Биография марат жан поль – Жан-Поль Марат. Jean-Paul Marat — биография. Лидер якобинцев Один из предводителей Великой Французской Революции

Содержание

Жан Поль Марат: краткая биография

Журналист и депутат Конвента Жан Поль Марат стал одной из самых известных и харизматичных фигур Великой французской революции. Его газета «Друг народа» являлась важнейшим изданием своей эпохи. Марат, без сомнения, был властителем умов и нажил себе много противников. Бурная эпоха поглотила известного публициста – он был заколот фанатичной сторонницей вражеской партии.

Карьера врача

Будущий революционер Жан Поль Марат родился 24 мая 1743 года в швейцарском городке Будри. Его отец был известным врачом, что определило будущую карьеру мальчика. Жан Поль довольно рано остался без родителей, и ему с молодости пришлось вести полностью самостоятельную жизнь. Он постоянно менял место своего пребывания и способ заработка.

Десять лет Жан Поль Марат разрывался между Голландией и Англией. Он был практикующим врачом и публицистом. В 1775 году специалист стал доктором медицины в Эдинбургском университете. Кроме того, Марат на протяжении восьми лет работал врачом при дворе графа д’Артуа – будущего короля Франции Карла X.

Начало публицистической деятельности

К 30 годам писатель стал достаточно известным на философском поприще и уже открыто полемизировал с Вольтером. Он публиковал не только научные труды о физиологии и медицине, но и увлекся общественной тематикой. В 1774 году из-под пера Марата появились «Цепи рабства» — одна из самых громких и популярных брошюр своего времени. Писатель соответствовал духу времени – в Западной Европе, и особенно во Франции, нарастали антимонархические настроения. На этом фоне публицист со своими громкими прокламациями раз за разом попадал в больной нерв общества и постепенно становился все известнее.

Жан Поль Марат зарекомендовал себя в качестве принципиального критика абсолютизма. Костные европейские режимы он считал деспотическими и тормозящими развитие социума. Марат не просто ругал монархии, он подробно рассмотрел историческую эволюцию абсолютизма и его форм. В «Цепях рабства» он в качестве альтернативы устаревшему режиму предлагал новую конструкцию общества с равными экономическими и политическими правами. Его идея эгалитаризма приходилась противоположной распространенному тогда элитаризму.

Критик старого порядка

По своим взглядам Жан Поль Марат многими признавался верным сторонником Руссо. В то же время ученику удалось развить некоторые идеи своего учителя. Заметное место в творчестве мыслителя занимало исследование борьбы между старым феодальным дворянством и буржуазией, являвшейся сторонницей либеральных идей. Отмечая важность этого соперничества, Марат подчеркивал, что более серьезную опасность для спокойствия в Европе представляет антагонизм между богатыми и бедными. Именно в социальном неравенстве писатель видел причины нарастающего кризиса.

Марат вообще был последовательным защитником интересов бедноты, крестьянства и рабочих. Именно по этой причине его фигура стала столь культовой среди левых партий. Много лет спустя этот революционер будет превознесен в СССР – его именем назовут улицы, а его биография станет предметом множества монографий.

«Друг народа»

В 1789 году, когда во Франции началась революция, Марат взялся за издание собственной газеты «Друг народа». Публицист и до того пользовался популярностью, а в беспокойные дни гражданской активности он стал фигурой по-настоящему огромного масштаба. Марата самого стали называть «другом народа». В своей газете он критиковал любые власти за их оплошности и преступления. Издание постоянно находилось под государственным прессом. Но всякий раз, когда дело доходило до суда, Марату (единственному редактору) удавалось выходить сухим из воды. Его газета пользовалась бешеной популярностью среди рабочих и мелкой буржуазии Парижа.

От издания одинаково доставалось как монархии с королевской семьей, так и всевозможным министрам с членами Национального собрания. «Друг народа» стал одной из важнейших причин широкого распространения радикальных революционных настроений во французской столице. Газета была настолько популярна, что даже появились поддельные издания, которые пытались опорочить ее или воспользоваться вниманием ее публики.

Эмиграция и возвращение на родину

С каждым месяцем активной журналистской деятельности все большим количеством недоброжелателей обзаводился Жан Поль Марат. Краткая биография этого революционера представляет собой пример постоянно скрывавшегося и прячущегося человека. Он избегал не только представителей властей, но и различных фанатиков, покушавшихся на его жизнь. В разгар революции, под занавес 1791 года, Марат даже эмигрировал в Англию.

Однако в Лондоне журналисту было неуютно – он привык быть в гуще событий. После недолгого отсутствия популярный публицист вернулся в Париж. Шел апрель 1792 года. Брожения продолжались, но за несколько лет гражданского беспокойства перемены так и не смогли улучшить положение недовольных слоев населения.

Эволюция взглядов

Многие участники Великой французской революции постоянно меняли свои взгляды. Не был исключением и Жан Поль Марат. Краткая характеристика эволюции его убеждений такова. На первом этапе революции Марат выступал за сохранение монархии в ограниченном виде и разгон Национального собрания. Кроме того, он презрительно относился к идее республиканского строя. В июле 1791 года король попытался бежать, начались очередные волнения, а одну из демонстраций даже расстреляли. После этого эпизода редактор «Друга народа» присоединился к сторонникам свержения Бурбонов.

Когда Людовик был арестован за очередную попытку бежать из страны, Марат воспротивился желанию масс расправиться с монархом без суда и следствия. Властитель умов пытался защитить идею о необходимости соблюдения всех законных формальностей при оценке вины короля. Марат смог повлиять на Конвент и заставить его поставить вопрос о наказании на поименное голосование. 387 из 721 депутата выступили за казнь Людовика.

Борьба с жирондистами

С момента своего появления Конвент нуждался в таких ярких ораторах, как Жан Поль Марат. Фото в те времена еще не было, но одни только картины и газетные вырезки наглядно демонстрируют как он умел завладевать вниманием публики. Харизму политика продемонстрировал и другой случай. Среди всех революционных партий Марат выбрал и поддержал монтаньяров, от которых и избрался в Конвент. Их противники жирондисты подвергли журналиста каждодневной критике.

Неприятелям Марата даже удалось предать его суду за высказывание о том, что Конвент стал обителью контрреволюции. Однако депутат смог использовать публичный процесс в качестве трибуны и доказал собственную невиновность. Жирондисты считали, что звезда Марата вот-вот окончательно закатится. Однако в апреле 1793 года, после выигранного суда, тот, наоборот, с триумфом вернулся в Конвент. Непотопляемым и вездесущим для своих современников был Жан Поль Марат. Кратко говоря, если бы не преждевременная смерть, его судьба сложилась бы совершенно иначе.

Лидер якобинцев

В июне 1793 года по требованию разгневанных парижан депутаты Конвента исключили из него жирондистов. Власть на некоторое время перешла к якобинцам, а точнее, к трем их лидерам – Дантону, Марату и Робеспьеру. Они возглавили политический клуб, который отличался своей радикальной приверженностью к ломке старого феодального и монархического строя.

Якобинцы были сторонниками террора, который они считали необходимым средством для достижения своих политических целей. В Париже они также были известны как «Общество друзей конституции». На пике своей популярности якобинское течение включало в себя до 500 тысяч сторонников по всей Франции. Марат не был основателем этого движения, однако, примкнув к нему, быстро стал одним из его лидеров.

Убийство

После триумфальной победы над жирондистами Марат сильно ослабел здоровьем. Его поразил тяжелый кожный недуг. Лекарства не помогали, и, чтобы хоть как-то ослабить свои страдания, журналист постоянно принимал ванны. В таком положении он не только писал, но даже принимал посетителей.

Именно в таких обстоятельствах 13 июля 1793 года к Марату пришла Шарлотта Корде. К несчастью своей жертвы, она была яростной сторонницей жирондистов. Женщина заколола ослабленного и беспомощного революционера. Ванну, где был убит Жан Поль Марат, изобразил на своей знаменитой картине Жак Луи Давид (его полотно «Смерть Марата» стало одним из самых известных произведений искусства, посвященных той бурной эпохе). Сначала тело журналиста похоронили в Пантеоне. После очередной смены власти в 1795 году его перенесли на обычное кладбище. Так или иначе, но убийство Жан Поль Марата стало одним из самых громких за всю Великую французскую революцию.

fb.ru

Краткая биография Жана Поля Марата

Марат Жан Поль (1743—1793), один из вождей Великой французской революции.

Сын швейцарки и итальянского учителя иностранных языков, родился в июле 1743 г. в городе Будри близ Невшателя. В 16 лет покинул родную Швейцарию, два года был воспитателем в доме купца из Бордо, изучал естественные науки в Париже (1762—1765 гг.), затем в Англии, где работал врачом (1765—1775 гг.).

Получив степень доктора медицины в Эдинбургском университете, Марат вернулся в Париж (1776 г.). Врачебная практика приносила ему хороший доход, а изданные труды были настолько известны, что Академия наук в Мадриде пригласила его на должность президента, однако парижские учёные помешали этому избранию. Марат стал автором памфлета «Цепи рабства» (1774 г.) и трактата «План уголовного законодательства» (1780 г.), призывавших покончить с абсолютизмом и феодальными порядками.

В начале революции Марат был проникнут идеей объединения всех сил общества в борьбе с монархией: к этому он призывал в брошюрах «Дар отечеству», «Дополнения» и в первых номерах газеты «Друг народа» (1789 г.). Поддерживая самых радикально настроенных революционеров-санкюлотов, публицист призывал к немедленным массовым убийствам. «Ещё год назад, — писал он в июле 1790 г., — пять или шесть сотен отрубленных голов сделали бы вас свободными и счастливыми. Сегодня придётся обезглавить десять тысяч человек. Через несколько месяцев вы, может быть, прикончите сто тысяч человек». «Вешайте, вешайте, мои дорогие друзья!» — убеждал Марат.

Избранный от Парижа в Конвент (1792 г.), Марат стал среди монтаньяров (представители демократических группировок) левее М. Робеспьера.

Благонамеренные жирондисты не смогли расправиться с Маратом через суд трибунала, зато он поднял санкюлотов на кровавое восстание против Жиронды (1793 г.).

Марат приветствовал установление якобинской диктатуры.

Немногие знали, что пламенный трибун страдает страшной болезнью кожи и может умерить зуд лишь в тёплой воде.

3 июля 1793 г. 25-летняя Мари Анна Шарлотта де Корде д’Амон пробралась в дом Марата и вонзила нож в грудь нежившегося в ванне революционера.






citaty.su

Краткая биография Марата Жана-Поля самое главное

Жан-Поль-Марат родился в июле тысяча семьсот сорок третьего года в семье швейцарки и учителя по итальянскому языку. Рано лишился родителей и поэтому ещё с детства учился быть самостоятельным и зарабатывал на жизнь своим собственным трудом, причём место работы и жительства он менял регулярно. Юность свою провёл в городе Будри около Невшателя.

В шестнадцать лет Жан-Поль-Марат принимает решение покинуть свою родную страну и отправляется в Бордо в дом купца и становится там воспитателем. В течение следующих двух лет изучал естественные науки в Париже и Англии, а затем работал врачом.

После практики врачебной деятельности, получает степень доктора медицины в Эдинбургском университете. Врачебная деятельность Марат была крайне успешной, о его написанных работах знала даже академия наук в Мадриде, которая приглашала Марата к себе в качестве президента. Однако такой замечательной возможности помешали парижские учёные, которые не хотели его терять.

Жан-Поль-Марат является автором таких произведений как «Цепи рабства», «План уголовного законодательства», которые призывали прекратить феодальное угнетение крестьянства.

Марат всегда выступал против монархии и стремился объединить всё общество против кровожадных царей, этому он посвятил свои произведения «Дар Отечества», «Дополнения» и статьи в газете «Друг народа». Марат всегда поддерживал агрессивно настроенных революционеров и поэтому призывал к массовым убийствам и расправам, о чём также упоминал в своих произведениях. В одной из своих работ он писал «Убив пятьсот или шестьсот человек год назад, вы бы сделали себя счастливыми, теперь придётся убить около десяти тысяч».

В тысяча семьсот девяносто втором году был избран в Конвент. После этого события Марат официально стал представителем демократической партии.  К сожалению, в восемнадцатом веке фотографии делать ещё не умели, но остались картины, на которых сразу видно, как Марат умел завладевать вниманием публики. Он был настолько знаменитой персоной, что жирондисты даже решили расправиться с ним через суд, что было безуспешно. Победа Марата была действительно триумфальной, и, возможно, жизнь его сложилась бы иначе, если бы не следующие события.

После суда с жирондистами у Марата начались серьёзные проблемы со здоровьем, он заболел серьёзным кожным заболеванием. Ни одни таблетки ему не помогали, и поэтому он постоянно принимал горячие ванны, чтобы хоть как-то улучшить своё состояние. Именно ванна и стала для него могилой. В тысяча семьсот девяносто третьем году в гости к Марату наведалась сторонница жирондистов Шарлотта Корде. Воспользовавшись беспомощным состоянием революционера, женщина заколола Марата, а ванна, в которой был убит Марат изображена на полотне Жака Луи Давида. Останки Марата были сначала перевезены в Пантеон, а после смены власти на обычное кладбище

Интересные факты и даты из жизни

uchim-klass.ru

Марат Жан Поль биография

Марат Жан Поль (1743—1793), один из вождей Великой французской революции.

Сын швейцарки и итальянского учителя иностранных языков, родился в июле 1743 г. в городе Будри близ Невшателя. В 16 лет покинул родную Швейцарию, два года был воспитателем в доме купца из Бордо, изучал естественные науки в Париже (1762—1765 гг.), затем в Англии, где работал врачом (1765—1775 гг.).

Получив степень доктора медицины в Эдинбургском университете, Марат вернулся в Париж (1776 г.). Врачебная практика приносила ему хороший доход, а изданные труды были настолько известны, что Академия наук в Мадриде пригласила его на должность президента, однако парижские учёные помешали этому избранию. Марат стал автором памфлета «Цепи рабства» (1774 г.) и трактата «План уголовного законодательства» (1780 г.), призывавших покончить с абсолютизмом и феодальными порядками.

В начале революции Марат был проникнут идеей объединения всех сил общества в борьбе с монархией: к этому он призывал в брошюрах «Дар отечеству», «Дополнения» и в первых номерах газеты «Друг народа» (1789 г.). Поддерживая самых радикально настроенных революционеров-санкюлотов, публицист призывал к немедленным массовым убийствам. «Ещё год назад, — писал он в июле 1790 г., — пять или шесть сотен отрубленных голов сделали бы вас свободными и счастливыми. Сегодня придётся обезглавить десять тысяч человек. Через несколько месяцев вы, может быть, прикончите сто тысяч человек». «Вешайте, вешайте, мои дорогие друзья!» — убеждал Марат.

Избранный от Парижа в Конвент (1792 г.), Марат стал среди монтаньяров (представители демократических группировок) левее М. Робеспьера.

Благонамеренные жирондисты не смогли расправиться с Маратом через суд трибунала, зато он поднял санкюлотов на кровавое восстание против Жиронды (1793 г.).

Марат приветствовал установление якобинской диктатуры.

Немногие знали, что пламенный трибун страдает страшной болезнью кожи и может умерить зуд лишь в тёплой воде.

3 июля 1793 г. 25-летняя Мари Анна Шарлотта де Корде д’Амон пробралась в дом Марата и вонзила нож в грудь нежившегося в ванне революционера.

Похожие материалы:

tvory.info

Марат Жан Поль



XPOHOC
ВВЕДЕНИЕ В ПРОЕКТ
ФОРУМ ХРОНОСА
НОВОСТИ ХРОНОСА
БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА
ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ
БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ
ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЕ ТАБЛИЦЫ
СТРАНЫ И ГОСУДАРСТВА
ЭТНОНИМЫ
РЕЛИГИИ МИРА
СТАТЬИ НА ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕМЫ
МЕТОДИКА ПРЕПОДАВАНИЯ
КАРТА САЙТА
АВТОРЫ ХРОНОСА

Родственные проекты:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ
ДОКУМЕНТЫ XX ВЕКА
ИСТОРИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ
ПРАВИТЕЛИ МИРА
ВОЙНА 1812 ГОДА
ПЕРВАЯ МИРОВАЯ
СЛАВЯНСТВО
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
АПСУАРА
РУССКОЕ ПОЛЕ

Jean Paul Marat

Жан-Поль Марат
(1743-1793) — политический деятель, один из вождей якобинцев. По профессии врач и журналист. До революции написал несколько книг и брошюр по общественным и естественно-научным вопросам. С 12 сентября 1789 г. по самый день смерти Марат издавал газету «Друг народа», выражавшую интересы парижской бедноты. В этой газете Марат выступал с резкой критикой Учредительного собрания и Парижского, за что неоднократно подвергался преследованиям. Его несколько раз привлекали к суду, газету закрывали, типографии, в которых она печаталась, громили. Но Марат упрямо продолжал свое дело. В течение почти двух лет ему приходилось вести конспиративный образ жизни, дважды временно эмигрировать в Англию. После революции 10 августа Марат стоял во главе борьбы якобинцев с жирондистами и пользовался большим влиянием на дела Коммуны (парижского муниципалитета), всюду отстаивая интересы бедноты. Избран депутатом Конвента от Парижа. Деятельность Марата, как члена Наблюдательного Совета Коммуны, руководителя монтаньяров в Конвенте и издателя «Друга Народа», навлекла на него яростные нападки имущих классов. 14 апреля 1793 г. он по настоянию жирондистов был привлечен к суду за агитацию, призывающую к роспуску Конвента, к грабежам и убийствам. Под давлением парижской бедноты Революционный трибунал 24 апреля оправдал его, и Марат с триумфом был приведен обратно в Конвент. Вместе с Робеспьером руководил подготовкой восстания 31 мая — 2 июня 1793 г., отнявшего власть у жирондистов. Убит
Шарлоттой Корде 13 июля 1793 г.

Перепечатывается с сайта
Великая Французская революция

 

Как известно из истории, Жан Поль Марат был убит Шарлоттой Корде в
тот момент, когда он принимал ванну. Есть даже такая ратина «Смерть
Марата». Сама сцена ну просто анти-эстетическая. Отталкивающая! Дело в
том, что у Марата вся нижняя половина тела была поражена экземой. Это
некрасиво. И это все неправильно! Зайдите на этот
сайт и поймите
главное: в ванной комнате всё должно быть прекрасно — и сама ванна, и
раковина.

 

Марат (Marat) Жан Поль (24.5.1743, Будри, Швейцария,— 13.7.1793, Париж), деятель
Великой франц. революции 1789, учёный и публицист. В 16 лет поселился во
Франции. Получил мед. образование, изучал естеств. и филос. науки в Бордо и
Париже. Испытал влияние идей франц. Просвещения. В 1765 переехал в Англию,
занимался врачебной практикой, к-рая принесла ему большую известность. В 1775
Эдинбургский ун-т присудил М. учёную степень доктора медицины. В 1776 М.
возвратился в Париж. В своих трудах «Цепи рабства» (1774), «План уголовного
законодательства» (1780) выдвигал идею вооруж. восстания и революц. диктатуры,
обосновал право бедных на борьбу против угнетателей. С началом Великой франц.
революции М. целиком посвятил себя делу служения восставшему народу.В 1789 он
написал проект «Декларации прав человека и гражданина», начал издавать газ.
«Друг народа» (в 1792 переим. в «Газету Французской республики»), завоевавшую
популярность в массах как бое- вой орган революц. демократии. В своих статьях и
письмах М. предлагал целую программу социальных преобразований в интересах
простого народа, требовал довести революцию до конца. Свою задачу видел в
политич. просвещении нар. низов. В 1790 вошёл в состав клуба кордельеров, в
к-ром преобладающее влияние имели демократы левого направления. Он гневно
разоблачал врагов революции, требовал применения к ним революц. террора. Когда
контрреволюционеры хотели втянуть Францию в войну, чтобы штыками прус, и англ,
интервентов задушить революцию, М. призвал граждан защищать своё отечество. 15
мая 1790 в открытом письме «К просвещённым и отважным патриотам» он выдвинул
программу действий народа на случай войны, призывал противопоставить войне между
народами гражд. войну. М. написал обращение к войскам с призывом в случае воен.
действий прежде всего расправиться с внутр. врагами. С началом войны европ.
монархов против Франции М. решительно требовал защищать революц. отечество,
призывал к вооружению всего народа, к созданию революц. армии, к сокращению
королевской регулярной армии до минимума и к передаче её под постоянный нар.
контроль. М. вёл непримиримую борьбу против изменников революции. Преследование
властей, травля со стороны политич. пр-ков вынуждали М. скрываться. В янв. 1790
и дек. 1791 — апр. 1792 он находился в Англии. После падения монархии М. был
выдвинут в Комитет наблюдения революц. коммуны Парижа. Он стал одним из вождей
якобинцев и решительно выступал против пепоследоват. политики жирондистов. В
сент. 1792 М. был избран депутатом Конвента. В апр. 1793 жирондисты добились
ареста М. и предания его суду Революц. трибунала; однако он был оправдан и с
триумфом возвращён народом в Конвент. Вместе с Робеспьером и другими якобинскими
вождями М. руководил подготовкой восстания 31 мая — 2 июня 1793, свергнувшего
контрреволюц. власть жирондистов. Болезнь помешала М. принять активное участие в
деятельности Конвента после прихода якобинцев к власти, но он продолжал
выпускать свою газету. Был убит жирондисткой Ш. Корде. Похороны М.— друга
народа, как называли его трудящиеся Парижа, превратились в грандиозную
политическую манифестацию.

Использованы материалы Советской
военной энциклопедии в 8-ми томах, Том 5 Линия адаптивной радиосвязи – Объектовая ПВО. 688 с., 1978.


Сторонник неограниченного беззакония

«Я считаю себя первым, а может быть и единственным политиком во Франции,
предлагающим после революции установить власть диктатора» — заявил под гром
аплодисментов в сентябре 1793 г. в парламенте — Конвенте — известный деятель
французской революции Жан-Поль Марат (1743-1793).

Возможно именно по этому (среди прочего), Марата при советской власти
пропаганда стала воспевать как одного из излюбленных героев. Его именем были
названы мощный линкор и улицы ряда городов, а многие одурманенные этой
пропагандой родители принялись называть Маратиками своих сыновей.

Теперь Марат героем уже не считается: это неудобно в условиях декларируемой у
нас демократии. Впрочем, демократом до революции был и он сам, когда получил
гуманнейшую профессию врача. «Я был крайне враждебен деспотизму» — подчеркивал
Марат в своей книге «Цепи рабства», опубликованной впервые в Англии в 1774 г. и
вышедшей на французском языке двумя десятилетиями позже. В этой книге он делает
заявление, сближающее его с либералами, отрицающими, как известно, руководящую и
направляющую роль государства в обществе. «Поддержание царства справедливости и
свободы тем успешнее, чем меньше государства».

Впрочем, в своих теоретических изысканиях о политике Марат показал себя
порядочным путаником. Эта путаница, в конце концов, и превратила его из
сторонника свободы в глашатая диктатуры. В начале французской революции он был
сторонником монархии, правда ограниченной. Но летом 1791 г. он проклял идею
монархии и добился вместе со своими друзьями якобинцами казни короля в январе
1793 г.

К тому времени Марат окончательно отбросил свободолюбивые взгляды. Это было
результатом его сумбурных и примитивных представлений об обществе. Он был,
например, сторонником сумасбродной идеи, что «торговля — антинациональная сила»
и решительно требовал «установления равенства, в области пользования жизненными
благами». Но упразднить торговлю без применения насилия — немыслимо. А поскольку
в ходе развития революции обнаружилось, что многие ее участники,
конституционалисты и жирондисты, решительно отвергают такие взгляды, то он
объявил их врагами и антипатриотами, которых необходимо истребить.

Особенно привлекала Марата, как врача, машина для отрубания голов. Сарай, где
она испытывалась на овцах, был расположен по соседству с типографией этого
пламенного сторонника народного счастья. Следует «отрубить головы министрам и их
подчиненным, всем командирам батальонов — антипатриотам», — требовал он в
издаваемой им газете «Друг народа».

Машина была пушена в ход, но к народному счастью это не привело, что побудило
бывшего отчаянного сторонника свободы выдвинуть идею, что «ради общественного
блага следует пожертвовать всеми законами». Сторонника неограниченного
беззакония 13 июля 1793 г. заколола кинжалом монархистка Шарлотта Корде. Террор,
к которому призывал дошедший по полного безумия Марат, вполне естественно настиг
и его самого.

Черная книга имен, которым не место на карте России. Сост. С.В.
Волков. М., «Посев», 2004.


Далее читайте:

Великая французская
революция (хронологическая таблица).

Максимилиан Робеспьер.
О похоронах Марата и о мерах
общественного спасения. Речь в Обществе друзей свободы и равенства
14 июля 1793 г.

Де Будри Давид Иванович
(1756-1821). брат Жана-Поля Марата.

Сочинения:

Марат Ж.П. Избранные произведения. В 3 т. М. «Наука» (Литературные памятники).
Пер. с франц. 1956, Т. 1—3.

Марат Ж.П. «Проект декларации прав человека и гражданина с последующим планом справедливой, мудрой и свободной конституции».

Письма 1776—1793. Пер. с франц. М., 1923.

Литература

Фридлянд Г.С. Жан Поль Марат и гражданская война XVIII в. М. 1959

Тарле Е.В. Жан-Поль Марат, друг народа. В кн. Тарле Е.В. Сочинения т.6. М. Изд-во АН СССР. 1959

Манфред А. З. Марат. М. «Молодая гвардия» (ЖЗЛ). 1962

Манфред А. З. Жан Поль Марат и его произведения. В кн. : Манфред А.З. Великая французская революция. М. «Наука». 1983

Молчанов Н. Монтаньяры. М. «Молодая гвардия» (ЖЗЛ). 1989

Алданов М. Ванна Марата. В кн. : Алданов М. Очерки (Сочинения, кн.2) М. «Новости». 1995.

 

 

www.hrono.ru

Марат Жан-Поль — Русская историческая библиотека

Марат до Великой Французской революции 

Жан-Поль Марат

(Jean-Paul Marat, 1744-1793) — французский революционер; родился в Швейцарии, получил хорошее образование в доме отца, довольно известного врача. Потеряв родителей, он снискивал пропитание уроками и врачебной практикой, переезжая из города в город. Марат более 10 лет прожил в Англии и Голландии и выступил здесь с рядом книг и брошюр, создавших ему многочисленных врагов страстностью тона и резкими нападками на авторитеты. В 1773 году Марат издал книгу: «О человеке или принципы влияния души на тело и тела на душу», вовлекшую его в полемику с Вольтером, а затем – революционную брошюру «Цепи рабства». Его тогдашние естественнонаучные труды полны  неимоверно высокомерными отзывами о таких ученых как Ньютон, д’Аламбер, Лавуазье. В 1779–1787 Марат был врачом графа Артуа. В 1780 он представил на конкурс свой «План уголовного законодательства». Высказываясь в духе просветителей о правах низших классов, Марат в том числе проводит и мысль, что «никакой избыток не должен принадлежать кому-либо по праву, пока есть люди, нуждающиеся в насущном».

Марат после начала революции

В 1789 Марат написал «Дар отечеству», «Перечень пороков английской конституции», составил проект установления конституционной монархии, а с началом великой французской революции стал издавать знаменитую газету «Друг народа», выходившую с 12 сентября 1789 по самый день смерти Марата, под разными названиями. Изобличая в ней врагов народа, Марат одинаково резко обрушивался на королевскую семью, министров и членов созданного революцией Национального собрания. «Друг народа» сильно помог распространению среди народа, особенно парижан, крайнего радикального революционного фанатизма; популярность его выразилась и во многих подделках под него. Одержимый тон газеты вызвал против Марата преследования. Одно время ему пришлось скрываться в подвалах. Раз он даже бежал в Англию — но эти гонения лишь сделали его ещё свирепее: он стал говорить о необходимости обновления общества казнями тысяч и сотен тысяч изменников. В конце 1791 Марат переселился в Лондон, где стал писать книгу: «Школа гражданина», но в апреле 1792 г. вернулся в Париж и с удвоенной энергией взялся за свою газету. Жирондисты требовали привлечь его к суду за подстрекательство к убийствам. Марат отвечал им страшной ненавистью, тем более, что опять его печатные станки стали уничтожать и опять ему пришлось прятаться по подвалам.

Марат и якобинский террор

Переворот десятого августа 1792 принёс ему власть и влияние. В этот день он распространил в городе плакат, в котором призывал убивать всех антиреволюционеров. Марат был избран в члены наблюдательного комитета коммуны и своей проповедью сильно содействовал сентябрьским убийствам; он же подписал и, вероятно, редактировал циркуляр комитета коммуны, в котором эти столичные убийства оправдывались, и народ призывали повторить их в провинции (потом Марат отрицал свое участие в этом и называл сентябрьские события «несчастными»). Избранный в конвент от Парижа, сделался главой монтаньяров и главной мишенью жирондистских ораторов. Жирондисты стали требовать предания Марата суду за опубликованное им, в качестве президента якобинцев, воззвание, в котором он заявлял, что внутри конвента таится контрреволюция. Несмотря на протесты Дантона, Марата 14 апреля 1793 привлекли к суду за проповедь роспуска собрания и призывы к убийству и грабежам. Однако 24 апреля 1793 революционный трибунал единогласно оправдал его, и Марат с триумфом вернулся в конвент.

 

Шарлотта Корде — девушка, убившая Марата

 

Теперь Марат задался планом уничтожить жирондистов; он был одним из главных вдохновителей их проскрипции. Сильно заболев от волнений, он не выходил из дома и с целью лечения постоянно принимал ванны. 13 июля 1793 дворянка-жирондистка Шарлотта Кордэ (принадлежавшая к роду потомков великого драматурга Корнеля) пришла в дом Марата якобы с целью сообщить ему список «врагов народа». Марат не постеснялся принять Шарлотту, сидя в ванне. Пока Марат записывал имена вымышленных «заговорщиков против республики», обещая вскоре отправить их всех на гильотину, Корде нанесла ему смертельный удар кинжалом.

16 июля 1793 тело убитого Марата было с большим торжеством похоронено в саду клуба кордельеров; сердце его вынули и поместили в зале заседаний этого клуба. На следующий день Шарлотта Корде после мужественного поведения на суде была казнена на гильотине. 21 сентября 1794 тело Марата было перенесено в Пантеон, но 8 вантоза III года вынесено из него; в тот же день золотая молодежь бросила бюст Марата в клоаку.

 

Смерть Марата. Картина Жака-Луи Давида

 

Ипполит Тэн о Марате

Лучшую психологическую и историческую характеристику Марата даёт в четвёртом томе своего «Происхождения современной Франции» незаслуженно забытый историк Ипполит Тэн. Ниже приводится слегка сокращённый и адаптированный отрывок этой характеристики:

Несоразмерность способностей и притязаний Марата

Между якобинцами три человека, Марат, Дантон, Робеспьер, приобрели первенствующее положение и власть. Это объясняется тем, что благодаря уродству или неправильному строению своего ума и своего сердца, они выполнили требуемые условия. Из них трех Марат чудовищнее всех. Он почти стоит на границе сумасшествия, в нем можно отметить главные черты безумия: яростную экзальтацию, постоянное возбуждение, лихорадочную деятельность, неиссякаемую страсть к писанию, автоматизм мысли и столбняк воли, под влиянием и давлением idée fixe, кроме того обычные физические симптомы: бессонницу, сероватый цвет лица, крайнюю нечистоплотность. Последние пять месяцев Марат был весь покрыт лишаями и чувствовал зуд во всем теле. Родители его были совершенно противоположных рас, отец Марата был испанского происхождения, а мать швейцарка. С физической стороны он недоносок, а с нравственной, человек претендующий играть выдающуюся роль. Его отец, доктор, предназначал Марата с самого раннего детства быть ученым, мать его идеалистка, подготовила его быть филантропом, и он сам всегда стремился к этим двум целям.

«Когда мне было пять лет, – говорит Марат, – я стремился быть школьным учителем, в пятнадцать лет профессором, в восемнадцать – писателем, гением‑творцом в двадцать лет, а затем и до конца жизни апостолом и мучеником человечества. С ранних лет я был снедаем любовью к славе, страстью, менявшей свой объект в течение разных периодов моей жизни, но не оставившей меня ни на одно мгновение». В течение тридцати лет Марат блуждал по Европе или прозябал в Париже. Он был писателем, которого освистывали, ученым, которого не признавали, философом, которого не знали, третьестепенным публицистом, жаждущим известности и славы, вечным претендентом и вечным отверженцем; между притязаниями Марата и его способностями несоответствие было слишком значительное. Лишенный таланта, неспособный к критике, человек посредственного ума, Марат был создан, только чтобы быть учителем или более или менее решительным доктором. Но он говорит, что всегда отказывался от всякого дела, в котором не мог добиться крупных результатов и в котором не мог быть оригинальным.

Однако когда Марат пробует что-либо сочинять, он подражает или же впадает в ошибки. Его трактат «О человеке» – нагромождение физиологических и моральных мест, отрывков плохо воспринятых и непонятых сочинений, взятых наудачу имен, ни на чем не основанных, нелепых предположений, в котором соединяются учения семнадцатого и восемнадцатого столетия и порождают одни только пустые фразы. «Душа и тело, – пишет там Марат, – являются различными субстанциями, не имеющими между собою никакой необходимой связи и соединенными между собою одним только нервным током».  Этот ток приводит в движение душу, которая в свою очередь приводит в движение ток, поэтому‑то она находится в мозговое оболочке. «Оптика» Марата полное отрицание великой истины найденной Ньютоном столетие назад и проверенной столетием опытов и вычислений. По вопросу о тепле и электричестве Марат высказывает только легковесные гипотезы: в один прекрасный день, припертый к стене, он вводит иголку в резиновую палку, чтобы сделать ее проводником, и физик Шарль изобличает его в научном мошенничестве. Марат не в состоянии понять великих изобретателей, своих современников, Лапласа, Монжа, Лаваузье, Фуркруа, напротив, он клевещет на них, подобно мятежному узурпатору, стремящемуся занять место законных властей, не имея на это никаких прав.

В политике Марат присоединяется к модной тогда нелепости – общественному договору, основанному на естественном праве, и он делает ее еще глупее, присоединяя сюда рассуждения грубых социалистов, затерявшихся в морали физиологов, основывавших право на физической потребности. «Из одних только потребностей человека, – пишет Марат, – проистекают все его права… Когда у кого-нибудь нет ничего, он имеет право отобрать у другого силой то, в чем у него излишек… Он имеет право отобрать у него необходимое и, чтобы только не погибнуть от голода, он имеет право задушить другого человека и пожрать его еще трепещущее тело. Для сохранения своей жизни человек имеет право посягать на собственность, свободу, даже на жизнь других людей, чтобы избегнуть ига он имеет право угнетать, порабощать и убивать. Для обеспечения своего счастья он имеет право решаться на все».

Бред честолюбия Марата

Отсюда вполне ясны последствия. Но каковы бы они ни были, что бы ни писал и ни делал Марат, он всегда восхищается собой, столь же гордясь своим энциклопедическим бессилием, как и своей социальной зловредностью. Марат полагает, что он сделал в физике бессмертные открытия: «Они произведут полный переворот в оптике… До меня настоящие, первоначальные цвета были неизвестны». Он – Ньютон и даже больше того. До него «не знали, какое место занимает в природе электрический ток… Я открыл его и указал на его роль, так что теперь никаких сомнений быть не может». До его трактата о человеке отношения, существовавшие между физикой и моралью, были непонятны. «Декарт, Гельвеций, Галлер, Лекст, Юм, Вольтер, Бонне, делали из этого непроницаемый секрет, тайну». Марат уверяет, что он раскрыл тайну, установил местопребывание души, указал посредника, через которого сообщаются душа и тело. В высших науках о природе или человеческом обществе, утверждает Марат, он дошел до конца. «Я полагаю, что исчерпал почти все комбинации человеческого ума по вопросам морали, философии и политики». Он не только открыл истинную теорию Государства, но он сам государственный человек, опытный практик, способный предвидеть будущее и создавать его. Он делает предсказания и притом совершенно верные, средним числом два раза в неделю: в первые дни Конвента Марат уже считает за собой «триста предсказаний главных событий Революции, вполне оправдавшихся фактами».

Убитый Марат. Рисунок Давида

Находя, что члены Учредительного собрания разрушают и снова воссоздают слишком медленно, Марат заявляет, что он в состоянии все уничтожить и снова воссоздать в совершенном виде в одно мгновение. «Если бы я был народным трибуном, и меня поддерживало несколько тысяч решительных людей, я ручаюсь за то, что через шесть недель конституция была бы совершенна, что политическая машина работала бы вполне исправно, что нация была бы свободна и счастлива, что менее чем через год страна была бы в цветущем состоянии и внушала бы уважение своим врагам и что все это было бы до тех пор, пока бы я был в живых». В случае необходимости он может быть генералом и притом победоносным. По словам Марата, достаточно будет ему только видеть два раза, каким образом сражаются вандейцы, чтобы найти средство кончить войну «после первой же схватки». – «Если бы я мог переносить путевые лишения, я предложил бы себя для осуществления моих планов; во главе маленького отряда надежных войск легко уничтожить в один день всех мятежников до одного. Я понимаю кое‑что в военном искусстве, и я мог бы без самохвальства отвечать за успех».

Если существуют неудачи, то только потому, что не слушались советов Марата. Он великий политический врач. С самого начала Революции диагноз Марата был всегда верен, его предсказания были безошибочны, его терапевтика была действительно человечна и спасительна. Марат претендует на то, что всегда приносит с собою панацею, пусть же будет ему дано ее и применить. Для того же, чтобы она хорошо действовала, он сам должен ее применить. Поэтому дайте Марату в руки общественный ланцет, чтобы он мог произвести гуманитарное кровопускание. «Таково было мое мнение, я его высказал в своих печатных произведениях, я подписался под ним, и я не краснею за это. Если вы неспособны меня понимать, тем хуже для вас». Другими словами в глазах Марата, Марат – превосходящий всех своим гением и характером, является единственным спасителем.

По подобным признакам врач тотчас же признал бы в Марате одного из помешанных с проблесками разума, которых не запирают в больницы, но которые тем более опасны. Это – честолюбивый бред, хорошо известный в домах для сумасшедших. У этого бреда два источника: ненормальность суждения и громадный избыток самолюбия, и нигде эти оба источника не были так обильны как у Марата. Никогда человек после такой разнообразной культуры не имел столь неисцелимо ложного ума. Никогда человек не имел и не сохранял столь высокого представления о самом себе. Так как Марат обладает способностью не видеть вещи такими, какими они являются на самом деле, он может приписать себе положительные качества и гениальность. Убежденный в том, что он обладает и этими качествами и гениальностью, Марат принимает свои посягательства за заслуги, а свои причуды за истины. С этого момента и своим естественным течением болезнь усложняется: к честолюбивому бреду присоединяется мания преследования. Ведь очевидные и доказанные истины, которые возвещает Марат, должны были бы сразу быть понятыми всеми; если этого не случается, и они глохнут, это значит, что против него шли враги его или завистники; очевидно против него устраивали все время заговоры.

Мания преследования у Марата

По словам Марата, сначала против него составился заговор философов: когда его трактат «О человеке» был выслан из Амстердама в Париж, «они почувствовали, какой удар я наношу их принципам, и добились того, что книгу задержали в таможне». Затем против Марата последовал заговор докторов: «Они с болью высчитывали размеры моих заработков… Я мог бы доказать в случае необходимости, что они устраивали частые собрания, чтобы придумать самые действительные средства меня оклеветать». Наконец против Марата якобы возник заговор академиков. «Академия наук не прекращала против меня в течение десяти лет недостойных преследований, после того как она убедилась, что мои открытия в области света уничтожали все её вековые исследования и что я вовсе и не думал стать её членом… Поверите ли, что шарлатаны этого ученого учреждения добились того, что обесценили мои открытия во всей Европе, восстановили против меня все ученые общества и закрыли передо мной все газеты». Естественно, что мнимый угнетаемый Марат защищается, то есть нападает. Естественно, что, раз он нападает, его отталкивают, и теперь уже Марат имеет дело не с воображаемыми, а с настоящими врагами, в особенности в политике, где он из принципа проповедует каждый день мятеж и убийство. Естественно поэтому, что Марата преследуют, что он должен бежать и жить по месяцам подобно летучей мыши «в погребе, в подземелья и в темном тайнике». Однажды, говорит друг Марата, Панис, он провел наедине со своей мечтой шесть недель сидя на одном месте, подобно безумному в своей камере. Нет ничего удивительного, что при подобных условиях бред Марата усиливается и превращается в постоянный кошмар, что он видит всех: и людей и вещи – в увеличительном и изогнутом зеркале, что, когда иногда болезнь Марата обостряется, его врач пускает ему кровь, чтобы предотвратить усиление болезни.

 

Посмертная маска Марата

 

Но болезнь уже сложилась, отныне в мозгу Марата существуют самые нелепые, даже физически и математически невозможные представления. «Патриотическая контрибуция, – говорит он, – должна дать 4860 миллионов и, может быть, вдвое больше; с этой суммой Неккер может вооружить 500000 человек, и он рассчитывает на это, чтобы подчинить себе Францию». Со времени взятия Бастилии, «растраты одного только муниципалитета превышают 200 миллионов, считают, что Байи положил себе в карман более двух миллионов, а то, что в течение двух лет положил себе в карман Лафайет, не поддается учету». 15 ноября 1791 года Марат утверждает, что скопище эмигрантов заключает в себе «не менее 120.000 бывших дворян и партизан и дисциплинированных солдат, не считая сил немецких князей, которые должны присоединиться, к ним». Подобно собратьям Марата из сумасшедшего дома Бисетр ему представляются ужасы и гнусности, перед его глазами проходят ужасные или отвратительные видения. По мнению Марата, ученые, не пожелавшие восхищаться им – дураки, шарлатаны и плагиаторы. Лаплас и Монж, простые автоматы, являются только счетными машинами; Лавуазье, «мнимый автор всех наделавших шуму изобретении, не имеет ни одной оригинальной мысли», он грабит других, не понимая их, и «меняет системы как рубашки». Все они мошенники: «Я, – заявляет Марат, – мог бы привести сто случаев подлости господ академиков Парижа, сто растрат доверенных сумм». Им было доверено 12.000 франков для изыскания средства управления воздушными шарами, «а они поделили их между собой и промотали их в Рапе, в Опере и у девок».

В политике, где прения являются схватками, дело обстоит еще хуже: друг народа Марат может иметь противниками только злодеев. Какая нелепость хвалить отвагу и бескорыстие Лафайета! Если он отправился в Америку то только из чувства неудовлетворенной любви, только потому, что его отвергла какая‑то Мессалина, и кроме того, он – вор. Байи тоже вор, а Малуэ – паяц. Неккер, по словам Марата, задумал «ужасное дело – извести голодом и отравить народ, он навсегда навлек на себя проклятие французов и презрение человеческого рода». Что такое Учредительное собрание, как не «сборище людей низких, подлых и неспособных?» «Гнусные законодатели, подлые злодеи, – вопит Марат, – вы вместе с монархом торгуете нашими состояниями, нашими правами, нашими свободами и нашими существами!» «Второе, Законодательное, собрание не менее гнило, чем первое», Учредительное. Когда безумец, вроде Марата, видит везде вокруг себя, на полу, на стенах, на потолке, скорпионов, пауков, когда он видит, как кишат вонючие и ядовитые паразиты, он только и думает о том, чтобы их раздавить и тогда у людей типа Марата наступает последний период умственного расстройства: после бреда честолюбия, мании преследования и постоянного кошмара наступает мономания убийства.

Мания убийств у Марата

С первых же месяцев Революции эта мания овладевает Маратом; она была ему прирождена, он отдался ей из принципов и сознательно. Никогда рассудительное безумие не проявлялось более резко. Исходя из «физической необходимости прав человека», Марат приходит к заключению, «что общество должно обеспечить поддержку тем из своих членов, которые не имеют никакой собственности и которые едва могут удовлетворить свои потребности трудом. Общество должно позаботиться об их пище, о помещении и одежде, оно должно дать им возможность лечиться в случае нездоровья, старости и воспитать своих детей. Те, у которых имеется излишек, – возглашает Марат, – должны удовлетворять потребности чувствующих нужду в самом необходимом». В противном случае, полагает Марат, «честный гражданин, которого общество предоставляет нищете и отчаянию, возвращается к естественному состоянию и имеет право требовать с оружием в руках преимущества, которые он отчуждил только для того, чтобы получить более крупные преимущества. Всякая власть, оказывающая ему сопротивление, является властью тиранической и судья присуждающей его к смерти – подлый убийца». Таким образом, оправдываются бесчисленные мятежи, вызываемые голодовками, и так как эти голодовки постоянны, ежедневные мятежи, по мнению Марата, вполне законны.

С другой стороны, выставив принципом верховенство народа, Марат выводит из него «священное право давших полномочия отозвать своих делегатов», схватить их за горло, если они нарушают свой долг, страхом заставить их исполнять свой долг, свернуть им шею, если когда-нибудь у них явится поползновение неподобающе вотировать или управлять. Согласно Марату, «существует одна вечная истина, в которой необходимо убедить людей: самый смертельный враг, которого должен опасаться народ, – это правительство». – «Всякий министр остающийся на месте двое суток, когда кабинет имеет возможность орудовать против отчизны, внушает подозрения». Восстаньте же бедняки городов и деревень, рабочие без работы, люди, шатающиеся на улицах и проводящие ночи под мостами, нищие без пристанища, босяки в лохмотьях, люди с нищенской сумой и дубинкой и схватите за горло ваших неверных уполномоченных!

Марат убеждён, что 14 июля, 5 и 6 октября 1789 «народ имел право не только казнить некоторых заговорщиков, но и уничтожить их всех, перерезать всю камарилью королевских сателлитов, составивших заговор для нашей гибели, и бесчисленную толпу изменников отчизне, каково бы ни было их звание и кем бы они ни были. Не ходите никогда в Собрание, не наполнив ваши карманы камнями для избиения злодеев, имеющих наглость проповедовать монархические принципы». «Нам нужна не отставка министров, нам нужны их головы, головы всех сторонников министерства в Собрании, головы вашего мэра, вашего генерала, почти всего генерального штаба, большей части муниципальных советников, главных агентов исполнительной власти в королевстве». – «К чему полумеры? – вопрошает Марат. – Ваша месть должна быть обдуманна. Смерть, смерть – таково должно быть наказание изменников, упорно старающихся вас погубить, одно только это наказание наполняет их души ледяным ужасом. Подражайте поэтому вашим неумолимым врагам, не выходите никогда без оружия и закалывайте или застреливайте их тут же, чтобы они не могли ускользнуть от вас благодаря затяжкам правосудия». Марат «слышит», «как двадцать миллионов кричат в один голос: Если черные и пораженные гангреной министерские приверженцы будут настолько дерзки, что проведут проект роспуска и воссоздания армии, постройте, граждане, восемьсот виселиц в Тюильрийском саду и повесьте на них всех изменников, с гнусным Рикети, графом Мирабо во главе, и устройте в середине бассейна громадный костер, чтобы сжечь на нем министров и их сообщников».

Если бы Друг народа Марат мог найти две тысячи решительных людей, «он для спасения родины вырвал бы сердце у дьявольского Мотье, окруженного своими батальонами, он сжег бы в его дворце монарха и его клевретов, он умертвил бы депутатов в зале заседаний, и их тела были бы погребены под пылающими развалинами их вертепа». По мысли Марата, при первом пушечном выстреле на границе, «нужно, чтобы народ закрыл ворота всех городов и чтобы он тотчас же освободился от всех мятежных священников, антиреволюционных чиновников, заведомых махинаторов и их сообщников». «Должностные лица, – советует Марат, – должны быть настолько предусмотрительны, чтобы позаботиться о беспрерывном изготовлении громадного количества очень крепких ножей, с коротким лезвием, острым с обеих сторон; подобным ножом должен быть вооружен всякий гражданин известный за друга родины. Все искусство сражаться этим страшным оружием заключается в том, что левую руку обвертывают до самого плеча тряпками, волосом и затем набрасываются на врага, держа в правой руке нож». Марат уверен, что нужно без всякого промедления пользоваться этими ножами, так как «какое же средство остается у нас для того, чтобы положить конец подавляющему нас злу? Повторяю еще раз, что другого средства кроме народной расправы не существует». Вот, наконец, престол опрокинут, но, кричит Марат, «смотрите, не поддавайтесь голосу ложного сострадания… Не нужно пощады; я предлагаю вам уничтожить антиреволюционных членов муниципалитетов, мировых судов, департаментов и Национального Собрания». В самом начале достаточно было незначительного количества жизней, «нужно было отрубить 500 голов после взятия Бастилии, и тогда все было бы хорошо». Но благодаря непредусмотрительности и трусости позволили злу распространиться, и чем больше оно распространяется, тем большую ампутацию нужно произвести.

 

Шарлотта Корде убивает Марата. Картина Бодри (1860). Сцена убийства Марата здесь близка к реальной

 

Точным глазомером хирурга Марат определяет размеры зла. В сентябре 1792 г. в Совете Коммуны Марат исчисляет приблизительно в 40,000 число голов, которые нужно отрубить. Когда шесть недель спустя общественный нарыв становится гораздо больше, число возрастает соответственно, теперь Марат уже требует 270.000 голов, все из человечности, «чтобы обеспечить общественное спокойствие», при том условии, чтобы лично ему, Марату, поручить произвести эту операцию, одну только эту операцию, в качестве мстителя. За исключением последнего пункта все остальное ему предоставлено; досадно, что Марат не мог видеть своими глазами полного выполнения своей программы, массовые смертные казни, вынесенные революционным трибуналом в Париже, избиения в Лионе и Тулоне, массовые потопления в Нанте. С самого начала и до конца Марат идет по течению Революции, оставаясь ясновидящим в силу своего ослепления, благодаря своей логике безумца, благодаря соответствию своей частной болезни с общественной болезнью, благодаря тому, что один только бред Марата отличается цельностью среди неполного и позднего бреда других, благодаря тому, что его одного нельзя сдвинуть с места, что у него нет упреков совести – Марат торжествует, утвердившись одним скачком на острой вершине, на которую его соперники не осмеливаются дойти или доходят только ощупью.

 

Советские издания книг Марата и монографий о нём

Марат Ж. П. Памфлеты. М.-Л.: Academia, 1934.

Марат Ж. П. Памфлеты. М.: Соцэкгиз, 1937.

Марат Ж. П. Избранные произведения: В 3-х т. М.: Академия наук СССР, 1956.

Левандовский А. П. Сердце моего Марата: Повесть о Жане Поле Марате. М.: Политиздат, 1975.

Тарле Е. «Жан-Поль Марат, Друг народа»

Другие книги о Марате

Выдержки из сочинений Марата напечатал Верморель.

Подробную биографию написал Альфред Бужар («Марат», 1865; в приложении полная библиография трудов Марата).

См. также Марк Алданов «Ванна Марата»

 

В СССР именем Марата было названо множество улиц, переулков, площадей, корабль-флагман Балтийского флота, а также – по странной причуде большевицких вождей – кондитерская фабрика «имени Марата» в Москве.

© Авторское право на данную статью «Марат» принадлежит владельцу сайта «Русская историческая библиотека». Её электронное и бумажное копирование без согласия правообладателя запрещено!

rushist.com

Жан-Поль Марат. Jean-Paul Marat — биография. Лидер якобинцев Один из предводителей Великой Французской Революции

Жан-Поль Марат родился 24 мая 1743 года в Швейцарии. Он получил хорошее образование в доме отца, довольно известного врача. Потеряв родителей, зарабатывал на жизнь уроками и врачебной практикой, переезжая из города в город. Был врачом и работал при дворе графа Д’Артуа, будущего короля Франции Карла X.

    У Марата была степень доктора медицины, однако же те, кто читал его работы об огне и электричестве, вынуждены были признать, что он был искушен во многих областях науки. Но более всего его интересовали проблемы человека и социума. Он даже представил свой план уголовного законодательства, некоторые идеи которого были восприняты и применены к действительности Иосифом II — императором священной Римской империи. В частности, Марата очень беспокоило право собственности кого-то на избыток благ, в то время как другим этих благ не хватало. Марат считал насущной необходимостью перемену государственного строя. В издаваемой им газете «Друг народа» он обличал социальную несправедливость и призывал к насильственному свержению власти. И его мечтам было дано осуществиться.

    В 1789 году со взятия Бастилии началась Великая Французская Революция. После переворота Марат входил в Национальный Конвент — единственный орган власти в революционной Франции. Революционеры делились на три лагеря: радикально настроенных якобинцев, к которым принадлежал Марат, аморфных центристов и жирондистов, которые были не согласны с террористическими методами. Последние постоянно преследовали Марата, и даже предали его суду за призывы к насилию. Марат был оправдан, но конфликт от этого только обострился. К тому же всю свою деятельность он направил на уничтожение жирондистов, став одним из главных виновников их проскрипции.

    Свою смерь Марат принял от руки жирондистки Шарлотты Корде 13 июля 1793 года в своём доме в Париже. Шарлотта искренне считала, что убив Марата, она сумеет остановить террор и спасти ни в чем не повинных людей…

ruspekh.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о