Золотой век русской поэзии денис давыдов: Литературная гостиная «Поэзия русских офицеров XIX века – Денис Давыдов»

Содержание

Литературная гостиная «Поэзия русских офицеров XIX века – Денис Давыдов»

Цели:

  1. Расширить знания учащихся о жизни и традициях офицерского корпуса России».
  2. Развитие интереса у учащихся к культуре, реализующейся в творчестве офицеров. Способствовать развитию творческих способностей у учащихся.

Оборудование — оформление:

  • Фрагменты фильмов С.Бондарчука «Война и мир», Э.Рязанова, «О бедном гусаре замолвите слово». Музыкальное сопровождение.
  • И. Шварц «Не обещайте деве юной».
  • Г. Свиридов. Музыка к повести А.С. Пушкина «Метель».

Ведущий: 19 век — золотой век русской поэзии, век расцвета русской, дворянской культуры: Пушкин, Лермонтов, поэты — декабристы. И среди них немало поэтов, которые с одинаковым талантом, одержимостью проявляли себя и на поле боя и на поэтической ниве.

Лихой гусар Д. Давыдов, борец за вольную Россию К.

Рылеев, мятежный Лермонтов, а позже бесстрашный артиллерист Толстой, безупречный офицер Н. Гумилев.

А поэты Великой Отечественной?! К. Симонов, А. Твардовский и многие другие.

Сегодня в поэзию, прозу, приходят воины, прошедшие Афганистан, Чечню.

Мы хотим начать разговор о поэзии офицеров 19 века.

Конечно, тема эта требует глубокого изучения. Мы же попытаемся прикоснуться к ней, начав наш разговор о лихом гусаре, талантливом поэте, легендарном человеке — Денисе Васильевиче Давыдове.

А чтобы почувствовать атмосферу того времени, войти в неё, послушаем музыку. Свиридов. «Военный марш»

Первый чтец:

Итак, о Вас — питомцы муз, питомцы боя. Певец — Гусар, ты пел,
Раздолье ухарских пиров,
И грозную потеху драки,
И завитки своих усов,
С веселых струн во дни покоя
Походную сдувая пыль
Ты славил лиру перестроя

Любовь и мирную бутыль.

Эти замечательные стихи великий Пушкин посвятил Денису Васильевичу Давыдову, которого, кстати, считал одним из своих учителей.

Второй чтец: О нем, воине и поэте, писали его великие современники.

Третий чтец: В.А.Жуковский: «Он в мире счастливый певец Вина, любви и славы».

Четвертый чтец:

С.Нечаев: «Давыдов, воин и поэт!
И в мире и в боях равно ты побеждаешь!»

Пятый чтец: Е. Баратынский: «Венком певца, венком героя чело украшено твоё!»

Второй чтец: Эти поэтические строки проникнуты пафосом восхищения перед ратным и поэтическим талантом Д. Давыдова.

А сам воин и поэт в стихотворении «Ответ» определял своё место в истории русской поэзии так:

Я не поэт, я партизан — казак,

Я иногда бывал на Пинде, но наскоком,
И беззаботно, кое-как,
Раскидывал перед Кастальским полком,
Мой независимый бивак
Нет, не наезднику пристало
Нет, в креслах развалясь, лень, негу и покой. ..
Пусть грянет Русь военную грозою
Я в этой песне запеваю.

Третий чтец: Денис Давыдов главным своим делом считает ратное, и его голос, как поэта — запевалы звучит, когда Русь будет пылать в огне войны.

Четвертый чтец: Гусар, партизан Давыдов был настоящим офицером и слуга царю — отец солдатам. Бесстрашный, честный в бою, заботливый о подчиненных.

Пятый чтец: О знаменитом гусаре ходили легенды. Множество легенд. О его отваге, мужестве, бойцовской удали и умении беречь каждого солдата, что подтверждается словами самого Дениса Давыдова.

Шестой чтец: Из автобиографии Д.Давыдова, написанной им самим в третьем лице по причине большой скромности.

«Он бы стыдился предложить опасное предприятие и уступить исполнение другому».

Седьмой чтец: Знаменитый английский писатель Вальтер Скотт называл его черным капитаном и очень гордился знакомством с храбрым русским героем, и в кабинете у романиста висел портрет русского офицера.

Восьмой чтец: Жизнь генерала Давыдова была ярче и невероятнее любых легенд.

Девятый чтец: Казалось, Давыдову свыше было предначертано военное поприще. Н.Раевский и А.Ермолов — родственники Давыдова — будущие генералы Отечественной войны 1812 года.

Отец, полковник, командовал полком, был сподвижником А.В. Суворова. Великий полководец предсказал мальчику путь воина -победителя: «Этот будет военным человеком. Я не умру, а он выиграет три сражения.»

Десятый чтец: А место рождения Дениса Давыдова — знаменитое Бородино! В 17 лет будущий герой едет в Петербург для поступления в полк. Но есть два препятствия; маленький рост и бедность. Рост преодоляется упорством — начальство согласилось принять упрямца, и второе… Второе он будет ощущать постоянно.

Одиннадцатый чтец: Итак, Денис Давыдов становится офицером гвардейского Кавалергардского полка.

Звучит музыка И.Шварца «Кавалергарда век недолог».

Двенадцатый чтец: Недолго послужил молодой офицер в этом полку. И причиной тому — вольнолюбивый дух Давыдова. Он пишет басню «голова и ноги», где недвусмысленно намекает, что «царское величество» можно при случае и «об камень расшибить». Голова повелевает, а ноги исполняют её прихоти. Басня «Голова и ноги».

Тринадцатый чтец: Итак, «за правду колкую, за истину святую, за сих врагов царей» Дениса Давыдова переводят из Гвардии и Петербурга в захолустный гусарский полк. Звучит музыка «О бедном гусаре замолвите слово».

Четырнадцатый чтец: Денис Давыдов участвует в восьми компаниях.

  1. В Пруссии 1806 — 1807 гг.
  2. В Финляндии 1808 г.
  3. В Турции 1809г.
  4. Отечественная война 1812г.
  5. В Германии 1813 г.
  6. Во Франции 1814 г.
  7. В Персии 1826г.
  8. В Польше 1831 г.

Но главной — считает Отечественную войну 1812 г.

Первый чтец: Денис Давыдов: «Я человек, рожденный единственно для 1812г.».

Много в этот год кровавый,
В эту смертную борьбу
У врагов ты отнял славу

Ты — боец чернокудрявый
С белым локоном на лбу.

Г. Свиридов. «Военный марш».

Второй чтец: Давыдов стал первым командиром военного партизанского отряда, который начал свои действия после Бородинской битвы. Ему приходилось останавливаться в деревнях, и крестьяне иногда принимали его за француза. Поэтому он отпустил бороду, надел казацкий чекмень, лохматую кабардинскую шапку и в таком виде провел всю Отечественную войну.

Фрагмент из к/ф «Война и мир».

Третий чтец: Из автобиографии.

«Его летучий отряд взял в плен 3560 рядовых французской армии и 43 офицера. Французы за его голову назначают солидную награду, а англичане называют «черным капитаном».

Четвертый чтец: Но где бы ни воевал храбрый кавалерийский офицер, муза его не оставляла.

Пятый чтец: Из автобиографии: «Он не оставлял бесед с музами: он призывал их во время дежурств своих в казармах, в госпиталях и даже в эскадронных конюшнях. Часто на нарах солдатских, на столике больного писывал он свои творения».

Шестой чтец: Поэтический талант Д. Давыдова вспыхнул и уже не угас, когда он попал в провинциальный гусарский полк. Здесь он встретил гусарского поручика Александра Петровича Бурцова, лихого смелого гусара, и посвятил ему стихи.

Седьмой чтец: Ст. Бурцову:

Бурцов, ера, забияка,
Собутыльник дорогой!
Ради бога и… арака
Посети домишко мой!
В ней нет нищих у порогу
В нем нет зеркал, ваз, картин.
И хозяин, слава богу,
Не великий господин!
Он -гусар, и не пускает
Мишурою пыль в глаза;
У него, брат, заменяет

Все диваны куль овса.
Нет курильниц, может статься,
Зато трубка с табаком;
Нет картин, да заменятся
Шашкой с царским вензелем!
Вместо зеркала сияет
Ясной сабли полоса
Он по ней лишь поправляет
Два любезные уса.
А на место ваз прекрасных,
беломраморных, больших,
На столе стоят ужасных
Пять стаканов пуншевых
Они полны, уверяю,
В них сокрыт небесный жар.
Приезжай, я ожидаю,
Докажите, что гусар.

Восьмой чтец:

В дымном поле, на биваке
У пылающих огней,
В благодетельном араке
Зрю спасителей людей.
Собирайся в круговую
Православный весь причет!
Подавай локань златую,
Где веселее живет!
Наливай, обширны наши

В шуме радостных речей,
Как пивали наши предки
Среди копий и мечей.
Бурцов, ты- гусар гусаров
Ты на ухарском коне
Жесточайший из угаров
И наездник на войне!
Стукнем чашу с чашей дружно!
Нынче пить еще досужно,
Завтра трубы затрубят,
Завтра громы загремят.
Выпьем же и поклянемся
Что проклятью предаемся
Если мы когда –нибудь
Шаг уступим, побледнеем,
Пожалеем нашу грудь
И в несчастье оробеем.

Девятый чтец:

Если мы, когда дадим
Левый бок на фланкировке,
Или лошадь осадим,
Или миленькой плутовке
Даром сердце подарим!
Пусть не сабельным ударом
Пресечешься жизнь моя!

Пусть я буду генералом
Каких много видел я!
Пусть среди кровавых боев
Буду бледен, боязлив,
А в собрании героев
Остр, отважен, говорлив!
Пусть мой ус, краса природы,
Черно-бурый, в завитках,
Иссечется в юны годы
И исчезнет, яко прах!
Пусть фортуна для досады,
К умножению всех бед,
Даёшь мне чин за вахт парады
И Георгья за совет!
Пусть. .. Но чу! гулять не время
К коням, брат, и ногу в стремя,
Саблю вон — и в сечу! Вот
Пир иной нам бог дает,
Пир задорный, удалее,
И шумней, и веселее….
Ну — тка, кивер набекрень,
И — ура! Счастливый день!

Военный марш Г. Свиридова.

Кадры из фильма «Война и мир». «Гусарский пир».

Десятый чтец:

Ради бога, трубку дай!
Ставь бутылки перед нами,
С закрученными усами!
Чтобы хором здесь гремел Эскадрон гусар летучих,
Чтоб до неба возлетед
Я на их руках могучих;
Чтобы стены от ура
И тряслись, и трепетали!….
Лучше б в поле закричали…
Но другие горло драли:
«И до нас придет пора!»
Бурцов, брат, что, за раздолье! Пунш жестокий!.. Хор гремит! Бурцов, пью твоё здоровье:
Будь, гусар, век пьян и свет! Поншщируй, как поншируешь, Фланкируй, как фланкируешь:
В мирных днях не унывай
И в боях качай валяй!
Жизнь летит: не осрамися,
Не проспи её полет,
Пей, люби до веселися
Вот мой дружеский совет.

Одиннадцатый чтец:

Эти стихи написаны в 1804 г. В самом начале военной карьеры Дениса Давыдова. Ему было 20 лет. А вот «Гусарская песня» написана после войны 1812 года. Мы слышим зрелого воина, для которого главное — служба отечеству.

Учащийся в сопровождении гитары поёт «Гусарскую песню» Двенадцатый чтец. Муза поэта воспевала не только военные подвиги, но и нежные чувства, любовь.

Звучит вальс Г. Свиридова и читаются стихи.

Первый чтец:

Я люблю тебя, без ума люблю!
О тебе одной думы думаю,
При тебе одной сердце чувствую,
Моя милая, моя душечка.
Ты взгляни, молю, на тоску мою
И улыбкою, взглядом ласковым
Успокой меня, беспокойного,
Осчастливь меня, несчастливого
Если жребий мой умереть тоской –
Я умру, любовь проклинаючи,
Но и в смертный час воздыхаючи
О тебе, мой друг, моя душечка!

Второй чтец:

Я вас люблю так, как любить вас должно:
Наперекор судьбы и сплетен городских,
Наперекор, быть может, вас самих,
Томящих жизнь мою жестоко и безбожно,
Я вас люблю не оттого, что вы
Прекрасней всех, что стан ваш негой дышит
Уста роскошествуют и взор востоком пышет,
Что вы — поэзия от ног до головы?
Я вас люблю без страха опасенья
Ни неба, ни земли, ни Пензы, ни Москвы, —
Я мог бы вас любить глухим, лишенным зренья. ..
Я вас люблю затем, что это — вы!

Третий чтец: Выдающийся офицер, талантливый поэт, патриот, человек чести и долга, Денис Давыдов не был угоден военным властям. И причиной тому — «дух свободы», не терпящий стеснения слова, действия без оглядки, русское удальство очертя голову! И за все ответ — своей головой!

Четвертый чтец: Подводя итог своей жизни, генерал Давыдов с горестью замечал, что, в «течение сорокалетнего довольно блистательного военного поприща был сто раз обойден, часто притесняем и гоним людьми бездарными, невежественными и часто зловредными.»

Пятый чтец: В лирике Давыдова появляется мотив одиночества, странничества. Почти как у Лермонтова.

Шестой чтец: «Листок»

Листок иссохший, одинокий,
Пролетный гость степи широкой,
Куда твой путь, голубчик мой? –
Как знать мне! Налетели тучи,
И дуб родимый, дуб могучий
Сломили вихрем и грозой.
С тех пор, игралище Борея,
Не сетуя и не робея,
Ношусь я, странник кочевой,
Из края в край земли чужой;
Несусь, куда несёт суровый,
Всему неизбежимый рок,
Куда летит и лист лавровый,
И легкий розовый листок!

Седьмой чтец:

В 1823 году Давыдов вынужден был выйти в отставку в чине генерала — майора.

В ст.»Бородинское поле» мы слышим грустный голос воина, обращенный к памяти погибших. Давыдов вспоминает свою былую славу.

«Прости Раевский, мой герой!
Ермолов! Я лечу — веди меня, я твой.
О, обреченный быть побед любимым сыном,
Покрой меня, покрой твоих перунов дымом!

Восьмой чтец: Но в сознании поколений генерал-майор Д. В. Давыдов остался рыцарем без страха и упрека, талантливым поэтом, воином, патриотом.

Но едва проглянет день
Каждый по полю порхает;
Кивер зверски набекрень,
Ментик с вихрями играет.
Конь летит под седоком,
Сабля свищет, враг валился

Список литературы:

  1. Давыдов Д.В. Стихотворения, проза. Сов. Россия, 1987.
  2. Серебряков Г.В. Денис Давыдов. Роман — газеты, Москва, 1988.
  3. Золотой век: Поэты пушкинской поры. М.: АСТ -ЛТД, 1988.
  4. Рудаков С. «Питомец муз, питомец боя….» /Литература (газ).. 1998с.38с.2-3
  5. Молева Н. Черный капитан / Москва -2001 -с.З с. 196-198.

Денис Давыдов (1784–1839)[1]. История русской литературы XIX века. Часть 2. 1840-1860 годы

Денис Давыдов (1784–1839)[1]

Из наиболее даровитых поэтов предпушкинского поколения, широко известных и в 1810-1830-х годах, первое место принадлежит герою-партизану Отечественной войны 1812 г., поэту-гусару Денису Васильевичу Давыдову. Он обладал несомненно оригинальным поэтическим лицом, придумав маску бесшабашно-смелого, бесстрашного, отважного воина и одновременно лихого, веселого остроумного поэта-рубаки, поэта-гуляки.

Между боями, на биваке, он предавался вольному разгулу среди таких же доблестных друзей, готовых на любой подвиг. Давыдов не терпел «служак», карьеристов, муштру, всякую казенщину. Вот как он обращался к своему другу гусару Бурцову, приглашая отведать знаменитый арак (крепкий напиток):

Подавай лохань златую,

Где веселие живет!

Наливай обширной чаши

В шуме радостных речей,

Как пивали предки наши

Среди копий и мечей.

На коротком отдыхе он никогда не забывает о родине и «службе царской», т. е. о военном труде:

Но чу! Гулять не время!

К коням, брат, и ногу в стремя

Саблю вон – и в сечу! <…>

Давыдов гордился тем, что его поэзия не похожа ни на какую другую, что она родилась в походах, в боях, в досугах между битвами:

Пусть загремят войны перуны,

Я в этой песне виртуоз!

Правда, тут нужно внести некоторые поправки: вопреки словам Давыдова о том, что его стихотворения писались «при бивачных огнях», во время коротких отдыхов, на самом деле они создавались в тихой, уединенной обстановке, в периоды мирной жизни, в часы интеллектуального общения.

Д. Давыдову удалось создать выразительный и живописный образ «старого гусара» с любезными ему закрученными усами. Он окружен привычными приметами военного быта – у него, конечно, есть боевой конь, он виртуозно владеет саблей, а на коротком отдыхе любит закурить трубку, перекинуться в карты и выпить «жестокого пунша». Несмотря на эти замашки, он вовсе не только «ёра, забияка», но и прямой, искренний, смелый человек, истинный патриот. Превыше всего для него воинский долг, офицерская честь и презрение ко всяким светским условностям, лести, чинопочитанию. Давыдов создал живой и необычный лирический образ, к которому даже «подстраивал» свою реальную биографию.

Своими стихотворениями Давыдов сказал новое слово в русской батальной лирике, отличавшейся известной парадностью. Самой войны в стихотворениях Давыдова нет, но есть боевой дух офицера, широта души, распахнутой навстречу товарищам. Для выражения буйства чувств своевольной натуры поэта был потребен энергичный, лихо закрученный и хлесткий стих, часто завершавшийся острым афоризмом. Современники замечали, что и в жизни Давыдов был необычайно остроумен, словоохотлив, говорлив. Знаменитый исторический романист И. И. Лажечников вспоминал о Давыдове: «Хлестнет иногда в кого арканом своей насмешки, и тот летит кувырком с коня своего»[2].

Подстать «виртуозному» стиху была и поэтическая речь Давыдова. Поэт усвоил принципы «школы гармонической точности» с ее главными требованиями «вкуса» и «гармонии». Но вкус и гармония в стихах Давыдова особенные: они возникают на фоне привычной элегической лирики если не как ее отрицание, то как ее поправка. Давыдову, конечно, нужен общий стилистический фон, на котором отступления, так называемые семантические сдвиги, сразу бросаются в глаза. Но они не вступают в конфликт с общим стилем, а гармонируют с ним.

Элегический канон, как известно, был установлен подражателями Жуковского. Герой «унылой» медитативной элегии задумчив, грустен, мечтателен. Он пребывает в размышлении. Герой Давыдова, напротив, энергичен, он весь в действии, он страстен, чувственен, ревнив, ему знакомо чувство мести. Свои эмоции он выражает непосредственно, до и без размышления, часто «небрежно». В этом состоит прелесть живых стихов Давыдова, которых как будто не коснулась рука искусного мастера. Значит, стихи Давыдова были «мгновенным отпечатком душевных движений»[3] и сохраняли присущую им эмоциональную энергию. Благодаря этому стертые поэтизмы неожиданно оживляются: в них внесено конкретно-чувственное содержание.

Новаторство Давыдова особенно заметно не только в «гусарской» лирике, но и в любовной. Здесь поэт также смел в выражениях, часто сближая образы разных и далеких сфер, совмещая просторечие, прозаизмы с поэтизмами, заметно снижая поэтическую речь. В любовных элегиях Давыдова можно встретиться с несколько необычным явлением: по форме стихотворение представляет собой типичную любовную элегию («О, пощади! – Зачем волшебство ласк и слов.») с привычным для нее поэтическим словарем, но те анафорические обороты речи, восклицания, вопросы и весь интонационно-синтаксический рисунок, в которые заключены эти слова, характерны не для элегической, а для ораторской речи, свойственной больше оде, чем элегии. Точно так же оде более присущ «эмоциональный гиперболизм», выражающий экстатическое переживание:

Но ты вошла – и дрожь любви,

И смерть, и жизнь, и бешенство желанья

Бегут по вспыхнувшей крови,

И разрывается дыханье!

Пушкин, по собственному признанию, учился у Давыдова, «приноравливался к его слогу» и подражал ему в «кручении стиха». По словам Пушкина, Давыдов дал ему «почувствовать еще в лицее возможность быть оригинальным». Но в отличие от Давыдова Пушкин в обыденной жизни не носил литературной маски. Он оставался самим собой, а Давыдов, создав свою литературную маску лихого рубаки, гусара-поэта, стал примерять ее к жизни и сросся с ней. В бытовом поведении он стал подражать своему лирическому герою и отождествлял себя с ним.

В литературных баталиях второй половины 1820-1830-х годов Д. Давыдов поддерживал писателей, объединившихся около Пушкина и образовавших так называемый пушкинский круг литераторов. Из наиболее значительных поэтов того времени в него вошли Е.  Баратынский, П. Вяземский, А. Дельвиг, Н. Языков. Какого-либо формального объединения этих поэтов не существовало. Названия, которыми обычно обозначают общность этих поэтов, условны: «пушкинская плеяда», «поэты пушкинской поры», «поэты пушкинской эпохи», «поэты пушкинского круга», «поэты пушкинского направления», «поэты пушкинской школы», «спутники Пушкина» или даже «в созвездии Пушкина». Помимо перечисленных авторов к поэтам пушкинской поры относят едва ли не всех поэтов, писавших в одно с Пушкиным время. Считается, что «пушкинская эпоха» – это эпоха, сформировавшая Пушкина, и эпоха, прошедшая под знаком Пушкина. Несколько уже по объему, но все-таки достаточно широкое понятие – «поэты пушкинского круга», поскольку в него включаются поэты, биографически и творчески близкие к Пушкину. Самым широким является понятие «писатели пушкинского круга», так как сюда входят не только поэты, но и прозаики, и критики, и журналисты, и друзья, и знакомые, умевшие держать в руках перо и владевшие им. В этом учебнике мы пользуемся понятием «поэты пушкинского круга», сознавая всю условность термина.

Презентация золотой век русской поэзии. «Золотой» век русской литературы. От классицизма и сентиментализма к романтизму. Денис васильевич давыдов

Леонтьева Елизавета Ивановна

Данная презентация представляет писателей Золотого века русской литературы и обзор их творчества

Скачать:

Предварительный просмотр:

Чтобы пользоваться предварительным просмотром презентаций создайте себе аккаунт (учетную запись) Google и войдите в него: https://accounts.google.com


Подписи к слайдам:

Выполнила: Леонтьева Елизавета МБОУ «СОШ №12» «Золотой век русской литературы»

1. Введение Трудны и жестоки были условия, в которых развивалась передовая русская литература. Крепостнический строй накладывал свой отпечаток на все области русской жизни. В стране царил тяжелый политический гнет. Царская цензура беспощадно подавляла свободное слово. Величайшие деятели русской литературы подвергались преследованиям, многие из них кончили свою жизнь трагически. Рылеев был повешен царскими палачами. На каторгу отправлен Одоевский, сослан в Сибирь Бестужев. Гениальный Пушкин провел свою молодость в ссылке, а впоследствии был затравлен придворной камарильей и убит в самом расцвете сил. Лермонтова выслали на Кавказ. Полежаева отдали в солдаты. Царское правительство и дворянско-монархическая клика, стоявшие у власти, были врагами, злобными гонителями передовой литературы. Тем не менее русская литература достигла в XIX в. изумительно яркого расцвета и заняла одно из первых мест в Европе. Классицизм, нашедший совершенное выражение в различных сферах русского искусства, развивался параллельно с романтическим направлением, и вместе с тем уже в 20-е годы в России определялись черты реализма, который стал ведущим течением литературы XIX столетия.

2. Александр Сергеевич Пушкин Александр Сергеевич Пушкин (1799-1837) — великий национальный гений, создатель поэтических произведении непревзойденной красоты и совершенства. Как художник он развивался с необычайной быстротой, безошибочно усваивал самое ценное и значительное в русской и мировой культуре. Воспитанный на французском классицизме XVII и просветительной литературе XVIII в., он в начале своего творческого пути прошел через влияние романтической поэзии и, обогатившись ее художественными завоеваниями, одним из первых в литературе XIX столетия поднялся на уровень высокого реализма.

2. Александр Сергеевич Пушкин Опираясь на художественные принципы Вальтера Скотта, Пушкин написал «Капитанскую дочку» (1836 г.), историческую повесть с классической ясностью сюжетных линий и глубиной психологических характеристик. В «Капитанской дочке» Пушкин показал не только стихийный характер крестьянского движения, но и его поэзию, и его обреченность. Неповторимая красота искусства Пушкина с огромной силой проявилась в его лирике. Лирика Пушкина не менее глубоко раскрывает внутренний мир человека, чем лирическая поэзия романтиков, но у великого поэта душа и сердце гармонически сочетаются с могучей силой разума. Произведения Пушкина овеяны духом гуманности. По глубине чувства и классической гармонии формы они вместе с лирическими стихотворениями Гёте принадлежат к лучшим созданиям мировой поэзии. Пушкин был центральной фигурой русской литературы первых десятилетий XIX в. Белинский прямо называет этот период русской литературы «пушкинским». С именем Пушкина связан не только высокий расцвет русской поэзии, но и формирование русского литературного языка. Пушкин показал духовную красоту и мощь русского человека, прелесть родной природы, народной поэзии — сказок, песен, преданий. Его значение для русской литературы неизмеримо. «Он у нас начало всех начал»,—говорил о Пушкине Горький.

3.Михаил Юрьевич Лермонтов В конце 30-х годов обозначился переход к новому типу реализма. Белинский видел основную его особенность в усилении критического начала, росте разоблачительной тенденции. Творчество величайшего преемника Пушкина в области поэзии, Михаила Юрьевича Лермонтова (1814-1841), отмечено пафосом отрицания современной ему действительности. Лермонтов сложился как поэт в эпоху безвременья, когда декабристское движение было уже задушено, а новое поколение русских революционеров еще не окрепло. Это породило в его поэзии мотивы одиночества и горького разочарования.

3.Михаил Юрьевич Лермонтов Ненависть к «светской черни», к голубым жандармским мундирам николаевской России проходит через всю поэзию Лермонтова. В его лирике звучат мотивы мятежа, смелого вызова, ожидания бури..-Образы мятежников, ищущих свободы и восстающих против общественной несправедливости, часто выступают в его поэмах («Мцыри», 1840 г.; «Песня про купца Калашникова», 1838 г.). Лермонтов — поэт действия. Именно за бездеятельность бичует он свое поколение, воспитанное эпохой реакции, неспособное к борьбе и созидательному труду («Дума»). В центре самых значительных произведений Лермонтова стоит образ гордой личности, ищущей сильных ощущений в борьбе. Таковы Арбенин (драма «Маскарад», 1835-1836 гг.), Демон («Демон», 1829-1841 гг.) и Печорин («Герой нашего времени», 1840 г.). Разочарованный в окружающей мелочной жизни, поэт прошел через увлечение такой демонической личностью, но в своих произведениях последних лет он развенчивает романтическую поэзию гордого одиночества. В его творчестве ясно наметилась глубокая симпатия к простым, но полным настоящей самоотверженности и героизма людям,-то настроение, которое образует основной пафос русской литературы XIX в.

4.Николай Васильевич Гоголь Николай Васильевич Гоголь (1809-1852) завершил чрезвычайно важный для русской литературы XIX в. поворот к прозаическим жанрам-повести и роману. Первое значительное произведение Гоголя «Вечера на хуторе близ Диканьки» (1831-1832 гг.) вводит читателя в мир народных преданий. Фантастика этой книги и ее беззаботно веселый тон имеют мало общего с последующими произведениями Гоголя-реалиста. Вторая книга — «Миргород» (1835 г.), хотя она и является продолжением «Вечеров на хуторе близ Диканьки», носит более зрелый характер. Четыре повести, составляющие «Миргород», как бы контрастируют друг с другом. В «Тарасе Бульбе » Гоголь передает удаль и героику казацкой вольницы. В повести «О том, как поссорились Иван Иванович с Иваном Никифоровичем» показано засилье пошлости и мелких интересов в современной жизни и разыгрываются ничтожные происшествия, от которых тоскливо и скучно становится каждой живой душе. Страшной фантастике «Вия» противостоит патриархальная идиллия «Старосветских помещиков». Особое место в наследии Гоголя занимают его «Петербургские повести», изображающие современный Гоголю большой город с его социальными контрастами. Одна из этих повестей, «Шинель» (1842 г.), имела особое влияние на последующую литературу. Сочувственно изображая судьбу забитого и бесправного мелкого чиновника, Гоголь открыл путь всей демократической русской литературе» от Тургенева, Григоровича и раннего Достоевского до Чехова. «Все мы вышли из гоголевской «Шинели»»-в этой фразе Достоевского истинное признание значения повести Гоголя

5 .Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин (1826-1889)- сатирик мирового значения. Его сатира, проникнутая сознательной революционно-демократической тенденцией, направлена против общественного строя самодержавной России, обнажает уродства этого строя, доводит их до карикатуры и гротеска. Щедрин проявляет большую свободу в выборе форм и жанров, прибегает к сатирическому очерку и фельетону, к роману и диалогу, к комедии и памфлету. В «Истории одного города» (1869-1870 гг.) он дает обобщенное сатирическое изображение царизма, верховной власти российской империи. В романе «Господа Головлевы» (1870-1880 гг.) показан распад дворянской семьи, а в образе Иудушки воплощены мерзость и смрад крепостничества.

5 .Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин Свой художественный анализ Щедрин уточнил и дополнил в «Пошехонской старине» (1887-1889 гг.), где обработал тот же жизненный материал в форме, близкой к мемуарной. В «Сказках» (1869-1886 гг.) Щедрин, используя условно-фантастическую форму, с исключительной силой, наглядностью и выразительностью показал социальные тины русской жизни -крестьян, чиновников, господ генералов, а также отношения между ними. Щедрин безжалостен ко всем либеральным попыткам подчистить и подправить старый крепостнический порядок, «обличить» его второстепенные пороки, чтобы спасти основное. Насмешка над либеральными фразерами, легко уступающими свои позиции и пресмыкающимися перед крепостниками, составляет одну из постоянных тем Щедрина. Вместе с тем Щедрин, неподкупный и стойкий защитник народа, был чужд сентиментальному приукрашиванию и идеализации «мужичка». Наоборот, с горечью, гневом и беспощадной иронией говорит он о раболепии, темноте и невежестве, которые помогают угнетателям народа.

6.Иван Сергеевич Тургенев Иван Сергеевич Тургенев (1818-1883) начал свою литературную деятельность в 40-е годы, когда в русской общественной жизни еще окончательно не размежевались либеральная и демократическая тенденции. Он испытал на себе благотворное влияние идей Белинского. В очерках, которые Тургенев печатал на страницах «Современника» под общим названием «Записки охотника» (1847-1852 гг.), показано бесчеловечное угнетение крестьян при крепостном праве. В романах «Рудин» (1856 г.) и «Дворянское гнездо» (1859 г.) писатель изображает передового представителя дворянства, чувствующего глубокую неудовлетворенность окружающей его средой, но не находящего в себе энергии, чтобы порвать с ней и стать борцом против нее. Как Пушкин в «Евгении Онегине», послужившем прообразом для этих романов, Тургенев сталкивает своего «лишнего человека» с женщиной, обладающей сильным нравственным складом. Тонкость и глубина психологического анализа, проникновенное изображение русской природы, классическая завершенность стиля делают эти романы превосходными произведениями русской и мировой литературы. Тургенев не ограничился изображением «лишних людей».

6.Иван Сергеевич Тургенев В романе «Накануне» (1860 г.) он показал болгарского революционера Инсарова, за которым самозабвенно пошла русская девушка Елена Стахова. Но Тургенев искал героя, сложившегося на русской почве и посвятившего себя служению России. Такой образ он нашел в лице разночинца Базарова, изображенного им в романе «Отцы и дети» (1862 г.). Базаров отрицает поэзию и возвышенные чувства, которыми гордятся представители дворянской среды (поэтому он в их глазах — «нигилист», отрицатель), он думает, что главная задача состоит в распространении естественных наук. Хотя некоторые черты Базарова коробят писателя, Тургенев изображает все же своего героя как глубокую и трагическую личность, истинного гиганта рядом с мелкими фигурами образованных помещиков. В последние годы своей жизни писатель почти постоянно жил за границей. Он выступал на Западе в роли пропагандиста русской литературы; его собственные произведения во многом способствовали ее мировому влиянию.

7.Иван Александрович Гончаров Выдающийся русский романист Иван Александрович Гончаров (1812-1891) разделял с русскими просветителями вражду к крепостному праву и веру в то, что его уничтожение принесет благоденствие России. Однако по своим политическим воззрениям Гончаров склонялся к либерально-консервативной позиции. Романы Гончарова «Обыкновенная история» (1847 г.) и «Обломов» (1859 г.) появились до 1861 г., т.е. до окончательного размежевания либеральных и демократических тенденций. Как и Тургенев, Гончаров испытал на себе влияние Белинского. В «Обыкновенной истории» он осмеял дворянский романтизм, праздность и беспочвенность дворянских мечтателей.

Творцы искусства, которых сегодня относят к «золотому веку», незримыми нитями связаны с обновленным мироощущением во имя свободы творчества. Развитие общественных коллизий рубежа веков властно требовало пере­оценки ценностей, смены устоев творчества и средств худо­жественной выразительности. На этом фоне рождались ху­дожественные стили, в которых смещался привычный смысл понятий и идеалов. Новое искусство, прихотливое, загадочное и про­тиворечивое, жаждало то философской глубины, то мисти­ческих откровений, то познания необъятной Вселенной и тайн творчества. Родилась символистская и футуристическая поэзия, музыка, претендующая на философию, мета­физическая и декоративная живопись, новый синтетичес­кий балет, декадентский театр, архитектурный модерн. На первый взгляд худо­жественная культура «золотого века» полна загадок и про­тиворечий, с трудом поддающихся логическому анализу. Ка­жется, будто на грандиозном историческом полотне пере­плелись многочисленные художественные течения, творчес­кие школы, индивидуальные, принципиально нетрадицион­ные стили. Символизм и футуризм, акмеизм и абстракцио­низм, «мирискусничество» и «Новая школа церковного пе­ния». .. Контрастных, порой взаимоисключающих художест­венных направлений в те годы было значительно больше, нежели за все предшествующие столетия развития отечествен­ной культуры. Однако эта многогранность искусства «серебря­ного века» не заслоняет его целостности, ибо из контрастов, как подмечено еще Гераклитом, рождается прекраснейшая гармония. 8.Заключение

Золотой век русской поэзии В начале XIX века в русской поэзии уживаются на равных правах и классицизм, и сентиментализм. Но на волне национально – патриотического подъёма, вызванного Отечественной войной 1812 г, зарождается русский романтизм, а затем и реализм. романтизмреализм

Прекрасное начало. У истоков русского романтизма стоял В.А. Жуковский. Он писал элегииэлегии, послания, песни, баллады.баллады. По словам Белинского, он «обогатил русскую поэзию глубоко нравственным, истинно человеческим содержанием». ПушкинПушкин считал себя учеником Жуковского, высоко ценил «его стихов пленительную сладость».



Гражданская страсть. В.К. Кюхельбекер Русский поэт-декабрист, критик, переводчик. Учился в Царскосельском лицее, где начиналась его дружба с А.С.Пушкиным, А.А.Дельвигом. Романтическая поэзия Кюхельбекера воспевала свободу. Поэта волновала судьба Отечества.

К Ф. Рылеев К. Ф. Рылеев, виднейший поэт – К. Ф. Рылеев, виднейший поэт – декабрист, писал обличительные декабрист, писал обличительные и гражданские оды, политические и гражданские оды, политические элегии и послания, думы,поэмы. элегии и послания, думы,поэмы. Он видел в поэзии средство борьбы за политическую свободу. Декабристы заговорили о национальном характере литературы, выдвинули требование народности, распространив его на темы, жанры, язык.


Звёзды плеяды. А.А. Дельвиг Герои его песен простые молодцы и девушки, которые страдают по воле и счастливой любви. Н. М. Языков Выразил протест вольной юности в элегиях, песнях, гимнах. Прославлял богатырский размах сил, наслаждение молодостью, здоровьем.

П. А. Вяземский Способствовал слиянию гражданской и личной тем, объясняя элегические чувства общественными причинами. Е.А. Баратынский- крупнейший поэт русского романтизма, автор элегий, посланий, поэм. Вместо иллюзий он предпочитает спокойное и трезвое размышление. Его стихотворения наполнены философским смыслом.

Высокой думы власть М.Ю.Лермонтов Поэтическая эпоха, выразителем которой стал Лермонтов, по словам Белинского, отличается «безверием в жизнь и чувства человеческие, при жажде и избытке чувств». Лирический герой открыто противостоит враждебному внешнему миру.


Дары жизни После Пушкина и Лермонтова в русской поэзии появляются оригинальные дарования – А. Плещеев, Н. Огарёв, Ап. Григорьев, Я Полонский, А. Толстой, И.Тургенев, А Майков, Н. Некрасов. Своей поэзией они совершили переход к реализму. Их стихи проникнуты сочувствием к бедному человеку. Лирическим героем нередко становится человек из дворян или разночинцев, вставший на защиту народа, крестьян.


Жанры романтизма. Элегия – стихотворение средней длины, обычно печального содержания, проникнутого грустью.Элегия БалладаБаллада – стихотворение, в основе которого чаще всего лежит историческое событие, народное предание с напряжённым сюжетом Басня Басня – краткий нравоучительный стихотворный или прозаический рассказ, к котором есть аллегория, иносказание.

Наряду с поэзией начала развиваться проза. Прозаики начала века находились под влиянием английских исторических романов В. Скотта, переводы которых пользовались огромной популярностью. Развитие русской прозы 19 века началось с прозаических произведений А.С. Пушкина и Н.В. Гоголя. Пушкин под влиянием английских исторических романов создает повесть «Капитанская дочка», где действия разворачивается на фоне грандиозных исторических событий: во времена Пугачевского бунта. А.С. Пушкин произвел колоссальную работу, исследуя этот исторический период. Это произведение носило во многом политический характер и было направлено к власть имущим. А.С. Пушкин и Н.В. Гоголь обозначили основные художественные типы, которые будут разрабатываться писателями на всем протяжении 19 века. Это художественный тип «лишнего человека», образцом которого является Евгений Онегин в романе А.С. Пушкина, и так называемый тип «маленького человека», который показан Н.В. Гоголем в его повести «Шинель», а также А.С. Пушкиным в повести «Станционный смотритель».

Cлайд 1

Cлайд 2

РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА XIXв. направление годы имена Сентиментализм 10-ыег.г. МолодыеВ.А. Жуковский, Е.А. Баратынский. Романтизм 10-ыег.г. В.А. Жуковский, Ф.И. Тютчев; К.Ф. Рылеев, В.К. Кюхельбекер; А.С. Пушкин, М.Ю. Лермонтов. Реализм 20-30-ыег.г. А.С. Пушкин, Н.В. Гоголь «Натуральная школа» 40-50-ыег.г. А.И. Герцен, И.С. Тургенев, И.А. Гончаров, А.Н. Островский, Л.Н. Толстой, Ф.М. Достоевский Революционно-демократический реализм 60-70-ыег.г. Н.А. Некрасов, Н.Г. Чернышевский, М.Е. Салтыков –Щедрин Пролетарская литература и символизм 90-ыег.г. М. Горький; В. Брюсов

Cлайд 3

«Буря и натиск» (нем. Sturm und Drang) — период в истории немецкой литературы (1767-1785), связанный с отказом от культа разума, свойственного классицизму, в пользу предельной эмоциональности и описания крайних проявлений индивидуализма, что характерено для предромантизма. Писателей, относивших себя к движению «Бури и натиска», называют штюрмерами (нем. Stürmer — «бунтарь, буян»). Идеологом этого бунта против рационализма выступил немецкий философ Иоганн Георг Гаман, разделявший взгляды французского писателя и мыслителя Жан-Жака Руссо. Деятели «Бури и натиска» высоко ценили переводные пьесы Шекспира, Оссиановы поэмы и «природную» поэзию англичанина Юнга. В это же время в Европе зародилось новое литературное движение, именуемое сентиментализмом.

Cлайд 4

Известные представители «Бури и натиска» Гаман, Иоганн Георг (1730-1788) Вагнер, Генрих Леопольд (1747-1779) Гёте, Иоганн Вольфганг (1749-1832) Шубарт, Кристиан Фридрих Даниель (1739-1791) Шиллер, Фридрих (1759-1805)

Cлайд 5

Романтизм (от франц. Romantisme) идейное и художественное направление, которое возникает в конце XVIII века в европейской и американской культуре и продолжается до 40-х годов XIX века. Распространилось на различные сферы деятельности человека. В XVIII веке романтическим называли всё странное, фантастическое, живописное и существующее в книгах, а не в действительности. В начале XIX века романтизм стал обозначением нового направления, противоположного классицизму и Просвещению.

Cлайд 6

Характеризуется — утверждением самоценности духовно-творческой жизни личности, — изображением сильных (зачастую бунтарских) страстей и характеров, — изображением одухотворённой и целительной природы.

Cлайд 7

ПРИЧИНЫ ВОЗНИКНОВЕНИЯ РОМАНТИЗМА. Непосредственной причиной, вызвавшей появление романтизма, была Великая французская буржуазная революция. До революции мир был упорядочен, в нем существовала четкая иерархия, каждый человек занимал свое место. Революция перевернула “пирамиду” общества, новое еще не было создано, поэтому у отдельного человека возникло чувство одиночества. Жизнь поток, жизнь игра, в которой кому-то повезет, а кому-то нет. В литературе возникают образы игроков людей, которые играют с судьбой: “Игрок” Гофмана, “Красное и черное” Стендаля (а красное и черное это цвета рулетки!), а в русской литературе это “Пиковая дама” Пушкина, “Игроки” Гоголя, “Маскарад” Лермонтова.

Cлайд 8

Философия Романтизма Категория возвышенного — центральная для Романтизма. С воспеванием возвышенного связан интерес Романтизма к Злу, его облагораживание и диалектика добра и зла («Я — часть той силы, что вечно хочет зла и вечно совершает благо»). Просветительской идее прогресса и тенденции отбросить всё «устаревшее и отжившее» Романтизм противопоставляет интерес к фольклору, мифу, сказке, к простому человеку, возвращение к корням и к природе.

Cлайд 9

ОСНОВНОЙ КОНФЛИКТ РОМАНТИЗМА Конфликт человека с миром. Возникает психология бунтующей личности, которую наиболее глубоко отразил Лорд Байрон в произведении “Путешествие Чайльд-Гарольда”. Романтических героев объединяет чувство собственной исключительности. “Я” осознается как высшая ценность, отсюда эгоцентризм романтического героя. Но сосредоточившись на себе, человек вступает в конфликт с действительностью.

Cлайд 10

ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ Мир странный, фантастический, необыкновенный, как в сказке Гофмана “Щелкунчик”, или уродливый, как в его сказке “Крошка Цахес”. В этих сказках происходят странные события, предметы оживают и вступают в пространные беседы, основной темой которых становится глубокий разрыв между идеалами и действительностью. И этот разрыв становится основной ТЕМОЙ лирики романтизма.

Cлайд 11

Выводы В центре художественной системы романтизма – личность. Основной конфликт – конфликт между личностью и обществом. Романтическая личность – натура страстная. Срасти делились на высокие и низкие. К высоким относили любовь во всех её проявлениях, к низким – зависть, жадность, честолюбие.

Cлайд 12

Романтический герой обладает сильным характером, он на голову выше окружающих. Часто в романтических произведениях герой – художник. Исключительному характеру соответствуют исключительные обстоятельства. Романтический герой несовместим с обыденным миром. Любимая романтическая среда – история и экзотика.

Cлайд 13

Исторический роман В романтических произведениях подробно воспроизводятся исторические детали, фон, колорит, но картины даны вне истории. История – своеобразная декорация рассказываемых событий.

Cлайд 14

Экзотика События романтических произведений разворачиваются в необычной обстановке (в песнях поэмы Байрона «Паломничество Чайльд-Гарольда» описываются Португалия, Испания, Греция, Албания)

Cлайд 15

Интерес к фольклору Романтиков интересует национально-психологическая специфика отдельных народов, национальная самобытность. Отсюда обращение к фольклору, его переработка и создание собственных произведений.

«Золотой век русской поэзии»

Далёкий отсвет пушкинской плеяды… Нам вряд ли увидать другой такой


Цель урока : познакомить учащихся с поэтами «пушкинской поры» Задачи: Обучающие: сформировать понятие «поэты пушкинской поры»; установить хронологические рамки возникновения «Золотого века русской поэзии»; Развивающие: развивать творческое мышление, умение выбирать из огромного литературного материала наиболее важную информацию, делать выводы; Воспитательные: формировать любовь и уважение к литературным и музыкальным произведениям; воспитывать чувство толерантности, ответственности, коллективизма через работу в группе. Оборудование: компьютер, мультемидийный проектор.


Лирика – это род литературы (наряду с эпосом и драмой), в котором субъективное начало является главным. Лирика выражает сложную духовную жизни человека (его интересы – личные и общественные; его настроения, переживания, чувства и т. д.). Духовная жизнь человека определяется обстоятельствами, явлениями внешнего мира. Но лирика не касается или почти не касается самих этих явлений: она прямо выражает только мысли, чувства, настроения, переживания.




А.С. Пушкин

А.А. Дельвиг

К.Н. Батюшков

К.Ф. Рылеев

Д.В. Давыдов

В.А. Жуковский

Е.А. Баратынский

Н.М.Языков


Константин Николаевич Батюшков

Великий поэт, говоря о себе самом, о своём Я, говорит об общем – о человечестве,

ибо в его натуре лежит всё, чем живет человечество.

И потому в его грусти всякий узнает свою

грусть, в его душе всякий узнает свою

и видит в нём не только поэта, но и человека…

В. Г.Белинский.


Жизнь поэта не должна противоречить духу его поэзии, жизнь и творчество неотделимы: Живи, как пишешь, и пиши, как живёшь… Счастлив тот, кто пишет потому, что чувствует…

В 1810 – 1812 г.г. активно сотрудничает в журнале «Драматический вестник». Сближается с Н.М.Карамзиным, В.А.Жуковским, В.Л.Пушкиным, П.А.Вяземским и другими литераторами. С этого времени целиком посвящает себя литературному творчеству.


Батюшков и Пушкин В 1814 году происходит знакомство Батюшкова с лицеистом Пушкиным

Пушкин восхищался им: «Что за чудотворец этот Батюшков!»; справедливо отмечал: «Батюшков …. сделал для русого языка то же самое, что Петрарка для итальанского», указывал на «гармоническую точность» его стихов.


Пока на поле чести За древний град моих отцов Не понесу я в жертву мести И жизнь и к родине любовь, Пока с израненным героем, Кому известен к славе путь, Три раза не поставлю грудь Перед врагом сомкнутым строем – Мой друг, дотоле будут мне Все чужды музы и хариты, Венки, рукой любови свиты, И радость шумная в вине! «К Дашкову»


Антон Антонович Дельвиг

«И ты пришёл, сын лени вдохновенный,

Сердечный жар, так долго усыплённый,

И бодро я судьбу благословил. »

А.С.Пушкин


Дельвиг и Пушкин

С Пушкиным его связывала нежнейшая дружба. По единогласному утверждению друзей, Пушкин никого так не любил, как Дельвига. Да и сам Пушкин писал после смерти Дельвига: « Никто на свете не был мне ближе Дельвига. Из всех связей детства он один оставался на виду – около него собиралась наша бедная кучка. Без него мы точно осиротели». Именно Дельвиг в апреле 1825 года навестил ссыльного Пушкина в Михайловское. Какой это был замечательный для Пушкина год! В январе к нему приехал Пущин, а апреле Дельвиг. За посещение опального поэта Дельвиг был строго наказан: он лишился своего места в библиотеке.


Вдохновение Не часто к нам слетает вдохновенье, И краткий миг в душе оно горит; Но этот миг любимец муз ценит, Как мученик с землею разлученье. В друзьях обман, в любви разуверенье И яд во всем, чем сердце дорожит, Забыты им: восторженный пиит Уж прочитал свое предназначенье. И презренный, гонимый от людей, Блуждающий один под небесами, Он говорит с грядущими веками; Он ставит цель превыше всех частей, Он клевете мстит славою своей И делится бессмертием с богами.


Петр Андреевич Вяземский

Да сколько я вам раз, милостивые государи и безмилостивые деспоты, сказывал, что я не хочу писать ни как тот, ни как другой, ни как Карамзин, ни как Жуковский, ни как Тургенев, а хочу писать как Вяземский…»

Петр Андреевич Вяземский – поэт, критик, историк литературы, мемуарист, ближайший друг Пушкина.


Он был одним из организаторов и наиболее активных участников литературного общества «Арзамас», объединившего поборников романтизма.

На гербе общества изображался гусь , так как « Арзамас славился своими жирными гусями».



НИКОЛАЙ МИХАЙЛОВИЧ ЯЗЫКОВ

« Они жрецы собой связует», — писал Пушкин в сентябре 1824 г. , имея в виду главным образом добрые отношения, которые сложились у него к тому времени с Дельвигом, Вяземским, Баратынским, и приглашая Языкова к их компании присоединиться, —

Они жрецы единых муз,

Единый пламень их волнует,

Друг другу чужды по судьбе,

Они родня по вдохновенью.

В процитированном отрывке из послания «К Языкову», ключевое слово – «родня». Пушкин в детстве не знал материнской любви, не имея семьи настоящей, — круг дружественных потов до поры до времени семью ему заменили.


ЯЗЫКОВ И ПУШКИН

Встреча с Пушкиным в 1826 г., в Тригорском составила целую эпоху в биографии Языкова. Своим творчеством поэт поразил Пушкина. Пушкин любил Языкова как поэта, любил его слог, «твердый, точный и полный смысла». Мощная, органическая, яркая поэзия Языкова была к тому же многоликой. Нестареющие образы языковской поэзии заставляют задуматься о вечной молодости настоящего искусства и вспомнить великие пушкинские строки: «Произведения истинных поэтов остаются свежи и вечно юны». Обратимся к одному из самых знаменитых стихотворений Языкова, которое стало народной песней.


«Пловец»

Нелюдимо наше море,

День и ночь шумит оно;

В роковом его просторе.

Много бед погребено.

Смело, братья! Ветром полный

Парус мой направил я:

Полетит на скользки волны

Быстрокрылая ладья!

Облака бегут над морем,

Крепнет ветер, зыбь черней,

Будет буря: мы поспорим

И помужествуем с ней.

Смело, братья! Туча грянет,

Закипит громада вод,

Выше вал сердитый встанет,

Глубже бездна упадет!

Там, за далью непогоды,

Есть блаженная страна:

Не темнеют неба своды,

Не проходит тишина.

Но туда выносят волны

Только сильного душой!..

Смело, братья, бурей полный

Прям и крепок парус мой


ДЕНИС ВАСИЛЬЕВИЧ ДАВЫДОВ

Из наиболее даровитых поэтов послепушкинского периода, широко известных и в 1810-1830 г.г., первое место принадлежит герою-партизану Отечественной войны 1812 г. , поэту гусару Д.В.Давыдову.

«Пусть загремят войны перуны,

Я в этой песне виртуоз»!

Своими стихотворениями Давыдов сказал новое слово в русской батальной лирике, отличавшейся известной парадностью. Самой войны в стихотворениях Давыдова нет, но есть боевой дух офицера, широта души, распахнутой на встречу товарищам.


Давыдов и Пушкин

Пушкин считал своим учителем Д.Давыдова. В литературных баталиях II половины 1820-1830 г.г., Давыдов поддерживал писателей, объедившихся около Пушкина и образовавших так называемый круг литераторов.



Евгений Абрамович Баратынский

Читая стихи Баратынского, не можешь отказать ему в своей симпатии, потому что этот человек, сильно чувствуя, много думал, следовательно жил, как не всем дано жить»,- писал о Баратынском Белинский.


Баратынский и Пушкин

«Баратынский, — утверждал Пушкин,- принадлежит к числу отличных наших поэтов. Он у нас оригинален, ибо мыслит… мыслит по-своему…между тем как чувствует сильно и глубоко»



Василий Андреевич Жуковский

Его стихов пленительная сладость

Пройдет веков завистливую даль,

И, внемля им, вздохнет о славе младость,

Утешится безмолвная печаль

И резвая задумается радость.

Несоизмерим подвиг Жуковского и велико его значение в русской литературе!.. Подвиг, которому награда не просто упоминание в истории отечественной литературы, но вечное славное имя из рода в род.

В.Г. Белинский


Цветок

Минутная краса полей,

Цветок увядший, одинокий,

Лишён ты прелести своей

Рукою осени жестокой.

Увы! нам тот же дан удел,

И тот же рок нас угнетает:

С тебя листочек облетел —

От нас веселье отлетает.

Отъемлет каждый день у нас

Или мечту, иль наслажденье.

И каждый разрушает час

Драгое сердцу заблужденье.

Смотри… очарованья нет;

Звезда надежды угасает…

Увы! кто скажет: жизнь иль цвет

Быстрее в мире исчезает?


Пётр Вяземский «Моя вечерняя звезда» Моя вечерняя звезда, Моя последняя любовь! На потемневшие года Приветный луч пролей ты вновь! Средь юных, невоздержных лет Мы любим блеск и пыл огня; Но полурадость, полусвет Теперь отрадней для меня.


КОНДРАТИЙ ФЕДОРОВИЧ РЫЛЕЕВ

В истории романтизма есть особое направление, которое называется гражданским. Это декабристская поэзия. Многие декабристы были незаурядными поэтами, среди них было много друзей Пушкина.

Тюрьма мне в честь, не в укоризну,

За дело правое я в ней,

И мне ль стыдиться сих цепей,

Коли ношу их за Отчизну.



  • Вопросы, которые волновали поэтов пушкинской поры: любовь, красота природы, интересы народа, война, права и достоинства человека, — продолжают волновать и нас, жителей 21 века. Эти вопросы будут актуальны всегда, сколько бы времени ни прошло.
  • Нет поколений бывших и настоящих, мы все современники».

Каким на самом деле был Денис Давыдов — Российская газета

Денис Васильевич Давыдов родился 27 июля 1784 года, 235 лет тому назад.

В наши дни в моде выражение «жизнь — это проект», его жизнь стала проектом еще в XIX веке. Это был литературный проект, он придумал себя, как персонажа, и слился с этим образом. Персонаж был отчаянным гусаром-забулдыгой, лихим пьянчугой, знающим лишь коня, саблю да бутылку. Настоящий же Денис Васильевич — приятный и благоразумный человек, отлично образованный, умный собеседник, старательно избегавший необдуманных поступков.

Один такой поступок он все-таки совершил — в ранней молодости написал поэтическую сатиру на императора Александра I, обыграв его глухоту. И был переведен из гвардейского кавалергардского в армейский, белорусский гусарский полк. Там служил легендарный кутила Бурцев — он станет другом Давыдова и героем его стихов. Гусары отчаянно пили, Денис Давыдов пьянства не любил, и на помощь пришла поэзия. С годами это вышло боком. Будущая теща поначалу решительно отвергла его сватовство, несмотря на то, что Давыдов уже был генералом. Друзьям поэта с трудом удалось ее убедить, что он чрезвычайно приличный человек. Тому, что слова «Сабля, водка, конь гусарской,// С вами век мне золотой!» поэтическое преувеличение, она верить не хотела.

В остальном же гусарская служба ему понравилась — по большей части из-за того, что среди гусар царил дух свободы. Он был гусаром во время войны 1812 года, когда его прославило создание первого партизанского отряда. Его гусары отлично воевали во время заграничного похода русской армии. Денис Давыдов отказался от командования драгунами, хотя это сулило повышение по службе. Когда ему предложили конных егерей (там надо было сбрить усы), он засобирался в отставку. Но простивший давнюю сатиру император нашел как поправить дело.

Александр I забыл о том, что Давыдов сравнил его с тетеревом, а Николай I благоволил к поэту. Денис Давыдов был щедро награжден за польскую кампанию, стал генерал-лейтенантом. Но служить он больше не хотел и числился «по кавалерии», в резерве. У него было 9 детей, жена принесла ему большое имение, сельская жизнь его радовала. В любви он был несчастлив: его оскорбительно бросали те, к кому он сватался. Женился Давыдов не по любви, зато брак у него был идеальный.

Он вырастил детей, обустроил имение, завел приносивший прибыль винокуренный завод и умер, окруженный теми, кто его любил. Поэтом он был замечательным, но прожить удачную жизнь тоже большое искусство — и Денис Давыдов превосходно им владел.

КАЗАНСКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМ. А. Н. ТУПОЛЕВА

Денис Васильевич Давыдов — русский поэт, наиболее яркий представитель «гусарской поэзии», мемуарист, генерал-лейтенант. Один из командиров партизанского движения во время Отечественной войны 1812 года.

Денис Васильевич Давыдов рано приобщился к военному делу, хорошо выучился верховой езде. В 1801 году Давыдов поступил на службу в гвардейский кавалергардский полк, находившийся в Петербурге. Стал писать стихи и басни, но увлекся и в баснях стал очень едко высмеивать первых лиц государства. Из-за сатирических стихов последовал перевод Дениса из гвардии в один из армейских гусарских полков, в киевскую губернию на Украине. С 24 января 1807 года Денис Давыдов участвовал в боях с французами. В сражении при Прейсиш-Эйлау он находился при Багратионе, который появлялся со своим адъютантом на самых опасных и ответственных участках. В этой и других битвах Давыдов отличился исключительной храбростью, за что был награжден орденами и золотой саблей. При начале войны 1812 года Давыдов состоял подполковником в Ахтырском гусарском полку и находился в авангардных войсках ген. Васильчикова.

   

На литературном поприще ему сопутствовал успех. Д.В. Давыдов писал стихи и печатался в лучших журналах и альманахах, стал членом литературного общества «Арзамас» и находился в дружеских отношениях с А.С. Пушкиным, В.А. Жуковским, П.А. Вяземским. Он тесно общался с декабристами, хотя и отказался вступить в их общество, считая, что Россия не доросла до конституции. Литературная деятельность Давыдова выразилась в целом ряде стихотворений и в нескольких прозаических статьях. Денис Давыдов был мастером стихотворных каламбуров и известным на всю русскую армию острословом, задевавшим высших сановников и самого царя. Прозаические статьи Давыдова делятся на две категории- статьи, носящие характер личных воспоминаний, и статьи историко-полемические.  

«Имя Победы»: Давыдов Денис Васильевич

Лучшие книги Дениса Васильевича Давыдова 

С литературой по теме, вы можете ознакомиться в научно-технической библиотеке им. Н.Г. Четаева КНИТУ-КАИ

Клятву верности сдержали: 1812 год в русской литературе / сост. С. Серков . — М. : Московский рабочий, 1987. — 477 с. 

Аннотация: В книгу включены воспоминания участников и очевидцев Отечественной войны 1812 года Н. Дуровой, Д. В. Давыдова, Ф. Н. Глинки, произведения А. С. Пушкина и М. Ю. Лермонтова, В. А. Жуковского, рассказы писателей А. Е. Зарина, И. И. Лажечникова, А. Бестужева и других, а также документы и письма М. И. Кутузова.

Давыдов, Денис Васильевич. Стихотворения / Д. В. Давыдов. — Л. : Сов. писатель, 1959. — 283 с.

Аннотация: В сборник вошли основные стихи из поэтического наследия известного поэта и легендарного партизана, героя Отечественной войны 1812 г. Дениса Давыдова (1784-1839), а также стихотворения современников, ему посвященные.

Давыдов, Денис Васильевич. Военные записки / Д. В. Давыдов ; предисл. О. Михайлова. — М. : Воениздат, 1982. — 359 с. 

Аннотация: В сборник вошли очерки, статьи, воспоминания, записки героя Отечественной войны 1812 года, прославленного партизана. Помимо большой военно-исторической ценности, они являются своеобразным памятником русской литературы 20-30-х гг. XIX века. Пушкин.

Давыдов, Денис Васильевич Гусарская исповедь : стихотворения / Давыдов, Денис Васильевич ; сост. Н. В. Алехина. — М. : ТОО Летопись, 1997. — 169с. 

Аннотация: Стихотворения знаменитого Дениса Давыдова отражают все аспекты его яркой личности: боевые подвиги, дружбу, любовь и широту русской души. Стихотворный талант и неподражаемый стиль великолепного гусара высоко ценили современники; его стихи не только интереснейший памятник блестящей эпохи, но и произведение искусства.

По материалам с сайта https://www.livelib.ru/author/119280-denis-davydov

Материалы подготовлены: О.А. Кулябиной, главным библиотекарем сектора социокультурных коммуникаций НТБ им. Н.Г. Четаева

Поэты «Золотого века»| АРХИВ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ

          
  
А.С.Пушкин

М. Ю.Лермонтов
 
Ф. И. Тютчев
 
Фет А А
     
  
А. Н. Апухтин

Баратынский Е. А.

 
Бестужев А.А.
 
Батюшков К.Н.
     
  
В. Я. Брюсов
 
Дмитрий Веневитинов
 Иоганн Гете

 

Ф. Н. Глинка

     
 
Евгений Гребенка
 Александр Грибоедов

 Денис Давыдов


Антон Дельвиг







Гаврила Державин

КАПНИСТ Василий Васильевич
Николай Карамзин

Иван Козлов

     
  
Алексей Кольцов
 Иван Андреевич Крылов

 Вильгельм Кюхельбекер

 
Михаил Ломоносов
     
  
Аполлон Майков
 Лев Мей

 
Иван Мятлев
 
Семен Надсон
     
  
Николай Некрасов
 
Иван Никитин

 Николай Огарев

 
Александр Одоевский
     
  
Каролина Павлова
 
 Александр Полежаев

 

Яков Петрович Полонский

     
  
Козьма Прутков
 Александр Радищев

 
Владимир Раевский
 
Евдокия Ростопчина
     
  
Кондратий Рылеев
 Константин Случевский

 


Александр Сумароков


 Василий Тредиаковский
     
  

Фридрих Шиллер

        

Поэты Пушкинской поры: произведения

Пушкинской поры поэты — это явление, которое представляет собой золотой век русской поэзии и определяется рамками 1810-1830 гг. (для справки: последующий — серебряный век — имеет рубежи 1894-1929 гг.). Если золотистый свет дарит Солнце, то ночная Луна — серебристый, но это уже другая история, и тоже достаточно интересная.

Каким же образом возникло такое понятие — «поэты пушкинской поры»? Рядом с Пушкиным творило много блистательных лириков. Но в этот круг логично внести поэтов, которые были близки великому классику по духу, разделяли с ним философские взгляды, социальную и гражданскую позицию, этические и эстетические убеждения, людей, которые полемизировали с одними и теми же литературными противниками.

Поэты пушкинской поры: список

К составлению этого списка поэтов нужно подходить очень аккуратно. Если в него обязательно нужно внести Жуковского, Батюшкова и Д. Давыдова, то Лермонтова, Полежаева и Кольцова уже стоит относить к послепушкинской эпохе, так как у них уже иная проблематика и пафос в поэзии.

Однако чаще всего считается, что пушкинской поры поэты — это люди, которые жили и творили в одно время с Пушкиным. И не важно, насколько близки они были духовно и с литературной точки зрения великому поэту, решающим было только то, что занимались они поэзией одновременно и постоянно совершенствовали свое мастерство, учась друг у друга.

Итак, кто же такие поэты пушкинской поры? Список, безусловно, нужно начать с таких творцов, как В. А. Жуковский («Светлана», «Море», «Людмила», «Лесной царь», «Вечер»), К. Н. Батюшков («Мечта», «Послание И. М. Муравьеву-Апостолу», «Мои пенаты», «Ариост и Тасс», «Петрарка»), П. А. Вяземский («Нетленный цветок», «Слезы прощания», «Сельская церковь», «Царь Горох», «Хорошие люди»), Д. В. Давыдов («Богомолка», «Бородинское поле», «Гусарская исповедь», «Моя песня», «Мудрость», «Я вас люблю так…», «Чиж и роза»), Ф. Н. Глинка («О пиитической жизни Пушкина», «Очерк Бородинского сражения», «Иов, свободное подражание книге Иова», «Ура! На трёх ударим разом»), М. В. Милонов («К Рубеллию», «К сестре моей», «Падение листьев», «Послание к земледельцам»), П. А. Катенин («Наташа», «Убийца», «Леший», «Ольга», «Андромаха») и других, которые уже были состоявшимися литераторами, а некоторые были значительно старше по возрасту и опытнее самого Пушкина. Однако после знакомства с ним все они ощутили на себе его мощное воздействие, как человеческое, так и творческое.

Самой распространенной и популярной темой поэзии золотого века были дружеские послания. Поэты пушкинской поры Батюшков и Жуковский, которых тот считал своими учителями, были ее родоначальниками, но потом этот род поэзии усовершенствовал и продолжил сам Пушкин. Александр Сергеевич любил Батюшкова и называл его «философом резвым» и «парнасским счастливым ленивцем», так как стихи Батюшкова отличались благозвучием или, точнее сказать, музыкальным звучанием. Он поражал необычайной аллитерацией, где повторяется согласный «с»: «счастье весной воскреснуть»; «прелестнее весна» и т. д.

Однокашники-лицеисты

Затем в этот список надо включить и его однокашников-лицеистов, и близких друзей: В. К. Кюхельбекера («Грибоедову», «Ода на смерть Байрона», «Арги­вяне», «На 1829 год», «Участь русских поэтов»), А. А. Дельвига («А. С. Пушкину», «Слезы любви», «Сонет», «Эпилог») и А. Д. Илличевского («Надежда», «19 октября», «Три слепца», «Веселость и рассудок», «Каменщик и плотник»). Кстати, последнего за искреннее обаяние Пушкин называл «остряком любезным», «другом и недругом», так как тот действительно считался его главным соперником в поэзии.

Были в этом списке и современники, которые познакомились с великим поэтом в разные периоды его жизни, и, безусловно, благодаря собственной одаренности и таланту, они все же находили свою дорогу в искусстве словесности. Это Н. М. Языков («Буря», «Весна», «А. С. Пушкину», «Тригорское», «Утро»), Е. А. Баратынский («Ахилл», «Муза», «Водопад»). Их творческие пути то сближались, то расходились с Пушкиным.

К этому списку можно добавить еще одну группу — это люди, которые обладали совсем небольшими талантами, но, испытав мощное влияние и обаяние личности гения Пушкина, очень легко освоили темы и легкость его ясного и прозрачного стихотворного стиля. Это К. Ф. Рылеев («Иван Сусанин», «Смерть Ермака», «Димитрий Самозванец»), Ф. А. Туманский («Птичка», «Элегия», «Родина»), В. И. Туманский («Одесса», «Певец», «Размолвка», «Примирение»), В. Г. Тепляков («Одиночество», «Белые страницы», «Призрак», «Моя старушка»), Д. П. Ознобишин («Венок», «Тайна пророка», «Ревнивый демон», «Дума»), А. И. Подолинский («Жребий», «Портрет», «Урок», «Звезда») и др.

Подражатели

В этом списке имелись и подражатели, и эпигоны Пушкина, которые были буквально покорены поэтическим талантом великого гения (П. А. Плетнев, М. Д. Деларю, В. Н. Щастный, А. А. Шишков, Е. Ф. Розен).

В общем, все упомянутые имена – это и есть поэты пушкинской поры. Давыдову, однако, старшему современнику Пушкина, принадлежит почетное место в настоящем перечне. Пушкин высоко ценил его поэтические труды, и у него учился лихо «закручивать» стихи.

Гусар Давыдов имел неповторимый и очень оригинальный поэтический голос. Он надел на себя литературную маску смелого и бесшабашного, остроумного, лихого и веселого поэта-гуляки, поэта-рубаки, который никогда не стеснялся нарушать привычный светский этикет и приличия, при этом он предпочитал простоту и прямоту слов жеманному манерничанью, от которого ему было скучно.

Гусар-поэт

Действительно, далеко не ангелвми были поэты пушкинской поры. Давыдов Денис Васильевич в среде доблестных друзей готов был на любые подвиги, а между боями предавался «вольному разгулу». Он не терпел карьеристов и служак, всякую казенщину и муштру. Он всегда, даже в минуты короткого отдыха, не забывал об Отчизне и воинском долге перед ней. Его поэзия уникальна по-своему, она зародилась в боях, походах и перерывах между битвами, и этим он гордился.

Очень своеобразны поэты пушкинской поры. Давыдов Денис Васильевич как примерил маску лихого гусара-поэта и разгульника, так потом больше ее и не снимал, словно сросся с ней.

В его лирике звучали «гусарские» песни, сатирические стихи и любовные элегии, он создал новый тип героя — воина-патриота, свободолюбивого, деятельного, с открытою душою человека.

Вяземский — поэт пушкинской поры

В продолжение темы стоит непременно отметить, что Пушкин очень любил и уважал Вяземского. Ему казалось, что в нем от природы заложено острое и правильное чувство современности. Это был необычайно эрудированный человек энциклопедических знаний.

К тому же Вяземский — приверженец и теоретик русского романтизма. Но в своих сочинениях он любил вдаваться в рассуждения, которые придавали произведениям некоторую сухость и слегка приглушали эмоционально-романтический настрой. Его поэтическая культура была очень схожа с Пушкинской. Вяземский считал себя наследником XVIII века, поклонником французских философов, таких как Вольтер, которые представляли блестящий век Просвещения.

Петр Андреевич Вяземский сформировался как поэт благодаря любви к просвещению и разуму, его привлекал либерализм, он был вольнодумцем, стремящимся к полезной гражданской и государственной деятельности. Однако в своем творчестве он был консервативен и больше всего тяготел к традиционным формам поэзии – свободолюбивой оде, дружескому посланию, меланхолической элегии, басням, притчам, эпиграммам, сатире и дидактике.

А. А. Дельвиг

Одним из поэтов пушкинской поры является Антон Антонович Дельвиг, который, в отличие от Вяземского, свой романтизм облек в классические жанры. Он использовал античные, древнеримские и древнегреческие, стихотворные размеры и избрал для своей поэзии жанр идиллии. Вот, например, действие одного сюжета происходит в прохладной тишине под сенью деревьев у сверкающего источника. Его лирические герои — это цельные существа, не изменяющие своим чувствам и желаниям. Одно из лучших его стихотворений так и называется — «Идиллия». Здесь он рассказывает о прекрасной любви двух молодых людей, которую те сохранили друг к другу навеки. В своих лирических зарисовках он смог передать всю возвышенность, глубину и благородство этих нежных чувств. Сама природа и боги сочувствовали им, и даже когда герои умерли, высшие силы оберегали пламя их любви.

При чтении произведений Дельвига может показаться, что он некий запоздалый классицист, явившийся в романтическое время (это подсказывает его стиль, размеры и жанр, взятые именно у классицистов). Но причислять его к ним не стоит. Дельвиг — настоящий романтик, тоскующий о давно утраченной античности, по тому условному миру классической стройности и гармонии.

Он разочарован в современном обществе, где уже давно нет подлинной любви и дружбы, где человек чувствует разлад с обществом, с самим собой и боится будущего. Дельвиг внес в жанр идиллии несвойственную этому жанру скорбь о конце золотого века.

Пушкин в этом вопросе соглашался с Дельвигом, он тоже понимал, что гармоничное и прекрасное рано или поздно погибнет, однако позже возвратится, только уже в совсем ином облике. Скорби и трагедии, уныние и печаль, как и все прекрасное, — временные гости в этом мире и, увы, не властны вечно.

Великолепный венец так называемого золотого века представляют поэты пушкинской поры. Дельвиг — еще одно бесценное его украшение.

Н. М. Языков

Совсем иной по тону была поэзия Николая Михайловича Языкова, который писал о пафосе романтической свободы человека. Он верил в нее безудержно и поэтому радостно и беспечно воспринимал жизнь. Языков — поэт пушкинской поры, который любил жизнь и всегда радовался ее бурлению во всех проявлениях. Такое отношение не зависело от каких-то философских или политических взглядов, оно было безоглядным. Языков ничего не анализировал и не пытался понять. Лирика его была направлена на природу человека как суверенного и свободного существа. В некоторых его творениях все же проскальзывает некое уныние и печаль, но это встречается очень редко, такие случаи буквально единичны. Эти состояния души не пугающие, не обессиливающие и преодолеваются достаточно легко.

В поэтической речи этого автора выразилось очень ясное и восторженное состояние, приподнятое настроение и великое жизнелюбие. Отсюда и его центральные жанры – гимны и дифирамбы. Языков может любой жанр, будь то элегия или песня, романс или послание, перевоплотить в гимн или дифирамб. И в них обязательно будут преобладать восторг и радость.

Для того чтобы научиться ярко выражать эту романтическую свободу как восторг души, Языков обратился к Пушкину, который помог довести его поэтическую стилистику до совершенства. Стихи Языкова полились без преград, слова буквально льнули друг к другу, овладевший стихотворным периодом, он мог продлевать свое произведение без конца. Пример — послание «Д. В. Давыдову».

Е. А. Баратынский

Если и упрекали Языкова современники в скудости мыслей, то в другом поэте, Баратынском, читателей не удовлетворял их избыток.

Приступая к творчеству Евгения Абрамовича Баратынского, в первую очередь надо отметить, что после Пушкина это самый глубокий поэт своего поколения, пришедший в литературу следом за Жуковским и Батюшковым. В его поэзии в основном преобладают элегии и поэмы. Он так и вошел в русскую поэзию как превосходный поэт-элегик.

Очень разными были в своих творческих замыслах поэты пушкинской поры. Баратынский очень отличался от своих коллег по перу Жуковского и Батюшкова, которые всегда надеялись на лучшее. Жуковский был уверен в том, что счастье вечное ждет людей в загробном мире и что именно там они найдут мир, спокойствие и любовь. Батюшков же после его «маленькой философии», в которой он указывал на то, что человек рожден для тихой уединенной жизни и любви, однажды потерпел крах и сразу же начал искать спасение в религии.

А вот Баратынский был разочарован во всем, он не верил ни в гармонию мира на земле, ни тем более на небе, а также сомневался в возможности счастья «здесь» и «там». По его мнению, человек раздвоен и разорван изначально и поэтому никак не может найти гармонию ни с душой своею, ни с окружающим миром. Он считал, что таков закон мироустройства.

Баратынский очень интересно размышляет о том, что человеческое тело смертно и привязано к земле, а душа постоянно рвется в небо, и она бессмертна. Но зачастую душа не выдерживает всех земных переживаний и погибает раньше тела, и тело как бы становится лишенным разума и чувств, а значит, бессмысленным. Он также думал, что человеку даны страсти, благодаря которым он живет напряженно и полно, но вот сама жизнь втиснута в очень узкие временные рамки судьбы.

Все эти противоречия не могут ни исчезнуть, ни отмениться, ни примириться, так как это закон бытия. Баратынский – скептик, его не так волнует возникающее при всем этом чувство разочарования, как просто размышления о нем. О жизни он рассуждает как о неизбежном для человека страдании, которое сопровождает его от рождения и до смерти.

В творчестве Баратынского современники видели талантливого поэта прежде всего пушкинской школы. Но позднее его творчество критика не поняла. А вот русскими символистами он стал восприниматься как крупный и самостоятельный лирик-философ, пытавшийся воплотить в поэтических строках что-то глубокое и трудно передаваемое.

Величины

Пушкинской поры поэты не всегда работали в атмосфере миролюбия и согласия. Их литературные дискуссии часто проходили остро, хлестко и бескомпромиссно, полемические выпады в обсуждениях очень часто ранили самолюбие оппонентов.

Как видно, были определенные сложности и в литературной жизни, но при этом поэзия так называемой пушкинской поры стремительно развивалась и достигала высокой культуры. И конечно же, она обязана этим в первую очередь А. С. Пушкину, глубоко, на гениальном уровне, постигшему российский механизм создания стихов и доведшему слова поэзии до непостижимого совершенства.

Пушкинской поры поэты открыли нам золотой век русской литературы, который так и остался непревзойденным периодом сверкающего творческого полета отечественной музы. И теперь мы имеем возможность наслаждаться их великолепными трудами.

Заключение

Конечно же, не только Пушкину было присуще мастерское владение языком русской поэзии, однако он был Солнцем на небосклоне, которое притягивало к себе, как наша планетная система другие яркие и сверкающие, хорошо заметные поэтические планеты, каждая из которых имела способность привлекать в свою сферу еще более мелкие спутники.

Поэты пушкинской поры — это величественный фундамент всей русской поэзии. С их творчеством обязательно нужно познакомиться и по возможности изучить. К сожалению, эта взрощенная пушкинским временем плеяда поэтов в действительности очень велика, и нет возможности поговорить о каждом. Все они стали главным украшением богемного мира поэзии.

Проект MUSE — Лирическое соучастие: Поэзия и читатели в золотой век русской литературы Дарьи Хитровой (рецензия)

Книга Дарьи Хитровой Лирическое соучастие: Поэзия и читатели в золотой век русской литературы интенсивно изученная эпоха русской литературы начала XIX века. Сочетая внимательное чтение и культурный фон с «исторической прагматикой» или изучением того, для чего люди использовали поэзию в то время, когда она была написана, в качестве своей методологической основы, Хитрова может показать, как поэзия влияла на ее читательскую аудиторию и наоборот.Она утверждает, что вместо того, чтобы в тот период существовала строгая грань между читателями и поэтами, поэты Золотого века часто писали свои стихи, чтобы создать определенный эффект в «реальном мире», будь то альбомный стих, признание в любви или политическое признание. утверждение. Читатели, тем временем, активно участвовали в создании стихов, запоминая их, копируя, распространяя и воссоздавая свои собственные версии особенно удачных строк. Такой подход подчеркивает живой, интерактивный характер поэзии той эпохи, объясняет возникновение более легких форм стиха, имевшее место в течение первых трех десятилетий девятнадцатого века, и дает более ясную картину того, как она интегрировалась в (высокую ) общество.

Книга разделена на две части: «Функции и использование», в которой рассказывается, как стихи использовались в различных ситуациях либо самим поэтом, либо читателями, которые использовали стихи в своих целях; и «Один, два, многие: кому говорят стихи», в котором исследуется использование местоимений и способов обращения в лирической поэзии. Он завершается «Искусством эпилога: критика Золотого века в Евгений Онегин », в котором описывается, как Пушкин пытался вырваться из взаимозависимости читателя и поэта времени, вместо этого пытаясь достичь поэтической независимости.Хотя книга по необходимости довольно пушкиноцентрична, она также включает в себя многочисленные произведения других значительных авторов того времени, таких как Константин Батюшков, Василий Жуковский, Денис Давыдов, Антон Дельвиг, Петр Вяземский и Евгений Баратынский. Эта широта внимания дает богатое представление о том, какой была литературная среда того времени, и показывает взаимодействие между основными литературными деятелями того времени и то, как это способствовало развитию их поэзии.

Сочетание внимательного прочтения отдельных произведений с изучением их предполагаемого и фактического использования — почерпнутое из писем, дневниковых записей, заметок на полях и т. д. — дает интересный фон для создания и восприятия того, что стало каноническими произведениями Русская поэзия. [End Page 197] Примером подхода Хитровой является обсуждение того, как Софья Дельвиг, жена поэта Антона Дельвига, использовала стихотворение Баратынского «Отговор» («Не искушай меня без нужды…»), которое имело стала популярной песней из-за ее романа с Александром Вульфом. Хитрова прослеживает развитие романа, изложенное в письмах и дневниках участников, и то, как пара использовала «Отговорку», которая сама по себе является «пост-любовной» элегией, чтобы тайно выражать свои чувства и играть в любовные игры.Затем следует внимательное прочтение «Отговорки», при этом особое внимание уделяется использованию семантики и корней слов, чтобы создать ощущение двусмысленности, которое позволило влюбленным приспособить его для своих собственных различных интерпретаций. Эта двойная линза, через которую Хитрова рассматривает стихотворение, придает свежий смысл как самому стихотворению, так и обстоятельствам, связанным с его первоначальным восприятием. Подобные чтения выполняются и по другим значительным произведениям того времени. Особый интерес представляет ее интерпретация пушкинских «Вольности» и «Евгения Онегина» , а также то, как Пушкин использовал эти произведения, чтобы изложить свой собственный поэтический курс, который подчеркивал художественную независимость над взаимодействием автора и читателя.

Лирическое соучастие — это узкоспециализированная книга, предназначенная для специализированной аудитории, но, несмотря на насыщенную и научную тему, ее приятно читать благодаря увлекательному стилю письма. Она будет интересна исследователям любого направления литературы Золотого века, но наибольшей пользой от нее может быть…

Президентская библиотека представляет уникальные факты из жизни Дениса Давыдова

Денис Васильевич Давыдов родился 235 лет назад, 27 июля 1784 года, в Москве. Ему была уготована военная карьера. Его отец — бригадный генерал В. Д. Давыдов, служил в армии А. В. Суворова. Детство Дениса прошло в военном городке в Бородино – имении его отца и деда.

На портале Президентской библиотеки представлена ​​коллекция «Отечественная война 1812 года», иллюстрирующая выдающихся полководцев тех лет, видное место среди которых, безусловно, принадлежит Денису Давыдову. Отдельная подборка посвящена партизанскому движению, инициированному героем.

Очерк о Давыдове из книги В. А. Потто «Кавказская война в избранных очерках, эпизодах, легендах и биографиях» дает описание жизни офицера от рождения до смерти.

Службу Давыдов начал в 1801 году в конной гвардии в Петербурге. Столичная беззаботная жизнь могла затянуться в «грязь посредственности». Давыдов жадно взялся за книги и вскоре стал одним из образованнейших офицеров своего времени. К этому же времени относится и начало поэтических переживаний.Первое стихотворение Давыдов написал в 1803 году.

Через год переведен в белорусские гусары Киевской губернии за написание сатирических произведений, затрагивающих императора Александра I и придворную знать. Тот случай был первой злой издевкой над офицером. Мечтая воевать на передовой, Денис Давыдов не смог принять участие в знаменитом сражении под Аустерлицем.

Через два года ему удается вернуться в гвардию к гусарам, сражавшимся под Аустерлицем. Но… Новая война — и Белорусский полк, который только что покинул Давыдов, отправляется в боевой поход на Пруссию, а гвардия остается на месте! В гусарском полку «мы жили хорошо: у нас было больше дружбы, чем службы, больше историй, чем дел», — вспоминал будущий партизан.

Наконец, в 1806 году его усилия увенчались успехом — он оставил «праздничную службу» и был назначен адъютантом к князю Багратиону.

Первые бои произвели на Давыдова неизгладимое впечатление, он прославил на лезвии своей шпаги «благородного царя крови». Его восторженные слова приведены в очерке В. А. Потто.

В качестве адъютанта Багратиона Давыдов успел принять участие в войнах с Францией (1806–1807), Швецией (1808–1809) и Турцией (1809–1812).

Военную кампанию 1812 года встретил подполковником Ахтырского гусарского полка. За несколько дней до знаменитого Бородинского сражения Денис Давыдов принял одно из самых важных решений в своей жизни.

В книге В. В. Джерве «Партизан-поэт Денис Васильевич Давыдов» (1913 г.), имеющейся в электронных читальных залах Президентской библиотеки, говорится: «21 августа 1812 г. в селе Бородино, где вырос Давыдов и где наскоро разобрали отцовский дом для укреплений, за пять дней до великого сражения Денис Васильевич подсказал Багратиону идею собственного партизанского отряда».

Отчасти это, вероятно, было эмоциональным решением. «Там, на пригорке, — писал впоследствии Давыдов, — где я когда-то резвился и мечтал, где читал весть о завоевании Суворовым Италии, о отмелях грома русского оружия на границах Франции», лежали от Раевского редута. Красивый лес перед пригорком превратился в выемку и был проварен егерями, как раньше была стая гончих собак, с которыми я бегал по мхам и болотам. Все изменилось!»

Вечером того же дня Багратион послал за Давыдовым и сообщил, что Кутузов согласен отправить партизан «на пробу» в тыл французской армии, но, сомневаясь в успехе, назначил в команду Давыдова только 50 гусар и 80 казаков.

Кутузов был не одинок в своем недоверии — многие сомневались в успехе дерзкого замысла недавнего адъютанта, остроумия и поэта, то есть человека не очень способного, как он сам себя в эту минуту называл…

Однако действия Дениса Давыдова в тылу врага были весьма успешными. Его отряд постоянно рос людьми, и вскоре французы стали бояться партизан как огня.

Поэтический дар партизана отражен в издании «Стихи и статьи» / Денис Давыдов (1942).

Кроме стихов были и песни: «Люблю бой кровавый, / Я на службу Царю рожден! / Сабля, водка, гусарский конь, / Мой золотой век!»

Кстати, поэтический талант Дениса Давыдова очень ценил Пушкин. На вопрос, как ему удалось в молодости не поддаться влиянию Жуковского или Батюшкова и не подражать ни тому, ни другому в своих первых опытах, Пушкин ответил, что этим он обязан Денису Давыдову, который «еще в гимназии заставил его почувствовать себя оригиналом».В публикации Русского архива на портале Президентской библиотеки опубликовано письмо Пушкина к Давыдову.

Денис Давыдов Поэт пушкинской плеяды, генерал-лейтенант, партизан :: люди :: Россия-ИнфоЦентр

Денис Васильевич Давыдов родился (16) 27 июля 1784 года в Москве. С 17 лет начал военную службу эштандарт-юнкером в Кавалергардском полку. Через год он был произведен в первый офицерский чин, а через два года за сочинение неблаговидных стихов был отчислен из гвардейской армии в Белорусский гусарский полк.Давыдов быстро освоился в новой для него атмосфере и продолжал писать стихи, в которых воспевал радости бесшабашной гусарской жизни. Именно благодаря его стихам юный Давыдов получил начало своей славы, которая была поэтической. В 1806 г. возвращен в гвардию в Петербург. Мечтая о воинской славе, он настойчиво просил о назначении его в действующую армию, и его настойчивость была удовлетворена. Он стал флигель-адъютантом Багратиона, вместе с которым прошел многочисленные военные дороги, участвовал в боях, получил множество боевых наград, в том числе золотую саблю с надписью «За храбрость».

Большую военную славу Денис Давыдов получил во время Отечественной войны 1812 года. В начале кампании он в чине подполковника командовал батальоном Ахтырского гусарского полка в армии Багратиона, к которому обратился с проектом партизанской войны. войны незадолго до Бородинского сражения. Кутузов одобрил эту идею, и накануне Бородинского сражения Давыдов с 50 гусарами и 80 казаками двинулся в тыл врага. Его первая вылазка была победоносной и была закреплена дальнейшими вылазками.Почти каждый день его партизанский отряд забирал пленных, а также обозы с продовольствием и боеприпасами. По примеру группы Давыдова (ее численность увеличилась на 300 человек) из действующих вооруженных и казачьих отрядов были созданы другие партизанские отряды. Особенно широкое распространение получили действия армейских партизанских отрядов при отступлении французских войск из России.

В последующие годы Давыдов продолжил военную карьеру в действующей армии и участвовал во многих военных походах.Последний его поход произошел в 1831 году — против польских повстанцев. После этого действия ему не дали уйти на покой (о чем он и мечтал), но и не сильно потревожили. Так что вся его служба сводилась к ношению генерал-лейтенантского мундира.

Имя Давыдова как поэта-партизана овеяно большой романтической славой. Он был близко дружен с Пушкиным, Языковым, Вяземским, Баратынским и другими поэтами, которые даже прославляли его в своих стихах; его собственные лирические и сатирические стихи пользовались значительным успехом.Литературная деятельность Давыдова выразилась не только в ряде стихотворений, но и в нескольких прозаических статьях.

Денис Васильевич Давыдов провел последние годы своей жизни в селе Верхняя Маза под Симбирском, в имении, принадлежавшем его жене Софье Николаевне Чирковой, с которой они обвенчались в апреле 1819 года и которая родила им 9 детей. Там он еще занимался творчеством, вел обширную переписку с А. Воейковым, М. Загоскиным, А. Пушкиным, В.Жуковского и других писателей и издателей, гостил у друзей, заказывал книги из-за границы, охотился, занимался воспитанием детей и хозяйством: построил винокурню, устроил пруд и т. д. Словом, получил максимум от жизни.

Денис Васильевич Давыдов скоропостижно скончался 4 мая (22 апреля) 1839 года в своем имении Верхняя Маза, не дожив и нескольких месяцев до празднования 25-летия победы над Наполеоном. Прах поэта был перевезен в Москву и захоронен на кладбище Новодевичьего монастыря.

Из любовной лирики Дениса Давыдова. Денис васильевич давыдов Основные мотивы лирики дениса давыдова

Поэзия Дениса Давыдова отличается оригинальностью и самобытностью. В ВИДЕ. Пушкин, высоко ценивший талант поэта, назвал его в числе своих учителей.

«Я не поэт, а партизан, казак/ Бывал иногда в Пинде, но наскоком» — писал о себе Давыдов («Ответ», 1826). Так начинает формироваться миф о том, что поэзия Давыдова — лишь одна из сторон бурной жизни бесшабашного гусара, который сочиняет стихи как бы между прочим: в перерывах между боями, на бивуаке, во время дружеских пиров. Эту легенду подкрепляли современные ему поэты: А.С. Пушкин, Е.А. Баратынский, П.А. Вяземский и многие другие обращались к Д. Давыдову с поэтическими посланиями, адресованными в первую очередь лихому пехотинцу, а уже потом поэту.

Творчество Дениса Давыдова не ограничивается «гусарской» лирикой, он пробовал свои силы в разных жанрах, но наибольшего успеха добился в жанрах посланий, элегий, песен, романсов.Да, собственно, «гусарская» лирика Давыдова не одномерна, она представляет собой реализацию целого комплекса тем: это тема верности боевому братству, дружбы, тема войны и человека на войне, тема повседневные радости и удовольствия.

Жанр послания привлекает Д. Давыдова прежде всего тем, что позволяет совместить различные стороны жизни человека: от самых высоких до самых обыденных, повседневных. Ситуация дружеской беседы, которую предполагает жанр сообщения, утверждает право человека на внутреннюю независимость, веселье и счастье.Так, в своем послании к Бурцову (1804 г.) лирический герой Давыдов — лихой гусар, веселящийся с боевыми друзьями, наполняющий «огромные чаши / В шуме радостных речей», с притворной бравадою говорит о своих былых и грядущих подвигах . Но весь этот нарочитый гусар — внешний, на самом деле лирический герой Давыдова — человек, страстно и искренне любящий свое Отечество, готовый в любой момент за него постоять. Его умение веселиться, радоваться каждому мгновению бытия лишь подчеркивает его способность полностью отдаться упоению боя:

…Но чу! нет времени гулять!

Коням, брат, и ногу в стремя,

Сабля — и в бой! Здесь

Бог дает нам еще один праздник,

И шумнее и веселее…

Ну, тка, кивер на одну сторону,

И — ура! Счастливый день.

В поэме «Исповедь гусар» (1832) лирический герой Давыдов снова отдает дань шумным гусарским забавам: «Люблю я дикий шум, умы, огни / И шампанские звонкие выходки», но суть истинного гусарского для Давыдова дело не столько во внешних проявлениях молодости в явлении гусарского братства: «А я спешу в свою гусарскую семью», в семью, где каждый может быть самим собой. Если на свете, где «тело и душа под гнетом, / Где спесь и подлость, дворянин и холоп», человек обречен держать свою «откровенность в кандалах», то гусарское братство предоставляет каждому так необходимого для каждого человека внутренней свободы человека: «Роскошавай, веселая толпа, / В живом и братском своеволии.

Другой излюбленный жанр Давыдова — жанр песни — позволил поэту максимально точно передать дух гусарского быта. Наверное, поэтому кредо поэта-гусара наиболее ярко сформулировано в «Песне» (1815 г.) :

Я люблю кровавую драку

Я рожден для королевской службы!

Сабля, водка, гусарский конь,

С тобой мой золотой век!

Лирический герой Давыдов не может представить себе спокойной жизни и «конца под сенью», своей жизни и смерти «среди мечей», где человек не думает о смерти, все мысли его подчинены одной цели — служению «нашим мать Россия».

При описании жизни гусара поэт прибегает к просторечию, использует военный жаргон. Давыдов выступил несомненным новатором в создании картин военной жизни, шумного, лихого офицерского досуга.

Герой Давыдова — человек прямой и искренний, верный в дружбе. Он способен любить искренне и самозабвенно. Любовная лирика Д. Давыдова наиболее ярко представлена ​​в жанре элегии. Лирический герой страдает от безответных чувств, от ревности, от разлуки с возлюбленной, которая кажется ему совершенной, почти богиней.Он готов служить ей, даже не надеясь на взаимное чувство. Лихой герой превращается в робкого, трепетного любовника: «Ничего тебе не надо — / Ни рая, ни земли! С тобой я найду свой рай! »

Замечательным образцом любовной лирики Давыдова по праву считается стихотворение «Романс» (1834), в котором поэт вспоминает о своей возлюбленной, чувство к которой пронес через всю жизнь: один

Чья память — мука жизни,

Как на чужбине песня отечества

В изгнание родной земли.

Особое место в творчестве Давыдова занимает историческая элегия «Бородинское поле» (1829), в которой поэт раскрывает новую грань своего дарования, представляя себя читателю как умудренного опытом человека, способного к глубоким философским размышлениям о мире и о себе. Память о подвиге русского народа на Бородинском поле, вечно живущая в сознании Давыдова, позволяет ему приобрести особый ракурс видения современности. Лирический герой с глубокой грустью отмечает, что все, что придавало смысл его жизни, — гусарское братство, ратные подвиги во славу Родины, великие победы русского оружия — уходит в прошлое, не востребовано. в современном мире: «Мой меч выпал из моих рук.Моя судьба / Попираемая сильными. Заключительные строки элегии пронизаны скорбью, лирический герой завидует судьбе павших на Бородинском поле, не знавших разочарований, не испытавших горечи забвения.

Денис Давыдов известен также как прозаик, оставивший самые интересные воспоминания о встрече с Наполеоном, героями Отечественной войны 1812 года, партизанским движением. Работы Давыдова, посвященные проблемам стратегии и тактики партизанской войны, не утратили своего значения и по сей день.

Министерство образования и науки Российской Федерации

Государственное образовательное учреждение

Высшее профессиональное образование

«Тобольский государственный педагогический

Институт имени Д. И. Менделеева».

Кафедра русского языка и литературы

ГУСАРСКАЯ ТЕМА В ЛИРИКЕ Д.В. ДАВЫДОВА

Выполнила: Студентка 22 группы

Турнаева Елена Викторовна

Проверила: Тарабукина Ю.В.А.

Тобольск — 2006

I. Введение ………………………………………………………………..3

II. Основная часть …………………………………………………………… 4

III. Заключение …………………………………………………………………….10

IV. Используемая литература………………………………………………..11

ВВЕДЕНИЕ

Денис Васильевич Давыдов (1784-1839) вошел в литературу как создатель «гусарской лирики». Его первые стихи, отражавшие либеральное дворянское свободомыслие, привлекали пламенный патриотизм, негодование деспотизмом, смелые сатирические выпады против царя («Голова и ноги», 1803; «Река и зеркало»), презрение к высшему, благородному миру, к придворного дворянства («Соглашения», 1807; «Моя песня», 1811; «Красноречивый болтун», 1816—1818; «О князе П. И. Шаликове», 1826; «Гусарская исповедь», 1830).

Давыдов создал всего около пятнадцати «гусарских» песен и посланий. Объем его творчества вообще невелик, но след, оставленный им в русской поэзии, неизгладим.

Давыдов, один из организаторов и руководителей партизанского движения Отечественной войны 1812 года, снискал известность и как военный писатель и мемуарист.

Денис Давыдов

Я не поэт, я партизан, казак.

Я был в Пинде иногда,

но наскоком…

Денис Давыдов — «Ответ», 1826

Денис Васильевич Давыдов был самым настоящим, самым известным партизаном Отечественной войны.

Ни один из русских поэтов не получил при жизни столько дружеских посланий и посвящений. И почти всех их удивляло странное, неестественное сочетание поэзии и войны. И еще более странный союз — поэта и воина — почему-то не показался удивительным. «Давыдов, воин и поэт! // И в мире и в битвах ты побеждаешь одинаково…» (С. Нечаев, 1816).

Это вечное «применение»: «поэт-партизан», «поэт-воин», «певец-герой», «певец-гусар». В отношении Д. Давыдова такого рода сочетания стали настолько привычными, что мы перестали замечать их несоответствие.

Именно с Денисом Давыдовым и его поэзией связано наше особое культурологическое отношение к самому понятию «гусар». До появления его стихов в сознании русских людей «гусары» («легконогие воины» — Владимир Даль) ничем не отличались от «улан», «драгун», «кирасиров» или «гренадеров».Служба в гусарских войсках поначалу была совсем не престижной: тот же Давыдов стал служить в куда более привилегированном Кавалерийском полку — и только в 1804 году за сочинение антиправительственных небылиц был «разжалован» и сослан в белорусские гусары полк. Но в том же году его поэма стала расходиться многочисленными списками, что положило начало особому отношению к гусарам. Это стихотворение было посвящено лихому скандалисту А. П. Бурцову, старшему соратнику автора, — и, если бы не это стихотворение, имя Бурцова, пьяницы и гуляки, ничем себя не прославившего, давно бы исчез в вечности. ..

Представленный Давыдовым гусар был, по сути, первым живым образом воина в русской литературе, воссозданным посредством словесного творчества. В стихах «поэта-воина», по сути, нет ни одного описания битвы (как у «не воинов» Батюшкова или Пушкина). Он часто ограничивается упоминанием каких-то «сопровождающих» подробностей военной жизни («Сабля, водка, гусарский конь…») и охотнее поет не «хлещу», а «бивуаки»…

Давыдов тоже употребил гиперболу , например, с незаменимой «водкой», так «грубо» потребляемой на вечеринках: «Поставьте бутылки перед нами…». Усы — из самых ранних стихотворений поэта — стали своеобразным символом гусара — «гусарской чести»: «С закрученными усами…», «И с седыми усами.. .». Еще более пестрят этими самыми «усами» поэтические послания Давыдову: «усатый пел», «и ус от досады крутил», «усатый воин». Благодаря этому образу появилось понятие «гусар» стало нарицательным и даже экспансивным: в обиход вошли слова «гусар» («хвастовством хвастаться, молодостью мошенничать» — Владимир Даль) и «гусар». .. Козьме Пруткову принадлежит шутливый, но очень глубокий афоризм: «Хочешь быть красавцем — иди в гусары».

Денис Васильевич был совсем не прочь «поиграть» и в стихи, и в прозу. Сам он называл свои стихи «крутыми», что проявлялось в особой «неординарности» их языка и стиля: «Понти, как ты понти, фланг, как ты фланг… («Гусарский пир», 1804). В «Песне о старом гусаре» (1817 г.), упрекая гусар молодого поколения в отступлении от прежних идеалов, автор восклицает: «Говорят: они умнее…. Но что мы слышим от кого-либо? Жомини да Жомини! И ни слова о водке!

Барон Генрих Вениаминович Жомини (1779-1869) был генералом, французом на русской службе, имел репутацию известного военного теоретика; Давыдов, сам занимавшийся теорией партизанской войны, спорил с установками этого очень Жомини… Но стихи прославились вовсе не этим намеком на полемику: необычное противопоставление не просто запомнилось, а врезалось в память, вошло в быт, превратилось в пословицу (впоследствии повторенную Вяземским и Пушкиным, Толстой и Ленин). И если бы не эти стихи, кто бы сейчас вспомнил о генерале Жомини! .. Пожалуй, такой «гусарской» биографии судьба еще не даровала никому из русских поэтов.

Лирика Давыдова порывиста, темпераментна, спонтанна в речи, нарочито огрублена гусарским жаргоном — реакция на гладкое написание салонной поэзии сентиментализма. Ярким ее примером является стихотворение «Решающий вечер» (1818 г.), в котором встречаются такие выражения: «Потянусь, как зюзя», «Свиньёй выпью поросенка», «Кошелем выпью пробеги». .Давыдов в начальное поэтическое время воспевал безудержное разгулье с легкомысленными резвыми чаритами: «Пей, люби и веселись!» («Гусарский пир», 1804).

«Солдатская» лексика в этом роде поэзии производит впечатление условности , по причине того, что бытовые слова, реалии не воспринимаются всерьёз, а стилизуются под «солдатскую» песню: «Между славными местами, вместе в бой мчимся!» До Давыдова героического начала в «качелях» не было гусарские застолья Давыдова не имели самодостаточного интереса, они всегда возвышались над уровнем житейских «шалостей», в них отсутствовали описания боев: «Выпьем и поклянемся, что сдаемся проклятию. ..» («Бурцов»).

Б.М. Эйхенбаум, рассматривая давыдовских «гусар» из т.сп. Развитие батального жанра свидетельствовало о появлении «личной позы», специфической фигуры «поэта-воина» в стихах Давыдова. К этому можно добавить, что новизна стихов Давыдова заключалась в новой мотивации героизма. В его стихах впервые делается акцент на личном складе характера, на том, что можно назвать природой. Давыдова, главное не поразить эффектом «военных» слов, а блеснуть «натурой» гусара, умеющего выпить и весело умереть, лихого хулигана и в то же время героя.

После стихов Дениса Давыдова «отчаяние» характера воспринималось как нечто неотделимое от воинского героизма. Вот почему и Давыдов, и его друзья и почитатели упорно стремились отождествить давыдовского гусара с самим поэтом. Давыдов даже несколько стилизовал свою жизнь под песни, всячески культивировал представление о себе как о «коренном гусаре» («Песня о старом гусаре»). Грибоедов, восторженно отзываясь об уме Давыдова, не забывает упомянуть и о его «гусарской» натуре: «Нет, нет такой буйной и умной головы, я это всем повторяю; все они, сонные меланхолики, не стоят и папиросы из его трубки.

Свои первые гусарские стихи он написал задолго до того, как в России начались споры о романтизме. Когда уже в первой половине 1820-х годов «парнасский атеизм», как называл его Пушкин, стал предметом горячих споров, Давыдов, в отличие от Пушкина, Вяземский, Кюхельбекер, Рылеев и многие другие, не проявляли интереса к теоретической стороне вопроса.На практике его поэзия развивалась в русле романтического течения.Давыдов по праву считается одним из основоположников русского романтизма.Своеобразная экзотика давыдовского гусара соответствовала романтическим вкусам, как экзотика кавказская и восточная.

Узость «гусарского» взгляда на мир компенсируется плотностью житейской основы, в которой лирика остро нуждалась («Бурцов. Призыв к пуншу»). О Д. Давыдове можно сказать, что он не всегда упирался в «кули с овсом» и не всегда смотрел вместо зеркала на сталь своей «чистой сабли». Но кули с овсом, лошади, стаканы с пуншем, кивер, доломан, ташки и даже усы, которые полагалось формировать гусару, были непреложными реалиями гусарского быта.

Многие эпигоны подхватили манеру Давыдова, распевая усы и кивера, дудочки, фланговые и пуншевые. Слова Давыдова не подчиняются друг другу: нет взаимодействия лексических тонов в контексте. Этот поэт — противник однообразия, по-разному свойственного Батюшкову и Жуковскому.

У Давыдова аромат одних слов не влияет на другие; для него есть принципиальная разница между словами разных стилей и она. Он даже стремится сделать контрасты заметными: «Ради бога и….. арак // Посети мой дом!» В этом письме к Бурцову Давыдов разделяет «Бога» на «арак» (водку) тремя точками. Во втором письме парадоксальность фраз Давыдова выступает как безусловная закономерность его стиля : «В благодатном араке // Се спаситель людей». Героические маршевые интонации сменяются юмористическими или эпикурейскими. Резко подчеркнута неровность стиля:

Да усы мои, красота природы,

Черно-бурая, завитая,

Исчезнет в годы юности

И исчезнет, ​​как прах!

(«Бурцов. В дымном поле, на бивуаке…»)

Соседство «уса» и «бога», «бога» и «водки» не преследует сатирических или «безбожных» целей, как, например, в героико-комических поэмах 18 века. Цели Давыдова другие. Стилистические порывы отражают эмоциональную порывистость «автора» и резкие переломы в его жизни: «У него часто грозный барабан // Мешает звук любовных слов…» («Гусар»).

Давыдов очень часто использует в своей лирике разностепенный куплет, гораздо чаще, чем Батюшков, Жуковский и Пушкин.Поэтический синтаксис Давыдова, его интонации также отличаются разнообразием переходов, переходов из одной тональности в другую. Уравниловка слов необычна для метода Давыдова и используется в его лучших произведениях для особых целей. Этот принцип чужд Давыдову, как чужды ему гармония и поэтизация. Он ценит лексическую окраску «общих» слов. Позиция Давыдова была близка Крылову.

Одной из главных особенностей стихов Дениса Давыдова является то, что они построены по принципу «устной» речи. Устная интонация и лексика определяют специфику Давыдова и его отличие от Батюшкова и Жуковского. Принцип устной речи был впервые применен Давыдовым в «гусарских» поэмах, которые первоначально не претендовали на место в литературе.

Одного наличия разговорной — «гусарской» или «простой» — лексики недостаточно для обновления содержания лирики. Новое содержание, концепция действительности реализуется в лирике в обязательном порядке и как новая конструкция, новое соотношение содержательных форм.В этом случае очень важна роль интонации и поэтического синтаксиса.

В позднем творчестве Давыдова есть несколько чисто лирических стихотворений, по своей художественной силе не уступающих его знаменитым «гусарам». Это еще один полюс поэзии Дениса Васильевича, где нет «экзотики» и иронии, а также внешних эффектов. Здесь царит простота, выразительные средства очень скудны. Интонации песни звучат глубоко:

Не буди, не буди

Безумств моих и безумств

И снов мимолетных

Не возвращайся, не возвращайся!

(Романс «Не буди, не буди. ..»)

Поэзия Давыдова оказала влияние на многих поэтов первой трети XIX века: А. С. Пушкина, П. А. Вяземского, Н. М. Языкова. По словам Юзефовича, Пушкин говорил, что Денис Давыдов «дал ему возможность быть оригинальным в лицее В свою очередь поэзия Пушкина оказала большое влияние на развитие творчества Давыдова, которого по праву относят к поэтам пушкинской плеяды.

Декабрист М.В. Юзефович, рассказывая об одной из своих литературных бесед с Пушкиным, вспоминал: «Я как-то задал Пушкину всегда занимавший меня вопрос: как он не поддался тогдашнему обаянию Жуковского и Батюшкова и даже в первых же своих опытах не стать подражателем того или другого? Пушкин ответил мне, что этим он обязан Денису Давыдову, который дал ему возможность быть оригинальным в лицее.

Русская поэзия начала ХХ века вообще была богата литературными «масками»: «балладист» Жуковский, «плейбой» Батюшков, «язвительный поэт» Вяземский, «буйный студент» Языков… «гусар-партизан» Давыдов появился раньше всех — и эта маска сразу привлекла своей открытой свободой чувств и поступков

Количество стихов, посвященных Давыдову его современниками, почти превышает количество его собственных стихов

Слияние своеобразного героя с новаторской стилистической системой, неожиданной для русской поэзии «допушкинского» времени, сделало Давыдова поэтом без «подражателей»: он раз и навсегда подтвердил свое право на собственное место в русской литературе, принадлежавшее только ему: песня виртуозная!»

Библиография

1. История русской литературы XIX века (первая половина). Учебник для студентов пед. ин-тов. — М., «Просвещение», 1973.

2. Кошелев В.А. О жизни и творчестве Дениса Давыдова // Литература в школе. — 1996. — № 3 — с. 21-34.

3. Ревякин А.И. История русской литературы XIX века. Первая половина. Учебник. пособие для студентов пед. ин-тов. — М., «Просвещение», 1977.

4. Семенко И.М. Поэты пушкинской эпохи. — М., «Художественная литература», 1970.

Начав писать в первые годы XIX века, Давыдов уже определился как поэт дружного военного круга, отчасти развивая линию «домашней» полупрофессиональной поэзии, которую представили его старшие товарищи и соратники — Марина, Аргамаков и др.

Уже ранние его стихи включают грубый просторечие, элементы пародии и сатиры, приобретающие иногда даже антиправительственную окраску: его басни 1803 года «Река и зеркало», «Голова и ноги» и, по-видимому, его собственная басня «Орел, Турухтан и Тетерев» (1804) были в то время заметным явлением свободной поэзии и даже погубили его успешную военную карьеру.

Однако, в отличие, например, от Марины, ранний Давыдов принадлежит уже к новой поэтической формации; он гораздо более открыт сентиментальным и романтическим влияниям и гораздо более «профессионален», чем кружковые поэты. Его преподаватели – Гай и Анакреонтик, русский и французский языки; через десять лет он демонстративно определит свою поэтическую направленность, войдя в «Арзамас».

Особый, индивидуальный характер его поэзии как раз и заключается в соединении традиционного анакреонтизма с бытовой поэзией кружка, в профессионализации этой последней — или, если хотите, в редукции, «одомашнивании» и бытовой конкретизации бывший.Его герой — «гусар гусар» Бурцов — известный тогда пьяница и скотина; предметный мир его стихов — это мир пунша, гусарской амуниции и непритязательной обстановки лагерного бивуака.

В сущности, его поэтическое творчество идет в том же направлении, что и у Батюшкова, — и при всей внешней непохожести оба поэта внутренне близки друг другу: недаром Давыдов в 1815 году прямо переложил «Мои пенаты» в язык его поэзии («Друг положил трубку»). Разница заключается в тех внешних признаках, которыми наделен лирический герой.

В отличие от «ленивого мудреца» Батюшкова, он ищет свободы от условностей общества не в скромном домике на лоне природы, а в дружеской вечеринке или в бою, что является и его ремеслом, и его искусством — впрочем, как и Батюшков , он обретает здесь мир естественных чувств и страстей и демонстративно противопоставляет его «неестественному», сковывающему и ложному «свету». На этом контрасте построены многие стихи Давыдова, и часто нарочитая «грубость» его стихов имеет именно этот смысл:

Так я должен ударить по сломанным струнам

И поют любовь, луна, кусты душистых роз?

Да начнутся войны Перунов,

Я виртуоз в этой песне!

(«В альбом», 1811)

Между тем Давыдов «пел» и любовь, и луну, и розы — и это очень характерно.Его военная поэзия имела свою меру автобиографичности, как и у Батюшкова, но если Батюшков постоянно подчеркивал, что его реальная биография не тождественна поэзии, то Давыдов сознательно строил свою биографию в соответствии с внешностью «казака-партизана», который умел драться, любить и кутить с друзьями, но презирал парады и паркеты, которые сам создавал в стихах. Недаром злые языки уверяли, что Давыдов «не столько выбил, сколько выписал» свою славу.

Такой же тип лирического героя появляется в элегиях Давыдова. «Гусарские песни» затмили его любовную лирику, а у самого Давыдова мы иногда находим легкое пренебрежение к элегической ипостаси нашего творчества — но это несправедливо.

Цикл из 9 элегий 1814-1817 гг. (не говоря уже о позднейшей лирике, где есть подлинные шедевры) резко выделяется среди «унылой элегии» 1810-1820-х гг. его динамичный характер. Никто, кроме Давыдова, не строит элегию по нормам ораторско-декламационного стиля — это для него характерно:

Возьми меч — я недостоин оскорблений!

Сорвите лавр со лба — он помрачен страстью!

(«Элегия I», 1814)

Эмоциональное содержание давыдовской элегии — именно страсть, ревность, а не «остывание», не раздумье.Пушкинское «утешение желаний» — прямая реминисценция из VIII элегии Давыдова (1817 г.):

Но ты вошла… и трепет любви

И смерть, и жизнь, и ярость желания

Пробежаться по вспыхнувшей крови

И дыхание обрывается!

Элегии Давыдова не попали в русло развития русской поэзии в свое время — они оказались не вовремя в период господства медитации. Однако учитывался их поэтический опыт — Пушкин, Языков, поэзия 1830-х гг.

История русской литературы: в 4 т. / Под редакцией Н.И. Пруцков и др. — Л., 1980-1983

Анакреон под доломаном. Работа Д.В. Давыдова

Я ИДУ НА УРОК

Артемий ТУЧАПСКИЙ,


школа № 83

Работа Д.В. Давыдова

Данный урок можно проводить в 10 классе в рамках курса М. Б. Ладыгина «Литература. 5-11 классы» (раздел «Поэты пушкинского времени») или как урок внеклассного чтения.

Оформление урока. Портреты Д.В. Давыдова; На доске написана тема урока и эпиграф.

Давыдов, пламенный боец,
Он вихрем мчится в кровавый бой,
Он самый счастливый в мире певец
Вино, любовь и слава.
В.А. Жуковский

Цели урока

1. Дать представление о жизни и творчестве Д.В. Давыдов.

2. Развивать навыки анализа поэтического произведения. Расширить литературный кругозор учащихся. Продолжить работу по формированию монологической речи. Прививать навыки самооценки литературных произведений.

3. Вызывать у учащихся интерес к пушкинской эпохе.

4. Воспитывать у учащихся нравственные качества (смелость, искренность, благородство, самостоятельность, патриотизм).

Предварительная подготовка к уроку

Чтение стихов Д.В. Давыдова; заучивание стихотворений по выбору учащихся; ответы на вопросы по изученному стихотворению.

Во время занятий

I. Слово учителя. Рассказ о личности Д.В. Давыдова, об отношении к нему современников, об оценке его деятельности литературоведами.

II. Сообщения студентов о жизни Д.В. Давыдов.

III. Студенты читают стихи наизусть Д.В. Давыдова; ответы на вопросы, обсуждение.

Предлагаемые вопросы:

2.Меняется ли настроение во время чтения?

  • Есть ли что-то необычное в лексике стихотворения?
  • Есть ли что-нибудь необычное в синтаксисе стихотворения?
  • Изменяется ли ритм и размер стихотворения?
  • Меняется ли интонация?

4. Каким предстает перед читателем лирический герой? Какими качествами он наделен?

IV. Слово учителя. Учитель резюмирует сказанное об индивидуальности и яркости лирического героя «гусарских» поэм Д.В. Давыдова; подчеркивает отличие лирического героя от автора; рассказывает о традициях русской анакреонтической и военно-патриотической поэзии.

В. Работа учащихся в группах. Каждая группа получает тексты стихотворений двух авторов (например: Г. Р. Державин. «Приглашение на обед» и Д. В. Давыдов. «Бурцов. Призыв к пуншу»; Г. Р. Державин. «На взятие Измаила» ​​и Д. В. Давыдов». Песня»; М. В. Ломоносов. «Разговор с Анакреонтом» и Д.В. Давыдов. «В альбоме»; М. В. Ломоносов. «Ода на победу над турками и татарами и взятие Хотина 1739 года» и Д.В. Давыдов. «Расскажи о подвигах усатого богатыря…»), анализирует и сопоставляет их.

Предлагаемые вопросы:

1. О чем эти стихи? Что у них общего, в чем разница?

2. Какое у Вас настроение при чтении стихов? Какими средствами автор создает это настроение (словарь, синтаксис, ритм)?

Ви. Обсуждение ответов, подведение итогов. Слова учителя о новаторстве поэзии Д.В. Давыдов, его влияние на молодого Пушкина.

VII. Учитель или ученик читает стихотворение А.С. Пушкина «Денис Давыдов».

МАТЕРИАЛЫ ДЛЯ УЧИТЕЛЯ

Жизнь и творчество Д.В. Давыдова

Поэтическое наследие Д.В. Давыдов не очень велик — всего несколько десятков стихотворений, но имя его вошло не только в военную историю России, но и в историю ее литературы.«Давыдов как поэт решительно принадлежит к ярчайшим светилам второй величины на небосклоне русской поэзии… Талант Давыдова не велик, но замечателен, самобытен и ярок», — писал В.Г. Белинский (писал в период невиданного расцвета русской литературы). Декабрист М.В. Юзефович вспоминал такой разговор с Пушкиным: «Однажды я задал Пушкину всегда занимавший меня вопрос: как же он не поддался тогдашнему обаянию Жуковского и Батюшкова и даже в первых же своих опытах не стал подражателем ни того, ни другого. разное? Пушкин ответил мне, что этим он обязан Денису Давыдову, который дал ему возможность быть оригинальным в лицее. Давыдова любили, уважали, ему посвящали стихи Пушкин, Жуковский, Баратынский, Вяземский, Языков. Портрет «Черного капитана» висел в кабинете Вальтера Скотта.

Д.В. Давыдов родился 16 июля 1784 года в Москве. Род Давыдовых восходит к началу XV века, когда татарский мурза Минчак поступил на службу к великому князю Василию Дмитриевичу. Отец будущего поэта-партизана всю свою жизнь посвятил военной службе. Денис Васильевич с детства тоже мечтал стать военным.«Эта страсть, — вспоминал он, — получила высшее направление в 1793 году от нечаянного внимания графа Александра Васильевича Суворова, который, благословив его, сказал: «Ты выиграешь три сражения! Эти слова запомнились Давыдову и окончательно определили его жизненный путь…

Получив домашнее образование, Денис Васильевич приехал в 1801 году в Петербург для поступления на службу. Его карьера начала складываться успешно: в 1803 году он был уже поручиком лейб-гвардии Кавалерийского полка.Он также занимался литературой. Написанные им в 1804 году крамольные басни («Голова и ноги», «Река и зеркало», «Орел, Турухтан и Тетерев») прервали его стремительное продвижение по службе. Вряд ли за этими стихами двадцатилетнего Давыдова стояла какая-то политическая программа. Однако басня «Орел, Турухтан и Тетерев» содержала оскорбительные для Александра I намеки на убийство императора Павла (Турухтана) — и Александр тоже участвовал в заговоре, сам Александр был представлен Тетеревым — «неразумным дураком» и « глухая тварь» (император был глух на левое ухо).Написанные в молодости басни на всю жизнь закрепили за Давыдовым репутацию ненадежного человека. Денис Васильевич был вынужден покинуть столицу и перейти из гвардии в Белорусский гусарский полк. Здесь он окунулся в среду войсковой гусарской вольницы, с ее удалью и разгулом. Однополчанином Давыдова был знаменитый Бурцов, имевший репутацию «величайшего гуляки и самого отчаянного бездельника из всех гусарских поручиков».

Гусары, или гусары, были одним из наиболее характерных бытовых и психологических явлений той эпохи.«Отличительной чертой характера, духа и тона кавалерийских офицеров… были мужество и молодость», — писал М. И. Пыляев. — Девизом и ориентиром в жизни были три старинные поговорки: «Двух смертей не бывает, а одной не избежать», «Последняя копейка у края», «Жизнь — копейка, голова — ничто!» Эти люди и на войне, и в мирное время искали опасности, чтобы отличиться бесстрашием и удалью. Любили веселиться, но строго помнили пословицу: «Пей, да не умничай», «Пей, да не пей ум».«Пировать, драться на саблях, бесноваться, где бы это иногда ни положено, — все это входило в жизнь боевого офицера в мирное время… Буйство, хотя и наказывалось, но не считалось пороком и не омрачало офицерского честь,если она не выходила за известные условные границы.Увольняли редко,только за кровные обиды,за дело чести,но резали за каждую мелочь.После таких дуэлей,обычно следовал мир, шампанское и т. д. Дуэль еще больше укрепила товарищескую дружбу.По свидетельству современников, в те годы далеко не каждый осмелился бы дурно отзываться о товарище, злословить заочно и клеветать намеками. За офицера одного полка заступился сразу десяток товарищей. Офицеры в полку принадлежали к одной семье, у них было все общее — честь, дух, время, труд, деньги, удовольствия, хлопоты и опасности. Офицерская честь была высоко оценена. Офицера, который изменил бы своему слову, не заступился бы в нужный момент за однополчанина и никого не обманул, положительно не терпели в полку.Эта удаль имела и определенное идейное содержание. Такой тип поведения, по словам Ю.М. Лотмана, «воспринимался не как норма армейского досуга, а как вариант свободомыслия. Элемент свободы проявлялся здесь в своего рода бытовой романтизм, заключавшийся в стремлении отменить все ограничения, в безудержном действии… Смысл действия заключался в том, чтобы сделать неслыханное». Д.В. Давыдов.

В 1806 году, благодаря стараниям друзей, Давыдов был переведен в лейб-гвардии Гусарский полк.Однако столичная служба его не радовала — ведь в это время Россия вела войну с наполеоновской Францией. Главнокомандующим русской армией был назначен граф М.Ф. Каменский. Чтобы завоевать расположение графа и отправиться на войну, Давыдов в четыре часа утра предпринял «налет» на квартиру фельдмаршала. В конце концов ему все же удалось добиться назначения П.И. Багратион. В первом бою, вернувшись к своему начальнику, Денис Васильевич решил победить французов и тем самым прославиться.Уговорив несколько гусар и казаков, он бросился на неприятельские пикеты и опрокинул их. К французам подоспело подкрепление, и смельчаки были вынуждены бежать. Давыдов принял участие в важнейших сражениях этой кампании — при Прейсиш-Эйлау и Фридланде, был награжден несколькими орденами и золотым оружием. В 1809 г. Денис Васильевич под командованием генерала Я.П. Кульнева уже воевала со шведами в Финляндии. Именно здесь он приобрел первый опыт партизанских действий, совершив несколько смелых набегов на врага.В 1809-1810 годах Давыдов находился в Задунайской армии и принимал участие во всех крупных сражениях с турками.

1812 год стал важнейшим годом в жизни Давыдова, его имя неразрывно связано с событиями Отечественной войны. Накануне Бородинского сражения Денис Васильевич получил в командование небольшой отряд, состоявший из 130 казаков и гусар (впоследствии отряд был увеличен), и, оставив основную армию, отправился в путь французов. Здесь Давыдов — настоящий поэт, с его энергией, самостоятельностью, любовью к импровизации — оказался на своем месте.«Поэтические отношения между линейными кораблями и бандитами, — писал он, — такие же, как между армией и партизанами. Поэзия не переходит к однообразным до изнеможения движениям и сражениям войска». Что же касается партийных действий, то эта «сфера поэзии требует… пламенного воображения, врожденной страсти к смелым предприятиям» и не «довольствуется одним хладнокровным мужеством».

Давыдов стал инициатором партизанской войны, одним из первых и виднейших партизанских командиров 1812 года.В результате действий его партии были взяты тысячи пленных, захвачены сотни грузовиков с провиантом и боевой техникой. Денис Васильевич постоянно поддерживал связь с крестьянскими партизанскими отрядами. После изгнания Наполеона из России Давыдов получил чин полковника, ордена Св. Георгия 4-й степени и Св. Владимира 3-й степени.

В 1813 и 1814 годах Денис Васильевич принимал участие в заграничных походах русской армии. За сражение при Бриенне он получил чин генерал-майора, но через несколько месяцев в приказе по армии было объявлено, что генеральский чин присвоен ему «по ошибке».Только через год выяснилось, что его «по ошибке» понизили в должности.

После победоносного окончания войны Давыдов занимал посты начальников штабов различных стрелковых корпусов, всеми силами отстаивая право на ношение усов (в то время усы могли носить только офицеры гусарских полков). Занимался также литературой, писал стихи, исторические и военные труды («Боевые записки», «Опыт теории партизанских действий» и др.). В 1819 году он женился на Софье Николаевне Чирковой.Брак был счастливым.

Но Давыдову не нравилась мирная служба и та атмосфера, которая установилась в армии. Попытки перевода на Кавказскую границу не увенчались успехом, и в 1823 году Денис Васильевич вышел в отставку.

Придерживаясь консервативных политических взглядов, Давыдов не вступал ни в какие тайные общества и не принимал участия в движении декабристов. После начала русско-персидской войны (1826 г.) вернулся в строй, вновь командовал отдельным отрядом, одержал ряд побед.Выйдя на пенсию после заключения мира, Денис Васильевич жил в одном из своих имений, посвящая свободное время семье, хозяйству и творчеству. «Мир да покой — и молвы о Давыдове нет, как будто и нет его на свете; а он скулит о войне — и он уже здесь, торчит среди сражений казацкой пикой. Снова покой — и снова Давыдов в своих степях, снова гражданин, семьянин, пахарь, охотник, поэт, почитатель красоты во всех ее отраслях…», — писал поэт в «Автобиографии».

В 1831 году в Польше вспыхнуло восстание. Во главе отдельного кавалерийского отряда Давыдов громил польских мятежников. За свои победы ему было присвоено звание генерал-лейтенанта. Война кончилась — и Давыдов навсегда «развязал пояс и повесил шпагу на стену».

Самым ярким воспоминанием для Дениса Васильевича в конце жизни стал славный 12-й год. В 1838 году Н. Полевой встретился с ним: «Я провел два утра с Денисом Давыдовым, который страшно стареет и живет прошлым, или, лучше сказать, одним: 1812 годом и Наполеоном».

Денис Васильевич Давыдов был самобытным и талантливым поэтом. Ему принадлежат сатирические небылицы, любовные элегии, но самой яркой и самобытной частью его литературного наследия были, без сомнения, «гусары». Громкие, славные события русской истории конца 18 — начала 19 веков требовали своего поэтического отражения. В русской литературе существовала традиция военно-патриотической, батальной поэзии, представленная одами Ломоносова и Державина. Однако в начале XIX века жанр классицистической оды уже устарел и не отвечал новым литературным вкусам.Была военная, гвардейская поэзия (наиболее известным ее представителем был С.Н.

Анакреонтическая поэзия 18 века, интимные элегии и послания поэтов начала 19 века носили камерный, «бытовой» характер, были чужды политической, военно-патриотической тематике.

В «гусарах» Давыдову удалось соединить анакреонтизм с героизмом, задушевностью и патриотическим пафосом. Такой неофициальный оборот героизма, теплый, искренний патриотизм были чрезвычайно созвучны славной эпохе 1812 года с ее национальным подъемом.

В стихах Давыдова практически отсутствуют описания сражений, сражений или дерзких партизанских рейдов. Главное в них не сама война, а внутренний покой, чувства и переживания военного человека. По мнению Б.М. Эйхенбаума, Давыдов «не поэтизировал, а эротизировал войну, воплощая ее в конкретной фигуре героя и изображая ее как предельный разгул чувств».

Лирический герой произведений Давыдова индивидуален и прекрасно узнаваем (как, наверное, ни один из поэтов того времени — до Пушкина).Стиль Давыдова невозможно не узнать. «Гусарщина» действительно отличалась «резкими чертами неподражаемого слога». Все это построено на контрастах и ​​дисгармонии. Давыдов легко меняет тон, интонацию, ритм своих стихов. Он широко использует общеупотребительную лексику, военный жаргон. Все это позволяет создать оригинальный, неповторимый, обаятельный образ пылкого, порывистого поэта-гусара, любящего повеселиться, погулять, но в то же время — непосредственного, искреннего, умеющего смотреть на себя с ирония.

Портрет гусара, созданный на стихи Д.В. Давыдов, с одной стороны, отразил мировоззрение, традиции, нормы поведения военного человека эпохи наполеоновских войн, с другой стороны, дал образец для подражания и повлиял на образ жизни военной молодежи того времени. Интересно, что сам Давыдов делал все, чтобы его отождествляли с лирическим героем собственных стихов. Не зря же он разъезжал во главе своего партизанского отряда, не в обычной армейской форме, а в казачьем чекмене, червленых чикчирах и с изображением Николы Угодника на груди (дело тут, конечно , дело не только в том, что крестьяне приняли его в гусарском мундире за француза).Неслучайно, поступив в пехоту, он добивался права носить усы. Давыдов всегда заботился о своем имидже поэта-партизана. Для подтверждения этого образа он написал автобиографию «Некоторые черты из жизни Дениса Васильевича Давыдова», которую выдал за чужое произведение (хотя все прекрасно знали, кто истинный автор, и обвиняли Давыдова в хвастовстве). Эта автобиография предшествовала сборнику его произведений и рассказывала не столько о реальном Денисе Васильевиче, сколько о герое его стихов.

Конечно, многие авторские черты отражены в упрощенном и преувеличенном виде в «гусарах», но отождествлять Дениса Давыдова и героя его стихов все же некорректно. Певец гусарского разгула был умеренно пьян и совсем не играл в карты. К «литературному» Давыдову относится и утверждение, что «Давыдов не искал имени автора», что «большинство его стихов пахнет бивуаком» и что это лишь «пробные почерка пера, сделанного для написания отчетов».Известно, как тщательно Денис Васильевич работал над своими стихами. Он даже просил Жуковского «поправить» их.

Работа Д.В. Давыдовой — яркая и самобытная страница в истории русской литературы XIX века, она оказала влияние на молодого Пушкина. «Как и в полевых операциях Давыдова, — писал П.А. Вяземский, — и в… языке тугутов военно-литературном (Тугут — бездарный австрийский военачальник. — В ) найдут, вероятно, непростительные ошибки, ибо для них успех ничего не значит, когда он не выведен из установленных правил, но вспыхнул под внезапным вдохновением».

Литература

Гуковский Г.А. Пушкин и русские романтики. М., 1965.

Давыдов Д.В. Стихи и проза / Вступительная статья В. Орлова. М., 1977.

Семенко И. М. Поэты пушкинской эпохи. М., 1974.

… В степных пензенских краях вместе с чувством безграничной воли и простора к Денису Васильевичу совершенно неожиданно пришел и целых три года кружил, как ослепительная лихая весенняя гроза, свой последний, бешеный, самозабвенный, бесшабашный, счастливая и болезненная любовь…

Все произошло как-то само собой. Однажды на рождественской неделе он, заснеженный и веселый, помчался за двести верст. в село Богородское в гости к своему сослуживцу и подчиненному по партизанскому отряду, бывшему гусару-ахтырю Дмитрию Бекетову и здесь я встретил и познакомился с ним племянница, 22 года Евгения Золотарева через московскую семью Сонцовых дальняя родственница Пушкина … Живая, общительная, легкая и остроумная, с блестящими темными глазами, как спелые стенные вишни, окропленные дождевой влагой, в глубине которых, казалось, таится какая-то манящая восточная нега, она буквально в одно мгновение очаровал славного поэта-партизана. К тому же, как оказалось, Евгения обо всех его подвигах хорошо знала из восторженных рассказов дяди и была без ума от его стихов, особенно любовных элегий, которые прекрасно читала наизусть…

Взаимный интерес с первой же встречи перерос во взаимную симпатию. Дальше больше. Воспаленные чувства вспыхнули с непреодолимой силой.

Денис Васильевич , конечно, он помнил, что ему на пороге пятидесятилетия, что он давно женат, что у него уже шестеро детей и репутация примерного семьянина, и тем не менее он ничего не мог поделать с нахлынувшим на него и свирепо охватившим все его существо порывом любви, которую он в своей прямолинейности не собирался скрывать ни от возлюбленной, ни от всего мира:

Я люблю тебя так, как должен любить:

Вопреки судьбе и городским сплетням,

Вопреки, быть может, себе,

Жестоко и безбожно истязая мою жизнь.

я люблю тебя не потому что ты

Самое прекрасное, что твой лагерь дышит блаженством,

Губы роскошны, а глаза сияют Востоком,

Да что ты — поэзия с ног до головы!

Я люблю тебя без страха, страха

Ни неба, ни земли, ни Пензы, ни Москвы, —

Я мог бы любить тебя глухим, слепым. ..

Я люблю тебя, потому что это ты! ..

Любовь к Евгении Золотаревой пришла за Давыдовой большое несчастье и большое, ни с чем не сравнимое счастье.Три года этой любви, как он сам потом говорил, были коротки, как три мгновения, но содержали в себе три бесконечные, заново прожитые жизни. Он испытал все, что выпадало на его долю, в полной мере — и восторженный восторг юной красавицы, и тяжелую злость и ледяную холодность обиженной жены; и мечтательный полет души и змеиное шипение сплетен; и головокружительный кипение страсти и горько-трезвое осознание непреодолимости суровых жизненных обстоятельств… Пожалуй, никогда прежде он не испытывал такого бурного прилива творческих сил, как в эти три года.

«Без шуток, это сыплет на меня поэзией, — признался он в одном из писем Вяземский . — Золотарёва словно прорвало мёртвый источник. Последние стихи я сам скажу, что они хороши, и именно поэтому я их вам не посылаю, так как боюсь, что они могут попасть в печать, чего я совсем не хочу. .. Скажите, кто вы влюблены? Что-то я не верю в вашу зависть к моей молодости; это диверсия. И существует ли старость для поэта? Я уж думал, что сердце не трепещет целый век и ни один стих не вырвется из души.Золотарева перевернула все с ног на голову: и сердце забилось, и стихи появились, и теперь даже текут потоки любви, как говорил Пушкин. A propos 1, поцелуйте его за эпиграф в «Пиковой даме», он утешил меня воспоминанием обо мне…»

Последний, неистовый и страстный роман Давыдова , разумеется, с самого начала был обречен на печальный исход. Так и закончится. Не в силах что-либо изменить в своих отношениях, они будут стремиться друг к другу и понимать, что союз двух сердец невозможен, будут писать пылкие путаные письма, терпеть разлуку и ревность.Наконец Евгения отчаялась выйти замуж за пожилого отставного драгунского офицера Василия Осиповича Мацнева … А Денис Васильевич , как говорят в таких случаях, смиренно вернется в свое твердое семейное лоно.

Но на память об этой любви останется большой лирический цикл стихов, искренних, горячих и нежных, посвященный Евгении Дмитриевне Золотаревой восхищенный о Белинском потом напишу:

«Страсть — преобладающее чувство в песнях о любви Давыдова; но как благородна эта страсть, какой поэзией и изяществом наполнена она в этих стройных стихах.Боже, какие изящные пластические образы! «…

_________________________

1 Между прочим (французский).

Источник: Серебряков Г.В. Денис Давыдов.
М.: Мол. Гвардия, 1985. — 446 с., ил. — С. 411-414.

СТИХИ ДЕНИСА ДАВЫДОВА

ГУСАРСКАЯ ИСПОВЕДЬ

Каюсь! Я давно гусар, всегда гусар,
И с седыми усами — весь раб молодой привычки.
Люблю буйный шум, умы, речи огонь
И шампанское громкое шалости.
С юности враг чопорных удовольствий —
Мне душно на пирах без воли и пахоты.
Дайте мне хор цыган! Дайте мне аргумент и смех
И столб дыма из трубы дудка!

Я веду век посиделок, где жизнь на одной ноге,
Где милости несут на весу
Где откровенность в кандалах
Где тело и душа под давлением;
Где спесь и подлость, дворянин и слуга,
Где погоны затеняют вихрь танца,
Где столько пота под подушками. ..
Где столько животов затянуто в корсеты!

Но не скажу, что в сумасшедший день
я тоже не грешила, не посещала модный кружок;
Чтоб не стремились сидеть под блаженной тенью
Толстые сказочники и сплетники;
Чтоб схватки с остроумием бонтона убегали,
Или сквозь кудри воспаленной ланиты
Не напевал бы любви шепотом
Красавице, утомленной мазуркой.

Но это рейд, налет; Даю ему миг
И снова торжествуют любимые привычки!
А я спешу в свой гусарский род,
Где больше шампанских штучек хлопает.
Долой крючки, от горла до пупка!
Где трубы? ..Вейся, дым, в даль даль!
Роскошавай, веселая толпа,
В живом и братском своеволии!

1832

ЕЕ

В тебе, в тебе одной природа, а не искусство,
Обольстительный ум с душевной простотой
Веселье резвое с мечтательной душой,
И в каждом слове мысль, и в каждом взгляде чувство!

1833

НН

Она вошла — как Психея, томная и стыдливая,
Как юная пери, стройная и красивая. ..
И шепот восторга бежит по губам,
И ведьмы крестятся, и черти больны!

1833

(название спойлера = открыто = 0)

ВАЛЬС

Ев. Д. 3вой *
Бурлит ручей в шумном дубраве
И мчится галопирующей волной
И катится в бешеной ярости
Песку и камню — века.
Но, невольно пленившись красотой,
Ручей трепещет ласково
Улетел с берега в волны
Весна, розовый лист.
Так вальс не скрыт бурей,
Так непохож на толпу,
Мухи, воздушные и стройные,
Моя любовь, моя чарита,
Виновница моей тоски
Моих грез, вдохновений,
И поэтических волнений
И поэтические страсти!

1834

* Золотарева Евгения Дмитриевна — дочь пензенских помещиков, с которой у Давыдова был длительный роман. — Прибл. изд.

Я не ворчу. Меня возносит судьба
Выше всего! — Я счастлив, я любим!
Дружелюбие даровано тобой
Моим противникам. ..
Но тепло души, но все то, что я так люблю
Наедине с тобой…
Но действенность живого поцелуя…
Не их, а меня!

1834

ЗАПИСКА, ОТПРАВЛЕННАЯ НА БАЛ

Легко тебе — ты весел
Ты радостен, как майское утро
Ты резвишься, не помня
Какую клятву она мне давала…
Ты прав. Как от опьянения,
В погоню за кадильницами, не забыть
Обет, что может быть
Ты бросил с нетерпением
А я? -жалуюсь на безжалостную судьбу;
Я плачу, как дитя, прислонившись к голове,
Я мчусь по ложу сна, томимая любовью,
И я думаю о тебе…и только о тебе!

1834

И МОЯ ЗВЕЗДА

Море воет, море стонет
И во мраке, один,
Волной поглощен, тонет
Мой заносчивый челнок.

Но, счастливец, перед ним
Я вижу свою звезду —
И мне покой в ​​душе,
И я беспечно пою:

«Молодая, златая
Предтеча дня
С тобою земная беда
Мне недоступна.

Но прячусь за бурной мглой
Ты сияние твое —
И прячется с тобою
Провидение мое! »

1834

Я люблю тебя, я люблю тебя безумно!
Я думаю о тебе,
С тобой одной я чувствую
Мой милый, мой милый.

Взгляни, молю, на мою тоску —
И улыбку, ласковый взгляд
Успокой меня беспокойного
Сделай меня счастливым, несчастным.

Если мне суждено умереть в тоске —
Я умру, любовь проклинает
Но даже в смертный час я вздыхаю
О тебе, мой друг, мой милый!

1834

* * *

О кто, скажи мне, кто ты,
Виновник моего мучительного сна?
Скажи мне, кто ты? — Мой ангел-хранитель
Или злой гений-разрушитель
Все мои радости? — Не знаю, но я твой!
Ты смял мой боевой венок на голове,
Ты изгнал из моей души жажду славы,
И гордые мечты, и величавые помыслы.
Я не хочу войны, я разлюбил войну, —
Я в мыслях, в душе я тебя одну храню.
Моему сердцу нужно, чтобы ты трепетал
Как свет для моих глаз, как воздух для дыхания.
О! терпеть без трепета, без ропота
Злость судьбы и грозы и волнения,
Мне нужно смотреть на тебя, всегда смотреть,
Смотреть неустанно, как на звезду спасения!
Ты уходишь и следуешь за тобой
Мысль стремится, душа мчится,
И кровь стынет, и жизни нет! ..
Но как только во мне твой шорох отзовется,
Я чувствую прилив жизни, Я вижу свет
И душа возвращается, и сердце бьется! ..

1834

ПОСЛЕ РАЗДЕЛЕНИЯ

Когда я встретил свою красавицу,
То, что я любил, что я люблю
Чьей силой ускользнуть обманом я льстил себе, —
Я был ошеломлен! Итак, по неожиданному случаю,
Удалой человек, идущий по дикой природе —
Беглый солдат встречает
С вашим безбожным капитаном.

1834

РЕКА

Давно ли, река синяя,
Давно ли, волной ласковой
Лодка моя вольно журчит,
Тебе принадлежал, райский источник,
Судьбой странствующей моей!

Давно ли с милой беспечностью
На благоухающих берегах
Ты катила чистую влагу
И любила она меня отражать
В своих задумчивых струях! . .

Теперь, уныло бежишь,
Ты стоишь в хмурой тишине
Как стонет девица юная,
Летящий призрак обнимает
Тоскующей души моей

Увы! твой заунывный ропот
Я понимаю, он мой ропот;
И я пою последние гимны
И твой поток приветлив
Я брызну прощальную слезу.

Утром багряная заря
Наполнит небо, — берег
Засияет золотыми одеждами,
И росою полезною
Рощи и луга будут усыпаны.

Но воды твои в мутном лоне
Все будет пусто! ..только иногда,
Мчась бездомный бег,
Их в гостях посетит минутка
Журавль, кочующий отшельник.

О, где же тогда, осиротевший,
Где буду я! В какие страны
В какие чуждые пределы
Отважный парус гордо поплывет
Лодка моя на галопирующих волнах!

Но где бы я ни был, дань сердцам —
Ты одна.Через даль морей
Я на крыльях воспоминаний
Я приду к тебе, пристань мечты
И муки, и блаженства души моей!

Я явлюсь, весь в мысль преображенный,
На берегах твоих зыбей,
В обитель незабвенной девы,
И тихо, тайный странник,
Приползу к ней невидимой.

И, не подвластный злым упрекам,
Я облачу ее в себя
Я напьюсь ее стыдливого взгляда,
И вдохновенного разговора,
И стройной красоты;

Та, чье очарование — страсть!
Светлый, небесный и чистый,
Как чувство ангела в молитве,
Как сон херувима,
Что за сон юной благодати!

1834

РОМАНТИКА

Не буди, не буди
Моих безумств и безумств
И мимолетных снов
Не возвращайся, не возвращайся!

Не говори мне имя той,
Чья память — мука жизни,
Как на чужбине, песня отечества
В изгнанье родной земли.

Не воскресить, не воскресить
Тех, кто забыл беды
Дать покой тревогам страсти
И не раздражать живых ран.

Или нет! Сорвите обложку! ..
Легче мне горевать эгоизм,
Чем фальшивый хладнокровный
Чем мой обманчивый покой

1834

* * *

К чему мне твой совет
Когда я съеден и страстно люблю
Весь мир Божий в одном,
В едином чувстве — жизнь моя!

Поэты пушкинского кружка: имена, творчество

1810-1830-е гг. считаются золотым веком русской поэзии, добившейся в эту романтическую эпоху значительных художественных успехов. Этот период можно смело назвать началом творческой зрелости русской литературы. Центральной фигурой поэтического процесса 1-й трети XIX века был Пушкин. Первое тридцатилетие обычно называют пушкинской эпохой. Вокруг поэта группировались многие писатели, при этом одни сохраняли в своих произведениях собственную интонацию и почерк, а другие подражали Александру Сергеевичу и образовывали так называемый пушкинский кружок поэтов.

Сообщество литературного искусства

Какого-то формального объединения поэтов в то время не существовало. Поэты пушкинского круга, в списке которых есть такие имена, как Вяземский, Баратынский, Языков, Дельвиг, были оригинальны и индивидуальны, со своим неповторимым голосом. Они, так или иначе, в своем творчестве опирались на стихи Пушкина, но не занимали по отношению к нему подчиненного положения, иногда даже спорили и не соглашались с ним, а иногда и вовсе противопоставляли ему собственное понимание проблем. и характер поэзии.В основном это было свойственно Языкову и Баратынскому. Каждый поэт, приближаясь к Александру Сергеевичу, старался в то же время сохранить от него свою творческую независимость.

Что же общего в этих поэтах? Несмотря на разный лирический почерк, у поэтов пушкинского кружка были сходные взгляды на мироощущение и мировоззрение. Сообщение на эту тему, кстати, часто просят подготовить школьников к урокам литературы, поэтому статья будет полезна родителям, которые помогают своим детям с домашним заданием.Итак, все поэты пушкинских плеяд считали, что поэзия есть искусство гармонии, приносящее гармонию в человеческую душу. В минуты печали и печали люди обращаются к стихам, и находят в них утешение. Гармония пушкинского круга поэтов считалась своеобразным идеалом и принципом мира, а поэзия — хранительницей этого идеала.

Денис Давыдов

Это один из самых одаренных поэтов, известных в 1810-1830-е годы, обладающий оригинальным поэтическим лицом. Гусар Денис Давыдов – поэт допушкинского поколения, придумавший маску бесстрашного бесшабашного воина и одновременно лихого карусели. В русской батальной лирике, отличавшейся пышностью, свои новые слова Давыдов сказал своими произведениями. Он придумал лихо закрученный, энергичный, хлесткий стих, часто заканчивающийся острым афоризмом. Наиболее известными произведениями поэта являются следующие: «Очерк жизни Дениса Васильевича Давыдова», написанные в жанре автобиографической прозы, и богатые фактическим материалом мемуары.

Пушкин признавался, что даже учился у Давыдова, пытался подражать ему в «изюминке».Однако в обычной жизни Александр Сергеевич не носил масок, а оставался самим собой, чего нельзя сказать о Денисе Васильевиче, который в своей жизни стал примерять на себя образ лихого гусара-поэта и вырос вместе с ним.

Константин Батюшков

Поэты пушкинского круга, чьи стихи написаны в жанре романтизма, непременно в процессе творчества ориентировались на произведения этого русского писателя Ведь Батюшкову называют одним из пионеров романтического направления в литературе.Его творческое наследие состоит из стихов, писем и прозаических статей. Константин Батюшков вошел в историю русской литературы главным образом как представитель «легкой поэзии», к которой принадлежали и Давыдов, и Богданович, и Пушкин. Это направление восходит к традициям анакреонтического стиля, когда в стихах воспеваются радости любви, дружбы, внутренней свободы и жизни в целом.

Петр Вяземский

Этот поэт воспринимал себя как поэт современности, но если в начале творческого пути он был созвучен времени, в котором жил, то после 1837 года он переосмыслил действительность и, видя ее отрицательную сторону, стал принять прошлое за норму.Свою судьбу Вяземский оценивал как трагедию человека, не желающего и не умеющего жить в соответствии с устоями, свойственными его эпохе.

Подобно другим поэтам пушкинского кружка, он находил сходство своей поэтической культуры с культурой Александра Сергеевича. Два поэта были близки, и Вяземский даже посвящал произведения Пушкину. Оба они были наследниками 18 века и с детства впитали в себя любовь к разуму и просвещению. В своем творчестве Денис Вяземский тяготел к традиционным поэтическим формам: меланхолическим элегиям, свободолюбивым одеждам, басням, притчам, дидактике и сатире.

Антон Дельвиг

Как и некоторые другие поэты пушкинского кружка, этот поэт был сближен с Александром Сергеевичем в молодости. Они познакомились в Лицее, и дружба с Пушкиным определила дальнейшую эстетическую и литературную позицию Дельвига. В своих произведениях он пропагандировал образ поэта как «ленивца юных», воспринял романтизм в классических жанрах. Антон Дельвиг стилизовал древнегреческие и римские поэтические размеры и формы, а в своей лирике воссоздавал условный античный мир, в котором царят красота и гармония.Свои зарисовки поэт делал в жанре антологических стихов и идиллий.

Николай Языков

Творчество этого поэта по тональности и содержанию было совершенно другим. В литературу языков вошел как поэт-студент, что создало ему своеобразную репутацию. В его произведениях ощущался эффект милой незрелости, инфантильности. Поэты пушкинского кружка воспринимали Николая Языкова как недавнего ребенка, который может позволить себе рискованные выходки и шалости. Обращаясь к своему младшему другу, Пушкин воскликнул: «Как ты шалишь и как прекрасна!» Языки были в восторге от собственных способностей и способностей, поэтому в его речи так естественны восклицательные интонации, торжественные слова и громкие призывы.

Наконец

Конечно, в статье мы не перечислили всех поэтов пушкинского кружка. Эта галактика очень обширна, и кроме упомянутых выше, в нее входят Жуковский, Кюхельбекер, Крылов и другие. Поэтические судьбы поэтов, одновременно работавших с Александром Сергеевичем, сложились по-разному. Некоторые выходили на литературную арену еще до него (например, Денис Давыдов) и творчески развивались независимо от «солнца русской поэзии», а уже потом присоединялись к его кругу.Но всех поэтов пушкинского круга — предшественников и современников — объединяло одно: они создавали свои произведения в эпоху, проходившую под знаком Пушкина.

р>>

Презентация о золотом веке русской поэзии. «Золотой» век русской литературы. От классицизма и сентиментализма к романтизму. Денис Васильевич Давыдов

Леонтьева Елизавета Ивановна

Презентация представляет писателей Золотого века русской литературы и обзор их творчества

Скачать:

Предпросмотр:

Чтобы насладиться предварительным просмотром презентаций, создайте себе учетную запись (аккаунт) Google и войдите в нее: https://accounts.google.com


Подписи к слайдам:

Исполнители: Леонтьева Елизавета МБОУ «СОШ №12» «Золотой век русской литературы»

1. Введение Трудны и жестоки были условия, в которых развивалась передовая русская литература. Крепостной строй наложил свой отпечаток на все сферы русской жизни. В стране царил тяжелый политический гнет. Королевская цензура беспощадно подавляла свободное слово. Крупнейшие деятели русской литературы подверглись гонениям, многие из них закончили свою жизнь трагически. Рылеев был повешен царскими палачами. Одоевский отправил к осторожному, сосланному в Сибирь Бестужеву. Гениальный Пушкин провел свою молодость в звене, а впоследствии возглавил придворную камарилью и погиб в расцвете сил. Лермонтова отправили на Кавказ. Полежаева отдали солдатам. Царское правительство и дворянско-монархическая клика, стоявшая у власти, были врагами, злыми гонителями передовой литературы. Тем не менее русская литература достигла в XIX в. Удивительно яркий расцвет и занял одно из первых мест в Европе.Классицизм, нашедший совершенное выражение в различных сферах русского искусства, развивался параллельно с романтическим направлением, и вместе с тем уже в 20-е годы в России определились черты реализма, ставшего ведущим течением литературы эпохи XIX век.

2. Александр Сергеевич Пушкин Александр Сергеевич Пушкин (1799-1837) — великий национальный гений, создатель поэтических произведений непревзойденной красоты и совершенства. Как художник он развивался с необычайной скоростью, точно впитывал в себя самое ценное и значительное в русской и мировой культуре. Воспитанный во французском классицизме XVII и просветительской литературе XVIII века, он в начале своего творческого пути под влиянием романтической поэзии и, обогатив ее художественными завоеваниями, одним из первых в литературе XIX века поднялся до уровня высокого реализма.

2. Александр Сергеевич Пушкин Опираясь на художественные принципы Вальтера Скотта, Пушкин написал «Плененную дочь» (1836), историческую повесть с классической ясностью сюжетных линий и глубиной психологической характеристики.В «Капитанской дочке» Пушкин показал не только естественный характер крестьянского движения, но и свою поэзию, и свою обреченность. Неповторимая красота искусства Пушкина с огромной силой проявилась в его лирике. Лирика Пушкина не менее глубоко раскрывает внутренний мир человека, чем лирика романтиков, но Великий Поэт Души и сердца гармонично сочетается с могучей силой разума. Произведения Пушкина пронизаны духом человечности. По глубине чувства и классической гармонии формы они наряду с лирическими поэмами Гёте принадлежат к лучшим созданиям мировой поэзии. Пушкин был центральной фигурой русской литературы первых десятилетий XIX века. Белинский прямо называет этот период русской литературы «пушкинским». С именем Пушкина связан не только высокий расцвет русской поэзии, но и становление русского литературного языка. Пушкин показал духовную красоту и силу русского человека, очарование родной природы, народную поэзию — сказки, песни, легенды. Его значение для русской литературы неизмеримо.«Он начал всех нас», — сказал Горький Пушкин.

3. Михаил Юрьевич Лермонтов в конце 1930-х годов ознаменовал переход к новому типу реализма. Белинский видел свою главную особенность в усилении критического начала, росте, обличении тенденции. Творчество крупнейшего продолжателя Пушкина в области поэзии Михаила Юрьевича Лермонтова (1814-1841), отмеченное Пафосом отрицанием современной действительности. Лермонтов сложился как поэт в эпоху вневременную, когда декабристское движение уже было задушено, а новое поколение русских революционеров еще не поднялось. Это породило в его поэзии мотивы одиночества и горького разочарования.

3. Михаил Юрьевич Лермонтов Через всю поэзию Лермонтова проходит ненависть к «светскому мобильнику», к синим жандармским мундирам Николаевской России. В его лирике мотивы бунта, дерзкого вызова, ждущего бурного, образы бунтовщиков, ищущих свободы и возрождающихся против общественной несправедливости, часто выступают в его стихах («Мцыри», 1840; «Песня о купце Калашникова», 1838 г.).Лермонтов — поэт действия. Именно за непоследовательность он будет бить свое поколение, воспитанное эпохой реакции, неспособное к борьбе и творчеству («Дума»). В центре наиболее значительных произведений Лермонтова находится образ гордого человека, ищущего сильных ощущений в борьбе. Это Арбенин (драма «Маскарад», 1835-1836), Бес («Демон», 1829-1841) и Печорин («Герой нашего времени», 1840). Разочаровавшись в окружающей мелочной жизни, поэт прошел через страсть к такому демоническому человеку, но в своих произведениях последних лет он аннулирует романтическую поэзию гордого одиночества. В его творчестве отчетливо наметилось глубокое сочувствие к простой, но полной настоящей самоотверженности и героизму перед людьми, «как настроение, составляющее основной пафос русской литературы XIX века.

4. Николай Васильевич Гоголь Николай Васильевич Гоголь (1809 -1852) завершил XIX век для русской литературы.Поворот к прозаическому жанру-повесть и роман.Первое значительное произведение Гоголя «Вечера на хуторе близ Диканьки» (1831-1832) вводит читателя в мир народных традиций.Фантастика этой книги и ее небрежно-веселый тон имеют мало общего с последующими произведениями гоголя-реалиста. Вторая книга «Миргород» (1835 г.), хотя и является продолжением «Ночей хутора близ Диканьки», носит более зрелый характер. Четыре истории, составляющие «Миргород», как бы контрастируют друг с другом. В Тарасе Гоголь передает делец и богатырскую казачку Волицу. В рассказе «О том, как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем» показано засилье пошлости и второстепенных интересов в современной жизни и разыгрываются незначительные происшествия, от которых всем живая душа становится скучной. Страшной фантастике «ВИА» противостоит патриархальная идиллия «старосветских помещиков». Особое место в наследии Гоголя занимает его «Петербургская повесть», изображающая современного Гоголя, большой город с его социальными контрастами. Один из таких рассказов, «Шинель» (1842), оказал особое влияние на последующую литературу. Социально изображая судьбу забитого и красящегося мелкого чиновника, Гоголь открыл путь всей демократической русской литературы «от Тургенева, Григоровича и Раннего Достоевского к Чехову.»Мы все оставили Гоголя «Шинели»» — в этой фразе Достоевского верное признание смысла Гоголя

5.Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин (1826-1889) — Сатиро Неверный. Его сатира, проникнутая сознательным революционно-демократическим направлением, направленным против общественного строя самодержавной России, обнажает уродства этого здания, доводит их до карикатуры и гротеска. Щедрин проявляет большую свободу в выборе форм и жанров, прибегает к сатирическому эссе и сочинению, к роману и диалогу, к комедии и памфлету. В «Истории одного города» (1869-1870) он дает обобщенно-сатирический образ царизма, верховной власти Российской империи. В романе «Владыка Головы» (1870-1880) показан распад дворянского рода, а в образе евреев воплощены мерзость и смеранд крепостничества.

5.Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин свой художественный анализ Щедрин уточнил и дополнил в «Пошехон Старине» (1887-1889), где тот же жизненный материал был обработан в форме, близкой к мемуарной.В «сказках» (1869-1886) генерален, пользуясь драгоценной фантастической формой, с исключительной силой, наглядностью и выразительностью показал социальные титры русской жизни — крестян, чиновников, кавалеров генералов, а также отношения между ними. Щедрин беспощаден ко всем либеральным попыткам очистить и исправить старое крепостное право, «переотметить» его второстепенные пороки, чтобы спасти главный. Издеваться над либеральными фразами, легко уступать свои должности и гадить перед крепостными, — одна из констант Щедрина.В то же время генералену, неподкупному и стойкому защитнику народа, были чужды сентиментальные прикрасы и идеализация Мужчин. Наоборот, с горечью, гневом и беспощадной иронией он говорит об опере, о тьме и невежестве, помогающих угнетателям народа.

6.Иван Сергеевич Тургенев Литературную деятельность Иван Сергеевич Тургенев (1818-1883) начал в 40-е годы, когда либерально-демократические течения еще не были полностью отброшены в русской общественной жизни.Он испытал на себе благотворное влияние идей Белинского. В очерках, которые Тургенев печатал на страницах современника под общим названием «Охотничьи записки» (1847-1852), показано бесчеловечное угнетение крестьян в крепостном праве. В романах Родена (1856 г.) и «Дворянском гнезде» (1859 г.) писатель изображает передового представителя дворянства, испытывавшего глубокую неудовлетворенность окружающей его средой, но не имевшего в себе сил порвать с ней и стать борцом с ей.Как и Пушкин в «Евгении Онегине», послужившем прототипом для этих романов, Тургенев противопоставляет свою «лишнюю личность» женщине, обладающей крепким нравственным складом. Тонкость и глубина психологического анализа, проникновенное изображение русской природы, классическая законченность стиля делают эти романы прекрасными произведениями русской и мировой литературы. Тургенев не ограничивался изображением «лишних людей».

6.Иван Сергеевич Тургенев в романе «Накануне» (1860) показал болгарского революционера Инсарова, а следом русскую девушку Елену Стахову самозабвенно.Но Тургенев искал героя, утвердившегося на русской земле и посвятившего себя служению России. Такой образ он нашел в лице аллокатора Базарова, изображенного в романе «Отцы и дети» (1862). Базаров отрицает поэзию и возвышенные чувства, которыми гордятся представители дворянской среды (поэтому в их глазах — «нихист», негатив), он считает главной задачей распространение естественных наук. Хотя некоторые черты Базарова являются боксом писателя, Тургенев изображает своего героя как глубокую и трагическую личность, истинного гиганта рядом с маленькими фигурками образованных помещиков.В последние годы жизни писатель почти постоянно жил за границей. Он выступал на Западе в роли пропагандиста русской литературы; Его собственные работы во многом способствовали его глобальному влиянию.

7. Иван Александрович Гончаров Выдающийся русский писатель Иван Александрович Гончаров (1812-1891) разделял с русскими просветителями неприязнь к крепостному праву и веру в то, что его уничтожение принесет России процветание. Однако в своих политических взглядах Гончаров склонялся к либерально-консервативной позиции.Романы Гончарова «Обыкновенная история» (1847 г.) и «Обломов» (1859 г.) появились до 1861 г., т. е. до окончательного раскачивания либерально-демократических течений. Как и Тургенев, Гончаров испытал на себе влияние Белинского. В «Обыкновенной истории» он поселил благородный романтизм, праздность и беспочвенность благородных мечтателей.

Творцы искусства, которые сегодня принадлежат к «Золотому веку», незримыми нитями связаны с обновленным глобализмом во имя свободы творчества. Развитие общественных коллизий связи веков мощно потребовало переоценки ценностей, сдвигов содержания творчества и средств художественной выразительности.На этом фоне рождались художественные стили, в которых смещался привычный смысл понятий и идеалов. Новое искусство, обеление, загадочное и противоречивое, жажда философских глубин, затем мистические откровения, познание необъятной вселенной и тайн творчества. Родилась символическая и футуристическая поэзия, музыкальное приложение к философии, метафизическая и декоративная живопись, новый синтетический балет, декадентский театр, архитектурный модерн. На первый взгляд художественная культура «золотого века» полна загадок и противоречий, с трудом поддающихся логическому анализу.Создается впечатление, что на грандиозном историческом полотне переплелись многочисленные художественные течения, творческие школы, отдельные, принципиально нетрадиционные стили. Символизм и футуризм, акмеизм и абстракционизм, «мирискиюстем» и «новая школа церковного пения»… Контрастных, подчас взаимоисключающих художественных направлений в те годы было гораздо больше, чем за все предыдущие века развития отечественной культуры. Однако это многогранное искусство «Серебряного века» не затемняет своей цельности, ведь из контрастов, как подмечено гераклитом, рождается прекраснейшая гармония. 8. Подключить

Золотой век русской поэзии начала XIX века в русской поэзии равноправно уживаются и классицизм, и сентиментализм. Но на волне национально-патриотического подъема, вызванного Отечественной войной 1812 г, рождается русский романтизм, а затем и реализм. романтикмазреализм

Отличное начало. У истоков русского романтизма стоял В.А. Жуковский. Он писал элегии, послания, песни, баллады. Баллады. По словам Белинского, он «обогатил русскую поэзию глубоко нравственным, истинно человеческим содержанием.Пушкинпушкин считал себя учеником Жуковского, высоко ценил «его стихи пленительной сладостью».



Гражданские страсти. ВК. Кихегельбекер Русский поэт-декабрист, критик, переводчик. Учился в Царскостском лицее, где началась его дружба с А.С. Пушкин, А.А.Дельвиг. Романтическая поэзия Кюхельбекера бросила вызов свободе. Поэта волновала судьба Отечества.

Ф. Рылееву К.Ф.Рылеев, видный поэт — К. Ф. Рылеев, видный поэт — декабрист, писал обличительный декабрист, писал обличительные и гражданские ОДД, политические и штатские, политические наряды и сообщения, думы, стихи. Элегия и Вести, Дума, поляки. Он видел в поэзии средство борьбы за политическую свободу. Декабристы говорили о национальном характере литературы, выдвигали запрос нации, распространяя его на темы, жанры, язык.


звезды Плеяды.А.А. Дельвиг Герои его песен — простые, всем известные девушки, страдающие от воли и счастливой любви. Н. М. Языков выразил протест свободного отрочества в элегах, песнях, гимнах. Он прославил гектары силы, радости молодости, здоровья.

П.А. Вяземский способствовал слиянию гражданских и личных тем, объясняя элегические чувства социальными причинами. Э.А. Барацян — крупнейший поэт русского романтизма, автор элегий, посланий, стихов.Вместо иллюзий предпочитает спокойное и трезвое мышление. Его стихи наполнены философским смыслом.

Верховная думская власть М.Ю.Лермонтов Поэтическая эпоха, выраженная Лермонтовым, по Белинскому, отличается «трудом и чувствами человеческими, в жажде и избытке чувств». Лирический герой открыто противостоит враждебному внешнему миру.


Дары жизни после Пушкина и Лермонтова в русской поэзии появляются оригинальные датировки — А.Плещеев, Н. Огаров, А.П. Григорьев, я Полонский, А. Толстой, И. Тургень и Миков, Н. Некрасов. С его поэзией они совершили переход к реализму. Их стихи проникнуты сочувствием к бедняку. Лирическим героем нередко становился человек из дворян или отличников, вставших на защиту народа, крестьян.


Жанры романтизма. Элегия — стихотворение средней длины, обычно грустного содержания, проникнутое грустью. Баллада-баллада-изящество – это стихотворение, в котором чаще всего кроется историческое событие, народное предание со стрессовым сюжетом Басня Басня – краткий нравоучительный стих или прозаический рассказ, являющийся аллегорией, аллегорией.

Вместе с поэзией стала развиваться и проза. На прозеров начала века оказали влияние английские исторические романы В. Скотта, переводы которых пользовались большой популярностью. Развитие русской прозы 19 века началось с прозаических произведений А.С. Пушкин и Н.В. Гоголь. Пушкин под влиянием английских исторических романов создает повесть «Капитанская дочка», где действия разворачиваются на фоне масштабных исторических событий: во времена Пугачевского Бунта.В ВИДЕ. Пушкин проделал колоссальную работу, исследуя этот исторический период. Эта работа носила в значительной степени политический характер и была направлена ​​на ее мощь. В ВИДЕ. Пушкин и Н.В. Гоголь обозначили основные художественные типы, которые будут разрабатываться писателями на протяжении всего XIX века. Это художественный тип «лишнего человека», образцом которого является Евгений Онегин в романе А.С. Пушкина, и так называемый тип «маленького человека», который показан Н.В. Гоголем в его рассказе «Шинель», а также А.С. Пушкин в рассказе «Станционер».

Слайд 1.

Клада 2.

Русская литература XIXв. Направление годы Имена сентиментализм 10-мар. г. Молодежь. Жуковский, Е.А. Баратынский. Романтизм 10. В.А. Жуковский, Ф.И. Тютчев; К.Ф. Рылеев, В.К. Кихельбекер; В ВИДЕ. Пушкин, М.Ю. Лермонтов. Реализм 20-30-мар. В ВИДЕ. Пушкин, Н.В. Гоголь «Естественная школа» 40-50-омег.г. А.И. Герцен, И.С. Тургенев, И.А. Гончаров, А.Н. Островский, Л.Н. Толстой, Ф.М. Достоевский революционно-демократический реализм 60-70-омег.г. НА. Некрасов, Н.Г. Чернышевский, М.Е. Салтыков-Чадрин Пролетарская литература и символизм 90-х гг. М. Горький; В. Брюсов

Слайд 3.

«Буря и натиск» «Буря и натиск») — период в истории немецкой литературы (1767—1785), связанный с отказом от характерного для классицизма культа разума в пользу ограничения эмоциональности и описания крайние проявления индивидуализма, свойственные предокантности. Писателей, принадлежавших к движению «бури и натиска», называют осетровыми (нем.Штюрмер — «Бунтар, Буян»). Идеологом этого бунта против рационализма был немецкий философ Иоганн Георг Аман, разделивший взгляды французского писателя и мыслителя Жан-Жака Руссо. Борцы «Бури и Натиска» высоко оценили переводы Шекспира, стихов Осянанова и «натуральную» поэзию англичанина Юнга. В то же время в Европе зародилось новое литературное движение, получившее название сентиментализм.

Слайд 4.

Известные представители «Бури и Натийска» Хама, Иоганн Георг (1730-1788) Вагнер, Генрих Леопольд (1747-1779) Гёте, Иоганн Вольфганг (1749-1832) Шубарт, Христиан Фридрих Даниэль (1739-1791) Шиллер, Фридрих (1759 — 1805 г.)

Слайд 5.

Романтизм (от Franz. Romantisme) идейно-художественное направление, возникшее в конце XVIII века в европейской и американской культуре и продолжавшееся до 40-х годов XIX века. Создан для различных сфер человеческой деятельности. В XVIII веке романтиками называли все странное, фантастическое, живописное и существующее в книгах, а не в действительности. В начале XIX века романтизм стал обозначением нового направления, противоположного классицизму и просвещению.

Слайд 6.

Для него характерно утверждение самобытности духовно-творческой жизни личности — изображение сильных (часто бунтующих) страстей и характеров — изображение духовно-целебной природы.

Слайд 7.

Причины романтизма. Непосредственной причиной, вызвавшей появление романтизма, была Великая французская буржуазная революция. До революции мир был упорядочен, существовала четкая иерархия, каждый человек занимал свое место.Революция перевернула «пирамиду» общества, новое еще не создано, поэтому у отдельного человека появляется чувство одиночества. Лайфстрим, жизнь это игра, в которой кому-то везет, а кому-то нет. В литературе встречаются образы игроков людей, играющих с судьбой: «Игрок» Гофмана, «Красное и черное» стенд (а красное и черное — цвета рулетки!), а в русской литературе — это « Пиковая дама» Пушкина, «Игроки» Гоголя, «Маскарад» Лермонтова.

Слайд 8.

Философия возвышенного романтизма — центральная для романтизма.С гневом возвышенного, интересом романтизма ко злу, его утонченностью и диалектикой добра и зла («Я часть силы, что он всегда хочет зла ​​и всегда приносит пользу»). Просветительская идея прогресса и тенденции отбросить весь «устаревший и наговоренный» романтизм противопоставляет интерес к фольклору, мифу, сказке, к простому человеку, возврату к истокам и природе.

Слайд 9.

Главный конфликт романтизма – это конфликт человека с миром.Возникает психология бунтарского человека, которую лорд Байрон лорд Байрон наиболее глубоко отразил в произведении «Чайлд-Гарольд Трэвел». Романтических героев объединяет чувство собственной исключительности. «Я» осознает высшую ценность, отсюда и эгоцентризм романтического героя. Но сосредоточившись на себе, человек вступает в конфликт с действительностью.

Клада 10.

Реальный мир странный, фантастический, необыкновенный, как в сказке Гофмана «Щелкунчик», или безобразный, как в его сказке «Хрумба Цахс».В этих сказках происходят странные события, предметы оживают и вступают в пространные разговоры, главной темой которых становится глубокий разрыв между идеалами и реальностью. И этот разрыв становится главной темой лирики романтизма.

Клада 11.

Выводы в центре художественной системы романтизма — личность. Главный конфликт – это конфликт между человеком и обществом. Романтичная личность — страстная натура. Сенти делились на высокие и низкие. Высоким приписывали любовь во всех ее проявлениях, низким — зависть, жадность, честолюбие.

Слайд 12.

У романтического героя сильный характер, он на голову выше окружающих. Часто в романтических произведениях герой — художник. Исключительные обстоятельства соответствуют исключительному характеру. Романтический герой несовместим с повседневным миром. Любимая романтическая среда — история и экзотика.

Слайд 13.

Исторический роман, в романтических произведениях детально обыграны исторические детали, фон, колорит, а картины даны вне истории. История — своеобразная декорация описываемых событий.

Слайд 14.

Экзотика События романтических произведений разворачиваются в необычной атмосфере (в песнях по поэме Байрона «Паломничество ребенка-Гарольда» описываются Португалия, Испания, Греция, Албания)

Слайд 15.

Интерес к фольклору романтиков интересует национально-психологическая специфика отдельных народов, национальная самобытность. Отсюда обращение к фольклору, его обработка и создание собственных произведений.

«Золотой век русской поэзии»

Далекие чары Пушкинские плеяды… Другого такого мы вряд ли увидим


Цель занятия : Познакомить учащихся с поэтами Пушкинского Пороха Задачи: Тренировка: сформировать понятие «Поэты Пушкинской поры»; установить хронологические рамки возникновения «золотого века русской поэзии»; Развивающая: развивать творческое мышление, умение выбирать из огромного литературного материала самую важную информацию, делать выводы; Воспитательные: формируют любовь и уважение к литературным и музыкальным произведениям; Воспитывать чувство толерантности, ответственности, коллективизма через работу в группе. Оборудование: Компьютер, мульти-коричневый проектор.


Лирика — Это рождение литературы (наряду с эпосом и драмой), в которой субъективное начало является главным. Лирика выражает сложную духовную жизнь человека (его интересы бывают личными и общественными, его настроение, переживания, чувства и т. д.). Духовная жизнь человека определяется обстоятельствами, явлениями внешнего мира. Но лирика не касается или почти не касается самих этих явлений: она прямо выражает только мысли, чувства, настроения, переживания.




А.С. Пушкин

А.А. Дельвиг

К.Н. Батюшков

К.Ф. Рылеев

Д.В. Давыдов

В.А. Жуковский

Е.А. Баратьян

Юзыков Н.М.


Константин Николаевич Батюшков

Великий поэт, говоря о себе, о своем, говорит об общем — о человечестве,

ибо в его природе заключено все, чем живет человечество.

И потому в своей печали каждый познает свою

печаль, в душе каждый познает свою

и видит в нем не только поэта, но и человека…

В.Г. Белинский


Жизнь поэта не должна противоречить духу его поэзии, жизнь и творчество неразделимы: Живи, как пишешь, и пиши, как живешь. .. Счастлив тот, кто пишет, потому что чувствует…

В 1810 — 1812 Активно сотрудничает в журнале «Драматический вестник». Он ближе Н.М. Карамзину, В.А. Жуковский, В.Л. Пушкин, П.А. Неундиа и другие писатели. С этого времени она целиком посвящена литературному творчеству.


Батюшков и Пушкин в 1814 г. происходит знакомство Батюшкова с лицейским Пушкиным

Пушкин восхищался ими: «Какой чудотворец этот отец!»; правильно заметил: «Батюшков…. Сделано для легкого языка, то же самое, что Петрарка для Итананского», указывал его стихи на «гармоническую точность».


Пока на поле чести за древний град отцов моих не понесу я жертву мести и жизни и родине своей, пока с богатырем израненным, который славою известен, трижды не поставлю сундук в фронт врага замкнет — мой друг, Дотоле будет вся Чужая музыка и харита, Венки, Рука любви Сладости, И радость шумит в вине! «К Дашкову»


Антон Антонович Дельвиг

«И ты пришел, Сын Ленса одухотворенный,

Сердечный жар, так долго спит,

И весело благословил судьбу.

А.С. Пушкин


Дельвиг и Пушкин

С Пушкиным его связывала нежная дружба. По единодушному утверждению друзей, Пушкин не любил никого подобного Делигусу. Да и сам Пушкин писал после смерти Деливии: «Никто на свете не был ближе к Делигусу. Из всех отношений детства он остался на виду — о него собралась наша бедная рука. Без него мы точно сироты Именно Дельвиг в апреле 1825 года посетил ссылку Пушкина в Михайловское.Какой это был чудесный для Пушкина год! В январе к нему приехали Пущин и апрель Дельвиг. За визит к Оперному поэту Дельвига строго наказали: он лишился места в библиотеке.


Вдохновение Вдохновение летит к нам часто И короткий миг в душе горит; Но этот миг Миг Муз ценен, Как мученик с весом земли. В друзьях обман, в любви И яд во всем, чем сердце ценит Забытые: Яма энтузиазма Я прочитал свою цель. И подлый, преследуемый от людей Блуждающий под небесами Он говорит с грядущими веками; Ставит цель превыше всех частей, Он летит в Мистрате Глева И делит бессмертие с богами.


Петр Андреевич Вяземский

Да сколько мне времени, милостивые государи и кротко деспот, говорил, что не хочу ничего писать, ни как другой, ни как Карамзин, ни как Жуковский, ни как Тургенев, но я хочу написать как Вяземский…»

Петр Андреевич Вяземский — Поэт, критик, историк литературы, мемуарист, ближайший друг Пушкина.


Был одним из организаторов и активнейшим участником литературного общества «Арзамас», объединявшего палаты романтизма.

На гербе предприятия был изображен гусь , как « Арзамас славится своими сальными гусями».



Николай Михайлович Языки

«Общаются сами с собой», — писал Пушкин в сентябре 1824 г. , имея в виду главным образом добрые отношения, сложившиеся у него с Дельвигом, Вяземским, Баратьяном, и приглашая язык к себе в компанию к присоединяйтесь, —

Они жрецы единой музыки,

Единое пламя волнует

Друг друга чуждо по судьбе,

Родственны вдохновению.

В процитированном отрывке из сообщения «К языкам» ключевое слово «родственники». Материнской любви Пушкин не знал в детстве, не имея настоящей семьи, — круг дружеских потов до поры до времени, семья ему заменяла.


Языки и Пушкин

Встреча с Пушкиным в 1826 году, в Тригорском, составила целую эпоху в биографии языка. Поэт поразил пушкинского поэта. Пушкин любил Лангуа как поэта, любил его слог, «твердый, точный и полный смысла.Долголикой была и мощная, органичная, яркая поэзия языка. Нестационарные образы языковой поэзии заставляют задуматься о вечной молодости настоящего искусства и вспомнить великие пушкинские строки: «Произведения истинных поэтов остаются свежими и навеки Юна». Обратимся к одному из самых известных стихотворений языка, ставшему народной песней.


«Пловец»

Нелюбовь к нашему морю

День и ночь — шум;

В роковом просторе.

Многие беды похоронены.

Смело, братья! Ветер полный

Мой парус послал мне:

Насыпь на скользких волнах

Фигурная ладья!

Над морем бегут тучи,

Ветер сильнее, смотри черный,

Будет буря: поспорим

И мы с ней справимся.

Смело, братья! Облако рождается,

Кипит злоба воды,

Над деревом злой поднимется,

Глубже бездна упадет!

Там, для долгой погоды,

Там блаженная страна:

Не омрачат небес своды

Тишина не проходит.

Но там волны терпят

Только сильная душа! ..

Смело, братцы, кайф полный

Прямой и крепкий парус мой


Давыдов Денис Васильевич

Из наиболее одаренных поэтов полуденного периода, известных и в 1810-1830 гг. , первое место принадлежит герою-партизану Отечественной войны 1812 г., поэту Гузару Д.В. Двалов.

«Пусть война кипит,

Я в этой песне виртуоз»!

Своими стихами Давыдов сказал новое слово в русской батальной лирике, отличился знаменитым парадом.В стихах Давыдова нет войны, но есть боевой дух офицера, широта души, открытой навстречу встрече с товарищами.


Давыдов и Пушкин

Пушкин считал своим учителем Д. Давдова. В литературных баталиях II половины 1820-1830-х годов Давыдов поддерживал писателей, объединившихся под Пушкиным и образовавших так называемый круг писателей.



Евгений Абрамович Брацынский

Читая стихи Баратынского, не могу отказать ему в своей симпатии, потому что этот человек, тяжело думая, он много думал, он и жил, как не всем дано было», писал о Баратьян Белинский.


Баратьян и Пушкин

«Баратынский, — утверждал Пушкин, — принадлежит к числу наших поэтов. глубоко.»



Василий Андреевич Жуковский

Его стихи пленяющие сладостью

Пройдут века завистливые

И, вставив их, вздыхает о славе пути,

Тихая печаль утешает

И радость думает, что.

Незаметный подвиг Жуковского и огромное значение в русской литературе! ..Подвиг в том, что награда не просто упоминается в истории отечественной литературы, а вечное славное имя из рода в роду.

В.Г. Белинский


Цветок

Минутный след полей

Цветок увядший, одинокий,

Лишенный тебя

Осенняя жестокая рука.

Увы! нам тоже многое дано

И тот же рок будет нас угнетать:

С тобою листовки ходили кругом —

Свеже улетая от нас.

Принимая каждый день у нас

Или мечта, Иль наслаждение.

И каждый час разрушает

Драгу сердечного заблуждения.

Смотри… прелесть нет;

Звезда надежды меркнет…

Увы! кто скажет: жизнь иль цвет

Быстрее в мире исчезает?


Петр Вяземский «Моя вечерняя звезда» Моя вечерняя звезда, моя последняя любовь! За омраченными годами снова необдуманный луч пролов! Среду юных, неуместных лет мы любим блеск и жар огня; Но пол-полу, пол-пола теперь за меня больше рад.


Рылеев Кондратий Федорович

В истории романтизма есть особое направление, называемое гражданским. Это декабристская поэзия. Многие декабристы были незаурядными поэтами, среди них было немало друзей Пушкина.

Я в честь тюрьмы, а не в укризна,

За дело право Я в ней,

И мне стыдно за эти цепи,

Если я ношу их для изображения.



  • Вопросы, которые волновали поэтов Пушкинского Пороха: любовь, красота природы, интересы народа, война, права и достоинство человека, продолжают волновать и нас, жителей 21 века.Эти вопросы будут актуальны всегда, сколько бы времени ни прошло.
  • Нет поколений бывших и настоящих, все мы современники.

Денис давыдов Русские кто они. Денис Давыдов

Советская литература

Биография

Давыдов Денис Васильевич

Партизан Отечественной войны 1812 года, военный писатель, поэт, генерал-лейтенант (1831). Командуя партизанским отрядом из гусар и казаков, успешно действовал в тылу французской армии. Был близок к декабристам и А.С. Пушкин. Военно-исторические труды, теоретические работы о партизанских действиях. В лирике («гусарские» песни, любовные элегии, сатирические поэмы) — новый тип героя — воина-патриота, активного, свободолюбивого, открытого человека.

Биография

Одним из самых ярких детских впечатлений стала встреча девятилетнего мальчика с легендарным А. Суворовым, который напророчил Давыдову свою судьбу: «Это будет военный…»

Давыдов большую часть жизни провел в армии, выйдя в отставку в 1832 г. в чине генерал-лейтенанта.Он храбро сражался в 1806 — 1807 гг. с французами в Пруссии, в 1809 г. со шведами в Финляндии, в 1809 г.? с турками в Молдавии и на Балканах, в 1812 — 1814 годах громил французов в России и гнал их до самого Парижа.

В народной памяти имя Дениса Давыдова неотделимо от Отечественной войны 1812 года как имя одного из руководителей армейского партизанского движения, сыгравшего важную роль в победе над Наполеоном.

Он был разносторонним человеком. Первые литературные опыты Давыдова относятся к 1803 — 1805 гг., когда его политические стихи получили широкое распространение в рукописях (басни «Голова и ноги», «Река и зеркало», «Сон-сатира» и др.).

Давыдов был связан со многими декабристами, ценившими его поэзию, но отказался от предложения вступить в тайное общество.

Вошел в историю русской литературы как создатель жанра «гусарской лирики», герой которой — любитель дикой жизни, в то же время человек вольнодумный, противник насилия над личностью ( «Гусарский пир», «Песня о старом гусаре», «Полусолдат», «Бородинское поле».Последняя, ​​написанная в 1829 году, считается одной из лучших исторических элегий в русской романтической поэзии).

Значительным явлением в литературе 1830-х годов была военная проза Давыдова — его воспоминания об А. Суворове, Н. Раевском, М. Каменском. Поэзия Дениса Давыдова была высоко оценена А. С. Пушкиным, с которым его связывала многолетняя дружба.

В последние годы он долго добивался переноса праха Багратиона на Бородинское поле и в конце концов добился этого, но сам не смог принять участие в церемонии. 22 апреля (4 мая н.э.) он скоропостижно скончался.

Денис Давыдов родился 27 июля 1784 года в Москве. Предсказание великого полководца Суворова о военном будущем стало для девятилетнего Дениса пророческим. Давыдов почти всю свою жизнь посвятил военной службе. Я испытал на себе все тяготы четырех военных компаний (в Пруссии, Финляндии, Молдавии и на Балканах, русско-французской войны).

Победа над Наполеоном во многом стала возможной благодаря деятельности партизанского движения под руководством Дениса Васильевича.В возрасте 48 лет вышел в отставку, дослужившись до звания генерал-лейтенанта.

Но не только ратными подвигами Давыдов знаком широкой публике. Он был талантливым поэтом и военным драматургом. Первые образцы пера Давыдова относятся к 1803-1805 гг. как политический поэт, опубликовавший басни «Голова и ноги», «Река и зеркало» и др. К его заслугам принадлежит создание нового литературного течения «гусарская лирика» и знакомство читателей с образом воина-патриота. Главные герои его произведений (по большей части) — смелые, честные, сильные личности с немного вздорным характером и разгульной жизнью.

Русская романтическая поэзия автора (среди которой главное место занимает поэма «Бородинское поле») заслуженно признана многими критиками лучшим проявлением исторической элегии своего времени. Пушкин высоко ценил произведения своего старого друга. В 1830-е годы Давыдов попробовал себя в совершенно новом для себя направлении — в военной прозе.В частности, это воспоминания об их знакомстве с А. Суворовым, Н. Раевским, М. Каменским. После более чем 20 лет воинской службы и короткой мирной жизни Денис Васильевич Давыдов скончался 4 мая 1839 года, так и не увидев церемонии перенесения праха Багратиона на Бородинское поле, ставшей возможной только благодаря его усилиям.

Военный писатель и поэт, генерал-лейтенант (1831). Герой Отечественной войны 1812 года.

Денис Васильевич Давыдов родился в старинной дворянской семье с давними военными традициями. Существенное влияние на его судьбу оказала встреча с , который в 1793 году посетил дом его родителей.

Военную службу начал в сентябре 1801 г. штатным юнкером Кавалергардского полка. В 1804 г. поручик Д. В. Давыдов был переведен в Белорусский гусарский полк, стоявший в Киевской губернии. С 1806 г. служил в лейб-гвардии Гусарском полку, дислоцированном в в.

В январе 1807 г. по рекомендации генерал-фельдмаршала М.Ф. Каменский, штабс-капитан Д.В. Давыдов был назначен адъютантом генерал-лейтенанта князя, командовавшего авангардом русской армии в русско-прусско-французской войне 1806-1807 гг. С февраля 1807 г. находился в армии, принимал участие в сражениях при и (1807 г.).

За отличие в делах в 1807 г. Давыдов Д.В. был награжден орденами Св. Владимира 4-й степени с бантом, Св. Анны 2-й степени, золотой саблей с надписью «За храбрость», прусским орденом «За заслуги» и золотой крест за битву при .

Д.В. Давыдов принимал участие в русско-шведской войне 1808-1809 гг. и в русско-турецкой войне 1809-1812 гг., во время которой командовал отдельными отрядами.Неоднократно проявлял решительность и личное мужество. В 1810 г. был награждён бриллиантовыми украшениями к ордену Св. Анны 2-й степени.

В начале Отечественной войны 1812 года подполковник Д.В. Давыдов командовал 1-м батальоном Ахтырского гусарского полка. В августе 1812 г. он предложил русскому командованию организовать партизанские действия в тылу наполеоновской армии. Командуя отрядом гусар и казаков, он успешно действовал в тылу врага до самого конца 1812 года.За свои партизанские подвиги Д.В. Давыдов награжден орденами Святого Георгия 4-й степени и Святого Владимира 3-й степени.

Давыдов Д.В. Участник Заграничных походов русской армии в 1813-1814 гг. Командуя кавалерийским полком и гусарской бригадой, он принял участие в главных сражениях кампаний 1813 и 1814 годов, вместе с войсками вступил в Париж после его капитуляции. В 1815 году произведен в генерал-майоры. В 1823 году вышел в отставку с должности начальника штаба корпуса.

В 1826-1827 гг. Д.В. Давыдов служил на Кавказе, был временным командующим войсками, находившимися на границе Эриванского ханства. Участвовал в подавлении польского восстания 1830-1831 гг., за взятие штурмом города Владимир-Волынский, произведен в генерал-лейтенанты и награжден орденами Св. Анны 1-й степени и Св. Владимира 2-й степени. . В 1832 году он окончательно вышел в отставку.

Последние годы жизни Д.В. Давыдов провел в своем имении — селе Сызранского уезда Симбирской губернии (ныне в).Там же он умер 22 апреля (4 мая) 1839 года.

27 июля 1784 г. , бурлящая натура, ярый патриот. Он участвовал во всех войнах, которые вела Россия при жизни.

Денис Васильевич родился в Москве в семье военного. Его служба началась в 1801 году.Он поступил штандарт-юнкером (чин в кавалерии, присваиваемый дворянам, ожидавшим производства в офицеры) в кавалерийский полк, через год произведен в корнеты, а в ноябре 1803 г. произведен в поручики. В этот период начинает раскрываться его литературный талант. Отличаясь остроумием и вольнодумством поэтов, он быстро завоевал популярность. С 1806 года Давыдов служил в Санкт-Петербургском лейб-гвардии Гусарском полку. Через полгода он был штабс-капитаном.Служба Давыдова в этот период жизни не была обременительна. «Во всем полку было больше дружбы, чем службы…» Но для России это время было довольно тревожным, и Давыдов считал своим долгом попасть в действующую армию. После неприятностей он был зачислен адъютантом к князю П. И. Багратиону.
Русская армия, теснимая Наполеоном, стояла у деревни Вольфсдорф. Дальнейшее отступление прикрывал арьергард русской армии под командованием Багратиона.Битва при Вольфсдорфе в январе 1807 года — это боевое крещение Давыдова, в котором он проявил недюжинную храбрость. Багратион представил его к ордену Владимира IV степени.


Наполеон на поле битвы при Прейсиш-Эйлау.

За последующие бои при Ландсберге и Прейсиш-Эйлау Давыдов награжден золотым крестом на георгиевской ленте. Напряженные бои следовали один за другим. 14 июня 1807 года Наполеон выиграл кровавую битву при Фридланде. Русские сражались с большим упорством, но под ураганным огнем артиллерии были вынуждены отступить.За участие во Фридландском сражении Давыдов был награжден золотой саблей с надписью: «За храбрость».

Егер О. Давыдов Денис Васильевич

7 июля 1807 года Россия и Франция заключили Тильзитский мир. А в феврале 1808 года началась война между Россией и Швецией. По условиям Тильзитского мира Наполеон предоставил Александру I право править в Восточной Европе и пообещал не оказывать военной помощи Турции. Русское правительство решило воспользоваться благоприятной обстановкой и укрепить военно-политические позиции на побережье Балтийского моря, чтобы закрепить за собой Санкт-Петербург.Петербург. Денис Давыдов был прикомандирован к авангарду, которым командовал полковник Я. П. Кульнев. Под руководством Кульнева он прошел хорошую школу заставной службы — стремительных маневров, набегов, кавалерийских стычек и стычек. Война со Швецией завершилась Фридрихсгамским миром, подписанным в сентябре 1809 года. По его условиям Финляндия уступала России как Великое княжество Финляндское.

Русско-турецкая война 1806-1812 годов также стала хорошей школой для молодого офицера. Принимал участие во взятии турецкой крепости Силистрия и в кровопролитном сражении при Шумле в июне 1810 года.За боевые подвиги в этих боях награжден алмазным знаком ордена Анны II степени и произведен в капитаны.

Боевой опыт, широкие военные познания, приобретенные Давыдовым в первое десятилетие военной службы, пригодились в Отечественной войне 1812 года, в которой он сыграл видную роль.

С мая 1812 года Давыдов был командиром первого батальона Ахтырского гусарского полка в чине подполковника. К моменту начала похода Наполеона 2-я Западная армия Багратиона располагалась в районе Волковыска, а полк Давыдова — в Заблудове, под Белостоком.Здесь его застала война 1812 года.

Удар Наполеона в 1812 г. привел к возникновению национально-освободительного характера войны. Давыдов был в числе немногих офицеров, оценивших это явление и поднявших знамя партизанской борьбы. Он обратился к Багратиону с просьбой выделить специальный кавалерийский отряд для партизанских действий в тылу наполеоновской армии. Идея вызвала интерес Багратиона, который обратился непосредственно к Кутузову. Несмотря на его одобрение, Давыдову было выделено всего 50 гусар и 150 казаков! Командование скептически отнеслось к эффективности действий партизан.

Бородино

Поддержав инициативу Давыдова, Багратион приказал выделить ему лучших гусар и казаков. 6 сентября партизанский отряд Давыдова в составе 50 гусар и 80 казаков (вместо обещанных 150), а также трех офицеров Ахтырского полка и двух корнетов Донского казачьего полка скрытно покинул село Бородино и двинулся вглубь тыла французов.

Первым опорным пунктом партизан была деревня Скугарево Смоленской губернии.Давыдов начал боевые действия 13 сентября, в день вступления Наполеона в Москву: отряд Давыдова атаковал крупный отряд французских мародеров. В плен было взято 90 человек, у крестьян отобрали награбленное имущество. 14 сентября очередной налет — на вражеский транспорт в Царево-Займище. Результат — более 120 заключенных, 10 грузовиков с едой и один грузовик с патронами.

Партизанский отряд Давыдова находился в Скугарево 10 дней. За это время в плен было взято более 300 человек, освобождено из плена более 200 русских солдат, захвачено 32 артиллерийских машины и большое количество грузовиков с военной техникой и продовольствием.Первый опыт научил, что лучшая тактика для партизан — непрерывное движение, не позволяющее противнику узнать, где они находятся.

К концу сентября к отряду Давыдова присоединилось еще 180 казаков. Сейчас под его командованием уже 300 кавалеристов, не считая пехоты. Стало возможным развернуть широкомасштабные действия. Отряд был разбит на небольшие боевые группы. Связь между ними поддерживалась добровольцами из крестьян. Успехи отряда возросли.


Переход Рубикона отрядом Дениса Давыдова
Кожин Семен Леонидович

Партизанские пикеты, поставленные Давыдовым, удерживали под контролем значительные районы, заставляя противника конвоировать транспорты с усиленной охраной — иногда до 1500 человек. Под ударом партизан находился и сам город Вязьма, превращенный французами в важный опорный пункт с сильным гарнизоном. Давыдов лично составил план наступления на город. 25 сентября после стремительной атаки город был взят.Противник потерял более 100 человек убитыми и около 300 пленными. Трофеи — 20 грузовиков с провизией и 12 с оружием.

Смелые действия партизан Давыдова встревожили французского губернатора Смоленска генерала Баража д»Илья. По его приказу из команд, следующих через Вязьму, был сформирован кавалерийский отряд в 2000 сабель с задачей очистить все пространство между Гжатском и Вязьма от русских партизан.За голову была обещана большая цена.Однако попытки врага оказались тщетными.Так, 1 октября между деревнями Юренево и Городище партизаны вели бой с тремя батальонами польской пехоты, сопровождавшими большой транспорт. В плен было взято мех, 144 вола, около 200 лошадей, 15 офицеров и более 900 рядовых. У села Городище была создана третья партизанская база, для охраны которой было выделено около 500 ополченцев.


Мазуровский Виктор Викентьевич. Кавалерийский бой.

«Партизанская армия» Давыдова быстро росла. Из отбитых русских военнопленных были созданы небольшие отряды пехоты.Кутузов оценил успехи Давыдова, произвел партизана в полковники. Для подкрепления к Давыдову прибыл Донской казачий полк Попова в составе пятисот человек. Успешные действия отряда Давыдова убедили Кутузова всемерно развивать партизанское движение. По указанию фельдмаршала было создано еще несколько партизанских отрядов, которыми руководили офицеры регулярных войск. Увеличилась и численность войска Давыдова: в его распоряжении было два легкоконных казачьих полка.Непрекращающееся преследование врага и новые успехи. К концу октября отряд Давыдова захватил в плен более 3500 рядовых и 43 офицера.

А. Орловский. Портрет Дениса Давыдова. 1814

В начале ноября французская бригада генерала Ожеро была сосредоточена на дороге между Ельней и Смоленском. Отряд Давыдова в составе 1200 сабель при 80 егерях и 4 орудиях в стремительной атаке разгромил врага. В плен было взято 2000 рядовых и 60 офицеров во главе с генералом Ожеро.Преследуя врага, Давыдов прибыл в деревню близ города Красный. При личной встрече с партизаном Кутузов сказал: «Ваши удачные опыты доказали мне пользу партизанской войны, которая столько вреда причиняла, приносит и причинит противнику». В течение ноября отряды Давыдова провели ряд успешных операций. За мужество Давыдов был представлен к ордену Георгия IV степени.

Изгнание наполеоновских войск из России подходило к концу.В начале января 1813 г. полковник Давыдов присоединился к главному авангарду армии генерала Ф. Ф. Винценгероде. Со своим летучим кавалерийским отрядом Давыдов выполнял обязанности авангарда главного авангарда армии. В его распоряжении остался старый партизанский отряд: два полка донских казаков, бригада гусар и сводное казачество общей численностью 550 человек.

В начале января 1813 года начался знаменитый Заграничный поход. Идя в авангарде наступающей русской армии, отряд Давыдова первым вошел в Саксонию. 13 февраля он принял участие в разгроме саксонского корпуса генерала Ренье у Калиша, 22 марта занял столицу Саксонии — Дрезден. Осенью 1813 года Давыдов получил в свое распоряжение два Донских казачьих полка. Во главе этих казачьих полков поэт-партизан в осеннюю кампанию 1813 года участвовал во многих авангардных боях и в грандиозной «Битве народов» под Лейпцигом 16-19 октября. Затем Давыдов принимает участие во многих сражениях кампании 1814 года. После битвы при Бриене 29 января 1814 года и 1 февраля при Ла-Роттье Давыдову было присвоено звание генерал-майора.Наполеон больше не мог предотвратить поражение своей империи. В составе русской армии, вошедшей 30 марта в Париж в тылу, и Давыдов — во главе бригады гусар.


Болтышев Виктор Николаевич. Давыдов в бою под Салтановкой. 1812 г.

Давыдов резко осудил послевоенный порядок в Российской империи. Гвардия превратилась, по выражению Давыдова, в «веселую армию». Считая невозможным службу в столице по таким приказам, он продолжал службу в провинции на второстепенных штабных должностях. В ноябре 1823 г. Александр I подписал указ об увольнении его «по болезни».

С началом царствования Николая I Давыдов решил вернуться в строй. В начале апреля 1826 г. его снова определили служить в «кавалерию». В августе его направили в Грузию — началась русско-персидская война. По прибытии Давыдова на Кавказ главнокомандующий Кавказской армией генерал А. П. Ермолов назначил его командиром трехтысячного отряда для наступательных действий против персов.Давыдову была поставлена ​​задача остановить движение на север Эривани Сардара (титул персидского наместника Эривани) и его брата Хасан-хана и выбить их из завоеванных русскими границ. Уже в начале октября 1826 г. Давыдов наголову разбил четырехтысячный отряд Хасан-хана, вторгся на персидскую границу у Судагендского тракта и к декабрю возвел здесь крепость.

Денис Давыдов — активный участник восьми военных кампаний, один из самых талантливых, образованных и отважных офицеров русской армии.Денис Васильевич скончался 4 мая 1839 года и был похоронен в Москве.

Кленов Сергей — Денис Давыдов

Я рожден для царской службы!
Сабля, водка, гусарский конь,
С тобой мой золотой век!
Я люблю кровавую драку
Я рожден для королевской службы!
Я чертовски рад за тебя
Наша матушка Россия!

Пусть прогниют французы
Они к нам вернутся!
Я чертовски рад за тебя
Наша матушка Россия!

Будем, братцы, жить вечно
Вокруг фонарей, под шалашами,
Днём — молодцы,
Вечером — пей горелку!
Будем, братцы, жить вечно
Вокруг фонарей, под избами!


На ложе владыки
Дождаться конца под балхадином
И умирать каждый час!
О, как страшно встретить смерть
На кровати, барин!

Будь то меж мечей:
Там тебе лишь снится слава
Ты попадаешь в когти смерти
И не думая о ней!
Будь то меж мечей:
Там тебе лишь снится слава!

Люблю кровавую драку
Я рожден для королевской службы!
Сабля, водка, гусарский конь,
С тобой мой золотой век!
Я люблю кровавую драку
Я рожден для королевской службы!
(с) Д. В. Давыдов

По мотивам литографии Р. Бахмана

Где друзья прошлого
Где туземные гусары,
Ведущие беседы,
Собутыльники седые?

Дедушки, я помню вас и меня,
Ведра для питья
И сидят у костра
С красно-серыми носами!

На спинке кивера
Доломаны до колена
Сабли, ташки на бедре,
И диван — тюк сена.

Трубки черные в зубах;
Все молчат, дым гуляет
По вискам кружится
И усы перебегают.

Ни слова… столб дыма…
Ни слова… Все мертвы
Выпьют и, склонив брови,
Засыпают молодцы.

Но как только день проходит
Каждый порхает по полю;
Кивер брутально набок,
Ментик вихрями играет.

Конь кипит под всадником,
Сабля свистит, враг падает.
Бой затих, а вечером
Ковш снова движется.

Где друзья прошлого
Где коренные гусары,
Ведущие беседы,
Собутыльники седые? (компакт диск.Давыдов В.

Лубок 1812 г

Ты певец, ты герой!
Я не справился с тобой
С грохотом пушек, в огне
Оседлай бешеного коня.
Всадник скромного Пегаса,
Я носил старый Парнас
Немодный мундир:
Но и эта служба трудна,
И тогда, о мой всадник чудесный,
Ты мой отец и полководец.
Вот мой Пугач — с первого взгляда
Видно — плут, казак натурал!
В вашем передовом отряде
Полицейский был бы лих.

Пушкин Давыдову

Элегия

Василий Маркович Купчик

Сайлент хиллс, когда-то кровавый дол,
Дай мне свой день, день вечной славы,
И шум оружия, и резню, и бой!
Мой меч выпал из моих рук. Моя судьба
Растоптан сильными. Счастливчики гордятся
Как невольный пахарь, Тащат меня в поля…
Ой, мчи меня в бой, ты, в боях опытный,
Ты, своим голосом рождающий в полках
Предчувствий крики сгинули из врагов,
Гомеровский вождь, великий Багратион!
Протяни мне руку, Раевский, мой герой!
Ермолов! Я лечу — веди меня, я твой:
О, обреченный на победу любимый сын,
Прикрой меня, прикрой дымом свои перуны!

Но где ты? . . Я слушаю… Нет ответа! С полей
Дым унесся, лязга мечей не слышно,
А я, твой питомец, головою склоняясь у плуга,
Завидую костям соратника или друга.

Давыдов Денис Васильевич, (1784 — 1839), русский поэт, герой Отечественной войны 1812 года

Получил блестящее домашнее образование. В 1807 году назначен адъютантом князя Багратиона. В начале войны в 1812 г. он был подполковником Ахтырского гусарского полка и находился в авангарде войск генерала Васильчикова.Перед Бородинским сражением он первым задумался о пользе партизанских действий и первым начал их. Его быстрые успехи убедили Кутузова в целесообразности партизанской войны, и он дал ей более широкое развитие.

В 1815 произведен в генерал-майоры; затем он занял место начальника штаба.

Был близок к декабристам и АС. Пушкина, пользовались большой симпатией в дружеских кругах. По мнению П.А. Вяземского, он до самой смерти сохранил удивительную молодость сердца и нрава.

В своих поэтических произведениях («гусарские» песни, любовные элегии, сатирические поэмы) Давыдов создал новый тип героя — воина-патриота, активного, свободолюбивого, открытого человека. Среди наиболее известных его стихотворений «Послание к Бурцеву», «Гусарский пир», «Песня». Он был автором ряда исторических полемических статей и личных воспоминаний.

Давыдов Денис Васильевич — русский поэт, генерал-лейтенант. Военная служба была неотъемлемой частью его жизни. В войну 1812 года участвовал в партизанском движении и был одним из его командиров, далее можно узнать другие интересных факта из жизни Давыдова Дениса Васильевича :

  1. Поэту никогда не нравилась его внешность … Давыдова всегда смущала его невзрачная внешность, а именно курносый нос с «кнопкой» и маленький рост.
  2. Суворов предсказал Давыдову военную карьеру … В девять лет поэту довелось видеться с Суворовым. Полководец, глядя на братьев, сказал, обращаясь к Денису: «этот храбрый человек, он будет военным, я не умру, а три битвы выиграет», и Суворов пророчил брату Евдокиму гражданскую службу.
  3. Поэт не мог участвовать в сражениях войны с Наполеоном …Поэт был разжалован из гвардии из-за своего творчества. Белорусский гусарский полк, в который был направлен поэт, в боях не участвовал.
  4. Поэт немного боялся своей первой встречи с Багратионом … Поэт в своих стихах высмеивал длину носа Багратиона, которая и была причиной такого страха. Однако при встрече Давыдов ничуть не растерялся и объяснил, что шутит, потому что ревнует, так как у него самого носа практически нет.

    4

  5. Лейтенант Ржевский — персонаж, появившийся в 1941 году, имеет прямое отношение к Давыдову … Как сказал сам автор А. Гладков, этот персонаж «все вышел» из поэмы «Решающий вечер».
  6. Знаменитая деревня Бородино принадлежала отцу Давыдова … Отец поэта продал родовое имение из-за долгов, позже он приобрел эту деревню, которая в 1812 году полностью сгорела.
  7. В Российской национальной библиотеке хранится «десятая часть левого уса» поэта …Давыдов отправил этот «экспонат» со своей полной «биографией» Жуковскому.
  8. Давыдов инициировал перезахоронение Багратиона … Это прошение было отправлено поэтом незадолго до смерти — он хотел, чтобы Бородинское поле было местом захоронения Багратиона. Перезахоронение состоялось уже после смерти поэта.
  9. Давыдов и Пушкин были близкими друзьями … Оба поэта были членами «Арзамаса», в это время состоялось их личное знакомство.Давыдов в 1831 году присутствовал среди друзей Пушкина накануне его свадьбы с Н. Гончаровой.
  10. Давыдов имел связи со многими декабристами … В тайном обществе декабристов творчество поэта ценилось очень высоко. Однако поэт отказался от предложения вступить в ряды декабристов.

    10

  11. Двоюродный брат Давыдова женился на первой любви поэта … Первой любовью поэта была Аглая де Грамон, но она предпочла ему полковника Александра Львовича Давыдова.
  12. У Давыдова было девять детей … После череды неудач в личной жизни друзья поэта устроили встречу Давыдова и Софьи Чирковой, в их браке родилось 5 сыновей и 4 дочери.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.