Значение романа евгений онегин в русской литературе: Значение романа «Евгений Онегин» — Пушкин А.С.

Содержание

Значение романа "Евгений Онегин" - Пушкин А.С.

Роман «Евгений Онегин» - главное создание Пушкина. В течение восьми с лишним лет он был предметом глубоких дум и творческих вдохновений поэта.

Общественное значение романа "Евгений Онегин" очень велико: Пушкин изобразил в нем все, что было важного, существенного в жизни русского общества того времени: здесь и быт деревни, и жизнь столицы; и простые русские люди, живущие по старине, и русские люди, развившиеся под западноевропейскими влияниями; и возвышенные характеры, и низменные.

Со времен Петра Великого в русской общественной жизни выделяются два параллельных течения: одно берет свое начало в цивилизации Западной Европы, с которой породнил нас царь Преобразователь; другое - продолжение древнего русского быта.

Пушкин, как великий поэт и выразитель духа своего народа, совмещал в себе обе эти струи и с одинаковым совершенством изображал в своей поэзии типических представителей той и другой.

В «Евгении Онегине» он рисует обе стороны нашей общественной жизни: Онегин и Ленский возросли и развились под иностранными влияниями; старики Ларины и няня Татьяны живут по преданиям и обычаям старинного русского быта. Кроме этого общественного значения романа "Евгений Онегин", творение Пушкина имеет еще высший смысл. В нем нарисован идеальный образ русской женщины, в котором воплотились высшие стремления русской души, как их понимал великий поэт.

Значение романа "Евгений Онегин" в том, что поэтом подчеркнута необходимость связи человека с народом. Пушкин ясно раскрыл равнодушие, неспособность к действию, эгоизм у людей, этой связи не знающих. Сочувственно и грустно показал поэт «лишних людей», понимая закономерность их страданий и их «разочарования», но решительно осудил их, зная, что деятелями, творцами жизни они не являются и явиться не могут. Свою любовь, свои симпатии отдал создатель «Онегина» Татьяне, ее «милой простоте», ее натуре, близкой народу.

Источник: Пишем сочинения по роману в стихах А.С. Пушкина "Евгений Онегин". М.: "Грамотей", 2006

Роман Пушкина «Евгений Онегин» и его значение для русской литературы

  

Роман «Евгений Онегин» писался Пушкиным в течение 8 лет. В нем описываются события первой четверти XIX века, то есть время создания и время действия романа примерно совпадают. Читая его мы понимаем, что  роман  является уникальным, ведь ранее в мировой литературе не существовало ни одного романа в стихах. Лиро-эпический жанр произведения предполагает переплетение двух сюжетов - эпического, главные герои которого Онегин и Татьяна, и лирического, где главный герой - персонаж, называемый Автором, то есть лирический герой романа.  «Евгений Онегин» - реалистичный роман. Метод реализма предполагает отсутствие заданности, изначального четкого плана развития действия:  образы героев развиваются не просто по воле автора, развитие обусловлено теми психологическими и историческими чертами, которые заложены в образах. Завершая VIII главу, автор сам подчеркивает эту особенность романа:

  • И даль свободного романа
  • Я сквозь магический кристалл
  • Еще неясно различал.

Определив роман как «собранье пестрых глав», Пушкин подчеркивает еще одну сущностную черту реалистичного произведения: роман как бы «разомкнут» во времени, каждая глава могла бы стать последней, но может иметь и продолжение. Тем самым акцентируется внимание читателя на самостоятельной ценности каждой главы.

Уникальным этот роман делает и то, что широта охвата действительности, многосюжетность, описание отличительных особенностей эпохи, ее колорита приобрели такую значимость и достоверность, что роман стал энциклопедией русской жизни 20-х годов прошлого века. Читая роман мы, как в энциклопедии, можем узнать все о той эпохе: о том, как одевались и что было в моде («широкий боливар» Онегина и малиновый берет Татьяны), меню престижных ресторанов, что шло в театре (балеты Дидло).

На протяжении действия романа и в лирических отступлениях поэтом показаны все слои русского общества того времени: высший свет Петербурга, дворянская Москва, поместное дворянство, крестьянство. Это позволяет нам говорить об «Евгении Онегине» как об истинно народном произведении.

Петербург того времени собирал в себе лучшие умы России. Там «блистал Фонвизин», люди искусства - Княжин, Истомина. Автор хорошо знал и любил Петербург, он точен в описаниях, не забывая ни о «соли светской злости», «ни о необходимых нахалах». Глазами столичного жителя показана нам и Москва - «ярмарка невест». Описывая московское дворянство, Пушкин зачастую саркастичен: в гостиных он подмечает «бессвязный, пошлый вздор». Но вместе с тем поэт любит Москву, сердце России: «Москва... как много в этом звуке для сердца русского слилось» (читать такие строки москвичу должно быть вдвойне приятно). Современная поэту Россия - деревенская. Вероятно, поэтому галерея персонажей поместного дворянства в романе наиболее представительная. Посмотрим на персонажей, представленных нам Пушкиным.

Красавец Ленский, «с душою прямо геттингенской», - романтик немецкого склада, «поклонник Канта».  Но стихи Ленского подражательны. Они насквозь пародийны, но в них пародируются не отдельные авторы, а сами штампы романтизма. История матери Татьяны достаточно трагична: «Не спросясь совета, девицу повезли к венцу». Она «рвалась и плакала сначала», но заменила  счастье привычкой: «Солила на зиму грибы, вела расходы, брила лбы».Отставному советнику Флянову поэт дает красочную характеристику: «Тяжелый сплетник, старый шут, обжора, взяточник и плут.»

Появление романа Пушкина «Евгений Онегин» оказало огромное влияние на дальнейшее развитие русской литературы. Важно и то, что главный герой романа как бы открывает целую галерею «лишних людей» в русской литературе: Печорин, Обломов продолжат ее.

Краткий пересказ

“Евгений Онегин” – первый реалистический роман в русской литературе 👍

“Евгений Онегин” – реалистический роман, в котором пред­ставлена широкая, исторически достоверная картина русской жизни начала XIX в. Поэт нарисовал различные типы людей, характеры, обусловленные социальной средой и временем. До него писатели не видели зависимости характера от обществен­ного окружения. Пушкин исследует процесс формирования ге­роев, показывает их не статичными, а в развитии, в столкновении со средой, в духовном преобразовании.

Поэт впервые в русской литературе раскрывает психологические глубины характеров, рисует

их внутренний мир с реалистической мотивированно­стью и верностью. Внутреннее психологическое состояние Пуш­кин передает через внешнее движение, поведение героев.

Реализм романа окрашен критическим отношением к действи­тельности. Это выражается прежде всего в типе конфликта – разо­чарованная, неудовлетворенная в своих общественных запросах личность находится в противоречии со средой, живущей по своим косным законам. Однако, реалистически изображая героя, Пуш­кин не вырывает Онегина из его круга.

По верному замечанию Герцена, Онегин “никогда не становится на сторону правительст­ва”,

но и “никогда не способен стать на сторону народа”.

Пушкин “Евгением Онегиным” определил тенденцию дальней­шего развития русской литературы в русле критического реализма.

Роман “Евгений Онегин” был назван В. Г. Белинским “энцик­лопедией русской жизни”. Действительно, как из энциклопедии, из романа можно узнать все о пушкинской эпохе. В романе показа­ны все слои русского общества: высший свет Петербурга и патриар­хальная Москва, поместное дворянство и крестьянство.

Роман дает представление о системе образования дворян в то время, о круге чтения провинциальных барышень и молодых людей Петербурга. Описание одного дня Онегина воссоздает типичное для дворянской молодежи времяпрепровождение: сон до полудня, записочки-приглашения, которые слуга приносит в постель, прогулка по бульвару, обед в модном ресторане, те­атр, переодевание к балу, сам бал до утра.

Как на голландском натюрморте, переливаются сочными красками блюда, подаваемые на обед. Пушкин поэтизирует бы­товые детали, описывая петербургский кабинет Онегина с изящ­ными безделушками и французской парфюмерией. Мы узнаем, как одевались молодые аристократы, что было модно в те вре­мена.

Особое место в картине быта Петербурга, созданной Пуш­киным, занимает театр – “волшебный край”.

Пушкин удивительно точен не только в описании деталей и примет быта, но и времени. Можно с достоверностью опреде­лить, когда происходит то или иное событие романа, каков воз­раст его героев.

В “Евгении Онегине” постоянно упоминаются реальные лица – поэты, друзья Пушкина, балетные танцовщицы, драматурги, известные в те времена модные парикмахеры и портные.

На страницах романа находят отражение литературная борь­ба, противостояние романтизма и реализма, новые театральные веяния.

Нет ни одной стороны жизни и быта России начала XIX в., которая не отразилась бы, как в зеркале, в романе. Нравствен­но-бытовые, социально-политические, литературно-театральные представления, реалистически воспроизведенные в “Евгении Онегине”, делают его энциклопедией, в которой “отразился век и современный человек”.

Названием романа Пушкин подчеркивает центральное место Онегина среди других персонажей. Аристократ по происхожде­нию и воспитанию, “забав и роскоши дитя”, Евгений Онегин, пресытившись светской жизнью, разочаровался в окружающей действительности. Человек острого критического ума, он стано­вится враждебен свету. Он пытается в книгах найти ответы на возникающие вопросы, но не находит ни идеала, ни цели.

Разо­чарованность Онегина в жизни – это не дань романтической моде, не стремление рядиться в плащ Чайльд Гарольда. Это за­кономерный этап развития, обусловленный принадлежностью к дворянской интеллигенции. Пушкин в Онегине отразил дра­матизм положения передового дворянского интеллигента, ко­торый был оппозиционен власти, но и далек от народа, не имел ни дела, ни цели в жизни.

Онегин – индивидуалист, в одиночестве переживающий свою разочарованность окружающим. В. Г. Белин­ский назвал его “страдающим эгоистом”.

Дуэль с Ленским стала этапом в духовном развитии Онегина. Отрицая светскую мораль, Евгений Онегин не смог противо­стоять мнению света и отказаться от дуэли. Бессмысленное убий­ство приятеля заставляет его покинуть деревню, становится толч­ком к более глубокому и серьезному восприятию жизни.

Характеризуя Онегина, Герцен писал, что герой – это “умная ненужность”, это “лишний человек в той среде, где он находится, не обладая нужной силой характера, чтобы вырваться из нее”.

Сложный и противоречивый образ Онегина определил нача­ло целой плеяды “лишних людей” русской литературы.

Образ Ленского Пушкин сразу дает как антитезу Онегину:

Они сошлись. Волна и камень,

Стихи и проза, лед и пламень Не столь различны меж собой.

При этом Ленский близок Онегину по уровню развития, по высоте духовных запросов. Это тоже далеко не простой образ, который иногда рассматривается как развенчание романтизма. Пушкин иронически говорит:

Он пел разлуку и печаль,

И нечто, и туманну даль.

Вместе с тем Ленский – светлый и чистый человек, беда которого в том, что он не знает жизни, восторженно верит в почерпнутые из книг идеалы. Его вольнолюбивые мечты не находят реального воплощения. “Сердцем милый невежда”, Лен­ский, как и Онегин, не вписывался в современное ему обще­ство. У него было два пути: либо дар поэта развился бы в нем и приобрел гражданское звучание, либо, сломленный общест­вом, Ленский зажил бы, как все.

Идеалистически-романтическое отношение к действительности было нежизнеспособно. И смерть Ленского закономерна. Герцен отметил: “Поэт видел, что такому человеку нечего делать в России, и он убил его рукой Онегина”.

На противопоставлении построены и женские характеры рома­на – Татьяна и Ольга. Татьяна – воплощение пушкинского идеа­ла, причем не в каком-то отвлеченном романтическом образе, а в обыкновенной русской девушке. В Татьяне все обычно, ее внеш­ность не поражает с первого взгляда.

Татьяна росла в деревне, сре­ди русской природы, слушала рассказы старой няни и песни дере­венских девушек. В ее характере русское, народное соединилось с тем, что несли с собой французские сентиментальные романы, развивавшие мечтательность, воображение, чувствительность:

Дика, печальна, молчалива…

Она в семье своей родной Казалась девочкой чужой.

Татьяна обладает богатым внутренним миром. От природы она одарена

Воображением мятежным,

Умом и волею живой,

И своенравной головой,

И сердцем пламенным и нежным.

Как всякая оригинальная натура, Татьяна оказывается в оди­ночестве. Она жаждет найти родственную душу, которую в сво­ем воображении она увидела в Онегине.

Татьяна отличается от девушек ее круга. Она и ведет себя не типично для воспитанной в патриархальных традициях девушки – вопреки общепринятым понятиям первая признается в любви. Татьяна искренна, чиста, открыта в своем монологе-письме Оне­гину.

После отъезда Онегина Татьяна хочет понять, кто же он, ее герой? Чтение книг с его пометками, погружение в неизвест­ный мир, размышления над прочитанным подготовили Татья­ну, по словам Белинского, к “перерождению из деревенской девушки в светскую даму”. Но и будучи в свете, Татьяна сохра­няет чистоту и искренность, “все тихо, просто было в ней”.

Ей чужды “ветошь маскарада, весь этот блеск, и шум, и чад”. На признание Онегина Татьяна печально отвечает:

Я вас люблю (к чему лукавить?),

Но я другому отдана;

Я буду век ему верна.

Татьяна отторгает Онегина, так как не может нарушить свои моральные принципы. Воспитанная на народных этических пра­вилах, Татьяна не может сделать несчастным своего мужа, ко­торого она глубоко уважает. Ее нравственные требования к себе высоки, и верность мужу она считает долгом. Вряд ли прав Белин­ский, который увидел в верности Татьяны профанацию любви.

Последовательность в отстаивании в жизни своих нравственных принципов как раз говорит о цельности натуры героини. Образ Татьяны воплотил в себе пушкинский идеал русской женщины.

Полная противоположность Татьяне – ее сестра Ольга. Она всегда “резва, беспечна, весела”. Ее портрет отражает распро­страненный тип красоты – идеал романов того времени:

Любой роман

Возьмите, и найдете, верно,

Ее портрет.

Проницательный Онегин замечает, что “в чертах у Ольги жизни нет”. Это посредственная, ничем не выделяющаяся среди других девушка не способна на сильное глубокое чувство. После смерти Ленского “недолго плакала она”, вышла замуж и, веро­ятно, повторит судьбу своей матери, которая

Солила на зиму грибы,

Вела расходы, брила лбы,

Ходила в баню по субботам,

Служанок била, осердясь…

Мастерство Пушкина-реалиста особенно ярко проявилось в создании образов героев. Отразив социально-типическое, поэт раскрыл индивидуально-психологические черты характеров, показал их внутренний мир.

* * *

Творчество А. С. Пушкина оказало огромное влияние на по­следующее развитие русской литературы. Гоголь удивительно точно определил роль поэта: “Пушкин есть явление чрезвычай­ное и, может быть, единственное явление русского духа: это русский человек в его развитии, в каком он, может быть, явит­ся через двести лет”.

«Евгений Онегин» А. С. Пушкина — первый реалистический роман в русской литературе ❤️

«Евгений Онегин» — реалистический роман, в котором пред­ставлена широкая, исторически достоверная картина русской жизни начала XIX в. Поэт нарисовал различные типы людей, характеры, обусловленные социальной средой и временем. До него писатели не видели зависимости характера от обществен­ного окружения. Пушкин исследует процесс формирования ге­роев, показывает их не статичными, а в развитии, в столкновении со средой, в духовном преобразовании. Поэт впервые в русской литературе раскрывает психологические глубины характеров, рисует их внутренний мир с реалистической мотивированно­стью и верностью. Внутреннее психологическое состояние Пуш­кин передает через внешнее движение, поведение героев.
Реализм романа окрашен критическим отношением к действи­тельности. Это выражается прежде всего в типе конфликта — разо­чарованная, неудовлетворенная в своих общественных запросах личность находится в противоречии со средой, живущей по своим косным законам. Однако, реалистически изображая героя, Пуш­кин не вырывает Онегина из его круга. По верному замечанию Герцена, Онегин «никогда не становится на сторону правительст­ва», но и «никогда не способен стать на сторону народа».
Пушкин «Евгением Онегиным» определил тенденцию дальней­шего развития русской литературы в русле критического реализма.
Роман «Евгений Онегин» был назван В. Г. Белинским «энцик­лопедией русской жизни». Действительно, как из энциклопедии, из романа можно узнать все о пушкинской эпохе. В романе показа­ны все слои русского общества: высший свет Петербурга и патриар­хальная Москва, поместное дворянство и крестьянство.
Роман дает представление о системе образования дворян в то время, о круге чтения провинциальных барышень и молодых людей Петербурга. Описание одного дня Онегина воссоздает типичное для дворянской молодежи времяпрепровождение: сон до полудня, записочки-приглашения, которые слуга приносит в постель, прогулка по бульвару, обед в модном ресторане, те­атр, переодевание к балу, сам бал до утра.
Как на голландском натюрморте, переливаются сочными красками блюда, подаваемые на обед. Пушкин поэтизирует бы­товые детали, описывая петербургский кабинет Онегина с изящ­ными безделушками и французской парфюмерией. Мы узнаем, как одевались молодые аристократы, что было модно в те вре­мена. Особое место в картине быта Петербурга, созданной Пуш­киным, занимает театр — «волшебный край».
Пушкин удивительно точен не только в описании деталей и примет быта, но и времени. Можно с достоверностью опреде­лить, когда происходит то или иное событие романа, каков воз­раст его героев.
В «Евгении Онегине» постоянно упоминаются реальные лица — поэты, друзья Пушкина, балетные танцовщицы, драматурги, известные в те времена модные парикмахеры и портные.
На страницах романа находят отражение литературная борь­ба, противостояние романтизма и реализма, новые театральные веяния.
Нет ни одной стороны жизни и быта России начала XIX в., которая не отразилась бы, как в зеркале, в романе. Нравствен­но-бытовые, социально-политические, литературно-театральные представления, реалистически воспроизведенные в «Евгении Онегине», делают его энциклопедией, в которой «отразился век и современный человек».
Названием романа Пушкин подчеркивает центральное место Онегина среди других персонажей. Аристократ по происхожде­нию и воспитанию, «забав и роскоши дитя», Евгений Онегин, пресытившись светской жизнью, разочаровался в окружающей действительности. Человек острого критического ума, он стано­вится враждебен свету. Он пытается в книгах найти ответы на возникающие вопросы, но не находит ни идеала, ни цели. Разо­чарованность Онегина в жизни — это не дань романтической моде, не стремление рядиться в плащ Чайльд Гарольда. Это за­кономерный этап развития, обусловленный принадлежностью к дворянской интеллигенции. Пушкин в Онегине отразил дра­матизм положения передового дворянского интеллигента, ко­торый был оппозиционен власти, но и далек от народа, не имел ни дела, ни цели в жизни. Онегин — индивидуалист, в одиночестве переживающий свою разочарованность окружающим. В. Г. Белин­ский назвал его «страдающим эгоистом».
Дуэль с Ленским стала этапом в духовном развитии Онегина. Отрицая светскую мораль, Евгений Онегин не смог противо­стоять мнению света и отказаться от дуэли. Бессмысленное убий­ство приятеля заставляет его покинуть деревню, становится толч­ком к более глубокому и серьезному восприятию жизни.
Характеризуя Онегина, Герцен писал, что герой — это «умная ненужность», это «лишний человек в той среде, где он находится, не обладая нужной силой характера, чтобы вырваться из нее».
Сложный и противоречивый образ Онегина определил нача­ло целой плеяды «лишних людей» русской литературы. Образ Ленского Пушкин сразу дает как антитезу Онегину:
Они сошлись. Волна и камень,
Стихи и проза, лед и пламень
Не столь различны меж собой.
При этом Ленский близок Онегину по уровню развития, по высоте духовных запросов. Это тоже далеко не простой образ, который иногда рассматривается как развенчание романтизма. Пушкин иронически говорит:
Он пел разлуку и печаль,
И нечто, и туманну даль.
Вместе с тем Ленский — светлый и чистый человек, беда которого в том, что он не знает жизни, восторженно верит в почерпнутые из книг идеалы. Его вольнолюбивые мечты не находят реального воплощения. «Сердцем милый невежда», Лен­ский, как и Онегин, не вписывался в современное ему обще­ство. У него было два пути: либо дар поэта развился бы в нем и приобрел гражданское звучание, либо, сломленный общест­вом, Ленский зажил бы, как все. Идеалистически-романтическое отношение к действительности было нежизнеспособно. И смерть Ленского закономерна. Герцен отметил: «Поэт видел, что такому человеку нечего делать в России, и он убил его рукой Онегина».
На противопоставлении построены и женские характеры рома­на — Татьяна и Ольга. Татьяна — воплощение пушкинского идеа­ла, причем не в каком-то отвлеченном романтическом образе, а в обыкновенной русской девушке. В Татьяне все обычно, ее внеш­ность не поражает с первого взгляда. Татьяна росла в деревне, сре­ди русской природы, слушала рассказы старой няни и песни дере­венских девушек. В ее характере русское, народное соединилось с тем, что несли с собой французские сентиментальные романы, развивавшие мечтательность, воображение, чувствительность:
Дика, печальна, молчалива…
Она в семье своей родной
Казалась девочкой чужой.
Татьяна обладает богатым внутренним миром. От природы она одарена
Воображением мятежным,
Умом и волею живой,
И своенравной головой,
И сердцем пламенным и нежным.
Как всякая оригинальная натура, Татьяна оказывается в оди­ночестве. Она жаждет найти родственную душу, которую в сво­ем воображении она увидела в Онегине.
Татьяна отличается от девушек ее круга. Она и ведет себя не типично для воспитанной в патриархальных традициях девушки — вопреки общепринятым понятиям первая признается в любви. Татьяна искренна, чиста, открыта в своем монологе-письме Оне­гину.
После отъезда Онегина Татьяна хочет понять, кто же он, ее герой? Чтение книг с его пометками, погружение в неизвест­ный мир, размышления над прочитанным подготовили Татья­ну, по словам Белинского, к «перерождению из деревенской девушки в светскую даму». Но и будучи в свете, Татьяна сохра­няет чистоту и искренность, «все тихо, просто было в ней». Ей чужды «ветошь маскарада, весь этот блеск, и шум, и чад». На признание Онегина Татьяна печально отвечает:
Я вас люблю (к чему лукавить?),
Но я другому отдана;
Я буду век ему верна.
Татьяна отторгает Онегина, так как не может нарушить свои моральные принципы. Воспитанная на народных этических пра­вилах, Татьяна не может сделать несчастным своего мужа, ко­торого она глубоко уважает. Ее нравственные требования к себе высоки, и верность мужу она считает долгом. Вряд ли прав Белин­ский, который увидел в верности Татьяны профанацию любви. Последовательность в отстаивании в жизни своих нравственных принципов как раз говорит о цельности натуры героини. Образ Татьяны воплотил в себе пушкинский идеал русской женщины.
Полная противоположность Татьяне — ее сестра Ольга. Она всегда «резва, беспечна, весела». Ее портрет отражает распро­страненный тип красоты — идеал романов того времени:
Любой роман
Возьмите, и найдете, верно,
Ее портрет.
Проницательный Онегин замечает, что «в чертах у Ольги жизни нет». Это посредственная, ничем не выделяющаяся среди других девушка не способна на сильное глубокое чувство. После смерти Ленского «недолго плакала она», вышла замуж и, веро­ятно, повторит судьбу своей матери, которая
Солила на зиму грибы,
Вела расходы, брила лбы,
Ходила в баню по субботам,
Служанок била, осердясь…
Мастерство Пушкина-реалиста особенно ярко проявилось в создании образов героев. Отразив социально-типическое, поэт раскрыл индивидуально-психологические черты характеров, показал их внутренний мир.
Творчество А. С. Пушкина оказало огромное влияние на по­следующее развитие русской литературы. Гоголь удивительно точно определил роль поэта: «Пушкин есть явление чрезвычай­ное и, может быть, единственное явление русского духа: это русский человек в его развитии, в каком он, может быть, явит­ся через двести лет».

В.Г. Белинский о романе А.С. Пушкина «Евгений Онегин»

Творчество Пушкина привлекло внимание многих критиков как в девятнадцатом веке, так и в наши дни, но статьи Белинского о Пушкине занимают особое место. Можно с уверенностью сказать, что они остаются непревзойденными по глубине анализа, по простоте (в хорошем смысле слова) изложения, и почти по всем вопросам признаются соответствующими современной трактовке пушкинского творчества, Пушкину критик посвятил 10 статей, две из которых - восьмая и девятая - представляют подробный анализ романа «Евгений Онегин».

Уже давно определена особая значимость этого произведения для русской литературы, и современным критикам нет надобности доказывать это, как Белинскому в 40-е годы XIX века. Но это сейчас, а тогда...

Белинский, как и многие современники Пушкина, очень высоко оценил роман. Об этом он говорит уже в первых строках своей статьи, посвященной «Евгению Онегину», что и задаёт тон всему последующему анализу. Даже то что, на первый взгляд, могло бы показаться недостатком романа, рассматривается им как достоинство произведения. «...То, что теперь критика могла бы с основательностью назвать в «Онегине» слабым и устаревшим, даже и то является исполненным глубокого значения, великого интереса, - отмечает критик. - И нас приводит в затруднение не одно только сознание слабости наших сил для вечной оценки такого произведения, но и необходимость в одно и то же время во многих местах «Онегина», с одной стороны, видеть недостатки, а с другой - достоинства».

Начинает критик с оценки романа в целом, справедливо отдавая должное его глубокой народности, которую он понимает в духе гоголевского определения того, что «народность состоит не в описании сарафана». «...У нас издавна укоренилось престранное мнение, будто бы русский во Фраке или русская в корсете - уже не русские и что русский дух дает себя чувствовать только там, где есть зипун, лапти, сивуха и кислая капуста, - пишет критик. - ... Нет, и тысячу раз пет!». «Евгений Онегин» действительно «в высшей степени оригинальное и национальное произведение», и сейчас это ни у кого не вызывает сомнения.

Далее Белинский говорит о значении романа для русской литературы и общественной жизни в целом. Критик видит его во всестороннем отображении действительности, правдивости, что и позволяет назвать роман историческим, «хотя в числе ... героев нет ни одного исторического лица».

Как великую заслугу Пушкина Белинский отмечает то, что поэт в романе «является представителем впервые пробудившегося общественного самосознания». Он сравнивает роман с другим произведением современника Пушкина. «Вместе с современным ему гениальным творением Грибоедова - «Горе от ума» - стихотворный роман Пушкина положил прочное основание новой русской поэзии, новой русской литературе», - утверждает критик.

«Почему же образ Онегина так быстро устарел?» - спрашивает Белинский и тут же сам отвечает: «Разве это не великая заслуга со стороны поэта, что он так верно умел схватить действительность известного мгновения из жизни общества? Если б в «Онегине» ничто не казалось теперь устаревшим или отсталым от нашего времени, -это было бы явным признаком, что в этой поэме нет истины, что в ней изображено не действительно существовавшее, а воображаемое общество; в таком случае, что ж бы это была за поэма, и стоило ли бы говорить о ней?».

Дав верную оценку роману, его художественному своеобразию, исторической роли, Белинский переходит к рассмотрению образов главных героев: Онегина, Татьяны, Ленского.

Кто же такой Онегин? На самом ли деле он столь безнравственен, как его пытались изобразить современные Пушкину критики? «Нет», - не сомневаясь говорит Белинский. Он почти полностью оправдывает пушкинского героя. «... Онегин не был ни холоден, ни сух, ни черств»; «... в душе его жила поэзия..., он был не из числа обыкновенных, дюжинных людей». Хотя тут же Белинский называет Онегина «страдающим эгоистом», «эгоистом поневоле», но и в этом он не столько упрекает самого героя, сколько утверждает; что в существовании этих негативных сторон натуры Онегина во многом виновато общество. Белинский старается понять Онегина, а не осудить его. Он, очевидно, не может принять онегинского образа жизни, но то, что критик понял главную суть пушкинского героя, не вызывает сомнения.

С особой наглядностью это проявляется в том, как Белинский расценивает поведение Онегина по отношению к Татьяне. Критик прав - «сердце имеет свои законы», поэтому нельзя было «заставить» Онегина полюбить Татьяну в деревне. «Онегин -характер действительный, в том смысле, что в нем нет ничего мечтательного, фантастического, что он мог быть счастлив или несчастлив только в действительности и через действительность».

Подчеркивая незаурядность героя, критик пишет о главных особенностях этого характера: «Онегин не годится в гении, не лезет в великие люди, но бездеятельность и пошлость жизни душат его; он даже не знает что ему надо, чего ему хочется; но он знает, и очень хорошо знает, что ему не надо, что ему не хочется того, чем гак довольна, так счастлива самолюбивая посредственность».

Белинский отмечает также острый ум и наблюдательность Онегина, который быстро определил разницу между Татьяной и Ольгой. Разлученный с Татьяной смертью Ленского, он лишается всего, что хоть сколько-нибудь связывало его с людьми. «В 26 лет так много пережить, не вкусив жизни, так изнемочь, устать, ничего не сделав, дойти до такого безусловного отрицания, не перейдя ни через какие убеждения: это смерть!» - заключает критик. «Но Онегину не суждено было умереть, - продолжает Белинский, - не отведав от чаши жизни: страсть сильная и глубокая не замедлила разбудить дремавшие в тоске силы его духа».

Размышляя о том, почему роман остался без конца, Белинский говорит о неопределенности натуры Онегина. По мысли критика, мы можем только предположить, что любовь могла возродить его для нового страдания и до общественной деятельности. Но сказать точно этого нельзя. «Силы этой богатой натуры остались без приложения, жизнь без смысла, роман без конца», - таким выводом заканчивает Белинский анализ образа главного героя романа и переходит к рассмотрению характера Ленского.

Этому персонажу романа дается весьма нелестная оценка. Белинский явно не симпатизирует этому романтику-мечтателю, хотя справедливо замечает: «Это было существо, доступное всему прекрасному, высокому, душа чистая и благородная». Критик отмечает, что в характере Ленского, совершенно чуждого действительности, Пушкин воплотил новый образ в русской литературе. Это романтик по натуре и по духу, свойственному многим людям того времени - 20-м годам XIX века. В 40-е годы XIX века Белинский вел непримиримую борьбу с этим течением в литературе и манерой поведения, образом жизни, поэтому, в отличие от автора романа, он дает этому герою более жесткую оценку. Пушкин оставляет два возможных варианта судьбы Ленского, но критик уверен, что «с Ленским сбылось бы непременно последнее. В нем было много хорошего, но лучше всего то, что он был молод и вовремя для своей репутации умер. ... Останься он жив, Пушкину ничего было бы с ним делать», кроме как распространить на целую главу то, что он так полно высказал в «одной строфе».

Отдельная статья посвящена Татьяне. Белинский высоко оценивает заслугу Пушкина в создании этого образа: «Едва ли не весь подвиг поэта в том, что он первый поэтически воспроизвел в лице Татьяны русскую женщину». Описывая типичных девушек того времени, к которым принадлежала и Ольга, сестра Татьяны, Белинский отмечает: «Но среди этого мира нравственно увечных явлений изредка удаются истинно колоссальные исключения, которые всегда дорого платятся за свою исключительность и делаются жертвами собственного своего превосходства. Натуры гениальные, но не подозревающие о своей гениальности, они безжалостно убиваются бессознательным обществом, как очистительная жертва за его собственные грехи. ... Такова Татьяна Пушкина».

Белинский отмечает, что Татьяна никогда, даже в раннем детстве, не вписывалась в окружающий ее мир. «Татьяна - это редкий, прекрасный цветок, случайно выросший в расселине дикой скалы»,- пишет критик. Он тщательно разбирает каждый ее шаг, пытается проникнуть в эту сложную и противоречивую натуру. Такое внимание оправдано тем, подобный характер не сразу был понят читателями. Каждый поступок Татьяны открывает в ней новые черты, но везде она остается самой собой. Это особо подчеркивает Белинский: «Татьяна создана как будто из одного цельного куска без всяких переделок или примесей. ... Страстно влюбленная, простая деревенская девушка, потом светская дама, Татьяна во всех положениях своей жизни - одна и та же». Анализируя судьбу героини, критик пишет: «Любовь для нее могла быть или величавшим блаженством, или величайшим бедствием всей жизни, без всякой примирительной середины».

Много внимания уделяет критик последнему разговору Татьяны с Онегиным. «В нем высказалось все то, - пишет он, - что составляет сущность русской женщины с глубокою натурою, развитою обществом». Размышляя о последних словах Татьяны, обращенных к Онегину, Белинский отмечает, что «общество пересоздало» Татьяну, призванную по своей натуре жить жизнью сердца. Он говорит о том, что «женщина не может презирать общественного мнения, но может им жертвовать скромно, без фраз». Однако, вероятно, ближе к пушкинскому замыслу другая сторона этого вопроса, которую также отмечает исследователь - повиновение «высшему закону - закону своей натуры, а ее натура - любовь и самоотвержение». В целом, как считает критик, в этом последнем монологе Татьяны отразился «тип русской женщины», столь же восхитительной для него, как и для Пушкина.

Подводя итог анализу романа, Белинский говорит: «В лице Онегина, Ленского и Татьяны Пушкин изобразил русское общество в одном из фазисов его образования, его развития. ... Личность поэта, так полно и ярко отразившаяся в этой поэме, везде является такою прекрасною, такой гуманною». «Онегина» можно назвать энциклопедией русской жизни и в высшей степени народным произведением».

Эти фразы известны всем, они давно вошли в наш язык, как и многие строчки Пушкина. Именно Белинский впервые дал полную, справедливую оценку этому замечательному произведению русской литературы, предсказал его бессмертие. И все-таки заканчивает свои статьи критик словами поэта, потому что, как отмечает сам Белинский, пушкинские строки «своим непосредственным впечатлением на душу читателя лучше нас выскажут то, что бы хотелось нам высказать».

Менялись эпохи, и вместе с тем менялось и отношение читателей и критиков к роману. Появились иные точки зрения на бессмертное творение пушкинского гения, его героев, с наибольшей силой отразившиеся в прошлом веке в статьях Писарева «Пушкин и Белинский» и Добролюбова «Что такое обломовщина?», а в нынешнем столетии отмеченные в работах виднейших пушкинистов, таких, как Бонди, Гуковский, Цявловская, Благой и многих других. И все же статьи Белинского не утратили своего значения. Это классическое исследование романа, в котором дана объективная, исторически точная оценка выдающегося творения Пушкина, соответствующая его подлинному художественному смыслу.

«"ЕВГЕНИЙ ОНЕГИН" ЕСТЬ ПОЭМА ИСТОРИЧЕСКАЯ» (В. Г. Белинский о романе А. С. Пушкина «Евгений Онегин»)- 10 000 самых лучших сочинений - полный сборник сочинений - Сочинение по русской литературе. Все темы - сочинение для школьников

10 000 самых лучших сочинений

А. С.ПУШКИН

«"ЕВГЕНИЙ ОНЕГИН" — ЕСТЬ ПОЭМА ИСТОРИЧЕСКАЯ»

(В. Г. Белинский о романе А. С. Пушкина «Евгений Онегин»)

Великий русский критик В. Г. Белинский восхищался романом А. С. Пушкина «Евгений Онегин». И он не раз подчеркивал, что роман имеет не только эстетическую, художественную ценность, но и историческую. «"Евгений Онегин" есть поэма историческая», — утверждал Белинский.

И действительно, в романе А. С. Пушкина «Евгений Онегин» дано исторически конкретное изображение характеров русских людей и общественной жизни. Белинский связывает появление романа с ростом самосознания русского общества. Рост этот вызван историческими событиями 1812—1825 годов. Великий критик чувствовал декабристский характер романа, поэтому и назвал его «поэмой исторической». Самого же Пушкина он считал «представителем впервые пробудившегося общественного самосознания».

Общественным классом — носителем пробудившегося самосознания в эпоху двадцатых — Белинский считал передовое культурное дворянство, класс, «который по своему образу жизни и обычаям представляет более развития и умственного движения». Он пишет: «Итак, в лице Онегина, Ленского и Татьяны Пушкин изобразил общество в одном из фазисов образования, его развития...»

В своем романе Пушкин описывает жизнь, интересы и нравы русского дворянства. Прежде всего наше внимание привлекают мыслящие дворянские интеллигенты. В романе они представлены образами Онегина, Ленского, Татьяны Лариной.

Что отличает их?

Онегин не хочет жить так, как живет окружающая его «посредственность». Но и Ленский, и Татьяна не хотят жить как заурядные, довольные собой люди. Ленский и Онегин «не знают, чего им хочется, но знают, чего им не хочется». Их не удовлетворяют обычные для всех прочих разговоры о «псарне и вине».

Этим людям интересны философские размышления о жизни и смерти, о природе явлений. С Татьяной их роднит одиночество и чуждость дворянской среде. В письме к Онегину Татьяна признается: «Я здесь одна, никто меня не понимает, рассудок мой изнемогает, и молча гибнуть я должна».

Почему эти герои одиноки?

Потому что они стоят на голову выше той среды, в которой живут. По своему образованию, интеллекту, глубине чувств они значительно превосходят других. Что читал Онегин? Руссо, экономиста А. Смита, историю «от Ромула до наших дней», Байрона. Среди его знакомых Каверин, сам Пушкин. Ленский — воспитанник Геттингенского университета — «рассадника вольнодумства».

Роднит их благородство душ. Ленский смотрит на взаимоотношения людей как на братство. Татьяна уверена, что на добро люди должны отвечать добром. Понятие чести — одно из основных в ее «моральном кодексе». Юная Татьяна заканчивает свое послание к Онегину словами: «Но мне порукой ваша честь, и смело ей себя вверяю».

Уже «взрослая» Татьяна так же просто и прямо признается Онегину: «Я вас люблю (к чему лукавить), но я другому отдана; я буду век ему верна». Будет верна, потому что

отдана. Будет, потому что дала пред алтарем слово Богу, людям, себе. Ее понятие чести не позволит ей нарушить данное слово.

Онегин выделяет из окружающей среды Ленского и Татьяну, верит в их чистоту, искренность. Роднит этих героев и их критическое отношение к миру, к обществу, роднят передовые взгляды. Роднит их и многое другое: они умеют видеть прекрасное в жизни, глубоко чувствуют природу, ее прелесть.

Их объединяет и трагичность судеб: Ленский убит на дуэли, Татьяна томится в свете, Онегин остается на распутье. Эти люди не могут быть счастливы. Образами Онегина и Ленского иллюстрируется главная тема романа — трагедия русского интеллигента, который оторван от народа, который не знает, куда ему идти. Поэтому Белинский отмечает, что «силы этой богатой натуры (Онегина) остались без приложения, жизнь без смысла, а роман без конца».

Татьяна отличается от Онегина и Ленского своей близостью к национальному, русскому.

Пушкин дает нам ненавязчивую, но достаточно полную, яркую характеристику петербургской знати, московских дворян, деревенских помещиков. Это самодовольные пошляки, обыватели, люди невысокого морального уровня. Они ведут пустую, праздную жизнь (поэтому Онегин и бежит из Петербурга).

Но Онегину не легче и в деревне. Чтобы иметь представление о поместных дворянах, достаточно обратить внимание на их «говорящие» фамилии: Скотинин, Буянов, Петушков и т. д. Их подлинная консервативная сущность прекрасно проявляется в реакции на новшества Онегина в деревне: «Да он опаснейший чудак!»

Приведем еще одну примечательную цитату из Белинского: «Разгадать тайну народной психеи для поэта — значит уметь равно быть верным действительности при изображении и низших, и средних, и высших сословий».

Вот этого-то и добивается Пушкин в своей «энциклопедии». Утренний Петербург, по улицам которого едет в карете Онегин, возвращающийся с бала; бурлаки и нищая Россия с серыми избами, которые видит Онегин, плывя по Волге; девушки, собирающие ягоды, при этом поющие, чтобы не съесть барской ягоды; судьба няни Татьяны — вот они, картины жизни простого народа, которые открываются перед читателем.

«Истинная национальность состоит не в описании сарафана, но в самом духе народа», — заметил Гоголь. Богатство души простых людей (образ няни), своеобразие и поэтичность народных обычаев и преданий (сон Татьяны, картины святок) — все это является отражением «народного духа» в романе.

Пушкин дает в своем произведении великолепные картины русской природы. Он понимает, что во многом природа определяет характер народа.

Наконец, огромно значение образа автора в романе: это передовой человек своего времени, нашедший свое предназначение в творческом труде.

Нельзя пройти мимо пушкинского языка, которым написан роман. Этот богатейший язык говорит о том высоком уровне культуры, которого достигло русское общество (в лице лучших его представителей, коим и является А. С. Пушкин) к концу первой четверти XIX века.

«Первая истинно национально-русская поэма в стихах была и есть «Евгений Онегин» Пушкина... В ней народности больше, нежели в каком угодно другом народном русском сочинении» — такую оценку роману дал Белинский. Под истинной народностью литературы критик понимал не только отражение «духа и склада» народа, но и выдвижение важных для всей нации вопросов и решение их в прогрессивном духе, в соответствии с требованиями времени.

Для ясности перечислим лишь некоторые из проблем, поднятых в романе: смысл жизни, взаимосвязь личности и общества, взаимоотношение передовой дворянской интеллигенции и народа, современный герой — «лишний человек», мораль и нравственность, экономика и политика, культура и просвещение, отношение к литературе и искусству, проблемы творчества и т. д.

Трудно переоценить значение романа «Евгений Онегин»; поистине это «энциклопедия русской жизни». И в этом Белинский глубоко прав.



В. Г. Белинский о романе А. С. Пушкина “Евгений Онегин” 📕

Роман “Евгений Онегин” – первый роман в стихах в русской литературе. Критик отмечает его историзм и народность.

Белинский считает, что отступления, которые делаются поэтом, – это обращение к самому себе. “Евгений Онегин” – реалистическое произведение. В лице Онегина, Ленского и Татьяны Пушкин изобразил русское общество, его развитие. Критик говорит об огромном значении романа для последующего литературного процесса.

Вместе с произведением Грибоедова “Горе от ума” стихотворный роман Пушкина положил прочное

основание новой русской поэзии.

Характеризуя Онегина, Белинский замечает, что большая часть публики совершенно отрицала в Онегине душу и сердце, видела в нем человека холодного, сухого и эгоиста по натуре. Светская жизнь не убила в Онегине чувства, а только охладила к страстям и мелочным развлечениям. Онегин не любил расплываться в мечтах, чувствовал больше, чем говорил, и не всякому открывался.

Онегин – добрый, но при этом безжалостный человек. Он не годится в гении, не лезет в великие люди, но бездеятельность душит его. Онегин – страдающий эгоист.

Белинский считает, что его можно назвать эгоистом

поневоле.

В Ленском Пушкин изобразил характер, совершенно противоположный характеру Онегина. Ленский был романтиком и по натуре, и по духу времени. Белинский считает, что он полюбил Ольгу, украсил ее достоинствами и совершенствами; приписал ей чувства и мысли, которых у нее не было.

Татьяна, по мнению Белинского, – натура глубокая, любящая и страстная. Любовь для нее могла быть или величайшим блаженством, или величайшим бедствием жизни. Счастливая жена, Татьяна спокойно, но тем не менее страстно и глубоко любила бы своего мужа, вполне пожертвовала бы собою детям, но не по рассудку, а опять по страсти, и в этом нашла бы свое величайшее наслаждение, свое блаженство. По мнению Белинского, для Татьяны не существовал настоящий Онегин, которого она не могла ни понимать, ни знать, потому что она и саму себя мало понимала и знала. После дуэли, отъезда Онегина и посещения Татьяной комнаты Онегина она, наконец, поняла, что есть для человека интересы, есть скорби, кроме скорби любви.

Посещение дома Онегина и чтение его книг приготовили Татьяну к перерождению из деревенской девушки в светскую даму, которое так удивило и поразило Онегина. Татьяна верна своему мужу: “Но я другому отдана…”

Белинский пишет, что “все это клеится вместе: поэзия – и жизнь, любовь – и брак по расчету, жизнь сердцем – и строгое исполнение внешних обязанностей”.

Мне понравилось произведение А. С. Пушкина. Оно показывает реалистическую жизнь того времени. Из героев мне больше по душе Ленский, не знаю, почему, но он.

Почему идентичность Татьяны и тема русскости имеет значение

Роман Пушкина в стихах Евгений Онегин (1833) считается не просто произведением периода лучших и величайших лирических произведений Пушкина, но отправной точкой классического девятнадцатого века. Русский роман века. Как настойчиво настаивает эта статья, роман пробуждает так называемую «русскость», которая напоминает нам о том, что обычно называют русской или русской душой, а также о русских типах эмоциональной реакции, отраженной в литературном образе.Самый главный вопрос, который затрагивает эта статья, - это идея русскости, закодированная в героине, в частности, Татьяне. Говоря более конкретно, наша главная задача - исследовать идентичность Татьяны, выраженную через мотив русской души и ее связь со структурной уникальностью романа. Целью настоящего исследования является изучение того, в какой степени эта структурная особенность встречается во всем тексте, а также как этот вопрос связан с характеристикой героини Татьяны.По сути, взаимосвязь между структурной особенностью текста и личностью персонажа с точки зрения тематической композиции будет в центре наших аргументов.

Список литературы

Абрамович Стелла. 1994. Пушкин в 1883 году. Хроника . Москва: Слово. Искать в Google Scholar

Эндрю, Джо. 2003. Вступление: Тайна Пушкина. В Джо Эндрю и Роберте Риде (ред.), Двести лет Пушкина. Vol. 1 «Секрет Пушкина»: русские писатели перечитывают и переписывают Пушкина , 1–14.Амстердам: Родопи. Искать в Google Scholar

Bayley, John. 1971. Пушкин. Сравнительный комментарий. Лондон: Издательство Кембриджского университета. Искать в Google Scholar

Белинский В.Г. 1955. Статистика о Пушкине, май 1843 - сентябрь 1846. В Полное собрание сочинений в 13 томах , том 7, 98–582. Москва: Наука. Искать в Google Scholar

Беловинский Леонид В. 2007. Иллюстрированный энциклопедический словарь русского народа XVIII - начала XX в .Москва: ЭКСМО. Искать в Google Scholar

Благой, Дмитрий. 1955. Мастерство Пушкина. Вдохновенный труд. Пушкинские мастер-композиции . Москва: Советский писатель. Искать в Google Scholar

Бочаров Сергей Г. 1974. Поэтика Пушкина . Очерки. Москва: Наука. Искать в Google Scholar

Briggs, A. D. P. 1992. Александр Пушкин. Евгений Онегин. Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета. Искать в Google Scholar

Clayton, J.Дуглас. 1985. Лед и пламя: «Евгений Онегин» Александра Пушкина. Торонто: Издательство Университета Торонто. Искать в Google Scholar

Clayton, J. Douglas. 1987. К феминистскому прочтению Евгений Онегин . В Canadian Slavonic Papers 29 (2 и 3), 255–265. Ищите в Google Scholar

Купер, Джин С. 1978. Иллюстрированная энциклопедия традиционных символов. Лондон: Темза и Гудзон. Искать в Google Scholar

Дарвин Михаил Н.& Валерий И. Тюпа. 2001. Циклизация в творчестве Пушкина. Опыт изучения поэтики конвергентного сознания . Новосибирск: Наука. Искать в Google Scholar

Достоевский Федор Михайлович. 1995. Пушкин (очерк). В Там же, Собрание сочинений в пятнадцати томах , том 14, 425–440. Санкт-Петербург: Наука. Искать в Google Scholar

Emerson, Carl. 1995. Татьяна. В Соне Стефан Хойзингтон (ред.), Ее собственный участок. Женщина-протагонист в русской литературе , 6–20 . Эванстон: издательство Северо-Западного университета. Искать в Google Scholar

Feinstein, Elaine. 1998. Пушкин. Биография. Хоупвелл: Экко-платье. Искать в Google Scholar

Figes, Orlando. 2002. Танец Наташи. Культурная история России. Нью-Йорк: Метрополитен Букс. Искать в Google Scholar

Гренье, Светлана Славская. 2001. Образ маргинальной женщины в русской литературе XIX века. Вестпорт: Гринвуд Пресс.Искать в Google Scholar

Kim, Sang Hyun. 2010. Лево и право в русской литературе от Пушкина до Достоевского. В Zeitschrift für Slavische Philologie 67 (1), 51–70. Искать в Google Scholar

Kim, Sang Hyun. 2019. Композиционная поэтика темы русскости в произведении Пушкина «Евгений Онегин », связанное с фигурой Татьяны. В Корейский журнал русского языка и литературы 31 (1), 187–234. Искать в Google Scholar

Кудинская, Елена.1998. Халат как символ лености и свободы в русской литературе XIX века . http://lit.1september.ru/article.php?ID=199804401. Дата обращения: 24.02.2016. Искать в Google Scholar

Лапин К. 2015. Кто? Что? Где? Когда? в «Евгений Онегин» А. С . Пушкина. Москва: ТОРУС-ПРЕСС. Искать в Google Scholar

Levitt, Marcus. 2000. Танец любви в опере Пушкина «Евгений Онегин» («Девичья песня»). В Юрасе Т. Рифе (ред.), Собрание сочинений в честь двухсотлетия со дня рождения Александра Пушкина , 75–91 . Льюистон: Эдвин Меллен Пресс. Искать в Google Scholar

Levitt, Marcus. 2006. Евгений Онегин. В Эндрю Кана (ред.), Кембриджский компаньон Пушкина , 41–56 . Кембридж: Издательство Кембриджского университета. Искать в Google Scholar

Литтл, Т. Э. 1975. Татьяна и Онегин Пушкина: этюд в иронии. В New Zealand Slavonic Journal 1, 19–28. Искать в Google Scholar

Лотман Юрий Михайлович. 1995. Пушкин: Биография писателя.Статистика и заметки, 1960–1990; «Евгений Онегин»: Комментарии . Санкт-Петербург: Искусство-СПБ. Искать в Google Scholar

Маколкин, Анна. 2000. Тирания национальностей: Пушкин, Достоевский, Бердяев. В Русская литература XLVI, 299–312. Искать в Google Scholar

Мелетинский, Елеазар М. 1995. Poetika mifa . Москва: Восточная литература РАН. Искать в Google Scholar

Мирский Дмитрий Сергеевич 1958. История русской литературы.От его начала до 1900 года. Нью-Йорк: старинные книги. Ищите в Google Scholar

O’Bell, Leslie. 2005. Евгений Онегин как центральный роман развития Пушкина. В Давиде Бетеа (ред.), Справочник Пушкина. Мэдисон: Висконсинский университет Press. Искать в Google Scholar

Петров С.М. 1973. А.С. Пушкин. Очерк жизни и творчество . Москва: Просвещение. Искать в Google Scholar

Пушкин Александр Сергеевич.1959/1960 . Полное собрание сочинений в 10-и томах . Москва: Художественная литература, том 5. Искать в Google Scholar

Пушкин, Александр. 1981. Евгений Онегин . Роман в стихах . Пер. Владимира Набокова. Принстон: Издательство Принстонского университета. Искать в Google Scholar

Рожников Леонид В. 2018. Подробный иллюстрированный комментарий к роману «Евгений Онегин» . Москва: Проспект. Искать в Google Scholar

Сечкарев В.1977. От золотого к серебряному веку. В Роберте Оти (ред.), Введение в русский язык и литературу , 133-184 . Лондон: Издательство Кембриджского университета. Искать в Google Scholar

Шестов, Лев. 2015. А. С. Пушкин. В Пушкин в русской философской критике. Конец XIX – XX век , 176–185. Москва и Санкт-Петербург: Центр гуманитарных инициатив. Искать в Google Scholar

Скляр, Людмила (сост.). 2014. Костиум в русском стиле.Городской вышитый костюм конца XIX - начала XX века . Москва: БОСЛЕН. Искать в Google Scholar

Слонимский, Анатолий. 1959. Мастерство Пушкина . Москва: Художественная литература. Искать в Google Scholar

Сухих, Игорь Н. 2016. Русский литературный канон (XIX – XX вв.) . Санкт-Петербург: РХГА. Искать в Google Scholar

Terras, Victor. 1991. История русской литературы. Нью-Хейвен и Лондон: Издательство Йельского университета.Искать в Google Scholar

Todd III, William Mills. 1986. Художественная литература и общество в эпоху Пушкина. Идеология, институты и нарратив. Кембридж: Издательство Гарвардского университета. Искать в Google Scholar

Томашевский, Борис В. 2000. Десятая глава «Евгения Онегина». В В. М. Маркович и Г. Е. Потапова (сост.), А. С. Пушкин: pro et contra , 1–18. Санкт-Петербург: Издательство Русского Христианского гуманитарного института.Искать в Google Scholar

Тынянов Ю. Н. 1977. О композиции «Евгения Онегина». Там же, Поэтика. История литературы. Кино , 52–77. Москва: Наука. Искать в Google Scholar

Ярмолинский, Авраам. 1969. Русское литературное воображение. Нью-Йорк: Funk & Wagnalls. Искать в Google Scholar

Отказ студентам в возможности изучать классические литературные произведения ведет к культуре посредственности (гостевая точка зрения)

«Восстань, пророк, посмотри и услышь,

наполнись Моей волей,

иди над сушей и морем,

и зажги сердца людей своим Словом."

-Александр Пушкин,« Пророк »(1828)

В июне исполняется 220 лет со дня рождения Пушкина, отца современной русской литературы и гения романтической поэзии, художественной литературы и драмы начала XIX века. духовная глубина, его универсальные стихи захватывают неуловимую русскую душу

Все величайшие русские писатели, среди самых могущественных в западном каноне - Тургенев, Достоевский, Толстой, Чехов, Набоков и Солженицын - признают Пушкина своим Шекспиром.Мы тоже должны.

Пушкинские шедевры включают в себя эпические сказки «Руслан и Людмила » (1820 г.), стихи «Ода свободе» (1817 г.) и «Медный всадник» (1837 г.), стихотворный роман «Евгений Онегин » (1833 г.) и по пьесе Борис Годунов (1831). Его литературные произведения были адаптированы к операм знаменитых русских композиторов Глинки, Мусоргского и Чайковского.

Американцам безжалостные режимы деспотических царей, коммунистических гулагов и путинского бандитизма всегда казались американцам холодными, скрытными и угрожающими.Как это ни парадоксально, но русская литература, математика, оперы и балеты, вдохновленные страданиями под властью деспотии, демонстрируют вечно процветающую любовь к совершенству и красоте.

На протяжении веков русские школьники декламировали изящные сказки Пушкина и читали Евгений Онегин . Так поэт стал национальным героем «Страны Жар-птицы».

Руслан и Людмила , история рыцаря-воина, ищущего свою принцессу-невесту, похищенную злым волшебником, начинается:

Дуб, зеленеющий у океана;

На нем намотана золотая цепь:

На которой будет ходить учёный кот

И днем, и ночью будет ходить;

Идя направо, поет песенку;

Идя налево, он рассказывает сказку.

Чтение вневременной народной поэзии, вероятно, кажется старомодным нам, ориентированным на будущее американцам, которые гордятся практическим применением идей в «реальном мире».

Но утомительная приверженность американского государственного образования к пустым, неэффективным увлечениям учебных программ в сочетании с бездушным карикатурным рисунком Голливуда привели к десятилетиям застойных оценок по чтению среди школьников и отправили слишком много студентов в культурное крепостное право.

Прадед Александра Пушкина, Абрам Петрович Ганнибал, черный раб, похищенный в детстве из Африки, стал слугой русского царя Петра Великого, а затем усыновил крестника.Ганнибал стал опытным инженером 18 века, генералом и дворянином. Он является героем романа Мавр Петра Великого (1837), незаконченного романа, который Пушкин писал перед смертью.

Мимолетная, но страстная жизнь Пушкина, полная придворных интриг, либеральных революционеров, цензуры и ссылки, красивых женщин и 29 дуэлей, сама по себе была достойна русского романа. Возможно, поэтому его поэзия воплощает дух его цивилизации.

Нашему обществу и образовательным учреждениям необходимо провести серьезный самоанализ о том, что составляет культуру и образование молодежи.Поскольку классика западной литературы в значительной степени исключена из школьной программы, нашим детям остается лишь неглубокая смесь графических романов, поп-культуры, смартфонов и видеоигр. Чтение книги Толстого «Война и мир » может быть слишком большим, чтобы требовать, но молодые умы просто не могут поддерживаться модными мелочами.

«[Пушкин] сильно помогает нам на нашем темном пути новым путеводным светом, - сказал Федор Достоевский в июне 1880 года. - В этом он был провидцем, в этом - пророком.

Евгений Онегин - самое влиятельное произведение Пушкина, история талантливого молодого аристократа, чья скука проистекает из его эгоистичного и беспечного образа жизни. В конце концов, этот «лишний человек» на дуэли убивает своего друга-поэта. Роман устрашающе предвещает безвременную смерть Пушкина в зимней пистолетной схватке, защищая честь своей кокетливой жены.

Июнь, день рождения Пушкина, объявлен Днем русского языка. К сожалению, его очаровательные сказки и блестящие стихи далеки от жизни американских детей.Мы не можем сослать в Сибирь образовательных бюрократов и укоренившихся особых интересов, которые препятствуют интеллектуальному содержанию наших государственных школ, но можем ли мы изменить курс?

«Лучше видеть тысячу снов, которых никогда не было, - советовал Пушкин, - чем никогда не мечтать».

Если школьное образование снова сможет служить культурно возрождающей силой в жизни американских студентов, тогда все наше общество получит пользу от пророческой литературной мудрости таких великих поэтов, как Александр Пушкин.

Джейми Гасс - директор Центра школьной реформы в Pioneer Institute, аналитическом центре в Бостоне.

русская фантастика - Hewlett-Woodmere Public Library

10 Russian Novels to Read Before You Die

Художественная литература в России всегда была серьезным делом. В обществе без свободы великие писатели были правдивыми, голосом безмолвных и совестью нации - «вторым правительством», как однажды выразился Александр Солженицын.Каждое из десяти художественных произведений, представленных ниже, является признанным классиком русской литературы. За исключением, возможно, книги Улицкой «Похороны », опубликованной совсем недавно, все эти книги выдержали испытание временем. Их объединяет великолепный рассказ, художественное мастерство и оригинальность, а также способность вовлекать читателей в глубокие личные размышления о наиболее важных жизненных вопросах. Эти книги заставят вас думать, чувствовать и расти как человеческое существо. «Сначала прочтите лучшие книги, - однажды предупредил Генри Дэвид Торо, - иначе у вас вообще не будет возможности их прочитать.Вот они, одни из лучших русских книг, которые я предлагаю вам прочитать в первую очередь.

1

Евгений Онегин
Александр Пушкин

В этом малоизвестном шедевре русской фантастики Александр Пушкин сочетает в себе увлекательную историю любви, энциклопедию русской жизни начала XIX века и одну из самых остроумных социальных сатир, когда-либо написанных. И делает он это исключительно в стихах! В то же время игривое и серьезное, ироничное и страстное, это отправная точка для большинства учебных курсов по современной русской литературе, потому что Пушкин создает шаблон почти для всех тем, типов персонажей и литературных приемов, на которых будут строить будущие русские писатели. .Не случайно Пушкина часто называют отцом современной русской литературы, а «Евгений Онегин» считается его наиболее представительным произведением.

2

Герой нашего времени
Михаил Лермонтов

Часто называемый «первым психологическим романом России» Герой нашего времени рассказывает историю Печорина, молодого, харизматичного, беспричинного бунтаря-распутника, который очаровывает и тревожит читателей уже более полутора веков.Роман состоит из пяти взаимосвязанных историй, которые проникают в сложную душу Печорина с разных точек зрения. В результате получился незабываемый портрет первого антигероя русской литературы, который оставляет за собой разрушения, даже если он очаровывает и очаровывает как персонажей, так и читателей.

3

Отцы и дети
Иван Тургенев

Этот глубоко проникновенный поэтический роман тонко отражает социальные и семейные конфликты, которые возникли в начале 1860-х годов, во время великих социальных потрясений в России.Книга вызвала журналистскую бурю своим мощным изображением Базарова, стального и страстного молодого нигилиста, который сегодня так же узнаваем, как и во времена Тургенева.

4

Война и мир
Лев Толстой

Этот эпос, который критики часто называют величайшим из когда-либо написанных романов, прослеживает судьбы пяти аристократических семей, переживших войну России с Наполеоном в начале XIX века. Война и мир - это множество вещей: это история любви, семейная сага и военный роман, но по сути это книга о людях, пытающихся найти свою опору в разрушенном мире, и о людях, пытающихся создать осмысленная жизнь для себя в стране, раздираемой войной, социальными изменениями и духовной неразберихой.Эпос Толстого одновременно и настойчивый моральный компас и воспевание глубокой радости жизни - это и русская классика нашего времени.

5

Братья Карамазовы
Федор Достоевский

В этой эмоционально и философски насыщенной истории об отцеубийстве и семейном соперничестве Достоевский исследует так же глубоко, как и любой русский писатель, темы веры, зла и смысла. Роман описывает разные мировоззрения трех братьев Карамазовых - монаха Алеши, чувственного Дмитрия и интеллигентного Ивана, а также их распутного отца, чье загадочное убийство и его расследование стали центром захватывающей последней трети книги. Роман.

6

Доктор Живаго
Борис Пастернак

Вдохновленный сюжетом Война и мир , этот исторический роман рассказывает историю поэта-врача Юрия Живаго, который изо всех сил пытается найти свое место, свою профессию и свой художественный голос в суматохе русской революции. Doctor Zhivago - шедевр запоминающейся прозы, столь же красивый, как и российская сельская местность, который он изображает, отправляет читателей в путешествие любви, боли и искупления через одни из самых суровых лет двадцатого века.

7

Тихий Дон
Михаил Шолохов

Этот эпический исторический роман, который часто сравнивают с Война и мир , прослеживает судьбу типичной казачьей семьи в течение бурного десятилетнего периода, от незадолго до начала Первой мировой войны до кровавой гражданской войны после русской революции 1917 года. Российская история начала двадцатого века оживает в хорошо развитых персонажах Шолохова, которым приходится бороться не только с осажденным обществом, но и с злополучными романами, семейными распрями и тайным прошлым, которое преследует настоящее.

8

Жизнь и судьба
Василий Гроссман

Этот обширный эпос делает для советского общества середины двадцатого века то же, что Война и мир сделал для России девятнадцатого века: он переплетает рассказ об эпохальном событии, ужасной осаде Сталинграда во время Второй мировой войны, с личными историями персонажей из все слои общества, чьи жизни насильственно искоренены силами войны, террора и советского тоталитаризма.

9

Один день из жизни Ивана Денисовича
Александр Солженицын

Этот короткий, пугающий, но странно обнадеживающий шедевр рассказывает об одном дне из жизни обычного заключенного советского трудового лагеря, которых в Советском Союзе были десятки миллионов.Эта книга, основанная на личном опыте Солженицына как одного из этих заключенных, подлинна, полна богатых деталей и лишена сентиментальности, усиливающей ее мощное эмоциональное воздействие.

10

Похороны
Людмила Улицкая

Этот англоязычный дебют одного из самых известных романистов современной России описывает причудливые и трогательные взаимоотношения между колоритным составом русских эмигрантов, живущих в Нью-Йорке, которые присутствуют на смертном одре Алика, неудачливого, но любимого всеми художника.Причудливая и резкая, «Похоронная вечеринка» исследует два самых больших «проклятых вопроса» русской литературы: как жить? Как умереть? - как они разыгрываются в крошечной душной квартире на Манхэттене в начале 1990-х годов.

- См. Дополнительную информацию по адресу: http://offtheshelf.com/2014/10/10-russian-novels-to-read-before-you-die/#sthash.xPAviRHH.dpuf

Десять русских романов, которые нужно прочитать, чтобы стать лучше

Книжные рекомендации пользовались популярностью среди наших последователей « мыслей с лужайки», и этот переиздание статьи Энди Кауфмана из информационного бюллетеня дает больше заголовков, которые можно добавить в свой список для чтения.Г-н Кауфман - преподаватель кафедры славянских языков и литературы в Колледже и Высшей школе искусств и наук Университета Вирджинии. Он является автором книги «Дайте шанс войне и миру: толстовская мудрость в смутные времена» (2015) и создателем университетского класса «Книги за решеткой: жизнь, литература и лидерство».

Поделитесь, пожалуйста, своими мыслями о книжных рекомендациях!

Десять русских романов, которые нужно прочитать, чтобы стать лучше

Эндрю Д.Кауфман – 15 августа 2018 г.

По мере того, как президент Трамп и Владимир Путин общаются на фоне политических потрясений внутри страны, серьезных обвинений в российском вмешательстве в выборы 2016 года и общего ощущения социального недомогания в обеих странах, американцам и россиянам есть о чем подумать в наши дни.

Обе нации поступили бы хорошо, если бы вышли за рамки своих идеологических разногласий и последовали примеру поколений читателей, которые в смутные времена обращались к русским литературным шедеврам за утешением, пониманием и вдохновением.Фактически, учитывая нынешнее состояние мира, всем нам было бы полезно последовать этому примеру.

Русская лит-классика

Все перечисленные ниже десять художественных произведений являются признанными классиками русской литературы. За исключением, возможно, книги Улицкой «Похороны », опубликованной совсем недавно, все эти книги выдержали испытание временем. Что их объединяет, так это великолепные истории, художественное мастерство и оригинальность, а также способность вовлекать читателей в глубокие личные размышления о наиболее важных жизненных вопросах.Эти книги заставят вас думать, чувствовать и расти как человеческое существо.

«Сначала прочтите лучшие книги, - однажды предупредил Генри Дэвид Торо, - иначе у вас может не быть возможности их прочитать».

Итак, вот они, некоторые из лучших русских книг, которые я предлагаю вам прочитать в первую очередь:

Евгений Онегин (1833) Александра Пушкина
В этом малоизвестном шедевре русской фантастики Александр Пушкин сочетает в себе увлекательную историю любви, энциклопедию русской жизни начала XIX века и одну из самых остроумных социальных сатир всех времен. написано.И делает он это исключительно в стихах! Этот роман в стихах, одновременно игривый и серьезный, ироничный и страстный, является отправной точкой для большинства учебных курсов по современной русской литературе, потому что в нем Пушкин создает шаблон почти для всех тем, типов персонажей и литературных приемов, которые появятся в будущем. Русские писатели будут опираться на это. Не случайно Пушкина часто называют отцом современной русской литературы, а Евгений Онегин считается его наиболее представительным произведением.

Герой нашего времени (1840) Михаила Лермонтова
Часто называемый «первым психологическим романом России», Герой нашего времени рассказывает историю Печорина, молодого, харизматичного, распутного бунтаря без дело, которое восхищает и тревожит читателей более полутора веков. Роман состоит из пяти взаимосвязанных историй, которые проникают в сложную душу Печорина с разных точек зрения.В результате получился незабываемый портрет первого антигероя русской литературы, который оставляет на своем пути след разрушения, даже если он очаровывает и очаровывает как персонажей, так и читателей.

Отцы и дети (1862) Ивана Тургенева
Этот глубоко проникновенный поэтический роман тонко отражает социальные и семейные конфликты, которые возникли в начале 1860-х годов, во время великих социальных потрясений в России.Книга вызвала журналистскую бурю своим мощным изображением Базарова, стального и страстного молодого нигилиста, который сегодня так же узнаваем, как и во времена Тургенева.

Война и мир (1869) Льва Толстого
Эта эпическая сказка, которую критики часто называют величайшим романом из когда-либо написанных, прослеживает судьбы пяти аристократических семей, переживших войны России с Наполеоном в начале XIX века. 19 век.«Война и мир» - это множество вещей: история любви, семейная сага и военный роман, но по своей сути это книга о людях, пытающихся найти свою опору в разрушенном мире, и о людях, пытающихся создать осмысленную жизнь для своих людей. себя в стране, раздираемой войной, социальными переменами и духовной неразберихой. Эпос Толстого одновременно и настойчивый моральный компас и воспевание глубокой радости жизни - это и русская классика нашего времени.

Братья Карамазовы (1880) Федора Достоевского
В этой эмоционально и философски напряженной истории отцеубийства и семейного соперничества Достоевский так же глубоко, как и любой русский писатель, имеет темы веры, зла и смысла.Роман описывает разные мировоззрения трех братьев Карамазовых - монаха Алеши, чувственного Дмитрия и интеллигентного Ивана, а также их распутного отца, чье загадочное убийство и его расследование становятся центром захватывающей последней трети романа. Роман.

Доктор Живаго (1959) Бориса Пастернака
Этот исторический роман, вдохновленный Войной и миром , рассказывает историю поэта-врача Юрия Живаго, который изо всех сил пытается найти свое место, свою профессию и свой художественный голос. в суматохе русской революции.« Доктор Живаго » - шедевр запоминающейся прозы, столь же красивый, как и российская сельская местность, который он изображает, отправляет читателя в путешествие любви, боли и искупления через одни из самых суровых лет 20-го века.

«Тихий Дон » (1959), Михаил Шолохов
Этот эпический исторический роман, который часто сравнивают с «Война и мир », прослеживает судьбу типичной казачьей семьи в течение бурного десятилетнего периода, начиная с незадолго до н. Э. от начала Первой мировой войны до кровавой гражданской войны, последовавшей за русской революцией 1917 года.Российская история начала 20 века оживает в хорошо развитых и общительных персонажах Шолохова, которым приходится бороться не только с осажденным обществом, но и с злополучными романами, семейными распрями и тайным прошлым, которое все еще преследует настоящее.

Жизнь и судьба (1960) Василий Гроссман
Этот обширный эпос делает для советского общества середины 20 века то же, что Война и мир сделали для России 19 века: он переплетается с рассказом об эпохальном событии, ужасающей осаде Сталинграда. во время Второй мировой войны, с частными историями персонажей из всех слоев общества, жизнь которых жестоко вырвана силами войны, террора и советского тоталитаризма.

Один день из жизни Ивана Денисовича (1962) Александра Солженицына
Этот короткий, душераздирающий, но странно обнадеживающий шедевр рассказывает историю одного дня из жизни обычного заключенного советского трудового лагеря. были десятки миллионов в Советском Союзе. Эта книга, основанная на личном опыте Солженицына как одного из этих заключенных, подлинна, полна богатых деталей и лишена сентиментальности, что усиливает ее мощное эмоциональное воздействие.

Похороны (2002) Людмилы Улицкой
Этот англоязычный дебют одного из самых известных романистов современной России описывает причудливые и трогательные взаимодействия между ярким составом русских эмигрантов, живущих в Нью-Йорке, которые присутствуют на смертном одре Алик, неудачливый, но любимый художником. Причудливая и резкая, «Похоронная вечеринка» исследует два самых больших «проклятых вопроса» русской литературы: как жить? Как умереть? - как они разыгрываются в крошечной душной квартире на Манхэттене в начале 90-х.

общих теорий Луны в русской литературе »MobyLives

27 сентября 2013 г.
Джош Биллингс,

Самая запоминающаяся луна в русской литературе - это вообще не луна. В стихотворном романе Александра Пушкина Евгений Онегин он появляется - как и все остальное в русской литературе - как лицо Ольги Лариной, возлюбленной лучшего друга Евгения, поэта Владимира Ленского.Ленский достаточно долго рассказывал о ней, чтобы наш скучающий герой проглотил наживку и заметил, что на самом деле она не так уж хороша:

«Если бы я был поэтом, как вы
, ​​я бы выбрал другую сестру.
В чертах Ольги нет жизни.
Она просто еще одна Мадонна Вандика:
Ее круглое красивое лицо похоже на
Та же самая немая луна,
В том же немом небе ».

Выражаясь бромантично, избиение Ленски - это честная игра. Вероятно, это происходит прямо сейчас в комнатах общежитий по всей стране.Но что сделала Луна, чтобы втянуться во все это?

Невинный спутник, главный элемент любовных стихов на протяжении веков - что, если подумать, вероятно, является для Юджина большей проблемой, чем что-либо, что делала Ольга. Невыносимый прото-хипстер, его волосы поднимаются от всего, даже напоминающего ложные сантименты. Он подозревает, что Ленский влюбился в Ольгу, потому что она похожа на то, во что он должен влюбиться, точно так же, как плохой поэт написал бы стихи о Луне, потому что он прочитал так много стихов о ней.Он не одинок в этом подозрении: только главой ранее рассказчик Пушкина высказал то же самое, назвав стихи Ленского «ясными / как мысли простодушной девы / как девичий сон / как луна в безмятежной пустыне небо." Иными словами, глупо. Как луна.

Или, может быть, не столько сама луна, сколько ее символ, который Ленский уловил во время своих путешествий, подобно тому, как сегодня студент может уловить диджериду или британский акцент.Ценность такого жетона, по крайней мере для Ленского, заключается в 1) его способности представлять горстку стандартных романтических атрибутов, которые в противном случае потребовали бы небольшой работы, чтобы связать их вместе, и 2) (как вынюхивает Онегин / Пушкин), чтобы заставить его чувствую себя иначе, и да, может быть, даже немного лучше, чем все остальные. Это не попытка подумать, увидеть или почувствовать, чем на самом деле является луна.

Но что же такое Луна на самом деле? Русская литература дает нам множество ответов - она ​​даже дает нам ответ на наши ответы.В сатире Омон Ра , Виктора Пелевина 1992 года на советскую космическую гонку двенадцатилетний герой Омон выбирается для участия в секретной лунной миссии. Его обучение, которое проходит глубоко под московским метро, ​​состоит из комбинации упражнений и лекций, одна из которых - «Общая теория Луны»:

«Я помню необычный способ [преподаватель -« подполковник философии в отставке »] начал свой первый урок с нами - он провел полчаса, читая с клочков бумаги различные стихотворения о Луне; в конце концов он так взволновался, что ему пришлось остановиться и вытереть очки.Я тогда еще делал заметки, и то, что у меня осталось от этого занятия, было бессмысленным скоплением отрывочных цитат: «Как золотая капля меда сладко светит луну ... Луны, и надежды, и тихой славы ... Луны, как богатое значение этого слова для каждого русского уха… Но в мире есть и другие регионы, угнетенные мучительной луной, до высшей силы и высшей отваги, недосягаемой… Но в небе, наученный терпеть все, бессмысленно искаженный диск… Он действительно контролировал течение мысли, но только с помощью луны… Безрадостная жидкая луна… »И так еще полторы страницы.”

Учитель Омона представляет свой список как доказательство важности Луны; Однако он игнорирует растущее отчаяние в своем параде образов. Луна может быть «каплей меда», или мучителем, или «бессмысленно искаженным диском», но если поместить все эти изображения рядом, то, что она станет наиболее убедительно, - ничто. Или, если не совсем ничего, то символ, значение которого меняется в зависимости от того, кто его описывает. Называйте это как хотите, на самом деле вы описываете нечто иное - нечто скрытое невооруженным глазом.Темная сторона.

Для Пелевина (не говоря уже о Пушкине) такая эпистемологическая скользкость - не плохо: плохо, когда поэт или, что еще хуже, политик начинает делать вид, будто его собственная луна будет другой. Вот его философский подполковник, например, продолжает описывать будущую учебную программу Омона:

«В этом курсе мы изучим два основных произведения Ленина о Луне -« Луна и восстание »и« Совет постороннего ». Сегодня мы начнем с обзора буржуазных фальсификаций вопроса - тех взглядов, которые утверждают, что органическая жизнь на Земле служит лишь питанием для Луны, источником эманаций, которые она поглощает.Это неверно, поскольку цель существования органической жизни на Земле не в том, чтобы накормить Луну, а в том, чтобы, как продемонстрировал Ленин, построить новое общество, свободное от эксплуатации людей номер один, два и три людьми номер четыре. , пять, шесть и семь… »

Прочитать этот абзац - все равно что совершить экскурсию по машине Руба Голдберга , которая была в Советской России: замысловатое устройство, состоящее из предметов, связанных вместе с маниакальной изобретательностью, но без какого-либо отношения к той жизни, к которой они могли бы стремиться вне машины. .Ирония такой безжалостной неологизации заключается в создаваемом ею противоречии: между изначальным порывом языка воссоединить говорящего с реальностью и фантастическим результатом этого импульса (американский эквивалент - монолог командира базы Джека Д. Риппера о «телесных жидкостях» в году. Доктор Стрейнджлав ).

Трагично ли это противоречие? Да - и смешно. Коммунизм, который начинался как убедительная попытка стереть с лица земли многовековую языковую грязь, в конечном итоге создал мифологию столь же запутанную, как и любой религиозный культ.И это заканчивается научной фантастикой, которая является великим жанром современной литературы не потому, что она фантастична, а потому, что она постоянно пытается убедить нас, что ее фантастика - это истинное предсказание того, как будет выглядеть будущее.

Такой подход к научной фантастике - как к форме пророчества и как к комментарию неудержимого стремления человека предсказывать будущее - помогает нам понять его одержимость Луной. Традиционно такие прогнозы были внутренними: предсказатели рассказывали нам о погоде, урожае, плодородии или сотне других подробностей повседневной жизни, с которыми человеку может помочь некая идеальная фигура мамы.В этом аспекте Луна наблюдает за нами, обеспечивая безопасность и работу не только в будущем, но и в настоящем - как понимает Омон (лунатик и ребенок без матери, чье имя на английском устрашающе анаграммирует объект его навязчивой идеи):

«Он [подполковник философии] сказал много других сложных вещей, но больше всего я запомнил образ, который поразил меня своей поэтичностью: груз, висящий на цепи, заставляет часы работать. Луна - это такая тяжесть, Земля - ​​это часы, а жизнь - это тиканье шестерен и пение механической кукушки.”

Для Омона земле нужна луна: ни луны, ни жизни. Но какой бы очевидной ни была эта зависимость для него, для всех нас, она практически незаметна. Мы считаем само собой разумеющимся, что часы будут продолжать тикать и кукушка будет петь как обычно - это одна из причин, почему мысль о том, что с луной что-то не так, нас так пугает. Безумные ученые десятилетиями использовали этот страх в своих интересах, удерживая Луну в заложниках или перемещая туда свои логова; но поступая так, они на самом деле просто повторяют ход, сделанный первыми авторами научной фантастики, пророками.Например, в знаменитом научно-фантастическом эпосе апостола Иоанна «Апокалипсис» луна кратко, но ужасающе появляется:

«И я увидел, когда он снял шестую печать, и вот, произошло сильное землетрясение; и солнце сделалось черным, как вретище волос, и луна сделалась как кровь ».

Красная луна Джона излучает первозданную неправду, которая волновала читателей на протяжении веков, независимо от того, верили они или нет, что она приближается к ним. Это злая, встревоженная луна: возлюбленная Ленски в ярости, мать Омона покраснела.Вселенная безумна, горит, воспламеняется (и здесь я намеренно замалчиваю динамику «менструация = плохая и страшная», которая вплетается и выходит из всех этих образов Луны как женщины): состояние, единственное лекарство, согласно большинству пророчеств, которые его используют, - это катастрофа. Не поломка, а взрыв, после которого, предположительно, дом будет либо в порядке, либо полностью разрушен, чтобы его больше не отстраивать.

Мысль о том, что старая добрая надежная, привлекательная луна может оказаться зачинщиком космической катастрофы, ужасна, что может быть одной из причин, почему так много авторов пытались сохранить Луну чистой, простой, девственной-белой. , другими словами.В этом отношении Ленский - легкая мишень; а как насчет кого-нибудь покруче?

В комментарии к своему переводу «Евгения Онегина», Владимир Набоков потратил добрых две страницы, объясняя свое решение описать (как я сделал в моей версии в начале этого поста) лицо Ольги Лариной как «красивое», а не « красный". Русское прилагательное, которое использует Пушкин, «красный», может означать как «красивый», так и «румяный», и, следовательно, кажется, поддерживает любое чтение, но для Набокова только один из этих переводов является даже мыслимым:

«… В любом случае, уравнение красного лица и красной луны заставит человека увидеть лицо как имеющее оттенок помидора, а не розы… Общее понятие, которое не только переводчики, но и добрые невинные русские… разделяют , что красна лицом - «краснолицый», как бы достигает кульминации в версии, которая не может сравниться по полному слабоумию.”

Донская пылкость Набокова более убедительна, чем бездельничание Ленского, но я не могу не задаться вопросом, созданы ли они из одной ткани. В то время как Пелевин и Пушкин неоднократно напоминают нам о том, насколько опасно слишком сильно привязываться к нашему личному словарю, Набоков, похоже, не может принять во внимание, что его способ взгляда на лицо Ольги может быть только одним из многих. Здесь, как и везде в его массивных комментариях, он хочет разобраться и внести ясность: стереть советские и иностранные граффити со своего любимого русского языка, пока он не засияет первозданной чистотой.Но язык, как и луна, никогда не бывает чистым, и это одна из причин, по которой попытка сделать его таким будет звучать, по крайней мере, слегка донкихотским. Даже деспотично. Объекты наших навязчивых идей переживают как наши предсказания, так и наши предписания, и мы должны прощать их, иначе рискуем попасть в ловушку наших собственных частных языков.

Набоков, конечно, знал это; но иногда он забывал об этом, о том, как великие авторы всегда забывают то, чему учат их книги, а затем учат их снова, меняя и вращая, но оставаясь прежними.Верить в то, что что-либо может случиться впервые, учитывая ясную правду, которой учат эти революции, вероятно, довольно глупо; по крайней мере, это риск разочарования. Но все равно бывает. Люди влюбляются каждый день. Вот Набоков от 3 июля 1969 года в телеграмме, отвечающей на вопрос Томаса Гамильтона о том, что для него значила знаменитая посадка Аполлона-11:

«ПРОГУЛЕНИЕ ПОЧВЫ ЛУНЫ, ПАЛПАТАЯ ЕЕ КАЛЕКОВ, ДЕГУСТАЦИЯ ПАНИКИ И БЛЕСКА СОБЫТИЯ, ЧУВСТВУЮЩЕЕ В ЯММЕ ЖЕЛУДКА ОТДЕЛЕНИЕ ОТ ТЕРРЫ, ЭТО ФОРМИРУЕТ САМЫЕ РОМАНТИЧЕСКИЕ ОЩУЩЕНИЯ, КОТОРЫЕ ИЗВЕСТНО ИССЛЕДОВАТЕЛЯМ

906»

ДЖОШ БИЛЛИНГС - писатель и переводчик, живущий в Рокленде, штат Мэн.Melville House опубликовал его переводы «Сказки о Белкине» Александра Пушкина и «Дуэль» Александра Куприна. Его недавние работы были опубликованы в The Collagist и The Literary Review. Он ведет блог на сайте beginborrowstijl.blogspot.com.

Путеводитель Набокова по миру Александра Пушкина

Таких изъянов немного. Так уверенно Набоков знает тонкие нюансы как английского, так и русского языков, настолько чувствителен его слух, что его перевод редко ошибается ни в значении, ни в измерении, либо незаметно для него.

Многие сочтут обширный Комментарий главным достижением этой монументальной работы, и я подозреваю, что Набоков так и делает. Его роман «Бледный огонь» уже порадовал читателей его мастерством, оригинальностью и остроумием в аннотации поэтического текста. Этот дар занимает центральное место в его творчестве. «В искусстве, как и в науке, - отмечает он в данной работе, - нет удовольствия без деталей, и именно на деталях я пытался привлечь внимание читателя». Набоков одновременно и художник, и ученый, и одно призвание дополняет другое в слиянии, наименьшим общим знаменателем которого является концентрация на деталях.

Цветы, кустарники, деревья, ягоды, птицы и животные не только тщательно описаны в комментарии , но и в энциклопедической манере помечены латинскими именами . После того, что, должно быть, было сложной задачей географического исследования, начиная с простых клочков и фрагментов улик, устанавливается сельский локус стихотворения: "место, область лесов " и лугов , расположенных примерно в 250 милях к юго-востоку от г.Санкт-Петербург и в 200 милях к западу от Москвы, примерно на пересечении лонг. 32 ° и шир. 56 °. " Глянцевание " Жук вспахал " как " жука, скарабеоида жук, " Набоков сетует, что один английский переводчик передал русское слово 9040 как 9040 « превращает » жесткокрылое насекомое в прямоплодное. " Он продолжает демонстрировать место жука в поэзии , цитируя соответствующие отрывки из Шекспира, Уильяма Коллинза, Джеймса Макферсона, Саути и Крэбба.

Только это банальное слово «исчерпывающий» следует правильно применить к тысячам страниц Комментария. Набоков прекрасно подготовлен к этой задаче с лингвистической точки зрения, в его знании метрики и всего искусства поэзии, в его обширном чтении русской, французской, английской и немецкой литературы 18-го и начала 19-го веков, а также в его полном знакомстве с корпус произведений Пушкина и вся научная и критическая литература по ним. Кроме того, его глубокое понимание социального и культурного мира Пушкина делает возможным захватывающе детальную реконструкцию жизни, изображенной в «Евгении Онегине» - ее привычек, обычаев, манер, одежды, еды, развлечений, чтения и в некоторой степени его политики.

S OME будет жаловаться на отсутствие меры в этом обширном излиянии фактов - и они были бы правы, если бы не цель , стоящая за ним. Нелепое утверждение критика Виссариона Белинского о том, что " Евгений Онегин " - это энциклопедия русской жизни того периода, не было бы столь абсурдным, если бы было применено к комментарию Набокова. Очаровательная практика отступления Пушкина в стихотворении, столь тонко умудрившаяся осветить его действие и персонажей, кажется, вдохновила на частые " отступления " в Комментарии.Эти короткие эссе в на выбор и часто острый стиль на такие темы, как педантизм, дуэли, экипажи, азартные игры, русские ягоды и литературные эталоны пушкинской эпохи - классицизм, романтизм, сентиментализм, реализм, который, по словам Набокова, продолжает восхищать учителей и студентов «с твердым умом». Эти и многие другие «отступления» на самом деле представляют собой ограниченную картину времени, представленную в «Евгении Онегине.

Набоков, похоже, испытывает не меньшее презрение к ученым, писавшим о шедевре Пушкина, чем к его переводчикам: он довольно нелицеприятен в своих замечаниях об огромном накоплении российской науки (особенно советской), которой он был бенефициар в своем комментарии. Иногда его скрупулезность в деталях кажется пародией на пути ученых, и он явно получает удовольствие от избиения двух главных русских авторов аннотирования текста за их ошибки.Тем не менее, он делает несколько важных собственных научных работ, проливая новый свет на дуэль Пушкина с поэтом Кондратием Рылеевым и давая новую версию пушкинского кодирования незавершенной десятой главы «Евгения Онегина». И у него есть разумная теория о так называемой «потерянной любви» Пушкина.

ОПРЕДЕЛЕННЫЕ допущения в Комментарии, однако, остаются под вопросом. Доказывая, что Пушкин и главные герои «Евгения Онегина» читают английскую литературу только во французских переводах, Набоков утверждает, что русские переводы этих произведений предназначались исключительно для «низших классов ». »Маловероятно, что низшие классы в то время были широко грамотными; во всяком случае, те немногие, кто умел читать, вряд ли приняли бы русские переводы стихов Милтона, Поупа, Эдварда Янга и Джеймса Томсона. В целом Набоков, похоже, не осознает масштабы англомании, существовавшей среди высших классов как своего рода модное противодействие господствующей галломании.

Гордость Пушкина: как русский литературный гигант отдал дань уважения своим африканским корням | Александр Пушкин

Для россиян Александр Пушкин населяет неповторимое пространство, где национализм придает субъективному искусству налет факта.Он бесспорный отец их литературы, как Шекспир для британцев. Учитывая замкнутый характер современной российской политики, трудно представить, что создатель «Евгения Онегина» был не только сторонником мультикультурализма и глобального обмена, но и его примером: Пушкин был смешанной расой и гордился своими африканскими корнями.

Его прадед, Ибрагим Петрович Ганнибал, вероятно, родился на территории нынешнего Камеруна в 1696 году. Ганнибал был похищен в детстве и доставлен в Константинополь, где в одной из этих противоречивых литературных сносок «спас» один из предков Толстого. его (это собственное слово Пушкина - vïruchiv - в записке 1824 года) и подарил Петру Великому.

Прадед Пушкина Абрам Петрович Ганнибал. Фотография: Alamy Stock Фото

Ганнибал обменял одну форму рабства на другую, но как паж, крестник и экзотический придворный фаворит императора, его новая жизнь была гораздо более гламурной. Получив военное образование во Франции, он дослужился до дворянства и умер главнокомандующим с сотнями крепостных: черный аристократ с белыми наемными слугами в Северной Европе 18-го века.

Пушкин попытался понять жизнь своего предка в незаконченном историческом романе «Мавр Петра Великого», начатого им в 1827 году.Во фрагменте, основанном на собственном опыте автора с предубеждениями, Ибрагим обнаруживает, что им восхищаются многие женщины во Франции, но «это любопытство, хотя и скрытое за проявлением доброжелательности, оскорбляло его чувство собственного достоинства». Он завидует «людям, которых никто не замечает, считая их ничтожность счастьем». Ожидает «издевательства». А когда он падает, это касается графини D, которая «приняла Ибрагима учтиво, но без особого внимания». Это ему льстило ».

Написано просто и увлекательно - легко представить, что это превращается в шумный - фрагмент, тем не менее, чрезвычайно тонкий.Ирония может быть остиной в своей гибкости, например, когда Пушкин воображает, что графиня находит «что-то привлекательное в этой кудрявой голове, черном среди напудренных париков в ее гостиной», или исследует предубеждение Ибрагима относительно сексуальных мотивов окружающих его женщин.

Эта двусмысленность была центральной в личности Пушкина. Иногда он использовал свое африканское происхождение, чтобы позиционировать себя как байронического героя-аутсайдера, например, говоря о «моей Африке» в «Онегине», как если бы он был там. Он называл американских рабов «моими братьями», в то же время имея собственных русских рабов, и настаивал - как говорится в переводе Набоковым его стихотворения «Моя генеалогия» 1830 года - Ганнибал был: «Закадычный друг императора, а не раб.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *