Зинаида гавриловна орджоникидзе: Орджоникидзе Зинаида Гавриловна (1894-1960)

Содержание

Орджоникидзе, Зинаида Гавриловна — Путь большевика [Текст] : Страницы из воспоминаний о Серго Орджоникидзе


Поиск по определенным полям

Чтобы сузить результаты поисковой выдачи, можно уточнить запрос, указав поля, по которым производить поиск. Список полей представлен выше. Например:

author:иванов

Можно искать по нескольким полям одновременно:

author:иванов title:исследование

Логически операторы

По умолчанию используется оператор AND.
Оператор AND означает, что документ должен соответствовать всем элементам в группе:

исследование разработка

author:иванов title:разработка

оператор OR означает, что документ должен соответствовать одному из значений в группе:

исследование OR разработка

author:иванов OR title:разработка

оператор NOT исключает документы, содержащие данный элемент:

исследование NOT разработка

author:иванов NOT title:разработка

Тип поиска

При написании запроса можно указывать способ, по которому фраза будет искаться. Поддерживается четыре метода: поиск с учетом морфологии, без морфологии, поиск префикса, поиск фразы.
По-умолчанию, поиск производится с учетом морфологии.
Для поиска без морфологии, перед словами в фразе достаточно поставить знак «доллар»:

$исследование $развития

Для поиска префикса нужно поставить звездочку после запроса:

исследование*

Для поиска фразы нужно заключить запрос в двойные кавычки:

«исследование и разработка«

Поиск по синонимам

Для включения в результаты поиска синонимов слова нужно поставить решётку «#» перед словом или перед выражением в скобках.
В применении к одному слову для него будет найдено до трёх синонимов.
В применении к выражению в скобках к каждому слову будет добавлен синоним, если он был найден.
Не сочетается с поиском без морфологии, поиском по префиксу или поиском по фразе.

#исследование

Группировка

Для того, чтобы сгруппировать поисковые фразы нужно использовать скобки. Это позволяет управлять булевой логикой запроса.
Например, нужно составить запрос: найти документы у которых автор Иванов или Петров, и заглавие содержит слова исследование или разработка:

author:(иванов OR петров) title:(исследование OR разработка)

Приблизительный поиск слова

Для приблизительного поиска нужно поставить тильду «~» в конце слова из фразы. Например:

бром~

При поиске будут найдены такие слова, как «бром», «ром», «пром» и т.д.
Можно дополнительно указать максимальное количество возможных правок: 0, 1 или 2.4 разработка

По умолчанию, уровень равен 1. Допустимые значения — положительное вещественное число.
Поиск в интервале

Для указания интервала, в котором должно находиться значение какого-то поля, следует указать в скобках граничные значения, разделенные оператором TO.
Будет произведена лексикографическая сортировка.

author:[Иванов TO Петров]

Будут возвращены результаты с автором, начиная от Иванова и заканчивая Петровым, Иванов и Петров будут включены в результат.

author:{Иванов TO Петров}

Такой запрос вернёт результаты с автором, начиная от Иванова и заканчивая Петровым, но Иванов и Петров не будут включены в результат.
Для того, чтобы включить значение в интервал, используйте квадратные скобки. Для исключения значения используйте фигурные скобки.

Серго Орджоникидзе — биография, фото, революция, личная жизнь, причина смерти

Биография

Серго Орджоникидзе известен тем, что поднял промышленность СССР до невиданных высот. Этот государственный деятель действительно творил историю. При этом, исходя из воспоминаний его близких людей, Серго был жизнерадостным, добрым и смелым человеком, который всегда старался заботиться о других людях. Таинственная гибель Орджоникидзе до сих пор является предметом споров.

Детство и юность

Биография Григория Константиновича Орджоникидзе (Серго – партийное прозвище) началась 24 (12 по старому стилю) октября 1886 года в селе Гореша Кутаисской губернии: сейчас это место известно как Западная Грузия. Рос в обедневшей семье дворян, он рано осиротел. В 12 лет мальчик окончил 2-классное училище в селе Харагаули, где познакомился с Самуилом Буачидзе. Через 2 года Орджоникидзе поступил в школу фельдшеров: сведений об этом времени мало, и все они противоречивы.

Серго Орджоникидзе в детстве и молодости

По словам дочери Орджоникидзе, её отец познакомился с Иосифом Сталиным в революционном кружке. В то время будущий вождь написал книгу «Наши разногласия», имея в виду большевиков и меньшевиков, подарив её Григорию.

В будущем мужчины случайно встретились после Бакинских событий, а после празднования Первомая Орджоникидзе и Сталин попали в одну камеру тюрьмы в 1908 году. Они находились там довольно долго, завязалась дружба, а когда Йосифа отправили в ссылку, Серго ездил к нему по приказу Владимира Ленина.

Серго Орджоникидзе и Иосиф Сталин

Ещё в школьные годы мальчика увлекали социал-демократические идеи изменения устоев страны. Когда ему было 17 лет, юноша вступил в ряды РСДРП(б) и получил псевдоним Серго: именно так его ласково называли с детства. В Тифлисе парень занимался распространением листовок и газеты «Искра», его юность была насыщена событиями.

Партийная и общественная деятельность

Серго участвовал в первой буржуазной революции, в результате чего его арестовали. После освобождения Орджоникидзе скрывался в Германии с фальшивыми документами и придуманным именем, откуда вернулся в 1907 году, работая фельдшером. Снова участвовал в демонстрациях: его арестовывали, сажали в тюрьму и в итоге отправили на вечное поселение в Сибирь, откуда мужчина бежал за границу.

Революционер Серго Орджоникидзе

Серго посетил Персию и Францию, где учился в Ленинской партийной школе. По заданию вождя мужчина вернулся в Россию, занявшись подготовкой общей партконференции, которая прошла в 1911-м. В следующем году Серго ждал очередной арест, наказание он отбывал в Шлиссельбургской крепости, после его снова сослали в Якутию. Из ссылки мужчина вернулся через 5 лет и буквально сразу стал участником октябрьской революции и членом первой ВЧК.

Серго участвовал в Гражданской войне как политический командир Красной армии: в Царицыне, на Северном Кавказе и Каспии, в Беларуси и Тифлисе. Больше того, Орджоникидзе освобождал территорию нынешних закавказских республик от интервентов.

Иосиф Сталин и Серго Орджоникидзе

В 1930 году происходит партийный рост Серго: он входит в ЦК партии, занимает высокие должности в Закавказском партийном комитете, председательствует в ЦКК ВКП(б). В этот период Орджоникидзе начал основную деятельность, сделав прорыв в развитии промышленности страны. В 1932 году Серго занял пост наркома тяжелой промышленности, с его именем связаны возведение и запуск в эксплуатацию заводов-гигантов.

В Башкирии при непосредственном участии Орджоникидзе Баймакский медеплавильный завод обеспечили транспортом и коксом. Также нарком участвовал в строительстве моторного уфимского завода, им подписаны документы о создании треста «Башнефть». В Украине, помимо запуска ДнепроГЭСа, Орджоникидзе был создателем Краматорского завода тяжелого машиностроения, ныне НКМЗ: от закладки первого камня до начала работы в 1934 году.

Серго Орджоникидзе посещает Днепровский завод имени Дзержинского

В честь Орджоникидзе назвали сегодняшний нижегородский «Сокол», знаменитый в те годы выпуском истребителя И-5, разработанного Н. Н. Поликарповым. Этот опыт был первым изготовлением такого рода техники, за ним последовали другие усовершенствованные модели. Приказом Серго начал строиться металлургический завод «Амурсталь», где нарком курировал снабжение геологоразведочных работ: страна получила руды металлов, в том числе никель.

Таким образом страна индустриализовалась: возросли металлургические и машиностроительные гиганты, сельское хозяйство обеспечили необходимой техникой, громадными шагами шло развитие энергетики, строились дороги, и увеличивалась обороноспособность страны. И руководил этой гигантской машиной Серго Орджоникидзе, поэтому полученные им награды полностью заслужены.

Сергей Киров и Серго Орджоникидзе

Он часто посещал строящиеся объекты, разговаривал с рядовыми рабочими, вникал в проблемы. В том, что строительства шли по графику и обеспечивались нужными ресурсами, именно его заслуга. Постепенно политические разногласия между Серго, Сталиным и Берией росли. В то время наступил сложный момент в истории — борьба с вредителями: нарком как мог защищал своих специалистов, но часто был бессилен перед властью.

Личная жизнь

После очередного ареста в 1912 году Серго Орджоникидзе отправили отбывать наказание в Якутию. В суровом крае мужчина встретил будущую жену – Зинаиду Гавриловну, которую любил до самой смерти.

Серго и Зинаида познакомились в Покровске, когда женщина работала учителем русского языка. Тогда, боясь эпидемии оспы, детям в школе решено было сделать прививку. Увидев фельдшера с огромной чёрной шевелюрой, сотрудники учебного заведения переживали, что дети разбегутся и не дадут сделать укол, но Орджоникидзе сумел найти подход к ребятам.

Серго Орджоникидзе и жена Зинаида

Будущие супруги несколько раз встречались в школе, а так как ссыльных иногда приглашали в гости и подкармливали, Серго заходил к ним в дом. Так молодые люди подружились и полюбили друг друга. Зинаида, совершив поистине героический поступок, решила поехать из Якутии в Грузию: поженились прямо перед отъездом, когда грянула революция 1917 года.

На протяжении всей жизни женщина была рядом с мужем. Вместе они прошли и Гражданскую войну, и революцию, почти не расставаясь. Даже когда начались боевые действия на фронте, Зинаида не отлучалась от Серго.

Общих детей у пары не было, но супруги воспитывали приёмную дочь по имени Этери. Девушка дважды была замужем, от каждого брака у неё есть сын, названный в честь отца: Серго и Григорий. То есть у Орджоникидзе было двое внуков, но он их не застал. Некоторые источники говорят, что до Этери супруги уже брали в семью приёмного ребенка, мальчика, но он умер в раннем возрасте.

Уже после смерти мужа Зинаида Орджоникидзе написала книгу о собственной личной жизни и событиях давно минувших дней. Могилы жены и дочери революционера находятся на Новодевичьем кладбище Москвы.

Смерть

Серго Орджоникидзе умер 18 февраля 1937 года, не дожив 5 дней до февральско-мартовского Пленума ЦК 1937-го. Вместо выступления погибшего с речью предстал Сталин, раскритиковавший Серго за либерализм и укрывательство врагов народа и вредителей.

Памятник Серго Орджоникидзе

Официальной причиной смерти объявили паралич сердца, но вокруг кончины Серго до сих пор идут споры. В источниках фигурируют версии от самоубийства до насильственной смерти. Впервые о самоубийстве Серго и травле его семьи заговорил Никита Хрущев в 1956 году. С этим вариантом был согласен и Анастас Микоян.

По свидетельствам очевидцев тех событий, квартиру привели в порядок и вытерли от отпечатков пальцев в течение 40 минут, пока ещё не вынесли тело. Позднее Зинаида Гавриловна призналась, что Сталин приказал ей не распространяться о подробностях смерти мужа, пригрозив расправой.

Место захоронения Серго Орджоникидзе

Близких родственников репрессировали: троих братьев Орджоникидзе арестовали, а старшего расстреляли. Жену Серго на 10 лет отправили в лагеря. Племянника, который возглавлял Макеевский завод, расстреляли. Города, названные в честь Орджоникидзе, переименовали.

Сначала Зинаида Гавриловна, рассказывая о том злополучном дне, говорила, что, подходя к спальне мужа, услышала выстрел. Также упоминалось прощальное письмо, лежащее на комоде, которое не успела прочитать даже Зинаида. Однако жена Серго говорила и о другой версии: к ним пришел незнакомый человек. И через несколько минут после того, как мужчина вошел к наркому, раздался выстрел.

Документальный фильм о Серго Орджоникидзе

В интервью дочь революционера призналась: она не верит, что отец застрелился. Основывалась женщина на том, что человек, прошедший такой жизненный путь, вряд ли бы совершил такой поступок. Тем более Этери говорила, что в тот день отец находился в отличном настроении. Также женщина утверждала, что её мама никому ничего не рассказывала, и версии, якобы высказанные Зинаидой, неправдивы. Похоже, что тайна смерти Серго так и останется нераскрытой.

Могила с урной с прахом Орджоникидзе находится у Кремлёвской стены на Красной площади столицы России.

О выдающемся деятеле СССР снят документальный фильм, режиссёром которого стал Дзига Вертов.

Награды

  • 1935 – Орден Ленина
  • 1921 – Орден Красного Знамени
  • 1921 – Орден Красного Знамени Азербайджанской ССР
  • Орден Красного Знамени Грузинской ССР
  • 1936 – Орден Трудового Красного Знамени

Персональный сайт — СЕРГО ОРДЖОНИКИДЗЕ

Трудно найти хоть кого-нибудь кто, сомневается в том, как именно погиб Г.К. («Серго») Орджоникидзе.

  Брат обвиняемого Рухадзе Н. М. — Рухадзе И. М. в своём объяснении от 5 ноября 1937 года в НКВД Грузии писал:
«…Николай Рухадзе в помещении редакции газеты «Муша» заметил портреты, которые мы готовили к двадцатилетию Октябрьской революции. Он, между прочим, сказал, что не следует выносить портреты тов. С. Орджоникидзе…»
На следствии Рухадзе Н. М. подтвердил факт этого разговора с братом и признал, что ему ещё в 1937 году было известно, что в НКВД Грузии от некоторых арестованных вымогались клеветнические показания на Г. К. Орджоникидзе.
В 1938 году Рухадзе принял и непосредственное участие в расправе, учинённой Берия над родственниками Г. К. Орджоникидзе. Дорожно-транспортным отделом Закавказской железной дороги, который в этот период возглавлял Рухадзе, были арестованы брат Г. К. Орджоникидзе — И. К. Орджоникидзе и жена последнего — А. М. Орджоникидзе, которые затем по сфальсифицированным под руководством Рухадзе материалам были незаконно осуждены.

                                                     ***

                          Копия обвинительного заключения на Н. М. Рухадзе. Апрель 1954 года

  Предварительным и судебным следствием по делу врага народа Берия установлено, что он на протяжении ряда лет вел интриганскую борьбу против выдающегося деятеля коммунистической партии и Советского государства Г. К. Орджоникидзе, а после его смерти учинил жестокую расправу с его родственниками. Рухадзе не только был в курсе этой подлой деятельности Берия, но и лично принял активное участие в расправах над членами семьи Орджоникидзе…

…На основания изложенного — Рухадзе Николай Максимович, 1905 года рождения, уроженец ст. Рустави Грузинской ССР, грузин, гражданин СССР, бывш[ий] член КПСС, женат, образование среднее, до ареста — министр госбезопасности Грузии, генерал-лейтенант обвиняется в том, что, занимая в течение многих лет руководящие должности в системе органов госбезопасности, проводил вредительскую деятельность; участвовал в расправе над родственниками одного из выдающихся деятелей партия и Советского государства; в угоду врагу народа Берия производил массовые необоснованные аресты советских граждан; насаждал в подчиненных ему органах МГБ систему зверских пыток арестованных, вследствие чего некоторые обвиняемые были убиты на допросах; с помощью истязаний и других строжайше запрещенных законом методов фабриковал провокационные дела, в результате чего многие советские граждане были без оснований обвинены в совершении тяжких государственных преступлений и расстреляны; скрывал от ЦК КПСС серьезные провалы в работе органов госбезопасности Грузии, то есть в совершении преступлений, предусмотренных ст. 58-7 УК РСФСР. Считая следствие по настоящему делу законченным, а добытые данные достаточными для предания обвиняемого суду на основании ст. 208 УПК РСФСР дело по обвинению Рухадзе Н. М. направить на рассмотрение Военной коллегии Верховного суда Союза ССР. Обвинительное заключение составлено « » апреля 1954 года в городе Москве.

Старший следователь следственной части майор Перов
Согласен: И. о. начальника следственной части полковник Козырев

                                                                                                 *** 

Сталин, Орджоникидзе и вредительство.

 

 Из Шатуновской —  — ***(О́льга Григо́рьевна Шатуно́вская (1901, Баку — 1990, Москва) — член РСДРП(б) с 1916 года. После Февральской революции работала в редакции газеты «Бакинский рабочий». В дни Бакинской коммуны заведовала бюро печати Бакинского совнаркома, была секретарем руководителя Бакинского совнаркома Шаумяна.)  ***

 

  Сталин убивал своего друга Серго долго, года три. Неудобно было объявить его врагом народа и не хотелось устранить человека, предлагавшего снять его с поста, быстро и сравнительно безболезненно, с помощью яда, как Горького. Хотелось мучить, не торопясь, сохраняя видимость деловых, товарищеских отношений…

 Беседуя с режиссерами Мосфильма, Ольга Григорьевна рассказывала: «В архиве Сталина я обнаружила письма Серго Сталину, где он писал, что его ненавидит Молотов , который в то время был председателем Совнаркома. И что из личной неприязни к нему Молотов систематически проваливает те проекты и предложения, которые Серго вносит в Совнарком. И что поэтому работать он не может и просит его от этой работы освободить, так как деятельность Молотова распространяется и на деятельность Наркомтяжпрома и вредит работе. На что Сталин, конечно, не реагировал — оставайся на своем посту, разбирайся сам! — и надо думать, что он именно и натравливал Молотова на Серго по своему обыкновению стравливать. В дальнейшем Сталин поручил (травлю Серго. — Г. П.), по-видимому, Ежову . Надо думать, что Ежов не по своей инициативе доложил материалы на Политбюро о том, что на всех крупнейших стройках происходит вредительство. И вообще все пронизано вредительством.

 Все эти стройки, конечно, были под руководством Серго. Он выразил сомнение в достоверности этих материалов и создал комиссии. Во главе каждой комиссии стояли крупные чекисты, которые в свое время работали с Дзержинским, но Ягода и Ежов их выжили из органов, и Серго их взял к себе и создал из них «особую инспекцию» при себе, при наркоме. Это были такие, как Павлуновский , Ойский , крупнейшие чекисты времен Дзержинского (из них Павлуновский одно время входил в свиту Троцкого. — Г. П.). Вот ими он возглавил комиссии, и на каждую из строек, крупных, которые были обозначены в материалах Ежова, он послал эти комиссии. Конечно, там были и специалисты по каждой отрасли. И все эти комиссии, проверив стройки, на которые они были посланы, по возвращении составили отчеты, в которых констатировали, что никакого вредительства на стройке, которую они обследовали, нет, и что, наоборот, с огромным воодушевлением и большим трудом все эти стройки идут.

 Эти все записки Серго Орджоникидзе со своим письмом направил Сталину в опровержение материалов Ежова. Немедленно весь состав комиссий во главе с этими крупными чекистами был арестован и они объявлены тоже вредителями — они поехали на стройки и скрыли то вредительство, которое там происходит. Тогда все эти вопросы обсуждались на Политбюро, и Сталин поставил вопрос о том, что вся страна пронизана вредителями, а Серго вот не видал, не понял того, что комиссии прикрыли вредительство. И внес этот вопрос в повестку пред- стоящего пленума ЦК.

 Сталин потребовал, чтобы на февральско-мартовском пленуме Серго доложил все это: что всюду вредительство и что комиссии, посланные им, — вредители, и так далее, от чего Серго категорически отказался. И тогда взялся Молотов доложить. Вот это предшествовало (смерти Серго — Г. П.).

 К этому же времени был арестован брат Серго, начальник политотдела Закавказской железной дороги в Тбилиси, Папулия Орджоникидзе . Серго понимал, для чего арестовали его брата со всей семьей. И все они были расстреляны , и жена, и дети. Так что круг смыкался. И вот накануне этого пленума, в повестке которого было два вопроса: о всеобщем вредительстве и о Бухарине и о Рыкове, он застрелился» (с. 302-304).

 Подробнее о последнем дне Орджоникидзе Ольга Григорьевна рассказывала своим родным со слов вдовы. «…В день накануне пленума он с утра не встал. Зинаида Гавриловна видела, что иногда он поднимался, в нижнем белье, в кальсонах, подходил к столу, что-то писал и опять ложился. Она просила его встать, поесть, но он не вставал. Вечером приехал его друг Гвахария , начальник макеевской стройки, — детей у Орджоникидзе не было, он любил его как родного сына.

 Гвахария говорит Зинаиде Гавриловне: — Накрывайте стол, ставьте самое лучшее, ведь я же гость (по грузинским понятиям!), скажите, что я приехал, меня надо принять, он встанет.

 Зинаида Гавриловна так и сделала; накрыли стол, она пошла звать его. А чтобы пройти в спальню, надо пройти прежде гостиную, и она подошла к выключателю зажечь свет, она зажгла и не успела сделать пару шагов, как раздался выстрел. Видимо, он увидел через щель в двери, что зажегся свет, понял, что сейчас будут звать… Он выстрелил себе в сердце. Она вбежала, и в эту минуту, говорит, его рука с револьвером опустилась на пол.

 А на комоде лежало его письмо, он написал все, что думал, что он не может больше жить, не знает, что делать, — это можно только думать, потому что никто этого письма не видел. Зинаида Гавриловна бросилась к телефону и позвонила своей сестре Вере Гавриловне и Сталину .

 Я с Верой Гавриловной тоже разговаривала. Она говорит: «Я вбежала в спальню, увидела мертвого Серго и бросила взгляд на открытое бюро. Там лежала пачка листков, я схватила их…» Пришел Сталин со свитой. Там же все близко в Кремле, он собрал всех членов Политбюро и пришел вслед за Верой Гавриловной. Сразу спросил: «Он оставил что-нибудь?» — «Вот письмо». И все. Больше письма никто не видел. Выхватил у Веры Гавриловны из рук эту пачку листков, она не успела их спрятать к себе в сумочку. И сколько мы их ни искали, это посмертное завещание Серго, мы их не нашли. В архиве Сталина их нет и нигде нет.

 Дальше Зинаида Гавриловна мне говорит: «Они подошли во главе со Сталиным к кровати мертвого Серго, и она в это время сказала: «Вот, не уберегли вы Серго ни для меня, ни для партии». И он над неостывшим трупом Серго сказал ей: «Замолчи, дура». Вот все то, что она мне рассказала. И показала. Она открыла одеяло на его кровати, когда я была у нее, и показала мне окровавленное белье, это происходило в пятьдесят шестом году, а застрелился он, как вы знаете, в тридцать седьмом. И вот она двадцать лет спала рядом с кроватью, на которой он покончил с собой, и под покрывалом — его окровавленное белье» (с. 161- 163).

 В этом рассказе все достоверно, вплоть до кальсон, в которых Серго вставал, чтобы написать еще несколько слов, вплоть до пятен крови на простыне. Напротив, рассказ дочери Серебряковой, опиравшейся на слова своей матери, напоминает легенду: проскользнул человек, застрелил Серго и исчез. Как, каким образом убийца незамеченным вошел в квартиру и так же незамеченным вышел? Вероятно, в версии Серебряковых только одно: после расстрела Папулии Орджоникидзе между Серго и Сталиным произошел разговор, во время которого Серго схватил Сталина за грудки, а Сталин пригрозил ему смертью. После этого Серго ждал ареста. Поэтому он и застрелился сразу, как только в соседней комнате зажгли свет, ожидая убийцу. Но убийцы не было. И Ольга Григорьевна твердо исходила из версии самоубийства. Исходила она из этого и в разговоре, запомнившемся ее младшему сыну:

«Мама, я все же не пойму, почему Орджоникидзе застрелился сам, а не застрелил Сталина?»

«Это необъяснимо. Единственная возможная причина — магический ужас, который внушал Сталин своим соратникам».

«Мама, как это было возможно, что вы, коммунисты, могли совершить такой ад, как убийство всей царской семьи, включая малолетних детей и прислуги?»

«Алешенька, сейчас это для меня кажется дикой нелепостью, но в то время все мы думали, что эта жертва абсолютно необходима для блага мирового пролетариата. И что революционная законность выше нравственной законности. Расстрел царской семьи в настоящее время мне кажется дикой, невероятной вещью» (с. 332).

Убил тов. Сталин Серго Орджоникидзе (1937 год)? Нет! А похоронил «советское экономическое чудо»? Да!: klasson — LiveJournal

В повести «Страх» (продолжении «Детей Арбата») Анатолий Рыбаков расписал «теорию заговора» тов. Сталина против Серго Орджоникидзе (Читать Страх онлайн (полностью и бесплатно) страница 80 (mir-knig.com)):
В десять часов явился Ежов. Сталин еще завтракал, предложил позавтракать Ежову. Ежов поблагодарил, сел. <…> Ежов открыл портфель, вынул листки с тезисами своего доклада о Бухарине и Рыкове на предстоящем Пленуме ЦК. Сталин просмотрел тезисы. Слепил разные показания на Бухарина и Рыкова… Все прямо, все в лоб, для Ежова сойдет… Ладно! Политическую часть дополнит Микоян, выступит как содокладчик.
– Хорошо, – Сталин вернул Ежову тезисы, – от кого ожидаете возражения?
– Только от товарища Орджоникидзе. Еще на декабрьском Пленуме он пытался меня сбить. А теперь разослал по заводам людей, они собирают материал на арестованных.
Помешивая ложкой чай, Сталин смотрел, как растворяются на дне остатки сахара. «Собирает материал…» Сукин сын! Ленин в последние годы жизни отстранил его от себя, увидел – человек недалекий, горячий, поступков своих не обдумывает, политик никакой. ОН тогда поддержал Серго, сохранил на руководящей работе в Закавказье, потом взял в Москву, ввел в Политбюро. Серго его слушался, хорошо боролся с оппозицией, но с тридцатого года стал проявлять свой истинный характер и вместе с Кировым начал оказывать сопротивление. Именно после убийства Кирова и наступил разрыв – что-то пронюхал, что-то знает, но молчит. Собирался ехать в Ленинград, ОН не пустил:
– Ты что?! С твоим сердцем?! Хочешь, чтобы партия хоронила двух своих руководителей?! Запрещаем.
Подчинился. Не поехал. Но не смирился. Не поддержал суда над Зиновьевым – Каменевым, противится аресту Бухарина и Рыкова. Совсем на днях остановил во дворе Кремля жену Бухарина, говорил с ней… Ведь они с Бухариным друзья. Четыре года у него в Наркомтяжпроме Бухарин ведал наукой и техникой, каждый день виделись, о чем разговаривали?
На Пленуме ЦК Орджоникидзе должен сделать доклад о вредительстве троцкистов и бухаринцев в промышленности. Какой доклад сделает? Разослал по заводам своих порученцев. Зачем разослал? Собрать материал о вредительстве? Такой материал ему может предоставить Ежов, сколько угодно, пожалуйста. Не желает дорогой Серго пользоваться его материалами. Каганович – нарком путей сообщения – работает в контакте с НКВД, а товарищ Орджоникидзе не желает работать в таком контакте. Наоборот, демонстративно игнорирует НКВД. Два месяца назад, на декабрьском Пленуме ЦК, прерывал доклад Ежова, все молчали, весь Пленум молчал, а он прерывал вопросами, сбивал Ежова, показывал, что не доверяет ему. И теперь не доверяет, требует освобождения вредителей. И что вообще значит: «верю» или «не верю»? Такого понятия для члена партии не существует и не может существовать. Для члена партии есть только одно понятие: «Борюсь я с врагами партии или нет».
Все условия были созданы товарищу Орджоникидзе: авторитет, популярность, титул «главного командарма промышленности», а какой он командарм промышленности? Пятаков и другие хозяйственники за него работали. На одном заседании коллегии Наркомата Серго насел на какого-то директора завода, требовал чего-то.
– Григорий Константинович, – ответил ему хозяйственник, – есть такая французская поговорка: «никакая самая прекрасная женщина не может дать больше того, что она может дать».
Серго ударил кулаком по столу:
– Тогда пусть даст два раза!
Вот так, на таком уровне он руководит. Как был ветеринарным фельдшером, так им и остался. А почет ему, его именем названы города, поселки, станицы, колхозы, совхозы, железные дороги, в прошлом году пышно отпраздновали пятидесятилетие. Что еще человеку надо? Нет, не хочет бороться с врагами.
– Что за материалы привезли люди Орджоникидзе? – спросил Сталин.

– Будут утверждать, что дела идут хорошо, планы выполняются, вредительства нет.
– Что добыто от Папулии Орджоникидзе?

– Следствие ведется в Тифлисе.
Папулия был старшим братом Серго. Заместитель начальника Закавказской железной дороги. Старый член партии. До революции работал на железной дороге телеграфистом, дежурным по станции: Сталин его хорошо помнил. Веселый был, но легкомысленный. Не подводил, нет, но легкомысленный. Некультурный, не хотел учиться. Серго тоже не большой грамотей, но хоть книгу иной раз откроет, а Папулия – нет. Общительный человек, энергичный, но больше пара, чем дела. Бравировал своей резкостью, щеголял правдой-маткой. Эпикуреец, любил охоту, любил застолья, хороший тамада, шутник. Когда у него спрашивали: «Вы брат Орджоникидзе?» – он отвечал: «Нет! Это Серго мой брат». Берию ненавидел. Приходил в Заккрайком и громко, при всех работниках аппарата спрашивал: «Этот потийский жулик будет сегодня принимать?» Конечно, Берия обижался. На что обижался? На слово «жулик» или на слово «потийский»? Он ведь не из города Поти, а из какой-то деревушки поблизости. Ладно. Папулию Берия правильно велел арестовать, доказательства представил убедительные. Но на Серго это не подействовало, не покорился, чтобы спасти брата. Наоборот, не верит в его виновность: «Пусть положат мне на стол его показания», требует свидания с Папулией, всячески поносит Лаврентия Берию, поносит Ежова и органы, не сделал выводы из ареста своего старшего и любимого брата.
<…> Много общего в характере у Серго с братом. Оба горячие, несдержанные, Серго, конечно, пообтесанней, а Папулия… Его боялись арестовывать. Револьвер всегда при нем, не расставался с ним, стрелок отличный. Взяли обманом, ловко надули… Вызвали к секретарю горкома. Папулия явился, вошел в кабинет, видит, на столе газетный лист, на нем детали разобранного браунинга, над ними склонился секретарь горкома, пожаловался: «Вот разобрал и никак не могу собрать».
– Давай соберу, – предложил Папулия.
– Нет, я сам хочу. Лучше дай мне твой пистолет, глядя на него, я и свой соберу, соображу, может быть, что к чему.
Папулия, дурачок, дал ему свой пистолет. Секретарь положил и его на газету, стал собирать свой, опять ничего у него не получилось, раздраженно сказал: «А ну его к черту! Чего мы время теряем? Дам порученцу задание собрать по твоему револьверу мой, а мы по делу поговорим». Завернул в газету и пистолет Папулии, и свой, разобранный, вышел. И тут же в кабинет ворвались три молодца из НКВД и скрутили Папулию. Говорят, он успел им синяков наставить и чернильный прибор разбил… Вот так ловко взял его Берия. У Ежова на это хитрости бы не хватило.
Конечно, можно постепенно освобождаться от Серго. Послать сначала в какую-нибудь большую республику – секретарем ЦК, потом будет видно.
<…> Сталин отошел от двери, прошелся по комнате, повернулся к Ежову.
– Технократия по-прежнему хочет независимости, сопротивляется партийному руководству, в борьбе с партией сомкнулась с троцкистскими шпионами. Партия и народ это знают, и товарищ Орджоникидзе тоже знает. Опытный политик. Понимает, что защищать на Пленуме троцкистских вредителей – значит примкнуть к безнадежному и проигранному делу. И на Пленуме никто его не поддержит, боюсь, что и говорить ему не дадут, сгонят с трибуны, не таких сгоняли. Что же будет тогда с его сердцем? На Пленуме хватит удар?! Волноваться очень вредно для больных сердцем. Вот товарищ Дзержинский тоже волновался и умер прямо на заседании Пленума. Только товарищ Дзержинский умер, разоблачая в своей речи Каменева, Пятакова и других выродков, а товарища Орджоникидзе хватит удар, когда он будет защищать выродков Бухарина и Рыкова. Как на это посмотрит народ? Как мы будем его хоронить? Как одного из руководителей партии или как одного из ее врагов? И лучше всего для товарища Орджоникидзе, если сердечный удар случится до Пленума. Сердечный приступ – это нормальное дело, это народ поймет. Вот какой вопрос сейчас стоит перед товарищем Орджоникидзе: уйти из жизни любимцем партии и народа или врагом партии и народа? Над этим вопросом он думает и этот вопрос решает. Вот о чем он сегодня думает.
Он снова прошелся по комнате и вдруг спросил:
– Вы мне говорили, что у товарища Орджоникидзе четыре револьвера?
– Да.
Сталин покачал головой.
– Плохо, когда много личного оружия. Мелькает перед глазами. В минуту душевной слабости можно и в себя выстрелить. Бывает. Особенно у таких горячих людей, как товарищ Серго. И особенно когда они попадают в такое положение, как товарищ Серго. Конечно, с больным сердцем трудно жить, нельзя приносить ту пользу партийному делу, которую мог бы приносить. Так бывает иногда. Например, дочь Карла Маркса – Лаура и ее муж Поль Лафарг. Увидели, что не могут приносить пользу делу социализма, и покончили с собой. А ведь не такие уж старые были. Так и товарищ Орджоникидзе не может больше жить с больным сердцем.
Сталин остановился перед Ежовым, печально добавил:
– Боюсь, у товарища Серго другого выхода нет…
<…> Как и договорились, в три часа дня к Сталину в Кремль приехал Орджоникидзе. Коротко сообщил последние новости по своему ведомству, сухо говорил, неприязненно, в общих чертах: все в порядке. А было бы еще в большем порядке, если бы не необоснованные репрессии среди командиров промышленности.
Сталин протянул Орджоникидзе телеграмму от Берии. В телеграмме говорилось, что руководство Наркомата тяжелой промышленности скрыло аварию на одном из участков Балахнинского нефтепромысла.
Орджоникидзе удивленно посмотрел на Сталина:
– Это какая же авария? Когда?
– Там написано. – Сталин кивнул на телеграмму.
Орджоникидзе дочитал до конца, снова удивленно посмотрел на Сталина.
– Но эта авария была в июне прошлого года, шесть месяцев назад. Мелкая авария, которую тут же ликвидировали. – Он смял телеграмму в кулаке, ударил кулаком по столу. – Негодяй, провокатор! Я не желаю о нем даже разговаривать, пусть даст мне свидание с моим братом Папулией!
– Положи телеграмму.
Орджоникидзе бросил телеграмму на стол. Сталин взял ее, разгладил.
– Зачем так волноваться, особенно с больным сердцем… У тебя готовы тезисы твоего доклада на Пленуме?
– Нет!
Орджоникидзе положил под язык таблетку нитроглицерина.
– Когда будут готовы?
– Не знаю.
– Пленум открывается через два дня, нельзя тянуть, все докладчики представили тезисы.
– Представлю, когда будут готовы. Если посчитаю нужным. Я – член Политбюро и имею право решать, о чем мне говорить. Мне не надо одобрения Ежова.
Сталин помолчал, потом сказал:
– Да, ты – член Политбюро и на Политбюро можешь высказывать свое мнение. Но на Пленуме ЦК тебе придется изложить точку зрения Политбюро, точку зрения руководства партии. Иначе ты ставишь себя в оппозицию к Политбюро, в оппозицию к руководству партии, противопоставляешь себя партии. Подумай о последствиях такого решения. Учти опыт тех, кто до тебя пытался противопоставить себя партии. Иди домой, успокойся и подумай. Успокоишься, поговорим.
Орджоникидзе встал, с шумом отодвинув стул. И ушел, хлопнув дверью.
Минут через тридцать – сорок явились Молотов, Каганович, Ворошилов, Микоян, Жданов. Обсуждали текущие дела, подготовку к Пленуму.
Дверь открыл Поскребышев.
– Товарищ Сталин! Вас просит к телефону Зинаида Гавриловна Орджоникидзе.
– Что ей надо?
– Что-то случилось с Григорием Константиновичем.
Сталин покачал головой.
– Был здесь, ругался, глотал таблетки. Говорю: побереги сердце. Не хочет беречь. Опять, наверно, приступ.
Поднял трубку:
– Слушаю… Что?! Не болтай глупостей! Надо было подальше от него держать пистолет. Повторяю, не болтай чепуху! Сейчас приду. Вызываю врача.
ОН положил трубку, обвел всех тяжелым взглядом.
– Серго застрелился.
Все молчали.
Сталин поднял трубку другого телефона.
– Товарищ Ежов! Застрелился товарищ Орджоникидзе. Немедленно врачей. Если спасти не удастся, то пусть ко мне приедет народный комиссар здравоохранения.
Не снимая руки с трубки, чуть помедлив, Сталин сказал:
– Ну что ж, пойдем посмотрим, что такое там случилось.
Они вышли, мимо промчалась санитарная машина, остановилась у подъезда, где жил Орджоникидзе. Из машины выскочили несколько человек в расстегнутых пальто, под которыми виднелись белые халаты, вбежали в подъезд.
Сталин замедлил шаг.
– Не будем мешать врачам.
И все замедлили шаг. И никто не раскрывал рта.
Так же медленно поднялись они по лестнице. Дверь в квартиру была открыта.
Серго лежал в спальне на кровати. У изголовья, оцепенев, стояла Зинаида Гавриловна. ОН много лет знал ее и всегда поражался выбору Серго. Такой видный мужчина, а женился где-то в Сибири на деревенской учительнице, невзрачной, тихой, лицо незаметное, чего Серго в ней нашел? Испуганно взглянула на Сталина, прикусила губу.
У кровати хлопотали врачи и санитары, вытирали пол, меняли простыни. Маленький чернявый человек в белом халате наблюдал за их работой, молча, кивком головы указывал, что делать. Кивнул на стул, где лежал браунинг, – отодвиньте! Но Сталин взял его, проверил предохранитель, положил в карман.
Врачи и санитары закончили свою работу, отошли от кровати. Серго лежал на спине, укрытый наполовину, выпростав на одеяло руки со сцепленными пальцами.
Чернявый в белом халате вопросительно посмотрел на Сталина.
– Как? – спросил Сталин.
– Смерть наступила с полчаса назад, – четко, по-военному, ответил чернявый.
– Вот что значит, когда человек не считается со своим больным сердцем, – хмуро оглядывая присутствующих, сказал Сталин, – не выполняет указаний врачей.
Эта фраза предназначалась прежде всего медицинской бригаде. Все должны знать, что товарищ Орджоникидзе умер от болезни сердца. Никакой другой версии быть не должно.
Эта фраза предназначалась прежде всего медицинской бригаде. Все должны знать, что товарищ Орджоникидзе умер от болезни сердца. Никакой другой версии быть не должно.

– Поезжайте! – приказал Сталин чернявому. – Доложите своему начальству: вскрытия не будет. Не позволим резать нашего дорогого Серго.
Врач и санитары ушли.
Члены Политбюро окружили кровать, на которой лежал Орджоникидзе, смотрели в лицо покойного, только Микоян стоял в отдалении, прислонившись спиной к стене.
– Зина, пройдем в кабинет, – сказал Сталин.
Они вошли в кабинет, из его окон был виден Александровский сад.
Сталин плотно закрыл дверь.
– Что ты болтала по телефону?
– Я не болтала, Иосиф, – прерывающимся голосом ответила Зинаида Гавриловна, – даю тебе честное слово. Я была внизу, вошел фельдъегерь с папкой, черной, как всегда, из Политбюро… Незнакомый… Я спрашиваю: «А где Николай?» Николай, который обычно приносит почту… Он отвечает: «Николай сегодня не вышел на работу, занят домашними делами». Прошел наверх с папкой…
– Я понимаю, что с папкой, – перебил ее Сталин, – для этого и приехал, чтобы передать бумаги и папку. Дальше!
– Прошел наверх… Потом спускается и говорит: «Зинаида Гавриловна, там какой-то выстрел…» И уехал. Я поднялась и вижу: Григорий убит.
– Что значит убит? Ты хочешь сказать – фельдъегерь его убил?
– Нет, нет… Я этого не утверждаю, но все как-то странно…
– Ты выстрел слышала?
– Я не слышала.
– Если фельдъегерь его убил, он должен был бы просто уехать, не говоря ни слова. Зачем он тебе сказал, что слышал выстрел? Чтобы ты побежала наверх, оказала бы помощь, вызвала бы врачей, спасла его, а потом товарищ Орджоникидзе покажет, что именно этот человек пытался совершить террористический акт и его надо расстрелять?! А? Объясни мне: зачем он тебе сказал, что слышал выстрел? Нет объяснения. И как практически он мог убить его? Смешно и нелепо. Это все блажь. Я понимаю твое состояние, но нельзя терять рассудок. <…>

Итак, Анатолий Рыбаков намекает на то, что Серго Орджоникидзе убил присланный наркомом НКВД Ежовым агент, приехавший под видом фельдъегеря. А что было на самом деле? Из книги Ольги Шатуновской «Об ушедшем веке» (Смерть Орджоникидзе ::: Шатуновская О.Г. — Об ушедшем веке ::: Шатуновская Ольга Григорьевна ::: Воспоминания о ГУЛАГе :: База данных :: Авторы и тексты (sakharov-center.ru)):
Зинаида Гавриловна рассказывала. Жили они в Кремле. Дочь Этери и зять были агентами Берия. Всегда все перерыто, все бумаги пересмотрены. Им нашли квартиру в Москве, но пришел Берия и сказал:
– Ты что же это дочь из дому гонишь? Ты не гони…
Этери была приемной дочерью, она была подброшена и найдена на ступенях дома, но стала рассказывать, что она дочь Серго от другой женщины, а Зинаида Гавриловна так говорит только из ревности.
Серго был наркомтяжпрома. В самый короткий срок он создал для СССР тяжелую и оборонную промышленность. На его заводах нашли вредителей. Он послал туда свою комиссию из бывших чекистов, и они привел заключение, что никакого вредительства нет. Потом все равно и тех, кто подозревался во вредительстве, и комиссию арестовали. Шалико Огуджава, отец Булата Окуджавы, тоже был начальником одной из строек. Серго предложили выступить с докладом о вредительстве на февральско-мартовском пленуме. Он не хотел. Киров был уже убит. Он, Серго, видел, что делается что-то страшное, но не понимал до конца что.
Как-то – в день накануне пленума – он с утра не встал. Зинаида Гавриловна видела, что иногда он поднимался, в нижнем белье, в кальсонах подходил к столу, что-то писал и опять ложился. Она просила его встать поесть, но он не вставал. Вечером приехал его друг Гвахария, начальник макеевской стройки – детей у Орджоникидзе не было, он любил его как родного сына.
Гвахария говорит Зинаиде Гавриловне:
– Накрывайте стол, ставьте самое лучшее – ведь я же гость (по грузинским понятиям!), скажите, что я приехал, меня надо принять, он встанет.
Зинаида Гавриловна так и сделала; накрыли стол, она пошла звать его. А чтобы пройти в спальню, надо пройти прежде гостиную, и она подошла к выключателю зажечь свет, она зажгла и не успела сделать пару шагов, как раздался выстрел. Видимо, он увидел сквозь щель в двери, что зажегся свет, понял, что сейчас будут звать… Он выстрелил себе в сердце. Она вбежала, и в эту минуту, говорит, его рука с револьвером опустилась на пол.
А на комоде лежало его письмо, он написал все, что он думал, что он не может больше жить, не знает, что делать – это можно только думать, потому что никто этого письма не видел. Зинаида Гавриловна бросилась к телефону и позвонила своей сестре Вере Гавриловне и Сталину. Я с Верой Гавриловной тоже разговаривала. Она говорит, я вбежала в спальню, увидела мертвого Серго и бросила взгляд на открытое бюро. Там лежала пачка листков, я схватила их.
Пришел Сталин со свитой. Там же все близко в Кремле, он собрал всех членов Политбюро и пришел вслед за Верой Гавриловной. Сразу спросил, он оставил что-нибудь? Вот, письмо. И все! больше письма никто не видел. Выхватил у Веры Гавриловны из рук эту пачку листков, она не успела их спрятать к себе в сумочку. И сколько мы их ни искали, это посмертное завещание Серго, мы их не нашли. В архиве Сталина их нет и нигде нет.
Дальше Зинаида Гавриловна мне говорит. Они подошли во главе со Сталиным к кровати мертвого Серго, и она в это время сказала: «Вот, не уберегли вы Серго ни для меня, ни для партии». И он над неостывшим трупом Серго сказал ей: «Замолчи, дура». Вот все то, что она мне рассказала. <…>

Как мы видим, киллер под видом фельдъегеря был выдуман Анатолием Рыбаковым.
Но до сих пор СМИ напускают туману на обстоятельства смерти Серго Орджоникидзе, например (Товарищ Серго. Загадочная смерть лучшего друга Сталина (life.ru)):
<…> Таинственная гибель
К концу 1936 года Орджоникидзе получил два серьёзных удара, которые свидетельствовали о том, что ситуация перерастала в критическую. В сентябре 1936 года был арестован его первый заместитель Георгий Пятаков. Поначалу Орджоникидзе пытался его защищать, но, оценив ситуацию, понял, что его не спасти, и присоединился к хору обличавших подлого двурушника и троцкистского фашиста. В наркомате тяжёлой промышленности начались аресты, около 40 крупных специалистов были арестованы и исключены из партии.
Через месяц после ареста Пятакова, аккурат в день 50-летнего юбилея Орджоникидзе, был арестован его старший брат Папулия, некогда рекомендовавший юного Серго в партию. Орджоникидзе пытался ознакомиться с делом и встретиться с братом, но руководивший тогда Грузией Берия не дал этого сделать.
В феврале 1937 года должен был открыться новый Пленум ЦК, на котором непосредственно Орджоникидзе должен был выступить с докладом по теме «вредительства, диверсии и шпионажа японо-немецко-троцкистских агентов» в наркомате тяжёлой промышленности. Учитывая обстоятельства, которые предшествовали докладу, это было непростой задачей, от которой могло зависеть не только благополучие Орджоникидзе, но и его жизнь.
Однако выступить с докладом ему так и не довелось. 18 февраля 1937 года, за пять дней до открытия пленума, Орджоникидзе умер. Смерть его была загадочной, официально объявили, что нарком умер от сердечного приступа, однако все выжившие родственники Серго и друзья его семьи после смерти Сталина в один голос уверяли, что он выстрелил себе в сердце.
Правдоподобными в равной степени выглядят обе версии. У наркома действительно могло отказать сердце, в последний год он жил в колоссальном напряжении, а обрушившиеся на наркомат репрессии и необходимость выступления с ответственным докладом, который мог решить его судьбу, окончательно добили его. Снаряды уже рвались рядом, и ему было из-за чего переживать.
По этой же причине он вполне мог покончить с собой. Он хорошо понимал логику государственного репрессивного механизма и вполне мог ожидать того, что после пленума пришли бы и за ним, что бы он там в своём докладе ни говорил.
Хотя Орджоникидзе похоронили в Кремлёвской стене, существует немало косвенных свидетельств того, что ситуация для него была очень сложной и 1937–1939 годы он бы вряд ли пережил.
Почти все близкие родственники Серго были репрессированы. Все три брата Серго были арестованы, старший брат расстрелян. Жена Орджоникидзе [Зинаида Гавриловна] на 10 лет была отправлена в лагеря. Племянник Орджоникидзе Георгий Гвахария, по его протекции возглавивший Макеевский завод, был расстрелян. Такие «семейные репрессии», как правило, практиковались только применительно к родственникам «врагов народа».
Кроме того, все города, названные в честь Орджоникидзе, были переименованы. Это тоже явный признак опалы, такое происходило в случае с расстрелянными по политической статье.
Сталин был очень недоволен гибелью Орджоникидзе, что хорошо заметно на съёмках его похорон. Через несколько дней после его смерти открылся пленум, на котором Серго должен был выступать. Вместо выступления Орджоникидзе с речью выступил Сталин, раскритиковавший мёртвого друга за либерализм и укрывательство врагов народа и вредителей в своём наркомате.
Через несколько месяцев после смерти Серго один из его соратников по работе на Кавказе — Иван Орахелашвили — был арестован и дал показания на уже мёртвого наркома, в которых сообщил, что на даче Орджоникидзе проходили встречи контрреволюционной группы, а сам Серго покровительствовал им и даже участвовал в её заседаниях, на которых самым возмутительным образом поносили имя товарища Сталина.
Всё это позволяет предположить, что процесс против Орджоникидзе действительно был очень вероятен и сорвался только по причине неожиданной смерти главного фигуранта. 

Я полностью согласен с выводами Олега Новокщенова (ЧУГУННАЯ ЛОГИКА. ИОСИФ СТАЛИН И ИНДУСТРИАЛИЗАЦИЯ | Олег Новокщенов | Яндекс Дзен (yandex.ru)):
<…> Конец бурному росту [производства чугуна] положил 1937 год. Сталин вызвал Орджоникидзе и потребовал к мартовскому пленуму ЦК сделать доклад о вредителях в Наркомтяжпроме. Можно только представить себе (свидетелей не было) реакцию Серго – шок. Так это вредители совершили советское экономическое чудо? Вероятно, разговор шел на повышенных тонах, со всем кавказским темпераментом. Доводы Орджоникидзе не подействовали, и той же ночью он застрелился. А доклад о вредителях, вместо него, делал Лазарь Каганович. После этого по Наркомтяжпрому прокатилась волна арестов. Фактически отрасль была обезглавлена. Последствия не заставили себя ждать – рост производства прекратился. Выпуск чугуна даже к 1940-му году не дотянул до 15 млн. тонн. А другой ключевой показатель развития – выплавка стали, вообще ушел в минус на 500 тыс. тонн.
Так бесславно было похоронено советское экономическое чудо 30-х годов. По иронии судьбы, его подлинный «отец» – Серго Орджоникидзе, практически забыт. А его могильщика – Иосифа Сталина, помнят. Помнят, как «эффективного менеджера».

Кто довел до смерти Серго Орджоникидзе

Даже вдова легендарного наркома путалась в версиях, рассказывая то об убийстве, то о самоубийстве

Подпишитесь и читайте «Экспресс газету» в:

18 февраля 1937 года, за несколько дней до открытия Пленума ЦК, после которого начался период Большого террора в СССР, скоропостижно скончался Григорий Константинович Орджоникидзе. Человек, которого Ленин называл личным другом, а однопартийцы – «тараном революции» и «сталинским ишаком». Его смерть была настолько загадочной, что до сих пор вызывает сплетни и слухи.

«Не выдержало сердце» Wikipedia

За несколько месяцев до смерти, в октябре 1936-го Григорий Орджоникидзе, на тот момент нарком тяжелой промышленности, которого вся страна знала как Серго (партийное прозвище) или Сергея, отпраздновал 50-летие. Вместе с ближайшим соратником Сталина его праздновала вся страна, отправлялись рапорты и приветствия. Зачитывались доклады, переименовывались улицы. Но к концу 1936 года над его головой стали сгущаться тучи, в наркомате шли аресты.

Еще во время празднования он узнал об аресте своего старшего брата. Как подозревал сам Орджоникидзе, Сталин перестал ему доверять. Он предполагал, что это козни Берии. Даже поделился своими предположениями с Микояном, посетовав, что до конца не понимает, почему утратил доверие вождя.

Разобраться во всей этой ситуации Орджоникидзе не удалось – 18 февраля 1937 года его не стало.

Учеными по документам и рассказам очевидцев были реконструированы дни, 17 и 18 февраля 37-го – как их провел Орджоникидзе. С трех часов дня нарком тяжелой промышленности был на заседании Политбюро. Там до позднего вечера обсуждались резолюции, которые планировалось вынести на обсуждение на Пленуме ЦК 20 февраля. После этого Серго отправился к себе в наркомат, чтобы уточнить все детали по докладу на Пленуме, ведь ему предстояло разоблачать «вредителей» в тяжелой промышленности.

Существует версия, что, пока он был на работе, в его служебной кремлевской квартире прошел обыск. Серго об этом узнал и позвонил с возмущениями Иосифу Сталину. На что генсек заверил своего революционного товарища, с которым познакомился в бакинской тюрьме в 1907-м, что ничего особенного не произошло и что обыск могут сделать и у него самого.

В день смерти, 18 февраля, утром нарком вновь отправился к Сталину. Они встречались без свидетелей. А по возращении к себе домой Орджоникидзе говорил с вождем по телефону. Разговор переходил на крик, а также ругательства, в том числе и на грузинском языке.

На следующий день в газетах написали, что 18 февраля в 17 часов 30 минут умер Серго Орджоникидзе. Революционер скончался во время дневного сна в своей квартире от внезапного паралича сердца (инфаркт). О больном сердце Орджоникидзе говорил и Сталин на перенесенном на несколько дней из-за траура Пленуме ЦК.

Было что скрывать Сергей Киров и Серго Орджоникидзе, 1921 год. Wikipedia

По свидетельствам очевидцев тех событий, квартира Орджоникидзе была приведена в порядок и вытерта от отпечатков пальцев в течение 40 минут, еще не вынесли тело покойного. Позднее жена Серго, Зинаида Гавриловна, вспоминала, что Сталин, прежде чем уйти из их дома, прошипел, чтобы она не распространялась о подробностях смерти мужа, что всем хватит и официальной версии. И пригрозил: «Если что, ты меня знаешь».

Естественно, женщина никому ничего не рассказывала, но это не спасло ее от репрессий. Через год после смерти супруга ее арестовали и приговорили к 10 годам лагерей. Также были арестованы два младших брата Орджоникидзе с женами и их племянник, а старший брат был расстрелян. Погибли как предатели и заговорщики все те, кто подписывал медицинское заключение о смерти Серго.

И только в 1956 году на XX съезде ЦК КПСС Никита Хрущев впервые заговорил о самоубийстве Орджоникидзе, его травле Берией и уничтожении всей семьи наркома.

Версия жены Зинаиды Гавриловны

Супруга Серго долгое время молчала о том страшном дне, а потом подробно описала события, произошедшие в кремлевской квартире. По словам женщины, Григорий Константинович 18 февраля долго лежал в своей кровати и не хотел вставать. Зинаида Гавриловна звала его к столу, но муж отказывался.

Михаил Фрунзе, Климент Ворошилов, Иосиф Сталин и Серго Орджоникидзе на XIV Съезде ЦК КПСС, 1925 год. Wikipedia

Приехал в гости близкий друг их семьи. И предложил обеспокоенной супруге сначала накрыть стол, а потом сообщить о дорогом госте. По грузинским традициям, Серго должен был выйти и выказать уважение пришедшему.

Зинаида Гавриловна так и сделала. Но когда она подходила к спальне мужа, то услышала выстрел. Орджоникидзе выстрелил себе в сердце. Также упоминалось о прощальном письме, которое лежало на комоде. И что там, якобы, Григорий Константинович написал свои мысли по поводу руководства страной и политики Сталина.

Но предсмертную записку никто не успел прочитать, даже жена погибшего. И была ли она на самом деле – неизвестно.

Да и другим людям Зинаида Гавриловна рассказывала, что ее мужа застрелили. Женщина утверждала, что в их квартиру пришел незнакомый ей человек и попросил лично передать Орджоникидзе папку с документами для Пленума. Через несколько минут после того, как мужчина вошел к Григорию Константиновичу, раздался выстрел.

Также вдова говорила, что в этот день у мужа со Сталиным состоялся очень резкий разговор на грузинском языке.

Еще говорили, что Орджоникидзе убили прямо в кабинете Сталина во время аудиенции и отравили дома. Но никаких доказательств этих предположений не нашли. Вдова партийного деятеля почему-то одним рассказывала про самоубийство, другим про убийство – может быть, так и боялась угроз Сталина до конца своей жизни.

Орджоникидзе похоронили в Кремлевской стене. Wikipedia

Если друг оказался вдруг

Но близко знавшие Орджоникидзе товарищи по партии, например, Николай Бухарин, утверждали, что в день смерти Серго, наоборот, был энергичен и в приподнятом настроении. Однако несложно предположить, что было бы с человеком, который вывел страну после революции и Гражданской войны на лидирующие позиции по уровню экономического развития и производству электроэнергии, после Пленума. Даже после его смерти Сталин подверг своего бывшего друга резкой критике, обвинил в том, что тот поддерживал «обманувших доверие» людей, и расправился с его семьей и коллегами по службе.

Когда-то Григория Орджоникидзе называли в царской охранке «Прямой» за то, что он всегда говорил правду и то, что думает. Такой человек был не угоден власти, уничтожающей умных, справедливых и инакомыслящих людей.

Удилов Иван Федорович

1911 г.р.

капитан

 

Место рождения: Свердловская обл., г. Березовский.

Место призыва: Березовский РВК, Свердловская обл., Березовский р-н.

 

Иван Федорович Удилов – сын потомственного березовского горняка Федора Васильевича, младший брат активного участника гражданской войны Анатолия Федоровича. Своим самоотверженным трудом и ратными подвигами он приумножил фамильную честь своего рода.

В 1924 году одним из первых вступил в пионеры. В 17 лет стал комсомольцем, а с марта 1932 года – коммунистом. В 1929 году по призыву ЦК ВЛКСМ 18-летний Иван Удилов приезжает на строительство Уралмаша. За короткий срок он в совершенстве овладел профессией каменщика, стал мастером своего дела. Его часто в качестве инструктора направляли на самые ответственные и трудные участки работы. Он был участником митинга, на котором выступал Серго Орджоникидзе, давший высокую оценку труду строителей.

Грянула Великая Отечественная. В июле 41-го Иван Федорович уже на фронте, в 452-м саперном батальоне его избирают секретарем партбюро. В октябре батальон влился в состав 49 Армии, оборонявшей Москву. Ветеран вспоминает о тех трудных днях:

– Фашисты яростно рвались к столице. После тяжелых боев пришлось оставить Калугу. Участь саперов при отходе войск самая горькая: они последними покидают боевые позиции лишь после того, как взорвут мосты, переправы, коммуникации связи и все важные объекты, чтобы ничем не смог воспользоваться враг. Порой саперам приходилось прикрывать отступающие части. Помню под Серпуховым, у деревни Калиново, батальон вступил в неравный смертельный бой…

На рубеже, который занимали саперы, враг не прошел.

В декабре батальон, пополненный новыми бойцами, активно участвует в наступательных боях. Теперь саперы впереди – возводят мосты и переправы для войск и техники. Зачастую под обстрелом и бомбежками. В самом пекле боев – парторг. Словом и личным примером воодушевляет бойцов, при необходимости сам берется за топор.

В 1944 году в тяжелых боях за освобождение Белоруссии капитан Удилов получил два легких ранения, одно в январе, другое – в июне. Только пять дней пробыл в госпитале, не вытерпел, сбежал на фронт. В июле он уже участвовал в боях за освобождение Каунаса, и вот здесь получил тяжелейшее огнестрельное ранение. В московский госпиталь капитан Удилов был доставлен в бессознательном состоянии,

Его оперировал главный хирург Советской Армии Н. Н. Бурденко, у постели непрерывно дежурили лучшие медицинские сестры. Над палатой, в которой находился наш земляк, шефствовала заслуженный донор СССР З. Г. Орджоникидзе. К Ивану Федоровичу Зинаида Гавриловна относилась с особым вниманием. И не только как к тяжелобольному, в венах которого пульсировала и ее кровь, но и как к уральцу, лично знающему ее мужа.

3 апреля 1945 года инвалидом войны Иван Федорович вернулся в родной Березовский.

В послевоенные годы он работал гранильщиком, а с 1956 года до выхода на пенсию – мебельщиком. Трудовой стаж солидный – 51 год.

В городском музее как ценные реликвии хранятся личные вещи фронтовиков периода Великой Отечественной войны. В их числе кожаный портсигар И. Ф. Удилова, подаренный ему в 1944 году женой Серго Орджоникидзе – Зинаидой Гавриловной.

 

Награды: орден Красной Звезды (05.09.1943), орден Отечественной войны II степени (21.08.1944) и I степени (06.04.1985), медали «За оборону Москвы» (31.01.1945), юбилейные

 

zrjachiy_posox — LiveJournal

Понравилось суждение о В. И . Ленине российского историка, публициста, литератора, главного редактора журнала «Звезда»
«Что касается Ленина, у Федора Степуна, человека большого ума, в воспоминаниях есть замечательные совершенно пассажи, касающиеся Ленина, его поведения, его роли, при том, что Степун был принципиальным и непоколебимым противником большевизма, тем не менее, он отдает должное политическому чутью и боевой политической аморальности Ленина. В чем была в этот момент сила Ленина?
У Керенского были принципы. Тот же Степун рассказывает историю очень характерную, когда они с Савинковым умоляли Керенского подписать приказ о высылке из Петербурга наиболее одиозных личностей, Керенский категорически отказался, хотя это было в его власти, и это очень сильно изменило бы ситуацию, сказав, что он не может поступать так, как поступили те, против кого они вместе когда-то боролись.
У него были принципы, у Ленина принципов не было, и в этом была его сила. Он менял стиль поведения, свои лозунги в зависимости от ситуации, которую он очень остро чувствовал. Я не уверен, что это был человек очень крупного интеллекта, но это был человек очень острого политического чутья, что в союзе с полной аморальностью в тот кризисный момент давало ему все козыри в руки.
Он перехватывал лозунги, лозунг эсеров, что касается крестьян и земли. Кроме того, конечно, чем выгодно отличались большевики в глазах вооруженных людей, армии — это призыв к миру. Потому что если Временное правительство все-таки считало, что нужно вести победу до победного конца, то большевики говорили: все, кончай, штык в землю. И это, естественно, встречало полное сочувствие особенно тех, кто должен был быть отправлен на фронт. Как Февральская революция, так и Октябрьская революция, ее основной силой были солдаты, которые ни за что не хотели, чтобы их отправляли умирать, непонятно чего ради. Большинство голосов, которые получили большевики при выборах в Учредительное собрание, они выборы проиграли, порядка трети у них было. Это были голоса солдатские, это были голоса в значительной степени тех частей, которые базировались на северо-западе.
Это вооруженные люди. Конечно, роль Ленина чрезвычайно велика, без всякого сомнения. Но его вынесла волна, большевики оседлали стихию, но стихия была главным, а не большевики. Конечно, главное преступление большевиков, на мой взгляд, это даже не переворот октябрьский, а это разгон Учредительного собрания.»

 

Григорий Константинович Орджоникидзе (1886-1937)

https://en.wikipedia.org/wiki/Sergo_Ordzhonikidze

Серго Константинович Орджоникидзе, [а] урожденный Григол Константин дзе Орджоникидзе [б] (24 октября [ст. Ст. 12 октября] 1886 — 18 февраля 1937), был грузинским большевиком и советским политиком.

Родившийся и выросший в Грузии, Орджоникидзе присоединился к большевикам в раннем возрасте и быстро поднялся в рядах, чтобы стать важной фигурой в группе.Несколько раз арестованный и заключенный в тюрьму российской полицией, он находился в сибирской ссылке, когда в 1917 году началась Февральская революция. Вернувшись из ссылки, Орджоникидзе принял участие в Октябрьской революции, которая привела к власти большевиков. Во время последующей Гражданской войны он играл активную роль в качестве ведущего большевика на Кавказе, наблюдая за вторжениями в Азербайджан, Армению и Грузию. Он поддержал их объединение в Закавказскую Социалистическую Федеративную Советскую Республику (ЗСФСР), которая помогла сформировать Советский Союз в 1922 году, и до 1926 года занимал пост первого секретаря ЗСФСР.

Орджоникидзе, возглавивший рабоче-крестьянскую инспекцию (Рабкрин), переехал в Москву и присоединился к ближнему кругу высших большевиков. Орджоникидзе, которому было поручено наблюдать за производством советской экономики, провел масштабную перестройку Рабкрина и связанных с ним органов, отметив неэффективность в Верховном совете народного хозяйства (Весенха). В 1930 году он был переведен руководить Весенхой, которая была преобразована в Народный комиссариат тяжелой промышленности (НКТП) в 1932 году. Находясь там, Орджоникидзе руководил реализацией пятилетних планов экономического развития и участвовал в создании стахановского движения. модель советских рабочих.В то же время он был включен в Политбюро — ведущий политический орган Советского Союза.

Орджоникидзе не хотел принимать участие в кампании против так называемых вредителей и саботажников, которая началась в начале 1930-х годов, что вызвало трения между Иосифом Сталиным и им самим. Осознавая потребность в людях, имеющих опыт работы в своих областях, Орджоникидзе отказался убирать пожилых рабочих или отмежеваться от лиц, которых считают антибольшевиками. Согласно некоторым теориям, его отношения со Сталиным ухудшились, и накануне митинга 1937 года, на котором он должен был осудить рабочих, Орджоникидзе застрелился и умер у себя дома, хотя это оспаривается.Он был посмертно отмечен как ведущий большевик, и несколько городов по всему Советскому Союзу были названы в его честь, хотя его семья была строго наказана, а несколько его близких родственников были казнены.

Бобров Владимир Львович. Тайна смерти Орджоникидзе

Владимир Леонидович Бобров. Тайна смерти Орджоникидзе

Бобров Владимир Леонидович

Тайна смерти Орджоникидзе

Летом 2008 г. участвовал в съемках документального телефильма » «Кремлевские похороны» (см. НТВ по субботам в 14.05 с.м.). Я не знаю сколько, Если действительно таковые имеются, мои интервью останутся в окончательной версии или то, что может быть удалено из этого. По этой причине я публикую немного переписанную версию сделанных мною замечаний. в телестудии.

Тайна смерти Серго Орджоникидзе

Нелегко найти историка, сомневающегося в том, как Г.К. «Серго» Орджоникидзе умер. Признаюсь, что, как и все остальные, я тоже думал, что это было установил, что Г.К. покончил жизнь самоубийством.Все равно что-то не сложилось; некоторые какая-то загадка все еще оставалась.

Судите сами. В таких случаях, как, например, самоубийство поэта Владимира Маяковский, у нас есть его предсмертная записка; у нас есть пистолет, из которого в него стреляли. Пуля и патрон тоже не обнаружен. У нас окровавленная рубашка Маяковского с пулей дыра и т. д. Конечно, у нас также есть результаты вскрытия и досье преступника. расследование его самоубийства (по поводу которого, на самом деле, были некоторые разногласия между несколько историков и литературоведов за последние 20 лет).Но хотя бы нет сомнений в том, что смерть Маяковского произошла не по естественным причинам, а по причине к выстрелу из пистолета, кто бы ни стрелял.

В случае с «самоубийством» Орджоникидзе дело обстоит совсем иначе. Нет можно было увидеть предсмертную записку (и, возможно, ее никогда не было). Наличие огнестрельного оружия на месте происшествия не установлено. Также нет никаких доказательств относительно тип огнестрельного оружия (охотничье ружье? пистолет?), из которого был произведен выстрел. У нас нет информация о пуле или патроне, а также о окровавленной рубашке или пуленепробиваемой куртке.Нет никаких доказательств, и без доказательств невозможно сказать, были ли Орджоникидзе действительно умер от огнестрельного ранения.

Эксгумация здесь нам не поможет, потому что тело Орджоникидзе кремировали и захоронили. с церемонией у Кремлевской стены.

Первая официальная версия его смерти — вскрытие в номере от 19 февраля 1937 года. из Известия . 1

Официальному медицинскому заключению сегодня никто не верит: «смерть от сердечной недостаточности» ( паралич. сердца ) «.Все историки сегодня говорят о насильственной смерти, в основном о самоубийстве.

Попробуем разобраться в этой загадке.

Вторая «официальная версия» была опубликована на 20 -й вечеринке Съезд КПСС в «Тайной речи» Никиты Хрущева.

Берия жестоко расправился с семьей товарища Орджоникидзе. Почему? Потому что Орджоникидзе пытался помешать Берии осуществить свои позорные планы.Берия имел убрал с его пути всех, кто мог ему помешать. Орджоникидзе был всегда был противником Берии, о котором он говорил Сталину. Вместо того, чтобы исследовать это дело и предприняв соответствующие шаги, Сталин разрешил ликвидацию брата Орджоникидзе и довел самого Орджоникидзе до такого состояния, что он был вынужден застрелиться. 2

Мы отложим здесь Берию; остановившись только для того, чтобы отметить, что в годы «Оттепель» Хрущев не упускал случая очернить имя своей бывшей партии. товарищ.

Нас интересует другой вопрос: Откуда у Хрущева свои информация о тайне смерти Серго?

Хорошо известно, что основой «Тайной речи» Хрущева послужили отчет специальной комиссии ЦК КПСС по созданию о причинах массовых репрессий против членов и кандидатов в члены ЦК AUCB (b), избранный на 17 -м съезде партии в 1934 году. Но есть ничего о смерти Орджоникидзе ни в отчете комиссии 3, ни в проекте «Тайной речи» Хрущева, подготовленной авторами доклада.4

Первое упоминание о самоубийстве встречается в так называемых «диктовках» Хрущева, которое он произнес при подготовке к своему выступлению на закрытом заседании в финале день 20 -го съезда партии. 5 Другими словами, в эту секунду «Официальная версия» восходит к самому Хрущеву. Остается только объясните, где он сам это узнал.

Речь Хрущева называется только «секретной». «закрыто») по исторической иронии. В 1956 году, в том же году Хрущев поставил его; он просочился на Запад и впоследствии был опубликован на многих языках мира, Русский включен.

Его первое официальное издание состоялось в годы правления Горбачева. «перестройка». Но даже в хрущевские дни чтение речи было устраивались на партийных собраниях. Поэтому речь была «секретной» только в воображение, потому что за очень короткое время миллионы людей познакомились с ним.

Но о «самоубийстве» Орджоникидзе в публичной среде ничего не писали. Советские СМИ до 1961 года, когда Хрущев в очередной раз затронул эту тему в своем «Заключительные замечания» к 22 -му съезду партии 27 октября 1961 года.

Мы помним Серго Орджоникидзе. Я участвовал в похоронах Орджоникидзе. я поверил тому, что было сказано в то время, что он умер внезапно, потому что все мы знали, что у него были проблемы с сердцем. Много позже, после войны, я совершенно случайно узнал, что у него покончил жизнь самоубийством … Товарищ Орджоникидзе видел, что он не может работать со Сталиным никаким дольше, хотя раньше он был одним из его ближайших друзей.Орджоникидзе занял высокий партийный пост. Ленин знал и ценил его, но ситуация стала такой, что Орджоникидзе уже не мог нормально работать и, чтобы не конфликтовать со Сталиным и чтобы Чтобы избежать разделения ответственности за злоупотребление властью, он решил покончить жизнь самоубийством. 6

Как видим, здесь нет даже Берии. Вся вина лежит на Сталине, на ситуация, сложившаяся вокруг Орджоникидзе под влиянием Сталина.

Однако кое-что здесь мы узнаем, поскольку оказывается, что в 1937 году Хрущев не знали и не слышали ничего о самоубийстве Орджоникидзе. Этот еще более удивительно, поскольку сам Хрущев был членом комиссии по устроить похороны (под председательством Акулова).

Хрущев не назвал источник своей информации. Он только сказал, что у него слышал о том, что произошло только после войны, то есть почти через 10 лет после того, как Серго загадочная кончина.

Наконец, Хрущев в третий раз затронул тему этой смерти в своих мемуарах. Их первый черновик был опубликован сначала на Западе, а четверть века спустя их появилась более полная русскоязычная версия. В нем мы узнаем больше — но хрущевский история здесь не столько проясняет ситуацию, сколько еще больше ее запутывает.

Анастас Иванович Микоян подробно сообщил мне о смерти Орджоникидзе, но это было намного позже, после смерти Сталина.Он сказал, что перед смертью (он покончил жизнь самоубийством не в воскресенье, а в субботу или раньше) он долго гулял с Серго вокруг Кремля. Серго сказал ему, что он не может больше так жить. более того, Сталин ему не верил, и почти все кадры, которые он выбрал, были уничтожены, но что он не может бороться со Сталиным, и все же он не может так жить дольше.

А правду я узнал совершенно случайно, во время войны.Я пришел из фронт. За ужином в доме Сталина, который длился всю ночь, я впал в ненормальное состояние. ситуация. Я вдруг вспомнил о Серго и стал говорить о нем добрые слова: у нас лишился такого замечательного человека, умного, доброго, как рано он умер, когда он мог бы еще жить и работать дольше. Я поднял глаза и сразу увидел вокруг стола реакция, как будто я сказал что-то неприличное. Это правда, что нет один сказал мне что-нибудь, но царила такая тишина.Я видел это, а затем, когда я пошел Выйдя с Маленковым, я сказал ему: «Что с тобой?» «Что это может быть что ты действительно не знаешь? »« О чем ты говоришь? »« Это Серго не умер, а застрелился, Сталин его за это осуждает, а вы говорили хорошо его. Вот почему возникла пауза, которую вы заметили. я впервые услышал об этом. Вот и все … «7

Отложив на мгновение суть его рассказа, отметим, что Хрущев не не имели и никогда не имели никаких конкретных доказательств, кроме устных заявлений — в других слова, помимо слухов, если ему можно верить, сначала Маленков и Микоян, потом сам автор второй версии.

Перед лицом таких сомнительных доказательств и отсутствия каких-либо доказательств ни от одного из судмедэксперты, мы должны положить конец нашему расследованию здесь. Пришло время напомнить об отсутствии предсмертных записок, свидетельств наличия любого огнестрельного оружия любого типа, пули или патрон, окровавленная рубашка, пуленепробиваемая куртка — никаких доказательств того, что Орджоникидзе умер от выстрела.

Историки также не могут допрашивать, например, Хрущева или Маленкова, чтобы выяснить, что свидетельства «из первых рук», которые у них были.Мы должны обходиться крохами доказательств которые сохранились до наших дней. Но вопросы о версии Хрущева будут не уходи.

Допустим, Хрущев в годы войны заметил, что Сталин пересмотрел свои отношения с Серго и больше не отзывался о нем ласково. Но в В 1941 году, в год начала войны, появился фильм «Валерий Чкалов» (реж. М. Калатозов). Как известно, Сталин очень критически разбирался в кино. В части этого фильма, в которых Михаил Геловани играет роль Сталина, больше не показываются. сегодня, но эпизоды с Серго Орджоникидзе (играет Семен Межинский) могут все еще будут видны, хотя избавиться от них не составило бы труда 1941, как могло бы получиться позже.

Когда я впервые прочитал мемуары Хрущева, меня сразу поразило его рассказ о том, как он узнал о самоубийстве Орджоникидзе. Я подумал: «Что удивительным человеком был Никита Сергеевич — работал сам, не слушая никаких слухов вокруг него ». Тем более, что ни Микоян, ни Маленков ни разу не играли участвовал в организации похорон Серго, но Хрущев участвовал. Если были какие-то слухи или шепот дошло до чьих-либо ушей, должно быть, до Хрущева. Но, видимо, этого не произошло.

Конечно, при последнем анализе всегда можно сказать, что он слышал такое-то и столько-то много лет назад. Невозможно проверить подобные утверждения, и поэтому мы заинтересованы, если вообще, в слухах, которые ходили как можно ближе к событие, и мы можем датировать его с некоторой долей уверенности.

Ярким примером сбора такого рода слухов является Бюллетень Троцкого оппозиции , публиковавшей антисталинские рассказы, нелестные для советских режим.И действительно, что-то про Орджоникидзе мы находим. Например, в июне 1938 г. мы находим записку «Бр», одного из корреспондентов Троцкого, в которой говорится:

Этот прекрасный кремлевский врач (Лев Григорьевич Левин — В.Б.) тоже знал много, и он мог бы когда-нибудь сказать много. Он знал, как умер Орджоникидзе. (В В Москве заявили, что Орджоникидзе скончался на встрече после бурной дискуссии с Сталина, но в ГПУ даже этой версии не поверили и сказали, что Орджоникидзе был отравлен).8

Сам Троцкий в своей книге Сталин именно отмечал, что «не было слухи об отравлении в связи со смертью Орджоникидзе). Итак, идея, что Орджоникидзе покончил жизнь самоубийством, Троцкому не приходило в голову.

Первая такая мысль пришла в голову советскому перебежчику Виктору Кравченко. В свою книгу, изданную в Нью-Йорке после войны, этот мемуарист собрал всю информацию он ходил слухами о смерти Орджоникидзе и даже пересказывает один из самых известных (спасибо Троцкому) из них:

Есть те, кто считает, что он [Орджоникидзе — В.Б.] мгновенно отравился. отчаяния.Другие предполагают, что он, возможно, был отравлен доктором Левиным, тем же врачом, который Позже признался в отравлении Максима Горького. Что он умер насильственной смертью, что его конец не было «естественными причинами», ни один из моих источников не сомневается ни в малейшей степени ». 9

То есть даже слухи не поддерживают версию Хрущева.

А как насчет Маленкова? В 1937 году, на следующий день после похорон Орджоникидзе, Пленум ЦК ВКП (б) нач.

Как оказалось, Пленум стал самым длинным или одним из самых продолжительных в истории, но стенограмма была опубликована в неразрезанном виде в 1990-х годах. И в нем ни одного из выступавших сделали даже малейшее предположение, что смерть Орджоникидзе был результатом чего-то неестественного.

Конечно, вполне могло быть так. Пленум начался с рассмотрения дела Бухарина и Рыкова. Возможной уловкой для спасения их жизни могло быть обвинить или просто намекнуть сталинистской группе в CDC, что «правые» имел смертельные «доказательства» против них.Но ничего подобного не произошло. Никто не сказал ничего, Бухарин и Рыков были арестованы и отправлены на Лубянку. следственного отдела, и Сталин предложил пленуму ограничить их наказание до административная ссылка без передачи дела в суд или НКВД. Но его предложение о ссылке было отклонено.

В 1953 году после смерти Сталина Маленков выступил на Пленуме, посвященном Берии и его (предполагаемые) сюжеты. Но он вообще ничего не сказал о загадке Орджоникидзе. смерть.А Андреев, давний член ЦК, только заметил, что «Серго любезно сердце не выдержало », 10 — замечание, подтверждающее первую официальную версию.

Та же версия не была опровергнута, а скорее подтверждена обращением Микояна к Пленум.

Я помню, что разговаривал с ним [с Орджоникидзе — В.Б.] за несколько дней до его смерть. Он очень расстроился. Он меня спрашивал: «Не понимаю, почему товарищ Сталин мне не доверяет.Я абсолютно верен товарищу Сталину и не хочу бороться с ним, я хочу его поддержать, а он мне не доверяет. Берия играет большой роль в этом. Берия посылает товарищу Сталину неверную информацию, и Сталин верит его. 11

Сравните это с тем, что сказал Хрущев, и обратите внимание на разницу:

Анастас Иванович Микоян подробно сообщил мне о смерти Орджоникидзе, но это было намного позже, после смерти Сталина.Он сказал, что перед смертью (он покончил жизнь самоубийством не в воскресенье, а в субботу или раньше) он долго гулял с Серго вокруг Кремля. Серго сказал ему, что он не может больше так жить. более того, Сталин ему не верил, и почти все кадры, которые он выбрал, были уничтожены, но что он не может бороться со Сталиным, и все же он не может так жить дольше. 12

Кстати, если принять дату смерти Орджоникидзе по Рассказ Хрущева — «не воскресенье [18 февраля 1937 — В.Б.], а Суббота или раньше », то мы должны отбросить даже те немногие воспоминания о событиях. дней, предшествовавших смерти Серго, что могло бы послужить некоторым подтверждением вторая официальная версия, выдвинутая Хрущевым.(Когда он учился В архиве Орджоникидзе Олег Хлевнюк пытался найти «компромисс»: в своем мнение Смерть Серго произошла в ночь с субботы на воскресенье. 18 февраля 1937 г. Но Хлевнюк не дал оснований для такого вывода.)

Но суть не в этом. Либо основной и, в принципе, единственный первоисточник второй официальной версии — Хрущева — верен либо он, то есть Хрущев, солгал.

В течение долгого времени я пытался найти хотя бы один рассказ очевидца, который поддерживал бы версия о том, что Орджоникидзе скончался от огнестрельного оружия и, если бы не текст предсмертной записки или марка огнестрельного оружия, то, по крайней мере, свидетельство очевидца окровавленного тела Серго.И наконец мне это удалось. Вот эти драгоценные строки воспоминаний:

Здесь, на ковре, лежал Серго … с выстрелом в грудь … Воспаленный участок кожи. над его сердцем. … Я схватил его за руку, пощупал его пульс, его голову, прикоснулся к ним к моим губам … Он был мертв, в мгновение ока, тысячную долю мгновения, он ушел … Я Вызвали кремлевского врача … Врач немедленно явился и подтвердил его смерть.13

Мемуары предположительно принадлежат женщине [так как глаголы женского рода — Г.Ф.]. Но это не так. Цитата взята из воспоминаний А.И. Микоян, где самому тексту предшествуют следующие слова:

Только после 20 -го съезда партии в феврале 1956 г. мне стали известны последние часы жизни Серго. Вдова Орджоникидзе Зинаида Гавриловна рассказала их журналисту Гершбергу, который записал ее рассказ, а затем передал это мне.Гершберг лично знал Орджоникидзе, посещал проводимые им собрания и знал его жена.

То есть приведенный выше отчет был написан не вдовой Орджоникидзе, а журналист Гершберг, которая расшифровывала свой отчет и которую, в свою очередь, цитирует Микоян. Все это знаменательно, поскольку предполагаемая «Зинаида Гавриловна» тоже вспоминает:

Через полчаса-сорок минут, не знаю, приехали Сталин с Ворошиловым, Молотов, Микоян, Каганович, Жданов, Ежов.Они вошли прямо в спальню. Не слово, а не звук. Я сел на край ковра …. Сталин посмотрел на меня и позвал меня с легким кивком. Мы вышли из спальни в офис. Мы стояли напротив каждого Другой. Он выглядел изможденным, старым и жалким. Я спросил: что мы должны сказать народ? »« Что сердце его не выдержало », — ответил Сталин … Я понял, что вот что писали в газетах. И они сделали …

И именно эта версия — сердечная недостаточность — появилась в газеты на следующий день.И для пущей правдоподобности также была опубликована фотография: Сталин и другие товарищи из тогдашнего Вождя в Тело Орджоникидзе. Среди них Микоян, ушедший в дом Орджоникидзе. спальня вместе со Сталиным. Фотография опубликована в газете « Известия » 17 февраля. 1937. 14

Но как мог Микоян не заметить окровавленное тело Серго с пулевое ранение в грудь? Каким образом неизбежный в таких случаях шум необходим для замазывать следы насильственной смерти, происходить незаметно? Почему Микояну приходится прикрываться историей из вторых рук из заметок какого-то журналиста. если бы он сам все видел сам, все слышал, потому что как очевидец он был в центре событий? Вместо ответа на эти вопросы читаем в Рассказ Микояна: «Только после 20 -го съезда партии в феврале В 1956 году мне стали известны подробности последних часов жизни Серго «…!

Это не складывается. Опять перед нами неподходящий свидетель — такой, как Сам Хрущев. Потому что просто нет доказательств, подтверждающих «факт» Самоубийство Орджоникидзе после того, как мы исключим два заявления Хрущева на вечеринке Съезды и воспоминания тех, чьи отчеты отражают их. Хрущев, как хорошо известен, показал себя лжецом, и невозможно просто поверить во что-нибудь, что он сказал. Скорее всего, он воспользовался тем, что никто не смог опровергнуть шокирующее, но неправдивы, тезисы его «Тайной речи» и придумали версию Самоубийство Орджоникидзе (как и рассказ о том, что Сталин планировал военные операции «на глобусе»).Хрущевская версия самоубийства Серго по-прежнему отсутствует какое-либо подтверждение.

Кто-то может сказать: все доказательства когда-то существовали, но были уничтожены или сфальсифицированы в 1937 году. Но доказательства для этого утверждения даже более шаткие, чем доказательства для «суицидная» история: ее вообще не существует!

Как ни крути, в данном случае мы вынуждены сделать тот же вывод, что и я. недавно прочитал в каком-то журнале: «Первая заповедь историка: событие, которое не оставил никаких свидетельств о себе, следует считать, что не произошло.«


1. «Памяти Товарища Орджоникидзе» («Памяти товарища Орджоникидзе ») http://www.oldgazette.ru/izvestie/1

37/text1.html
2. Никита С. Хрущев, «Культ личности», «Великие речи XX век », Guardian 26 апреля 2007 г. На http://www.guardian.co.uk/theguardian/2007/apr/26/greatspeeches5 Это тот же перевод, что и в The New Leader (1962).
3. «Доклад Комиссии ЦК КПСС для установления причин массовых репрессий против». членов и кандидатов в члены ЦК ВКП (б), избранных на XVII в «Езде партии,» Президиуму ЦК КПСС.9 февраля 1956 г. »В К. Аймермахер, В.И. Афиани и др., Доклад Хрущева о Культе Личности Сталина на XX Съезде КПСС. Документы . Москва: РОССПЭН, 2002, с. 185-230.
4. «Проект документа» О культе личности и его последствиях «, представленный П.Н. Поспеловым и А. Аристовым. 18 февраля 1956 г. В Доклада Хрущева , 120-133.
5. «Дополнения Н.С. Хрущева к проекту документа о культе личности и его». Последствиях «. 19 февраля 1956 г.» В Доклада Хрущева , стр.143. весь текст хрущевских дополнений занимает стр. 134-162 настоящего издания.
6. XXII съезд Коммунистической партии Советского Союза.17-31 октября 1961 года. Стенографический отчет. II, 587. На http://vkpb2kpss.ru/book_view.jsp?idn=002422&page=587&format=djvu
7. Хрущев Н.С. Время. Люди. Власть. (Воспоминания) . Kn. 1 (Москва: Московские новости, 1999. С. 138-9.
8. Бр., «Вокруг процесса 21-го», Бюллетень. Оппозиции No.66–67, июнь 1938 г. На http://www.1917.com/Marxism/Trotsky/BO/BO_No_66-67/BO-0589.html
9. Виктор Кравченко, Я выбрал свободу . Нью-Йорк: Сыновья К. Скрибнера, 1946, стр. 240.
10. Лаврентий Берия. 1953. Стенограмма иульского пленума ЦК КПСС и другие документы . Москва: МДФ, 1999, 342.
11. Там же, 167.
12. См. Примечание 7 выше.
13. А.И. Микояна, Так было . М .: Вагриус, 1999, гл. 24: «Самубийство» Орджоникидзе »(« Самоубийство Орджоникидзе »)
14.Фотография воспроизводится на сайте Известий http://www.oldgazette.ru/izvestie/1

37/01-2.html.

SearchWorks

ЛИДЕР 01405cam a2200337Li 4500

008 861027s1938 ru c b 000 0byid d

а | HLS c | HLS d | GZM d | OCLCQ d | OCLCG d | MBB d | UtOrBLW

а | PJ5125 б | .A895245

а | Путь большевика. л | идиш

а | Der ṿeg fun a bolsheṿiḳ h | [микроформа]: б | bleṭlekh fun derinerungen ṿegn Serge Ordzshaniidze.

а | Mosḳṿe: б | Эмес, c | 1938 г.

а | 60 с. : б | порт. ; c | 22 см

а | Перевод: Путь большего: страны из воспитания Серго Орджоникидзе.A2105501

а | Книги на идиш из библиотеки Гарвардского колледжа; v | YI 2015. ? | НЕСАНКЦИОНИРОВАНО

а | ДАТА В КАТАЛОГЕ б | 20140603

а | MFICHE 3265 YI 2015 г. w | АЛЬФАН c | 1 я | 10529675-2001 л | СТЕКИ м | MEDIA-MTXT г | Y s | Y т | MFICHE u | 03.06.2014

Роговин: 1937: l’anno del terrore di stalin

MIA — Rogovin: 1937: l’anno del terrore di stalin

[Archivio Storico]

Капитолий 22

All’inizio del 1936, la posizione di Ordzhonikidze, nella gerarchia del partito e dello stato, appariva molto solida.Il 24 ottobre 1936, giorno del suo cinquantesimo compleanno, venne Celebrato con cerimonie, articoli di giornale, pubblicazioni e, in suo onore, col suo nome vennero ribattezzate, città, fabbriche e fattorie collettive.

Имя Орджоникидзе — это первый раз, когда он читал свою компанию Сталину. Еще один важный момент, связанный с надежностью Сталина, — это новая эпоха противоборства, в которой все происходит из-за процессов в Москве, и они помогают контролировать террористические акты.

Орджоникидзе si distingueva dagli altri лидер del Cremlino, che si erano trasformati in burocrati anonimi e in e прокурорские пассивы дельи ордини ди Сталин, perché эпоха в обладании специфическим качеством: Sincerità, tendenze Democrahe, lealtà verso verso menio e l’ipocrisia. Постоянное качество Bolsceviche Possono Essere in parte spiegate con il maggior peso del passato rivoluzionario di Ordzhonikidze rispetto agli altri сотрудничества Сталина.Lenin non lo avrebbe potuto dire di nessun altro dei members del Политбюро Сталина, ciò che miss di Ordzhonikidze in uno degli suoi ultimi lavori: «Io sono appartenuto personalmente al suo circolo di amici, e ho lavorato con lui nell’emigrazione ».

Le nuvole iniziarono ad addensarsi sulla testa di Ordzhonikidze dopo l’arresto di Piatakov. Prima di allora, Ordzhonikidze era riuscito a difendere, sia a Mosca che in provincia, il personale del suo Commissariato del Popolo dalle обвиняет в ложных и далле репрессиях.Durante il riesame delle tessere del partito (Primavera-Estate 1936), su 823 appartenenti alla nomenklatura del Commissariato del Popolo per l’Industria pesante, соло в un undici erano stati rimossi dal loro incarico e, fra questi, in 9 d vennero partito арестовать. Comunque, negli ultimi quattro mesi del 1936, 44 furono rimossi dai loro posti. Trentasette di loro furono espulsi dal partito, trentaquattro dei quali vennero arrestati. In un scheda, nel dipartimento dei quadri dirigenti che faceva capo al Comitato di Controllo, da cui sono stati presi questi dati, sessantacinque persone appartenenti alla nomenklatura sono, указывает, что «индивидуальный, который в пассиве, является участником, выполняющим амбициозную работу» ”, Vale a dire i nomi dei futuri кандидат всех преследований.Un documento preparato dal direttorato del Commissariato del Commercio, contenente una lista di 1060 funzionari dell’apparato del Commissariato dell’Industria Pesante, che in passato erano stati espulsi dal partito: di 94 of loro era stata provata «l’attivitiona».

Durante i giorni delle Celebrazioni del Suo Compleanno, эпоха Орджоникидзе в Вакансии в Кисловодске. Lì venne raggiunto dalla notizia, что в эпоху Джорджии, является арестованным на братство Маджиоре Папулии.Era il primo caso di arresto di un parente di un membersro del Политбюро (in seguito, simili arresti avrebbero colpito quasi tutti «compagni d’armi» Сталина). Орджоникидзе — это Берия, который знает всю информацию о казино Папулии, и дает возможность понять, что такое братство. Берия, наставник си адоперава для расширения и временного покоя, дает возможность получить это право только на основании истечения срока.

Sono sopravvissuti un buon numero di importanti resoconti di testimoni oculari, около l’umore di Ordzhonikidze pochi mesi prima della sua morte.Нел 1956, Микоян скрисс: «Серго… reagì bruscamente alla repressione che aveva iniziato a colpire i dirigenti del partito e dell’economia».

Una testimonianza ancora più concreta è статистические данные от S.Z. Ginsburg, uno dei pochi sopravvissuti tra i colleghi Ordzhonikidze: a metà degli anni trenta il personale del Commissariato dell’Industria Pesante, si era accorto che Ordzhonikidze di buon carattere, consitamente allegro ‘verse seper , introverso, pensieroso, scoraggiato.«A quei tempi avrebbe esclamato: non sono assolutamente d’accordo!» Рикорда Гинзбург «Io non so esattamente cosa c’era in Discussione, e certamente non posi alcuna domanda indiscreta. Ma qualche volta Sergo mi chiedeva di questo o quel component dello staff, dal che io potevo indovinare che probabilmente ‘ lassù ’ si discuteva del destino di quelle persone ».

Al Plenum del Comitato Centrale del Luglio, 1953, посвященный Касо Берия, различные члены Политбюро, входящие в состав Политбюро, входящие в состав Берии, не противостояли Орджоникидзе.«Рикордо» дисс Воришилов «Che all’epoca, e questo lo sanno bene anche i compagni Molotov e Kaganovich, oltre che i compagni Georgiani di Tblisi, specialmente quelli che sono presenti qui ora, che Beria giocò un ruolo scellerato nella vita dello splendido splendido Серго Орджоникидзе. Egli fece все quanto gli fu possible per calunniare e screditare questa persona veramente pura di fronte a Stalin. Серго Орджоникидзе riferì, non solo a me, ma anche ad altri compagni, cose terribili su Beria ».Una versione simile dei fatti venne delineata da Андреева: «Берия мизе Сталин и Орджоникидзе uno contro l’altro, e il cuore nobile del Compagno Ordzhonikidze non potè reggere a questo : Così Beria distrusse una dei migliori de parienoti dirigenoti. più vicini a Сталин ». Микоян riferì di quanto gli shape — pochi giorni prima di morire Орджоникидзе в конфиденциальном разговоре: «Io non capisco perché Stalin non si fida di me. Io sono assolutamente leale con lui, non voglio lottare contro di lui, io voglio sostenerlo.In questa facenda un ruolo importante è stato giocato dagli intrighi di Берия: lui dà a Stalin informazioni scorrette, e Stalin gli crede ».

Non è difficile notare che, in tutti questi contributi, l’accento è posto sulla sconfinata devozione di Ordzhonikidze per Stalin, e la morte di Ordzhonikidze spiegata — nello spirito della versione stalinista del 1937 — conte il fuatto non il 1937 — conte il f cuato il sopportare (anche se questa volta non erano pi le notizie sul tradimento dei trotskisti che il suo cuore non poteva sopportare, ma gli intrighi di Beria).L’esagerazione del ruolo di Beria nella morte di Ordzhonikidze, era majormente dovuta al fatto che, gli eredi di Stalin che avevano arrestato Beria perché personalmente preoccupati per la loro sicurezza personale, non sapevano Precisamente muover quali. In quel momento, ascrivere a Beria gli intrighi contro Ordzhonikidze, ancora riverito nella memoria popolare, appariva la soluzione migliore. Così mentre tacevano dei motivi reali che stavano alla base del conflitto tra Ordzhonikidze e Stalin, attribuirono le colpe all macchinazioni Beria.Questa era la posizione politica degli eredi di Stalin dell’epoca: attribuire i crimini di Stalin a Beria (Che comunque era personalmente responsabile di non pochi crimini). «Nel 1953 creammo, per dirla schiettamente, una versione dei fatti secondo la quale, Beria appariva l’unico responsabile dei crimini comssi sotto il режим Сталина». Avrebbe ricordato in seguito Kruscev: «Quel tempo noi non ci eravamo liberati dall’idea che сталинская эпоха l’amico di tutti, il padre del popolo, un genio e così via.Eravamo prigionieri della versione che noi stessi avevamo creato nell’interesse della riabilitazione di Stalin: la Colpa non era di Dio, ma dei suoi Santi, che si rivolgevano a lui maldestramente. Pertanto Dio mandava giù grandine tuoni e altre calamità. Se il popolo avesse raggiunto la consapevolezza che la colpa era del partito [Kruscev si riferiva- in linea con la tradizione stalinista — все’ппараты-дель-партито, и в частности all’elite dirigente. В.Р.], sarebbe stata la fine per il partito…Noi eravamo allora ancora prigionieri del defunto Stalin, e davamo al partito e al popolo una falsa spiegazione facendo cadere il biasimo unicamente su Берия. Ci sembrava la figura più Applicata allo scopo. Noi facemmo di tutto per proteggere Stalin, sebbene stessimo proteggendo un criminale assassino, in quanto non ci eravamo liberati dal culto di Stalin ».

Detto questo, la versione about l’ostilità della relazione Ordzhonikidze-Beria, manteneva un fondamento reale. Себбене Орджоникидзе stesse, nella gerarchia del partito, nettamente più in alto di Beria, nel 1932 non era riuscito ad impedire la Promozione di quest’ultimo al vertice della organzazione delpartito Trans-Caucasico.Il fatto che Ordzhonikidze fosse contrario a сказка nomina viene riportato nelle memorie di Ginzburg e A.V. Снегов — uno dei dirigenti del Comitato Reginale Trans-Caucasico negli anni trenta. Ginzburg ricorda anche che l’atteggiamento negativo di Ordzhonikidze nei confronti di Beria si approfondì col passare degli anni. Э. Орджоникидзе non lo nascondeva ».

La prova è contenuta in numerosi dossier investigativi che vanno dagli anni trenta agli anni cinquanta. М. Звонцов, заместитель комитата округа Балкарского, арестованный в 1938 году, riferì, durante un interrogatorio, una Discussione tra Betal Kalmykov, il capo dell’organizzazione del partito di questa repubblica, e Ordzhonikidze: «Betal Pose la domanda: 900 Серго, per quanto tempo ancora questa canaglia resterà alla guida dell’organizzazione del partito Trans-Caucasico ‘.Sergo rispose: ’ Qualcuno crede ancora in lui, ma col tempo si smaschererà da solo .’ »

.

Durante l’investigazione sul caso Beria, Bagirov, segretario del Comitato Centrale del Partito dell’Azerbagijan, riferì che Ordzhonikidze lo interrogò approfonditamente su Beria e parlò di quest’ultimo in termini estremamente negativi. Da queste converazioni risultava che «Орджоникидзевская эра, консапеволе дель традиций и истинного творчества Берии… che aveva deciso di usare ogni mezzo needario a screditare Ordzhonikidze»

L’odio di Beria per Ordzhonikidze fu descritto anche da ex appartenenti alla corte di Beria.«Io sapevo» свидетельство шариата «che pubblicamente Beria mostrava di apprezzare Ordzhonikidze, ma in realtà, coi suoi intimi, diceva di lui le cose più vili». «In presenza mia e di altre persone», — говорит Гоглидзе, «espresse dei commenti irrispettosi su Sergo Ordzhonikidze… Io ebbi l’impressione che Beria avesse del rancore personale verso Ordzhonikidze, e stesse tentando di aizzare gli altri contro di l’e.

Dopo la morte di Ordzhonikidze, la rappresaglia di Beria si abbattè, non solo contro il fratello maggiore, ma anche contro altri parenti.Nel maggio del 41, Константин Орджоникидзе, il fratello minore di Sergo, venne arseato su ordine di Beria. Dopo tre anni di indagini che non portarono a niente, venne condannato da una Corte Speciale a 5 anni carcere in isolamento. В сегито Берия, фирма из-за проверки, проведенная по делу Константина Орджоникидзе: второй раз, проведенный по делу о смерти Сталина.

Certamente, gli intrighi di Beria non erano sufficienti a spiegare, né la morte di Ordzhonikidze, né il suo umore depresso e scoraggiato negli ultimi giorni della sua vita.Nel suo rapporto al Ventesimo Congresso del Partito, cambiò bruscamente rotta nella spiegazione dei rapporti tra Stalin, Ordzhonikidze e Beria. Допо aver dichiarato: «Орджоникидзе сопротивлялся иль pieno dispiegamento delle sanguinose rappresaglie di Beria… si è semper opposto a Beria, discutendone anche con Stalin». Крущев добавил, что он не имеет равных возможностей, что «invece di indagare e prendere le dovute contromisure», Сталин разрешил Берию разрушить его братство Орджоникидзе, e di portare lo stesso Ordzhonikidze a uno stato story da costringerlo al suicidio.”

Nelle sue memorie Kruscev dà una versione dell’ultima convert di Ordzhonikidze con Mikoyan значительно отличается от resoconto di Mikoyan del 1953. In questa versione, Beria non viene menzionato per spiegare perché de la политическая политика. Secondo Krusciov, Mikoyan, dopo la morte di Stalin, gli rivelò che Ordzhonikidze aveva dichiarato che «non poteva continue a vivere: non poteva lottare contro Stalin e allo stesso tempo non poteva tollerare ciò che questi stava facendo».В un altro punto delle sue memorie, sottolinea che Ordzhonikidze преподносит Микояну Che «Сталин non aveva fiducia in lui, infatti, tutti и quadri da lui selezionati erano stati distrutti».

Il resoconto di Krusciov sulla sofferenza passiva di Ordzhonikidze — это противопоставление доказательств диверсо-каратерии. М. Орахелашвили, uno dei vecchi Bolscevichi Georgiani ed amico intimo di Ordzhonikidze, свидетельство нелла sua istruttoria.Riguardo a questo Ordzhonikidze aveva una grande influenza su di me; nel 1936, parlando con me dell’atteggiamento di Stalin verso i dirigenti dell’Opposizione di Leningrado (Зиновьев, Каменев, Залуцкий), mi Ische Che Stalin, con la sua estrema crudeltà, stava portando il partito al disastro, e alla fine avtoreb la nazione in una via senza sbocchi… Devo dire che il salotto di Ordzhonikidze, e la sua dacia nei fine settimana, эра luogo di raccolta dei partecipanti alla nostra organzazione controrivoluzionaria.Mentre si aspettava l’arrivo di Ordzhonikidze, si facevano i più aperti discorsi controrivoluzionari; Che non si interrompevano neanche quando appariva Ordzhonikidze ». Если это исключено из запроса депонирования условно-досрочного освобождения «calunniosi» и «controrivoluzionari», вставьте nel verbale daglivestigatori, возможно, есть un’idea chiara di quale fosse l’umore che Ordzhonikidze condivideva con suoi più stretti amici negli.

Lo stesso Stalin descrisse i suoi contrasti con Ordzhonikidze nel Plenum del Comitato Centrale di Febbraio-Marzo.Secondo Stalin, Ordzhonikidze soffriva della seguente malattia: «Quando si legava a qualcuno, si assicurava la lealtà di questo qualcuno, e Collaboration con lui, a dispetto degli allarmi lanciati dal partito e dal Comitato Centrale Centrale» con se stesso. В. Р.]. Quanta fatica ha sprecato per difendere uomini che ora si sono rivelati delle canaglie [quel punto Stalin ha evocato i compagni di lavoro di Ordzhonikidze in Trans-Caucasia, che Ordzhonikidze aveva difeso contro gli attacchi calunniosi le.В.Р.]… Quanto tempo ha sprecato, e quanto ce ne ha fatto sprecare ». Сталин фу частичному малигно парландо деи раппорти тра Орджоникидзе и Ломинадзе, uno dei capi del cosiddetto« Blocco sinistra-destra ».

Affermando che «Ordzhonikidze conosceva molto meglio di noi gli ‘errori’ di Lominadze», Stalin rivelò che, tra il 1926 e il 1928, Орджоникидзе рисовалец «lettere anti -partito» да Ломинадзе, e che, «solo dopo otto o nove che erano state scritte », Орджоникидзе глиене авева ривелато лестистенца.(Все в порядке, полученном Орджоникидзе, уничтожившим Сталина, quando il rapporto era già pronto ad andare in stampa).

Negli ultimi mesi della sua vita, Орджоникидзе, parlò ripetutamente della lealtà dei dirigenti dell’industria che lui aveva sostenuto e degli ingegneri e dei tecnici in general: si fece garante della diagio legio, as . Quando Stalin fu informato che Ordzhonikidze andava facendo simili dichiarazioni in pubblico, pensò che al prossimo Plenum del Comitato Centrale, Ordzhonikidze si si sarebbe potuto opporre a ulteriori rappresaglie contro i quadri dell’economia.Per evitare quest’esito, doveva suscitare il senso di colpa в Орджоникидзе, responsabile di aver protetto i ‘traditori smascherati’: Piatakov, Rataichak e altri. Сталин провёл соавторство с Орджоникидзе (e gli altri members del Politburo), voleva renderlo compice di un fatto di sangue: così, per l’imminente Plenum del Comitato Centrale gli affidò il compito di tenere il rapporto sul sabotustaggio nellante di sangue. La Bozza della Relazione Presentata da Ordzhonikidze, fu letteralmente ricoperta di annotazioni e commenti di Stalin.Чиедева и Орджоникидзе в «parlare in modo più deciso» del sabotaggio, e mettere al centro del rapporto la предложение che и dirigenti Economici, «он представляет собой концепцию молто хиара ди хи — единого друга и ди хи и немика советского режима».

Da parte sua, Орджоникидзе подготовил una contromossa estremamente seria. Nella bozza che scrisse, включая il punto seguente: «Per il rapporto al Comitato Centrale del Commissariato del Popolo per l’Industria Pesante, informare, entro dieci giorni, около lo stato dei lavori di costruzione del complesso chimico di vamerobrica de Vamerovo. ferroviari negli Urali, rilevando le misurecrete prese al fine di liquidare, in queste aziende, le consguenze dei danneggiamenti e dei sabotaggi, al fine di garantire, secondo quanto stabilito la funzionalità di queste imprese ».Con queste parole si riferiva a quelle imprese dove, secondo il materiale proviente dal processo del «Centro trotskista anti-sovietivo», il sabotaggio si sarebbe manifestato su Wasta Scala.

Орджоникидзе говорит о том, что голосование происходит в результате проверки ситуации в questi siti, un processo di verifica già iniziato, su suo impulso, da personale del Ministero. Inviando una уполномоченный в Камерово 5 февраля 1937 года, президентом, профессором Н. Гельперином, вынудившим вас отказаться от участия в общественном процессе.Nel fare questo usò una formulazione piuttosto accorta. «Tieni a mente», «рассмотренный Ordzhonikidze», «который привлекает внимание человека с uno dei più attivi centri di sabotaggio… Ricordati che vigliacchi e disonesti potrebbero essere tentati di attribuire tutto al sabotaggio, allo scopomite, di lasco nacopomite process, allo scopomite, di lasco nice nation … Sarebbe estremamente scorretto permettere che questo accada… Tu devi affrontare questo caso in qualità di specialista tecnico… e devi distinguere i casi di sabotaggio volontario dai casi di errori unwontari — questo è il tuo compito Principale.”

La Commissione di Gelperin ritornò a Mosca e prepare una relazione dettagliata, nella quale non compare neanche una volta la parola ‘sabotaggio’. Орджоникидзе si attivò per ottenere una relazione del genere da una Commissione presieduta dal suo vice, Осипов-Шмидт, che indagò sullo stato dell’industria del carbone del Donbass.

Una terza Commissione, diretta dal Deputato Commissario del Popolo Pavlunovsky e il capo della Principale Industria di Costruzioni, Ginzburg fu spedita в Нижнем Тагиле, нырнула на фабрику по производству вагонов ферровиари в строительстве.Это был телефонный звонок Орджоникидзе в Тагил, чтобы получить от Гинзбурга lo stato dei lavori di costruzione e che tipo di crimini erano stati scoperti dalla Commissione. Ginzburg Rispose Che la qualità del lavoro del sito ispezionato era di molto superiore di qualsiasi altro sito di costruzione negli Urali «La fabbrica è stata costruita solidamente, seguendo il progetto iniziale, sebbene vi siano alcune finiça de l’ésésééé é lavori sono a un punto morto ei lavoratori sono costernati «.

Al suo ritorno a Mosca, la mattina del 18 febbraio, Ginzburg telefonò немедленно к Орджоникидзе: Rispose la moglie dicendogli che Ordzhonikidze le aveva chiesto different volte se Ginzburg e Pavlunovsky erano già rientrati. Зинаида Гавриловна диссе че Орджоникидзе става рипосандо, е че авева киесто че и сегретари делла комиссионер ло аспеттассеро нелла суа дачия, голубь Орджоникидзе гли авреббе престо раггиунти.

L’attività di Ordzhonikidze del giorno prima, 17 febbraio, è stata ricostruita da moltivestigatori, sulla base ai Documenti sopravissuti e dei resoconti dei testimoni oculari.Все члены Орджоникидзе, принимающие участие в политбюро, участвуют в заседании, посвященном рисованию, и представляют все неизбежные Пленум Центрального комитета (Plenum del Comitato Centrale). Di sera andò al Commissariato Del Popolo dove parlò con Gelperin e Ossipov-Shmidt.

Mentre Ordzhonikidze era al Commissariato del Popolo, fu perquisito il suo appartamento. Немедленно позвоните Сталину, чтобы он был возмущен. Сталин ответил: «E’ questa la loro funzione… potrebbero anche resolvere di venire a perquisire anche da me.Non innervosirti ». La mattina successiva Орджоникидзе ebbe un разговорный со Сталиным. Qundo rientro a casa ebbe un’altra telefonica con Stalin. Fu uno scontro «duro e fuori controllo, con reciproci insulti e recriminazioni sia in Russo che in Georgiano».

Nel frattempo Ginzburg non aspettò nella dacia l’arrivo di Ordzhonikidze, ma fece ritorno al Commissariato del Popolo. Da dove fu subito convocato, assieme ad altri dirigenticonomi, nell’appartamento di Ordzhonikidze, dove trovò Stalin e altri members of the Politburo al capezzale di Ordzhonikidze ormai cadavere.Сталин affermò distintamente: «Sergo ha lavorato allo stremo con un cuore malato, e il suo cuore non ha retto allo стресс».

Dopo la morte di Stalin, la moglie d’Ordzhonikidze, raccontò ai suoi intimi che Stalin, mentre lasciava l’appartamento, la avvertì bruscamente: «Non una sola parola a nessuno sui dettagli della morte di Sergo. Niente, eccetto l’annuncio ufficiale che conoscerai da me ».

Una dichiarazione ufficiale, фирма dal Commissario Del Popolo della Salute insieme ad altri medici del Cremlino, affermava che Орджоникидзе эпохи «импровизаменте морто д’инфарто дюранте ун рипосо померидиано».Tutti i medici che firmarono il bollettino sulla causa della morte furono successivamente fucilati.

Chiunque sia minimamente lucido non può non notare la successione temporale dei tre eventi: Il processo contro il ’Centro Trotskista’, la morte implvvisa di Ordzhonikidze, e il Plenum di Febbraio-Marzo. L’apertura del Plenum, originariamente prevista per il 20 febbraio, fu posticipata di tre giorni a causa dei funerali di Ordzhonikidze. Già durante i funerali fu fatta girare la voce, che era stato il tradimento di ‘Piatakov’ e degli altri ‘trotskisti», продюсирование шока, че авева портато алла морте Орджоникидзе.Nel suo discorso alla cerimonia funebre, Молотов аффермо: «Я немичи дель пополо, я троцкисты дегенерати, ханно аффреттато ла морте ди Орджоникидзе. Il Compagno Ordzhonikidze, non si aspettava, che Piatakov potesse cadere così in basso ».

Nelle sue memorie Kruscev ha dichiarato che nel 1937 non conosceva la causa della morte di Ordzhonikidze. Dice di aver saputo del suicidio di Ordzhonikidze solo dopo la guerra, da Malenkov, che a sua volta l’aveva saputo, da una fortunosa converazione con Stalin.Dichiarazione di Kruscev правдоподобен. Сталин потребовал от Орджоникидзе упорядочить свои суициды, которые были совершены Орджоникидзе в эпоху самоубийства, не являясь членами Центрального комитета и немцами, которые были совершены крупными партиями. Il suicidio di Ordzhonikidze andava a rafforzare la tesi sostenuta nel rapporto che Kruscev tenne al Ventesimo Congresso, secondo la quale era, immortal ai pi stretchti members opporsi ai voleri di Сталин. Гесто Орджоникидзе, созданное Хрущевым человеком, является личным лицом, пришедшим из рук в руки преступников Сталина.

Это наблюдение за самоубийством Орджоникидзе — это собственное состояние Молотова, значащее событие в духе цинизма и горячего сталинизма эпохи качества. Alla fine, la disgrazia maggiore causata dal suicidio di Ordzhonikidze era di «aver messo Stalin in una posizione difficile». Conversando con Chuyev, Molotov descrisse e caratterizzò l’ultimo atto di Ordzhonikidze nella seguente maniera: il fratello di Ordzhonikidze «Ha parlato contro il potere Sovietico.C’era materiale affidabile contro di lui. Сталин ordinò il suo arresto. Орджоникидзе не фу sconvolto. Così si suicidò a casa sua. В questo modo semplice [ sic ! В.Р.] Возникла проблема. Con il suo ultimo passo ha in ogni modo dimostrato d’essere instabile. Era certamente un atto contro Сталина. E contro la linea del partito, sì contro la linea del partito. Un gesto molto cattivo. Non riesco ad translatearlo in nessun’altra maniera… »

«Quando Sergo si sparò, Stalin si arrabbiò molto con lui?» chiese Chuyev.

«Assolutamente», риспон Молотов.

C’è una prova che Molotov diede il suo contributo alla persecuzione di Ordzhonikidze.

Nel 1957, al Plenum di Giugno del Comitato Centrale, il Procuratore Generale dell’URSS, dichiarò che durante l’inchiesta su Берия, Ворошилов gli aveva detto: «Dovete iniziare ad approfondire il caso Ordzhonikidze. Lo braccarono, e non segreto che Вячеслав Михайлович [Молотов], quando era President del Sovnarkom, si comportò in modo scorretto nei confronti del defunto ».

Ci sono anche dei resoconti che mettono в обсуждении версии суицида Орджоникидзе. Secondo la testimonianza di molte persone, che gli stavano accanto, Орджоникидзе, negli ultimi giorni della sua vita, era molto energico e non mostrava alcun segno di depressione, che lo avrebbe potuto portare al suicidio. Ginzburg che conosceva Ordzhonikidze molto bene, rimarcò che: «chiunque conosceva i suoi atti, le sue intenzioni, i suoi progetti, in особенно negli ultimi giorni, quando si stava preparando al Plenum del CCzhensia Egli si stava preparando accuratamente… a pronunciarsi contro lo sterminio dei quadri del partito, dei dirigenti dell’industria e delle costruzioni ».

Nelle sue memorie, Ginzburg cita una testimonianza inviatagli dalla sua ex collega del Commissariato dell’Industria pesante В. Н. Сидорова. Quest’ultima riferiva quanto le aveva, in gran segreto, rivelato Зинаида Гавриловна [la moglie di Ordzhonikidze]. Nel primo pomeriggio del 18 febbraio, un uomo che lei non conosceva arrivò all’appartamento di Ordzhonikidze, sostenendo che doveva consgnare personalmente a Ordzhonikidze un fasicolo contenente documents del Политбюро. Почи мелочи допо иль passaggio dello sconosciuto nello studio di Ordzhonikidze, si sentì lo sparo.Prima dell’arrivo di quest’uomo aveva affrontato una dura convert telefonica con Stalin in lingua Giorgiana.

Diversi fatti raccontati da Ginzburg descrivono l’atteggiamento di Stalin verso Ordzhonikidze dopo che si era ammazzato. Così, все sforzi dei compagni di Ordzhonikidze affinché il Governo decretasse per la costruzione di unmondo in suo onore, furono vanificati da una opposizione muta. Dopo la guerra, da una lista di progetti di monmenti pronti per la costruzione, Stalin depennò un unico nome.Келло ди Орджоникидзе.

Torna all’indice

Прецедентный капитолий Вай

Вай капитоло успеха

Inizio pagina


Ultima modifica 5.03.2008

Ordzhonikidze ist eine legendäre Persönlichkeit zu Beginn der Sowjetzeit. Party und soziale Aktivitäten

Quell-Wikipedia

Орджоникидзе Григорий Константинович 2. Vorsitzender der Zentralen Kontrollkommission der KPdSU (b) (3.Ноябрь 1926 — 15. декабря 1930)
нах Валериан Владимирович Куйбышев, 2. Volkskommissar der Arbeiter- und Bauerninspektion der UdSSR,
4. Vorsitzender des Obersten Wirtschaftsrats der UdSSR, 1. Volkskommissar für3zhdantustinsta , wurde am 12. (24.) Октябрь 1886 г. geboren.
das Dorf Goresh, Bezirk Shorapansky, Provinz Kutaisi — 18. февраля 1937, Москва)
— ein prominenter sowjetischer Staats- und Parteiführer, Professionalell
Revolutionär.Der Sohn eines Adligen. Er studierte an der Tiflis Sanitäterschule. Mitglied der RSDLP
seit 1903. Bolschewik.
Er nahm aktiv an der Revolution von 1905–1907 teil. им Kaukasus. Er studierte am Lenin
Партийная школа в Лонжюмо во Франкрайхе. 1912 wurde er zum Mitglied des russischen Büros des Zentralkomitees gewählt
Bolschewiki, 1912-1917. война в Harter Arbeit und im Exil. Nach der Rückkehr von
links — Mitglied des St. Petersburger Komitees der RSDLP (b) und des Exekutivkomitees des Petrograd
Rat.Ein aktiver Teilnehmer an der Oktoberrevolution von 1917. Während der Zivil
Krieg — in der Führung der Armee, einer der Organisatoren der Niederlage von Denikin.
Gilt als einer der Gründer der Deportation
Politik des Sowjetstaates — auf seine Initiative im Mai 1918 wurde es angenommen
die Entscheidung über «Dekossackisierung» — die Räumung der Sunzhenskaya Liniesengesen und
Land.
Ordzhonikidze war direkt am Sturz der Regierungen в Aserbaidschan beteiligt.
Armenien und Georgien und die Schaffung des TSFSR. In den Jahren 1912-17, 1921-27 и seit 1934 war er Mitglied des Zentralkomitees der Partei. VON
, февраль 1922 г. 1. Sekretär des Transkaukasiers, ab сентября 1926 г. Nordkaukasier
Regionalkomitee der RCP (b). In den Jahren 1926-1930 гг. Орджоникидзе — Vorsitzender der Zentralen Kontrollkommission der KPdSU (b), Volkskommissar
RCT und Stellvertreter. Vorsitzender des Rates der Volkskommissare der UdSSR. Seit 1930 — Vorsitzender des Obersten Wirtschaftsrates und Dann Volkskommissar
Schwerindustrie.С 1930 по 1937 год — Mitglied des Politbüros des Zentralkomitees der KPdSU (b) (Kandidat
im Jahr 1926). Mitglied des Zentralen Exekutivkomitees der UdSSR von 1-7 Konvokationen.

Орджоникидзе и Сталин
Im Jahr 1907 wurde Ordzhonikize unter dem Vorwurf der Banditentum verhaftet und in platziert
Bayil Gefängnis в Баку. Dort traf er in Zelle Nummer 3 Joseph
Dschugaschwili, der damals den Spitznamen Koba trug. Seitdem dazwischen
Es wurden freundschaftliche Beziehungen hergestellt.Орджоникидзе war einer der wenigen
Menschen, mit denen Stalin auf dem «Du» war. Nach dem Selbstmord von Nadezhda Alliluyeva
es war Ordzhonikidze (und Kirov), der als enge Freunde die Nacht in Stalins Haus verbrachte.
Stalins ergebener Anhänger Ordzhonikidze konnte dem jedoch nicht zustimmen
die Zerstörung der «alten Bolschewiki». Wenn vor dem Mord an Kirow Repression gegen
Mitglieder der Kommunistischen Partei, die sich nie offiziell gegen die Parteilinie ausgesprochen haben, waren
relative Seltenheit, dann nach — ein gewöhnliches Phänomen.Орджоникидзе, in
insbesondere wollte sich nicht mit Versuchen abfinden, die angebliche Masse aufzudecken
Sabotage. Bis zu einem gewissen Grad wurden Gerüchte über eine solche Sabotage beeinflusst von
Unterbrechung der Technologie zur Verfolgung des Wirtschaftswachstums (einigen zufolge)
inoffiziell von Ordzhonikidze sanktion. Im gleichen
Zeit gibt es eine Verschlechterung der Beziehungen zu Stalin — auch wegen
Nominierung auf Initiative des Generalsekretärs für die erste Rolle im Transkaukasischen
Parteiorganisation L.П. Берия, Die Ordzhonikidze nicht mochte und in Betracht zog
ein Schurke und ein gefährlicher Intrigant.
Auf dem Plenum von Februar bis März (1937) des Zentralkomitees der KPdSU (b) war Ordzhonikidze geplant
der Hauptredner über die «Lektionen von Sabotage, Sabotage und Spionage
Japanisch -missarzkischetischet.
Seit 1932 hielt Ordzhonikidze eine Reihe von Treffen mit
Wirtschaftsarbeiter und zur Überprüfung der Daten des NKWD schickten Provisionen an
«Уралвагонстрой», «Кемеровкомбинатстрой» и
«Унтернетсервис».Basierend auf den gesammelten Materialien Ordzhonikidze
auf der Grundlage seines Berichts einen Resolutionsentwurf vorbereitet. Das Projekt wurde nicht erwähnt
Im Ausmaß der Sabotage in der Schwerindustrie lag der Schwerpunkt auf der Notwendigkeit
Beseitigung der Mängel in der Arbeit des Volkskommissariats. Es gibt Hinweise darauf
Das Projekt wurde von Stalin kritisiert.
Zuverlässige Beweise dafür, dass Ordzhonikidze am 18. Februar 1937 zu Hause gefunden wurde
nach Hause mit einer Schusswunde, nein.Aber es sollte besonders beachtet werden, dass
Ordzhonikidze versuchte es eindeutig angesichts der zunehmenden Kontrolle der Organe
Staatssicherheit und Unterdrückung, um die NKTP zu einer relativ son of
untergeordnete Objekte. Erfahren Sie genauer, был им Volkskommissariat geschah.
vor allm im Management scheint es ziemlich schwierig, da die Schätzungen
sehr widersprüchlich.
Für zumindest erhebliche Meinungsverschiedenheiten mit dem Generalsekretär Beweise
Ganz oben nach dem Tod von Grigory Ordzhonikidze sanktionierte Repressionen
gegen die nächsten Verwandten — eine Frau, drei. Alle Personen, die die Schlussfolgerung über Ordzhonikidzes Tod an einem Herzinfarkt gezogen haben,
wurden erschossen — was sehr verdächtig erscheint. Im Auftrag von Stalin
Einige Objekte mit dem Namen Gregory wurden später umbenannt
Konstantinovich — die Stadt Ordzhonikidze usw.Danach, bis zu Stalins Tod, der Name
Орджоникидзе wurde nie irgendwo angeeignet.
Auf dieser Grundlage entstanden später zwei Версия: über Selbstmord und über Mord durch
auf Befehl Stalins. Die offizielle Todesursache ist ein Herzinfarkt. Der Tod ist gekommen 18
февраля 1937. Urne mit der Asche von Ordzhonikidze wurde an der Kremlmauer am begraben
Roter Platz в Москве.
Derzeit sind Versionen von Selbstmord und Herzinfarkt umstritten. Aber
genaue Daten, weder dass Ordzhonikidze erschossen wurde, noch dass er
erschoss sich, nicht verfügbar.Сиеэ Шатуновская: Тод фон Орджоникидзе. Die Erinnerungen von Nikolai Bucharin Frau beschreiben
Folge, als Bucharin am Tag des «Selbstmordes» zufällig auf dem Platz in traf
Kreml Ordzhonikidze auf dem Weg nach Stalin zu einem Gespräch. Laut Bucharin
später zu seiner Frau erzählt, war Ordzhonikidze im Moment dieses Treffens mit ihm in einem begeisterten
Stimmung und entschlossen. Versionen, die Ordzhonikidze erschossen wurde
während dieses Gesprächs in Stalins Büro als Chef seiner persönlichen Wache,
grundlos.
1937 wurde Ordschonikidzes älterer Bruder Papulia verhaftet und erschossen.
wer gab Sergo eine Empfehlung an die Partei. Im Jahr 1938 Ordzhonikidzes Frau Zinaida
Гавриловна Павлуцкая — zu zehn Jahren Gefängnis verurteilt. Ebenfalls 1938
Jahr wurde ein weiterer Bruder Ordzhonikidze verurteilt — Ivan und seine Frau. Im Jahr 1941 war
Der dritte Bruder, Konstantin, wurde festgenommen. Der Neffe wurde ebenfalls unterdrückt
Орджоникидзе Георгий Гвахария, Директор металлургических заводов Макеевки.
Bald die Personen, die die Tat von Ordzhonikidzes Tod ausgearbeitet haben
«Lähmung des Herzens»: Г. Каминский, И. Ходоровский (Leiter der medizinischen und hygienischen Abteilung) des Kremls
Krankenhäuser).
In der Sowjetunion wurden einige Objekte nach Ordzhonikidze benannt, insbesondere
Siedlungen (siehe Владикавказ, Енакиево, Орджоникидзевская). In den 1940er Jahren
Stalin ergriff Maßnahmen, um die Aufrechterhaltung von Ordzhonikidzes Gedächtnis abzuschaffen: Енакиевская война
Der Historische Name wurde zurückgegeben (1943) und 1944 Ordzhonavielkaz5.Ein Jahr nach dem Tod
Stalin, diese Stadt wurde erneut Ordzhonikidze (1954) und nach 1990 genannt
heißt auf Ossetisch Dzaudzhikau und auf Russisch Владикавказ.
Kritik an Ordzhonikidze
Ordzhonikidze: «Wenn sich mindestens ein Kosake gegen die Sowjetmacht erhebt
Auf einer Seite wird die ganze Seite beantwortet: bis zur Ausführung, bis zu
Zerstoker des. Revolutionären Militärrates des Kafront-Genossen Ordzhonikidze befahl: zuerst das Dorf Kalinovskaya
brennen; das zweite — die Dörfer Ermolovskaya, Zakan-Yurtovskaya, Samashkinskaya,
Михайловская — zu geben: immer eenmagentr.Warum ist die gesamte männliche Bevölkerung der oben genannten Dörfer zwischen 18 und 50 Jahre alt?
in Züge verladen und unter Begleitung in den Norden geschickt, um schwere Pflicht zu haben
Werke, ältere Menschen, Frauen und Kinder, die aus den Dörfern vertrieben werden sollen, damit sie umziehen imönnernennennen 9024.
Der Kommandeur der Nadterechnaya-Linie zur Prodcom Skudra ernennt eine Kommission unter
unter dem Vorsitz des Kommandostabes des Truppengenossen.Gegechkori bestehend aus zwei Mitgliedern,
nach eigenem Ermessen, die: die gesamte Bevölkerung zu vertreiben. «
Siehe Tod von Ordzhonikidze

Ссылки:
1. Lilya Lungina: Schule und» Ablehnung des sowjetischen Systems «
2. Gvakharia George
3. Ordzhonikidze Ivan
4. Schaffung der materiellen und technischen der Grundischen
5.KB-22 Болховитинов: Arbeiten am Langstreckenbomber DB-A
6. «Авиатрест»
7. Миткевич вирд Директор, Unzufriedenheit der «Arbeitselite»
8.Алкснис Яков Иванович (1897-1938)
9. Павлуцкая (Орджоникидзе фон ихрем Эхеманн) Зинаида Гавриловна
10. СБ (АНТ-40) Flugzeuge, Hochgeschwindigkeitsbomber
11. Die erste Hauptroftsrates Petrov245, 1931, ул. 13. Орджоникидзе Константин
14. Sowjetische Luftfahrt 1929-1937: Verluste durch Unterdrückung
15. KB-22 или KB Bolkhovitinov — der letzte Fall von Mitkevich
16. Leben der Alliluyevs (Зубаль-Дацча,
).Аллилуева Надежда Сергеевна (1901-1932)
18. Краткий обзор zwischen Stalin und N. Alillueva in den Jahren 1928-1931
19. Мирзоян Левон Исаевич
20. Орджоникидзе Этери Григорьевна (1923)
21. Реденс С.Ф. Ende 1928 nach Transkaukasien geschickt
22. Уралмаш — «Vater der Fabriken»
23. «Fünfter Punkt» des sowjetischen Fragebogens (Nationalität, 5. Punkt)
24. Das Buch Brackman erklärt vielbsageleiglever
25. Betriebsanleitung der der Fabriken, 47.
26.Рожанский Д.А. auf freiem Fuß 1931
27. Рожанский Д.А.: Verhaftung und Gefängnis 1930
28. Авторханов: Der Fall von «Ärzte-Schädlingen», 1953
29. MINTS Александр Львович 1895-1975: Kurze Biographie
30. Александровбеков Георгий 1892 -1925)
31. Gorkys erste Rückkehr
32. «Und das ist alles so zerquetscht!» (Bulgakow und Stalin)
33. «Чудо Мандельштама» — nicht erschossen, sondern nur ins Exil geschickt
34. Beria L.P. und Unterdrückung in Georgien
35.Beria LP und Wissenschaftler, Sharashka
36. Sergo Beria über seinen Vater und den Lebensstil der Familie
37. Die Rolle von LP Beria im menschewistischen Aufstand in Georgien, 1924
38. «Дело врачей» und LP Beria
ommissare des Volks 39. NKWD, Vorgänger von LP Beria.
40. Bartini erreichte Geschwindigkeit auf «Steel-6», бывшая в употреблении Люфтваффе в районе 40-го пролета Яхрен.
41.

Sogar die Witwe des legendären Volkskommissars war verwirrt über die Versionen, sprach über Mord und dann über Selbstmord

утра 18.Февраль 1937, wenige Tage vor der Eröffnung des Plenums des Zentralkomitees, nach dem die Zeit des Großen Terrors in der UdSSR beginn, starb er plötzlich Grigory Konstantinovich Ordzhonikidze … Der Mann wen 7 nante — «Einen Widder der Revolution» и «Stalins Esel». Sein Tod war so mystery, dass er immer noch Klatsch und Gerüchte hervorruft.

«Herz konnte nicht stehen» Википедия

Einige Monate vor seinem Tod, im Octtober 1936, war Григорий Орджоникидзе, damals der Volkskommissar für Schwerindustrie, den das ganze Land kannte 7, seinem 607 607 50-jähriges Bestehen.Zusammen mit dem engsten Verbündeten Stalin es wurde vom ganzen Land gefeiert, Berichte und Grüße wurden verschickt. Berichte wurden gelesen, Straßen umbenannt. Aber Ende 1936 sammelten sich Wolken über seinem Kopf und es gab Verhaftungen im Volkskommissariat.

Schon während der Feier erfuhr er von der Verhaftung seines älteren Bruders. Wie Ordzhonikidze selbst vermutete, hatte Stalin aufgehört, ihm zu vertrauen. Er nahm an, dass dies eine Intrige war Берия … Ich habe sogar meine Vorschläge mit geteilt Mikojan und beschwerte sich, dass er nicht ganz verstand, warum er das Vertrauen des Führers verloren hatte.

Орджоникидзе konnte diese ganze Ситуация nicht herausfinden — am 18 февраля 1937 г. war er weg.

Wissenschaftler aus Dokumenten und Augenzeugenberichten rekonstruierten die Tage des 17. und 18. Februar 37 — wie Ordzhonikidze sie verbrachte. Ab drei Uhr nachmittags war der Volkskommissar für Schwerindustrie bei einer Sitzung des Politbüros.Dort wurden bis spät abends die Resolutionen erörtert, die am 20. Februar im Plenum des Zentralkomitees zur Diskussion gestellt werden sollten. Danach ging Sergo zum Kommissariat seines Volkes, um alle Einzelheiten des Berichts im Plenum zu klären, da er die «Schädlinge» in der Schwerindustrie aufdecken musste.

Es gibt eine Version, die besagt, dass während seiner Arbeit seine Büro-Kreml-Wohnung durchsucht wurde. Sergo erfuhr davon und rief empört Иосиф Сталин ан. Dem versicherte der Generalsekretär seinem Revolutionären Kameraden, den er 1907 in einem Baku-Gefängnis traf, dass nichts Besonderes passiert sei und dass eine Suche an seinem eigenen Ort durchgeführt werden könne.

Am Tag seines Todes, dem 18. Februar, ging der Volkskommissar am Morgen wieder nach Stalin. Sie trafen sich ohne Zeugen. Und als Ordzhonikidze zu seinem Haus zurückkehrte, sprach er mit dem Anführer am Telefon. Das Gespräch drehte sich sowohl um Schreien als auch um Fluchen, auch auf Georgisch.

Am nächsten Tag schrieben die Zeitungen, dass Sergo Ordzhonikidze am 18. Februar um 17:30 Uhr starb. Der Revolutionär starb während eines Nickerchens в seiner Wohnung an einer plötzlichen Herzlähmung (Herzinfarkt).Сталин sprach auch von Pleschonikidzes schmerzendem Herzen im Plenum des Zentralkomitees, das wegen Trauer um mehrere Tage verschoben wurde.

Es gab etwas zu verbergen

Augenzeugen dieser Ereignisse zufolge wurde Ordzhonikidzes Wohnung innerhalb von 40 Minuten aufgeräumt und von Fingerabdrücken abgewischt, die Leiche des Verstorbenen war noch nicht herausgenommen worden. Später Sergos Frau, Zinaida Gavrilovna , erinnerte sich, dass Stalin, bevor er ihr Haus verließ, zischte, damit sie sich nicht über die Einzelheiten des Todes ihres Mannes verbreitete, dass die offizielleus Version für.Und er drohte: «Wenn überhaupt, kennst du mich».

Natürlich hat die Frau niemandem etwas erzählt, aber das hat sie nicht vor Unterdrückung bewahrt. Ein Jahr nach dem Tod ihres Mannes wurde sie verhaftet und zu 10 Jahren in den Lagern verurteilt. Die beiden jüngeren Brüder von Ordzhonikidze mit ihren Frauen und ihrem Neffen wurden ebenfalls festgenommen und der ältere Bruder erschossen. Alle, die den medizinischen Bericht über Sergos Tod unterschrieben, starben als Verräter und Verschwörer.

До 1956 года на ХХ. Kongress des Zentralkomitees der KPdSU Nikita Chruschtschow sprach zuerst über Ordzhonikidzes Selbstmord, seine Verfolgung durch Beria und die Zerstörung der gesamten Familie des Volkskommissars.

Die Version der Frau von Zinaida Gavrilovna

Sergos Frau Schwieg lange über diesen schrecklichen Tag und beschrieb dann ausführlich die Ereignisse, die in der Kremlwohnung stattfanden. Laut der Frau lag Григорию Константиновичу 18 лет.Februar lange in seinem Bett und wollte nicht aufstehen. Зинаида Гавриловна rief ihn an den Tisch, aber ihr Mann lehnte ab.


Ein enger Freund ihrer Familie kam zu Besuch. Und er schlug vor, dass die besorgte Frau zuerst den Tisch deckte und dann über den lieben Gast informierte. Nach georgischen Traditionen Sollte Sergo ausgehen und dem Neuankömmling Respekt entgegenbringen.

Зинаида Гавриловна в шляпе genau das getan. Aber als sie sich dem Schlafzimmer ihres Mannes näherte, hörte sie einen Schuss.Орджоникидзе schoss sich ins Herz. Erwähnt wurde auch ein Abschiedsbrief, der auf der Kommode lag. Und dass dort angeblich Grigory Konstantinovich seine Gedanken über die Führung des Landes und Stalins Politik schrieb.

Aber niemand hatte Zeit, den Abschiedsbrief zu lesen, nicht einmal die Frau des Verstorbenen. Und ob sie wirklich war, ist unbekanant.

Und Zinaida Gavrilovna erzählte anderen Menschen, dass ihr Mann erschossen wurde. Die Frau behavior, ein Fremder sei in ihre Wohnung gekommen und bat darum, Ordzhonikidze persönlich einen Ordner mit Dokumenten für das Plenum zu übergeben.Ein paar Minuten nachdem der Mann Григорий Константинович betreten hatte, ertönte ein Schuss.

Die Witwe sagte auch, dass ihr Mann und Stalin an diesem Tag ein sehr scharfes Gespräch auf Georgisch geführt hätten.

Sie sagten auch, dass Ordzhonikidze direkt in Stalins Büro während eines Publikums getötet und zu Hause vergiftet wurde. Für diese Annahmen wurden jedoch keine Beweise gefunden. Aus irgendeinem Grund erzählte die Witwe eines Parteiführers einige von Selbstmord, andere von Mord — vielleicht hatte sie bis zum Ende ihres Lebens solche Angst vor Stalins Drohungen.


Wenn ein Freund plötzlich war

Aber die Parteigenossen, die Ordzhonikidze genau kannten, zum Beispiel Николай Бухарин аргумент, dass er am Tag von Sergos Tod im Gegenteil energisch und in Hochstimmung war. Es ist jedoch leicht anzunehmen, was mit dem Mann geschehen wäre, der das Land nach der Revolution und dem Bürgerkrieg nach dem Plenum zu einer führenden Позиция в Bezug auf wirtschaftliche Entwicklung und Stromerzeugung gebracht hat.Auch nach seinem Tod kritisierte Stalin seinen ehemaligen Freund scharf, beschuldigte ihn, die Menschen zu unterstützen, die «ihr Vertrauen verraten» hatten, und ging gegen seine Familie und Kollegen im Dienst vor.

Einmal wurde Grigory Ordzhonikidze in der zaristischen Geheimpolizei «Pryamaya» genannt, weil er immer die Wahrheit sagte und was er dachte. Eine solche Person gefiel den Behörden nicht, die kluge, gerechte und abweichende Menschen zerstörten.

Григорий Константинович Орджоникидзе (Партеипсеудоним Серго) был 24 часа ночи.Октябрь 1886 г. в Дорфе Гореша ин дер Провинц Кутаиси (высокая Имерети, Грузия) geboren.

In den Jahren 1901–1905 Studierte er an der Rettungssanitäterschule в Tiflis und nahm am sozialdemokratischen Kreis teil.

In den Jahren 1905–1907 war er aktiver Teilnehmer der Revolutionären Bewegung в Закавказье. Im Dezember 1905 wurde er verhaftet, als er die Lieferung von Waffen für die Revolutionären Abteilungen Organisierte, im Mai 1906 gegen Kaution freigelassen und im August nach Deutschland ausgewandert.

Im Januar 1907 kehrte er nach Russland zurück, leitete die parteiarbeit in Baku und War Mitglied des Baku-Komitees der Russischen Sozialdemokratischen Arbeiterpartei (RSDLP).

Я апрель 1912 года wurde erneut verhaftet, im Oktober zu drei Jahren Zwangsarbeit und ewiger Besiedlung in Sibirien verurteilt. In den Jahren 1912-1915 befand er sich im Sträflingsgefängnis Shlisselburg und wurde dann nach Jakutien verbannt.

Im Juni 1917 kehrte Ordzhonikidze nach Petrograd (ehemals Petersburg) zurück und wurde dem Petrograder Komitee der RSDLP (Bolschewiki) und dem Exekutivkomitee des Petrograder Sowjets vorgestellt.Er erfüllte die Anweisungen des Zentralkomitees der Partei und arbeitete von Juni bis August в Петрограде, от сентября до Oktober im Transkaukasus. Nach seiner Rückkehr nach Petrograd nahm er aktiv an der Oktoberrevolution teil.

Im Dezember 1917 wurde er zum außerordentlichen Kommissar der Ukraine ernannt, im April 1918 zum vorübergehenden außerordentlichen Kommissar der südlichen Region.

Während des Bürgerkriegs (1918-1920) — политический фюрер в der Roten Armee.1918 г. Война Mitglied des Zentralen Exekutivkomitees der Don-Republik, einer der Organisatoren der Verteidigung von Zarizyn (высокий Волгоград), dem Vorsitzenden des Verteidigungsrates des Nordkaukasus. Война 1919 года Mitglied des Revolutionsrates (RVS) der 16. Armee der Westfront, dann der 14. Armee der Südfront, einer der Anführer der Niederlage von Denikins Truppen in der Nähe von Orel, der Befreiung von Donbass Украина, Харьков и ссылка .

1920-1921 гг. Война Mitglied des Revolutionären Militärrates der Kaukasischen Front.

Im Februar 1920 — Vorsitzender des Büros für die Wiederherstellung der Sowjetmacht im Nordkaukasus. Ab April 1920 leitete er das kaukasische Büro des Zentralkomitees der RCP (b).

От февраля 1922 года по сентябрь 1926 года War er der erste Sekretär des transkaukasischen regionalen Parteikomitees, der erste Sekretär des nordkaukasischen Regionalkomitees der KPdSU (b).

In den Jahren 1924-1927 war er Mitglied des Revolutionären Militärrates der UdSSR.

Von 1926 — 1930 war er Vorsitzender der Zentralen Kontrollkommission der KPdSU (b) und des Volkskommissars für Arbeiter- und Bauerninspektion (RKI), Stellvertretender des Rates der Volkskommissare und Arden de Rates für.

Im Ноябрь 1930 г. Wurde er zum Vorsitzenden des Obersten Rates der Volkswirtschaft (VSNKh) ernannt.

Seit 1932 — Volkskommissar der Schwerindustrie der UdSSR.

Орджоникидзе был создан в УССР. Es gelang ihm, die Ressourcen des Landes zu mobilisieren, um mächtige Industrieunternehmen zu gründen. Er leistete einen großen Beitrag zur Schaffung und Entwicklung der Luftfahrtindustrie, der Forschungsinstitute и eines Netzwerks von Luftfahrtuniversitäten.Beteiligte sich an der Schaffung sowjetischer Verteidigungsgesellschaften (Aviakhim, Osoaviakhim) an der Organization von Flügen.

Орджоникидзе wurde mit dem Lenin-Orden, dem Roten Banner des RSFSR und dem Roten Banner der Arbeit ausgezeichnet.

Das Wort «Ordzhonikidze» für eine moderne russischsprachige Person ist, Fall bekannt, meistens darauf zurückzuführen, dass die Stadt Wladikawkas diesen Namen in sowjetischen Jahren trug. Nur wenige wissen, zu wessen Ehren diese eine der größten Städte im Kaukasus benannt wurde.Inzwischen ist Григорий Орджоникидзе, der unter dem Spitznamen «Sergo» в die Geschichte eingegangen ist, nicht nur für sein ereignisreiches Leben, sondern auch für seinen mysteryösen Tod bemerkenswert.

Von einem georgianischen Dorf zu den Führern des größten Staates der Welt

Григорий Константинович Орджоникидзе wurde 1886 в Eine Adelsfamilie в Einem Dorf в Westgeorgien geboren. Bereits im Alter von 17 Jahren wählte er seinen Lebensweg und wurde Mitglied der RSDLP, также eines Bolschewiki.Zum ersten Mal wurde er 1904 für kurze Zeit verhaftet, danach nahm er aktiv an der Revolution von 1905 teil, bis er an militärischen Revolutionären Abteilungen teilnahm. In dieser Hinsicht wurde er wiederholt festgenommen. Während einer der Verhaftungen traf er 1907 in einem Baku-Gefängnis Joseph Dzhugashvili (Stalin), mit dem er lebenslange enge freundschaftliche Beziehungen unterhielt. 1909 год был Орджоникидзе в ein sibirisches Dorf (heutiges Krasnojarsker Territorium) ins Exil geschickt, von wo er zwei Jahre später floh und nach Frankreich gelangte.

Im Ausland absolvierte er eine Art «Revolutionäre Ausbildung», die von Lenin durchgeführt wurde. Danach kehrte er zurück, um seine Aktivitäten in Russland fortzusetzen. Hier wurde er verhaftet und verbrachte drei Jahre в Gefangenschaft in der Festung Shlisselburg. Anschließend wurde er nach Jakutsk ins Exil geschickt. 1917 год. Держите Орджоникидзе унтер политическую амнистию за искушение, унд схлоссов софорт дем революционер политичен кампф ан. Er wurde zu einer der bekanntesten Persönlichkeiten der sowjetischen Parteiregierung, seit 1921 war er Mitglied des Zentralkomitees der Partei.Er hatte eine Reihe verantwortlicher Regierungs- und Parteiposten inne, darunter die Posten des Volkskommissars für Schwerindustrie und des Vorsitzenden des Obersten Rates der Volkswirtschaft (VSNKh). Орджоникидзе war einer der allgemein anerkannten Partei- und Staatsoberhäupter. Er starb plötzlich утра 18 февраля 1937.

Herzinfarkt ist ein häufiger Tod für einen Staatsmann

Genau die Umstände des Todes von Sergo Ordzhonikidze machen ihn zu einer der bemerkenswertesten Persönlichkeiten der sowjetischen Parteiführung.In der offiziellen Version, die in der sowjetischen Zentralpresse veröffentlicht wurde, heißt es, Ordzhonikidze sei an einem Herzinfarkt gestorben (nach den damaligen Worten an einer Herzlähmung). Die Todeszeit wurde um 17.30 Uhr Moskauer Zeit erklärt, der Ort — die Bürowohnung der Familie Ordzhonikidze im Kreml.

Die Zeitungen zitierten einen medizinischen Bericht über den Tod, nach dem sich Grigory Ordzhonikidze in den letzten Jahren seines Lebens über Herzbeschwerden beklagte. Nach Angaben der Ärzte litt Ordzhonikidze an Arteriosklerose mit schweren sklerotischen Veränderungen des Herzmuskels und der Herzgefäße.Darüber hinaus klagte er in den letzten zwei Jahren seines Lebens über wiederkehrende Anfälle von pectoris. Am letzten Tag gab es keine gesundheitlichen Beschwerden und der Tod trat während eines akuten Herzinfarkts während der Ruhetage auf.

Selbstmord oder Mord?

Herzinfarkt — eine so natürliche Version von Sergo Ordzhonikidzes Tod wurde allgemein akzeptiert und verursachte lange Zeit keine Beschwerden. Aber nach dem Fall des sowjetischen Systems und nach zahlreichen Historischen Enthüllungen der wahren Natur des stalinistischen Regimes geriet Ordzhonikidze auch в Aufmerksamkeitszone moderner Sensationisten.Vielen schien es kein Zufall zu sein, dass Ordschonikidzes Tod Anfang 1937 während der Vorbereitungszeit Stalins eintrat und sein Gefolge des Großen Terrors.

Historiker haben festgestellt, dass Ordzhonikidze in den letzten Jahren und Monaten seines Lebens ständig, wenn auch in soft form, Stalins Unzufriedenheit mit der wachsenden Unterdrückung zum Ausdruck brachte. Er glaubte, dass trotz der sich entfaltenden offiziellen Propaganda über zahlreiche Spione und Schädlinge die Probleme bei der Industrialisierung auf interne objektive Gründe zurückzuführen seien.Es ist bekannt, dass Ordzhonikidze auf dem Plenum des Zentralkomitees von Februar bis März einen Bericht über das Thema Sabotage in der Schwerindustrie vorlegen sollte. Befürworter der Version von Ordzhonikidzes gewaltsamem Tod glauben, dass er auf Befehl Stalins getötet wurde, da Sergo öffentlich erklären wollte, dass Sabotage keine große Rolle spielt und sich damit dem bevorssetzthenden Terror.

Derzeit gibt es jedoch keine wirklichen Beweise für den Mord an Ordzhonikidze, außer logischen Schlussfolgerungen nach dem klassischen Prinzip «suche, wer davon profitiert».Die Version von Sergos Selbstmord, die durch Uneinigkeit mit den Reformen des Parteistaats, durch die Unterdrückung der alten Bolschewiki und die Unfähigkeit, die Situation zu beeinflussen, verursacht wurde, wird aktiver diskutiert.

Es gibt Erinnerungen an Olga Shatunovskaya, eine Journalistin und Opfer stalinistischer Repressionen, in der sie den Inhalt ihres Gesprächs mit Ordzhonikidzes Witwe Зинаида Гавриловна вермиттельт.

Ordzhonikidzes Frau sagte angeblich, Sergo habe am Tag seines Todes den ganzen Tag im Bett verbracht, sei gelegentlich an den Tisch gestiegen und habe etwas aufgeschrieben.Am Abend kam einer seiner engen Freunde, und seine Frau rief Ordzhonikidze an den Tisch. In dem Moment, als sie das Licht anmachte, ertönte ein Schuss im Nebenzimmer. Серго Орджоникидзе schoss sich mit einem Revolver ins Herz. Auf direkten Befehl Stalins wurde diese Tatsache verborgen und als Tod durch einen Herzinfarkt dargestellt. Es ist jedoch bemerkenswert, dass es außer den Erinnerungen an Shatunovskaya keine anderen Beweise für die gewaltsamen Ursachen von Ordzhonikidzes Tod gibt.

Александр Бабицкий

Sanitäter Propagandist

Von der gesamten «alten leninistischen Kohorte» war Ordzhonikidze der einzige Arzt.Zwei Jahre Pfarrschule und vier Jahre Arzthelfer — seine formale Ausbildung. Man kann ihn jedoch nicht als schlechten Arzt bezeichnen. Sergo arbeitete in voller Übereinstimmung mit dem hippokratischen Eid. Sogar während seines Exils в Якуте im hohen Norden erfüllte er ehrlich seine medizinische Pflicht. Ich habe die Propaganda nicht vergessen. Während er noch als medizinische Assistentin in Georgien arbeitete, veröffentlichte und verteilte Ordzhonikidze «Rezepte» für den Sturz der Regierung.

XIV.Партейтаг, апрель 1925 г. Григорий Орджоникидзе ganz rechts

«Герад»

Wegen seiner Unflexibilität nannten die Gendarmen Sergo «direkt»

Wie bereits erwähnt, wurde Ordzhonikidze в den Gendarmberichten «Direkt» genannt. Seine Unflexibilität und sein Engagement für Ideen sind Beneidenswert. Sergo floh aus dem Exil in das Shlisselburger Gefängnis, das seine Gesundheit untergrub. Er lernte selbständig Deutsch. Орджоникидзе, участник unerbittlichsten Gegner der Monarchie, War immer am Rande des Amoklaufs und kämpfte gegen das System.

Problemlöser

Венн Орджоникидзе в unserer Zeit leben würde, würde er alsffektiver Krisenmanager bezeichnet. Die Partei schickte ihn immer an die Spitze des Klassenkampfes: Er nahm an der iranischen Revolution teil, war außerordentlicher Kommissar für die Ukraine, führte die Revolution im Kaukasus an. Er war sogar an der Deportation der Terek-Kosaken beteiligt. Сталин warnte seinen Kameraden: «Sergo, sie werden dich töten». Sie stachen ihn nicht, obwohl er, gelinde gesagt, keine halben Sachen в Ordzhonikidzes Methoden erkannte.Sein Glaube an Revolution und Kommunismus war unerschütterlich. Es war für die Menschen sichtbar, также folgten sie ihm.

Konflikt mit Landsleuten — «Nationalisten»

Орджоникидзе war einer derjenigen, die an der Schaffung der Sowjetunion beteiligt waren. Ленин ненавидит Angst vor Chauvinismus und nationalen Konflikten, deshalb war er gegen die Bildung eines neuen Staates unter derÄgide Russlands. Am 20. Октябрь 1922 г. brach ein Skandal zwischen Ordzhonikidze und den georgischen Führern aus.Mitglied des Zentralkomitees der Kommunistischen Partei (Bolschewiki) Kabakhidze beleidigte Ordzhonikidze und nannte ihn «Stalins Esel», für den er einen Schlag ins Gesicht bekam.


Григорий Константинович Орджоникидзе

Das Zentralkomitee der RCP (b) musste den Konflikt lösen. Ленин, октябрь 1922 года, разразившаяся война, konnte nicht in den Konflikt eingreifen, und Stalin ernannte eine Kommission nach Georgien unter der Leitung von Felix Dzerzhinsky, der Ordzhonikidze unterstützte und die georgischen «Nationalisten».Im Dezember 1922 griff Lenin dennoch in den Georgienkonflikt ein und bot sogar an, Ordzhonikidze wegen Körperverletzung aus der Partei auszuschließen, aber Lenin war «nicht derselbe» und der Befehl wurde nicht ausgef.

Beziehung zu Stalin

Орджоникидзе и Сталин Waren gut miteinander verbunden

Григорий Орджоникидзе ist einer der wenigen, die mit Stalin «über Sie» kommuniziert haben. Sie trafen sich 1907 в Zelle Nr. 3 des Bayil-Gefängnisses в Баку.Сейтдем — быстрый Фройнде. Dies wird durch die Tatsache belegt, dass nach dem Selbstmord von Надежды Аллилуевой Орджоникидзе zusammen mit Киров, как и Freunde die Nacht in Stalins Haus verbrachte. Орджоникидзе война Сталин auch während der Konfrontation mit den alten Parteimitgliedern treu. Ihre Beziehung verschlechterte sich jedoch in den frühen 1930er Jahren erheblich. Zuerst beginn Stalin, nach Ordschonikidzes Handlangern zu suchen, dann beginn Beria, die Sergo nicht milde ausdrückte, die erste Rolle in der transkaukasischen Parteiorganisation zu beanspruchen.Der Konflikt erreichte 1936 die Zielgerade, als der ältere Bruder von Grigory Ordzhonikidze, Papulia, festgenommen wurde. Серго Эрхильт умирает в 1936 году в Кисловодске an seinem fünfzigsten Geburtstag. Wegen der Nachrichten, die eine Straftat verursachten, ging er nicht zu den Feierlichkeiten, die zu seinen Ehren arrangiert wurden.


Am 50. Geburtstag von Joseph Stalin am 21. декабря 1929. Г.К. Орджоникидзе Дриттер фон Ссылки

Mikojan erinnerte sich daran, wie er einige Tage vor Ordschonikidzes Tod seine Besorgnis mit ihm teilte: «Ich verstehe nicht, warum Stalin mir nicht vertraut.Ich bin ihm absolut treu, ich möchte nicht gegen ihn kämpfen, ich möchte ihn unterstützen, aber er vertraut mir nicht. Hier spielen die Intrigen von Beria, der Stalin die falschen Informationen gibt und Stalin ihm glaubt, eine große Rolle. «Eine interessante Tatsache: Nach dem Krieg wurde Stalin eine Liste prominenter Parteiführer zur Genehmigung vorgelegt, zu deren Ehren die Errichtung von Denkmälern в войне против Moskau geplant. Анфюрер hat nur einen Nachnamen Or Listezhikhenam.

«Kommandant der Schwerindustrie»

Орджоникидзе war der stärkste Организатор. Er wurde der Kommandeur der Schwerindustrie genannt. Григорий Орджоникидзе hob schnell die Industrie der Sowjetunion auf, kämpfte gegen die Bürokratie und stand an der Spitze der «großen Bauprojekte». В Bezug auf die Bruttoindustrieproduktion belegte die UdSSR bereits 1932 den zweiten Platz in der Welt und den ersten в Европе. Vom fünfzehnten Platz in der Welt und vom siebten Platz в Европе в Bezug auf Elektrizität rückte die UdSSR 1935 auf den dritten bzw.zweiten Platz vor. Орджоникидзе tat alles, damit das Land keine Traktoren und andere Geräte mehr im Ausland kaufte. Menschen, die stolz die Worte aussprechen, dass Stalin das Land mit einem Pflug genommen und mit Atomwaffen verlassen hat, sollten sich daran erinnern, dass der große Verdienst darin Grigory Ordzhonikidze gehört.


Орджоникидзе Мит Киров им Верк Ленинград

Тод

Die offizielle Version von Ordzhonikidzes Tod, die von Stalin geäußert wurde: «Das Herz konnte es nicht ertragen.»Nach dieser Version starb Ordzhonikidze plötzlich an einer Herzlähmung, während er tagsüber schlief. Zwei Tatsachen verwirren diese Version: Erstens wurde bald jeder erschossen, der diese Erklärung unterschenstehneszählöhöße, der diese Erklärung unterschenstesbenzeszärzänchen, des zhélée Erklärung unterschenstehneszählöhung, und zeit. sie grob warnte: «Kein Wort an irgendjemanden über die Einzelheiten von Sergos Tod, nichts als eine offizielle Nachricht, du kennst mich …» Zusätzlich zur offiziellen Version gibt es drei weitere: Vergiftbung, Mord.


Alle Versionen haben das Existenzrecht, aber noch keine erkannt. Ordzhonikidzes Leiche wurde eingeäschert, so dass eine Autopsie unmöglich ist, was bedeutet, dass wir nie die genauen Informationen erfahren werden.

Ryzyko (1975) pełna obsada — Filmweb

{«ids»: [9613385,9613386,9613387,9613388,9613389,9613390,9613391,9613392,9613393,9613394,9613395,9613396,9613396396,9613401,96 , 9613402,9613403,9613426,9613404,9613427,9613428,9613429,9613430,9613431,9613432]}

обсада

Эдишер Магалашвили Серго Орджоникидзе Эдишер Магалашвили Серго Орджоникидзе Эдишер Магалашвили Сергей

Эдишер Сагалазвилитов Сергей

Эдишер 16 Салаздонте Белов

Юрий Белов

Алла Будницкая Алла Будницкая

Алла Будницкая

Александр Вокач Гревс Александр Вокач

Александр Вокач

Михаил Глузский Турмачев Михаил Глузский

Михаил Глузский Юрий

Юрий Голышев Олышев Глузский

Валентин Глузский

Юрий Гольышев Олішев Гольщев Валентин Грацин

Валентин Гольщев Валентин Град Дроздовская Лариса Микаэла Дроздовская

Микаэла Дроздовская

Константи n Забелин Константин Забелин

Константин Забелин

Иветта Киселева Зинаида Гавриловна Иветта Киселева

Иветта Киселева

Сергей Курилов Тушнов Сергей Курилов

Сергей Курилов

Сергей Никоненко Иван Пульвелев Сергей Пыленьков Сергей Никоненк Сергей Никоненко Семушкин14 Сергей Никоненк Сергей Никоненк Паулюс

Владлен Паулюс

Владимир Протасенко Владимир Протасенко

Владимир Протасенко

Анатолий Соловьев Анатолий Соловьев

Анатолий Соловьев

Юхтин Егор Дугин Юхтин

Юхтин

Виктор Маркин Сидоренко Виктор Маркин

Виктор Маркин

Наталья Gitserot Kleopatra Львовна Наталья Gitserot

Наталья Gitserot

Елена Вольская Елена Вольская

Елена Вольская

Валерий Козинец Валерий Козинец

Валерий Козинец

Авангард Леонтьев Авангард Леонтьев

Авангард Леонтьев 900 16 Николай Погодин Николай Погодин

Николай Погодин

Александра Харитонова Александра Харитонова

Александра Харитонова

Валентина Хмара Валентина Хмара

Валентина Хмара

Фёдор Корчагин (niewymieniony w czołchawcega

) Fyodrigorza.

Орджоникидзе Григорий Константинович (Sergo pártnév) 1886.24 октября (régi stílusú, 12 октября) született Kutaisi tartományban, Goresha faluban (ma Imereti, Georgia).

1901–1905-ben a tbiliszi mentőiskolában tanult, részt vett a szociáldemokrata körben.

1905–1907-ben aktív résztvevője volt a transz-kaukázusi forradalmi mozgalomnak. 1905 декабрь, летартоцтаттак, микозбен форрадалми, кулёнитменьекхез, соллитотт фегиверекет, 1906, майусабан, увадек элленебен сабадон, ангедтек, августейший педиг, немецкий, немецкий.

1907 januárjában visszatért Oroszországba, pártmunkát vezetett Bakuban, tagja volt az Orosz Szociáldemokrata Munkáspárt (RSDLP) bakui bizottságának.

1912 áprilisában ismét letartóztatták, októberben három év kemény munkára és örök letelepedésre ítélték Szibériában. 1912–1915 гг. — ben a slisselburgi elítélt börtönben volt, majd Jakutiaba száműzték.

1917 Юниусабан Орджоникидзе visszatért Petrográdba (Volt Pétervár), bemutatták az RSDLP (bolsevikok) Petrográdi Bizottságának is a Petrogradi Szakjet végrehajtó biz. A párt Központi Bizottságának utasításait teljesítve június-augusztusban Петроград, сентябрь-октябрь и Transkaukázusban dolgozott.Petrográdba visszatérve aktívan részt vett az októberi forradalomban.

декабря 1917 года Україна рендкивюли бизтосава, 1918 г.априлизабана и дели регио идеигленес рендкивюли бизтосава невезтик ки.

A polgárháború idején (1918-1920) — это Vörös Hadsereg politikai vezetője. 1918 — запретить вольт на Дон Кёзтарсасаг Кёзпонти Вегрехайто Бизоттсаганак, Карицин (ма Волгоград) védelmének egyik szervezője, аз Эсзак-Кауказус Ведельми Таначаканак элнёк. 1919 г. — Фронт Ньюгати 16. Хадсрегенек, Фронт Дели 14.hadseregének Forradalmi Tanácsának (RVS) tagja volt, az egyik vezetője annak, hogy Denikin csapatai Orel közelében vereséget szenvedtek, Donbass, Харьков és аз Украйна балолдали партья felszabadult.

1920-1921-ben a Kaukázusi Front Forradalmi Katonai Tanácsának tagja volt.

1920 februárjában — аз észak-kaukázusi szovjet hatalom helyreállításának irodájának elnöke. 1920 áprilisától az RCP (b) Központi Bizottságának Kaukázusi Irodáját vezette.

1922 februárjától 1926 szeptemberéig a transzkaukázusi regionális pártbizottság első titkára, az SZKP észak-kaukázusi regionális bizottságának első titkára (b).

1924-1927-Бен а Szovjetunió Forradalmi Katonai Tanácsának tagja.

1926-1930-ban az SZKP (b) Központi Ellenőrző Bizottságának elnöke és a Munkás- és Parasztfelügyelet (RKI) népbiztosa, a Népbiztosok Tanácsánakéovésánökénéi a Szl.

1930 ноябрь kinevezték a Nemzetgazdasági Legfelsõbb Tanács (VSNKh) elnökévé.

1932 óta — a Szovjetunió Nehéziparának népbiztosa.

Орджоникидзе и Szovjetunióban az iparosítás egyik fő szervezőjévé vált.Sikerült mozgósítania az ország forrásait hatalmas ipari vállalkozások létrehozására. Nagyban hozzájárult a repülési ipar, a kutatóintézetek, a repülési egyetemek hálózatának létrehozásához és fejlesztéséhez. Részt vett a szovjet védelmi társaságok (Aviakhim, Osoaviakhim) létrehozásában, репуленсек szervezésében.

Ordzhonikidzét Lenin rendjeivel, az RSFSR vörös zászlójával, a munka vörös zászlójának rendjével tüntették ki.

Szovjet párt és államférfi.

Григорий Константинович Орджоникидзе (párt álnév — Серго) a Kutaisi tartomány (ma Grúzia) Shorapansky kerületében, Goresh faluban született, elszegényedett grúz nemesi családban.

Орхоникидзе GK általános iskolai végzettségét Kharaguni (Грузия) falu egyik iskolájában szerezte, amelybe 1896-1898-ban járt. 1901–1905 — ben a tiflisi Tiflis mentősiskolában tanult a Mihailovszkaja városi kórházban. Részt vett a szociáldemokrata kör munkájában, 1903 — запретить csatlakozott az RSDLP-hez, пропагандировать фолитатотт Закавказской железной дороги fő műhelyeinek dolgozói között.

GK Ordzhonikidze részt vett az 1905–1907-es forradalom transzkaukáziai eseményeiben. 1905 декабрьben letartóztatták, miközben fegyvereket szállított a forradalmi csapatoknak.1906 májusában GK Ordzhonikidze óvadék ellenében szabadlábra került, augusztusban pedig Németországba emigrált.

1907-Бен Г.К. Орджоникидзе pártmunkát vezetett Bakuban (ma Azerbajdzsánban), pártszervező volt a Balakhani régióban, tagja volt az RSDLP bakui bizottságának. 1907 novemberében letartóztatták, és Baku és Sukhum börtönében volt. 1909 februárjában G. K. Ordzhonikidze-t a Jeniszei tartomány Pinchug volostjában (ma falu) лев Potoskuy faluba száműzték, ahonnan ugyanezen év augusztusában elmenekült.

Iránba emigrált, ahol részt vett az 1905-1911-es forradalomban. 1911 — Бен Парижба Эркезетт, Longjumeau-ban szervezett pártiskolában tanult. 1911 г. Ньяран Г.К. Орджоникидзе visszatért, a Külföldi Szervező Bizottság meghatalmazott képviselőjeként dolgozottis az RSDLP VI Всероссийская конференция по обсуждению разрешений. Az RSDLP VI (Prága) összoroszországi konferenciájának küldöttje volt, megválasztották a Központi Bizottság is az RSDLP Központi Bizottságának Orosz Irodájának.1912 г. прилисабан Г.К. Орджоникидзе-t ismét letartóztatták, októberben három év kemény munkára és állandó szibériai letelepedésre itélték. 1912-1915-Бен а шлиссельбурги börtönben töltött, majd száműzték, ahol orvosi asszisztensként szolgált egy vidéki kórházban.

Az 1917-es februári forradalom után G. K. Ordzhonikidze-t választották a Jakut Tanács Végrehajtó Bizottságának tagjává. 1917 г. júniusában tagja lett az RSDLP (b) Petrogradi Bizottságának is a Petrogradi Szovjet Végrehajtó Bizottságának.1917 год, когда вы хотите получить больше информации, это больше, чем нужно, чтобы получить больше информации, разливбан, один из самых известных и счастливых людей.

A párt Központi Bizottságának utasításait teljesítve Orkhonikidze GK június-augusztusban, szeptember-októberben dolgozott Transkaukáziában. 1917. 24 октября (6 ноября) visszatért, fegyveres felkelésben vett részt, majd a csapatok elleni harcokban — П. Н. Краснова.

1917 декабрь Ben G.K. Ordzhonikidze-t kinevezték Ukrajna régiójának ideiglenes rendkívüli biztosává, az ország déli részén található Élelmiszerügyi Népbiztosság engedélyezett könyválvává.В 1918 г. был запрещен режим идей, выданный комиссией.

Az 1918-1920 közötti polgárháború idején GK Ordzhonikidze a Vörös Hadsereg egyik politikai vezetője volt. 1918 — запретить Дон Кёзтарсасаг Кезпонти Végrehajtó Bizottságának tagja, Карисин (ма) védelmének egyik szervezője, аз Észak-Kaukázus Védelmi Tanácsának elnöke. 1919-бен тага вольт на фронте Ньюгати 16. hasseregének, majd — фронт Дели 14. hasseregének — аз RVS-nél, в Донбассе, Харьков — это балолдальско-украинский фельззабадитаса алатт álló csapatok vereségének egy.

1920 ta GK Ordzhonikidze a Kaukázusi Front Forradalmi Katonai Tanácsának tagja és az Észak-Kaukázusi Forradalmi Bizottság elnöke, az észak-kaukázusi elnöke, az észak-kaukázusi elnöke, az észak-kaukázusi elnökénállánállágát. 1920 ta az RCP Központi Bizottságának kaukázusi elnökségének elnöke (6), активный ответ ветт и szovjet hatalom létrehozásában Azerbajdzsánban, rmébannyors.

1922-1926-запрет Г.К. Орджоникидзе вольт и закраикомьянак эльсу титкара, аз SZKP észak-kaukázusi területi bizottságának első titkára (б).1926-1930 — запретить Bolsevik Összszövetségi Kommunista Párt Központi Ellenrző Bizottságának elnöke és az RFI népbiztosa, a Népbiztosok Tanácsának és a Szovjetuniökátázátázátázátáká.

1930 ноября óta GK Ordzhonikidze volt a Nemzetgazdasági Legfelsõbb Tanács elnöke, majd a Szovjetunió Nehéziparának népbiztosa. Kiemelkedő szerepet játszik a Szovjetunió szocialista iparosodásának megvalósításában.

1921 óta G.К. Орджоникидзе az RCP (b) Központi Bizottságának tagja volt, 1926 óta a Központi Bizottság Politikai Irodájának tagjelöltje, 1930 decembere óta az SZKP Központi Bizottságának (bizottságának tagja). Megkapta a Vörös Zászló (1921), (1931), a Munka Vörös Zászlója (1936) rendjeit.

Г.К. Орджоникидзе 1937. 18 февр. Hunyt el. A hivatalos verzió szerint a halál oka szívroham volt. Kortársai között elterjedtek a GK Ordzhonikidze öngyilkosságáról szóló pletykák, amelyeket dokumentumok továbbra sem erősítenek meg.Hamvait a Kreml falában temetik el a Vörös tér mauzóleuma mögött

Григорий Константинович Орджоникидзе (Sergo pártnév) 1886. 24 октября (régi stílusú, 12 октября) született Kutaisi tartományban, Goresha faluban (ma Imereti, Georgia).

1901–1905-ben a tbiliszi mentőiskolában tanult, részt vett a szociáldemokrata körben.

1905–1907-ben aktív résztvevője volt a transz-kaukázusi forradalmi mozgalomnak. 1905 декабрь, летартоцтаттак, микозбен форрадалми, кулёнитменьекхез, соллитотт фегиверекет, 1906, майусабан, увадек элленебен сабадон, ангедтек, августейший педиг, немецкий, немецкий.

1907 januárjában visszatért Oroszországba, pártmunkát vezetett Bakuban, tagja volt az Orosz Szociáldemokrata Munkáspárt (RSDLP) bakui bizottságának.

1912 áprilisában ismét letartóztatták, októberben három év kemény munkára és örök letelepedésre ítélték Szibériában. 1912–1915 гг. — ben a slisselburgi elítélt börtönben volt, majd Jakutiaba száműzték.

1917 Юниусабан Орджоникидзе visszatért Petrográdba (Volt Pétervár), bemutatták az RSDLP (bolsevikok) Petrográdi Bizottságának is a Petrogradi Szakjet végrehajtó biz.A párt Központi Bizottságának utasításait teljesítve június-augusztusban Петроград, сентябрь-октябрь и Transkaukázusban dolgozott. Petrográdba visszatérve aktívan részt vett az októberi forradalomban.

декабря 1917 года Україна рендкивюли бизтосава, 1918 г.априлизабана и дели регио идеигленес рендкивюли бизтосава невезтик ки.

A polgárháború idején (1918-1920) — это Vörös Hadsereg politikai vezetője. 1918 — запретить вольт на Дон Кёзтарсасаг Кёзпонти Вегрехайто Бизоттсаганак, Карицин (ма Волгоград) védelmének egyik szervezője, аз Эсзак-Кауказус Ведельми Таначаканак элнёк.1919 г. — фронт Ньюгати 16. hasseregének, majd a Déli Front 14. hasseregének Forradalmi Tanácsának (RVS) tagja volt, az egyik vezetője annak, hogy Denikin csapatai Orel közelében vereséget szenvedali part, Donbasszult.

1920-1921-ben a Kaukázusi Front Forradalmi Katonai Tanácsának tagja volt.

1920 februárjában — аз észak-kaukázusi szovjet hatalom helyreállításának irodájának elnöke. 1920 áprilisától az RCP (b) Központi Bizottságának Kaukázusi Irodáját vezette.

1922 februárjától 1926 szeptemberéig a transzkaukázusi regionális pártbizottság első titkára, az SZKP észak-kaukázusi regionális bizottságának első titkára (b).

1924-1927-Бен а Szovjetunió Forradalmi Katonai Tanácsának tagja.

1926-1930-ban az SZKP (b) Központi Ellenőrző Bizottságának elnöke és a Munkás- és Parasztfelügyelet (RKI) népbiztosa, a Népbiztosok Tanácsánakéovésánökénéi a Szl.

1930 ноябрь kinevezték a Nemzetgazdasági Legfelsõbb Tanács (VSNKh) elnökévé.

1932 óta — a Szovjetunió Nehéziparának népbiztosa.

Орджоникидзе и Szovjetunióban az iparosítás egyik fő szervezőjévé vált. Sikerült mozgósítania az ország forrásait hatalmas ipari vállalkozások létrehozására. Nagyban hozzájárult a repülési ipar, a kutatóintézetek, a repülési egyetemek hálózatának létrehozásához és fejlesztéséhez. Részt vett a szovjet védelmi társaságok (Aviakhim, Osoaviakhim) létrehozásában, репуленсек szervezésében.

Ordzhonikidzét Lenin rendjeivel, az RSFSR vörös zászlójával, a munka vörös zászlójának rendjével tüntették ki.

Орджоникидзе, pártnév — Sergo, valódi név — Grigorij Konstantinovics (1886. október 12. (24), Goresha falu, Kutaisi tartomány — 1937. február 18., Moszkva) — grúz bolsevik » múlva Polgárháború … Sztálin közeli barátját, Ordzhonikidzét támogatásával először a szovjet Transkaukázia élére helyezték, majd (1926) Moszkázát. 1930 óta bevezették a «Sergo» -t Politikai Iroda Az SZKP Központi Bizottsága (b).1932-ben a félképzett Ordzhonikidze mentőorvost bízták meg a szovjet nehézipar fejlesztésének irányításával, amelyet aztán a véres «kollektivizálé» kifosztálá. Hamarosan Sztálin fokozta a régi bolsevik gárda üldözését, amely veszélyes volt az autokráciájára. A hozzá tartozó Ordzhonikidze ebben személyes veszélyt érzett, elégedetlenségét kezdte kifejezni a nagy Terror iránt — és 1937 februárjában ködös körülményekárattözultt. Rokonait és alkalmazottait letartóztatták és elnyomták.

Григорий Орджоникидзе az X. pártkongresszuson, 1921-ben

Орджоникидзе életrajza 1917 előtt

Григорий Орджоникидзе Нюгат-Георгиабан született, kis helyi nemesek családjában. Tanulmányait Kharagauli falu kétéves iskolájára is a tiflisi Mihailovszkaja kórház (ahol 1901–1905-ben tanult) mentőiskolájára korlátozták.

1903 óta Ordzhonikidze forradalmi tevékenységekben kezdett részt venni. 1904-Бен незаконный иродалом биртокласа миатт правый идеиг летартозтаттак, декабрь 1905 года родословной и легмагасабб фокан аз эльсу орос форрадалом — fegyverek külföldről törtín szárall.Az utolsó vád alapján Ordzhonikidzét öt hónappal később óvadék ellenében szabadlábra helyezték, és hamis útlevéllel távozott Németországba.

1907 Элен Орджоникидзе visszatért a Kaukázusba, és Bakuban telepedett le. Ott mentősként dolgozott аз olajmezőkön, és bolsevikként dolgozott. A történészek hajlamosak azt hinni, hogy Ordzsonikidze részt vett a herceg meggyilkolásában (1907) Илья Чавчавадзе , híres grúz költő és gondolkodó. Ugyanebben az 1907-ben május elsejei tüntetés során letartóztatták és 26 napot töltött börtönben «Kuchishvili» álnéven.1907 ноябрь Григорий Орджоникидзе-t ismét letartóztatták banditizmus vádjával, és 18 hónapot töltött Bakuban és Sukhum börtönében. A bakui bayili börtönben Ordzhonikidze megismerkedett a forradalmár Koba — Иосиф Джугашвили, leend Sztálinnal. Египетский меглехетосен генгелмейджё Эмбер, «Серго» хамаросан эннек аз идосебб байтарсанак эрőс хатаса ала керулт.

1909 februárjában Ordzhonikidzét száműzték a Jeniszej tartományba, de augusztusban megszökött a száműzetésből, visszatért Bakuba, majd Perzsiába távoz.Részt vett az akkor ott zajló forradalomban, és Teheránban élt. 1910 год после «Серго» Парижа, 1911 года — длинное платье ленинского стиля.

1911 nyarán Ordzhonikidzét Lenin Oroszországba küldte az egészorosz pártkonferencia megszervezésére. Ez Az RSDLP VI konferenciája 1912 januárjában került sor Prágába. Орджоникидзе volt a küldöttje, is megválasztották az RSDLP (b) Központi Bizottságába. Ugyanezen a konferencián Sztálint a Központi Bizottság választotta.

1912. 14 апреля Ordzsonikidzét letartóztatták Szentpéterváron. Három év börtön után a shlisselburgi erődben száműzték Jakutszkba, ahol orvosként dolgozott.

Után Februári forradalom , 1917 júniusában Ordzhonikidze visszatért Szibériából Petrogradba, ahol a helyi bolsevik városi bizottság is a végrehajtó let bizottság. Petrográd szovjet .

Орджоникидзе a kaukázusi oroszok bolsevik népirtásának élén

… в декабре végén является csecsenek fanatikus lelkesedéssel, nagy erőkben támadták szomszédaikat.Fosztogatták, feldúlták és hamuvá égették a gazdag, virágzó falvakat, gazdaságokat és gazdaságokat a Kaszav-Jurtovszkij kerületben, a kozák falvakzénékészónéskéskútázátóštášká » A csecsenekkel szövetségben az ingusok elkezdték űzni a Szunzsenszkaja vonal kozák falvait [amelynek férfi lakosságának többsége a fronton volt], amelyekértért ménekálnékénée »

A bolsevikok azonnal jóváhagyták a hegymászók cselekedeteit.С. Кавтарадзе, az RCP (b) helyi regionális bizottságának tagja szerint az Észak-Kaukázusban «и немцы кузделем szinte egybeesik az osztályharccal», и szovjet kormány kormánéskésékáné Az orosz kaukázusi kommunisták kezdték «földbirtokos népnek» nevezni, miután a csecsen soviniszta Aslambek Sheripovtól átvették ezt a meghatározást. Самуил Буачидзе, honfitársa, Ordzhonikidze általános iskolai barátja lett a helyi bolsevikok feje, akik forradalmi tevékenységüket 1905-ben a Kviril kincstár megásával kezdték.Орджоникидзе — это kiemelkedő szerepet kezdett játszani a Vörös Tereken.

1917. 26 декабря — án megölték a tereki atamánt, Карауловот. Bolsevikok lefegyverzésbe vetették az egész kozák falvakat. Leszerelést a föld, vagyon — это tömeges kilakoltatások «rekvirálása» követte. 1918 májusában a Tereki Tanácsköztársaság Népbiztosainak Tanácsa úgy döntött, hogy az orosz kozákokat kitelepíti a Szunzsenszkaja-vonal falvaiból, является «felszabadult ázáköözökön». Augusztusban a bolsevikok megszervezték az ingus fegyveresek invázióját Aki-Jurtovszkaja, Szunzsenszkaja, Tarszkaja és Tarszkij khutorok falvaiba.Килаколтат с козакок 120 миллионов араньи рубель értékű vagyont vittek el. Az akció fő inspirálója és kezdeményezője Ordzhonikidze — это владикавказский Vörös Kormány belügyi népbiztosa, Jakov Figatner zsidó volt. Miután a kozák földek egy részét átengedték az ingusoknak, a Terski Népbiztosok Tanácsa Григорий Орджоникидзе javaslatára gyulladásos fellebbezést intézett az oszétokhoz:

Számos kozák falu ékelődik Oszétiába. És га в kozákok ного egyeznek önként és pyatigorski kongresszus döntésével, hogy engedjék аТы önöket forradalom Йоган Fold, Majd karokkal kézben, мята аз Ingus testvérek, hívják мек szülőföldünkön letelepedett stanitsákat, hogy lefegyverezzék és kiköltözzenek.

Bolsevikoknak nem sikerült azonnal végrehajtani ezt a tervet. Кодозакок Герасим Вдовенко атаман vezetésével összegyűjtötték и fennmaradt fegyvereket, és ellenállni kezdtek. 1919 Elején a Kuban fehér csapatai közeledtek hozzájuk — Ljahov tábornok hadtestéhez. Polgárháború végén azonban и Terek kozák hadsereg teljes vereséget szenvedett: kozákokat lefegyverezték, új kilakoltatásnak vetették alá, földjeiket pedig a csecsenek kezbekézés. Орджоникидзе, он же егы идеиг Украйна комиссаракент тавозотт, 1920-бан исмет мегжелент в Терекен аз RCP (Kaukázusi Iroda) kaukázusi irodájának vezetőjeként.Rámutatott a Terski Forradalmi Bizottság V. Kvirkelia vezetőjére:

A Központi Bizottság Politikai Irodája jóváhagyta a Kaukázusi Iroda határozatát a hegymászóknak földterületek kiosztásáról, falvak kilakoltatása előtt meg sem állva.

Az elsőeket 1920 tavaszán ismét erőszakkal vitték ki három, régóta szenvedő kozák faluból: Aki-Jurtovszkaja, Tarszkaja és Szunzsenskaja. Ezeket a földeket az ingusok elfoglalták. Kozák ellenállást brutálisan elnyomták. Орджоникидзе előírta:

Ha egy faluban legalább egy kozák szembeszáll a szovjet hatalommal, akkor az egész falu lesz a felelős: egészen a kivégzésig, a rombolásig.

Az említett időszak egyik hivatalos dokumentuma a következő:

A Kaukázusi Front elvtárs Forradalmi Katonai Tanácsának tagja Ordzsonikidze elrendelte: először Kalinovszkaja falu felégetését; a második — Ермоловская, Закан-Юртовская, Шамашкинская, Михайловская фальвакат — амельекет а szovjet hatalom egykori alattvalói adtak a hegyi csecseneknek. Miért kellene a fent említett 18-50 éves falvak teljes férfipopulációját vonatokba berakni és kíséret útján Északra küldeni nehéz kényszermunkára? Az idős embereket, nőket és gyermekeket ki kell telepíteni a falvakból, lehetővé téve számukra, hogy az északi tanyákra és falvakba költözhessenek.Надтеречная vonal parancsnoka a Prodkom Skudre-hoz, hogy nevezzen ki egy bizottságot, amelynek elnöke az erők csoportjának elvtársának parancsnoka. Két tagból álló, saját belátásuk szerint álló Gegechkori, amely: a teljes lakosság kitelepítése.

Ennek a büntető Expedíciónak a közvetlen vezetését Kimen biztos hajtotta végre. Joseph a Munkáshadsereg parancsnoka szerint Kosior , «9000 családot kellett kilakoltatni, a kozákok jelentős részét kényszermunkára küldték a Donyeck-medence bányáiban.«A csecsen és az ingus vezetők az oroszok teljes kitelepítését követelték a Hegyi Köztársaság területéről.

Határozottan úgy döntöttünk, hogy 18, 60 ezer lakosú falut kilakoltatunk a Terek túloldalán …

majd beszámolt:

… Сунженская, Тарская, Фельдмаршальская, Романовская, Ермоловская és más falvakat kiszabadították a kozákok elől, átadták ket a hegymászóknak — ingusoknak és csecseneknek.

Журнал «Молодая гвардия» (1993. évi 3. szám) e 60 ezer kozák, főként nők, idős emberek és gyermekek kikiáltásának epizódját írja le 1921. április 17-én az «SZK. Орджоникидзе. A kilakoltatás egy nap alatt megtörtént! Ugyanakkor a vasútállomás felé vezető úton 35 ezer embert öltek meg. A kilakoltatás tanújának, egy Terek kozáknak 1990-ben a Don magazine megjelent emlékei szerint

Községünket három kategóriába sorolták.[Elször -] «fehérek» — a férfi nemet lelőtték, nőket és a gyerekeket pedig szétszórták, hova és hogyan menekülhettek el. A második kategóriát — a «vöröseket» — kilakoltatták, de nem érintették meg. Хармадик, родословная «коммунистак». Az első kategóriába tartozók nem kaptak senkinek semmit, a «vörösök» családonként egy szekeret kaptak, amelyre bármit felvehettek, amit csak akartak. «Коммунистический» родословной joguk volt minden ingóságot elvinni. Аз egész falu udvara a csecsenekhez és az ingusokhoz került, akik egymás között harcoltak a mi javunkért.

Húszezer csecsen telepedett le korábban a kozákok tulajdonában lévő területre, akik 98 ezer földműves földet kaptak a rendelkezésükre. Az észak-kaukázusi bolsevikok által létrehozott «Hegyi Köztársaság», kommunista főnökök kezdetben azt gondolták, hogy széles határokat adnak (lásd a térkpet). С 1920-го года, когда évek elején az ортодоксальные папы получили legúlyosabb elnyomás érte ( az értékek eltávolítása a templomokból , papsági folyamatok halálos ítéletekel). De a Hegyi Tanácsköztársaság 1921 áprilisában alapító kongresszusa határozatot fogadott el «A saría bírósági eljárásának bevezetéséről a Hegyvidéki ASSR-ben», ésétézét ézét ézét ézét ézét ézét ézét ézét ézétA hegyi köztársaságnak akkor muszlim szimbólumokkal ellátott zászlaja volt.

Hegyi Köztársaság projekt

nem úgy mint sztálin 1944-ben kitelepítette Ingus és csecseneket , в Terek kozákok nem kevésbé véres bolsevista népirtása nem kapott széles körű tudmisírtomnelst modern. A liberális közösség inkább nem emlékszik sem róla, sem a helyi népek részvételének mértékéről azokra a helyi népekre, akiket negyed évszázaddal későlepíkte magte is későlepíukte.És га в kaukázusi nemzetiségeket visszaadnák szülőföldjükre Hruscsov és «kártérítésként» részesültek szomszédos Орос régiókból származó területek Краткое IDĖJŲ kivágásáért, ezért Соха Senki нэм szándékozott helyrehozni Терек, Кубань és Дон kozákok előtti történelmi HIBAT.

Ordzhonikidze fontos szerepet játszott abban, hogy az egész Transkaukázia területét bevonják az újonnan alakult Szovjetunióba. Azerbajdzsán (1920. április) és Örményország (1920. november) bolsevikok általi elfoglalása után Ordzhonikidze vezette őket invázió Grúziába (1921.február-március), amelyet szocialista köztársasággá alakítottak át. Ö Maga tartotta legjobbnak, ха Grúziát нэм uniói köztársasággá, hanem autonómiává Tenne аз-ен РСФСР belül, Е. С. emiatt ö Lett Груж Идьек 1922. Серго durva bánásmódja Груж kommunistákkal feldühítette Lenint, аки AZT javasolta, hogy kizárják коммуниста pártból . Ugyanebben аз időszakban Орджоникидзе segített Мирза Кучек Хан számára Краткое életű Элет létrehozásában Гилянская Szovjet Szocialista Köztársaság Irán Északi részén, amelyet szintén állítólag szorosabb kapcsolatba Kellett hozni szovjet Oroszországgal.

1922 Marciusában megállapodást írtak alá Grúzia, Örményország és Azerbajdzsán egyesítéséről Kaukázusi Föderáció (1937-ig létezett). 1922-1926-запрет Орджоникидзе и региональный запрет на использование энергии.

Микоян, Шталин, Орджоникидзе. Тбилиси, 1925

1926 ноябрь, aki Trockij és Zinovjev elleni győzelem után emelkedett fel — Kamenev Sztálin régi barátját, Sergót a Kaukázusból Moszkvába helyezte át.Нэги éven át (1926-1930) Орджоникидзе везет с собой парашютист, как часть элендерзэси бизотцагат. 1926-ban tagjává vált a Bolsevikok Szövetségi Kommunista Pártja Központi Bizottságának Politikai Hivatalának (nem szavazó tag), de ugyanebben az évben elvesztette ezt a címetbenón 1930-ый запрет на азонбан «Серго» в Политике Ирода teljes jogú tagja lett.

1930 novemberében Ordzhonikidzét nevezték ki elnöknek A Szovjetunió Nemzetgazdasági Legfelsõbb Tanácsa , és 1932.január 5-én «áthelyezték» ebből a tisztségből a Szovjetunió Nehézipari Népbiztosi posztjába. Ez a rendelkezés nagyon fontos volt, mivel a második ötéves terv feelétel nélküli elsőbbséget adott a nehézipar fejlesztésének. Nehéz elképzelni, hogyan dolgozhatna ezeken a legnehezebb munkakörökön az a személy, akinek csak két általános iskolai osztálya és egy orvosi asszisztens iskolája volt. ПодробнееMaga Sergo nyilvánvalóan csak Sztálin felügyelője és «ostora» volt miniszteri posztján.

Серго Сталин без присмотра за деньгами. Ordzsonikidzének nem nagyon tetszettek azok az elnyomások, amelyeket barátja, Joseph egyre jobban felszabadított a bolsevikok «régi gárdájával» szemben. Серго — это ebbe az érségbe tartozott. Állítólag 1932-ben a Politikai Iroda néhány más tagjával együtt ellenezte azok durva üldözését, akik az ún. ryutin platformja ”, És ez akkor is konfliktushoz vezetett Sztálinnal.

Elhagyva a Kaukázust, Ordzhonikidze az ottani vezető pozíciók nagy részét személyes jelöltjeivel váltotta fel. Az 1930-as évek elején. Sztálin, aki nem tolerálta a versenyt, eltávolította a legtöbbjüket, és ez új összecsapásokat okozott közte és «Sergo» között. Орджоникидзе Лаврентий Берият, он же ма мар szélhámos és veszélyes intrikus, az első szerepet játszott a Transkaukázusban. «Серго» Sztálinnal való szembenállásáról szóló pletykák alapján számos publikáció szinte liberálisnak és demokratának ábrázolja.Nem szabad azonban elfelejteni: ennek az ellentétnek a tisztán személyes érdekek voltak az okai. Орджоникидзе, аки Соха ного ítélte эль kozákok népirtását, vagy paraszti Oroszország vereségét kollektivizálás Soran, vagy munkásosztály rabszolgaságát аз ELSO ötéves tervek IPARI építkezésein, наиболее Csák legmagasabb коммунист Элиты privilégiumának túlzott «abszolutizmusa» Ellen akart védekezni, amelyhez ö Maga является тартозотт.

Орджоникидзе беззеде, 1936

A közelmúltban nyilvánosságra hozott dokumentális tények arra az elképzelésre is utalnak, hogy Ordzhonikidze ilyen szembeszökő képességét Sztálinnal szemben már elkár kor.Кораббан Рой Медвегьев történész azzal érvelt, hogy Ordzsonikidze meglehetősen aktívan ellenkezett Nagy Terror 1936-1938, амелет на «Sergo» helyettese, Pjatakov letartóztértása kis. Самый азонбан, еги másik történész, Oleg Khlevnyuk arról számol be, hogy a szovjet archívumban nincs bizonyíték arra, hogy Ordzhonikidze ellenezte volna a «népellenségek» moszkvénédvejtézátés. A levéltár szerint Ordzsonikidze éppen ellenkezőleg, személyesen hallgatta ки Pjatakovot, és úgy tett, mintha hinne «bűncselekményeiben».

Tovább zinovjev és Kamenyev tárgyalása a vádlottak nemcsak Sztálin, hanem Ordzsonikidze életének kísérleteit is «bevallották». Надь Szovjet Enciklopédia egy időben azt является állította, hogy az ellenséges cselszövések nagymértékben lerontották Sergo életét.

Орджоникидзе халала

Van információ arról, hogy 1936 novemberében «Sergo» szívrohamot kapott.

Орджоникидзе 1937. 17-18 февраля. Роберт Конквест азт állítja, hogy ez az orvosi jelentés hazugság volt, és az egyik orvos nem akarta aláírni.

Египетский масик változat: arról, hogy Ordzsonikidze a nagy Terror elkeseredésében öngyilkosságot követett el — Hruscsov említette először egy titkos jelentésben, 1956. 25 февраля. Megismételte beszédében a 22. pártkongresszuson (1961). Emlékirataiban Hruscsov két forrását közli ehhez a verzióhoz: állítólag kifejtette neki Georgy Malenkov a háború alatt és Anastas Mikoyan utána.

Van egy másik verzió, miszerint Ordzhonikidzét Sztálin parancsára megölték, vagy öngyilkosságra kényszerítették.Nem sokkal a második világháború után terjedt el. A honfoglalás jelentése szerint tanúk látták, hogy az emberek halála után azonnal elszöktek Ordzhonikidze házából. Pletykák szerint Sergo felesége, Zinaida Gavrilovna Pavlutszkaja, aki a férje mellett volt a halál idején, egyeseknek elmondta, hogy öngyilkos lett, mások pedig megölték. Figyelembe véve a Szovjetunió akkori eseményeit és példáját kirov halála a gyilkossági elmélet egyáltalán nem tűnik hihetetlennek. De a legtöbb komoly történész még mindig elutasítja.

A legtöbb kutatónak azonban nincs kétsége: 1936 végén Sztálin Ordzsonikidzét jelölte meg a megsemmisítés egyik közvetlen célpontjaként. 1955-56-бан. több volt alkalmazott NKVD rágalmazás begyűjtésével vádolták Ordzhonikidze ellen. Sztálin Ordzhonikidze számos alkalmazottjának felszámolása közvetett jele annak is, hogy az önmaga ellen megtorlást készítenek.

Nem sokkal Ordzhonikidze halála után, a Központi Bizottság 1937. február-márciusi plénuma Sztálin élesen bírálta az elhunytat «egyeztetése» miatt.Azt állította, hogy Ordzhonikidze jól ismeri a «pártellenes érzelmeket» Lominadze azonban elrejtette ket a Központi Bizottság elől. 1937-Бен Орджоникидзе idősebb testvérét, Papuliat letartóztatták és lelőtték. 1938 г. — запретить Серго женат на чистом сердце. Később haradik testvérét, Konstantint letartóztatták, unokaöccsét, Georgy Gvakharia-t, a Makeyevsky kohászati ​​igazgatóját lelőtték.

Ordzhonikidze emlékezete a Szovjetunióban

A Szovjetunió több városát és járását átnevezték «Ordzhonikidze» -re: például Vladikavkaz Oroszországban és Vakhdat Tádzsikisztánban (késkánelvöbb tádzsikisztánban).Аз Орджоникидзе невветит в Нижний Новгород Сокол гьяранак, МиГ vadászgépek fő gyártójának — это Moszkvai Repülési Intézetnek (MAI) adták.

Ordzhonikidze tiszteletére elnevezték a Sverdlov-osztályú tengeri cirkálót, amelyen Hruscsov 1956-ban Nagy-Britanniába érkezett. A látogatás során az MI6 brit titkosszolgálat elküldte a híres «Buster» Crabbe búvár urat, hogy vizsgálja meg az Ordzhonikidze fenekét és légcsavarjait annak érdekébenákésékésékésékésékésékésékés érdekézékésékéséké é?Crabbe nem tért vissza a misszióból. Египетский évvel később egy testet találtak fej és karok nélkül, амели feltehetően egy eltűnt búvárhoz tartozik. 2007 год Эдуард Кольцов вольта szovjet harci úszó elmondta, hogy fél évszázaddal ezelőtt elvágta Crabbe torkát, amikor azt találta, hogy mágneses aknát ültet a hajáza por táltet. Kolcov változata nem kapott megerősítést, és sokan vitatják.

Még a legendás népbiztos özvegye is meg volt zavarodva a verziókban, gyilkosságról, majd öngyilkosságról beszélt

1937 г.Februar 18-Ань, néhány nappal Központi Bizottság plénuma megnyitása előtt, Амели Utan megkezdődött Szovjetunióban Nagy террор időszaka, hirtelen meghalt Grigorij Konstantinovics Ordzsonikidze … Az аз уголек, akit Ленин személyes barátnak nevezte, és párttársai — » forradalom kosa «és» Sztálin szamara «. Halála annyira titokzatos volt, hogy még mindig pletykákat és pletykákat okoz.

«A szív nem bírta» Wikipédia

Néhány hónappal halála előtt, 1936 októberében Григорий Орджоникидзе, abban az időben a nehézipar népbiztosa, akit gész.évfordulóját. A legközelebbi szövetségessel együtt Sztálin az egész ország ünnepelte, jelentéseket és üdvözleteket küldtek. A jelentéseket elolvasták, az utcákat átnevezték. В 1936 году végén felhők kezdtek gyülekezni a feje fölött, является Népbiztosságon letartóztatásokat tartottak.

Még az ünneplés során megtudta idősebb testvérének letartóztatását. Mint maga Ordzhonikidze gyanította, Sztálin már nem bízott benne. Feltételezte, hogy ez intrika Beria … Még a javaslataimat is megosztottam velük Mikojan , panaszkodva, hogy nem érti teljesen, miért veszítette el a vezető bizalmát.

Орджоникидзе nem találta ki ezt az egész helyzetet — 1937. február 18-án eltűnt.

A tudósok dokumentumokból és szemtanúk beszámolóiból rekonstruálták a 37. február 17-i és 18-i napokat — Ordzhonikidze hogyan töltötte őket. Délután három órától a nehézipar népbiztosa a Politikai Iroda ülésén volt. Ott késő estig megtárgyalták azokat a határozatokat, amelyeket a Központi Bizottság Plénumán február 20-án vitára bocsátottak. Ezt követően Sergo elment népbizottságához, hogy tisztázza a jelentés minden részletét a plénumon, mert ki kellett fednie a nehézipar «kártevőit».

Van egy verzió, miszerint amíg a munkahelyén volt, az irodai Kreml-lakást átkutatták. Sergo megtudta ezt, és felháborodva hívta fel Sztálint. Amire a főtitkár biztosította forradalmi bajtársát, akivel egy bakui börtönben találkozott 1907-ben, hogy semmi különös nem történt, is a saját helyén kutatgeznihet v.

Halála napján, 18 февраля — непобедимый истец Шталинба. Tanúk nélkül találkoztak. És hazatérve Ordzhonikidze telefonon beszélt a vezetővel. A beszélgetés kiabálásra, valamint átkozódásra váltott, többek között grúzul.

Másnap az újságok azt írták, hogy Серго Орджоникидзе 18-án 17: 30-kor hunyt el. A forradalmár egy szunyókálás közben halt meg a lakásában hirtelen szívbénulás (szívroham) miatt. Sztálin Ordzhonikidze fájó szívéről is beszélt a Központi Bizottság plénumán, amelyet több napra halasztottak a gyász miatt.

Вольт с напряжением

Ezen események szemtanúi szerint Ordzhonikidze lakását 40 процентов belül rendbe tették és letörölték az ujjlenyomatokról, az elhunyt holttestét még nem vitték ки.Később Sergo felesége, Zinaida Gavrilovna emlékeztetett Arra, hogy Sztálin, mielőtt elhagyta házukat, felszisszent, hogy ne terjessze férje halálának részleteit, hogy verdészleteit, hogy verdos de l’égéraz. És megfenyegette: — Ha valami, akkor ismersz.

A nő természetesen senkinek nem mondott semmit, de ez nem mentette meg az elnyomás elől. Египетский évvel férje halála után letartóztatták és 10 ítélték a táborokban. Аз Ordzhonikidze két öccsét feleségükkel és unokaöccsükkel is letartóztatták, és az idősebb testvért lelőtték.Mindazok, akik aláírták az orvosi jelentést Sergo haláláról, árulóként és összeesküvőként haltak meg.

És csak 1956-ban, az SZKP Központi Bizottságának XX. Kongresszusán Nyikita Hruscsov először Ordzhonikidze öngyilkosságáról, Beria általi üldözéséről és a népbiztos egész családjának megémmisltezsss.

Зинаида Гавриловна feleségének változata

Sergo felesége sokáig hallgatott erről a szörnyűséges napról, majd részletesen leírta a Kreml lakásában történt eseményeket.Az asszony szerint Grigorij Konstantinovics február 18-án sokáig feküdt az ágyában, és nem akart felkelni. Зинаида Гавриловна az asztalhoz hívta, de férje nem volt hajlandó.


Családjuk közeli barátja jött látogatóba. És azt javasolta, hogy az agódó feleség először terítse le az asztalt, majd tájékoztassa a kedves vendégről. A grúz hagyományok szerint Sergónak ки kellett mennie, és tiszteletet mutatott az újonnan érkező iránt.

Зинаида Гавриловна éppen ezt tette.De amikor férje hálószobájához közeledett, lövést hallott. Орджоникидзе szívbe lőtte magát. Megemlítették a komódon fekvő búcsúlevelet есть. És hogy ott állítólag Grigorij Konstantinovics írta meg gondolatait az ország vezetéséről és Sztálin politikájáról.

De senkinek sem volt ideje elolvasni аз öngyilkos jegyzetet, még az elhunyt feleségének sem. És hogy valóban volt-e, nem tudni.

És Zinaida Gavrilovna elmondta másoknak, hogy a férjét lelőtték. A nő azt állította, hogy egy idegen jött a lakásukba, és azt kérte, hogy személyesen adjon át Ordzhonikidze számára egy mappát, amely a plénum dokumentumait tartalmazza.Néhány perccel azután, hogy a férfi belépett Grigorij Konstantinovicsba, lövés dördült.

Az özvegy azt is elmondta, hogy azon a napon férje és Sztálin nagyon éles beszélgetést folytattak grúz nyelven.

Azt — это elmondták, hogy Ordzhonikidzét közvetlenül Sztálin irodájában ölték meg a hallgatóság alatt, és otthon mérgezték meg. De ezekre a fleetlezésekre nem találtak bizonyítékot. Valamiért a párt vezetőjének özvegye egyeseknek az öngyilkosságról, mások a gyilkosságról mesélt — talán élete végéig annyira félt Sztálin fenyegetéseitől.


Ha egy barát hirtelen

De az Ordzhonikidze-t közelebbről ismerő párttársak például Nyikolaj Bukharin , azzal érvelt, hogy Sergo halálának napján éppen ellenkezőleg, energikus űs jó. Könnyű azonban feelételezni, hogy mi lett volna azzal az emberrel, aki a forradalom — это polgárháború után az országot a plénum után a gazdasági fejlődés és az áramtermelés pozívezet. Sztálin halála után — это élesen bírálta egykori barátját, azzal vádolta, hogy támogatta azokat az embereket, akik «elárulták a bizalmukat», это szolgálatban, фелледоллэпетвалсалсалсалсал.

Egyszer Grigory Ordzhonikidze-t «Прямая» -nak hívták a cári titkosrendőrségben, mert mindig az igazat is a véleményét mondta.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.