Почему ливонская война приняла затяжной характер: works.doklad.ru — Учебные материалы

Содержание

Ливонская война: причины, ход, итоги курсовая 2010 по истории

Федеральное агентство по образованию Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Хакасский государственный университет имени Н.Ф. Катанова» Институт истории и права Кафедра истории России Ливонская война: причины, ход, итоги. (Курсовая работа) Выполнила: студентка 1 курса, группы Из-071 Базарова Рано Махмудовна Научный руководитель: к.и.н, ст. преподаватель Дроздов Алексей Ильич Абакан 2008 1 ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ 1. ПРИЧИНЫ ЛИВОНСКОЙ ВОЙНЫ 2. ХОД И ИТОГИ ЛИВОНСКОЙ ВОЙНЫ 2.1 Первый этап 2.2. Второй этап 2.3 Третий этап 2.4 Итоги войны ЗАКЛЮЧЕНИЕ БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК 1 притязании князей на абсолютную власть. Кратко, но, четко рассматривая внешнеполитические задачи Русского государства, он отмечал, что в основе начавшихся сложных дипломатических сношений со странами Западной Европы находилась «национальная идея» дальнейшей борьбы за объединение всех древнерусских земель.4 В «Русской истории в описаниях ее главнейших деятелей» Н. И Костомарова, опубликованной в течение пятнадцати лет с 1873 года, характер каждого деятеля представлен в соответствии с исторической обстановкой. Он придавал большое значение субъективному фактору в истории. Причину конфликта Ивана Грозного с Сигизмундом он видит в личной неприязни из-за неудачного сватовства. По мнению Костомарова, выбор средств для достижения благосостояния человеческого рода был сделан Иваном Грозным неудачно, и по этой причине он не подходит под понятие «великого человека».5 Монография В. Д. Королюка, единственная за советский период, полностью посвящена Ливонской войне. В ней точно выделено принципиально разное видение Иваном Грозным и Избранной радой внешнеполитических задач, стоящих на тот момент перед Россией. Подробно автор описывает благоприятную для Русского государства международную обстановку перед началом войны, сам ход военных действий освещен слабо.6 По мнению А.А. Зимина и А.Л. Хорошкевич война выступала как продолжение внутренней политики другими средствами для обеих противоборствующих сторон. Исход конфликта для России был предопределен по ряду объективных причин: полного разорения страны, опричного террора, уничтожившего лучшие военные кадры, наличия фронтов и на Западе, и на Востоке. В монографии подчеркнута идея 4 Ключевский, В. О. Сочинения. В 9 т. Т. 2. Курс русской истории. Ч. 2 / Послесл. В. А. Александрова, В. Г. Зиминой. – М., 1987. – С. 111 – 187. 5 Костомаров, Н. И. Русская история в жизнеописаниях ее важнейших деятелей. – СПб., 2007. – С. 360 – 368. 6 Королюк, В. Д. Ливонская война: из истории внешней политики русского централизованного государства во второй половине XVI века. – М., 1954. – С. 18 – 109. 1 национально – освободительной борьбы прибалтийских народов против ливонских феодалов.7 Р. Г. Скрынников в своей «Истории Российской» крайне мало уделил внимания Ливонской войне, полагая, что Ивану Грозному не надо было прибегать к военным действиям для получения доступа на Балтику. Ливонская война освящена обзорно, гораздо большее внимание уделено внутренней политике Русского государства.8 Среди калейдоскопа взглядов на историю Ливонской войны можно выделить два основных направления, основанных на целесообразности выбора внешнеполитического курса страны в конкретных исторических условиях. Представители первого считают, что среди многих внешнеполитических задач решение Балтийского вопроса было первоочередным. К ним можно отнести историков советской школы: В. Д. Королюка, А. А. Зимина и А. Л. Хорошкевич. Характерным для них является использование социально – экономического подхода к истории. Другая группа исследователей считает выбор в пользу войны с Ливонией ошибочным. Первым это отметил историк XIX века Н. И. Костомаров. Р. Г. Скрынников, профессор Санкт – Петербургского университета, в своей новой книге «История Российская IX – XVII в.в.» считает, что русское правительство могло мирно утвердиться на Балтийском побережье, но не справилось с задачей и выдвинуло на передний план военный захват гаваней Ливонии. Промежуточную позицию занимал дореволюционный историк Е. Ф. Шмурло, считая программы «Крым» и «Ливония» одинаково неотложными. На выбор одной из них в описываемое время, по его мнению, повлияли второстепенные факторы.9 7 Зимин, А. А. Хорошкевич, А. Л. Россия времени Ивана Грозного. – М., 1982. – С. 138 – 144. 8 Скрынников, Р. Г. История Российская. IX – XVII вв. – М., 1997. – С. 227 – 277. 9 Шмурло, Е. Ф. История России ( IX- XX вв. ). – М., 1997. – С. 82 – 85. 1 1. ПРИЧИНЫ ЛИВОНСКОЙ ВОЙНЫ Основные направления внешней политики Русского централизованного государства выявились еще во второй половине XV в., при великом князе Иване III. Они сводились, во-первых, к борьбе на восточных и южных рубежах с татарскими ханствами, возникшими на развалинах Золотой Орды; во-вторых, к борьбе с Великим княжеством Литовским и связанной с ним узами унии Польшей за захваченные литовскими и отчасти польскими феодалами русские, украинские и белорусские земли; в-третьих, к борьбе на северо-западных границах с агрессией шведских феодалов и Ливонского ордена, стремившихся изолировать Русское государство от необходимого ему естественного и удобного выхода к Балтийскому морю.10 На протяжении веков борьба на южных и восточных окраинах была делом привычным и постоянным. После распада Золотой Орды татарские ханы продолжали совершать набеги на южные рубежи России. И лишь в первой половине XVI века длительная война между Большой ордой и Крымом поглотила силы татарского мира. В Казани утвердился ставленник Москвы. Союз между Русью и Крымом продержался несколько десятилетий, пока крымцы не уничтожили остатки Большой орды.11 Турки – османы, подчинив Крымское ханство, стали новой военной силой, с которой Русское государство столкнулось в этом регионе. После нападения крымского хана на Москву в 1521 году казанцы порвали вассальные отношения с Россией. Началась борьба за Казань. Успешным стал только третий поход Ивана IV: взяты Казань и Астрахань.12 Таким образом, к середине 50 – х годов XVI века к востоку и югу Русского государства сложилась зона его политического влияния. В ее лице выросла сила, которая могла противостоять Крыму и Османскому султану. Ногайская орда фактически подчинилась Москве, усилилось влияние и на Северном Кавказе. Вслед за ногайскими мурзами 10 Королюк, В.Д. Ливонская война : из истории внешней политики Русского централизованного государства во второй половине XVIв. – М., 1954. – С. 33. 11 Скрынников, Р.Г. История Российская. IX — XVII в.в. – М., 1997. – С. 227. 12 Скрынников Р.Г. Указ. соч. – С. 275-277. 1 примет активное участие в Ливонских делах. В какой – то степени руки Швеции связывало обострение шведско-датских отношений.16 Территориальный спор с Литвой имел давнее происхождение. Перед смертью князя Гедимина (1316 – 1341 г.г ) русские области составляли более двух третей всей территории Литовского государства. На протяжении последующих ста лет, при Ольгерде и Витовте, были завоеваны Чернигово- Северская область (города Чернигов, Новгород – Северск, Брянск), Киевская область, Подолье (Северная часть земель между Бугом и Днестром), Волынь, Смоленская область.17 При Василии III Россия претендовала на престол княжества Литовского после смерти в 1506 году Александра, вдова которого приходилась русскому государю сестрой.18 В Литве началась борьба между литовско-русской и литовской католической группировками. После победы последней на литовский престол взошел брат Александра Сигизмунд. Последний видел в Василии личного врага, претендовавшего на литовский трон. Это обостряло и без того натянутые русско-литовские отношения. В такой обстановке литовский сейм в феврале 1507 года принял решение начать войну с восточным соседом. Литовские послы в ультимативной форме поставили вопрос о возвращении земель, перешедших к России в ходе последних войн с Литвой. Позитивных результатов в процессе переговоров достичь не удалось, и в марте 1507 года начались военные действия. В 1508 году в самом княжестве Литовском начинается восстание князя Михаила Глинского, еще одного претендента на престол Литвы. Мятеж получил активную поддержку в Москве: Глинский был принят в русское подданство, кроме того, ему дано было войско под командованием Василия Шемячича. Глинский вел военные действия с переменным успехом. Одной из причин неудач был страх перед народным движением украинцев и белорусов, желавших воссоединиться с Россией. Не обладая достаточными средствами для успешного продолжения 16 Королюк, В.Д. Указ.соч. — С. 25-26. 17 Шмурло, Е.Ф. Указ. соч. – С. 108-109. 18 Зимин, А.А. Россия на пороге нового времени. М.,1972. – С.79. 1 войны, Сигизмунд решил начать мирные переговоры. 8 октября 1508 года был подписан «вечный мир». По нему Великое княжество Литовское впервые признало официально переход в состав России северских городов, присоединенных к русскому государству в ходе войн конца XV – начала XVI в.в.19 Но, несмотря на некоторый успех, правительство Василия III не считало войну 1508 года решением вопроса о западнорусских землях и рассматривало «вечный мир» как передышку, готовясь к продолжению борьбы. Не склонны были примириться с потерей северских земель и правящие круги Великого княжества Литовского. Но в конкретных условиях середины XVI века прямое столкновение с Польшей и Литвой не предусматривалось. Русское государство не могло рассчитывать на помощь надежных и сильных союзников. Более того, войну с Польшей и Литвой пришлось бы вести в сложных условиях враждебных выступлений как со стороны Крыма и Турции, так и со стороны Швеции и даже Ливонского ордена. Поэтому русским правительством этот вариант внешней политики в данный момент не рассматривался.20 Одним из важных факторов, определившим выбор царя в пользу борьбы за Прибалтику, был низкий военный потенциал Ливонского ордена. Главной военной силой в стране являлся рыцарский Орден меченосцев. В руках орденских властей находилось свыше 50 замков, разбросанных по всей стране. Верховной власти магистра подчинялась половина города Риги. Совершенно самостоятельными были архиепископ рижский (ему подчинялась другая часть Риги), и епископы дерптский, ревельский, эзельский и курляндский.21 Рыцари ордена владели поместьями на ленном праве. Крупные города, такие как Рига, Ревель, Дерпт, Нарва и др., были фактически самостоятельной политической силой, хоть и находились под верховной властью магистра или епископов. Между Орденом и духовными князьями постоянно происходили столкновения. В городах быстро 19 Зимин, А.А. Россия на пороге нового времени. М., 1972. – С. 82-93. 20 Королюк, В.Д. Указ. соч. – С. 20. 21 Королюк В.Д. Указ.соч. С. 22. 1 распространялась реформация, в то время как рыцарство в основном оставалось католическим. Единственным органом центральной законодательной власти являлись ландтаги, созываемые магистрами в г. Вольмаре. На заседаниях присутствовали представители четырех сословий: Ордена, духовенства, рыцарства и городов. Постановления ландтагов обычно не имели реального значения в условиях отсутствия единой исполнительной власти. Тесные связи существовали издавна между местным прибалтийским населением и русскими землями. Беспощадно подавляемое экономически, политически и культурно, эстонское и латышское население готово было поддержать военные действия русской армии в надежде на освобождение от национального гнета. Само Русское государство к концу 50 – х г.г. XVI века являлось могущественной военной державой в Европе. В результате реформ Россия значительно окрепла и достигла значительно более высокой степени политической централизации, чем когда-либо прежде. Были созданы постоянные пехотные части – стрелецкое войско. Больших успехов достигла и русская артиллерия. Россия располагала не только большими предприятиями по изготовлению пушек, ядер и пороха, но и хорошо обученными многочисленными кадрами. Кроме того, введение важного технического усовершенствования – лафета — позволило применять артиллерию в полевых условиях. Русские военные инженеры разработали новую эффективную систему инженерного обеспечения атаки крепостей. Россия в XVI веке стало крупнейшей торговой державой на стыке Европы и Азии, ремесло которой по-прежнему задыхалось от отсутствия цветных и благородных металлов. Единственный канал поступления металлов – торговля с Западом при накладном посредничестве ливонских городов.22 Ливонские города – Дерпт, Рига, Ревель и Нарва – входили в состав Ганзы, торгового объединения немецких городов. Основным источником их дохода была посредническая торговля с Россией. По этой причине попытки 22 Зимин, А.А., Хорошкевич. Россия времени Ивана Грозного. – М., 1982. — С. 89. 1 естественно, учитывал в первую очередь интересы дворянского и купеческого сословий. При сложной расстановке сил в Европе крайне важно было выбрать благоприятный момент для начала военных действий против Ливонии. Он наступил для России в конце 1557 – начале 1558 г.г. Поражение Швеции в русско-шведской войне на время нейтрализовало этого достаточно сильного противника, имевшего статус морской державы. Дания в этот момент была отвлечена обострением своих отношений со Швецией. Литва и Великое княжество Литовское не были связаны серьезными осложнениями международного порядка, но не были готовы к военному столкновению с Россией в силу неразрешенных вопросов порядка внутреннего: социальных конфликтов внутри каждого государства и разногласий по поводу унии. Доказательством тому является факт продления в 1556 году истекавшего перемирия между Литвой и Русским государством на шесть лет.28 И наконец, в результате военных действий против крымских татар можно было на какое- то время не опасаться за южные рубежи. Набеги возобновились лишь в 1564 году в период осложнения на литовском фронте. В этот период отношения с Ливонией достаточно натянутые. В 1554 году Алексей Адашев и дьяк Висковатый объявили ливонскому посольству о нежелании продлевать перемирие из-за: — неуплаты дерптским епископом дани с владений, уступленных ему русскими князьями; — притеснения русских купцов в Ливонии и разорения русских поселений в Прибалтике. Установление мирных отношений России со Швецией способствовало временному урегулированию русско-ливонских отношений. После того, как Россия отменила запрет на экспорт воска и сала, Ливонии были предъявлены условия нового перемирия: — беспрепятственный провоз в Россию вооружения; 28 Там же. – С. 27. 1 — гарантия уплаты дани дерптским епископом; — восстановление всех русских церквей в ливонских городах; — отказ от вступления в союз со Швецией, Польским королевством и Великим княжеством Литовским; — предоставление условий для свободной торговли. Ливония не собиралась выполнять свои обязательства по перемирию, заключенному на пятнадцать лет.29 Таким образом, был сделан выбор в пользу решения Балтийского вопроса. Этому способствовал ряд причин: экономических, территориальных, социальных и идеологических. Россия, находясь в условиях благоприятной международной обстановки, обладала высоким военным потенциалом и была готова к военному конфликту с Ливонией за обладание Прибалтикой. 29 Зимин, А. А., Хорошкевич А. Л. Россия времени Ивана Грозного. – М., 1982. – С. 92 – 93. 1 2. ХОД И ИТОГИ ЛИВОНСКОЙ ВОЙНЫ 2.1 Первый этап войны Ход Ливонской войны можно разделить на три этапа, каждый из которых несколько различается составом участников, продолжительностью и характером действий. Поводом к началу военных действий в Прибалтике стал факт невыплаты дерптским епископом «Юрьевской дани» с владений, уступленных ему русскими князьями.30Помимо притеснения русских людей в Прибалтике ливонские власти нарушили еще один пункт соглашения с Россией – в сентябре 1554 года они заключили союз с Великим княжеством Литовским, направленный против Москвы.31 Русское правительство направило магистру Фюрстенбергу грамоту с объявлением войны. Однако военные действия тогда не начались – Иван IV надеялся добиться своих целей дипломатическим путем вплоть до июня 1558 года. Главной целью первого похода русской армии в Ливонию, состоявшегося зимой 1558года, стало стремление добиться от Ордена добровольной уступки Нарвы. Военные действия начались в январе 1558г. Московские конные рати во главе с касимовским «царем» Шах — Али и кн. М.В. Глинским вступили на землю Ордена. Во время зимней кампании русские и татарские отряды, насчитывавшие 40 тыс. воинов, доходили до балтийского побережья, разорив окрестности многих ливонских городов и замков. Русские военачальники в ходе этого похода дважды, по прямому указанию царя посылали магистру грамоты о возобновлении мирных переговоров. Ливонские власти пошли на уступки: начали сбор дани, договорились с русской стороной о временном прекращении военных действий и направили в Москву своих представителей, в ходе тяжелейших переговоров вынужденных согласиться на передачу России Нарвы. 30Королюк, В. Д. Указ. соч. – С. 34. 31 Зимин, А. А., Хорошкевич, А. Л. Россия времени Ивана Грозного. – М., 1982. -С. 93. 1 московской стороне первоначально удалось достичь согласия (20 августа 1561г. в Новгороде с представителями шведского короля Эрика XIV было заключено перемирие на 20 лет). В марте 1562г., сразу же после окончания срока перемирия с Литвой, московские воеводы разорили окрестности литовских Орши, Могилева и Витебска. В Ливонии войска И.Ф. Мстиславского и П.И. Шуйского захватили города Тарваст (Таурус) и Верпель (Полчев). Весной 1562г. литовские войска произвели ответные рейды на смоленские места и псковские волости, после чего бои развернулись по всей линии русско-литовской границы. Летом — осенью 1562г. продолжались нападения литовских войск на пограничные крепости в России (Невель) и на территории Ливонии (Тарваст). В декабре 1562г. в поход против Литвы выступил с 80-тысячным войском сам Иван IV. Русские полки в январе 1563г. двинулись на Полоцк, имевший выгодное стратегическое положение на стыке русских, литовских и ливонских границ. Осада Полоцка началась 31 января 1563г. Благодаря действиям русской артиллерии хорошо укрепленный город был взят 15 февраля.35 Попытка заключить мир с Литвой (с условием закрепления достигнутых успехов) не удалась. Вскоре после победы под Полоцком, русские рати стали терпеть поражения. Литовцы, встревоженные потерей города, направили к московской границе под командованием гетмана Николая Радзивилла все наличные силы. Сражение на р. Улле 26 января 1564г. обернулось тяжелым поражением для русской армии из-за предательства кн. А.М. Курбского, агента литовской разведки, передавшего сведения о передвижении русских полков. 1564г. принес не только бегство Курбского в Литву, но и еще одно поражение от литовцев — под Оршей. Война принимала затяжной характер. Осенью 1564г. правительство Ивана Грозного, не имея сил сражаться сразу с 35 Там же. – С. 55. 1 несколькими государствами, заключило семилетний мир со Швецией ценой признания шведской власти над Ревелем, Перновом (Пярну) и другими городами Северной Эстонии. Осенью 1564г. литовское войско, в котором находился и Курбский, перешло в успешное контрнаступление. Согласованно с Сигизмундом II к Рязани подступил и крымский хан Девлет-Гирей, набег которого привел царя в панику. В 1568 г. на шведский престол сел враг Ивана IV Юхан III. Кроме того, грубые действия русских дипломатов способствовали дальнейшему ухудшению отношений со Швецией. В 1569г. Литва и Польша по Люблинской унии сливались в единое государство – Речь Посполитую.36 В 1570 русский царь принял мирные условия польского короля с тем, чтобы иметь возможность вытеснить шведов из Прибалтики силой оружия. На занятых Москвой землях Ливонии было создано вассальное королевство, правителем которого стал датский принц Магнус Гольштейнский. Осада русско – ливонскими войсками шведского Ревеля в течение почти 30 недель закончилась полным провалом.37 В 1572 г. в Европе началась борьба за опустевший после смерти Сигизмунда польский трон. Речь Посполитая оказалась на пороге гражданской войны и иностранного вторжения. Россия поспешила повернуть ход войны в свою пользу. В 1577 г. состоялся победоносный поход русской армии в Прибалтику, в результате, которого Россия контролировала все побережье Финского залива, исключая Ригу и Ревель. На втором этапе война приняла затяжной характер. Борьба велась на несколько фронтов с переменным успехом. Положение осложнялось неудачными дипломатическими действиями и бездарностью военного командования. Неудачи во внешней политике привели к резкой смене внутриполитического курса. Многолетняя война привела к экономическому 36 Королюк, В. Д. Указ. соч. – С. 69. 37 Костомаров, Н. И. Исторические монографии и исследования: в 2 кн. – М., 1989. – С. 87. 1 кризису. Достигнутые к 1577 г. военные успехи впоследствии не удалось закрепить. 2.3 Третий этап войны Решительный перелом в ходе военных действий связан с появлением во главе Польско-Литовского государства опытного военачальника Стефана Батория, чья кандидатура на польский трон была выдвинута и поддержана Турцией и Крымом. Он сознательно не мешал наступлению русских войск, затягивая мирные переговоры с Москвой. Его первой заботой стало решение внутренних проблем: подавление мятежной шляхты и восстановление боеспособности армии. В 1578г. началось контрнаступление польских и шведских войск. Упорная борьба за замок Верден закончилась 21 октября 1578г. тяжелым поражением русской пехоты. Россия теряла один город за другим. Перешел на сторону Батория герцог Магнус. Тяжелая обстановка заставила русского царя искать мира с Баторием, чтобы собрать силы и нанести летом 1579г. решительный удар по шведам. Но Баторий не хотел мира на русских условиях и готовился к продолжению войны с Россией. В этом его полностью поддерживали союзники: шведский король Юхан III, саксонский курфюрст Август и бранденбургский курфюрст Иоганн-Георг.38 Баторий определил направление главного удара не на разоренную Ливонию, где находилось еще много русских войск, а на территорию России в районе Полоцка – ключевого пункта на Двине.39 Встревоженный вторжением польской армии в пределы Московского государства, Иван Грозный пытался укрепить гарнизон Полоцка и его боевые возможности. Однако эти действия явно запоздали. Осада Полоцка поляками продолжалась три недели. Защитники города оказали ожесточенное 38 Зимин, А. А., Хорошкевич, А. Л. Россия времени Ивана Грозного. – М., 1982. – С. 125. 39 Там же. – С. 140. 1 2.4 Итоги Россия нуждалась в мире. В Прибалтике перешли в наступление шведы, крымцы возобновили набеги на южных рубежах. Посредником в мирных переговорах выступил папа Григорий XIII, мечтавший расширить влияние папской курии на Восточную Европу.40 Переговоры начались в середине декабря 1581 г. в небольшой деревушке Яме Запольском. Съезды послов завершились 5 января 1582 г. заключением десятилетнего перемирия. Польские комиссары согласились уступить Московскому государству захваченные ранее их армией Великие Луки, Заволочье, Невель, Холм, Ржеву Пустую и псковские пригороды Остров, Красный, Воронеч, Велью. Особо оговаривалось, что возвращению подлежали русские крепости, осаждавшиеся на тот момент войсками польского короля, в случае захвата их неприятелем: Врев, Владимерец, Дубков, Вышгород, Выборец, Изборск, Опочка, Гдов, Кобылье городище и Себеж. Предусмотрительность русских послов оказалась нелишней: согласно этому пункту поляки возвратили захваченный город Себеж. Со своей стороны Московское государство согласилось на передачу Речи Посполитой всех занятых русскими войсками городов и замков в Ливонии, каковых оказалось 41. Ям – запольское перемирие не распространялось на Швецию.41 Так, Стефан Баторий закрепил за своим королевством большую часть Прибалтики. Ему также удалось добиться признания своих прав на Полоцкую землю, на города Велиж, Усвят, Озерище, Сокол. В июне 1582 г. условия Ям-Запольского перемирия были подтверждены на переговорах в Москве, которые вели польские послы Януш Збаражский, Николай Тавлош и писарь Михаил Гарабурда. Стороны договорились датой окончания действия заключенного в Яме Запольском перемирия считать день св. Петра и Павла (29 июня) 1592 г. 40 Зимин, А. А., Хорошкевич, А. Л. Россия времени Ивана Грозного. – М., 1982. – С. 143. 41 Королюк В. Д. Указ. соч. – С. 106. 1 4 февраля 1582 г., через месяц после заключения Ям-Запольского перемирия, последние польские отряды ушли из-под Пскова. Однако, Ям-Запольским и «Петропавловским» мирным соглашением 1582 г. Ливонская война не закончилась. Окончательный удар по русским планам сохранения части завоеванных в Прибалтике городов нанесла шведская армия под командованием фельдмаршала П. Делагарди. В сентябре 1581 г. его войска овладели Нарвой и Ивангородом, оборону которого возглавлял воевода А. Бельский, сдавший крепость неприятелю. Закрепившись в Ивангороде, шведы вскоре вновь перешли в наступление и вскоре заняли пограничные Ям (28 сентября 1581 г.) и Копорье (14 октября) с их уездами. Россия 10 августа 1583 года заключила перемирие со Швецией в Плюсе, по которому за шведами оставались занятые ими русские города и Северная Эстония.42 Продолжавшаяся почти 25 лет Ливонская война закончилась. Россия потерпела тяжелое поражение, лишившись не только всех своих завоеваний в Прибалтике, но и части собственных территорий с тремя важнейшими пограничными городами-крепостями. На побережье Финского залива за Московским государством остались лишь небольшая крепость Орешек на р. Неве и узкий коридор вдоль этой водной артерии от р. Стрелки до р. Сестры, общей протяженностью 31,5 км. Три этапа в ходе военных действий носят разный характер: первый – локальная война при явном преимуществе русских; на втором этапе война приняла затяжной характер, складывается антироссийская коалиция, бои идут на границе Русского государства; третий этап характеризуется преимущественно оборонительными действиями России на ее территории, русские воины демонстрируют небывалый героизм при обороне городов. Главная цель войны – решение Балтийского вопроса – не была достигнута. 42 Зимин, А. А., Хорошкевич, А. Л. Россия времени Ивана Грозного. – М., 1982. – С. 144. 1 ЗАКЛЮЧЕНИЕ Таким образом, на основании вышеизложенного материала можно сделать следующие выводы: 1. Достаточно сложно сказать, был ли выбор в пользу войны с Ливонией своевременным и верным. Однозначным представляется необходимость решения этой задачи для Русского государства. Важность беспрепятственной торговли с Западом диктовала необходимость Ливонской войны в первую очередь. Россия при Иване Грозном считала себя наследницей Руси Новгородской, Киевской и т.д., и поэтому имела полное право претендовать на земли, занятые Ливонским орденом. В определенный период полностью изолированная от Европы, окрепнув, Россия нуждалась в восстановлении прерванных политических и культурных контактов с Западной Европой. Восстановить их представлялось возможным только путем обеспечения высокого международного престижа. Наиболее доступный путь, к сожалению, лежал через войну. Причины, вызвавшие Ливонскую войну, оказались актуальными и впоследствии. Укрепиться на Балтийском побережье и поднять международный статус России старались все преемники Ивана Грозного, пока Петру Великому не удалось это сделать. 2. Ливонская война 1558 – 1583г.г. насчитывает три этапа. Из карательной экспедиции она превратилась для России в войну на несколько фронтов. Несмотря на первоначальный разгром Ливонского ордена закрепить успех не удалось. Сильная Россия не устраивала соседей, и бывшие соперники в Европе объединили усилия против нее (Литва и Польша, Швеция и Крымское ханство). Россия оказалась в изоляции. Затянувшиеся военные действия привели к истощению людских и денежных ресурсов, что, в свою очередь, не способствовало дальнейшим успехам на поле боя. Нельзя не учитывать и влияние на ход войны и многих субъективных факторов: полководческий и политический талант Стефана Батория, случаи измены видных военачальников, низкий уровень полководцев в целом, 1 БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК Источники 1. Взятие Полоцка Иваном Грозным (по Продолжению Летописца начала царства). Из кн.: Хрестоматия по истории СССР XVI — XVII вв. / под ред. 2. А. А. Зимина. Учеб. пособие для универ -тов. – М.: Соцэкгиз, 1962. – 751с. 3. Переписка Ивана Грозного с Андреем Курбским / Сост. Я. С. Лурье, 4. Ю. Д. Рыков. – М.: Наука, 1993. – 429 с. 5. Повесть о прихожении Стефана Батория на град Псков. Из кн.: 6. Хрестоматия по истории СССР XVI – XVII вв. / под ред. А. А. Зимина. 7. Учеб. пособие для универ-тов. – М.: Соцэкгиз, 1962. – 751 с. Литература 1. Анисимов, Е.В. Истории России / А.Б. Каменский. — М., 1994. – 215 с. 2. Буганов, В.И. Мир истории: Россия в XVI столетии / В.И. Буганов. – М., 1989. – 322с. 3. Деятели Отечественной истории: библиографический справочник, Т. 1- 2. М., 1997. – 466с. 4. Зимин, А.А. Россия времени Ивана Грозного / А.А. Зимин, А.А. Хорошкевич. – М.: Наука, 1982. – 183с. 5. Зимин, А.А. Россия на пороге нового времени. (Очерки политической истории России первой трети XVI в.)/ А.А. Зимин. – М., «Мысль», 1972. – 452с. 6. История государства Российского: жизнеописания, IX – XVI вв. – М.,1996. – 254с. 7. История Отечества: люди, идеи, решения: очерки истории России, IX – начало XX в. – М., 1991. – 298с. 1 8. Казакова, Н.А. Русско-ливонские и русско-гензейские отношения, конец XIV начало XVI вв. – Л., Наука, 1975. — 358с. 9. Ключевский, В.О. Сочинения. В 9 т. Т. 2. Курс русской истории. Ч. 2 / Послесл. и коммент. Составили В.А. Александров, В. Г. Зимина. – М.: Мысль, 1987. – 447 с. 10. Королюк, В.Д. Ливонская война: из истории внешней политики Русского централизованного государства во второй половине XVIв. – М.: изд. АН СССР, 1954. – 111с 11. Костомаров, Н.И. Исторические монографии и исследования: в 2кн. / [послесл. А.П. Богданова; О.Г. Агеевой]. – М.: Книга, 1989. – 235с. 12. Костомаров, Н.И. Русская история в жизнеописаниях ее важнейших деятелей. Т.1. – СПб.: Лениздат: «Ленинград», 2007. – 544с. 13. Новосельский А.А. Исследование по истории феодализма: научное наследие/ А.А. Новосельский. – М.: Наука, 1994. – 223с. 14. Мир русской истории: энциклопедический справочник. М., 1997. – 524с. 15. Скрынников, Р.Г. История Российская. IX – XVII вв. / Скрынников Р.Г. – М.: Издательство «Весь мир»,1997. – 496с. 16. Соловьев, С.М. Об истории Древней России / Сост., авт. Предисл. И примеч. А.И. Самсонов. – М.: Просвещение, 1992. – 544с. 17. Хорошкевич А.Л. Россия в системе международных отношений середины XVI века / Хорошкевич А.Л. — М., Древлехранилище, 2003. – 620с. 18. Шмурло, Е.Ф. История России (IX – XX в.в.). – М.: Аграф, 1997г. – 736с. 1

Ливонская война и народы Прибалтики[43]

Читайте также

Ливонская война — мать опричнины

Ливонская война — мать опричнины Ливония в ту пору была конфедерацией из пяти государств: Ливонского ордена, Рижского архиепископства, Курляндского епископства, Дерптского епископства, Эзель-Викского епископства. Формально вся конфедерация находилась под властью папы

Ливонская война и набеги татар

Ливонская война и набеги татар Все эти ужасы проходили на фоне почти непрерывной войны, которую, напрягая последние силы, вела Россия. После Казани Иван IV обратился к западным рубежам и решил прибрать к рукам прибалтийские земли тогда уже ослабевшего Ливонского ордена.

§ 34. ЛИВОНСКАЯ ВОЙНА

§ 34. ЛИВОНСКАЯ ВОЙНА Причины и начало Ливонской войны. Отсутствие российских портов на Балтийском море, культурных и технических связей с Западной Европой сдерживало развитие страны. Русское купечество стремилось выйти на европейские рынки. Служилое дворянство было

4. Ливонская война и опричнина.

4. Ливонская война и опричнина. I Карта 1. Театр Ливонской войны В 1550-х гг. московское правительство стояло перед лицом двух главных внешнеполитических проблем: татарской – на юге и ливонской – на северо-западе. Обе были связаны с третьей вечной проблемой московитской

Ливонская война

Ливонская война Ливонская война стала «делом всей жизни» Ивана IV (И.И.Смирнов), а К.Маркс замечал, что ее целью «было дать России выход к Балтийскому морю и открыть пути сообщения с Европой».Ливония, созданная в XIII в. немецкими рыцарями-меченосцами, представляла собой в

§2. ЛИВОНСКАЯ ВОЙНА 1558 — 1583 гг.*

§2. ЛИВОНСКАЯ ВОЙНА 1558 — 1583 гг.* * Параграф написан В.А. Волковым.История Ливонской войны, при кажущейся очевидности целей этого конфликта, характера действий противоборствующих сторон, давно уже определенной последовательности ее этапов и, наконец, вполне, казалось бы,

Глава 7 Знаменитая греко-персидская война якобы V века до н. э. и неудачный карательный поход Ксеркса на Элладу — это неудавшаяся Ливонская война Ивана Грозного

Глава 7 Знаменитая греко-персидская война якобы V века до н. э. и неудачный карательный поход Ксеркса на Элладу — это неудавшаяся Ливонская война Ивана Грозного 1. Три последние книги «истории» Геродота посвящены повторному, но теперь значительно более подробному

ЛИВОНСКАЯ ВОЙНА. ОПРИЧНИНА

ЛИВОНСКАЯ ВОЙНА. ОПРИЧНИНА Ливонская война была главным делом Ивана IV. В конце 50-х годов XVI в. он решил направить основные усилия государства против Ливонского ордена. Поводом для войны послужили данные еще в 1554 г. обязательства ливонских послов уплатить юрьевскую дань

Ливонская война

Ливонская война Непростым было положение и на западной границе. Конфликты с немцами происходили постоянно. То немцы, напав на русское пограничье, расправятся с пленниками, то наши предки, напав на немцев, перережут их засапожными ножами. Ни тем, ни другим все это не

4. Ливонская война 1558–1583 гг.

4. Ливонская война 1558–1583 гг. История Ливонской войны, несмотря на изученность целей конфликта, характера действий противоборствующих сторон, итогов произошедшего военного столкновения, остается в числе ключевых проблем российской истории. Свидетельство тому —

На «Западном фронте»: Ливонская война

На «Западном фронте»: Ливонская война На западе противник Московской Руси был совсем иным, чем на востоке. Здесь ей противостояли мощные каменные крепости, артиллерия, тяжелая рыцарская конница, хорошо вооруженная регулярная пехота. Другими были и задачи. Московское

Часть 31. Ливонская война. Война со Швецией

Часть 31. Ливонская война. Война со Швецией В этой ситуации в июле 1570 года было заключено трехлетнее перемирие между Московским государством и Речью Посполитой, по условиям которого за обеими сторонами сохранялись занятые ими территории (Сестрорецкое княжество формально

Часть 37. Ливонская война. Окончание

Часть 37. Ливонская война. Окончание Боевые действия велись и на польском фронте. Зимовка войск Стефана Батория на русской территории имела как негативные, так и позитивные последствия. Конечно, вражеские отряды жестоко разорили новгородские, тверские и смоленские земли

Ливонская война

Ливонская война В 1547 году молодой царь поручает саксонцу Шлитте привезти ремесленников, художников, лекарей, аптекарей, типографщиков, людей, искусных в древних и новых языках, даже теологов. Однако, после протестов Ливонии, сенат ганзейского города Любека арестовал

16 января 1547 года венчался на царство Иван Грозный

17 янв. 2017 г., 18:10

В русской истории фигура Ивана Грозного является одной из самых ярких и самых спорных. Перед глазами встает образ немолодого, мрачного человека, подозревающего в измене всех, и без жалости предающего смерти даже самых верных сподвижников.

Нельзя сказать, что этот портрет лишен оснований, однако полного представления о царе он точно не дает. Иван Грозный был главой государства дольше, чем кто-либо в истории России — 50 лет и 105 дней. Эту эпоху можно разделить на несколько периодов, в каждой из которых был свой царь Иван.

Сирота на троне

Царское происхождение никогда не являлось гарантией счастливого детства — Иван IV знал это на собственном опыте. Ему было всего три года, когда скончался отец, великий князь Василий III. Принцип передачи власти от отца к сыну взамен старинного «лествичного» права «от старшего брата — к младшему» еще не устоялся, поэтому юного Ивана вполне могли оттеснить от трона родные дяди.

Избежать этого удалось путем создания опекунского совета, куда вошел и брат Василия III, и самые знатные бояре, и мать Ивана Елена Глинская. А от самого опасного претендента, удельного князя Дмитровского Юрия Ивановича, избавились, заточив его в тюрьму.

В 1538 году, в возрасте 30 лет, умирает Елена Глинская. 8-летний Иван оказывается в одиночестве среди взрослых, которые разрывают его на части в борьбе за власть. Все те кошмары, что будут преследовать взрослого царя, происходят родом из детства.

Московский пожар потряс царя и возвысил Сильвестра

Натерпевшись в детстве, Иван, став полноправным правителем, намеревался проводить жесткую линию, основанную на собственном мнении. Но спустя полгода после венчания на царство, летом 1547 года в Москве произошел страшный пожар, за которым последовало восстание москвичей. Бунтовщики обвиняли во всем родственников царя — Глинских.

Дома родни монарха были разграблены и сожжены, некоторые представители рода Глинских убиты. Сам Иван укрывался в селе Воробьево, и наблюдал бунтовщиков под своими окнами.

В момент потрясения появился священник Сильвестр, который заявил, что все случившееся — Божий гнев за неправедные поступки Ивана.

На годы вперед священник стал одним из самых влиятельных людей в России.

Иоанн I, а не IV

Иван Васильевич стал первым главой государства, который официально венчался на царство, и носил титул «царь».Такой шаг был сделан для того, чтобы уравнять российского владыку в статусе с монархами других стран.

Предшественники Ивана были просто «великими князьями». Царский титул Ивана не сразу, но все же был признан европейцами.

При этом Иван Грозный при жизни именовался исключительно как «царь Иоанн Васильевич», без обозначения порядкового номера. Впервые таковой появился лишь с восшествием на престол в 1740 году младенца-императора Иоанна Антоновича. Иоанн Антонович стал именоваться Иоанном III Антоновичем. Об этом свидетельствуют дошедшие до нас редкие монеты с надписью «Иоанн III Божиею милостию Император и Самодержец Всероссийский».Иван Грозный стал Иоанном I, а его предшественники вообще не получили порядковых номеров.

И лишь в XIX веке Николай Карамзин в «Истории государства Российского» начал счет с Ивана Калиты, после чего Иван Грозный и стал Иваном IV.

Жена первая, навсегда любимая

Сразу после венчания на царство в 1547 году 16-летний Иван выразил намерение жениться. Был проведен смотр невест, на котором была выбрана Анастасия Романовна Захарьина-Юрьева.Девушка происходила не из самого знатного рода, что вызвало недовольство бояр. Юный царь, однако, настоял на своем выборе.

«Эта Царица была такой мудрой, добродетельной, благочестивой и влиятельной, что её почитали и любили все подчинённые. Великий князь был молод и вспыльчив, но она управляла им с удивительной кротостью и умом», — писал о ней английский дипломат Джером Горсей.

Из всех многочисленных женщин Ивана Грозного Анастасия была единственной, искренность чувств царя к которой не вызывает сомнений.

Она умела смягчать характер Ивана, по-женски, не влезая в большую политику. И этого оказывалось достаточно для того, чтобы монарх в государственных делах руководствовался рассудком, а не гневом.

Современные исследователи полагают, что болезнь и смерть царицы Анастасии в 1560 году были вызваны отравлением. Такие же подозрения были и у самого Ивана. Гибель жены ожесточила его, и подтолкнула к борьбе с боярскими элитами при помощи самых кровавых методов.

Реформы «Избранной Рады»

В период 1549 — 1560 годов Иван осуществлял управление государством, опираясь на неформальное правительство, которое один из его членов и будущий оппозиционер князь Андрей Курбский именовал «Избранной Радой».О составе этого правительства спорят до сих пор, но тремя ключевыми фигурами в нем были священник Сильвестр, князь Курбский и окольничий Алексей Адашев.

В период «Избранной Рады» проводились реформы, направленные на создание централизованного государства с развитым законодательством и общественными институтами.

В 1549 году был созван первый Земский собор с представителями от всех сословий, кроме крестьянства. На соборе был утвержден Судебник, вступивший в действие в 1550 году — первый в русской истории нормативно-правовой акт, провозглашённый единственным источником права.

В 1550 году «избранная тысяча» московских дворян получила поместья в пределах 60−70 км от Москвы и было образовано пешее полурегулярное стрелецкое войско, вооружённое огнестрельным оружием. В 1555 году было утверждено «Уложение о службе», определившее порядок формирования и организации вооруженных сил в новых условиях, возникших после преодоления феодальной раздробленности. При Иване Грозном была сформирована система приказов: Челобитный, Посольский, Поместный, Стрелецкий, Пушкарский, Бронный, Разбойный, Печатный, Сокольничий, Земские приказы. Это был еще один шаг по упорядочению государственной системы.

Самые успешные военные операции времен правления Ивана Грозного пришлись на первый период его правления. С 1547 по 1552 годы царь осуществил три похода на Казань. Эти кампании были связаны с непрекращающимися набегами войск ханства на русские земли. В ходе третьего похода Казань была взята, и все среднее Поволжье присоединено к России. При этом казанская знать активно приглашалась на русскую службу, что оказалось весьма разумной политикой, позволившей выстроить нормальные отношения между разными народами.

В 1556 году к России было успешно присоединено значительно более слабое Астраханское ханство.

Вслед взятием Казани начался процесс продвижения русских в Сибирь. 

При Иване IV произошел прирост территории Руси с 2,8 млн кв.км до 5,4 млн кв. км, что сделало Россию территориально больше всей остальной Европы.

Конец прекрасной эпохи

В 1558 году началась Ливонская война, начинавшаяся успешно для России, благодаря чему страна получила шанс закрепиться на берегах Балтики. Однако война приняла затяжной характер, русские войска начали терпеть неудачи. Царя раздражали конфликты и ссоры между воеводами, к тому же его взгляды на дальнейшие пути развития государства стали отличаться от мнения ближайших сподвижников.

Сильнейший удар по доверию Ивана к «Избранной Раде» нанесла история, случившаяся в 1553 году. Царь серьезно заболел, оказавшись между жизнью и смертью. Иван настаивал на присяге бояр наследнику, царевичу Дмитрию. Однако против этой идеи неожиданно высказались Сильвестр и Адашев, предложившие передать трон брату Ивана Владимиру, князю Старицкому.Царь, однако, выздоровел, но поведение приближенных, которое он счел предательством всего того, за что он боролся, не забыл.

Смерть царицы Анастасии в 1560 году стала для Ивана последней каплей. Царь перестал доверять ближайшему окружению, которое попало в опалу. Алексей Адашев умер в заключении, Сильвестр покинул столицу, прожив остаток жизни в Соловецком монастыре. Князь Курбский, будучи воеводой, в разгар Ливонской войны, бежал в Великое княжество Литовское, откуда писал Ивану Грозному разоблачительные письма, обвиняя монарха в предательстве идеалов.

Перешагнувший рубеж 30-летия царь решил, что путь к укреплению государства лежит через истребление элиты, ставящей ему палки в колеса. Наступали совсем иные времена.

news.mail.ru

Источник: http://in-reutov.ru/novosti/nauka/16-yanvarya-1547-goda-venchalsya-na-carstvo-ivan-groznyy

ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА РОССИИ В XVI ВЕКЕ

Внешнеполитический курс Русского государства во время правления Василия III (1505-1533), Ивана Грозного (1533-1584), Федора Ивановича (1584-1598) и Бориса Годунова (1598-1605).

Василий III

Василий III  стал продолжателем политики своего отца Ивана III (1462-1505), направленной на укрепление позиций России на Западе и возврат русских земель, находившихся под властью Великого княжества Литовского и Ливонского ордена. Во время правления Василия Ивановича Россия дважды воевала с Литвой. Во время войны 1507-1508 годов великий князь литовский и король польский Сигизмунд I безуспешно пытался объединить вокруг себя противников Москвы, и после мятежа литовского боярина Михаила Глинского, поддержанного Москвой, Литва пошла на «вечный мир» с Русским государством. Однако в 1512 году разразилась новая война, длившаяся до 1522 года. Она была отмечена большим успехом русских войск: в 1514 году после трех походов был взят Смоленск. Вскоре были завоеваны окрестные города Мстиславль, Кричев, Дубровно. Но затем русские войска потерпели поражение под Оршей, однако Смоленск сохранили за собой. В 1522 году было заключено перемирие.

Помимо литовцев, большую опасность для России представляли набеги крымских и казанских татар. В 1505-1508 годах Василий вел войну с казанцами. В 1518-1521 годах казанским ханом был дружественный России Шах Али-хан, свергнутый крымским ставленником Сахибом Гиреем. В 1521 году тот совместно с крымским ханом Мехмедом I Гиреем двинулся на Москву, сумев разбить войско Дмитрия Бельского и подойти к стенам столицы. Татары опустошили окрестности и отступили, опасаясь собираемого Василием III войска. В 1533 году князь предпринял поход на Казань в отместку за резню русских купцов там. Казанское ханство было разорено, на обратном пути был основан город Васильсурск на Суре, который должен был стать надежным местом торговли с казанцами. В 1524 году был осуществлен новый поход на Казань, в результате которого ставленник Крыма был свергнут. В 1527 году был отражен набег на Москву крымского хана Исляма I Гирея.

Иван Грозный

Основными задачами внешней политики при Иване IV были: борьба за выход к Балтийскому морю; борьба с Казанским и Астраханским ханствами и начало освоения Сибири; защита страны от набегов крымского хана.

Присоединение Казани и Астрахани. Освоение Сибири.

Астраханское и Казанское ханства, образовавшиеся после распада Золотой Орды, угрожали безопасности русских земель. В их руках находился Волжский торговый путь. Кроме того, земли ханств были плодородными, а подвластные им народы – марийцы, чуваши, мордва – стремились освободиться от своей зависимости.

После ряда неудачных дипломатических и военных попыток подчинить Казань 150-тысячное войско Ивана Грозного в 1552 году предприняло ее осаду. Опорным пунктом в этой борьбе стал возведенный в 30 км от Казани город-крепость Свияжск. Работы по его строительству возглавлял мастер И.Г. Выродков. Он же руководил сооружением минных подкопов и осадных приспособлений при взятии Казани.

Она была взята штурмом 2 октября 1552 года. Часть стены Казанского кремля была взорвана, через проломы русские войска вошли в город. Хан Ядигир-Магмет был взят в плен. Впоследствии он крестился, получил имя Симеон Касаевич и стал владельцем Звенигорода.

В 1556 году вслед за Казанью была присоединена Астрахань. В 1557 году Чувашия и большая часть Башкирии добровольно вошли в состав России, зависимость от нее признала Ногайская орда. Таким образом, весь Волжский торговый путь оказался в составе Русского государства, а русские земли получили большую безопасность.

Присоединение Казани и Астрахани дало возможность освоения Сибири. Богатейшие купцы и промышленники Строгановы получили от Ивана Грозного грамоты на владения землями по р. Тобол, которые еще нужно было присоединить. После этого они снарядили на свои средства отряд примерно в 600 (или 840 по другим данным) человек из вольных казаков во главе с Ермаком Тимофеевичем. В 1581 году Ермак с отрядом проник на территорию Сибирского ханства, в 1582 году он разбил хана Кучума и взял столицу ханства Искер. Местное население теперь должно было платить России натуральный оброк мехами – ясак.

С началом освоения территории Дикого поля в XVI веке встала необходимость укрепления южных границ для защиты от набегов крымского хана. Началось строительство оборонительных линий с крепостями — засечных черт. В середине века появилась Тульская засечная черта, Белгородская появилась уже в первой половине XVII века.

Ливонская война (1558-1583)

Длительная Ливонская война была вызвана желанием России получить доступ к Балтийскому морю, обезопасить свои западные границы. Главным ее противником стал Ливонский орден.

Поводом к началу войны послужила задержка Ливонским орденом 123 западных специалистов, приглашенных на русскую службу, а, кроме того, невыплата ливонцами дани за Дерпт за 50 лет. К тому же, орден вступил в союз с польским королем и великим князем Литовским. Приехавшие  в Россию для переговоров ливонские послы не смогли дать вразумительных объяснений всему происходящему. Будучи приглашенными на пир, послы увидели перед собой пустые блюда,  что было оскорблением и фактически означало начало войны. В 1558 году Иван Грозный отправил войска в Ливонию.

Начало войны было успешным для России. Было взято 20 городов, среди которых Нарва и Юрьев, войска успешно продвигались  к Риге и Ревелю. В 1560 году войска ордена были разбиты, а магистр В. Фюрстенберг попал в плен.  Все это повлекло за собой распад Ливонского ордена в 1561 году. Его земли перешли  Польше, Дании и Швеции. Новый магистр Г. Кетлер получил во владение Курляндию и признал зависимость от Польши. В 1563 году русские взяли Полоцк.

После того как в войну было втянуто сразу несколько стран, теперь владевших землями ливонцев, она приняла затяжной характер. Кроме того, усилились противоречия и среди русской знати. Самым ярким его примером стало предательство князя Андрея Курбского, командовавшего русскими войсками, а затем, в 1564 году перешедшего на сторону поляков. Росло и общее недовольство войной, ведшейся теперь на фоне разворачивающейся внутри страны опричнины.

В 1569 году произошло объединение Польши и Литвы в одно государство  Речь Посполитую. Ее войска и войска шведов захватили Нарву, вели успешные военные действия против России. Только в результате обороны Пскова в 1581 году, когда защитники города отбили 30 штурмов и совершили примерно 50 вылазок против польских войск короля Стефана Батория, России удалось заключить в 1582 году Ям-Запольское перемирие на десять лет. В 1583 году было подписано Плюсское перемирие со Швецией.

Для Русского государства Ливонская война закончилась поражением, что в основном было следствием его экономической отсталости, мешавшей вести длительную борьбу с сильными соперниками. Россия передавала Речи Посполитой всю Ливонию в обмен на захваченные русские города, кроме Полоцка. Швеция удерживала за собой побережье Балтики, города Корелу, Ям, Копорье, Нарву.

Федор Иоаннович и Борис Годунов

Борис Годунов, ставший царем в 1598 году после смерти Федора, все царствование последнего – с 1584 по 1598 год – был фактическим правителем страны.

Он вел довольно успешную внешнюю политику, продолжая начинания Ивана Грозного.  Происходило дальнейшее освоение Сибири, южных районов страны, укреплялись позиции на Кавказе. После войны со Швецией 1590-1595 годов за утерянные в Ливонской войне города был заключен Тявзинский мир. Россия вернула себе крепости на Балтике – Ивангород, Ям, Копорье, Корелу.

В 1598 году Годунов предпринял поход против крымского хана Казы-Гирея, тем самым не дав тому совершить набег на русские земли. Продолжалось укрепление границ на юге и западе страны.

Однако в целом Русское государство было достаточно ослаблено после войн и годов опричнины. На этом стремились сыграть его соседи – Швеция, Речь Посполитая (воспользовавшиеся Смутой и вторгшиеся в пределы России в начале  XVII века), Крым и Турция. 

К 425-летию обороны Пскова от поляков в Приказной палате выставили оружие времён той войны

8 сентября в 16:00 в Пскове в Приказной палате Кремля состоится открытие выставки «Память славной обороны». Как сообщили корреспонденту ПАИ в Псковском музее-заповеднике, выставка посвящена 425-летию героической обороны Пскова от войск Стефана Батория. Её открытие приурочено ко дню начала осады города польскими восками.

 

В экспозицию вошли предметы холодного и огнестрельного оружия 16 века: бердыши, протазаны, рогатина, топоры, пушка, пищаль, ядра. Также представлены находки псковских археологов, сделанные ими в 2004-2005 годах на раскопе у Покровской башни. Среди них пули, фрагменты западноевропейского пистолета – эти предметы сохранились в культурном слое со времён обороны Пскова.

 

Кроме того, на выставке демонстрируются копия эскиза Карла Брюллова «Осада Пскова» из фондов Третьяковской галереи, картина Попова «Осада Пскова» из фондов музея-заповедника, а также увеличенная копия синодиков с именами погибших участников сражения.

 

Добавим, что в годы Ливонской войны (1558-1583) Псков был главной базой русских войск, действовавших в Прибалтике. Здесь формировалось войско, хранились запасы продовольствия, военное снаряжение. Оборона Пскова стала итогом многолетней войны Ивана Грозного с Речью Посполитой.

 

В июле 1581 года из Полоцка Стефан Баторий выступил на Псков. Взятием этого города польский король рассчитывал завершить войну с Россией, закрепить за Речью Посполитой Ливонию и присоединить русские города, включая Псков и Новгород. В это время в Пскове укреплялись городские крепостные сооружения, делались запасы продовольствия, население пригородов и окрестностей переселялось за стены окольного города. По указу Ивана Грозного в город прибыли самые опытные воеводы, среди которых был участник ливонских походов Иван Шуйский.

 

26 августа Стефан Баторий с основным войском подошел к Пскову и расположился в Промежицах. В ходе осады Псковская крепость выдержала несколько мощных штурмов. Основной удар было решено нанести по юго-западной стене в районе Покровской и Свинузской башен.

 

Первый и самый кровопролитный штурм состоялся 8 сентября 1581 года. Осада Пскова приняла затяжной характер. Под стенами крепости происходили стычки с противником. В лагере поляков закончились запасы пороха и продовольствия. После прибытия пороха из Риги неприятель возобновил боевые действия. 28 октября начался новый штурм Пскова со стороны реки Великой. Он также оказался неудачным.

 

1 декабря Стефан Баторий тайно выехал в Польшу. После этого начались переговоры о мире с Иваном Грозным. По условиям договора Стефан Баторий возвращал России все захваченные русские крепости. Иван Грозный уступал Прибалтику. Героическая оборона Пскова стала итогом войны с Польшей. В 1583 году после подписания мирного договора со Швецией закончилась Ливонская война.

Ливонская война и ее итоги. Ливонская война (1558–1583)

Статья рассказывает кратко о Ливонской войне (1558-1583 гг.), которую вел Иван Грозный за право выхода в Балтийское море. Война для России поначалу носила успешный характер, но после вступления в нее Швеции, Дании и Речи Посполитой приняла затяжной характер и закончилась территориальными потерями.

  1. Причины Ливонской войны
  2. Ход Ливонской войны
  3. Итоги Ливонской войны

Причины Ливонской войны

  • Ливония представляла собой государство, основанное немецкими рыцарским орденом в XIII в. и включала в себя часть территории современной Прибалтики. К XVI в. это было очень слабое государственное образование, власть в котором делили между собой рыцари и епископы. Ливония представляла из себя легкую добычу для агрессивного государства. Иван Грозный поставил себе задачу захвата Ливонии для обеспечения выхода в Балтийское море и с целью предупреждения ее завоевания кем-нибудь другим. К тому же Ливония, находясь между Европой и Россией, всячески препятствовала налаживанию контактов между ними, в частности, был практически запрещен въезд в Россию европейских мастеров. Это вызывало недовольство в Москве.
  • Территория Ливонии до захвата немецкими рыцарями принадлежала русским князьям. Это подталкивало Ивана Грозного к войне за возращение исконных земель.
  • По существующему договору Ливония была обязана платить России ежегодную дань за владение древнерусским городом Юрьевым (переименован в Дерпт) и соседними территориями. Однако, это условие не соблюдалось, что послужило главным поводом к войне.

Ход Ливонской войны

  • В ответ на отказ о выплате дани Иван Грозный в 1558 г. начинает войну с Ливонией. Слабое, раздираемое противоречиями государство не может противостоять огромной армии Ивана Грозного. Русская армия победоносно проходит через всю территорию Ливонии, оставляя в руках противника только крупные крепости и города. В результате к 1560 г. Ливония, как государство, прекращает свое существование. Однако, ее земли были поделены между Швецией, Данией и Польшей, которые заявили о том, что Россия должна отказаться от всех территориальных приобретений.
  • Появление новых противников не сразу сказалось на характере войны. Швеция вела войну с Данией. Иван Грозный сосредоточил все усилия против Польши. Удачные боевые действия приводят в 1563 г. к взятию Полоцка. Польша начинает просить перемирия, и Иван Грозный созывает Земский собор и обращается к нему с таким предложением. Однако, собор отвечает резким отказом, заявляя, что захват Ливонии необходим в экономическом отношении. Война продолжается, становится ясно, что она будет затяжной.
  • Ситуация меняется к худшему после введения Иваном Грозным опричнины. Государство, уже ослабленное в ходе напряженной войны, получает «царский подарок». Карательные и репрессивные меры царя приводят к упадку экономики, казни многих выдающихся военачальников значительно ослабляют армию. В это же время активизирует свои действия Крымское ханство, начиная угрожать России. В 1571 г. ханом Девлет-Гиреем была сожжена Москва.
  • В 1569 г. Польша и Литва объединяются в новое сильное государство — Речь Посполитую. В 1575 г. ее королем был становится Стефан Баторий, проявивший в дальнейшем качества талантливого полководца. Это стало переломным моментом в Ливонской войне. Русская армия еще некоторое время удерживает территорию Ливонию, осаждает Ригу и Ревель, но вскоре Речь Посполитая и Швеция начинают активные боевые действия против русской армии. Баторий наносит Ивану Грозному ряд поражений, отвоевывает назад Полоцк. В 1581 г. он осаждает Псков, мужественная оборона которого продолжается пять месяцев. Снятие Баторием осады становится последней победой русской армии. Швеция в это время захватывает побережье Финского залива, принадлежащее России.
  • В 1582 г. Иван Грозный заключает перемирие со Стефаном Баторием, по которому отказывается от всех своих территориальных приобретений. В 1583 г. состоялось подписание договора со Швецией, в результате чего за ней закрепляются захваченные земли на побережье Финского залива.

Итоги Ливонской войны

  • Начатая Иваном Грозным война обещала быть удачной. Поначалу Россией были сделаны значительные успехи. Однако, в силу ряда внутренних и внешних причин в войне наступает перелом. Россия теряет захваченные территории и, в конце концов, выход в Балтийское море, оставаясь отрезанной от европейских рынков сбыта.

Пытаясь выйти к Балтийскому побережью, Иван IV в течении 25 лет вел изнурительную Ливонскую войну.

Государственные интересы России требовали установления тесных связей с Западной Европой, которые тогда легче всего было осуществить через моря, а также обеспечения обороны западных границ России, где ее противником выступал Ливонский орден. В случае успеха открывалась возможность приобретения новых хозяйственно освоенных земель.

Поводом к войне послужила задержка Ливонским орденом 123 западных специалистов, приглашенных на русскую службу, а также невыплата Ливонией дани за город Дерпт (Юрьев) с прилегающей к нему территорией за последние 50 лет.

Начало Ливонской войны сопровождалось победами русских войск, взявших Нарву и Юрьев (Дерпт). Всего было взято 20 городов. Русские войска продвигались к Риге и Ревелю (Таллинну). В 1560 г. Ливонский орден был разбит, а его магистр В. Фюрстенберг попал в плен. Это повлекло за собой распад Ливонского ордена (1561), земли которого перешли под власть Польши, Дании и Швеции. Новый магистр Ордена Г. Кетлер получил в качестве владения Курляндию и Семигалию и признал зависимость от польского короля. Крупным последним успехом на первом этапе войны было взятие в 1563 г. Полоцка.

В 1565-1566 году Литва была готова отдать России все завоеванные ею земли и заключить почетный для России мир. Грозного это не устроило: ему хотелось большего.

Второй этап (1561 – 1578) совпал с опричниной. России, против которой выступили Литва, Польша и Швеция, пришлось перейти к обороне. В 1569 г. Литва и Польша объединились в Речь Посполиту. Новый правитель Литвы и Польши Стефан Баторий перешел в наступление и отобрал назад Полоцк (в 1579 году), захватил Великие Луки (в 1580 году), осадил Псков (в 1581 году). Было заключено перемирие, так как началась война со Швецией.

В третий этап с 1578 г. России пришлось воевать с королем Речи Посполитой Стефаном Баторием, осадившим Псков, и продолжать войну со Швецией. Псков отчаянно оборонялся, что позволило Ивану Грозному начать переговоры о мире и в 1582 году заключить со Стефаном Баторием перемирие на десять лет. По условиям перемирия Россия отдавала все завоеванное в Лифляндии и Литве. В 1583 году был заключен мир со Швецией, которой отошли русские города Нарва, Яма, Копорье, Иван-город и другие.

Россия не смогла пробиться к Балтийскому морю. Эту задачу решил Петр I в Северной войне (1700–1721).

Неудача Ливонской войны в конечном счете явилась следствием экономической отсталости России, которая не смогла успешно выдержать длительную борьбу с сильными противниками. Разорение страны в годы опричнины лишь усугубило дело.

Внутренняя политика ивана IV

Органы власти и управления в России в середине XVI в .

Война приобретала затяжной характер, в нее оказались втянуты несколько европейских держав. Усилились противоречия внутри русских бояр, которые были заинтересованы в укреплении южных русских границ, росло недовольство продолжением Ливонской войны. Проявили колебания и деятели из ближайшего окружения царя А. Адашев и Сильвестр, считавшие войну бесперспективной. Еще ранее, в 1553 г., когда Иван IV опасно заболел, многие бояре отказались присягать его маленькому сыну Дмитрию. Потрясением для царя стала смерть первой и любимой жены Анастасии Романовой в 1560 г.

Все это привлекло к прекращению в 1560 г. деятельности Избранной рады. Иван IV взял курс на усиление личной власти. В 1564 г. на сторону поляков перешел князь Андрей Курбский, ранее командовавший русскими войсками. Иван IV, борясь с мятежами и изменами боярской знати, видел в них главную причину неудач своей политики. Он твердо стоял на позиции необходимости сильной самодержавной власти, основным препятствием к установлению которой, по его мнению, были боярско-княжеская оппозиция и боярские привилегии. Вопрос состоял в том, какими методами будет вестись борьба.

В этих сложных для страны обстоятельствах Иван IV пошел на введение опричнины (1565–1572).

Лучшее, что нам дает история,- это возбуждаемый ею энтузиазм.

Гёте

Ливонская война длилась с 1558 по 1583 года. В ходе войны Иван Грозный стремился получить доступ и захватить портовые города Балтийского моря, что должно было существенно улучшить экономическое положение Руси, за счет улучшения торговли. В данной статье мы поговорим кратко о Левонской войне, а также обо всех ее аспектах.

Начало Ливонской войны

Шестнадцатое столетие было периодом беспрерывных войн. Российское государство стремилось обезопасить себя от соседей и вернуть земли, которые ранее входили в состав Древней Руси.

Войны велись по нескольким направлениям:

  • Восточное направление ознаменовалось покорением Казанского и Астраханского ханств, а также началом освоения Сибири.
  • Южное направление внешней политики представляло извечную борьбу с Крымским ханством.
  • Западное направление – события длительной, тяжёлой и очень кровопролитной Ливонской войны (1558–1583 гг.), о которой и пойдёт речь.

Ливония – регион в восточной Балтии. На территории современной Эстонии и Латвии. В те времена существовало государство, созданное в результате крестоносных завоеваний. Как государственное образование, оно было слабым из-за национальных противоречий (прибалтийцы были поставлены в феодальную зависимость), религиозного раскола (туда проникла Реформация), борьбы за власть среди верхушки.

Причины начала Ливонской войны

Иван 4 Грозный начал Ливонскую войну на фоне успехов своей внешней политики на других направлениях. Русский князь-царь стремился отодвинуть границы государства на запаз, чтобы получить доступ к судоходным районам и портам Балтийского моря. И Ливонский Орден дал русскому царю идеальные причины для начала Ливонской войны:

  1. Отказ от уплаты дани. В 1503 годук Ливнской Орден и Русь подписали документ, согласно которому первые обязывались выплачивать городу Юрьев ежегодную дань. В 1557 году Орден от этого обязательства единолично устранился.
  2. Ослабление внешнепалитического влияния Ордена на фоне нациальнальных разногласий.

Говоря о причине, следует сделать акцент на том, что Ливония отделяла Русь от моря, блокировала торговлю. В захвате Ливонии были заинтересованы крупные купцы и дворяне, которые желали присвоить новые земли. Но главной причиной можно выделить амбиции Ивана IV Грозного. Победа должна была укрепить его влияние, поэтому он вел войну, не считаясь с обстоятельствами и скудными возможностями страны ради собственного величия.

Ход войны и основные события

Ливонская война велась с большими перерывами и исторически разделяется на четыре этапа.


Первый этап войны

На первом этапе (1558–1561) боевые действия велись относительно успешно для России. Русская армия в первые месяцы захватила Дерпт, Нарву и была близка к захвату Риги и Ревеля. Ливонский Орден находился на краю гибели и просил перемирия. Иван Грозный согласился на 6 месяцев остановить войну, но это было огромной ошибкой. За это время Орден перешел под протекторат Литвы и Польши, в результате чего Россия получила не 1-го слабого, а 2-ух сильных противников.

Самым опасным противником для России была Литва, которая на тот момент могла в некоторых аспектах превосходить Российское царство по своему потенциалу. Более того, крестьяне Прибалтики были недовольны новоприбывшими русскими помещиками, жестокостями войны, поборами и другими бедствиями.

Второй этап войны

Второй этап войны (1562–1570) начался с того, что новые хозяева ливонских земель потребовали от Ивана Грозного вывести войска и отказаться от Ливонии. Фактически было предложено, чтобы Ливонская война прекратилась, и Россия осталась ни с чем по ее итогам. После отказа царя сделать это война для России окончательно превратилась в авантюру. Война с Литвой продолжалась 2 года и была неудачной для Российского Царства. Конфликт можно было продолжать лишь в условиях опричнины, тем более что боярство было против продолжения боевых действий. Ранее, за недовольство Ливонской войной, в 1560 г. царь разогнал «Избранную Раду».

Именно на этом этапе войны Польша и Литва объединились в единое государство – Речь Посполитая. Это была сильная держава, с которой приходилось считаться всем, без исключения.

Третий этап войны

Третий этап (1570–1577) – это бои местного значения России со Швецией за территорию современной Эстонии. Они закончились без каких-либо значимых результатов для обеих сторон. Все бои носили локальный характер и никакого существенного влияния на ход войны не имели.

Четвертый этап войны

На четвёртом этапе Ливонской войны (1577–1583) Иван IV вновь захватывает всю Прибалтику, но вскоре удача отвернулась от царя и русские войска были разгромлены. Новый король объединённой Польши и Литвы (Речи Посполитой) Стефан Баторий выгнал Ивана Грозного из прибалтийского региона, и даже сумел захватить ряд городов уже на территории Русского царства (Полоцк, Великие Луки и др.). Боевые действия сопровождались страшным кровопролитием. Помощь Речи Посполитой с 1579 года оказывала Швеция, которая весьма успешно действовала, захватив Ивангород, Ям, Копорье.

От полного разгрома Россию спасла оборона Пскова (с августа 1581 г.). За 5 месяцев осады гарнизон и жители города отбили 31 попытку штурма, ослабив армию Батория.

Окончание войны и ее итоги


Ям-Запольское перемирие между Российским царством и Речью Посполитой 1582 года положило конец длительной и ненужной войне. Россия отказалась от Ливонии. Было утеряно побережье Финского залива. Его захватила Швеция, с которой в 1583 года был подписан Плюсский мир.

Таким образом, можно выделить следующие причины поражения Российского государства, который подводят итоги Лиовнской войны:

  • авантюризм и амбиции царя – Россия не могла вести войну одновременно с тремя сильными государствами;
  • пагубное влияние опричнины, хозяйственное разорение, татарские нападение.
  • Глубокий хозяйственный кризис внутри страны, который разразился на 3 и 4 этапах военных действий.

Несмотря на отрицательный исход, именно Ливонская война определила направления внешней политики России на долгие годы вперед – получить выход к Балтийскому морю.

Владел с тех пор большей частью современной Прибалтики – Эстляндией, Лифляндией и Курляндией. В XVI веке Ливония утратила часть былой мощи. Изнутри она была охвачена раздорами, которые усиливала проникавшая сюда церковная Реформация. Архиепископ Рижский ссорился с орденским магистром, а города враждовали с ними обоими. Внутренняя смута ослабила Ливонию, и этим были не прочь воспользоваться все её соседи. До начала захватов ливонских рыцарей прибалтийские земли зависели от русских князей. Помня об этом, государи московские считали, что имеют на Ливонию вполне законные права. По своему приморскому положению Ливония имела важное торговое значение. После Москва наследовала коммерцию покорённого ею Новгорода с прибалтийскими землями. Однако ливонские владетели всячески ограничивали сношения, которые Московская Русь вела с Западной Европой через их область. Опасаясь Москвы и стараясь мешать быстрому её усилению, ливонское правительство не пропускало на Русь европейских мастеров и многие товары. Явная враждебность Ливонии порождала у русских неприязнь к ней. Видя ослабление ливонского ордена, русские правители опасались, что его территорией завладеет какой-нибудь другой, более сильный враг, который будет относиться к Москве ещё хуже.

Уже Иван III после покорения Новгорода построил ливонской границе, против города Нарвы, русскую крепость Ивангород. После покорения Казани и Астрахани Избранная рада советовала Ивану Грозному обратиться на грабительский Крым, чьи орды постоянно совершали набеги на южные русские области, угоняя каждый год в рабство тысячи пленников. Но Иван IV предпочёл напасть на Ливонию. Уверенность в легком успехе на западе царю придал удачный исход войны со шведами 1554–1557 .

Начало Ливонской войны (кратко)

Грозный вспомнил о старых договорах, которые обязывали Ливонию платить русским дань. Она уже давно не вносилась, но теперь царь потребовал не только возобновить уплату, но и возместить то, что ливонцы недодали России в предыдущие годы. Ливонское правительство стало тянуть переговоры. Потеряв терпение, Иван Грозный порвал все сношения и в первые месяцы 1558 начал Ливонскую войну , которой было суждено затянуться на 25 лет.

В первые два года войны московские войска действовали очень удачно. Они разорили почти всю Ливонию, кроме самых сильных городов и замков. Ливония не могла сопротивляться могущественной Москве в одиночку. Орденское государство распалось, отдавшись по частям под верховную власть более сильных соседей. Эстляндия перешла под сюзеренитет Швеции, Лифляндия подчинилась Литве. Остров Эзель стал владением датского герцога Магнуса, а Курляндия подверглась секуляризации , то есть превратилась из церковного владения в светское. Бывший магистр духовного ордена Кетлер стал светским герцогом Курляндским и признал себя вассалом польского короля.

Вступление в войну Польши и Швеции (кратко)

Ливонский орден, таким образом, прекратил существование (1560-1561). Его земли поделили соседние сильные государства, которые потребовали, чтобы Иван Грозный отказался ото всех сделанных в начале Ливонской войны захватов. Грозный отверг это требование и открыл борьбу с Литвой и Швецией. В Ливонскую войну тем самым вовлеклись новые участники. Борьба русских со шведами шла с перерывами и вяло. Главные силы Иван IV двинул на Литву, действуя против неё не только в Ливонии, но и в областях к югу от последней. В 1563 Грозный отнял у литовцев старинный русский город Полоцк . Царские рати разорили Литву до самой Вильны (Вильнюса). Истомленные войною литовцы предлагали Грозному мир с уступкой Полоцка. В 1566 Иван IV собрал в Москве земский собор по вопросу о том, прекратить ли Ливонскую войну или продолжать её. Собор высказался за продолжение войны, и она шла ещё десять лет с перевесом русских, пока на польско-литовский престол не был избран талантливый полководец Стефан Баторий (1576).

Переломный момент Ливонской войны (кратко)

Ливонская война к тому времени заметно ослабила Россию. Ещё сильнее подточила её силы опричнина , разорившая страну. Жертвами опричного террора Ивана Грозного пали многие видные русские военачальники. С юга на Россию стали с ещё большей энергией нападать крымские татары, которых Грозный легкомысленно упустил покорить или хотя бы вконец ослабить после завоевания Казани и Астрахани. Крымцы и турецкий султан требовали, чтобы связанная теперь Ливонской войной Россия отказалась от владения Поволжьем и восстановила самостоятельность Астраханского и Казанского ханств, которые раньше принесли ей столько горя жестокими нападениями и грабежами. В 1571 крымский хан Девлет-Гирей, пользуясь отвлечением русских сил в Ливонию, устроил неожиданное вторжение, прошёл с большим войском до самой Москвы и сжёг весь город за пределами Кремля. В 1572 Девлет-Гирей пробовал повторить этот успех. Он вновь достиг со своей ордой московских окрестностей, но русская рать Михаила Воротынского в последний момент отвлекла татар нападением с тыла и нанесла им сильное поражение в битве при Молодях.

Иван Грозный. Картина В. Васнецова, 1897

Энергичный Стефан Баторий начал решительные действия против Грозного как раз тогда, когда опричнина довела центральные области Московского государства до запустения. Народ массами бежал от произвола Грозного на южные окраины и в новопокорённое Поволжье. Государственный центр России оскудел людьми и ресурсами. Грозный теперь не мог с прежней лёгкостью выставлять на фронт Ливонской войны большие рати. Решительный натиск Батория не встретил должного отпора. В 1577 русские добились последних успехов в Прибалтике, но уже в 1578 они потерпели там поражение под Венденом. Поляки добились перелома в Ливонской войне. В 1579 Баторий отбил Полоцк, а в 1580 взял сильные московские крепости Велиж и Великие Луки. Проявлявший ранее высокомерие к полякам Грозный теперь искал посредничества католической Европы в мирных переговорах с Баторием и отправил посольство (Шевригина) к папе и австрийскому императору. В 1581

В 1558 году объявил войну Ливонскому Ордену. Поводом для начала войны послужило, то что ливонцы задержали на своей территории 123 западных специалиста, направлявшихся в Россию. Так же немало важную роль сыграла неуплата ливонцами дани за захват ими Юрьева (дерпта) в 1224 году. Компания, начавшаяся в 1558 году и, продолжившаяся до 1583 года получила названия Ливонская Война. Ливонскую войну можно разделить на три периода, каждый из которых шел с переменным успехом для русской армии.

Первый период войны

В 1558 — 1563 годах, русские войска окончательно завершили разгром Ливонского Ордена (1561 год), взяли ряд ливонских городов: Нарву, Дерпт, подошли к Таллину и Риге. Последним крупным успехом русских войск в это время стало взятие Полоцка в 1563 году. С 1563 года становится понятно, что Ливонская война приобретает затяжной характер для России.

Второй период Ливонской войны

Второй период Ливонской войны начинается в 1563 году и заканчивается в 1578. Война с Ливонией превратилась для России в войну против Дании, Швеции, Польши и Литвы. Ситуацию осложняло то, что хозяйство России было ослаблено из-за разорений . Видный русские военачальник, бывший член предает и переходит на сторону противников. В 1569 году происходит объединение Польши и Литвы в единое государство — Речь Посполитую.

Третий период войны

Третий период войны происходит в 1579 — 1583 годах. В эти годы русские войска ведут оборонительные бои, где русские потеряли несколько своих городов, таких как: Полоцк (1579 г), Великие Луки (1581 г). Третий период Ливонской Войны был ознаменован героической обороной Пскова. Возглавлял оборону Пскова воевода Шуйский. Город продержался пять месяцев, и отбил порядка 30 штурмов. Это событие позволило России подписать перемирие.

Итоги Ливонской войны

Итоги Ливонской войны были неутешительны для русского государства. В результате Ливонской войны Россия лишилась земель Прибалтики, которые были захвачены Польшей и Швецией. Ливонская война сильно истощила Россию. А главная задача этой войны — получение выхода к Балтийскому морю, так и не была выполнена.

События ливонской войны кратко и понятно – все самое важное

События ливонской войны кратко и понятно – все самое важное

События Ливонской войны это классический пример нежелания Европы впустить Российское государство на мировую политическую и экономическую арену. Противостояние России и европейских государств, которое, к слову сказать, продолжается по сегодняшний день, началось не вдруг. Идет это противостояние из глубины веков и причин здесь много. Хотя основная – это конкуренция. Вначале это была духовная конкуренция – борьба пастырей христианской церкви за паству, ну и, попутно за территориальные владения этой паствы. Так, что события Ливонской войны 16 века – это отголоски борьбы, которую вела между собой Римско-католическая и Православная церковь.

         Первый российский царь Иван IV объявил в 1558 году войну Ливонскому Ордену. Официальным поводом послужило то обстоятельство, что ливонцы уже 50 лет как перестали платить дань за владение городом Дерпт, который они захватили еще в 13 веке. Кроме того, ливонцы не захотели пропустить в Московию специалистов и мастеров из немецких государств. Военная компания началась в 1558 году и продолжалась до 1583 года и получила в Мировой истории название Ливонская война.

Три периода Ливонской войны

       События Ливонской войны имеют три периода, которые происходили с переменным успехом для царя Ивана Грозного. Первый период – это 1558 – 1563 годы. Русские войска проводят удачные военные операции, которые приводят в 1561 году к разгрому Ливонского Ордена. Русскими войсками взяты города Нарва, Дерпт. Они вплотную подошли к Риге и Таллину. Последней удачной операцией для русских войск было взятие Полоцка – это произошло в 1563 году. Ливонская война приняла затяжной характер, чему способствовали внутренние проблемы Московского государства.

      Период второй в Ливонской войне длится с 1563 года по 1578. Против войск русского царя объединились между собой Дания, Швеция, Польша и Литва. Преследуя каждый свою собственную цель в войне с Московией, эти североевропейские государства преследовали цель общую – не позволить русскому государству войти в число европейских государств, которые претендуют на господствующее положение. Московское государство не должно было вернуть те европейские территории, которые принадлежали ей во времена Киевской Руси и были утрачены в ходе междоусобных и феодальных разборок и захватнических войн. Ситуация в Ливонской войне осложнилась для русских войск экономической слабостью Московского государства, которое в этот период переживала период разорения. Разорение и обескровливание и так не слишком богатой страны, происходило в результате опричнины, которая оказалась врагом не менее кровожадным и жестоким, чем Ливонский Орден. Нож предательства вонзил в спину своего государя, а также и в спину своей стране, Андрей Курбский – видный русский военачальник, член Избранной Рады Ивана Грозного, его друг и сподвижник. Курбский в 1563 году переходит на сторону короля Сигизмунда и участвует в военных операциях против русских войск. Ему были известны многие военные планы русского царя, о которых он не преминул доложить бывшим врагам. Кроме того, Литва и Польша объединяются в 1569 году в единое государство – Речь Посполитую.

       Третий период Литовской войны происходит с 1579 по 1583 годы. Это период оборонительных боев, которые ведут русские против объединенных сил противника. В результате Московское государство теряет в 1579 году Полоцк, в 1581 году Великие Луки. В августе 1581 года польский король Стефан Баторий начал осаду города Пскова, в которой участвовал и Курбский. Поистине героическая осада продолжалась почти полгода, но войска захватчиков так и не вошли в город. Польский король и русский царь подписали Ямпольский мирный договор в январе 1582 года. Русское государство лишилось не только прибалтийских земель и множества исконно русских городов, но и не получило выхода к Балтийскому морю. Главная задача Ливонской войны решена не была.

Итоги Ливонской войны. Этапы Ливонской войны

Ливонская война: причины, ход, результаты:

ВВЕДЕНИЕ

1. ПРИЧИНЫ ЛЕБОНСКОЙ ВОЙНЫ

2,1 Первая ступень

2.2. Вторая очередь

2.3 Третья ступень

2.4 Итоги войны

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы. История Ливонской войны, несмотря на изучение целей конфликта, характера действий противоборствующих сторон, исхода столкновения, остается одной из ключевых проблем российской истории.Свидетельство тому — разнообразие мнений исследователей, пытавшихся определить значение этой войны среди других внешнеполитических действий России во второй половине XVI века. Во внешней политике современной России с полным основанием можно найти проблемы, аналогичные временам правления Ивана Грозного. Сброшенное с ордынского ига молодое государство нуждалось в срочной переориентации на Запад, восстановлении прерванных контактов. Советский Союз также находился в длительной изоляции от большей части западного мира по многим причинам, поэтому главной задачей нового демократического правительства был активный поиск партнеров и повышение международного престижа страны.Именно поиск верных способов налаживания контактов определяет актуальность изучаемой темы в социальной реальности.

Объект исследования. Внешняя политика России в XVI веке.

Предмет исследования. Причины Ливонской войны, конечно, результаты.

Цель работы. Опишите влияние Ливонской войны 1558–1583 годов. о международном положении России; а также внутренняя политика и экономика страны.

Задачи :

1. Определить причины Ливонской войны 1558-1583 гг.

2. Выделите основные этапы боевых действий с характеристикой каждого из них. Обратите внимание на причины изменения характера войны.

3. Подвести итоги Ливонской войны, исходя из условий мирного договора.

Хронологические рамки: начало 1558 и конец 1583 год .

Географический охват: территория Прибалтики, западные и северо-западные регионы России .

1. ПРИЧИНЫ ЛЕБОНСКОЙ ВОЙНЫ

Основные направления внешней политики Русского централизованного государства раскрылись во второй половине XV века, в период правления великого князя Ивана III. Они сводились, во-первых, к борьбе на восточных и южных границах с татарскими ханствами, возникшими на развалинах Золотой Орды; во-вторых, к борьбе с Великим княжеством Литовским и узами союза с ним Польши за русские, украинские и белорусские земли, захваченные литовскими и отчасти польскими феодалами; в-третьих, борьбе на северо-западных границах против агрессии шведских феодалов и Ливонского ордена, стремившихся изолировать Российское государство от естественного и удобного выхода к Балтийскому морю, в котором оно нуждается.Королюк, В. Ливонская война: из истории внешней политики Русского централизованного государства во второй половине XVI века. — М., 1954. — С. 33.

.

На протяжении веков борьба на южных и восточных окраинах была привычным и постоянным явлением. После распада Золотой Орды татарские ханы продолжили набеги на южные рубежи Руси. И только в первой половине 16 века длительная война между Великой Ордой и Крымом поглотила силы татарского мира.Ставленник Москвы был учрежден в Казани. Союз России и Крыма продлился несколько десятилетий, пока крымчане не уничтожили остатки Великой Орды. Скрынников, Р. Русская история. IX — XVII вв. — М., 1997. — С. 227. Османские турки, покорив Крымское ханство, стали новой военной силой, с которой столкнулось Российское государство в этом регионе. После нападения крымского хана на Москву в 1521 году казанцы разорвали вассальные отношения с Россией.Началась борьба за Казань. Лишь третий поход Ивана IV увенчался успехом: были взяты Казань и Астрахань. Скрынников Р.Г. Указ. Соч. — С. 275-277. Таким образом, к середине 50-х годов XVI века на восток и юг от Русского государства сложилась зона его политического влияния. В ее лице росла сила, способная противостоять Крыму и османскому султану. Фактически Ногайская Орда подчинилась Москве, и ее влияние на Северном Кавказе также увеличилось. Вслед за ногайскими мурзами царскую власть признал сибирский хан Едигер.Крымский хан был самой активной силой, сдерживавшей продвижение России на юг и восток. Зимин А.А., Хорошкевич А.Л. Россия времен Ивана Грозного. — М., 1982. — С. 87-88.

Возникший внешнеполитический вопрос кажется естественным: продолжать наступление на татарский мир, положить ли конец борьбе, корни которой уходят в далекое прошлое? Своевременна ли попытка покорить Крым? Во внешней политике России столкнулись две разные программы.Формирование этих программ определялось международными обстоятельствами и расстановкой политических сил внутри страны. Избранная Рада посчитала решительную борьбу против Крыма своевременной и необходимой. Но она не учла сложности реализации этого плана. Обширные просторы «дикого поля» отделяли тогдашнюю Россию от Крыма. У Москвы на этом пути еще не было сильных сторон. Ситуация больше говорила в пользу защиты, чем наступления.Помимо военных трудностей, были еще большие политические трудности. Вступая в конфликт с Крымом и Турцией, Россия могла рассчитывать на союз с Персией и Германской империей. Последний находился под постоянной угрозой турецкого вторжения и потерял значительную часть Венгрии. Но в тот момент гораздо большее значение имела позиция Польши и Литвы, которые рассматривали Османскую империю как серьезный противовес России. Совместная борьба России, Польши и Литвы против турецкой агрессии была связана с серьезными территориальными уступками в пользу последней.Россия не могла отказаться от одного из главных направлений внешней политики: воссоединения с украинскими и белорусскими землями. Программа борьбы за Прибалтику казалась более реальной. Иван Грозный не согласился с его радостью, решив пойти войной на Ливонский орден, чтобы попытаться продвинуться к Балтийскому морю. В принципе, обе программы страдали одним и тем же недостатком — невыполнимостью на данный момент, но в то же время обе были одинаково срочными и своевременными. Шмурло Э.Ф. История России (IX — XX вв.).- М., 1997. — С. 82-85. Тем не менее, перед началом боевых действий на западном направлении Иван IV стабилизировал положение на землях Казанского и Астраханского ханств, подавив мятеж казанских мурз в 1558 году и заставив астраханцев подчиниться. Зимин А.А., Хорошкевич А.Л. Россия времен Ивана Грозного. — М., 1982. — С. 92-93.

Еще во время существования Новгородской республики Швеция начала проникать в регион с запада. Первая серьезная стычка датируется 12 веком.В то же время немецкие рыцари начали претворять в жизнь свою политическую доктрину — «Марш на Восток», крестовый поход против славянских и балтийских народов с целью обращения их в католицизм. Рига была основана в 1201 году как оплот. В 1202 году специально для операций в Прибалтике был основан Орден мечников, который в 1224 году захватил Юрьев. Потерпев ряд поражений от русских войск и балтийских племен, мечники и тевтонцы сформировали Ливонский орден.Усиленное наступление рыцарей было остановлено в период с 1240 по 1242 год. В целом мир с орденом 1242 года не спас от боевых действий с крестоносцами и шведами в будущем. Рыцари, опираясь на помощь Римско-католической церкви, в конце 13 века захватили значительную часть балтийских земель.

Швеция, имея свои интересы в Прибалтике, могла вмешиваться в дела Ливонии. Русско-шведская война длилась с 1554 по 1557 год. Попытки Густава I Вазы вовлечь Данию, Литву, Польшу и Ливонский орден в войну против России не дали результатов, хотя изначально именно приказ подтолкнул шведского короля к войне. Российское государство.Швеция проиграла войну. После поражения шведский король был вынужден вести крайне осторожную политику по отношению к своему восточному соседу. Правда, выжидательную позицию отца сыновья Густава Васа не разделяли. Наследный принц Эрик надеялся установить полное шведское господство в Северной Европе. Было очевидно, что после смерти Густава Швеция снова примет активное участие в ливонских делах. В какой-то мере руки Швеции были связаны обострением шведско-датских отношений.Королюк, В. Соч. Cit. — С. 25-26.

Территориальный спор с Литвой имел долгую историю. До смерти князя Гедиминаса (1316–1341) русские регионы составляли более двух третей всей территории Литовского государства. В течение следующих ста лет при Ольгерде и Витовте, Чернигово-Северская область (города Чернигов, Новгород — Северск, Брянск), Киевская область, Подолье (северная часть земли между Бугом и Днестром), Волынь, Смоленск области были завоеваны.Шмурло Э.Ф. Указ. Соч. — С. 108-109.

При Василии III Россия претендовала на престол Литовского княжества после смерти в 1506 году Александра, вдова которого приходилась сестрой русскому государю. Зимин, А.А. Россия на пороге нового времени. М., 1972. — С.79. В Литве началась борьба между литовско-русскими и литовскими католическими группами. После победы последнего на литовский престол взошел брат Александра Сигизмунд. Последний видел в Василии личного врага, претендующего на литовский престол.Это обострило и без того натянутые российско-литовские отношения. В такой ситуации литовский сейм в феврале 1507 г. решил начать войну со своим восточным соседом. Послы Литвы в ультимативной форме поставили вопрос о возвращении земель, отошедших к России во время последних войн с Литвой. Добиться положительных результатов в переговорном процессе не удалось, и боевые действия начались в марте 1507 года. В 1508 году в самом княжестве Литовском началось восстание князя Михаила Глинского, другого претендента на престол Литвы.Мятеж получил активную поддержку в Москве: Глинского приняли в российское подданство, кроме того, ему дали армию под командованием Василия Шемячича. Глинский вёл боевые действия с переменным успехом. Одной из причин неудачи стал страх перед народным движением украинцев и белорусов, которые хотели воссоединиться с Россией. Не имея достаточных средств для успешного продолжения войны, Сигизмунд решил начать мирные переговоры. 8 октября 1508 г. был подписан «вечный мир».Согласно ему Великое княжество Литовское впервые официально признало передачу России городов Северска, присоединенных к Русскому государству в ходе войн конца XV ​​- начала XVI веков. Зимин, А.А. Россия на пороге нового времени. М., 1972. — С. 82-93. Но, несмотря на некоторые успехи, правительство Василия III не считало войну 1508 года решением вопроса о западнорусских землях и рассматривало «вечный мир» как передышку, готовясь к продолжению борьбы.Правящие круги Великого княжества Литовского не были склонны мириться с потерей Северских земель.

Но в специфических условиях середины XVI века прямого столкновения с Польшей и Литвой не предусматривалось. Российское государство не могло рассчитывать на помощь надежных и сильных союзников. Причем войну с Польшей и Литвой придется вести в тяжелых условиях враждебных действий как со стороны Крыма и Турции, так и со стороны Швеции и даже Ливонского ордена.Таким образом, правительство России на данный момент не рассматривало этот вариант внешней политики. Королюк, В. Указ. Соч. — С. 20.

Одним из важных факторов, определивших выбор царя в пользу борьбы за Прибалтику, был низкий военный потенциал Ливонского ордена. Главной военной силой страны был рыцарский Орден мечников. В руках властей ордена находилось более 50 замков, разбросанных по всей стране. Половина города Риги подчинялась высшей власти мастера.Архиепископ Рижский (ему подчинялась другая часть Риги), а епископы Дерптский, Ревельский, Эзельский и Курляндский были полностью независимы. Королюк В.Д. Соч. Cit. С. 22. Рыцари ордена владели поместьями по феодальному праву. Крупные города, такие как Рига, Ревель, Дерпт, Нарва и т. Д., Были фактически независимой политической силой, хотя и находились под высшей властью магистра или епископов. Между Орденом и духовными князьями постоянно происходили столкновения. Реформация быстро распространилась в городах, в то время как рыцарство оставалось в основном католическим.Единственным органом центральной законодательной власти были ландтаги, созываемые магистратами Вольмара. На собраниях присутствовали представители четырех сословий: ордена, духовенства, рыцарства и городов. Решения ландтага обычно не имели реального значения в отсутствие единой исполнительной власти. Между местным прибалтийским населением и русскими землями издавна существовали тесные связи. Безжалостно подавляемое экономически, политически и культурно, эстонское и латвийское население было готово поддержать военные действия русской армии в надежде на освобождение от национального гнета.

Само российское государство к концу 50-х гг. XVI век был мощной военной державой Европы. В результате реформ Россия значительно окрепла и достигла значительно более высокой степени политической централизации, чем когда-либо прежде. Были созданы постоянные пехотные части — стрелецкая армия. Больших успехов добилась и русская артиллерия. Россия располагала не только крупными заводами по производству пушек, ядер и пороха, но и многочисленными хорошо подготовленными кадрами.Кроме того, введение важного технического усовершенствования — лафета — позволило использовать артиллерию в полевых условиях. Российские военные инженеры разработали новую эффективную систему инженерного обеспечения штурма крепостей.

Россия в 16 веке стала крупнейшей торговой державой на стыке Европы и Азии, ремесло которой все еще задыхалось от недостатка цветных и драгоценных металлов. Единственный канал поставки металлов — торговля с Западом при посредничестве городов Ливонии в счетах.Зимин А.А., Хорошкевич. Россия времен Ивана Грозного. — М., 1982. — С. 89. Ливонские города — Дерпт, Рига, Ревель и Нарва — входили в состав Ганзы, торгового объединения немецких городов. Их основным источником дохода была посредническая торговля с Россией. По этой причине попытки английских и голландских купцов установить прямые торговые отношения с Русским государством упорно пресекались Ливонией. В конце 15 века Россия пыталась повлиять на торговую политику Ганзейского союза.В 1492 году напротив Нарвы был основан русский Ивангород. Чуть позже Ганзейский двор в Новгороде был закрыт. Экономический рост Ивангорода не мог не пугать торговую элиту ливонских городов, терявшую огромные прибыли. Ливония в ответ была готова организовать экономическую блокаду, которую также поддержали Швеция, Литва и Польша. В целях ликвидации организованной экономической блокады России в мирный договор 1557 года со Швецией был внесен пункт о свободе сообщения с европейскими странами через шведские владения.Королюк, В. Соч. Cit. — С. 30-32. Еще один канал российско-европейской торговли проходил через города Финского залива, в частности, Выборг. Дальнейшему росту этой торговли препятствовали конфликты между Швецией и Россией по приграничным вопросам.

Торговля на Белом море, хотя и имела большое значение, не могла решить проблемы российско-североевропейских контактов по многим причинам: навигация на Белом море невозможна большую часть года; путь был трудным и долгим; контакты были односторонними, с полной монополией англичан и т. д.Зимин А.А., Хорошкевич А.Л. Россия во времена Ивана Грозного. — М., 1982. — С. 90-91. Развитие экономики России, нуждающейся в постоянных и беспрепятственных торговых отношениях с европейскими странами, поставило задачу получить доступ к Балтийскому морю.

Корни войны за Ливонию следует искать не только в описанном экономическом положении Московского государства, они также уходят в далекое прошлое. Еще при первых князьях Россия была в тесном контакте со многими иностранными государствами.Русские купцы торговали на рынках Константинополя, браки связывали княжескую семью с европейскими династиями. Помимо заморских купцов, в Киев часто приезжали послы других государств и миссионеры. Шмурло Э.Ф. Указ. Соч. — С. 90. Одним из последствий татаро-монгольского ига для России стала насильственная переориентация внешней политики на Восток. Война за Ливонию была первой серьезной попыткой вернуть русскую жизнь в русло, восстановить прерванные связи с Западом.

Международная жизнь ставила перед каждым европейским государством одну и ту же дилемму: обеспечить себе независимое, независимое положение в сфере международных отношений или служить простым объектом интересов других держав. Во многом будущее Московского государства зависело от исхода борьбы за Прибалтику: войдет ли оно в семью европейских народов, получив возможность самостоятельно общаться с государствами Западной Европы.

Помимо торговли и международного престижа, территориальные претензии русского царя сыграли важную роль среди причин войны. В первом письме Грозного Иван IV резонно констатирует: «… Город Владимир, расположенный в нашей вотчине, на Ливонской земле …». Переписка Ивана Грозного с Андреем Курбским / Сост. Я.С. Лурье, Ю.Д. Рыков. — М., 1993. — С. 156. Многие балтийские земли издавна принадлежали Новгородской земле, а также берега Невы и Финского залива, впоследствии захваченные Ливонским орденом.

Нельзя сбрасывать со счетов такой фактор, как социальный. Программа борьбы за Прибалтику была в интересах знати и горожан. Королюк, В. Указ. Соч. — С. 29. Дворянство рассчитывало на местное распределение земель в Прибалтике, в отличие от боярской знати, которую больше устраивал вариант присоединения южных земель. Из-за удаленности «дикого поля», невозможности установить там сильную центральную власть, по крайней мере на первых порах помещики-бояре имели возможность занимать положение почти независимых государей в южных областях.Иван Грозный стремился ослабить влияние титулованных русских бояр и, естественно, учитывал, прежде всего, интересы дворянского и купеческого сословий.

Учитывая сложный баланс сил в Европе, было чрезвычайно важно выбрать подходящий момент для начала военных действий против Ливонии. Он пришел в Россию в конце 1557 — начале 1558 года. Поражение Швеции в русско-шведской войне временно нейтрализовало этого достаточно сильного врага, имевшего статус морской державы.Данию в тот момент отвлекло обострение отношений со Швецией. Литва и Великое княжество Литовское не были связаны с серьезными осложнениями международного порядка, но не были готовы к военному столкновению с Россией из-за нерешенных вопросов внутреннего порядка: социальных конфликтов внутри каждого государства и разногласий по поводу союза. Доказательством этого является продление истекающего перемирия между Литвой и Русским государством на шесть лет в 1556 году.В том же месте. — С. 27. И, наконец, в результате боевых действий против крымских татар можно было какое-то время не опасаться за южные границы. Набеги возобновились только в 1564 году, в период осложнений на литовском фронте.

В этот период отношения с Ливонией были довольно натянутыми. В 1554 году Алексей Адашев и писарь Висковатый заявили ливонскому посольству о своем нежелании продлевать перемирие из-за:

Неуплата дорпатским епископом дани с владений, переданных ему русскими князьями;

Угнетение русских купцов в Ливонии и разорение русских поселений на Балтике.

Установление мирных отношений между Россией и Швецией способствовало временному урегулированию российско-ливонских отношений. После того, как Россия сняла запрет на экспорт воска и сала, Ливонии были представлены условия нового перемирия:

.

Беспрепятственная транспортировка оружия в Россию;

Гарантированная уплата дани дорпатским епископом;

Реставрация всех русских церквей в городах Ливонии;

Отказ от заключения союза со Швецией, Королевством Польским и Великим княжеством Литовским;

Создание условий для свободной торговли.

Ливония не собиралась выполнять свои обязательства по прекращению огня, заключенному на пятнадцать лет. Зимин А.А., Хорошкевич А.Л. Россия во времена Ивана Грозного. — М., 1982. — С. 92 — 93.

.

Таким образом, выбор был сделан в пользу решения балтийского вопроса. Этому способствовал ряд причин: экономические, территориальные, социальные и идеологические. Россия, находясь в благоприятной международной обстановке, обладала высоким военным потенциалом и была готова к военному конфликту с Ливонией из-за владения Прибалтикой.

2. ПРОГРЕСС И РЕЗУЛЬТАТЫ ЛЕБОНСКОЙ ВОЙНЫ

2,1 Первый этап войны

Ход Ливонской войны можно разделить на три этапа, каждый из которых немного отличается по составу участников, продолжительности и характеру действий. Причиной начала военных действий в Прибалтике стало то, что дорпатский епископ не уплатил «Юрьеву дань» из владений, переданных ему русскими князьями.Королюк, В. Указ. Соч. — С. 34. Помимо притеснения русского народа в Прибалтике, ливонские власти нарушили еще один пункт договора с Россией — в сентябре 1554 г. они заключили союз с Великим княжеством Литовским, направленный против Москвы. Зимин А.А., Хорошкевич А.Л. Россия во времена Ивана Грозного. — М., 1982. -С. 93. Российское правительство направило письмо с объявлением войны мастеру Фюрстенбергу. Однако боевые действия тогда не начались — Иван IV надеялся достичь своих целей дипломатическим путем до июня 1558 года.

Главной целью первого похода русской армии на Ливонию, который произошел зимой 1558 года, было желание добиться добровольной уступки Нарвы от Ордена. Боевые действия начались в январе 1558 года. Московские конные отношения возглавили касимовский «король» шах — Али и князь. М.В. Глинский вошел в страну Ордена. Во время зимнего похода русские и татарские отряды численностью 40 тысяч воинов достигли побережья Балтийского моря, опустошив окрестности многих ливонских городов и замков.Во время этого похода русские полководцы дважды по прямому указанию царя отправляли господину письма о возобновлении мирных переговоров. Ливонские власти пошли на уступки: начали сбор дани, договорились с российской стороной о временном прекращении боевых действий и отправили в Москву своих представителей, которые в ходе сложных переговоров были вынуждены согласиться на передачу Нарвы России.

Но установленное перемирие вскоре было нарушено сторонниками военной партии Ордена.В марте 1558 г. нарвский фогт Э. фон Шленненберг приказал обстрелять русскую крепость Ивангород, спровоцировав новое вторжение московских войск в Ливонию.

Во время второго похода в Прибалтику в мае-июле 1558 г. русские захватили более 20 крепостей, в том числе самые важные — Нарву, Нейшлосс, Нейгауз, Кирипе и Дерпт. Во время летней кампании 1558 г. войска московского царя подошли к Ревелю и Риге, опустошив их окрестности. Королюк, В.D. Указ. Соч. — С. 38.

.

Решающее сражение зимней кампании 1558/1559 гг. произошло в городе Тирзен, где 17 января 1559 г. встретил большой ливонский отряд рижского домпробста Ф. Фелькерзама и Русский передовой полк во главе с воевода князем. ПРОТИВ. Серебро. В упорном бою немцы потерпели поражение.

В марте 1559 г. Русское правительство, считая свое положение достаточно сильным, при посредничестве датчан согласилось заключить шестимесячное перемирие с мастером В.Фюрстенберг — с мая по ноябрь 1559 года.

Получив в 1559 г. срочно необходимую передышку, орденские власти во главе с Г. Кетлером, ставшим 17 сентября 1559 г. новым хозяином, заручились поддержкой Великого княжества Литовского и Швеции. Кеттлер в октябре 1559 г. нарушил перемирие с Москвой. Новому мастеру удалось разгромить отряд губернатора З.И. Очина-Плещеева. Тем не менее, начальник Юрьевского (Дерптского) гарнизона воевода Катырев-Ростовский сумел принять меры для защиты города.Десять дней ливонцы безуспешно штурмовали Юрьев и, не решившись взять на себя зимнюю осаду, были вынуждены отступить. Осада Лаиса в ноябре 1559 г. была столь же неудачной. Кеттлер, потеряв в боях за крепость 400 солдат, отступил в Венден.

Результатом нового большого наступления русских войск стал захват 30 августа 1560 года одной из сильнейших крепостей Ливонии — Феллины. Несколькими месяцами ранее русские войска во главе с губернатором князем I.Ф. Мстиславский и князь П.И. Шуйский занял Мариенбург.

Таким образом, первый этап Ливонской войны длился с 1558 по 1561 год. Он задумывался как карательная демонстрационная кампания с явным военным превосходством русской армии. Ливония упорно сопротивлялась, рассчитывая на помощь Швеции, Литвы и Польши. Враждебные отношения между этими государствами позволили России на время вести успешные военные действия в странах Балтии.

2,2 Второй этап войны

Несмотря на поражение Ордена, правительство Ивана Грозного стояло перед трудным выбором: либо уступить Прибалтику в ответ на ультиматум Польши и Литвы (1560 г.), либо подготовиться к войне против антироссийской коалиции (Швеция). , Дания, Польско-Литовское государство и Священная Римская империя)… Иван Грозный пытался избежать конфликта династическим браком с родственником польского короля. Сватовство не увенчалось успехом, поскольку Сигизмунд потребовал территориальных уступок в качестве условия брака. Костомаров, Н. Российская история в биографиях важнейших ее деятелей. СПб., 2007. — С. 361.

.

Успехи русского оружия ускорили начало распада «Тевтонского рыцарского ордена в Ливонии». Королюк, В. Указ. Соч. — С. 44. В июне 1561 года города Северной Эстонии, в том числе Ревель, присягнули шведскому королю Эрику XIV.Ливонское государство прекратило свое существование, передав свои города, замки и земли под совместное правление Литвы и Польши. Мастер Кеттлер стал вассалом польского короля и великого князя литовского Сигизмунда II Августа. В декабре литовские войска были отправлены в Ливонию, заняв более десяти городов. Московской стороне сначала удалось договориться со Шведским королевством (20 августа 1561 г. было заключено перемирие с представителями шведского короля Эрика XIV в Новгороде на 20 лет).

В марте 1562 года, сразу после окончания перемирия с Литвой, московские воеводы разорили окраины литовской Орши, Могилева и Витебска. В Ливонии войска И.Ф. Мстиславский и П. Шуйский был захвачен городами Тарваст (Тавр) и Верпель (Полчев).

Весной 1562 г. литовские войска совершили ответные налеты на Смоленские области и Псковские волости, после чего бои развернулись по всей линии русско-литовской границы.Летом — осенью 1562 г. продолжались атаки литовских войск на приграничные крепости в России (Невель) и на территории Ливонии (Тарваст).

В декабре 1562 г. Иван IV сам отправился в поход на Литву с 80-тысячным войском. Русские полки в январе 1563 г. двинулись к Полоцку, который имел выгодное стратегическое положение на стыке русских, литовских и ливийских границ. Осада Полоцка началась 31 января 1563 года. Благодаря действиям русской артиллерии хорошо укрепленный город был взят 15 февраля.В том же месте. — С. 55. Попытка заключить мир с Литвой (с условием закрепления достигнутых успехов) не удалась.

Вскоре после победы под Полоцком русская армия начала терпеть поражение. Литовцы, встревоженные потерей города, направили к границе Москвы все имеющиеся силы под командованием гетмана Николая Радзивилла.

Битва на р. Олле 26 января 1564 г. обернулось для русской армии тяжелым поражением из-за предательства князя.ЯВЛЯЮСЬ. Курбский, агент литовской разведки, передававший информацию о передвижениях русских полков.

1564 год принесло не только бегство Курбского в Литву, но и еще одно поражение от литовцев — под Оршей. Война затянулась. Осенью 1564 г. правительство Ивана Грозного, не имевшее сил бороться сразу с несколькими государствами, заключило семилетний мир со Швецией ценой признания шведской власти над Ревелем, Перновом (Пярну) и другими городами страны. Северная Эстония.

Осенью 1564 г. литовская армия, в которую входил Курбский, перешла в успешное контрнаступление. По договоренности с Сигизмундом II к Рязани подошел крымский хан Девлет-Гирей, набег которого привел царя в панику.

В 1568 году на шведском престоле восседал враг Ивана IV Юхан III. Кроме того, грубые действия российских дипломатов способствовали дальнейшему ухудшению отношений со Швецией. В 1569 г. Литва и Польша в рамках Люблинской унии объединились в единое государство — Речь Посполитую.Королюк, В. Указ. Соч. — С. 69. В 1570 году русский царь принял мирные условия польского короля, чтобы силой оружия вытеснить шведов с Балтики. На оккупированных Москвой землях Ливонии было создано вассальное королевство, правителем которого стал датский принц Магнус Гольштейнский. Осада русско-ливонскими войсками шведского Ревеля в течение почти 30 недель окончилась полным провалом. Костомаров, Н. Исторические монографии и исследования: в 2-х т. — М., 1989.- С. 87. В 1572 г. в Европе началась борьба за польский престол, опустевший после смерти Сигизмунда. Речь Посполитая оказалась на грани гражданской войны и иностранного вторжения. Россия поспешила переломить ход войны в свою пользу. В 1577 году состоялся победоносный поход русской армии в Прибалтику, в результате которого Россия контролировала все побережье Финского залива, за исключением Риги и Ревеля.

На втором этапе война приобрела затяжной характер.Борьба велась на нескольких фронтах с переменным успехом. Ситуация осложнялась неудачными дипломатическими действиями и бездарностью военного командования. Неудачи во внешней политике привели к резкому изменению внутренней политики. Многолетняя война привела к экономическому кризису. Военные успехи, достигнутые к 1577 году, впоследствии не были закреплены.

2.3 Третий этап войны

Решающий перелом в ходе боевых действий связан с появлением во главе польско-литовского государства опытного военачальника Стефана Батория, кандидатуру которого на польский престол выдвинули и поддержали Турция и Крым.Он сознательно не препятствовал наступлению русских войск, затягивая мирные переговоры с Москвой. Первой его заботой было решение внутренних проблем: подавление мятежной шляхты и восстановление боеспособности армии.

В 1578 г. началось контрнаступление польских и шведских войск. Упорная борьба за замок Верден завершилась 21 октября 1578 г. тяжелым поражением русской пехоты. Россия теряла один город за другим.Герцог Магнус перешел на сторону Батория. Тяжелая обстановка заставила русского царя искать мира с Баторием, чтобы собраться с силами и нанести летом 1579г. Решающий удар по шведам.

Но Баторий не хотел мира на условиях России и готовился к продолжению войны с Россией. В этом его полностью поддержали его союзники: шведский король Йохан III, саксонский курфюрст Август и бранденбургский курфюрст Иоганн Георг. Зимин А.А., Хорошкевич А.Л. Россия во времена Ивана Грозного. — М., 1982. — С. 125.

.

Баторий определил направление главного удара не на опустошенную Ливонию, где еще было много русских войск, а на территорию России в Полоцком районе — ключевом пункте на Двине. В том же месте. — С. 140.

.

Встревоженный вторжением польской армии в Московское государство, Иван Грозный попытался усилить Полоцкий гарнизон и его боевые возможности. Однако эти действия были явно запоздалыми.Осада Полоцка поляками длилась три недели. Защитники города оказали ожесточенное сопротивление, но, понеся огромные потери и потеряв веру в помощь русских войск, 1 сентября сдали Батория.

После взятия Полоцка литовское войско вторглось в Смоленскую и Северскую земли. После этого успеха Баторий вернулся в столицу Литвы — Вильно, откуда он отправил Ивану Грозному послание, в котором извещал его о победах и требовал уступки Ливонии и признания прав Речи Посполитой на Курляндию.

Готовясь к возобновлению боевых действий в следующем году, Стефан Баторий снова намеревался наступать не в Ливонии, а в северо-восточном направлении. На этот раз он собирался овладеть крепостью Великие Луки, прикрывавшей Новгородские земли с юга. И снова планы Батория оказались нерешенными московским командованием. Русские полки раскинулись по всей линии фронта от ливонского города Кокенхаузен до Смоленска. Эта ошибка имела самые негативные последствия.

В конце августа 1580г. Армия польского короля (48-50 тысяч человек, из них 21 тысяча пехотинцев) перешла российскую границу. Королевская армия, отправившаяся в поход, имела первоклассную артиллерию, в том числе 30 осадных орудий.

Осада Великих Лук началась 26 августа 1580 года. Встревоженный успехами врага, Иван Грозный предложил ему мир, согласившись на очень значительные территориальные уступки, в первую очередь на передачу Речи Посполитой 24 городам Ливонии.Царь также выразил готовность отказаться от претензий на Полоцкую и Полоцкую земли. Однако Батори счел предложения Москвы недостаточными, требующими всей Ливонии. Видимо, уже тогда в его окружении составлялись планы завоевания Северской земли, Смоленска, Великого Новгорода и Пскова. Прерванная осада города продолжалась, и 5 сентября защитники полуразрушенной крепости согласились сдаться.

Вскоре после этой победы поляки захватили крепости Нарва (29 сентября), Озерище (12 октября) и Заволочье (23 октября).

В битве при Торопце войско князя потерпело поражение. В.Д. Хилкова, и этим лишили защиты южные рубежи Новгородской земли.

Польско-литовские части продолжали боевые действия в этом районе и зимой. Шведы, с большим трудом взяв крепость Падис, положили конец русскому присутствию в Западной Эстонии.

Главной целью третьего удара Батория был Псков. 20 июня 1581 г. польская армия выступила в поход.На этот раз королю не удалось скрыть свою подготовку и направление главного удара. Русским губернаторам удалось, опередив врага, нанести предупредительный удар в районе Дубровны, Орши, Шклова и Могилева. Эта атака не только замедлила продвижение польской армии, но и ослабила ее силу. Благодаря временной остановке польского наступления русскому командованию удалось перебросить дополнительные воинские контингенты из ливонских замков в Псков и укрепить укрепления.Польско-литовские войска осенью и зимой 1581г. Штурмовали город 31 раз. Все атаки были отбиты. Баторий отказался от зимней осады и 1 декабря 1581 г. покинул лагерь. Настал момент для переговоров. Русский царь понимал, что война проиграна, но для поляков дальнейшее пребывание на территории России было чревато большими потерями.

Третий этап — это преимущественно оборонительные действия России. В этом сыграло роль множество факторов: военный талант Стефана Батория, неумелые действия российских дипломатов и командиров, значительное падение военного потенциала России.В течение 5 лет Иван Грозный неоднократно предлагал своим оппонентам мир на невыгодных для России условиях.

2.4 Резюме

России нужен мир. В Прибалтике шведы перешли в наступление, крымчане возобновили набеги на южные границы. Папа Григорий XIII, мечтавший расширить влияние папской курии в Восточной Европе, выступил посредником в мирных переговорах. Зимин А.А., Хорошкевич А.Л. Россия во времена Ивана Грозного.- М., 1982. — С. 143. Переговоры начались в середине декабря 1581 года в небольшом поселке Яма Запольский. Съезды послов завершились 5 января 1582 года заключением десятилетнего перемирия. Польские комиссары согласились уступить Московскому государству Великие Луки, Заволочье, Невель, Холм, Пустую Ржев и псковские пригороды Остров, Красный, Воронеч, Велу, ранее захваченные их войсками. Особо оговаривалось, что русские крепости, осажденные в то время войсками польского короля, подлежали возвращению в случае их захвата противником: Врев, Владимирец, Дубков, Вышгород, Выборец, Изборск, Опочка, Гдов, поселок Кобылье и Себеж.Предвидение русских послов оказалось полезным: по этому пункту поляки вернули захваченный город Себеж. Со своей стороны Московское государство согласилось передать Речи Посполитой все города и замки Ливонии, оккупированные русскими войсками, которых было 41. Ямско-Запольское перемирие не распространялось на Швецию. Королюк В.Д. Указ. Соч. — С. 106.

.

Таким образом, Стефан Баторий закрепил за своим королевством большую часть Прибалтики. Также ему удалось добиться признания своих прав на Полоцкую землю, на города Велиж, Усвят, Озерище, Сокол.В июне 1582 г. условия Ям-Запольского перемирия были подтверждены на переговорах в Москве, которые вели польские послы Януш Збаражский, Николай Тавлос и писарь Михаил Гарабурда. Стороны договорились считать днем ​​святых Петра и Павла (29 июня) 1592 г.

г.

4 февраля 1582 г., через месяц после заключения Ям-Запольского перемирия, последние польские войска покинули Псков.

Однако Ям-Запольский и «Петропавловский» мирные договоры 1582 г. не положили конец Ливонской войне.Окончательный удар по планам русских сохранить часть завоеванных городов в Прибалтике нанесла шведская армия под командованием фельдмаршала П. Де ла Гарди. В сентябре 1581 г. его войска захватили Нарву и Ивангород, оборону которых возглавил воевода А. Бельский, сдавший крепость врагу.

Укрепившись в Ивангороде, шведы вскоре снова перешли в наступление и вскоре заняли приграничные Ям (28 сентября 1581 г.) и Копорье (14 октября) со своими районами.Россия 10 августа 1583 года заключила перемирие со Швецией в Плюс, по которому шведы остались с оккупированными ими русскими городами и Северной Эстонией. Зимин А.А., Хорошкевич А.Л. Россия во времена Ивана Грозного. — М., 1982. — С. 144.

.

Ливонская война, длившаяся почти 25 лет, окончена. Россия потерпела тяжелое поражение, потеряв не только все свои завоевания в Прибалтике, но и часть собственных территорий с тремя важными приграничными городами-крепостями.На берегу Финского залива за Московским государством на реке осталась лишь небольшая крепость Орешек. Река Нева и узкий коридор по этому водному пути от реки. Стрелки к реке. Сестры, общей протяженностью 31,5 км.

Три этапа в ходе боевых действий имеют разную природу: первый — это локальная война с явным преимуществом для русских; на втором этапе война приняла затяжной характер, сформировалась антироссийская коалиция, бои шли на границе государства Российского; Третий этап характеризуется в основном оборонительными действиями России на своей территории, российские солдаты демонстрируют беспрецедентный героизм при обороне городов.Главная цель войны — решение балтийского вопроса — не была достигнута.


Ливонская война

Борьба России, Швеции, Польши и Великого княжества Литовского за «ливонское наследство»

Победа Содружества и Швеции

Территориальные изменения:

Присоединение Велижа и Ливонии к Речи Посполитой; аннексия Ингрии и Карелии Швецией

Оппоненты

Ливонская конфедерация (1558-1561)

Войско Донское (1570-1583)

Королевство Польское (1563-1569)

Ливонское королевство (1570-1577)

Великое княжество Литовское (1563-1569)

Швеция (1563-1583)

Армия Запорожская (1568-1582)

Содружество (1569-1582)

Командиры

Иван IV Грозный Хан Шах-Али Король Ливонии Магнус в 1570-1577 годах

Бывший король Магнус после 1577 года Стивен Батори

Фредерик II

Ливонская война (1558-1583) под руководством Русского Королевства за территории на Балтике и выход к Балтийскому морю, чтобы прорвать блокаду Ливонской конфедерации, Великого княжества Литовского и Швеции и установить прямые связь со странами Европы.

Фон

Ливонская конфедерация была заинтересована в контроле над транзитом русской торговли и значительно ограничила возможности русских купцов. В частности, весь торговый обмен с Европой мог осуществляться только через ливонские порты Рига, Линданисе (Ревель), Нарва, а товары могли перевозиться только на кораблях Ганзейского союза. В то же время, опасаясь военного и экономического усиления России, Ливонская конфедерация препятствовала транспортировке стратегического сырья и специалистов в Россию (см. Дело Шлитте), получая помощь Ганзы, Польши, Швеции и германских имперских властей. в этом.

В 1503 году Иван III заключил перемирие с Ливонской конфедерацией на 50 лет, по условиям которого предполагалось ежегодно платить дань (так называемая «Юрьевская дань») за город Юрьев (Дерпт), который ранее принадлежал Новгороду. В договорах Москвы с Дерптом XVI века традиционно упоминалась «Юрьевская дань», но на самом деле она была давно забыта. Когда перемирие истекло, во время переговоров в 1554 году Иван IV потребовал возврата недоимки, отказа Ливонской конфедерации от военных союзов с Великим княжеством Литовским и Швецией и продолжения перемирия.

Первая выплата долга за Дерпт должна была произойти в 1557 году, но Ливонская конфедерация не выполнила свои обязательства.

В 1557 году в городе Посвол был заключен договор между Ливонской конфедерацией и Королевством Польским, устанавливающий вассальную зависимость ордена от Польши.

Весной 1557 г. на берегу Нарвы царь Иван IV построил порт ( «В том же году, в июле, на берегу моря у реки Немец Усть-Нарова-реки Россене был основан город для убежища для морской корабль ««).Однако Ливония и Ганзейский союз не разрешают европейским купцам заходить в новый русский порт, и они, как и прежде, вынуждены идти в ливонские порты.

Ход войны

К началу войны Ливонская конфедерация была ослаблена поражением в конфликте с архиепископом Рижским и Сигизмундом II Августом. Кроме того, в результате реформации и без того неоднородное ливонское общество раскололось еще больше. С другой стороны, Россия набирала силу после побед над Казанским и Астраханским ханствами и присоединения Кабарды.

Война с Ливонской конфедерацией

Россия начала войну 17 января 1558 года. Вторжение русских войск в январе-феврале 1558 года на ливонские земли было разведывательным рейдом. В нем приняли участие 40 тысяч человек под командованием хана Шиг-Алея (Шах-Али), губернатора Глинского и Захарьина-Юрьева. Они прошли через восточную часть Эстонии и вернулись обратно к началу марта. Российская сторона мотивировала эту кампанию исключительно желанием получить должную дань от Ливонии.Ливонский ландтаг решил собрать 60 тысяч талеров для урегулирования с Москвой, чтобы положить конец разразившейся войне. Однако к маю была взыскана только половина заявленной суммы. Кроме того, нарвский гарнизон обстрелял Ивангородскую крепость, нарушив тем самым договор о перемирии.

На этот раз более сильная армия двинулась к Ливонии. Ливонская конфедерация в то время могла выставить в полевых условиях, не считая крепостных гарнизонов, не более 10 тысяч. Таким образом, его главным военным достоянием были мощные каменные стены крепостей, которые к этому времени уже не могли эффективно противостоять мощи тяжелых осадных орудий.

Воеводы Алексей Басманов и Данила Адашев прибыли в Ивангород. В апреле 1558 года русские войска осадили Нарву. Крепость защищал гарнизон под командованием рыцаря Фохта Шнелленберга. 11 мая в городе вспыхнул пожар, сопровождавшийся штормом (согласно Никоновской летописи, пожар произошел из-за того, что пьяные ливонцы бросили в огонь православную икону Богородицы). Воспользовавшись тем, что стража покинула городские стены, русские бросились штурмовать.Они прорвались через ворота и овладели нижним городом. Захватив находившиеся там пушки, воины развернули их и открыли огонь по верхнему замку, готовя лестницу для атаки. Однако защитники замка вечером сами сдались на условиях свободного выезда из города.

Особой стойкостью отличилась оборона крепости Нойхаузен. Его защищали несколько сотен воинов во главе с рыцарем фон Паденормом, который почти месяц отражал натиск воеводы Петра Шуйского.30 июня 1558 года, после разрушения крепостных стен и башен русской артиллерией, немцы отошли к верхнему замку. Фон Паденорм выразил желание сохранить здесь оборону, но уцелевшие защитники крепости отказались продолжать бессмысленное сопротивление. В знак уважения к их мужеству Петр Шуйский разрешил им с честью покинуть крепость.

В июле П. Шуйский осадил Дерпт. Город защищал гарнизон из 2000 человек под командованием епископа Германа Вейланда.Построив вал на уровне крепостных стен и установив на нем орудия, 11 июля русская артиллерия начала обстрел города. Пушечные ядра пробили черепицу домов, подавив жителей, которые там прятались. 15 июля П. Шуйский предложил Вейланду сдаться. Пока он думал, обстрел продолжался. Было разрушено несколько башен и бойниц. Потеряв надежду на помощь извне, осажденные решили вступить в переговоры с русскими. П.Шуйский пообещал не разрушать город до основания и сохранить в нем прежнюю администрацию. 18 июля 1558 года Дерпт сдался. Войска обосновались в брошенных жителями домах. В одном из них воины нашли в тайнике 80 тысяч талеров. Ливонский историк с горечью повествует, что жители Дорпата из-за своей жадности потеряли больше, чем требовал от них русский царь. Найденных средств хватило бы не только на Юрьевскую дань, но и на набор войск для защиты Ливонской конфедерации.

В мае-октябре 1558 г. русские войска взяли 20 городов-крепостей, в том числе добровольно сдавшиеся и ставшие подданными русского царя, после чего ушли на зимовку в пределах своих границ, оставив небольшие гарнизоны в городах. Этим воспользовался новый энергичный мастер Готтхард Кеттлер. Собрав 10 тыс. армию он решил вернуть потерянное. В конце 1558 года Кеттлер подошел к крепости Ринген, которую защищал гарнизон из нескольких сотен лучников под командованием наместника Русина-Игнатьева.Отряд воеводы Репнина (2 тыс. Человек) пошел на помощь осажденным, но потерпел поражение от Кеттлера. Однако русский гарнизон продолжал оборонять крепость пять недель, и только когда у защитников закончился порох, немцам удалось взять крепость штурмом. Был убит весь гарнизон. Потеряв пятую часть своей армии (2 тысячи человек) при Рингене и потратив более месяца на осаду одной крепости, Кеттлер не смог развить свой успех.В конце октября 1558 г. его армия отошла к Риге. Эта маленькая победа обернулась для ливов большим бедствием.

В ответ на действия Ливонской конфедерации, через два месяца после падения крепости Ринген, русские войска совершили зимний рейд, который был карательной операцией. В январе 1559 г. князь-воевода Сильвер во главе армии вошел в Ливонию. Ему навстречу вышло ливонское войско под командованием рыцаря Фелькензама. 17 января в битве при Терзене немцы потерпели полное поражение.Фелькензам и 400 рыцарей (не считая обычных солдат) погибли в этой битве, остальные были взяты в плен или бежали. Эта победа распахнула русским ворота в Ливонию. Они беспрепятственно прошли через земли Ливонской конфедерации, захватили 11 городов и достигли Риги, где сожгли рижский флот на рейде Дунамун. Затем Курляндия встала на пути русской армии и, пройдя ее, достигла прусской границы. В феврале армия вернулась домой с огромной добычей и большим количеством пленных.

После зимнего набега 1559 года Иван IV предоставил Ливонской конфедерации перемирие (третье по счету) с марта по ноябрь, не закрепив свой успех. Этот просчет произошел по ряду причин. Серьезное давление на Москву оказывали Литва, Польша, Швеция и Дания, имевшие свои взгляды на ливонские земли. С марта 1559 г. литовские послы настойчиво требовали от Ивана IV прекращения боевых действий в Ливонии, угрожая в противном случае перейти на сторону Ливонской конфедерации.Вскоре послы Швеции и Дании обратились с просьбой о прекращении войны.

Своим вторжением в Ливонию Россия затронула также торговые интересы ряда европейских государств. Тогда торговля в Балтийском море росла из года в год, и вопрос о том, кто будет ее контролировать, был актуален. Ревельские купцы, лишенные самой важной статьи своей прибыли — доходов от российского транзита, жаловались шведскому королю: « Мы стоим на стенах и со слезами на глазах наблюдаем, как торговые корабли переходят наш город к русским в Нарве ».

Кроме того, присутствие русских в Ливонии нанесло ущерб сложной и запутанной общей европейской политике, нарушив баланс сил на континенте. Так, например, польский король Сигизмунд II Август писал английской королеве Елизавете I о важности русских в Ливонии: « Московский государь ежедневно увеличивает свою власть, приобретая товары, которые привозят в Нарву, потому что здесь, среди прочего, , сюда привозят неизвестное ему оружие… приходят военные специалисты, благодаря которым он получает средства победить всех … ».

Перемирие было также вызвано разногласиями по внешней стратегии внутри самого российского руководства. Там, помимо сторонников выхода к Балтийскому морю, были и сторонники продолжения борьбы на юге, против Крымского ханства. Фактически главным инициатором перемирия 1559 г. был окольничей Алексей Адашев. Эта группировка отражала настроения тех кругов знати, которые, помимо устранения угрозы со стороны степей, хотели получить большой дополнительный земельный фонд в степной зоне.Во время этого перемирия русские нанесли Крымскому ханству удар, который, однако, не имел серьезных последствий. Перемирие с Ливонией имело более глобальные последствия.

Перемирие 1559 г.

Уже в первый год войны помимо Нарвы были заняты Юрьев (18 июля), Нейшлосс, Нейгауз, войска Ливонской конфедерации потерпели поражение у Тирзена под Ригой, русские войска вышли на Колывань. Набеги крымскотатарских орд на южные рубежи России, произошедшие уже в январе 1558 года, не смогли сковывать инициативу русских войск на Балтике.

Однако в марте 1559 г. под влиянием Дании и представителей крупных бояр, препятствовавших расширению масштабов военного конфликта, было заключено перемирие с Ливонской конфедерацией, которое продлилось до ноября. Историк Р.Г. Скрынников подчеркивает, что российскому правительству в лице Адашева и Висковатого «пришлось заключить перемирие на западных границах», поскольку оно готовилось к «решающему столкновению на южной границе».

Во время перемирия (31 августа) Ливонский земельный магистр Тевтонского ордена Готтард Кеттлер заключил в Вильно договор с Великим князем Литовским Сигизмундом II, согласно которому земли ордена и владения рижского архиепископа были переданы под «клиентелу и патронаж», то есть под протекторат Великого княжества Литовского.В том же 1559 году Ревель уступил Швеции, а епископ Эзель уступил остров Эзель (Сааремаа) герцогу Магнусу, брату датского короля, за 30 тысяч талеров.

Воспользовавшись задержкой, Ливонская конфедерация собрала подкрепление и за месяц до окончания перемирия в районе Юрьева ее войска атаковали русские войска. Русские командиры потеряли убитыми более 1000 человек.

В 1560 году русские возобновили военные действия и одержали ряд побед: был взят Мариенбург (ныне Алуксне в Латвии); Немецкие войска потерпели поражение у Эрмеса, после чего был взят Феллин (ныне Вильянди в Эстонии).Распалась Ливонская конфедерация.

Во время взятия Феллина был взят в плен бывший ливонский ландмастер Тевтонского ордена Вильгельм фон Фюрстенберг. В 1575 году он отправил брату письмо из Ярославля, где бывшему лендмейстеру была предоставлена ​​земля. Он сказал родственнику, что «у него нет причин жаловаться на свою судьбу».

Приобретя ливонские земли, Швеция и Литва потребовали от Москвы вывести войска с их территории. Иван Грозный отказался, и Россия оказалась в конфликте с коалицией Литвы и Швеции.

Война с Великим княжеством Литовским

26 ноября 1561 года немецкий император Фердинанд I запретил подвоз русских через Нарвский порт. Эрик XIV, король Швеции, заблокировал Нарвский порт и послал шведских каперов перехватить торговые суда, идущие в Нарву.

В 1562 году литовские войска совершили набег на Смоленскую область и Велиж. Летом того же года ситуация на южных границах Московского государства ухудшилась, что перенесло наступление русских в Ливонию на осень.

Путь в литовскую столицу Вильну перекрыл Полоцк. В январе 1563 г. русская армия, в которую входили «почти все вооруженные силы страны», вышла на захват этой приграничной крепости из Великих Луков. В начале февраля русская армия начала осаду Полоцка, и 15 февраля город сдался.

Согласно Псковской летописи, при взятии Полоцка Иван Грозный приказал немедленно крестить всех евреев, а отказавшихся (300 человек) — утопить в Двине.Карамзин упоминает, что после взятия Полоцка Иоанн приказал «всех евреев крестить, а непокорных утопить в Двине».

После взятия Полоцка успехи России в Ливонской войне пошли на убыль. Уже в 1564 году русские потерпели ряд поражений (Чашники). Боярин и крупный полководец, фактически командовавший русскими войсками на Западе, князь А. Курбский, перешедший на сторону Литвы, выдал королю королевских агентов в Прибалтике и участвовал в набеге литовцев на Великие Луки.

Царь Иван Грозный ответил на военные неудачи и нежелание именитых бояр воевать против Литвы репрессиями против бояр. В 1565 году была введена опричнина. В 1566 году в Москву прибыло литовское посольство с предложением о разделе Ливонии исходя из ситуации, существовавшей в то время. Созванный тогда Земский собор поддержал намерение правительства Ивана Грозного воевать в Прибалтике до взятия Риги.

Третий период войны

Люблинская уния имела серьезные последствия, которые в 1569 году объединили Королевство Польское и Великое княжество Литовское в одно государство — Республику обоих народов. Сложная ситуация сложилась на севере России, где отношения со Швецией вновь обострились, и на юге (поход турецкой армии под Астрахань в 1569 г. и война с Крымом, во время которой армия Девлета I Гирея сожгла Москву). в 1571 г. и разорил южнорусские земли).Однако наступление в Республике обоих народов длительной «безродности», создание в Ливонии вассального «королевства» Магнуса, которое поначалу имело притягательную силу в глазах населения Ливонии, снова позволило опрокинуться. весы в пользу России. В 1572 году армия Девлет-Гирея была разгромлена, и угроза крупных набегов крымских татар была устранена (Молодежная битва). В 1573 году русские штурмом взяли крепость Вайссенштайн (Пайде). Весной московские войска под командованием князя Мстиславского (16000 человек) встретились у замка Лоде в Западной Эстонии с двухтысячным шведским войском.Несмотря на подавляющее численное превосходство, русские войска потерпели сокрушительное поражение. Им пришлось бросить все свои пушки, знамена и поезд.

В 1575 году крепость мудрецов сдалась войскам Магнуса, а Пернов (ныне Пярну в Эстонии) — русским. После кампании 1576 г. Россия захватила все побережье, кроме Риги и Колывани.

Однако неблагоприятная международная обстановка, раздача земель в Прибалтике русским дворянам, оттолкнувшая местное крестьянское население от России, и серьезные внутренние трудности (надвигавшаяся на страну экономическая разруха) отрицательно повлияли на дальнейший ход ее развития. война за россию.

Четвертый период войны

Стефан Баторий, вступивший на престол Республики Короны Польши и Великого княжества Литовского при активной поддержке турок (1576 г.), перешел в наступление, занял Венден (1578 г.), Полоцк (1579 г.), Сокол, Велиж, Усвят, Великие Луки. В захваченных крепостях поляки и литовцы полностью уничтожили русские гарнизоны. В Великих Луках поляки истребили все население, около 7 тысяч человек.Польские и литовские войска разорили Смоленскую область, Северскую землю, Рязанскую область, юго-запад Новгородской области, разграбили русские земли до верховьев Волги. Произведенные ими разрушения напоминали худшие набеги татар. Литовский воевода Филон Кмита из Орши сжег 2000 деревень на западных русских землях и захватил огромное количество. Литовские магнаты Острог и Вишневец с помощью отрядов легкой кавалерии разграбили Черниговщину. Конница шляхтича Яна Соломерецкого разорила окраины Ярославля.В феврале 1581 года литовцы сожгли Старую Руссу.

В 1581 году польско-литовская армия, в которую входили наемники почти со всей Европы, осадила Псков, намереваясь в случае успеха выступить на Великий Новгород и Москву. В ноябре 1580 г. шведы взяли Корелу, где было истреблено 2 тыс. Русских, а в 1581 г. заняли Ругодив (Нарву), что также сопровождалось резней — было убито 7 тыс. Русских; победители не брали пленных и не щадили мирное население.Героическая оборона Пскова в 1581-1582 годах гарнизоном и населением города предопределила более благоприятный исход войны для России: неудача под Псковом вынудила Стефана Батория пойти на мирные переговоры.

Исходы и последствия

В январе 1582 г. в Яме-Запольном (близ Пскова) было заключено 10-летнее перемирие с Республикой Обеих Наций (Речь Посполитая) (так называемый Ям-Запольский мир). Россия оставила Ливонию и белорусские земли, но ей вернули некоторые приграничные земли.

В мае 1583 года в Плюсе было заключено трехлетнее перемирие со Швецией, по которому были уступлены Копорье, Ям, Ивангород и прилегающая территория южного побережья Финского залива. Российское государство снова было отрезано от моря. Страна была опустошена, а северо-западные районы обезлюдели.

Следует также отметить, что на ход войны и ее результаты повлияли рейды Крыма: только за 3 года из 25 лет войны не было значительных набегов.

1) 1558-1561 гг. — русские войска завершили разгром Ливонского ордена, взяли Нарву, Тарту (Дерпт), подошли к Таллинну (Ревелю) и Риге;

2) 1561-1578 гг. — война с Ливонией превратилась для России в войну против Польши, Литвы, Швеции, Дании. Военные действия приобрели затяжной характер. Русские войска с переменным успехом сражались, летом 1577 года заняв ряд балтийских крепостей. Однако ситуация была сложной:

Ослабление экономики страны в результате разорения гвардейцев;

Изменение отношения местного населения к российским войскам в результате военных рейдов;

Переход на сторону врага князя Курбского, одного из виднейших русских военачальников, знавшего также военные планы Ивана Грозного;

Разрушительные набеги на русские земли крымских татар;

3) 1578-1583 — оборонительные действия России.В 1569 году Польша и Литва были объединены в одно государство — Речь Посполитую. Стефан Баторий, избранный на престол, перешел в наступление; с 1579 г. русские войска вели оборонительные бои. В 1579 г. был взят Полоцк, в 1581 г. — Великие Луки, поляки осадили Псков. Началась героическая оборона Пскова (во главе с его воеводой И.П. Шуйским), продолжавшаяся пять месяцев. Мужество защитников города побудило Стефана Батория отказаться от дальнейшей осады.

Ливонская война закончилась заключением неблагоприятных для России перемирия Ям-Запольский (с Польшей) и Плюсский (со Швецией).Русским пришлось оставить завоеванные земли и города. Прибалтийские земли были захвачены Польшей и Швецией. Война истощила силы России. Основная задача — покорение выхода к Балтийскому морю — не была решена.

Оценка внешней политики России в XVI веке. — покорение Казанского (1552 г.) и Астраханского (1556 г.) ханств, Ливонская война (1558-1583 гг.), начало колонизации Сибири, создание оборонительного рубежа Московского государства, защищавшего от опустошительных набегов, в основном из Крымского ханства, важно иметь в виду, что крупнейшая страна добилась внешнеполитических успехов в первый период правления Ивана Грозного (50-60-е годы).

Кроме того, необходимо подчеркнуть, что военная политика России была обусловлена ​​не только ее естественными стремлениями защитить молодую государственность, обезопасить границы, преодолеть синдром более чем двухсотлетнего ига, окончательно достигают Балтийского моря, но также из-за экспансионистских и завоевательных стремлений. порождены самой логикой формирования централизованного государства и интересами военного сословия.

Особенности политического развития Московского государства в 16 веке.

В отличие от Европы, где образовались национальные централизованные государства, объединение русских земель в Московское государство еще не означало их слияния в единое политическое и экономическое целое.

На протяжении XVI века. шел сложный и противоречивый процесс централизации, ликвидации конкретной системы.

При изучении особенностей политического развития Российского государства в XVI веке. Можно выделить несколько наиболее спорных вопросов.

В отечественной и зарубежной литературе нет единого мнения по поводу определения государственной формы, установленного в России. Одни авторы характеризуют эту форму как сословно-представительную монархию, другие — как сословную.

Некоторые определяют политический строй России в 16 веке. как самодержавие, понимая под ним деспотическую форму абсолютизма и даже восточного деспотизма.

На дискуссию влияют следующие обстоятельства:

Во-первых, демонизация в оценке личности и политики Ивана Грозного, инициированная Н.М. Карамзин;

Во-вторых, расплывчатость понятий «самодержавие», «абсолютизм», «восточный деспотизм», их взаимосвязь.

Формально-правовое или чисто рациональное определение этих понятий не учитывает характерную для средневекового мировоззрения традиционную природу власти, оказавшую влияние на сущность и форму государственности. Самодержавие XVI века. — Это русская национальная форма православной сословной государственности, церковное государство, которое нельзя отождествлять ни с разновидностями восточного деспотизма, ни с европейским абсолютизмом, по крайней мере, до реформ Петра I (В.Ф. Патраков).

М.М. Шумилов обратил внимание на то, что мнения авторов расходятся в характеристике русского самодержавия. Таким образом, по мнению Р. Пайпса, самодержавный строй на Руси сформировался под влиянием Золотой Орды. Американский историк считает, что, поскольку на протяжении веков хан был абсолютным хозяином русских князей, то «его сила и величие практически полностью стерли из памяти образ византийского василевса». Последнее было чем-то очень далеким, легендой; ни один из удельных князей никогда не был в Константинополе, но многие из них очень хорошо знали дорогу к Саре.

Именно в Сарае князья имели возможность внимательно созерцать силу, «с которой невозможно заключить договор, которому необходимо безоговорочно подчиняться». Здесь они узнали, как облагать налогом внутренние дворы и торговые сделки, поддерживать дипломатические отношения, управлять курьерской службой и иметь дело с непокорными предметами.

С.Г. Пушкарев считал, что политическая система Российского государства сформировалась под влиянием византийской церковно-политической культуры, власти московских великих князей (Иван III, Василий III) и царей (за исключением Ивана III). IV) был неограничен только формально.«В целом московский государь был — не формально, а морально — ограничен старыми обычаями и традициями, особенно церковными. Московский государь не мог и не хотел того, что «не произошло».

В зависимости от ответа на вопрос о сущности монархической власти в России историки по-разному говорят и о политической роли Боярской Думы. Таким образом, по мнению Р. Пайпса, Дума, не обладая ни законодательной, ни исполнительной властью, выполняла только функции регистрирующего учреждения, утверждающего постановления царя.«Дума, — сказал он, — не имела ряда важных особенностей, которые отличали бы институты с реальной политической властью. Состав его был крайне разнообразен … Регулярного графика встреч не было. Протоколов дискуссий не было, и единственное свидетельство участия Думы в принятии решений — формула, записанная в тексте многих указов: «Царь указал, а бояре приговорили». У Думы не было четко определенной сферы деятельности. «

В XVI в.Дума превратилась в постоянно действующее государственное учреждение, где думцы выступали не только как советники царя по вопросам законодательства и управления, не только участвовали в выработке решений, часто обсуждая царя, а иногда и выступая против него, но и руководили центральными распоряжениями. , выполнял особые поручения по центральным и местным делам. администрации (В.О. Ключевский).

Еще одна грань вопроса о сущности русской государственности XVI века.- деятельность Земских соборов 1549-1550, 1566 и 1598 годов, изучение их формирования, функций и взаимоотношений с царем.

Попытки решить эту проблему в духе преобладающих в историографии евроцентрических концепций дают полярные, иногда взаимоисключающие точки зрения исследователей. Земские соборы в России не имели постоянного состава, четко определенных функций, в отличие от сословно-представительных властей европейских стран. Если парламент в Англии, генеральные штаты во Франции и другие сословно-представительные органы возникали как противовес королевской власти и, как правило, противостояли ей, то земские соборы никогда не вступали в конфликт с царем.

В исторических исследованиях часто высказывается мнение о сословно-представительном характере Земского собора (С.Г. Горяинов, И.А. Исаев и др.). Однако М. Шумилов считает, что, скорее всего, это земские соборы 16 века. не были ни народными, ни представительными учреждениями, ни совещательными органами при царе. В отличие от соответствующих институтов Западной Европы, они не вмешивались в государственное управление, не требовали для себя каких-либо политических прав и даже не выполняли консультативных функций.Участники первых Земских Соборов не были избранными представителями. В них преобладали представители столичной знати и купцы, назначенные или призванные самим правительством. Хотя в работе Земского Собора 1598 года, в отличие от предыдущих, принимали участие и выборные представители, ручающиеся за свои миры, победили не они, а представители самой власти: многоуровневые носители власти, чиновники. , менеджеры, «агенты военных и финансовых институтов» (В.О. Ключевский).Все они созывались в советы не для того, чтобы заявить правительству о нуждах и желаниях своих избирателей, и не для обсуждения общественно значимых вопросов, и не для того, чтобы наделить власть какими-либо полномочиями. В их компетенции было отвечать на вопросы, и они сами должны были вернуться домой в качестве ответственных исполнителей соборных обязательств (по сути, постановлений правительства).

Тем не менее, трудно согласиться с мнением некоторых зарубежных и отечественных историков о неразвитости Земских соборов.По мнению В.Ф. Патракова, если на Западе формируется идея разделения властей, то в России идея соборности власти развивается на основе ее духовной, православной общности. В идеале Соборы достигли духовного и мистического единства царей и народа (в том числе через взаимное покаяние), что соответствовало православным представлениям о власти.

Таким образом, в XVI в. Россия превратилась в государство с автократическим политическим устройством.Единственным носителем государственной власти, ее главой был великий московский князь (царь). В его руках была сосредоточена вся власть законодательная, исполнительная и судебная. Все действия правительства осуществлялись от его имени и по его личному распоряжению.

В XVI в. в России происходит зарождение империи и имперской политики (Р.Г. Скрынников). Практически все историки видят в опричнине один из факторов, подготовивших Смуту начала XVII века.

Крупнейшая из войн русских в XVI веке, но в то же время она стала важным политическим событием для ряда европейских государств и для европейской истории в целом. С 13 века Ливония как конфедерация входила в состав Германской империи. К началу 16 века это огромное средневековое государство приходило в упадок. Он представлял собой устаревший, плохо сплоченный политический орган, основанный на остатках межплеменных союзов и все еще находящийся под контролем.

Германия не имела собственной национальной идентичности во время развития денежной экономики. Некогда могущественный и кровожадный Ливонский орден полностью утратил свою воинственность и не смог противостоять новому молодому государству, которое считало единство нации приоритетом своей политики и энергично, независимо от средств, проводило национальную политику.

Геополитика государств Северной Европы в XVI веке

Все без исключения державы, окружающие Ливонию, не отказались бы аннексировать юго-восточное побережье Балтийского моря при благоприятных обстоятельствах.Княжество Литовское и Королевство Польское были заинтересованы в том, чтобы иметь выход к морю, чтобы вести прямые торговые отношения с западными странами, а не платить огромную пошлину за использование чужих морских территорий. Швеции и Дании не было нужды обзаводиться морскими торговыми путями в Балтийском море, их вполне устраивала транзитная пошлина с купцов, которая была очень значительной.

Торговые пути проходили не только по морю, но и по суше. Оба государства играли роль привратников, и в этом отношении между ними шла ожесточенная конкуренция.Понятно, что дальнейшая судьба Ливонии была не безразлична дряхлой, распавшейся на мелкие княжества Германии. И отношение к претензиям молодого московского царя было далеко не однозначным. Дальновидные политические деятели свергнутого Ганзейского союза мечтали использовать растущую мощь Москвы, чтобы вернуться к своей прежней торговой мощи на востоке.

Ливония стала полем конфликта для государств, расположенных очень далеко от побережья Балтийского моря. Англия и Испания продолжали спор в западных водах.

Итоги Ливонской войны

Таким образом, после того, как русские войска разбили ливов и дипломатические переговоры северных государств не привели к желаемым результатам, все они сплотились единым фронтом против войск. Война длилась почти 30 лет, и ее результаты для Московского государства были отнюдь не утешительными. Основная задача выхода к Балтийскому морю не была решена. Вместо двух вечно враждебных России соседей — княжества Литовского и Польши образовалось новое сильное государство Речь Посполитая.

В результате десятилетнего перемирия, которое было заключено 5 января 1582 года в деревне Яма Запольский, это новое государство закрепило за собой большую часть стран Балтии. В число военных трофеев входил 41 город и крепость, занятые русскими войсками. Экономика Российского государства была обескровлена, а его политический престиж подорван.

Интересные факты об итогах Ливонской войны

  • Ливонцы были поражены щедростью русских войск, которые вывезли церковное имущество из православных церквей, но оставили в крепостях оружие — пушки, большое количество пороха и ядра.
  • В результате поражения русские, веками жившие в Ливонии, были вынуждены покинуть Прибалтику и вернуться в Новгород, Псков и другие города, хотя большинство покидаемых ими городов носили русские имена.

Основные направления внешней политики Русского централизованного государства были выявлены во второй половине XV века, в период правления великого князя Ивана III. Они сводились, во-первых, к борьбе на восточных и южных границах с татарскими ханствами, возникшими на развалинах Золотой Орды; во-вторых, к борьбе с Великим княжеством Литовским и узами союза с ним Польши за русские, украинские и белорусские земли, захваченные литовскими и отчасти польскими феодалами; в-третьих, борьбе на северо-западных границах против агрессии шведских феодалов и Ливонского ордена, стремившихся изолировать Российское государство от естественного и удобного выхода к Балтийскому морю, в котором оно нуждается.

На протяжении веков борьба на южных и восточных окраинах была привычным и постоянным явлением. После распада Золотой Орды татарские ханы продолжили набеги на южные рубежи Руси. И только в первой половине 16 века длительная война между Великой Ордой и Крымом поглотила силы татарского мира. Ставленник Москвы был учрежден в Казани. Союз России и Крыма продлился несколько десятилетий, пока крымчане не уничтожили остатки Великой Орды.Османские турки, покорив Крымское ханство, стали новой военной силой, с которой столкнулось российское государство в этом регионе. После нападения крымского хана на Москву в 1521 году казанцы разорвали вассальные отношения с Россией. Началась борьба за Казань. Лишь третий поход Ивана IV увенчался успехом: были взяты Казань и Астрахань. Таким образом, к середине 50-х годов XVI века на восток и юг от Русского государства сложилась зона его политического влияния.В ее лице росла сила, способная противостоять Крыму и османскому султану. Фактически Ногайская Орда подчинилась Москве, и ее влияние на Северном Кавказе также увеличилось. Вслед за ногайскими мурзами царскую власть признал сибирский хан Едигер. Крымский хан был самой активной силой, сдерживавшей продвижение России на юг и восток.

Возникший внешнеполитический вопрос кажется естественным: продолжать наступление на татарский мир, прекратить борьбу, корни которой уходят в далекое прошлое? Своевременна ли попытка покорить Крым? Во внешней политике России столкнулись две разные программы.Формирование этих конкретных программ было определено

международной обстановкой и соотношением политических сил внутри страны. Избранная Рада посчитала решительную борьбу против Крыма своевременной и необходимой. Но она не учла сложности реализации этого плана. Обширные просторы «дикого поля» отделяли тогдашнюю Россию от Крыма. У Москвы на этом пути еще не было сильных сторон. Ситуация больше говорила в пользу защиты, чем наступления.Помимо военных трудностей, были еще большие политические трудности. Вступая в конфликт с Крымом и Турцией, Россия могла рассчитывать на союз с Персией и Германской империей. Последний находился под постоянной угрозой турецкого вторжения и потерял значительную часть Венгрии. Но в тот момент гораздо большее значение имела позиция Польши и Литвы, которые рассматривали Османскую империю как серьезный противовес России. Совместная борьба России, Польши и Литвы против турецкой агрессии была связана с серьезными территориальными уступками в пользу последней.Россия не могла отказаться от одного из главных направлений внешней политики: воссоединения с украинскими и белорусскими землями. Программа борьбы за Прибалтику казалась более реальной. Иван Грозный не согласился с его радостью, решив пойти войной на Ливонский орден, чтобы попытаться продвинуться к Балтийскому морю. В принципе, обе программы страдали одним и тем же недостатком — невыполнимостью на данный момент, но в то же время обе были одинаково срочными и своевременными. Тем не менее, до начала боевых действий на западном направлении Иван IV стабилизировал положение на землях Казанского и Астраханского ханств, подавив мятеж казанских мурз в 1558 году и заставив астраханцев подчиниться.

Еще во время существования Новгородской республики Швеция начала проникать в регион с запада. Первая серьезная стычка датируется 12 веком. В то же время немецкие рыцари начали претворять в жизнь свою политическую доктрину — «Марш на Восток», крестовый поход против славянских и балтийских народов с целью обращения их в католицизм. Рига была основана в 1201 году как оплот. В 1202 году специально для операций в Прибалтике был основан Орден мечников, который в 1224 году завоевал Юрьев.Потерпев ряд поражений от русских войск и балтийских племен, мечники и тевтонцы сформировали Ливонский орден. Усиленное наступление рыцарей было остановлено в период с 1240 по 1242 год. В целом мир с орденом 1242 года не спас от боевых действий с крестоносцами и шведами в будущем. Рыцари, опираясь на помощь Римско-католической церкви, в конце 13 века захватили значительную часть балтийских земель.

Швеция, имея свои интересы в Прибалтике, могла вмешиваться в дела Ливонии.Русско-шведская война длилась с 1554 по 1557 год. Попытки Густава I Вазы вовлечь Данию, Литву, Польшу и Ливонский орден в войну против России не дали результатов, хотя первоначально это было

гг. бороться с государством Российским. Швеция проиграла войну. После поражения шведский король был вынужден вести крайне осторожную политику по отношению к своему восточному соседу. Правда, выжидательную позицию отца сыновья Густава Васа не разделяли.Наследный принц Эрик надеялся установить полное шведское господство в Северной Европе. Было очевидно, что после смерти Густава Швеция снова примет активное участие в ливонских делах. В какой-то мере руки Швеции были связаны обострением шведско-датских отношений.

Территориальный спор с Литвой имел долгую историю. До смерти князя Гедиминаса (1316–1341) русские регионы составляли более двух третей всей территории Литовского государства.В течение следующих ста лет при Ольгерде и Витовте, Чернигово-Северская область (города Чернигов, Новгород — Северск, Брянск), Киевская область, Подолье (северная часть земли между Бугом и Днестром), Волынь, Смоленск области были завоеваны.

При Василии III Россия претендовала на престол Литовского княжества после смерти в 1506 году Александра, вдова которого приходилась сестрой русскому государю. В Литве началась борьба между литовско-русскими и литовскими католическими группами.После победы последнего на литовский престол взошел брат Александра Сигизмунд. Последний видел в Василии личного врага, претендующего на литовский престол. Это обострило и без того натянутые российско-литовские отношения. В такой ситуации литовский сейм в феврале 1507 г. решил начать войну со своим восточным соседом. Послы Литвы в ультимативной форме поставили вопрос о возвращении земель, отошедших к России во время последних войн с Литвой.Добиться положительных результатов в переговорном процессе не удалось, и боевые действия начались в марте 1507 года. В 1508 году в самом княжестве Литовском началось восстание князя Михаила Глинского, другого претендента на престол Литвы. Мятеж получил активную поддержку в Москве: Глинского приняли в российское подданство, кроме того, ему дали армию под командованием Василия Шемячича. Глинский вёл боевые действия с переменным успехом. Одной из причин неудачи стал страх перед народным движением украинцев и белорусов, которые хотели воссоединиться с Россией.Не имея достаточных средств для успешного продолжения войны, Сигизмунд решил начать мирные переговоры. 8 октября 1508 г. был подписан «вечный мир». Согласно ему Великое княжество Литовское впервые официально признало передачу России городов Северска, присоединенных к Русскому государству в ходе войн конца XV ​​- начала XVI веков. Но, несмотря на некоторые успехи, правительство Василия III не считало войну 1508 года решением вопроса о западнорусских землях и рассматривало «вечный мир» как передышку, готовясь к продолжению борьбы.Правящие круги Великого княжества Литовского не были склонны мириться с потерей Северских земель.

Но в специфических условиях середины XVI века прямого столкновения с Польшей и Литвой не предусматривалось. Российское государство не могло рассчитывать на помощь надежных и сильных союзников. Причем войну с Польшей и Литвой придется вести в тяжелых условиях враждебных действий как со стороны Крыма и Турции, так и со стороны Швеции и даже Ливонского ордена.Таким образом, правительство России на данный момент не рассматривало этот вариант внешней политики.

Одним из важных факторов, определивших выбор царя в пользу борьбы за Прибалтику, был низкий военный потенциал Ливонского ордена. Главной военной силой страны был рыцарский Орден мечников. В руках властей ордена находилось более 50 замков, разбросанных по всей стране. Половина города Риги подчинялась высшей власти мастера.Архиепископ Рижский (ему подчинялась другая часть Риги), а епископы Дерптский, Ревельский, Эзельский и Курляндский были полностью независимы. Рыцари ордена владели поместьями по феодальному закону. Крупные города, такие как Рига, Ревель, Дерпт, Нарва и т. Д., Были фактически независимой политической силой, хотя и находились под высшей властью магистра или епископов. Между Орденом и духовными князьями постоянно происходили столкновения. Реформация быстро распространилась в городах, в то время как рыцарство оставалось в основном католическим.Единственным органом центральной законодательной власти были ландтаги, созываемые магистратами Вольмара. На собраниях присутствовали представители четырех сословий: ордена, духовенства, рыцарства и городов. Решения ландтага обычно не имели реального значения в отсутствие единой исполнительной власти. Между местным прибалтийским населением и русскими землями издавна существовали тесные связи. Безжалостно подавляемое экономически, политически и культурно, эстонское и латвийское население было готово поддержать военные действия русской армии в надежде на освобождение от национального гнета.

Само российское государство к концу 50-х гг. XVI век был мощной военной державой Европы. В результате реформ Россия значительно окрепла и достигла значительно более высокой степени политической централизации, чем когда-либо прежде. Были созданы постоянные пехотные части — стрелецкая армия. Больших успехов добилась и русская артиллерия. Россия располагала не только крупными заводами по производству пушек, ядер и пороха, но и многочисленными хорошо подготовленными кадрами.Кроме того, введение важного технического усовершенствования — лафета — позволило использовать артиллерию в полевых условиях. Российские военные инженеры разработали новую эффективную систему инженерного обеспечения штурма крепостей.

Россия в 16 веке стала крупнейшей торговой державой на стыке Европы и Азии, ремесло которой все еще задыхалось от нехватки

цветных и драгоценных металлов. Единственный канал поставки металлов — торговля с Западом через посредничество ливонских городов в счетах-фактурах.Города Ливонии — Дерпт, Рига, Ревель и Нарва — входили в состав Ганзы, торгового объединения немецких городов. Их основным источником дохода была посредническая торговля с Россией. По этой причине попытки английских и голландских купцов установить прямые торговые отношения с Русским государством упорно пресекались Ливонией. В конце 15 века Россия пыталась повлиять на торговую политику Ганзейского союза. В 1492 году напротив Нарвы был основан русский Ивангород. Чуть позже Ганзейский двор в Новгороде был закрыт.Экономический рост Ивангорода не мог не пугать торговую элиту ливонских городов, терявшую огромные прибыли. Ливония в ответ была готова организовать экономическую блокаду, которую также поддержали Швеция, Литва и Польша. В целях ликвидации организованной экономической блокады России в мирный договор 1557 года со Швецией был внесен пункт о свободе сообщения с европейскими странами через шведские владения. Еще один канал российско-европейской торговли проходил через города Финского залива, в частности, Выборг.Дальнейшему росту этой торговли препятствовали конфликты между Швецией и Россией по приграничным вопросам.

Торговля на Белом море, хотя и имела большое значение, не могла решить проблемы российско-североевропейских контактов по многим причинам: навигация на Белом море невозможна большую часть года; путь был трудным и долгим; контакты были односторонними, с полной монополией англичан и т. д. Развитие экономики России, которая требовала постоянных и беспрепятственных торговых отношений с европейскими странами, ставило задачу получения доступа к Балтике.

Корни войны за Ливонию следует искать не только в описанном экономическом положении Московского государства, они также уходят в далекое прошлое. Еще при первых князьях Россия была в тесном контакте со многими иностранными государствами. Русские купцы торговали на рынках Константинополя, браки связывали княжескую семью с европейскими династиями. Помимо заморских купцов, в Киев часто приезжали послы других государств и миссионеры. Одним из последствий татаро-монгольского ига для России стала насильственная переориентация внешней политики на Восток.Война за Ливонию была первой серьезной попыткой вернуть русскую жизнь в русло, восстановить прерванные связи с Западом.

Международная жизнь ставила перед каждым европейским государством одну и ту же дилемму: обеспечить себе независимое, независимое положение в сфере международных отношений или служить простым объектом интересов других держав. Во многом от исхода борьбы за Прибалтику

зависело будущее Московского государства: войдет ли оно в семью европейских народов, получив возможность самостоятельно общаться с государствами Западной Европы.

Помимо торговли и международного престижа, территориальные претензии русского царя сыграли важную роль среди причин войны. В первом письме Грозного Иван IV резонно констатирует: «… Город Владимир, расположенный в нашей вотчине, на Ливонской земле …». Многие балтийские земли издавна принадлежали Новгородской земле, а также берега Невы и Финского залива, впоследствии захваченные Ливонским орденом.

Нельзя сбрасывать со счетов такой фактор, как социальный.Программа борьбы за Прибалтику была в интересах знати и горожан. Дворянство рассчитывало на местное распределение земель в Прибалтике, в отличие от боярской знати, которую больше устраивал вариант присоединения южных земель. Из-за удаленности «дикого поля», невозможности установить там сильную центральную власть, по крайней мере на первых порах помещики-бояре имели возможность занимать положение почти независимых государей в южных областях.Иван Грозный стремился ослабить влияние титулованных русских бояр и, естественно, учитывал, прежде всего, интересы дворянского и купеческого сословий.

Учитывая сложный баланс сил в Европе, было чрезвычайно важно выбрать подходящий момент для начала военных действий против Ливонии. Он пришел в Россию в конце 1557 — начале 1558 года. Поражение Швеции в русско-шведской войне временно нейтрализовало этого достаточно сильного врага, имевшего статус морской державы.Данию в тот момент отвлекло обострение отношений со Швецией. Литва и Великое княжество Литовское не были связаны с серьезными осложнениями международного порядка, но не были готовы к военному столкновению с Россией из-за нерешенных вопросов внутреннего порядка: социальных конфликтов внутри каждого государства и разногласий по поводу союза. Доказательством этого является продление истекающего перемирия между Литвой и Русским государством на шесть лет в 1556 году.И, наконец, в результате боевых действий против крымских татар некоторое время можно было не опасаться за южные границы. Набеги возобновились только в 1564 году, в период осложнений на литовском фронте.

В этот период отношения с Ливонией были довольно натянутыми. В 1554 году Алексей Адашев и писарь Висковатый заявили ливонскому посольству о своем нежелании продлевать перемирие из-за:

Неуплаты дорпатским епископом дани с владений, переданных ему русскими князьями;

Угнетение русских купцов в Ливонии и разорение русских поселений на Балтике.

Установление мирных отношений между Россией и Швецией способствовало временному урегулированию российско-ливонских отношений. После того, как Россия сняла запрет на экспорт воска и сала, Ливонии были представлены условия нового перемирия:

Беспрепятственная транспортировка оружия в Россию;

Гарантированная уплата дани дорпатским епископом;

Реставрация всех русских церквей в городах Ливонии;

Отказ от заключения союза со Швецией, Королевством Польским и Великим княжеством Литовским;

Создание условий для свободной торговли.

Ливония не собиралась выполнять свои обязательства по прекращению огня, заключенному на пятнадцать лет.

Таким образом, выбор был сделан в пользу решения балтийского вопроса. Этому способствовал ряд причин: экономические, территориальные, социальные и идеологические. Россия, находясь в благоприятной международной обстановке, обладала высоким военным потенциалом и была готова к военному конфликту с Ливонией из-за владения Прибалтикой.

об. 85 № 2 | Общество военной истории

Рецензии на книгу:
Наполеон и де Голль: Герои и история , Патрис Гениффи, обзор Джонатан Абель и Шон Зайдель, 485–88

Война: Как конфликт сформировал нас , Маргарет Макмиллан , обзор Джереми Блэка, 488–489

Культура военных организаций , под редакцией Питера Р.Мансур и Уильямсон Мюррей, обзор Далтона Джонсона, 489–91

Культурные параметры греко-римского военного дискурса , Тео Виджген, обзор Стивена Декасиена, 491–92

Великий успех Цезаря: поддержание римлян Армия в кампании , Александр Мерроу, Агостино фон Хассел и Грегори Стараче, обзор Брета Деверо, 492–94

Битва на Каталонских полях, 451 год нашей эры: Флавий Аэций, Аттила Гунн и преобразование Галлии, Эван Майкл Шультейс, обзор Эндрю Вулфа, 494–95

Военные культуры и военные предприятия в средние века: очерки в честь Ричарда П.Abels , отредактированный Джоном Д. Хослером и Стивеном Исааком, рецензированный Лоуренсом Марвином, 495–97

Война и просвещение в России: военная культура в эпоху Екатерины II , Евгений Мякинков, рецензия Люсьена Фрари , 497–99

Война, патриотизм и идентичность в революционной Северной Америке , Джон Чендлер, обзор Раймонда Лимбаха, 499–500

Оккупированная Америка: британское военное правление и опыт революции , Дональд Ф. .Джонсон, обзор Мэтта Рирдона, 501–2

Другой вид войны: природа и история терроризма , Джон А. Линн II, обзор Уэйна Э. Ли, 502–4

Мемуары из могавков из Война 1812 года , Джон Нортон ~ Тейонинхокаравен, отредактированный Карлом Бенном, обзор Тони Р. Маллиса, 504–6

Война, закон и человечество: Кампания по контролю за войной, 1853–1914 , Джеймс Crossland, обзор Пола Дж. Спрингера, 506–7

Великобритания, международное право и эволюция морской стратегической мысли, 1856–1914 , Габриэла А.Frei, обзор Мэтью Дзенника, 508–9

A War State All Over: Alabama Politics and the Confederate Dause , Бен Северанс, обзор Энтони Дж. Кейда II, 509–10

Storming Vicksburg: Grant, Пембертон и сражения 19–22 мая 1863 г., , граф Гесс, обзор Томаса Г. Нестера, 511–12

Борьба за гражданство: черные северяне и дебаты по поводу военной службы в гражданской войне , автор: Брайан Тейлор, обзор Дэвида Крюгера, 512–14

Bodies in Blue: Disability in the Civil War North , Сара Хэндли-Казинс, обзор Джонатана С.Джонс, 514–16

Памятники гражданской войны и милитаризация Америки , Томас Дж. Браун, обзор Брайана Холдена Рейда, 516–17

«Возникновение американских десантных войн, 1898–1945 гг. », Дэвид С. Наска, обзор Уокера Д. Миллса, 517–19

Мужчины под огнем: мотивация, мораль и мужественность среди чешских солдат в Великой войне 1914–1918 годов , Иржи Гутечка, обзор Марка Р. Фолсе , 519–21

Сообщества под огнем: городская жизнь на Западном фронте, 1914–1918 , Алекс Даудалл, обзор Эллисон Абра, 521–22

Связь и британские операции на Западном фронте, 1914–1918 , Брайан Н.Холл, обзор Джонатана Рида Винклера, 523–24

От лошадей до лошадиных сил: механизация и упадок кавалерии США, 1916–1950 , Александр Белаковски, обзор Николаса Самбалука, 525–26

Немецкий Фабрика трупов: исследование пропаганды Первой мировой войны , Стивен Бэдси, обзор Дэвида Монгера, 526–28

Диагностика инакомыслия: истерики, дезертиры и отказники от военной службы в Германии во время Первой мировой войны , Ребекка Аяко Беннетт, обзор Марсело Кароччи-Ормсби, 528–29

Нелюбимая профессия: американские женщины-корреспонденты войны в Первой мировой войне , автор: Крис Даббс, обзор Кристин Хэнлон, 530–31

Рыбаки, рыболовство и великие Война на море: забытая история? Робб Робинсон, обзор Боба Кинга, 531–33

Между депрессией и разоружением: международный оружейный бизнес, 1919–1939 , Джонатан А.Грант, обзор Шеннон Дик, 533–34

Повстанческое движение, борьба с повстанцами и полицейская деятельность в Центрально-Западной Мексике, 1926–1929: Борьба с Кристеро , Марк Лоуренс, обзор Гемы Клоппе-Сантамария, 534–36

Такие великолепные тюрьмы: дипломатическое заключение в Америке во время Второй мировой войны , Харви Соломон, обзор Молли М. Вуд, 536–37

Удушение оси: борьба за контроль над Средиземным морем во время Второй мировой войны , Ричарда Хаммонда, рецензия — Винсент П.О’Хара, 538–39

Заключенные Империи: внутри японских лагерей для военнопленных , Сара Ковнер, обзор Дерека Р. Маллетта, 539–41

Крах британского правления в Бирме: эвакуация гражданского населения и Индепенденс , Майкл Д. Ли; и Человек, взявший на себя рэп: сэр Роберт Брук-Пофэм и падение Сингапура , Питер Дай, обзор Рона Леонхардта, 541–44

Операция «Левое крыло Дона: Закавказский фронт в погоне за первым» Танковая армия, ноябрь 1942 г. — февраль 1943 г., , Дэвид М.Glantz, обзор Рассела А. Харта, 544–45

Selling Schweinfurt: таргетинг, оценка и маркетинг в воздушной кампании против немецкой промышленности , Брайан Д. Влаун, обзор Jorden Pitt, 546–47

Императорская Япония и поражение во Второй мировой войне: крах империи , Питер Ветцлер, обзор Ютин Донг, 547–49

Уход, освобождение: американские войска на тылу во Второй мировой войне , автор: Аарон Хилтнер, обзор Итан С.Рафусе, 549–50

Военный мусор: утилизация боеприпасов и послевоенное восстановление в Канаде , Алекс Сушен, обзор Карла Л. Рубиса, 550–52

Священные люди: закон, пытки и возмездие на Гуаме , Кейт Л. Камачо, обзор Франциски Серафим, 552–54

Советский приговор в Нюрнберге: новая история Международного военного трибунала после Второй мировой войны , Франсин Хирш, обзор Фреда Л. Борха, 554–56

ЦРУ и Движение третьих сил в Китае в начале холодной войны: Великая американская мечта , Роджер Джинс, обзор Хао Чен, 556–57

Даже не прошлое: как Соединенные Штаты заканчивают войны , под редакцией Дэвида Фицджеральда, Дэвида Райана и Джона М.Томпсон, обзор Джона Миколашека, 558–59

Сайгон в войне: Южный Вьетнам и глобальные шестидесятые , Хизер Мари Стур, обзор Джастина Симундсона, 559–60

Формирование общей силы: эволюция Guard and Reserve , Форрест Л. Марион и Джон Т. Хоффман, обзор Барри М. Стентифорда, 561–62

Сдерживание на Ближнем Востоке , Эхуд Эйлам, обзор Кейт Титцен, 562–64

Информационные технологии и военная мощь , Джон Р.Линдси, рецензент Мелвин Г. Дил, 564–65

ПОЛУЧЕННЫХ КНИГ: 566–69

НЕДАВНИЕ СТАТЬИ В ЖУРНАЛЕ: 570–79

ПИСЬМА В РЕДАКТОР: 580–82

Калининградская область как пузырь A2 / AD ‘Россия ‘

Принято 31 янв 2019 г. Опубликовано 18 дек 2018

Введение

После начала украинского кризиса в конце 2013 года Калининградская область, самый западный регион России, физически отделенный от материка, второй раз за свою историю после 1945 года была преобразована в военизированный форпост России в Европе.На первый взгляд действия России напоминали шаги, предпринятые Советским Союзом после фактического приобретения области. Тем не менее, нынешняя ситуация действительно отличается от предшествующей промежуточной по трем основным направлениям. Во-первых, Калининград теперь рассматривается как инструмент оборонительных (а при определенных обстоятельствах и контрнаступательных) операций. Во-вторых, Москва расширила возможности использования области, добавив невоенный компонент к военной части. В-третьих, отказавшись от прежних позиций на Балтике (в экономическом, военном и территориальном отношении), Москва перешла к принципу асимметрии, при этом Калининграду отводилась инструментальная роль.

Целью данной исследовательской статьи, в которой широко используется широкий спектр вторичных данных на языках оригинала, является анализ конкретного случая Калининграда как наиболее продвинутого «пузыря» A2 / AD в России через призму стратегических и долгосрочных перспектив России. устойчивые интересы в регионе Балтийского моря и изменение характера и форм противостояния с Западом. Соответственно, я акцентирую внимание на следующем: стратегическое значение Калининградской области для российской стороны через призму стратегии «асимметричного ответа»; Теоретический дискурс России по A2 / AD и связанным с ним понятиям; текущий военный потенциал Калининграда и потенциальные области наращивания его военного потенциала; и определенные невоенные аспекты, приписываемые области.

История как неотъемлемая черта внешней политики России: место и роль Калининграда

Исторически Русскому государству угрожали с трех сторон: с востока, юга и северо-запада. От битвы на реке Калке (1223 г.) до последней четверти XVI века (завоевание Сибирского ханства) восточный фланг (так называемая Великая степь) имел первостепенное значение. Столкнувшись с менее развитым в военном отношении Китаем, российская сторона фактически достигла своего экспансионистского предела к 1689 году, когда был подписан Нерчинский мирный договор, в результате чего этот театр военных действий потерял большую часть своего прежнего значения.

Южный фланг не переставал приносить серьезные неприятности до конца 18 -го века, когда России удалось подавить сопротивление Крымского ханства (1783 г.). Одновременно с закатом Османской империи (так называемого «больного человека Европы») успехи России в регионе в конечном итоге позволили ей стать доминирующей державой на Черном море. Однако это не привело к решению основных стратегических задач: одного военного превосходства было недостаточно, пока «проблема проливов» (Босфор и Дарданеллы) не решалась в пользу России.Не имея возможности контролировать доступ к Средиземному морю, Россия оставалась заблокированной в бассейне Черного моря. Этот вопрос, долгое время являвшийся центральной опорой внешней политики Романовых, не потерял своей актуальности после 1917 года, так как после Второй мировой войны его поднял советский диктатор Иосиф Сталин, который горько жаловался, что Турция, поддерживаемая Англией, не позволяет свободный проход в ВМФ СССР ( Ремесло 2015 ). Ситуация еще более осложнилась после появления НАТО (1949 г.), самопровозглашенного оборонительного альянса, главной задачей которого в глазах советского политического руководства была военная защита Турции и ограничение советских интересов в Черном море. область.Какими бы важными ни были эти два направления, третий театр военных действий, северо-западный фланг, возможно, имел даже большее значение, поскольку его ценность измерялась не только в военно-стратегических или геополитических терминах.

В этом третьем стратегическом измерении развитие пошло по совершенно иной траектории: столкнувшись с технологически превосходящими противниками, первые попытки России добиться успеха потерпели серьезный крах. Ливонская война (1558–1583) была не только военной катастрофой, она также оказалась экономической утечкой и путем к династическому кризису, который положил начало так называемому «Смутному времени» (1598–1618) и почти краху. российской государственности.Однако срыв ее первоначальных планов не обескуражил Россию. Новые попытки были предприняты в начале 18 -х годов века и были неотделимы от личности русского царя Петра Великого, для которого регион Балтийского моря был не только местом потенциальных территориальных завоеваний, но и каналом модернизации и возможностью стать полноправным членом европейского баланса сил ( Гузевич 2013 ). Окончательное поражение Швеции в 1721 году позволило Российской империи сделать решительный рывок к достижению своей стратегической цели: стать неотъемлемой частью баланса сил в Европе.

Между тем, контроль России над огромными территориями, простирающимися от Балтики до Черного моря (который стал возможен после трех последовательных разделов Речи Посполитой в 1772–1795 годах), стал неоднозначным благом. Расширение возможностей создало серьезные проблемы, связанные с необходимостью военной защиты этого огромного массива суши, простирающегося от Балтийского моря до Карпатских гор ( «Геополитика России 2012 »). Фактически, этот район (часть Североевропейской равнины) будет использоваться в качестве основного маршрута вторжения в 1812 году (Великая армия Наполеона) и 1941 году (нацистская Германия и ее союзники), а также в масштабах крупных военных сражений во время Первой мировой войны. Война.Необходимость поддерживать постоянный контроль над этим районом как средство предотвращения потенциальных атак вынудила российское руководство вложить значительные средства в поддержание военного превосходства (с точки зрения войск и разведывательной сети) и, в то же время, получить контроль над двумя стратегически важными точками: Причерноморское побережье и восточная часть Балтийского моря. Последнее могло быть в некоторой степени обеспечено Кронштадтом, но после появления Германии в 1871 году и ее быстрого военного созревания (сопровождаемого растущим проникновением в регион Балтийского моря) позиции России на Балтике оказались под серьезной угрозой, превратив регион в арена острой конкуренции / соперничества между Санкт-Петербургом и Берлином, которая была смягчена только в 1907 году пактом Губастова-фон Ягова ( Кулинченко 2017 ).

Крах империи Романовых в 1917 году и последующая гражданская война в России привели к конфискации значительной части российских владений в восточной части Балтийского моря, что ни в коем случае не означало окончательного ухода СССР с театра военных действий, доказанного советскими властями. -Польская война (1919–1920). Советская идеология (с концепцией «заколдованной крепости») считала окружение зарождающегося советского государства одной из ключевых целей «капиталистического мира», естественно отмечая Польшу (с растущими территориальными претензиями) и три страны Балтии как часть «антироссийский санитарный кордон», намеренно установленный Западом (этот вопрос особенно ярко проявился в антизападной пропаганде России после 2014 года в отношении Калининградской области).Однако вовлечение в гражданскую войну (1917–1923 гг.) И воссоздание «национальных окраин» ( национальных окраин, ) серьезно отложили возвращение Советского Союза в регион Балтийского моря. В этот момент поворот был связан с двумя основными факторами. Первым фактором был поворот советской внешней политики от «мировой революции» к тезису «построение социализма в одной стране». Вторым фактором стало начало Второй мировой войны, которая напрямую отразилась на судьбах государств, входящих в регион Балтийского моря.Проблема советского контроля над стратегически важными частями Балтийского моря вновь возникла в декабре 1941 года, когда во время беседы с Энтони Иденом в Москве Сталин недвусмысленно заявил, что России нужны незамерзающие порты на Балтийском море (, Ржешевский, 1994, ), веские претензии на части Восточной Пруссии (в частности, Кенигсберг) как средство разрушения «санитарного кордона» и обеспечения советского превосходства на ее северо-западном фланге. На Ялтинской конференции (1945 г.) Сталин пошел еще дальше, подчеркнув необходимость советского контроля над Польшей как вопрос жизни и смерти ( «Ялтинская конференция» 2017 ).Таким образом, Сталин ( idée fixe которого должен был достичь границ и преодолеть территориальные завоевания русских царей) эффективно продолжил региональную политику, начатую Иваном Грозным и завершенную Николаем Первым, а именно восстановление русских урочищ на территории России. Запад ( Широкорад 2018 ).

С приобретением Кенигсберга / Калининграда в результате Восточно-Прусского наступления (13 января — 25 апреля 1945 г.) и установления контроля над Польшей и некоторыми частями Германии Советский Союз, казалось, получил полный военный контроль над всем Балтийским морем. региона и даже (возможно) сумели укрепить свои позиции по сравнению с периодом до 1917 года.Однако этому имиджу поставили под сомнение три фактора. Во-первых, Советскому Союзу пришлось столкнуться с многонациональными силами (НАТО) с сильным в экономическом и военном отношении руководством в лице США. Во-вторых, отсутствие контроля над Датскими проливами привело к тому, что Советский Союз стал превосходить Советский Союз в военном отношении в регионе, но не смог извлечь из этого максимальную выгоду, что в некоторой степени напоминало советскую дилемму на юге. В-третьих, после 1955 года Балтийский регион стал частью «границы» НАТО-Варшавского договора, которая после развития военной авиации и ракетных технологий сделала «Балтийское море связанным со стратегическим образованием, состоящим из Кольского полуострова и северной Норвегии. ‘( Министерство обороны 2001 ), тем самым вынуждая Советский Союз выделить дополнительные ресурсы на укрепление своего северо-западного фланга, простирающегося от Кольского полуострова до Германской Демократической Республики (ГДР).

В этот момент интересно отметить, что окончание Второй мировой войны привело к резкому изменению позиции Кремля по Калининграду: области, приобретение которой стало одним из ключевых столпов геополитических устремлений Сталина в отношении Балтийского моря, стал «неблагосклонным ребенком Сталина» (Костяшов , 2009, ). Эта тенденция сохранялась и после смерти Сталина в 1953 году, охватывая все правление Никиты Хрущева (до 1964 года) и заканчиваясь только с наступлением нового витка консерватизма при Леониде Брежневе.Судя по всему, Советы оставались неуверенными в судьбе Калининграда и рассматривали возможные сделки в случае международных кризисов.

С военно-стратегической точки зрения, несмотря на серьезную милитаризацию (фактическое количество военнослужащих, развернутых в 1945–1991 годах, все еще остается предметом споров), Калининград не рассматривался советскими военными стратегами как самодостаточная наступательная единица, позиционируемая против НАТО. Скорее, можно утверждать, что на протяжении холодной войны три страны Балтии (Эстония, Латвия, Литва) и область рассматривались как единое целое, что было предусмотрено интегрированной системой командования, управления, связи и разведки (C3I).В советском военном мышлении Калининграду и трем странам Балтии отводилась роль «плацдарма» для возможных военных действий как на суше (для операций в Центральной Европе), так и на море (с захватом Датских проливов, что обеспечивалось возможностями местные десантные силы и силы противоминной обороны, которые были крупнейшими среди четырех советских флотов). Эти планы были подвергнуты некоторой практической проверке в 1981 году во время крупнейших региональных стратегических военных учений в советской военной истории под кодовым названием Запад-81 (4–12 сентября 1981 года) ( «Запад-81» 2017 ).

Несмотря на сосредоточенную в регионе колоссальную военную мощь (в первую очередь со стороны Варшавского договора) и ультраконсервативную доктрину Брежнева (1968 г.), бассейн Балтийского моря избежал пессимистического сценария и не стал зоной открытого противостояния между два блока. Очевидно, установившийся баланс сил (в пользу Советского Союза) сыграл ключевую роль, убедив Москву в том, что ее оборонительные позиции достаточно сильны, чтобы избежать внезапного нападения противника (так называемый «комплекс 22 июня»).Как ни парадоксально, именно распад Советского Союза, за которым последовало начало войны в Югославии, расширение НАТО на восток и резкая критика политики России в Чечне и на Северном Кавказе, разрушили статус-кво до 1991 года, который изменил положение Балтийского моря. региона в арену противостояния Восток-Запад. К великому недоумению многих отечественных и зарубежных наблюдателей, регион быстро превратился в зону негласной, а затем и открытой геополитической игры за власть между Россией и НАТО, а Калининград стал центром назревающего конфликта ( Суханкин, 2016a, ).Потеряв большую часть своего присутствия в этом регионе (который проводил очевидную параллель с советским государством после 1917 года), Россия не смогла смириться с этой реальностью. Фактором, который существенно изменил ситуацию после окончания холодной войны (и в какой-то мере выгодно ей для России), было российское владение Калининградской областью. Район, который, как ошибочно полагали, впоследствии стал Балтийским Гонконгом и / или « мостом сотрудничества » между Европой и Россией ( Суханкин 2017c ), не смог этого сделать из-за неприятия Кремлем европейского опыта с точки зрения нео-регионализм и явный страх потерять область из-за «иностранного ирредентизма» ( Выползов 2016, ).Эти факторы были серьезно усилены экономической и военной слабостью России после 1991 года. Сочетание различных факторов привело к серьезным экономическим проблемам и пренебрежению со стороны Москвы, превратив область в «двойную периферию» и «захолустный регион» России ( Суханкин, 2014, ).

С военно-стратегической точки зрения следует отметить, что сочетание Договора о ЕЭП и экономических трудностей России привело к тому, что Калининград потерял большую часть своего военного потенциала до 1991 года.Тем не менее до полной демилитаризации области это не привело. В 1997 году был создан Калининградский оборонительный район (КЗО), а в 1999 году в области прошли первые постсоветские военно-стратегические учения под кодовым названием «Запад-99» — событие решающей важности и масштабности ( Кипп 2001 ). В тот же период область активно использовалась в популистских целях для сбора общественной поддержки под антизападными / патриотическими лозунгами (такими, как это было во время второй президентской кампании Бориса Ельцина).В конце концов, в свете экономических проблем, видимых территориальных потерь и военной слабости Калининград представлял собой, пожалуй, один из очень немногих (если не единственный) площадок, через которые Москва все еще могла оказывать определенное давление (и, таким образом, чувствовать себя наравне с ) Запад.

Несмотря на растущую региональную напряженность, риторика в стиле партнерства продержится какое-то время. С 1999 по 2001 год и президент Владимир Путин, и ряд европейских лидеров регулярно называли область «пилотным регионом» ( Ярошенко, 2014, ), модель, которая имела совершенно разный оттенок в российском и западном чтениях.Во-первых, Москва не собиралась полностью демилитаризовать область, и несколько шагов, предпринятых в этом направлении, были признаком экономической слабости, не меняющей политики в отношении ее самого западного региона. С другой стороны, существенную роль сыграли местные военные, явно не терпящие возможного изменения роли и статуса Калининграда и своего положения в нем. С 2002 по 2004 год риторика в российских военных кругах резко изменилась: язык сотрудничества сменился гораздо более агрессивным тоном.Например, в 2002 году, размышляя о ядерном оружии в области, командующий Балтийским флотом (ЧФ) адмирал Владимир Валуев отмечал, что в пределах досягаемости российских обычных вооружений находятся многочисленные атомные электростанции и более 130 химических комбинатов. Этого более чем достаточно, чтобы успокоить любого потенциального агрессора. А в 2004 году он заявил, что Калининградский оборонительный район обладает достаточными ресурсами для нанесения серьезного ущерба любому потенциальному агрессору ( Рябушев 2008 ).Это также совпало с внутренними тенденциями (изменение самооценки из-за экономических успехов и продолжающимся аргументом России в пользу многополярной мировой архитектуры, которая демонтировала однополярный мир, в котором доминировали США) и внешними событиями (вторжение США в Ирак, растущие связи между Москвой и Берлин, расширение НАТО на восток, бурные события в бывших советских республиках, которые стали известны как «цветные революции»), которые оказали глубокое влияние на поведение России в регионе Балтийского моря и за его пределами.Эти тенденции оказали прямое влияние на траекторию развития Калининградской области, что привело к дальнейшему усилению контроля Москвы над экономическими и политическими сторонами местной общественной жизни и появлению новых тенденций с точки зрения военно-стратегического восприятия области россиянами. военные стратеги.

В 2006–2009 гг., Несмотря на заявленное сокращение численности вооруженных сил (с 25 000 до 11 600) ( Егоров 1999 ; Верхотуров 2014 ), российская сторона де-факто продолжила ремилитаризацию территории, сначала «приостановив» свое участие в боевых действиях. Договор об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ) и инициирование шантажа Европы с возможным размещением комплексов «Искандер-М» ( Поволоцкий, 2014, ).Отсутствие единства в НАТО и ЕС, ярко продемонстрированное в 2003 году во время войны в Ираке и в плане ужесточения связей между Россией и основными игроками ЕС в сфере экономики и бизнеса, убедило Москву в том, что России следует продолжать использовать разделение политика, направленная на подрыв единства в евроатлантических структурах. На этом этапе Калининград (как часть России, физически находящаяся в ЕС) приобрел качественно новую роль. В отличие от 1990-х годов, когда область считалась обузой ( Суханкин 2016b ), к 2010 году российские правящие элиты начали оценивать как военный, так и невоенный потенциал области.Что касается первого, с 2006 по 2009 год Россия провела серию тактических (и одно стратегическое) учений под кодовым названием Запад-2009, которые были окрашены в ярко выраженные антинатовские цвета и содержали элементы наступательных операций ( Михайлов 2009 ), вызвав тревогу у западных соседей России. Аналогичным образом, в тот же период Москва усилила угрозы развертывания комплексов «Искандер-М» ( Суханкин 2017f ), что усилило беспокойство среди соседних государств, резко усилившееся после российско-грузинского конфликта.В то же время Кремль попытался использовать область как средство для углубления разрыва между тремя странами Балтии и Польшей, с одной стороны, и так называемой «старой Европой» (Франция и Германия), с другой ( Новый Калининград), что было особенно заметно во время празднования 750 годовщины -летия Калининграда / Кенигсберга в 2005 году ( «750-летие Калининграда» 2005 ).

Как показано в представленном выше сегменте, к 2013 году (который был отмечен резким падением российско-западных отношений) роль Калининграда с точки зрения (не) военного использования в потенциальной конфронтации с Западом достигла новые высоты, тем самым создавая прочную основу для превращения этого милитаризирующего бастиона в самый передовой «пузырь» России A2 / AD.

Интерпретация Россией концепции A2 / AD и ее применимость к Калининграду

Практические шаги России, направленные на милитаризацию Калининградской области, неотделимы от трех концепций, составляющих краеугольный камень военно-стратегического мышления России после 2010 года:

  • — Гибридная война ( gibridnaja wojna ).
  • — Асимметричные меры ( asimmetrichnije meri ).
  • — Война нового поколения ( wonjna novogo pokolenija ) и сетецентрическая война ( setecentricheskaya wojna ).

Войдя в лексикон российских военных стратегов и экспертов до 2010 г., эти понятия приобрели качественно новый смысл под влиянием «арабской весны» (2010–2011 гг.) И украинского кризиса (начавшегося в 2013 г.). Образ публичных протестов, быстро превращающихся в антиправительственные движения под влиянием новых СМИ, с последующим появлением вооруженной оппозиции, пытающейся свергнуть легитимные (с точки зрения Москвы) политические режимы, был расценен российской стороной как взаимосвязанный. координировал из-за границы последовательность действий, направленных на отработку модели смены режима в России.Этот способ действий был определен в русском языке как «гибридная война» (тщательно исследована Hoffman 2007 ), рассматриваемая как комплексное использование военных и невоенных мер, где первые подготавливают прочную основу для вторых. «Цветные революции» рассматриваются как часть стратегии «гибридной войны», осуществляемой Западом (в первую очередь США) против России, где невоенные действия (усиление информационного давления, переходящее в информационную войну и кибератаки, сопровождаемые экономическими санкциями и международная изоляция) неотделимы от военных действий (использование нерегулярных [пара] военных группировок, таких как партизаны / партизаны, наемники и частные военные компании [ЧВК], действующих из так называемых «серых зон», расположенных в стратегически важных и, в то же время, время, наименее защищенные участки российской границы ( Bartosh 2018c )).Эта комбинация заставила российских военных мыслителей предположить, что в будущих конфликтах российским вооруженным силам придется столкнуться с технологически продвинутым противником (ами), стремящимся реализовать принципы методов NCW ( setecentricheskaja wonja ) ( Makarenko 2017 ), основанных на опоре на его превосходство в воздухе и на море и действия с небольшими оперативными группами, скрытно развернутыми как в тылу России, так и в жизненно важных районах, а также действующие против России с помощью невоенных мер.

Между прочим, такие выдающиеся российские / советские мыслители и практики, как начальник Генерального штаба СССР (1977–1984) Николай Огарков ( Chimarov 2016 ) (чьи теоретические разработки по «Управлению и командованию» [C2] были проверены во время Западного 81 военно-стратегическое учение), Евгений Месснер (1891–1974) и Александр Свечин (1878–1938) (которые определяли войну как сочетание экономических, финансовых и культурных составляющих ( Захаров 2010 ), тогда как «победа» составляла полную уничтожение врага как на поле боя, так и разрушение его экономического сектора и крах политической и социальной систем), по сути, широко отразились на ключевых принципах таких новых типов войны / военного конфликта.Также была переосмыслена роль информации как стержневого элемента нового типа военного противостояния, в котором российские писатели широко ссылались на опыт Северного Кавказа, Персидского залива, Югославской (особенно ее второй стадии) и ливийских войн. Эти конфликты не только продемонстрировали превосходство западных военных технологий, но и указали на то, что ранее установленные модели военного конфликта (от начального периода до конечной фазы) требовали всестороннего и тщательного пересмотра.Это особенно заметно в работах Игоря Панарина, который провел обширное исследование информационной войны и ее отношения к гибридной войне — две части более широкой картины ( Панарин 2000 ; Василенко 2009 ). Наконец, роль радиоэлектронной борьбы (РЭБ) как стержневого аспекта современных и будущих конфликтов нашла отражение в трудах российских военных мыслителей.

Эти размышления вызвали острую дискуссию среди российских военных ученых о том, как будут вестись войны в будущем и как российские вооруженные силы должны действовать в меняющихся условиях ведения войны.Размышляя о так называемой «арабской весне», начальник Генерального штаба Вооруженных сил России Валерий Герасимов подчеркнул, что «так будут вестись будущие войны» ( Герасимов 2013, ). Между прочим, в своем последующем анализе Герасимов утверждал, что «применение асимметричных мер и способов ведения« гибридных »войн позволяет лишить противную сторону суверенитета без фактического захвата территории» ( Герасимов 2016a ). Российское академическое сообщество также приняло эту формулу, в некоторой степени стирая разницу между этими тремя понятиями.Например, Павел Цыганков заявил, что асимметричная или нерегулярная война становится «гибридной», когда центр тяжести смещается в сторону информационного пространства с применением новых технологий ( Цыганков 2015: 20 ). Последующие работы Герасимова уточнили ранее установленные постулаты и, подчеркнув концепцию «блицкрига 21 -го -го века» (которая во многом стимулировалась концепцией быстрого глобального удара [PGS] ( Герасимов 2016b )), определили основные направления вызывает озабоченность российских военных стратегов, которые в целом повторяют ключевые моменты, изложенные в книге полковника ВВС США в отставке Джона А.Теория «пяти колец» Уордена III ( 1995 ).

Во-первых, российские аналитики уверены, что именно Запад полон решимости использовать «гибридные меры» против России, чтобы демонтировать существующий политический режим и подорвать глобальные позиции России. Следовательно, чтобы эффективно противостоять этому вызову, России необходимо было одновременно улучшить как свой военный, так и невоенный потенциал — как средство избежать югославских, сирийских или ливийских сценариев — где последний должен иметь явный приоритет.Во-вторых, Россия действительно осознает свою неполноценность в обычных вооружениях по сравнению с НАТО. В сочетании с нехваткой ресурсов (экономических и человеческих) Россия не может, подобно своему историческому предшественнику, укрепить и поддерживать военизированный кордон контрсдерживания против Запада, простирающийся от Кольского полуострова до Черного моря, а это означает, что Москва не может строить свою стратегию. широко полагаясь на симметричные формы ответа. Это вызывает проблему асимметрии. Этот принцип (впервые введенный в русское военное мышление после наполеоновских войн ( Дериглазова 2008 )) впоследствии получил развитие в работах бывшего заместителя начальника Генерального штаба Вооруженных Сил СССР генерала Махмута Гареева ( Thornton). 2017 ) и начальника Главного оперативного управления Генерального штаба генерал-полковника Андрея Картаполова, которые связали эффективность «асимметричных мер» с точным определением слабых мест противника ( Thornton 2017 ) как ключ к обеспечению военных целей. с ограниченным применением военных мер.С другой стороны, принцип технологической асимметрии четко прослеживается в работах главного редактора военного журнала «Арсенал Отечества» Виктора Мураховского ( «Невидимый заслон» 2017 ).

В-третьих, регион Балтийского моря считается местом, где Запад планирует применять гибридные меры против России. Первоклассный российский военный эксперт Игорь Коротченко утверждал, что Североатлантический альянс приступил к созданию инфраструктуры на территории стран [Прибалтика и Польша], которые могут стать базой для военного нападения на Россию ( ‘Коротченко допустил’ 2017 ).Аналогичное сообщение было передано Францем Клинцевичем, который утверждал, что у НАТО есть много серьезных планов в рамках так называемой концепции глобального удара ( «Клинцевич заявил» 2016 ), где страны Балтии и Польша выступают в качестве основы для потенциального удара. нападение на Россию. С точки зрения России, широкий спектр региональных действий был интерпретирован как подготовительные меры, осуществленные при поддержке США и ЕС с целью подорвать интересы России. Эти действия включают: размещение вооруженных сил вблизи государственных границ России, проведение крупномасштабных военных учений, организацию специальных центров по подготовке боевиков, а также наращивание потенциала сил специальных операций […] экономические санкции […] Кибероперации […] Интернет-троллинг с целью манипулирования общественным сознанием […] и информационной войны ( Bartosh 2016 ).Таким образом, логика предполагаемых «антироссийских» военных операций может быть помещена в триаду, состоящую из следующих столпов: управляемый хаос, гибридная война, цветные революции ( Николайчук, 2016, ), и все они направлены на демонтаж существующего политического режима. По иронии судьбы, в то время как гибридная война обычно понимается как наступательная тактика, используемая Западом против России ( Thomas, 2016, ), Россия воспринимает противоположное, с гибридными угрозами, рассматриваемыми как широкое и всеобъемлющее применение обеих вооруженных сил (в первую очередь, связанных с концепция PGS) и невоенные (информация призвана сыграть ключевую роль) меры Запада против России.В работах известного российского военного специалиста Александра Бартоша также широко упоминается регион Балтийского моря как театр потенциального «гибридного» противостояния между НАТО и Российской Федерацией ( Bartosh 2018b ).

Российские военные мыслители дали следующие рекомендации, как эффективно противостоять гибридным действиям / действиям NCW: расширять театр конфликта; продлить продолжительность конфликта; быть избирательным в отношении забастовок; атаковать моральный дух как гражданского населения, так и вооруженных сил противника; провоцировать противника на использование непропорционально больших сил, тем самым растягивая ценные ресурсы; и активировать информационные противостояния.Как хорошо видно, российское военное мышление избегает использования термина A2 / AD. Скорее было бы точнее заявить, что, учитывая растущую озабоченность по поводу гибридных и сетецентрических форм войны, военные мыслители склонны полагаться на концепцию « асимметричного ответа / мер » как на способ борьбы с внешними угрозами как внутри военных, так и невоенные домены. В первую очередь это означает, что с российской точки зрения необходимо укрепить следующие стратегические измерения: воздух, море, сушу, космос и информационное пространство.

Несомненно, нехватка ресурсов не позволяет российской стороне вести фортификацию всех этих размеров такими же темпами. Явное превосходство российских противников в некоторых областях означает, что определенные области неизбежно будут иметь приоритет над другими. В этой связи более пристальный взгляд на практические шаги, предпринимаемые российской стороной в Калининграде, продемонстрирует приоритеты и основные проблемы России.

От теории к практике: Калининград как «пузырь» A2 / AD в России

С военной точки зрения, жизненно важный опыт, полученный российской стороной в ходе украинского кризиса (неофициально) и особенно сирийской гражданской войны (официально), отдавал приоритет наращиванию потенциала в следующих областях:

  • — Обычная дальнобойная способность.
  • — Противодействие в условиях гибридной войны.
  • — Развитие асимметричных возможностей.

Принимая во внимание два последних элемента и склонность России к использованию нелинейных типов противостояния (как основного средства противодействия гибридному конфликту), российские военные стратеги выделяют следующие режимы ( Bartosh 2018a ):

  1. Решительность, оперативность и превентивные удары («аналогично действиям России в Крыму и Сирии»).
  2. Избирательность в наращивании военного потенциала за счет концентрации сил / ресурсов в районах, которые могут стать основными театрами противостояния.
  3. Постоянство связей между спецслужбами, военно-политическими структурами и Вооруженными силами Российской Федерации.
  4. Образование и обучение как эффективное противоядие от гибридных угроз.

Сочетание вышеперечисленных факторов полностью отражено в практических шагах России в Калининграде после 2014 года.В отличие от других мест, которые иностранные и отечественные эксперты часто называют актуальными / потенциальными зонами A2 / AD (Крым, Кольский полуостров и некоторые населенные пункты в Сирии), Калининград обладает рядом неоспоримых преимуществ. Во-первых, географическое положение. Некоторые наблюдатели справедливо утверждают, что Калининград может стать первой целью ударов НАТО в случае военной эскалации ( Абрамов 2011 ). С другой стороны, область может быть использована как (контр) в наступлении, для нанесения ядерного удара или прорыва через Сувалкский провал, район, расположенный между Калининградской областью и Беларусью ( Hodges, Bugajski & Doran 2018 ; см. Также Veebel & Sliwa, эта проблема), и в качестве защиты, как средство отразить (помешать или остановить) потенциального злоумышленника.Во-вторых, возможности Калининграда могут быть использованы в четырех стратегических областях (конечно, с разной степенью успеха и оперативного масштаба), которые составляют зону A2 / AD: земля, море, воздух, информация / киберпространство. В-третьих, особенности Балтийского моря (его относительно небольшой размер и очень мало судоходных проходов) создают почти идеальное место для использования морских мин (как одного из наиболее эффективных средств противокорабельной войны) в качестве компонента доступа к району. тем самым нивелируя некоторые ключевые преимущества, которыми обладают технологически превосходящие силы.Кстати, во время Второй мировой войны советская сторона успешно применяла военно-морскую войну, активно опираясь на этот вид вооружения ( «Подводная война» 2017 ).

Шаги, предпринятые Москвой после 2014 года, можно условно разделить на два основных блока: военные и невоенные меры, которые действительно пересекаются во многих случаях, что делает довольно обременительным проводить четкое различие между двумя (часть указанный ниже текст ранее фигурировал в Суханкине 2018c ).

1. Меры военного характера. Следуя указанным выше приоритетным направлениям, вытекающим из опыта России в региональных конфликтах, можно выделить следующие подкатегории:

Современные баллистические и крылатые ракетные комплексы . Без всяких оговорок ключевая роль принадлежит тактическому комплексу баллистических ракет «Искандер-М» (по классификации НАТО: SS-26 Stone) с дальностью поражения не менее 400 км, оснащенным как обычными, так и ядерными ракетами.Практически необнаруживаемый и способный работать в сложных климатических условиях, этот комплекс считается уникальным: российские источники утверждают, что эта система не имеет аналогов на Западе ( Сергеев 2018 ). Характеристики этого типа вооружения позволяют согласиться с тезисом, представленным генералом Филипом М. Бридлавом (бывший командующий Европейским командованием США) о российских зонах A2 / AD, имеющих наступательный потенциал ( Majumdar 2016b ).Также важно отметить, что комплекс «Искандер-М» — неоднократно использовавшийся российской стороной в качестве элемента информационно-психологического давления на западные страны — является мощным инструментом невоенных мер, что подчеркивает приверженность России его применению. принципа асимметрии. Если учесть оценки Каратполова, Гареева и других военных стратегов, двукратное использование Искандеров полностью соответствует стратегии первого выявления слабых мест противника (в этом плане опасения эскалации военного противостояния и / или явного наличие ядерного оружия в Калининграде) и использование этой слабости.После длительных спекуляций по этому поводу и временного развертывания в рамках тактических учений ( «Минобороны подтвердило» 2016 ) начало 2018 года ознаменовалось постоянной дислокацией Искандеров (подтверждено командиром 152-й ракетной бригады полковником Анатолием Городецким. базировалась в Черняховске Калининградской области ( «В Минобороны» 2018 ) и последующая демонстрация 9 мая во время традиционного военного парада, посвященного 73-й годовщине Победы во Второй мировой войне ( Суханкин 2018d ).

Еще один важный аспект, связанный с растущим беспокойством по поводу комплексов Искандер-М, касается несоответствия между официально заявленной (400 км) и потенциальной дальностью поражения: если она будет оснащена крылатыми ракетами (Тип 9М729), она будет увеличиваться в геометрической прогрессии, что позволит России поражать цели, расположенные намного дальше, чем официально заявлено. Кроме того, в своем последнем комментарии заместитель директора КБМ Валерий Дробинога утверждал, что комплексы Искандер-М «теперь оснащены гиперзвуковыми ракетами с максимальной скоростью 6 Махов (примерно 7350 км в час)» ( Суханкин 2018d ). и что был разработан особый тип ракеты, которая должна увеличить ее военный потенциал.Если это правда, это может стать новым фактором дестабилизации в регионе Балтийского моря, поскольку российская сторона попытается извлечь выгоду из существующего среди европейцев страха, связанного с сильно милитаризованным и боеспособным Калининградом.

Противокорабельные, авиационные и зенитно-ракетные комплексы . Учитывая, что основная задача «пузыря» A2 / AD заключается в предотвращении проникновения противника на театр военных действий и его выдающаяся роль стратегической авиации в военной стратегии США, этой области следует отвести инструментальную роль.В эту категорию следует ввести дополнительные подразделения:

Во-первых, сочетание ракетных систем береговой обороны K-300P Bastion-P (по классификации НАТО: SS-C-5 Stooge) и 3K60 Bal (SSC-6 Sennight) следует рассматривать как важнейший элемент противодействия. корабельная защита, которая также может применяться (как это было продемонстрировано в Сирии) против наземных целей ( Звезда TVnews 2017 ). Бастион-П оснащен сверхзвуковой противокорабельной крылатой ракетой П-800 «Оникс» (по классификации НАТО SS-N-26 «Стробиль») с максимальной дальностью 300 км (реальная дальность может быть намного больше ( Михайлов и Балбутов, 2013, )), но потенциальное применение гиперзвуковой противокорабельной ракеты 3М22 Циркон / Циркон-С (более 5 Маха) (испытанной россиянами в апреле 2017 г. ( Суханкин 2017d )) могло бы расширить наступательный потенциал. Калининградские военные силы.

Во-вторых, сирийская кампания продемонстрировала намерение России совместно использовать ( Суханкин 2018a ) С-400 Триумф (по классификации НАТО: SA-21 Growler) с заявленной дальностью поражения 400 километров ( Суханкин 2017b ), и мобильный зенитный ракетный и зенитно-артиллерийский комплекс малой и средней дальности «Панцирь» (по классификации НАТО: SA-22 Greyhound) (и его различные модификации), который, как утверждается, продемонстрировал высокий боевой потенциал в Сирии ( Majumdar 2016a ).К 2019 году российская сторона рассчитывает еще больше увеличить боевые возможности Панциря за счет интеграции нового типа ракеты и современной системы обнаружения, которая должна увеличить дальность обнаружения до 75 километров (в настоящее время 40 км) и уничтожения до 40 км (в настоящее время 20 км) ( «ОКР по комплексу» 2017 ). Комплексное использование этих двух систем можно рассматривать как «защитный слой» российских возможностей A2 / AD, который может быть усилен после 2020 года, когда в систему будет интегрирован С-500 «Прометей» (по классификации НАТО: 55R6M Triumfator-M). ВС РФ (Азанов 2018 ).

Развитие возможностей РЭБ . С момента начала военных действий на Украине российская сторона предприняла впечатляющий рывок в направлении наращивания своего потенциала в этой области ( Суханкин 2017j ). На данном этапе регион Донбасса следует рассматривать как полигон, где российская сторона использовала различные виды специального оборудования (некоторые из них уникальны по своему типу) для имитации и глушения радиосигналов, тем самым ограничивая возможности связи украинских Вооруженные силы ( Суханкин 2017е ).Среди наиболее заметных объектов, которые были замечены в эксплуатации, такие модели, как комплекс РБ-341Б «Леер-3», беспилотные летательные аппараты (БПЛА) Орлан-10, комплекс РБ-301Б «Борисоглебск-2» (радиоразведка). и постановка помех КВ / УВЧ как наземных, так и авиационных радиоканалов), автоматической станции постановки помех Р-934УМ, станции радиомониторинга Р-381Т2 (комплекс Р-381Т «Таран») и комплексов радиоразведки «Торн» и ПСНР 8 переносная наземная станция разведки «Кредо-М1» (1Л120). Вне всякого сомнения, эти мобильные устройства могут быть развернуты (фактически, некоторые из них уже есть) в Калининграде для дополнительного повышения местных возможностей РЭБ.Фактически, с 2011 года в Калининграде имеется РЛС «Воронеж-ДМ» (УВЧ) с дальностью действия до 10 000 километров, способная одновременно отслеживать 500 объектов ( Птичкин 2012 ). Между тем не следует упускать из виду другие средства, которые могут значительно расширить и укрепить местные возможности РЭБ. Например, самоходная береговая радиолокационная система целеуказания «Монолит-Б» (которая может использоваться в качестве дополнения к системе К300 Бастион-П), которая, как сообщается, способна искать, обнаруживать, отслеживать и классифицировать цели на поверхности моря (с помощью активной радиолокационной станции). с дальностью до 250 км), а также загоризонтное обнаружение, классификация и определение координат излучающих РЛС (с помощью пассивных РЛС обнаружения и дальности с дальностью до 450 км) ( ‘Монолит — Б ‘2014 ).

Здесь следует отметить, что Россия отводит особую роль развитию средств РЭБ. По словам главного редактора «Арсенала Отечества» Виктора Мурахвоского, это ключевой элемент «асимметричного ответа» российской стороны на ее многочисленных и более сильных в экономическом отношении конкурентов. Фактически это означает, что сочетание возможностей авиации, флота и РЭБ должно стать основными областями, в которых Россия должна развивать и поддерживать свое превосходство ( Коц 2017, ).С другой стороны, как отметил Роджер Макдермотт, одним из основных столпов расширения возможностей РЭБ и принципа асимметричности является

.

внедрение и интеграция командования, управления, связи, компьютеров, разведки, наблюдения и разведки (C4ISR) в вооруженных силах, что само по себе является отражением перехода от операций на базе платформ к работе в сетевой информационной среде. ( McDermott 2018, пункт 1 ).

Таким образом, будет не лишним упомянуть замечание начальника сил РЭБ генерал-майора Юрия Ласточкина, который провел неявную параллель между возможностями России в области РЭБ и усилением ее потенциала A2 / AD ( Tikhonov 2018 ).

В конечном итоге можно упомянуть восстановление и расширение военно-морского потенциала как часть российской стратегии A2 / AD в отношении Калининградской области. Кстати, в 1999 г. Балтийский флот (ЧФ), который в значительной степени потерял свой потенциал до 1991 г., согласно российским источникам, сохранил часть прежнего потенциала ( Валуев 1999, ). Кроме того, ЧФ стал российским полигоном (правда, эксперимент был приостановлен) для первых попыток практического применения частей территориальной обороны (которые впоследствии будут проверены только на военно-стратегических учениях «Запад-2017» ()). Суханкин 2017и )).В течение первого десятилетия 2000-х в ЧФ поступали суда различных типов, в том числе «Бойкий» (май 2013 г.) и «Стойкий» (545) (корвет класса «Стерегущий») (2014 г.), что, по данным российских источников, составляет общий потенциал корабля. ЧФ две подводные лодки и 56 надводных кораблей ( «Балтийский флот России» 2017 ). Тем не менее, очень сложно установить точное количество судов и тем самым определить реальный потенциал ЧФ, даже несмотря на то, что российская сторона подчеркнула, что «В настоящее время Балтийский флот действительно можно назвать самым современным флотом боевых кораблей» (). Самые современные боевые корабли ‘2017 г., п.3 ). Дополнительные данные по этому поводу, имеющиеся в русскоязычных источниках, привлекли внимание к тому факту, что военно-морской потенциал рассматривается российской стороной в первую очередь как оборонительный аспект местных возможностей A2 / AD. Это связано с характером проводимых в области военных учений, которые в основном отрабатывают противолодочные или противовоздушные операции ( «Корабли Балтфлота» 2017 ). Однако это предположение может быть оспорено наличием подводных лодок класса Кило (из которых только одна считается полностью работоспособной) и морской авиации ( «В состав Балтийского» 2013 ), а также десантных операций, проводимых российским спецназом. силы во время учений.

И последнее, но не менее важное: как указано выше, возможности России в области A2 / AD неотделимы от двух концепций: принципа асимметрии (обсужденного выше) и «территориального контроля». Последнее понятие неоднократно обсуждалось российскими военными стратегами и подчеркивалось Герасимовым как один из ключевых уроков, которые Россия должна извлечь из региональных конфликтов на Балканах и Ближнем Востоке (включая войну 2003 года). Одним из основных инструментов, направленных на обеспечение способности России контролировать свой тыл в условиях военного конфликта, является использование нерегулярных сил в форме «отрядов территориальной обороны», которые могут принимать различные формы, от казачьих отрядов до различных типов активных ЧВК. работает у российской стороны в Украине, Сирии и Африке ( Суханкин 2018f ).Калининградская область занимает особое место: ее территориальная близость к странам ЕС / НАТО, опыт народного недовольства правительством и уроки, извлеченные российской стороной из «арабской весны», — все это побуждает российскую сторону разработать меры, направленные на защиту тыловая территория. На данном этапе идеи, выдвинутые известным российским военным экспертом, членом-корреспондентом Российской академии ракетных и артиллерийских наук (РАРАН) Константином Сивковым, представляют собой интересный и далеко идущий комплекс мер, которые сейчас активно реализуются в Калининграде.Сивков предложил ввести нерегулярные силы обороны (IFD) с оперативными функциями на территории России и, по сути, в форме «подразделений территориальной обороны», которые, среди прочего, будут выполнять задачи по нейтрализации народных восстаний и борьбе с террористическими группами и незаконными (параграф) воинские формирования, в том числе ВДВ ( Сивков 2017 ). Фактически, первичные данные, полученные автором, вместе с доступными вторичными данными позволяют предположить, что местные казаки активно привлекались правительством к выполнению этих функций ( Суханкин 2018g ).

2. Невоенные аспекты. «Арабская весна» и украинский кризис подчеркнули невоенную сторону (по мнению российских военных планировщиков, одинаково актуальную на различных этапах конфликта) современной войны. Как отмечалось ранее, российские военные стратеги считают этот элемент ведения войны равным (а в некоторой степени / при определенных обстоятельствах даже превосходящим) военному компоненту. Утверждалось, что способность нанести решающий удар на информационном поле боя является составляющей победы в конфликтах / войнах нового типа ( Макаренко, 2017, ).Изучая югославский конфликт, иракскую войну и «арабскую весну», российская сторона пришла к выводу, что способность противостоять информационному натиску и проводить упреждающие информационные операции является важнейшим элементом битвы за лояльность страны. населения и высокий боевой дух на поле боя и в тылу.

В русскоязычном прочтении информационное противостояние ( информационное противоборство, ) отличается своей вечностью и одинаково важно с точки зрения подготовительной ( Giles 2016: 4 ), начальной, продвинутой, заключительной и постконфликтной стадий эскалации.Взгляды России на это явление отражены в Доктрине информационной безопасности Российской Федерации (2016 г.) и других важных документах. Русская мысль разделяет информационное противостояние на два существенных элемента:

Информационно-психологическая война (против личного состава вооруженных сил и населения противника). Его самая отличительная черта основана на его «постоянном» характере, что означает, что он проводится как в мирное, так и военное время.

Война информационных технологий (задача воздействовать на технические системы, связанные с приемом, сбором, обработкой и передачей информации). Обычно это реализуется на активной стадии войны / вооруженного конфликта.

Информационно-психологическая ситуация в России (создание «альтернативной реальности» путем искажения, искажения и уничтожения информации посредством использования как традиционных источников информации, так и новых медиа, таких как популярные социальные платформы) и киберопераций в Крыму ( Darczewska 2014 ) и Донбасс продемонстрировал высокий уровень как наступательного, так и оборонительного потенциала с точки зрения информационного противостояния / войны.Как указывалось выше, современные российские информационные операции имеют некоторые общие черты с советскими, в которых важная роль принадлежит рефлексивным методам управления. Это наглядно демонстрируется на примере Калининградской области, где вышеупомянутый прием следует рассматривать как неотъемлемую часть асимметричных мер, где российская сторона в первую очередь озабочена «выявлением слабых мест противника» и осуществлением «действий, направленных для извлечения выгоды из этих слабостей ».

Российская сторона определила три основные проблемы, вызывающие озабоченность европейцев в отношении Калининградской области:

  • — Размещение мобильных ядерных (и практически необнаружимых) комплексов «Искандер-М» с большой дальностью поражения, охватывающей практически весь бассейн Балтийского моря и, возможно, за его пределами.
  • — Скрытое наращивание военного потенциала на территории области (путем развертывания дополнительных обычных сил), способное превзойти ее военный потенциал по сравнению с ее географическими соседями.
  • — Сувалкский разрыв, как способ отрезать три страны Балтии и Польшу от их союзников по НАТО, а также тайные операции ( Grigas 2016 ).

Попытки России всерьез извлечь выгоду из вышеперечисленных опасений стали очевидны еще в 2007 году. Это нашло отражение в сочетании следующих приемов информационно-психологического противостояния:

  • — «Искандерская дипломатия» ( Суханкин 2016c ) — угрозы, спекуляции и случаи временного размещения этих комплексов в области.
  • — комбинация тактических (примерно 50 в год) и стратегических военных учений под кодовым названием Запад (1999, 2009, 2013, 2017), целенаправленно проводимых в атмосфере секретности и непрозрачности ( Warsaw Institute 2017 ).
  • — Информационная война (специально направленная против Польши и Литвы) и непрекращающиеся провокации (аналогичные самой откровенной, которая началась в декабре 2017 года с участием посольства России в Вильнюсе ( Суханкин 2017a )) с целью дестабилизировать региональную ситуацию.Эта атмосфера беспокойства побуждает три страны Балтии и Польшу все больше полагаться на присутствие НАТО / США в регионе в связи с растущим недовольством антиамериканских сил внутри ЕС, что приводит к внутренним спорам и подрыву духа сплоченности внутри и между ними. ЕС и НАТО.

Сочетание фактического наращивания военной мощи в области после 2014 года и традиционной непрозрачности и информационной скупости российской стороны привело к тому, что Запад, похоже, не может по праву оценить военный потенциал области с необходимой точностью. .Несомненно, умелое использование Россией информационного обмана ( маскировка, ) следует рассматривать как ключевой компонент, способствующий успешной реализации стратегии «асимметричного ответа». Пример Калининграда еще раз подтвердил тезис Герасимова о приоритете невоенных компонентов над военными ( Герасимов 2013 ).

Заключительные замечания

Нелинейная стратегия России, состоящая из комплексного использования военных и невоенных действий, применявшихся во время аннексии Крыма и последующего разгрома на юго-востоке Украины, встревожила западных политиков, интеллектуалов и аналитиков, которые логично задаются вопросом о других потенциальных областях, где Россия может захотеть нанести следующий удар.В связи с этим три страны Балтии (со значительным русскоязычным населением ( Суханкин 2017h )) и Польша (как страна, обращенная к России с севера и Беларуси с востока) часто рассматриваются как театры возможных будущих тайных операций России и потенциально даже военная эскалация. В этом отношении Калининградская область часто рассматривается как самый естественный плацдарм для решающего удара (или провокаций, направленных на проверку решимости НАТО).По естественным причинам эти опасения в значительной степени усилились после 2014 года, когда украинский кризис перерос в гибридную войну, и российская сторона приступила к активной милитаризации Калининграда ( Суханкин 2017g ).

Принимая во внимание частую непредсказуемость российской стороны, все еще есть все основания полагать, что Москва не планирует использовать Калининград для наступательных ударов первого удара по странам Балтии и / или Польше. С учетом того, что Россия уступает НАТО с точки зрения обычных вооружений и экономической слабости, не кажется правдоподобным, что Кремль может быть заинтересован в вертикальной эскалации конфликта.Более того, гибридные / нелинейные действия, предпринимаемые Москвой с 2008 года, указывают на следующую тенденцию: российская сторона стремится использовать жесткое принуждение по отношению к членам, не входящим в НАТО / ЕС, тогда как действия против членов евроатлантического альянса подпадают под категорию провокаций.

На основе имеющихся данных и наблюдений за действиями России в регионе Балтийского моря, большая стратегия Кремля в отношении Калининграда, похоже, построена на образе неприступного военного бастиона, который может использоваться как для наступательных, так и для оборонительных операций с использованием как обычные, так и ядерные средства противостояния.Таким образом, основная цель Москвы сводится к созданию имиджа области, который по сути значительно превосходит ее реальную мощь и ареал (а) занятости. Однако это не означает, что Кремль, вероятно, прекратит курс на милитаризацию области и / или использует свой невоенный потенциал в игре за власть с Западом ( Суханкин 2018b ): Россия намерена послать сигнал другим игроков, что у Москвы есть достаточно возможностей, чтобы нанести ущерб (с точки зрения человеческих и материальных потерь) потенциальному атакующему и воспрепятствовать ему в любой форме нападения или провокации против Калининграда ( Караганов 2016 ) в пределах дальности удара не менее 400 –450 км и основные операционные зоны (море, суша, воздух, кибернетическое / информационное пространство).Однако военное измерение неотделимо от невоенного компонента: используя методы информационно-психологического давления (включая рассуждения России о безразличии многих членов НАТО к судьбе Польши и стран Балтии), Москва предпринимает попытки провести исторические параллели. между нынешней ситуацией и наследием Второй мировой войны, когда Польша, несмотря на обещанную поддержку, осталась одна перед Германией и Советским Союзом. Точно так же беспокойство в Варшаве, Риге, Таллинне и Вильнюсе усиливается анализом, подтверждающим, что НАТО просто не сможет отразить российское обычное нападение на театр военных действий, а российские войска смогут оккупировать страны Балтии в течение 36–60 часов ( Shlapak & Johnson 2016 ) (довольно спорная точка).Как отмечалось ранее, при планировании будущих сценариев российские военные стратеги широко полагаются на исторический опыт (как отдаленные, так и более близкие события), который убеждает российскую сторону во множественной слабости ЕС и существующих разладах в отношениях ЕС-НАТО. Способность России использовать асимметричный потенциал Калининграда (с учетом его размера, экономического, человеческого и обычного военного потенциала) следует рассматривать как пример превосходного тактического мышления со стороны российских военных мыслителей и стратегов.Мощный имидж области заставляет Запад еще больше увлекаться дорогостоящей и ресурсоемкой политикой сдерживания, тем самым угождая интересам российской стороны.

Несмотря на очевидную краткосрочную эффективность, эта российская стратегия имеет ограничения. Агрессивное (и во многих случаях безрассудное) поведение России и особенно ее попытки превратить Калининград в «региональное пугало» ( Суханкин 2018e, п. 7 ) усилили дискурс в Швеции и Финляндии о возможном вступлении в НАТО, что является частью о глубоко укоренившемся страхе России перед окружением из-за потери контроля над ее северным и южным флангами.Все стороны должны обратить особое внимание на непредвиденные последствия и глубокое недопонимание, которые до сих пор мешали этим отношениям.

% PDF-1.6 % 1 0 объект >>> эндобдж 2 0 obj > поток 2018-04-12T10: 17: 02 + 03: 002018-04-12T10: 17: 20 + 03: 002018-04-12T10: 17: 20 + 03: 00Adobe InDesign CC 2014 (Macintosh) uuid: b6d53e34-0160-f448 -8187-62ffbf94ac0bxmp.did: ae548ad4-7130-479f-aa08-805531b580a1xmp.id: 8b20c4cf-569c-48d0-9e55-13afebe03da3proof: pdf

  • преобразовано из приложения / MacinDesign / X-indfAign в приложение 04-12T10: 17: 02 + 03: 00
  • xmp.iid: d9ddc01e-c48f-4ef9-8400-02ca83215986xmp.did: ae548ad4-7130-479f-aa08-805531b580a1xmp.did: ae548ad4-7130-479f-aa08-805531b580beal Библиотека по умолчанию 11.0pdf конечный поток эндобдж 3 0 obj > эндобдж 5 0 obj > эндобдж 6 0 obj > эндобдж 12 0 объект > эндобдж 13 0 объект > эндобдж 14 0 объект > эндобдж 15 0 объект > эндобдж 16 0 объект > эндобдж 37 0 объект > эндобдж 38 0 объект > эндобдж 39 0 объект > эндобдж 40 0 объект > эндобдж 41 0 объект > эндобдж 42 0 объект > эндобдж 68 0 объект > / ExtGState> / Font> / ProcSet [/ PDF / Text] >> / TrimBox [21.0 21.0 432.024 616.276] / Тип / Страница >> эндобдж 69 0 объект > / ExtGState> / Font> / ProcSet [/ PDF / Text] / XObject >>> / TrimBox [21.0 21.0 432.024 616.276] / Type / Page >> эндобдж 70 0 объект > / ExtGState> / Font> / ProcSet [/ PDF / Text] >> / TrimBox [21.0 21.0 432.024 616.276] / Type / Page >> эндобдж 71 0 объект > / ExtGState> / Font> / ProcSet [/ PDF / Text] / XObject >>> / TrimBox [21.0 21.0 432.024 616.276] / Type / Page >> эндобдж 72 0 объект > / ExtGState> / Font> / ProcSet [/ PDF / Text] >> / TrimBox [21.0 21.0 432.024 616.276] / Тип / Страница >> эндобдж 73 0 объект > / ExtGState> / Font> / ProcSet [/ PDF / Text] >> / TrimBox [21.0 21.0 432.024 616.276] / Type / Page >> эндобдж 89 0 объект > поток HWn $ } i * ֽ! p`fWd @ юe% * dsX] o] *.? 7 ~ 96 ‘ߨ L7mJ \ 2 M · w⧸> 㔶 W {} ~ wu.ѩ} v? FWfe ܅ m = nU] D .OcW \ w ~ ٷ]} vz >> m 킪 9 [Iэh> 3kEM`: V’5Z7i o * axlj ڬ

    Глава 8

    Домашняя страница

    Глава 8.Россия: Московский цикл (14601620)

    8,1 Кризис пятнадцатого века

    Отправная точка нашего исследование — вторая половина пятнадцатого века, потому что только из на эту дату у нас есть доступ к достаточно подробным источникам по аграрным история россии Новгородские писцовские книги. Это не означает, что демографически-структурная анализ более ранних периодов русской истории невозможен.Такая попытка Сделано в одной из наших предыдущих статей (Нефедов 2002) . Хотя фрагментарность источников позволяет нам мы полагаем, что это скорее гипотетическая реконструкция экономической и социальной динамики. что можно утверждать, что до середины пятнадцатого века Россия пережили два светских цикла.

    Первый, или киевский, цикл начался. с восточнославянской колонизацией территорий, которые в конечном итоге стали Россией, и закончилась демографической структурной кризис 1220–1250-х годов на Северо-Западе (Новгородская и Псковская земли).Другие русские княжества уступили монгольскому нашествию в 1240-х годах. За демографической катастрофой середины тринадцатого века последовали устойчивый рост населения в четырнадцатом веке. К концу века мы снова наблюдаем многочисленные признаки перенаселения на Новгородской земле. Суровый климат и бедные почвы Северо-Запада могли прокормить только относительно немногочисленное население. Как в результате рост населения там не занял много времени, чтобы достичь пределы прожиточного минимума.В Центральной России, в отличие от Северо-Запада, земли все еще было достаточно, чтобы поглотить растущие Население. Однако во второй четверти пятнадцатого века восходящее княжество московское пережили затяжной период гражданской войны, обостренной татарской вторжения. В результате причины кризиса ХV века различались между основными регионами России. На Северо-западе кризис был вызван голодом и эпидемиями, в то время как в центральном регионе основная причина была гражданская война и внешние вторжения, с голодом и болезнями второстепенными последствия социально-политической нестабильности (Нефедов 2002) .

    Каков был масштаб катастрофа? Как трактуем слова летописца мало кто останутся на всех русских землях? Согласно археологическим данным, находки остатков кожаной обуви и березовых свитков в новгородских культурных слоях уменьшилась вдвое за первую половину XV века (Изюмова 1959, Коновалов 1966) . Подразумевается, что численность населения сократилась на аналогичный фактор.Как мы видели в предыдущих главах, имея дело с экономическими последствия Черной смерти, один из индикаторов демографической катастрофы резкое падение цен на зерно и рост реальной заработной платы. После Великого В результате эпидемии на Северо-Западе цены упали вдвое, а рабочая сила стала очень дорогой. Дневная заработная плата увеличилась примерно до 24 кг ржи (Нефедов 2002) .

    По археологическим данным, пятая часть деревень Подмосковья была заброшена (Юшко 1991: 52-53) .Несомненно, потери населения были еще более серьезными, потому что выжившие деревни, должно быть, также потеряли население из-за голода и эпидемии. Скорость строительства каменных зданий в Москве и Тверь резко сократилась в 2,53 раза. (Миллер, 1989) . Как случилось после монгольского завоевания, несколько летописей были прекращены, создав пробел в летописном освещении истории России. вплоть до середины пятнадцатого века (Lurie 1994) .

    Социально-политический кризис в Подмосковье было суровым и протянуло полвека от опустошительного татарского вторжение во главе с Едигеем в 1408 г. и первая эпидемия чумы 1418 г. окончание междоусобной войны в 1453 году. Причиной кризиса стала финансовая крах москвы Княжество. Казна была пуста, и государство было вынуждено девальвировать валюта. За первую половину XV века рубль потерял 60% своей стоимости. его ценность.Согласно демографо-структурной теории, тяжелая финансовая кризис должен был привести к потере контроля со стороны государства. Ситуация была стали настолько ужасными, что в 1445 году, когда великому князю Василию II пришлось отбить Татарский набег, он смог собрать всего полторы тысячи воинов. Как результат, в битве на Нерли Василий II был разбит и взят в плен татарами.

    В плену Великого Князя Гражданская война разгорелась заново.Татарские набеги переправились через Оку, почти не встречая сопротивления, разграбили основные земли Московского государства и порабощенных крестьян без счета. В Множественные причины кризиса были взаимосвязаны и подпитывались друг друга. Экономический коллапс и снижение налогов приводят к военной слабости, в результате в гражданской войне и внешних набегах. Высокая социально-политическая нестабильность, в свою очередь, углубился экономический спад, вызвал голод и депопуляцию. И они потратили остатки земли русской, ссорившись между собой, писал новгородский летописец, обобщающий конечный результат княжеских междоусобиц (Lurie 1994: 56) .

    8,2 Расширение (14601530)

    Кризис пятнадцатого века привело к значительному сокращению численности населения. В результате во время Вторая половина века Московская Русь пережила экономический условия, характерные для начала векового цикла: низкие плотность населения, высокое соотношение земли и крестьян, высокая реальная заработная плата и относительно низкая арендная плата за землю.Иностранцы, посетившие Россию в этот период, восхищались большие леса и изобилие зерна и домашнего скота (Барбаро и Контарини 1873) .

    Как мы отметили выше, реальная заработная плата очень высока в период после окончания смут (дневная заработная плата составляла более 20 кг ржи). К началу шестнадцатого века они несколько снизились, но все еще оставались на относительно высоком уровне.В 1520-е годы в Москве чернорабочий зарабатывал 1,5 денга (0,6 г S) в день (1 денга = 0,395 г серебра). Нам нужно перевести эту номинальную заработную плату в реальную. Самый распространенный русские крестьяне выращивали зерновые: рожь и овес. Четверть ржи (4 пу = 65,6 кг) плюс четверть овса (2,7 пуда = 44,3 кг) составляют единицу, известную как юфта . Используя этот зерновой агрегат, мы можем перевести номинальную дневную заработную плату в 1,5 денга на 11 кг зерна (рожь и овес).Такая реальная заработная плата примерно равна заработной плате неквалифицированных рабочих в Германии в 1490–1510 гг., во время фазы расширения ранний современный цикл (Абель 1980, Нефедов 2003) .

    Что касается арендной платы за землю, то мы знаем, что типичный размер земли, обрабатываемой крестьянами в средней полосе России в начале шестнадцатого века было 15 десятин (16,4 га). Крестьяне были обязаны либо платить оброк или барщинный труд для лорда.Например, барщинные обязанности заключались в отработке дополнительных трех десятин на лорд (два из которых выращивались в каждый год под трехполе система). Таким образом, при барщинной системе крестьянская семья выращивала 18 десятин (19,6 га) и должен был заплатить господину урожай трех из них (то есть одну шестую часть Общая). Восемнадцать десятин — это большая земля, и в Новгородской земле ее, как правило, возделывал большая семья, состоящая из 78 человек, в том числе двое взрослых мужчин, и с 23 лошадьми.Вероятно, многодетные семьи также были типичны для центральный регион. Типичный коэффициент урожайности земли, засеянной рожью, составлял 1: 3,3; для овса — 1: 3,1.

    Таблица 8.1. Расчетный крестьянский бюджет (Центральная Россия).

    Допущения

    Местные подразделения

    Стандартные блоки

    Общая площадь в культуре

    15 десятин

    16.35 га

    Посаженный с рожью

    5 десятин

    5,45 га

    Семя ввод, рожь

    40 пуд

    656 кг

    Урожайность соотношение, рожь

    1: 3.3

    1: 3,3

    нетто урожай, рожь

    92 пуд

    150 9 кг

    Посаженный с овсом

    5 десятин

    5.45 га

    Семя сырье, овес

    55 пуд

    902 кг

    Урожайность соотношение, овес

    1: 3 . 1

    1: 3 . 1

    нетто урожай, овес

    115,5 пуд

    1894,2 кг

    нетто урожай, рожь + овес

    20 8 пуд

    3403 кг

    Домашнее хозяйство размер

    8 человек

    8 человек

    На душу населения чистая доходность

    26 пуд

    425 кг

    Как расчеты в таблице 1 показывают, что расчетное потребление на душу населения Типичное домохозяйство из 8 человек, выращивающих 15 десятин, составляло 425 кг.Минимум на потребление зерна на душу населения в России 250 кг в год (это выше, чем мы предполагали для западных Европе, потому что мы должны учитывать более высокую энергетику требования, связанные с холодным российским климатом). Таким образом, уровень потребления характеристика русских крестьян в начале шестнадцатого века была довольно хорошей, особенно с учетом животноводства и лесной продукции.

    Княжение великого князя Ивана III (14621505) было самое спокойное и счастливое время на Московской земле. (Соловьев 1989: III: 169) .Голод, эпидемии и нападения татар на время утихли. В правительственных документах этого периода неоднократно упоминаются новые земли. внесены под плуг и в результате прирост посевных площадей (Черепнин 1960: 166) . Иван III провел две переписи на Новгородской земле, одну в течение 1480-х и еще около 1500 г. В период между переписями населения население увеличилось на 14 процентов. Таким образом, темп прироста населения был на низком уровне. порядка 1 процента в год (AHNWR 1971: 48-50) .Для центрального региона сопоставимых данных нет, но отрывочные данные свидетельствуют о том, что количество крестьянских хозяйств в различных административные районы ( волости ) или усадьбы ( имени ) увеличились на коэффициент 1,5, 2 или даже 3. Обобщая эти и другие данные, А. И. Копанев (1959) пришел к выводу, что население России выросло на 50%. в течение первой половины шестнадцатого века и достигла уровня 910 млн.

    Наиболее густонаселенные регионы были расположены на Северо-Западе России около Новгорода и Псков. В население Новгородской земли росло быстрее, чем обрабатываемая земля. Например, население Деревского района ( пятина ) выросло на 16 процентов между две переписи (1480-е и около 1500), а количество посевных земель увеличился всего на 6 процентов. Соотношение крестьян и земель в этом районе было всего 7. десятин, вдвое меньше типичного для соседнего Шелонского района.Археологические исследования показывают, что плотность поселений в Деревенский район в этот период (14801500) был выше, чем когда-либо в прошлом (Конецкий 1992: 43) . Никогда ранее не использовавшиеся тяжелые глинистые почвы были внесены в выращивание. Об интенсификации сельского хозяйства также свидетельствует рост использование удобрений, которое становится широко распространенным в этот период (Шапиро 1987: 6,14) .

    8.3 Стагфляция (1530-1565)

    Население и экономика

    Честер Даннинг (1997, 1998, 2001) был первым, кто применил демографо-структурную теорию в анализ истории России XVI века. Он отметил, что рост населения без средств к существованию в России в период шестнадцатый век привел к инфляции цен (в соответствии с выводами более ранних исследований см. Блюм 1956, Миронов 1985) .

    До 1530 г. цена на зерно оставалась относительно стабильной: рожь стоила около 10 денга за квартал (6 г серебра за центнер) (AHNWR 1971: 21-22) . В течение 1530-х годов цены начали расти. Например, в В 1532 году цена ржи в Иосиф-Волоколамском монастыре (между Москвой и Тверью) была 22. денег в квартал. В течение 15434 г. в результате неурожая цена увеличилось до 3540 денег (Маньков 1951: 104) .

    Отслеживание связи между перенаселение и инфляция, однако, осложняются неравномерным региональным разработка. Таким образом, первые признаки стагфляции появились на Северо-Западе. задолго до центрального района Подмосковья. До аннексии Москвой на Новгородской земле доминировали крупные землевладельцы. которые взимали высокую ренту со своих зависимых крестьян (до половины урожая). После аннексии натуральная рента была конвертирована в денежную ренту для государства. крестьяне, значительно облегчив на них ношу.На землях, отданных военнослужащие ( поместье ), однако давление на крестьян мало изменилось, а иногда даже увеличивалось (AHNWR 1971: 173, 373) . Таким образом, крестьяне, обрабатывающие дворянскую землю, имели платить высокую арендную плату в размере 1012 пудов (180 кг) на человека. Согласно подсчеты историков, производство зерна на дворянских землях в первые половина XVI века в Водской и Деревской уездах ( пятина ) после вычета арендной платы была не может обеспечить минимальный уровень потребления на душу населения, 15 пудов или 250 кг (AHNWR 1971: III: 178) .Низкий уровень личного потребления подвергает население опасности к большему риску гибели при периодических неурожаях. Кроме того, летописцы отметили, что на Северо-Западе эпидемии были особенно серьезными. (AHNWR 1971: II: 33, Соловьев 1989: III: 312) . Наконец, многие крестьяне, возможно, отреагировали на увеличение поборы дворян бегством. В результате между 1500 и 1540 гг. население Водского района сократилось на 17 процентов, а в Деревская область на 13 процентов (AHNWR 1971: II: 290) .

    В наиболее населенных регионах, таким образом, стагфляция началась уже в начале шестнадцатого века, и этот процесс был ускоренный высоким уровнем добычи государством и дворянством. На В то же время даже в пределах Северо-Запада наблюдались значительные различия. В условия в Бежецком и Шелонском районах были более благоприятными, чем в Деревенский и Водский районы. Первые два района увеличились в население между 1500 и 1540 годами.В некоторых местах население выросло на 2745 процентов (AHNWR 1971: II: 3233, 42, 235, 2) . Стагфляция была пространственно неоднородной, и некоторые районы пострадали от этого больше других.

    Документальных источников гораздо меньше в центральных регионах, но и здесь рост населения привел к сокращению крестьянские земельные наделы. К середине шестнадцатого века было случаи, когда два или даже три крестьянских хозяйства делили стандарт надел 15 десятин (Колычева 1987: 64) .В это время среднее домохозяйство в районе Борисовской В районе Владимира было 7,5 десятин, меньше, чем в Деревском районе. (Колычева 1987: 64) . В Белозерском районе на 1 человека приходилось всего 6 десятин. крестьянское хозяйство, которого было недостаточно, чтобы произвести достаточно зерна, чтобы просуществовать следующий урожай (Прокопьева 1967: 102) .

    Перенаселение приводит к хроническому крестьянская задолженность.Крестьяне заимствовали у монастырей (главный ростовщичество в России в этот период), а когда они не могли выплатить свои долги, потеряли свою землю. В результате земли, принадлежащие церкви, резко выросли, и в сторону в середине шестнадцатого века церкви принадлежала примерно треть всех возделываемых земельный участок в России (Зимин 1960: 80) .

    В середине шестнадцатого века, после В России снова начались долгие перерывы, голод и эпидемии.В 154849 году был голод на Севере (Маньков 1951: 31) . В 1552 году Новгород и Псков пережили страшная эпидемия. В пскове 30 000 человек погибли. В 155657 году на Севере случился еще один голод (а также в Заволжье). Крестьяне покинули районы, пострадавшие от голода и мигрировал на юг. К концу 1550-х годов 40 процентов ранее возделываемых земель в реке Двина были заброшены (Колычева 1987: 172-174) .Колычева (1987: 172) характеризует ситуацию как крайне нестабильную. равновесие, именно то, что мы ожидаем на поздних стадиях стагфляция.

    Первые признаки надвигающегося кризис, таким образом, можно наблюдать задолго до начала Ливонской войны. (155782), который историки часто обвиняют в экономическом упадке Северной России во второй половине XVI века. век.Россия в то время не было тесно объединенной экономической системы. В то же время как Север страдал от перенаселения и сопутствующих ему бедствий, Центр был все еще в относительно хорошей форме. В Подмосковье, например, рост населения продолжался до 1560 г., хотя все пахотные земли были уже заведено под плуг (Ивина 1985: 233) . Однако в 156061 г. на территории Подмосковья произошел голод. Цены на зерно выросли с 10 денга в квартал тридцатью годами ранее до 5060 денга (от 6 до 2631 г серебра на центнер).Монахи Иосифо-Волоколамский монастырь обвинил в недостатке земли и возвышении государства взыскания за это бедствие (Ивина 1985: 166) .

    Прирост населения в центральной регионы снизили реальную заработную плату. В 1520 году поденщик зарабатывал 11 кг зерна, в натуральном выражении. эквивалентов, тогда как в 1568 году его зарплата составляла всего 3,6 кг в день (Нефедов 2003) . Другими словами, реальная заработная плата за это время снизилась. полвека в три раза, что отражает рост населения за пределами доступные средства производства.Дневной заработок в 3,6 кг может оказаться достаточным. на пропитание, но нужно учитывать, что поденщики были наняты в течение ограниченного периода времени, так что большую часть времени они были безработными. Даже если предположить очень щедрые 200 дней оплачиваемой работы в год (стандартное предположение для Западной Европы) годовой доход составил бы всего 720 кг зерна, что было не хватает даже на троих в России. На самом деле период трудоустройство в России, учитывая суровый климат, было меньше.Например, в конце девятнадцатого века летняя заработная плата поденщиков в три раза превышала дневную ставку, по которой нанятым на годовой основе выплачивались (Нефедов 2003) .

    Монастырские записи предоставляют нам информация о реальной заработной плате работников, нанятых круглый год. Оплата сельскохозяйственных рабочих состояла из натуральной части, которая равнялась 16 пудам или 262 кг зерна, и денежная часть ( оброк ), что в 1550-х годах составляло 80 денга (= 118 кг зерна).Таким образом, в реальном выражении годовая заработная плата составляла 380 кг, недостаточно, чтобы содержать даже двух человек. Позже мы наблюдаем такой низкий уровень реальная заработная плата во время сильного голода 158889. Иными словами, уровень потребление в десятилетие 1550-х годов было таким же низким, как и в голодные годы (Нефедов 2003) .

    Еще один показатель перенаселения а неполная занятость в сельской местности — это расцвет ремесел, рост торговли и растущая урбанизация.Крестьяне густонаселенной Деревской и Водской районы Новгородской земли не могли расти достаточно зерна, чтобы прокормить свои семьи, и многие из них стали мелкими торговцы и ремесленники. В результате в этих ремесленных и торговых районов (Бернадский 1961: 108, AHNWR 1971: I: 117-118) . К началу XVI века Новгород стал очень крупным городом с 5 500 дворов и около 30 000 жителей, 6 000 из которых были ремесленниками.Иными словами, почти все взрослое мужское население составляли ремесленники (Тихомиров 1962: 303-307) . В Пскове, как и в Новгороде, проживало более 6000 человек. домохозяйств и население 30 000 (Зимин 1972: 120) . Семнадцать церквей были построены в Пскове между 1516 и 15 гг. 1533, почти столько же, сколько в Москве (Зимин 1972: 123) , которых, по официальной переписи, насчитывалось 41 500 человек. домохозяйства (Герберштейн 1988) .Десять процентов населения Новгородской земли жили в городах, что, вероятно, было верхним пределом урбанизации, учитывая низкая продуктивность сельского хозяйства, характеризующая этот регион и период. И Новгород, и Псков неоднократно подвергались эпидемиям. Во время правления Василия III (150533 г.) летописи упоминают как минимум четыре эпидемии на Севере, тогда как нет упоминание о болезни в Центре (AHNWR 1971: II: 33, Соловьев 1989: III: 312) .

    Элитная динамика

    Высший уровень российской социальной Иерархию занимали удельные князья — близкие родственники московских правителей. Василий II, Иван III, а Василий III много сил посвятил сокращению уделов, принадлежащих своих родственников, но потом они одарили своих младших сыновей новыми, которые имел тенденцию увековечивать систему удельного хозяйства. После серии побед Ивана III над Литвой ряд литовских князей перешли на верность Москве.Эти благородные дома (например, Воротынские, Одоевские, Трубецкие) считались равными по статусу удельные князья.

    Второй уровень иерархии был заселен военными князьями, среди которых было много потомков великих князья, правившие Владимиро-Суздальской землей до возникновения Москвы. Их предки добровольно подчинялись Москве, и часто продолжали оставаться наместниками своих исконных земель после того, как они были аннексированы Москвой.

    Третий уровень состоял из Старомосковские бояре — Морозовы, Захарины, Челядины. В предки этих бояр были ближайшими ставленниками московских князья когда москва был еще одним из небольших княжеств на Владимиро-Суздальской земле. Старый Московские бояре традиционно занимали важнейшие должности в правительство (эквивалент современных министерств).

    Князья и бояре вместе составлял магнатский слой Московской Руси. Под ними были шляхта ( дворяне и дети боярские ) которые служили конными воинами в русских армиях. Дворянство было дальше расслоился на тех, кто базировался в Москве (элита среднего звена) и остальные, которые базировались в провинции. Многие из провинциальные военнослужащие были довольно бедны, у них были земли с 4-5 крестьянами. домохозяйств (или даже меньше) и их образ жизни мало отличался от крестьяне, среди которых они жили.Общий размер элитного слоя составляет трудно оценить, но мы знаем, что количество дворян-кавалеристов, служивших на оборонительной полосе Оки в 1520-е гг. 20 000 (таблица 8.2). Таким образом, должно было быть по крайней мере столько военных элитные домохозяйства.

    Стол 8.2. Некоторые числовые данные, указывающие на элиту динамика (из разных источников)

    Период

    Итого

    Источник

    1520с

    20 000

    Юг Пограничная армия

    (Герберштейн 1988: 113)

    1560-е

    100–120 000

    Итого Московская армия

    (Скрынников 1988)

    1580-е

    65 000

    С.Пограничная армия

    (Флетчер 2003: 77-78)

    1580-е

    80 000

    Итого Московская армия

    (Флетчер 2003: 77-78)

    1630

    15 000

    Юг Пограничная армия

    (Чернов 1954: 125)

    1630

    27 000

    Все сервиторы

    (Чернов 1954: 125)

    1651

    39 000

    Все сервиторы

    (Чернов 1954: 125)

    1700

    23 000

    Джентри, крестьян-собственников

    (Водарский 1977: 49, 64,73)

    1737

    46 000

    Джентри, крестьян-собственников

    (Водарский 1977)

    В первой половине шестнадцатый век москва правители поощряли расширение дворянской кавалерии, которая составляла основную часть армия.В результате количество дворянских военнослужащих очень сильно выросло, хотя у нас нет надежных данных для количественной оценки этого роста. К середине века запасы доступной земли (с крестьянами), которые могли быть переданы новые сервиторы были исчерпаны. В 1540 г. земля передана дворянам на условиях военной службы ( поместье ) составляли 58% пашни в Шелонском районе Новгородской земли, а в 1540 г. это было 98% от общего числа.Аналогично, в Бежецком районе эта пропорция выросла до 99% к 1544 (Чернов 1954: 25) . По мере увеличения количества элитных военнослужащих средний размер их земельных наделов уменьшился (таблица 8.3).

    Таблица 8.3. Процент дворян-слуг в Новгородской земле с имениями (а) менее 150 десятин, (б) от 150 до 300 десятин и (в) более 300 десятин в 1500 и 1540 гг.

    год

    <150 дес.

    150-300

    > 300 дес.

    1500

    22

    30

    48

    1540

    39

    39

    22

    Социально-политическая нестабильность

    Мы можем проследить динамику социально-политическая нестабильность в центральной России посмотрев на временное распределение кладов монет, найденных в Московской области (рис. 8.1). После небольшого пика в первой половине пятнадцатого века (вероятно, отражая кризис пятнадцатого века; тем не менее, российская экономика время было плохо монетизировано, а общее количество кладов слишком мало, чтобы сделать определенные выводы), количество кладов за десятилетие колебалось между 0 и 3, отражая в целом упорядоченные условия в центре Московское государство. Первый скачок количества запасов наблюдается в 1540-х годах. и простирается до конца века.Затем произошел огромный скачок во времена Проблемы, за которыми последовал постепенный спад, хотя и прерванный новым подъемом около 1700 года, до середины восемнадцатого века.

    Рисунок 8.1. Распределение монетных кладов по времени найдено в москве область, 14001750.

    Ход повествовательной истории во многом согласуется с динамикой накопления монет.Царствование Ивана III (14621505) и Василия III (150533) характеризовали внутреннее единство и успешная территориальная экспансия. Когда Василий III умер в 1533 году, его сын Иван IV было всего три года. Во времена меньшинства Ивана IV дела государства были сначала направил его мать Елена Глинская, а после ее смерти в 1538 г. боярская дума (высший совет государства). Период боярского владычества (153847) раздиралась непрерывной междоусобицей между двумя дворянскими кланами Шуйских. и Бельские.Власть переходила из рук в руки несколько раз и тюрем, количество ссыльных, казней и убийств (Рязановский 2000: 145) .

    Бояре разделили между собой губернские губернаторства и резко повысили свои требования ( кормление ) на население (Соловьев 1989: III: 436, 440) . Магнаты вмешивались в процесс распределения служебные поместья дворянам.Есть документальные свидетельства того, что князья а бояре захватили большие участки этой земли как свои (Кобрин 1980: 172) . Дворяне чувствовали себя зажатыми крупными помещиками, светские магнаты и монастыри. Тяжба за землю между сервиторами и монастыри стали обычным явлением в 1540-е годы (Зимин 1960: 76, 81) .

    Еще одно полезное указание на внутриэлитная конкуренция и фракционность обеспечивается динамикой старшинства судебные разбирательства.Приоритет ( место ) была система назначений на государственные должности, основанная на иерархической ранжирование боярских семей и предшествующая служба. Судебные тяжбы были споры между военачальниками из-за служебных командировок (Коллманн 1999) . До 1540 г. судебных тяжб было от трех до пяти. случаев за десятилетие, но в 1540-х годах оно подскочило до 30 (в теории Коллманна). базы данных, см. сплошную кривую на рисунке 8.2). Еще один огромный скачок, более чем на 200, произошло в 1580-х гг.Таким образом, интенсивность судебного разбирательства по приоритету кажется чтобы обеспечить хороший индикатор предстоящей внутриэлитной борьбы.

    Рисунок 8.2. Судебная практика в России, 15001700. Сплошная кривая показывает динамический паттерн в базе данных, собранный Н.С. Коллманн; пунктирная линия показывает динамику в других базах данных, собранных Ю. М. Эскин (оба набора чисел приведены в Kollmann 1999: 138) .

    Неурожай 1546 г. привел к голод следующей зимой. Когда большой пожар охватил Москву в июне 1547 г. спровоцировало народное восстание, первое восстание в городе. с момента основания Москвы Княжество. Бунтовщики разрушили особняки многих бояр и убили одного из правящие магнаты Юрий Глинский. Молодой царь Иван IV взял дело в свои Руки. Он публично раскаялся на Красной площади и пообещал править в интересы народа (Рязановский 2000: 145) .В 1549 г. он созвал Собор всех земель ( земский собор, ), учреждение, подобное Генеральные штаты), что в дальнейшем способствовало нормализации ситуации. В Первые два десятилетия царствования Ивана IV известны как добрая половина царствования (Рязановский 2000: 145) . Правительство Ивана IV провело военную реформу. и местное правительство, а также приняли новый кодекс законов.

    Рост налогообложения

    Добрая половина княжения Ивана IV также видел длительные и интенсивные внешние войны.На восточном фронте Москва преуспела в поражение и присоединение земель казанских и азраханских татар (155–256). На западном фронте Ливонская война (155782 г.) против поляков и шведов. сначала привел к некоторым успехам, но в конечном итоге закончился поражением и потерей территория. Помимо геополитических целей этих войн, они также служили цель обеспечения элит, особенно бедных, занятость и добыча.

    Эти войны были чрезвычайно дорогими и привело к резкому усилению государственного давления на крестьян (Рисунок 8.3). Как мы отмечали выше, крестьянское потребление в отдельных частях Новгородской земли был уже на минимальном устойчивом уровне (15 пудов или 250 кг в год) еще до того, как Ливонская война. Необходимо было добыть дополнительно 34 пуд (60 кг) зерна. при голоде и эпидемиях. Это действительно то, что произошло, например, в Деревский район (AHNWR 1971: II: Таблица 36) .

    Рисунок 8.3.Динамика госпошлины по Бежецкой Район (в кг зерна на 1 домохозяйство) (Нефедов 2003) .

    8.4 Кризис (15651615)

    В 1565 году Иван IV создал отдельную учреждение, именуемое опричниной (из оприч отдельно или рядом), что разделил государство, элиты и все общество пополам (Рязановский 2000: 150) .Иван создал отдельные административные структуры для опричнина и остальная часть страны, земщина , которым по-прежнему управляла боярская дума. Было два набора чиновники, один для опричнины, другой для земщины. Сельская местность тоже был разделен на две части, и многие помещики на территории опричнины были переданы, в то время как их земли были переданы новым слугам царь, называл опричники .Скрынников (1996) определил, что более 150 магнатов, почти все княжеского статуса, были перенесены в Казанский край.

    Вначале был один тысяч опричников, но со временем их количество выросло до шести тысяч. Настоятельно призвал при Иване IV опричники установили террор против бояр, их родственники и соратники. Был разрушен ряд городов, самый известный из которых — Новгород. приспешниками царей.Это выглядело так, как будто в стране бушевала гражданская война. Московское государство, но своеобразная гражданская война, нападавшие не встретили сопротивления. (Рязановский 2000: 151) .

    По сути, опричнина была переворотом сверху, в котором Иван IV использовал один сегмент элит (и претендентов на элиту) для ведения гражданской войны против остальное. Как только опричники сыграли их роль, они, в свою очередь, были подавлены.В 1572 году Иван объявил опричнину. отменен.

    Именно в этот период интенсивного внешний и внутренний конфликт (Ливонская война и опричнина), когда Россия пережили демографическую катастрофу первой величины. Конкретный триггер в 1567 году был неурожай. Само по себе это не было редкостью. провалился в средневековой Руси в среднем каждые 67 лет. Обычно такие неурожаи не приводили к голод, потому что крестьяне в качестве меры предосторожности хранили зерно на несколько лет.Однако усиление налогового давления (рис. 8.3), которое накладывается на экономическая система, доведенная до предела из-за перенаселения, означала, что крестьяне не могли позволить себе хранить достаточно зерна, чтобы прокормить их в период нехватки. В результате зимой в центральных регионах разразился сильный голод. из 15678. Цены на зерно выросли в 810 раз. В следующем год цены остались на том же высоком уровне, а голод стал хуже (Скрынников 1975: 162, Колычева 1987: 177) .В 1570 году голод сменился чумой. Это был один из те ужасные эпидемии средневековья, которые случаются примерно раз в столетие и оставляют после себя почти полностью обезлюдевшие города и села, писала Е. И. Колычева (1987: 178) . Великий голод продолжался во время чумы. Там были многочисленные сообщения о каннибализме (Schtaden 1925: 92) .

    Голод, чума и интраэлита конфликты ослабили способность государства отражать внешние вторжения.В В 1571 году крымский хан Девлет-Гирей собрал огромное войско и вторгся в Московию. Татары напали и сожгли Москву, убив сотни тысяч человек. Территория вокруг Москвы и к югу от нее была опустошена (Скрынников 1975: 163, Колычева 1987: 182) . Когда татары ушли, они унесли с собой 100 000 заключенных будут проданы на невольничьем рынке Каффы. В конце 1570-х гг. Ливонская война вступила в завершающую фазу, результатом которой стала потеря все территории, завоеванные Москвой ранее в войне, и даже потеря некоторых дополнительных городов шведам.В война окончательно закончилась мирными договорами 1582 г. с Польшей и 1583 г. Швеция (Рязановский 2000: 152) .

    Мы можем оценить масштаб катастрофы 1570-х годов, обратившись к наиболее документированному региону, Северо-Запад (Нефедов 2003) . В Деревском районе треть крестьянских наделов ( обежи, ) опустела из-за смертности. в результате голода и чумы.Остальные наделы бросили крестьяне. не в состоянии выполнять свои налоговые обязательства. В Деревском районе три пятых участки были заброшены, хотя неизвестно, какая доля была связана с смертность, а что до эмиграции. Части Бежецкий район потерял 40 процентов населения от голода и болезней. Некоторое представление о том, что произошло в центральном регионе, можно получить из состояние усадеб Троице-Сергиева и Иосифо-Волоколамского монастыри.По Москве, где влияние татарского нашествия было самым тяжелым, 90 процентов Ранее возделываемые земли были заброшены. В Суздальском районе ( уезд ) доля безлюдных земель было 60 процентов, в Муромском районе 36 процентов, в Юрьев-Польском Район18 процентов. Некоторые из этих земель, несомненно, были заброшены в результате крестьян, переезжающих в другие места. Однако масштабы такой эмиграции могли не были очень большими, потому что московские рубежи, где земля была в изобилии, были особенно опасны в 1570-х годах.Южный рубеж увидел три крупных нашествия кочевников, в то время как Волга регион был охвачен восстанием. Таким образом, не было региона, где крестьяне может переместить и массу , и это вероятно что только что приведенные цифры свидетельствуют об огромном масштабе смертности влияние на население России в 1570-е годы (Нефедов 2003) .

    Как обычно, убыль населения принесло некоторое улучшение экономических условий для простолюдины.Таким образом, в 1570-е годы дневная заработная плата резко выросла. Вологодские батраки в 1576 году зарабатывали 3 денга в день, а четверть зерна стоила 23 денга. Реальный зарплата, таким образом, составила 9,3 кг. зерна в день, или в 2,5 раза больше, чем десять лет назад. В Иосифо-Волоколамский монастырь реальная заработная плата чернорабочих также выросла в раз. из 2,5. Заработная плата квалифицированных рабочих, таких как плотники и портные, выросла вдвое. Аналогичное повышение заработной платы произошло и в других религиозных домах (Нефедов 2003) .

    Еще один признак сокращения численности населения Давление оказало падение арендной платы за землю (Нефедов 2003) . Оброк ( оброк ) на дворянских усадьбах упало в три раза, с 1012 до 34 пудов. на душу. На государственной земле арендная плата снизилась примерно вдвое. Барщинные обязательства также снизились в 2 раза или 3 (Нефедов 2003) .

    Таким образом, демографическая катастрофа 1570-е годы не привели к повышению уровня эксплуатации крестьян, поскольку некоторые историки утверждали, но, наоборот, о значительном облегчении бремени.Но это также означало, что способность государства и элит извлекать ресурсы, полученные от крестьян, использующих экономические методы, значительно сократились. В В реальном выражении налоги, уплачиваемые каждым домохозяйством, сократились в 3, 4 или даже 5 раз, как в Шелонский район под Новгородом. К 1576 г. государственные доходы со всей Новгородской земли сократились вдвое, а в 1583 г. их было всего , одна двенадцатая из предкатастрофный уровень (Воробьев, Дегтярев 1986: 168) .

    Дворянские слуги тоже были жесткими ударить. Во многих имениях совершенно не хватало крестьян для обработки земли. Только 7 процентов земель обрабатывались в Московском районе ( уезд ), 25 процентов — в Коломенском районе. На Деревской Округ более трети прислуги не имели крестьян (AHNWR 1971: II: 71, Колычева 1987: 184) . Недостаток средств для содержания дворянства забросили свои имения.Московская армия, основная часть которой состояла из конные дворянские слуги потеряли половину своего числа (Schtaden 1925: 99, Скрынников 1988: 13) .

    Иван IV умер в 1584 году. его сын Федор (158498) был относительно мирным периодом, хотя Федор был слабоумные и власть снова оказалась в руках бояр. Этот перерыв между периодами высокой политической нестабильности, опричнина (156572) и Смутное время (160413 г.), вероятно, было связано с истощением потенциальные враждующие фракции, а не какое-либо прочное решение основных противоречие между перепроизводством элиты и сокращающейся численностью населения.

    Основная причина продолжающегося нестабильность, которая в итоге привела к краху государства и гражданской войне, известной в Русская история, как Смутное время, была острой нехваткой рабочей силы, экономический кризис элит и финансовый кризис государства. В ситуация была аналогична ситуации в Западной Европе после Черной смерти (см. Главы 2 и 4), где сокращение предложения труда, что привело к росту заработной платы и снижению ренты, побудило дворянство нанимать внеэкономические принудительные методы в попытке сохранить свои доходы.В Англии и Франции эти попытки не увенчались успехом, а в Польше и Пруссия элитам удалось закрепить крестьян (см. обсуждение в разделе 1.1). Два века спустя в России в аналогичных условиях элиты также могли навязать крепостное право крестьяне.

    Однако установка не могла решить экономические проблемы элит. Во времена правления Федора (158498) Русская армия насчитывала 80 тысяч кавалеристов, которые ежегодно получали платить (помимо служебных имений).Ежегодно 65000 кавалеристов служили на южный рубеж охраняет от набегов татар. Не все эти воины были дворянами, но, с другой стороны, не все дворяне получали жалованье. Таким образом, к концу шестнадцатого века было по крайней мере в три раза больше много дворянских слуг по сравнению с царём Василия III (150533), когда На степной границе служили 20 тысяч кавалеристов. Разумно предположить что общая численность дворянства увеличилась во столько же раз (в три или три раза). подробнее), тогда как население простолюдинов было примерно таким же, как при Василии III. из-за демографической катастрофы 1570-х гг.Другими словами, социальная пирамида стала чрезвычайно тяжелой к концу шестнадцатого века. Это ясно, что русские крестьяне не могли содержать такое количество дворянства, даже если они были лишены всех сельскохозяйственных излишков, которые они произведено. Это противоречие могло быть разрешено только путем умиротворения элиты. перепроизводство, что и произошло в первой половине семнадцатого века. век.

    Enserfment не было отдельным событием; скорее, это был процесс, который происходил поэтапно на протяжении многих десятилетий.А Ключевым периодом в эволюции крепостного права стал конец правления Федора. (158498) и правление Бориса Годунова (15981605), когда правительство, под давлением шляхты издал ряд законодательных актов, ограничили передвижение крестьян и продлили период, в течение которого беглый крепостной мог быть насильно возвращен своему господину.

    Enserfment дал помещикам больше власть извлекать излишки у крестьян.Вот, например, что случилось в Иосифо-Волокламском монастыре, где была предпринята первая попытка увеличения барщины на 50 процентов встретили сопротивление крестьян и должны были быть аннулирован (Корецкий 1970: 283-4, Крестьянская история 1990: 257) . Последующие инициативы домовладельцев были поддержаны центральная власть. В 1601-1603 гг. Барщина была удвоена во многих монастырях на царские указы.

    Из-за отрывочных данных нет количественные оценки могут быть сделаны об условиях крестьян на поместья сервиторов.Однако известно, что у мелкой шляхты было очень мало крестьян. Для Например, среднестатистического сервитора в Тульской области поддерживали всего четыре крестьянских дворов (Корецкий 1975: 86) , но он должен был каждый раз готовиться к военной службе. год. В результате большинство сервиторов были вынуждены лишить крестьянам все свои излишки, не оставляя им ничего для наращивания запасов на случай, если повторяющегося неурожая.

    Смутное время

    Социально-экономическая ситуация в первое десятилетие семнадцатого века было в определенном отношении похоже на сорок лет назад, хотя в 1560-х годах это была налоговая пресса государство, а не элиты, подтолкнувшее крестьян на грань выживания.В триггером снова был очень плохой урожай из-за холодной и влажной погоды в 1601. Почти сразу же цены на зерно начали расти. Весной 1601 г. четверть ржи в центральный район стоил 3032 денга, но следующей осенью уже был 6070 денег. В феврале 1602 г. цена на зерно достигла 1 рубля. денег) за квартал (Корецкий 1975: 118-9) . В 1602 году у многих крестьян не хватало всхожих семян, чтобы засеять поля. (потому что ранние заморозки 1601 г. повредили зерно еще до его уборки).Осенью цены на зерно достигли 3 рублей за квартал. В следующем 1603 году погода была хорошая, но поля были пусты, а голод только усугублялся. хуже (Скрынников 1988: 38) . Таким образом, катастрофа произошла не из-за трех лет непрекращающиеся дожди, как предлагали некоторые власти. На самом деле непогода была важный фактор только в первый год голода. Климат служил триггера, но объяснение продолжительности и серьезности катастрофы должно быть найденным в тяжелой социальной структуре, которая привела к безжалостному угнетение производительного класса элитами.

    Великий голод 16013 г. оказывая влияние на население, государство и элиты. Во-первых, это привел к огромным страданиям и огромному смертельному шоку, нанесенному основное население. Авраамий Палицин сообщил, что похоронено 127 тысяч человек только в Москве (Палицин 1955) . Другой свидетель написал, что треть москвичей Царство погибло от голода (Корецкий 1975: 131) .Голодающие крестьяне напали на дома зажиточных крестьян и поместья слуг. Начиная с осени 1602 г. вспышки бандитизма стали Эндемик многих регионов (Корецкий 1975: 208) .

    Во-вторых, это привело к краху государственных финансов. Правительство Бориса Годунова прошло внеочередно усилия по облегчению страданий простых людей (Даннинг 2004: 6970) .Он пытался контролировать цены, но безуспешно. Затем царь использовал государственные запасы зерна, продав излишки зерна по цене. половина рыночной цены и раздача буханок хлеба бедным без заряжать. Наконец, правительство было вынуждено потратить огромные суммы денег из-за раздача монет и хлеба бедным в Москве, Смоленск, Новгород, и Псков. В Москве, например, государственные агенты раздали еду и деньги примерно семидесяти тысячам человек каждый день (большая часть которых мигрировала из окрестностей).В конце концов, эти раздачи пришлось прекратить из-за истощения казначейства (Даннинг 2004: 70) .

    В-третьих, голод создал огромную пул разочарованных и отчаявшихся контрэлит. Мелкое дворянство попало в голод не хуже крестьян. Многие из них были вынуждены продать себя рабство ради выживания. В 1602 году продажи рабов были в девять раз больше, чем в обычные годы (Даннинг 2004: 69) .Обученные кавалеристы, продающиеся в рабство, не работали в сельском хозяйстве или по дому; вместо этого они присоединились к вооруженные свиты магнатов как элитные военные рабы. Как голод удлиненные, лорды оказались не в состоянии поддерживать свои большие свиты, и многие рассекают военных рабов на произвол судьбы. Эти люди были в отчаянии, вооружены и опасны, а их было очень много. Согласно по современным оценкам, двадцать тысяч бывших элитных военных рабов мигрировали в южный степной рубеж, где они пополнили ряды недовольных казаки и пограничники (Даннинг 2004: 72) .

    Безработные военные рабы, нищие слуги, беглые крепостные и казаки с южной границы составлял огромный пул рабочей силы для последующих восстаний и гражданских войны. Первая вспышка, так называемое восстание Хлопко, было немногим больше. чем большая банда бандитов, действовавшая в Подмосковье осенью 1603 года. они были окончательно подавлены им удалось нанести поражение правительству войска, посланные против них, убивают их командира.

    Следующее восстание (1604 г.) было более серьезные и в конечном итоге успешные в свержении государства. Его возглавил самозванец, который утверждал, что он князь Дмитрий, сын Ивана IV. Лжедмитрий начал свое вторжение в Россию при поддержке польских магнатов, но вполне вероятно, что заговор был инициирован и тайно поддержан некоторыми боярские фракции (Буссов 1961: 100) .Претендент собрал большую часть своей армии с южных штатов. приграничный район, где находилось большое количество пограничных казаков и прислужников. недавно к ним присоединился массовый приток бывших военных рабов, обездоленных слуги и беглые крепостные. В апреле 1605 г. внезапно скончался царь Борис, и коалиция магнатов, которую ему до этого удавалось удерживать, пала раздельно. К Лжедмитрию перешли большие слои элиты, и в июне он с триумфом вошел в Москву. 1605.

    Нам не нужно описывать события Подробно о последовавшей гражданской войне. Достаточно сказать, что Дмитрий был свергнут и убит фракцией бояр под предводительством Василия Шуйского в 1606 году. Шуйский стал царем, но был низложен в 1610 году. Тем временем ряд претендентов один за другим возникали, в том числе другой князь Дмитрий, который утверждал, что чудом избежал смерти от рук бояр.Был еще один народное восстание под предводительством Ивана Болотникова и иностранные интервенции Поляки и шведы (однажды российская корона была предложена Владиславу, сыну короля Польши). В 1611 году продолжающаяся внутренняя борьба и внешние вторжения вызвали мощный объединительный ответ российской элиты и народа. В 1613 г. Собрание AllLand ( земский собор, ) избрало Михаила Романова, отпрыска видного боярский род взошел на престол, положив конец Смутному времени.

    Голод закончился раньше: в 1604 г. хороший год для урожая. Демографическая катастрофа имела свой обычный позитив. влияет на реальную заработную плату. Заработная плата слуг в монастырях увеличена на 50 процентов по сравнению с предголодными годами (Никольский 1910) . Рожь стоила 32 денга за квартал, что было близко к уровень до голода.

    Итак, голодные и гражданские годы война привела к очередному сокращению населения, хотя ее масштабы, вероятно, были не так хорошо, как в 1560-1570-х годах.Сокращение населения привело к труду дефицит и рост реальной заработной платы. Однако пока после первой катастрофы реальная заработная плата увеличилась в 2,5 раза, после Смутного времени рост был порядка 1,5. Положение крестьян стало лучше, и процесс закрепления был де-факто откат. Пока все законы связывают крестьяне на землю продолжали существовать, на практике они были неисполнимы. Это Было очень трудно найти и вернуть беглых крестьян.Это был задача, выходящая за рамки возможностей большинства дворян, и не существовало государственных учреждений, чтобы оказать им помощь. Более того, как только ситуация стабилизировалась, правительство все, чтобы избежать агитации среди крестьян (Шапиро 1965: 67) . На южной границе крестьянам было дано законное право оставить дворянские имения (Тихонов 1966: 302) .

    Долгая и напряженная гражданская война сократилось количество элиты.Если в течение 1580-х годов количество кавалеристов, которые ежегодно служило на южной границе 65000 человек, в 1630 году только 15000 человек. элитные слуги могли явиться на пограничную службу (таблица 8.2).

    8.5 Заключение

    Конец междоусобная война около 1450 г. создала благоприятные условия для продолжительной рост населения. Вторая половина XV века характеризовалась изобилием земли, относительно высоким уровнем потребления крестьян, низким содержанием зерна цены, высокая реальная заработная плата и низкий уровень развития ремесел и урбанизации.Воцарился внутренний мир и порядок, в то время как внешне государство было вторгнуто в серия успешных войн за расширение.

    Первый признаки стагфляции стали заметны на Новгородской земле к началу XVI века, но в центральных районах Подмосковья они появляются только к середине века. Запасы свободной земли для внутренняя колонизация была истощена, и соотношение земли / крестьян стало все более низкими, что приводит к высоким ценам на зерно и низкой реальной заработной плате и нормы потребления.Сообщения о голоде и эпидемиях стали частыми в хроники. Крестьяне все больше мигрировали в города, поселки и в городах росло население, процветали торговля и ремесла.

    Интраэльский конкуренция и раздробленность усилились в середине шестнадцатого века. Рост социальной напряженности проявляется в попытках правительства при социальных реформах и снижении социально-политической стабильностиe.г., Московское восстание (1547 г.) и Опричнина Ивана IV (1565–1572). Стресс Ливонской войны мотивировал правительство должно увеличить налоговое бремя сверх устойчивых уровень. Извлечение не только излишков, но и ресурсов, необходимых для крестьянское воспроизводство довело систему до краха. В спусковым механизмом стали два года подряд неурожаев (1567 и 1568). Поскольку предыдущее государственное взыскание не оставило крестьянам подушки безопасности, эти естественные бедствия привели к ужасному голоду.За голодом последовала эпидемия и катастрофическое внешнее нашествие крымских татар. Действуя в сочетании эти факторы привели к коллапсу населения 156871.

    Тяжелая сокращение населения привело, как обычно, к повышению уровня жизни простолюдины. Однако численность элит оставалась очень высокой. Лучшая заработная плата и более низкая арендная плата в сочетании с меньшей производительностью населения приводит к резкому снижение доходов элиты.Элитные земельные сервиторы были опорой русскую армию, но на данный момент большинство из них не смогли вооружить themsleves и служат на границе. Таким образом, правительство было вынуждено связать крестьянам сажать, чтобы дать слугам больше возможностей увеличивать арендная плата. Enserfment привел к значительному повышению уровня добыча ресурсов у крестьян, особенно мелкими слугами, у которых только несколько крестьян, чтобы содержать себя.

    за социально-политической нестабильностью 1560-1570-х гг. последовала относительно мирная интерлюдия 1580-1590-х годов. В этот период население вероятно, увеличился, но все равно был намного ниже докризисного уровня. Таким образом основное противоречие между слишком большим количеством элитных слуг и слишком малым количеством крестьян было неразрешенный. Давление помещиков на крестьян привело к тому, что последние ненадежно существовать на грани голода, не имея никаких резервов на случай неурожая.Неурожай 1601 года спровоцировал еще один массовый голод. В течение следующих трех лет население в целом пережило массовые смертности, государство истощило казну, безуспешно пытаясь смягчить последствия голода, и огромное количество обученных и экипированных военнослужащие остались без средств к существованию. Результатом стал кровопролитная и затяжная гражданская война, известная как Смутное время.

    Это внутренняя борьба привела к сокращению численности элиты, но социальная равновесие не было полностью достигнуто.Вторая демографическая катастрофа привело к очередному сокращению численности населения и повышению качества жизни для крестьян, а доходы элиты снова снизились. Таким образом, экономическая Положение элит после Смутного времени оставалось тяжелым.



    Антиосманская политика и права на транзит: торговля шелком в семнадцатом веке между Сефевидским Ираном и Московией

    rudí matthee

    АНТИОТОМАНСКАЯ ПОЛИТИКА И ПРАВА НА ТРАНЗИТ

    Торговля шёлком СЕМНАДЦАТОГО ВЕКА БЕЛКУСИНА

    ИРЛАН

    Введение

    Представляя Сефевидский Иран как ступицу колеса соседних государств, можно быстро понять поверхностность нашего понимания различных спиц колеса.Более того, один отсутствует почти полностью. Об отношениях Сефевидов со странами, которые были тесно связаны с Ираном политикой и торговлей, отношения с Московским государством остаются практически неизвестными за пределами российской науки.

    Долгое время отделенная от Ирана, так как он был безлюдным кочевым народом, Московия была более далекой, чем Османская империя или Империя Великих Моголов, два других государства раннего Нового времени, имевших сходство в политической структуре и экономической политике. Эта ситуация начала меняться в шестнадцатом веке, когда его расширение на юг привело Москву к орбите, которую Сефевидский Иран объявил своей собственной.В последующем взаимодействии не было ничего от взаимной враждебности, проистекающей из конкурирующих интерпретаций общего религиозного наследия, которые характеризовали зачастую воинственные отношения Сефевидов и Османской империи. Два государства также не участвовали в культурном обмене, который характеризовал отношения между Сефевидами и Моголами. Вместо этого Россию и Иран в контакт привели общие материальные интересы, как политические, так и экономические, которые были тесно связаны с международной политической конфигурацией и моделями торговли на рубеже XVII века.

    Следующее обсуждение возьмет эти общие интересы в качестве отправной точки для изучения взаимодействия между Ираном и Московским государством с конца шестнадцатого до конца семнадцатого века, или периода, охваченного активным экономическим участием шаха Аббаса I. в Иране и царь Петр I в России соответственно. При этом я обязательно уделю пристальное внимание конечному обоснованию российско-иранской оси, османской угрозе для обоих, но я буду рассматривать их взаимные дипломатические ухаживания через призму главного объекта исследования, коммерческого измерения отношений и, в частности, , торговля шелком.1 Внимание к

    Cahiers du Monde russe, XXXV (4), octobre-décembre 1994, pp. 739-762.

    Количественная оценка раннего мелкомасштабного промысла в северо-восточной части Балтийского моря в конце 17 века

    1. Джексон JBC, Кирби MX, Бергер WH, Бьорндал К.А., Ботсфорд Л.В. и др. (2001) Исторический перелов и недавний крах прибрежных экосистем. Наука 293: 629–638 10.1126 / science.1059199. [PubMed] [Google Scholar] 2. Лотце Х.К., Ленихан Х.С., Бурк Б.Дж., Брэдбери Р.Х., Кук Р.Г. и др.(2006) Истощение, деградация и восстановительный потенциал эстуариев и прибрежных морей. Наука 312: 1806–1809 10.1126 / science.1128035. [PubMed] [Google Scholar] 3. Саенс-Арройо А., Робертс К.М., Торре Дж., Кариньо-Ольвера М., Хокинс Дж. П. (2006) Ценность свидетельств о прошлом изобилии: морская фауна Калифорнийского залива глазами путешественников 16-19 веков. Рыба Рыба 7: 128–146 10.1111 / j.1467-2979. 2006.00214.x. [Google Scholar]

    4. Холм П., Марбо А.Х., Поулсен Б., Маккензи Б.Р. (2010) Популяции морских животных: новый взгляд в прошлое.В: Макинтайр А.Д., редактор. Жизнь в Мировом океане: разнообразие, распространение и изобилие. Оксфорд, Великобритания: Wiley-Blackwell. 3–23. 10.1002 / 9781444325508.ch2.

    5. Фортибуони Т., Либралато С., Райцевич С., Джованарди О., Солидоро С. (2010) Кодирование рассказов ранних натуралистов о долгосрочных изменениях сообщества рыб в Адриатическом море (1800–2000 гг.). PLoS ONE 5 (11): e15502 10.1371 / journal.pone.0015502. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 6. Охавеер Х., Маккензи Б.Р. (2007) Историческое развитие рыболовства в Северной Европе: реконструкция хронологии взаимодействий между природой и человеком.In: Fish Res Spec Issue Оджавир Х., Маккензи Б.Р., редакторы. История популяций морских животных и их эксплуатации в Северной Европе. 87 (2–3): 102–105 10.1016 / j.bbr.2011.03.031. [Google Scholar] 7. MacKenzie BR, Ojaveer H, Eero M (2011) Историческая экология дает новые идеи для управления экосистемами: пример восточно-балтийской трески. Морская политика 35: 266–270 10.1016 / j.marpol.2010.10.004. [Google Scholar] 8. Hoffmann RC (1996) Экономическое развитие и водные экосистемы в средневековой Европе. Am Hist Rev 101: 631–669.[Google Scholar] 9. Hoffmann RC (2004) Краткая история использования водных ресурсов в средневековой Европе. Helgol Mar Res 59: 22–30 10.1007 / s10152-004-0203-5. [Google Scholar] 10. Фуллер Б., Мюльднер Г., Ван Нир В., Эрвинк А., Ричардс М. П. (2012) Анализ соотношения стабильных изотопов углерода и азота в пресноводных, солоноватых и морских рыбах из бельгийских археологических раскопок (1-е и 2-е тысячелетия нашей эры). J анальный в спектром 27: 807–820 10.1039 / c2ja10366d. [Google Scholar] 11. Барретт Дж. Х., Локер А. М., Робертс С. М. (2004) Истоки интенсивного морского рыболовства в средневековой Европе: свидетельства из Англии.Proc R Soc Lond B 271: 2417–2421 10.1098 / rspb.2004.2885. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 12. Bolster WJ (2008) Включение океана в историю Атлантики: морские сообщества и морская экология в Северо-Западной Атлантике, 1500–1800 гг. Am Hist Rev 113: 19–47. [Google Scholar]

    13. Барретт Дж., Джонстон К., Харланд Дж., Ван Нир В., Эрвинк А. и др. (2008) Обнаружение средневековой торговли треской: новый метод и первые результаты. J Archaeol Sci 35, 850–861. 10.1016 / j.jas.2007.06.004.

    14. Барретт Дж. Х., Ортон Д., Джонстон С., Харланд Дж., Ван Нир В. и др.(2011) Интерпретация распространения морского рыболовства в средневековой Европе с использованием анализа стабильных изотопов археологических костей трески. J Archaeol Sci 38: 1516–1524 DOI: 10.1016 / j.jas.2011.02.017 [Google Scholar] 15. Bolster J (2006) Возможности в истории морской окружающей среды. Environ Hist 11: 567–597. [Google Scholar] 16. Lotze HK, Worm B (2008) Исторические основы для крупных морских животных. Тенденции Ecol Evol 24: 254–262 10.1016 / j.tree.2008.12.004. [PubMed] [Google Scholar]

    17. Ван Нир В., Эрвинк А. (2010) Определение «естественных» рыбных сообществ для целей управления рыболовством: биологические, исторические и археологические подходы.В: Брюс С., редактор. Экологии и экономика в Европе средневековья и раннего Нового времени. Лейден / Бостон: Брилл. 193–223.

    18. van Dam PJEM (2009) Рыба для застолья и поста: потребление рыбы в Нидерландах в позднем средневековье. В: Sicking L, Abreu-Ferreira A, редакторы. Помимо улова: промысел в Северной Атлантике, Северном море и Балтике, 900–1850 гг. Северный мир: Северная Европа и Балтика c. 400–1700 гг. Н. Э. Народы, экономика и культуры, 41. Лейден, Бостон: Brill. 309–336.

    19. Маккензи Б.Р., Багер М., Охавеер Х., Авебро К., Хейно У. и др. (2007) Изменчивость в масштабе нескольких десятилетий в промысле трески в восточной части Балтийского моря в 1550–1860 гг .: доказательства и причины. In: Fish Res Spec Issue Оджавир Х., Маккензи Б.Р., редакторы. История популяций морских животных и их эксплуатации в Северной Европе. 87 (2–3): 106–119 10.1016 / j.fishres.2007.07.003. [Google Scholar] 20. Ортон, округ Колумбия, Маковецки Д., де Ру Т., Джонстон С., Харланд Дж. И др. (2011) Стабильные изотопные свидетельства позднесредневекового (14-15 вв.) Происхождения промысла восточно-балтийской трески ( Gadus morhua ).PLoS ONE 6 (11): e27568 10.1371 / journal.pone.0027568. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 21. Гаумига Р., Карлсонс Г., Узарс Д., Оявер Х. (2007) Промыслы в Рижском заливе (Балтийское море) в конце 17 века. In: Fish Res Spec Issue Оджавир Х., Маккензи Б.Р., редакторы. История популяций морских животных и их эксплуатации в Северной Европе. 87 (2–3): 120–125 10.1016 / j.fishres.2007.04.003. [Google Scholar]

    22. Kraikovski A, Lajus J, Lajus D (2008) Рыболовство на юго-восточном побережье Финского залива и прилегающих речных бассейнах, 15–18 вв.В: Лиля С., редактор. Leva vid Östersjönskust. En antologi om resursutnyttjande på båda sidor av Östersjön ca 800–1800. Стокгольм: Сёдертёрн. 197–216.

    23. Крайковский А., Лаюс Дж. (2008) К истории рыболовства на Неве: источники, методы, общие тенденции (15–18 вв.). В: Лиля С., редактор. Leva vid Östersjönskust. En antologi om resursutnyttjande på båda sidor av Östersjön ca 800–1800. Стокгольм: Сёдертёрн. 217–226.

    24. Индреко Р. (1932) Kiviaja võrgujäänuste leid Narvas (Находка рыболовной сети каменного века, остающаяся в Нарве) (на эстонском языке).Eesti Rahva Muuseumi Aastaraamat 8: 48–67. [Google Scholar]

    25. Индреко Р. (1948) Die mittlere Steinzeit в Эстляндии. Mit einer Übersicht die Geologie des Kunda-Sees von K. Orviku. Стокгольм: Kungliga Vitterhets Historie och Antikvitets Akademiens Handlingar. 427 с.

    26. Kriiska A (1996) Поселения каменного века в низовьях реки Нарвы, Северо-Восточная Эстония. Прибрежная Эстония. Последние достижения в истории окружающей среды и культуры. Rixensart: ПАКТ 51: 359–369. [Google Scholar]

    27.Лыугас Л. (1999) Постледниковое развитие фауны рыб и тюленей в водных системах Восточной Балтики. В: Бенеке Н., редактор. Голоценовая история европейской фауны позвоночных: современные аспекты исследований. Archäologie in Eurasien 6. Берлин: Немецкий археологический институт. 185–200.

    28. Сборник МАМЖ (1913) Сборник Московского Архива Министерства Юстиции, Том V: Псков и его пригороды, книга первая.Москва: Печатня А. Снегиревой. 502 с.

    29. Маккензи Б.Р., Багер М., Охавеер Х., Авебро К., Хейно У. и др. (2007) Изменчивость в масштабе нескольких десятилетий в промысле трески в восточной части Балтийского моря в 1550–1860 гг .: доказательства и причины. In: Fish Res Spec Issue Оджавир Х., Маккензи Б.Р., редакторы. История популяций морских животных и их эксплуатации в Северной Европе. 87 (2–3): 106–119 10.1016 / j.fishres.2007.07.003. [Google Scholar] 30. Поульсен Б., Холм П., Маккензи Б. Р. (2007) Долгосрочная (1667–1860) перспектива воздействия рыболовства и изменчивости окружающей среды на промысел сельди, угря и сига в Лим-фьорде, Дания.In: Fish Res Spec Issue Оджавир Х., Маккензи Б.Р., редакторы. История популяций морских животных и их эксплуатации в Северной Европе. 87 (2–3): 181–195 10.1016 / j.fishres.2007.07.014. [Google Scholar]

    31. Moora A (1964) Peipsimaa etnilisest ajaloost (Об этнической истории Чудского озера (на эстонском языке). Таллинн: Eesti Riiklik Kirjastus. 366 p.

    32. Nyenstädt F (1838) Livländische Chronos Handbuch. В: Редактор Тилеманн Г. Monumenta Livoniae Antiquae Том 2. Рига.1–166.

    33. Петров А.В. (1901) Город Нарва (город Нарва). Санкт-Петербург: Типография Министерства Внутренних Дел. 520 с.

    34. Пуллат Р. (1992) Eesti linnarahvastik 18. sajandil (Городское население Эстонии в 18 веке) (на эстонском языке). Таллинн: Олион. 223 с.

    35. Палли Х. (1993) Население Эстонии в последние десятилетия шведского периода. Stockh Stud Engl 11: 195–208. [Google Scholar]

    36. Hansen HJ (1858) Geschichte der Stadt Narva. Дерпт: Генрих Лаакманн.396 с.

    37. Баер К.Е. (1860) Исследования о состоянии риболовства в России. Том I: Рыболовство в Псковском и Чудском озерах iv Балтийском море. Том 1. Рыболовство в Чудском и Псковском озерах и в Балтийском море. Санкт-Петербург: Типография В. Безобразова. . 1–97.

    38. Liiv O (1937) Eesti majandus Rootsi ajal (Экономика Эстонии в период шведского владычества) (на эстонском языке). В: Сепп Х., Лийв О., Вазар Дж., Редакторы.Eesti majandusajalugu I. Тарту: Akadeemiline Kooperatiiv. 153–260.

    39. Бергстрём Л., Бергениус М., Аппельберг М., Гардмарк А., Олссон Дж. И др. (2012) Индикаторная оценка состояния прибрежных рыбных сообществ Балтийского моря в 2005–2009 гг. HELCOM Balt Sea Environ Proc 131: 1–92. [Google Scholar] 40. Küng E (1997) Narva elanikkonna suurusest 17. sajandi keskel (Численность населения Нарвы в середине 17 века (на эстонском языке). Eesti Ajalooarhiivi Toimetised 2: 39–63. [Google Scholar]

    41.фон Баер К.Э. (1854 г.) «Материален цу эйнер Гешихте де Фишфанж в Русланде унд ден ангрэнзенден Мерен». Санкт-Петербург: Kaiserliche Akademie der Wissenschaften. 75 с.

    42. Тувикене Л., Саат Т. (2003) Vendace, Coregonus albula (L.). В: Оджавер Э., Пиху Э., Саат Т., редакторы. Рыбы Эстонии. Таллинн: Издательство Эстонской Академии. 114–120.

    43. Holm P (1996) Уловы и рабочая сила в датском рыболовстве, c1200–1995, In: Holm P, Starkey DJ, Thór J, editors. Основные события, в The North Atlantic Fisheries, 1100–1976: Национальные взгляды на общий ресурс.Эсбьерг: Ассоциация истории рыболовства в Северной Атлантике. 177–206.

    44. Оявер Х., Авебро К., Карлсдоттир Х.М., Маккензи Б.Р. (2007) Рыболовство в Балтийском море в Швеции в 1868–1913 гг .: пространственно-временная динамика улова и промыслового усилия. In: Fish Res Spec Issue Оджавир Х., Маккензи Б.Р., редакторы. История популяций морских животных и их эксплуатации в Северной Европе. 87 (2–3): 137–145 10.1016 / j.fishres.2007.07.010. [Google Scholar]

    45. Jahnke C (2009) Средневековый промысел сельди в западной части Балтики.В: Sicking L, Abreu-Ferreira A, редакторы. Помимо улова: промысел в Северной Атлантике, Северном море и Балтике, 900–1850 гг. Северный мир: Северная Европа и Балтика c. 400–1700 гг. Н. Э. Народы, экономика и культуры, 41. Лейден, Бостон: Brill. 157–186.

    46. Хорнборг Э. (1965) Suomen Historia (История Финляндии) (на финском языке). Порвоо, Хельсинки: Söderström. 335 с.

    47. Ojaveer E (2003) Балтийская сельдь, Clupea harengusmbr as L. In: Ojaveer E, Pihu E, Saat T, editors.Рыбы Эстонии. Таллинн: Издательство Эстонской Академии. 58–79.

    48. Säinas A (1939) Talinoodapüügist Eesti põhjarannikul (Зимний невод на северном побережье Эстонии) (на эстонском языке). Eesti Kalandus 7 (2): 49–50. [Google Scholar]

    49. Раннак Л., Арман Дж., Кангур М. (1983) Lõhe ja meriforell (Лосось и морская форель) (на эстонском языке). Таллинн: Валгус. 152 с.

    51. Тарасов И.И. (2009) Рыболовство в средневековой Ладоге. В: Селин А.А., редактор. Староладожский сборник 7.Санкт-Петербург: Нестор-История. 177–184.

    52. Маковецкий Д. (2001) Некоторые замечания о средневековой рыбной ловле в Польше. В: Buitenhuis H, Prummel W., редакторы. Животные и человек в прошлом. Очерки в честь д-ра А. Т. Клэсона, заслуженного профессора археозоологии Государственного университета Гронингена, Нидерланды. Гронинген: ARC Publicatiae. 236–241.

    53. Jones ET (2000) Исландское рыболовство в Англии в период раннего Нового времени. В: Старки Д. Д., Рид С., Эшкрофт Н., редакторы. Морское рыболовство Англии: коммерческое рыболовство Англии и Уэльса с 1300 года.Лондон: Чатем. 105–110.

    54. Поульсен Б. (2008) Голландская сельдь: экологическая история, c. 1600–1860. Амстердам: Академическое издательство Аксант. 264 с.

    55. Сабанеев Л.П. (1992) Рыбы России, том второй. Москва: Терра. Рыбы России, часть вторая. 575 с.

    56. Lundberg S, Svanberg I (2010) Каменный гольц в Стокгольме, Швеция, и королевские рыбные пруды в семнадцатом и восемнадцатом веках. Arch Nat Hist 37: 150–160 10.3366 / E026095410

    03. [Google Scholar] 57. Luts A (1969) Pilk Eestimemekalastuse ajalukku (Взгляд на историю морского рыболовства Эстонии (на эстонском языке). Eesti Loodus 12: 213–219. [Google Scholar]

    58. Робертс К.М. (2007) Неестественная история моря. Вашингтон, округ Колумбия: Island Press. 456 с.

    59. Пиннегар Дж. К., Энгельхард Г. Х. (2008) Феномен «смещения базовой линии»: глобальная перспектива. Обзор биологии рыб и рыболовства 18: 1–16 10.1007 / s11160-007-9058-6. [Google Scholar]

    60.Benecke N (1986) Некоторые замечания о ловле осетровых в южной части Балтийского региона в средневековье. В: DC Brinkhuizen и AT Clason, редакторы. Рыба и археология. BAR International Series 294. Оксфорд: Tempus Reparatum. 9–17.

    61. Hoffmann RC (2010) Ошибки, звери и бизнес: некоторые повседневные и долгосрочные взаимодействия между биологией и экономикой в ​​доиндустриальной Европе. В: Cavaciocchi S, редактор. Le Interazioni fraconomia e ambiente biologico nell’Europa preindustriale: secc. XIII – XVIII — экономические и биологические взаимодействия в доиндустриальной Европе с 13 по 18 века.Фиренце: Издательство Университета Фиренце. 495–527.

    62. Вольф Т. (1986) Tragfähigkeiten, Ladungen und Masse im Schiffsverkehr der Hanse: Vornehmlich im Spiegel Revaler Quellen. Кёльн, Вена: Böhlau. 246 с.

    63. Михин В. С., Антипова О. П. (1932) Очерк рыбного хозяйства на Финском заливе. Известия ВНИОРХ. 15: 1–112. [Google Scholar] 64. Кучина Е.С. (1939) Материалы по промышленности и биологии лосося р. Луги (Материалы по рыболовству и биологии лососевых рыб).Известия ВНИОРХ 21: 157–175. [Google Scholar] 65. Баранникова И.А. (1962) Анализ влияния Нарвской ГЭС на ихтиофауну реки Наровы. Учёные Записки ЛГУ 311: 109–125. [Google Scholar]

    66. Титов С., Сендек Д. (2008) Атлантический лосось в российской части бассейна Балтийского моря. Санкт-Петербург: Коалиция Чистая Балтика. 22п.

    67. Mikelsaar N (1984) Eesti NSV kalad (Рыбы Эстонской ССР) (на эстонском языке).Таллинн: Валгус. 432 с.

    68. Ефимова А.И. (1966) Ерш Псковско Чудского водойома. Гидробиологические исследования. 4: 228–234. [Google Scholar] .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.