Зубатовский социализм это в истории: Зубатовский социализм – основные идеи в таблице, определение кратко

Содержание

Зубатовский социализм

Зубатовщина

 

 «Зубатовщина» — принятое в литературе название созданной в России в начале 20 века системы легальных рабочих организаций. Названа по фамилии чиновника Департамента полиции Российской империи Сергея Васильевича Зубатова, основной идеей которого являлось создание подконтрольных правительству организаций для отвлечения рабочих от политической борьбы. Для этого следует создавать просветительские организации рабочих, поставить их под контроль полиции и направлять рабочее движение исключительно к борьбе за экономические интересы. Впервые такие организации появились в конце 19 века в Германии.

           Замысел рабочего движения

В начале 20 века Сергей Васильевич Зубатов служил начальником  Московского охранного отделения. Под его руководством были обнаружены и ликвидированы многие революционные организации. В 1896 году Московским охранным отделением была ликвидирована одна из первых социал-демократических организаций — «Московский рабочий союз».

Союз был объединением социал-демократических кружков, созданных в результате пропаганды среди рабочих. Допрашивая арестованных по этому делу, Зубатов столкнулся с необычным явлением. Все арестованные делились на две категории: интеллигентов-революционеров и рабочих. Интеллигенты хорошо сознавали, за что привлечены к ответственности, тогда как рабочие не могли понять, в чём состоит их вина. Рабочие упорно не видели политического характера своих деяний. Чтобы докопаться до корней этого явления, Зубатов стал изучать специальную литературу. Тут он впервые столкнулся с социал-демократическим течением в русской революции. Выяснилось, что начиная с 1890-х годов, часть русских революционеров взяла на вооружение учение германской социал-демократии. Сущность этого течения состояла в том, чтобы спрягать политическое учение о революции с экономическими нуждами рабочих. Ведя пропаганду среди рабочих, революционеры внушали им, что они добьются решения своих экономических проблем только на путях социальной революции.
Таким образом они рассчитывали привлечь на свою сторону городской пролетариат, который в их руках превращался в могучую революционную армию.

Осознав опасность  социал-демократии, Зубатов понял, что  борьба с ней одними репрессивными  мерами обречена на неудачу. Чтобы обессилить социал-демократию, необходимо вырвать  из её рук главную силу — рабочую  массу. А для этого необходимо, чтобы сама власть встала на сторону  рабочих в их борьбе за свои экономические  нужды. В апреле 1898 года Зубатовым была составлена докладная записка, в которой он предлагал программу мер для улучшения положения рабочих. Записка была представлена московскому обер-полицеймейстеру Д. Ф. Трепову, который подал её в виде доклада московскому генерал-губернатору Сергею Александровичу. Со стороны московской администрации инициатива Зубатова встретила понимание, и ему было дано добро на проведение занятий с рабочими. Тогда же Зубатов приступил к разъяснительной работе. Во время допросов он объяснял рабочим, что правительство не является их врагом и что рабочие и при монархическом строе могут добиться удовлетворения своих интересов.

Для этого необходимо понять разницу между рабочим и революционным движением: в первом случае целью является копейка, во втором — идеологическая теория. Проповедь Зубатова имела успех: убеждённые им рабочие повели пропаганду в рабочей среде и вскоре подали ходатайство о создании рабочего общества.

Московское зубатовское общество

 

В мае 1901 года группа рабочих подала на имя московского генерал-губернатора ходатайство о разрешении основать общество взаимопомощи. Московский обер-полицеймейстер Д. Ф. Трепов выдал им разрешение, и так возникло московское «Общество взаимопомощи рабочих механического производства». В число основателей Общества входили рабочие М. А. Афанасьев, Н. Т. Красивский, Ф. А. Слепов, Сафонов, Назаров, Савинов и другие. Некоторые из них были в прошлом участниками социал-демократических кружков и прошли собеседования у Зубатова. Зубатов снабдил их литературой по профессиональному рабочему движению, главным образом книгами зарубежных авторов, таких как С.

Вебб и Б. Вебб, В. Зомбарт, Г. Геркнер, Рузье, Вигуру и др. Когда выяснилось, что рабочие плохо читают толстые книги, возникла необходимость в написании для них популярных брошюр. С этой целью Зубатов обратился к известному монархисту, бывшему народнику Л. А. Тихомирову. Последний поддержал инициативу Зубатова и написал несколько брошюр о профессиональном движении, а Зубатов распечатал их в типографии и распространил среди рабочих. В дальнейшем возникла идея организации для рабочих популярных лекций. Для этого рабочие обратились к академику И. И. Янжулу, а тот направил их к профессору И. Х. Озерову. Профессор Озеров увлёкся этой идеей и обещал привлечь к чтению лекций преподавателей Московского университета. Он же составил для рабочих проект устава нового общества
[6]
.

В 1901 году в помещении  Исторического музея в Москве началось чтение лекций для рабочих. В чтении приняли участие профессора И. Х. Озеров, В. Э. Ден, А. Э. Вормс, А. А. Мануйлов, В. И. Анофриев, Н. Ф. Езерский и другие. Лекции вызывали у рабочих огромный интерес. По воскресеньям Общество устраивало собрания в Историческом музее, а по будням происходили местные собрания в чайных в разных районах Москвы. С ростом численности Общества возникла необходимость в создании руководящего органа. В сентябре 1901 года по инициативе Зубатова был создан «Совет рабочих механического производства», осуществлявший руководство и контроль за деятельностью собраний. Зубатов провёл в состав Совета свою агентуру, что позволяло ему держать под контролем все события в рабочем мире Москвы. Совет также принимал жалобы от рабочих и выступал в их защиту в случаях притеснений со стороны фабрикантов. В таких случаях московская администрация в лице Зубатова и Трепова оказывала Совету поддержку и производила на фабрикантов давление. В феврале 1902 года Общество организовало забастовку на Шёлковой мануфактуре и в течение месяца выдерживало противостояние с фабрикантами.

Успехи Общества в отстаивании интересов рабочих  создали ему в Москве огромную популярность, а его лидеры стали  приобретать легендарные черты. Деятельность зубатовского Общества полностью  парализовала в Москве социал-демократическую пропаганду. По признанию советских историков, в годы его расцвета социал-демократическая пропаганда в Москве стала невозможной.

           Еврейская независимая рабочая партия

 

В 1898 году Московским охранным отделением были произведены массовые аресты в Северо-Западном крае. В руках Зубатова оказались представители новой социал-демократической организации — еврейского Бунда. Во время допросов Зубатов был поражён упорством и несговорчивостью арестованных и большим размахом, которое приобрело новое движение. Это заставило его обратить на бундовское движение особое внимание. В 1900 году в Минске была произведена очередная серия арестов, причём на этот раз в руки полиции попала в основном зелёная молодёжь. Взяв за основу московский опыт, Зубатов стал переубеждать арестованных, объясняя им разницу между рабочим и революционным движением и доказывая преимущества первого и вред последним. Проповедь Зубатова имела успех. Многие из арестованных были переубеждены и отпущены на свободу. Вернувшись в Минск, перевербованные бундовцы повели контрпропаганду в бундовской среде, что привело к расколу внутри партии. Руководство Бунда отреагировало на события прокламацией, в которой каждый примкнувший к новому движению объявлялся «провокатором». Тогда сторонники Зубатова вышли из Бунда и объявили о создании своей собственной организации. В июле 1901 года в Минске была основана Еврейская независимая рабочая партия (ЕНРП). Во главе новой партии встали М. В. Вильбушевич, Г. И. Шаевич, Ю. Волин, И. Гольдберг, А. Чемерисский и другие. Зубатов тайно руководил политикой партии путём личной переписки.

Успеху новой  партии способствовала поддержка, оказанная  начальником Губернского жандармского управления Минска полковником Н. В. Васильевым. Взяв за образец деятельность Зубатова в Москве, Васильев стал регулировать конфликты между хозяевами и  рабочими с выгодой для последних.

Это привлекло на сторону ЕНРП массы минских рабочих и ремесленников. Рабочие получили возможность собираться и обсуждать свои нужды, для них  устраивались публичные лекции и  литературные вечера. В Минске и  других городах стали создаваться  рабочие союзы (ферейны) и рабочие  советы, отстаивавшие нужды рабочих. Лидеры ЕНРП поставили типографию и наладили выпуск листовок, в которых излагали принципы мирного рабочего движения и критиковали революционные методы Бунда. В короткое время на стороне независимцев оказалось несколько тысяч минских рабочих, а их влияние распространилось на многие города — Вильно, Гродно, Бобруйск, Екатеринослав и другие. Влиянию Бунда был нанесён серьёзный удар. Бунд объявил независимцам войну и боролся с ними всеми доступными методами.

В 1902 году независимцы  Ю. Волин и М. Коган отправились  в Одессу, где им удалось привлечь на свою сторону массы еврейских и русских рабочих. В Одессе была основана особая «Независимая рабочая группа г.

Одессы», имевшая интернациональный характер. Пропаганда «Независимой рабочей группы» распространилась на Херсон, Николаев и Елисаветград. Со временем предполагалось преобразовать её в «Независимую рабочую партию». Однако успешная деятельность независимцев была внезапно прервана в 1903 году.

Зубатовское общество в Петербурге

 

В октябре 1902 года Зубатов был переведён в Петербург и назначен заведующим Особого отдела Департамента полиции. Сразу по прибытии в Петербург Зубатов взялся за постановку в городе легального рабочего движения. План Зубатова предполагал создание рабочих организаций во всех крупных городах России, и первым на очереди был Петербург. Для постановки дела из Москвы были привезены лидеры московского зубатовского Общества. 10 ноября 1902 года в трактире «Выборг» на Финляндском проспекте состоялось первое собрание рабочих, а 13 ноября группа рабочих подала на имя градоначальника ходатайство о разрешении основать рабочее общество.

В инициативную группу вошли рабочие И. С. Соколов, В. И. Пикунов, С. А. Горшков, С. Е. Устюжанин, Д. В. Старожилов и С. В. Кладовников. Рабочие арендовали себе помещение в чайной «Общества трезвости», и с середины ноября начались регулярные собрания. На собраниях обсуждались рабочие нужды и выступали прибывшие из Москвы зубатовцы. Был составлен проект устава новой организации по образцу московского, и она получила название «Общества взаимопомощи рабочих механического производства г. Санкт-Петербурга». Зубатов лично познакомился с основателями Общества и объяснил им смысл легального движения и необходимость борьбы с влиянием революционных партий. Для контроля над Обществом в состав его руководства был введён привезённый из Москвы рабочий И. С. Соколов.

Первое время  деятельность Общества шла успешно, и оно привлекло к себе большой  интерес. Рабочие массами посещали собрания Общества и записывались в  его члены. Однако вскоре Общество встретило  противодействие со стороны социал-демократов. К 1902 году социал-демократы осознали опасность, исходящую от зубатовского движения, и в борьбе с ним пустили в ход все средства. В рабочей среде был распущен слух, что зубатовские общества суть не что иное, как полицейская «ловушка», предназначенная для вылавливания лиц, недовольных существующим строем. Рабочие, сотрудничающие с Зубатовым, объявлялись «провокаторами», а само зубатовское движение получило определение «провокации». Пропаганда социал-демократов имела действие, и массы рабочих отшатнулись от нового Общества. Из-за распущенных слухов зубатовским рабочим не удалось набрать профессоров для чтения лекций. В своих газетах социал-демократы предупреждали, что всякий профессор, который согласится читать им лекции, будет пригвождён к позорному столбу. В этих условиях Зубатову не оставалось ничего иного, как обратиться за содействием к духовной интеллигенции. Для чтения лекций рабочим были приглашены протоиерей Философ Орнатский и молодой священник Георгий Гапон.

Со священником  Гапоном Зубатов познакомился в  конце 1902 года по инициативе петербургской  администрации. Побеседовав с ним, Зубатов убедился, что в вопросах политики и рабочего движения тот  ещё «сырой человек», и сдал его  на попечение своему помощнику И. С. Соколову. Первое время Гапон только посещал рабочие собрания и изучал литературу, которой снабжал его  Зубатов. Однако вскоре он выдвинулся на первое место и приобрёл на рабочих  большое влияние. Летом 1903 года Гапон уже читал рабочим лекции по истории революционного движения, и Зубатов возлагал на него большие надежды. «Батя у нас молодец, — говорил Зубатов своему коллеге. — У него энергии хоть отбавляй. Делом он увлечён, и пользу может принести большую». По воспоминаниям рабочего Н. М. Варнашёва, Зубатов предлагал Гапону возглавить рабочее Общество, но тот отказывался, говоря, что оно слишком тесно связано с полицией. Гапон предлагал переустроить общество по образцу английских тред-юнионов, где всё дело ведётся самими рабочими. Зубатов считал этот взгляд «опасной ересью», а аргументы Гапона называл софизмами. В августе 1903 года, после отставки Зубатова, Гапон взял всё дело в свои руки, составил для общества новый устав и повёл рабочих по иному пути.

         Сущность зубатовщины

Противники Зубатова окрестили его систему «полицейским социализмом», рассчитывая дискредитировать её в глазах властей. Сам Зубатов считал такое определение бессмыслицей и в своей статье о «зубатовщине» писал:

«Наименование её „полицейским социализмом“ лишено всякого смысла. С социализмом  она боролась, защищая принципы частной  собственности в экономической  жизни страны, и экономической  её программой был прогрессирующий  капитализм, осуществляющийся в формах всё более культурных и демократических (почему-то кажущихся нашим российским капиталистам „антикапиталистическими“). Полицейские меры, как чисто внешние, опять-таки её не занимали, ибо она  искала такой почвы для решения  вопроса, где бы всё умиротворялось само собой, без внешнего принуждения».

Принципы легального рабочего движения в изложении Зубатова:

  • Замена революционного учения эволюционным, а, следовательно, отрицание, в противоположность революционерам, всех форм и видов насилия.
  • Проповедь преимущества самодержавной формы правления в области социальных отношений, как формы, по внеклассности своей, заключающей в себе начало третейское, а, следовательно, враждебной насильственным приёмам и склонной к справедливости.
  • Разъяснение разницы между революционным рабочим движением, исходящим из социалистических начал, и профессиональным, покоящимся на принципах капиталистического строя: первое занято реформою всех классов общества, а второе — своими непосредственными интересами.
  • Твёрдое уяснение того положения, что границы самодеятельности оканчиваются там, где начинаются права власти: переход за эту черту был признан недопустимым своеволием, — всё должно направляться к власти и через власть.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

          Реферат подготовила ученица  9 «А» класса Гордеева Мария.   Ресурс wikipedia.ru.


Дискуссия: «Полицейский социализм» Сергея Зубатова: pro et contra

Сергей Зубатов – одна из тех фигур предреволюционного периода истории России, которая способна вызвать к жизни разные, подчас – противоположные, оценки, причем не только публицистов, но и ученых.

Автор политики, с легкой руки большевиков получившей название «полицейского социализма», в конце XIX века – начальник Московского охранного отделения, с 1902 года – руководитель Особого отдела Департамента полиции, главной аналитической структуры политического сыска, сумел найти поддержку своим идеям в лице московского генерал-губернатора великого князя Сергея Александровича, обер-полицмейстера Д.Ф. Трепова, а в дальнейшем – и министра внутренних дел В.К. Плеве. В центре политики «полицейского социализма» стоял «рабочий вопрос», вызванный к жизни резким ростом количества бастующих на фабриках и заводах России и отсутствием у правительство комплексной программы противодействия фабричным беспорядкам, грозящим вылиться в нечто более масштабное. Самым грандиозным успехом Зубатова стала верноподданическая манифестация рабочих в Кремле, в феврале 1902 года, организованная по случаю дня отмены крепостного права. Этот успех проложил Зубатову путь в Петербург, в верхние этажи бюрократической системы, однако попытка распространить московский опыт на другие регионы России закончились неподконтрольными выступлениями рабочих летом 1903 года и последовавшей тут же отставкой самого Зубатова.

В этой истории можно в равной мере увидеть и отправную точку для решения социальных проблем той страны, которая исчезла спустя всего лишь 15 лет, в 1917 году, и своего рода «красную тряпку», поселившую надежду в массах, но в итоге посеявшую еще большую агрессию и ставшую катализатором событий 1905 года.

Какая позиция ближе к исторической истине?

Об этом 8 октября 2021 года в 18.30 в Центр социально-политической истории, филиале ГПИБ России (улица Вильгельма Пика, дом 4, корп. 2) будут дискутировать:

Ольга Кононова, политолог, публицист;

Любовь Ульянова, историк, преподаватель факультета государственного управления МГУ им. М.В. Ломоносова.

Комментаторы дискуссии:

Ярослав Леонтьев, д.и.н., профессор факультета государственного управления МГУ им. М.В. Ломоносова;

Александр Репников, д.и.н., начальник Центра документальных публикаций РГАСПИ;

Александр Колпакиди, историк, главный редактор издательства «Алгоритм».

Модератор  — к.и.н., заведующая отделом специальных коллекций ЦСПИ ГПИБ России – Ирина Новиченко.

Для участия в дискуссии необходимо предварительно зарегистрироваться.

§ 5. ПЕРВАЯ РОССИЙСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ

Антиправительственное движение в 1901 —1904 гг. Правительственный курс начала царствования Николая II вызвал разочарование и недовольство всех слоев населения, ожидавших от царя кардинальных реформ.

Первыми подали голос студенты, потребовавшие восстановления университетской автономии, отмененной в годы правления Александра III. В ответ на студенческие беспорядки последовало решение царя об исключении зачинщиков волнений из университетов и отдаче их в солдаты. Студенты вынесли свое недовольство из аудиторий на улицу.

Возобновились забастовки рабочих, уличные шествия и демонстрации, которые нередко заканчивались столкновениями с полицией. Наиболее кровавые события разыгрались в марте 1903 г. в Златоусте, где число жертв достигло 60 человек.

Всего же за десятилетие (1895—1904) общее число участников забастовок составило 431 тыс. В авангарде стачечного движения шли рабочие Петербургского фабричного округа. Подавляющее число требований носило экономический характер. Число участников экономических стачек составляло 93 %, а политических — только 7 %.

В массовую борьбу против помещиков стало вступать крестьянство. Наиболее крупные крестьянские выступления развернулись весной 1902 г. в южных губерниях России, где крестьяне особенно остро страдали от малоземелья. Толпы, достигавшие несколько тысяч человек, врывались в помещичьи имения, захватывая хлеб, скот и инвентарь. В Полтавской губернии было разгромлено 36 имений, в Харьковской — 24. На Черниговщине крестьяне приступили к дележу помещичьих земель. Крестьянские волнения были подавлены при помощи войск.

Выступление народных масс находило сочувствие и отклик в российском либеральном движении.

После начала русско-японской войны прокатилась волна выступлений в армии и на флоте. Наиболее крупными были волнения моряков Севастополя в ноябре 1904 г.

«Зубатовский социализм». В этот период была осуществлена попытка взять рабочее движение под контроль самодержавной власти. Эта идея принадлежала начальнику Московского охранного отделения полковнику С. В. Зубатову.

Замысел С. В. Зубатова заключался в том, чтобы вырвать рабочее движение из-под влияния антиправительственных организаций. Для этого необходимо было внушить рабочим мысль, что интересы государственной власти не всегда совпадают с узкокорыстными интересами предпринимателей и что улучшить свое материальное положение рабочие могут только в союзе с самодержавной властью. По инициативе С. В. Зубатова и при поддержке генерал-губернатора Москвы великого князя Сергея Александровича в 1901—1902 гг. в Москве, а затем и других городах были созданы легальные рабочие организации, построенные по профессиональному признаку.

Но для успеха зубатовской идеи необходимо было как минимум встречное движение со стороны верховной власти. Последняя ограничила свою «покровительственную» политику законом «Об учреждении старост в фабричных предприятиях» (июнь 1903 г.), по которому рабочие могли избирать из своей среды «старосту», следящего за исполнением предпринимателем условий найма. Зубатовский «кодекс» не запрещал рабочим участвовать в экономических забастовках. Поэтому в прокатившейся в 1902—1903 гг. широкой стачечной волне активное участие приняли члены зубатовских организаций. Это вызвало недовольство фабрикантов. В правительство посыпались жалобы на «рискованные эксперименты». С. В. Зубатов был отправлен в отставку, зубатовские же организации подвергались всяческой дискредитации со стороны революционных и либеральных сил за связь с полицейским ведомством.

«Кровавое воскресенье». С началом русско-японской войны политическая ситуация в стране резко обострилась. Недовольство нерешаемыми социальными проблемами сливалось с чувством национального унижения в связи с неудачами русских войск. В подобной ситуации любой повод мог стать искрой в пороховом погребе.

3 января 1905 г. в ответ на увольнение нескольких рабочих вспыхнула забастовка на Путиловском заводе. Ее поддержали все крупные предприятия Петербурга. Забастовка находилась под контролем зубатовской организации «Собрание русских фабрично-заводских рабочих города Санкт-Петербурга», которую возглавлял священник Г. А. Гапон. В его честолюбивой голове родилась идея организовать встречу обиженного народа со своим единственным заступником — царем-батюшкой, устроив для этой цели мирное шествие к Зимнему дворцу для подачи царю петиции о нуждах рабочих.

Но в процессе работы над текстом петиции, не без помощи представителей революционных организаций, в нее были включены и требования политического характера: немедленное объявление свободы слова, печати, собраний, равенства всех перед законом; ответственность министров перед народом; отделение церкви от государства; прекращение войны с Японией и др. Однако в целом петиция была проникнута наивной верой в царя. За три дня под петицией было собрано более 150 тыс. подписей.

Ясным, солнечным утром 9 января празднично одетые рабочие вместе с женами и детьми, неся хоругви, иконы и портреты царя, двинулись с окраин к Зимнему дворцу. В мирном шествии участвовало более 140 тыс. человек. Но доступ к дворцу преграждали густые цепи полиции и войск, которые открыли огонь по демонстрантам. Вместе с прицельными залпами оцепления толпу стала рассеивать казачья кавалерия. Более тысячи человек остались лежать на окровавленной мостовой, 5 тыс. получили ранения.

«Кровавое воскресенье» серьезно подорвало монархические настроения масс, вытолкнуло российский пролетариат на историческую арену борьбы с самодержавием.

Начало революции. Весть о расстреле питерских рабочих прокатилась по стране, вызвав гнев и возмущение во всех слоях населения. Долго копившееся недовольство вылилось в революцию. И хотя она началась стихийно, как эмоциональная реакция на бессмысленную и жестокую расправу с ни в чем не повинными людьми, революция имела глубинные причины. Помещичье землевладение и безземелье крестьян, нещадная эксплуатация рабочих, политическое бесправие всех слоев населения, отсутствие гражданских прав и свобод, национальные притеснения — вот список претензий, предъявленных властям народом.

Во второй половине дня 9 января начались массовые беспорядки в Петербурге. Рабочие разоружали полицейских, захватывали оружейные магазины, сооружали баррикады. 10 января бастовал весь рабочий класс столицы. Вслед за ним забастовки объявили рабочие Москвы, Риги, ряда городов Украины, Польши, Закавказья. В январе — феврале 1905 г. по всей России бастовали 810 тыс. рабочих. Большинство выступлений проходило не только под экономическими, но и политическими лозунгами.

Весна 1905 г. знаменовалась мощными первомайскими стачками рабочих. В них приняло участие до 600 тыс. человек. Наиболее крупной была стачка текстильщиков в г. Иваново-Вознесенске, продолжавшаяся 72 дня. В ходе стачки был избран Совет рабочих уполномоченных, ставший органом рабочей власти в городе, прообразом будущих Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов.

Поднялось на борьбу и крестьянство. В феврале 1905 г. во многих уездах Курской и Орловской губерний крестьяне разгромили большое число помещичьих имений. Весной аграрное движение перекинулось в Поволжье, Прибалтику, Польшу, Украину, Белоруссию, Закавказье и Среднюю Азию. Основной формой выступления крестьян оставались стихийные бунты, выливавшиеся в разгром дворянских имений, захват хлебных амбаров и складов. Для усмирения восставших крестьян была использована регулярная армия.

В революционное движение все шире втягивалась учащаяся молодежь и демократическая интеллигенция.

Революционные события летом — осенью 1905 г. Широкий размах революционного движения в стране захватил армию и флот. В июне 1905 г. страну потрясла весть о восстании матросов на броненосце «Князь Потемкин-Таврический», находившемся на рейде недалеко от Одессы. Подавляющее большинство кораблей Черноморской эскадры не поддержали мятежный экипаж. Броненосец был блокирован, но сумел прорваться в открытое море. Не имея запасов угля и продовольствия, он был вынужден уйти к румынским берегам и сдаться властям Румынии. В октябре начались волнения солдат в Харькове, Киеве, Варшаве, в гарнизонах, расположенных на Транссибирской магистрали. Вспыхнули восстания матросов в Кронштадте, Севастополе, Владивостоке.

Осенью 1905 г. центром революционного движения становится Москва. 19 сентября с экономическими требованиями выступили московские печатники. В последующие дни к ним присоединились рабочие большинства московских предприятий. В некоторых районах произошли вооруженные столкновения с войсками. В начале октября к стачке присоединились московские железнодорожники. Их поддержали рабочие почти всех железных дорог страны. Стачка стала общероссийской. Она охватила 120 городов, в ней приняло участие 2 млн. рабочих и служащих. Положение в стране стало критическим. Не работали железные дороги, городской транспорт, водопровод, освещение, телефонная сеть. Бастовали аптеки, почта, типографии и даже Государственный банк. Магазины, предприятия, учреждения были закрыты. Страна являла собой единый политический митинг, на котором все настойчивее звучали требования устранения самодержавия и превращения России в демократическую республику. Более чем в 50 городах и рабочих поселках страны были созданы Советы рабочих депутатов как органы не только руководства революционной борьбой, но и местной власти.

В Октябрьской стачке активно участвовала и демократическая интеллигенция. Прекратились занятия в школах и гимназиях, не работали высшие учебные заведения. Были отменены спектакли в крупнейших театрах страны. Многие выдающиеся художники, поэты, писатели откликнулись на революционные события произведениями, обличающими самодержавие.

Октябрьские выступления являли собой мощный революционный порыв, сплотивший все слои населения Российской империи. Верховная власть была вынуждена пойти на определенные уступки. Однако революционные организации, опьяненные успехом, продолжали звать народ на баррикады, взяв курс на вооруженное свержение существующего строя.

Декабрьское вооруженное восстание. В начале декабря Московский Совет вынес решение начать всеобщую политическую забастовку. По призыву Совета более 100 тыс. рабочих прекратили работу. К москвичам присоединились ПО тыс. рабочих Петербурга. Правительство бросило против бастующих войска, в ответ рабочие взялись за оружие. К 10 декабря стачка в Москве переросла в вооруженное восстание.

В Петербурге полиция сумела предотвратить вооруженное выступление, арестовав значительную часть руководителей боевых дружин и захватив склады с оружием. Часть войск, верных режиму, была направлена из Петербурга в Москву.

В Московском восстании принимало участие около 6 тыс. человек. 7 дней они вели сражение с жандармскими и армейскими силами. 15 декабря в Москву прибыл лейб-гвардии Семеновский полк и другие войска. Начался артиллерийский обстрел баррикад и рабочих кварталов. Центром борьбы стала Пресня. Но силы были слишком неравны. 19 декабря 1905 г. по решению Московского Совета восстание было прекращено. Итогом этой изначально обреченной акции стали тысячи расстрелянных, арестованных, избитых и искалеченных людей.

Октябрьские и декабрьские события стали кульминацией революции. В 1906 и 1907 гг. наблюдались лишь отдельные вспышки рабочих и крестьянских выступлений, волнений в армии и на флоте. Но они очень быстро подавлялись, так как армия в целом осталась верной режиму.

Итоги революции. Революция 1905 г. имела незавершенный характер, так как она не смогла разрешить все проблемы, которые ее породили. Но тем не менее она заставила власти пойти на некоторые уступки.

Рабочему классу удалось добиться сокращения продолжительности рабочего дня до 9—10 ч (некоторые предприниматели по собственному почину установили даже 8-часовой рабочий день), повышения заработной платы. Началось внедрение системы заключения коллективных договоров рабочих с предпринимателями, в которых определялись минимум зарплаты, продолжительность рабочего дня, пособия по болезни.

Для крестьян были отменены выкупные платежи, вносившиеся ими более 40 лет с 1861 г. , снижена арендная плата за землю, повышена зарплата сельскохозяйственным рабочим.

Был несколько смягчен политический режим. Трудящиеся получили право создавать массовые самодеятельные организации: профсоюзы, культурно-просветительские общества, кооперативные, страховые организации и т. д. Подданным Российской империи были дарованы некоторые, хотя и весьма ограниченные, демократические права: неприкосновенность личности, свобода совести, слова, собраний и союзов, издания печатных органов. Был отменен циркуляр 1897 г. об уголовном наказании стачечников, легализованы, с некоторыми оговорками, экономические забастовки, ликвидировано право земских начальников налагать на крестьян административные взыскания, в том числе телесные наказания. Наконец, был решен вопрос о создании первого представительного органа власти — Государственной думы.

Произошли большие изменения в духовной жизни общества. Революция втянула в активную политическую жизнь миллионы людей, заставила их задуматься над такими вопросами, которые раньше казались незыблемыми: о справедливости самодержавного и сословного устройства общества, о личных качествах монаршей особы и т. п. Демократическая интеллигенция, так долго звавшая народ к топору, увидев реальные масштабы и результаты русского бунта, начала задумываться об иных альтернативах разрешения «проклятых русских вопросов». С другой стороны, представители радикальных политических организаций объявили первую российскую революцию «генеральной репетицией», учли ее уроки и начали подготовку к новому «штурму самодержавия».

И все же одним из главных итогов революции было то, что она заставила верховную власть пойти на некоторые изменения политической системы страны и вплотную заняться аграрным вопросом.

ДОКУМЕНТЫ

Сущность «зубатовского социализма»

…Идеологи — всегдашние политические эксплуататоры масс на почве их нужды и бедности, и их надо изловлять и, 2) борясь с ними, помнить всячески: «бей в корень», обезоруживая массы путем своевременного и неустанного правительственного улучшения их положения, на почве их мелких нужд и требований (большего масса никогда сама по себе и за раз не просит). Но обязательно это должно делаться самим правительством, и притом неустанно, без задержки… При нынешнем положении девизом внутренней политики должно быть: «поддержание равновесия среди классов», злобно друг на друга посматривающих. Внеклассовому самодержавию остается «разделять и властвовать». Только бы они не спелись… Для равновесия (в качестве противоядия) с чувствующей себя гордо и поступающей нахально буржуазией нам надо прикармливать рабочих, убивая тем самым двух зайцев: укрощая буржуазию и идеологов и располагая к себе рабочих и крестьян.

С. В. Зубатов

Из петиции рабочих и жителей Петербурга Николаю II. 9 января 1905 г.

Государь!

Мы, рабочие и жители города С.-Петербурга разных сословий, наши жены, и дети, и беспомощные старцы-родители, пришли к тебе, государь, искать правды и защиты. Мы обнищали, нас угнетают, обременяют непосильным трудом, над нами надругаются, в нас не признают людей, к нам относятся как к рабам, которые должны терпеть свою горькую участь и молчать.

Мы и терпели, но нас толкают все дальше в омут нищеты, бесправия и невежества, нас душат деспотизм и произвол, и мы задыхаемся. Нет больше сил, государь. Настал предел терпению. Для нас пришел тот страшный момент, когда лучше смерть, чем продолжение невыносимых мук.

«Советы восставшим рабочим». Из инструкции Московского комитета РСДРП. Декабрь 1905 г.

Товарищи! Началась уличная борьба восставших рабочих с войсками и полицией. В этой борьбе может много погибнуть ваших братьев, борцов за свободу, если вы не будете держаться некоторых правил…

1. Главное правило — не действуйте толпой. Действуйте небольшими отрядами человека в три-четыре, не больше…

3. …Если вас кто будет звать идти куда большой толпой и занять укрепленное место, считайте того глупцом или провокатором. Если это глупец — не слушайте, если провокатор — убивайте…

6. Пехоты, по возможности, не трогайте. Солдаты — дети народа… Их натравливают офицеры и высшее начальство. Против офицеров и начальства вы и направьте свои силы. Каждый офицер, ведущий солдат на избиение рабочих, объявляется врагом народа и ставится вне закона. Его, безусловно, убивайте.

7. Казаков не жалейте. На них много народной крови, они всегдашние враги рабочих. Пусть уезжают в свои края, где у них земли и семьи.

Вопросы и задания: 1. В чем состояли главные причины революции 1905 г.? 2. Какие идеи лежали и основе теории «полицейского социализма»? Почему провалились замыслы Зубатова? Используйте документ. 3. Расскажите об основных этапах революции. Какие социальные силы к ней участвовали? 4. Каковы результаты революции 1905 г.? Были ли решены проблемы, которые ее породили?

План — конспект урока истории.

План-конспект урока истории .

Познакомить учащихся с политической системой Российской империи в конце XIX — начале XX века;

Подвести учащихся к понимаю главного противоречия политической системы: между существующей властью императора и началом складывания гражданского общества.

Основные понятия:

«зубатовский социализм», РСДРП, эсеры.

Персоналии:

Николай II, С.Ю. Витте, В.К. Плеве, С. В. Зубатов, Святополк- Мирский П.Д.

Оборудование:

Презентация, отрывок видеофильма, учебник «История России XX – н. XXI века» А.А. Данилова, Л.Г. Косулиной, М.Ю. Брандта.

План урока:

1. Николай II: исторический портрет.

2. Борьба в верхних эшелонах власти.

3. Нарастание противоречий между властью и обществом.

4. «Зубатовский социализм»

5. Создание РСДРП

6. Партия социалистов-революционеров.

7. Либеральные организации.

Ход урока:

  1. Организационный момент.

  2. Проверка домашнего задания

а. Характеристика многоукладной экономики в Российской империи в нач. XX в.

б. Социальная структура общества.

в. работа с индивидуальным заданием у доски.

3. Переход к новой теме.

Сегодня мы продолжим изучение истории России XX века.

Запишите в тетрадях дату и тему нашего урока.

«Общественно- политическое развитие России в 1894 -1904г».

Смена императора.

Николай II – сын человека всю жизнь боявшегося покушения и внук убитого народовольцами –террористами царя – освободителя Александра II.

Повлиял ли этот факт на политические взгляды императора?

ПРОСМОТР ОТРЫВКА ВИДЕОУРОКА(презентации)

Чего ждало общество от Николая Александровича?

17 января 1895 г. первая публичная речь о продолжении политического и социального курса « покойного родителя».

Таблица:

Борьба в верхних эшелонах власти.

Разные точки зрения на перспективы развития Российской империи.

С.Ю. Витте-министр финансов

В.К. Плеве-министр внутренних дел

Заполнив таблицу, ответьте на вопрос: чем отличались политические программы С. Ю. Витте и В.К. Плеве?

Нарастание противоречий. 1899г.

массовые студенческие беспорядки

февраль 1901 г

студент Карпович смертельно ранит Боголепова Н.П.- мин.нар.просвещ.

1902 г

крестьянские волнения в южных губерниях с самозахватами земель.

1899 г

ограничения прав финского сейма.

1903 г

волнения среди армянского населения.

1903 г

еврейский погром в Кишинёве.

Сохранение черты оседлости.

Зубатовский социализм.

Попытка взять под контроль рабочее движение.

Замысел С. В. Зубатова заключался в том, чтобы вырвать рабочих из-под влияния антиправительственных организаций. Для этого он считал необходимым внушить им мысль, что интересы государственной власти не совпадают с узкокорыстными интересами предпринимателей, а улучшить свое материальное положение рабочие могут только в союзе с властью. По инициативе С. В. Зубатова и при поддержке генерал-губернатора Москвы великого князя Сергея Александровича в 1901 — 1902 гг. в Москве, а затем и других городах были созданы легальные рабочие организации, построенные по профессиональному признаку.

Но для успеха зубатовской идеи власть должна была сделать что-то реальное для рабочих. Государство же ограничило свою «покровительственную» политику законом «Об учреждении старост в фабричных предприятиях» (июнь 1903 г.). Рабочие могли избирать из своей среды старосту, следящего за исполнением предпринимателем условий найма. Зубатовская теория не запрещала рабочим участвовать в экономических забастовках, поэтому в прокатившейся в 1902 — 1903 гг. широкой стачечной волне члены зубатовских организаций приняли активное участие. Это вызвало недовольство фабрикантов. В правительство посыпались жалобы на «рискованные эксперименты». С. В. Зубатов был отправлен в отставку.

С недоверием к инициативе Зубатова относился и Плеве. Он считал более действенной тактику разрушения революционных организаций изнутри путем внедрения в них полицейских агентов. Одной из самых больших удач было внедрение тайного агента полиции Е. Азефа в руководящее ядро самой крупной террористической организации. Однако это не спасло самого В. К. Плеве. В 1904 г. он был убит.

Создание РСДРП.

В марте 2898г. в Минске тайно прошёл съезд социал-демократов. Участвовали 9 человек. 8-арестованы.

2 съезд прошёл в августе 1903 г. в Брюсселе и Лондоне.

Приняты Устав и программа партии.

Таблица:

ПРОГРАММА МИНИМУМ

ПРОГРАММА МАКСИМУМ

Свержение самодержавия,

установление республики,

всеобщее избирательное право,

равноправие,

самоопределение наций,

возвращение отрезков,

отмена выкупных платежей,

8- ми часовой раб.день.

ПЕРЕХОД К СОЦИАЛИЗМУ и УСТАНОВЛЕНИЕ ДИКТАТУРЫ ПРОЛЕТАРИАТА.

Два течения в РСДРП.

РАДИКАЛЫ- «большевики»

РЕФОРМАТОРЫ- «МЕНЬШЕВИКИ»

В.И. ЛЕНИН

Л. Мартов (Цедербаум)

конспирация

революция

движущая сила- рабочие

движущая сила-либеральная буржуазия

ПАРТИЯ СОЦИАЛИСТОВ-РЕВОЛЮЦИОНЕРОВ(ЭСЕРЫ)

1902 г. создание партии.

Считали себя продолжателями « Народной воли»

Возглавил В.М. Чернов

Задача: подготовка народа к революции

Крестьянство, пролетариат и интеллигенция объединятся.

За федеративное государство, Учредительное собрание,

«народовластие»

ЗА ИНДИВИДУАЛЬНЫЙ ТЕРРОР!

В 1904 г. Плеве был убит. Его место занял Святополк- Мирский П.Д.

Домашнее задание:

П №3. Вопросы.

Подведение итогов:

Стр 28.

Зубатовские организации («зубатовщина») — Русская историческая библиотека

С конца XIX-го века царское правительство обратило особое внимание на растущий класс рабочих. Их потребность в общении, в самообразовании, в организованной защите их интересов сталкивалась, с одной стороны, с опасениями развития революционных организаций, с другой, с экономическими возможностями страны, где промышленность еще находилась в периоде развертывания. Почин смелой попытки удовлетворить потребности рабочих при одновременном соблюдении интересов власти взял на себя умный и активный представитель администрации, С. В. Зубатов, занимавший одно время пост начальника Московского Охранного отделения.

Зубатов исходил из совершенно правильной мысли о том, что интересы государственной власти отнюдь не тождественны с узкопонимаемыми интересами предпринимателей; что рабочие могли улучшить свое положение без смены политического строя страны, без ослабления царской власти. Рабочие организации до тех пор создавались только социалистами, настроенными революционно и стремившимися использовать фабричный люд в качестве орудия борьбы с существующим строем. Поэтому такие пролетарские группы преследовались властью. Зубатов решил разрешить тем рабочим, в «благонамеренности» которых он был уверен, создать вокруг себя профессиональные организации, лояльные власти.

Сергей Васильевич Зубатов

 

Министерство внутренних дел отнеслось с недоверием к этой «затее»; но Зубатов нашел поддержку у великого князя Сергея Александровича, занимавшего пост московского генерал-губернатора. В Москве и был проведен первый опыт легальной и лояльной рабочей организации. Её начали с создания кассы взаимопомощи. Затем те же организаторы из рабочей среды обратились к ряду профессоров московского университета с просьбой взять на себя устройство лекций и собеседований на общеобразовательные темы. В первую очередь освещались вопросы о положении рабочих в России и о тех способах, которыми пролетариат на Западе добился улучшения условий своей жизни. Английские – в то время еще аполитичные тред-юнионы, рабочее законодательство Бисмарка стали предметом обсуждения в московской рабочей среде. Известные ученые, как историк П. Г. Виноградов, профессора Ден, Озеров, Вормс, Мануйлов охотно приняли участие в этом общении с рабочими.

Из Москвы движение распространилось на Западный край – пограничные губернии по западной границе империи. Там была основана, в противовес социалистическому Бунду, еврейская независимая рабочая партия, главные деятели которой не были «подкупленными агентами», а действительно считали, что для улучшения быта рабочих полезнее сотрудничество с государственной властью, а не борьба с нею. Шаевич в Одессе и Мария Вильбушевич в Минске были главными руководителями этого движения.

19 февраля 1902 г. московские рабочие, под руководством «зубатовских организаций», устроили внушительную монархическую манифестацию: в Кремль, к памятнику Александра II с пением «Боже, Царя храни» собрались толпа свыше 50.000 рабочих для совершения молебствия в день освобождения крестьян.

Почти в то же время, новая организация приняла активное участие в забастовках на нескольких московских заводах. Против «зубатовской затеи» тогда был предпринят натиск с самых противоположных сторон. Московские фабриканты, во главе с французом Гужоном, обратились к министру финансов Витте с жалобой – на московскую полицию, «поощряющую забастовки». В то же время, в интеллигентской среде шли яростные кампании против какого либо участия рабочих в «зубатовщине». Пускались слухи, что лекторы, выступающие в рабочей среде, подкуплены правительством, что зубатовские организации – только ловушка для вылавливания «неблагоприятных» рабочих элементов. «У нас нет уважения к мнению, отличному от нашего, – писал по этому поводу проф. И. X. Озеров, подвергавшийся сугубым нападкам. – Ответом служит клевета, грязная клевета»…

Моральное давление оппозиционной среды возымело успех: большинство лекторов поспешило отказаться от дальнейшей деятельности; и вместо профессоров московского университета рабочим организациям пришлось удовольствоваться чтениями духовных лиц и немногих случайных лекторов, напр. председателя московского цензурного комитета В. В. Назаревского.

Тогда же, весною 1902 г., после убийства Д. С. Сипягина и назначения министром внутренних дел В. К. Плеве, несколько изменилось и отношение власти к зубатовским организациям: новый министр был противником «рискованных опытов» и предпочитал прибегать к старым испытанным приёмам простого запрета.

Зубатовские организации, тем не менее, остались. Хотя в Москве их влияние пошло на убыль, в западном крае они продолжали успешно бороться с Бундом. В Санкт-Петербурге возникло на тех же основаниях «Общество фабрично-заводских рабочих».

Правительство приняло и новые законодательные меры в интересах рабочих. В 1903 г. были изданы: закон 2 июня об установлении ответственности предпринимателей за несчастные случаи с рабочими и затем закон 10 июня о создании фабричных старост, выборных представителей для сношений с «хозяевами» и с властями. До закона 2 июня 1903 г., фабриканты отвечали лишь в случае, если удавалось доказать их вину по суду. По новому закону, фабриканты освобождались от ответственности, только если сами могли доказать вину рабочего. Пострадавшим, в случае утраты трудоспособности, причиталась пенсия в размере двух третей заработка; на лечение выдавалось пособие в половинном размере заработной платы. Число рабочих к тому времени превысило два с половиной миллиона.

 

А. И. Солженицын в «Марте Семнадцатого» (глава 6) передаёт тюремный разговор Козьмы Гвоздева с товарищами по рабочему движению:

…Из давнего вспомнили такую называемую «махаевщину». Откуда она взялась? – никто не знал, а среди социал-демократов никак её не звали иначе как «махаевщина» и запрещали знать. Оттого ли «махаевщина», что рукой махнуть? Говорилось по той махаевщине, что интеллигенция – это паразитский класс, который живёт за счёт рабочих, а хочет господствовать надо всем обществом. Для того интеллигенты пока льстят рабочим, что они – самая прогрессивная часть человечества, а между тем внушают идеи, которых рабочие не в силёнках ни проверить, ни оценить. Такой обман есть и социализм: всё это подстроено, чтобы белоручкам захватить власть. По махаевщине же выходило: не надо рабочему классу брать власть, пока он не имеет образования, – обманут его, а надо вести борьбу только экономическую.

А ещё жив, невесть где, Ушаков – наш, рабочий. Заклевали его. Он тоже говорил: зачем нам царя свергать? Трудящийся не может быть у власти, потому что необразован. А захватят власть господа интеллигенты. Так лучше пусть царь призовёт выборных от народа и будет с ними советоваться. Вроде и верно, а?…

А ведь был же и Зубатов, вспоминали теперь с ребятами. Зубатова тоже прокляли социал-демократы: и чтоб его не вспоминать иначе, как чёртом. А он, с крупных полицейских постов, то же самое говорил рабочим: зачем вам конституция? зачем вам политические свободы? – всё это нужно только вашему врагу, буржуазии, чтоб усилиться самой, и против власти, и против вас же. А вам нужен 8-часовой рабочий день и повышение заработков, – так этого вам самодержавие ещё лучше добьётся от фабрикантов, вы ему – верные сыновья, правительство вас и поддержит, а буржуазия – она-то и бунтует против государства.

А может и верно?

И одно время, в их троих ещё неразумную молодость, говорят, зубатовцы брали в Москве полный верх, и социал-демократов забили…

 

Публичная дискуссия «Полицейский социализм» Сергея Зубатова: о связи социализма со спецслужбами: serg07011972 — LiveJournal

Несколько дней назад исследователь дореволюционных русских спецслужб Любовь Ульянова приняла участие в очень интересной дискуссии (материал очень интересен в плане истории вмешательства спецслужб в политику и к чему это приводит). Если социализм в русскую политику занесён спецслужбами, то нет ничего удивительного, что ныне РФ управляют чекисты — наследники социалистического государства СССР (раз спецслужбы создали социализм — поэтому и пользуются его наследием):

Сергей Зубатов – одна из тех фигур предреволюционного периода истории России, которая способна вызвать к жизни разные, подчас – противоположные, оценки, причем не только публицистов, но и ученых. Автор политики, с легкой руки большевиков получившей название «полицейского социализма», в конце XIX века – начальник Московского охранного отделения, с 1902 года – руководитель Особого отдела Департамента полиции, главной аналитической структуры политического сыска, сумел найти поддержку своим идеям в лице московского генерал-губернатора великого князя Сергея Александровича, обер-полицмейстера Д.Ф. Трепова, а в дальнейшем – и министра внутренних дел В.К. Плеве.
В центре политики «полицейского социализма» стоял «рабочий вопрос», вызванный к жизни резким ростом количества бастующих на фабриках и заводах России и отсутствием у правительство комплексной программы противодействия фабричным беспорядкам, грозящим вылиться в нечто более масштабное. Самым грандиозным успехом Зубатова стала верноподданическая манифестация рабочих в Кремле, в феврале 1902 года, организованная по случаю дня отмены крепостного права. Этот успех проложил Зубатову путь в Петербург, в верхние этажи бюрократической системы, однако попытка распространить московский опыт на другие регионы России закончились неподконтрольными выступлениями рабочих летом 1903 года и последовавшей тут же отставкой самого Зубатова. В этой истории можно в равной мере увидеть и отправную точку для решения социальных проблем той страны, которая исчезла спустя всего лишь 15 лет, в 1917 году, и своего рода «красную тряпку», поселившую надежду в массах, но в итоге посеявшую еще большую агрессию и ставшую катализатором событий 1905 года.

Какая позиция ближе к исторической истине?

Об этом 8 октября 2021 года в 18.30 в Центр социально-политической истории, филиал ГПИБ России. дискутировали:

— Ольга Кононова, политолог, публицист;

— Любовь Ульянова, историк, преподаватель факультета государственного управления МГУ им. М.В. Ломоносова.

Комментаторы дискуссии:

— Ярослав Леонтьев, д.и.н., профессор факультета государственного управления МГУ им. М.В. Ломоносова;

— Александр Колпакиди, историк, главный редактор издательства «Алгоритм»;

— Александр Брониславович Ананченко, к.и.н., директор Института истории и политики МПГУ.

Модератор — к.и.н., заведующая отделом специальных коллекций ЦСПИ ГПИБ России – Ирина Новиченко.

Уроженка Гродно мечтала создать социалистическое государство в Палестине — Российская газета

В Израиле в честь уроженки Гродненской губернии Мани Шохат названы улицы, парки, школы. Имя Сергея Зубатова давно стало нарицательным. Зубатовщина или так называемый полицейский социализм до недавнего времени упоминались в школьных учебниках истории. Разумеется, о жандармском полковнике Сергее Зубатове добрых слов в них не находилось. Что связало этих людей?

В России Маня Шохат была известна под девичьей фамилией Вильбушевич. Она родилась 11 октября 1878 года в местечке Лососня, недалеко от Гродно, в весьма необычной для того времени семье. Ее отец Вульф, мельник, был ортодоксальным иудеем, а мать Сара являлась активной сторонницей светского образа жизни. Маня стала седьмым ребенком в семье, у нее были еще две сестры и пятеро братьев.

Трудовая жизнь будущей революционерки и любимой женщины жандармского полковника началась весьма необычно. С целью «познания жизни рабочего класса» Маня добралась до Минска и смогла устроиться на заводе… грузчиком. А вскоре овладела профессией плотника. Когда через несколько лет на первом допросе в полиции следователь скажет ей: «Женщина-плотник! Что за блажь?», Маня, обидевшись, продекларирует: «Мужчины и женщины должны быть равны!»

Становление Мани Вильбушевич как личности пришлось на бурную эпоху политической борьбы и потрясений. В 1899 году ее арестовывают по подозрению в выполнении поручений эсеровских боевиков. Вначале Маней занимаются полицейские следователи, но вскоре она попадает на допрос к полковнику Сергею Васильевичу Зубатову, возглавлявшему тогда Московское охранное отделение. К своим тридцати пяти годам полковник Зубатов сделал блестящую служебную карьеру. Ко многому была готова Маня, увидев нового следователя, но никак не ожидала, что жандармский полковник вместо допроса начнет читать ей… стихи. Пушкин, Лермонтов, модный тогда Надсон. Женщину поразило, что начальник московской охранки знаком с сочинением венского журналиста Теодора Герцля «Еврейское государство», вышедшим в свет незадолго до их встречи. «На сегодняшний день, — заметил Зубатов, — сионизм гораздо привлекательнее революции». Начальник охранки настаивал на том, что любые организации, поставившие целью свержение путем террора законного правительства, в своей основе преступны.

Экзальтированная натура Мани не могла устоять перед логикой убеждения и мужским обаянием жандармского полковника. Да и Сергей Васильевич, несчастливый в личной жизни, искренне влюбился в доверившуюся ему девушку. Он часто говорил Мане: встречи с ней очищают его душу. В итоге Зубатов освобождает Маню из тюрьмы и на прощание делает совершенно неожиданное предложение. Правда, не руки и сердца. В конце концов любовь любовью, а служба службой. Полковник Зубатов обещает помощь, если Мария Владимировна согласится возглавить новую еврейскую рабочую сионистскую партию.

В июле 1901 года на учредительном съезде в Минске было провозглашено создание Еврейской независимой рабочей партии (ЕНРП). Забастовки, организованные ЕНРП, практически всегда достигали своих целей, поскольку пользовались поддержкой жандармерии и полиции. Политическая и общественная активность Сергея Зубатова возросла, когда в 1902 году он стал начальником Особого отдела полицейского департамента. Именно благодаря его личному разрешению в Минске прошел сионистский съезд. Причем Зубатов дал разрешение на его проведение, несмотря на то, что официально сионистская деятельность в России была под запретом. Никто из тогдашних лидеров сионистского движения не знал, что разрешение на проведение съезда было получено благодаря связям Мани Вильбушевич с шефом российского охранного отделения. Несомненно, сионистские симпатии Зубатова объяснялись не только его благорасположением к еврейскому народу. Он был русским патриотом и понимал, что «массы российских подданных еврейской национальности, оказавшись в Палестине, создадут русский форпост на Ближнем Востоке».

Сергей Зубатов и его примерная ученица Маня Вильбушевич надеялись, что царская власть наконец откажется от дискриминации еврейских граждан, отменит пресловутую «черту оседлости» и предоставит равные права всем гражданам, независимо от вероисповедания, однако разразившийся в апреле 1903 года Кишиневский погром, санкционированный министром внутренних дел Вячеславом Плеве, изменил расстановку сил в стране. Зубатов был отправлен в отставку, а Маня и ее соратники стали готовить покушение на Плеве. Когда Сергей Васильевич узнал о таких планах, он немедленно встретился с Маней. И посоветовал любимой женщине покинуть Россию и уехать в Палестину.

В ноябре 1903 года Маня Вильбушевич прибыла на пароходе в порт Яффо. Уже в Палестине она узнала: Плеве убит эсером Егором Созоновым.

Зубатов не забыл свою любимую женщину и писал ей письма в Палестину. Последнее письмо датировано 1916 годом. Разочарованный жизнью бывший жандармский полковник писал, что «Не может находиться наедине со своей измученной душой». В следующем, роковом 1917-м Сергей Зубатов покончит с собой.

В Палестине Маня не сидела сложа руки. Она приняла участие в создании первых сельскохозяйственных кибуцев, построенных на коммунарской основе. Много внимания она уделяла и профсоюзной деятельности. Однажды на одном из собраний Маня жарко заспорила с симпатичным бородатым парнем, приехавшим на Землю обетованную из ее родного Гродно. Бородача звали Исраэль Шохат. Он считал допустимым использование эсеровских методов террора для свержения капиталистического строя в любой стране мира. Но Маня хорошо усвоила уроки Зубатова и смогла переубедить Шохата. Они поженились в 1908 году. Так Маня Вильбушевич стала Маней Шохат.

В 20-е годы прошлого века Исраэль несколько раз ездил в Москву, чтобы заручиться поддержкой Советского Союза в подготовке еврейской армии для ведения партизанской войны с англичанами, властвовавшими после Первой мировой войны в Палестине. В 1923 году Шохат вошел в делегацию, которую возглавил будущий первый премьер-министр Израиля Давид Бен-Гурион, на международной сельскохозяйственной выставке в Москве. Одной из целей поездки была попытка договориться с советскими властями о легализации сионистского движения в России и о свободном выезде евреев в Палестину. «Представляешь, что будет, — наставляла перед поездкой Маня своего мужа, — если Россия открыто поддержит идею создания еврейского социалистического государства в Палестине? Это будет ленинский призыв, на который откликнется весь мир». Но, как известно, своих целей поездка Бен-Гуриона и Шохата не достигла.

Маня никогда не скрывала своего знакомства с жандармским полковником Сергеем Зубатовым, но о подробностях отношений предпочитала до поры до времени умалчивать. Только на закате жизни, за полтора года до смерти, она поведала своей внучке Алоне главную тайну своей жизни. Внучка бабушкину тайну не сохранила.

Сергей Зубатов

Сергей Зубатов (1864-1917) был русским чиновником, который стал важным начальником царской охраны, несколько лет возглавляя Охрану . Хотя он был умеренным политическим деятелем, верившим в необходимость социальных реформ, а также в безопасность, революционеры презирали его за его эффективность.

Зубатов родился в Москве, в семье рядового военного, ставшего управляющим имением. Он получил среднее образование, но проявил революционный и спорный дух и был исключен до окончания учебы.

Первоначально сторонник народничества, Зубатов был завербован в качестве царского осведомителя в середине 1880-х годов. Он продолжал общаться с революционерами, передавая информацию агентам охранки в Москве. Когда Зубатов был разоблачен в 1888 году, он сам решил вступить в охранку.

К середине 1890-х годов Зубатов сам командовал Московской охранкой. В отличие от других начальников службы безопасности, он не верил, что революционеров можно победить только репрессиями и грубой силой. Информация, разведка и мобилизация идей, по мнению Зубатова, были лучшим оружием.

Зубатов начал организацию подконтрольных полиции рабочих союзов, попытку захватить золотую середину, управлять инакомыслием и поощрять сочувствие и поддержку власти. Первая из этих групп возникла в Москве в 1901 г., и вскоре их число росло.

Несмотря на популярность среди тысяч рабочих, эти группы подверглись нападкам со стороны левых революционеров, которые окрестили их «полицейским социализмом» или « зубатовщина » в честь их основателя.

К 1902 году Зубатов получил командование петербургской полицией для подавления революционных движений.В частном порядке он утверждал, что сокрушительная революция невозможна без определенной социальной реформы. Это привело Зубатова к конфликту с консервативным министром внутренних дел Вячеславом фон Плеве, который в конце концов уволил его.

После убийства Плеве в июле 1904 года Зубатову было предложено вернуться на государственную службу, но он отказался. Вместо этого он написал множество статей по политическим вопросам, прежде чем уйти на пенсию.

Зубатов застрелился в марте 1917 года в возрасте 52 лет, узнав об отречении Николая II.

Информация о цитатах
Название: «Сергей Зубатов»
Авторы: jennifer llewellyn, Стива Томпсон
Издатель: Альфа История
URL: https://alphahistory. com/russianrevolution/sergei-zubatov/
Дата публикации: 18 мая 2019 г.
Дата обращения: 07 января 2022 г.
Авторское право: Содержание этой страницы не может быть повторно опубликовано без нашего прямого разрешения. Для получения дополнительной информации об использовании, пожалуйста, обратитесь к нашим Условиям использования.

 

Зубатов Сергей Васильевич | Encyclopedia.com

(1864–1917), старший сотрудник полиции безопасности.

Родившийся и выросший в Москве в семье военного офицера Сергей Зубатов был убежденным защитником российской монархии, реорганизовавшим российскую полицию безопасности и создавшим проправительственные рабочие организации. Эти действия вызвали у него страх и гнев со стороны революционных активистов, с которыми он не уступал в остроумии, а также со стороны более консервативных правительственных чиновников.

Зубатов обладал незаурядными риторическими способностями и притягательной личностью. Он был самым начитанным учеником в старшей школе и лидером дискуссионного кружка. Хотя он был связан с радикальными интеллектуалами, он выступал за реформы и выступал против революции. Самопровозглашенный последователь Дмитрия Писарева, он считал, что образование и культурное развитие открывают лучший путь к улучшению общества. Он бросил гимназию до ее окончания, в 1882 или 1883 году, работал на московском почтамте и женился на владелице частной библиотеки для самообразования, в которой хранились запрещенные книги.Тем не менее, он развил монархические взгляды и стал осведомителем полиции в 1885 году. Он открыто присоединился к полиции безопасности в 1889 году после того, как радикальные активисты обнаружили его двойную роль.

Как директор Московского охранного бюро с 1896 года Зубатов руководил антиреволюционной борьбой. Активисты, попавшиеся в его сети, нашли начитанного чиновника, который страстно утверждал, что только революционное насилие мешает абсолютистской монархии проводить реформы. Используя обаяние и красноречие, он вербовал талантливых, а иногда и преданных своему делу тайных осведомителей, обнажавших революционное подполье.Он систематизировал использование сыщиков в штатском, создал мобильную бригаду наблюдения, укомплектованную двумя десятками таких сыщиков, и обучил жандармов со всей империи. Крупнейшие революционные организации с трудом выдержали изощренный натиск Зубатова.

Сам Зубатов был не жандармским офицером, а государственным служащим, дослужившимся только до седьмого чина ( надворный советник ), или подполковником по военному. Если бы он прошел через иерархическую, регламентированную армию, он, вероятно, не помыслил бы о «полицейском социализме».Этот политик выступал не за перераспределение богатств, а за поддержку рабочих в экономических спорах с работодателями. В 1901 году при покровительстве высших московских чиновников он организовал общества, оказывавшие культурные, юридические и материальные услуги фабричным рабочим. В течение года , аналогичные общества возникли и в других городах, в том числе в Минске, Киеве, Одессе

Осенью 1902 года Зубатов был приглашен для реорганизации головного центра русской охранной полиции. .В Петербурге он создал сеть охранных бюро в двадцати городах от Вильнюса до Иркутска. Он укомплектовал многих из них своими протеже, обученными новым методам обеспечения безопасности, и призвал использовать секретных осведомителей в революционной среде.

Тем временем, однако, его рабочие общества вышли из-под контроля. В июле 1903 г. в Одессе вспыхнула всеобщая забастовка, и рабочие волнения охватили весь юг. Зубатов выступал за сдержанность, но министр внутренних дел Вячеслав Плеве применил войска для восстановления порядка.Разочаровавшись в трудовой политике Зубатова и заподозрив его в личной нелояльности, Плеве изгнал его из крупных городов империи. Зубатов отказался вернуться на службу в полицию после убийства Плеве в 1904 году. Монархист до последнего, он смертельно застрелился после отречения императора в 1917 году.

В. (1998). Самодержавие в осаде: полиция безопасности и оппозиция в России, 1866–1905 гг. ДеКалб: Издательство Университета Северного Иллинойса.

Рууд Чарльз А. и Степанов Сергей. (1999). Фонтанка 16: Царская тайная полиция. Монреаль: Издательство Университета Макгилла-Куина.

Шнайдерман, Иеремия. (1976). Сергей Зубатов и революционный марксизм: борьба за рабочий класс в царской России. Итака, Нью-Йорк: Издательство Корнельского университета.

Цукерман, Фредерик С. (1996). Царская тайная полиция в русском обществе, 1880–1917 гг. Нью-Йорк: Издательство Нью-Йоркского университета.

Джонатан В. Дейли

«Зубатовщина» — это… Что такое «зубатовщина» в истории?

В истории социал-демократического движения в России очень важную роль сыграла «зубатовщина». Что это? Как она появилась? Как долго существовал? Это три основных вопроса, которые повлияли на дальнейшее развитие революционных настроений в тогдашнем монархическом государстве.

Понятие «зубатовщина» кратко определено как действие царского режима по отношению к рабочему вопросу, возникшее в России в начале XX века. Она была направлена ​​на то, чтобы отвлечь массы от политической борьбы против монархической власти и обратить движение только к выдвижению экономических требований к правительству. Откуда взялась «зубатовщина», что это такое и каковы ее предпосылки? Об этом вы можете узнать из нашей статьи.

Определение

Для начала нужно разобраться с понятием. 1901-1903 гг.. Инициатором был, как ни странно, начальник охранного отдела города Москвы С.В. Зубатова при поддержке властей.

Кроме того, «зубатовщина» — это провокационная попытка правительства царской России отвлечь народ от революционной борьбы против самодержавной политики. Народ пытался втянуть в себя искусственные монархические рабочие организации.

«зубатовщина» — это особая форма борьбы, которой Российская империя пыталась подавить растущее влияние социал-демократов на рабочий класс.

Открытие

В начале ХХ века начальником охранки города Москвы был Зубатов Сергей Васильевич.Благодаря ему были обнаружены и уничтожены многие существовавшие в то время революционные организации. В 1896 г. сотрудники охранки обнаружили одно из первых обществ социал-демократического толка, получившее название «Московский рабочий союз», которое было создано путем слияния нескольких политических групп.

Рекомендуем

Происхождение славян. Влияние разных культур

славян (под этим названием), по мнению некоторых исследователей, появилось в истории только в 6 веке н.э.Однако язык народности носит архаичные черты индоевропейской общности. Это, в свою очередь, говорит о происхождении славян ч…

В результате допросов арестованных заговорщиков Зубатов впервые столкнулся с одним необычным. Дело в том, что всех задержанных можно разделить на две группы. Одна состояла из интеллигенции, революционеров, а другая – простых рабочих. Все, что они видели, происходило вокруг них по-разному. Итак, интеллигенция знала, за что их преследуют.Но рабочие так и не смогли разобраться, в чем именно их обвиняют. Политической подоплеки в своих действиях они не видели.

Начало социал-демократического движения

Разобраться во всем Зубатову помогла специальная литература. Можно сказать, что в этот момент он впервые обнаружил существование социал-демократического течения. Он обнаружил, что, начиная с 1890-х годов, многие организации стали перенимать принципы немецких заговорщиков.

Немецким социал-демократам удалось соединить в одно целое политическую составляющую революции с экономическими потребностями рабочих.Их учение состояло в том, что добиться своих требований они смогут только путем социальной революции. Они вели умелую пропаганду в рабочей среде. Целью социал-демократов было набрать из городского пролетариата как можно больше людей, которые впоследствии станут мощной революционной армией.

Идея Зубатов

Изучив специальную литературу и осознав опасность, которую сами по себе таят в себе принципы социал-демократии, начальник охранки понял главное: одними репрессивными мерами ничего не добиться.Зубатов был уверен, что ослабить это движение удастся только в том случае, если убрать главную составляющую его — рабочий класс. А для достижения этой цели нужно было, чтобы действующая власть встала на сторону народа и поддержала его борьбу за экономические интересы.

Так в апреле 1898 г. Зубатовцем была подготовлена ​​и немедленно представлена ​​полицмейстеру Д. Ф. Трепову записка. Это была довольно подробная программа мероприятий по улучшению положения рабочих.

Следующая записка пришла в виде рапорта на стол московского генерал-губернатора, которым был великий князь Сергей Александрович.Идея Зубатова ему понравилась, и он дал разрешение на проведение выездных занятий для рабочих.

Идея

Допрашивая задержанных, Зубатов пытался доказать, что само правительство им не враг, что даже при монархии можно удовлетворить все его экономические потребности. Но нужно понимать, в чем разница между революционным и рабочим движениями. Если в первом случае есть идеологические интересы, то во втором цель — деньги.

Это объяснение Зубатову удалось. Убедившись в его словах, люди стали проводить агитацию в своем окружении, а через некоторое время получили первые прошения о создании общества рабочих.

Общие положения

Таким образом, Российская империя начала борьбу с социал-демократическими организациями на своей территории методом, который впоследствии получил название «зубатовщина». Кратко его можно изложить в нескольких абзацах.

● Замена революционному учению об эволюции.Если первое предполагает вооруженное свержение власти, то второе не терпит насилия ни в каких его формах и видах.

● Распространение всех благ самодержавия, касающихся общественных отношений. Главным критерием было то, что сама монархия склонна к справедливости, ей чуждо всякое насилие.

● твердое убеждение, что инициатива полностью заканчивается там, где вступают в силу права власти, т. е. передача по этому признаку является недействительным своеволием. Все изменения в стране должны исходить от правительства и исключительно через него.

● Объяснение существующих различий между революционным и профессиональным движениями. Первое — это насильственная реформа всех классов, а второе — только их интересы.

Движение

Весной 1901 года с разрешения полицмейстера ТРЕПОВА группа московских активистов создала «Общество взаимопомощи рабочих механического производства». Зубатов раздал им специальные брошюры. Говорили о профессиональном рабочем движении.

Кроме того, в этом же году в Москве стали проводиться публичные лекции, которые пользовались большой популярностью. Все встречи проходили под наблюдением агентов Зубатова, которые были в курсе всех событий, происходящих в городе.

В это время был создан специальный рабочий совет, который принимал жалобы от людей, а также отстаивал их интересы в случаях любых попыток притеснений со стороны фабрикантов. Таким образом, Трепов и зубатовщина поддержали Совет.Кроме того, они также оказывали давление на производителей. В результате их работы была организована забастовка шелковых мануфактур, которая длилась целый месяц.

Такой ошеломительный успех Общества, защищающего интересы трудящихся, стал приобретать легендарные черты. Затем субботовское движение сделало практически невозможным существование какой-либо социал-демократической пропаганды в Москве.

Ликвидация

Первоначально деятельность шла очень успешно, на эти собрания приезжало много рабочих.Но уже к 1902 г. социал-демократы осознали опасность субботовского движения. Они пустили слух, что Общество — это всего лишь полицейская ловушка, созданная с единственной целью — выявить людей, недовольных монархией. Рабочие, сотрудничавшие с зубатовщиной, получили статус врага, а «зубатовщина» — определение «провокация».

Пропаганда социал-демократов оказалась очень эффективной, и новое Общество было дискредитировано. Теперь профессор отказался читать лекции на собраниях, так как предупредили, что в случае согласия будут прикованы к позорному столбу.

Весной 1903 г. началась массовая забастовка на юге страны, сопровождавшаяся политическими демонстрациями. Влияние социал-демократов стало быстро усиливаться. Летом того же года волна демонстраций достигла Одессы. В азарте участвовал и в «зубатовых».

На фоне все усиливающихся забастовок и недовольства фабрикантов вмешательством властей в их отношения с рабочими правительство решило отказаться от своей политики.В результате летом 1903 г. все субботовские организации прекратили свое существование. Инициатор этого движения был отстранен от работы и вскоре отправлен в ссылку.

Так что же такое «зубатовщина» в истории? Это политика так называемого полицейского социализма. Ее основной целью был подрыв рабочего политического движения, создание легальной организации, борющейся за достижение экономических преференций. Кроме того, «зубатовщина» — это просто показная защита людей под строгим контролем полиции и властей.

Социализм: краткий курс

Что-то новое происходит в американской политике. Хотя большинство американцев по-прежнему выступают против социализма, он вернулся в избирательную политику и переживает невиданный со времен Юджина В. Дебса рост общественной поддержки. Мы сосредоточимся на трех вопросах: Почему это произошло? Что означает сегодняшний «демократический социализм» по сравнению с прошлыми версиями? И каковы политические последствия?

Стоит вспомнить, насколько важным когда-то был социализм для голосования, чтобы понять, что эта традиция имеет более глубокие корни в нашей истории, чем многие думают.На президентских выборах 1912 года Дебс получил шесть процентов голосов избирателей, а социалисты занимали 1200 должностей в 340 городах, в их рядах было 79 мэров. Социализм пришел в упадок после этого пика и столкнулся с репрессиями во время Первой мировой войны из-за оппозиции партии войне. (Дебс получил почти миллион голосов на президентских выборах 1920 года, баллотировавшись из тюремной камеры). После окончания войны коммунистический захват власти в том, что стало Советским Союзом, способствовал «красной панике», которая еще больше ослабила коренные социалистические традиции Америки.Однако социализм никогда не терял своего интеллектуального влияния. «Новый курс» основывался на предложениях, впервые выдвинутых социалистами, и именно молодой социалист по имени Майкл Харрингтон, чья книга « Другая Америка » помогла начать войну с бедностью. Но когда дело дошло до электоральной политики, социализма в значительной степени избегали или не имели значения.

До сих пор. Крах 2008 года, растущее неравенство и усиливающаяся критика того, как работает современный капитализм, вернули социализм в мейнстрим — в некотором смысле даже более мощно, чем во времена Дебса, поскольку те, кто использует этот ярлык, стали влиятельной силой в обществе. Демократическая партия.В качестве демократического социалиста сенатор Берни Сандерс получил 45 процентов голосов демократов на предварительных выборах в 2016 году, а на промежуточных выборах 2018 года члены Демократических социалистов Америки были среди видных победителей-демократов. В их ряды входила Александрия Окасио-Кортес, которая быстро стала одним из самых известных политиков страны. Один показатель ее влияния: по состоянию на начало мая у лидера демократов в Сенате Чарльза Шумера было 1,7 миллиона подписчиков в Твиттере; У спикера палаты представителей Нэнси Пелоси было 2.5 миллионов; У Окасио-Кортеса было 4 миллиона.

Разделение поколений

Несмотря на то, что президент Дональд Трамп объявил войну социализму в своем обращении к Конгрессу в 2019 году, его сторонники не чувствовали необходимости отступать. Нетрудно понять, почему.

В период расцвета индустриальной эры рост был быстрым, его плоды широко распределялись между классами доходов и заработной платы, а вертикальная мобильность была широко распространена. Капитализм был популярен. Социализма не было. Однако в последние десятилетия рост был эпизодическим и медленным, заработная плата рабочего класса и многих семей среднего класса стагнировала, мобильность замедлилась, а неравенство резко возросло.Экономический и финансовый коллапс 2008-2009 годов подорвал утверждение о том, что экономика вступила в новую эру стабильности и умеренности. Эксперты, проповедовавшие достоинства саморегулирования, были вынуждены отречься. Медленное восстановление после Великой рецессии заставило многих американцев задуматься о том, смогут ли они когда-нибудь восстановить утраченные доходы и богатство.

Великая рецессия особенно повлияла на мировоззрение молодых людей. Молодой рабочий класс вышел на рынок труда, который предоставлял гораздо меньше стабильных возможностей, чем их родители.А когда доходы упали, правительства многих штатов сократили государственную поддержку высшего образования, вынудив государственные колледжи и университеты резко поднять плату за обучение. Студентам пришлось отказаться от надежд на поступление в колледж или взять более крупные кредиты, на которые уходила значительная часть их доходов. И особенно в первые годы после краха многие из них с трудом находили работу, обещанную их дипломами. По мере того, как прибыль и стоимость акций крупных корпораций восстанавливались после кризисного минимума, обогащая руководителей и инвесторов, многие молодые люди начали задаваться вопросом, разделят ли они когда-нибудь плоды капитализма 21 ст века. Они все больше склонялись к идее, что система настроена против них и что поэтапных реформ недостаточно. Многие пришли к выводу, что только трансформационные системные изменения могут выполнить эту работу, и социализм был доступной альтернативой несостоявшейся «неолиберальной» модели современного капитализма.

Генерационный эффект драматичен. Опрос YouGov 2018 года показал, что 35% молодых людей в возрасте до 30 лет очень или в некоторой степени положительно относятся к социализму, и только 26% зарегистрировали отрицательные настроения.(40% не были уверены.) Напротив, только 25% избирателей в возрасте 65 лет и старше положительно относились к социализму, а 56% — отрицательно.

Таблица 1: Влияние возраста на отношение к социализму

18-29 30-44 45-64 65+
Благоприятный 35 27 22 25
Неблагоприятный 26 40 46 56
Не уверен 40 34 31 19

(Источник: YouGov, август 2018 г. )

Конкурирующие определения социализма

Рост популярности социализма отражает изменение его образа.Рассматриваемый в прошлом в тени советской системы, теперь он рассматривается в свете достижений социал-демократических правительств в Скандинавии и других странах Европы.

В 2018 году Институт исследования общественной религии предложил респондентам два определения социализма. Один из них описал ее как «государственную систему, которая обеспечивает граждан медицинской страховкой, пенсионной поддержкой и доступом к бесплатному высшему образованию». Другой охарактеризовал ее как «систему, в которой правительство контролирует ключевые части экономики, такие как коммунальные услуги, транспорт и связь.Первое определение эффективно относится к скандинавской модели и идеям, популяризированным Сандерсом. Большинство сторонников социал-демократии видят в ней способ сгладить острые углы капитализма, сделать его более гуманным, эгалитарным и защищающим, а не полностью заменить рынок. Второе определение соответствует классическому пониманию социализма, господствовавшему в общественном сознании после Второй мировой войны, когда вызов со стороны Советского Союза был в самом разгаре.

Как и следовало ожидать, молодые люди, для которых воспоминания о холодной войне смутны или вовсе не существуют, были сильно склонны определять социализм как социал-демократию, а не государственную собственность на ключевые отрасли промышленности.58% из них выбрали социал-демократический вариант, и только 38% — доминирующее послевоенное понимание. Напротив, американцы 65 лет и старше, чьи взгляды на социализм отражали послевоенный конфликт с коммунизмом, были несколько более склонны сосредотачиваться на государственном контроле над экономикой, хотя даже самые старые американцы теперь тоже склоняются к социал-демократическому определению.

Другое исследование подтверждает этот сдвиг. В 1949 году организация Гэллапа исследовала понимание американцами термина «социализм».«Определяющей чертой социализма является больше американцев, выбравших государственную собственность или контроль, чем все остальные варианты вместе взятые. Почти семь десятилетий спустя, в 2018 году, Гэллап задал тот же вопрос, но с совершенно другими результатами. Доля респондентов, сосредоточивших внимание на государственном контроле, сократилась вдвое и составила всего 17 процентов. Напротив, доля тех, кто подчеркивал эгалитаризм и щедрые общественные услуги, выросла с 14 процентов в 1949 году до 33 процентов в 2018 году

.

Таблица 2: Изменения во времени в понимании американцами социализма

1949 2018
Государственная собственность или контроль 34 17
Экономическое и социальное равенство 12 23
Бесплатные социальные услуги, медицинское обслуживание для всех 2 10
Другие определения с поддержкой однозначных чисел 18 32
Нет мнения 36 23

(Источник: организация Gallup, 1949, 2018. Из-за округления сумма элементов превышает 100%.)

В послевоенный период американцы смотрели на социализм через призму советского коммунизма. Сегодня они рассматривают это через призму государства всеобщего благосостояния.

В послевоенный период американцы рассматривали социализм через призму советского коммунизма. Сегодня они рассматривают это через призму государства всеобщего благосостояния, системы, которую западные демократии разработали, чтобы сделать рыночную экономику более приемлемой для всех и притупить привлекательность коммунизма, который в послевоенные десятилетия пользовался мощной поддержкой по всей Европе.Советский Союз угрожал свободе. Норвегия, Швеция и Дания — нет.

Однако существовало важное различие между коммунизмом советского типа и системой, которую социалистические партии отстаивали после Второй мировой войны. Советская система была недемократичной и тоталитарной. Государство (то есть коммунистическая партия) контролировало не только всю экономику, но и гражданское общество. Будучи «авангардной» партией, КПСС безошибочно претендовала на то, чтобы представлять «реальные интересы» рабочего класса, хотя рядовые граждане Советского Союза вполне могли не согласиться с «линии» партии в любой данный момент.

Напротив, программа западных социалистических партий была одновременно демократичной и нетоталитарной. Западные социалисты признавали важность индивидуальных свобод, которые коммунисты считали «буржуазными». Эти партии проводили различие между частями экономики, которые необходимо поставить под общественный контроль, и теми, которые этого не требуют. В основном они не стремились к государственному контролю над гражданским обществом и были готовы постоянно подчиняться демократическому вердикту электората.

От социализма к социал-демократии

Послевоенная лейбористская партия Великобритании представляет собой яркий пример демократического социализма в действии, а также перехода от государственной собственности к большему равенству как основной цели социализма. Летом 1945 года, когда Вторая мировая война подходила к концу, в Соединенном Королевстве прошли первые всеобщие выборы почти за десятилетие. Лейбористская партия проводила кампанию по смелой программе экономических и социальных изменений. «Лейбористская партия — социалистическая партия и гордится этим», — провозгласил ее предвыборный манифест.«Его конечная цель. . . является создание Социалистического Содружества Великобритании».

В манифесте было серьезно, даже буквально, выбрано существительное «содружество». Ключевым предположением было то, что все в Великобритании — не только земля и природные ресурсы, но также производственные мощности и богатство — должно рассматриваться как совместная собственность народа в целом и может быть направлено на цели, определяемые людьми посредством демократических процессов.

Не довольствуясь громкими общими словами, манифест довольно подробно изложил свою социалистическую программу.Он призывал к государственной собственности на топливную и энергетическую промышленность, металлургическую промышленность и все виды внутреннего транспорта (железнодорожный, автомобильный, воздушный и канальный). Другие ключевые положения включали национализацию Банка Англии, возможную национализацию земельных владений, Национальный совет по инвестициям для планирования и формирования государственных и частных инвестиций, а также финансируемую и управляемую государством Национальную службу здравоохранения.

Еще одна тема пронизывает манифест — положение о том, что строительство социализма сродни военной мобилизации, направляющей все силы нации на единую первостепенную цель.«Нация и ее послевоенные правительства будут призваны поставить нацию выше любых частных интересов, выше любого свободного предпринимательства», — утверждает манифест. «Проблемы и давление послевоенного мира угрожают нашей безопасности и прогрессу так же уверенно, хотя и не так сильно, как немцы угрожали им в 1940 году. Нам нужно поддерживать дух Дюнкерка и Блица в течение многих лет».

При этом версия социализма Лейбористской партии полностью соответствовала британской системе индивидуальной свободы и парламентской демократии. Манифест изо всех сил подчеркивает приверженность лейбористов свободе вероисповедания, слова и печати. Он отверг предложение о том, что ограничения личных свобод военного времени должны быть перенесены на мирное время. Лейбористская партия завоевала власть мирным и демократическим путем на парламентских выборах 1945 года, а когда лейбористы проиграли последующие выборы, она уступила власть победившим консерваторам.

Во многих отношениях послевоенная программа Лейбористской партии представляла собой высшую точку демократического социализма.

Во многих отношениях послевоенная программа Лейбористской партии представляла собой высшую точку демократического социализма. Начиная с 1950-х годов, после того как они потеряли власть, лидеры лейбористов приуменьшили внимание, не отказываясь формально, от тех аспектов своей программы, которые были сосредоточены на национализации ключевых отраслей. За 13 лет правления консерваторов, с 1951 по 1964 год, пришли к власти «ревизионисты» лейбористов, которые отодвинули партию от национализации промышленности как главной цели. В своей основополагающей книге «Будущее социализма» Энтони Кросленд, крупный деятель партии, утверждал, что сосредоточение внимания на национализации смешивает средства и цели и что целью социализма является большее равенство, а не государственная собственность на промышленность.Лидер партии в тот период Хью Гейтскелл был ревизионистом, который регулярно боролся с левыми в партии. И когда в 1964 году Гарольд Уилсон снова привел лейбористов к власти, он подчеркнул силу технологических изменений для преобразования общества и обещание «белого каления» «научной революции». До захвата угольных шахт было далеко.

В Германии трансформация демократического социализма была формальной и явной. Еще в середине 1950-х Социалистическая партия Германии (СДПГ) продолжала поддерживать классическую социалистическую идеологию.Один из ключевых лидеров СДПГ заявил, что ключевым пунктом повестки дня партии является «отмена капиталистической эксплуатации и передача средств производства из-под контроля крупных собственников в общественную собственность». Но после серии поражений на выборах от рук правоцентристского Христианско-демократического союза (ХДС), который сам поддерживал значительное государство всеобщего благосостояния, СДПГ пришла к пониманию того, что события опередили ее послевоенную программу. Быстрый экономический рост, основанный на частной собственности и регулируемых рынках в 1950-х годах, вызвал появление нового среднего класса и сделал устаревшей экономическую программу, сосредоточенную на национализации ключевых отраслей.Советский Союз был угрозой социальной и политической свободе, а не экономической моделью для подражания.

Знаменитая программа СДПГ в Бад-Годесберге, принятая в ноябре 1959 года, представляла собой фундаментальное изменение курса. Он бичевал советский коммунизм и отвергал марксизм. Пролетариат больше не был единственным двигателем прогресса; СДПГ превратилась из «партии рабочего класса» в «партию народа». Отныне руководящими принципами будут демократия, свобода, равенство и возможно более полное развитие каждого человека.

Программа определила социальную функцию государства как «обеспечение социальных гарантий для своих граждан, чтобы каждый мог нести ответственность за свободное формирование своей жизни и способствовать развитию свободного общества». Хотя достижение этой цели потребовало бы значительного государственного регулирования, оно не требовало бы государственной собственности, за исключением редких случаев, когда «здоровые отношения экономической власти» не могли быть гарантированы никакими другими средствами.

Новое экономическое видение опиралось на свободу — «свободный выбор потребительских товаров, свободный выбор рабочего места, свободу инициативы работодателей, а также свободную конкуренцию.«Там, где чрезмерная концентрация ограничивала конкуренцию, правительство должно вмешаться, чтобы восстановить конкуренцию. Задача экономической политики, основанной на свободе, состояла в том, чтобы сдерживать мощь крупного бизнеса, а не заменять частный сектор. В некоторых случаях они предположили, что то, что мы теперь называем «общественным выбором», может быть использовано для расширения выбора для потребителей и уменьшения влияния корпораций. Но в заметном разрыве с социалистической ортодоксальностью Программа подчеркивала, что «всякая концентрация экономической власти, даже в руках государства, таит в себе опасности.«Широкая государственная собственность на средства производства не всегда является решением проблемы; это может быть частью проблемы.

Программа была сосредоточена не на том, чтобы правительство взяло под свой контроль экономику, а на том, чтобы использовать правительство для улучшения жизни всех граждан.

Программа была сосредоточена не на том, чтобы правительство взяло под свой контроль экономику, а на том, чтобы использовать правительство для улучшения жизни всех граждан. Ключевые планы включали полную занятость, высокую заработную плату и сокращенный рабочий день, перераспределительную систему налогообложения, гарантированный выход на пенсию с гарантированной государством минимальной пенсией, всеобщий доступ к медицинскому обслуживанию и достойное и доступное жилье. Они являются одними из строительных блоков системы «социал-демократии», которая развивалась и распространялась на Западе как альтернатива как социализму, так и нерегулируемому капитализму. Как выразилась ученый Шери Берман, «капитализм остался, но это был капитализм совсем другого типа — сдержанный и ограниченный политической властью и часто подчиненный нуждам общества, а не наоборот».

От социал-демократии к третьему пути

Хотя социал-демократия стала доминирующей политической программой в большинстве демократий, ее триумф был недолгим.Начиная с конца 1970-х годов консервативные лидеры, бросавшие вызов ключевым принципам социал-демократии, одерживали победу на выборах в Великобритании, США, Германии и других странах. Они утверждали, что чрезмерное государственное вмешательство и расходы замедлили экономический рост, препятствовали инновациям и способствовали инфляции. Более того, чрезмерное почтение к организованной рабочей силе привело к сокращению прибылей и инвестиций частного сектора, а стремление к равным результатам лишило «создателей рабочих мест» необходимых стимулов для принятия рисков. Правительство было не решением проблем капитализма, согласно новой консервативной мудрости, а главным препятствием на пути к успеху рыночной экономики. Промышленность должна была быть дерегулирована; расходы на программы социальной защиты пришлось сократить; пришлось сократить налоги; и профсоюзы должны были быть усмирены.

Политический успех консервативной политики убедил многих левоцентристских лидеров в том, что их социал-демократические программы необходимо приспособить к новым обстоятельствам.По мере того как это движение набирало силу, падение Берлинской стены и распад Советского Союза изменили политическую ситуацию. Казалось, что все альтернативы капитализму исчезли. Будущее лежит в динамичной и все более глобальной рыночной экономике с минимальными ограничениями на свободное движение капитала, товаров, услуг, рабочих и информации. Надлежащая фискальная, торговая, инвестиционная, иммиграционная и образовательная политика позволила бы западным демократиям захватить командные высоты новой экономики. Будущее рабочих связано с образованием и обучением на протяжении всей жизни, а не с усилиями профсоюзов помешать необходимым переменам. Правила, которые препятствовали эффективности в ключевых секторах, таких как банковское дело, должны были быть сметены. Конкуренция будет способствовать «саморегулированию» как альтернативе тяжелой руке государства. Программы по содействию экономической и пенсионной безопасности были приемлемыми — до тех пор, пока они не опустошали банк, повышали процентные ставки и вытесняли частные инвестиции.

Во главе с такими ключевыми фигурами, как Билл Клинтон в США, Тони Блэр в США.К. и Герхардта Шредера в Германии, это новое экономическое видение, которое его друзья окрестили «третьим путем», а его враги — неолиберализмом, — привело к изменениям в левоцентристских партиях. Пока новая экономика обеспечивала достаточное количество рабочих мест и широкомасштабный рост доходов, левоцентристские партии пользовались политическим успехом. Но финансовый кризис 2008 года и последовавшая за ним серьезная глобальная рецессия подорвали общественное доверие к институтам и политике, которые допустили катастрофу. Справа зашевелились народнические силы.(Оглядываясь назад, можно сказать, что «Чайная партия» была предвестником грядущих событий.) Для левых провал глобализированного капитализма после окончания «холодной войны» открыл дверь критикам статус-кво. Целью акции «Захвати Уолл-стрит» был «1 процент» — богатая элита, чья жадность и близорукость, по их словам, спровоцировали кризис и оставили бедняков терпеть убытки и оплачивать расходы.

К 2016 году правый популизм взял верх над ранее правоцентристской Республиканской партией в США, в то время как Сандерс устроил Хиллари Клинтон, левоцентристскому кандидату от истеблишмента, удивительно тяжелую гонку.По всей Европе традиционные левоцентристские и правоцентристские партии понесли тяжелые потери, в то время как правые популисты и крайне левые партии получили поддержку. В США, Великобритании и других странах повстанцы отвергли то, что они считают нежелательным и неэффективным компромиссом Третьего пути с консервативными принципами и программами. Именно на этом историческом фоне молодые люди в Америке приняли программы, которые обещали больше, чем постепенные изменения, и что они не боялись называть себя социалистами.

Что в слове?

Medicare и Social Security в некотором смысле являются социалистическими, как и наши государственные школы и университеты, наши общественные колледжи, наши системы водоснабжения и канализации, а также наши системы общественного транспорта.

В дискуссиях о социализме (и особенно в нападках на него) всегда существовал разрыв между риторикой и реальностью. Ни одно экономически развитое общество нельзя назвать чисто капиталистическим; каждая из них представляет собой смешанную экономику, включающую элементы социализма.Medicare и Social Security в некотором смысле являются социалистическими, как и наши государственные школы и университеты, наши общественные колледжи, наши системы водоснабжения и канализации, а также наши системы общественного транспорта. Спортивные стадионы, находящиеся в муниципальной собственности и построенные, являются формой социализма. В Северной Дакоте до сих пор существует государственный банк, созданный в те годы, когда аграрный популизм и социализм пересекались. Правительство долины Теннесси — это форма социализма, на что не устают указывать консерваторы.

Идеи, коренящиеся в социализме, часто использовались для спасения капитализма от его эксцессов — обычно перед лицом оппозиции со стороны самих капиталистов.Политолог Мейсон Уильямс указывает на комментарий юриста «Нового курса» Джерома Франка, который прекрасно отражает эту историю. «Мы, социалисты, пытаемся спасти капитализм, — сказал Франк, — а проклятые капиталисты нам не позволяют».

И от Франклина Рузвельта до Барака Обамы, консерваторы постоянно обвиняли своих противников-демократов в том, что они социалисты, независимо от того, сколько речей они произносили во славу рынка. Критикуя программу своего бывшего друга Рузвельта, Эл Смит заявил: «Может быть только один национальный гимн — «Звездное знамя» или «Интернационал». На промежуточных выборах 1950 года республиканцы кратко использовали лозунг «Свобода против социализма». (Оказалось, что это не очень хороший тест.) В речи Рональда Рейгана 1964 года от имени Барри Голдуотера, которая сделала Гиппера героем для консерваторов, утверждалось, что победа Голдуотера над Линдоном Джонсоном была необходима, чтобы остановить продвижение социализма. И, конечно же, план здравоохранения Барака Обамы, который был очень далек от системы единого плательщика, регулярно осуждался как социалистический.

По большей части политики-демократы регулярно отрицали, что они социалисты, и даже в этом цикле предвыборной кампании, отмеченном возрождением социализма, большинство демократов искренне провозглашают себя капиталистами.В ряды гордых капиталистов входит Элизабет Уоррен, которая по большинству показателей столь же прогрессивна, как Сандерс, и выдвинула еще более всеобъемлющие предложения, чем он должен, по реструктуризации современного капитализма. Тот факт, что Сандерс называет себя социалистом, а Уоррен не предполагает, что разделение между социалистами и капиталистами говорит нам о политике меньше, чем мы могли бы подумать, и больше о значимости, придаваемой ярлыкам различными частями электората.

Заключение

С распадом Советского Союза термин «социализм» утратил свою некогда автоматическую связь со смертельным врагом Соединенных Штатов.Принятие социализма больше не несет на себе налет предательства, а предложения, выдвинутые общепризнанными социалистами, расширили круг приемлемых дебатов. Как показывают недавние комментарии Джейми Даймона, генерального директора JPMorgan Chase & Co, и Рэя Далио из Bridgewater Associates об угрозе будущего капитализма, более острая критика капитализма привлекает внимание самих капиталистов. В прошлом — со времен «Нового курса» до 1960-х годов — опасения за будущее системы заставляли важные голоса в деловом мире воспринимать социальные реформы как необходимые для спасения системы.Социалисты снова могут стать предшественниками капиталистической реформы.

Здесь есть три основных пункта. Во-первых, отношение к социализму теперь разделяет две партии. В опросе YouGov 2018 года 46 процентов демократов в той или иной степени или очень положительно относятся к социализму, и только 25 процентов придерживаются отрицательного мнения. Среди республиканцев только 11% относились к социализму положительно, а 71% относились к нему отрицательно, в том числе 61% относились к нему «очень» отрицательно. Характерно, что распределение среди независимых было 19 процентов в пользу, 40 процентов неблагоприятно.Среди американцев, проголосовавших за Хиллари Клинтон, 53 процента положительно относились к социализму, и только 7 процентов избирателей Трампа придерживались такого мнения.

Во-вторых, сочувствие социализму по-прежнему остается мнением меньшинства. В опросе YouGov, в целом, социализм положительно оценивали только 26 процентов взрослых американцев и отрицательно — 46 процентов. Среди зарегистрированных избирателей расклад был 30% в пользу, 50% в неблагоприятный. Как показывает самоназвание Уоррена, большинство политиков, пытающихся победить на национальных выборах, будут продолжать сопротивляться S-слову.Хотя социализм популярен как никогда, в сети он по-прежнему является неприятным словом для значительной части электората. Но как бы это ни называлось, стремление использовать общественную власть, чтобы сгладить острые углы рыночной экономики и расширить возможности и безопасность для всех американцев, является мощным течением в сегодняшней политике после Великой рецессии.

Таблица 3: Пристрастие и отношение к социализму

Дем Индивидуальный Респ. Избиратель Клинтон 2016 Трамп избиратель 2016
Благоприятный 46 19 11 53 7
Неблагоприятный 25 40 71 24 83
Не уверен 28 41 18 22 10

(Источник: YouGov, август 2018 г.)

В-третьих, десятилетия растущего неравенства и шок от краха 2008 года заставили большое количество американцев — независимо от того, называют они себя социалистами или нет — поставить под сомнение основы нашей экономической системы. Возрождение социализма — это предупредительный знак для тех, кто хочет сохранить эту систему, и возможность для тех, кто хочет ее реформировать. И, как уже случалось раньше, две их причины могут совпасть.

Авторы хотят поблагодарить Эмбер Херрле за ее вклад в эту статью.

Что американцы должны знать о социализме

Призрак социализма бродит по Америке, особенно среди наших миллениалов? Есть тревожные свидетельства симпатии многих молодых американцев к социализму.Доказательство A: 2,052 миллиона человек в возрасте до 30 лет проголосовали за демократа-социалиста Берни Сандерса на праймериз и кокусах Демократической партии 2016 года. Экспонат B: Опросы показывают, что подавляющее большинство миллениалов не только положительно относятся к социализму, но и почти большинство предпочло бы жить при социализме, а не при капитализме. Доказательство C: Больше не спящие Демократические социалисты Америки (DSA) теперь могут похвастаться 30 000 членов, большинству из которых за двадцать, и они стремятся следовать за социалистическим знаменем.

Мы прошли долгий путь после президентской гонки 1988 года, когда Джордж Буш-старший похоронил своего соперника-демократа Майкла Дукакиса, назвав его «либералом». Социализм больше не салонная игра для ученых, а политическая альтернатива, серьезно воспринимаемая миллениалами, которых не смущает радикальная платформа DSA.

DSA верит в прекращение частной собственности на отрасли, продукция которых рассматривается как «необходимая». Производство таких продуктов, утверждает он, не должно быть оставлено «спекулянтам».Он также считает, что правительство должно максимально «демократизировать» частный бизнес, то есть предоставить рабочим контроль над ним. «Социализм, — объясняет член национального руководящего комитета DSA, — это демократизация всех сфер жизни, включая экономику, но не ограничиваясь ею».

Что происходит в Америке, некогда апофеозе капитализма?

Первая часть этого ответа состоит из двух слов: не «Карл Маркс», а «Берни Сандерс». Сенатор от Вермонта покорил сердца и голоса многих миллениалов своим призывом к системе здравоохранения с единым плательщиком, бесплатному государственному колледжу, реформе финансирования избирательных кампаний, а также к расовой, экономической и климатической справедливости. Главной мишенью его враждебного отношения был 1% самых богатых людей в Америке, которые, правда, владеют примерно 40% всего национального богатства — столько же, сколько 90% беднейших слоев населения. На что Берни редко указывал, так это на то, что тот же 1% самых богатых людей платит 39,5% подоходного налога с физических лиц. У Сандерса было готовое объяснение, как заплатить за все халяву: увеличить налоги на богатых и их корпорации. В мире Берни есть такая вещь, как бесплатный обед, потому что счет будет оплачиваться теми, кто наверху.

По словам одного аналитика CNN, многотысячное поколение миллениалов сплотилось вокруг Сандерса, потому что они социально либеральны — особенно в отношении прав ЛГБТ — обременены горами студенческих долгов, разочарованы статус-кво и «стремятся порвать с традиционными [политическими] моделями». ». Берни предлагал решения всех их проблем, не уточняя цену и не уступая при этом ограничению личной свободы. Такие детали были отметены революционным духом миллениалов, которые «прочувствовали Берн. Как сказал один Берниста, «Вы можете построить мощное политическое движение с базой в 2 миллиона истинно верующих».

Второй причиной поворота к социализму стала Великая рецессия 2008 года. Она проделала огромную брешь в вере американцев в капитализм как путь к лучшей жизни и заставила их искать альтернативы. Многие из них, особенно молодые американцы, нашли его в «мягком социализме», который был частично государством всеобщего благосостояния, частично административным государством, частично социалистической демократией.

Самым поразительным стал опрос YouGov, согласно которому 44% молодых людей в возрасте от 16 до 29 лет, если бы у них был выбор, предпочли бы жить в социалистической стране, а не в капиталистической.Еще семь процентов выбрали бы коммунизм. Однако тот же опрос показал, что только 33% респондентов смогли правильно определить социализм как основанный на общей собственности на экономические и социальные системы, а также на государственном контроле над средствами производства. То, что большинство миллениалов подразумевают под «социализмом», кажется смесью нашего государства всеобщего благосостояния и того, что они считают шведским демократическим социализмом. Но Швеция и другие скандинавские страны, включая Данию, отдают предпочтение свободному рынку и довольствуются частной, а не государственной собственностью на свои основные отрасли.Тем не менее, внутренние расходы Дании, включая всестороннее здравоохранение, имеют высокую цену — максимальный налог на доходы физических лиц составляет 57 процентов.

Тенденция тысячелетия к принятию социализма не нова. Опрос 2014 года, проведенный либертарианской группой Reason-Rupe, показал, что 58 процентов людей в возрасте от 18 до 24 лет положительно относятся к социализму. Опрос Gallup 2016 года показал, что 55% людей в возрасте от 18 до 29 лет имеют «позитивное представление» о социализме. Но 90 процентов были благосклонны к «предпринимателям», а 78 процентов — к «свободному предпринимательству».Как группа может быть на 55 процентов социалистической и на 78 процентов предпринимательской? Либо из-за когнитивного диссонанса, либо из-за банального невежества. В любом случае, для сторонников свободного предпринимательства крайне важно выступить против социализма, потому что принятие социализма под любым названием ставит миллениалов на скользкий путь. Очередная рецессия и/или хорошо организованная президентская кампания харизматичного демагога может продвинуть Америку еще дальше по дороге к рабству.

Гарвардский опрос 2016 года показал, что 33 процента американцев моложе 30 лет хотят социализма.В январе 2016 года YouGov спросил миллениалов, положительно или отрицательно они относятся к социализму. Восемь процентов ответили «очень положительно», 35 процентов — «в некоторой степени положительно», в общей сложности 43 процента, почти столько же, сколько в их опросе 2017 года.

Но выберут ли эти миллениалы социализм, если в обмен на «бесплатное» образование и «бесплатное» здравоохранение им придется отказаться от своего личного имущества, такого как iPhone? Смогли бы семь процентов миллениалов заявить о своей готовности жить при коммунизме, если бы они знали реальную цену коммунизма, который практиковался примерно в 40 странах за последнее столетие — отрицание свободы слова, свободы прессы и свободы собраний, тюремное заключение и казнь диссидентов, никаких свободных и открытых выборов, никакого независимого суда и верховенства права, диктатура коммунистической партии во всех делах и во всех случаях?

Впервые за несколько десятилетий социалисты воспользовались феноменом Берни Сандерса для организации, сбора средств и выставления кандидатов от Нью-Йорка до Окленда, штат Калифорния. Основным инструментом является DSA — Демократические социалисты Америки, о которых либеральный New Republic спросил: «Действительны ли демократические социалисты для Америки?»

Самым драматичным доказательством вновь обретенного политического влияния социализма стала досадная победа Александрии Окасио-Кортес над ветераном конгресса Джозефом Кроули из Нью-Йорка, демократом номер четыре в Палате представителей, на июньских предварительных выборах демократов. Окасио-Кортез получил 57 процентов голосов — против 42 процентов Кроули — при этом пообещав поддержать Medicare для всех, бесплатное обучение в колледже, легализацию марихуаны и ликвидацию США.S. Иммиграционная и таможенная служба (ICE).

Привлекательная и красноречивая, 28-летняя социалистка объявила, что поддержит прогрессивных кандидатов, которые бросили вызов действующим демократам на праймериз. Лидер меньшинства в Палате представителей Нэнси Пелоси предупредила Окасио-Кортес, чтобы она не выступала против либеральных демократов, доказавших свои результаты. Бывший сенатор Джо Либерман, кандидат в вице-президенты от Демократической партии в 2000 году, предупредил, что «политика, которую защищает г-жа Окасио-Кортез, настолько далека от мейнстрима, что ее избрание в ноябре затруднит Конгрессу прекращение борьбы и начало решения проблем». .Он отметил, что республиканцы уже называют Окасио-Кортес «новым лицом» Демократической партии. Но такой идеолог, как Окасио-Кортез, вряд ли будет руководствоваться традиционной политикой.

То же самое можно сказать и о демократических социалистах. Более 700 избранных делегатов со всей страны посетили национальный съезд DSA 2017 года в Чикаго, историческом месте многих политических истоков, начиная с выдвижения Авраама Линкольна на пост президента в 1860 году и заканчивая бурным Национальным съездом Демократической партии 1968 года.Ветераны организации были «поражены» энтузиазмом молодых членов DSA, приоритетом которых является победа на выборах, продвигающих социализм. Член городского совета Чикаго Карлос Рамирес-Роса, 28 лет, является одним из выборных должностных лиц DSA. Он посоветовал кандидатам от социалистов экуменический подход — баллотироваться по линии голосования от Демократической партии, потому что она предлагает доступ к людям, которые хотят получить медицинское обслуживание с одним плательщиком и минимальную заработную плату в размере 15 долларов. В рамках своей демографической работы Бьянка Каннингем, афроамериканский председатель профсоюза DSA в Нью-Йорке, помогла сформировать национальную группу афро-социалистов.

До поразительной победы Окасио-Кортеса DSA и ее левые союзники сосредоточились на выборах на уровне штатов и на местном уровне; они добились успеха, например, победы члена совета Халида Камау в Южном Фултоне, штат Джорджия. Кшама Савант из Социалистической альтернативной партии получила место в городском совете Сиэтла и добилась увеличения минимальной заработной платы в городе до 15 долларов в час. Будучи социалистом, тридцатичетырехлетний Франклин Байнум был избран судьей уголовного суда в Хьюстоне. В Питтсбурге восемь демократов добивались одобрения местного отделения DSA на предварительных выборах в этом году. Даже в Талсе, штат Оклахома, одном из самых красных штатов, четыре демократа баллотировались как демократические социалисты. «Это больше не является обязательством говорить это», — прокомментировал активист DSA Хорхе Роман-Ромеро.

В качестве доказательства своего растущего влияния социалисты указывают на радикальный журнал Jacobin, , у которого ежемесячно просматривается около 1 миллиона страниц, и левый подкаст Chapo Trap House, который с удовольствием высмеивает политиков и журналистов левоцентристского толка. Например, после выборов 2016 года соведущий Chapo сравнил Хиллари Клинтон с автогонщиком Дейлом Эрнхардтом, пошутив, что оба разбились, потому что «не могли повернуть налево.(Эрнхардт погиб в автокатастрофе в 2001 году.) Это был неприкрашенный комментарий, но не более грубый, чем частые комментарии СМИ о Дональде Трампе (или о нем). Социалистические издания, такие как «n+1» и «Новое расследование», привлекли более молодых читателей своими непрекращающимися атаками на капитализм.

После победы Трампа такие комментаторы, как Майкл Казин, редактор левого журнала Dissent, , думали, что левые будут обороняться, как «когда Рейган и Джордж Буш были у власти.Вместо этого наблюдается возобновление интереса к левым радикалам и вероятность того, что DSA «может и обязательно попытается воспользоваться этим».

К чему все это — кандидатура Сандерса, общенациональные опросы, политические организации вроде DSA, пристальное внимание СМИ — в целом? Являются ли они задатками национального движения или просто мимолетной фантазией, временно подпитываемой молодыми людьми, которые вскоре увлекутся очередной политической причудой? Давайте судить о них по пяти основным элементам успешного политического движения: харизматичное лидерство, национальный электорат, адекватное финансирование, знание средств массовой информации и соответствующая философия.

В некотором смысле «новый» DSA напоминает организацию «Молодые американцы за свободу» начала 1960-х годов. Затем YAF объявил о членстве в 20 000 человек, поддержал сенатора Барри Голдуотера и его обещание предложить консервативный выбор, а не либеральное эхо, собрал деньги с помощью OAF (Пожилые американцы за свободу), убедил СМИ (во главе с Новыми York Times ), что YAF — это волна будущего, и высоко поднимал антикоммунистический флаг на каждом митинге и митинге. Это был разгар холодной войны, и Америка вела смертельную борьбу с силами зла.

Как и DSA, лидеры YAF были в основном белыми мужчинами, хорошо образованными и выходцами из семей среднего класса. Они были торопливыми молодыми людьми, уверенными, что могут изменить историю, и они это сделали — сначала с выдвижением на пост президента консерватора Голдуотера в 1964 году, а затем с избранием на пост президента консерватора Рональда Рейгана в 1980 году. Билл Бакли был ярким героем YAF. , святой Павел консервативного движения, который пошел туда, куда не ходил ни один консерватор — в чрево либерального зверя, Гарвард.

Что касается DSA, то у нее есть национальная аудитория, принципиальные стареющие лидеры, такие как Сандерс и Элизабет Уоррен, потенциал для сбора средств, сильный интерес со стороны средств массовой информации и привлекательная для американцев философия, уставшая скатываться по экономической лестнице и задаваться вопросом, что случилось с американской Мечтать. Прежде чем называть Демократических социалистов Америки — и ее соотечественников — идеалистами и наивными, следует вспомнить, что в 2010 году «Чайная партия» насчитывала всего 60 000 членов, но той осенью получила 47 мест в Палате представителей.

На пути к социализму DSA и его коллеги-социалисты будут стремиться преобразовать такие отрасли, как здравоохранение, в коммунальные услуги; ликвидировать угольные шахты; субсидировать такие отрасли экономики, как солнечная энергия; и управлять такими корпорациями, как Amtrak и Freddie Mac. Они представят социализм как разумную альтернативу безудержной жадности капитанов капитализма.

Однако по мере роста числа и влияния DSA столкнется с критическим несоответствием — существенным различием между ее чистым социализмом и мягким социализмом общественного мнения.Пуристы DSA стремятся к государственной собственности на средства производства, а также к централизованному контролю над товарами и услугами. Мягкие социалисты видят ограниченную роль частного сектора а-ля Швеции. Сможет ли DSA объединить два вида социализма, когда такие консерваторы, как Фрэнк Мейер и Уильям Ф. Бакли-младший, смешали традиционный консерватизм и либертарианство в 1960-х и 1970-х годах?

Что подводит нас к насущной необходимости изображать реалии социализма американцам, которые никогда не слышали о Берлинской стене, ГУЛАГе, полях смерти Камбоджи, резне на площади Тяньаньмэнь или ежедневных очередях за хлебом в Москве.

Согласно опросу YouGov, треть всех американцев предпочли бы жить при социализме, а не при капитализме. Почему? Идеализм — стремление к бесклассовому обществу, в котором все равны и не существует зависти, потому что все находится в общем достоянии? Это недостаток знаний? На вопрос, сколько людей погибло при коммунизме, только 31 процент американцев смогли дать правильный ответ — «Более 100 миллионов». Около семи из десяти американцев не смогли дать определение коммунизму.

Один миллениал прокомментировал своих сверстников: «Они не осознают, что многое из того, чем они наслаждаются в жизни, является результатом капитализма и исчезнет, ​​если социализм будет реализован. Они не видели неудач социализма воочию».

Вот реалии социализма и его гроссмейстера Карла Маркса.

  1. Социализм никогда и нигде не работал.

Социализм во всех его формах — марксизм-ленинизм в Советском Союзе, маоизм в Китае, «государственный социализм» в Индии, «демократический социализм» в Швеции, национал-социализм в нацистской Германии — никогда не приближался к реализации бесклассового идеала ее отец-основатель Карл Маркс.Вместо этого социалисты были вынуждены принять широкий спектр капиталистических мер, включая частную собственность на железные дороги и авиалинии (Великобритания), особые экономические зоны (Китай), открытые рынки и иностранные инвестиции (Швеция).

Михаил Горбачев пришел к власти в обанкротившемся Советском Союзе в 1985 году и отчаянно пытался реанимировать «социализм» (то есть коммунизм) посредством перестройки (реструктуризации) и гласности (открытости). Он потерпел неудачу и был вынужден руководить распадом некогда могущественной советской империи на Рождество 1991 года, через семь десятилетий после того, как Ленин сел на грузовик в Санкт-Петербурге. в Петербурге объявить о победе большевистской революции.

В конце 1970-х Дэн Сяопин отказался от жестких эксцессов маоистской мысли и принял форму коммунизма с «китайскими характеристиками», которая в нескольких отношениях была более капиталистической, чем социалистической. Дэн, однако, также обеспечил контроль Коммунистической партии над любым предприятием на новой родине или иностранными инвестициями.

После десятилетий вялого роста и бюрократической неэффективности Индия отвергла государственный социализм в 1990-х годах и перешла к капиталистическому подходу, породившему крупнейший в мире средний класс, насчитывающий более трехсот миллионов человек (почти равный всему США).С. населения). Швецию часто называют «социалистической» страной, но она таковой не является и никогда не была социалистической. Это социал-демократия, в которой средства производства принадлежат преимущественно частным лицам. Одним из доказательств ее приверженности рыночной экономике является то, что Швеция заняла 19-е место в мире в Индексе экономической свободы Фонда наследия за 2017 год.

Неспособность социализма выполнить обещания народу о хлебе, мире и земле подтверждается неоднократным открытым сопротивлением диссидентов: в Венгрии в 1956 г., в Чехословакии в 1968 г., в Польше в 1980 г. с образованием «Солидарности», на площади Тяньаньмэнь в Китае. в 1989 году, а также на современной Кубе с решительными дамами в белом, которые каждое воскресенье после мессы проходят парадом, чтобы привлечь внимание ко многим заключенным в тюрьму диссидентам, включая их мужей и сыновей.

Социализм потерпел неудачу в Америке в начале 19 -го -го века, когда английский филантроп Роберт Оуэн основал Новую Гармонию, «деревню сотрудничества» на берегу реки Вабаш в Индиане. На социалистический эксперимент стекались добровольцы, но большинству из них лучше удавалось сесть на стул, чем самому его сделать. Через несколько лет New Harmony распалась, и Оуэн вернулся домой.

  1. Отцом-основателем социализма является мессианский Карл Маркс.

Маркс был социалистом-атеистом, который настаивал на том, что его единственный «научный» социализм основан не на желаемом за действительное, а на неумолимых законах истории.Вся история, заявляли Маркс и его ближайший сотрудник и друг Фридрих Энгельс, есть история классовой борьбы между пролетариатом и буржуазией. Неизбежный крах капитализма и победа пролетариата положат конец конфликту и приведут к бесклассовому обществу и чистому социализму или коммунизму (Маркс использовал оба термина как синонимы). Он перечислил 10 необходимых мер в качестве шагов на пути к своей утопии, включая прогрессивный подоходный налог, отмену частной собственности, бесплатное образование для всех и централизацию средств связи и транспорта в «руках государства».

Во многом привлекательность марксизма заключалась в его резкой критике капитализма и его эксцессов 19 веков, которые включали 16-часовой рабочий день и диккенсовские условия труда. Это были первые дни промышленной революции, когда эксплуатация рабочих, молодых и старых, была широко распространена и ужасала. К концу века многое изменилось. Капитализм не разрушался под давлением промышленной концентрации, как предсказывал Маркс. Наоборот, экономика расширялась, а жизнь рабочих медленно, но заметно улучшалась.Вместо того, чтобы превратиться в революционеров (как предсказывал Маркс), рабочие становились реформаторами и даже буржуазией.

Основная философская слабость марксизма заключалась в том, что основатель настаивал на том, чтобы его версия гегелевской диалектики — тезис, антитезис, синтез — была научной и безупречной. Он утверждал, что на смену феодализму пришел капитализм, который в необратимом процессе будет заменен социализмом. Но сейчас почти 200 лет с момента публикации Коммунистического манифеста , и капитализм, а не социализм, доминирует в большей части мировой экономики.В Индексе экономической свободы Фонда наследия за 2018 год 102 страны, многие из которых являются менее развитыми или странами с развивающейся экономикой, продемонстрировали успехи в экономическом росте и индивидуальном процветании. Экономическая свобода улучшилась во всем мире шестой год подряд.

Маркс не был первым утопистом. У Платона была его Республика, и у Томаса Мора его Утопия. Они находились под централизованным управлением и не имели индивидуального выбора. Утопия Мора была строго регламентированным «раем», в котором все граждане были одеты одинаково и жили в одинаковых домах, а частное обсуждение общественных дел влекло за собой смертную казнь.Маркс настаивал на том, что его социалистическая утопия будет другой, потому что она будет бесклассовой и свободной от всех националистических настроений, потому что национальное государство отомрет. Всегда мелодраматично, он призывал «рабочих всех стран» объединиться против господствующих классов — им «нечего было терять, кроме своих цепей».

Это была мощная риторика, но был ли социалистический мир Маркса более возможным, чем утопии, предложенные Платоном, Мором и другими центральными планировщиками? Насколько хорошим историком и точным пророком был Карл Маркс?

Вопреки Марксу, феодализм рухнул не из-за экономических противоречий, а из-за новых торговых путей, которые помогли Англии и другим странам перейти от земельного к денежному хозяйству. Капитализм возник не естественным образом как антитеза феодализму, а в результате ряда событий, включая появление пуританской этики, таких изобретений, как хлопкоочистительная машина, индивидуализм эпохи Просвещения и появление классического либерализма в трудах таких мыслителей, как Адам Смит. и Джон Стюарт Милль.

Не предполагал Маркс и того, что рабочие будут становиться все более богатыми, независимыми и даже буржуазными. Он не предвидел, что капиталисты будут решать такие проблемы, как безработица и инфляция, монополии, социальное обеспечение и здравоохранение, а также надлежащий баланс частного и государственного контроля над средствами производства.

Кроме того, рабочий класс не впадал во все большую и большую нищету. В промышленно развитых странах произошло резкое повышение уровня жизни среднего рабочего. Средний класс не исчез, а расширился. Как писал уважаемый экономист Пол Самуэльсон: «Марксу как пророку колоссально не повезло, а его система колоссально бесполезна».

  1. Социализм запрещает вековое право частной собственности.

В Коммунистическом манифесте Маркс говорит: «Теория коммунистов может быть резюмирована в одном предложении: Отмена частной собственности.Он знал, что лишить людей этой основной свободы будет нелегко и что потребуется диктатура пролетариата — и насилие. Однако отмена частной собственности необходима, утверждал Маркс, потому что она является главной причиной извечных столкновений между классами.

Но частная собственность — это не всякое право; это неотъемлемая часть цивилизации. Никогда не было времени и места, когда все имущество находилось в коллективной собственности. Нет убедительных доказательств, пишет гарвардский историк Ричард Пайпс, что были общества, которые не знали «пограничных столбов и заборов» или игнорировали «мое» и «твое».

Часто утверждают, что социализм — это светская версия христианства, ссылаясь на Деяния 2–5, в которых описывается, что ранние христиане имели «все общее». Это правда, что после Пятидесятницы христиане продали свое имущество и собственность и поделились результатами со «всеми, у кого может возникнуть нужда». Но между христианами и социалистами есть принципиальное различие: Иисус призывал своих последователей отказаться от своих владений, в то время как социалисты хотят раздать имущество других. Иногда цитируют слова святого Павла, что «деньги — корень всех зол». На самом деле он написал в письме к Тимофею, что «любовь к деньгам — корень всех зол». Его обвинение, как указал бывший президент АЕИ Артур Брукс, касалось чрезмерной привязанности к деньгам.

Можно процитировать более светские источники о значимой роли частной собственности. В «Конституция свободы » лауреат Нобелевской премии Фридрих Хайек пишет, что признание частной собственности является «необходимым условием предотвращения принуждения.Он цитирует высказывание лорда Эктона о том, что «люди, противящиеся институту частной собственности, лишены первого элемента свободы», а также утверждение Генри Мэна: «Никто не вправе нападать на [частную] собственность и в то же время говорить что он ценит цивилизацию. История этих двух вещей не может быть распутана». Ввиду предполагаемого отсутствия личной свободы в классической Греции, пишет Хайек, следует упомянуть, что в Греции 5  годов святость частного дома была настолько признана, что даже при правлении «тридцати тиранов» человек может спасти ему жизнь, оставаясь дома.Действительно, сила частной собственности.

  1. Социализм утверждает, что человеческая природа податлива, а не постоянна.

Отношение Карла Маркса к человеческой природе восходит к мыслителям эпохи Просвещения, таким как Джон Локк, Томас Гоббс и Жан-Жак Руссо, которые бросили вызов традиционной идее фиксированной человеческой природы, дарованной Богом. Руссо писал: «Мы не знаем, чем позволяет нам быть наша природа». Локк рассматривал человеческую природу как tabula rasa — чистую страницу.Гоббс классно описал естественное состояние человека как «одинокое, бедное, противное, жестокое и низкорослое».

Маркс заимствовал у Просвещения, чтобы сказать, что человеческая природа внутренне податлива. Коммунистическое государство, созданное Лениным в России в ноябре 1917 года, писал Ричард Пайпс, было «грандиозным экспериментом в области народного образования» по созданию совершенно нового типа человека — советского человека.

Христианское богословие с его идеей фиксированной человеческой природы приводило в ярость Маркса, который был не просто атеистом, но богоненавистником, осуждавшим религию как «опиум для народа».Его ученики во главе с Лениным всегда нападали на церкви, когда те приходили к власти. Они начали без извинений кампанию террора, закрывая церкви, казня священников и епископов и насилуя монахинь. Ужасы были оправданы как часть классовой чистки, которую предвидел Маркс.

Основатели американской революции отвергли тех, кто считал, что человек рожден без какого-либо отпечатка, и встали на сторону тех, кто признавал, что человек рожден по образу Божию. Как говорится в Декларации независимости, все люди «наделены своим Творцом определенными неотъемлемыми правами.Основатели не соглашались с теми, кто считал человека совершенствуемым, и вместо этого заняли христианскую позицию, согласно которой человеческая природа падла.

Как известно, Мэдисон заметил: «Если бы люди были ангелами, не было бы нужды в правительстве» и «честолюбие должно противодействовать честолюбию». По словам Мэдисона, отражением человеческой природы является то, что «такие устройства должны быть необходимы для контроля над злоупотреблениями правительства». Джордж Вашингтон резюмировал реализм Основателей: «Мы должны принимать человеческую природу такой, какой мы ее находим, совершенство не выпадает на долю смертных.

Существенная разница между взглядами Карла Маркса и Джорджа Вашингтона, помимо вопроса о человеческой природе, заключается в том, что в социалистическом мире Маркса существует диктатура Коммунистической партии, тогда как в либеральной демократии, такой как Соединенные Штаты, «мы, народ «скажите правительству, что делать, правительство не говорит народу, что делать.

  1. Социализм зависит от диктатуры, чтобы достичь и остаться у власти.

Все без исключения социалистические лидеры от Владимира Ленина до Фиделя Кастро обещали инициировать основные политические свободы, такие как свободные выборы, свободная пресса и свобода собраний.Никто не выполнил эти обещания.

Личный опыт с этой распространенной ложью красноречиво описан шестью известными интеллектуалами в «Бог, который потерпел неудачу ». Они описывают свой путь к коммунизму и свой выход из него, когда столкнулись с гигантским разрывом между своим видением социалистической утопии и тоталитарной реальностью социалистического государства. Все они, как отмечает редактор Ричард Кроссман, выбрали марксистский социализм, потому что потеряли веру в демократию и были готовы пожертвовать «буржуазными свободами» ради победы над нацистской Германией.Их социалистическое обращение было основано на отчаянии по отношению к западным ценностям, которые привели к Великой депрессии и допустили фашизм.

Их обращение было значительно усилено тем, что Кроссман называет «христианской совестью» даже среди тех, кто не был ортодоксальными христианами. Эмоциональная привлекательность марксистского социализма заключалась в жертвах, материальных и духовных, которых он требовал, а также в непоколебимом подчинении социалистической линии, как бы радикально и быстро она ни менялась. Показательный пример: коммунисты осуждали Адольфа Гитлера на протяжении 1930-х годов до лета 1939 года, когда Иосиф Сталин и Гитлер подписали пакт о ненападении.Немедленно все «истинные» социалисты были вынуждены изменить курс и приветствовать соглашение как крупный шаг к миру. На самом деле это была циничная сделка, которая позволила нацистам и Советам вторгнуться и разделить Польшу, тем самым спровоцировав Вторую мировую войну.

С пактом Гитлера-Сталина пелена упала с глаз шестерых интеллектуалов, начиная с венгерского писателя Артура Кестлера, который теперь осудил печально известные показательные процессы, заказанные Сталиным: «Никогда и ни в одной стране не было убито больше революционеров и обращены в рабство, чем в Советской России. Американский чернокожий писатель Ричард Райт писал: «На том [социалистическом] собрании я узнал, что, когда человеку сообщали о желании партии, он подчинился, даже если он знал всей силой своего ума, что желание не было мудрый, был тот, который в конечном итоге нанесет ущерб интересам партии».

После посещения Советского Союза французский лауреат Нобелевской премии Андре Жид прямо сказал: «Я сомневаюсь, что в какой-либо стране мира — даже в гитлеровской Германии — разум и дух когда-либо были менее свободными, более искривленными, более запуганными и даже вассализированы — чем в Советском Союзе.Жид говорил, что «Советский Союз обманул наши самые сокровенные надежды и трагически показал нам, в какие коварные зыбучие пески и честная революция может утонуть».

Американский журналист Луис Фишер, когда-то увлеченный летописец советского экономического прогресса, вспоминал, как сильно изменился Советский Союз: «Вездесущий страх, вполне оправданный террором, убил бунт, заставил замолчать протест и подорвал гражданское мужество. На смену идеализму пришла циничная безопасность. Вместо самоотверженности стремление к личному возвышению.Вместо живого духа — мертвый конформизм, бюрократический формализм и попугайство ложных клише».

Так было в СССР при Сталине; так было в каждом социалистическом эксперименте со времен большевистской революции 1917 года. Советско-нацистское соглашение стало переломным моментом для многих интеллектуалов на Западе, включая американца Луи Фишера, который обвинил Сталина в построении империалистической милитаристской системы, в которой он , а его преемником станет «Верховный рабовладелец».Как же тогда, спросил Фишер, кто-либо, заинтересованный в благополучии людей, мире и прогрессе человечества, может поддерживать такую ​​систему? «Потому что в демократическом мире есть гниль?» — спросил он и ответил: «Мы можем бороться с гнилью. Что советские граждане могут сделать со сталинизмом?»

Потребовались десятилетия, но граждане всех наций за железным занавесом, наконец, сбросили свои цепи в 1989 году и написали finis советскому коммунизму. К сожалению, сегодня более 1 миллиарда человек живут при марксистских социалистических режимах Китая, Кубы, Северной Кореи, Вьетнама и Лаоса.

  1. Социализм несет ответственность за гибель более 100 миллионов человек.

Если бы вас спросили, сколько евреев погибло во время Холокоста, вы бы, вероятно, ответили: «Шесть миллионов». Мы учились правильному ответу в наших школах и университетах, из прочитанных книг и статей, просмотренных фильмов и телевизионных программ, наших бесед с семьями, друзьями и коллегами. Продолжается кампания, напоминающая нам о Холокосте и заявляющая: «Никогда больше.И это правильно. Катастрофа, устроенная нацистами — их преднамеренная кампания геноцида — была величайшим злом 20 века.

Но если бы вас спросили: «Сколько было жертв коммунизма?» Вы, вероятно, поколебались бы и ответили: «Пять миллионов? Двадцать миллионов? Пятьдесят миллионов? Мало кто из нас знал бы правильный ответ: не менее 100 миллионов мужчин, женщин и детей, больше, чем погибло во всех крупных войнах 20 -го -го века. Коммунизм совершил величайшее преступление прошлого века.

Это число трудно понять, не говоря уже о том, чтобы принять. Конечно, вы могли бы сказать, что их не могло быть так много. Но мы можем с уверенностью сказать, что было по крайней мере 100 миллионов жертв коммунизма благодаря кропотливому исследованию редакторов Черной книги коммунизма, опубликованной издательством Гарвардского университета. Они документально подтверждают, что все без исключения марксистские социалистические режимы победили с помощью пистолета в затылок и смертного приговора в исправительно-трудовых лагерях.

Нет исключений ни в Китае при Мао Цзэдуне, ни в Северной Корее при Ким Ир Сене, ни во Вьетнаме при Хо Ши Мине, ни на Кубе при Фиделе Кастро, ни в Камбодже при Пол Поте, ни в Эфиопии при Менгисту Хайле Мариаме.

По словам Стефана Куртуа, главного редактора Черной книги коммунизма , главным массовым убийцей является Пол Пот, чья попытка коммунизировать Камбоджу привела к гибели четверти населения страны. Его ближайший соперник — Мао, при котором 40 миллионов китайцев погибло всего за одну социалистическую кампанию — весьма ошибочно названную «Большой скачок».О первых двух диктаторах Советского Союза, Ленине и Сталине, Куртуа говорит: «Кровь стынет, когда они затевают спланированную, логичную и «политически собираемую» массовую резню».

Какой ценой социализм? Мы не должны ограничиваться цифрами.

Китайский философ Линь Юйтан перечислил «маленькие ужасы», царившие в Китае, — смертную казнь 12-летних детей, отправку женщин на работу в подземные угольные шахты, домогательства рабочих во время обеденного перерыва с угрозами тюрьмы, если они опоздают на работу. Работа.

Были расходы в ужасе. Один советский перебежчик писал о советской жизни: «Мы жили в мире, кишащем невидимыми глазами и ушами».

Были затраты на контроль над мыслями. Содержание всего, что печаталось и транслировалось, ограничивалось разрешенными «истинами». Советская пресса отвергла насильственный голод 1932–1933 годов на Украине, унесший жизни семи миллионов невинных людей, как антикоммунистический миф. Один западный апологет режима Эдуард Эррио писал: «Я проехал всю Украину и могу заверить вас, что вся страна подобна цветущему саду.

Миру пришлось заплатить. Нигде в мире от Юго-Восточной Азии до Карибского бассейна, от Африки южнее Сахары до Ближнего Востока не было кризиса, в который не были бы вовлечены идеологические амбиции Москвы и ее подражателей, движимые марксистско-ленинской мыслью, на протяжении всего 20 90 206 гг.  года и 21   века.

Такова реальность социализма — псевдорелигия, основанная на псевдонауке и навязанная политической тиранией. Это дело против социализма — бога-неудачника, науки, которой никогда не было, политической системы, направляющейся на свалку истории.

Посмотреть микросайт Центра принципов и политики Б. Кеннета Саймона .

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.