Пушкин заговаривает о ЕО в письме из Одессы, адресованном человеку, который прямо или косвенно четырежды упомянут в полном издании романа, — поэту и критику князю Петру Вяземскому, жившему в основном в Москве и владевшему большим имением неподалеку (Остафьево) Письмо датировано 4 ноября 1823 г. К этому времени (через полгода после начала работы над ЕО) были закончены глава первая и по крайней мере семнадцать строф главы второй. Интересующий нас отрывок гласит «Что касается до моих занятий, я теперь пишу не роман, а роман в стихах — дьявольская разница». В другой связи Пушкин повторяет это же выражение в письме Вяземскому от 13 сентября 1825 г из Михайловского, где сообщает, что друзья не дают ему жаловаться на свое изгнание «не в стихах, а в прозе, дьявольская разница!». Далее в письме 1823 г. следует:

«В роде Дон-Жуана [сочинение поэта Байрона, первые пять песен которого Пушкин читал в прозаическом французском переложении Пишо] — о печати и думать нечего; пишу спустя рукава. Цензура наша так своенравна, что с нею невозможно и размерить круга своего действия — лучше об ней и не думать…»

(В черновике этого письма Пушкин пишет: «Первая песнь или глава кончена — я по оказии тебе ее доставлю. Пишу его с упоением, что уж давно со мной не было».)

16 ноября того же 1823 г Пушкин сообщает из Одессы в Петербург поэту барону Антону Дельвигу, своему лицейскому другу, следующее:

«Пишу теперь новую поэму, в которой забалтываюсь донельзя. Бируков [цензор] ее не увидит за то, что он фи-дитя, блажной дитя. Бог знает, когда и мы прочитаем ее вместе…»

1 декабря 1823 г. из Одессы Александру Тургеневу в Петербург:

«…я на досуге пишу новую поэму, „Евгений Онегин“, где захлебываюсь желчью Две песни уже готовы».

Из Одессы в Петербург во второй половине января или начале февраля 1824 г своему брату Льву Пушкину:

«Может быть, я пришлю ему [Дельвигу] отрывки из Онегина, это лучшее мое произведение. Не верь H Раевскому, который бранит его, — он ожидал от меня романтизма, нашел сатиру и цинизм и порядочно не расчухал»

Из Одессы в Петербург 8 февраля 1824 г. писателю Александру Бестужеву-Марлинскому:

«Об моей поэме [о ее напечатании] нечего и думать [после этих слов в черновике: „…она писана строфами едва ли не вольнее строф Дон-Жуана“] — если когда-нибудь она и будет напечатана, то верно не в Москве и не в Петербурге».

Из Одессы в Москву в начале апреля 1824 г. Вяземскому:

«Сленин [издатель] предлагает мне за Онегина, сколько я хочу. Какова Русь, да она в самом деле в Европе — а я думал, что это ошибка географов. Дело стало за цензурой, а я не шучу, потому что дело идет о будущей судьбе моей, о независимости — мне необходимой. Чтоб напечатать Онегина, я в состоянии <…> т. е. или рыбку съесть или на <…> сесть [мои ханжеские советские источники выбросили неприличное выражение и часть непристойной поговорки, которую я не могу точно восстановить]… Как бы то ни было, готов хоть в петлю»

В письме (перехваченном полицией и известном лишь по фрагменту), написанном в Одессе предположительно в первых числах мая 1824 г. и адресованном, вероятно, лицейскому товарищу поэту Кюхельбекеру: «Пишу пестрые строфы романтической поэмы» («po?me romantique», как перевел Пишо байроновский термин «romaunt» в «Чайльд Гарольде», 1822, OEuvres de Lord Byron, 4th ed., vol. II).

Из Одессы в Москву 7 июня 1824 г. Вяземскому.

«С женой[51] отошлю тебе 1-ую песнь Онегина. Авось с переменой министерства[52] она и напечатается…»

Из Одессы в Петербург 13 июня 1824 г. Льву Пушкину:

«Попытаюсь толкнуться ко вратам цензуры с первою главой или песнью Онегина Авось пролезем. Ты требуешь от меня подробностей об Онегине — скучно, душа моя В другой раз когда-нибудь. Теперь я ничего не пишу; хлопоты другого рода».

(Пушкин поссорился с графом Воронцовым, новороссийским губернатором, под чей надзор он был отправлен.)

Из Одессы в Москву 29 июня 1824 г Бестужеву-Марлинскому.

«Онегин мой растет[53]. Да чорт его напечатает — я думал, что цензура ваша поумнела при Шишкове — а вижу, что и при старом [похоже, что здесь описка] по старому».

Из Одессы в Петербург 14 июля 1824 г А. Тургеневу:

«Зная старую вашу привязанность к шалостям окаянной Музы, я было хотел прислать вам несколько строф моего Онегина, да лень. Не знаю, пустят ли этого бедного Онегина в небесное царствие печати; на всякий случай, попробую».

Две недели спустя Пушкин был выслан из Одессы в имение своей матери Михайловское Псковской губернии. Отсюда со Львом Пушкиным осенью 1824 г. он отправил Плетневу в Петербург первую главу В своем Комментарии я цитирую сопроводительное письмо и некоторые другие письма этого периода.

25 января 1825 г. из Михайловского в письме поэту Кондратию Рылееву в Петербург Пушкин жалуется, что Бестужев-Марлинский не понял ЕО, первую главу которого он видел в копии:

«Бестужев пишет мне много об Онегине — скажи ему, что он не прав: ужели хочет он изгнать все легкое и веселое из области поэзии? куда же денутся сатиры и комедии? следственно, должно будет уничтожить и Orlando furioso[54] [Ариосто], и Гудибраса [ „Hudibras“ Сэмюэля Батлера], и Pucelle[55] [Вольтера], и Вер-Вера [ „Vert-Vert“ Грессе], и Ренике-фукс [ „Reineke Fuchs“ Гете], и лучшую часть Душеньки [Богдановича], и сказки Лафонтена, и басни Крылова etc, etc, etc, etc… Это немного строго. Картины светской жизни также входят в область поэзии, но довольно об Онегине».

24 марта 1825 г. он пишет Бестужеву из Михайловского в Петербург:

«Твое письмо очень умно, но все-таки ты не прав, все-таки ты смотришь на Онегина не с той точки, все-таки он лучшее произведение мое. Ты сравниваешь первую главу с Д<он> Ж<уаном>. — Никто более меня не уважает Д<он> Ж<уана> (первые пять песен [на Пишотовом французском], других не читал), но в нем ничего нет общего с Онег<иным>. Ты говоришь о сатире англичанина Байрона и сравниваешь ее с моею, и требуешь от меня таковой же! Нет, моя душа, многого хочешь. Где у меня сатира? о ней и помину нет в Ев<гении> Он<егине>. У меня бы затрещала набережная, если б коснулся я сатиры. Самое слово сатирический не должно бы находиться в предисловии. Дождись других песен… Ах! если б заманить тебя в Михайловское!.. ты увидишь, что если уж и сравнивать Онегина с Д<он> Ж<уаном>, то разве в одном отношении, кто милее и прелестнее (gracieuse), Татьяна или Юлия? 1-я песнь просто быстрое введение, и я им доволен (что очень редко со мною случается)».

Вяземский, как уже говорилось, был первым из пушкинских корреспондентов, узнавших о ЕО (4 ноября 1823 г.) В конце марта 1825 г наш поэт сообщает из Михайловского своему старому другу (которого к тому времени он не видел более пяти лет), что готовит ему подарок — переписывает вторую главу «Онегина»:

«…желаю, чтоб он помог тебе улыбнуться[56]. В первый раз улыбка читателя me sourit[57]. (Извини эту плоскость: в крови!..[58]) А между тем будь мне благодарен — отроду не для кого ничего не переписывал…»

За этим письмом последовало другое, от 7 апреля, «дня смерти Байрона», в котором Пушкин сообщает Вяземскому, что заказал деревенскому попу обедню за упокой души раба Божия боярина Георгия с полагающейся просвирой, которую и посылает Вяземскому, такому же большому почитателю автора, известного им обоим по переводам Пишо. «Онегина переписываю. Немедленно и он явится к тебе».

С Дельвигом, посетившим поэта в Михайловском в середине апреля 1825 г., Пушкин послал этот автограф второй главы ЕО: «…тебе единственно и только для тебя переписанного» (письмо Вяземскому приблизительно от 20 апреля) Дельвиг отвез переписанную главу в Петербург, предполагалось, что Вяземский приедет туда из Москвы, но его выезд все откладывался. В течение мая вторая глава с восторгом читалась литературными знакомцами Дельвига и Пушкина, а рукопись («только для тебя») попала к Вяземскому в Москву лишь в первую неделю июня Ему же Пушкин писал из Михайловского годом позже (27 мая 1826 г.):

«Если царь [Николай I] даст мне свободу, то я [в России] месяца не останусь. Мы живем в печальном веке, но когда воображаю Лондон, чугунные дороги, паровые корабли, англ журналы или парижские театры и бордели — то мое глухое Михайловское наводит на меня тоску и бешенство. В 4-ой песне Онегина я изобразил свою жизнь [в Михайловском]…»

В письме к Вяземскому от 1 декабря 1826 г. с псковского постоялого двора, где после трехнедельного пребывания в Михайловском он останавливался на несколько дней по дороге в Москву, наш поэт поминает ту же четвертую песнь: «Во Пскове вместо того, чтобы писать 7-ую гл. Онегина, я проигрываю в штос четвертую: не забавно».

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

lit.wikireading.ru

«Евгений Онегин»: жанр. Роман или поэма?

Ни для кого не секрет, что литературные произведения принадлежат к определённым жанрам и родам литературы. И если литературные роды ограничиваются тремя категориями: эпос, лирика, драма, то жанров существует гораздо большее количество.

«Евгений Онегин»: жанр

Знаменитое художественное произведение «Евгений Онегин», принадлежащее перу великого русского поэта Александра Сергеевича Пушкина, уже давно находится под пристальным вниманием филологов и литературоведов. Мало того что это произведение наполнено глубоким смысловым содержанием, весьма неоднозначны ещё и его жанровые характеристики. Итак, чем же так необычно определение жанра «Евгения Онегина»?

Роды и жанры литературы

Для начала следует отметить, что произведение написано в стихотворной форме, значит, род литературы, к которому оно принадлежит, — лирический. Однако, несмотря на то что история описана в стихах, назвать её простым стихотворением абсолютно невозможно. Развёрнутый сюжет, динамика развития событий, психологизм и произведения внутри произведения с полным правом позволяют отнести «Евгения Онегина» к жанру романа. Согласно определению из толкового словаря Сергея Ивановича Ожегова, роман — это прозаическое эпическое литературное произведение с несколькими героями и сложной структурой сюжета. Опираясь на него, можно сказать, что по смыслу и содержанию «Евгений Онегин» относится, скорее, к роду эпоса и романному жанру литературы.

Краткое описание сюжета

По сюжету, избалованный и эгоистичный столичный юноша Евгений Онегин, устав от бесконечных балов и светских приёмов, решает удалиться жить в деревню, чтобы хоть как-то внести разнообразие в свои одинаковые будни. Однако в деревне жизнь оказывается скучнее, чем в Петербурге, на Евгения вновь нападает хандра. Он знакомится с молодыми жителями деревни: восемнадцатилетним талантливый поэтом Владимиром Ленским, сёстрами Лариными — красивой и весёлой Ольгой, задумчивой и мечтательной Татьяной. Они же и становятся главными действующими лицами в сюжете. Ленский помолвлен с Ольгой, в то время как Татьяна влюбилась в Евгения. Однако на чувства девушки он не отвечает взаимностью, а получив письмо с пылким и нежным признанием в любви, и вовсе пытается наставить её на путь истинный, советуя не излагать в дальнейшем свои чувства малознакомым людям. Татьяна смущена и обижена. А Ленский тем временем вызывает Онегина на дуэль за то, что тот неоднократно приглашал на танец его невесту Ольгу. Перед самой дуэлью Татьяна видит сон, в котором Евгений убивает Владимира, но девушка не знает о намерении молодых людей стреляться, иначе она предотвратила бы поединок. Онегин убивает Ленского, боясь отменить дуэль и прослыть в светском обществе трусом. Ольга же недолго оплакивает своего возлюбленного и вскоре выходит замуж за другого. Спустя некоторое время венчается и Татьяна, какое-то время она ещё продолжает любить Евгения, но потом пелена спадает с её глаз.

Однажды на светском балу эти двое встретились: по-прежнему скучающий и хандрящий Онегин и недоступная благородная жена генерала Татьяна. И в эту встречу герои поменялись ролями, Евгений понял, что влюбился в прекрасную княгиню, Татьяна же ответила ему фразой, впоследствии ставшей знаменитой: «Но я другому отдана и буду век ему верна».

Анализ жанровой специфики текста

Итак, как, собственно, определить в произведении «Евгений Онегин» жанр? О сюжете можно сказать, что он действительно богат событиями, а диалоги и монологи героев полны чувственности и психологизма. Эти черты позволяют причислить произведение к жанру романа. Однако стихотворная форма знаменитого творения Пушкина оставляет вопрос открытым. Специалисты склонны утверждать, что жанр «Евгения Онегина» — роман в стихах. Однако, по мнению некоторых литературных критиков, в том числе Виссариона Григорьевича Белинского, это не так. Они утверждают, что жанр «Евгения Онегина» — поэма, поскольку в произведении в полной мере и почти с исторической достоверностью воспроизведена жизнь российской общественности в столице и за её пределами. В. Г. Белинский, не скупясь, назвал «Евгения Онегина» «энциклопедией русской жизни». Но для поэмы произведение всё же имеет слишком большой объём, количество текста ближе к романному. В этом заключается первое противоречие.

Второе противоречие связано с содержанием романа. Опять же критики называют «Евгения Онегина» не только «романом о романе», но также «романом в романе». И если на первое определение напрямую влияет жанр «Евгения Онегина» Пушкина А. С., а также любовная линия — центральная тема сюжета, то вторая характеристика имеет прямое отношение к художественным текстам внутри произведения.

«Роман о романе»

Итак, как уже было выяснено ранее, по своему жанру произведение относится скорее к роману, несмотря на изложение в стихах. И это первая составляющая определения «роман о романе». Вторая, несомненно, отражает наличие любовных событий в сюжете. По ходу развития действия читатель может наблюдать, как развиваются взаимоотношения двух пар: Ольги Лариной и Владимира Ленского и её сестры Татьяны и Евгения Онегина. Однако на первый план выходят всё же отношения последних. Именно вокруг этой пары и вращается сюжет. Таким образом, выражение «роман о романе» сообщает не только о наличии любовной линии в тексте, но также в очередной раз подчеркивает, что в произведении «Евгений Онегин» жанр характеризуется как роман.

«Роман в романе»

В данной характеристике также имеется отсылка к жанру пушкинского творения. Однако теперь, когда уже не возникает вопроса «Евгений Онегин» — какой жанр?», расшифровки второй части словосочетания не требуется. Речь, разумеется, идёт об отношении к жанру. Зато первая часть определения напоминает о наличии в тексте другого романа — письма Татьяны Лариной, почти художественного произведения. Признаваясь Онегину в любви, Татьяна письменно рассказала о своих чувствах. И Александр Сергеевич Пушкин в полном объёме отразил её порыв. Именно об этом романе как о жанровой характеристике внутри другого романа — самого произведения — идёт речь. Татьяна Ларина, изливая свою любовь к Евгению, произвела на свет свой собственный роман в стихах, отобразив его в письме.

Итак, даже проанализировав произведение «Евгений Онегин», жанр его по-прежнему установить проблематично. По форме это поэма, по содержанию — роман. Возможно, только такому талантливому и великому поэту, как Александр Сергеевич Пушкин, позволено изобрести свой собственный жанр — роман в стихах — и продемонстрировать его на лучшем примере.

fb.ru

История создания романа «Евгений Онегин» Пушкина: история написания по главам |LITERATURUS: Мир русской литературы

Роман «Евгений Онегин» является центральным произведением в творчестве выдающегося русского поэта А. С. Пушкина.

В этой статье представлена история создания романа «Евгений Онегин» Пушкина: история написания произведения по главам.

История создания романа «Евгений Онегин» Пушкина: история написания по главам

Пушкин работал над романом «Евгений Онегин» свыше 7 лет. «Евгений Онегин» был начат 9 мая 1823 г. в Кишиневе и окончен 25 сентября 1830 г. в Болдине. По словам самого Пушкина, работа над романом длилась «7 лет 4 месяца 17 дней».

Ниже представлена краткая история создания «Евгения Онегина» по главам.

Глава первая


Пушкин начал первую главу «Евгения Онегина» 9 мая 1823 г. в Кишеневе. Глава была закончена 22 октября в Одессе. Первоначальный текст впоследствии подвергся переработке. Ряд строф Пушкин исключил, некоторые новые внес в уже законченный текст главы. Глава была напечатана отдельной книжкой и вышла в свет 18 февраля 1825 г. Втoрoе издание главы вышло в конце марта 1829 г. В этом издании глава была посвящена брату поэта — Льву Сергеевичу Пушкину.

Глава вторая

Вторая глава писалась в Одессе непосредственно после окончания первой. К 3 ноября 1823 г. были написаны первые 17 строф. Глава была закончена 8 декабря 1823 г. в составе 39 строф. В 1824 г. Пушкин доработал и дополнил ее новыми строфами. Отдельной книгой глава была напечатана в октябре 1826 г. с указанием «Писано в 1823 году». Глава была переиздана в мае 1830 г. 


Глава третья

Третья глава «Евгения Онегина» была начата 8 февраля 1824 г. в Одессе; к июню глава была написана до письма Татьяны. Дальнейшая часть главы писалась в Михайловском. Вся глава была окончена 2 октября 1824 г. В печати глава появилась около 10 октября 1827 г. 


Глава четвертая

Пушкин приступил к работе над четвертой главой «Евгения Онегина» в конце октября 1824 г. в Михайловском. Поэт писал эту главу с перерывами, так как в это же время работал над «Борисом Годуновым», «Графом Нулиным» и др. К 1 января 1825 г. была написана строфа XXIII. Последнюю строфу Пушкин написал 6 января 1826 г. Позднее, уже в конце 1826 года, поэт переработал эту главу. Четвертая глава была издана вместе с пятой и вышла в свет 31 января 1828 года. Глава была опубликована с посвящением другу Пушкина — П. Плетневу. Это посвящение впоследствии было перенесено в начало романа.

Глава пятая

Пятая глава «Евгения Онегина» была начата за два дня до окончания предыдущей — 4 января 1826 г. Пятая глава писалась с перерывами. 22 ноября 1826 г. глава была окончена и переписана. Глава была издана вместе с четвертой главой в одной книжке 31 января 1828 года.

Шестая глава «Евгения Онегина» писалась в Михайловском в 1826 г. Точные даты написания неизвестны, так как рукописи не сохранились. Предположительно, почти вся глава была написана Пушкиным до августа 1827 г. Глава вышла в свет 23 марта 1828 г.. 


Глава седьмая

Пушкин начал писать седьмую главу, судя по всему, непосредственно после завершения шестой главы, то есть в августе 1827 г. Глава писалась с перерывами. К 19 февраля 1828 г. было написано 12 строф. 4 ноября 1828 г. Пушкин закончил всю главу, находясь в Малинниках. Седьмая глава вышла в свет отдельной книжкой 18 марта 1830 г.

Глава восьмая

Пушкин начал работу над восьмой главой 24 декабря 1829 г. и закончил ее 25 сентября 1830 г. в Болдине. Позднее, 5 октября 1831 г. в Царском Селе было написано письмо Онегина Татьяне. Глава была издана около 20 января 1832 г. На обложке главы значится: «Последняя глава «Евгения Онегина»».

Глава о путешествии Онегина (не вошла в роман)

Изначально глава о путешествии Онегина должна была стать восьмой по счету, но позднее глава была убрана из романа. Частично глава о «Путешествии» была написаны еще в 1825 г. в Михайловском (описание Одессы). Эта часть была напечатаны в «Московском Вестнике» в марте 1827 г. Другие отрывки (описание Крыма) появились в «Литературной газете» 1 января 1830 г. В качестве самостоятельной восьмой главы они были обработаны Пушкиным в Болдине осенью 1830 г. Вся глава была закончена 18 сентября 1830 г. В окончательной редакции глава о путешествии Онегина на вошла в текст романа.


Глава десятая (черновики)

Пушкин задумывал написать десятую главу «Евгения Онегина», но глава не была опубликована и до нас дошли лишь ее отрывки и черновики. По словам современников, в десятой главе Пушкин, предположительно, хотел показать поездку Онегина на Кавказ и его гибель там. Пушкин зашифровал первые 16 строф главы. Эта зашифровка дошла до нас не полностью: по ней можно восстановить лишь часть текста. 

В 1833 г. Пушкин издал «Евгения Онегина» в окончательном виде и полном составе (одной книгой). Второе издание романа вышло в январе 1837 г. почти без всяких изменений.


Таким образом, отдельные главы «Евгения Онегина» выходили в следующие годы:

  • Первая глава — 1825 г., (второе издание — 1829 г.)
  • Вторая глава — 1826 г., (второе издание — 1830 г.)
  • Третья глава — 1827 г.
  • Четвертая и пятая главы — 1828 г.
  • Шестая глава — 1828 г.
  • Седьмая глава — 1830 г.
  • Восьмая глава — 1832 г.

(По материалам «Полного собрания сочинений А. С. Пушкина в 10 томах», том 5, 1950 г., примечания Б. В. Томашевского)

Такова история создания романа «Евгений Онегин» Пушкина: история написания произведения по главам.

www.literaturus.ru

А.С. Пушкин «Евгений Онегин»: описание, герои, анализ романа

История создания

«Евгений Онегин» по праву стоит особняком среди произведений русской литературы 19 века. Это одно из самых гармоничных по композиции и богатых по содержанию произведений Пушкина. Больше 8 лет посвяти Александр Сергеевич своему детищу: начав работу над романом в стихах  весной 1823 года, завершил произведение он только к осени 1831. Это была самая кропотливая и длительная работа над произведением в его жизни.

Он то бросал работу над «Евгением Онегиным», то вновь приступал к ней. Условно работу над романом можно подразделить на четыре этапа, в течение которых в жизни Пушкина случилось множество событий: и южная ссылка, и Болдинская осень, и череда бурных романов. Все главы издавались постепенно, по мере написания, одна за другой. Последний авторский вариант увидел свет в 1837 году. Согласно описанию, действия в романе охватывают промежуток времени на протяжении 6 лет. В процессе повествования герои взрослеют, проходят некоторый жизненный путь и превращаются из мечтательных юношей и девушек в зрелых состоявшихся личностей.

Благодаря выражению эмоций героев посредством стихотворной формы, роман получает большую лиричность и выразительность, таким образом, читателю становится понятна и доступна вся палитра чувств, которую закладывал в основу автор. Помимо этого, Пушкин вводит в роман и себя в качестве одного из героев повествования, он хранит у себя письмо Татьяны и встречается с Онегиным в Петербурге. В романе есть множество лирических отступлений, где Пушкин делится с читателем своими мыслями и переживаниями, как бы отчуждаясь от хода и главной линии повествования.

Анализ произведения

Основной сюжет произведения

В основе сюжета лежит любовная линия: молодая Татьяна Ларина влюбляется в яркую неординарную личность Евгения Онегина. Еще совсем юный, он уже устал от шумной суеты и мишуры окружающей его, и называет свою душу охладевшей. Молодая влюбленная девушка решается на отчаянный шаг и пишет письмо-признание, где со свойственной ее юношеской натуре пылкостью изливает Евгению свою душа и высказывает надежду на возможность романтических отношений между ними. Герой не отвечает Татьяне взаимностью, чем очень сильно ранит ее. Между молодыми людьми происходит решительное объяснение, и Онегин мягко говорит Татьяне о том, что его черствая душа уже не способна полюбить, пусть и такую юную и прекрасную девушка как Татьяна.  Позже, когда Ларина становится замужней женщиной и, казалось бы, обретает тихое семейное счастье, пути героев пересекаются вновь.  Онегин понимает, какую ужасную ошибку он совершил, но, к сожалению, исправить что-либо уже не возможно. Татьяна произносит свое знаменитое «…но я другому отдана, и буду век ему верна…», чем ставит точку в несостоявшейся истории любви.

Множество ошибок, которые свойственно делать людям, особенно в юношестве, помешали молодым героям быть вместе, несмотря на их взаимную любовь. Только пройдя через череду душевных потрясений, Онегин понимает, что Татьяна – та самая девушка, с которой он мог бы быть очень счастлив, но, как водится, понимает это он слишком поздно. Все это, безусловно, заставляет читателя задуматься над тем, а не совершает ли он подобную ошибку. А, быть может, погружает в воспоминания о прошлых печальных опытах или заставляет вновь пережить пылкие и нежные первые чувства.

Главные герои

Евгений Онегин

Одним из главных героев является Евгений Онегин. Замкнутый юноша со сложным характером. Автор намеренно не идеализирует его образ, наделяя его всеми теми недостатками, которые обычно присущи реальному человеку. С детства он не знал нужды ни в чем, будучи сыном Петербургского дворянина. Его душа не тяготела к труду, была изнежена романами, балами и научными трудами любимых авторов. Жизнь его была так же пуста, как и у миллиона таких же барских отпрысков того времени, наполнена кутежами и развратом, бессмысленным прожиганием жизни. Как это водится, в результате подобного образа жизни Евгений стал настоящим черствым эгоистом, задумывающимся лишь о собственных удовольствиях. Он не в грош не ставит чужие чувства и с легкостью оскорбляет человека, если тот пришелся ему не по душе или произнес неуместную на его взгляд фразу.

Между тем, не лишен наш герой и положительных черт: например, на протяжении всего романа, автор показывает нам, насколько Онегин тяготеет к науке и знаниям. Он постоянно в поиске того, чем можно пополнить и расширить свое сознание, изучает труды философов, ведет интеллектуальные беседы и споры. Помимо этого, в отличие от сверстников, ему очень быстро надоедает суета балов и бессмысленное времяпровождение. Очень скоро, читатель может наблюдать его личностный рост, в то время, как его друзья один за другим неминуемо деградируют, превращаясь в обрюзгших помещиков.

Не смотря на его разочарование и неудовлетворения тем образом жизни, который он вынужден вести, у него не хватает душевных сил и мотивации порвать этот замкнутый круг. Он не ухватился за ту спасительную соломинку, которую протягивает ему чистая и светлая девушка Татьяна, признаваясь в любви.

Поворотным моментом его жизни служит убийство Ленского. В этот момент у Онегина открываются глаза, он понимает насколько ничтожно все прежнее его существование. От чувства стыда и угрызений совести он вынужден бежать, и отправляет покорять просторы страны в надежде укрыться от «кровавой тени» убитого друга.

Из трехлетнего вояжа он возвращается совсем другим человеком, зрелым и осознанным. Вновь встретив Татьяну, которая на тот момент уже замужем, он понимает, что испытывает к ней чувства. Он видит в ней взрослую умную женщину, прекрасную собеседницу и целостную зрелую натуру. Он поражается ее величию и светской холодности, не узнавая в ней той робкой и нежной деревенской девушки, какой он знал ее раньше. Теперь она любящая жена, тактична и доброжелательна, сдержана и спокойна. В эту женщину он влюбляется без памяти, и ею он безжалостно отвергнут.

Это и послужило финалом романа, дальнейшая жизнь Онегина и Татьяны остаются для читателя неизвестными. Пушкин не дает никакого ответа на вопросы о том, смог ли Евгений смириться и забыть свою любовь и как он провел свои последующие дни?  Была ли в дальнейшем счастлива Татьяна замужем за нелюбимым мужчиной?  Все это осталось тайной.

Подробнее: Евгений Онегин: характеристика и образ героя

Татьяна Ларина

Не меньший по значимости образ, описанный в романе – образ Татьяны Лариной. Ее Пушкин описывает как простую дворянку из провинции. Скромная барышня, не наделенная особенной красотой и внешней привлекательностью, однако, обладающая удивительно глубоким многогранным внутренним миром. Ее романтическая поэтичная натура завораживает читателя  и заставляет симпатизировать и сопереживать ее страданиям с первой до последней строчки. Пушкин и сам не раз признается в любви к своей вымышленной героине:

«Простите мне: я так люблю

Татьяну милую мою!».

Таня растет довольно замкнутой, погруженной в собственные чувства, закрытой девочкой. Ее лучшими друзьями очень рано стали книги, в них она искала ответы на все вопросы, через страницы романов она познавала жизнь. Тем более странным выглядит для читателя неожиданный порыв Татьяны и ее откровенное письмо Онегину. Такое поведение совсем не свойственно ее характеру и свидетельствует о том, что чувства, вспыхнувшие к Евгению, были столь сильны, что затмили разум молодой девушки.

Автор дает нам понять, что и после отказа, и после длительного отъезда Онегина, и даже после замужества Таня не перестает любить его. Однако огромное благородство и чувство собственного достоинства не дает ей возможности броситься в его объятия. Она уважает своего мужа и оберегает свою семью. Отказавшись от чувств Онегина, она проявляет себя как исключительно рассудительная, сильная и мудрая женщина. Долг оказывается для нее превыше всего, и это ее решение заставляет читателя проникнуться к героине глубоким уважением. Страдание же и позднее раскаяние  Онегина является закономерным финалом его образа жизни и поступков.

Подробнее: Татьяна Ларина: характеристика и образ героини

(Картина К. И. Рудаковой «Евгений Онегин. Встреча в саду» 1949)

Помимо главных героев, в романе описано множество второстепенных персонажей, однако такой яркой характеристики, как Татьяна и Онегин не получает больше никто. Разве что Ленскому автор уделяет некоторое внимание. С горечью он описывает его трагическую судьбу с несправедливым финалом. Пушкин характеризует его как исключительно чистого юношу, с незапятнанной репутацией и высокими моральными качествами. Он талантлив и порывист, но при этом весьма благороден.

Остальные действующие лица описаны автором мельком, для кого-то он приводит краткую характеристику и биографию, кто-то лишь мельком появляется в повествовании, разбавляя своим присутствием основной ход сюжета.

Заключение

Основное, что хотел показать автор, и это, нужно сказать, ему отлично удалось – картина типичной дворянской жизни. Образа мышления, принципы и ценности того общества.

Особняком стоит описание природы в романе: ему автор уделяет немало времени. Мы можем найти на страницах романа прекрасные картины, воссоздающие перед нашими глазами Москву, Петербург, Крым, Одессу, Кавказ и, конечно, чудесную природу российской глубинки. Все, что описывает Пушкин – обыденные картины российской деревни. В то же время, он делает это так виртуозно, что картинки, созданные им, буквально оживают в воображении читателя, завораживают его.

Не смотря на неутешительный финал романа, его вовсе нельзя назвать пессимистическим. Наоборот, обилие светлых живых моментов заставляет читателя верить в прекрасное будущее и с надеждой смотреть вдаль. Здесь так много светлых, настоящих чувств, благородных порывов и чистой любви, что роман более способен выводить читателя на положительные эмоции.

Вся композиция романа выстроена удивительно гармонично, что удивительно, учитывая то, с какими большими перерывами автор вновь приступал к работе над ним. Строение имеет четкую, стройную и органичную структуру. Действия плавно проистекают одно из другого, на протяжение всего романа применяется излюбленный пушкинский прием – кольцевая композиция. То есть, место начальных и конечных событий совпадает. Читатель также может и отследить зеркальность и симметричность происходящих событий: Татьяна и Евгений несколько раз оказываются в схожих ситуациях, на одной из которых (отказ Татьяны) действие романа прерывается.

Стоит отметить, что ни одна любовная история в романе не имеет успешного финала: как и ее сестре Татьяне, Ольге Лариной не суждено было обрести счастья с Ленским. Разность героев показана через противопоставление: Татьяна и Ольга, Ленский и Онегин.

Подводя итог, стоит отметить, что «Евгений Онегин» — поистине подтверждение недюжинного поэтического таланта и лирического гения Пушкина. Роман читается буквально на одном дыхании и захватывает с первой своей строчки.

xn—-8sbiecm6bhdx8i.xn--p1ai

Краткое содержание Пушкина, «Евгения Онегина»

Краткое содержание Пушкина, «Евгения Онегина», конечно, не в состоянии полностью передать идейно-художественное своеобразие романа в стихах. Однако за неимением времени для полного прочтения произведения позволяет получить представление о его сюжете, о том, в какую эпоху, в каких обстоятельствах происходят события.

А. С. Пушкин, «Евгений Онегин»: краткое содержание 1 главы

«Молодой повеса» спешит в деревню, чтобы получить наследство своего дяди. Затем автор кратко излагает биографию главного героя. До определенного возраста за ним ходили няньки, учили гувернеры. Когда Евгений повзрослел, их прогнали со двора. К этому времени он уже легко изъяснялся и писал по-французски, хорошо танцевал, был по-модному острижен и одет, умел поддержать любой разговор в обществе, обворожить даму, лицемерить. То есть вел такой же образ жизни, как и все молодые люди его круга. Переодевшись, он сразу отправляется на бал. Автор дает понять, что Евгению надоел такой ритм жизни, его уже ничего по-настоящему не интересует. В этот период хандры с ним и знакомится сам автор. Они собираются вместе отправиться в путешествие. Но вдруг у Евгения сначала умирает отец, оставив массу долгов, а затем приходит известие о том, что дядя при смерти. Племянник спешит в деревню, но уже не застает его в живых.

Краткое содержание Пушкина, «Евгения Онегина»: 2-3 главы

Главный герой вскоре обосновался в деревне. От скуки он затеял там некоторые преобразования: вместо барщины ввел легкий оброк. Вскоре в деревню прибыл Владимир Ленский. Он подружился с Онегиным и поведал ему о том, что давно влюблен в Ольгу Ларину, скромную, простую, всегда приветливую, веселую девушку. У нее есть еще старшая сестра, Татьяна. Она — полная противоположность Ольге — всегда молчалива и печальна. Ленский вводит Онегина в семью Лариных. Татьяна влюбляется в Евгения. Она пишет ему письмо с признанием и передает через няню.

Краткое содержание Пушкина, «Евгения Онегина»: 4-5 главы

Прочитав признание девушки, городской повеса был очень тронут. Он решает не обманывать ее и в ответном письме признается, что супружество не для него, что он быстро ее разлюбит, что жизнь с ним превратится для нее в настоящую муку. Тем временем отношения между Ленским и Ольгой развиваются счастливо, уже назначен день свадьбы. Зимой, в дни святок, Татьяне снится кошмар, в котором Онегин ножом убивает Ленского. Она очень обеспокоена, но в имеющемся у нее соннике не находит толкования. На именины к Татьяне съезжаются гости. Прибыли и Ленский с Онегиным. Евгений терпеть не может провинциальных празднеств. Он злится на Ленского за то, что тот уговорил его приехать. В отместку Евгений постоянно танцует с Ольгой, шепчет ей банальные комплименты. Она не может составить пару Ленскому, так как почти все танцы уже пообещала Онегину. Владимир уезжает еще до конца бала, решив вызвать друга на дуэль.

Краткое содержание Пушкина, «Евгения Онегина»: 6-7 главы

Когда главный герой вернулся с бала домой, посыльный привез ему записку с вызовом на дуэль. Евгений уже и сам не рад, что спровоцировал друга, однако не может отказаться, так как боится, что его поднимут на смех. Перед дуэлью Владимир видится с Ольгой и понимает, что ее отношение к нему осталось прежним. Онегин явился с опозданием, секундантом представил своего лакея, что было невиданно доселе. Его выстрел оказался смертельным для Владимира. Весной Ольга быстро вышла замуж и отправилась в полк за своим уланом. Татьяну зимой увозят в Москву, чтобы найти ей жениха. Там на нее обращает внимание старый генерал.

А. С. Пушкин, «Евгений Онегин»: содержание последней главы

Главному герою уже 26 лет. Немного попутешествовав, он возвращается домой. На одном из балов он видит женщину. Ему показалось, что он знает ее. Оказалось, что это та самая Татьяна Ларина. Она стала за это время женой князя и очень изменилась. Теперь Онегин ходит за ней по пятам, пишет письмо с признанием. Но Татьяна остается неприступной. Она говорит Евгению, что любит его, но останется верна своему мужу. Татьяна выходит, и на сцене появляется ее супруг. Автор прощается с главными героями своего романа и с его читателем.

fb.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о