Аннотация вечера на хуторе близ диканьки – Николай Гоголь. Вечера на хуторе близ Диканьки — Книжная аннотация и рецензия. Мнение, отзывы и комментарии к книге. — Персональная библиотека «[email protected]»

Содержание

Вечера на хуторе близ Диканьки

«Вечера на хуторе близ Диканьки» Гоголя — чудо русского языка, светлые захватывающие истории. Здесь Гоголь ещё весь в радости творчества, свободного славословящего удивления перед миром. В данном электронном варианте представлены обе части «Вечеров на хуторе близ Диканьки», ранняя повесть Гоголя «Ганц Кюхельгартен» и разные редакции и варианты «Вечеров».

Содержание «Вечеров на хуторе близ Диканьки»:

Сорочинская ярмарка
Вечер накануне Ивана Купала
Майская ночь, или Утопленница
Пропавшая грамота
Ночь перед Рождеством
Страшная месть
Иван Федорович Шпонька и его тетушка
Заколдованное место

Зеньковский в своей книге о Гоголе писал о «Вечерах на хуторе близ Диканьки»: «настоящее творчество захватило его [Гоголя] тогда, когда он стал писать свои «Вечера на хуторе близ Диканьки», — тут словесное мастерство, подлинный реализм и в то же время идейное брожение, начавшееся в Гоголе, сказались уже с достаточной силой.«Вечера» имели сразу исключительный успех. Пушкин писал о первой части «Вечеров»: «Вот настоящая веселость, искренняя, непринужденная, без жеманства, без чопорности. А местами какая поэзия!» Добавим к этим метким словам Пушкина и то, что веселые рассказы Гоголя полны жизненного реализма, умения схватить комическое в жизни, — и в то же время в них уже чувствуется тревожная идейная жизнь, которая с годами все больше крепла и росла в Гоголе. В «Вечерах» есть немало трагических сюжетов, которые под оболочкой народных легенд касаются острых и трудных тем жизни.»

Мочульский же в книге «Духовный путь Гоголя» писал о «Вечерах»: » В «Вечерах на хуторе близ Диканьки» Гоголь следует двум разнородным традициям, стараясь связать их единством стиля. Первая традиция — немецкая романтическая демонология: ведьмы, черти, заклинания, колдовство, с которыми Гоголь был знаком по повестям Тика и Гофмана; вторая — украинская народная сказка с ее исконным дуализмом, борьбой Бога и дьявола. Повести можно расположить по степеням нарастающей мрачности. В «Пропавшей грамоте» и «Заколдованном месте» — чертовщина уморительная и «домашняя»: обе повести являются своего рода демонологическими анекдотами. В «Майской ночи» и «Ночи перед Рождеством» — борьба добра со злом уже труднее: нужна святая панночка, чтобы победить страшную ведьму, нужен благочестивый кузнец-иконописец, чтобы одолеть черта. И, наконец, в «Вечере накануне Ивана Купала» и в «Страшной мести» смех совсем замолкает. Забавное уступает место ужасному. Независимо от народной традиции автор создает чудовищные и зловещие образы Басаврюка и колдуна, отца Катерины. Описание мертвецов, выходящих лунною ночью из могил на берегу Днепра, рассказ о схватке колдуна с всадником, сцена вызова души Катерины — самые сильные страницы в «Вечерах». Это первые звуки не заученной, а своей художественной речи. Именно здесь, в страшном и мрачном, следует искать «хвостики душевного состояния» автора. Вспомним его признание в «Авторской исповеди»: «На меня находили припадки тоски мне самому необъяснимой…Чтобы развлекать себя самого, я придумывал себе все смешное, что только мог выдумать». Но смешное постепенно переставало быть смешным, а мрачность его «меланхолического от природы характера» упивалась изображением зла и смерти. Вас. Гиппиус (Гоголь. 1924 г.), анализируя композицию «Вечеров», приходит к заключению, что шесть из них варьируют одну тему. «Это, — пишет он, — вторжение в жизнь людей демонического начала и борьба с ним». На исходе этой борьбы автор смотрит с безнадежностью: в «Вечере накануне Ивана Купала» побеждает Басаврюк; в «Страшной мести» все, прикоснувшиеся к злой силе, осуждены на гибель (Данило, Катерина, ее маленький сын). Единственное убежище — церковь и монастырь, но и они нередко бессильны. Автор сознательно отступает от народной сказки с ее наивной верой в конечное торжество добра.* * * Читатели «Вечеров», очарованные юмором и веселостью Рудого Панька, не обратили внимания на лежавшую в основе повестей мрачную демонологию. «Все обрадовались этому живому описанию племени поющего и пляшущего…этой веселости, простодушной и вместе лукавой», — писал Пушкин. Все смеялись, начиная с наборщиков, которые, завидя автора «Вечеров», «давай каждый фыркать и прыскать себе в руку, отворотившись к стенке» (письмо Гоголя к Пушкину, 1831 г.). Гоголь единодушно был признан замечательным юмористом. Ему дорого пришлось расплачиваться за эту быструю славу. Читатели любят простые и ясные ярлыки: звание юмориста осталось приклеенным к писателю на всю жизнь. И этим отчасти объясняется провал его «Переписки с друзьями» и вообще неудача его «душевного дела». Когда Гоголь перестал смешить и заговорил о Боге, никто не поверил, что комический писатель может быть учителем.»

pravbiblioteka.ru

Николай Гоголь «Вечера на хуторе близ Диканьки. Повести, изданные пасичником Рудым Паньком»

Знакомство с этой книгой началось с радиопередачи, в которой читали «Заколдованное место» — тогда я учился примерно во втором классе. Затем некоторые произведения в хрестоматиях для внеклассного чтения «Родничок». До полного издания добрался я где-то в 4-5 классе – точно уже не помню. На тот момент «Вечер накануне Ивана Купалы» и «Пропавшая грамота» уже точно были прочитаны в «Родничке», а «Ночь перед Рождеством» известна по киносказке «Вечера на хуторе близ Диканьки». Да еще, может быть, «Майская ночь…» тоже была мне уже известна по экранизации. Вскоре весь сборник был выучен едва ли не наизусть, за исключением резко не понравившегося «Ивана Федоровича Шпоньки…», которого я заставил себя почитать только через много лет.

Если говорить, о том, какое впечатление и влияние оказала на меня эта книга – то никакие слова не будут преувеличением. Силу Гоголевского слога невозможно переоценить – по ритмике, музыкальности его книг, по их поэтичности – их можно называть поэмами и балладами в прозе. Видимо, свой ранний неудачный опыт в поэзии Гоголь компенсировал тем, что создал прозу, предельно близкую к стихам по степени продуманности формы. У Гоголя каждое слово на месте, каждое слово создает настроение, вызывает отголоски в душе читателя, соединяющиеся в музыку, когда веселую и задорную, а когда – зловеще-торжественную, трагическую. С детства поражаюсь – как человек мог создать такие невероятно четкие, изящные и вместе с тем простые сочетания слов; образы, отпечатывающиеся в душе. Может быть и правду пишут о Гоголе, что изучал он мистические шаманские ритуалы – есть в ритмике его текстов что-то гипнотизирующее, словно в древних священных песнях.

«Вечера на хуторе близ Диканьки» созданы Гоголем в традициях модного в начале XX века в Европе литературного течения – романтизма, перенесенного на русскую почву творчеством Пушкина и Лермонтова. Но романтизм Гоголя – совершенно новое явление, не основанное на заимствованиях у европейских авторов. Было время, в моде были спекуляции относительно влияния на Гоголя Эрнста Т. А. Гофмана: безусловно, определенное влияние присутствовало – исторический факт, но общего между писателями не больше, чем между готическими немецкими городами и сказочной украинской деревней. Нечто гофмановское сильно проявится у автора позднее – в условном петербургском цикле. Вдохновляющей силой «Вечеров…» выступает неисчерпаемая сокровищница народного фольклора, это совершенно новый, славянский романтизм, невиданный до этого, не привитый, но выросший на корнях российской культуры.

«Вечера…» четко делятся на две группы историй – веселые и страшные. Они причудливо перемешаны, как перемешано трагическое и комическое в фольклоре, как перемешаны радость и горе в человеческой жизни. В книге эти истории чередуются, что создает впечатление целостности и разнообразия гоголевского мира.

«Сорочинская ярмарка» открывает цикл оптимистичной и авантюрной историей, настроением солнечного, праздничного дня. Она разделена на небольшие главы с эпиграфами из народных пословиц и украинских комедий – и эта четкая разделенность на эпизоды, «сцены», придает повести какую-то театральность, ощущение ярмарочного представления.

Только потом следует резко контрастирующий с первой повестью «Вечер накануне Ивана Купала». Вместо яркого «здесь и сейчас» «Сорочинской ярмарки» — мрачное и поучительное предание о кладе, добытом страшной жертвой. Хронологически первая, эта повесть стоит в цикле второй, и не случайно: думаю, будь она первой. Это изначально настраивало бы читателя на мрачный лад.

«Майская ночь, или Утопленница» — напоминание о том, что сверхъестественное – не всегда зло, и что есть на свете силы, которые помогут доброму и честному человеку. Романтическая сказка смягчает впечатление от предыдущей истории.

«Пропавшая грамота» — веселая и жутковатая вещь, полная приключений. Она противопоставлена в свою очередь и лиричности «Майской ночи…» и безысходной мрачности «Вечера накануне Ивана Купалы». Ее задача – оживить для читателя пространство украинской мифологии, показать живой и причудливый ее мир.

Вторую часть «Вечеров…» открывает «Ночь перед Рождеством» — самая лучшая в «позитивной» части цикла повесть. Она словно воплощает торжество человеческой воли над любыми обстоятельствами, торжество веры и смелости над силами зла.

И следом за ней – полная противоположность, «Страшная месть» — о том, что не только великий подвиг, но и великое зло способен сотворить человек. «Страшная месть», на мой взгляд – лучшая повесть Гоголя, по крайней мере, из ранних. По поэтичности с ней сравним разве что «Тарас Бульба», а по степени внушаемого ужаса перед сверхъестественным злом – только «Вий».

«Иван Федорович Шпонька…» несколько разряжает напряжение, возникающее после прочтения «Страшной мести». Но, на мой взгляд, «Иван Федорович…» в сборнике – определенно слабое звено. Уж слишком не вписывается он в сказочный мир «Вечеров…»

Ну и заканчиваются «Вечера на хуторе близ Диканьки» еще одной веселой и поучительной волшебной историей – «Заколдованное место».

Иногда даже становится странно, что эти произведения Гоголя не породили целой школы мистического рассказа – возникает ощущение, что после него в этом жанре не возникало почти ничего сравнимого, а в XX веке русская традиция мистического рассказа и вовсе угасла – на этот раз, по объективным причинам, задавленная государственной идеологией; не может она, похоже, возродиться и по сей день. Впрочем, определенное влияние творческого наследия Н. В. Гоголя сейчас можно увидеть в произведениях лучших украинских русскоязычных фантастов – вспомнить хотя бы «Пентакль» Дяченко-Олди-Валентинова – вещь, конечно, экспериментальную и неоднозначную, но однозначно талантливо написанную и прямо опирающуюся на мифологию «Вечеров…» и «Миргорода». Так что есть надежда на то, что русские и украинские мистика и хоррор еще поднимутся до мирового уровня – по крайней мере благодатная почва и мощные корни у этого явления уже имеются.

Итог: одна из главных книг отечественной и мировой литературы. Однозначный шедевр, читать обязательно.

fantlab.ru

Все аннотации к книге «Вечера на хуторе близ Диканьки», 2 книги — Персональная электронная библиотека

  • из всех библиотек

Мультифильтр: off

c 1 по 2 из 2

«Ночь перед Рождеством», «Сорочинская ярмарка», «Майская ночь, или Утопленница», «Вий» — лучшие из ранних повестей Гоголя — фантастические и реалистические, смешные, ироничные и пугающе-мистические… Абсолютная классика отечественной литературы, многократно экранизированная, положенная в основу пьес, опер, оперетт, мюзиклов, она и по сей день читается на одном дыхании…
Сорочинская ярмарка
Вечер накануне Ивана Купала
Майская ночь, или Утопленница
Пропавшая грамота
Ночь перед Рождеством
Страшная месть
Иван Фёдорович Шпонька и его тётушка
Заколдованное место…

  • Рейтинг:9
  • Дата:+ 2016
  • Статус:читал

«Ночь перед Рождеством», «Сорочинская ярмарка», «Майская ночь, или Утопленница», «Вий» — лучшие из ранних повестей Гоголя — фантастические и реалистические, смешные, ироничные и пугающе-мистические… Абсолютная классика отечественной литературы, многократно экранизированная, положенная в основу пьес, опер, оперетт, мюзиклов, она и по сей день читается на одном дыхании…
«Школьная библиотека» предлагает вам послушать восхитительную гоголевскую прозу…

  • Рейтинг:8
  • Дата:2017
  • Статус:читала

Рекомендации в жанре «Классическая проза»

Отец Браун (англ. Father Brown; в переводах встречается также вариант патер Браун) — вымышленный персонаж, герой детективных рассказов Г. К. Честертона, католический священник с непримечательной внешностью, но острым аналитическим умом и умением понять психологию другого человека.
Прототипом Брауна…

  • Рейтинг:10
  • Мнение:да

Роман «Убить пересмешника…», впервые опубликованный в 1960 году, имел оглушительный успех и сразу же стал бестселлером. Это и неудивительно: Харпер Ли (1926–1975), усвоив уроки Марка Твена, нашла свой собственный стиль повествования, который позволил ей показать мир взрослых глазами ребёнка, не…

  • Рейтинг:10
  • Мнение:да

Информация

Все библиотеки

Рекомендуем

www.listread.ru

Вечера на хуторе близ Диканьки — анализ

Если говорить о первых книгах Николая Гоголя, и при этом исключить из упоминания поэму «Ганц Кюхельгартен», которая была напечатана под псевдонимом, цикл Вечера на хуторе близ Диканьки — это первая книга Гоголя, которая состоит из двух частей. Первая часть цикла была опубликована в 1831 году, а вторая в 1832 году.

Коротко многие называют этот сборник «Вечерами Гоголя». Что касается времени самого написания этих произведений, Гоголь писал Вечера на хуторе близ Диканьки в период 1829-1832 годы. А по сюжету эти повести как будто бы собрал и издал пасичник Рудый Панько.

Краткий анализ цикла Вечера на хуторе близ Диканьки

Цикл Вечера на хуторе близ Диканьки интересен тем, что происходящие события переносят читателя из века в век. Например, «Сорочинская ярмарка» описывает события XIX века, откуда в XVII век читатель попадает, переходя к чтению повести «Вечер накануне Ивана Купала». Далее повести «Майская ночь, или утопленница», «Пропавшая грамота» и «Ночь перед Рождеством» касаются времени XVIII века, а затем следует снова XVII век.

Обе части цикла Вечера на хуторе близ Диканьки объеденены рассказами деда дьяка Фомы Григорьевича, который событиями своей жизни будто совмещает прошедшие времена, настоящие, быль и небыль. Однако говоря об анализе Вечером на хуторе близ Диканьки, стоит сказать, что Николай Гоголь не обрывает на страницах своего цикла течение времени, наоборот, время сливается в духовное и историческое целое.

Какие повести входят в цикл Вечера на хуторе близ Диканьки

Цикл включает в себя две части, в каждой из которых по четыре повести. Обратите внимание, что на нашем сайте в разделе Краткие содержания вы можете в простой форме в короткие сроки ознакомиться с кратким содержанием каждой повести, входящей в цикл Вечера на хуторе близ Диканьки.

К тому же каждое краткое содержание сопровождает краткое описание произведения с указанием даты его написания, характерных особенностей и времени прочтения самого краткого изложения.

Первая часть «Вечеров»:

Вторая часть » Вечеров»:

 

Отзывы о цикле Вечера на хуторе близ Диканьки

Сам Николай Гоголь несколько скептично отозвался о своем цикле «Вечера» и отметил, что по его мнению всю первую часть следовало бы исключить, поскольку она недостойна строго внимания читателя.

Александр Пушкин прочел повести из цикла «Вечеров» Гоголя и был весьма изумлен. Вот как он дословно высказался об этом сборнике:

«Сейчас прочёл Вечера близ Диканьки. Они изумили меня. Вот настоящая весёлость, искренняя, непринуждённая, без жеманства, без чопорности. А местами какая поэзия!.. Всё это так необыкновенно в нашей нынешней литературе, что я доселе не образумился…»

Надеемся, что вам понравился краткий анализ цикла Вечера на хуторе близ Диканьки, и эта информация окажется для вам полезной. Ознакомьтесь с другими интересными статьями нашего блога.

reedcafe.ru

Вечера на хуторе близ Диканьки.


Николай Гоголь


Год издания


2016


Переплет


Мягкий


Число страниц


320


Вес


205 г.


Штрихкод


978-5-17-099707-7,
9785170997077

Аннотация к книге «Вечера на хуторе близ Диканьки»

Одно из лучших произведений классической отечественной литературы. Книга, которая вот уже почти два столетия в равной степени любима читателями всех возрастов. Сам Пушкин восхищенно писал об этом сборнике: «Вот настоящая весёлость, искренняя, непринуждённая, без жеманства, без чопорности. А местами какая поэзия!..»
Перед нами оживает поразительный мир украинского фольклора — мир русалок, ведьм, призраков, демонов и чертей. Мир, где самые удивительные, а порой и страшные события описаны с мягким и лукавым, типично украинским юмором и соседствуют с колоритно изображенным крестьянским бытом XIX века.

literatura.by

«Вечера на хуторе близ Диканьки»: краткое содержание сборника

Человека, который не знал бы произведения Н.В. Гоголя в нашей стране (да и на просторах СНГ), отыскать будет очень сложно. Да и стоит ли это делать? Один из самых популярных шедевров писателя – «Вечера на хуторе близ Диканьки». Даже те, кто не читал книгу, наверняка видели фильмы или мюзиклы, в основу которых легли рассказы из этого издания. Мы же предлагаем вам изучить предельно сокращенный пересказ каждого произведения. «Вечера на хуторе близ Диканьки» (краткое содержание) – вашему вниманию.

Секрет успеха произведений: в чем он?

Конечно, у каждого человека свои вкусы и пристрастия. Но, как ни странно, этот сборник рассказов нравится как людям старшего поколения, так и молодежи. Почему так происходит? Скорее всего, благодаря тому, что Гоголь сумел объединить в одной книге мистические сюжеты, юмор и приключения, а еще – истории любви. Собственно, это беспроигрышный рецепт успеха! Итак, «Вечера на хуторе близ Диканьки». Краткое содержание позволит понять, стоит ли настраиваться на прочтение книги целиком!

Отметим, что данная книга является сборником, состоящим из двух частей. Поэтому мы постараемся в нескольких предложениях обрисовать, о чем идет речь в каждом из рассказов.

«Вечера на хуторе близ Диканьки»: краткое содержание первой части

В рассказе о ярмарке в Сорочинцах читатель может от души повеселиться, наслаждаясь приключениями Черевика, его очаровательной дочери Параси, ее воздыхателя Грыцька, предприимчивого Цыгана и вздорной Хиври, супруги Черевика. Мы можем понять, что любовь способна творить чудеса, а вот неумеренные возлияния и супружеская неверность в конечном итоге оказываются достойно наказанными!

«Вечер накануне Ивана Купала» — рассказ, наполненный мистикой и какой-то мрачной романтикой. Сюжет разворачивается вокруг Петруся, влюбленного в Педорку, зажиточный отец которой не особенно стремится отдать дочь в жены бедняку. Но тут, как на грех, помогать незадачливому влюбленному берется нечистая сила. Конечно, не за просто так. Черт требует за свою помощь цветок папоротника. Совершив убийство, юноша добывает то, что от него хотел Сатана. Но не приносит это ему счастья. Сам Петрусь гибнет, а его золото обращается в черепа…

«Майская ночь, или Утопленница» — рассказ о том, как чистая любовь, смелость и находчивость побеждают несправедливость, даже совершенную много лет назад.

Из рассказа «Пропавшая грамота» мы узнаем, что даже чертей можно победить в карточной игре. Для этого надо немного – с искренней верой перекрестить игральные карты. Правда, не факт, что после этого ваша супруга не станет ежегодно пускаться плясать, совершенно этого не желая.

«Вечера на хуторе близ Диканьки»: краткое содержание второй части

А еще мы узнаем, что Черта вполне можно оседлать и полетать на нем, а смелость и предприимчивость помогут покорить даже самую неприступную красавицу! Интересно, так бывает только в канун Рождества?

«Страшная месть» — рассказ, который является по-настоящему страшным! Еще бы, ведь как можно заранее догадаться о том, что отец твоей жены – колдун? Кстати, в рассказе упоминаются и вполне реальные исторические личности!

Также в сборнике есть история о том, как горячее желание немолодой родственницы (тетушки) устроить личную жизнь племянника (Ивана Федоровича Шпоньки) может существенно изменить монотонное и размеренное существование! Только в лучшую ли сторону?

«Заколдованное место». Этот рассказ повествует о том, в какие приключения можно влипнуть, даже находясь в преклонных летах. Эх, не стоит связываться с нечистой силой!

Удачного и веселого чтения!

fb.ru

Вечера на хуторе близ Диканьки

Аннотация: «Вечера на хуторе близ Диканьки» (Часть первая — 1831, Часть вторая — 1832) — бессмертный шедевр великого русского писателя Николая Васильевича Гоголя (1809—1852).

Восторженно принятая современниками (так, например, А.С. Пушкин писал: «Сейчас прочел „Вечера на хуторе близ Диканьки“. Они изумили меня. Вот настоящая веселость, искренняя, непринужденная, без жеманства, без чопорности. А местами, какая поэзия. Какая чувственность! Все это так необыкновенно в нашей литературе, что я доселе не образумился…»), эта книга и сегодня остается одним из любимейших читателями произведений писателя.

———————————————

Николай Васильевич Гоголь

Вечера на хуторе близ Диканьки

Повести, изданные пасичником Рудым Паньком

Часть ПЕРВАЯ

Предисловие

«Это что за невидаль: „Вечера на хуторе близ Диканьки“? Что это за „Вечера“? И швырнул в свет какой-то пасечник! Слава богу! еще мало ободрали гусей на перья и извели тряпья на бумагу! Еще мало народу, всякого звания и сброду, вымарало пальцы в чернилах! Дернула же охота и пасичника дотащиться вслед за другими! Право, печатной бумаги развелось столько, что не придумаешь скоро, что бы такое завернуть в нее».

Слушало, слышало вещее мое все эти речи еще за месяц! То есть, я говорю, что нашему брату, хуторянину, высунуть нос из своего захолустья в большой свет — батюшки мои! Это все равно как, случается, иногда зайдешь в покои великого пана: все обступят тебя и пойдут дурачить. Еще бы ничего, пусть уже высшее лакейство, нет, какой-нибудь оборванный мальчишка, посмотреть — дрянь, который копается на заднем дворе, и тот пристанет; и начнут со всех сторон притопывать ногами. «Куда, куда, зачем? пошел, мужик, пошел!..» Я вам скажу… Да что говорить! Мне легче два раза в год съездить в Миргород, в котором вот уже пять лет как не видал меня ни подсудок из земского суда, ни почтенный иерей, чем показаться в этот великий свет. А показался — плачь не плачь, давай ответ.

У нас, мои любезные читатели, не во гнев будь сказано (вы, может быть, и рассердитесь, что пасечник говорит вам запросто, как будто какому-нибудь свату своему или куму), — у нас, на хуторах, водится издавна: как только окончатся работы в поле, мужик залезет отдыхать на всю зиму на печь и наш брат припрячет своих пчел в темный погреб, когда ни журавлей на небе, ни груш на дереве не увидите более, — тогда, только вечер, уже наверно где-нибудь в конце улицы брезжит огонек, смех и песни слышатся издалека, бренчит балалайка, а подчас и скрипка, говор, шум… Это у нас вечерницы! Они, изволите видеть, они похожи на ваши балы; только нельзя сказать чтобы совсем. На балы если вы едете, то именно для того, чтобы повертеть ногами и позевать в руку; а у нас соберется в одну хату толпа девушек совсем не для балу, с веретеном, с гребнями; и сначала будто и делом займутся: веретена шумят, льются песни, и каждая не подымет и глаз в сторону; но только нагрянут в хату парубки с скрыпачом — подымется крик, затеется шаль, пойдут танцы и заведутся такие штуки, что и рассказать нельзя.

Но лучше всего, когда собьются все в тесную кучку и пустятся загадывать загадки или просто нести болтовню. Боже ты мой! Чего только не расскажут! Откуда старины не выкопают! Каких страхов не нанесут! Но нигде, может быть, не было рассказываемо столько диковин, как на вечерах у пасечника Рудого Панька. За что меня миряне прозвали Рудым Паньком — ей-богу, не умею сказать. И волосы, кажется, у меня теперь более седые, чем рыжие. Но у нас, не извольте гневаться, такой обычай: как дадут кому люди какое прозвище, то и во веки веков останется оно.

tululu.org

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о