Анна кареніна лев толстой – Читать бесплатно электронную книгу Анна Каренина. Лев Николаевич Толстой онлайн. Скачать в FB2, EPUB, MOBI

Лев Толстой в 1870-е гг. О романе “Анна Каренина”

«Анна Каренина». Встреча на станции Бологое

Cемидесятые годы позапрошлого века были периодом быстрого развития капитализма в России. Наряду с ростом промышленности и торговли в стране шел процесс обнищания и обезземеливания деревни. Крестьяне голодали, разорялись, забрасывали землю и уходили в города, где обрекали себя на новые ужасы разорения и бездомной жизни.

Лев Толстой знал бедственное положение русской деревни.
70-е годы — период особенно интенсивных и мучительных раздумий Толстого над социальными проблемами эпохи. В эти годы Лев Толстой еще больше проникается ненавистью к господствующим формам угнетения, еще ближе подходит к миропониманию патриархального крестьянства.
Свидетельством глубоких раздумий великого художника о судьбе своей страны, его неустанных поисков выхода из социального тупика явился роман «Анна Каренина».

«Анна Каренина» — одно из крупнейших творений Толстого. С большой силой поставлены в нем коренные вопросы жизни пореформенной России, отражены социальные сдвиги, происшедшие в стране после «реформы» 1861 г.

«Анна Каренина». Свидание Анны с сыном

В центре сюжета романа — трагедия молодой, одаренной, полной жизненных сил женщины, пришедшей в столкновение с лживой моралью великосветской дворянской среды. Душевная драма Анны, разорвавшей узы неравного брака, ханжеское отношение к ней со стороны великосветского общества показаны Толстым как типический конфликт эпохи, как столкновение человечности с бездушием, искренности с лицемерием в период торжества «господина Купона».

 

Уже с первых страниц произведения мы ощущаем переломный характер эпохи, изображенной в романе, зыбкость и шаткость господствующих отношений. «Все смешалось в доме Облонских». Все смешалось в окружающей жизни. Родовая аристократическая знать разоряется. Хозяевами жизни выступают дельцы Болгариновы и купцы Рябинины. «Рюрикович» Облонский униженно высиживает в приемной банкира, чтобы получить «доходное место».

«Анна Каренина». Сенокос

Трагедия Анны, ее одиночество и обреченность вызваны не только тем, что она пренебрегла — во имя жизни — лживыми, лицемерными законами дворянской среды, но и тем, что в новых условиях жизни ей противостоят законы буржуазной морали, еще более жестокие и бесчеловечные.

 

Честная и искренняя Анна с ее стремлением к большой и чистой любви органически не приемлет нравов, порожденных буржуазными отношениями; ей столь же противны «свободные» нравы салона Бетси Тверской, сколь и мертвящая чопорность кружка графини Лидии Ивановны.

И в этой безысходности, в непримиримом столкновении естественных стремлений живого человека с лицемерной моралью собственнического мира заключена причина трагической гибели Анны.

С большой силой поставлены в романе и проблемы экономического развития пореформенной России. На страницах романа проходят многочисленные образы помещиков (Свияжский, Степан Васильевич и др.), ощущающих кризис пореформенного хозяйства и ищущих выхода из него в еще большей эксплуатации народа. Все их поиски, разумеется, обречены на провал. Честными и глубокими являются идейные искания Константина Левина.

Левин решительно отвергает крепостническую систему хозяйства, основанную на порабощении крестьян. Он не приемлет и буржуазных порядков, отстаиваемых Кознышевым, Свияжским и другими либералами. Левин ищет путь к «бескровной революции», путь сочетания интересов помещиков и крестьян. Однако реальная действительность разрушает его утопические иллюзии.

Глубоко ошибочным является и тот «смысл жизни», к которому приходит Левин под влиянием слов старика Фоканыча, призывающего жить «по-божьи». И тем не менее образ Левина — человека, близкого к народу, бесстрашного правдоискателя — один из самых ярких положительных образов русской литературы XIX в.
Значительное место в романе занимают картины народной жизни, показанные с теплотой и лиризмом. Высокие душевные качества крестьян, их честность и трудолюбие противопоставлены моральной низости и душевной опустошенности господствующих классов.

Портрет М.А.Гартунг

Работа над романом «Анна Каренина» длилась пять лет — с 1873 по 1877 г. Вначале он был задуман как произведение, посвященное главным образом проблемам семьи и брака, — его содержание сосредоточивалось исключительно вокруг семейной трагедии Карениных. «В «Анне Карениной» я люблю мысль семейную», — говорил Лев Толстой. Однако, как всегда у Толстого, в процессе работы замысел произведения значительно расширился, углубился, и роман о семейной драме перерос в обширное эпическое повествование о всей пореформенной жизни России.
Роман «Анна Каренина» печатался в журнале «Русский вестник» в 1875—1877 гг. Последняя — восьмая — часть романа вышла отдельным изданием в 1877 г.

 

По выходе в свет роман вызвал бурные и противоречивые отклики. Революционно-демократическая критика (В. В. Стасов) отметила выдающиеся художественные достоинства нового произведения Толстого. Либеральная и народническая критика обрушилась на роман с резкими нападками.

Роман «Анна Каренина» был одним из любимых произведений В. И. Ленина. По свидетельству Н. К. Крупской, он много раз читал и перечитывал это произведение.

В экспозицию зала включены материалы, характеризующие творческую историю «Анны Карениной», и иллюстрации к роману.

ЭКСПОНАТЫ
ПОРТРЕТ ТОЛСТОГО. И. Н. Крамской. Масло. 1873 г. Копия Н. В. Орлова.
Портрет Л. Н. Толстого работы И. Н. Крамского является одним из лучших прижизненных портретов писателя. Художник рисовал Толстого в период его работы над романом «Анна Каренина». Оригиналы портрета находятся в Третьяковской галерее и в яснополянском доме Толстого.

Мария Александровна Гартунг – дочь А.С.Пушкина. Толстой встречался с ней в Туле в 70-х гг. Некоторые черты ее внешнего облика Лев Толстой придал Анне Карениной.

Мария Алексеевна Дьякова-Сухотина – сестра близкого друга Л.Н.Толстого Д.А.Сухотина. Некоторые обстоятельства
ее неудачного брака с М.С.Сухотиным нашли отражение у Анны Карениной в описании ее семейной жизни.

В рукописном отделе музея Л.Н.Толстого хранится одиннадцать вариантов начала романа “Анна Каренина”.

tolstoy.lipetsk.ru

Лев Толстой — Анна Каренина

5

Левин далеко заглядывает в будущее. Он размышляет о «величайшей революции», которая должна изменить всю жизнь. «Это дело не мое личное, — думает Левин, — а тут вопрос об общем благе. Все хозяйство, главное — положение всего народа, совершенно должно измениться». В представлении Левина это должна быть «бескровная революция», совершаемая нравственным усилием каждого в отдельности и всего народа в целом. Но неотвратимость перемен была для него совершенно очевидна. «Вместо бедности — общее богатство, довольство, вместо вражды — согласие и связь интересов». Толстовская теория «духовной революции» вырастала из отрицания классовой борьбы. Это была одна из утопических теорий XIX века. Но и она свидетельствовала о закономерном движении всей русской жизни навстречу коренным социальным переменам. Что касается классовых противоречий, то нельзя сказать, что Толстой не видел их в современном обществе. Так, Левин чувствует, что все его попытки договориться с мужиками ни к чему не приводят. Он работал над книгой о сельском хозяйстве и «ясно видел, что то хозяйство, которое он вел, была жестокая и упорная борьба между им и работниками» — «интересы его были им чужды и непонятны, но фатально противоположны их самым справедливым интересам». Как мыслитель, Толстой не погрешил против истины, рисуя картины из жизни Левина в деревне накануне великих революционных перемен. Он понимал также, что личное усилие Левина не может изменить «фатальной противоположности» интересов, однако все же уповал именно на личное усилие. В этом и состояло противоречие его художественного и философского миросозерцания.

В романе логика событий складывается таким образом, что возмездие следует по пятам за героями. Толстой говорил о нравственной ответственности человека за каждое свое слово и каждый свой поступок. К роману он взял грозный эпиграф: «Мне отмщение, и Аз воздам». Но он писал не притчу, не иллюстрацию к библейскому изречению, а современный роман. Некоторая «фатальность» не только социальных, но и личных отношений представлялась Толстому тайной, которую не могут понять отдельные люди, как бы они ни были умны, но которая разрешается временем, когда постепенно открывается внутренняя связь близких причин и далеких следствий. И здесь опять народная точка зрения была для Толстого определяющей. «Унижением, лишениями всякого рода им (народом) куплено дорогое право быть чистым от чьей бы то ни было крови и от суда над ближним», — пишет Толстой (20, 555). Поэтому мысль эпиграфа складывается из двух основных понятий: «нет в мире виноватых» и «не нам судить». Мать Вронского сказала об Анне Карениной: «Да, она кончила, как и должна была кончить такая женщина. Даже смерть она выбрала себе подлую, низкую». И Кознышев ответил ей: «Не нам судить, графиня. Но я понимаю, как для вас это было тяжело».

Левин сначала, не зная Анну, строго осуждал ее. Но потом, увидев и поняв ее, задумчиво произнес: «Не то что умна, но сердечна удивительно. Ужасно жалко ее». Толстой не искал «виноватых», он старался понять, а значит, и простить «невиновных». Он не признавал за графиней Вронской и за всей «светской чернью», приготовившей «комки грязи», права быть судьей Анны. «В ответ на суд толпы лукавой скажи, что судит нас иной»[29], — эта мысль Лермонтова была очень близка автору «Анны Карениной». Толстой не хотел быть ни адвокатом, ни прокурором Анны. Но был летописцем, не пропустившим ничего из трагедии ее жизни. Идея возмездия, выраженная в эпиграфе, отнесена не только и даже не столько к истории Анны и Вронского, сколько ко всему обществу, которое нашло в лице Толстого своего сурового бытописателя. «Во всем возмездие, во всем предел, его же не прейдеши» (48, 118). Эти слова Толстого являются ключом к художественной системе его романа.»Толстой указывает на «Аз воздам», — пишет Фет, — не как на розгу брюзгливого наставника, а как на карательную силу вещей»[30]. «Сказано все то, что я хотел сказать», — заметил Толстой по поводу статьи Фета об «Анне Карениной» (62, 339).»Анну Каренину» Толстой называл «романом широким и свободным». В основе этого определения — пушкинский термин «свободный роман». Не фабульная завершенность положений, а творческая концепция определяет выбор материала и открывает простор для развития сюжетных линий. Жанр свободного романа возникал на основе преодоления литературных схем и условностей. «Я никак не могу и не умею положить вымышленным лицам известные границы — как-то женитьба или смерть, — признавался Толстой. — … Мне невольно представлялось, что смерть одного лица только возбуждала интерес к другим лицам и брак представлялся большей частью завязкой, а не развязкой интереса» (13, 55). Роман «Анна Каренина» продолжался и после гибели его героини — Анны Карениной. Больше того, Левин на протяжении почти всего романа не видит Анну Каренину. «Связь постройки, — отмечал Толстой, — сделана не на фабуле и не на отношениях (знакомстве) лиц, а на внутренней связи» (62, 377). А внутренние отношения истории Анны и Левина определяются закономерностями самой жизни, взятой во всем ее историческом своеобразии. Так что история Анны неотделима от истории Левина, если говорить о романе Толстого как о художественном единстве. Смерть Анны и жизнь Левина, сумевшего преодолеть «угрозу отчаяния», в равной мере освещены светом «самобытно-нравственного» отношения Толстого к действительности. Поэтому Толстой и говорил, что «цельность художественного произведения заключается в ясности и определенности того отношения автора к жизни, которое пропитывает все произведение»[31]. В «свободном романе» есть не только свобода, но и необходимость, так что нельзя взять из него одну какую-то часть, не нарушив целого.»Закон природы смотрит сам // За всем…», — привел Фет строку из Шиллера, говоря об «Анне Карениной»[32]. И с этим Толстой также был согласен. Он заботился о том, чтобы сохранить живое дыхание жизни в своем произведении. И называл свой излюбленный жанр «романом широкого дыхания»: «как бы хорошо писать роман de long halein (широкого дыхания), освещая его теперешним взглядом на вещи» (52, 5).

Каждое новое произведение Толстого было настоящим открытием для читателя. Но оно было открытием и для автора. «Содержание того, что я писал, — признавался Толстой, — мне было так же ново, как и тем, которые читают» (65, 18).

Роман «широкого дыхания» привлекал Толстого тем, что в «просторную, вместительную раму» без напряжения входило все то новое, необычайное и нужное, что он хотел сказать людям.

Э. БАБАЕВ

Анна Каренина

Мне отмщение, аз воздам

Часть первая

I

Все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастливая семья несчастлива по-своему.

Все смешалось в доме Облонских. Жена узнала, что муж был в связи с бывшею в их доме француженкою-гувернанткой, и объявила мужу, что не может жить с ним в одном доме. Положение это продолжалось уже третий день и мучительно чувствовалось и самими супругами, и всеми членами семьи, и домочадцами. Все члены семьи и домочадцы чувствовали, что нет смысла в их сожительстве и что на каждом постоялом дворе случайно сошедшиеся люди более связаны между собой, чем они, члены семьи и домочадцы Облонских. Жена не выходила из своих комнат, мужа третий день не было дома. Дети бегали по всему дому, как потерянные; англичанка поссорилась с экономкой и написала записку приятельнице, прося приискать ей новое место; повар ушел вчера со двора, во время самого обеда; черная кухарка и кучер просили расчета.

На третий день после ссоры князь Степан Аркадьич Облонский — Стива, как его звали в свете, — в обычный час, то есть в восемь часов утра, проснулся не в спальне жены, а в своем кабинете, на сафьянном диване. Он повернул свое полное, выхоленное тело на пружинах дивана, как бы желая опять заснуть надолго, с другой стороны крепко обнял подушку и прижался к ней щекой; но вдруг вскочил, сел на диван и открыл глаза.

«Да, да, как это было? — думал он, вспоминая сон. — Да, как это было? Да! Алабин давал обед в Дармштадте; нет, не в Дармштадте, а что-то американское. Да, но там Дармштадт был в Америке. Да, Алабин давал обед на стеклянных столах, да, — и столы пели: Il mio tesoro[33], и не Il mio tesoro, а что-то лучше, и какие-то маленькие графинчики, и они же женщины», — вспоминал он.

Глаза Степана Аркадьича весело заблестели, и он задумался, улыбаясь. «Да, хорошо было, очень хорошо. Много еще что-то там было отличного, да не скажешь словами и мыслями даже наяву не выразишь». И, заметив полосу света, пробившуюся сбоку одной из суконных стор, он весело скинул ноги с дивана, отыскал ими шитые женой (подарок ко дню рождения в прошлом году), обделанные в золотистый сафьян туфли и по старой, девятилетней привычке, не вставая, потянулся рукой к тому месту, где в спальне у него висел халат. И тут он вспомнил вдруг, как и почему он спит не в спальне жены, а в кабинете; улыбка исчезла с его лица, он сморщил лоб.

profilib.org

Лев Николаевич Толстой «АННА КАРЕНИНА»

продажи этого леса будет искать примирения с женой, – эта мысль оскорбляла его.
Окончив письма, Степан Аркадьич придвинул к себе бумаги из присутствия, быстро перелистовал
два дела, большим карандашом сделал несколько отметок и, отодвинув дела, взялся за кофе; за
кофеем он развернул еще сырую утреннюю газету и стал читать ее.
Степан Аркадьич получал и читал либеральную газету, не крайнюю, но того направления, которого
держалось большинство. И, несмотря на то, что ни наука, ни искусство, ни политика, собственно,
не интересовали его, он твердо держался тех взглядов на все эти предметы, каких держалось
большинство и его газета, и изменял их, только когда большинство изменяло их, или, лучше
сказать, не изменял их, а они сами в нем незаметно изменялись.
Степан Аркадьич не избирал ни направления, ни взглядов, а эти направления и взгляды сами
приходили к нему, точно так же, как он не выбирал формы шляпы или сюртука, а брал те, которые
носят. А иметь взгляды ему, жившему в известном обществе, при потребности некоторой
деятельности мысли, развивающейся обыкновенно в лета зрелости, было так же необходимо, как
иметь шляпу. Если и была причина, почему он предпочитал либеральное направление
консервативному, какого держались тоже многие из его круга, то это произошло не оттого, чтоб он
находил либеральное направление более разумным, но потому, что оно подходило ближе к его
образу жизни. Либеральная партия говорила, что в России все дурно, и действительно, у Степана
Аркадьича долгов было много, а денег решительно недоставало. Либеральная партия говорила, что
брак есть отжившее учреждение и что необходимо перестроить его, и действительно, семейная
жизнь доставляла мало удовольствия Степану Аркадьичу и принуждала его лгать и притворяться,
что было так противно его натуре. Либеральная партия говорила, или, лучше, подразумевала, что
религия есть только узда для варварской части населения, и действительно, Степан Аркадьич не
мог вынести без боли в ногах даже короткого молебна и не мог понять, к чему все эти страшные и
высокопарные слова о том свете, когда и на этом жить было бы очень весело., Вместе с этим
Степану Аркадьичу, любившему веселую шутку, было приятно иногда озадачить смирного
человека тем, что если уже гордиться породой, то не следует останавливаться на Рюрике и
отрекаться от первого родоначальника – обезьяны. Итак, либеральное направление сделалось
привычкой Степана Аркадьича, и он любил свою газету, как сигару после обеда, за легкий туман,
который она производила в его голове. Он прочел руководящую статью, в которой объяснялось,
что в наше время совершенно напрасно поднимается вопль о том, будто бы радикализм угрожает
поглотить все консервативные элементы и будто бы правительство обязано принять меры для
подавления революционной гидры, что, напротив, «по нашему мнению, опасность лежит не в
мнимой революционной гидре, а в упорстве традиционности, тормозящей прогресс», и т. д. Он
прочел и другую статью, финансовую, в которой упоминалось о Бентаме и Милле и подпускались
тонкие шпильки министерству. Со свойственною ему быстротою соображения он понимал
значение всякой шпильки: – от кого и на кого и по какому случаю она была направлена, и это, как
всегда, доставляло ему некоторое удовольствие. Но сегодня удовольствие это отравлялось
воспоминанием о советах Матрены Филимоновны и о том, что в доме так неблагополучно. Он
прочел и о том, что граф Бейст, как слышно, проехал в Висбаден, и о том, что нет более седых
волос, и о продаже легкой кареты, и предложение молодой особы; но эти сведения не доставляли
ему, как прежде, тихого, иронического удовольствия.
Окончив газету, вторую чашку кофе и калач с маслом, он встал, стряхнул крошки калача с жилета
и, расправив широкую грудь, радостно улыбнулся, не оттого, чтоб у него на душе было что-нибудь
особенно приятное, – радостную улыбку вызвало хорошее пищеварение.
Но эта радостная улыбка сейчас же напомнила ему все, и он задумался.
Два детские голоса (Степан Аркадьич узнал голоса Гриши, меньшого мальчика, и Тани, старшей
девочки) послышались за дверьми. Они что-то везли и уронили.
– Я говорила, что на крышу нельзя сажать пассажиров, – кричала по-английски девочка, – вот
подбирай!
«Все смешалось, – подумал Степан Аркадьич, – вон дети одни бегают». И, подойдя к двери, он
кликнул их. Они бросили шкатулку, представлявшую поезд, и вошли к отцу.
Девочка, любимица отца, вбежала смело, обняла его и, смеясь, повисла у него на шее, как всегда,
радуясь на знакомый запах духов, распространявшийся от его бакенбард. Поцеловав его, наконец,
в покрасневшее от наклоненного положения и сияющее нежностью лицо, девочка разняла руки и
хотела бежать назад; но отец удержал ее..
– Что мама? – спросил он, водя рукой по гладкой, нежной шейке дочери. – Здравствуй, – сказал он,

magru.net

Лев Толстой — Анна Каренина

В «Анне Карениной» не было исторических деятелей или мировых событий. Не было здесь также лирических, философских или публицистических выступлений. Но споры, вызванные романом, сразу же вышли за пределы литературных интересов, «как будто дело шло о вопросе, каждому лично близком».

Начав с того, что «все смешалось в доме Облонских» Толстой рассказывает о разрушении дома Карениных и, наконец, приходит к тому, что во всей России «все переворотилось».

Вступительная статья и примечания Э. Бабаева.

Иллюстрации О. Верейского.

Содержание:

Л. Толстой
Анна Каренина

Роман «широкого дыхания»

«Анна Каренина» поразила современников «вседневностью содержания». Необычайная свобода, раскованность повествования удивительно сочеталась в этом романе с цельностью художественного взгляда автора на жизнь. Он выступал здесь как художник и мыслитель и назначение искусства видел «не в том, чтобы неоспоримо разрешить вопрос, а в том, чтобы заставить любить жизнь в бесчисленных, никогда неистощимых всех ее проявлениях» (61, 100)[1].В 70-е годы один маститый писатель (по-видимому Гончаров) сказал Достоевскому: «Это вещь неслыханная, это вещь первая. Кто у нас, из писателей, может поравняться с этим? А в Европе — кто представит хоть что-нибудь подобное?»[2] Ф. М. Достоевский находил в новом романе Толстого «огромную психологическую разработку души человеческой», «страшную глубину и силу» и, главное, «небывалый доселе у нас реализм художественного изображения»[3].Время подтвердило эту высокую оценку. Из статей и книг на всех языках мира, посвященных «Анне Карениной», можно составить целую библиотеку. «Я без колебаний назвал «Анну Каренину» величайшим социальным романом во всей мировой литературе»[4], — пишет современный немецкий писатель Томас Манн.

Значение романа Толстого состоит не в эстетической ценности отдельных картин, а в художественной завершенности целого.

1

«Войну и мир» Толстой называл книгой о прошлом. В начале 1865 года он просил редактора журнала «Русский вестник» М. Н. Каткова в оглавлении и даже в объявлении не называть его сочинение романом: «…для меня это очень важно, и потому очень прошу вас об этом» (61, 67). Толстой мог бы обосновать свое определение жанра («книга») ссылкой на Гегеля, которого он внимательно перечитывал в годы работы над «Войной и миром». Гегель называл книгой эпические произведения, связанные с «целостным миром» определенного народа и определенной эпохи. Книга, или «самобытная эпопея», дает картину национального самосознания «в нравственных устоях семейной жизни, в общественных условиях состояния войны и мира (курсив наш. — Э. Б.), в его потребностях, искусствах, обычаях, интересах…»[5].

«Анну Каренину» Толстой называл романом из современной жизни. В 1873 году, только еще начиная работу, он говорил H. Н. Страхову: «…роман этот — именно роман (курсив наш. — Э. Б.), первый в моей жизни, очень взял меня за душу, и я им увлечен весь» (62, 25).

Эпоха Отечественной войны позволила Толстому изобразить в «Войне и мире» жизнь русского народа великой эпохи как «целостный мир», прекрасный и возвышенный. «Я художник, — пишет Толстой, размышляя над событиями 1812 года, — и вся жизнь моя проходит в том, чтобы искать красоту» (15, 241). Общественный подъем 60-х годов, когда в России было уничтожено рабство крестьян, наполнял и автора «Войны и мира» чувством духовной бодрости и веры в будущее. В 70-е же годы, в эпоху глубокого социального кризиса, когда написана «Анна Каренина», мироощущение Толстого было иным. «Все врознь» — так определил сущность пореформенной эпохи Ф. М. Достоевский. Толстой видел перед собой «раздробленный мир», лишенный нравственного единства. «Красоты нет, — жаловался он, — и нет руководителя в хаосе добра и зла» (62, 25).

Если в «Войне и мире» преобладает нравственная целостность и красота, или поэзия, то для «Анны Карениной» становится характерным раздробленность и хаос, или проза. После «Войны и мира», с ее «всеобщим содержанием» и поэтической простотой, замысел «Анны Карениной» казался Толстому «частным», «не простым» и даже «низменным» (62, 142).

Переход от «Войны и мира» к «Анне Карениной» имеет историческое, социальное и философское обоснование. В романе, в отличие от «книги», как об этом писал Гегель, «отсутствует самобытное поэтическое состояние мира»: «роман в современном значении предполагает прозаически упорядоченную действительность»[6]. Однако здесь «снова полностью выступает богатство и разнообразие интересов, состояний, характеров, жизненных отношений, широкий фон целостного мира, равно поэтическое изображение событий»[7]. Круги событий в романе, по сравнению с «самобытной эпопеей» уже, но познание жизни может проникать глубже в действительность. У романа как художественной формы есть свои законы: «завязка, постоянно усложняющийся интерес и счастливая или несчастливая развязка» (13, 54). Начав с того, что «все смешалось в доме Облонских», Толстой рассказывает о разрушении дома Карениных, о смятении Левина и наконец приходит к тому, что во всей России «все переворотилось»… «Усложняющийся интерес» выводит сюжет романа за пределы «семейной истории».В «Анне Карениной» не было великих исторических деятелей или мировых событий. Не было здесь также лирических, философских или публицистических отступлений. Но споры, вызванные романом, сразу же вышли за пределы чисто литературных интересов, «как будто дело шло о вопросе, каждому лично близком»[8]. Толки о романе Толстого сливались с злободневными политическими известиями. «О выходе каждой части Карениной, — отмечал H. Н. Страхов, — в газетах извещают так же поспешно и толкуют так же усердно, как о новой битве или новом изречении Бисмарка»[9].»Роман очень живой, горячий и законченный, которым я очень доволен», — говорил Толстой в самом начале работы (62, 16). В последующие годы он иногда охладевал к своему роману. Но замысел «живой, горячий и законченный» вновь и вновь завладевал его воображением. А когда наконец труд многих лет был окончен, Толстой признался, что «общество, современное «Анне Карениной», ему гораздо ближе, чем общество людей «Войны и мира», вследствие чего ему легче было проникнуться чувствами и мыслями современников «Анны Карениной», чем «Войны и мира». А это имеет громадное значение при художественном изображении жизни»[10]. В этом и состоит «вседневность» содержания толстовского романа «из современной жизни».

profilib.org

«Анна Каренина» кто написал? «Анна Каренина» (Л.Н. Толстой): краткое содержание

Русская литература с давних времен высоко ценится. Шедевры писателей покорили не одну страну мира и стали настоящими бестселлерами. По мотивам многих произведений были сняты отличные фильмы – премьеры занимают лидирующие позиции в рейтинге самых лучших. Не исключение Лев Николаевич Толстой – уникальный русский писатель, создавший множество потрясающих романов. Среди них ярко выделяются такие, как «Анна Каренина», «Война и мир», «Воскресение» и другие.

В наши дни в школах изучают произведения Льва Толстого. Это связано с тем, что они несут глубокий смысл, способный научить молодое поколение правде жизни и прочувствовать все те эмоции, с которыми писал талантливый мужчина. Очень часто возникает вопрос, касающийся произведения «Анна Каренина»: «Кто написал божественный роман?» Над чудесной книгой четыре года работал Толстой. В 1878 состоялось первое издание душещипательного романа.

Зарождение бестселлера

В одно февральское утро Лев Толстой задумал написать роман об отношениях дворян, частной жизни, но воплотил в жизнь он свою мечту спустя три года. Чуть позже, окончив книгу, он пытался издать ее в «Русском вестнике», и задумка удалась – первый том пошел в печать. Постепенно роман Толстого стал очень популярен, читателям нравилась манера, с которой Лев Николаевич описывал своих героев и их долю, чуткость и глубина произведения.

Естественно, что все с нетерпением ждали продолжение романа «Анна Каренина», так как было известно, что произведение состоит из трех томов. К 1878 году Лев Толстой полностью издал свое детище. Последняя часть не так сильно понравилась читателям, так как в ней шло описание сербо-черногоро-турецкой войны, на которую был отправлен офицер Вронский – возлюбленный Анны.

Роман Толстого «Анна Каренина» соединяет в себе самые противоречивые чувства и нравы людей. Сам писатель несколько раз отмечал, что с помощью произведения хочет показать, насколько сегодняшний и будущий мир раздроблен на две части: добро и зло, которые борются друг против друга каждый день и тщетно пытаются уничтожить противника.

Уникальность романа

Произведение «Анна Каренина» приходится по душе многим людям. Ведь оно о трагической любви замужней женщины и блестящего офицера. В то же время нельзя не испытать глубокое чувство непосредственно к семейной жизни дворян. История происходит во второй половине девятнадцатого века в Москве и Петербурге. Но писатель как можно четче отображает все эмоции, принципы и мораль своего романа.

Многие обожали Анну Каренину, а именно потому, что большинство людей видели себя в этой женщине, им была близка история писателя, которая проникала в самую глубину души. Поэтому Толстой писал современную литературу, книгу, которая, по его мнению, могла бы быть популярной всегда – для всех времен и народов.

Как ни странно, но Лев Николаевич предвидел, что грядут перемены, а именно для дворян. Он знал, чувствовал, что теперешнее общество и обычаи начинают рушиться, и людям следует подготовиться к этому.

Идея романа

Все люди, окружающие Льва Толстого, стали идеей для зарождения совершенно иного романа. Общество писателя можно было узнать по окружению Анны Облонской–Карениной. Наблюдая за мыслями своих знакомых, их чувствами и понятиями, Толстой создавал своих первых персонажей, которые в будущем так полюбились читателям.

Многие, кто не знаком с произведением «Анна Каренина», автор которого пытался создать настоящий шедевр для разных возрастных категорий людей, неоднократно слышали об уникальном романе. Но почему-то у большинства создается впечатление, что это книга о женщине, которая покончила с собой из-за светлых и пылких чувств к своему любовнику, быть с которым не позволяли ей честь и совесть.

На самом деле совсем не то описано в романе «Анна Каренина». Содержание книги состоит из десятков интереснейших глав, описания прошлой дворянской жизни, борьбы между добром и злом, нрава и морали людей, живших в девятнадцатом веке.

Знакомство с персонажами

Замечательное произведение «Анна Каренина». Кто написал его, известно практически каждому жителю стран СНГ, но было прочитано оно далеко не всеми. Хотя многие слышали о необычном романе и знают главных героев книги.

Начнем с того, что главная героиня – Анна – приезжает в Москву, чтобы помирить своего брата Стиву, который якобы был уличен в измене, с супругой. Как только Каренина сошла со своего поезда, она узнает, что на железнодорожных путях гибнет сторож. Это считается ужасным предзнаменованием. Через некоторое время главная героиня поймет, что значил этот знак – ее будут считать «преступной женщиной», и она не сможет с этим жить спокойно. Тем не мене очаровательная, добрая и нежная Анна Каренина (автор вначале изображает ее как непорочную, честную и идеальную женщину) едет к брату в гости и пытается помирить его с женой Долли.

Тем временем в гости к Стиве приходит молодой и обворожительный граф Алексей Вронский. Не забывает навестить любимую княжну Кити Щербицкую и Константин Левин, который всем сердцем желает взять в жены милую девушку. Но, по его мнению, это невозможно, так как он простой помещик, а его главный соперник — блестящий петербургский представитель Вронский. На самом же деле граф Алексей даже не намеревался делать предложение Кити, так как все мысли его были заняты только что прибывшей из Петербурга гостьей.

Произведение, которое написал Лев Толстой, – «Анна Каренина» — четко и глубоко описывает чувства и эмоции, которые переживает главная героиня. Она необычайно влюблена в графа Вронского, но предлагает ему лишь дружбу, так как дома ее ждут любящий муж и ребенок. Главной мечтой Анны, которой невозможно сбыться, было находиться с двумя самыми любимыми людьми на земле – Алексеем и сыном Сережей.

Любовь Карениной

Как уже отмечалось, Анна Каренина приехала из Петербурга с уже омраченным настроением. В поезде она познакомилась с милой женщиной, которая все время рассказывала ей о своем любимом сыне – Алексее. На тот момент Каренина не придала этому ни малейшего значения, но чуть позже ей стало понятно, что обожаемый ребенок попутчицы и есть ее недосягаемый граф Вронский.

После встречи с возлюбленным она твердо решила уехать обратно в Петербург, так как знала, что ее ждет беда в прелестных и глубоких глазах Вронского, которые могут поглотить душу женщины целиком. Но молодой Алексей следует прямо за ней: он жаждет встречи, не обращая внимания на посторонние презрительные взгляды, наличие мужа и ребенка у возлюбленной. Замечая графа, который крутится возле Карениной, общество начинает подозревать их связь. Анна, сердце которой разрывается внутри, не могла сдержать себя и все-таки предалась любви со своим милым, нежным и чувственным Алексеем. Об этом вскоре узнали все в округе, включая законного мужа главной героини.

Чуть позже стало известно, что Каренина ждет ребенка от Вронского. Узнав новость, Алексей попросил ее бросить мужа и уехать вместе с ним. В то же время еще недавно приветливая и добрая мать Вронского уже не так трепетно относится к Анне. Наоборот, она возмущена тем, что происходит, и не желает своему сыну такой судьбы. Каренина, измученная женщина, и рада бы бросить все и уехать с графом, но она любит Алексея так же сильно, как и своего сына Сережу. Анна впадает в отчаяние, ее терзают самые противоречивые чувства. Каренина не знает, что делать…

Во время родов главная героиня сильно заболела и чудом осталась жива. Видя ее состояние, законный муж проявляет сострадание и жалость к жене, после чего разрешает ей жить в его доме. Каренин прощает Анну и ее поступок и даже согласен оставить всё в секрете, чтобы не осрамить честное имя их семьи. Каренина же не выдерживает великодушия мужа и сбегает с Вронским в Европу. Вскоре двое некогда любящих друг друга людей понимают, что им совершенно нечем заняться, и у них нет ничего общего. Именно в этот момент Анна понимает, какую ошибку она совершила и как сильно предала и обесчестила своего мужа. В Петербурге её ничего хорошего не ждет, там она теперь изгой. Набравшись смелости, Каренина все-таки возвращается.

Проблемы с Вронским становятся все серьезнее, и жить дальше так просто невозможно. Если графу все сошло с рук, то Анну в обществе все презирают. Она плохо спит, страдает по сыну, понимая, что больше его никогда не увидит.

Судьба Анны Карениной

После поцелуя с Вронским состояние Карениной изменилось: она стала счастливой, помолодевшей, воодушевленной, но дальше так не могло продолжаться! Попытки оставить себе сына и развестись с деспотичным и строгим мужем не завершились успехом. Бедная Анна, не зная себя от горя, стала совершенно безжизненной. Она метается между двух огней: злым и ненавидящим ее за измену мужем и молодым, нежным и очаровательным Алексеем, обещающим подарить ей весь мир. Но мать никогда не оставит своего сына, поэтому Каренина считала, что не сможет отдаться беззаботной любви и уехать с Вронским далеко от супруга.

Но судьба повернулась так, что, с одной стороны, Анна получила то, что хотела – любовь, Вронского, счастье, а с другой, потеряла самое важное – сына Сережу. Гнетущая атмосфера, отношения, не увенчавшиеся успехом, ненависть общества к ее персоне толкают женщину на отчаянный поступок – самоубийство.

Часто люди не хотят читать полностью роман «Анна Каренина». Описание – это несколько страниц из огромного произведения, которые сжато и поверхностно рассказывают о героях и происходящих событиях. Но чтобы прочувствовать все те эмоции, с которыми писал Толстой, изменить свое мировоззрение и стать чуточку лучше, рекомендуется прочитать роман от корки до корки. Это сделать нетрудно, так как он поглощает полностью, и время летит незаметно.

Оценка романа «Анна Каренина»

Многим критикам пришлась не по душе Анна Каренина и ее судьба. Некоторые считали ее символом бесчестия и стыда, другим не нравился образ Вронского. Были и такие, которые считали роман скандальным, пустым и ничего собой не представляющим. Конечно же, работа критиков – находить неточности, быть недовольными и писать отзывы о произведениях. Но, к счастью, были и такие, которые считали, что роман, который воплотил в жизнь Лев Толстой, «Анна Каренина» – лучшая надежда русской литературы. Критики поддержали писателя и высмеяли главную героиню. Тогда они сказали, что такие чувства, которые были в душе Анны, должны повергать каждую женщину, осмелившуюся изменить своему мужу, имея ребенка и уважаемую в обществе семью.

Среди критиков, восхищающихся работой Толстого, был Николай Некрасов. Он разглядел в писателе настоящий талант, мужчину, обладающего необъяснимым даром, который мог бы своими произведениями менять жизни других людей. Некрасов правильно все предсказал, так как сегодня немногие задаются вопросом о том, кто такая Анна Каренина, кто написал роман. Все потому, что большая часть населения читала книгу либо смотрела блестящие пьесы, фильмы, которые повлияли на мировоззрение людей и, возможно, даже изменили их жизнь. Романы Льва Толстого всегда производили необычайное действие на своих поклонников. Таких творений, которые писал талантливый мыслитель, больше нигде не найдешь.

Театральные постановки и экранизации романа

Творчество Л. Толстого было замечено уже в 1910 году. Через несколько лет люди могли побывать на первых спектаклях «Анны Карениной». Время шло, а различные режиссёры усовершенствовали пьесы, меняли актёров и экспериментировали с постановками. Оригинальные спектакли, драматические мюзиклы создавались такими профессионалами, как Р. Виктюк, О. Шикшин, М. Рощин и другие.

Многим читателям и зрителям была симпатична Анна Каренина, цитаты которой даже записывали и произносили на званых вечерах и собраниях. Что касается экранизации популярного романа, то впервые был снят фильм о трагической любви в Германии в 1910 году. Затем картину попытались изобразить представители таких стран, как Россия, Венгрия, Италия, США, Великобритания, Индия и другие. Всего было снято свыше трех десятков фильмом про Каренину. Последний из них представили режиссеры Великобритании. В главной роли была Кира Найтли, которая необычайно тонко и чувственно сыграла Анну. Также сегодня можно найти сериалы про Каренину.

Нельзя не сказать, что имеют место быть постановки балета «Анна Каренина». В 2010 году состоялась премьера на сцене Мариинского театра. Тем не менее самой лучшей постановкой считается работа Бориса Эйфмана, который получил награду «Лучший спектакль в балете» в 2005 году.

В наше время романы Л.Н. Толстого пользуются огромной популярностью, и по ним ставятся различные мюзиклы, пьесы, а также снимаются фильмы. Но «Анна Каренина» побила всевозможные рекорды и стала настоящим шедевром в русской литературе и искусстве в целом.

Интересные факты

Считается, что дочь Пушкина (Мария Александровна Гартунг) и есть главная героиня романа – Анна Каренина. Л. Н. Толстой вдохновился внешностью девушки и решил перенести ее образ на бумагу.

Также интересно знать, что в 1916 году попытались снять продолжение душещипательной истории про трагическую любовь под названием «Дочь Анны Карениной». Кроме того, в науке часто используют принцип романа, который основан на афоризме, открывающем произведение: «Все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастливая семья несчастлива по-своему. Все смешалось в доме Облонских».

В 2013 году было опубликовано некое продолжение романа под названием «Анна Каренина-2». Автором стал Александр Золотько, который поведал читателям историю дочери главной героини, которую звали так же, как родную мать. У некоторых критиков это вызвало массу эмоций и негодования, ведь совершенно неизвестно, что случилось с девочкой, появившейся на свет от связи с графом Вронским. И Лев Толстой не упоминал имени новорожденной. Впрочем, это лишь некоторые мнения критиков, автор же сам имеет право изменить детали сюжета. Есть такие, кто считает, что роман «Анна Каренина-2» стоит прочитать.

Все же вторая часть книги просто несравнима с первой, так как это уже совсем другая история и другая героиня, хотя и с тем самым именем – Анна Каренина. Кто написал ее, известно немногим, так как издание Александра Золотько довольно небольшое, и он сам не пытался создать шедевр, который способен затмить работу Льва Толстого.

Роль романа Толстого в жизни каждого из нас

Роман Л. Н. Толстого был написан в жанре реализма. Он четко передал черты характера и замысли людей второй половины девятнадцатого столетия. В персонаже Левине он видел самого себя, о чем неоднократно упоминал. Сам герой был наделен самыми лучшими чертами характера, что делало его примером для подражания. Об этом-то и хотел поведать писатель своим поклонникам – о том, что какое бы ни занимал человек место в обществе, он всегда должен оставаться человеком: достойным, честным, справедливым и добрым.

«Анна Каренина» – роман всех времен, который завоевал тысячи, миллионы сердец по всему миру. Впервые писатель так точно передал отношения между людьми, которые знакомы практически каждому человеку. Прошло уже 137 лет со дня публикации произведения, но ни на один день оно не было забыто читателями. Его хочется читать и перечитывать, смотреть на экране и на сцене, восторгаться мужеством героини и искренне соболезновать ей. Простой язык, неподражаемая манера написания и глубина характеров персонажей действительно шедевральны. Не зря роман относится к классике мировой литературы.

fb.ru

Анна Кареніна (скорочено) — Толстой Лев

ЧАСТИНА ПЕРША

«Всі щасливі сім’ї схожі одна на одну, кожна нещаслива сім’я нещаслива по-своєму».

Усе пішло шкереберть у сім’ї Облонських відтоді, як Доллі, дружина Степана Аркадійовича Облонського, дізналася про зв’язок її чоловіка з француженкою-гувернанткою й сказала, що не може жити з невірним чоловіком в одному домі. Усі, від членів сім’ї до слуг, напружено чекали, що буде далі. Того дня Степан Аркадійович, якого у товаристві звали Стіва, прокинувся на дивані у своєму кабінеті й одразу пригадав, що було три дні тому, і застогнав. Не те щоб він переймався через свій учинок, але він щиро жалкував про те, що не зумів як слід приховати свою інтрижку від дружини і тепер усі страждають: він, вона, діти. Він розумів, що треба якось зарадити лихові, піти до дружини, перепросити її, але він відчув, що зараз йому це не під силу. Він пригадав, як безглуздо повівся, коли дружина, показавши йому записку до француженки, спитала, що це означає. А він нічого не заперечував і тільки безглуздо посміхався своєю звичною доброю посмішкою, наче це його не стосувалося. Він бачив, як Доллі здригнулася від болю й більше не схотіла його бачити.

Степан Аркадійович подзвонив, щоб йому несли одягатися, і разом з одягом камердинер Матвій приніс телеграму від сестри Анни, яка сповіщала про свій приїзд. Стіва зрадів, адже Анна могла посприяти примиренню подружжя. Отож він, поголившись і одягнувшись, пішов снідати. Поснідавши і почитавши газету, випивши другу чашку кави з калачем, він посміхнувся не від того, що радів з доброї звістки, а просто від доброго травлення. Та, згадавши про дружину, враз посмутнів: треба було йти до неї, але він відчував, що все, що б він не сказав, буде виглядати фальшивим, а фальшу він сам не терпів. Однак відчинив двері до спальні дружини. Дар’я Олександрівна (близькі звали її Доллі) намагалася виглядати суворо, проте відчувала, що боїться чоловіка, боїться брехні і боїться цієї розмови. Вона складала дитячі речі, збираючись піти від нього і водночас розуміла, що не зможе цього зробити, адже так звикла вважати його своїм чоловіком, любити його. Коли Стіва побачив її змучене стражданням обличчя, його спокій і добродушність відразу десь ділися, на очі навернулася сльоза, бо він щиро жалів її і просив пробачити йому. Але вона й чути його не хотіла.

Степан Аркадійович поїхав на службу. Ось уже третій рік він керував установою, його любили й поважали як підлеглі, так і начальники. Він був ліберальним, поблажливо ставився до людей, усвідомлюючи й свою здатність робити помилки. Проте до служби він був байдужим, а тому саме там помилок не робив, за що його й цінувало керівництво. Кілька годин він займався справами служби, коли до нього прийшов товариш молодості, якого він дуже любив, — Костянтин Дмитрович Левін. Вони були цілковитою протилежністю один одному, хоч були одного віку й дружили з юності. Кожен з них вважав, що інший живе примарним життям. Левін жив у селі і щось робив, але Стіва не розумів, що саме, і не цікавився тим. Коли Облонський спитав про мету приїзду Левіна до Москви, той почервонів, не відповівши на питання, натомість поцікавився, як справи у князів Щербацьких. Свого часу, ще студентом Левін часто бував у цій родині і дружив з молодим князем Щербацьким. Він закохався в усю родину, а тому довго не міг зрозуміти, котра з дочок князів Щербацьких йому наймиліша. Тепер же він точно знав, що це Кіті, наймолодша князівна, яку він вважав найдовершенішою, і тепер приїхав з твердим наміром посвататися до неї. Колись вони бачилися чи не щодня, та раптом Левін поїхав у село. І все ж почуття до Кіті не давали йому спокою, отож для себе він усе вирішив остаточно. Щоправда, його вважали вдалою партією для Кіті, але його несподіваний від’їзд був таким недоречним. Зупинившись у старшого брата по матері Кознишева, він хотів розповісти братові про свої почуття, однак той якраз розмовляв з відомим професором філософії, і Левін змушений був чекати й слухати. Невдовзі розмова зацікавила його, так що він навіть спитав: «Якщо почуття мої знищені, якщо тіло моє помре, то ніякого існування не може бути?» Той відповів, що наука не має фактів, аби стверджувати щось напевно, отож Левін його більше й не слухав. Коли нарешті гість пішов, Кознишев почав розпитувати про справи у земстві, у роботі якого Левін якийсь час брав участь, а потім, розчарувавшись, покинув цю справу. Потім він розповів Левіну про те, що рідний брат Костянтина Дмитровича — Миколай, який розтратив більшу частину своєї маєтності й посварився з братами, тепер потрапив у погане товариство. Кознишев заплатив був за векселем Миколая, але той замість вдячності вимагав покинути його, залишити у спокої. Левін зрозумів, що братові недобре й хотів був їхати до нього, але спочатку він мав зустрітися з Облонським, а потім з Кіті. Адже заради неї він і приїхав.

Левін побачив, що Кіті катається на ковзанах. Вона зраділа йому й запросила кататися разом. Мати її досить холодно привітала його, але запросила відвідати їх. Зрадівши, Левін пообіцяв бути ввечері й поїхав обідати з Облонським.

Стіва Облонський був уже багато винен у ресторані «Англія», але волів обідати саме тут, бо вважав соромом уникати ресторану за таких умов. Вони смакували вишукані страви, хоча Левін краще б з’їв білого хліба з сиром. Облонський сказав, що Кіті цікавилась Левіним, а Доллі вважає, що він буде добрим чоловіком для її сестри Кіті. Левін був у захваті й не міг пережити, щоб хтось говорив про його почуття, — таким священним воно для нього було. Проте Облонський попередив, що після від’їзду Левіна до Щербацьких вчащав молодий граф Олексій Вронський, отож йому слід поспішати освідчитися першим. Левін пошкодував, що все розповів Облонському, бо той не зрозумів його «особливого» почуття і принизив, спростив його кохання.

Князівні Кіті було вісімнадцять років, і вона виїжджала лише першу зиму, але вже мала неабиякий успіх: усі молоді люди були просто закохані у неї. Батьки ж розуміли, що серйозної пропозиції слід чекати саме від Левіна та Вронського. Княгиня Щербацька не розуміла Левіна, він їй не подобався, і вона зраділа, коли він тоді несподівано поїхав. Натомість Вронський задовольняв усі вимоги матері Кіті: багатий, розумний, шляхетний, з блискучими перспективами щодо кар’єри. Князь Щербацький Вронському не довіряв і вважав, що кращого чоловіка для Кіті, ніж Левін, годі й бажати. Сама Кіті дружньо ставилася до Левіна й не дуже уявляла собі майбутнє з ним, тоді як майбутнє з Вронським їй здавалося прекрасним, хоч вона й не могла визначити, що відчувала до нього.

Увечері того дня Левін приїхав до Щербацьких заздалегідь, аби освідчитися Кіті. Вона була збентежена його зізнанням і, слухаючи його слова, почувалася щасливою, однак, згадавши про Вронського, відмовила Левіну. Той вклонився і вже хотів піти, коли вийшла княгиня. Вона все прочитала по обличчях молодих людей і зраділа вибору дочки. Незабаром приїхала подруга Кіті графиня Нордстон, яка завжди висміювала його, бо не розуміла. Левіну зазвичай удавалося гідно відповідати на її дошкульні слова, та цього вечора він хотів тільки одного: якнайшвидше піти звідси. Але його затримав прихід нового гостя — графа Олексія Вронського. Левін був із тих людей, які в щасливому супернику здатні бачити не погане, а краще. Отож він відзначив вроду й шляхетність Вронського, визнавши переваги суперника.

Коли вечір скінчився, Кіті розповіла матері про розмову з Левіним. Мати була задоволена й сказала чоловікові, що все йде до шлюбу Кіті з Вронським. Той розгнівався й почав кричати, що молодий граф не вартий їхньої дочки. Княгиня так і не наважилася тоді сказати чоловікові про відмову Левіну. Сама ж Кіті, хоч і почувалася зворушеною увагою Вронського, не могла бути щасливою, бо почувалася винною перед Левіним. Вронський і не здогадувався, які плани мала княгиня Щербацька щодо нього, бо сімейного життя він не любив і не збирався одружуватися, хоч Кіті й подобалася йому. Проте жодного кроку назустріч він ще не зробив, хоч і відчував якийсь духовний зв’язок із Кіті.

Наступного дня Вронський поїхав на вокзал зустрічати свою матір, що повернулася з Петербурга. На пероні він зустрів Облонського, який чекав на сестру Анну, що мала приїхати з Петербурга цим потягом. У розмові вони торкнулися Кареніних, з якими Вронський не був знайомий, хоч і чув про них, а також Левіна. Стіва сказав, що Левін мав освідчитися Кіті, і Вронський одразу зрозумів, чому вона відмовила його супернику. І хоч сам він не має наміру одружуватися з Кіті, його самолюбство потішене, а докорів сумління щодо Кіті він не відчуває. Прибув потяг, і Вронський, підійшовши до потрібного відділення, чемно відсторонився, пропускаючи молоду жінку, яка саме виходила звідти. Її гарне вродливе обличчя, грація, витонченість, особлива ласкава усмішка і уважний погляд сірих очей примусили Вронського подивитися на неї уважніше. Жінка теж повернула голову до нього, і він устиг помітити в її короткому погляді природну жвавість, ніби вона стримувала щось, чого було в надлишку в її погляді, посмішці. Розмовляючи з матір’ю, Вронський прислухається до голосу молодої жінки, яка просить подивитися, чи приїхав її брат, і розуміє, що це і є сестра Стіви Облонського. Вона повертається до купе, і мати Вронського представляє його своїй супутниці. Та, сміючись, говорить, що впізнала його, адже всю дорогу вони розповідали одна одній про своїх синів — графиня про Олексія, а Анна про семирічного Серьожу. Вронського вразила рішучість жінки, коли вона, зустрівшись з братом, обняла його й поцілувала. Коли вони виходили, стався прикрий випадок — поїзд задавив сторожа. Стіва й Вронський довідалися, що в нього залишилася велика сім’я, і Анна говорить, що треба щось зробити для них. Вронський відійшов, але їх наздогнав начальник станції й спитав, кому призначені двісті рублів, які дав Вронський. Анна виходить з вокзалу пригніченою. Вона спитала в брата, чи давно він знає Вронського, і той розповів, що давно й що всі сподіваються на шлюб його з Кіті.

Доллі не чекала ні від кого допомоги, проте, пам’ятаючи дружнє ставлення зовиці до неї, змушена була прийняти Анну.

Анна щиро раділа можливості побачити племінників, про яких вона добре знала — і коли хто народився, і на що хворів. Доллі приємно вражена. Коли вони залишаються наодинці, Анна говорить їй те, Юро що та сама вже не раз думала: якщо любиш чоловіка, маєш простити заради дітей і себе. Після цієї розмови Доллі відчула полегшення, і коли вони обідали вдома, вперше за час розладу говорила чоловікові «ти». І хоч певна відчуженість залишалася, про розлучення вже не йшлося. Після обіду приїхала Кіті, яка спочатку почувалася ніяково в присутності «поважної петербурзької дами», але потім сердечність і щирість Анни її підкорила, і вони дружньо говорили про Вронського, про майбутній бал. Діти не відходили віл Анни. Усі говорили про щось хороше, і Анна розповіла Кіті, що їхала до Москви разом з матір’ю Вронського. Не розповіла лише про двісті рублів, які той дав удові, бо відчула, що тут є дещо таке, що стосується лише її, але чого не повинно бути. Того дня трапилася ще одна подія. Коли увечері всі зібралися після чаю у вітальні, де тепер панувала атмосфера спокою й любові, адже Облонські помирилися, Анні раптом стало сумно, їй бракувало сина. Вона пішла до себе в кімнату по фотокартки сина і, коли була на сходах, побачила, як увійшов гість. То був Вронський. Його обличчя здалося Анні присоромленим і переляканим, коли він побачив її. Облонський запросив його увійти, але той відмовився й пішов. Усім цей візит видався дивним. Кіті подумала, що Вронський хотів бачити її, але не наважився увійти. Анна ж серцем відчула щось недобре.

Коли Щербацькі приїхали на бал, про який Кіті говорила з Анною, він уже розпочався. Кіті була в чудовому настрої, вона була свідома своєї вроди й справді виглядала прекрасно й невимушено, наче народилася в цій залі. Її одразу запросив до танцю найкращий танцюрист, і вона, вже танцюючи, побачила Облонських та Анну, що була у вишуканому чорному оксамитовому платті з білим мереживом.

Кіті просила її бути в ліловому, проте змушена була визнати, що Анна мала рацію, не намагаючись прикрасити себе за допомогою сукні. Вона була для неї ніби рамою, але головною була сама Анна — проста, невимушена і водночас жива, цікава й гарна. Вона схвально оглянула Кіті й весело зауважила, що та не залишається без партнерів, навіть у залу входить танцюючи. Саме тоді підійшов Вронський і вклонився. Кіті здалося, що Анна невдоволена ним, але не зрозуміла чому. Вронський нагадав Кіті, що першу кадриль вона обіцяла йому. Вона дивилася, як танцює Анна, й милувалася нею, чекаючи, щоб Вронський запросив її на вальс. Помітивши здивований погляд дівчини, Вронський, почервонівши, запросив-таки її на вальс. Вони зробили лише крок, як музика увірвалася. Кіті подивилася на Вронського з такою любов’ю, що не можна було не помітити, але той погляд так і залишився без відповіді, і це гнітило її ще дуже довго. Коли вона танцювала з Вронським кадриль, то сподівалася, що все вирішиться вже під час мазурки, хоч той її ще не запросив на цей танець. Кіті була певна, що інакше й бути не може. Але тут вона побачила Анну. Як змінилася ця стримана жінка! Очі її сяяли, вона відчувала те саме, що й Кіті, — вона мала успіх. Раптом Кіті, подивившись на Вронського, зрозуміла з жахом, що саме він був тому причиною. Завжди спокійне й незворушне обличчя графа мінялося на покірне, коли він дивився на Анну, якої, здавалося, побоювався. Кіті відмовила всім, хто запрошував її на мазурку, певна того, що Вронський танцюватиме з нею. Але на мазурку він запросив Анну, а Кіті змушена була сидіти серед тих, кого не запросили. Графиня Нордстон, побачивши це, звеліла своєму кавалеру запросити Кіті. Кіті була у розпачі, вона не змогла приховати це, і Вронський, поглянувши на неї під час мазурки, не впізнав її, так змінило обличчя дівчини страждання її душі.

Коли Левін вийшов від Щербацьких після невдалого освідчення, на душі в нього було гірко, він картав себе за те, що пішов обідати, а потім свататися, а тим часом його братові Миколаю потрібна була його допомога. Він поїхав до брата, згадуючи дорогою його історію. У студентські роки Миколай жив, немов чернець, уникав усіляких розваг, постився, молився, аж раптом все змінилося тяжким відчайдушним загулом. Він зійшовся з такими огидними людьми, що згодом усі відвернулися від нього. Левіну було жаль брата, якого він вважав винним хіба що в тому, що той мав пристрасний запальний характер і пригнічений розум. Костянтин Дмитрович думав про те, як дивно реагують люди: коли він намагався стримати свій характер за допомогою релігії, всі сміялися з нього, а коли дав волю цьому характеру, всі від нього відсахнулися. Він вирішив довести братові, що любить його й розуміє.

Левін знайшов брата у якомусь номері, де сиділи незнайомі люди. Миколай одразу послав рябувату жінку по горілку. Левін з болем відзначив, як змінився на гірше брат. Миколай спочатку зрадів, а потім, пригадавши свої образи на старшого брата Сергія Івановича, якось перемінився, набундючився. Проте Левін не звернув на це уваги. Брат розмовляв з якимсь молодиком про влаштування слюсарень у селі, і Костянтин Дмитрович спитав, навіщо ж у селі, де й так роботи багато. Брат зауважив, що той ставиться до селян та їхньої долі по-панськи. Левін не сперечався, жаліючи брата. Повернулася жінка з горілкою. Її звали Маша. Миколай узяв її з повій і жив з нею як із дружиною. Вона його доглядала й спиняла, коли він пив надто багато. Цього разу Миколай схопив пляшку й випив з жадобою, швидко сп’янівши, а потім його вклали спати. Левін просив, щоб Маша сповіщала його про брата у листах і потроху умовляла його переїхати жити у його дім.

Другого дня після балу Анна Каретна вирішує повернутися до Петербурга, а на умовляння Доллі зауважує, що має поїхати, бо мимоволі стала причиною страждань Кіті. Доллі говорить, що не бажає сестрі цього шлюбу, бо якщо Вронський здатен закохатися за один день, то краще б Кіті не мала з ним жодних стосунків. Сама Доллі спішить запевнити, що завжди буде на боці Анни.

Сівши у вагон, Анна щиро вірила, що вся ця історія минулася назавжди, що це лише прикрий епізод, про який вона швидко забуде. Анна розгорнула роман і спробувала читати, але враження і спогади заважали їй зосередитися, її мучило почуття сорому, причини якого вона почала дошукуватися. Вона розуміла, що між нею і Вронським не може бути нічого, окрім стосунків звичайних знайомих, але чомусь дивна радість охоплювала усе її єство, коли вона поринала у спогади. На зупинці Анна вийшла подихати повітрям, а коли вже збиралася увійти до вагона, раптом якась тінь затулила світло ліхтаря. Це був Вронський, який почав палко говорити, що їде, аби бути там, де вона. Якась радісна гордість охопила Анну, адже він сказав те, на що потай сподівалася її душа. Але розум її все ще чинив опір. Усю ніч вона не спала, відчуваючи, що ця розмова дивно зблизила їх обох.

Коли вона вийшла на перон у Петербурзі, то побачила свого чоловіка по-новому: Анну вразили неприємні риси його зовнішності, яких вона раніше не помічала, зокрема його вуха. Її охопило відчуття невдоволення собою, наче вона була нещира щодо чоловіка, але раніше цього не помічала. Вона лише спитала в нього, чи здоровий син.

Вронський так само не спав цієї ночі. Він почувався гордим не стільки тому, що вразив Анну (у це він не вірив), стільки тому, що нарешті сам зумів відчути такі сильні емоції. Коли на пероні він уперше побачив Анну разом із чоловіком, то зрозумів, що їх шлюб реально існує. Вронський підійшов привітатися з подружжям і побачив, що природна жвавість Анни десь поділася. Лише миттєвий погляд з-під вій нагадав йому колишню Анну, той глибокий погляд щось приховував, і Вронський був щасливий.

Удома її зустрів син. Але тепер Анні навіть Серьожа здався не таким гарним, як вона думала. Вона зрозуміла, що їй доведеться звикати до нової реальності. Вона повернулася до своїх обов’язків матері і дружини, до звичного життя серед світських знайомих, щоденного клопоту, і те, що спалахнуло в ній тоді у вагоні, дещо пригасло.

Вронський повертається до звичайного для нього холостяцького життя, робить візити, щоб опинитися усюди, де буває Анна.

ЧАСТИНА ДРУГА

Після пережитих подій Кіті захворіла. Наближалася весна, а їй ставало дедалі гірше, і жоден з лікарів на міг зарадити. Єдине, що радили, – поїздку за кордон на води. Мати її, відчуваючи свою провину, ладна була зробити все можливе, аби дочка була знову здоровою й веселою. Вирішили їхати за кордон. Доллі була заклопотана сімейними проблемами: щойно вставши після чергових пологів, піклувалася про одну зі своїх старших дочок, яка саме захворіла, як вона боялася, на скарлатину. Стосунки Доллі з чоловіком так і не поліпшилися. Його, як завжди, не було вдома, так само як і грошей. А тут ще й від’їздить її улюблена сестра. Залишившись самі, Доллі і Кіті розмовляють про кохання й зраду. Старша сестра намагається втішити Кіті, однак та дорікає їй за те, що Доллі продовжує жити з чоловіком, який її зрадив. Це завдає Доллі ще більшого болю, адже на таку жорстокість від своєї сестри вона не сподівалася. Але скоро вона побачила, що й сама Кіті плаче після цих слів і, зрозумівши стан сестри, все їй пробачила. Кіті говорить, що тепер бачить в усьому лише погане й нікому не вірить, добре їй лише з дітьми, отож вона просить у сестри дозволу доглядати разом з нею її дітей. Доллі з радістю погоджується. Разом сестри виходжують усіх шістьох дітей Доллі, але здоров’я самої Кіті не покращилося. На Великий піст Щербацькі поїхали за кордон.

Тим часом Анна, перебуваючи в Петербурзі, спілкується з різними людьми. Хоч вишукане товариство столиці й являло собою досить тісне коло, і в ньому існували своєрідні групи. З кожною Анна мала свої стосунки: перша, офіційна, складалася з товаришів і співробітників її чоловіка, людей розумних і розважливих; друга — це був гурток графині Лідії Іванівни, гурток старих негарних цнотливих жінок і розумних честолюбних чоловіків, саме цей гурток величали «совістю петербурзького товариства». Третім був гурток княгині Бетсі Тверської, що доводилася Анні родичкою — дружиною двоюрідного брата, — це був світ балів, розкішних туалетів, веселих обідів. Саме цього гуртка Анна раніше уникала, адже це вимагало додаткових витрат, що перевершували її можливості, до того ж перший із гуртків був їй більше до душі. Але після приїзду з Москви Анна Кареніна почала уникати своїх високоморальних друзів, намагаючись проводити час у Бетсі. Вронський усюди їздив туди, де бувала Анна. Вона не подавала йому жодних надій, проте, зустрічаючи його, ставала жвавою, веселою, і щось нове світилося в її очах. Зустрічі з Вронським дедалі більше захоплювали її.

Одного разу, запізнившись на початок спектаклю, Вронський увійшов до ложі кузини Бетсі й розповів, чому затримався. Виявляється, йому доручили залагодити справу двох офіцерів, які дорогою зустріли гарну жінку в екіпажі попереду і, простеживши, куди вона увійшла, вже напідпитку вирішили написати їй пристрасного листа й вручити особисто. Але натомість вийшов її чоловік і викинув їх геть. Тепер чоловік вимагає в командира полку суворо покарати офіцерів. А той доручив цю справу Вронському, аби вони перепросили чоловіка тієї жінки й він їх вибачив.

Після опери княгиня Бетсі влаштувала прийом. Розмова точилася спочатку не дуже жваво, аж поки не почали пліткувати. Особливо осуджували Кареніних, вважаючи Кареніна дурнем. Про Анну ж сказали, що після поїздки до Москви вона дуже змінилася і привезла із собою тінь Вронського. Тим часом приїхали Вронський, а потім і Анна. Розмова зайшла про шлюб, кохання і пристрасть. Бетсі питає в Анни про її думку з цього приводу. Анна говорить, що скільки сердець, стільки й видів кохання. Після цього вона звертається до Вронського, сповіщаючи його про те, що отримала листа з Москви про хворобу Кіті.

Усамітнившись у кутку вітальні з Вронським, вона дорікає йому за Кіті, а він укотре освідчується їй. Саме його кохання до Анни й стало причиною негідної поведінки з Кіті, вважає він. У цей час приїжджає Каренін. Усі з осудом поглядають на Анну з Вронським, які навіть не перервали розмови. Коли Каренін поїхав, Анна ще залишилася у Бетсі. Вронський зрозумів, що насправді вона зовсім не хоче, щоб він повернувся до Кіті. Прощаючись з Анною, він зрозумів, що цього вечора наблизився до Анни як ніколи раніше.

Коли Анна повернулася додому, вона побачила, що чоловік ще не спить, чекаючи на неї. Перебуваючи у Бетсі, він бачив Анну з Вронським, але не надав цьому жодного значення. Але він побачив, що для інших це було дивно. Отож він вирішив поговорити з дружиною, хоч довго не міг вирішити, що саме їй сказати. Почувши його слова, Анна ніби одягнулася у броню обману, удавано дивуючись. Проте Олексій Олександрович надто добре знав дружину, щоб повірити у те, що вона вдавала. Він побачив, що вона добре зрозуміла, на що він натякає, і її душа закрилася перед ним назавжди. Каренін почувався людиною, яка повернулася додому і побачила, що її домівка закрита, а ключі загубилися. Анна ж у свою чергу зрозуміла, що її почуття байдужі чоловікові, його турбує тільки розголос про її поведінку у вишуканому товаристві. Коли полягали спати, Анна боялася, що розмова триватиме, проте невдовзі почула рівне дихання чоловіка.

Від того дня почалося нове життя Кареніних: зовні наче нічого не змінилось, але духовного зв’язку між подружжям уже не було. Хоч Олексій Олександрович і був могутнім і впливовим у справах державних, проте у справах сімейних був безсилим. Він не зміг знайти правильного тону у спілкуванні з Анною, хоч і відчував, що добротою і ніжністю її можна ще вмовити. Говорив з нею дещо іронічно, як завжди, а таким тоном не можна було сказати того, що треба.

Минув рік, і те, чого так прагнув Вронський, що здавалося йому неможливим щастям, сталося: Анна тепер належала йому. Але їй самій було непереливки: вночі її мучили жахливі сни, у яких її становище поставало у спотворених образах — ніби і Вронський, і Каренін — обидва були її чоловіками.

Якийсь час по тому, як Левін повернувся додому після невдалого освідчення, він сподівався, що біль швидко мине, але й після трьох місяців нічого не минулося. Та все ж робота, події сільського життя і час зробили свою справу: тяжкі спогади потроху забувалися, і він чекав лише звістки про одруження Кіті. Так настала весна, і Левін вирішив усе забути й будувати своє самотнє життя. Не все складалося так, як хотів, проте він багато працював у господарстві і сподівався перебороти одвічну селянську невибагливість: вдосконалював рільництво, заводив нові породи худоби, навіть зібрався написати книгу з сільського господарства, у якій враховував і особливості роботи найманих селян.

Одного разу навесні до нього завітав Степан Аркадійович Облонський. Він саме був у тих місцях у справах — збирався продавати ліс із маєтку своєї дружини, проте не міг відмовити собі в задоволенні зустрітися зі старим приятелем, побувати на весняному полюванні. Левін йому дуже зрадів, але увесь час чекав новин про Кіті, а Стіва усе мовчав про це. Нарешті на полюванні Левін спитав про неї сам. Облонський розповів про хворобу Кіті і про плани Щербацьких. Левіну соромно було й самому собі зізнатися, що він зрадів новинам, бо тим,

onlyart.org.ua

Критика романа Льва Толстого «Анна Каренина»

«Анна Каренина» — одна из самых дорогих, любимых книг читателей всего мира. Мы попытаемся проследить за судьбой романа c середины 70-х годов, когда роман начал печататься на страницах журнала «Русский вестник», и до наших дней, рассказать о том, чем притягивает он все новые и новые поколения читателей, как в разных исторических условиях менялись его восприятие и оценка. «Анна Каренина» принадлежит к тем редким созданиям мировой литературы, которые с наслаждением читают все — люди, стоящие на разных уровнях культуры и образования.

Роман как бы подтверждает мысль Толстого о том, что в подлинно великих творениях искусства «прелесть картины, звуков, образов заражает всякого человека, на какой бы он ни находился степени развития». «Анна Каренина» читается легко потому, что автор «вводит в действие сразу», с первых строк «схватывает и не отпускает» читателя, покоряя абсолютной художественной достоверностью, физической ощутимостью и драматизмом повествования, заставляя напряженно следить за тем, как разрешиться драма Облонских, как сложатся отношения между Анной и Вронским, Левиным и Кити.

Читать «Анну Каренину» — высокая художественная радость, потому что мы, как того и хотел Толстой, «сливаемся чувствами с героями», «начинаем жить жизнью описываемых лиц», волноваться и страдать вместе с ними. С особой силой захватывает читателей драматическая история любви и гибели Анны Карениной, раскрытая, по справедливому замечанию Ф. М. Достоевского, «страшною глубиною и силою, с небывалым доселе у нас реализмом художественного изображения». Роман читают все. В то же время мера понимания великой книги у разных читателей очень разная.

Читатель романа дышит воздухом эпохи, входит не только на балы и в светские салоны, но и в кабинеты министров, занятых «важными» государственными делами, встречает людей разных классов и слоев общества (в романе 50 персонажей — и каждый со своим лицом, своим неповторимым характером), слышит их споры по самым злободневным вопросам: о путях развития России, женской эмансипации, народном образовании.

Между тем, роман Толстого — это художественный итог многолетних размышлений писателя над жизнью своего буржуазно-дворянского общества. Он был создан в тот знаменательный период (с 1873 по 1877 г.), когда писатель уже приходил к выводу о бессмысленности и аморальности жизни «верхних десяти тысяч», уже стоял на пороге разрыва со своим классом. В ходе создания романа писатель все шире и беспощаднее рисовал панораму ложной «искусственной» жизни «богатых и ученых», столичных и поместных дворян, важных государственных сановников, занятых пустым «бумажным» делом, столичных военных, купцов, адвокатов, буржуазных ученых. Не случайно в процессе создания Толстой резко «снизил» образы важного государственного деятеля Каренина и флигель-адъютанта Вронского, показав бессмысленность их занятий, ложность моральных принципов.

С другой стороны, от варианта к варианту в романе ярче утверждался идеал «трудовой, чистой и общей прелестной жизни» народа. Не случайно в персонажах «Анны Карениной», в переживаниях Анны — жены, матери, страстно любящей женщины, в думах и в чувствах Левина у колыбели новорожденного сына и у ложа умирающего брата, в характерах других героев — люди разных стран мира узнают себя. И в этой радости узнавания — одна из главных привлекательных сторон чтения Толстого.

Герои «Анны Каренины» для каждого из нас — живые, знакомые люди. И в тоже время созданные Толстым характеры настолько сложные, многогранные и изменчивые, что их оценка вызывает постоянные споры, противоречивые суждения. Нередко привлеченные одними словами и поступками героев, читатели и критики не замечают других и упрощают толстовские образы. Вряд ли стоит доказывать, что до конца понять и объяснить сложный образ Анны и других героев романа можно, лишь вдумчиво анализируя все их поступки, мысли и чувства.

В «Анне Карениной» Толстой уже «с великой наглядностью разоблачал внутреннюю ложь всех тех учреждений, при помощи которых держится современное общество, церковь, суд, милитаризм, «законный» брак, буржуазная наука», и в то же время силой и свежестью, присущим гениальным художникам, ставил вопросы, которые всегда будут волновать человечество: о любви, ее месте в жизни, семье подлинной и мнимой, вине и нравственной ответственности, тонких и сложных отношениях между людьми, о значении крестьянского труда и трудовой морали, связи человека с народом и природой как необходимым условиям полноценной гармоничной жизни; вел читателя к раздумьями над самыми трудными вечными проблемами бытия: в чем смысл и цель человеческой жизни перед лицом смерти? Это лишь малая часть мыслей и чувств, которые возникают, и постоянно будут возникать у читателей великой книги.

Роман «Анна Каренина» начал печататься в журнале «Русский вестник» с января 1875 года, и сразу вызвал в обществе и русской критике бурю споров, противоположных мнений и отзывов: от благоговейного восхищения до разочарования, недовольства и даже возмущения. «Всякая глава «Анны Каренины» поднимала все общество на дыбы, и не было конца толкам, восторгам и пересудам, как будто дело шло о вопросе, каждому лично близком», — писала двоюродная тетка Льва Толстого фрейлина Александра Андреевна Толстая. «Роман ваш занимает всех и читается невообразимо. Успех действительно невероятный, сумасшедший. Так читали Пушкина и Гоголя, набрасываясь на каждую их страницу и пренебрегая все, что писано другими», — сообщал Толстому его друг и редактор Н. Н. Страхов после выхода из печати 6-ой части «Анны Каренины».

Книги «Русского вестника» с очередными главами «Анны Каренины» добывались в библиотеках чуть ли не с боем. Даже известным писателям и критикам достать книги и журналы было непросто. «От воскресения до сегодня наслаждался чтением «Анны Карениной», — пишет Толстому друг его молодости, прославленный герой севастопольской кампании С. С. Урусов. «А «Анна Каренина» — блаженство. Я плачу — я обыкновенно никогда не плачу, но тут не могу выдержать!» — эти слова принадлежат известному переводчику и издателю Н. В. Гербелю.

Об огромном успехе романа среди широких кругов читателей рассказывают не только друзья и почитатели Толстого, но и те литераторы демократического лагеря, которые не приняли и резко критиковала роман. «Анна Каренина» имела большой успех в публике. Ее все читали и зачитывались ею», — писал непримиримый враг нового романа М. А. Антонович. «Русское общество прочитало со страстной жадностью, что называется, взасос роман «Анна Каренина», — подытоживал свои впечатления историк и общественный деятель А. С. Пругавин.

Важнейшая отличительная черта подлинного искусства, как любил повторять Лев Толстой, его способность «заражать чувствами» других людей, заставлять их смеяться и плакать, любить жизнь. Если бы «Анна Каренина» не обладала этой магической силой, если бы автор не умел потрясти души рядовых читателей, заставить сопереживать его героям, не было бы и пути романа в грядущие столетия, не было бы и вечно живого интереса к нему читателей и критиков всех стран мира. Вот почему так дороги эти первые наивные отзывы.

Постепенно отзывы становятся подробнее. В них больше раздумий, наблюдений. С самого начала глубиной и тонкостью отличились оценки романа поэтом и другом писателя А. А. Фетом. Уже в марте 1876 года, более чем за год до завершения «Анны Карениной», он писал автору: «А, небось, чуют они все, что этот роман есть строгий неподкупный суд всему нашему строю жизни. От мужика и до говядины-

принца!».

А. А. Фет верно почувствовал новаторство Толстого-реалиста. «Но какая художническая дерзость — в описаниях родов, — заметил он автору в апреле 1877 года, — ведь этого никто от сотворения мира не делал и не сделает».

Уже в годы печатанья «Анны Каренины» на страницах журнала русские ученые разных специальностей отметили научную ценность многих наблюдений писателя. «Психолог Троицкий говорил, что по вашему роману проверяют психологические законы. Даже передовые педагоги находят, что в изображении Сережи заключаются важные указания для теории воспитания и обучения», — сообщал автору Н. Н. Страхов. Роман еще не был опубликован полностью, когда герои его шагнули из книги в жизнь. Современники то и дело вспоминали Анну и Кити, Стиву и Левина, как своих давних знакомых, обращались к героям Толстого, чтобы ярче обрисовать реальных людей, объяснить и передать собственные переживания. Для многих читателей Анна Аркадьевна Каренина стала воплощением женской прелести и обаяния. Неудивительно, что, желая подчеркнуть привлекательность той или иной женщины, ее сравнивали с героиней Толстого.

Многие дамы, не смущаясь судьбой героиней, страстно желали на нее походить. Успех «Анны Карениной» в широких кругах читателей был огромным. Но в то же время многие прогрессивные писатели, критики и читатели были разочарованны первыми частями романа. Первые главы романа привели в восхищение А. А. Фета, Н. Н. Страхова, Н. С. Лескова — и разочаровали И. С. Тургенева, Ф. М. Достоевского, В. В. Стасова,

вызвали осуждение М. Е. Салтыкова-Щедрина.

Взгляд на «Анну Каренину» как на роман пустой и бессодержательный разделяло часть молодых, прогрессивно настроенных читателей. Когда в марте 1876 года в газете «Новое время» ее редактор А. С. Суворин опубликовал положительную рецензию на роман, он получил сердитое письмо от гимназистов-восьмиклассников, возмущенных снисходительностью либерального журналиста к «пустому бессодержательному» роману Толстого.

Взрыв негодование вызвал новый роман у литератора и цензора николаевских времен А. В. Никитенко. По его мнению, главный порок «Анны Каренины» — «преимущественное изображение отрицательных сторон жизни». В письме к П. А. Вяземскому старый цензор обвинял Толстого в том, в чем реакционная критика всегда обвиняла великих русских писателей: в огульном очернительстве, отсутствии идеалов, «смаковании грязного и прошлого».

Читатели и критики атаковали автора вопросами, просили подтвердить верность своего, чаще всего крайне узкого, ограниченного понимания романа. Читатели романа сразу разделились на две «партии» — «защитников» и «судей» Анны. Сторонники женской эмансипации ни минуты не сомневались в правоте Анны и были не довольны трагическим концом романа. «Толстой очень жестоко поступил с Анной, заставив ее умереть под вагоном, не могла же она всю жизнь сидеть с этой кислятиной Алексеем Александровичем», — говорили некоторые девушки-курсистки.

Ретивые поборники «свободы чувства» считали уход Анны от мужа и сына делом столь простым и легким, что прямо-таки недоумевали: почему мучается Анна, что ее гнетет? Читатели, близкие к лагерю революционеров-народников, упрекали Анну не за то, что она ушла от ненавистного мужа, разрушив «паутину лжи и обмана» (в этом она, безусловно, права), а за то, что она целиком поглощена борьбой за личное счастье, в то время как лучшие русские женщины (Вера Фигнер, Софья Перовская, Анна Корвин-Круковская и сотни других) полностью отреклись от личного во имя борьбы за счастье народа!

Роман Толстого заставил многих женщин задуматься над собственной судьбой. В начале 80-х годов «Анна Каренина» пересекла границы России. Раньше всего, в 1881 году, роман был переведен на чешский язык. В 1885 году он вышел в переводе на немецкий и французский. В 1886 – 1887 годах — на английский, итальянский, испанский, датский и голландский языки.

В эти годы в европейских странах резко возрос интерес к России — стране, быстро развивающейся, с бурно растущим революционным движением, большой, до сих пор мало известный, литературой. Стремясь удовлетворить этот интерес, издательства разных стран со стремительно быстротой, как бы соревнуясь друг с другом, стали издавать произведения крупнейших русских писателей: Тургенева, Толстого, Достоевского, Гоголя, Гончарова и других.

«Анна Каренина» была одной из главных книг, покоривших Европу. Переведенный на европейские языки в середине 80-х годов, роман издается вновь и вновь, выходит как в прежних, так и в новых переводах. Только один первый перевод романа на французский с 1885 года по 1911 год был переиздан 12 раз. В эти же годы появились еще 5 новых переводов «Анны Каренины».

school-essay.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о