Золотое слово святослава 2 часть 5 глава: 17.Роль золотого слова Святослава. (По «Слову о полку Игореве».) Вариант 2.

Содержание

17.Роль золотого слова Святослава. (По "Слову о полку Игореве".) Вариант 2.

 «Слово о полку Игореве» -  это величайшее произведение древнерусской литературы, которое в точности описало целый период истории Древней Руси, когда страну раздирали кровавые междоусобные войны русских князей и постоянные набеги половцев.

 

 После рассказа о неудачном походе Игоря и его последствиях автор вводит  во вторую часть произведения знаменитую речь Святослава. Ей предшествовал вещий «мутный» сон, приснившийся князю, после которого он, понимая, что стране грозят горе и скорбь, «изронил свое златое слово», со слезами смешанное. В нем герой ругает Игоря и Всеволода за то, что они отправились «себе славы искать», не предупредив остальных князей. Но одновременно Святослав восхваляет мужество, отвагу и доблесть братьев.

Вдохновленный призыв к объединению всех русских правителей против врагов киевский князь начинает, вспоминая те самые времена, когда русичи «без щитов,выхватив ножи из голенища“, защищали от полчищ врагов родные пепелища. Далее Святослав  рассказывает о былых подвигах и заслугах «князей давно минувших лет», дабы заставить нынешних правителей привести «на помощь рати, чтоб врага не выпустить из рук» и отомстить за Игоря. Сколько силы и надежды слышу в каждом слове его  речи:

Встаньте, государи, в злат стремень

За обиду в этот черный день,

За Русскую землю,

За Игоревы раны -

Удалого сына Святославича!

В конце своего обращения Святослав горько сетует на то, что «не вместе их знамена плещут, врозь поют их копия и блещут», и призывает князей к объединению: ведь разлад между ними приносит только страдания родной земле, нуждающейся в защите и покровительстве.

Таким образом, золотое слово Святослава — это важный фрагмент произведения, играющий большую роль в передаче авторского взгляда на описываемые события, призывающий русские княжества прекратить распри и объединится для защиты Отечества. 

Ксюша

Слово о полку Игореве — Заболоцкий. Полный текст стихотворения — Слово о полку Игореве

Не пора ль нам, братия, начать
О походе Игоревом слово,
Чтоб старинной речью рассказать
Про деянья князя удалого?
А воспеть нам, братия, его —
В похвалу трудам его и ранам —
По былинам времени сего,
Не гоняясь мыслью за Бояном.

Тот Боян, исполнен дивных сил,
Приступая к вещему напеву,
Серым волком по полю кружил,
Как орёл, под облаком парил,
Растекался мыслию по древу.
Жил он в громе дедовских побед,
Знал немало подвигов и схваток,
И на стадо лебедей чуть свет
Выпускал он соколов десяток.
И, встречая в воздухе врага,
Начинали соколы расправу,
И взлетала лебедь в облака
И трубила славу Ярославу.
Пела древний киевский престол,
Поединок славила старинный,
Где Мстислав Редедю заколол
Перед всей косожскою дружиной,
И Роману Красному хвалу
Пела лебедь, падая во мглу.

Но не десять соколов пускал
Наш Боян, но, вспомнив дни былые,
Вещие персты он подымал
И на струны возлагал живые, —
Вздрагивали струны, трепетали,
Сами князям славу рокотали.

Мы же по-иному замышленью
Эту повесть о године бед
Со времён Владимира княженья
Доведём до Игоревых лет
И прославим Игоря, который,
Напрягая разум, полный сил,
Мужество избрал себе опорой,
Ратным духом сердце поострил
И повёл полки родного края,
Половецким землям угрожая.

О Боян, старинный соловей!
Приступая к вещему напеву,

Если б ты о битвах наших дней
Пел, скача по мысленному древу;
Если б ты, взлетев под облака,
Нашу славу с дедовскою славой
Сочетал на долгие века,
Чтоб прославить сына Святослава:
Если б ты Траяновой тропой
Средь полей помчался и курганов, —
Так бы ныне был воспет тобой
Игорь-князь, могучий внук Траянов:
«То не буря соколов несёт
За поля широкие и долы,
То не стаи галочьи летят
К Дону на великие просторы!».

Или так воспеть тебе, Боян,
Внук Велесов, наш военный стан:
«За Сулою кони ржут,
Слава в Киеве звенит,
В Новеграде трубы громкие трубят,
Во Путивле стяги бранные стоят!».


Часть первая

1

Игорь-князь с могучею дружиной
Мила-брата Всеволода ждёт.
Молвит буй-тур Всеволод: — Единый
Ты мне брат, мой Игорь, и оплот!
Дети Святослава мы с тобою,
Так седлай же борзых коней, брат!
А мои давно готовы к бою,
Возле Курска под седлом стоят.

2

— А куряне славные —
Витязи исправные:
Родились под трубами,
Росли под шеломами,
Выросли, как воины,
С конца копья вскормлены.

Все пути им ведомы,
Все яруги знаемы,
Луки их натянуты,
Колчаны отворены,
Сабли их наточены,
Шеломы позолочены.
Сами скачут по полю волками
И, всегда готовые к борьбе,
Добывают острыми мечами
Князю — славы, почестей — себе!

3

Но, взглянув на солнце в этот день,
Подивился Игорь на светило:
Середь бела-дня ночная тень
Ополченья русские покрыла.
И, не зная, что сулит судьбина,
Князь промолвил: — Братья и дружина!
Лучше быть убиту от мечей,
Чем от рук поганых полонёну!
Сядем, братья, на лихих коней,
Да посмотрим синего мы Дону! —
Вспала князю эта мысль на ум —
Искусить неведомого края,
И сказал он, полон ратных дум,
Знаменьем небес пренебрегая:
— Копиё хочу я преломить
В половецком поле незнакомом,
С вами, братья, голову сложить
Либо Дону зачерпнуть шеломом!

4

Игорь-князь во злат-стремень вступает,
В чистое он поле выезжает.
Солнце тьмою путь ему закрыло,
Ночь грозою птиц перебудила,
Свист зверей несётся, полон гнева,
Кличет Див над ним с вершины древа,
Кличет Див, как половец в дозоре,

За Сулу, на Сурож, на Поморье,
Корсуню и всей округе ханской,
И тебе, болван тмутороканский!

5

И бегут, заслышав о набеге,
Половцы сквозь степи и яруги,
И скрипят их старые телеги,
Голосят, как лебеди в испуге.
Игорь к Дону движется с полками,
А беда несётся вслед за ним:
Птицы, поднимаясь над дубами,
Реют с криком жалобным своим,
По оврагам волки завывают,
Крик орлов доносится из мглы —
Знать, на кости русские скликают
Зверя кровожадные орлы;
Уж лиса на щит червлёный брешет,
Стон и скрежет в сумраке ночном…
О Русская земля!
Ты уже за холмом.

6

Долго длится ночь. Но засветился
Утренними зорями восток.
Уж туман над полем заклубился,
Говор галок в роще пробудился,
Соловьиный щекот приумолк.
Русичи, сомкнув щиты рядами,
К славной изготовились борьбе,
Добывая острыми мечами
Князю — славы, почестей — себе.

7

На рассвете, в пятницу, в туманах,
Стрелами по полю полетев,
Смяло войско половцев поганых
И умчало половецких дев.
Захватили золота без счёта,
Груду аксамитов и шелков,
Вымостили топкие болота

Япанчами красными врагов.
А червлёный стяг с хоругвью белой,
Челку и копьё из серебра
Взял в награду Святославич смелый,
Не желая прочего добра.

8

Выбрав в поле место для ночлега
И нуждаясь в отдыхе давно,
Спит гнездо бесстрашное Олега —
Далеко подвинулось оно!
Залетело храброе далече,
И никто ему не господин —
Будь то сокол, будь то гордый кречет,
Будь то чёрный ворон — половчин.
А в степи, с ордой своею дикой
Серым волком рыская чуть свет,
Старый Гзак на Дон бежит великий,
И Кончак спешит ему вослед.

9

Ночь прошла, и кровяные зори
Возвещают бедствие с утра.
Туча надвигается от моря
На четыре княжеских шатра.
Чтоб четыре солнца не сверкали,
Освещая Игореву рать,
Быть сегодня грому на Каяле,
Лить дождю и стрелами хлестать!
Уж трепещут синие зарницы,
Вспыхивают молнии кругом.
Вот где копьям русским преломиться,
Вот где саблям острым притупиться,
Загремев о вражеский шелом!
О Русская земля!
Ты уже за холмом.

10

Вот Стрибожьи вылетели внуки —
Зашумели ветры у реки,

И взметнули вражеские луки
Тучу стрел на русские полки.
Стоном стонет мать-земля сырая,
Мутно реки быстрые текут,
Пыль несётся, поле покрывая,
Стяги плещут: половцы идут!
С Дона, с моря, с криками и с воем
Валит враг, но полон ратных сил,
Русский стан сомкнулся перед боем —
Шит к щиту — и степь загородил.

11

Славный яр-тур Всеволод! С полками
В обороне крепко ты стоишь,
Прыщешь стрелы, острыми клинками
О шеломы ратные гремишь.
Где ты ни проскачешь, тур, шеломом
Золотым посвечивая, там
Шишаки земель аварских с громом
Падают, разбиты пополам.
И слетают головы с поганых,
Саблями порублены в бою,
И тебе ли, тур, скорбеть о ранах,
Если жизнь не ценишь ты свою!
Если ты на ратном этом поле
Позабыл о славе прежних дней,
О златом черниговском престоле,
О желанной Глебовне своей!

12

Были, братья, времена Траяна,
Миновали Ярослава годы,
Позабылись правнуками рано
Грозные Олеговы походы.
Тот Олег мечом ковал крамолу,
Пробираясь к отчему престолу,
Сеял стрелы и, готовясь к брани,
В злат-стремень вступал в Тмуторокани.

В злат-стремень вступал, готовясь к сече,
Звон тот слушал Всеволод далече,
А Владимир за своей стеною
Уши затыкал перед бедою.

13

А Борису, сыну Вячеслава,
Зелен-саван у Канина брега
Присудила воинская слава
За обиду храброго Олега.
На такой же горестной Каяле,
Протянув носилки между вьюков,
Святополк отца увёз в печали,
На конях угорских убаюкав.
Прозван Гориславичем в народе,
Князь Олег пришёл на Русь, как ворог,
Внук Даждь-бога бедствовал в походе,
Век людской в крамолах стал недолог.
И не стало жизни нам богатой,
Редко в поле выходил оратай,
Вороны над пашнями кружились,
На убитых с криками садились,
Да слетались галки на беседу,
Собираясь стаями к обеду…
Много битв в те годы отзвучало,
Но такой, как эта, не бывало.

14

Уж с утра до вечера и снова —
С вечера до самого утра
Бьётся войско князя удалого,
И растёт кровавых тел гора.
День и ночь над полем незнакомым
Стрелы половецкие свистят,
Сабли ударяют по шеломам,
Копья харалужные трещат.
Мёртвыми усеяно костями,
Далеко от крови почернев,

Задымилось поле под ногами,
И взошёл великими скорбями
На Руси кровавый тот посев.

15

Что там шумит,
Что там звенит
Далеко во мгле, перед зарёю?
Игорь, весь израненный, спешит
Беглецов вернуть обратно к бою.
Не удержишь вражескую рать!
Жалко брата Игорю терять.
Бились день, рубились день, другой,
В третий день к полудню стяги пали,
И расстался с братом брат родной
На реке кровавой, на Каяле.
Недостало русичам вина,
Славный пир дружины завершили —
Напоили сватов допьяна
Да и сами головы сложили.
Степь поникла, жалости полна,
И деревья ветви приклонили.

16

И настала тяжкая година,
Поглотила русичей чужбина,
Поднялась Обида от курганов
И вступила девой в край Траянов.
Крыльями лебяжьими всплеснула,
Дон и море оглашая криком,
Времена довольства пошатнула,
Возвестив о бедствии великом.
А князья дружин не собирают,
Не идут войной на супостата,
Малое великим называют
И куют крамолу брат на брата.
А враги на Русь несутся тучей,
И повсюду бедствие и горе.
Далеко ты, сокол наш могучий,
Птиц бия, ушёл на сине-море!

17

Не воскреснуть Игоря дружине,
Не подняться после грозной сечи!
И явилась Карна и в кручине
Смертный вопль исторгла, и далече
Заметалась Желя по дорогам,
Потрясая искромётным рогом.
И от края, братья, и до края
Пали жёны русские, рыдая:
— Уж не видеть милых лад нам боле!
Кто разбудит их на ратном поле?
Их теперь нам мыслию не смыслить,
Их теперь нам думою не сдумать,
И не жить нам в тереме богатом,
Не звенеть нам сЕребром да златом!

18

Стонет, братья, Киев над горою,
Тяжела Чернигову напасть,
И печаль обильною рекою
По селеньям русским разлилась.
И нависли половцы над нами,
Дань берут по белке со двора,
И растёт крамола меж князьями,
И не видно от князей добра.

19

Игорь-князь и Всеволод отважный —
Святослава храбрые сыны —
Вот ведь кто с дружиною бесстрашной
Разбудил поганых для войны!
А давно ли мощною рукою
За обиды наши покарав,
Это зло великою грозою
Усыпил отец их Святослав!
Был он грозен в Киеве с врагами
И поганых ратей не щадил —
Устрашил их сильными полками,

Порубил булатными мечами
И на Степь ногою наступил.
Потоптал холмы он и яруги,
Возмутил теченье быстрых рек,
Иссушил болотные округи,
Степь до лукоморья пересек.
А того поганого Кобяка
Из железных вражеских рядов
Вихрем вырвал и упал — собака —
В Киеве, у княжьих теремов.

20

Венецейцы, греки и морава
Что ни день о русичах поют,
Величают князя Святослава,
Игоря отважного клянут.
И смеётся гость земли немецкой,
Что когда не стало больше сил,
Игорь-князь в Каяле половецкой
Русские богатства утопил.
И бежит молва про удалого,
Будто он, на Русь накликав зло,
Из седла, несчастный, золотого
Пересел в кащеево седло…
Приумолкли города, и снова
На Руси веселье полегло.

Часть вторая

1

В Киеве далёком, на горах,
Смутный сон приснился Святославу,
И объял его великий страх,
И собрал бояр он по уставу.
— С вечера до нынешнего дня, —
Молвил князь, поникнув головою, —
На кровати тисовой меня
Покрывали чёрной пеленою.
Черпали мне синее вино,
Горькое отравленное зелье,
Сыпали жемчуг на полотно
Из колчанов вражьего изделья.
Златоверхий терем мой стоял
Без конька и, предвещая горе,
Серый ворон в Плесенске кричал
И летел, шумя, на сине-море.

2

И бояре князю отвечали:
— Смутен ум твой, княже, от печали.
Не твои ли два любимых чада
Поднялись над полем незнакомым —
Поискать Тмуторокани-града
Либо Дону зачерпнуть шеломом?
Да напрасны были их усилья.
Посмеявшись на твои седины,
Подрубили половцы им крылья,
А самих опутали в путины. —

3

В третий день окончилась борьба
На реке кровавой, на Каяле,
И погасли в небе два столба,
Два светила в сумраке пропали.
Вместе с ними, за море упав,
Два прекрасных месяца затмились —
Молодой Олег и Святослав
В темноту ночную погрузились.
И закрылось небо, и погас
Белый свет над Русскою землею,
И, как барсы лютые, на нас
Кинулись поганые с войною.
И воздвиглась на Хвалу Хула,
И на волю вырвалось Насилье,
Прянул Див на землю, и была
Ночь кругом и горя изобилье.

4

Девы готские у края
Моря синего живут.
Русским золотом играя,
Время Бусово поют.
Месть лелеют Шаруканью,
Нет конца их ликованью…
Нас же, братия-дружина,
Только беды стерегут.

5

И тогда великий Святослав
Изронил своё златое слово,
Со слезами смешано, сказав:
— О сыны, не ждал я зла такого!
Загубили юность вы свою,
На врага не во-время напали,
Не с великой честию в бою
Вражью кровь на землю проливали.
Ваше сердце в кованой броне
Закалилось в буйстве самочинном.
Что ж вы, дети, натворили мне
И моим серебряным сединам?
Где мой брат, мой грозный Ярослав,
Где его черниговские слуги,
Где татраны, жители дубрав,
Топчаки, ольберы и ревуги?
А ведь было время — без щитов,
Выхватив ножи из голенища,
Шли они на полчища врагов,
Чтоб отмстить за наши пепелища.
Вот где славы прадедовской гром!
Вы ж решили бить наудалую:
«Нашу славу силой мы возьмём,
А за ней поделим и былую».
Диво ль старцу — мне помолодеть?
Старый сокол, хоть и слаб он с виду,
Высоко заставит птиц лететь,
Никому не даст гнезда в обиду.
Да князья помочь мне не хотят,
Мало толку в силе молодецкой.
Время, что ли, двинулось назад?
Ведь под самым Римовым кричат
Русичи под саблей половецкой!
И Владимир в ранах, чуть живой, —
Горе князю в сече боевой!

6

Князь великий Всеволод! Доколе
Муки нам великие терпеть?
Не тебе ль на суздальском престоле
О престоле отчем порадеть?
Ты и Волгу вёслами расплещешь,
Ты шеломом вычерпаешь Дон,
Из живых ты луков стрелы мечешь,
Сыновьями Глеба окружён.
Если б ты привёл на помощь рати,
Чтоб врага не выпустить из рук, —
Продавали б девок по ногате,
А рабов — по резани на круг.

7

Вы, князья буй-Рюрик и Давид!
Смолкли ваши воинские громы.
А не ваши ль плавали в крови
Золотом покрытые шеломы?
И не ваши ль храбрые полки
Рыкают, как туры, умирая
От калёной сабли, от руки
Ратника неведомого края?
Встаньте, государи, в злат-стремень
За обиду в этот чёрный день,
За Русскую землю,
За Игоревы раны —
Удалого сына Святославича!

8

Ярослав, князь галицкий! Твой град
Высоко стоит под облаками.
Оседлал вершины ты Карпат
И подпёр железными полками.
На своём престоле золотом
Восемь дел ты, князь, решаешь разом,
И народ зовёт тебя кругом
Осмомыслом — за великий разум.
Дверь Дуная заперев на ключ,
Королю дорогу заступая,
Бремена ты мечешь выше туч,
Суд вершишь до самого Дуная.
Власть твоя по землям потекла,
В Киевские входишь ты пределы,
И в салтанов с отчего стола
Ты пускаешь княжеские стрелы.
Так стреляй в Кончака, государь,
С дальних гор на ворога ударь —
За Русскую землю,
За Игоревы раны —
Удалого сына Святославича!

9

Вы, князья Мстислав и буй-Роман!
Мчит ваш ум на подвиг мысль живая.
И несётесь вы на вражий стан,
Соколом ширяясь сквозь туман,
Птицу в буйстве одолеть желая.
Вся в железе княжеская грудь,
Золотом шелом латинский блещет,
И повсюду, где лежит ваш путь,
Вся земля от тяжести трепещет.
Хинову вы били и Литву;
Деремела, половцы, ятвяги,
Бросив копья, пали на траву
И склонили буйную главу
Под мечи булатные и стяги.

10

Но уж прежней славы больше с нами нет.
Уж не светит Игорю солнца ясный свет.
Не ко благу дерево листья уронило:
Поганое войско грады поделило.
По Суле, по Роси счёту нет врагу.
Не воскреснуть Игореву храброму полку!
Дон зовёт нас, княже, кличет нас с тобой!
Ольговичи храбрые одни вступили в бой.

11

Князь Ингварь, князь Всеволод! И вас
Мы зовём для дальнего похода,
Трое ведь Мстиславичей у нас,
Шестокрыльцев княжеского рода!
Не в бою ли вы себе честном
Города и волости достали?
Где же ваш отеческий шелом,
Верный щит, копьё из ляшской стали?
Чтоб ворота Полю запереть,
Вашим стрелам время зазвенеть
За русскую землю,
За Игоревы раны —
Удалого сына Святославича!

12

Уж не течёт серебряной струёю
К Переяславлю-городу Сула.
Уже Двина за полоцкой стеною
Под клик поганых в топи утекла.
Но Изяслав, Васильков сын, мечами
В литовские шеломы позвонил,
Один с своими храбрыми полками
Всеславу-деду славы прирубил.
И сам, прирублен саблею калёной,
В чужом краю, среди кровавых трав,
Кипучей кровью в битве обагрённый,
Упал на щит червлёный, простонав:
— Твою дружину, княже, приодели
Лишь птичьи крылья у степных дорог,
И полизали кровь на юном теле
Лесные звери, выйдя из берлог. —
И в смертный час на помощь храбру мужу
Никто из братьев в бой не поспешил.
Один в степи свою жемчужну душу
Из храброго он тела изронил.
Через златое, братья, ожерелье
Ушла она, покинув свой приют.
Печальны песни, замерло веселье,
Лишь трубы городенские поют…

13

Ярослав и правнуки Всеслава!
Преклоните стяги! Бросьте меч!
Вы из древней выскочили славы,
Коль решили честью пренебречь.
Это вы раздорами и смутой
К нам на Русь поганых завели,
И с тех пор житья нам нет от лютой
Половецкой проклятой земли!

14

Шёл седьмой по счету век Троянов.
Князь могучий полоцкий Всеслав
Кинул жребий, в будущее глянув,
О своей любимой загадав.
Замышляя новую крамолу,
Он опору в Киеве нашёл
И примчался к древнему престолу,
И копьём ударил о престол.
Но не дрогнул старый княжий терем,
И Всеслав, повиснув в синей мгле,
Выскочил из Белгорода зверем —
Не жилец на киевской земле.
И, звеня секирами на славу,
Двери новгородские открыл,
И расшиб он славу Ярославу,
И с Дудуток через лес-дубраву
До Немиги волком проскочил.
А на речке, братья, на Немиге
Княжью честь в обиду не дают —
День и ночь снопы кладут на риге,
Не снопы, а головы кладут.
Не цепом — мечом своим булатным
В том краю молотит земледел,
И кладёт он жизнь на поле ратном,
Веет душу из кровавых тел.
Берега Немиги той проклятой
Почернели от кровавых трав —
Не добром засеял их оратай,
А костями русскими — Всеслав.

15

Тот Всеслав людей судом судил,
Города Всеслав князьям делил,
Сам всю ночь, как зверь, блуждал в тумане,
Вечер — в Киеве, до зорь — в Тмуторокани,
Словно волк, напав на верный путь,
Мог он Хорсу бег пересягнуть.

16

У Софии в Полоцке, бывало,
Позвонят к заутрене, а он
В Киеве, едва заря настала,
Колокольный слышит перезвон.
И хотя в его могучем теле
Обитала вещая душа,
Всё ж страданья князя одолели
И погиб он, местию дыша.
Так свершил он путь свой небывалый.
И сказал Боян ему тогда:
«Князь Всеслав! Ни мудрый, ни удалый
Не минуют божьего суда».

17

О, стонать тебе, земля родная,
Прежние годины вспоминая
И князей давно минувших лет!
Старого Владимира уж нет.
Был он храбр, и никакая сила
К Киеву б его не пригвоздила.
Кто же стяги древние хранит?
Эти — Рюрик носит, те — Давид,
Но не вместе их знамёна плещут,
Врозь поют их копия и блещут.

Часть третья

1

Над широким берегом Дуная,
Над великой Галицкой землёй
Плачет, из Путивля долетая,
Голос Ярославны молодой:
— Обернусь я, бедная, кукушкой,
По Дунаю-речке полечу
И рукав с бобровою опушкой,
Наклонясь, в Каяле омочу.
Улетят, развеются туманы,
Приоткроет очи Игорь-князь,
И утру кровавые я раны,
Над могучим телом наклонясь.
Далеко в Путивле, на забрале,
Лишь заря займётся поутру,
Ярославна, полная печали,
Как кукушка, кличет на юру:
— Что ты, Ветер, злобно повеваешь,
Что клубишь туманы у реки,
Стрелы половецкие вздымаешь,
Мечешь их на русские полки?
Чем тебе не любо на просторе
Высоко под облаком летать,
Корабли лелеять в синем море,
За кормою волны колыхать?
Ты же, стрелы вражеские сея,
Только смертью веешь с высоты.
Ах, зачем, зачем моё веселье
В ковылях навек развеял ты?
На заре в Путивле причитая,
Как кукушка раннею весной,
Ярославна кличет молодая,
На стене рыдая городской:
— Днепр мой славный! Каменные горы
В землях половецких ты пробил,
Святослава в дальние просторы
До полков Кобяковых носил.
Возлелей же князя, господине,
Сохрани на дальней стороне,
Чтоб забыла слёзы я отныне,
Чтобы жив вернулся он ко мне!
Далеко в Путивле, на забрале,
Лишь заря займётся поутру,
Ярославна, полная печали,
Как кукушка, кличет на юру:
— Солнце трижды светлое! С тобою
Каждому приветно и тепло.
Что ж ты войско князя удалое
Жаркими лучами обожгло?
И зачем в пустыне ты безводной
Под ударом грозных половчан
Жаждою стянуло лук походный,
Горем переполнило колчан?

2

И взыграло море. Сквозь туман
Вихрь промчался к северу родному —
Сам господь из половецких стран
Князю путь указывает к дому.
Уж погасли зори. Игорь спит.
Дремлет Игорь, но не засыпает.
Игорь к Дону мыслями летит
До Донца дорогу измеряет.
Вот уж полночь. Конь давно готов.
Кто свистит в тумане за рекою?
То Овлур. Его условный зов
Слышит князь, укрытый темнотою:
— Выходи, князь Игорь! — И едва
Смолк Овлур, как от ночного гула
Вздрогнула земля,
Зашумела трава,
Буйным ветром вежи всколыхнуло.
В горностая-белку обратясь,
К тростникам помчался Игорь-князь,

И поплыл, как гоголь по волне,
Полетел, как ветер, на коне.

Конь упал, и князь с коня долой,
Серым волком скачет он домой.

Словно сокол, вьётся в облака,
Увидав Донец издалека.

Без дорог летит и без путей,
Бьёт к обеду уток-лебедей.

Там, где Игорь соколом летит,
Там Овлур, как серый волк, бежит,

Все в росе от полуночных трав,
Борзых коней в беге надорвав.

3

Уж не каркнет ворон в поле,
Уж не крикнет галка там,
Не трещат сороки боле,
Только скачут по кустам.
Дятлы, Игоря встречая,
Стуком кажут путь к реке,
И, рассвет весёлый возвещая,
Соловьи ликуют вдалеке.

4

И, на волнах витязя лелея,
Рек Донец: — Велик ты, Игорь-князь!
Русским землям ты принёс веселье,
Из неволи к дому возвратясь.
— О, река! — ответил князь. — Немало
И тебе величья! В час ночной
Ты на волнах Игоря качала,
Берег свой серебряный устлала
Для него зелёною травой.
И когда дремал он под листвою,
Где царила сумрачная мгла,
Страж ему был гоголь над водою,
Чайка князя в небе стерегла.

5

А не всем рекам такая слава.
Вот Стугна, худой имея нрав,
Разлилась близ устья величаво,
Все ручьи соседние пожрав,
И закрыла Днепр от Ростислава,
И погиб в пучине Ростислав.
Плачет мать над тёмною рекою,
Кличет сына-юношу во мгле,
И цветы поникли, и с тоскою
Приклонилось дерево к земле.

6

Не сороки вО поле стрекочут,
Не вороны кличут у Донца —
Кони половецкие топочут,
Гзак с Кончаком ищут беглеца.
И сказал Кончаку старый Гзак:
— Если сокол улетает в терем,
Соколёнок попадёт впросак —
Золотой стрелой его подстрелим. —
И тогда сказал ему Кончак:
— Если сокол к терему стремится,
Соколёнок попадёт впросак —
Мы его опутаем девицей.
— Коль его опутаем девицей, —
Отвечал Кончаку старый Гзак, —
Он с девицей в терем свой умчится,
И начнёт нас бить любая птица
В половецком поле, хан Кончак!

7

И изрёк Боян, чем кончить речь
Песнотворцу князя Святослава:
— Тяжко, братья, голове без плеч,
Горько телу, коль оно безглаво. —
Мрак стоит над Русскою землёй:
Горько ей без Игоря одной.

8

Но восходит солнце в небеси —
Игорь-князь явился на Руси.

Вьются песни с дальнего Дуная,
Через море в Киев долетая.

По Боричеву восходит удалой
К Пирогощей богородице святой.

И страны рады,
И веселы грады.

Пели песню старым мы князьям,
Молодых настало время славить нам:

Слава князю Игорю,
Буй-тур Всеволоду,
Владимиру Игоревичу!

Слава всем, кто, не жалея сил,
За христиан полки поганых бил!

Здрав будь, князь, и вся дружина здрава!
Слава князям и дружине слава!

Анализ слова Святослава из "Слова о полку Игореве"

Меню статьи:

Слово о полку Игореве – это произведение, которое стало значимым в жизни славянских народов. Текст этого произведения занимает умы и вызывает интерес у научных деятелей различных отраслей и направлений, так как по своей сути является энциклопедией того времени. Именно в этом произведении мы можем увидеть этапы симбиоза христианства и язычества, обозначить эволюцию образов политических деятелей и социальных ролей, узнать о географических особенностях древнего государства, проанализировать особенности ведения боя, обмундирования воинов.

Предлагаем вашему вниманию анализ “плача Ярославны” из произведения “Слово о полку Игореве”

Этот текст периода Киевской Руси помогает не только узнать о стихотворных особенностях того периода, но и узнать о различных социальных категориях, их функциях в обществе.
Одним из опорных моментов «Слова» является «Золотое слово» Ярослава.

Кто такой Святослав

Святослав Всеволодович, действующий в произведении, по факту, является исторической личностью. Годы его правления припадают на 1140-1194. Политическая деятельность Святослава Всеволодовича обозначена урегулированием отношений и борьбой с междоусобицами. В контексте общей политической и экономической ситуации результаты его правления были положительными, а достижения, хотя они и не избавляли от большинства проблем, все же были заметны.

В глазах народа он выглядел талантливым и перспективным деятелем.
Естественно, что в «Слове о полку» образ Святослава подвержен литературной обработке – некоторые его качества характера умышлено опоэтизированные – это позволяет с большей силой акцентировать на проблемах и целях эпоса.

Роль Святослава Всеволодовича в «Слове о полку Игореве»

Несмотря на то, что Святослав Всеволодович не принимает участие в военном походе, его роль в тексте неизменно важна. Автор отвел ему задание анализировать причины неудачи похода и общую ситуацию в княжествах.

Такой функции соответствует и возраст Святослава Всеволодовича. На момент повествования он опытный политический деятель и военный, обладающий значимыми достижениями в области ведения военных походов.

Почему слово Святослава названо Золотым

Слово Святослава в самом тексте не обозначено как Золотое. Такое символическое название фрагмент текста «Слова о полку…» получило исходя из его сути и содержания.

Такое обозначение речи киевского князя неслучайно.
Во-первых, такое название объясняется призывом Святослава воссоединиться ради блага Руси, как на внешнем поприще, так и на внутреннем.

Первоочередная задача – справиться со своими внешними врагами. Это вполне выполнимая задача, однако, для этого необходимо не только приложить значительные усилия, но и быть готовым принести свою жизнь в жертву. К сожалению, такое положение вещей неизбежно. С врагами невозможно будет договориться мирным путем – свою свободу и мир необходимо отстаивать военным путем, а в этом деле невозможно избежать жертв.

Предлагаем ознакомиться с “образом Бояна” из “Слова о полку Игореве.

Вторая задача, пожалуй, еще более сложная. Князьям необходимо отказаться от своей алчности, желания властвовать и быть главнее всех. К сожалению, такая борьба с самим собой и своим внутренним естеством не всем по силам, поэтому эта задача кажется еще более трудной, но вполне осуществимой.

Во-вторых, в слове Святослава ярко прослеживается взаимосвязь мир-золото. Этот постулат фактически вытекает из необходимости объединения. Мир достается слишком дорогой ценой, это те вещи, к которым нельзя относиться пренебрежительно.

Другими словами, фразу о сравнении мира в качестве золота, невозможно воспринимать буквально, в ее значении сокрыт глубокий смысл о сложностях и драгоценностях мира.

Особенности Золотого слова и характеристика Святослава

В реальной жизни о Святославе Всеволодовиче отзываются как о человеке рассудительном, обладающим спокойным нравом. Такая же тенденция к характеристике Святослава сохраняется и в тексте «Слова».

Русские князья – Игорь Святославович, его сын Владимир и племянник Святослав отправились в военных поход против половцев без ведома Святослава Всеволодовича – киевского князя.

Князи были полны решительности и смелости, но это не помогло им победить врага. Впервые в истории русские князи были пленены половцами, а войска русичей беспощадно разбиты, осознание этого факта крайне негативно усиливает порицательную сторону Золотого слова.

В первую очередь проявляется его сердобольность – он искренне переживает за судьбу молодых людей, погибших и попавших в плен. Именно поэтому его слово смешано с горькими слезами. Святослав не думал, что князья способны на такой безрассудный поступок. Киевский князь называет такое действие «злом».

Святослав обозначает и причины, повлекшее трагедию общенародного масштаба – князьями руководствовало желание прославиться, добыть себе честь и почет, но при этом они не взирали на тактическую сторону их похода. Для боевой доблести было выбрано крайне неудачное время, к тому же силы их были неравны, что также крайне негативно сказалось на итогах похода. Князья не побеспокоились о том, чтобы продумать все мелочи их похода, поэтому навлекли беду на седые волосы киевского князя – Святослава.

Святослав вспоминает своих предшественников, теплые воспоминания об их былой славе и доблести вызывают восхищение. Киевский князь считает, что это результат искренней доблести и желания обеспечить безопасность и счастье своего народа. Потом киевский князь обращается с призывом объединиться между собой. Важно забыть все обиды друг на друга, лишиться чувства корысти, прекратить междоусобицы. Только таким образом можно добиться победы. Князья должны думать о благополучии своей Родины, а не о личных благах или победах.

Святослав видит в поражении Игоря повод для объединения. В его понимании все князья должны последовать этой цели.

Таким образом, Золотое слово Святослава выполняет значимую функцию в тексте. Киевский князь в своем обращении анализирует поход князей против внешнего врага, причины их неудачи, указывает на правильный подход к борьбе против врагов. Святослав показан в качестве мудрого правителя, который относиться ко всем князям с отцовской любовью, он огорчен их поступком, но не злится на них, а в мягкой форме обличает их желание к славе.

4.4 / 5 ( 20 голосов )

Отношение автора «Слова о полку Игореве» к главному герою повествования


Сочинения

Слово о полку Игореве — произведение, которое было написано много веков назад. Более восьмисот лет назад неизвестный автор, имя которого до сих пор не установили историки, написал это произведение, которое сегодня словно памятник литературы древнего времени. Но, несмотря на древность произведения, оно актуально и по сей день, поэтому и нынешние школьники изучают это произведение. Вот и сегодня нужно написать сочинение на тему Отношение автора к главному герою в Слове о полку Игореве. Тему же отношения автора в слове о полку Игореве я начну раскрывать, описав созданный образ Игоря.

Слово о полку Игореве образ Игоря

Само произведение повествует о реальных событиях, о времени, когда Игорь был князем новгород-северским и решил пойти на половцев, не дождавшись объединения всех князей, просто вдвоем с братом.

Если говорить об образе и характеристике Игоря, то его можно представить, читая произведение, ведь автор подробно описывает князя. Так мы видим, что это молодой князь, как пишет автор: молодых настало время. Автор изображает Игоря мужественным: Игорь… Мужество избрал. Также автор представляет Игоря отважным храбрецом. К тому же Игорь — удалой сын Святославича. Князя автор изобразил стойким, ведь и раненым он продолжал битву и пытался «беглецов вернуть к бою».

Отношение автора в Слове о полку Игореве

Как видим, из созданного описания Игоря, отношение автора в Слове о полку Игореве к Игорю замечательное. Автор восхищается Игорем, его чертами характера, его смелостью и отвагой. Но, тут же мы видим и другое отношение автора в Слове о полку Игореве к главному герою. Автор не поддерживает его безрассудный поступок, поступок, который разбудил зверя и стал как тот красный цвет для быка, ведь после неудачного похода, половцы тут же нападают на Русь. А причиной тому, желание Игоря прославиться. Ему захотелось славу силой взять, да и поделить еще и былую славу. И тут уже отношение автора к князю Игорю не лучшее. Получается, автор имеет двойственное отношение к князю и тут понятно почему, ведь и отношение автора в Слове о полку Игореве к событиям, что произошли в 1185 году не из лучших. Автор понимает, что победить врага можно только объединив силы, но князь этого не понимает или не хочет понимать. Вот и имеем, что имеем, причем актуальность произведения как раз и состоит в том, что и в наше время многие не понимают, что сила и преимущество перед любым врагом, как раз в сплочении, в объединении и в общих целях.

Сочинение: Каково отношение автора «Слова о полку Игореве» к главному герою повествования?

Каково отношение автора «Слова о полку Игореве» к главному герою повествования?

Выдающийся памятник древнерусской литературы «Слово о полку Игореве» обладает множеством идейно-художествен­ных достоинств. Все они нераздельно связаны с образом автора поэмы.

Многочисленные исследования, ведущиеся на протяжении многих десятилетий, до сих пор не установили с полной досто­верностью, кем был автор. Он так и остается безымянным. Однако текст замечательного произведения дает возможность сделать некоторые выводы о его личности.

Прежде всего каждая фраза, каждый образ «Слова» свиде­тельствуют об авторе как о патриоте Русской земли. Знание и достоверное изображение всех подробностей похода князя Игоря позволяют высказать предположение, что автор был непосредственным участником описываемых событий. И, на­конец, неравнодушное отношение автора к главному герою своего повествования говорит о том, что он, вероятно, был одним из его сподвижников.

Каково же отношение автора «Слова» к князю Игорю? Какие особенности текста поэмы дают нам возможность су­дить об этом?

Отношение это нельзя определить однозначно. С одной стороны, автор показывает в образе Игоря многочисленные княжеские доблести. Мы видим, что это благородный, муже­ственный человек, готовый отдать свою жизнь за родную зем­лю. Таким образом, первое, что ставит автор в заслугу своему герою, — это патриотизм, любовь к родной земле.

Во-вторых, автор дает высокую оценку личным качествам воина и человека, проявленным князем. В походе Игорь пока­зывает исключительное мужество и отвагу, он исполнен «рат­ного духа», дорожит воинской честью, горит желанием «испить шеломом Дону Великого».

Так, когда в самом начале похода грозное предзнаменова­ние — солнечное затмение — ставит войско перед выбором: продолжить поход или повернуть назад, князь Игорь принима­ет мужественное решение: «Лучше убитыми быть, чем поло­ненными», — заявляет он.

С одобрением выделяет автор и такое человеческое каче­ство князя Игоря, как любовь к своим родным и близким. Он испытывает глубокие братские чувства к Всеволоду и готов ради спасения брата пожертвовать собственной жизнью. Автор «Слова» дает нам понять, что Игоря с его женой Ярославной соединяет глубокое чувство любви, поддерживающее его, когда князь томится в плену у половцев.

С другой стороны, автор видит не только достоинства, но и недостатки своего героя. Так, он ясно дает понять, что пора­жение, которым закончился поход, имело своими причинами отсутствие у князя ясного представления о необходимости еди­нения и совместной борьбы против врага, стремление к личной славе. Не случайно, в уста киевского князя Святослава вложе­ны автором слова осуждения в адрес Игоря и Всеволода, гово­рящие о том, что их поход не принесет чести самим братьям и всей Русской земле. Ведь целью Игорева похода было завоева­ние в Половецких степях богатой добычи. Потому-то, вопре­ки собственным гордым словам о предпочтительности гибели на поле боя плену, и попадает князь в руки своих врагов.

И все же положительная оценка личности князя Игоря у автора преобладает. И это подчеркивается финалом произведе­ния, в котором князю удается, рискуя жизнью, совершить сме­лый побег из плена. Он вышел из перенесенных испытаний еще более закаленным и помудревшим. Он готов и дальше сто­ять на страже Русской земли. Игорь приходит к выводу, кото­рый особенно важен и для самого автора. Вывод этот заключа­ется в том, что для успешной борьбы с внешними врагами рус­ским князьям необходимо внутреннее единство. И эту оценку автор доносит до читателей своей поэмы, живущих многие сто­летия спустя после описываемых событий.

Сочинение: Каково отношение автора «Слова о полку Игореве» к главному герою повествования?

4.9 (98.78%) 263 votes

На этой странице искали :
  • каково авторское отношение к князю игорю
  • сочинение слово о полку игореве образ игоря
  • сочинение на тему ярославна героиня слова о полку игореве
  • каково авторское отношение к князю игорю по слову о полку игореве
  • отношение автора к князю Игорю
Сохрани к себе на стену!

Слово о полку Игореве презентация к уроку по литературе

Слайд 2

Художественное произведение, хотя и близко к летописи; Тема: неудачный поход на половцев северского князя Игоря в конце апреля – начале мая 1185 года; Время написания: вскоре после похода; Другие источники, повествующие об этом походе: Лаврентьевская летопись, Ипатьевская летопись. «Слово о полку Игореве»

Слайд 3

Северский князь Игорь Святославович; его брат Всеволод Святославович из Трубчевска; его сын Владимир Игоревич из Путивля; его племянник Святослав Ольгович из Рыльска. Участники похода:

Слайд 4

История «Слова…» Открыто в конце 18 века Мусиным-Пушкиным Впервые опубликовано в 1800 году в Москве

Слайд 6

Историческая основа «Слова…» В 1185 году Новгород-Северский князь Игорь Святославович, не предупредив Киевского князя Святослава и других князей, отправляется в поход на половцев в половецкие степи.

Слайд 7

Ипатьевская летопись Выступление в поход Игоря Солнечное затмение Присоединение к войску бур-тур Всеволода Первое удачное столкновение с половцами Неудачи второго боя Ранение и пленение Игоря Набеги половцев на Русь Побег Игоря из плена … … … … … … … … … … … Композиция похода князя Игоря «Слово о полку Игореве»

Слайд 8

Доделать таблицу; Чем повествование «Слова…» отличается от летописного? Какие наиболее яркие композиционные части, не связанные с сюжетом, свойственны только «Слову…»? С какой целью включает их в повествование автор «Слова…»? Домашнее задание:

Слайд 9

Вступление Сборы в поход, солнечное затмение Первый бой Сон Второй бой История сражений с половцами Поражение войска Игоря Лирическое отступление о междоусобицах Сон Святослава, «Золотое слово» Святослава Обращение Автора к русским князьям Плач Ярославны Возвращение Игоря из плена Приветственная встреча Игоря Композиция «Слова…»

Слайд 10

Вначале повествование ведется от лица Автора. Автор – человек, хорошо знающий военное дело, начитанный, знающий события прошлого. Особенности композиции

Слайд 11

Предзнаменование Плохое предзнаменование безрассудной храбрости Игоря Игорь идет в поход НАПЕРЕКОР судьбе.

Слайд 12

Автор пытается понять, почему храбрый, мужественный князь и его опытная дружина потерпели поражение вспоминает времена деда Игоря – Олега (11 век) Причина тяжелого положения русской земли в прошлом и настоящем, причина поражения Игоря – в несогласии русских князей, в их раздорах. Часть I главы 12-13

Слайд 13

Сон Святослава «смутный»; Святославу дается знать о походе Игоря, его поражении и нашествии на Русь врагов. Тем самым подчеркивается роль вел. киевского князя как главы рус. князей и всей Русской земли; Худ. функция Сна Святослава — обосновать право последнего на «злато слово», в котором он выступает объединителем русских князей в борьбе с врагами; Образы сна символичны. Часть II глава 1 Взгляд на поход Игоря Святослава:

Слайд 14

его «одевают» черной паполомой , т. е. погребальным покрывалом, как мертвого; Видеть во сне кровать — тоже плохая примета по сонникам: к болезни или смерти; тис считался в древности самой ценной породой для гроба и в связи с этим был символом смерти; пить во сне вино, и особенно мутное, — «плохая примета», «знак печали и досадного известия»; Рассыпающийся жемчуг — символ слез в сновидениях. Сон Святослава

Слайд 15

Смысл Сна Святослава: Святослав, сидящий «в Киеве на горах», грозный и великий, во сне видит себя не в Киеве — столице Киевской Руси, ее центре, а на самой окраине, у небольшого пограничного городка на юго-западе Руси — Плесньска . Вместо «золотого стола» киевского (символа власти, силы, могущества) он оказывается во сне в погребальных санях (символ не-жизни , не-могущества , не-бытия), в которых несут его к морю — символу «того света» и одновременно — месту пребывания половцев, к ним в плен. Во сне со Святославом происходит то, что произошло наяву с Игорем и другими князьями-участниками похода. Сон Святослава

Слайд 16

взгляд на поход Игоря с т.з . судеб всей Русской земли. Прямое осуждение Игоря и Всеволода; Обвиняет их в честолюбивом стремлении прошлую славу себе присвоить, а будущую поделить между собой; Не сомневается в их личном мужестве, не унижает их достоинства; Святослав = Автор. «Золотое слово» Святослава, со слезами смешанное, — Часть II глава 5

Слайд 17

«Золотое слово» Святослава переходит в обращение к русским князьям; Напоминает князьям о том, как в прошлом усобицы обессилили Русскую землю и привели к гибели ее князей; Напоминает каждому из князей о его силе, уме, могуществе; Призывает князей исполниться ратного духа, объединить свои силы и вернуть Руси ее былые славу и могущество. Святослав = Автор Часть II главы 6-13 Обращение к русским князьям

Слайд 18

На городской стене в Путивле плачет жена Игоря Ярославна; Она не размышляет, не осуждает, а просто печалится, горюет; Обращается к силам природы, просит о помощи мужу; Ярославна скорбит обо всех русских воинах, не только о муже; Это собирательный образ – голоса всех русских женщин, их печаль и нежность, страдания от войн и междоусобиц всех русских женщин. Часть III глава 1 Плач Ярославны

Слайд 19

Силы природы (по просьбе Ярославны) помогают Игорю; Сказочные мотивы: разговор Игоря с рекой Донец; преображение Игоря в разных зверей и птиц. Часть III глава 2-7 Половецкая степь. Побег Игоря.

Слайд 20

Торжественная и праздничная концовка Вся Русская земля радуется возвращению Игоря: «Села рады, города веселы», «Но восходит солнце в небеси – Игорь-князь явился на Руси» Заключение. Часть III глава 8

Слайд 21

Вместе с кем отправляется Игорь в поход? Когда написано «Слово…»? Чем в Игоре восхищается Автор? Как излагаются события (манера изложения) в «Слове…»? Охарактеризуйте Автора «Слова…». С какой целью описывается солнечное затмение? Почему Автор обращается ко временам Олега? Самостоятельная работа

Слайд 22

Главная идея «Слова…»? Объясните символику сна Святослава. Кем приходится Святослав Игорю? Как Святослав относится к походу Игоря? Цель обращения к русским князьям? Особенности плача Ярославны? Чем заканчивается «Слово…»? Самостоятельная работа

Слайд 23

Города: Киев Корсунь Тмуторокань Полоцк Чернигов Курск Новгород Путивль и т.д. Дон Волга Днепр Донец Дунай Западная Двина Рось и т.д. Образ Русской земли в «Слове…» — центральный образ, главный герой Реки: «Слово…» рисует обширные географические пространства Руси

Слайд 24

Отличается грандиозностью; Дан в движении: «Черные тучи с моря идут…» «Земля гудит, реки мутно текут, прах над полями несется…» Ветер, солнце, тучи, облака – фон, на котором разворачивается действие «Слова…», и одновременно – действующие лица. (прием?) Пейзаж «Слова…»

Слайд 25

Это история страны Русская земля принимает активное участие в радостях и печалях страны. Русская земля

Слайд 26

Образ Родины, полной городов, рек и многочисленных обитателей, противопоставлен образу пустынной половецкой степи – «стране незнаемой», её оврагам (яругам), холмам, болотам и « грязивым » местам. Особенности описания Русской земли

Слайд 27

— это прежде всего русский народ; Автор говорит о мирном труде русских «ратаев» (пахарей), нарушенном усобицами князей; о женах русских воинов, оплакивающих своих мужей; о горе всего русского народа после поражения Игоря и о радости всех жителей городов и сел при его возвращении. Войско Игоря Новгород-Северского – это прежде всего « русичи », и, переходя границу Руси, они прощаются не с Новгород-Северским княжеством, а с Русской землей в целом. Русская земля для Автора «Слова…»

Озарение во сне - ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ СИМВОЛ В «СЛОВЕ О ПОЛКУ ИГОРЕВЕ» - ДРЕВНЕРУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА


Роль Святослава в тексте

Характеристика Святослава дается и в самом тексте «Слова о полку Игореве». Стоит отметить, что в этом произведении не только описывается неудачный поход русских князей, но и подробно рассказывается о междоусобицах между ними. Также внимание уделяется их походам и военным удачам, начиная с древнейших времен. В «Слове…» разворачивается настоящая народная эпопея.

Святослав выходит на первый план в повествовании уже после того, как князья терпят поражение. Многие плачут по павшим. При этом автор «Слова…» отмечает, что всему виною стали неблагоразумные молодые князья, которые увлеклись спорами за чужое имущество и крамолами друг на друга.

После громкой победы Святослава над половцами, которая произошла в 1184 году, контраст просто поразителен.

Сочинение Анализ Золотого слова Святослава (Слово о полку Игореве)

31.12.2020 – На форуме сайта закончилась работа по написанию сочинений 9.3 по сборнику тестов к ОГЭ 2020 года под редакцией И.П.Цыбулько”. Подробнее >>

10.11.2019 – На форуме сайта закончилась работа по написанию сочинений по сборнику тестов к ЕГЭ 2020 года под редакцией И.П.Цыбулько. Подробнее >>

20.10.2019 – На форуме сайта начата работа по написанию сочинений 9.3 по сборнику тестов к ОГЭ 2020 года под редакцией И.П.Цыбулько. Подробнее >>

20.10.2019 – На форуме сайта начата работа по написанию сочинений по сборнику тестов к ЕГЭ 2020 года под редакцией И.П.Цыбулько. Подробнее >>

20.10.2019 – Друзья, многие материалы на нашем сайте заимствованы из книг самарского методиста Светланы Юрьевны Ивановой. С этого года все ее книги можно заказать и получить по почте. Она отправляет сборники во все концы страны. Вам стоит только позвонить по телефону 89198030991.

29.09.2019 – За все годы работы нашего сайта самым популярным стал материал с Форума, посвященный сочинениям по сборнику И.П.Цыбулько 2020 года. Его посмотрели более 183 тыс. человек. Ссылка >>

22.09.2019 – Друзья, обратите внимание на то, что тексты изложений на ОГЭ 2020 года останутся прежними

15.09.2019 – На форуме сайте начал работу мастер-класс по подготовке к Итоговому сочинению по направлению ” Гордость и смирение”

10.03.2019 – На форуме сайта завершена работа по написанию сочинений по сборнику тестов к ЕГЭ И.П.Цыбулько. Подробнее >>

07.01.2019 – Уважаемые посетители! В ВИП-разделе сайта мы открыли новый подраздел, который заинтересует тех из вас, кто спешит проверить (дописать, вычистить) свое сочинение. Мы постараемся проверять быстро ( в течение 3-4 часов). Узнать подробнее >>

16.12.2018 – Ребята, на Форуме создан пост, где размещены сочинения по сборнику И.П.Цыбулько. Смотрите работы, выставляйте свои сочинения! Ссылка >>

16.09.2017 – Сборник рассказов И.Курамшиной “Сыновний долг”, в который вошли также и рассказы, представленные на книжной полке сайта Капканы ЕГЭ, можно приобрести как в электронном, так и в бумажном виде по ссылке >>

09.05.2017 – Сегодня Россия отмечает 72-ю годовщину Победы в Великой Отечественной войне! Лично у нас есть еще один повод для гордости: именно в День Победы, 5 лет назад, заработал наш сайт! И это наш первый юбилей! Подробнее >>

16.04.2017 – В ВИП-разделе сайта опытный эксперт проверит и выправит ваши работы: 1.Все виды сочинений на ЕГЭ по литературе. 2.Сочинения на ЕГЭ по русскому языку. P.S.Самая выгодная подписка на месяц! Подробнее >>

16.04.2017 – На сайте ЗАКОНЧИЛАСЬ работа по написанию нового блока сочинений по текстам ОБЗ. Смотреть вот здесь >>

25.02 2017 – На сайте началась работа по написанию сочинений по текстам ОБЗ. Сочинения по теме «Что такое добро?» можно уже смотреть.

28.01.2017 – На сайте появились готовые сжатые изложения по текстам ОБЗ ФИПИ, написанные в двух вариантах >>

28.01.2017 – Друзья, на Книжной полке сайта появились интересные произведения Л.Улицкой и А.Масс.

22.01.2017 – Ребята, оформив подписку в ВИП-разделе в сего на 3 дня, вы можете написать с нашими консультантами три УНИКАЛЬНЫХ сочинений на ваш выбор по текстам Открытого банка. Спешите в ВИП-раздел ! Количество участников ограничено.

17.Роль золотого слова Святослава (По “Слову о полку Игореве”.)

«Слово о полку Игореве» – памятник древнерусской литературы, величайшее художественное творение своего времени, в котором с большой точностью передан образ Древней Руси. В этом произведении изображается положение Русской земли, раздираемой междоусобными распрями князей.

В середине «Слова» автор переносит читателя в Киев, в «гридницу» Святослава, который видит «мутный» сон, предвещающий беду. Услышав о несчастье, Святослав «изронил свое златое слово», со слезами смешанное. Он сожалеет, что Игорь и Всеволод пошли «себе славы искать», не договорившись с другими князьями. Но в то же время Святослав одобряет их мужество и обращается ко всем русским князьям с горячим призывом объединиться.

Свое «Слово» киевский князь начинает с воспоминания о былых временах:

А ведь было время – без щитов,

Выхватив ножи из голенища,

Шли они на полчища врагов,

Чтобы отомстить за наши пепелища…

Затем он обращается к каждому князю, старается вспомнить его былые заслуги, похвалить…И все это с одной целью: объединить их в общей борьбе. С горечью заканчивает Святослав свое обращение словами о том, что « не вместе их знамена плещут, врозь поют их копия и блещут». Результат этого разъединения – страдающая русская «земля родная», которая ждет своих защитников.

Могу сделать вывод, что золотое слово Святослава играет большую роль в произведении, потому что в нем содержится призыв к единению русских княжеств для защиты Отечества и прекращению усобиц.

Поделись с другом в социальной сети

Выступление Святослава в Киеве

События в «Слове о полку Игореве» переносятся в Киев. Там все обсуждают удачи Святослава и провал Игоря. Результат сражений оказался тем более удручающим, что сразу четыре русских князя попали в плен. Это сам Игорь, а также Всеволод, Владимир Игоревич и Святослав Ольгович.

Бояре обращаются к собравшимся с речью, которая постепенно переходит в настоящий плач. Именно тогда князь Святослав произносит свое знаменитое «золотое слово», это одно из самых значимых мест в произведении. В своей речи он осуждает и упрекает Всеволода и Игоря, которые были слишком самонадеянны, отправившись в далекий и опасный поход. В заключение он отмечает, что готов был бы встать за свою семью и близких, но надо спешить на помощь Владимиру Глебовичу, который уже сражается с половцами.

Вариант 2

«Слово о полку Игореве» — это фундаментальное произведение древнерусской литературы, чей автор по сей день незивестен. Поэма является отражением исторических событий, происходивших в конце двенадцатого века, потому и являет собою уникальную рукопись.

Действие разворачивается в Новгороде, где князь Игорь принял решение пойти в поход против половцев со своим братом Всеволодом. Было много предостерегающих знамений. Ни мрак ночи, ни вой зверей, ни солнечное затмение, увиденное накануне Игорем, которое сулило неудачи — ничто не смогло предотвратить беду.

Войско Игоря на своем пути встретило небольшой отряд половцев. Попытка спастись бегством обернулась неудачей для половцев и солидной добычей для полка князя. Но счастье длилось недолго. Утром следующего дня, князь Игорь и его соратники проснулись в окружении вооруженных половцев, которым не сумели дать отпор. Часть войска князя, включая самого Игоря и Всеволода, была захвачена в плен, другая — убита.

На середине повествования, сам того не зная, читатель переносится в Киев, в покои Святослава, увидевшего вещий сон о том, что войска князей были разбиты. Почувствовав беду, Святослав «изронил свое златое слово».

«-О сыны, не ждал я зла такого! Загубили юность вы свою, На врага не вовремя напали, Не с великой честию в бою Вражью кровь на землю проливали.»

Сквозь слезы, киевский князь сетует на князя Игоря, решившего в поисках славы пойти на столь безрассудный поступок, принесший многочисленные потери. Видимо, такова цена признания человека общественностью.

«Золотое слово Святослава» — это призыв к объединению всех князей, дабы скрестить оружие и отстоять просторы родного края, находящиеся под угрозой половецкого вторжения, месть за собратьев. Святослав предстает перед нами, как наиболее мудрый и рассудительный полководец, под чьим предводительством люди были готовы сражаться. Помимо всего прочего, «Золотое слово» было произнесено Святославом с целью прекратить и междоусобицы среди князей, так как единение — это важная составляющая боевого духа.

В этой поэме, до нас пытаются донести следующую мысль: нельзя идти на опрометчивые шаги, которые могут поставить под удар всеобщее благополучие, тем более, ради славы. На протяжении всего произведения автор, словно глас народа и невидимый зритель событий той эпохи, дает между строк оценочное суждение поступкам каждого из своих персонажей, происходящим изменениям в военно-политической обстановке, наполняя собою «Слово о полку Игореве» от самого начала и до конца.

Князь Святослав

Характеристику Святослава следует начать с того, кем был этот русский князь. Это отец Всеволода и Игоря, имя которого на Руси было у всех на слуху. Популярность он заработал благодаря тому, что сумел остановить бессистемные набеги половцев на Русь. Это значительно облегчило жизнь всего народа. На протяжении многих лет половцы не давали спокойной жизни многим населенным пунктам, расположенным у границы. Только Святослав дал им понять, что не потерпит такого. Он решительно дал им отпор с помощью силы и меча. При этом сумел между собой объединить некоторые приграничные города, чтобы им было проще обороняться. Это явно свидетельствует о его организационном таланте и сообразительности.

Ему удалось оставить после себя в княжестве мир и покой. Воспитал талантливых сыновей, которые неплохо до поры до времени управлялись со своими землями. Пока не отправились в самостоятельный поход против половцев.

Опрометчивый поход

Ведь по большому счету поход, который описан в «Слове…», нельзя назвать умным и расчетливым поступком. Лучше всех это понимал как раз князь Святослав. В «Слове о полку Игореве» подробно описывается, к чему привела такая недальновидность.

Отец тяжело переживал поражение своих сыновей. Кроме того, волновался за будущее русской земли, на которой только все стало налаживаться после набегов половцев. Он осознает, что так половцы получают силу и уверенность в себе, о которой уже успели подзабыть. Победив сыновей Святослава, они начинают подозревать, что вполне в состоянии справиться и с их отцом.

Святослав понимает, что Русь может спастись, только объединившись, но его мало кто слушает.

Характеристика Святослава

В данном произведении герой нашей статьи предстает истинным патриотом, сильным и смелым человеком. Именно такой его образ сохранился и в летописях.

Образ Святослава в «Слове о полку Игореве» исключительно положительный. Его яркие и неординарные качества подчеркивает один из самых известных исследователей этого произведения академик Лихачев.

Примечательно, что к моменту описываемых событий Святославу около 60 лет. Это весьма почтенный возраст для того времени. Именно поэтому автор «Слова…» изображает его как старца, убеленного сединами.

О «Золотом слове» Святослава

Вторая часть «Слова…» — идейный центр произведения. Без исторического комментария невозможно понять высокий и тра­гический пафос обращения автора к князьям, постичь ту глубину страдания, которая наполняет сердце русских людей при виде княжеских распрей.

Во всём произведении используется композиционный прин­цип переплетения триад. Во второй части «Слова…» мы, в свою очередь, можем выделить три части: сон Святослава и толкование его боярами, «Золотое слово» Святослава и обращение автора к князьям.

Сон Святослава — предчувствие беды. «Два солнца померк­ли» — двух русских князей впервые за всю историю отношений русских и половцев взяли в плен, «Два молодых месяца» — младшие князья.

В «Золотом слове» Святослав воздаёт честь храбрости и силе Игоря и Всеволода, но осуждает их самочинный поход на полов­цев: «Но не по чести одолели, не по чести кровь поганых проли­ли». Святослав обращается к Игорю и Всеволоду, называя их «сыновчя», то есть племянники. На самом деле они были ему двоюродными братьями. Такое обращение мог позволить себе старший князь в роду, великий князь Киевский.

Святослав сожалеет: «А уже не вижу власти сильного и бога­того брата моего Ярослава, с воинами многими, и с черниговски­ми боярами…». Ярослав Всеволодович, черниговский князь, род­ной брат Святослава, в ответ на призыв великого князя собрал своих воинов и встал около Чернигова, защищая только свою землю: «…а Ярослав в Чернигове, совокупивъ вои свои, стояшеть» (из Киевской летописи). Святослав восклицает: «Но сказа­ли вы: «Помужествуем сами: прежнюю славу сами похитим, а нынешнюю меж собой разделим».

Вспомним, что сильное войско Давида Ростиславича Смолен­ского, пришедшее на призыв Святослава, стояло в тылу у киев­ского князя и отказывалось двигаться дальше. «Когда сокол воз­мужает, высоко птиц взбивает, не даст гнезда своего в обиду. Но вот мне беде, — восклицает Святослав, — княжеская непокор­ность, вспять времена повернули. Вот у Римова снова кричат под саблями половецкими, а Владимир изранен. Горе и беда сыну Глебову!»

Владимир Глебович, о котором говорит Святослав, — это брат «прекрасной Глебовны», жены Яр-Тур Всеволода, попав­шего в плен. Киевская летопись говорит, что Владимир Глебо­вич был «дерзок и крепок в рати». Защищая Переяславль от по­ловцев, он выехал из города с малой дружиной и крепко бился с половцами. Враги обступили его. Воины, увидев из города, что половцы окружили князя, «выринушася из города» и отбили своего князя, который был ранен тремя копьями. Израненный Владимир Глебович послал к русским князьям за помощью, но Давид со смолянами решил возвратиться домой, а Святослав с Рюриком охраняли броды через Днепр. В результате половцы по дороге напали на беззащитный Римов и уничтожили город: «Вот у Римова снова кричат под саблями половецкими, а Вла­димир изранен».

Собственным израненным сердцем чувствует автор страшное горе, постигшее Русь, — глубокое разобщение русских князей. Вслед за словом Святослава автор обращает к занятым собствен­ными интересами князьям своё взволнованное, горькое слово. Первый, к кому обращается автор, — Всеволод Большое Гнездо, князь Владимирский, первенство которого над всеми русскими князьями было неоспоримо (см. материал первого урока): «Вели­кий князь Всеволод! Не помыслишь ли ты прилететь издалека, отцовский золотой стол поберечь?» Но не прилетит на помощь великий князь Всеволод.

Следующее обращение — к двум братьям, Рюрику и Давиду Ростиславичам. Рюрик на момент событий 1185 года — сопра­витель Святослава в Киевской земле, его воины вместе с вой­сками Святослава «и со инеми помочьми» заняли позиции на берегу Днепра против половцев. Воины Давида не услышали призыва вступить в золотые стремена «за обиду нашего време­ни, за землю Русскую, за раны Игоря, храброго Святославича!» и вернулись в Смоленск (отметим возникновение нового рефре­на). Соблюдая историческую объективность, скажем, что Давид и его войско не сумели перешагнуть личной обиды: с 1171 года Давид был князем Киевским, но Андрей Боголюбский потребо­вал от всех четырёх братьев Ростиславичей убираться из Киева в Смоленск, а Давиду и Мстиславу Храброму вообще велел не появляться в Русской земле. Понятно, что оскорблённые смоля­не не захотели защищать Киева, из которого их незадолго до то­го изгнали.

Третье обращение — к Осмомыслу Ярославу, князю Галицкому. Автор ярко описывает могущество этого князя, отца Яро­славны — жены князя Игоря: «Высоко сидишь на своём злато- кованном престоле, подпёр горы Венгерские своими железными полками, заступив королю путь, затворив Дунаю ворота, меча бремена через облака, суды рядя до Дуная. Страх перед тобой по землям течёт, отворяешь Киеву ворота, стреляешь с золотого отцовского престола в султанов за землями». В этих словах со­держится намёк на события 1159 года, когда Ярослав Осмомысл в союзе с волынскими полками захватил Киев: «отворяеши Кие­ву врата». В словах автора слышится урок могучему Ярославу Осмомыслу: ты сумел захватить Киев, сумей же его защитить! Но автору хочется верить в помощь русских князей своим братьям: «Стреляй же, господин, в Кончака, поганого половчанина, за землю Русскую, за раны Игоревы, храброго Святосла­вича!»

«А ты, храбрый Роман, и Мстислав! Храбрые замыслы влекут ваш ум на подвиг!» — обращается автор к двум братьям Ростиславичам, потомкам Мстислава Великого. Их полки под предво­дительством Мстислава Храброго после изгнания Ростиславичей из Киева наголову разбили Андрея Боголюбского, показав свою силу. На 1185 год Ростиславичи княжили в Смоленской земле, их ближайшими соседями были литва, ятвяги и деремелы (имеются в виду названия племён). Автор отдаёт должное отваге и уму братьев. Но что их отвага, проявленная в сражениях с русскими князьями, если Русская земля стонет от половцев, если «Игорева храброго полка не воскресить»!

«Ингварь и Всеволод и все три Мстиславича — не худого гнезда шестокрыльцы!» — обращается автор к другим русским князьям: «Загородите Полю ворота своими острыми стрелами, за землю Русскую, за раны Игоря, храброго Святославича!» В тре­тий раз упруго и остро, словно выкликаемый князем перед нача­лом боя, звучит призыв встать за землю Русскую — это самый знаменитый рефрен в «Слове о полку Игореве».

В следующих строках автор говорит о том, что опасность надвигается на Русь не только с Поля, но и со стороны литвы: «Один только Изяслав, сын Васильков, прозвенел своими остры­ми мечами о шлемы литовские, поддержал славу деда своего Всеслава, а сам под червлёными щитами на кровавой траве ли­товскими мечами изрублен…» Изяслав, князь полоцкий (городенский), правнук Всеслава Полоцкого, погиб в битве 1183 года, за два года до похода Игоря на половцев. Автор словно хочет предупредить своих читателей об опасности нападения со сторо­ны Литвы. Опасность эта, предсказанная автором «Слова…», станет явной несколько десятилетий спустя.

Подвиг Изяслава Василькова описывается лирически: «…так он один и изронил жемчужную душу из храброго своего тела че­рез золотое ожерелие».

После описания подвига Изяслава Василькова автор возвы­шает свой голос до обращения ко всем князьям земли Русской, напоминая им об их кровном родстве: «Ярославовы все внуки и Всеславовы!» (Ярослав Мудрый — внук Владимира Святого, Всеслав Брячиславович, князь полоцкий, — правнук Владими­ра.) Автор прямо обличает и укоряет русских князей: «Не взды­майте более стягов своих, вложите в ножны мечи свои затупив­шиеся, ибо потеряли уже дедовскую славу. В своих распрях начали вы призывать поганых на землю Русскую, на достояние Всеславово. Из-за усобиц ведь началось насилие от земли Поло­вецкой!»

Желая понять истоки сегодняшнего бедственного состояния Русской земли, автор обращается взором к событиям, которые стали первопричиной этого состояния, — к событиям более чем столетней давности. Он вспоминает князя Всеслава Брячиславича полоцкого, выступившего против Ярославичей. Ярославичам пришлось объединиться и двинуться на него в поход. В результа­те Всеслав был схвачен и брошен в темницу в Киеве. Но пока Ярославичи воевали с Всеславом, половцы напали на Русь (1068). Ярославичи вышли им навстречу и были побеждены.

Всеславу всё же удалось покняжить в Киеве: киевляне взбун­товались против Ярославичей, выгнали их и провозгласили кня­зем Всеслава: «Тот хитростью поднялся… достиг града Киева и коснулся копьём своим золотого престола киевского». Изяслав Ярославич сумел изгнать его и отобрать Полоцк, Всеслав бежал: «А от них бежал, словно лютый зверь в полночь из Белгорода, бесом одержим в ночной мгле…» Но Всеслав набрал дружину и сумел отвоевать отцовский престол. До конца XI века, до смерти последнего Ярославича (1093), продолжалась борьба братьев с Всеславом. Он умел одерживать победы над Ярославичами, на­падал на Псков, грабил и жёг Новгород и Смоленск, но эти побе­ды приносили Русской земле только горе: «На Немиге снопы сте­лют из голов, молотят цепами булатными, на току жизнь кладут, веют душу от тела. Немиги кровавые берега не на добро засеяны, засеяны костями русских воинов». Материал с сайта //iEssay.ru

Всеслава называли чародеем и шептали, будто бы он был ро­ждён от волхования. Он умел делать то, что было недоступно другим людям, имел огромные силы, но потратил их на борьбу со своими родственниками, братьями Ярославичами: «Хоть и вещая душа была у него в дерзком теле, но часто от бед страдал. Ему вещий Боян ещё давно припевку молвил, смыслённый: «Ни хит­рому, ни удачливому… суда божьего не избежать!»

Автор показывает первопричину горького положения Руси: раздоры отвлекли князей от обороны границ, и в образовавшиеся бреши стали проникать половцы. Поход Игоря Святославича 1185 года — показательный результат раздробленности Русской земли: четыре князя попадают в плен, половцы безнаказанно гра­бят и сжигают русские города, а князья думают о своих интере­сах и отказываются выступать против кочевников. Поход Игоря на половцев — это не просто незначительный неудачный поход новгород-северского князя против поганых, но та капля, которая переполняет чашу терпения. Раздробленность Русской земли — не просто факт, но факт, угрожающий самому её существованию. Пройдёт всего тридцать восемь лет, и горестный, не услышанный князьями призыв автора «Слова…» к единению отзовётся в страшном разгроме на Калке.

Тяжким пророчеством звучат строки «Слова…»: «О, печа­литься Русской земле, вспоминая первые времена и первых кня­зей! Того старого Владимира нельзя было пригвоздить к горам киевским; а ныне одни стяги Рюриковы, а другие — Давидовы, и порознь их хоругви развеваются. Копья поют…» (Флаги двух родных братьев развеваются порознь, нет единства даже между ближайшими родственниками.)

Первая часть создана в традициях воинской повести. Вторая часть — образец торжественного красноречия (жанр «слова»). Это страстная речь оратора, обращающегося к русским князьям. Автор соблюдает старшинство в обращении, упоминает о заслу­гах и доблести князей, ищет причины современного положения, заглядывая в прошлое, и, говоря современным языком, выдвигает долгосрочные прогнозы. Мы видим автора — человека, блестяще знающего историю Русской земли, глубокого политика и истин­ного патриота Русской земли.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском ↑↑↑

На этой странице материал по темам:

  • о чем говорит святослав в золотом слове
  • характеристика «золотого слова святослава»
  • сочинение на тему сон святослава
  • к кому обращается святослав в слово
  • вещий сон святослава анализ этой части

Великий князь

Характеристика Святослава в «Слове о полку Игореве» вполне однозначна — его называют исключительно великим князем. Причем в конкретном случае понятие «великий», скорее всего, отражает не величие самого князя, а величие и значимость города, в котором он правил — Киева. На тот момент это, пожалуй, главный город славян, исторический и религиозный центр всей Руси.

Описание Святослава в «Слове о полку Игореве» неизменно сопровождается его значимостью. Ведь в то время киевский князь фактически был главою всех русских князей.

Сон князя Святослава в «Слове»

1

Вещие сны не редкость в средневековых памятниках. В частности, о них рассказывается и в древнерусских и древнеславянских переводах Библии, «Деяний апостольских», «Александрии», «Истории Иудейской войны» Иосифа Флавия, «Хроники Георгия Амартола», Проложных житиях и сказаниях, в «Девгениевом деянии» и др. Есть вещие сны и в чисто русских памятниках. Так, о вещем сне епископа Нифонта рассказывается в Ипатьевской летописи под 1156 г. Наиболее близкая параллель к сну Святослава «Слова о полку Игореве» отыскивается в «Летописце Переяславля Суздальского» (сборник Московского главного архива иностранных дел, XV в. № 902—1468), изданном К. М. Оболенским в 1851 г. и больше не переиздававшемся. Обнаружил и сообщил эту параллель к сну Святослава А. И. Кирпичников в статье «К литературной истории русских летописных сказаний»1. Однако А. И. Кирпичников ограничился только указанием на сходство обоих снов и неполно привел текст сна Мала. Последующие исследователи и комментаторы «Слова о полку Игореве» также ограничились общим указанием на сходство обоих снов, не указывая на то, в чем это сходство состоит. Между тем, как это мы увидим, сон Мала может до известной степени помочь в толковании и прочтении одного неясного места в сне Святослава «Слова о полку Игореве».

Приведу параллельно оба рассказа.

Текст «Слова о полку Игореве» по первому изданию

Святъславь мутенъ сонъ видe: въ Киевe на горахъ си ночь съ вечера одeвахъте мя, рече, чръною паполомою, на кроваты тисовe. Чръпахуть ми синее вино съ трудомь смeшено; сыпахуть ми тъщими тулы поганыхъ тльковинъ великый женчюгь на лоно, и нeгуютъ мя; уже дьскы безъ кнeса в моемъ теремe златовръсeмъ. Всю нощь съ вечера босуви врани възграяху, у Плeсньска на болони бeша дебрь Кисаню, и не сошлю къ синему морю.

Текст «Летописца Переяславля Суздальского»

Князю же веселіе творящу къ браку и сонъ часто зряше Малъ князь: се бо пришед Олга дааше ему пръты многоценьны червены вси жемчюгомъ иссаждены и одeяла чръны съ зелеными узоры и лоди, в нихъ же несенымъ быти, смолны.

Для того чтобы сравнить оба сна, надо принять во внимание обстоятельства, которые им сопутствовали. Попробуем сравнить оба сна в свете этих обстоятельств. Сходство обоих снов состоит в следующем:

  1. Оба сна предвещают несчастья с людьми, зависевшими от князя. В сне Святослава — это войско Игоря, потерпевшее поражение на Каяле. Поражение уже состоялось, но известие о нем еще не дошло до Святослава: он узнает о нем затем от своих бояр. В сне князя Мала — это гибель его послов-сватов, которых Ольга сбросила вместе с их лодьями в яму. Сон Мала рассказывается в «Летописце Переяславля Суздальского» уже после того, как послы Мала погибли в своих лодьях, но раньше того, как он об этом узнает. Следовательно, оба вещих сна сообщают о том, что уже случилось, но о чем еще не могли знать те, кому эти сны снятся.
  2. И Святослав, и Мал видят себя одариваемыми подарками. К этим подаркам имеют отношение те, кто явился причиной несчастий. В сне Мала дорогие одежды и черные одеяла дарит ему Ольга, которая приказала убить послов. В сне Святослава кто-то одевает его черною паполомою и угощает синим вином. На него сыпят великий жемчуг из колчанов «поганых толковин». «Поганые толковины» — это союзные Игорю Святославичу ковуи, которые первые побежали в битве с половцами и, останавливая которых, Игорь попал в плен к половцам. Бегством этих ковуев объясняет составитель рассказа Ипатьевской летописи о походе Игоря поражение последнего.
  3. Подарки обоим князьям драгоценны. Они сходны: черная паполома Святославу, черные одеяла Малу. В обоих подарках присутствует жемчуг2.

Есть и различия. В частности, в сне Мала Ольга дарит ему и «лодьи», «в нихъ же несеннымъ быти, смолны». Однако это различие отпадает, если мы примем чтение, предложенное еще И. Снегиревым2 и В. Макушевым3 и развитое В. Н. Перетцем: «у Плeсньска на болони бeша дебрьски сани и несоша е къ синему морю»4. Возможно, вместо «несоша е» следует читать «несоша мя», так как весь рассказ ведется в первом лице самим Святославом.

Лодьи и сани — почетное средство передвижения и вместе с тем средство перевозки покойников. Первая месть Ольги послам-сватам Мала состояла в том, что их понесли в лодьях и сбросили в яму. Послы думали, что им оказывается честь, а на самом деле им были устроены похороны. Святославу приснились сани и в них также понесли к месту несчастья русских — «къ синему морю».

Сон Мала — это древнее («Летописец Переяславля Суздальского» в этой своей части составлен в XIII—XIV вв.) этнографическое подтверждение сна Святослава. Разумеется, здесь не могло быть ни заимствования, ни влияния одного сна на другой. Сходство — в одинаковости, общности верований и представлений.

Нигде, кроме «Летописца Переяславля Суздальского», упоминание о сне Мала больше не встречается. Составитель «Летописца» вставил в свой труд и некоторые другие фольклорные материалы. Так, например, значительному распространению подвергся в «Летописце Переяславля Суздальского» рассказ о юноше кожемяке, победившем печенежского богатыря на месте будущего Переяславля Южного. Интерес «Летописца Переяславля Суздальского» к событиям Переяславля Южного понятен, но почему и на основании каких материалов (по-видимому, все же фольклорных) вставил составитель «Летописца Переяславля Суздальского» свой рассказ о сне Мала, — неизвестно.

1 Изв. ОРЯС, т. II. СПб., 1897, кн. 1, с. 60. Обзор встречающихся в древнеславянской письменности вещих снов см.: Перетц В. Н. Слово о полку ігоревім. У. Київі, 1926, с. 238—246.

Большое число параллелей к отдельным реалиям сна приведено в статье: Алексеев М. П. К «Сну Святослава» в «Слове о полку Игореве». — В кн.: «Слово о полку Игореве». Сборник исследований и статей под ред. В. П. Адриановой-Перетц. М. — Л., 1950. 2 О жемчужине в сне Святослава см.: Sayar. B. Ein gnostisches Bild im lgorlied und in der Chronik von Georgios Hamartolos. — Zeitschrift f?r Slavische Philologie, Bd. XXXIX, H. 1. 1976, S. 173—177.

1

Предыдущая глава

  • Поэтические вариации М. Волошина
  • Фильм «Ошибка князя Игоря»
  • Аудиокнига «Слово о полку Игореве»
  • Поэтические вариации

Патриот и защитник

Давая характеристику Святослава в «Слове о полку Игореве», автор всегда его представляет как патриота и защитника своей Отчизны. Несмотря на преклонные годы, он не намерен давать в обиду Русь, на страницах произведения он часто называет ее своим «гнездом».

В описании Святослава в «Слове о полку Игореве» его сравнивают со старым соколом, который с виду слаб. Но при этом заставляет высоко летать всех окружающих его птиц.

Еще один исследователь этого памятника древнерусской литературы Булахов пишет о патриотизме Святослава, что князь в первую очередь заботился о безопасности своей страны, ратовал за ее единство. Все это характеризует образ Святослава в «Слове о полку Игореве» как настоящего патриота. Эту же черту отмечают и многие летописцы, которые отражали в своих трудах его значения для своего народа.

Значение «золотого слова» Святослава (По «Слову о полку Игореве»)

Значение «золотого слова» Святослава (По «Слову о полку Игореве») 1. Образ мудрого правителя — великого князя киевского Святослава. 2. Вещий сон Святослава как предчувствие надвигающейся беды. 3. Идейное содержание «золотого слова». «Слово о полку Игореве» — величайший памятник древнерусской литературы, богатый своей идейной духовностью и патриотическим пафосом. Это произведение исключительно содержательное. Читая его вновь и вновь, мы всегда находим в нем новые, не замеченные нами прежде глубины содержания. Высокая идейность «Слова», близость и понимание народной жизни, отточенное мастерство, которое заметно даже в мельчайших деталях текста, — эти стороны древнего памятника обеспечили ему одно из первых мест в ряду великих произведений мировой литературы. Основная идея «Слова» — страстный призыв князей русских к единству. Это главная задача, которую поставил перед собой автор. Идея единения реализуется во всей художественной структуре произведения. Особенно четко она прослеживается в «золотом слове» Святослава.

Святослав Всеволодович — убеленный «серебряными сединами» великий князь киевский. От природы он был наделен здравым умом, терпением и осторожностью — качествами, не лишними для мудрого политика. Незадолго до похода Игорева, который подробно описан в «Слове», Святослав созвал великих князей русских с дружинами и общими силами сумел одолеть половцев, разорявших родную землю. Он нанес сокрушительное поражение главному на то время врагу Древней Руси. Автор «Слова о полку Игореве» восхищается победой Святослава Всеволодовича над половцами, славит ее. С большим чувством Святослав в своем «золотом слове» призывает князей встать стеной «за землю Русскую, за раны Игоревы, удалого Святославича!» По мнению Святослава, князьям не следует держать в себе обиды и корыстные цели. Им нужно забыть о распрях, прекратить усобицы. В первую очередь князья должны думать о земле Русской, чтобы не дать разорить «поганым» «своего гнезда», «вступить в золотое стремя и затворить ворота степи своими острыми стрелами». > Автор поэтизирует Святослава. В его образе поэт пытается воплотить идеал мудрого и могучего правителя. Не случайно именно Святослав видит вещий сон, который предрекает надвигающуюся беду. Когда Игорь еще не чувствует опасности, нависшей над ним, и наслаждается временной победой над половцами, киевскому князю снится сон, который предсказывает поражение русских. Это предзнаменование наполняет сердце киевского князя печалью: «В эту ночь с вечера одевали меня черным покрывалом на кровати моей тисовой, черпали мне синее вино, с горем смешанное; сыпали мне из порожних колчанов поганых толмачей крупный жемчуг на грудь и обряжали меня.

А доски без матицы в моем тереме златоверхом! Всю ночь с вечера вещие вороны каркали у Плеснеска на лугу, были они из Ущелья слез Кисанского и понеслись к синему морю». Объяснение сна оказалось зловещим: «…вот два сокола слетели с отчего престола златого, чтобы попытаться отвоевать город Тмутаракань или напиться еломом из Дона. Уже соколам крылышки подрезали поганых саблями, а самих опутали путами железными. Ибо темно стало в третий день: два солнца померкли, оба столпа багряные погасли, а с ними молодые месяцы… На реке Каяле Тьма Свет покры­ла; на русскую землю накинулись половцы, словно выводок рысей». Неудавшийся поход Игоря киевский князь осуждает, но зла на него не держит. Следствием поражения войск Игоря становится нависшая над государством угроза новых нашествий половцев. Это хорошо понимает Святослав, и потому он произносит речь, названную в произведении «золотым словом». Слова Великого князя пронизаны скорбью о родной земле. Святослав не одобряет храбрых, но безрассудных поступков князей Игоря и Всеволода, взявшихся за дело, которое заведомо было им не по плечу. Безумный этот поступок принес горе не только самому Игорю, но и позволил надвинуться страшной угрзе над всей Русской землей. Узнав о поражении Игоря, Святослав произносит свое «золотое слово», в котором звучит упрек молодым князьям Игорю и Всеволоду в нарушении феодального послушания. Но он не держит на Игоря и Всеволода зла: в речи своей он называет их «дети мои». Он говорит: «Ваши храбрые сердца из крепкого булата и в смелости закалены». Святослав считает, что виной всего случившегося является молодая горячность князей. Они слишком поторопились выступить в поход, завоевывая себе славу. Ошибка Игоря и Всеволода, по мнению киевского князя в том, что они не захотели ни с кем делить славы победителей половецких орд, а потому не призвали других князей присоединиться к походу Игоря. Поражение русского войска в этом походе стало следствием численного превосходства противника. Поэтому Святослав высказывает огорчение по поводу «непособия» им русских князей. В конце своей речи старый князь оповещает и о первом последствии Игоревой ошибки: половцы напали на Переяславль-Русский. Значение речи Святослава огромно для «Слова о полку Игореве». В нем с особенной силой раскрывается идейный смысл поэмы, его основная задача — призыв автора к единению князей русских. Автор «Слова», как и поэтизированный герой его произведения Святослав, четко осознает, что феодальная разобщенность князей приносит много бед и страданий земле Русской. Нельзя избавиться от грозного врага, действуя в одиночку малыми силами. Только объединение поможет Руси стать мощным государством, что приведет к процветанию и миру. Следует забыть о старых распрях и обидах и вспомнить, что мы дети одной земли, у нас общие предки, в наших жилах течет родственная кровь. Эту истину, по мнению автора, необходимо понять в первую очередь князьям русским. Поэтому «золотое слово» Святослава обращено к ним, как к представителям власти на Руси. От того, поймут ли князья бесполезность распрей в родном государстве, зависит настоящее и будущее этого государства. > Автор «Слова о полку Игореве» — горячий патриот своей отчизны. Он искренне переживает за судьбу родного края. Являясь человеком широко образованным, неплохим политиком и историком, он прекрасно понимает, каковы причины русских бед. Ставя целью своего произведения помочь Руси в преодолении княжеских распрей, он создает «золотое слово» Святослава — речь, с особой силой раскрывающую основное идейное содержание всей поэмы. В этом основное значение речи великого киевского князя и всего произведения в целом.

Другие части и похожие материалы:

  • «Слово о полку Игореве» — призыв к единению Русской…
  • «Слово о полку Игореве» в хрониках Древней Руси
  • Время и цель создания «Слова о полку Игореве»
  • Слово о полку Игореве

Цитаты про мужество Святослава

Многие цитаты о Святославе в «Слове о полку Игореве» свидетельствуют о нем как об отважном, грозном и беспощадном к врагам воине. Например, автор «Слова…» пишет, что князь «поганых ратей не щадил».

Но грозность Святослава не следует понимать как грозность Ивана Грозного. Тот же Лихачев отмечает, что Святослав при всех своих достоинствах был чрезвычайно слабым князем из тех, которые когда-либо правили в Киеве.

Отмечая, какой Святослав в «Слове о полку Игореве», Лихачев пишет, что он не был по-настоящему грозным, владея только одним Киевом.

Анализ Золотого слова Святослава из Слова о полку Игореве

Это один из ключевых фрагментов произведения. Здесь автор, оставшийся неизвестным, выражает свое отношение к походу князей на половцев, описанному в «Слове о полку Игореве».

Великий князь Киевский Святослав видит в стольном городе Древней Руси вещий сон (в Слове, вообще, много чудесных деталей), в котором ему открывается поражение, постигшее князей, выступивших в поход.

Это известие приводит Святослава в печаль и упрекает Всеволода и Игоря за переоценку своих сил. Он не может упрекнуть князей, пошедших на извечных врагов Руси в отсутствии храбрости или патриотизма. Однако великий князь говорит о самонадеянности и неправильном выборе времени предприятия и оценке ситуации.

Удельные князья, по его словам, которые вполне адекватно отражают действительное положение вещей, увлеклись междуусобными войнами. Сражаясь друг против друга, разоряя родную землю, они излишне возомнили о своих возможностях.

В сражении с половцами они, по словам Святослава, не обрели чести и славы, хотя, действительно, пролили кровь врагов. Потери, понесенные русской ратью, при этом оказались слишком велики и несоразмерны вреду, нанесенному кочевникам, постоянно разорявшим русскую землю своими набегами. Святослав вспоминает былые годы, когда русские дружины шли отомстить за набеги и побеждали, обретая славу.

При этом великий князь сетует, что он теперь стар и потерял прежнюю силу. Дело даже не в возрасте Святослава, а в раздробленности Руси. Он мог бы защитить свою землю, но признает, что другие князья не дадут ему помощи. В этих словах великого князя автор этого произведения древнерусской литературы высказывает устами номинального правителя Руси свое видение причины не только поражения от половцев, постигшего Игоря и Всеволода, но и главных бед русской земли.

Святослав Киевский печально констатирует, что времена изменились и теперь дело обстоит не так, как в славном прошлом. Осталась лишь молодецкая удаль, которая не принесла пользы, а только погубила князей, понадеявшихся без объединения сил, без обдумывания стратегии победить нахрапом, полагаясь только на себя.

Слова Святослава проникнуты патриотизмом, заботой обо всей русской земле. Скорбя о поражении, великий князь указывает их главную причину – раздробленность Руси. Он призывает вспомнить великие победы, одержанные во время, когда не было таких раздоров между князьями.

Вариант 2

Один из эпизодов Слова о полку Игореве описывает так называемое Золотое слово князя Святослава. Оно является золотым, так как исходит из уст опытного воина и правителя, от человека, который обладает идеей о благе русской земли.

Этот эпизод вполне соответствует подлинным историческим событиям и с высокой вероятностью автор тут практически ничего не додумывал и просто переложил на стихотворный размер цитаты князя.

Предшествует этому слову известие о плененных Игоре и Всеволоде, которые оказываются у половцев. Это известие Святослав получает через сон, после чего произносит собственную речь.

Оценка Святослава современными исследователями

Интересно, что нынешние исследователи, в отличие от современников князя, воспринимают его неоднозначно. Например, историк Рыбаков называет его, пожалуй, наиболее крупной фигурой среди всех русских князей того временного периода.

А вот другой исследователь Каллаш пишет, что авторы «Слова…» были наверняка необъективными в описании образа Святослава. Он считает, что они явно хотели угодить действующему правителю или его ближайшим родственникам и приближенным. Идеализация Святослава кажется этому историку слишком надуманной.

Отдает должное важности фигуры князя Святослава академик Дмитрий Лихачев. Он утверждает, что его «золотое слово» имело огромное значение для того времени, он господствовал над всеми князьями, все происходило так, как он повелевал.

Мудрым правителем называет Святослава и историк Яценко. Он считает его обладателем государственной мудрости, положившим начало будущему объединению Руси. С ним солидарен и исследователь «Слова о полку Игореве» Барсов, который пишет, что Святослав — редкий на то время представитель идеи единства Руси.

А вот историк Древней Руси Булахов невысоко оценивает достижения Святослава. По его мнению, он вовсе не был выдающейся личностью. Но при этом умудрился играть важную роль в истории своего и соседних княжеств.

Художественное произведение «Слово о полку Игореве»

2. Древнерусская литература 9 класс

3. «Слово о полку Игореве»

Художественное произведение, хотя и
близко к летописи;
Тема: неудачный поход на половцев
северского князя Игоря в конце апреля
– начале мая 1185 года;
Время написания: вскоре после похода;
Другие источники, повествующие об
этом походе: Лаврентьевская летопись,
Ипатьевская летопись.

4. Участники похода:

Северский князь Игорь
Святославович;
его брат Всеволод
Святославович из Трубчевска;
его сын Владимир Игоревич из
Путивля;
его племянник Святослав
Ольгович из Рыльска.

5. История «Слова…»

Открыто в конце 18 века
Мусиным-Пушкиным
Впервые опубликовано
в 1800 году в Москве
Манера
изложения
• «старинной речью», но «не
гоняясь мыслью за
Бояном».
Цель
«Слова…»
• Рассказать о «године бед»
со времен Владимира до
Игоря;
• Прославить Игоря.
Главная
идея
• Вред междоусобиц и
призыв к объединению
русских земель;
• Раздумья о честолюбии и
человеческой гордыне.

7. Историческая основа «Слова…»

В 1185 году Новгород-Северский князь Игорь
Святославович, не предупредив Киевского
князя Святослава и других князей,
отправляется в поход на половцев в половецкие
степи.

8. Композиция похода князя Игоря

Ипатьевская
летопись
1. Выступление в поход
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
Игоря
Солнечное затмение
Присоединение к войску
бур-тур Всеволода
Первое удачное
столкновение с половцами
Неудачи второго боя
Ранение и пленение Игоря
Набеги половцев на Русь
Побег Игоря из плена
«Слово о полку
Игореве»

2. …
3. …
4. …
5. …
6. …
7. …
8. …
9. …
10. …
11. …
1.

9. Домашнее задание:

1. Доделать таблицу;
2. Чем повествование «Слова…»
отличается от летописного?
3. Какие наиболее яркие
композиционные части, не
связанные с сюжетом, свойственны
только «Слову…»? С какой целью
включает их в повествование автор
«Слова…»?

10. Композиция «Слова…»

1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
Вступление
Сборы в поход, солнечное затмение
Первый бой
Сон
Второй бой
История сражений с половцами
Поражение войска Игоря
Лирическое отступление о междоусобицах
Сон Святослава, «Золотое слово» Святослава
Обращение Автора к русским князьям
Плач Ярославны
Возвращение Игоря из плена
Приветственная встреча Игоря

11. Особенности композиции

Вначале повествование ведется от лица Автора.
Автор – человек, хорошо знающий военное дело,
начитанный, знающий события прошлого.

12. Предзнаменование

Плохое предзнаменование
безрассудной
храбрости Игоря
Игорь идет в поход НАПЕРЕКОР судьбе.

13. Часть I главы 12-13

Автор пытается понять, почему храбрый,
мужественный князь и его опытная дружина
потерпели поражение
вспоминает времена деда Игоря – Олега (11 век)
Причина тяжелого положения русской земли в
прошлом и настоящем, причина поражения
Игоря – в несогласии русских князей, в их
раздорах.

14. Взгляд на поход Игоря Святослава:

Сон Святослава
«смутный»;
Святославу дается знать о походе Игоря, его
поражении и нашествии на Русь врагов. Тем
самым подчеркивается роль вел. киевского князя
как главы рус. князей и всей Русской земли;
Худ. функция Сна Святослава — обосновать право
последнего на «злато слово», в котором он
выступает объединителем русских князей в
борьбе с врагами;
Образы сна символичны.
Часть II глава 1

15. Сон Святослава

его «одевают» черной паполомой, т. е.
погребальным покрывалом, как
мертвого;
Видеть во сне кровать — тоже плохая
примета по сонникам: к болезни или
смерти;
тис считался в древности самой
ценной породой для гроба и в связи с
этим был символом смерти;
пить во сне вино, и особенно мутное,
— «плохая примета», «знак печали и
досадного известия»;
Рассыпающийся жемчуг - символ слез
в сновидениях.

16. Сон Святослава

Смысл Сна Святослава: Святослав, сидящий «в Киеве
на горах», грозный и великий, во сне видит себя не в
Киеве — столице Киевской Руси, ее центре, а на
самой окраине, у небольшого пограничного городка
на юго-западе Руси — Плесньска.
Вместо «золотого стола» киевского (символа власти,
силы, могущества) он оказывается во сне в
погребальных санях (символ не-жизни, немогущества, не-бытия), в которых несут его к морю
— символу «того света» и одновременно — месту
пребывания половцев, к ним в плен.
Во сне со Святославом происходит то, что произошло
наяву с Игорем и другими князьями-участниками
похода.

17. «Золотое слово» Святослава, со слезами смешанное, -

взгляд на поход Игоря с т.з. судеб
всей Русской земли.
Прямое осуждение Игоря и
Всеволода;
Обвиняет их в честолюбивом
стремлении прошлую славу себе
присвоить, а будущую поделить
между собой;
Не сомневается в их личном
мужестве, не унижает их
достоинства;
Святослав = Автор.
Часть II глава 5

18. Обращение к русским князьям

«Золотое слово» Святослава переходит в
обращение к русским князьям;
Напоминает князьям о том, как в прошлом
усобицы обессилили Русскую землю и
привели к гибели ее князей;
Напоминает каждому из князей о его силе,
уме, могуществе;
Призывает князей исполниться ратного
духа, объединить свои силы и вернуть Руси
ее былые славу и могущество.
Святослав = Автор
Часть II главы 6-13

19. Плач Ярославны

На городской стене в Путивле плачет жена Игоря
Ярославна;
Она не размышляет, не осуждает,
а просто печалится, горюет;
Обращается к силам природы,
просит о помощи мужу;
Ярославна скорбит обо всех русских
воинах, не только о муже;
Это собирательный образ – голоса
всех русских женщин, их печаль и
нежность, страдания от войн и междоусобиц всех
русских женщин.
Часть III глава 1

20. Половецкая степь. Побег Игоря.

Силы природы (по просьбе Ярославны)
помогают Игорю;
Сказочные мотивы:
разговор Игоря с рекой Донец;
преображение Игоря в разных
зверей и птиц.
Часть III глава 2-7

21. Заключение. Часть III глава 8

Торжественная и праздничная концовка
Вся Русская земля радуется возвращению
Игоря:
«Села рады, города веселы»,
«Но восходит солнце в небеси –
Игорь-князь явился на Руси»

22. Самостоятельная работа

1. Вместе с кем отправляется Игорь в поход?
2. Когда написано «Слово…»?
3. Чем в Игоре восхищается Автор?
4. Как излагаются события (манера
изложения) в «Слове…»?
5. Охарактеризуйте Автора «Слова…».
6. С какой целью описывается солнечное
затмение?
7. Почему Автор обращается ко временам
Олега?

23. Самостоятельная работа

1. Главная идея «Слова…»?
2. Объясните символику сна
3.
4.
5.
6.
7.
Святослава.
Кем приходится Святослав Игорю?
Как Святослав относится к походу
Игоря?
Цель обращения к русским князьям?
Особенности плача Ярославны?
Чем заканчивается «Слово…»?

24. Образ Русской земли в «Слове…» - центральный образ, главный герой

«Слово…» рисует обширные географические
пространства Руси
Города:
Реки:
Киев
Дон
Корсунь
Волга
Тмуторокань
Днепр
Полоцк
Чернигов
Курск
Новгород
Путивль и т.д.
Донец
Дунай
Западная Двина
Рось и т.д.

25. Пейзаж «Слова…»

Отличается грандиозностью;
Дан в движении:
«Черные тучи с моря идут…»
«Земля гудит, реки мутно
текут, прах над полями
несется…»
Ветер, солнце, тучи, облака –
фон, на котором
разворачивается действие
«Слова…», и одновременно –
действующие лица. (прием?)

26. Русская земля

Это история
страны
Русская земля
принимает
активное
участие в
радостях и
печалях страны.

27. Особенности описания Русской земли

Образ Родины, полной городов, рек и
многочисленных обитателей, противопоставлен
образу пустынной половецкой степи – «стране
незнаемой», её оврагам (яругам), холмам, болотам и
«грязивым» местам.

28. Русская земля для Автора «Слова…»

- это прежде всего русский народ;
Автор говорит о мирном труде русских «ратаев»
(пахарей), нарушенном усобицами князей;
о женах русских воинов, оплакивающих своих
мужей;
о горе всего русского народа после поражения
Игоря и о радости всех жителей городов и сел при
его возвращении.
Войско Игоря Новгород-Северского – это прежде
всего «русичи», и, переходя границу Руси, они
прощаются не с Новгород-Северским
княжеством, а с Русской землей в целом.

Танец о полку Игореве – Коммерсантъ Санкт-Петербург

В разгар фестиваля "Звезды белых ночей" Мариинский театр представил премьеру балета Бориса Тищенко в постановке Владимира Варнавы "Ярославна. Затмение". Ольга Федорченко пробиралась сквозь щедро напущенные хореографом мрак, тлен и уныние.

Владимира Варнаву можно назвать всеобщим балетным любимчиком. Первое сногсшибательное впечатление он произвел на прессу и зрителей в партии Меркуцио. Вскоре он зарекомендовал себя неглупым балетмейстером. Его хореографические опусы, полные иронии и драматизма, решенные нетривиальным пластическим языком, быстро нашли свою аудиторию, которая включает и продвинутую молодежь, и поклонников академического репертуара. Профессиональные артисты балета видят в Варнаве светоч современной хореографии и с энтузиазмом принимают участие в его проектах. С не меньшим увлечением следуют за ним и неформальные танцовщики, ценящие интеллектуальные усилия в приложении к телесному движению. В общем, всем Варнава люб и мил. Одно только вызывало до сих пор недоумение — отсутствие полнометражного многоактного балета в послужном списке. Но и этот недостаток господин Варнава устранил, сочинив для Мариинского театра трехактный балет "Ярославна. Затмение" на музыку Бориса Тищенко.

Партитура Тищенко не пользовалась бешеной популярностью у хореографов: после премьеры 1974 года в МАЛЕГОТе "Ярославны" с хореографией Олега Виноградова и режиссурой Юрия Любимова, емкого и сосредоточенного высказывания, спектакль благополучно стал легендой, наполненной сильными образами-символами. Образ врага выводился в рое ползучей всепожирающей саранчи, а одной из ярчайших метафор "Ярославны"-1974 стала Русь — прекрасная молчаливая женщина, бесстрастно обмывающая тела погибших. Сорок с лишним лет спустя Владимир Варнава написал свою "былину нового времени", построив ее на растиражированных медиасимволах.

Его история не иллюстрация предания, напетого Бояном вещим, но жесткая интерпретация вечного, повторяющегося в каждом поколении сюжета о настойчивом желании мужчин поиграть мускулами в ратях, великодушно оставляя женщинам право прозревать их будущее, увещевать и молиться об их спасении. В спектакле, оформленном художником Галей Солодовниковой, намеренно смешиваются времена, эпохи, стили, легенды и мифы. Игорь (Андрей Ермаков), как герой европейских средневековых эпосов, вытаскивает гигантский меч из камня; охочий до человеческой крови Див (прекрасная пластическая работа Григория Попова) вьется, словно джинн из бутылки; римскими гладиаторами маршируют дружинники; половецкое жертвоприношение напоминает этнографические пляски индейцев майя, а сцена соблазнения Игоря — шумные и безалаберные цыганские свадьбы. На милитаристские притязания главного героя печально смотрят православный патриарх, папа римский и некто похожий на далай-ламу. Увещевать Игоря являются три фигуры в золотых платьях, в афише именованные святыми (на это намекают нимбы вокруг их голов), но воспринимающиеся и прямым пластическим указанием на программное "золотое слово Святослава", без ссылки на которое не обходилось ни одно школьное сочинение, посвященное "Слову о полку Игореве".

В "Ярославне" Владимир Варнава укрощает богатство собственной хореографической фантазии, намеренно приводя пластику нового балета к лапидарному и скупому до скудности танцевальному решению. В его постановке нет места красивостям и лирико-романтической интерпретации, нет и любовной темы: "кака така любовь" в мире, где каждый сражается с собственными фантомами? На месте любовных дуэтов — скорбные похоронные плачи-отпевания в минималистской эстетике: голоногая Ярославна в коротеньком платьице (трогательная Надежда Батоева) тщетно силится увести с заданной орбиты солнечный диск-колесо — материальный образ затмения, жизненной предопределенности и бесконечной бессмысленности имперских амбиций о покорении мира. В "Ярославне" Варнава словно ваяет из глины пластическую реальность этого хореографического мира, порой его слепки напоминают лишь подготовительные наброски, в которых все же чувствуется несомненная сила замысла. Эпизод "О, русская земля! Уже ты за холмом!", открывающий второй акт, стал, пожалуй, самым сильным и запоминающимся в балете. Русское войско, вооруженное светящимися мечами, аки джедаи, бессмысленно блуждает в потемках, натыкаясь на материализовавшиеся современные мемы. В наплывах этих фантасмагорических картин — печальный итог о сне разума, рождающем чудовищ. И пластическое резюме "Ярославны" — Игорь обреченно бредет в диске-колесе (так уставший хомячок, выпущенный на прогулку, перебирает лапками в прозрачном шаре) под литургическое пение хора: "Игорю Святославовичу слава, дружине — аминь".

Главные новости от "Ъ-СПб"

Приключения советской музыки на Западе: исторические моменты

Страница из

НАПЕЧАТАНО ИЗ СТИПЕНДИИ БРИТАНСКОЙ АКАДЕМИИ ОНЛАЙН (www.britishacademy.universitypressscholarship.com). (c) Авторское право Британской академии, 2021. Все права защищены. Индивидуальный пользователь может распечатать PDF-файл одной главы монографии в BASO для личного использования. Дата: 30 июля 2021 г.

Глава:
(стр.75) Глава 4 Приключения советской музыки на Западе: основные моменты истории
Источник:
Русская музыка с 1917 года
Автор (ы):

Левон Акопян

Издатель:
Британская академия

DOI: 10 .5871 / bacad / 9780197266151.003.0004

В этой главе рассматривается история взаимоотношений советской музыки с внешним миром с середины 1920-х годов до конца тысячелетия. Все эти десятилетия советская музыкальная постановка любой окраски воспринималась свободным западным миром как нечто во многом странное или чуждое, часто экзотическое, почти «варварское». Неизбежная духовная дистанция между советским миром и «несоветским» миром привела к серьезным недоразумениям.Хотя некоторые важные недавние публикации западных музыковедов отражают весьма квалифицированный взгляд на музыку и музыкальную жизнь в Советском Союзе, следы прошлой наивности и / или предрассудков все еще довольно часто ощущаются даже в трудах крупных специалистов.

Ключевые слова: Советская музыка, история приема, цензура, западное музыковедение

Для получения доступа к полному тексту книг в рамках службы для получения стипендии

Британской академии онлайн требуется подписка или покупка.Однако публичные пользователи могут свободно искать на сайте и просматривать аннотации и ключевые слова для каждой книги и главы.

Пожалуйста, подпишитесь или войдите для доступа к полному тексту.

Если вы считаете, что у вас должен быть доступ к этому заголовку, обратитесь к своему библиотекарю.

Для устранения неполадок, пожалуйста, проверьте наш FAQs , и если вы не можете найти там ответ, пожалуйста свяжитесь с нами.

Книга вторая: Золотая нить — Глава 5: Шакал | Повесть о двух городах | Чарльз Диккенс

Для встроенного аудиоплеера требуется современный интернет-браузер. Вам следует посетить Browse Happy и обновить свой интернет-браузер сегодня!

Это были пьяные дни, и большинство мужчин пили много. Время настолько сильно улучшило такие привычки, что умеренное указание количества вина и пунша, которое человек мог бы проглотить за ночь без какого-либо ущерба для своей репутации идеального джентльмена, казалось бы. В наши дни - смехотворное преувеличение.Учёная профессия юриста определенно не отставала от любой другой учёной профессии по своим вакханалийским склонностям; и мистер Страйвер, который уже быстро пробивался к крупной и прибыльной практике, не отставал от своих товарищей в этом конкретном случае больше, чем в более сухих частях легальной гонки.

Фаворит в Олд-Бейли и на сессиях, мистер Страйвер начал осторожно рубить нижние шесты лестницы, по которой он взбирался. Сешнс и Олд-Бейли должны были теперь специально призвать своих любимцев в свои жаждущие объятия; и, взявшись за лицо лорда-главного судьи Королевской скамьи, яркое лицо мистераСтрайвер можно было каждый день видеть, выскакивающим из-под париков, как огромный подсолнух, пробивающийся к солнцу из сада, полного горящих товарищей.

В коллегии адвокатов однажды заметили, что, хотя мистер Страйвер был бойким, беспринципным, готовым и смелым человеком, у него не было той способности извлекать суть из кучи заявлений, которая входит в число самых распространенных. самое яркое и необходимое из достижений адвоката. Но в этом вопросе его настигло замечательное улучшение.Чем больше у него было дела, тем больше, казалось, росла его способность проникать в суть дела; и как бы поздно ночью он ни сидел, разгуливая с Сидни Картоном, утром он всегда держал свои точки на кончиках пальцев.

Сидней Картон, самый праздный и самый бесперспективный из людей, был большим союзником Страйвера. То, что они пили вместе, между Хилари Терм и Михайлом, могло привести к плаванию королевского корабля. У Страйвера никогда и нигде не было дела, но Картон был там, засунув руки в карманы и глядя в потолок двора; они ходили по тому же кругу, и даже там они продлили свои обычные оргии до поздней ночи, и, по слухам, Картона можно было увидеть среди бела дня, крадущимся и неуверенно идущим домой к своим жилищам, как рассеянный кот.Наконец, среди тех, кто интересовался этим вопросом, стало распространяться, что, хотя Сидни Картон никогда не будет львом, он удивительно хороший шакал и что он оказал Страйверу костюм и услугу в этом скромном качестве.

«Десять часов, сэр, - сказал человек в таверне, которому он поручил разбудить его, - десять часов, сэр».

"В чем дело?"

«Десять часов, сэр».

"Что ты имеешь в виду? Десять часов вечера? "

"Да сэр.Ваша честь велела мне позвонить вам.

"Ой! Я помню. Очень хорошо, очень хорошо.

После нескольких утомительных попыток снова заснуть, с которыми мужчина ловко боролся, непрерывно помешивая огонь в течение пяти минут, он встал, накинул шляпу и вышел. Он свернул в Храм и, оживившись, дважды шагая по тротуарам Королевской скамьи и бумажных зданий, превратился в покои Страйвера.

Клерк из Страйвера, который никогда не помогал на этих конференциях, ушел домой, и директор Страйвера открыл дверь.На нем были шлепанцы и просторное постельное белье, а горло было обнажено для большей легкости. У него были довольно дикие, натянутые, выжженные отметины вокруг глаз, которые можно наблюдать у всех свободных людей его класса, от портрета Джеффриса и ниже, и которые можно проследить под различными масками искусства на портретах каждого человека. Возраст употребления алкоголя.

«Ты немного опоздал, Память», - сказал Страйвер.

«Примерно в обычное время; это может быть через четверть часа ".

Они вошли в темную комнату, уставленную книгами и заваленными бумагами, где горел огонь.Чайник парил на плите, и среди обломков бумаг сиял стол, на котором было много вина, бренди, рома, сахара и лимонов.

- Насколько я понимаю, ты выпил свою бутылку, Сидней.

- Думаю, сегодня два. Я ужинал с сегодняшним клиентом; или увидеть, как он обедает - это все едино! "

- Это был редкий момент, Сидней, который вы использовали при опознании. Как вы к этому пришли? Когда тебя это поразило? "

«Я думал, что он довольно красивый парень, и я подумал, что я должен был быть таким же, если бы мне повезло.”

Мистер Страйвер смеялся, пока не тряс своим не по годам развитым брюшком.

«Ты и твоя удача, Сидней! Приступай к работе, приступай к работе ».

Шакал довольно угрюмо расстегнул платье, прошел в соседнюю комнату и вернулся с большим кувшином холодной воды, тазом и одним-двумя полотенцами. Смочив полотенца в воде и частично отжав их, он сложил их на голове ужасным образом, сел за стол и сказал: «Теперь я готов!»

- Ничего подобного сегодня вечером не сделаешь, Память, - сказал мистер.Страйвер весело смотрел среди своих бумаг.

"Как много?"

«Всего два набора из них».

«Сначала дайте мне худшее».

«Вот они, Сидней. Стреляйте! »

Затем лев устроился на спине на диване по одну сторону от питьевого стола, а шакал сел за свой собственный, обшитый бумагой стол с другой стороны, с бутылками и стаканами наготове. Оба без всяких нареканий прибегли к питьевому столу, но каждый по-своему; лев по большей части откидывается, закинув руки за пояс, смотрит на огонь или иногда флиртует с каким-нибудь более легким документом; шакал с нахмуренными бровями и пристальным лицом, настолько погруженным в свою задачу, что его глаза даже не проследили за рукой, которую он протянул за своим стаканом, - которая часто ощупывала в течение минуты или больше, прежде чем находила стакан для его губы.Два или три раза дело становилось настолько запутанным, что шакал счел необходимым встать и снова намочить полотенца. Из этих паломничеств к кувшину и тазу он вернулся с такой эксцентричностью влажного головного убора, которую невозможно описать словами; которые были еще более нелепыми из-за его тревожной серьезности.

В конце концов шакал приготовил для льва небольшую трапезу и принялся предлагать ее ему. Лев взял ее с осторожностью и осторожностью, сделал выбор из нее и свои замечания по ней, а шакал помогал обоим.Когда трапеза была полностью обсуждена, лев снова заложил руки за пояс и лег, чтобы выступить посредником. Затем шакал подбодрил себя задницей для газа и свежей аппликацией на голову и принялся собирать вторую трапезу; таким же образом давали это льву, и избавлялись от него только после того, как часы пробили три часа ночи.

«И вот мы, Сидни, закончили, - сказал г-н Страйвер.

Шакал снял полотенца со своей головы, которая снова дымилась, встряхнулся, зевнул, вздрогнул и подчинился.

- Вы были очень довольны, Сидней, сегодня в отношении тех коронных свидетелей. Сказаны все вопросы ».

«Я всегда здоров; разве я не?"

«Я не возражаю. Что взбесило твой нрав? Нанеси на него немного пунша и снова разгладь ».

Уничижительно крякнув, шакал снова подчинился.

«Старая Сиднейская картонная коробка старой школы Шрусбери, - сказал Страйвер, кивая над ним, рассматривая его в настоящем и прошлом, - старые качели Сиднея.На одну минуту вверх, на следующую - вниз; то в приподнятом настроении, то теперь в унынии! »

"Ах!" - ответил другой, вздохнув: «Да! Тот же Сидней, с такой же удачей. Даже тогда я делал упражнения для других мальчиков и редко делал свои собственные.

"И почему бы нет?"

"Бог знает. Полагаю, это был мой путь.

Он сидел, засунув руки в карманы и вытянув ноги, глядя на огонь.

«Картон», - сказал его друг, прижимаясь к нему с издевательским видом, как будто колосниковая решетка была печью, в которой выковывались постоянные усилия, и единственной деликатной вещью, которую нужно было сделать для старой Сиднейской картонной коробки старого Шрусбери. Школа должна была втянуть его в это: «Ваш путь был и всегда был хромым.Вы не призываете энергию и цель. Смотри на меня."

«Ой, беспокойство!» - ответил Сидни с более легким и добродушным смехом. - Не будь моральным!

«Как я сделал то, что сделал?» сказал Страйвер; «Как мне делать то, что я делаю?»

- Полагаю, отчасти из-за того, что я заплатил мне за помощь. Но не стоит тратить время на апострофирование меня или аффекта по этому поводу; что ты хочешь делать, ты делаешь. Ты всегда был в первых рядах, а я всегда отставал ».

«Я должен был попасть в первый ряд; Я ведь не там родился? »

«Я не присутствовал на церемонии; но мое мнение таково, - сказал Картон.При этом он снова засмеялся, и они оба засмеялись.

«До Шрусбери, и в Шрусбери, и с тех пор, как Шрусбери, - продолжал Картон, - вы попали в свой ранг, а я - в свой. Даже когда мы были однокурсниками в Студенческом квартале Парижа, изучая французский язык, французское право и другие французские крохи, от которых мы не особо разбирались, ты всегда был где-то, а я всегда был нигде ».

"И чья это была вина?"

«Честное слово, я не уверен, что это было не твое.Вы всегда ехали, ехали, плыли, проезжали мимо, до такой степени беспокойства, что у меня не было никаких шансов в моей жизни, кроме как в ржавчине и покое. Однако мрачно говорить о собственном прошлом на рассвете. Прежде чем я уйду, поверните меня в каком-нибудь другом направлении ".

"Ну тогда! Обещай меня хорошенькой свидетельнице, - сказал Страйвер, поднимая свой стакан. "Вы повернули в приятном направлении?"

По-видимому, нет, потому что он снова стал хмурым.

«Хороший свидетель», - пробормотал он, глядя в свой стакан.«У меня было достаточно свидетелей сегодня и сегодня вечером; кто твой симпатичный свидетель? "

«Дочь живописного доктора, мисс Манетт».

"ОНА хорошенькая?"

"Не так ли?"

"Нет."

«Да ведь, жив человек, она вызывала восхищение всего двора!»

«Гниль восхищения всего Двора! Кто сделал Олд-Бейли ценителем красоты? Это была кукла с золотыми волосами! »

«Знаете ли вы, Сидней, - сказал мистер Страйвер, глядя на него острым взглядом и медленно проводя рукой по его красному лицу. - Знаете ли, я тогда скорее подумал, что вы симпатизируете золотым кукла с волосами, и быстро увидели, что случилось с куклой с золотыми волосами? »

«Быстро увидеть, что произошло! Если девочка, кукла или не кукла упадет в обморок в пределах ярда или двух от мужского носа, он сможет увидеть это без стекла перспективы.Я клянусь, но отрицаю красоту. И теперь я больше не буду пить; Я пойду спать.

Когда его хозяин последовал за ним по лестнице со свечой, чтобы зажечь его вниз по лестнице, день холодно смотрел в его грязные окна. Когда он вышел из дома, воздух был холодным и грустным, тусклое небо затянуто облаками, река темная и тусклая, вся сцена была похожа на безжизненную пустыню. И клубы пыли кружились перед утренним порывом ветра, как будто песок пустыни поднялся далеко, и первые его брызги начали захлестывать город.

Пустые силы внутри него и пустыня вокруг, этот человек остановился на своем пути через безмолвную террасу и на мгновение увидел лежащий в пустыне перед собой мираж благородных амбиций, самоотречения и упорства. В прекрасном городе этого видения были воздушные галереи, из которых на него смотрели любовь и благодать, сады, в которых созревали плоды жизни, воды Надежды, которые искрились в его глазах. Мгновение, и его не было. Забравшись в высокую комнату в колодце домов, он бросился в своей одежде на заброшенную кровать, и ее подушка была мокрая от слез.

К сожалению, к сожалению, взошло солнце; это не было более печальным зрелищем, чем человек с хорошими способностями и хорошими эмоциями, неспособный к их целенаправленным действиям, неспособный к собственной помощи и собственному счастью, чувствующий на себе вред и смирившийся с тем, чтобы позволить ему съесть его.

Владимир Мосс - Новый Сион в Вавилоне - Часть 5 | Русская Православная Церковь

Вы читаете бесплатный превью
Стр. 6 не отображается в этом предварительном просмотре.

Вы читаете бесплатный превью
Страницы с 14 по 19 не показаны при предварительном просмотре.

Вы читаете бесплатный превью
Страницы с 24 по 36 не показаны при предварительном просмотре.

Вы читаете бесплатный превью
Страницы с 42 по 54 не показаны при предварительном просмотре.

Вы читаете бесплатный превью
Страницы с 59 по 77 не показаны при предварительном просмотре.

Вы читаете бесплатный превью
Страницы с 84 по 98 не показаны при предварительном просмотре.

Вы читаете бесплатный превью
Страницы с 104 по 116 не показаны в этом предварительном просмотре.

Вы читаете бесплатный превью
Страницы с 122 по 124 не показаны в этом предварительном просмотре.

Вы читаете бесплатный превью
Страницы с 131 по 133 не показаны при предварительном просмотре.

Вы читаете бесплатный превью
Страницы 137–155 не показаны при предварительном просмотре.

Вы читаете бесплатный превью
Страницы с 159 по 161 не показаны при предварительном просмотре.

Les armes, les artes, l'amour

Я хотел бы получить отзывы об этой истории. Пожалуйста?


Глаза - зеркало души…

У Антуана были карие глаза, теплый оттенок молочного шоколада, всегда мерцающий и отбрасывающий нежный, веселый свет.Когда он улыбался, они могли обогреть весь дом, и даже когда он нет, просто взглянув на них под углом, тоже вызвала улыбку. Кто бы ни знать безжалостного расчетливого манипулятора, стоявшего за ними, свет его глаза втягивают своих жертв все дальше и дальше, пока не останется только чернота, и тогда будет уже слишком поздно.

Глаза Мадлен были голубыми, как небо сразу после дождя, глубокого, свежего и ясного. Глядя ей в глаза, можно было быть очарованным их спокойствием.Она действительно была спокойным человеком, что приводило в ярость, что было довольно иронично, учитывая, что она сама никогда не злилась на что-нибудь. Она тоже все время улыбалась, ее улыбка была такой же ясной и спокойной, как и она сама. глаза. Это никогда не сходило с ее лица, когда она пролила кофе на весь колледж. заявлений, а не тогда, когда ее родители, братья и сестры были объявлены мертвыми после трагический пожар, даже когда ее признали виновной в убийстве.

У Василия были серые глаза - они казались как бесконечно, как море в ненастный день. Слишком долгий взгляд на них заставлял чувствовать потерялись, как будто они собирались упасть, пока не упали в то море.Но если вы только что поговорили с ним, вы найдете тихого, но задумчивого молодого человека, который имел интересные мнения по многим современным вопросам. Ему было несложно ориентироваться на поверхности, но просмотр его истории, безусловно, сделает у человека кружится голова, и он удивляется, как он еще не упал в это море.

Цвет густого леса, Аннелис глаза сверкали, как хорошо ограненный изумруд, и были такими же нежными и теплыми, как и ее улыбка, которая успокаивает тревожного человека.Она редко злилась, но когда она была расстроена, она имела склонность плакать. Когда настала очередь плакать другим, однако она заключила их в тесные объятия и погладила их спину, шепча слова ободрения и заверения. Но если бы вы сказали хоть слово из ее истории она станет холодной и суровой. Она возвращалась к своему бодрому настроению после несколько дней, но в ее глазах никогда не будет такого же блеска, как у них перед. Она давно похоронила свое прошлое и ненавидела всех, кто пытался раскройте это.

У Эдуарда были фиолетовые глаза цвета аметист, резкий и холодный, как его ледяной нрав. Встреча с его проницательным от взгляда у кого-то по спине пробежали мурашки, и разговор с ним только вернулся короткие, равнодушные ответы. Один взгляд на него мгновенно дал всем идею что он был пуст, бесчувственен и бессердечен, и, честно говоря, однажды с ним определенно укрепит эту точку зрения. Жалко, что на выходных к нему никто не заходил, потому что тогда можно было увидеть, как он раскачивает свою младшую сестру взад и вперед, улыбаясь нежно и нежно шепчет ей.

У Лили были карие глаза, сверкают, как тлеющие угли ночного костра. На закате они были такими же глубокими, как драгоценные камни, но при дневном свете отражали богатые золотисто-коричневый цвет ее виолончели, по которому ее тонкие пальцы изящно вели ее поклон. Гулкие, мелодичные звуки, исходящие от ее виолончели, были тяжеловесны. вводит в заблуждение - маленькая девочка, нежная, как ее пальцы, у нее была маленькая но искренняя улыбка и голос щебечутой птицы. Ее хвалили за ее нежность и невинность, но никто не знал, что она была мила только тем, кто любил ее игру на виолончели.Никто не мог знать жестокого, сурового ребенка кто встретится с любым, кто не попадает в эту категорию - ее музыка была такой красиво и завораживающе, как можно не восхищаться этим?

Глаза - зеркало души, а цветные ирисы - это занавески, покрывающие его. Мы всегда можем видеть через окна, но на самом деле мы никогда не сможем заглянуть внутрь, потому что занавески защити нас от того, что действительно находится внутри.

Алекс Росс: Остальное - это шум:

Для аудиогида перейдите по ссылке , здесь .

Лучшие книги осени - Time

«Радость для поклонника поп-музыки или ценителя классической музыки. » - New York Times

«Праздник того, что значит быть живым в мире великой музыки». - Kirkus Отзывы

«Он избегает жаргона, он объясняет, он пишет на реальном языке. Он напоминает мне другого моего любимого музыкального критика, Бернарда Шоу». - Роджер Эберт

Моя вторая книга, Listen to This (Фаррар, Штраус и Жиру / Пикадор, Fourth Estate / HarperCollins), предлагает панорамный вид на музыкальную сцену, от Баха до Бьорка и за его пределами.В предисловии я говорю, что цель - «подойти к музыке не как к самодостаточной сфере, а как к способу познания мира». Я отношусь к поп-музыке как к серьезному искусству, а к классической музыке как к части более широкой культуры; Я надеюсь, что книга послужит введением в ключевые фигуры и идеи классической музыки, а также даст альтернативный взгляд на современную поп-музыку. Listen to This включает материал, уже опубликованный в The New Yorker , а также отрывки, написанные или сильно отредактированные для этого случая.Первая глава, из которой происходит название, появилась в журнале в 2004 году. Вторая глава, «Chacona, Lamento, Walking Blues», совершенно новая - это динамичная история музыки, рассказанная через басовые партии. Третья глава, «Адские машины», объединяет различные мысли о музыке и технологиях. И это идет оттуда, касаясь Моцарта, Шуберта, Верди, Брамса, Radiohead, Боба Дилана, Sonic Youth, Сесила Тейлора и десятка других. В конце книги находится обзор рекомендуемых записей, состоящий из 4000 слов.Версия аудиокниги, которую я записал сам, содержит более тридцати музыкальных отрывков. Переводы доступны в Bompiani в Италии ( Senti questo ), Seix Barral в Испании ( Escucha esto ), Companhia das Letras в Бразилии ( Escuta só ) и Actes Sud во Франции. Книга получила премию ASCAP-Deems Taylor за сочинение музыки и премию за музыкальную книгу 2015 года от Syndicat de le Critique, а также заняла второе место в премии PEN Art of the Essay.

Щелкните здесь, чтобы просмотреть двадцать страниц аудио-образцов.

Щелкните здесь, чтобы прочитать мою лекцию о басовых партиях .

Щелкните здесь, чтобы просмотреть глоссарий терминов .

Щелкните здесь, чтобы просмотреть отзывы .

Пояснительное видео с Итаном Айверсоном, Ребеккой Рингл и Тёндай Брэкстон:

Содержание выглядит следующим образом:

Часть I

1. Послушайте: Переходя границу от классики к поп-музыке

2.Чакона, Ламенто, Ходячий блюз: Басовые партии истории музыки

3. Адские машины: Как записи изменили музыку

Часть II

4. Буря стиля: Золотое сечение Моцарта

5. Орбита: Гранд-тур Radiohead

6. Антимаэстро: Эса-Пекка Салонен в филармонии Лос-Анджелеса

7. Великая душа: В поисках Шуберта

8.Эмоциональные пейзажи: Сага Бьорка

9. Симфония миллионов: Классическая музыка в Китае

10. Песнь Земли: Арктический звук Джона Лютера Адамса

11. Хватка Верди: Опера как популярное искусство

12. Почти знаменит: По дороге с квартетом Святого Лаврентия

13. Edges of Pop: Кики и Херб, Сесил Тейлор и Sonic Youth, Синатра, Курт Кобейн

14.Изучение партитуры: Кризис в музыкальном образовании

15. Голос века: Мэриан Андерсон

16. Музыкальная гора: Мицуко Учида в Мальборо

17. Конец тишины: Джон Кейдж

[глава добавлена ​​для изданий в мягкой обложке и для европейских изданий]

Часть III

18. Я увидел свет: Вслед за Бобом Диланом

19. Пыл: Лоррейн Хант Либерсон

20.Блаженны грустные: Поздний Брамс

(PDF) История архитектуры предприятия: обзор, основанный на фактах

Журнал архитектуры предприятия - Том 12, № 1 36 © Ассоциация архитекторов предприятия, 2016

FEAF: Федеральная структура архитектуры предприятия, версия

1.1, начальник Совет сотрудников по информации, Спрингфилд, Вирджиния (1999).

GAO: Стратегическое информационное планирование: структура для проектирования

и разработки системных архитектур, GAO / IMTEC-92-51,

Счетная палата правительства, Вашингтон, округ Колумбия (1992).

GAO: Руководство для руководства: повышение эффективности миссии

с помощью стратегического управления информацией и технологий,

GAO / AIMD-94-115, Счетная палата правительства,

Вашингтон, округ Колумбия (1994).

A. Goikoetxea: Корпоративные архитектуры и цифровые технологии

Администрирование: планирование, проектирование и оценка, Сингапур:

World Scientific Publishing (2007).

C. Golden: Стандартная эталонная модель управления спутниками, в

Proceedings of the 3rd International Symposium on Space

Mission Operations & Ground Data Systems, J.Л. Рэш (ред.),

Гринбелт, Мэриленд: НАСА, стр.1205-1212 (1994).

D.L. Goodhue, L.J. Kirsch, J.A. Quillard, M.D. Wybo: Strategic

Data Planning: Lessons from the Field, MIS Quarterly (16: 1),

pp 11-34 (1992).

RW Gosselt: Дорожная карта на основе модели зрелости для

Внедрение TOGAF, в материалах 17-й студенческой конференции Twente

по ИТ, F. Wijnhoven (Ed.), Enschede, The

Netherlands: University of Twente, стр. .1-10 (2012).

Д. Грифхорст, Э. Пропер: Принципы архитектуры:

Краеугольные камни архитектуры предприятия, Берлин: Springer

(2011).

Дж. М. Харрелл, А. П. Сейдж: Архитектура предприятия и способы

Беззакония, информация, знания, системы

Менеджмент (9: 3), стр. 197-209 (2010).

Дж. К. Хендерсон, Дж. М. Уэст: Планирование для MIS: Ориентированный подход

, MIS Quarterly (3: 2), стр. 45-58 (1979).

IBM: Введение в архитектуру предприятия IBM

Consulting Method, IBM Global Services, Армонк, Нью-Йорк, стр. 1-17

(2006).

Д.В. Кернер: Исследование характеристик деловой информации,

База данных (10: 4), стр 10-17 (1979).

W.R. King: Стратегическое планирование для управленческой информации

Systems, MIS Quarterly (2: 1), стр. 27-37 (1978).

W.R. King, D.I. Клеланд: Дизайн управления

Информационные системы: Подход к анализу информации,

Наука управления (22: 3), стр.286-297 (1975).

М.М. Ланкхорст, Д.А. Quartel, MW Steen: Архитектура

Оценка ИТ-портфеля, в материалах 2-й рабочей

Конференция по практическим исследованиям предприятий

Трансформация, Ф. Хармсен, Э. Пропер, Ф. Шалквейк, Дж. Барджис, С. Овербек (ред.), Делфт, Нидерланды: Springer,

, стр.78-106 (2010).

А.Л. Ледерер, В. Гардинер: процесс стратегической информации

Планирование, Журнал стратегических информационных систем (1: 2),

стр.76-83 (1992a).

А.Л. Ледерер, А. Гардинер: стратегические информационные системы

Планирование: подход «Метод / 1», информационные системы

Менеджмент (9: 3), стр. 13-20 (1992b).

А.Л. Ледерер, А.Г. Патнэм: Соединение целей системы с бизнес-стратегией

с помощью BSP, Информационная стратегия: журнал руководителей

(2: 2), стр. 75-89 (1986).

А.Л. Ледерер, А.Г. Патнэм: Преодоление разрыва: соединение

Системных целей

с бизнес-стратегией с помощью BSP, Журнал

Управление информационными системами (4: 3), стр.40-46 (1987).

A.H. Levis, L.W. Wagenhals: C4ISR Architectures: I.

Разработка процесса для проектирования архитектуры C4ISR, Systems

Engineering (3: 4), стр.225-247 (2000).

К. Лонгепе: ИТ-проект архитектуры предприятия: парадигма урбанизации

, Лондон: Kogan Page Science (2003).

Дж. Мартин: Методологии стратегического планирования данных, Энглвуд

Клиффс, Нью-Джерси: Прентис Холл (1982).

Дж. Мартин: Методологии стратегического информационного планирования (2-е изд.

).), Энглвудские скалы, Нью-Джерси: Прентис-Холл (1989).

Метод 1: Метод / 1: Практика разработки систем, Артур

Андерсен и Ко, Чикаго, Иллинойс (1979).

К.Д. Ниманн, От архитектуры предприятия к управлению ИТ:

Элементы эффективного управления ИТ, Висбаден: Vieweg

(2006).

Р.Л. Нолан, Д.У. Малриан: Осуществление программы по архитектуре

, этап за этапом (7: 2), стр. 1-10 (1987).

OMB: Memoranda 97-16 (Информационные технологии

Архитектуры) (1997).Получено 10 ноября 2015 г. по адресу:

www.whitehouse.gov/omb/memoranda_m97-16/.

К.П. Periasamy: состояние и статус информации

Архитектура: эмпирическое исследование, в материалах 14-й Международной конференции по информационным системам

, J.I.

ДеГросс, Р.П. Бостром, Д. Роби (ред.), Орландо, Флорида:

Association for Information Systems, pp.255-270 (1993).

К.П. Периасами, Д.Ф. Фини: Практика информационной архитектуры:

Рекомендации для практиков, основанные на исследованиях,

Journal of Information Technology (12: 3), стр.197-205 (1997).

К. Перкс, Т. Беверидж: Руководство по корпоративной ИТ-архитектуре,

Нью-Йорк, Нью-Йорк: Springer (2003).

ПРИЗМА: рассредоточение и взаимосвязь: подходы к архитектуре распределенных систем

, Индекс CSC, Кембридж, Массачусетс

(1986).

Г.Л. Ричардсон, Б.М. Джексон, Г. Диксон: Принципы -

Архитектура предприятия на основе

: Уроки Texaco и Star

Enterprise, MIS Quarterly (14: 4), стр 385-403 (1990).

W.B. Ригдон: Архитектура и стандарты, в информации

Направления управления: проблема интеграции (NIST

, специальная публикация 500-167), E.N. Фонг, А.Х. Голдфайн (ред.),

Гейтерсбург, доктор медицины: Национальный институт стандартов и технологий

(NIST), стр 135-150 (1989).

Религии | Бесплатный полнотекстовый | Очищение курса: фолио 348 непальской Gaavyūha-сутры в Кливлендском художественном музее

Среди 185 опубликованных листов1 единственной известной иллюминированной санскритской рукописи Гатавьюха-сутры (Священного Писания Высшего Множества) 2, 1 лист, Фолио 348 из коллекции Кливлендского музея искусств (1955 г.49.7), выделяется на фоне остальных необычайно драматической образностью. В отличие от большинства фолиантов, которые имеют только одну приблизительно квадратную картину в центре лицевой стороны, фолио 348 содержит шесть картин, три на лицевой стороне и три на оборотной стороне, и две из них посвящены настолько уникальным сюжетам, что могут предполагать большее понимание. содержание и структура текста со стороны художников, чем это было ранее признано. Оборотная сторона здесь впервые публикуется полностью в цвете, что может объяснить, почему ученые до сих пор не проанализировали ее картины.3 Рукопись, из которой произошел лист из Кливленда, приписывается Непалу конца XI - начала XII веков на основе стиля, 4 потому что ее колофон не содержит даты.5 С момента появления на свет в 1950-х годах ее картины хвалили за их лиризм и визуальную привлекательность. Майло Кливленд Бич писал в 1966 году (Beach 1966, стр. 105): «Каким бы ни был предмет, иллюминация выдает уникальный стиль, характеризующийся живой энергией и томной грацией, а также мастерством рисования и очерчивания форм.Совсем недавно, в 2019 году, Джина Ким описала их следующим образом (Lewis and Kim 2019, p. 91):

Независимо от того, стоит ли одна в лесу одна фигура, такая как царственная фигура (возможно, модель-паломник из текста, Судхана), стоящая в одиночестве в лесу, или несколько фигур, участвующих в беседе, картины в рукописи Ганавьюхи передают такое яркое ощущение оживления и эмоционального заряда так что каждая нарисованная сцена доминирует на всей странице; эти шедевры делают это, несмотря на свои крошечные размеры, занимая менее одной десятой площади всей страницы.

Непальские картины Гатавьюха-сутры по-прежнему вызывают всеобщее восхищение как одни из лучших примеров освещения ранних буддийских рукописей, тесно связанных с искусством восточной Индии, и стилистическими элементами, напоминающими картины, сделанные не менее семи веков назад, как известно из фресок на Аджанта.

Санскритский текст рукописи довольно небрежно написан от руки в неофициальной версии северно-индийского письма, называемой ранджана. Строки текста продолжаются от левого конца листа вправо через места для отверстий для переплета и рисунков, а номер листа был поспешно отмечен цифрами типа, используемого в средневековом Непале, на оборотной стороне каждого листа в пространстве. над левым отверстием для переплета.

В настоящее время, насколько мне известно, 185 из 355 фолиантов учтены, и другие могут быть идентифицированы в будущем. Среди 185 известных фолио 140 имеют иллюминацию - большой процент. Если остальные 170 фолио, которые не были задокументированы, представляют собой только текстовые фолио, как минимум, около 40% фолио содержат рисунки, что требует значительных затрат времени и средств. Ева Аллинджер тщательно нашла и составила 38 листов, разбросанных по частным коллекциям и музеям (Allinger 2008) 6, и все они, по всей видимости, восходят к коллекции Хираманека; к ее списку должны быть добавлены четыре фолианта из художественных музеев Гарварда, также из Хераманека.7 В 2013 году Алексей Вигасин опубликовал свои наблюдения на 144 листах и ​​обложках рукописи Святослава Рериха (1904–1993), художника, коллекционера и сына русского художника Николая Рериха (1874–1947) и теософа Елены Рерих. (1879–1955), были получены в Индии в 1950-х годах (Vigasin 2013, p. 256). Иллюминированные страницы и страницы текста были каталогизированы под двумя инвентарными номерами (№ 471 и № 472 соответственно) в коллекции Международного центра Музея Рерихов имени Николая Рериха в Москве с 1990 по 2017 год, и они сейчас хранятся в Государственном музее искусств народов Востока в Москве.Вигасин перечислил номера фолио всех московских страниц вместе с 38, составленными Аллинджером, и отметил, освещены ли они количеством картин на фолио (Вигасин 2013: 257–258). Сохранилось большинство страниц от начала и до конца рукописи. Недостающие фолианты разбросаны по всей рукописи, и пока еще слишком много картин остаются неопубликованными, и слишком много фолио остаются недокументированными, чтобы можно было сделать точные выводы относительно узоров или размещения изображений в рукописи.Вообще говоря, можно предположить, что изображения довольно последовательны примерно до последних 15 листов. Вплоть до Folio 340 все картины располагались только в центре лицевой стороны; даже несколько страниц, на которых есть две картины на одном листе, по-видимому, включают обе сцены в центральном пространстве лицевой стороны, разделенные только вертикальной линией. либо человек в дикой местности, либо беседа между учеником, который предположительно является паломником Судханой, и кальянамитрой (Истинным другом).От одной картины к другой внешний вид ученика-паломника меняется, с разными оттенками кожи, прическами, одеждой и непоследовательным изображением нимба, хотя он всегда хорошо одетый мирянин. Разнообразие деталей, по-видимому, подразумевает, что паломник-ученик может быть взаимозаменяемым, что существует не одна Судхана: было и будет потенциально много или даже бесконечное количество Судхан, что предполагает, что любой из нас может следовать его путем. Однако после Фолио 340, до конца рукописи, есть картины, на которых изображены совершенно другие виды сцен.Вигасин пришел к следующему выводу (Вигасин 2013, с. 262):

Интересно отметить еще кое-что: похоже, что ряд миниатюр из заключительной части рукописи принадлежит другому художнику. Наряду с вариациями предыдущих сцен (странствия Судханы или его ученичество) появляются новые: группа монахов или каких-то фантастических существ с головами лошади, змеи или птицы (киннары, гаруши, наги или махораги?). Эти образы заслуживают дальнейшего обсуждения.

Многолюдное собрание монахов с подношениями заполняет длинную прямоугольную панель в центре лицевой стороны Фолио 341 (Vigasin 2013, p.263), а фолио 344 - это самый ранний из известных фолиантов этой рукописи, на одной странице которого присутствуют три картины. В центре лицевой стороны последнего листа изображена сцена, в которой четыре монаха поклоняются ступе (Vigasin 2013: 255). Написал ли другой художник сцены на последних пятнадцати фолиантах, можно определить только путем дальнейшего анализа сохранившихся фолио, что невозможно с имеющимися в настоящее время изображениями, но, по крайней мере, кажется очевидным, что изменение визуального эффекта было намеренно добавлено в конце рукописи.Фолио 348 в Кливлендском музее искусств - единственная страница из этого последнего раздела, для которой есть фотографии с высоким разрешением в открытом доступе, а качество картин соответствует таковым из более ранних фолио, что позволяет предположить, что они не были добавлены или интерполированы. гораздо позже; они являются частью первоначальной концепции рукописи в целом. Фолио 348 - один из семи листов, приобретенных Кливлендским художественным музеем в галереях Хираманек 10 марта 1955 г. (1955.49.1–7). Текст на этом листе - перевод которого Дуглас Осто воспроизведен в Приложении A - приходится примерно на середину последней главы, главы 55, которая называется Ārya-Samantabhadra-caryā-praṇidhāna-raja (Королевский обет следовать благородному человеку). Курс поведения Самантабхадры), который состоит из двух частей: прозаической части, за которой следует заключительный стих.Часть текста на этом листе идет от конца прозаического раздела 9, а фолио 348, вероятно, является четвертым от последнего листа перед началом стихов, которые образуют оставшуюся часть главы - действительно код вся рукопись. Всего 62 стиха, и они образуют связное дхарани, или мощное ритуальное заклинание, называемое Бхадрачари-пранидханам (Обет следовать правильному образу поведения), которое само по себе, независимо от Ганавьюхи, было широко популярно во всем мире буддизма Махаяны. .10 К VIII веку Бхадрачари был включен в Ганавьюху в качестве заключения в санскритской и тибетской версиях текста.11 В Непале, в частности, эти стихи широко известны и регулярно декламируются (Gellner 1992, p. 107), и картины на оборотной стороне фолио 348, кажется, указывают на осведомленность художника о содержании Бхадрачари. Шесть картин на этом листе составляют часть энергичного визуального финала первых 340 страниц рукописи, которые представляют собой терпеливое паломничество от одной кальянамитры к другой, где каждая отдельная картина изображает одну фигуру в пейзаже или взаимодействует с учителем.Двусторонние множественные рисунки на фолио 348, наряду с изменениями в предмете и увеличением количества рисунков на фолио, охватывающее последние 15 листов, сигнализируют о сдвиге в визуальном замысле, который, кажется, отражает изменение текста из конец Ганавьюхи соответствует началу стихов-талисманов Бхадрачари. На лицевой стороне листа 348 изображены великие бодхисаттвы мудрости и сострадания: Манджушри и Авалокитешвара (рис. 1). Центральная картина относительно большая, размером 4.8 × 9,7 см в максимальном размере. Манджушри, с золотой кожей, величественно восседает на лотосном пьедестале в лалитасане, с йога-бандхой, обвязанной вокруг правого колена, ягйопавитой или священной нитью дваждырожденного принца или жреца через левое плечо и полным комплектом украшений. (Фигура 2). Атрибут, который идентифицирует его как Манджушри, синий лотос (технически лилия или утпала), поддерживающий книгу, находится у его левого плеча, расцветая на вершине изогнутого зеленого стебля. Его форма выделяется на фоне круглой мандорлы красного пламени с золотыми языками, мерцающими по полю и по периферии.Его руки держатся в жесте учения, дхармачакрамудре, и две фигуры, одна из которых вполне может быть паломником Судхана, преклоняют колени с обеих сторон, держа руки в анджалимудре. Фон окрашен водянистым ультрамарином с более темным оттенком по краям, что характерно для стиля рисования этой рукописи. На левой стороне лицевой стороны зрителя, в меньшей квадратной картинной плоскости размером 4,5 × 5,1 см, изображен Авалокитешвара, Бодхисаттва Сострадания, с белой кожей, сидящий на пьедестале лотоса в лалитасане, также с йога-бандхой, поддерживающей правое колено и йаджнопавита; в левой руке он держит цветок лотоса (рис. 3).Справа от зрителя находится еще одна квадратная картина (4,8 × 6,2 см), изображающая Авалокитешвару белого цвета на пьедестале лотоса (рис. 4). На этом изображении бодхисаттва сидит в падмасане и имеет четыре руки; его две нижние руки находятся в анджалимудре, а верхние руки держат четки и книгу. Текстильные ленточки драпируются по верхним краям всех трех картин в знак чести, оказываемого возвышенным фигурам. Эти три картины, провозглашающие великолепие бодхисаттв мудрости и сострадания, кажутся подходящим визуальным завершением текста паломничества.В них подчеркивается присутствие просветленных существ в конце Ганавьюха-сутры и на переднем плане центральная роль Манджушри в тексте.12 Визуально их знаковые фронтальные изображения контрастируют с трехчетвертными видами и более естественными позами калянамитр и паломник Судхана нарисовал на предыдущих листах. Центральное положение Манджушри на лицевой стороне лица также может означать Бхадрачари, в котором прямо говорится, что это клятва Манджушри, даже несмотря на то, что это произнес Самантабхадра (Osto 2010, стр.16):

Могу ли я принять обет Манджушри

Что касается универсально полезного Бхадрачари

Могу я выполнить все обязательства без остатка

Неутомимый на все будущие эпохи. (44)

На оборотной стороне листа 348 (рис. 5) слева изображен бодхисаттва Манджушри, который на этот раз появляется как наблюдатель, а не центральный значок (рис. 6). Сжимая книгу в левой руке, он держит свой меч, словно готовый поддержать действие в двух смежных сценах, на которые он направляет свой взгляд.Эти элементы отчетливо видны на инфракрасной фотографии, на которой изображен рисунок под пигментом (рис. 7). Он сидит в позе полного лотоса йогических достижений, и конец его верхней одежды драматично вздымается в воздухе рядом с ним, подразумевая суматоху или сильный ветер, исходящий либо от его собственной энергии, либо от драмы центральной сцены. Его тело не такое гибкое, как на лицевой стороне; вместо этого он крупный и мощный, напоминающий фигуру локапалы, или короля-хранителя.Обладатель меча локапала Вирудхака из рукописи Панчаракши, созданной в 14-м году Наяпалы (ок. 1057 г. н.э.) в библиотеке Кембриджского университета (адд. 1688), имеет аналогичную форму тела (рис. 8). Манджушри в форме защитника визуально усиливает функцию Бхадрачари как защитного дхарани в конце рукописи. Как заявил Осто (Osto 2010, стр. 7), «… союз Ганавьюхи и Бхадрачари - это брак вдохновляющего текста с литургическим текстом.«Бхадрачари, как мощное заклинание, должно было произноситься в ритуальных контекстах для защиты, и в тексте четко указано, от чего оно защищает и что дает (Osto 2010, стр. 17–18):
  • Обладая этим Bhadracaripraidhānam,
  • Человек отказывается от злых состояний существования и плохих друзей,
  • И быстро видит Амитабху. (49)
  • Таким легко получить прибыль и счастливую жизнь.
  • Они должным образом достигают этого человеческого рождения;
  • Вскоре они даже стали подобны Самантабхадре.(50)
  • Тот, кто совершил силой невежества
  • Пять ужасных смертных грехов,
  • Читая этот добрый курс,
  • Он быстро приводит [это зло] к его уничтожению. (51)
  • Он будет наделен знаниями, красотой,
  • Характерные черты [высшего человека],
  • Хороший социальный класс и клан.
  • Он будет непоколебим для сонмов еретиков и мар,
  • И ему будут поклоняться во всех трех мирах.(52)
  • Он быстро идет к лучшему дереву просветления.
  • Зайдя туда, он восседает на благо существ.
  • Пробудившись к просветлению, он повернул колесо [Дхармы] и
  • Победил Мару и всю свою армию. (53)
  • Кто впредь будет поддерживать, декламировать или учить
  • Этот Бхадрачарипрашидханам,
  • [для такого человека] Будда знает духовное созревание, проистекающее из этого.
  • Не вызывайте сомнений в этом высочайшем просветлении.(54)
  • Как знает герой Манджушри,
  • Так же поступает и Самантабхадра.
  • Подражая им, я направлю
  • Эту заслугу ко всем. (55)
Образы в сценах, нарисованных в центре и справа на оборотной стороне Фолио 348, перекликаются с языком этого раздела, в котором текст описывает свою собственную цель, которая включает в себя «отказ от злых состояний существования и плохих друзей» и приведение последствия неправильных действий, совершенных по незнанию «полностью на его уничтожение», чтобы быть «неприступными для сонмов еретиков и мар».На этом фолианте с шестью картинами, устранение неправильных или еретических влияний на пути к просветлению, кажется, является главным посланием. Центральная сцена расположена на драматической красной земле и изображает фигуру бодхисаттвы с нахмуренной бровью и глазами, выскакивающими от гнева. (Рисунок 9 и Рисунок 10). Стоя посреди боя, поднявшись на носки и согнув колени, он хватает фигуру с синей кожей за плечо и за одно бедро и, кажется, отбрасывает его. Конец его верхней одежды трепещет позади него в ответ на усилие.Фигура blue14 выглядит испуганной и испуганной, с открытым ртом и оскаленными зубами; обе руки касаются земли, а обе ноги находятся в воздухе в позе беспомощного поражения. Он носит очень прозрачную нижнюю одежду, сквозь которую можно различить мужские гениталии. Героическая фигура, бросающая синекожего врага, имеет много общего с фигурами Манджушри и Авалокитешвары на лицевой стороне и слева на оборотной стороне того же листа. Все они носят одну и ту же священную нить дваждырожденного человека, чередуя красный и белый цвет, и имеют одинаковые пектораль и браслеты; у него длинные локоны, ниспадающие на плечи, похожие на Авалокитешвара, но золотистый оттенок кожи похож на Манджушри.То, что он бодхисаттва, кажется очевидным, но неизвестно, является ли он Самантабхадрой или Манджушри, учитывая отсутствие каких-либо других атрибутов. Возможно, этот бодхисаттва символизирует сам Бхадрачари, что буквально означает «хороший образ поведения», как объяснил Осто (Osto 2010, стр. 9, примечание 35) как «... образ поведения бодхисаттвы, ведущий к возможное достижение пробуждения. В стихах часто встречается двусмысленность в отношении термина бхадрачари в отношении того, относится ли он к практике Хорошего курса или к самому тексту.Эта двусмысленность может быть преднамеренной ». Иконографическая двусмысленность этого бодхисаттвы также могла быть преднамеренной, заменяя текст и правильный образ поведения, как богиня Праджняпарамита, олицетворяющая как книгу, так и ее содержание. Подобно синекожему демоническому существу, которое подвергается нападению и изгоняется кродхой, яростным защитником дхармы (рис. 11), в рукописи Панчаракша 39 года Рамапалы (1117 г. стоять на пути к просветлению как препятствие.Нагота фигуры также подразумевает ересь в буддийском контексте, поэтому препятствие на пути к просветлению здесь выглядит как еретик16. Согласно стиху 52, цитируемому выше. Другой вид еретиков можно распознать в образе стоящего на коленях мужчины, одетого в синие17 монашеские одежды с белой18 нижней одеждой - сочетание, не встречающееся среди ортодоксальных буддийских сект с точки зрения непальской махаяны или ваджраяны. (Рисунок 9).На картине просвещенного буддийского монаха, кальянамитры из Фолио 125 манускрипта Гатавьюха-сутры, одето красное одеяние, как и следовало ожидать (рис. почитается стоящим на коленях нимбатом Судханой и девиантным еретическим монахом-нилапатадхара, который носит синее. Волосы одетого в синее человека коротко стрижены в тонзуре, но он носит диадему, серьги и ожерелье, как мирянин (упасака). Он держит белый стебель - в отличие от прекрасного зеленого стебля лотоса Авалокитешвары на лицевой стороне - увенчанный странным лиственным элементом, на котором стоит чаша или чаша из черепа, из которых исходят завитки пара или дыма.Этот атрибут не встречается у индийских, непальских или тибетских ритуальных предметов. Так же, как одежда не является мейнстримом, так же как и атрибут. Мало что известно о секте монахов в синем, но они, похоже, были радикальными еретиками, практиковавшими крайние формы тантры.19 Шри-ланкийский исторический хроник, Никайасанграха, включает повествование о монахах в синем во времена царя. Харша (590–647) на юге Индии (Deegalle 2004, стр. 53):

В то время «нечестивый» монах Саммития в синем одеянии посетил ночью блудницу; переночевав там, он вернулся [в] вихару на рассвете.Согласно Nikāyasaṅgraha, когда его ученики спрашивали его, подходят ли его синие одежды буддийским монахам, он хвалил их уместность. С тех пор его преданные последователи также начали носить синие одежды, отказавшись от традиционных шафрановых одежд буддийского монаха. Этому радикальному монаху, Никайасамграха, приписывается авторство предполагаемого текста Нилапанадаршаны. Этот индийский учитель «философии синего халата» изложил нилапатадаршану, презирая традиционные три драгоценности как простые хрустальные камни и заменяя их (а) проститутками, (б) спиртными напитками и (в) любовью.Эти два стиха не только предполагают религиозное мнение, противоречащее предписаниям и практике Тхеравады, заменяя традиционное представление о трех драгоценностях, они также бросают вызов всей сотериологической системе Тхеравады.

Хотя текст из Шри-Ланки не имеет прямого отношения к среде Махаяны или Ваджраяны Ганавьюха-сутры в Непале, он может дать некоторые подсказки относительно практик и отношения к практикующим в синем, которые подтверждаются в картина. Стоящая на коленях фигура в синем, вероятно, будет следующей, которую бросят бодхисаттва на очищении пути к просветлению, как пример того, кто пребывает в «плохом состоянии существования», или «плохого друга», которому предстоит стать заброшенный.

Картина справа на оборотной стороне листа 348 не менее драматична. Фигура, сидящая на скалистой горе в падмасане, в ягьяпавите и королевских драгоценностях, похожая на бодхисаттв, носит конический красный головной убор жреца Ваджрачарьи (рис. 13) .20 Клодин Бауц-Пикрон отметила, что тибетский историк Таранатха (1575 г.) 1634) записал, что в периоды пала и сена (8-13 века) в Индии все патиты Махаяны носили остроконечные шапки. Он связывает происхождение (Bautze-Picron 1995, p.62):

Несколько спорщиков тиртхика объявили, что собираются провести там дебаты на следующее утро. Монахи неуверенно относились к своим способностям. В это время пришла старушка и сказала: «Во время дискуссии наденьте кепки с заостренным верхом, как рога. И это принесет вам победу ». Они поступили соответствующим образом и одержали победу. Так же и в других местах они одержали победу. С тех пор патиты приняли обычай носить остроконечные шапки.

Таким образом, эта фигура носит головной убор того, кто спорит с богословским оппонентом и побеждает его. Он направляет свой взгляд вниз на фигуру горящего риши и левой рукой держит указательный палец в угрожающем тарджанимудре. В поднятой правой руке он держит объект, который изменился от недорисованной версии, которая показывала остроконечный кинжал на инфракрасной фотографии (рис. 14), до ваджроподобной рукоятки облачного венчика. У него также коренастое телосложение защитника, а его расположение на скалистой горе напоминает ранние тантрические изображения Ваджрапани, гневного защитника Дхармы.21 Эта фигура жреца визуально служит двойником Манджушри на противоположной стороне листа; они находятся в почти идентичных позах. Филлис Гранофф нашла стотру Манджушри, которая идентифицирует его как человека, сжигающего ложные убеждения, согласно непальскому Сваямбхупурана22. На этой картине олицетворение ложных убеждений имеет вид брахманического риши. У него борода, белая кожа и длинные спутанные локоны на голове, как у риши, который является просветленным кальянамитрой из Фолио 94 (рис. 15).Таким образом, рисунки в этой рукописи сообщают, что некоторые риши - например, некоторые монахи - просвещены и достойны почитания, а другие - противоположные и должны быть признаны носителями ложных убеждений. Как говорится в другом стихе из Бхадрачари (Osto 2010, стр. 12–13):

Пусть прекрасный ум, направленный на просветление,

Никогда не сбивается с толку намерение совершенства.

И какие там могут быть злые преграды,

Пусть они будут полностью уничтожены.(19)

Бхадрачари содержит множество таких сильных слов, призывающих к разрушению препятствий на пути хорошего поведения. Эти чувства связаны с агрессивными и жестокими образами на оборотной стороне фолио 348 и заметно контрастируют с неизменно нежным и благоговейным аспектом всех картин из первых 340 листов этой рукописи Ганавюхи. На картине с правой стороны Фолио 348 священник Ваджрачарья в красной шапочке, точно так же, как Манджушри сжигает ложные убеждения, угрожает и уничтожает огнем фигуру брахманического риши, тем самым убирая индуистов с пути к просветлению.Бодхисаттва на центральной картине обращается к другим типам еретиков, монаху нилапатадхара Саммития и голубокожему тиртхике с обнажением гениталий, которые, как и риши, являются проповедниками запутанных или неправильных идеологий, которые могут создать препятствия и отклонения от хорошее поведение. В небе над горящим риши три красных облака, из которых появляются руки. Один жестикулирует ладонью наружу; один - пара рук в анджалимудре, а другой - в тарджанимудре.Подобные облачные руки, которые Филлис Гранофф распознает как буквальный визуальный перевод санскритского pāṇimegha, что означает «множество рук», изображены на фресках одиннадцатого века Галавьюха-сутры в актовом зале монастыря Табо на западе страны. Гималайский регион Лахул и Спити (Рисунок 16). Там тибетская надпись идентифицирует руки как руки Манджушри (Steinkellner 1995, стр. 103): «Судхана идет в Суманамукху и остается там, думая и желая встретиться с Манджушри.Манджушри протягивает руку «на сто десять лиг» и кладет ее на голову Судхане ». Облачные руки Манджушри в Табо настолько отличительны и похожи на те, что изображены на оборотной стороне Фолио 348, что они указывают на общий визуальный словарь художников-настенных художников, иллюстрирующих тибетский перевод Ганавьюхи в западных Гималаях, и непальских художников, освещающих санскритскую версию в западных Гималаях. Непал. Возможно, что облачные руки на Фолио 348 предназначены также для рук Манджушри, и именно он сжигает ложные верования в форме риши, когда Ваджрачарья смотрит на них или, возможно, даже призывает их силу. Манджушри.Эти облака рук - часть сцены поражения риши, которая перекликается с содержанием Бхадрачари, но они также являются связью с кульминацией прозаического раздела 55 главы. Непосредственно перед началом текста на лицевой стороне Фолио. 348, на том, что могло бы быть оборотной стороной Фолио 347, является ярким описанием облаков рук, выпущенных телами бодхисаттвы Самантабхадры, которые коснулись головы Судханы и заставили его осознать «вход в Дхарму» (Osto 2013 , стр.15). Как буквальный визуальный перевод санскритского pāṇimegha, или «облака рук», что означает «множество рук», изображение рук, появляющихся в облаках, предполагает знакомство художника со словами текста 23 как нейтрального плюрализатора - мегха (облака) - встречается не менее 40 раз в прозаическом разделе «Арья-Самантабхадра-чарья-пранидхана-раджа», но вовсе не в стихах Бхадрачари.Шесть картин на фолио 348 не имеют четкой или прямой связи с реальным текстом, написанным на самом фолио. Как заметила Ева Аллинджер (Allinger 2008), так обстоит дело с большинством картин из этой рукописи. Некоторые из картин относятся к содержанию текста, но расположены на некотором удалении от связанного текста в рукописи и не имеют ничего общего с текстом на том же листе. Аллинджер особо отметил, что сцена с риши Бхишмоттараниргошой на листе 94 (рис. 15), которого можно узнать по знамени позади него, на котором указано название его формы «непобедимого знамени», и который возлагает руку на голову Судханы, чтобы передать Учение близко соответствует текстовому содержанию главы 11, в то время как сам текст на фолио 94 взят из конца главы 16.Тем не менее, кажется, что художники были знакомы с текстом, хотя по какой-то причине картины по большей части не встречаются вместе с связанным с ними текстом. Единственным исключением может быть фолио 22 в Кливлендском музее искусств, на котором бодхисаттва сидит на подушке с кулоном на левой ноге в активной позе, подняв руки вверх, в окружении трехцветных облаков (рис. 17). На том же листе в тексте упоминается «множество облаков бодхисаттв» и Самантабхадра, который «плетет облака вещей».24

Облака рук на оборотной стороне Фолио 348 являются частью кульминации последней главы - и, возможно, всей Гатавюхи - появляются в строках текста, непосредственно предшествующих Фолио 348, предполагая некоторую возможную осведомленность или предполагаемую визуальную связь с место действия. Кроме того, таблица на лицевой стороне с тремя изображениями бодхисаттв в величии действует аналогично финалу, сотериологической цели текста, и кажется уместным найти такие виды картин в конце текста.Примечательно, что центральной фигурой является Манджушри, а не Самантабхадра, но из-за отсутствия других смежных фолиантов, на которых мог быть изображен Самантабхадра, нельзя сделать никаких выводов относительно причины. Поворот к агрессивным и защитным изображениям на оборотной стороне предвещает функцию приближающейся дхарани, которая закрывает текст, здесь изображается избегание и уничтожение фигур, которые, как считается, придерживаются неправильных взглядов. Возможно, что в последующих фолиантах, местонахождение которых в настоящее время неизвестно, также были изображения, относящиеся к содержанию популярного Бхадрачари, и художнику не обязательно было иметь возможность читать текст, потому что он часто цитировался и хорошо известен. .Если бы рукопись была завершена или, по крайней мере, если бы московские фолианты были доступны для изучения, внутренняя логика и дальнейшие подсказки относительно взаимосвязи между этим влиятельным текстом и его возвышенными изображениями, несомненно, стали бы очевидными.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *