Битва 1223 на реке калка – Битва на реке Калка (1223 год)

Содержание

Битва на реке Калка (1223 год)

После завоевания Китая и Хорезма (1219–1221) верховный властелин монгольских клановых вождей Чингисхан послал на разведку «западных земель» сильный кавалерийский корпус под командованием более одаренных военачальников Джебе и Субедея.

Они прошли по южному берегу Каспийского моря, затем, после разорения Северного Ирана, проникли в Закавказье, разбили грузинскую армию (1222) продвигаясь на север вдоль восточного берега Каспийского моря, ветре тили на Северном Кавказе объединенное войско половцев, лезгинов, черкесов и аланов.

Произошел бой, который не имел решительных последствий. Тогда завоеватели внесли раскол в ряды неприятеля. Он одарили половцев и обещали их не трогать. Последние стали расходиться по своим кочевьям. Воспользовавшись этим, монголы легко разбили аланов, лезгинов и черкесов, а затем разбили по частям и половцев.

В начале 1223 года монголы вторглись в Крым, взяли город Сурож (Судак) и снова двинулись в половецкие степи. Половцы бежали к Днепру. Несколько ханов, среди них и Котян тесть галицкого князя Мстислава Удалого, обратились за помощью; русским князьям. «Сегодня татары (монголы) захватили нашу землю, — убеждал Котян, — завтра они возьмут вашу».

Под влиянием Мстислава несколько русских князей согласились на союз с половцами против монголов. На военном совете князья решили не ждать прихода татар, а атаковать их в половецких степях. Помимо Мстислава Удалого в поход согласились выступить князья: Мстислав Киевский, Мстислав Черниговский, молодой Даниил Волынский, всего 15 князей.

Могущественный великий суздальский князь Юрий отказался сам явиться, но за тем направил в помощь южнорусским князьям военный отряд во главе со своим племянником, ростовским князем. Однако тот не успел соединиться с остальными князьями и, узнав о поражении русских, повернул обратно.

Выступив в поход, объединенные силы русских князей спустились вниз по Днепру и на 17-й день сосредоточились на правом берегу реки, близ острова Хортица, который был избран в качестве базы для ведения степной кампании. Здесь к русским присоединились половцы. Русская рать состояла из дружин князей. Решения принимались на совете князей, каждый из которых, преследуя собственные интересы, старался поступать по-своему. Главными соперниками были Мстислав Киевский и галицкий князь Мстислав Удалой.

У Заруба, между Каневом и Киевом, к князьям явились монгольские послы, предложившие монгольско-русский союз против половцев. «Слыхали мы, — говорили они, — что вы идете против нас, а мы вашей земли не трогали — ни городов, ни сел. Мы пришли, по воле Божьей, на своих холопов и конюхов — половцев. Они и вам причинили много зла, за то мы их и бьем. Возьмите лучше с нами мир, а их гоните прочь». Русские, находившиеся в то время в дружественных отношениях с половцами, отказались принять предложение монголов. Более того, вопреки военным традициям, князья приказали казнить посланников.

Когда сошлись все дружины, союзники спустились по Днепру до Олешья, против Херсона. И вот на левом берегу Днепра показались передовые разведывательные отряды монголов. Князь Даниил Волынский с галичанами переправился через Днепр, атаковал неприятеля и обратил его в бегство. Мстислав Галицкий с тысячей всадников организовал преследование и окончательно разбил передовой отряд монгольских войск. Однако эта победа не принесла русским удачи, а, напротив, породила у них преувеличенное представление о собственных силах. Переправившись через Днепр, русские двигались по степям восемь дней, пока не достигли реки Калки, за которой были сосредоточены основные монгольские силы численностью до 30 тысяч человек.

В командовании русско-половецкой армии не было единства. Мстислав Киевский придерживался выжидательно-оборонительной тактики и возражал против перехода через Калку. Он расположился на правом берегу реки на каменистой высоте и приступил к ее укреплению. Не посоветовавшись с киевским и черниговским князьями и без достаточной подготовки, галицкий князь Мстислав Удалой, волынский князь Даниил, прочие князья, а также половцы 31 мая 1223 года переправились через Калку и атаковали монголов. Последствия атаки оказались гибельными.

Высланный в сторону монголов передовой отряд, состоявший из дружины Даниила Волынского и Яруна половецкого, был окружен неприятелем. Завязался упорный бой. Согласно летописи, монголы первым разбили половцев, паническое бегство которых внесло замешательство в русские ряды. Силы Мстислава Удалого и остальных князей, включая Даниила Волынского, были смяты и дезорганизованы.

На плечах половцев монголы ворвались в расположение главных сил. Начался неравный бой. Численное превосходство неприятеля и неорганизованное сопротивление русских, из которых почти никто не успел надеть доспехи, предопределили исход сражения. Началась кровавая резня: русские дорого поплатились за свою беспечность. Мстислав и Даниил поскакали назад к Днепру с остатками дружины. Шестеро князей, включая Мстислава Черниговского, погибли во время этого бегства. Мстислав Удалой избежал погони; он даже успел уничтожить все русские ладьи, чтобы не пустить монголов на правый берег Днепра.

Затем в течение трех дней монголы безуспешно осаждали укрепленный стан Мстислава Киевского. Отчаявшись, они предложили Мстиславу отпустить его вместе с защитниками лагеря за выкуп. Вождь бродников Плоскиня, который присоединился к монголам, поклялся от его имени, что условия соглашения будут строго соблюдаться. Русский поверили. Однако когда они вышли из лагеря, монголы напали на татар и всех перебили.

Мстислав и два других князя были захвачены живыми; их связали и положили на землю, поверх настелили доски, на которых монгольские военачальники устроились праздновать свою победу. Смерть князей была мучительной.

Жестокое поражение русского войска было закономерным. Значительное по численности, оно было разобщенным по организации: не было единого начала, каждая дружина сражалась сама по себе; любой князь мог по своей воле покинуть поле боя. Таким образом, сказывалась политическая разобщенность Руси в условиях упадка Киева и становления новых центров государственности.

После победы монголы организовали преследование остатков русского войска (лишь каждый десятый воин вернулся из Приазовья), разрушая на днепровском направлении города и деревни, захватывая в плен мирных жителей. Однако дисциплинированные монгольские военачальники не имели приказа задерживаться на Руси. Вскоре они были отозваны Чингисханом, который посчитал, что основная задача разведывательного похода на запад успешно решена. На обратном пути монголы разграбили Сурож, затем двинулись к Средней Волге. Здесь, у устья Камы, войска Джебе и Субедея потерпели серьезное поражение от волжских булгар, отказавшихся признать над собой власть Чингисхана. После этой неудачи монголы спустились вниз к Саксину и прикаспийскими степями возвратились в Азию, где в 1225 году соединились с главными силами монгольского войска.

Внезапное появление монголов на Руси в 1223 году и их не менее внезапное исчезновение прибавляло загадочности к горечи русского поражения. Как записал новгородский летописец: «…и бысть вопль, и плачь, и печаль по городом и по селом… Татары же возвратишася от реки Днепра; и не сведаем, откуда суть пришли и кдеся деша опять».

По разделе наследства Чингисхана земли достались в удел его внуку, Батыю. Ровно через 13 лет после битвы на Калке Батый возглавил общемонгольский поход в Восточную и Центральную Европу (1236–1243).

agesmystery.ru

Битва на реке Калке 1223

XIV. МОНГОЛО-ТАТАРЫ. – ЗОЛОТАЯ ОРДА

 

(продолжение)

 

 

Помянутое преследование монголами султана Магомета приобрело важное значение в Русской истории: с ним связано первое нашествие сих варваров на Русь. Во время этого преследования Джебе-Нойон и Субудай-Багадур далеко углубились на запад, в прикаспийские страны, и вошли в область Азербайджан. По смерти Магомета, они получили от Чингисхана вместе с подкреплениями, разрешение идти из Азербайджана далее на север, чтобы воевать страны, лежащие за Каспием и Уралом, особенно турецкий народ кипчаков или куманов (половцев). Полководцы перешли реки Араке и Кур, вторглись в Грузию, разбили грузинское войско и направились к Дербенту. У владетеля Шемахи они взяли десять проводников, которые должны были указать им пути чрез Кавказские горы. Варвары отрубили одному из них голову, грозя поступить так же и с другими, если они не поведут войско лучшими путями. Но угроза произвела противоположное действие. Проводники улучили минуту и убежали в то именно время, когда варвары вошли в неведомые для них горные теснины. Между тем извещенные об этом нашествии некоторые кавказские народы, в особенности аланы и черкесы (ясы и касоги русских летописей), соединясь с отрядом половцев, заняли окрестные проходы и окружили варваров. Последние очутились в весьма затруднительном положении. Но Джебе и Субудай были опытные, находчивые предводители. Они послали сказать Половцам, что, будучи их соплеменниками, не желают иметь их своими врагами. (Турко-татарские отряды составляли большую часть отправленного на запад войска.) К своим льстивым речам посланцы присоединили богатые дары и обещание разделить будущую добычу. Вероломные Половцы дались в обман и покинули своих союзников. Татары одолели последних и выбрались из гор на северную сторону Кавказа. Тут, на степных равнинах, они уже свободно могли развернуть свою конницу и тогда начали грабить и разорять вежи самих половцев, которые, полагаясь на заключенную дружбу, разошлись по своим кочевьям. Они таким образом получили достойное возмездие за свое вероломство.

Тщетно Половцы пытались противиться; они постоянно терпели поражения. Татары распространили ужас и разорение до самых пределов Руси, или до так называемого Половецкого вала, который отделял его от степи. В этих битвах пали знатнейшие ханы Кипчака Даниил Кобякович и Юрий Кончакович, бывшие в свойстве с русскими князьями и носившие, как видим, русские имена. Оставшийся старейшим между ханами Котян с несколькими другими бежал в Галич к зятю своему Мстиславу Удалому и начал молить его о помощи. Не таков был Галицкий князь, чтоб отказываться от ратного дела, чтобы не помериться с новым, еще не испытанным врагом.

Наступила зима. Татары расположились провести ее в южных половецких кочевьях. Они воспользовались зимним временем и для того, чтобы проникнуть на Таврический полуостров, где взяли большую добычу и в числе других мест разорили цветущий торговлей город Сугдию (Судак).

Между тем, по просьбе Мстислава Мстиславича, южнорусские князья собрались на сейм в Киеве, чтобы общим советом подумать о защите русской земли. Старшими князьями здесь были три Мстислава: кроме Удалого, киевский великий князь Мстислав Романович и черниговский Мстислав Святославич. За ними, по старшинству, следовал Владимир Рюрикович Смоленский. Вероятно, тут же присутствовал и четвертый Мстислав (Ярославич), прозванием Немой,  старший из князей волынских; по крайней мере, он участвовал потом в ополчении. Был тут и Котян с своими товарищами.

Половецкие ханы неотступно просили русских князей вместе с ними ополчиться против татар и приводили такой довод: "Если не поможете нам, то мы будем избиты сегодня, а вы завтра". Просьбы свои они подкрепляли щедрыми подарками, состоявшими из коней, верблюдов, рогатого скота и красивых пленниц. Один из ханов, по имени Бастый, во время сейма принял крещение. Самым усердным их ходатаем явился, конечно, Мстислав Удалой. "Лучше встретить врагов в чужой земле, нежели в своей, – говорил он. – Если мы не поможем Половцам, то они, пожалуй, передадутся на сторону татар, и у тех будет еще более силы против нас". Наконец он увлек весь сейм; решен был общий поход. Князья разъехались, чтобы собрать свои полки и сойтись вместе на условленных местах. Послали также просить помощи у великого князя Владимиро-Суздальского Юрия Всеволодовича. Он не отказал и отправил на юг суздальскую дружину с племянником своим Васильком Константиновичем Ростовским. Посылали и к рязанским князьям, но те, неизвестно почему, не подали никакой помощи.

Поход в степи, по обычаю, открылся весной, в апреле месяце. Главное сборное место во время таких походов находилось у правобережного городка Заруба и так называемого Варяжского острова. Здесь производилась переправа через Днепр на пути из Киева в Переяславль, который лежал тут же поблизости, на другой стороне. Конница приходила сюда сухопутьем, а пехота приплывала на судах. По словам летописи, судов набралось столько, что воины переходили по ним как посуху с одного берега на другой. Здесь собирались князья киевские, смоленские, черниговские, северские, волынские и галицкие, каждый с своей дружиной. Сюда же к русским князьям явились послы от татарских военачальников. Последние проведали о сильной рати и попытались, по своему обычаю, ловкими переговорами разъединить союзников.

"Слышали мы, – говорили послы, – что вы идете на нас; мы же земли вашей не занимали, городов и сел ваших не трогали и пришли не на вас, а на половцев, наших холопов и конюхов. Возьмите с нами мир: у нас нет с вами рати. Слышали мы, что Половцы и вам много зла творят. Мы их бьем отсюда, и если они к вам побегут, то бейте их от себя и забирайте их имущество". Хитрость, употребленная с Половцами в Кавказских горах, без сомнения, была уже известна русским князьям. Последние не только не хотели слушать льстивых татарских речей, но и, вопреки всем обычаям, по наущению половцев, велели умертвить самих послов. От Заруба ополчение, держась правого берега, двинулось далее к югу и прошло пороги. Между тем галицкая пехота, под начальством двух воевод, Юрия Домамирича и Держикрая Володиславича, (если верить летописцу) на тысяче ладей спустилась вниз по Днестру в море; потом поднялась вверх по Днепру, миновала Олешье и остановилась около порогов на устье речки Хортицы, "на броду у протолчи", где и встретилась с войском; шедшим сверху. Пришла и главная рать половецкая. Все соединенное ополчение едва ли не простиралось до ста тысяч ратников. И оно заключало в себе цвет русского племени.

Во второй раз явились татарские посланцы и сказали: "Вы послушались половцев, послов наших умертвили и идете против нас; а мы вас ничем не трогали; пусть рассудит нас Бог". На этот раз послов отпустили.

Меж тем, услыхав о близости передовых татарских отрядов, Даниил Романович Волынский и другие молодые князья в сопровождении Юрия Домамирича поспешили с легкой дружиной перебраться через реку и поскакали в степь, чтобы посмотреть на невиданных дотоле врагов. Воротясь в стан, молодежь рассказывала, что татары смотрят людьми самыми простыми, так что "пуще" (хуже) половцев. Но опытный в военном деле Юрий Домамирич утверждал, что это добрые ратники и хорошие стрелки. Он уговаривал князей не терять времени и спешить выходом в поле. Навели мосты из ладей, и войска начали переправу на левый берег Днепра. Одним из первых переправился Мстислав Удалой. С передовым отрядом он ударил на сторожевой полк неприятельский, разбил его, далеко гнался за ним и захватил много скота. Татарский воевода Гемибек спрятался было в одном из тех могильных курганов, которыми так изобилуют наши южные степи, но был найден. Половцы выпросили его у Мстислава и убили. Поощренные этой победой, русские князья смело углубились в степи, следуя обычным Залозным путем, который вел к Азовскому морю. Татары отступали, и только сторожевые отряды время от времени затевали мелкие сшибки. После осьми или девятидневного степного похода русская рать приблизилась к берегам Азовского моря. Здесь татары остановились и выбрали удобное для себя место за речкой Калкой (приток Калмиуса).

Первые успехи и отступление татар усилили и без того существовавшую у русских людей уверенность в своих силах и некоторую беспечность: они начали свысока относиться к неприятелю, который, очевидно, уступал им и числом, и вооружением. Но единодушие князей, по обыкновению, было непродолжительно; уже во время похода возникли соперничество и разные пререкания. Общего начальника не было; а было несколько старших князей, и каждый из них распоряжался своими полками отдельно, мало справляясь с другими. Состояние русской рати и ее слабые стороны, по всей вероятности, не укрылись от таких опытных, искусных военачальников, каковы были Джебе и Субудай, получивших большой навык воевать и управляться с самыми разнообразными народами. Недаром они провели зиму в половецких кочевьях и, без сомнения, нашли возможность разведать все, что им нужно было знать по отношению к Руси и ее вождям. Нет сомнения, что дарами, ласками и обещаниями они постарались найти перебежчиков и изменников, как это делали в других странах. По крайней мере наша летопись упоминает о вольной дружине русских бродников, которые с воеводой своим Плоскиней оказались на Калке в татарском ополчении. Особенно много перебежчиков нашлось, вероятно, между Половцами. Решаясь принять битву, татарские воеводы более всего могли рассчитывать на русскую рознь, и они не ошиблись.

Главным виновником бедствий явился тот самый Мстислав Удалой, который всю свою жизнь провел в ратных делах и пользовался тогда на Руси славой первого героя. Нет сомнения, что собравшиеся князья признали бы временно его старшинство и подчинились бы его предводительству, если бы он сколько-нибудь обладал политическим смыслом и твердостью характера. Но этот самонадеянный рубака не только не озаботился какими-либо военными предосторожностями, а напротив, считая татар верной добычей своего меча, опасался, чтобы кто другой не отнял у него славу победы. К тому же в самую решительную минуту он сумел очутиться в какой-то распре с своим двоюродным братом Мстиславом Романовичем Киевским. Не предупредив последнего, Удалой,  очевидно, ведший передовую или сторожевую рать, переправился за Калку с галицко-волынскими полками и отрядом половцев и начал наступать на татар, выслав впереди себя Яруна с Половцами и своего зятя Даниила Романовича с волынцами. Татары, закрываясь плетенными из хвороста щитами, метко поражали стрелами наступавших. Русские бодро продолжали нападение. Особенно отличился при этом Даниил Романович; он врубился в толпы врагов и сгоряча не чувствовал раны, которую получил в грудь. Вместе с ним ратоборствовал другой из молодых князей, Олег Курский. Один из волынских воевод (Василько Гаврилович), сражавшийся впереди, был сбит с коня. Двоюродный дядя Даниила Романовича, Мстислав Немой, думал, что это упал его племянник; несмотря на свои преклонные лета, он бросился к нему на выручку и также начал крепко поражать врагов. Победа казалась уже близка. Но вдруг татары стремительно ударили на половцев; последние не выдержали их натиска, бросились назад на русские полки и привели их в замешательство. Искусный враг улучил минуту, чтобы, не дав времени опомниться, нанести полное поражение галичанам и волынцам. А когда они обратились в бегство, татары напали на другие русские отряды, еще не успевшие выстроиться для битвы, и громили их по частям. Остатки разбитого ополчения побежали назад к Днепру.

Это бедствие совершилось 31 мая 1223 года.

Одна часть татарского войска пустилась преследовать бегущих, а другая осадила великого князя киевского Мстислава Романовича. Последний является вторым, после галицкого князя, виновником поражения. Не видно, чтобы он пытался поддержать значение своего старейшего стола и водворить единодушие в русском ополчении. Напротив, есть известие, что, надеясь на собственный полк, он предавался беспечности и похвалялся один истребить врагов. Он расположился на возвышенном каменистом берегу Калки и, огородив свой стан телегами, три дня отбивался здесь от нападения татар. Варвары прибегли к обычному коварству. Они предложили великому князю дать за себя окуп и мирно удалиться с своим полком. Воевода бродников Плоскиня на кресте присягнул в исполнении договора. Но едва киевляне покинули укрепленный стан, как татары ударили на них и произвели беспощадное избиение. Мстислав Романович и находившиеся при нем два младшие князя были задушены и брошены под доски, на которых начальники варваров расположились, для обеда. Летописцы говорят, что одних киевлян погибло на Калке до десяти тысяч; так велико было наше поражение.

Калка. Картина П. Рыженко

 

Татары, отряженные для преследования бегущих, также успели избить много народу и кроме того шесть или семь князей; в том числе пал Мстислав Черниговский. Остаток его полка спасся с его племянником Михаилом Всеволодовичем (впоследствии замученным в Орде). Владимир Рюрикович Смоленский во время бегства успел собрать вокруг себя несколько тысяч человек, отбился от врагов и ушел за Днепр. Главный виновник бедствия, Мстислав Удалой, также успел достигнуть днепровской переправы вместе с Мстиславом Немым и Даниилом Романовичем; после чего он велел жечь и рубить ладьи, чтобы не дать возможности татарам перейти на другой берег. Жители некоторых пограничных городов думали умилостивить варваров и выходили к ним навстречу с крестами, но подвергались избиению.

Варвары, однако, не стали углубляться в пределы Руси, а повернули назад в Половецкую степь. Затем они направились к Волге, прошли по земле Камских Болгар, которым также успели нанести большое поражение, и Уральскими степями, обогнув Каспийское море, воротились в Азию к своему повелителю. Таким образом, монгольские завоеватели на опыте изведали состояние Восточной Европы и те пути, которые вели в нее. И этим опытом они не замедлят воспользоваться.

А между тем как воспользовались тем же опытом русские князья? Подумали ли они о том, чтобы на будущее время принять более действенные меры для защиты Руси? Нисколько. Те же беспечность и самонадеянность, которые предшествовали Калкскому поражению, и последовали за ним. Бедствие это не нарушило обычного течения русской жизни и междукняжеских отношений с их мелкими распрями и спорами о волостях. Татары скрылись в степях, и русские думали, что случайно грянувшая гроза пронеслась мимо. Современный летописец наивно заметил, что варваров этих "никто хорошо не знает, какого они племени и откуда пришли. Только премудрые мужи разве ведали, которые в книгах начитаны: одни называли их Татарами, другие Таурменами, третьи Печенегами, иные считали их тем самым народом, который, по словам Мефодия Патарского, был загнан Гедеоном в пустыню между востоком и севером, а перед кончиной света явится и попленит всю землю от Востока до Евфрата, Тигра и до Понтского моря". До какой степени русские политики того времени мало знали о великих переворотах, совершавшихся в глубине Азиатского материка, и как мало опасались за будущее Русской земли, показывают слова того же современного суздальского летописца о Васильке Константиновиче Ростовском. Этот князь опоздал с своей северной дружиной: когда он достиг Чернигова, сюда пришла весть о Калкском побоище. Суздальцы поспешили вернуться домой, а летописец весьма радуется такому благополучному возвращению князя. Простодушный книжник, конечно, не предчувствовал, какая гроза собиралась над самой Суздальской Русью и какая мученическая кончина от рук тех же варваров ожидала Василька! Слова и тон этого летописца служат отголоском и самого северорусского общества, посреди которого он жил. Только впоследствии, когда татары наложили свое тяжелое ярмо, наши старинные книжники более оценили несчастное Калкское побоище и начали украшать его некоторыми сказаниями, например, о гибели семидесяти русских богатырей, в том числе Добрыни Златого Пояса и Александра Поповича с его слугой Торопом[1].



[1] Полн. Собр. Рус. летописей. Особенно Ипатьевский список, тождественный с ним Академический и Новгородская лет. В Лаврент. сокращено, хотя, очевидно, это рассказ одного и того же автора. В. Лаврент. и Акад. Калкская битва приведена под 1223 г., в Ипат. и Новгород. – под 1224 г. Вернее, первый год. См. Куника "О признании 1223 года временем битвы при Калке". (Учен. Зап. Акад. Наук по 1 и 3 отделению, т. II, вып. 5. СПб. 1854. Ibidem его же заметки: "О связи Трапезундско-Сельджукской войны 1223 года с первым нашествием татар на северное Черноморье". "О перенесении иконы Николая из Корсуня в Новгород в 1223 г.", "О походе татар по Нейбурской летописи" и пр.) Его же: Renseignements sur les sources et recherches relatives a la premiere invasion des Tatares en Russie (Melanges Asiatiques. Т. II. Вып. 5. S-Ptrsb. 1856 г.).

О гибели 70 богатырей, или "храбров", упомянуто в позднейших сводах (Воскресенском, Никоновском, Тверском, Новгородском четвертом). Главным героем сказания о них является тот же ростовский богатырь Александр Попович с своим слугою Торопом, которые отличились в Липицкой битве. Сказание (помещенное в Тверском своде) баснословит так: по смерти Константина Всеволодовича Ростовского этот Александр собрал других богатырей и уговорил их, вместо того чтобы служить разным князьям и в междоусобиях избивать друг друга, идти всем в Киев и поступить на службу к великому князю киевскому Мстиславу Романовичу. Вероятно, не без связи с этою богатырскою дружиною приведена и следующая похвальба Мстислава Романовича, сказанная при получении вести о нашествии татар: "Пока я сижу в Киеве, то по Яико и по Понтийское море, и по реку Дунай сабле (вражской) не махивати".

О событиях Юго-Запад. Руси см. Волынскую летопись по Ипат. списку. О землетрясении и солнечном затмении см. Лаврент.

rushist.com

Сражение на реке Калке в 1223 году

Во второй половине XII  начале XIII в. на огромных пространствах от Великой Китайской стены до озера Байкал жили многочисленные монгольские племена. Собственно монголы были одним из этих племен. Именно это племя дало потом обобщенное имя всему монгольскому государству. Та­тары были другим здешним племенем, кочевавшим в районе озера Буир-Нур. Они враждовали с монголами, но позднее объединились под их началом. Но случилось так, что во внешнем мире и особенно на Руси именно это название — «татары» закрепилось за новым государством.

В конце 50-х — начале 60-х годов XII в. одному из мон­гольских вождей богатуру (герою) Есугэю из племени тайчиутов удалось объединить под своей властью большинство монгольских племен. В ту пору в его семье в 1162 г. родился старший сын Тэмучэн, будущий Чингисхан. Однако Есугэй не долго был наверху. Враждовавшие с ним татары сумели отравить его. После этого улус (орда, дружина) Есугэя распался.

Тэмучэну в отчаянной борьбе с другими вождями племен — ханами удалось подчинить своему влиянию основ­ную часть монгольских племен и занять трон «Хамаг монгол улуса», т.е. всех монголов. В эти годы он показал себя иск­лючительно отважным воином, смелым до безрассудства. Со­временники рассказывают, как, будучи еще совсем молодым человеком, он бежал из плена с тяжелой деревянной колод­кой на шее, а затем, скрываясь от врагов, просидел долгое время под водой, ухитрившись дышать ртом, чуть выступав­шим над водной гладью.

Уже в то время Тэмучэн отличался беспощадностью и коварством в борьбе с врагами, умением стравливать их меж­ду собой, лавировать, отступать, когда этого требовали об­стоятельства. Известно, что он участвовал в убийстве одного из своих братьев, заподозрив его в политической интриге против себя.

Чингисхан

Тэмучэн создал личную гвардию, которую разделил на «ночную» и «дневную», окружил себя прочной охраной, ввел управление своим личным имуществом, дал большие приви­легии своим нойонам (аристократам) и нукерам (воинам охраны хана), освободив их от всяких на­логов. Одновременно он продолжал подчинять себе монголь­ские племена, не вошедшие в его государство. Одним из последних было подчинено племя татар, убившее его отца.

Подчинив себе большую часть монголов, Тэмучэн провел ряд реформ: ввел десятичную систему организации общества и армии — все взрослое население делилось на «тьмы» (10 тыс.), тысячи, сотни и десятки. Причем десяток, как правило, совпадал с айлой, т.е. семьей. Во главе этих отрядов, которые действовали и в мирное, и в военное время, стояли командиры, строго подчинявшиеся друг другу по служебной лест­нице.

На курултае (общем съезде монгольских вождей) на реке Онон в 1206 г. Тэмучэн был провозглашен Чингисханом — «великим ханом», «посланным богом». Тем самым ему удалось объединить мон­голов в единое централизованное государство. Таким обра­зом, в ту пору, когда Русь раздиралась политическими усо­бицами, за тысячи километров от нее ковалась новая могучая централизованная империя с сильной подвижной армией, с талантливым, решительным, беспощадным властелином.

Битва на р. Калке, 1223 г.

Свои походы монголы начали с завоева­ния земель соседей — бурят, эвенков, якутов, уйгуров, енисейских киргизов, которые были покорены к 1211 г.  Государственно-военная машина монголов заработала на полные обороты, когда Чингисхан обрушился на Северный Китай. За нескольких лет монголы завое­вали Северный Китай, а в 1215 г. захватили его столицу Пе­кин. Спустя три года была завоевана Корея. Захват Китая Чингисхан исполь­зовал для того, чтобы поставить на службу монгольскому государству огромный научный, культурный потенциал им­перии.

Основную ударную силу монгольской армии составляла конница. Каждый воин имел два-три лука, несколько колчанов со стрелами, топор, ве­ревочный аркан, хорошо владел саблей. Лошадь воина покрывалась шкурами, что защищало ее от стрел и оружия противника. Голову, шею и грудь монгольского воина от вражеских стрел и копий закры­вали железный или медный шлем, панцирь из кожи. Монгольская конница обладала высокой подвижностью. На своих низкорослых, с мохнатой гривой, выносливых конях они могли проходить в сутки до 80 км, а с обозами, стенобитными и огнеметными орудиями — до 10 км. Известно, что монгольская армия была сильна не только своей могучей и быстрой конницей, но и китайскими осадными стенобитными и камнеметными машинами, мета­тельными снарядами с горючей смесью, в состав которой входила нефть.

Чингисхан с соколом, китайское изображение

В короткий срок Чингис­хан создал большую армию, вооруженную и оснащенную с помощью китайских специалистов по последнему слову тог­дашней техники. В армии была строгая дисциплина. За бегст­во с поля боя смертью наказывался весь десяток, вся айла-семья, в которой служил этот воин. Угнетающее воздействие на врагов оказывали жестокие расправы монголов с против­никами. Непокорные города они уничтожали — жгли, разру­шали, а жителей либо уводили в плен (ремесленников, жен­щин, детей), либо, если это было мужское население, способное к сопротивлению, убивали.

Чингисхан располагал превосходной разведкой. Прежде чем отправиться в военный поход, монголы через купцов, пу­тешественников, через своих тайных агентов тщательно со­бирали сведения о своих будущих противниках, о состоянии политического положения в их землях, об их союзниках и врагах, оборонительных сооружениях. Нередко роль развед­чиков играли монгольские посольства, засылаемые в ту или иную страну перед ее завоеванием.

После похода на Китай монголы повернули на Запад ост­рие своей мощной, хорошо организованной военной машины, способной к масштабным и долговременным войнам. Летом 1219 г. почти 200-тысячное монгольское войско во главе с Чингисханом начало завоевание Средней Азии. Правитель Хорезма (страна в устье Амударьи) шах Мухаммед не принял генерального сражения, рассредоточив силы по городам.

Подавив упорное сопро­тивление населения, захватчики штурмом овладели Отраром, Ходжентом, Мервом, Бухарой и другими городами. Правитель Самарканда, несмотря на требование народа обороняться, сдал город. Несколько месяцев Чин­гисхан осаждал главный город государства Хорезма Ургенч и в конце концов взял его, разгромил, а жителей увел в плен. Сам Мухаммед бежал в Иран, где вскоре умер.

Таким образом, в 1219-1220 гг. монголы захватили Среднюю Азию. Государства Средней Азии, расколотые, как и Русь, полити­ческими распрями, действовали в одиночку и не могли проти­востоять захватчикам.

Богатые, цветущие земледельческие районы Семиречья (Средняя Азия) превратились в пастбища. Были разрушены создававшиеся ве­ками ирригационные системы. Монголы ввели режим жестоких по­боров, ремесленников уводили в плен. В результате завоевания мон­голами Средней Азии её территорию начали заселять кочевые племе­на. Оседлое земледелие вытеснялось экстенсивным кочевым скотоводством, что затормозило дальнейшее развитие Средней Азии.

Захватив Среднюю Азию, монголы использовали в своих интересах ее искусных ремесленников, многовековой куль­турный и хозяйственный опыт. Основная сила монголов с на­грабленной добычей возвратилась из Средней Азии в Монголию. Но 30-тысячная армия под командованием лучших монгольских воена­чальников — Джэбэ и Субэдэя из Средней Азии продвинулось в Северный Иран, вышло через Южный Прикаспий в Азербайджан, захватило город Шемаху и появи­лось на Северном Кавказе. Там они сломили сопротивление алан (осетин), которые тщетно обращались за помощью к по­ловцам. Преследуя алан, монголы появились и в землях по­ловцев, в Приазовье, Крыму, овладели старинным византий­ским городом Сурожем (Судаком). Теперь перед ними расстилались половецкие кочевья и южнорусские степи.

Ещё в начале XIII в. на Русь стали доходить смутные слухи о появлении где-то на Востоке новой мощной державы степ­ных кочевников. Эти сведения доносили купцы из Индии и Средней Азии, путешественники. А вскоре новая грозная опасность встала уже у русских границ. Это были монголо-татары. В половецких степях и на границах Руси появились два ударных корпуса Чингисхана — молодого талантливого пол­ководца Джэбэ и умудренного опытом старого Субэдэ. Поло­вецкий хан Котян, в пределы которого вступили монголы, об­ратился к русским князьям за помощью.

Однако в русских княжествах с сомне­нием встретили просьбу половцев о помощи. Во-первых, князья не доверяли своим старинным степным противникам, во-вторых, появление на русских границах новой, невиданной доселе монгольской армии было воспринято вроде еще одного выхода из степи очередной орды кочевников. Были печенеги, потом торки, потом половцы. Теперь появились какие-то тата­ры. Пусть они и сильны, но русские рати громили всех степ­няков. Была уверенность, что русские дружины одолеют и но­вых пришельцев.

Такие настроения отразил и съезд князей в Киеве, который собрался по инициативе Мстислава Удалого. Там галицкий князь призывал к единству сил с половцами, к выступлению против неведомого и страшного врага. Но на призыв Мстислава Удалого откликнулись не все. Дали согла­сие участвовать в походе против татар киевский князь Мстис­лав Романович, Мстислав Святославич Черниговский, Даниил Романович, княживший в это время во Владимире-Волын­ском, а также князья помельче. Но самое главное, в помощи отказал могущественный русский князь, сын Всеволода Боль­шое Гнездо Юрий Всеволодович Владимиро-Суздальский. Он, правда, пообещал прислать ростовский полк, но тот не явился.

Узнав о выступлении русского войска им навстречу, мон­голы, верные своему принципу раскола врагов, послали к рус­ским князьям посольство, которое заявило: «Мы слышим, что вы идете против нас, послушав половцев; а мы ни вашей зем­ли не заняли, ни городов ваших, не на вас мы пришли, но на холопов и на конюхов своих на поганых половцев. А вы возь­мите с нами мир…». Но уже наслышанные о коварстве и же­стокости монголов русские князья отказались вести с ними переговоры, перебили монгольских послов и двинулись на­встречу неприятелю.

Первая схватка с монголами оказалась удачной. Полки русских воинов и половцев, перейдя Калку, нанесли удар по передовым отрядам монголо-татар, которые отступили. Передо­вые монгольские отряды были частью перебиты, частью бежа­ли к своим главным силам. Русские дружины продолжали продвигаться далее в степь, стремясь, как во времена проти­воборства с половцами, решить дело на вражеской террито­рии, подальше от родных земель. Решающая битва между объединенным русским войском и туменами (от слова «тьма») Джэбэ и Субэдэ произошла 31 мая 1223 г. на реке Калке неподалеку от побережья Азовского моря.

В этом сражении еще раз проявился сепаратизм и поли­тический эгоизм русских князей. В то время как дружины Мстислава Удалого и Даниила Волынского и некоторых дру­гих князей при поддержке половецкой конницы устремились на монголов, Мстислав Киевский огородился валом на одном из близлежащих холмов и не участвовал в битве. Монголы сумели выдержать удар союзников, а затем перешли в наступ­ление.

Первыми дрогнули половцы. Они бежали с поля боя. Это поставило галицкую и волынскую рати в тяжелое поло­жение. Южные дружины мужественно сражались, но общий перевес сил был на стороне монголов. Они сломили сопротив­ление русичей, те побежали. Мстислав Удалой и Даниил Ро­манович дрались в самой гуще бойцов, вызвав восхищение монгольских полководцев. Но их мужество не могло устоять перед военным искусством и силой монголов. Оба князя с не­многими дружинниками спаслись от погони.

Теперь наступила очередь самой мощной среди русского войска киевской рати. Попытка взять русский лагерь присту­пом монголам не удалась, и тогда они пошли на очередную хитрость. На третий день осады Джэбэ и Субэдэ пообещали Мстиславу Киевскому и другим бывшим с ним князьям мирный исход дела и пропуск их войска свободно на родину. Когда же князья раскрыли свой лагерь и вышли из него, монголы бросились на русские дружины. Почти все воины были перебиты, князья во главе с Мстиславом Киевским были захвачены в плен. Их связали по рукам и ногам, бросили на землю, а на них положили доски, на которые уселись во время победного пира монгольские военачальники. Во время «пира на костях», захваченных в плен князей раздавили досками, на которых сидели и пировали по­бедители.

Во время битвы на Калке погибли шесть видных русских князей, из простых воинов вернулся домой лишь каждый де­сятый. Только киевская рать потеряла около 10 тыс. человек. Это поражение оказалось для Руси одним из самых тяжелых за последнее время. Становилось очевидным, что на своих границах Русь получила еще одного грозного долговременно­го противника.

После битвы на Калке монголы дошли до Днепра, но вступить в пределы Руси не решились, повернули на северо-вос­ток, вышли в пределы Волжской Булгарии, но ослабленные потерями в южнорусских степях потерпели на Волге ряд по­ражений. В 1225 г. они вернулись обратно в Монголию.

Теперь монголы овладели огромной территорией — от Ки­тая до Средней Азии и Закавказья. Чингисхан поделил захва­ченные земли между своими сыновьями. Западные земли до­стались старшему сыну Джучи (умер в один год с отцом в 1227 г.). После его смерти во главе Западного улуса встал сын Джучи молодой энергичный Бату. В 1235 г. на курултае мон­гольских ханов, который проходил под руководством нового великого хана Угэдэя, третьего сына Чингисхана, было при­нято решение о новом походе на Запад в страну Волжских Булгар и на Русь, которые, по сведениям монголов, славились своими богатствами.

voynablog.ru

Где находится Калка (река)? Сражение на реке Калке

Богата великими историческими событиями запорожская земля. На одном из них мы подробно остановимся. Это первая битва русских воинов с татаро-монголами. Год битвы на реке Калке - 1223, месяц - май. Нельзя считать точно установленным место, где она произошла. Известно по летописям только то, что это река Калка.

Но где же следует искать эту реку, каменистое место, на котором находился боевой лагерь Мстислава Романовича, киевского князя? Настойчиво ищут ответ на этот вопрос такие запорожские краеведы, как Архипкин и Шовкун. Результатом исследований стали выводы и предположения, изложенные вкратце в этой статье. Прочитав ее, вы узнаете, где находится река Калка, по мнению этих исследователей.

Краткое описание событий, предшествовавших битве

Русские князья, как говорится в летописях, помогали половцам в их борьбе с татарами, собирали на Днепре свои силы, у брода Протолче, у острова Хортица. Разбив в этом месте главные отряды татаро-монголов, полки русских пошли в степь, преследуя отступающих. Через восемь дней они достигли места, где река Калка протекала. В то время здесь находились основные силы татаро-монголов. Именно в этом месте (река Калка) разыгралась известная битва.

Неожиданное нашествие монголов

Судя по четвертой Новгородской и Лаврентьевской летописям, нашествие на Русь монголов было неожиданным. Просто не знали в то время русские летописцы о том, что 30 тысяч человек Чингисхана (войска Субеде-Багатура и Джебе-Нойона) обошли Каспийское море с юга, разрушили г. Шемаху, взяли г. Дербент.

Двигаясь затем на северо-запад, они разбили совместные силы половцев и алан. Половецкое войско под командованием сына Кончака, хана Юрия, вынуждено было отступить до Днепра вдоль Азовского моря. На правый берег переправилась его часть, во владения Котяна, половецкого хана. Другая часть устремилась в Крым, в восточные его области, куда татаро-монголы проникли вслед за половцами. Здесь в 1223 году, в январе, они разорили крепость Сурож (сегодня Судак).

Стратегическое решение русских князей

В этом же году, ранней весной, к Мстиславу Удалому в Галич за помощью примчался Котян. Русские князья по инициативе Мстислава собрались в Киев на совет. Было решено спуститься по Днепру, по правому его берегу, минуя при этом левобережные реки, которые были заполнены в это время вешними водами, что сильно затрудняло передвижение. Затем быстрым маршем продвинуться по просохшим южным степям, добраться до Половецкого вала (то есть перекопа), где дать на чужой земле бой татаро-монголам.

Неожиданная встреча

Но единого руководства из-за феодальных распрей не было в половецких и русских войсках. Они двигались к острову Хортица разрозненно. Весеннее бездорожье задержало войска северных князей. Русы у Хортицы, встретив послов татар, перебили последних и двинулись правым берегом вниз по реке. Однако дойти они смогли только до Олешья, где их поджидали уже татаро-монголы.

На юге земля просохла быстрее, что дало войскам неприятеля возможность выйти из Крыма, после чего продвинуться через Половецкую степь на север и главные силы расположить до прихода войск русских на правом берегу Калки. План, принятый на совете князей (дать на чужой земле бой), таким образом, был сорван.

Мстислав Удалой, галичский князь, не предупредив о своем выступлении остальных, перешел реку Калку вместе с половцами и начал сражение с татарами. Опрокинутые натиском врага половцы отступили.

Отражение атаки войсками Мстислава Романовича

Дружины Мстислава Романовича спешно вынуждены были построить укрепление вокруг своего лагеря и отбивали три дня атаки врага. Вооруженные оружием ближнего боя (дубинами и топорами) русские воины нанесли тяжелые потери татаро-монголам. Был убит, в частности, Тоссук, старший сын Чингисхана (изображение последнего представлено ниже), отец Батыя.

Часть монголов остается на Калке

Татары на третий день безуспешного сражения предложили русским заключить мир, но сами же его нарушили. Дав возможность, согласно договору, русским войскам идти на Русь, они напали на дружины, отходящие к Днепру, и побили многих. Мстислав Удалой, переправившись через реку с остатками своих войск, повелел сжечь лодки. Оставив на Калке у места битвы лагерь с добром, награбленным в Крыму, а также больных и раненых нукеров, татары тремя поредевшими туменами пошли на север по левому берегу реки Днепр.

Калка - река, где также осталась часть войска русских, которая укрылась в зарослях плавней, непроходимых для конницы. Неся большие потери при встрече ожесточенного сопротивления, татары все-таки смогли добраться до Переяслава. Однако они вдруг повернули обратно, когда до Киева, главной цели, было рукой подать.

Мнения о том, где находилась Калка

Распространено мнение, что сражение на реке Калке произошло в районе так называемых Каменных могил. Он находится на территории Донецкой области Украины, в 5 километрах южнее Розовки. Также многие считают, что Калка - река, сегодня известная как приток Кальмиуса (река Кальчик).

Однако сложно поверить в то, что выступив из Крыма и продвигаясь при этом на север, татаро-монголы от Олешья повернули в Половецкую степь, опустошенную ими, для того, чтобы расположиться для битвы с войсками русских у пересыхающей степной речки. Маловероятно также и то, что идя по Днепру правым берегом вниз, русское войско переправилось у Олешья на левый и двинулось без обоза в степь пешим строем.

К тому же анализ древних названий различных рек привел к мысли о том, что Калка (река) является древнеславянской транскрипцией названия Калкан-Су (половецкого), означающего в переводе "водный щит". Она же по-татарски называлась Иол-кинсу, что означает "конская вода".

Юань Ши, китайский хронист 13 века, писал, что битва с татаро-монголами русского войска произошла у реки А-ли-ги. В дословном переводе это означает "конский водопой". То есть можно допустить, что теперешняя Конка и есть та загадочная Калка, река, у которой произошло знаменитое сражение. А холм, который возвышается на правом ее берегу в двух километрах от деревни Юльевки - то самое "место камянисто".

Находки, свидетельствующие о том, что битва на Калке могла быть возле деревни Юльевка

Нельзя было и представить лучшего места для лагеря Мстислава Романовича. На вершине холма, у узкого въезда, были обнаружены горы камней - остатки укреплений. Возможно, это свидетельство того, что в этом месте произошло сражение на реке Калке.

Интересно то, что это грушевидная гора, высота которой более 40 метров, а ширина - 160 в самом широком месте. "Гру ша" соединена с материком "хвостиком". Ширина его составляет лишь 8-10 метров. Это небольшой полуостров, с юга и востока омытый водами реки Конки, а с запада окруженный непроходимой и заболоченной Городысской балкой. Местные старожилы называют эту возвышенность Саур-Могила. Нередко возле нее находят наконечники стрел, куски ржавого железа, а однажды был откопан на берегу железный якорь. В 12 метрах от подножья, на южном склоне Саур-Могилы, была найдена рукоять меча, а также несколько стрел и бронзовая печать с изображением льва.

Сегодня в Каховском море, к западу от железнодорожного моста, проведенного через Конку, виднеется небольшая группа островов. Они являются остатками Великих Кучугур, которые затопило водохранилище.

Следы средневекового города сохранились почти на всех из них. Разные названия дают ему различные источники. Он именовался во время битвы на Калке как Самыс (тюркско-половецкое название), а население этих мест славяне именовали болгарами. Здесь найдены наряду со множеством серебряных и медных монет различных периодов наконечники стрел, ключи, замки, стремена, фрагменты кольчуг, нагрудные бронзовые образа (иконки), шейная гривна, остатки лошадиной сбруи и другие предметы времен Киевской Руси.

Найдены также предметы военного назначения и домашнего обихода: фрагменты наконечников стрел, кинжалов, сабель времен Золотой Орды. Все это дает повод предполагать, что город был связан с битвой, произошедшей на Калке.

Болгары в летописях

В зарослях плавней, недоступных для конницы татар, собрались остатки войск русских. Когда после битвы орда двинулась на север, совместно с болгарами, жителями Самыса, они напали на лагерь, оставленный монголо-татарами, и уничтожили его. На подходе к городу Переяславу татары получили весть об этом от гонцов.

Понимая, что Киев не взять ослабленным туменам, темники решили возвратиться на Калку для того, чтобы отомстить за дерзкий набег русам и отобрать у них добро, награбленное в Крыму. В летописях рассказывается о том, что, повернув вспять, татары пошли на болгар (1223, река Калка). Этот народ был принят в позднейших исследованиях за волжских болгар.

Сегодня битва на реке Калке (1223 год) рассматривается историками как стратегическая разведка боем. Однако это также была битва, в которой кровью скрепилось братство различных народов Древней Руси.

Найденные захоронения

Наличие захоронений может указать, где находится река Калка, а также где было точное место сражения половцев и Мстислава Удалого. По пути на Комишуваху, в 7 км от Савур-могили, на склонах находится множество горбов, происхождение которых неизвестно. Возможно, в этом и таится разгадка...

Трупы татар сжигали, согласно обычаю. Остатки трех печей сохранились на месте, находящемся неподалеку. Это ямы с обожженными стенками, диаметром до 3 метров, глубина которых составляет до 4 метров. Найдено было в пепле несколько кусочков бронзы. Возможно, это были застрявшие в теле пряжки от ремней или стрелы.

Вывод

Итак, битва на реке Калке произошла в 1223 году. К сожалению, доказать ее точное местонахождение историки сегодня все еще не сумели. Однако сопоставление письменных источников, предметов вооружения, а также предположительного места, где была битва, дает основание считать, что сражение на Калке - событие, произошедшее на берегах Конки в лагере, остатки которого сегодня находятся в Запорожском районе, у села Юльевка.

Битва на Калке завершилась разгромом русских войск. Удалось бежать Мстиславу Удалому. Раненых и убитых в этой битве было множество, лишь десятая часть войска выжила. А татаро-монголы прошли по всей Черниговской земле до Новгорода-Северского. Жестокие люди Субэдея и Джебе командовали этими полками. Они ненавидели русских и уничтожали на своем пути все, сея разрушения и смерть вокруг. Люди прятались в лесах, боясь этих нападок, для того чтобы сохранить хотя бы свои жизни.

fb.ru

31 мая 1223 года произошла битва на реке Калка

31 мая 1223 года произошла битва на реке Калка, предопределившая многое в русской истории.

Державная идея России выстрадана в русской истории, не раз подтверждавшей, что разрозненность для русского народа подобна смерти, а единство русского народа — гарантия его свободы и по сей день. Пока нет этого единства, пока каждый смотрит вкривь и вкось, уклоняясь от исторического опыта России, мы будем в зависимости от инородных сил и изменников, ставящих свои эгоистические интересы выше национальных.

Причина усобиц на Руси в XII–XIII веках — отсутствие идеи единодержавия.

В 1222 году Русь столкнулась с неведомой силой, подступившей к ней вплотную. Спаянное железной дисциплиной и огромным военным опытом монгольское войско объявилось в половецких степях. Половецкие ханы обратились за помощью к русским князьям, которые встретили известие о вторжении высокомерно: они были уверены в своих силах, поскольку совокупно обладали кратно большим войском и немалым опытом войн — прежде всего междоусобных. Мстислав Киевский объявил: «Не махать татарской сабле по эту сторону Яика и Понтийского моря и реки Дуная». Решено было встретить врага на половецкой земле — подальше от Руси. Из дружин удельных князей Русь собрала огромное войско.

Надменность, воспитанная в междоусобицах, побудила князей не только не отреагировать на предложение монгол о мире, но и убить их послов. Верить монгольским послам не было причин: монголы уже были в союзе с половцами против аланов, а после разгрома аланов напали на своих союзников. Но убивать послов было актом крайней самонадеянности. Монголы справедливо напомнили: «Над всеми нами Бог». И действительно, Бог оказался на их стороне, преподав Руси страшный урок.

Монголы не были непобедимы. Объединённое русское войско легко расправлялось с их передовыми отрядами — и близ острова Хортица, и у Калки — в первый день столкновения. Эти малые победы окончательно смутили ум русских князей: им уже грезилась лёгкая победа. Действительно, численность монгольского войска оценивалась никак не более 20 тыс. человек, а численность русского, по самым скромным оценкам, — не менее 30 тыс., не считая войска половцев.

История военного искусства знает, что основные потери армии древности несли, когда утрачивали единство строя. Это прослеживается в любой битве, которая заканчивалась катастрофой одной из сторон. В битве при Калке русское войско единого строя и единого руководства даже не пыталось создать. Каждый из князей вёл свои полки отдельно. Возможно, даже в расчёте, что другие князья потерпят поражение, а победа достанется тому, кто правильно рассчитает именно свой манёвр. Дружина Даниила Романовича Галицкого вышла вперёд, рассчитывая справиться с монголами своими силами, дружина Мстислава Мстиславича Удалого сдвинулась вправо, предоставляя другим принять удар монгольского войска, Мстислав Святославич Черниговский посчитал важным контролировать переправу, а Мстислав Романович Старый (Киевский) и вовсе утвердился за переправой за частоколом — вероятно, рассчитывая уже после того, как обе стороны изнемогут в битве, решить всё дело в свою пользу.

Ход битвы нам известен довольно смутно и противоречиво, но ужасное поражение Руси безспорно. Причинами разгрома было как военное искусство монголов, организовавших ложное отступление, чем был нарушен строй бросившейся вперёд дружины Даниила Романовича, так и нестойкость половцев хана Котяна, обратившихся в бегство и смешавших черниговские полки. Страшной резне способствовало и предательство своих: первые воины, при бегстве севшие в ладьи, оттолкнули другие ладьи от берега, опасаясь погони. В результате на берегу монголы изрубили русских дружинников, не имевших пути к отступлению и возможности выстроить боевой порядок.

По сути дела, русское войско, решившее перейти Калку, так и не успело построиться. Если Мстислав Удалой, разбив у переправы отряд монгол, рассудил остановиться, то половцы и дружина Даниила Романовича устремились в погоню без всякого порядка. Столь же стремительное бегство не позволило создать строй для отражения атаки ни Мстиславу Удалому, ни ещё находившемуся на переправе Мстиславу Святославичу.

Предательство решило судьбу и предусмотрительного киевского князя, который успешно оборонял свой частокол, не заботясь судьбой остального войска. После трёх дней безуспешного штурма монголы послали на переговоры атамана бродников Плоскыню. По летописи, предатель «целовал крест честной Мстиславу и обоим князьям, что их не убьют, но отпустят за выкуп, и сбрехал окаянный: передав их, связав, татарам; а город взяли и людей посекли и тут костьми пали; а князей они задавили, положив под доски, а сами сверху сели обедать, и так жизнь их окончилась».

Печальна была участь и других князей. Домой вернулась лишь десятая часть русских дружинников, из 18 князей, участвовавших в битве, — лишь половина.

Ну а монголы, исчерпав наступательный порыв, отказались идти на Киев и повернули на Волгу, где были наголову разбиты волжскими булгарами. Тем самым был на долгие годы отложен поход татаро-монголов на Русь.

Положение Руси под угрозой нашествия было таково: в русских городах — борьба «партий», между княжествами — жестокие войны. При этом Русь едина в вере, говорит на одном языке, живёт по единым обычаям и в единой культуре. Русь пыталась сплотиться перед внешней угрозой. Но на Калке произошла трагедия — полный разгром русского войска. Урок Калки продолжился жесточайшим нашествием, подчинившим Русь Орде. Пусть «иго» не было тем, чем потом стало в идеологизированных сочинениях историков, но Русь оставалась раздробленной и зависимой до тех пор, пока идея единодержавия не воплотилась в царстве, которое сломило и полностью поглотило Орду.

Павел Рыженко. «Калка» 

Урок Калки прежде всего в том, что общность веры, культуры, языка, исторической памяти должна находиться на первом месте в мировоззрении правителей, государственных людей, простого народа. Местный патриотизм может быть только вторичным, допустимым в рамках неоспоримой ценности русского единства. И уж последним по значению для судеб государства является вопрос о первенстве той или иной «партии», добивающейся власти в отдельной земле (княжестве, регионе).

Всё это означает необходимость избавления от любого федерализма, от любой «партийности» в государственных делах. Главы земель не могут быть самодеятельными правителями, а их население не может по своей воле решать, кто будет ими править и каковы будут отношения со столицей. Вся система власти должна быть пронизана принципом единодержавия, подкреплённым «снизу» волей народа — его представительными соборами (советами земель) и высшей учредительной властью Земского Собора, составленного из «разумных от народа», в согласии с которыми должен действовать правитель Руси.

Битва на Калке — один из впечатляющих исторических примеров, который стоит помнить. В нём не только указание на азбучные истины военного искусства, но и напоминание о том, как должно строиться государство, каковы в нём должны быть отношения между людьми, отвечающими за судьбу Отечества.

Андрей Николаевич САВЕЛЬЕВ

Источник

Поделитесь с друзьями:

Find more like this: НОВОСТИ

klin-demianovo.ru

Битва на реке Калка (1223 год)

После завоевания Китая и Хорезма (1219–1221) верховный властелин монгольских клановых вождей Чингисхан послал на разведку «западных земель» сильный кавалерийский корпус под командованием более одаренных военачальников Джебе и Субедея. Они прошли по южному берегу Каспийского моря, затем, после разорения Северного Ирана, проникли в Закавказье, разбили грузинскую армию (1222) продвигаясь на север вдоль восточного берега Каспийского моря, ветре тили на Северном Кавказе объединенное войско половцев, лезгинов, черкесов и аланов. Произошел бой, который не имел решительных последствий. Тогда завоеватели внесли раскол в ряды неприятеля. Он одарили половцев и обещали их не трогать. Последние стали расходиться по своим кочевьям. Воспользовавшись этим, монголы легко разбили аланов, лезгинов и черкесов, а затем разбили по частям и половцев. В начале 1223 года монголы вторглись в Крым, взяли город Сурож (Судак) и снова двинулись в половецкие степи. Половцы бежали к Днепру. Несколько ханов, среди них и Котян тесть галицкого князя Мстислава Удалого, обратились за помощью; русским князьям. «Сегодня татары (монголы) захватили нашу землю, — убеждал Котян, — завтра они возьмут вашу». Под влиянием Мстислава несколько русских князей согласились на союз с половцами против монголов. На военном совете князья решили не ждать прихода татар, а атаковать их в половецких степях. Помимо Мстислава Удалого в поход согласились выступить князья: Мстислав Киевский, Мстислав Черниговский, молодой Даниил Волынский, всего 15 князей. Могущественный великий суздальский князь Юрий отказался сам явиться, но за тем направил в помощь южнорусским князьям военный отряд во главе со своим племянником, ростовским князем. Однако тот не успел соединиться с остальными князьями и, узнав о поражении русских, повернул обратно.

Выступив в поход, объединенные силы русских князей спустились вниз по Днепру и на 17-й день сосредоточились на правом берегу реки, близ острова Хортица, который был избран в качестве базы для ведения степной кампании. Здесь к русским присоединились половцы. Русская рать состояла из дружин князей. Решения принимались на совете князей, каждый из которых, преследуя собственные интересы, старался поступать по-своему. Главными соперниками были Мстислав Киевский и галицкий князь Мстислав Удалой.

У Заруба, между Каневом и Киевом, к князьям явились монгольские послы, предложившие монгольско-русский союз против половцев. «Слыхали мы, — говорили они, — что вы идете против нас, а мы вашей земли не трогали — ни городов, ни сел. Мы пришли, по воле Божьей, на своих холопов и конюхов — половцев. Они и вам причинили много зла, за то мы их и бьем. Возьмите лучше с нами мир, а их гоните прочь». Русские, находившиеся в то время в дружественных отношениях с половцами, отказались принять предложение монголов. Более того, вопреки военным традициям, князья приказали казнить посланников.

Когда сошлись все дружины, союзники спустились по Днепру до Олешья, против Херсона. И вот на левом берегу Днепра показались передовые разведывательные отряды монголов. Князь Даниил Волынский с галичанами переправился через Днепр, атаковал неприятеля и обратил его в бегство. Мстислав Галицкий с тысячей всадников организовал преследование и окончательно разбил передовой отряд монгольских войск. Однако эта победа не принесла русским удачи, а, напротив, породила у них преувеличенное представление о собственных силах. Переправившись через Днепр, русские двигались по степям восемь дней, пока не достигли реки Калки, за которой были сосредоточены основные монгольские силы численностью до 30 тысяч человек.

В командовании русско-половецкой армии не было единства. Мстислав Киевский придерживался выжидательно-оборонительной тактики и возражал против перехода через Калку. Он расположился на правом берегу реки на каменистой высоте и приступил к ее укреплению. Не посоветовавшись с киевским и черниговским князьями и без достаточной подготовки, галицкий князь Мстислав Удалой, волынский князь Даниил, прочие князья, а также половцы 31 мая 1223 года переправились через Калку и атаковали монголов. Последствия атаки оказались гибельными.

Высланный в сторону монголов передовой отряд, состоявший из дружины Даниила Волынского и Яруна половецкого, был окружен неприятелем. Завязался упорный бой. Согласно летописи, монголы первым разбили половцев, паническое бегство которых внесло замешательство в русские ряды. Силы Мстислава Удалого и остальных князей, включая Даниила Волынского, были смяты и дезорганизованы.

На плечах половцев монголы ворвались в расположение главных сил. Начался неравный бой. Численное превосходство неприятеля и неорганизованное сопротивление русских, из которых почти никто не успел надеть доспехи, предопределили исход сражения. Началась кровавая резня: русские дорого поплатились за свою беспечность. Мстислав и Даниил поскакали назад к Днепру с остатками дружины. Шестеро князей, включая Мстислава Черниговского, погибли во время этого бегства. Мстислав Удалой избежал погони; он даже успел уничтожить все русские ладьи, чтобы не пустить монголов на правый берег Днепра.

Затем в течение трех дней монголы безуспешно осаждали укрепленный стан Мстислава Киевского. Отчаявшись, они предложили Мстиславу отпустить его вместе с защитниками лагеря за выкуп. Вождь бродников Плоскиня, который присоединился к монголам, поклялся от его имени, что условия соглашения будут строго соблюдаться. Русский поверили. Однако когда они вышли из лагеря, монголы напали на татар и всех перебили.

Мстислав и два других князя были захвачены живыми; их связали и положили на землю, поверх настелили доски, на которых монгольские военачальники устроились праздновать свою победу. Смерть князей была мучительной.

Жестокое поражение русского войска было закономерным. Значительное по численности, оно было разобщенным по организации: не было единого начала, каждая дружина сражалась сама по себе; любой князь мог по своей воле покинуть поле боя. Таким образом, сказывалась политическая разобщенность Руси в условиях упадка Киева и становления новых центров государственности.

После победы монголы организовали преследование остатков русского войска (лишь каждый десятый воин вернулся из Приазовья), разрушая на днепровском направлении города и деревни, захватывая в плен мирных жителей. Однако дисциплинированные монгольские военачальники не имели приказа задерживаться на Руси. Вскоре они были отозваны Чингисханом, который посчитал, что основная задача разведывательного похода на запад успешно решена. На обратном пути монголы разграбили Сурож, затем двинулись к Средней Волге. Здесь, у устья Камы, войска Джебе и Субедея потерпели серьезное поражение от волжских булгар, отказавшихся признать над собой власть Чингисхана. После этой неудачи монголы спустились вниз к Саксину и прикаспийскими степями возвратились в Азию, где в 1225 году соединились с главными силами монгольского войска.

Внезапное появление монголов на Руси в 1223 году и их не менее внезапное исчезновение прибавляло загадочности к горечи русского поражения. Как записал новгородский летописец: «…и бысть вопль, и плачь, и печаль по городом и по селом… Татары же возвратишася от реки Днепра; и не сведаем, откуда суть пришли и кдеся деша опять».

По разделе наследства Чингисхана земли достались в удел его внуку, Батыю. Ровно через 13 лет после битвы на Калке Батый возглавил общемонгольский поход в Восточную и Центральную Европу (1236–1243).

Список рекомендуемой литературы и источников

1. Военная энциклопедия: В 8-и т. / Гл. ред. комис. П. С. Грачев (пред.). — М., 1995. — Т.З. — С. 461–463.

2. Военный энциклопедический лексикон, издаваемый обществом военных и литераторов. — Изд. 2-е. — В 14-и т. — СПб., 1854. — Т.6. — С. 445–447.

3. Герои и битвы. Общедоступная военно-историческая хрестоматия. — М., 1995. С. 241–248.

4. Голицын И. С. Русская военная история. — СПб., 1877. — 4.1. — С. 107–109.

5. Летописные повести о татаро-монгольском нашествии // Воинские повести Древней Руси. — М., 1985. С. 70–95.

6. Морской атлас / Отв. ред. Г. И. Левченко. — М., 1958. — Т.З, ч.1. — Л.4.

7. Пашуто В. Т. Героическая борьба русского народа за независимость (XIII век). — М., 1956. С. 129–132.

8. Разин Е. А. История военного искусства. — СПб., 1994. — Т.2. — С. 216–218.

9. Скрынников Р. Г. История Российская. IX–XVII вв. — М., 1997. С. 127–128.

10. Соловьев С. М. Соч. — М., 1988. — Кн.1, т. 1–2. — С. 640–642.

11. Феннел Д. Кризис средневековой Руси. 1200–1304. -М., 1989. С. 103–117. 12. Энциклопедия военных и морских наук: В 8-и т. / Под общ. ред. Г. А. Леера. — СПб., 1889. — Т.4. — С. 98–99.

historylib.org

Битва на Калке. 1223 год. – История России

Битва на реке Калке – это сражение между объединённым русско-половецким войском и монгольским войском под командованием военачальников Джэбэ и Субэдэя на реке Калке (территория современной Донецкой области). Битва продолжалась 3 дня. Сначала были разбиты половцы и основные русские силы, а через 3 дня 31 мая 1223 года сражение закончилось полной победой монголов. В бою погибло не менее девяти князей и много родовитых бояр и простых воинов из Киевского, Галицко-Волынского, Черниговского, Смоленского княжеств.

Русские княжества в 1223 году.
События, предшествовавшие битве на Калке.
Воначальники Субэдэй и Джэбэ.

В 1219, 1220 и 1221 годах монголы овладели центральными районами Хорезма c Самаркандом и Бухарой. Султан Мухаммед бежал на запад, и за ним была послана погоня из 3 туменов (тумен – 10 тысяч всадников) во главе с Джэбэ, Субэдэем и Тохучар-нойоном.  Тохучар-нойон потерпел поражение в Иране.
После взятия Ургенча в конце 1221 года, Чингисхан приказал Джучи продолжить завоевания в Восточной Европе, а Джэбэ и Субэдэя отправил в Закавказье и причерноморские степи. Основной целью этого похода были половцы, аланы, Венгрия и Русь, включая Киев, а курултай 1235 года, после которого нашествие в Европу всё же состоялось, лишь повторил эти цели. Половцы в 1222 году поддались на уговоры монголов и нарушили свой союз с аланами, после чего монгольское войско вторглось с Северного Кавказа в половецкие степи. Поздняя Тверская летопись сообщает о реакции Мстислава Киевского на известие о приближении монголов к рубежам Руси: “Пока я нахожусь в Киеве — по эту сторону Яика, и Понтийского моря, и реки Дуная татарской сабле не махать“.
Половецкий хан Котян Сутоевич вместе с другими половецкими ханами обратился к своему зятю, галицкому князю Мстиславу Мстиславичу Удатному и к другим русским князьям, прося у них помощи против нового грозного врага: “Нашу землю суть днесь отняли, а вашу заутра, пришедше, возьмут“.
Свои слова Котян Сутоевич подкрепил большими дарами галицкому князю. Мстислав Удатный проявил инициативу в организации съезда князей для обсуждения похода против приближающихся монголов. Он говорил, что если русские князья не окажут помощи половцам, те могут присоединиться к монголам, и тогда опасность будет больше. Южнорусские князья собрались в Киев на совет под главенством трёх «старейших» князей: Мстислава Романовича Киевского, Мстислава Удатного и Мстислава Святославича Черниговского. Юрий Всеволодович Владимирский послал войско в помощь южным князьям, но оно не успело на киевский сбор. После долгих переговоров князья решили встретить противника на половецкой земле, не пуская его на Русь. Сбор был назначен на Зарубе, возле острова Варяжского (остров находился напротив устья реки Трубеж, ныне уничтожен Каневским водохранилищем), в 10 километрах от нынешнего Трахтемирова Каневского района Черкасской области. Составленное, многочисленное войско не имело общего командующего: дружины удельных князей подчинялись своим князьям.
Когда дружины собрались в условленном месте, к князьям прибыло монгольское посольство: “Слыхали мы, что вы идёте против нас, послушавши половцев, а мы вашей земли не трогали, ни городов ваших, ни сёл ваших; не на вас пришли, но пришли по воле Божией на холопов и конюхов своих половцев. Вы возьмите с нами мир; коли побегут к вам, — гоните от себя и забирайте их имение; мы слышали, что и вам они наделали много зла; мы их и за это бьём“.
Выслушав послов, русские князья приказали всех их убить, после чего соединённые силы двинулись дальше вниз по Днепру.
В устье Днепра вблизи Олешья галичан встретило второе монгольское посольство со следующей нотой: “Вы послушали половцев и перебили послов наших; теперь идёте на нас, ну так идите; мы вас не трогали: над всеми нами Бог“.
В отличие от первого посольства монголов, этих послов было решено отпустить с миром. Галицкое войско прошло вверх по Днепру до острова Хортица у порогов, где соединилось с остальными войсками. Перейдя на левый берег Днепра и обнаружив передовой отряд неприятеля, русские после короткого, но кровопролитного боя обратили монголов в бегство, командующий Ганибек был убит. Ибн аль-Асир так описал эти события:  “Возгорелось в урусах и кипчаках желание разбить татар: они думали, что те отступили из страха и по слабости, не желая сражаться с ними, и поэтому стремительно преследовали татар. Татары все отступали, а те гнались по следам 12 дней“.
Двигаясь на восток и не видя основных сил неприятеля, русские войска спустя две недели вышли на берег реки Калки, где разбили другой передовой отряд монголов.

Силы сторон в битве на Калке.

Монголо-татарское войско.
Численность монголов при их первом появлении на Кавказе в 1221 году оценивается в 20 тысяч человек. Тактика монголов носила ярко выраженный наступательный характер. Они старались наносить стремительные удары по захваченному врасплох противнику, дезорганизовать и внести разобщённость в его ряды. Они, по возможности, избегали больших фронтальных сражений, разбивая противника по частям, изматывая его непрерывными стычками и внезапными нападениями. Для боя монголы строились в несколько линий, имея в резерве тяжёлую конницу, а в передне ряды выставляли воинов покорённых народов и лёгкие отряды. Бой начинался метанием стрел, которыми монголы стремились внести замешательство в ряды противника. Они стремились внезапными ударами прорвать фронт противника, разделить его на части, широко применяя охваты флангов, фланговые и тыловые удары.
Сильной стороной монгольской армии было непрерывное руководство боем. Ханы, темники и тысячники не бились вместе с рядовыми воинами, а находились позади строя, на возвышенных местах, направляя движение войск флагами, световыми и дымовыми сигналами, соответствующими сигналами труб и барабанов.
Вторжению монголов обычно предшествовали тщательная разведка и дипломатическая подготовка, направленная к изоляции противника и раздуванию внутренних усобиц. Затем происходило скрытое сосредоточение монгольских войск у границы. Вторжение обычно начиналось с разных сторон отдельными отрядами, направлявшимися, как правило, к одному ранее намеченному пункту. Прежде всего монголы стремились уничтожить живую силу противника и не дать ему пополнять войска. Они проникали вглубь страны, уничтожая всё на своём пути, истребляли население и угоняли стада. Против крепостей и укреплённых городов выставлялись наблюдательные отряды, опустошавшие окрестности и занимавшиеся подготовкой к осаде.

Русское войско.
Точные данные о численности объединённого русско-половецкого войска отсутствуют. Оценки сильно разнятся: от ~ 10 тысяч ратников плюс 5—8 тысяч половцев (Д. Г. Хрусталёв), до 103 тысяч ратников и 50 тысяч половецких всадников (В. Н. Татищев).
Основу войска составляли галицко-волынские, киевские и черниговские войска. В походе также участвовали смоленские и турово-пинские войска.  Половцами командовал воевода Мстислава галицкого Ярун.
На военной организации русских княжеств отрицательно сказывалась феодальная раздробленность. Дружины князей и городов были разбросаны по огромной территории и слабо связаны друг с другом, концентрация значительных сил была связана с трудностями. Тем не менее, княжеские дружины превосходили монгольскую армию по вооружению, тактическим приёмам и боевому строю. Вооружение русских дружинников, как наступательное, так и оборонительное, славилось далеко за пределами Руси. Массово применялись тяжёлые доспехи. Однако, дружины, как правило, не превышали численности в несколько сотен человек и были малопригодны к действиям под единым командованием и по единому плану.
В то же время, основной частью древнерусского войска было ополчение. Оно уступало кочевникам в вооружении и умении владеть им. Ополчением использовались топоры, рогатины, реже — копья. Мечи использовались редко.

Войско половцев.
Половцы, разделённые на множество племён и кочевий, не имели единой военной организации. Каждый хан самостоятельно заботился о вооружении своего отряда. Половецкие воины, помимо луков, имели также сабли, арканы и копья. Позднее в войсках половецких ханов появились и дружины с тяжёлым вооружением. Тяжеловооружённые воины носили кольчуги, ламеллярные панцири и шлемы с антропоморфными железными или бронзовыми личинами и бармицами. Тем не менее, основой войска продолжали оставаться отряды легковооружённых конных лучников. Некоторые половецкие отряды служили в византийской и грузинской армиях, принимали участие в междоусобицах русских князей. В итоге, к концу XII столетия многие половцы обладали значительным военным опытом, совершенствовали тактику и военное дело в целом.

Ход битвы на реке Калке.

После двух удачных для русско-половецких войск стычек князья собрали военный совет, на котором пытались выработать план дальнейших действий. Основным вопросом было место стоянки. Некоторые предлагали разбить лагерь там, где уже собралось войско и ждать подхода противника. Другие настаивали на движении навстречу монголам. Решение так и не было принято, каждый князь в итоге сам выбирал тактику действий для своей дружины, не ставя в известность других князей.

Схема битвы на реке Калке 31 мая 1223 года.

Утром 31 мая 1223 года отряды союзников начали переправляться через реку. Первыми её форсировали отряды половецкой конницы вместе с волынской дружиной. Затем начали переправу галичане и черниговцы. Киевская рать осталась на западном берегу реки и начала строительство укреплённого лагеря.  Вперёд Мстислав Удатный послал половецкую сторожу под водительством старого сподвижника по походам и Липицкой битве Яруна. Дружина Мстислава Удатного сдвинулась вправо и заняла позицию вдоль реки, дружина Мстислава Черниговского встала у переправы по оба берега Калки, дружина Даниила Романовича выдвинулась вперёд как ударная сила. Мстислав Киевский встал за переправой на каменистом кряже и обносил стан частоколом, огораживая его повозками.
Увидев передовые отряды монгольского войска, половцы и волынский отряд вступили в бой. Вначале сражение развивалось удачно для русских. Даниил Романович, первым вступивший в битву, рубился с беспримерной храбростью, не обращая внимания на полученную рану. Монгольский авангард начал отступление, русские бросились в погоню, потеряли строй и столкнулись с главными силами монголов. Когда Субэдэй увидел, что двигавшиеся за половцами силы русских князей значительно отстали, он отдал приказ основной части своего войска перейти в наступление. Не выдержав напора более стойкого противника, половцы побежали.

Ипатьевская летопись подробно повествует лишь о событиях в центре сражения, где действовал Даниил, его двоюродный дядя, князь луцкий Мстислав Ярославич Немой, и Олег Курский, судя по всему, первым переправившийся через реку из черниговского полка, и связывает последующее бегство с ударом новых монгольских сил. Новгородская первая летопись называет причиной поражения бегство половцев, а Суздальская летопись (по Академическому списку) связывает бегство половцев именно с вводом монголами в бой дополнительных сил. Быстрее других добилось успеха монгольское правое крыло, крыло атаки. Половцы побежали к переправе, смяв и расстроив полки Мстислава Черниговского, уже готовые к выступлению. Затем монголы атаковали галичан и те отряды половцев, что ещё оставались на их флангах. Помочь им попытались сначала Мстислав Луцкий, а потом и Олег Курский, но и их дружины были смяты и разбиты монголами. Разгром русских и половецких отрядов из своего лагеря видел Мстислав Романович, киевский князь, однако он не предпринял попытки помочь им.

Разбив основные силы русских и половцев Субэдэй организовал осаду киевского лагеря силами ханов Тсугира и Теши, а сам с основной частью бросился преследовать уцелевших русских, постоянно атакуя измотанных воинов. Только немногие русские воины смогли укрыться в киевском лагере, остальные отступали в степи по разным направлениям. Галицкие и волынские дружины бежали к Днепру, где оставались их ладьи и лодки. Погрузившись на них, они порубили остальные суда, чтобы их не могли использовать монголы. Черниговцы отступали на север под непрерывными атаками противника, потеряв при этом своего князя и его сына. Смоленской дружине при отходе удалось отразить атаки врага и у Днепра смоляне оторвались от преследователей. Дружины других княжеств, а также более мелкие отряды, не сумевшие присоединиться к своим основным силам, преследовались монголами до Днепра и при этом понесли большие потери.

Пока монголы преследовали уцелевших русских воинов, часть их войска вела осаду киевского лагеря. Атаки на него чередовались с обстрелами. Положение русских усугублялось отсутствием запасов воды и её источников. Доступа к реке у них не было. На третий день были начаты переговоры. Посланный Субэдэем лидер бродников Плоскыня поклялся на кресте, что если русские сложат оружие, то никто из них не будет убит, а князей и воевод отпустят домой за выкуп. Монголы, мстя за смерть своих послов, своего обещания не сдержали: после выхода киевлян из лагеря они были атакованы. Часть воинов была убита, часть пленена. Русские князья и другие военачальники были положены под доски и задавлены победителями, усевшимися сверху пировать. Существует версия, что при переговорах русским князьям было дано обещание не проливать крови и, удавив их под досками, монголы считали своё обещание выполненным.

Потери в битве на Калке.

Точные потери среди сражавшихся неизвестны. При этом, в источниках сохранились оценки погибших только в русском войске. О половецких и монгольских потерях данных нет. По данным летописей, в побоище уцелела только одна десятая часть русского войска. Единственный автор, который называет русские потери в численном выражении (правда, очень приблизительные, о чём сам же и говорит), — Генрих Латвийский. В «Хронике Ливонии», написанной около 1225 год: “В тот год в земле вальвов язычников были татары. Вальвов некоторые называют партами. Они не едят хлеба, а питаются сырым мясом своего скота. И бились с ними татары, и победили их, и истребляли всех мечом, а иные бежали к русским, прося помощи. И прошёл по всей Руссии призыв биться с татарами, и выступили короли со всей Руссии против татар, но не хватило у них сил для битвы и бежали они пред врагами. И пал великий король Мстислав из Киева с сорока тысячами воинов, что были при нём. Другой же король, Мстислав галицкий, спасся бегством. Из остальных королей пало в этой битве около пятидесяти. И гнались за ними татары шесть дней и перебили у них более ста тысяч человек (а точное число их знает один Бог), прочие же бежали“.

Сбытия после битвы на Калке.

Остатки русских ратей монголы преследовали до Днепра. Их отряды вторглись непосредственно на территорию Руси. По данным Ипатьевской летописи, монгольские разъезды доходили до Новгород-Святополча. Но узнав о приходе в Чернигов владимирских войск во главе с 14-летним Васильком Константиновичем Ростовским, монголы отказались от плана похода на Киев и пошли на Волгу, где у Самарской Луки потерпели поражение от волжских булгар. Уцелевшие 4 тысячи человек возвратились в Среднюю Азию. через степи современного Казахстана. По этому пути, но уже в обратном направлении, монголы предприняли свой Западный поход спустя чуть больше 10 лет. Многие историки считают, что Битва на Калке стала переломным моментом в истории Руси. Она не только значительно ослабила силы русских княжеств, но и посеяла на Руси панику и неуверенность. Не случайно летописцы всё чаще отмечают загадочные явления природы, считая их знамениями будущих несчастий.

russian-history.info

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о