Бог одиссей – Одиссей — Википедия

Содержание

Одиссей (мифология) - царь Итаки, сын Лаэрта и Антиклеи, супруг Пенелопы и отец Телемаха. Персонажи древнегреческой мифологии :: SYL.ru

Одиссей – наиболее популярный персонаж древнегреческой мифологии. Он – храбрый, хитрый и мудрый царь Итаки, прославившейся подвигами во время Троянской войны и своим путешествием на Родину, затянувшимся на 10 лет.

Наиболее полное повествование о его жизни можно найти в гомеровских поэмах «Илиада» и «Одиссея». В первой он входит в число основных действующих лиц, а во второй является главным героем.

В латинском варианте имя Одиссея звучало как Улисс. Его покровительницей была мудрая богиня-воительница Афина.

Потомок богов

Матерью будущего героя была Антиклея – дочь самого ловкого разбойника Автолика и внучка Хионы и вестника богов Гермеса.

Официальным отцом Одиссея считался участник похода аргонавтов Лаэрт – сын Аркисия (Акрисия) и внук верховного бога Зевса.

Однако существовала и версия о том, что настоящий отец Одиссея - Сизиф (Сисиф), соблазнивший Антиклею еще до ее замужества.

Родиной Одиссея был небольшой остров Ионического моря - Итака, где он в положенное время и принял бразды правления от состарившегося и одряхлевшего Лаэрта. По утверждению древнегреческого писателя Истра Александрийского, Антриклея произвела сына на свет в Алалкомении в Беотии.

Одиссей и Пенелопа

Изначально Одиссей, как и многие его современники, хотел взять в жены Елену Прекрасную. Он находился в числе ее многочисленных женихов. Но, как говорится, не срослось. И в греческой мифологии супруга Одиссея - Пенелопа, кузина Елены Прекрасной, дочь спартанца Икария и нимфы Перибеи.

Не сразу решился Икарий отдать руку дочери царю небольшого и не очень богатого царства. По одной версии на этот шаг его уговорит брат Тиндарей, которому Одиссей оказал услугу. По другой же версии сватовство Одиссея было принято после его победы в соревнованиях по бегу.

Но как бы то ни было, на родину Одиссей вернулся с молодой женой. Вскоре родился сын Одиссея – Телемах.

Троянская война

Однако не долго наслаждался счастливой семейной жизнью Одиссей. Мифология рассказывает, что после того как Елена Прекрасная сбежала из Спарты с троянским царевичем Парисом, он должен был отправляться вместе со спартанцами в Трою для восстановления справедливости.

Не желая оставлять молодую жену и сына, Одиссей пытался притвориться безумным. Но Паламед – один из тех, кто приехал звать Одиссея к стенам Трои – сумел разоблачить его притворство, и ему волей-неволей пришлось покинуть Итаку.

Снарядив 12 кораблей, Одиссей, история которого рассказывается в этой статье, отправляется в Трою. По дороге он помог грекам найти Ахилла (Ахиллеса), укрытого матерью Фетидой, которая пыталась уберечь сына от гибели, на о. Скирос.

Он же вызвался задобрить разгневанную Артемиду, доставив в Авлиду самую красивую из дочерей Агамемнона - Ифигению (девушку должны были принести в жертву богине).

Согласно древнегреческому эпосу, подвиги Одиссея были направлены на предотвращение начала Троянской войны. Вместе с законным мужем сбежавшей Елены Менелаем он пытался уладить дело миром.

Во время войны, которой так и не удалось избежать, Одиссей проявил себя как храбрый воин, отличный и хитрый стратег и тактик. Именно он пленил троянского разведчика Долона; задержал прорицателя Гелена; совершил вылазку против царя Реса, прибывшего на помощь троянцам; выкрал из осажденного города статую Афины Паллады, которая должна была помочь грекам одержать победу; уговорил Филокрета отдать лук Геракла (по другой версии он просто похитил этот лук). Подвиги Одиссея многочисленны. О некоторых из них будет рассказано ниже.

Кроме того, есть версия, что идея создания легендарного Троянского коня также принадлежала Одиссею.

При этом во время осады, воспользовавшись удобным случаем, Одиссей мстит Паламеду, разоблачившему его хитрость с безумием.

После гибели Ахилла, Одиссей получает его доспехи, что приводит к самоубийству Аякса. Впоследствии этот трофей Одиссей передает сыну Ахилла, уговаривая того вступить в войну.

На земле киконов

Все 10 лет, что продолжалась осада Трои, героя не покидало желание поскорей вернуться на родную Итаку к семье. Поэтому сразу же после окончания войны собрался в обратный путь Одиссей.

Мифология доносит до нас, что когда груженые богатой добычей корабли проплывали мимо фракийских берегов, где проживали племена киконов, спутники Одиссея решили отомстить местным жителям за то, что те воевали на стороне троянцев. Первым на пути греков оказался г. Исмар, который они разграбили и разорили. Решив отпраздновать победу, «гости» устроили на берегу веселую пирушку.

При этом утверждается, что Одиссей не только не участвовал в грабежах, но и пытался увести своих товарищей с острова, предвидя начало новой еще более кровавой бойни. Однако заставить друзей и соратников отплыть от недружественных берегов ему так и не удалось. В результате, когда жители соседних с Исмаром селений собрались, чтобы отомстить, греки оказались в меньшинстве.

В ходе развернувшегося сражения, длившегося всего сутки, ряды одиссевых спутников сильно поредели, а остальным с трудом удалось добраться до своих кораблей и отчалить от фракийского берега.

У лотофагов

Подхваченные ветром корабли с уцелевшими воинами, спустя 9 дней оказались у неизвестных берегов. Это были земли лотофагов – страна, где вместо хлеба на полях выращивали лотосы. Отведавший нежных и вкусных растений впадал в забвенье и уже не желал возвращаться домой и хотел навсегда остаться на острове.

Несколько товарищей Одиссея успели попробовать этого лакомства, и их пришлось вести на корабли силой.

Одиссей и циклоп Полифем

Проплывая вдоль берегов сицилийского моря, спутники Одиссея увидели богатые плодородные земли, на которых во множестве паслись козы и овцы. Это была вотчина одноглазых чудовищ – циклопов.

Решив поближе познакомиться с местными жителями и богатствами, Одиссей с 12 товарищами высадились на берег, взяв с собой немного еды и вина, захваченного из Фракии. В поисках хозяев местности они добрались до огромной пещеры, где и решили подождать.

Пещера, как оказалось, принадлежала Полифему – сыну Посейдона и самому мощному из циклопов. Когда он вернулся под вечер домой, Одиссей и его спутники похолодели от страха – настолько Полифем был страшен и огромен.

Одиссей и циклоп не смогли найти общего языка. Царь Итаки попытался заговорить с Полифемом, однако тот, не слушая, схватил двоих людей, разорвал их на куски и съел.

Выбраться из пещеры Одиссей и его друзья не могли – вход был завален огромным валуном, сдвинуть который было не под силу и сотне воинов.

Утром Полифем закусил еще парой одиссеевых товарищей, пообещав при этом оставить самого Одиссея, который назвался «Никто», напоследок. В благодарность за оказанную честь Одиссей предложил циклопу отведать фракийского вина. Напиток пришелся по вкусу, и Полифем осушил весь бурдюк, предложенный ему пленником.

Разомлев, хозяин-великан уснул. Воспользовавшись этим, Одиссей поджог огромный оливковый кол и ткнул горящей головешкой прямо в единственный глаз спящего циклопа. Взревев от боли и бешенства, Полифем вскочил и начал метаться по пещере с целью поймать обидчиков и отомстить им. Однако, как ни пытался он обнаружить Одиссея и его товарищей, ему это не удавалось.

Тогда великан уселся у выхода из пещеры и стал терпеливо ждать, но тут истинный потомок Гермеса в очередной раз проявил хитрость: он крепко привязал себя и товарищей под брюхом у овец и баранов, которых циклоп ежедневно выпускал пастись на луга, и вместе с животными беспрепятственно покинул жилище своего негостеприимного хозяина.

Но после того как Одиссей и его спутники оказались на корабле и почувствовали себя в безопасности, герой утратил свою осторожность и назвал себя. Услышав имя своего обидчика, Полифем обратился с просьбой наказать Одиссея к своему отцу – могучему и грозному Посейдону. И тот внял мольбам сына, из-за чего путешествие Одиссея на родину сильно затянулось.

Одиссей на Эолии

Следующим островом, к которому пристал единственный уцелевший корабль Одиссея, стал остров бога ветров Эола. Здесь хозяин и гость крепко сдружились, и Эол подарил Одиссею кожаный мешок с ветрами, которые должны были помочь путникам скорее вернуться домой.

И вот она, долгожданная Итака. Издали увидев родные берега, спутники Одиссея решили открыть мешок Эола, предположив, что в нем сокрыты богатые сокровища. В тот же миг корабль был подхвачен освободившимися ветрами и вновь оказались у Эолии.

Помогать Одиссею и его товарищам Эол отказался. И они вновь вынуждены были отправиться в дальнее плавание, предоставив себя воле волн и ветра.

Одиссей и Кирка

После долгих странствований Одиссей (мифология это подтверждает) пристает к берегам о. Эя, на котором правит дочь Солнца - волшебница Кирка (Цирцея). Хозяйка острова превращает спутников героя в свиней. Его самого от этой участи спасает чудодейственный корень, который дал ему Гермес.

Одиссей заставляет волшебницу вернуть его товарищам человеческий облик, и все вместе они проводят на острове целый год.

Когда Одиссей с товарищами уже собирался в дорогу, Кирка сказала, что боги велят ему отправляться на край света, ко входу в мрачное царство Аида. Там он должен вызвать душу слепого прорицателя из Фив Тиресия и узнать у него о том, что делать дальше.

В царстве Аида

Добравшись до входа в преисподнюю, Одиссей выкопал мечом яму и занялся приманиванием душ умерших. Сначала он лил в яму мед с молоком, затем вино и воду, смешанную с мукой. В завершение он принес в жертву несколько черных овец.

Почувствовав кровь, души слетелись к Одиссею со всех сторон, однако, встав на страже, он никого не подпускал к яме, помня наставления Кирки о том, что первым напиться жертвенной крови должен Тиресий.

Отведав даров Одиссея и вновь обретя дар слова, Тиресий предрек царю Итаки долгие и нелегкие странствия, в конце которых тот, однако, должен вернуться на Родину.

После общения с прорицателем Одиссей (мифология Древней Греции тому подтверждение) сумел пообщаться с собственной матерью, Агамемноном, Гераклом, Ахиллом, Патроклом. Но когда душ стало слишком много, герой покинул свой пост и вернулся на корабль.

Одиссей и сирены

Очередным испытанием Одиссея и его товарищей становится встреча с полуптицами, полуженщинами - сиренами. Эти страшные с виду существа обладали такими красивыми голосами, что любой услышавший их забывал обо всем, откладывал в сторону весла и предоставлял корабль воле волн. В результате, попадая в воронку, корабли разбивались о прибрежные рифы.

Заранее зная о том, что их ждет, Одиссей залепил своим спутникам уши воском, а самого себя приказал крепко привязать к мачте. Принятые меры позволили кораблю беспрепятственно миновать опасное место.

Сцилла и Харибда

После сирен Одиссея на пути подстерегали страшные чудовища – Сцилла и Харибда. Первая ловила и пожирала мореплавателей, а вторая несколько раз в день образовывала водоворот, в который вовлекала корабли. Путешественникам же предстояло проплыть по узкому проливу между этими двумя существами.

Когда корабль героя подплыл к скалам, где обитали чудовища, Харибда как раз впитывала в себя воду из пролива, затягивая вместе с водой все, что в ней находилось. Чтобы не попасть в желудок Харибды, Одиссей отвел судно подальше, приблизившись тем самым к пещере Сциллы, откуда мгновенно высунулись сразу несколько пастей и схватили шестерых путников. Остальным тем временем удалось прорваться сквозь пролив и спастись.

Священные коровы Гелиоса и гнев Зевса

Избежав очередной опасности, Одиссей с товарищами причаливает на о. Тринакия, на лугах которого пасутся священные коровы, принадлежащие богу Солнца Гелиосу.

Вспомнив наставления Тиресия, Одиссей предупреждает спутников о том, чтобы они не смели трогать этих коров. Однако, истощенные и голодные, те не внимают словам сына Лаэрта. Дождавшись, когда Одиссей уснет, его товарищи убили нескольких коров и съели их мясо.

Подобное богохульство разозлило Зевса, и как только корабль Одиссея отчалил от берега, бог-громовержец разнес его в щепки, пустив в него молнию. В результате все спутники царя Итаки погибли. Сам же он чудом уцелел, ухватившись за мачту.

Одиссей и Калипсо

Несколько дней Одиссея носило по волнам, пока не прибило к о. Огигия, на котором жила нимфа Калипсо. Найдя совершенно обессилившего мужчину, нимфа выходила его, вернув к жизни.

Здесь Одиссею пришлось пробыть целых 7 лет – Калипсо не хотела отпускать от себя героя. Нимфа даже предлагала ему бессмертие при условии, что он навсегда останется на ее острове. Но Одиссей рвался домой, и ничто не могло заставить его забыть любимую Пенелопу и Телемаха.

Неизвестно, сколько бы продолжался этот райский плен, если бы однажды на острове не появился Гермес, передавшей Калипсо волю Зевса – громовержец повелевал отпустить Одиссея. Не в силах противиться верховному богу, нимфа дала свободу спасенному ее герою.

Узнав о воле богов, Одиссей сразу же стал готовиться к отплытию – за несколько дней он сумел соорудить прочный плот и отправился в путь.

Возвращение на Итаку

Но не закончены еще приключения Одиссея. По дороге его вновь настигает гнев Посейдона, все еще пытающегося отомстить за своего сына-циклопа. В результате насланной Посейдоном бури, Одиссей теряет плот и вплавь добирается до острова Схерия, где обитают феаки.

Попав во дворец местного правителя Алкиноя, герой рассказывает ему о себе и своих странствиях. В ответ феаки снаряжают для него корабль, нагружают его богатыми дарами и отправляют на Итаку.

И вот, наконец, остров Одиссея, долгожданная родина Итака. Ученые, обратившие внимание на описание светил, расположенных в это время на небосклоне (согласно Гомеру), вычислили, что это историческое возвращение состоялось 16 апреля 1178 г. до н. э.

Однако испытания еще не окончены. По прибытии на остров Одиссея ждет много испытаний. Он узнает о многочисленных женихах, осаждающих его жену и оккупировавших его собственный дворец.

При помощи богов законный царь Итаки проникает во дворец неузнанным, побеждает в состязании, устроенном Пенелопой, а затем вместе с сыном убивает всех незваных гостей-женихов. В награду за многолетние страдания боги возвращают красоту и силу обоим супругам. Одиссей и Пенелопа вновь воссоединяются.

Дальнейшая судьба

По поводу дальнейшей судьбы Одиссея существует несколько версий. По одной он долго и счастливо правил в своем царстве, а затем мирно умер в Эпире, где его почитали как героя-прорицателя.

По другой же, спустя некоторое время сын Одиссея Телегон, которого родила волшебница Кирка, убил собственного отца. По этой версии подросший мальчик, наслушавшись рассказов матери об отце, направился на его поиски. Но, прибыв на Итаку, вынужден был вступить в битву с отцом, не узнав его. В результате боя Телегон смертельно ранил Одиссея щетиной морского ежа. Вскоре после этого Одиссей скончался. После его смерти Телегон забрал тело отца, чтобы похоронить на острове, где правила Кирка.

Рассказ о самом Одиссее и его приключениях нашел отражение в культуре и искусстве многих народов. Чаще всего его изображали крупным и крепким мужчиной с бородой и в овальной шапочке, которую носили греческие моряки.

Со временем имя героя стало нарицательным, а словом «одиссея» стали называть долгое странствие по аналогии с многолетним путешествием легендарного царя Итаки.

www.syl.ru

ОДИССЕЙ | Мифы об Одиссее | Улисс | Одиссей и циклоп | ЦИРЦЕЯ | Превращение в свиней | Миф о Сиренах | СЦИЛЛА и ХАРИБДА | Нимфа КАЛИПСО | Феаки | Женихи Пенелопы | Месть Навплия за Паламеда


ОДИССЕЙ

Предводители греков в Троянской войне возвращаются на родину. — Навплий мстит грекам за оклеветанного Одиссеем Паламеда. — Одиссей у циклопов. — Мех Эола, бога ветров. — Волшебница Цирцея превращает товарищей Одиссея в свиней. — Прорицатель Тиресий: Одиссей в царстве теней. — Одиссей слушает пение Сирен. — Сцилла и Харибда. — Одиссей у нимфы Калипсо. — Одиссей у феаков. — Одиссей истребляет женихов Пенелопы.

 


Предводители греков в Троянской войне возвращаются на родину

Согласно мифам древней Греции, падение Трои не принесло счастья грекам. Одни из греческих предводителей, принимавших участие в Троянской войне, так и не возвратились на родину; другие были убиты тотчас же по прибытии домой; многие же, прежде чем вернуться, странствовали много лет, подвергаясь разным несчастиям и невзгодам.

Царь царей, доблестный Агамемнон, вернулся в Аргос со своей пленницей Кассандрой, но был убит своей женой Клитемнестрой и ее сообщником Эгисфом.

Брат Агамемнона Менелай вместе с Еленой потерпел кораблекрушение и был выброшен на египетский берег, где прожил восемь лет вдали от родины.

Неоптолем, сын Ахиллеса, погиб от руки Ореста, у которого хотел отнять невесту Гермиону. Неоптолем был убит в дельфийском храме Аполлона, у подножия алтаря, как бы в наказание за то, что убил Приама в таком же священном месте.

Сохранилось несколько античных ваз с живописным изображением убийства Неоптолема.

Герои Филоктет и Диомед, оба вернувшись на родину, принуждены были ее покинуть, и уже навсегда.

Оба Аякса погибли: один в припадке безумия убил себя, другой утонул в море.

Навплий мстит грекам за оклеветанного Одиссеем Паламеда

Герой Паламед, которому Одиссей никогда не простил разоблачения своего притворного безумия, был оклеветан Одиссеем и обвинен в предательстве. Греческие предводители приговорили Паламеда к избиению камнями.

Отец Паламеда Навплий решил отомстить грекам за несправедливую казнь сына. Навплий послал объявить их женам о смерти или неверности их мужей, и многие из них лишили себя жизни, услыхав такие печальные вести.

Когда же греки после взятия Трои возвращались домой, Навплий во время страшной бури зажег огни на самых опасных скалах; многие корабли разбились о них, а Навплий в сопровождении сыновей добивал несчастных, выброшенных на берег.

 


Одиссей у циклопов

Благодаря Гомеру подробная история странствований Одиссея (по-латыни Одиссей — это Улисс) сохранилась до наших дней.

Во время страшной бури, уничтожившей почти весь греческий флот, Одиссей и его товарищи были выброшены на берег неизвестной им страны. Это был остров циклопов, гордых одноглазых великанов, не признающими ни богов, ни законов. Циклопы жили на вершине высоких гор, в обширных пещерах.

Одиссей с двенадцатью спутниками отправился в пещеру к одному из циклопов, надеясь на его гостеприимство. Но на приветствие Одиссея и просьбу оказать ему гостеприимство во имя Зевса великан разразился смехом и ответил, что они, циклопы, нисколько не заботятся ни о Зевсе, ни о каком-либо другом бессмертном.

Затем циклоп схватывает двух спутников Одиссея, пожирает их и ложится спать среди своего стада баранов. Испуганный Одиссей придумывает следующую хитрость. Одиссей поит циклопа вином и, когда тот засыпает, берет дубину великана, заостряет ее конец, накаляет его в огне и с помощью своих спутников выкалывает глаз у спящего циклопа.

Проснувшись от страшной боли, великан повсюду ищет Одиссея и его спутников, но тот приказывает своим спутникам подлезть под баранов и плотно прижаться к ним, и сам первый показывает им пример.

Слепой циклоп ощупывает сверху баранов и выгоняет их из пещеры, надеясь легче потом добраться до Одиссея, который благодаря удавшейся хитрости уже на свободе. Одиссей садится вместе с товарищами на оставшийся корабль уплывает с острова циклопов.

 


Мех Эола, бога ветров

Убежав от циклопов, Одиссей скоро высаживается на остров, где царствует Эол, бог ветров.

Бог Эол радушно принимает Одиссея и дает ему с собою закрытый мех, говоря, что, пока мех не будет открыт, плавание Одиссея будет благополучно.

Но спутники Одиссея, воспользовавшись его сном и полагая, что мех наполнен вином, открывают его. Заключенные в нем Эолом ветры вырываются оттуда и подымают страшную бурю.

Корабль Одиссея прибывает к берегу острова людоедов. Они съедают нескольких товарищей Одиссея.

 


Волшебница Цирцея превращает товарищей Одиссея в свиней

Уплыв с острова людоедов, Одиссей плывет дальше и пристает к острову, где живет могущественная волшебница и чародейка Цирцея. [Цирцея - это укоренившаяся в русской традиции передачи имен героев античной мифологии латинская форма древнегреческого имени Кирка.]

Одиссей посылает к Цирцее своих спутников просить у нее приюта, но Цирцея поит их волшебным напитком, отнимающим память. Затем Цирцея превращает посланных к ней спутников Одиссея в свиней.

Это мифологическое превращение спутников Одиссея в свиней послужило темой для многих художественных произведений античного и нового искусства.

Из новейших художников англичанин Эдвард Бёрн-Джонс написал на сюжет превращения в свиней прекрасную по экспрессии картину.

Между тем Одиссей, напрасно прождав возвращения своих спутников от Цирцеи и наученный Гермесом, который ему дал растения, предохраняющие от волшебных чар, отправляется, в свою очередь, во дворец Цирцеи.

Цирцея дает Одиссею кубок. Едва только губы Одиссея прикоснулись к кубку Цирцеи, как она дотрагивается до головы Одиссея волшебным жезлом и произносит: «Ступай и ты в хлев к своим товарищам!»

Но чары Цирцеи бессильны, и Одиссей грозит ее убить, если Цирцея не вернет его товарищам человеческого образа. Цирцея повинуется, и они все остаются у нее еще целый год.

 


Прорицатель Тиресий: Одиссей в царстве теней

По совету волшебницы Цирцеи Одиссей отправился в Аид и вызвал оттуда тень прорицателя Тиресия, обладавшего даром понимать даже язык птиц.

Вызывая Тиресия, Одиссей приносит жертвы умершим, и тени толпою окружают его. Одиссей говорит с Агамемноном и с Гераклом, рассказывает Ахиллесу о храбрости его сына Неоптолема.

Тиресий предсказывает Одиссею еще долгое скитание и много трудностей и невзгод на его пути, но обещает ему, что Одиссей все же со временем вернется на свою родину.

Афинский живописец Никий написал Одиссея вызывающим тени умерших; эта картина пользовалась в античности такой славой, что царь Пергама Аттал предложил за нее огромную денежную сумму. Но художник гордо отказался от этой баснословной суммы и подарил свое произведение родному городу.

Сохранился античный барельеф; он находится теперь в Луврском музее; на нем представлен Одиссей, беседующий с тенью прорицателя Тиресия.

 


Сирены. Арнольд Бёклин, 1875 г.

Одиссей слушает пение Сирен

Продолжая свой путь, Одиссей должен был проехать мимо острова Сирен. Мифологические полуженщины-полуптицы, Сирены очаровывали своим пением мореплавателей и пожирали их, когда те устремлялись к Сиренам, забыв обо всем.

Предупрежденный Цирцеей об опасности Сирен, Одиссей воском залепил уши своих спутников, а себя приказал связать по рукам и ногам и привязать к мачте корабля, для того чтобы он не мог поддаться очарованию пения Сирен и последовать за ними, но мог услышать их бесподобное пение. Таким образом Одиссей и его спутники благополучно прошли мимо опасного острова.

СЦИЛЛА и ХАРИБДА

После острова Сирен корабль Одиссея оказался в узком проливе, находившемся между двумя чудовищами — Сциллой и Харибдой. Чудовище Сцилла было морским божеством женского пола. Сцилла пожирала мореплавателей, а из ее туловища росли лающие собачьи головы.

Харибда была чудовище-водоворот: трижды в день Харибда проглатывала и изрыгала воду пролива. Попав в водоворот между Сциллой и Харибдой, Одиссей лишается корабля и спутников. В продолжение девяти дней Одиссей, ухватившись за мачту, извергнутую Харибдой, носится по морю.

Выражение между Сциллой и Харибдой попало из античной мифологии в европейские языки и обозначает трудное, практически безвыходное положение между двух опасностей.

Одиссей у нимфы Калипсо

После Сциллы и Харибды и девятидневного нахождения в открытом море на обломке мачты, Одиссей попадает на остров нимфы Калипсо. Прекрасная нимфа Калипсо обитает в прекрасной пещере, среди роскошной природы, и проводит время за пением и тканьем. Одиссей прожил у Калипсо семь лет. Калипсо предложила Одиссею бессмертие, если он останется у нее навсегда. Но Одиссей отказывается: он не может забыть своей верной жены Пенелопы и своей родины Итаки.

Одиссей у феаков

От Калипсо Одиссей отправляется в легком челноке. Бог Посейдон вновь насылает на него бурю, и только благодаря нимфе Левкофее, давшей ему свое покрывало, Одиссей пристал к острову феаков.

Феаки были народом волшебных мореходов. Дочь царя феаков, прекрасная Навсикая, приводит Одиссея во дворец к родителям, которые принимают его радушно, снабжают его всем необходимым для дальнейшего плаванья.

Наконец, после двадцатилетнего скитанья, Одиссей попадает на свою родину — остров Итаку.

 


Одиссей истребляет женихов Пенелопы

Одиссей до того изменился за годы своего отсутствия, что его никто не узнает, кроме старой верной собаки Одиссея.

Все соседние цари, полагая, что Одиссей давно погиб, хотели принудить жену его Пенелопу избрать себе среди них другого мужа. Но верная Пенелопа не теряла надежды увидать любимого ею Одиссея. Поэтому Пенелопа, чтобы отделаться от докучавших ей женихов, объявила, что выйдет замуж только тогда, когда окончит покрывало, которое Пенелопа начала ткать. По ночам Пенелопа тайно распарывала свою дневную работу.

Наконец одна из служанок Пенелопы выдала ее тайну царям. Женихи потребовали от Пенелопы решительного ответа, пользуясь еще и тем, что ее сын Телемах находился в отсутствии. В это-то время Одиссей является и просит гостеприимства у Пенелопы. Никто не узнает в этом утомленном и грязном путнике Одиссея. Его впускают, и старая кормилица Одиссея, по обычаю страны, приносит таз с водой, чтобы обмыть ноги усталого путника.

Однажды в детстве Одиссей был ранен в ногу кабаном. Рана Одисеея зажила, оставив глубокий шрам, и кормилица Эвриклея узнает по нему своего господина. Обрадованная, Эвриклея хочет поскорее сообщить эту радостную весть Пенелопе, но Одиссей не пускает ее и не велит говорить никому о его возвращении.

Между тем сын Одиссея Телемах возвращается. Одиссей открывается Телемаху, но просит хранить это в тайне и остается в своем доме под видом бедного странника.

У Одиссея был лук, который он, отправляясь в поход против Трои, оставил дома. Пенелопа объявляет своим женихам, что она выйдет замуж только за того, кто натянет этот лук и пробьет, как это делал Одиссей, двенадцать железных столбов. Женихи Пенелопы пробуют один за другим натянуть лук Одиссея, но безуспешно. Тогда бедный странник в свою очередь берется за лук Одиссея. Изумленные дерзостью этого нищего, царственные женихи Пенелопы хотят его прогнать, но Одиссей уже натянул лук и убивает стрелами всех искателей руки Пенелопы.

Кормилица Эвриклея рассказывает Пенелопе, кто скрывается под рубищем нищего. Пенелопа всматривается в него и — узнает Одиссея.

Богиня Афина возвращает Одиссею молодость и силы, и он много лет мирно правит своей страной.

В Неаполитанском музее находится античная фреска, найденная в Геркулануме, на которой изображена Пенелопа, узнающая Одиссея.

 



 


© ЗАУМНИК.РУ, Егор А. Поликарпов — научная редактура, ученая корректура, оформление, подбор иллюстраций, добавления, пояснения, переводы с древнегреческого и латыни; все права сохранены.

zaumnik.ru

Одиссей - это... Что такое Одиссей?

  • Одиссей — (Odysseus, Οδυσσεύς). Царь острова Итаки, греческий герой, участвовавший в Троянской войне и прославившийся своей хитростью и красноречием. Он был сын Лаэрта, муж Пенелопы и отец Телемаха; принял участие в Троянской войне лишь после долгих просьб …   Энциклопедия мифологии

  • ОДИССЕЙ — лат. Улисс, сын Лаэрта и Антиклеи, муж Пенелопы, отец Телемака, царь Итаки, 10 лет скитавшийся после падения Трои. См. также ОДИССЕЯ. Словарь иностранных слов, вошедших в состав русского языка. Павленков Ф., 1907. ОДИССЕЙ у римл. Улисс; царь… …   Словарь иностранных слов русского языка

  • Одиссей — (Новоотрадное,Крым) Категория отеля: Адрес: ул. Центральная 62, 98300 Новоотрадное, Крым …   Каталог отелей

  • Одиссей — (Новоотрадное,Крым) Категория отеля: Адрес: ул. Центральная 62, 98300 Новоотрадное, Крым …   Каталог отелей

  • Одиссей — Одиссей. Фрагмент скульптурной группы. Мрамор. Кон. 2 в. до н.э. Археологический музей. Сперлонга. ОДИССЕЙ (греческое, латинское Улисс), в греческой мифологии царь Итаки, участник осады Трои. Славился умом, хитростью, изворотливостью и отвагой.… …   Иллюстрированный энциклопедический словарь

  • ОДИССЕЙ — герой поэм Гомера «Илиада» и «Одиссея» (между Х VIII вв. до н.э.), а также многих трагедий и поэм. В греческой мифологии царь острова Итаки. Сын Лаэрта, муж Пенелопы, отец Телемаха. Рассказывая об О., Гомер употребляет эпитеты «многоумный»,… …   Литературные герои

  • одиссей — Улисс Словарь русских синонимов. одиссей сущ., кол во синонимов: 2 • персонаж (103) • улисс …   Словарь синонимов

  • Одиссей — или Улисс (Odusseuz, Ulixes, Ulyxes, Ullyxes) любимый геройдревнегреческого эпоса, сын Лаерта и Антиклеи, супруг Пенелопы. Онцарствовал на Кефалленийских островах, в группу которых входили Итака,Зама, Закинф, Дулихий, а также на Левкадском… …   Энциклопедия Брокгауза и Ефрона

  • Одиссей — (XIII XII вв. до н. э.) в древнегреческой мифологии царь острова Итаки. Принимал участие в Троянской войне (между 1260 и 1180 гг. до н. э.), где прославился отвагой, изобретательностью и хитроумностью. Его многочисленные приключения во время… …   Морской биографический словарь

  • ОДИССЕЙ — (греческое, латинское Улисс), в греческой мифологии царь Итаки, участник осады Трои. Славился умом, хитростью, изворотливостью и отвагой. Странствия и возвращение к супруге Пенелопе составляют Одиссею …   Современная энциклопедия

  • dic.academic.ru

    Почему Одиссей стал Улиссом? - Мой Греческий Блог

    Почему Одиссей стал Улиссом?

    Все мы знаем эпос Гомера «Одиссея». Некоторые даже его читали.
    Поэма названа по имени протагониста (главного героя) — Одиссея. По-гречески его имя Οδυσσέας.

    Но в западно-европейской традиции он именуется Улисс (Ulisses).Так откуда вообще этот «Улисс» пошел? Почему в России и в Греции он зовется Одиссей, а в Западной Европе Улисс?

    Вот что пишет греческая Википедия:
    Το όνομα «Οδυσσέας» έχει αρκετές εκδοχές: Ολυσσεύς, Ουλιξεύς, Ουλίξης, στα Λατινικά είναι γνωστός ως Ulysses ενώ στη Ρωμαϊκή μυθολογία έχει το όνομα Ulixes.

    Το όνομα «Οδυσσεύς», που προέρχεται από το ρήμα «ὀδύσσομαι» (οργίζομαι, μισώ κάποιον) και σημαίνει εξοργισμένος, αλλά και ο μισούμενος από τους θεούς, αυτός που έδωσε αφορμές δυσαρέσκειας, πιστεύεται ότι του το έδωσε ο παππούς του (από την πλευρά της μητέρας του), ο Αυτόλυκος. Αυτή η εκδοχή στηρίζεται στο γεγονός ότι ο Οδυσσέας μισεί τους Θεούς και οι Θεοί μισούν τον Οδυσσέα.

    Перевод: Имя Одиссей имеет множество вариантов, среди них: Олиссевс, Уликсевс, Уликсис.

    Предположительно, это имя произведено от глагола «οδύσσομαι» — приходить в ярость, беситься, ненавидеть кого-то. Тогда это имя имеет значение: «взбешенный», или «ненавидимый богами, давший повод к неприязни» — данная трактовка имени опирается на факт, что Одиссей ненавидит богов, а боги тем же отвечают ему самым.

    У Гомера есть иное объяснение происхождения имени Одиссея: его дед Автолик (со стороны матери) просит так назвать новорожденного внука, ибо он сам (дед) вызвал ярость и ненависть у других.

    Вот текст Гомера:

    “τὴν δ᾽ αὖτ᾽ Αὐτόλυκος ἀπαμείβετο φώνησέν τε· 405
    “γαμβρὸς ἐμὸς θυγάτηρ τε, τίθεσθ᾽ ὄνομ᾽ ὅττι κεν εἴπω·
    πολλοῖσιν γὰρ ἐγώ γε ὀδυσσάμενος τόδ᾽ ἱκάνω,
    ἀνδράσιν ἠδὲ γυναιξὶν ἀνὰ χθόνα πουλυβότειραν·
    τῷ δ᾽ Ὀδυσεὺς ὄνομ᾽ ἔστω ἐπώνυμον·”
    Οδύσσεια Τ 405

    И перевод на ново-греческий:
    «Κι ὁ Αὐτόλυκος ἀπάντησε· “Γαμπρὲ καὶ θυγατέρα,νά, τ’ ὄνομα θὰ σᾶς πῶ νὰ βάλτε τοῦ ἀγοριοῦ σας.Περίσσιους δυσαρέστησα ἐγὼ ποὺ ἐδῶ σᾶς ἦρθα,γυναῖκες κι ἄντρες, πὰς σ’ αὐτὴ τὴ γῆς τὴν τροφοδότρα·γι’ αὐτὸ Δυσσέας νὰ λεχτῆ τ’ ἀγόρι·»

    И Автолик ответил: «Зять и дочь мои, вот имя, что я вам скажу, дайте вашему сыну. Многих разгневал я тем, что к вам сюда пожаловал, мужей и женщин, всех на этой земле-кормилице; а потому пусть Одиссеем (ненавистным) зовется мальчик».

    Ну хорошо, а Улисс-то откуда?
    Улиссес — латинизация греческого имени Одиссеас.
    Возможно, от варианта Ολυσσεύς (Олиссевс) или даже Ουλιξεύς (Уликсевс). А уже от варианта «Олиссевс» получился,видимо, римский Улиссекс, Улиссес.

    При этом по-гречески «λύσσα» — означает «бешенство, ярость», а «λυσσάω, λυσσάζω» — приходить в ярость. То есть снова по дедушке…

    Хотя существует много споров по поводу имен гомеровских героев. В частности, некоторые исследователи (греки) утверждают, что имена Одиссея и Ахилла (Ахиллеса) — догреческие. И стало быть, имеют совсем другую этимологию, нам, современным читателям, неизвестную…

    Текст статьи Юлиана Микротигра (С) по материалам интернета.

    Перевод на русский язык с греческого — Юлиана Микротигра (С).

    При цитировании указывайте автора статьи или давайте ссылку на ресурс.

     

    moygr.ru

    Одиссей сходит в царство Аида

    Назад к разделу

    Одиссей сходит в царство Аида

    Когда я открыл своим спутникам, куда лежит теперь наш путь, в ужас пришли они, но, повинуясь моему приказанию, взошли они на корабль и отплыли мы на далекий север. Послала нам волшебница Кирка попутный ветер. Быстро гнал он наш корабль. Наконец, достигли мы вод седого Океана и пристали к берегу печальной страны киммерийцев, где никогда не светит людям бог Гелиос. Вечно покрыта эта страна холодным туманом, вечно окутывает ее густой пеленой ночной сумрак. Там вытащили мы на берег наш корабль, взяли данную нам Киркой овцу и черного барана для жертвы подземным богам и пошли к тому месту, где у высокого утеса в Ахеронт впадают Коцит и Пирифлегетонт. Придя туда, вырыл я мечом глубокую яму, совершил над ней три возлияния медом, вином и водою, пересыпав все ячменной мукой, и заколол над ямой жертвы. Кровь жертв лилась в яму. Великой толпой слетались к яме души умерших и подняли спор о том, кому первому напиться жертвенной крови. Здесь были души невест, юношей, старцев и мужей, сраженных в битвах. Ужас объял меня и моих спутников. Сожгли мы жертвы и воззвали к мрачному богу Аиду и жене его богине Персефоне. Обнажил я меч и сел рядом с ямой, чтобы не допускать к ней души умерших. Первой приблизилась душа юного Эльпенора. Раньше нас домчалась душа его до врат царства душ умерших. Молил меня Эльпенор предать его тело погребению, чтобы душа его могла найти успокоение в царстве Аида. Обещал я исполнить его просьбу. Прилетела к яме и душа моей матери Антиклеи. Она была жива, когда я покидал Итаку. Как ни больно мне было, но и ее не подпустил я к яме, так как первым должен был напиться крови прорицатель Тиресий. Наконец, явилась душа Тиресия. Напившись крови, обратилась ко мне бесплотная душа и поведала мне, что гневается на меня бог Посейдон, колебатель земли, за то, что ослепил я его сына, циклопа Полифема. Но и против воли Посейдона достигну я родины, так предсказал мне Тиресий, если только мои спутники не тронут быков Гелиоса на острове Тринакрии. Но если убьют быков мои спутники, то их всех постигнет гибель, один я спасусь и после великих бедствий вернусь домой. Там отомщу я женихам, но после, взяв весло, я должен буду странствовать до тех пор, пока не встречу народа, не знающего мореплавания, не видавшего никогда кораблей; узнаю я этот народ по тому, что встреченный мною спросит меня, зачем несу я на плече лопату. В этой стране я должен принести жертву Посейдону и только после этого вернуться домой. Дома же должен я принести богатую жертву всем богам; только тогда буду я мирно жить в Итаке до самой моей смерти. Вот что предсказал мне вещий Тиресий и удалился. Много видел я душ. Душа матери моей рассказала мне, напившись крови, что делалось в родной Итаке до ее смерти, и успокоила меня, сказав, что живы и отец мой Лаэрт, и Пенелопа, и юный Телемах. Хотел я обнять мою нежнолюбимую мать, три раза простирал я к ней руки, но трижды ускользала легкая тень ее. Видал я в царстве Аида тени многих героев, но всех перечислить я не в силах, на это не хватило бы и всей ночи. Поздно теперь, пора прервать мне рассказ, пора идти всем на покой.

     

    Так сказал Одиссей. Но все собравшиеся стали просить Одиссея продолжать рассказ, просили также его царица Арета и царь Алкиной. Готовы были все слушать Одиссея до самой зари. Стал продолжать Одиссей свой рассказ.

     

    - Видел я в царстве Аида и душу царя Агамемнона. Горько жаловался он на жену Клитемнестру и Эгисфа, убивших царя Микен в день его возвращения. Советовала мне душа Агамемнона не доверяться по возвращении на Итаку жене моей Пенелопе. Видел я и души Ахилла, Патрокла, Антилоха и Теламонида Аякса. Ахиллу рассказал я о великих подвигах сына его Неоптолема, и возрадовался он, хотя горько сетовал раньше на безрадостную жизнь в царстве умерших и желал лучше быть последним батраком на земле, чем быть царем в царстве душ умерших. Хотел я примириться с великим Аяксом - тяжко обидел я его, когда спорили мы за доспехи Ахилла, - но молча ушел Аякс, не сказав мне ни слова. Видел я и судью умерших, царя Миноса. Видел мучение Тантала и Сизифа. Наконец, приблизилась ко мне и душа величайшего из героев, Геракла, сам же он на Олимпе, в сонме бессмертных богов. Ждал я, чтобы приблизились души и других великих героев минувших времен, но души подняли такой ужасный крик, что в страхе бежал я к кораблю. Боялся я, что вышлет богиня Персефона ужасную горгону Медузу.

     

    Быстро спустили мы корабль на воду седого Океана и покинули страну киммерийцев. Вскоре благополучно достигли мы и острова Эеи и, пристав к берегу, забылись покойным сном. 

    Назад к разделу


    world-of-legends.su

    Одиссей и феаки Античная мифология и история

    Одиссей, после того как боги освободили его из-под влияния чар нимфы Калипсо, сейчас же принялся строить плот и через четыре дня был уже совсем готов к отплытию на родину. Калипсо снабдила его на дорогу съестными припасами, и он, полный мужества, пустился в путь.

    Но скоро его заметил Посейдон; он яростно тряхнул головой и, взмахнув своим трезубцем, поднял ужасную бурю. Бурные волны подхватили плот Одиссея и начали кидать его из одной стороны в другую; несколько раз они сбрасывали его с плота, но ему каждый раз удавалось вновь взбираться на него.

    Так он носился по произволу волн, пока, наконец, морская богиня, Лейкотея, не сжалилась над ним; приняв вид нырка, она уселась на край плота и сказала Одиссею: – Сбрось свою одежду, Одиссей, окутай себя моим покрывалом и тогда смело бросайся в волны!

    Одиссей послушался ее совета и, надев на себя покрывало, спрыгнул с плота и уселся верхом на одно из бревен, оторвавшихся от него. Два дня носили его волны, и только на третий день прибили к какому-то берегу. Обеими руками он ухватился за выдававшуюся в море скалу, но новая набежавшая волна оторвала его и унесла обратно в море. Тогда он поплыл вдоль берега, и скоро нашел спокойную бухту, в которую вливалась маленькая речка. Работая изо всех сил, он достиг, наконец, земли, но тут силы окончательно оставили его. Без дыхания упал он на землю; из ушей и рта его полилась морская вода, и, окончательно истощенный, он впал в беспамятство. Придя через некоторое время в сознание, он снял с себя покрывало Левкотеи и бросил его опять в волны; затем упал на землю и долго целовал ее. Почувствовав холод от предутреннего прохладного ветра, он спустился с холма и решил укрыться в ближайшем лесу. Без труда нашел он там тихое место между двумя олеандрами, имевшими такую густую листву, что ни солнечные лучи, ни дождь не могли проникнуть сквозь нее; устроив себе ложе из опавших листьев, он улегся на нем, прикрыл себя сверху листьями, и скоро освежающий сон сомкнул его веки и заставил забыть перенесенные страдания.

    Тем временем его покровительница, Афина, оставив его спать, принялась заботиться о его дальнейшей судьбе. Прежде всего, она отправилась в главный город феаков, на остров которых, Схерию, был бурей выброшен Одиссей; там жил благородный и мудрый царь, к дому которого и направилась богиня.

    Она разыскала спальню Навзикаи, дочери царя, подобной бессмертным богиням своей красотой и прелестью. Афина тихо, как дуновение ветерка, подошла к ложу спящей девушки и, приняв вид одной из ее подруг, сказала ей:
    - Лентяйка, как будет бранить тебя твоя мать, если ты не позаботишься о своих прекрасных одеждах, лежащих невымытыми в шкафу! Вставай и отправляйся с утренней зарей мыть их! Я помогу тебе. Знай, что уже не долго осталось тебе быть необрученной, что самые благородные из народа сватаются за тебя!

    И с этими словами она покинула девушку, которая быстро поднялась с своего ложа и поспешила к родителям. Встретив в дверях своего отца, который встал еще раньше ее, она схватила его руку и, ласкаясь, стала просит его:
    - Отец, прикажи запрячь для меня повозку, чтобы я могла поехать на реку вымыть свои одежды.

    Отец охотно исполнил ее просьбу и приказал своим слугам запрячь для нее обширную повозку. Навзикая умела искусно править, схватила вожжи и погнала мулов к тихому берегу реки. Здесь служанки отпрягли мулов, пустили их пастись по траве, а сами понесли одежды к бассейну, нарочно сделанному для мытья. Тщательно выстирав белье, они развесили его сушиться на морском берегу, выкупались сами и стали есть захваченные из дома съестные припасы.

    Насладившись едой, молодые девушки затеяли танцы и игру в мяч на лугу, и сама Навзикая приняла в этом деятельное участие. Все шло очень хорошо, но вдруг мяч, отклоненный незаметно рукою Афины, попал в воду. Все играющие подняли страшный крик, и Одиссей, спавший недалеко, пробудился.

    Осторожно поднявшись, он отломил густолиственную ветвь и, прикрыв ей свою наготу, выступил из темноты леса и в таком виде предстал перед девушками.

    Он был еще покрыт морским илом, и девушки, приняв его за морское чудовище, в страхе разбежались в разные стороны; только одна Навзикая осталась стоять на месте, ибо Афина вдохнула мужество в ее сердце. Одиссей, между тем, раздумывал, обнять ли ему колени девушки или издалека умолять ее о помощи. Он счел последнее более приличным и, простирая руки, сказал ей:
    - Кто бы ни была ты, богиня или смертная, я прибегаю к тебе с мольбой о помощи! Будь милостива ко мне, ибо невыразимо велики мои несчастия. Застигнутый бурей, носился я по морю и был выброшен, в конце концов, на этот берег, где я никого не знаю, и где меня никто не знает. Сжалься надо мной, дай мне какую-нибудь одежду, чтобы прикрыть тело, и покажи город, в котором ты живешь. И пусть всемогущие боги пошлют тебе за это все, что угодно твоему сердцу, хорошего супруга, дом, мир и спокойствие!

    - Чужеземец, – ответила на это Навзикая, – ты кажешься мне весьма разумным мужем, и раз ты обратился ко мне, то ты не получишь отказа ни в одежде, ни в чем другом, что будет нужно тебе. Я покажу тебе наш город и скажу имя нашего народа; в этой стране живут феаки, я же сама дочь царя Алкиноя.

    Так сказала она и приказала своим девушкам дать ему одежду; они, все еще полные страха, медленно исполнили ее приказание и, найдя среди одежд мантию и хитон, положили их около него. Когда они отошли, герой смыл со своего тела грязь и морскую тину и одел чистые одежды, которые пришлись ему как раз в пору. Кроме того, его покровительница Афина наделила его божественной красотой, так что он стал гораздо красивее, сильнее и выше, чем был прежде.

    Навзикая с удивлением заметила эту перемену, и сказала, обратившись к своим служанкам:
    - Наверно, кто-нибудь из богов помогает этому человеку, и, наверно, это боги послали его в страну феаков. Как непригляден он был, когда мы только что увидали его, а теперь он подобен бессмертным богам! Вот если бы такой муж жил среди нас и сделался бы моим супругом! Ну, а теперь, девушки, дайте чужеземцу подкрепиться едой и питьем!

    Когда Одиссей насладился долгожданной пищей, служанки уложили высохшие одежды обратно в повозку, и Навзикая заняла на пей свое место. Чужеземца же она попросила следовать за ней сзади пешком вместе со служанками.

    - Когда я нахожусь близ города, – сказала она ему, – я стараюсь сделать все, чтобы избежать болтовни людей. Если бы нас встретили вместе, то, наверно, стали бы говорить: «Что это за прекрасный чужеземец рядом с Навзикаей? Где она нашла его? Это, наверно, ее супруг!» А такие разговоры были бы стыдом для меня. Поэтому, когда мы достигнем рощи, посвященной Афине, то ты останься там и жди, пока мы не въедем в город. Тогда смело следуй за нами, и ты легко разыщешь чудесный дворец моего отца, ибо он выдается из числа всех прочих домов. Войдя в него, обними прежде всего колени моей матери. Если она захочет помочь тебе, то ты можешь быть уверен, что снова увидишь родину своего отца.

    Так сказала Навзикая и погнала мулов, но медленно, чтобы Одиссей и служанки могли поспеть за ней. В указанном месте Одиссей отстал от них и принес горячие молитвы своей покровительнице Афине.

    Навзикая уже достигла дворца своего отца, когда Одиссей вышел из рощи и направился к городу. Афина не оставляла его своим покровительством и не переставала помогать ему. Она окружила его туманом, сделав невидимым, а сама в образе девушки предстала перед ним около самых ворот города.

    - Дочь моя, – обратился к ней Одиссей, – не можешь ли ты указать мне дорогу к жилищу царя Алкиноя!

    - Охотно, добрый человек, – ответила она, – мой великий царь живет совсем близко отсюда. Но только иди осторожнее, ибо люди моей страны не особенно любят чужеземцев.

    С этими словами она быстро пошла вперед, и через короткое время Одиссей уже стоял перед дворцом царя.
    Большой прекрасный дом Алкиноя сиял, как солнце. Начиная с самого порога, внутрь дома шли две медных стены; вход в жилище запирался золотой дверью, по бокам которой стояли две собаки работы Гефеста, одна золотая, другая серебряная, и охраняли вход. Снаружи к дому примыкал роскошный сад с деревьями, покрытыми грушами, смоквами и гранатами; на другом конце сада были расположены пышно устроенные грядки с цветами, а через весь сад протекали два освежающих воздух источника.

    Одиссей, налюбовавшись всеми этими чудесами, поспешил в залу царя. В это время там собрались для пиршества знатнейшие мужи феаков; скрытый от их взоров туманом, Одиссей прошел мимо них и достиг трона, где сидела царская чета. Там туман, по мановению Афины, рассеялся, и он, опустившись на колени перед царицей, начал молить ее:
    - О, Арета! Умоляя, лежу я у твоих ног и у ног твоего супруга. Уже давно скитаюсь я по морям в тяжкой разлуке со всеми близкими. Да пошлют вам боги счастье и долгую жизнь, если вы устроите мне, бедному скитальцу, возвращение на родину!

    Так сказал герой и сел на пепел, лежавший около очага. Все феаки молчали, пока, наконец, седой герой Эхеной не произнес, обратившись к царю:
    - Поистине, Алкиной, не подобает чужеземцу сидеть на пепле. Позволь ему занять место рядом с нами за столом. И пусть глашатаи смешают вино, чтобы мы могли совершить жертвенное возлияние Зевсу, покровителю странников; гость же наш пусть насладится тем временем пищей и напитками.

    Эта речь понравилась царю, и он, подняв героя за руку, усадил его в кресло рядом с собой. Совершив жертвенное возлияние Зевсу, собрание поднялось, и царь пригласил всех к подобному же празднеству на другой день; но прежде чем они разошлись, он обещал чужеземцу сделать все, чтобы помочь ему возвратиться на милую родину.

    Когда гости покинули зал, и чужеземец остался наедине с царской четой, царица, узнав в прекрасной одежде странника свою собственную ткань, спросила у него, где он достал ее. В ответ на это Одиссей правдиво рассказал ей о своих приключениях, о своей последней несчастной поездке и о встрече на морском берегу с Навзикаей; при этом он так расхвалил ее мужество, что царь и царица только радовались в сердце своем, слушая его рассказ.

    - Если бы боги позволили, чтобы такой муж, как ты, сделался супругом моей дочери, то я охотно отдал бы тебе и свой дом, и свои богатства, лишь бы ты остался! – сказал Алкиной. – Но Зевс не позволяет мне принуждать тебя к этому! Поэтому, если ты хочешь, я завтра же устрою тебе возвращение на родину.

    С глубокой благодарностью выслушал Одиссей это обещание и, простившись со своими хозяевами, вкусил отдых на мягком ложе.

    С восходом утренней зари Алкиной и Одиссей, очнувшись ото сна, отправились на площадь и сели на дивно обделанные камни. На площади еще никого не было, и только Афина в образе глашатая ходила по улицам города, приглашая встречавшихся ей жителей на народное собрание. Скоро все проходы и места на площади были наполнены сбежавшимися гражданами, которые с изумлением смотрели на мужественную красоту и величественную осанку Лаэртова сына. Царь в торжественной речи объяснил народу, что просит у него чужеземец, и предложил гражданам предоставить в его распоряжение хороший корабль с гребцами. Затем он пригласил народных старейшин на торжественный пир и приказал позвать на него божественного певца Демодока.

    Тотчас же по окончании народного собрания юноши снарядили корабль, поставили на нем мачту и парус и все приготовили к отплытию. Сделав это, они направились во дворец, где уже все залы и дворы были заполнены приглашенными и куда был также приведен и певец Демодок. Когда торжественный пир пришел к концу, поднялся Демодок и запел песню, в которой воспевались подвиги Одиссея и Ахиллеса – героев, имена которых в то время были у всех на устах.

    Как только герой услыхал свое собственное имя, он скрыл в одежде свою голову, не будучи в состоянии удержать слез, катившихся по его ланитам. Царь, сидевший близ него, услыхал его тяжкие вздохи и, прекратив пение, приказал почтить иноземца военными играми. Сейчас же все устремились па площадь, где и начались состязания, в которых принимало участие много благородных юношей и среди них три сына Алкиноя. Прежде всего, они испытали свои силы в беге; по данному знаку бросились они вперед к намеченной цели; первым достиг ее Клитоней. Далее они упражнялись в борьбе, метании дисков и кулачном бою, в котором победителем вышел Лаодам.

    Окончив борьбу, Лаодам обратился к Одиссею и произнес:
    - Однако теперь мы хотели бы посмотреть, насколько сам чужеземец опытен в наших состязаниях. Если нужда и бедность и истощили его тело, то все-таки у него нет недостатка в силе; поэтому я вызываю его состязаться со мной в беге.

    Одиссей возразил на это:
    - Должно быть, вы хотите оскорбить меня, юноши, если требуете этого. Печаль гложет меня, и в моем сердце совсем нет желания состязаться с вами. Возвратиться скорее на родину – вот все, чего я хочу теперь.

    На это Эвриал дерзко возразил:
    - Не похож ты, странник, на человека, опытного в военных состязаниях; скорее смахиваешь ты на развозящего товары купца, но никак уж не на героя.

    Тогда Одиссей, пылая гневом, сказал:
    - Я – не новичок в беге и побеждал в нем самых искусных, пока мог полагаться на свою силу и молодость. Теперь битвы и бури утомили меня, но твои слова возбудили мое сердце, и я хочу-таки испытать себя!

    Так сказал Одиссей и поднялся со своего места. Схватив диск, превосходивший своей величиной и тяжестью те, которыми упражнялись феакийские юноши, он с силой метнул его. Все окружавшие невольно пригнули головы, и диск, пролетев со свистом, упал далеко дальше поставленной цели.

    Афина, приняв образ феакийского старца, отметила, где упал камень, и при этом сказала:
    - Твой знак, чужеземец, отличит и слепой – так далеко лежит он от всех остальных. Можешь быть уверен, что в этом состязании никто не победит тебя.

    Одиссей обрадовался ласковому слову неизвестного друга и сказал, обратившись к юношам:
    - Ну, вы, так оскорбившие меня, попытайтесь-ка сделать то же самое! И идите сюда, будем состязаться в какой угодно борьбе, посмотрим, кто кого одолеет!

    Но юноши, услыхав это, робко промолчали, и тогда возвысил свой голос царь: – Поистине, странник, ты вполне доказал нам свое искусство, и теперь никто, конечно, не посмеет сомневаться в твоей силе. Но, однако, когда ты будешь сидеть у своей супруги, окруженный детьми, вспомни также и наше искусство. Мы не очень искусны в кулачном бою или борьбе, но зато никто не победит пас в искусстве бега и мореплавании. Любим мы также роскошные обеды, пение, музыку, пляску, богато украшенные одежды, освежающие бани и мягкое ложе. Но пусть он увидит сам! Пригласите сюда певцов и лучших феакийских плясунов, чтобы он, увидев, мог порассказать о пас у себя дома в кругу друзей. И принесите арфу Демодока!

    - Сейчас же была принесена арфа, и певец начал веселую песню, под звуки которой два лучших феакийских плясуна стали танцевать так грациозно и красиво, как еще никогда не приходилось видеть Одиссею. Восхищенный, обернулся Одиссей к царю, чтобы выразить ему свое удивление:
    - И в самом деле, Алкиной, – сказал он, – ты можешь похвалиться искуснейшими плясунами в мире!

    По душе пришлись эти слова Алкиною.
    - Слушайте, – воскликнул он, – как чужеземец говорит о нас. Он – человек весьма разумный и заслуживает того, чтобы мы принесли ему дары. Двенадцать князей и я сам, тринадцатый, дадим ему в дар по мантии и хитону каждый.

    Слова эти были встречены всеобщим одобрением, и глашатай отправился собирать подарки. Затем все дары были уложены в чудный ларец, данный Аретой, и отнесены в царские палаты. Там царь прибавил к мим еще другие дары и, между прочим, чудный золотой сосуд. Одиссей замкнул ларец и, освежившись в теплой ванне, хотел опять возвратиться в общество мужей. Но па пороге двери, ведущей в залу, он заметил Навзикаю, которую не видел с самого своего прихода в город. Теперь она стояла и поджидала его, желая проститься с благородным гостем.

    - Да будет над тобой благословение богов, благородный странник! – сказала она, тихо останавливая его. – Вспомни обо мне, когда будешь в стране своих отцов, ибо мне ты обязан своей жизнью!

    - Благородная Навзикая! – с волнением ответил ей Одиссей. – Если только всемогущий Зевс дозволит мне увидеть день моего возвращения, то знай, что каждый час я буду вспоминать о тебе, моей спасительнице, как о богине.

    С этими словами он вошел в залу и сел рядом с царем. Слуги, между тем, уже позаботились нарезать мяса и разлить вино. Был также приведен и слепой певец Демодок, и теперь он сидел на своем месте, около колонны, стоящей посреди залы. Одиссей, увидев его, отрезал от спины лежавшей перед ним зажаренной свиньи лучший кусок мяса и, подозвав глашатая, сказал ему:
    - Друг, передай певцу этот кусок. Хотя я и сам нахожусь в изгнании, но все-таки мне хочется сделать ему что-либо приятное. Ведь певцы пользуются уважением всех людей, ибо сама Муза обучила их пению.

    После пира Одиссей еще раз обратился к Демодоку:
    - Я прославлю тебя перед всеми смертными, ибо Аполлон и музы научили тебя дивным песням. Спой нам теперь песню о деревянном коне и о том, что делал при этом Одиссей.

    Певец с радостью исполнил его просьбу, а герой, услышав, как прославляют его подвиги, опять начал тайно проливать слезы. Но Алкиной заметил это и дал знак певцу остановиться.

    - Лучше пускай совсем замолкнет твоя арфа, – сказал он, – ибо, не каждому здесь она доставляет радость. С тех пор как раздались звуки песни, наш гость не перестает предаваться печали; а ведь для каждого человека, имеющего сердце, гость должен быть так же дорог, как и брат. Ну же, милый гость, скажи нам, наконец, кто твой отец и где твоя родина? Ведь мы и без того узнаем это, если наши юноши повезут тебя.

    На эту ласковую речь герой ответил словами дружбы и доверия:
    - Вы хотите знать, кто я, дорогие друзья, но я не знаю, откуда мне начать свой рассказ и где кончить его?

    И с этими словами он назвал свое имя, свою родину и рассказал, к великому изумлению всех окружавших, всю длинную историю своих удивительных приключений.

    Когда он кончил, все долгое время не могли промолвить ни слова, потрясенные его рассказом. Наконец, Алкиной нарушил молчание и произнес:
    - Привет тебе, благороднейший из гостей, когда-либо посещавших дом мой! Если ты прибыл уже в мое жилище, то я надеюсь, что ты не собьешься больше с верной дороги и скоро забудешь все свои бедствия под кровом родного дома!

    Речь эта всем пришлась по душе, и собрание стало расходиться, полное еще чувств, вызванных рассказом Одиссея. На следующее утро феаки отнесли все подарки па корабль, и сам Алкиной расставил их между скамьями, чтобы они не мешали гребцам. Затем все опять возвратились во дворец, где уже был приготовлен прощальный пир. Как только были совершены жертвы, началось пиршество, и слепой певец Демодок сопровождал его звуками своих дивных песен. Одиссей же часто поглядывал на окно, следя за движением солнца, и, как только оно стало спускаться, встал и сказал своему хозяину:
    - Славный Алкиной, соверши жертвенное возлияние и отпусти меня! Корабль уже готов. Да благословят тебя боги, мне же пусть дадут они увидеть мою жену и сына!

    С этими словами Одиссей перешагнул порог дворца; по приказанию царя, глашатай и три служанки сопровождали его на корабль, неся дары. Придя на корабль, Одиссей молча лег на приготовленное ему ложе, гребцы ударили веслами, и корабль понесся вперед, весело рассекая волны.

    Лишь только заря возвестила начало следующего дня, корабль уже находился перед Итакой и скоро вошел в спокойную бухту, посвященную морскому богу. Феакийские юноши пристали к гроту, в котором жили морские нимфы, осторожно перенесли с корабля погруженного в глубокий сон Одиссея и положили его перед входом в грот, а рядом с ним положили все его подарки. Затем, не тревожа его сна, сели опять к веслам и направились обратно к дому. Но морской бог Посейдон, разгневавшись на них за спасение своего врага, обратился к Зевсу с просьбой разрешить ему отомстить им. Тот разрешил, и вот, когда уже корабль находился возле самого феакийского берега, внезапно из воли показался Посейдон, и, взмахнув рукой, опять скрылся под волнами. И корабль со всем, что находилось в нем, превратился в скалу, крепко сросшуюся с морским дном. Феаки, собравшиеся при виде подходящего корабля на берегу, долгое время не могли понять, почему он не двигается дальше. Но Алкиной, узнав об этом, с тревогой воскликнул:
    - Горе нам! Вот когда сбылось над нами предсказание, о котором мне рассказывал еще мой отец. Со временем, говорил он, Посейдон гневаясь на нас за нашу помощь путникам, обратит в камень наш корабль и заградит наш город от моря скалами. Поэтому дадим клятву, что никогда больше не будем мы отвозить на родину странников, молящих нас о помощи: теперь же принесем в жертву Посейдону двенадцать быков, чтобы умилостивить его и отвратить от нас его гнев.

    Феакийские мужи с ужасом выслушали эти слова и поспешно стали приготовлять жертвоприношение колебателю земли, Посейдону.

    godsbay.ru

    Образы Одиссея и богов в произведениях Гомера. Психологические эссе-размышление о взаимоотношениях людей и богов через призму отображения их в эпических произведениях Гомера

    Ключевые слова: образ Одиссея-руководителя,боги, люди, власть, жертва.

    Образ Одиссея-руководителя

    Почему выбор пал на Одиссея? По двум причинам. Во-первых, я давно намеревалась прочесть Гомера, не только «Одиссею», но и «Илиаду». Во-вторых, как говорится, не бывает ничего случайного — во второй или в третий раз просмотрела голливудский фильм «Одиссея». На этот раз цель просмотра фильма совпала с целью данной работы: анализ личности героя как руководителя. Таким образом, данная работа основана на анализе произведения литературного и произведения кинематографического.

    Одиссей — это герой эпической поэмы древнегреческого поэта Гомера. Одиссей — царь острова Итаки, покинувший своих жену, мать и сына, рождённого в день отплытия Одиссея к берегам Трои.

    Двадцать лет он по воле богов скитался, не имея возможности вернуться к родным берегам. Вначале вместе со своей командой, а затем, когда все его спутники погибли, он один продолжал бедствовать.

    Для своего отряда он был не только царь, но также военноначальник, товарищ и друг. Как руководитель он управлял не только страной и людьми, но, прежде всего, собой — своими поступками, чувствами, волей.

    В ходе просмотра художественного фильма я смогла отметить некоторые организаторские качества Одиссея. Ниже перечисляю их:

    -          Организаторские способности в числе общих коммуникативных способностей — ораторская речь, умение привлечь внимание собеседника, умение выслушивать и доносить своё мнение до слушающего.

    -          Сдержанность в общении с подчинёнными, выдержка во взаимодействиях с конкурентами.

    -          Противоборство, способность противостоять стихиям, богам и собственным человеческим слабостям.

    -          Готовность идти на риск, преодолевать препятствия, не отступать в случае неудач, сомнений и разочарований. Упорство в стремлении достижения цели (20 лет потрачено на то, чтобы вернуться домой).

    -          Умение брать на себя ответственность за выбор решения, ответственность за людей, которые находятся у него в подчинении — их он отправляет на охоту и сам же потом выручает из плена колдовских чар Цирцеи.

    -          Высокий уровень интеллекта, о чём говорят изощрённый ум, хитрость, мудрый выбор, расчётливость, логика рассуждений, сдержанность, власть разума над эмоциями.

    Всё это помогало Одиссею выходить победителем в битвах с богами и с людьми.

    Чтение эпической поэмы Гомера «Одиссея» открыло мне многие психологические аспекты не только личности главного героя Одиссея, но и всей греческой мифологии. Но об этом отдельно. Сейчас же, мне хотелось бы показать Вам образ Одиссея-руководителя глазами и словами самого бессмертного поэта. Строки его говорят сами за себя, представляя Одиссея, равного богам. Он многоопытный муж, «который,

    Странствуя долго со дня, как святой Иллион им разрушен,

    Многих людей города посетил и обычаи видел,

    Много и сердцем скорбел на морях, о спасенье заботясь

    Жизни своей и возврате в отчизну сопутников…» [1, c. 419]

    Его боевой товарищ, с которым Одиссей сражался в Трое, так говорит о нём:

    «В умных советах никто там не мог на ряду быть поставлен

    С ним: далеко опереживал всех изобретеньем многих

    Хитростей царь Одиссей…

    В мненьях согласные, вместе всегда мы, обдумавши строго,

    То лишь одно избирали, что было ахейцам полезней». [1, c. 443].

    «Нет, никогда не бывали столь боги в любви откровенны,

    Сколь откровенна была с Одиссеем Паллада Афина!» [1, c. 445].

    Прекрасная Елена, та самая из-за которой и началась Троянская война, рассказывала об Одиссее:

    «…непреклонный в бедах,…

    Дерзко-решительный муж…

    Тело своё беспощадно иссекши бичом недостойным,

    Рубищем бедным покрывши плеча, как невольник вошёл он

    В полный сияющих улиц народа враждебного город;…

    Многих Троян длинноострою медью меча умертвивши,

    Выведал в городе всё он и в стан невредим возвратился.

    …никогда и нигде мне досель человек, Одиссею,

    твёрдому в бедствиях мужу, подобный, ещё не встречался». [1, c. 457, 458].

    А супруга Одиссея, Пенелопа, даёт образ своего мужа — правителя Итаки:

    «…никому не нанёс он ни словом, ни делом обиды

    В целом народе; хотя многосильным царям и обычно

    Тех из людей земнородных любить, а других ненавидеть,

    Но от него не видал оскорбленья никто из живущих». [1, c. 468].

    И даже богиня Афина, прося за Одиссея на совете богов, характеризует его, как

    «…Одиссея, который был добрым,

    Мудрым царём и народ свой любил, как отец благодушный» [1, c. 472]

    Другая богиня, Калипсо, которая насильно держала Одиссея в неволе, на своём острове, восхищается его умом:

    «Правду сказать, ты хитрец, и чрезмерно твой ум осторожен» [1, c. 476]

    Для харизматической личности, коей несомненно является Одиссей, важно наличие не только внутренней силы, но и особенных, отличительных черт внешности — божественного дара:

    «Дочь светлоокая Зевса Афина тогда Одиссея

    Станом возвысила, сделала телом полней и густыми

    Кольцами кудри, как цвет гиацинта, ему закрутила…

    Так красотою главу облекла Одиссею богиня.

    Берегом моря пошёл он и сел на песке, озарённый

    Силой и прелестью мужества». [1, c. 486]

    Пройдя испытания мужества, приравненному к богам людьми, Одиссею, чтобы достичь берегов любимой Итаки, нужно было пройти ещё испытания смирения не только перед богами, но и перед людьми.

    «Вечным богам, беспредельного неба владыкам, ни видом

    Я не подобен, ни станом; простой человек я, из всех, вам

    В мире известных людей земнородных, судьбою гонимых,

    Самым злосчастнейшим бедственной жизнью моей я подобен.

    Боле других бы я мог рассказать о великих напастях,

    Мной претерпенных с трудом непомерным по воле бессмертных…» [1, c. 496].

    Резюме

    Отмеченный богами, как человек, и приравненный людьми к богам, Одиссей, вдвойне ответственен за свою судьбу.

    Некоторые моменты психологии богов

    Гомер описывает богов Древней Эллады, не лишённых человеческих чувств. Конечно, это взгляд человека на бессмертных. Со стороны смертного человеку хочется хотя бы немного уменьшить разницу и, наделяя богов человеческими слабостями, уменьшить их значимость, «принизить», а в некоторых моментах даже поставить знак равенства между людьми и богами. Но это взгляд человека. Он говорит: «Они (боги) такие же, как мы (люди), хотя бы в слабостях своих». Так думают люди.

    Но что говорят боги? Человек несравнимо ниже, хотя бы потому, что он смертен. Но, всё же, он волен решать, выбирая свою судьбу. Он может быть уподоблен божественным лицам, когда проявляет силу характера, мужество, волю или другие какие черты — те, что присущи богам. И взгляд всемогущих на человека будет таков: «Да они же (люди) как мы (боги) — могут равны быть нам, когда проявляются в силе, совершают поступки». Так значит, с точки зрения богов, человек — это их слепок, с разницей лишь в ограничении жизненных лет.

    Резюме

    Человек смотрит на богов как на подобных себе — с теми же слабостями, но с большей силой — существ, жизнь которых не ограничена временными рамками.

    Боги видят в людях, подобных себе — почти с той же силой, но с большими слабостями. И, притом, существ, не имеющих возможности вечно их проявлять.

    Вот тут и обнаруживается их неравноправие: человек довольствуется поиском недостатков, а бог — волен награждать и наказывать. Но зачем же богам эта власть? Посмею ответить. Дабы наслаждаться своей силой, правом решать и давать ту судьбу, что они посчитают возможной для человека просто из прихоти. И тем повышают значимость собственную, и тем утверждаются.

    Калипсо или та, что скрывает [1, c. 616.]. Зачем ей было необходимо так долго держать в плену Одиссея, если он сердцем был холоден к ней и испытывал муки печали, страдая от долгой разлуки с любимой женою?

    Боги не властны над чувствами. Но знала ли это Калипсо, упорно пытаясь сравниться со смертной женою? Ведь она не считалась с чувствами Одиссея, а только своим потакала. Это слабость божественного эгоизма или право богини удерживать смертного силой? Но как же тогда можно требовать от человека не быть эгоистом в своей человеческой слабости, если того нет у богов?

    И как же искусно Калипсо себя приукрасила, выдав решение Зевеса за своё изъявленье. Сама бы она никогда не решилась отпустить Одиссея, если б не вестник богов — златокрылый Гермес, вынужденный надавить на Калипсо. Она благодушною стала пред Одиссеем внезапно не по собственной воле, но лицемерно внушала свою благосклонность. Не может богиня быть слабой в глазах человека:

    «…тебя отпустить благосклонно хочу я» [1, c. 475].

    Посейдон. Гнев проявляет он свой к Одиссею, чтоб убедить, самому убедиться в собственной силе. Чтобы смирить человека и заставить быть благодарным за милость даруемой жизни. Бог то тщеславен, и требует в том подкрепленья всё время. Скучно ему вечно жить, не играя, шаля и балуя. Человек для него словно кукла — помотаю, пока интересно, по волнам, по пучинам, а надоест — так скормлю обитателям моря или на берег выброшу — в том моя воля. И он говорит Одиссею:

    «Будет с тебя! Не останешься, думаю, мной недоволен». [1, c. 481].

    Резюме

    Боже мой! — это я восклицаю — какая самовлюблённость и вседозволенность. Хорошо, что есть человек, то существо на Земле, над которым вольно ему потешаться и быть милосердным, восторгаясь при этом своим милосердием. Можно подумать, что он так долго топил Одиссея (зная, что не утопит, но Одиссей то не знал), чтоб благодарность услышать за спасенье от смерти, свободу и милость, что даровал Одиссею.

    Скрытый мотив поведения Посейдона?

    Но зачем вообще нужно богам поклонение человека, приношение жертв, воспевание и смиренность людская? Неужель для того, чтоб не утратить собственной силы и мощи уверенность, оправдание жизни своей, своего существа? Ведь без человека теряется смысл их божественной силы. Возможно они (боги) питают энергию власти от человека, что возносит их, а себя принижает.

    Титаны — тираны. Психология власти и жертвы.

    Литература:

    1.                  Гомер. Илиада. Одиссея. М.: Художественная литература, 1967. 768с.

    2.                  Мифы народов мира. Энциклопедия: в 2-х т. / Гл. ред. С. А. Токарев. М.: Рос. энциклопедия, Т.1. А-К. 1999, 671 с.

    Основные термины (генерируются автоматически): Одиссея, бог, Гомера, образ Одиссея-руководителя, богиня, Калипсо, взгляд человека, эпическая поэма, собственная сила, сила.

    moluch.ru

    Отправить ответ

    avatar
      Подписаться  
    Уведомление о