Акмеисты писатели список – .

Содержание

Русские поэты-акмеисты - это... Что такое Русские поэты-акмеисты?


Русские поэты-акмеисты

Русские поэты-акмеисты — это писавшие на русском языке поэты Серебряного века, творчество которых в 1910-е или в начале 1920-х гг. было связано с акмеизмом. Внутри акмеистического направления различаются так наз. «старшие» акмеисты, связанные с первым «Цехом поэтов» (1911—1914), и младшие акмемисты, связанные со вторым и третьим «Цехом поэтов» (1917—1922). Целый ряд поэтов примыкали к акмеистам скорее организационно, чем в силу особенностей поэтики, участвуя в акмеистических изданиях или поддерживая тесные личные связи с лидерами этого течения.

А

Г

З

И

К

Л

М

Н

О

П

  • Пяст, Владимир Алексеевич (1886—1940)

Р

У

Ш

Категории:
  • Русские поэты
  • Списки поэтов
  • Акмеизм

Wikimedia Foundation. 2010.

  • Лефортовская площадь
  • Southwest Airlines

Смотреть что такое "Русские поэты-акмеисты" в других словарях:

  • Русские поэты —       Служебный список статей, созданный для координации работ по развитию темы.   Данное предупреждение не устанавл …   Википедия

  • Список русских поэтов — …   Википедия

  • Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика —         РСФСР.          I. Общие сведения РСФСР образована 25 октября (7 ноября) 1917. Граничит на С. З. с Норвегией и Финляндией, на З. с Польшей, на Ю. В. с Китаем, МНР и КНДР, а также с союзными республиками, входящими в состав СССР: на З. с… …   Большая советская энциклопедия

  • Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика, РСФСР (народное образование и культурно-просветительные учреждения) — VIII. Народное образование и культурно просветительные учреждения = История народного образования на территории РСФСР уходит в глубокую древность. В Киевской Руси элементарная грамотность была распространена среди разных слоев населения, о чём… …   Большая советская энциклопедия

  • Брюсов, Валерий Яковлевич — Запрос «Брюсов» перенаправляется сюда; см. также другие значения. Валерий Яковлевич Брюсов Портрет ра …   Википедия

  • Адамович, Георгий Викторович — В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Адамович. Георгий Викторович Адамович Дата рождения …   Википедия

  • Гумилёв, Николай Степанович — В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Гумилёв. Николай Гумилёв Фотография Н. Гумилёва в старших классах гимназии. Имя при рождении …   Википедия

  • Бурлюк, Николай Давидович — У этого термина существуют и другие значения, см. Бурлюк. Николай Бурлюк в 1912 г. Николай Давидович Бурлюк (22 апреля (4 мая) 1890, Котельва Ахтырского уезда Харьковской губернии, ныне …   Википедия

  • Лозинский, Михаил Леонидович — В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Лозинский. Михаил Леонидович Лозинский Дата рождения: 8 (20) июля 1886(1886 07 20) Место рождения: Гатчина, Санкт Петербургская губерния, Российская империя …   Википедия

  • Лившиц, Бенедикт Константинович — Бенедикт Лившиц Дата рождения: 25 декабря 1886 (6 января 1887)(1887 01 06) Место рождения: Одесса, Херсонская …   Википедия


dic.academic.ru

Реферат Русские поэты-акмеисты

Опубликовать скачать

Реферат на тему:

План:

    Введение
  • 1 А
  • 2 Г
  • 3 З
  • 4 И
  • 5 К
  • 6 Л
  • 7 М
  • 8 Н
  • 9 О
  • 10 П
  • 11 Р
  • 12 У
  • 13 Ш

Введение

Русские поэты-акмеисты — это писавшие на русском языке поэты Серебряного века, творчество которых в 1910-е или в начале 1920-х гг. было связано с акмеизмом. Внутри акмеистического направления различаются так наз. «старшие» акмеисты, связанные с первым «Цехом поэтов» (1911—1914), и младшие акмемисты, связанные со вторым и третьим «Цехом поэтов» (1917—1922). Целый ряд поэтов примыкали к акмеистам скорее организационно, чем в силу особенностей поэтики, участвуя в акмеистических изданиях или поддерживая тесные личные связи с лидерами этого течения.

# А Б В Г Д Е Ё Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


1. А

  • Адамович, Георгий Викторович (1892—1972)
  • Ахматова, Анна Андреевна (1889—1966)

2. Г

  • Гиппиус, Василий Васильевич (1890—1942)
  • Городецкий, Сергей Митрофанович (1884—1967)
  • Гумилёв, Николай Степанович (1886—1921)

3. З

  • Зенкевич, Михаил Александрович (1886—1973)

4. И

  • Иванов, Георгий Владимирович (1894—1958)

5. К

  • Крандиевская (Толстая), Наталья Васильевна (1888—1963)
  • Кузьмина-Караваева, Елизавета Юрьевна (1891—1945)

6. Л

  • Лозинский, Михаил Леонидович (1886—1955)

7. М

  • Мандельштам, Осип Эмильевич (1891—1938)
  • Моравская, Мария Людвиговна (1889—1947)

8. Н

  • Нарбут, Владимир Иванович (1888—1938)
  • Недоброво, Николай Владимирович (1882—1919)
  • Нельдихен, Сергей Евгеньевич (1891—1942)

9. О

  • Одоевцева, Ирина Владимировна (1895—1990)
  • Оцуп, Николай Авдеевич (1894—1958)

10. П

  • Пяст, Владимир Алексеевич (1886—1940)

11. Р

  • Рождественский, Всеволод Александрович (1895—1977)

12. У

  • Укше, Сусанна Альфонсовна (1885—1945)

13. Ш

  • Шилейко, Владимир Казимирович (1891—1930)
скачать
Данный реферат составлен на основе статьи из русской Википедии. Синхронизация выполнена 14.07.11 23:24:49

Похожие рефераты: Русские поэты, Русские поэты США, Русские поэты-песенники, Русские поэты XIX века, Русские поэты Украины, Русские поэты Израиля, Русские советские поэты, Русские поэты-футуристы, Современные русские поэты.

Категории: Русские поэты, Акмеизм, Списки поэтов.


Текст доступен по лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike.

wreferat.baza-referat.ru

: Течения в русской литературе :: Акмеизм

Эти трое поэтов, а также С. М. Городецкий, М. А. Зенкевич, В. И. Нарбут в том же году назвали себя акмеистами (от греч. akme - "высшая степень"). Приятие земного мира в его зримой конкретности, острый взгляд на подробности бытия живое и непосредственное ощущение природы, культуры, мироздания и вещного мира, мысль о равноправии всего сущего - вот что объединяло в ту пору всех шестерых. Почти все они прошли ранее выучку у мастеров символизма, но в какой - то момент решили отвергнуть свойственные символистам устремлённость к "мирам иным" и пренебрежение к земной, предметной реальности.

Изменилось и отношение к слову: акмеисты утверждали, что поэтическое слово имеет твёрдо очерчённые границы. И. Ф. Анненский, поэт и критик, говорил о поэтах, пришедших на смену символизму: "Всё это не столько мушки, как артисты поэтического слова. Они его гранят и обрамляют". Акмеисты подчёркивали границы поэтического текста - это сказалось и в лаконичности стихового повествования, и в лаконичности стихового повествования, и в чёткости лирической фабулы, и в остроте завершения стихотворной пьесы: знаменитые "шпильки", "пуанты", "выпада" у Ахматовой и Мандельштама.

Поэзия акмеизма отличалась повышенной склонностью к культурным ассоциациям, она вступала в перекличку с минувшими литературными эпохами. "Тоска по мировой культуре" - так определил впоследствии акмеизм О.Э.Мандельштам. Мотивы и настроения "экзотического романа" и традиция лермонтовского "железного стиха" у Гумилёва; образы древнерусской письменности Данте и психологического романа XIX в. у А.А.Ахматовой; идеи натурфилософии у Зенкевича; античность у Мандельштама; мир Н.В Гоголя, Г. С. Сковороды у Нарбута - вот далеко не полный перечень затронутых акмеистами культурных слоёв. При этом каждый из акмеистов обладал творческим своеобразием. Если в поэзии Н.С.Гумилева звучал порой гимн "сильной личности", а в произведениях М.А.Кузмина преобладало характерное для акмеизма эстетство, то творчество А.А.Ахматовой развивалось прогрессивно, переросло узкие границы акмеизма и в нём возобладали реалистическое начало, патриотические мотивы. Находки акмеистов в области художественной формы использовались некоторыми нашими поэтами в последние десятилетия.

writerstob.narod.ru

Акмеизм, акмеизм в творчестве писателей

Акмеи́зм («Адамизм») (от άκμη — «пик, максимум, цветение, цветущая пора») — литературное течение, противостоящее символизму и возникшее в начале XX века в России. Акмеисты провозглашали материальность, предметность тематики и образов, точность слова.

Становление акмеизма тесно связано с деятельностью «Цеха поэтов», центральными фигурами которого являлись основатели акмеизма Н. С. Гумилёв, А. Ахматова (которая являлась его секретарём и деятельным участником) и С. М. Городецкий.

Современники давали термину и иные толкования: Владимир Пяст видел его истоки в псевдониме Анны Ахматовой, по-латыни звучащем как «akmatus», некоторые указывали на его связь с греческим «akme» — «острие».

Термин «акмеизм» был предложен в 1912 Н. Гумилёвым и С. М. Городецким: по их мнению, на смену переживающему кризис символизму идёт направление, обобщающее опыт предшественников и выводящее поэта к новым вершинам творческих достижений.

Название для литературного течения, по свидетельству А. Белого, было выбрано в пылу полемики и не являлось вполне обоснованным: об «акмеизме» и «адамизме» в шутку заговорил Вячеслав Иванов, Николай Гумилёв подхватил случайно брошенные слова и окрестил акмеистами группу близких к себе поэтов.

В основе акмеизма лежало предпочтение к описанию реальной, земной жизни, однако её воспринимали внесоциально и внеисторически. Описывались мелочи жизни, предметный мир. Одарённый и честолюбивый организатор акмеизма мечтал о создании «направления направлений» — литературного движения, отражающего облик всей современной ему русской поэзии.

Акмеизм в творчестве писателей

Акмеизм утвердился в теоретических работах и художественной практике Н. С. Гумилёва (статья «Наследие символизма и акмеизм» 1913), С. М. Городецкого («Некоторые течения в современной русской поэзии» 1913), О. Э. Мандельштама (статья «Утро акмеизма», опублик. в 1919), А. А. Ахматовой, М. А. Зенкевича, Г. В. Иванова, Е. Ю. Кузьминой-Караваевой

www.cultin.ru

Акмеизм

Содержание 

 

       До  недавнего времени  в связи  с идейно-политической ситуацией  в нашей стране литературный период конца XIX -  начала XX в.в. являлся закрытой темой,  как для массового читателя, так и для изучения в школе. Вплоть до начала 1960-х годов сколько-нибудь значительных работ об акмеизме, созданных историками литературы, также не появлялось.
       После официального “открытия” культуры Серебряного  века литература модернизма стала широко исследоваться культурологами, лингвистами, литературоведами, методистами. В это же время впервые в программу для общеобразовательных учреждений вводятся произведения ранее никогда не изучавшиеся в школе.

       На  сегодняшний день изучение культурного  пласта, именующегося Серебряным веком, является неотъемлемой частью всех программ по литературе.

       Таким образом, актуальность работы обусловлена обращением к теме, недостаточно разработанной в методической литературе.

       Объектом  работы явилось рассмотрение акмеизма как идейно–художественного направления XX века.

 

       На  рубеже XIX и XX веков в русской литературе возникает интереснейшее явление, названное затем “поэзией серебряного века”. “Золотой век” русской поэзии, связанный с появлением на небосклоне таких “звезд первой величины”, как Пушкин и Лермонтов, несомненно был обусловлен общей тенденцией к развитию русской национальной литературы, русского литературного языка и развитием реализма.

       Новый всплеск поэтического духа России связан со стремлением современников к обновлению страны, обновлению литературы и с разнообразными модернистскими течениями, как следствие, появившимися в это время. Они были очень разнообразными как по форме, так и по содержанию: от солидного, насчитывающего несколько поколений и несколько десятков лет символизма до еще только нарождающегося имажинизма, от пропагандирующего “мужественно твердый и ясный взгляд на жизнь” (Н. Гумилев) акмеизма до эпатирующего публику, развязного, иногда просто хулиганствующего футуризма.

       Благодаря таким разным направлениям и течениям в русской поэзии появились новые  имена, многим из которых довелось остаться в ней навечно. Великие поэты той эпохи, начиная в недрах модернистского течения, очень быстро вырастали из него, поражая талантом и многогранностью творчества. Так произошло с Блоком, Есениным, Маяковским, Гумилевым, Ахматовой, Цветаевой, Волошиным и многими другими.

       Акмеизм объединил поэтов, различных по идейно-художественным установкам и литературным судьбам. В этом отношении акмеизм был, может быть, ещё более неоднородным, чем символизм. Общее, что объединяло акмеистов,  – поиски выхода из кризиса символизма. Однако создать целостную мировоззренческую и эстетическую систему акмеисты не смогли, да и не ставили перед собой такой задачи. Более того, отталкиваясь от символизма, они подчёркивали глубокие внутренние связи акмеизма с символизмом. “Мы будем бороться за сильное и жизненное искусство за пределами болезненного распада духа”, – провозгласила редакция в первом номере журнала “Аполлон” (1913), котором в статье “Наследие символизма и акмеизм” Н. Гумилёв писал: “На смену символизма идет новое направление, как бы оно ни называлось, – акмеизм ли (от слова acmh (“акме”) – высшая степень чего-либо, цвет, цветущая пора), или адамизм (мужественно твердый и ясный взгляд на жизнь), – во всяком случае, требующее большего равновесия сил и более точного знания отношений между субъектом и объектом, чем то было в символизме. Однако, чтобы это течение утвердило себя во всей полноте и явилось достойным преемником предшествующего, надо, чтобы оно приняло его наследство и ответило на все поставленные им вопросы. Слава предков обязывает, а символизм был достойным отцом”1. Говоря об отношениях мира и человеческого сознания, Гумилёв требовал “всегда помнить о непознаваемом”, но только “не оскорблять своей мысли о нём более или менее вероятными догадками – вот принцип акмеизма”. Это не значит, чтобы он отвергал для себя право изображать душу в те моменты, когда она дрожит, приближаясь к иному; но тогда она должна только содрогаться. Разумеется, познание Бога, прекрасная дама теология, останется на своём престоле, но ни её низводить до степени литературы, ни литературу поднимать в её алмазный холод акмеисты не хотят. Что же касается ангелов, демонов, стихийных и прочих духов, то они входят в состав материала художника и не должны больше земной тяжестью перевешивать другие взятые им образы. Отрицательно относясь к устремлённости символизма познать тайный смысл бытия (он оставался тайным и для акмеизма), Гумилёв декларировал “нецеломудренность” познания “непознаваемого”, “детски мудрое, до боли сладкое ощущение собственного незнания”, самоценность “мудрой и ясной” окружающей поэта действительности. Таким образом, акмеисты в области теории оставались на почве философского идеализма. Программа акмеистического принятия мира выражена  статье С. Городецкого “Некоторые течения в современной русской поэзии” (“Аполлон”. 1913. №1): “После всяких “неприятий” мир бесповоротно принят акмеизмом, во всей совокупности красот и безобразий”.

       Всякое  направление испытывает влюблённость к тем или иным творцам и  эпохам. Дорогие могилы связывают людей больше всего. В кругах, близких к акмеизму, чаще всего произносятся имена Шекспира, Рабле, Виллона и Теофиля Готье. Каждое из этих имён – краеугольный камень для здания акмеизма, высокое напряжение той или иной стихии. Шекспир показал нам внутренний мир человека; Рабле – тело и его радости, мудрую физиологичность; Виллон поведал нам о жизни нимало не сомневающейся в самом себе, хотя знающий всё, – и Бога, и порок, и смерть, и бессмертие; Теофиль Готье для этой жизни нашёл в искусстве достойные одежды безупречных форм. Соединить в себе эти четыре момента – вот та мечта, которая объединяла между собой людей, так смело назвавших себя акмеистами.

       Это течение, зародившиеся в эпоху реакции, выразило присущее определённой части  русской интеллигенции состояние “социальной усталости”, стремление укрыться от бурь “стекающего времени” в эстетизированную старину, “вещный мир стилизованной” современности, замкнутый круг интимных переживаний. В произведениях акмеистов – поэтов и писателей – крайне характерно разрабатывается тема прошлого, точнее – отношение прошлого, настоящего и будущего России. Их интересуют не переломные эпохи истории и духовных катаклизмов, в которых символисты искали аналогий и предвестий современности (осмысляемые, конечно, в определённом ракурсе), а эпохи бесконфликтные, которые стилизовались под идиллию гармонического человеческого общества. Прошлое стилизовалось так же, как и современность. Ретроспективизм и стилизаторские тенденции свойственны в те годы художникам “Мира Искусства” (К. Сомов, А. Бенуа, Л. Бакет, С. Судейкин и другие). Философско-эстетические взгляды художников этой группы близки писателям-акмеистам.

       Порывая с традиционной проблематикой русской  исторической живописи, художники этой группы противопоставляли современности её социальным трагедиям условный мир прошлого, сотканный из мотивов ушедшей дорянско-усадебной и придворной культуры. В эпоху революции А. Бенуа писал: “...я совершенно переселился в прошлое... За деревьями, бронзами и вазами Версаля я как-то перестал видеть наши улицы, городовых, мясников и хулиганов”. Это была программная установка на беспроблемность исторического мышления. Обращаясь к темам прошлого, они изображали празднества, придворные прогулки, рисовали интимно-бытовые сценки. Интерес для художников представляла “эстетика” истории, а не закономерности её развития. Исторические полотна становились стилизованными декорациями (К. сомов, “Осмеянный поцелуй”, 1908-1909; А. Бенуа, “Купальня маркизы”, 1906; “Венецианский сад”, 1910). Характерно, что Сомов и Бенуа называли эти картины не историческими, а “ретроспективными”. Особенность, свойственная живописи этого течения, – сознательная условная театрализация жизни. Зрителя (как и читателя, например, стихов М. Кузьмина) не покидало ощущение, что перед ним не прошлое, а его инсценировка, разыгрываемая актёрами. Многие сюжеты Бенуа перекликались с пасторалями и “галантными празднествами” французской живописи XVIII столетия. Любовные сцены на полотнах художников часто трактовались с оттенком изысканной эротики. Такое превращение прошлого и настоящего в некую условную декорацию было свойственно и литераторам-акмеистам. Любовная тема связана уже не с прозрениями в другие миры, как у символистов; она развивается в любовную игру, жеманную и лёгкую. Поэтому в акмеистической поэзии так часто встречаются жанры пасторали, идиллии, мадригала. Признание “вещного” мира оборачивается любованием предметами (Г. Иванов, сборник “Вереск”), поэтизацией быта патриархального прошлого (Б. Садовской, сборник “Полдень”).  В одной из “поэз” из сборника “Отплытие на остров Цитеру” (1912) Г. Иванов писал: 

                   Кофейник, сахарница, блюдца,

                   Пять чашек с  узкою каймой

                   На голубом подносе  жмутся,

                   И внятен их рассказ  немой:

                   Сначала – тоненькою  кистью

                   Искусный мастер руки,

                   Чтоб фон казался золотистей,

                   Чертил кармином завитки.

                   И щеки пухлые румянил,

                   Ресницы наводил  слегка

                   Амуру, что стрелою  ранил

                   Испуганного пастушка.

                   И вот уже омыты  чашки

                   Горячей черною струей.

                   За кофием играет в шашки

                   Сановник важный и седой

                   Иль дама, улыбаясь тонко,

                   Жеманно потчует друзей.

                   Меж тем, как умная  болонка

                   На задних лапках служит ей... 

       Акмеисты  уходили от истории и современности  ещё дальше, чем символисты, утверждая  только эстетически-гедонистическую  функцию искусства, программно отклоняясь от социальных обобщений.

       Призыв  возвратиться из иных миров к реальности был вызван признанием некоторыми акмеистами культа первоначал жизни (зоологического, “стихийного”) в природе и  в  человеке. М. Зенкевич писал, что первый человек на земле – Адам, “лесной  зверь”, он и был первым акмеистом, который дал вещам их имена, не познав их сути. Так возник вариант названия течения – адамизм. Обращаясь к самым “истокам бытия”, описывая экзотических зверей, первобытную природу, переживая первобытного человека, Зенкевич размышляет о тайных рождениях жизни в стихии земных недр, эстетизирует первородство бацилл, низших организмов, зародившихся в первобытной природе (“Человек”, “Махайродусы”, “Тёмное родство”). Так причудливо уживались в акмеизме и эстетическое любование изысканностью культур прошлого и эстетизация первозданного, первобытного, стихийного.

       Впоследствии, оценивая историко-литературное место  акмеизма в русской поэзии, С. Городецкий писал: “Нам казалось, что мы противостоим символизму. Но действительность мы видели на поверхности жизни, в любовании мёртвыми вещами и на деле оказались лишь привеском к символизму...”

       Новизна эстетических установок акмеизма была ограниченной и в критике того времени явно преувеличена. Отталкиваясь от символизма, поэтику нового течения  Гумилёв определял крайне туманно. Под флагом акмеизма выступили многие поэты, не объединяемые ни мировоззренчески, ни стилевым единством, которые вскоре отошли от программы акмеизма в поисках своего, индивидуального творческого пути. Но, как писал об акмеистах Вл. Орлов, в их творчестве есть и нечто общее, “а именно – то “резкое разноречие с действительностью”, о котором говорил Горький и которое ещё более углубилось в русской поэзии после поражения первой революции”.

       Творческое  воплощение акмеистической эстетической программы у разных поэтов течения было очень индивидуальным; более того, крупнейшие поэты вступали в явное противоречие с узостью поэтической теории течения.

       Для складывающегося акмеизма призывы  от туманной символики к “прекрасной  ясности” поэзии и слова не были новы. Первым высказал эти мысли несколькими годами ранее, чем возник акмеизм, М. А. Кузмин (1872-1936) – поэт, прозаик, драматург, критик, творчество которого было исполнено эстетического “жизнерадостного” приятия жизни, всего земного, прославления чувственной любви. К социально-нравственным проблемам современности Кузмин был индифферентен. Как художник он сформировался в кругу деятелей “Мира искусства”, в символистских салонах, где и читал свои стихи (“Александрийские песни”, “Куранты любви”). Наиболее значительными поэтическими сборниками Кузмина были “Сети” (1908), “Осенние озера” (1912), “Глиняные голубки” (1914). В 1910 году в “Аполлоне” (№ 4) он напечатал свою статью “О прекрасной ясности”, явившуюся предвестием поэтической теории акмеистов. В ней М. Кузмин критиковал “туманности” символизма и провозгласить ясность (“кларизм”) главным признаком художественности. 

 

2.1. Биография Николая Гумилева

        Одним из ведущих поэтов-акмеистов  был Николай Степанович Гумилев. В действительности же, его творчество было гораздо более широко и разнообразно, а его жизнь была необычайно интересной, хотя и завершилась трагично.

stud24.ru

Акмеисты

   Собственно акмеистическое обьединение было невелико и просуществовало около двух лет (1913-1914). Кровные узы соединяли его с "Цехом поэтов", возникшим почти за два года до акмеических манифестов и возобновлённым после революции (1921-1923). Цех стал школой приобщения к новейшему искусству.

   В январе 1913г. появились в журнале «Аполлон» декларации организаторов акмеистической группы Н. Гумилёва и С. Городецкого. В неё вошли также Ахматова, О.Мандельштам, М.Зенкевич и др.

   В статье «Наследие символизма и акмеизм» Гумилёв критиковал мистицизм символизма, его увлечение «областью неведомого». Вотличие от предшественников вождь акмеистов провозгласил «самоценность каждого явления», иначе – значение «всех явлений-братьев». А новому течению дал два названия-истолкования: акмеизм и адамизм – «мужественно твёрдый и ясный взгляд на жизнь».

   Гумилёв, однако, в той же статье утвердил необходимость для акмеистов «угадывать то, что будет следующий час для нас, для нашего дела, для всего мира». Следовательно, от прозрений неведомого он не отказывался. Как не отказал искусству в его «мировом значении облагородить людскую природу» о чём позже писал в другой работе. Преемственность между программами символистов и акмеистов была явной

   Непосредственным предтёчей акмеистов стал Иннокентий Анненский. «Исток поэзии Гумилёва, - писала Ахматова, - не в стихах французких парнасцев, как это принято считать, а в Анненском. Я веду своё «начало» то стихов Анненского». Он владел удивительным, притягивающим акмеистов даром художественно приобразоовать впелатления  от несовершенной жизни.

             Акмеисты отпочковались от символистов. Они отрицали мистические устремления символистов. Акмеисты провозглашали высокую самоценность земного, здешнего мира, его красок и форм, звали «возлюбить землю», как можно меньше говорить о вечности. Они хотели воспеть земной мир во всей его множественности и силе, во всей плотской, весомой определенности. Среди акмеистов - Гумилев, Ахматова, Мандельштам, Кузьмин, Городецкий.

При подготовке данной работы были использованы материалы с сайта http://www.studentu.ru


coolreferat.com

Акмеисты и акмеизм в русской литературе. Методические рекомендации

Акмеисты провозгласили себя выразителями нового времени, преодолевшими эстетику символизма. По периоду возникновения (начало 1910-х годов), по самохарактеристике образовавшаяся группа могла претендовать на такое звание. По существу избранной программы она уступала символистским заветам в утонченности поиска. В одном организаторы акмеизма были правы. В общественной атмосфере 1910-х годов уже невозможно было отстаивать сверхчувственное прозрение души мира. «Открытие» пора было проверить. Но с отказом от провидческого назначения творчества было сказано «нет» многим достижениям предшественников. Речь, разумеется, идет отнюдь не о поэзии больших художников, а только об акмеистических декларациях.

Программных выступлений было, несколько, и разность позиций в них тоже существовала. Веское слово о новом объединении сказал Н. Гумилев. Он наметил две тенденции, обозначив их терминами «акмеизм» (акме — высшая степень чего-либо, цветущая пора) и «адамизм» (мужественный взгляд на жизнь). Приняв «отца» — символизм, Гумилев провозгласил главный отличительный признак новой группы. Предлагалось всегда помнить о непознаваемом, но не оскорблять его догадками, опираться на «детски мудрое», «до боли сладкое ощущение собственного незнания». Самоценность реальной жизни утверждал Гумилев.

за этот мир, звучащий, красочный». Но пошел, к сожалению, далее, приветствуя отказ от наслоений тысячелетней культуры. На этой почве был пропет дифирамб тем, кто «внял себя» как зверя, воспел малый миг сущего. В результате эстетизировались сомнительные ценности М. Зенкевича, В. Нарбута: микрокосм человеческого тела, образ керамических горшков. Смысл поэзии, безусловно, был снижен.

В акмеистической группе состояли: Н. Гумилев, А. Ахматова, С. Городецкий, О. Мандельштам, Г. Иванов, М. Зенкевич, В. Нар-бут. Наметился круг сочувствующих: М. Волошин, М. Кузмин, Б. Садовский, др. Творчески все они были совершенно неоднородными. Для талантливых художников декларации акмеизма вряд ли сыграли существенную роль. Подлинные мастера шли своим оригинальным путем.

И все же... Некий общий ориентир был. Отнюдь не случайно говорила А. Ахматова, что ей, Н. Гумилеву многое «подсказал» И. Анненский, русский поэт рубежа веков, далекий от любых объединений, одинокий в своих исканиях смысла жизни и искусства.

Творчество Анненского проистекало, как всегда и у всех, от его внутреннего настроя. В данном случае — от ощущения своей неслиянности с реальностью, предчувствия мучительной краткости радужных чувств, готовых каждую минуту обернуться противоположными. Вот почему вдумчивый взгляд был прикован к мигу, к подробностям окружения. Они стали выразителями текучих, изменчивых переживаний или образом-символом какого-то внутреннего состояния. Осваивался язык одухотворенной предметности.

  • Хочу ль понять, тоскою пожираем,
  • Тот мир, тот миг с его миражным раем...
  • Уж мига нет — лишь мертвый брезжит свет...
  • А сад заглох... и дверь туда забита...
  • И снег идет... и черный силуэт
  • Захолодел на зеркале гранита.

В «мгновенном» и зримом бытии таится у Анненского скрытый трагизм сущего. Неожиданной больной нотой прорывается это предчувствие. Поэтому оно острее ранит наше сознание. После созерцания плавных облаков —;

А к утру кто-то нам, развеяв молча сны, Напомнил шепотом, что мы обречены.

Анненский — кудесник, открывающий самые непредсказуемые зрительные ассоциации: буран — «меж небом и землей протянутые струны», слезы — «сами звезды, но уставшие гореть». Не менее необычны внутренние состояния человека, несущего в себе «ощущение провала», «следы несбыточно-дальней грезы». Такая поэтическая способность и позволяет открыть глубины видимого, обычного. Не ради, однако, поклонения этому внешнему миру. Так воплощаются утонченные духовные процессы, переданные не менее утонченными средствами:

У раздумий беззвучны слова, Как искать их люблю в тишине я! «Беззвучные раздумья» начинают звучать, неуловимые сокровенные переживания обретают свою, особую жизнь, когда идет поиск «лучей иной звезды», перебираются «все лады». Или лирический герой созерцает, как в «пустыне мира» — Где мир — мираж, влюбилась ты в неразрешимость разнозвучий и в беспокойные цветы.

В трагическом одиночестве поэт взлелеял свой дар предугадания небывалых переливов, напевов, линий. Пересоздал реальный мир по своим собственным законам, чтобы найти родную среду для обитания души. Неудивительно, что творчество слилось с таинствами самой природы. Наверное, никто не смог бы сказать о своем стихе так, как сказал Анненский:

Я не знаю, кто он, чей он, Знаю только, что не мой,— Ночью был он мне навеян, Солнцем будет взят домой.

Эстетическими, нравственными ценностями щедро напитал поэт свое и наше существование.

Таинство, по слову Анненского, «полусвета-полутьмы», «недосказанность песни и муки», как близкое себе откровение, приняла Ахматова. Неожиданность предметных ассоциаций, раскованность «вещных» красок Анненского получили яркий расцвет в поэзии Гумилева.

Влекущий и неповторимый мир Гумилева и Ахматовой будет представлен в самостоятельных разделах.

Другие поэты акмеистического кружка начинали с иных, суровых интонаций. Да это и понятно. Шел поиск своего пути, своего «я» в сложной, зыбкой атмосфере. Скорее всего, именно потому так сильно было притяжение к конкретным реалиям окружающего. В соотнесенности с ними протекало самопознание личности.

www.rlspace.com

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *