Живые мощи записки охотника краткое содержание: «Живые мощи» за 4 минуты. Краткое содержание рассказа Тургенева

Содержание

«Живые мощи» за 4 минуты. Краткое содержание рассказа Тургенева

Для охотника дождь — сущее бедствие. Такому бедствию подверглись мы с Ермолаем во время охоты на тетеревов в Белевском уезде. Наконец, Ермолай предложил пойти на хутор Алексеевка, принадлежавший моей матушке, о существовании которого я раньше не подозревал. При хуторке оказался ветхий флигель, нежилой и чистый, в котором я и переночевал. На следующий день я проснулся рано и вышел в заросший сад. Неподалёку я заметил пасеку, к ней вела узкая тропинка. Подойдя к пасеке, я увидел рядом с ней плетёный сарайчик, и заглянул в полуоткрытую дверь. В углу я заметил подмостки и маленькую фигуру на них.

Продолжение после рекламы:

Я уже пошёл прочь, как вдруг слабый, медленный и сиплый голос окликнул меня по имени: «Барин! Пётр Петрович!». Я приблизился и остолбенел. Передо мной лежало существо с высохшей, словно бронзовой головой. Нос узкий, как лезвие ножа, губ почти не видно, только белеют зубы и глаза, да из-под платка выбиваются пряди жёлтых волос. Из-под одеяла виднеются две крошечные высохшие ручки. Лицо было не безобразное, даже красивое, но страшное своей необычностью.

Оказалось, что это существо когда-то было Лукерьей, первой красавицей в нашей дворне, плясуньей и певуньей, по которой я — 16-летний мальчик — втайне вздыхал. Лукерья рассказала про свою беду. Лет 6 или 7 назад Лукерью помолвили с Василием Поляковым. Как-то ночью она вышла на крыльцо, и ей почудился Васин голос. Спросонья она оступилась у пала с крыльца. С того дна начала Лукерья чахнуть и сохнуть, ноги отказали. Ни один врач не смог ей помочь. Под конец она совсем окостенела, и её перевезли на этот хутор. А Василий Поляков потужил, да и женился на другой.

Брифли существует благодаря рекламе:

Летом Лукерья лежит в сарайчике, а зимой её переносят в предбанник. Она рассказала, что почти не ест, лежит, наблюдает за окружающим миром. Она приучила себя не думать и не вспоминать — так время быстрее проходит. Прочтёт молитвы, какие знает, и опять лежит безо всякой думочки. Я предложил забрать её в больницу, где за ней будет хороший уход, но Лукерья отказалась. Привыкнув к темноте, я ясно различал её черты, и даже смог отыскать на этом лице следы былой красоты.

Лукерья пожаловалась, что мало спит из-за боли во всём теле, но если уснёт, то сняться ей сны диковинные. Однажды приснилось Лукерье, будто сидит она на большой дороге в одежде странницы-богомолки. Проходит мимо неё толпа странников, а между ними — женщина, на голову выше других. Платье на ней не русское и лицо строгое, Спросила Лукерья женщину, кто она, а женщина ответила, что она — её смерть. Стала просить Лукерья смерть забрать её с собой, и смерть ответила, что придёт за ней после петровок. Только, бывает, целая неделя пройдёт, а Лукерья не заснёт ни разу. Как-то проезжая барыня оставила ей скляночку с лекарством против бессонницы, да только давно выпита та скляночка. Я догадался, что это был опиум, и обещал достать ей такую скляночку.

Продолжение после рекламы:

Я не мог не подивиться вслух её мужеству и терпению. Лукерья возразила, что многие люди страдали больше, чем она. Помолчав, я спросил, сколько ей лет. Оказалось, что Лукерье ещё не было 30-ти. Попрощавшись, я спросил, не надо ли ей чего. Лукерья попросила только, чтобы моя матушка уменьшила оброк для местных крестьян, а для себя — ничего.

В тот же день я узнал от хуторского десятского, что в деревне Лукерью прозвали «Живые Мощи», и нет от неё никакого беспокойства. Несколько недель спустя я узнал, что Лукерья умерла, как раз после петровок. Весь день перед смертью она слышала колокольный звон, который шёл с неба.

«Живые мощи» — краткое содержание рассказа И. С. Тургенева

Здесь даны основные сведения о рассказе И. С. Тургенева «Живые мощи», представлено его краткое содержание для читательского дневника и пересказ. Также дана краткая характеристика главных героев и других персонажей. В конце статьи указаны темы и основная мысль (идея) этого рассказа.

Краткие сведения о произведении

Рассказ «Живые мощи» Ивана Сергеевича Тургенева входит в сборник «Записки охотника», впервые опубликованный в 1852 году.

Это повествование о праведнице и страдалице Лукерье, душа которой приобрела особенную чуткость в восприятии жизни и высшего бытия.

Автор говорил, что в этом произведении описал реальный случай.

Главные герои
  • Лукерья — крепостная крестьянка лет 28–29, не встающая 6 лет с постели из-за болезни. Она безропотно принимает выпавшее на её долю испытание, благодарна людям за помощь.
  • Пётр Петрович — барин, увлечённый охотой, выступает в роли персонажа и рассказчика.

Другие персонажи
  • Ермолай — охотник.
  • Хуторской десятский.

Очень краткое содержание для читательского дневника

Однажды помещик Пётр Петрович ночевал на хуторе Алексеевке. Заглянув в сарайчик, стоящий около пасеки, он увидел там очень худую женщину, лежащую в углу на подмостках и укрытую одеялом. Это оказалась Лукерья, крепостная крестьянка матери Петра Петровича. Раньше она была красивой девушкой, певуньей и плясуньей. Однажды оступилась, упала с крыльца и с тех пор стала сохнуть, кожа её потемнела, и Лукерья стала похожа на мумию. Ходить она не могла, за ней ухаживали добрые люди. Лукерья не унывала, считая, что Бог её любит, если послал ей такое испытание. Она была благодарна Богу, что у неё есть пристанище, зрение, слух. Песни она петь не перестала, хотя голос ослабел. Лукерья стала учить песням девочку-сиротку.

Она попросила барина, чтобы он уговорил свою мать сбавить оброк с крестьян, так как здесь у них мало земли.

Хуторской десятский сказал Петру Петровичу, что Лукерью в деревне прозвали

«Живые мощи». Через некоторое время Пётр Петрович узнал, что Лукерья умерла, а перед смертью слышала колокольный звон с неба.

Краткий пересказ (более подробный, чем краткое содержание)

Когда помещик Пётр Петрович и Ермолай на охоте за тетеревами попали под дождь, они поехали в Алексеевку, хуторок, принадлежащий матери помещика.

Переночевав там во флигельке, Пётр Петрович пошёл побродить по саду и дошёл до пасеки. Рядом с ней был амшаник — плетёный сарайчик, в который на зиму ставят ульи.

Пётр Петрович заглянул туда и пошёл прочь, но остановился — его кто-то тихо позвал, назвав по имени-отчеству. Он подошёл к подмосткам в углу и увидел на них очень худую женщину, укрытую одеялом. Её голова была похожа на икону старинного письма. Кожа у неё была бронзового цвета, нос очень узкий, губ почти не было видно, а глаза были светлые, мертвенные. Женщина сказала, что она Лукерья, которая была запевалой и водила хороводы у матушки Петра Петровича.

Барин был поражён, он не понимал, как красавица Лукерья превратилась в такую мумию. Женщина рассказала ему, почему с ней случилось несчастье.

Лет 6–7 назад Лукерью помолвили за буфетчика Василия. Однажды ночью она вышла на крыльцо, чтобы послушать соловья. Вдруг ей почудилось, что Васин голос позвал: «Луша!..» Она спросонья оступилась и упала с крыльца. От удара о землю у неё что-то внутри словно порвалось. С тех пор Лукерья стала сохнуть. Она почернела, только лежала, не пила, не ела.

Барыня показывала её лекарям, посылала в больницу, но лекари не знали, что за болезнь у Лукерьи. Они пытались лечить, но безрезультатно. Лукерья совсем окостенела, и её привезли сюда, к родственникам.

Василий потужил да и женился на другой. Прошлой весной он приходил к Лукерье, разговаривал с ней.

За Лукерьей присматривают добрые люди. Она привыкла к своему положению и считает, что некоторым людям ещё хуже живётся: тем, у кого нет пристанища или глухим, слепым.

Чтобы не впадать в мысленный грех, Лукерья приучила себя не думать и не вспоминать, а только смотреть и слушать. Иногда она читает молитвы, но нечасто, так как считает, что не нужно просить Бога ни о чём — он лучше знает, что ей нужно. Лукерья считала, что Бог её любит, потому что послал ей испытание.

Пётр Петрович предложил Лукерье поместить её в хорошую больницу, но она отказалась, так как знала, что это бесполезно. Она сказала, чтобы Пётр Петрович не жалел её, так как к ней ходят молодые крестьянки, странницы, рассказывают ей новости. Да ей и одной хорошо. Она песни поёт и учит песням девочку-сиротку. И Лукерья спела барину песню «Во лузях».

На вопрос Петра Петровича, спит ли она, Лукерья ответила, что спит редко, но видит хорошие сны, во сне она всегда молодая и здоровая. Она рассказала барину о трёх своих снах: про Христа, про покойных родителей и про свою смерть.

Когда Пётр Петрович стал прощаться, Лукерья попросила, чтобы он уговорил свою матушку хоть немного сбавить оброку со здешних бедных крестьян, так как у них мало земли. Барин обещал ей это сделать.

Пётр Петрович поговорил о Лукерье с хуторским десятским. Тот сказал, что её в деревне прозвали «Живые мощи», что она ни на что не жалуется, а только благодарит людей.

Через несколько недель Пётр Петрович узнал, что Лукерья скончалась. Ему сказали, что в день кончины она слышала звон колоколов, но не из церкви, до которой 5 вёрст, а сверху.

Заключение к краткому пересказу

В рассказе И. С. Тургенева «Живые мощи» раскрыты темы:

  • крепостничество;
  • христианская вера;
  • покорность Божьей воле;
  • отношение человека к страданию своему и других людей;
  • долготерпение и сила духа.

Основная мысль (идея) рассказа «Живые мощи»: тем, кто верит, что чем больше страданий в этой жизни, тем больше готова душа к жизни на Небесах, легче переносить страдания. Сила духа помогает переносить мучения и не терять веру в людей и светлое будущее в Царствии Небесном.

Краткое содержание рассказа может пригодиться для заполнения читательского дневника, а краткий пересказ — для подготовки к уроку литературы.

«Живые мощи», краткое содержание рассказа Тургенева

В одной из французских пословиц говорится, что вид промокшего охотника такой же жалкий и несчастный, как и сухого рыболова. Это на себе испытали Ермолай и барин Петр Петрович. Они вышли пострелять тетеревов, но уже в лесу их настиг сильный дождь.

Ермолай предложил переждать непогоду в Алексеевке, которая принадлежит матери Петра Петровича, но барин даже не знал об этом. Охотник заночевал в старом флигеле. Свежим солнечным утром Петр Петрович вышел в сад, а затем заглянул на пасеку. Там он обнаружил плетеный сарай. Из любопытства барин заглянул в приоткрытую дверь и в глубине заметил человеческую фигурку. Охотник хотел было уйти, как вдруг с ним кто-то заговорил приглушенным голосом. Это заставило Петра Петровича насторожиться. Говорила фигура медленно, называла барина по имени и отчеству, просила подойти.

Петр Петрович вошел в сарай и замер. Перед его глазами предстало удивительное существо. Тело было накрыто одеялом, а две маленькие высохшие руки торчали поверх него. Голова тоже была высохшая, будто вылитая из бронзы. Из-под повязанного платка тускло виднелись желтые волосы. Однако лицо не казалось безобразным. Оно даже выглядело красивым, лишь пугало своей странностью.

Мало кто смог бы узнать в жалком существе Лукерью – первую красавицу этой деревни. Петр Петрович еще подростком был тайно влюблен в крестьянку. По просьбе барина несчастная женщина рассказала о своей беде.

В то время Лукерья собиралась замуж за Василия Полякова. Однажды ночью она вышла во двор послушать соловья, но оступилась, упала с крыльца и сильно ушиблась. С тех пор женщина утратила аппетит и стала чахнуть. Приходили врачи, но так и не смогли помочь. Постепенно Лукерья совсем усохла и уже не могла двигаться. Ее привезли в Алексеевку и поместили в этом сарайчике. Поляков сначала тосковал, но затем отыскал другую женщину и благополучно женился.

Оказалось, что страдалица почти ничего ни ест и очень мало спит. Она научилась лежать и почти не думать – так легче коротать часы одиночества. Лишь изредка читала молитвы. Когда Лукерья засыпала, к ней приходили странные видения.

Однажды приснилось, что сидит она на дороге, облаченная в одежду странницы-богомолки, а мимо нее проходит много людей. Среди них выделялась одна женщина со строгим выражением лица. Лукерья спросила прохожую: кто она такая? Женщина ответила, что она – сама смерть. Больная стала просить, чтобы та увела ее с собой, но смерть объяснила, что сейчас не до нее. А вот когда пройдут петровские праздники, она будет возвращаться и заберет Лукерью.

Бывало, несчастная лежала без сна целые недели. Как-то добрая женщина оставила больной лекарство от бессонницы. Но это средство уже давно выпито. Петр Петрович догадался, что это был опиум и пообещал достать Лукерье такого снадобья. Он был потрясен мужеством и терпением крестьянки. Но Лукерья не считала свою судьбу особенной. Она знала, что людям случалось переживать и не такие страдания.

Петр Петрович спросил у крестьянки, чем может облегчить ее страданья? Женщина ответила, что лично ей ничего не нужно. Если бы мать барина уменьшила местным крестьянам оброк, Лукерья была бы рада.

Оказалось, что женщина еще молода, ей не больше тридцати лет. Петр Петрович в тот же день узнал от хуторского десятского, что несчастную прозвали в деревне «Живые мощи». Никакого беспокойства от нее не было. Иногда наведывалась к больной девочка, приносила еду и воду.

Спустя несколько недель вещий сон Лукерьи сбылся. Перед смертью она весь день слышала с небес звон колоколов.

  • «Живые мощи», анализ рассказа Тургенева
  • «Отцы и дети», краткое содержание по главам романа Тургенева
  • «Отцы и дети», анализ романа Ивана Сергеевича Тургенева
  • «Первая любовь», краткое содержание по главам повести Тургенева
  • «Бежин луг», анализ рассказа Ивана Сергеевича Тургенева
  • «Первая любовь», анализ повести Тургенева
  • «Рудин», краткое содержание по главам романа Тургенева
  • «Муму», анализ рассказа Ивана Сергеевича Тургенева
  • «Бежин луг», краткое содержание рассказа Тургенева
  • «Рудин», анализ романа Ивана Сергеевича Тургенева
  • «Дворянское гнездо», анализ романа Ивана Сергеевича Тургенева
  • «Певцы», анализ рассказа Ивана Сергеевича Тургенева
  • «Дворянское гнездо», краткое содержание по главам романа Тургенева
  • «Накануне», анализ романа Ивана Сергеевича Тургенева
  • «Русский язык», анализ стихотворения в прозе Тургенева

По произведению: «Живые мощи»

По писателю: Тургенев Иван Сергеевич


Тургенев «Живые мощи»: краткое содержание — Тургенев И.С.

В плетеном сарайчике с совершенно высохшей головой лежала Лукерья: нос узкий, как лезвие ножа, зубы белые, жидкие пряди желтых волос, пальцы, как палочки. На нее нечаянно набрел охотник, знавший ее тогда еще, когда она в родном ему Спасском, имении Тургеневых ,слыла первой умницей, красавицей, привлекавшей всех мирным своим нравом, веселыми песнями и плясками.

И вот 7 лет лежит она в этой плетушке, лежит без движений, без людей, почти без впечатлений. Но Лукерья не мертвый скелет, в ней теплится еще жизнь; нити, связующие ее и миром, чрезвычайно тонки. Обреченная на полную неподвижность, весьма скудная внешними впечатлениями, богата зато, как это ни удивительно, внутренними переживаниями. Давно ушедшая от всех мелких, житейских интересов, она живет исключительно духовной жизнью. Она физически разбита, но духовно просветлена. Присущее народу смирение достигло в Лукерье идеальной высоты самоотречения личности, растворения ее «я» в окружающем, в любви всеобщей, ко всем тварям, к природе, к людям и самому Богу.

Но не совсем еще порвалась связь Лукерьи с внешним миром, тем более, что она любит мир поэтической любовью. К ней заходит девочка и приносит цветов, курочка зайдет, воробей залетит. Ведь у нее так тихо, что даже иногда ласточки прилетали и деток вывели: их писк умилял Лукерью. А то раз даже заяц забежал к ней и сел так близехонько. А вот зимой, так гораздо скучнее, света нет, а больше звуками живет, хотя и звуков так мало, разве сверчок затрещит али мышь где скрестись станет. К ней иногда заходят крестьянские девушки, погуторят меж собой и уйдут. А то вот забредет странница с далекого какого богомолья и много чудес расскажет бедной Лукерье. Нисколько не сетуя на судьбу, она просит охотника, к ней зашедшего, не жалеть ее, потому что, по ее глубокой вере, никто не может другому помочь: «Кто кому в душу войдет? Сам себе человек помогай». Это ведь не изречение стоика-мудреца, а святое, просто сказанное, убеждение простой несчастной русской крестьянки, обреченной на вечное лежание в этом убогом шалаше.

И когда автор рассказа выразил как-то удивление ее терпению, то с искренним смирением Лукерья указала ему на недосягаемые образцы терпения Симеона Столпника или вот на подвиг знаменитой девственницы Жанны дАрк, пошедшей на агорян. Решительно уклоняясь от какой бы то ни было помощи, Лукерья, всем довольная, просит за своих земляков, чтобы им жизнь облегчить, а ей, Лукерье, ничего не нужно; она живет не здешней уже жизнью, а высшей, духовной, в своем Христе, который почасту ей снится в белом одеянии. И в самый день кончины она все слышала колокольный звон, который шел, по ее словам, сверху: она и тут не посмела сказать: с неба. На этом заканчивает Тургенев «Живые мощи», краткое содержание которых мы изложили. Лукерья — это самый возвышенный образ, созданный чистым поэтическим вдохновением молодого писателя.

Источник: Пишем сочинения по рассказам И.С. Тургенева «Записки охотника». М.: «Грамотей», 2006

краткое содержание рассказа Тургенева // Брифли

Тургеневский рассказ «Живые мощи» входит в сборник «Записки охотника». Лето и половину осени 1846 года известный писатель провел за охотой в родовом имении Спасское Лутовино. В октябре, приехав в Петербург, он узнал, что руководителем литературного журнала «Современник» стали Н. Некрасов и И. Панаев, которые и предложили ему свое сотрудничество.

Вот в это самое время и создал свой потрясающий рассказ «Живые мощи» Тургенев. Анализ произведения говорит о том, что в нем писатель воплотил прекраснейший образ доброй, многострадальной и в тоже время смиренной русской души, полностью покорной воле Божьей.

Петр Петрович

Барин Петр Петрович, приехавший поохотиться на тетеревов в Белевский уезд, с егерем Ермолаем попадают в сильный ливень. Так начинает свой рассказ Тургенев («Живые мощи»). Краткое содержание дальше продолжается тем, что хоть и были они в непромокаемых плащиках, но охота сразу не заладилась: было неудобно, ветки обдавали водой, затекало даже за пазуху, да и собаки от воды сбили свое чутье. И тогда Ермолай предложил поехать в хуторок Алексеевку, принадлежащий матушке Петра Петровича.

Добравшись до места, они обнаружили нежилой чистенький флигелек, где и заночевали. На следующий день погода стояла солнечная и безоблачная.

Сарай

Надо отметить, что большим мастером на описание пейзажей был Тургенев. «Живые мощи» – рассказ, бесподобно описывающий благоуханную деревенскую природу, свежий воздух и щебетание жаворонков.

В общем, Петру Петровичу захотел пройтись, по тропинке он дошел до пасеки и там вдруг увидел плетеный сарайчик, куда обычно на зиму убирают ульи. Он открыл дверь и заглянул, потянуло запахом душистых сушеных трав – мяты и мелиссы. В углу стояли подмостки, где виднелась маленькая фигура, прикрытая одеялом.

Он хотел было закрыть дверь, но вдруг услышал, что кто-то его зовет. Он остолбенел от неожиданности и от того, что увидел практически усохшую бронзовую женскую голову с узким носом, тонкими губами, белыми зубами и бесцветными глазами, а из платка выбивались прядки рыжих волос.

Тургенев, «Записки охотника»: «Живые мощи»

Он произнес ее имя и спросил о том, что с ней произошло.

Писатель лихо закручивает сюжет, и становится необыкновенно интересно, кто эта женщина, и какая беда с ней приключилась.

Она стала рассказывать ему, что около семи лет назад ее помолвили с Василием Поляковым, видным и кудрявым буфетчиком барыни. Однажды ночью ей не спалось, вышла она на крыльцо, и послышался ей голос любимого. От неожиданности она оступилась и сильно упала. Вернувшись к себе в комнату, она поняла, что как будто бы в ней что-то оборвалось, тяжко стало, и заболела. Барыня по доброте своей врачам ее показывала, но они даже не смогли диагноз ее определить.

В барских домах калек держать было не принято, и больную девушку отправили сюда к родственникам. Жених ее погоревал, да и женился на другой.

Смысл произведения «Живые мощи»

Тургенев на примере образа горничной Лукерьи, тяжело заболевшей и без нареканий несшей свой крест, показывает насколько может быть терпелив и вынослив простой русский люд. Живя под гнетом крепостного права, в бедности и горе, сохраняет любовь к ближнему и окружающей среде, прощает обидчиков и помогает слабым, душой и сердцем предан Богу.

Даже в неподвижном состоянии Лукерья не чувствует себя несчастной, ведь есть случаи и похуже. Так и русский мужик терпит, думая, что это еще можно вынести, некоторым еще тяжелее. Он еще не готов к решительным действиям, открытой борьбе за улучшения своего состояния.

Автор сознательно подводит к мысли: как Лукерья, что прошла все испытания и мучения, но веры не потеряла, так и человек должен верить в счастливое будущее.

В своем произведении он также убеждает нас в том, что основные качества характера человека — сила и мощь души. Они присущи главной героине. Она даже в другой мир уходила достойно и с радостью.

Ищите нас здесь

Полумертвое существо

Лукерья продолжала свой рассказ тем, что вот уже много лет лежит она, летом здесь, в плетушке, а зимой – в предбаннике. Добрые люди ее не забывают. Лукерья рассказала, что сначала ей было томно, но потом она привыкла, и подумала, что ей еще не так уж и плохо, по сравнению с глухими и слепыми инвалидами и бездомными людьми.

Она даже отметила, что здоровому человеку очень легко согрешить, а от нее даже сам грех отошел. Дальше она стала рассказывать, что священник Алексей, когда стал ее причащать, сказал, что ей и исповедоваться не в чем, но она ему напомнила про мысленный грех, тогда батюшка отметил, что этот грех не такой уж великий. Лукерья добавила, что старается даже мысли плохие гнать от себя. Тургенев «Живые мощи» в буквальном смысле украшает снами Лукерьи.

«Живые мощи» рассказ И,С Тургенева

Конспект урока русской литературы в 8 классе.

Подготовила учительница русского языка и литературы

МКОУ « Ленинаульской общеобразовательной школы №2»

С. Ленинаул Казбековского района РД

Шамирзаева Пайнусат Мавсуровна

Тема урока Анализ рассказа « Живые мощи « И.С. Тургенева

Цель урока:

формировать у учащихся умение анализировать художественное произведение;

-раскрыть богатый духовный мир Лукерьи из рассказа «Живые мощи»;

-развивать связную речь учащихся.

Эпиграф урока:

Край родной долготерпенья—

Край ты русского народа!

Ф.Тютчев

ХОД УРОКА:

  1. Организационный момент.
  2. Объявление темы урока и целеполагание:
  3. Актуализация знаний учащихся.

Что такое стихотворение в прозе?

— Чем отличаются они от обычных стихотворений?

— Какие стихотворения в прозе Тургенева мы читали?

— Чему посвящено стихотворение в прозе « Как хороши, как свежи были розы»?

(Произведение «Как хороши, как свежи были розы» посвящено воспоминаниям героя. Лирическая миниатюра пронизана горечью и сожалением о прекрасных днях молодости. )

— Как построено стихотворение?

(Стихотворение построено на антитезе: светлые картины чередуются с изображением мрачного настоящего. Такому противопоставлению служат:

-поэтические образы свежих роз и одинокой гаснущей свечи;

-многочисленные эпитеты и метафоры.

-Противоположны и времена года.

События прошлого происходят теплым летом, а настоящего – морозной зимой. Очень важен в тексте и символ света: «горит одна свеча», «вечер тихо тает и переходит в ночь»,«все темней и темней», «свеча меркнет и гаснет».)

-Какое настроение вызывает у вас этот текст? (Становится грустно , ощущаешь конечность бытия человеческого, но символ розы пробуждает уверенность в том, что есть что-то вечное)

4. Объяснение новой темы.

Сегодня на уроке мы будем анализировать рассказ И.С. Тургенева из цикла «Записки охотника» «Живые мощи.

-Что такое цикл рассказов?

Цикл рассказов как жанровое понятие (циклизация). Циклизация (от греч.KYKLOS- «круг, колесо»)- объединение ряда произведений на основе идейно- тематического сходства, общности жанра, места или времени действия, образов персонажей, формы повествования стиля. Результатом такого объединения является цикл. ( Википедия)

До 1847 года г.Тургенев, который начал литературную деятельностьстихами , не имел известности ,как писатель, известность его в литературе началась с «Записок охотника». Основная тема и идея «Записок охотника» — изображение простого русского народа, крепостных крестьян. Здесь Тургенев дает оценку высоких духовных и нравственных качеств; показывает нравственное оскудение русского дворянства

Идея произведения – это протест против крепостного права.

« Записки охотника состоят из 25 произведений.

Все произведения , которые входят в цикл объединяют тема, общность содержания, взятого из обыденной жизни.

— Что представляет собой русский народ и подавляющее его большинство – крестьянство, каковы его духовные ресурсы ,как влияет на народ существующий общественно-политический строй и в первую очередь крепостное право ,если оно оказывает вредное влияние на общественную жизнь -на эти все вопросы можно найти ответ в « Записках охотника» И С Тургенева

В этот цикл входит и рассказ « Живые мощи»

— Очень интересно название рассказа « Живые мощи».

Что мы можем сказать о нем?

Разберем понятие «мощи»: это нетленные останки святых, которые способны творить чудеса. (В названии противоречие, заключенное в сочетании противоречивых понятий).

Используется стилистическая фигура, которая называется «оксюморон»

Что такое оксюморон?

Это прием, когда противоречивые явления связываются воедино.

В переводе с греческого «оксюморон» -«остроумная глупость», что само по себе является оксюмороном.

-Какой эпиграф взят автором к рассказу? («Край родной долготерпенья – // Край ты русского народа!». Ф.И. Тютчев).

2. Какой смысл в заглавии рассказа?

В рассказе Тургенева «Живые мощи» заглавие и эпиграф имеют глубокий смысл.

Не просто терпение , а именно «долготерпение» определяет основную черту характера Лукерье. В героине великое , безграничное терпение.

А заглавие- это основное понятие всего рассказа , которое раскрывает религиозно- философский смысл рассказа в целом.

Мощи- это бессмертие неживого, а в названии рассказа соединяются два значения:

«Живые мощи»- называют больного, истощенного, худого человека.

Нетленное тело угодника Божия

Это значение и раскрывается в рассказе И.С.Тургенева « Живые мощи»

Оно соотносится и с христианским понятием « Святые мощи»

-Как показывает автор встречу рассказчика с Лукерьей?( Знакомство вводится приемом

мотивировки . Рассказчик – охотник, которого застала в лесу непогода, и он решил переждать

ее на хуторке Алексеевка).

-Чьими глазами мы смотрим на главную героиню? (Автора-повествователя)

— Что связывало рассказчика и Лукерью

? (Лукерья была крепостной девушкой его матери, а он в шестнадцатилетний юноша, влюбленный в нее
).
— Какое чувство испытал рассказчик при встрече с Лукерьей?

(Изумление, удивление. Красавица Лукерья из его воспоминаний так отличалась с нынешней Лукерьей).

— А какую помнит он Лукерью

? (Красивую, веселую, умную, « хохотунью», «плясунью»талантливую девушкой, счастливо влюбленную: «…первая красавица,.. высокая, белая, румяная…»).

— А чем удивлен рассказчик, когда героиня, в ответ на его вопросы, рассказывает свою историю?

(Он удивлен тому, как героиня рассказывает о себе – «почти весело», не жалуясь на судьбу, не охая и вздыхая.).

— Каково движение чувств, настроения рассказчика от первой встречи до момента прощания?

(Он изумлен, удивлен даже немного испугался, ошеломлен, растерян. Он готов помочь Лукерье, отвести в больницу, показать врачам., облегчить страдания бедной девушки, лежавшей как мумие
).
— Дайте портрет героини

(Голова высохшая, одноцветная, будто бронзовая , нос узкий, как лезвие ножа, губ почти не видно, только зубы белеют и глаза, У подбородка движутся ,медленно перебирая пальцами, как палочками, две крошечных руки тоже бронзового цвета. лицо не только не безобразное, даже красивое, — но страшное, необычайное)

-Какое у героини отношение к природе, к животным.? ( находите в тексте)

-В чем находит утешение, жизненные силы?

(Духовное преодоление Лукерьей физической не­мощи произошло вследствие осознания ею жертвенности своего страдания, его необходимости для избавления других крестьян от мук и грехов­ности. Иными словами, Лукерья почувствовала свою причастность к Божьему откровению — и это наделило ее такой внутренней силою, какая далеко не всегда обнаруживается у людей в обычных условиях. Убежденность Лукерьи в том, что ее крест — залог благодатной любви Бога, позволяет ей обрести гармонию, единение с миром и средой. Оттого она вовсе не чувствует себя несчастной («многим хуже бывает»,— говорит она, хотя, каза­лось бы,— куда еще хуже?).

Через физическую беспомощность Лукерьи выявлена ее ничем не убитая тяга (как человека, выросшего в своих национальных верованиях) к беспредель­ной чистоте, истинной любви, к полному удовлет­ворению потребностей и совершенству.

В своем безнадежно-трагическом поло­жении Лукерья умеет не обеспокоить окру­жающих («Я смирная — не мешаю») и думать не о себе и своем горе, но о тех, кому «еще хуже бывает». «Нисколько не жалуясь и не напрашиваясь на участие», она сама сердечно участлива: радуется, что ее возлюбленный «жену нашел себе хорошую, добрую, и детки у них есть»; просит рассказчика угово­рить его мать-помещицу «хоть бы малость оброку» сбавить с бедняков-крестьян.

Несмотря на ужасное положение, Лукерья не жалуется, «благодаря за все». Терпеливость, без­ропотность, религиозность души Лукерьи проявились в ясном, спокойном отношении к испытанию: «Кто другому помочь может? Кто ему в душу войдет? Сам себе человек помогай!».

Я стал прощаться с нею, повторил ей мое обещание прислать ей лекарство, попросил ее еще раз хорошенько подумать и сказать мне — не нужно ли ей чего? — Ничего мне не нужно; всем довольна, слава богу,— с величайшим усилием, но умиленно произнесла она.— Дай бог всем здоровья! А вот вам бы, барин, матушку вашу уговорить — крестьяне здешние бедные, хоть бы малость оброку с них она сбавила! Земли у них недостаточно, угодий нет… Они бы за вас богу помолились… А мне ничего не нужно, всем довольна.)

—Как проявилась православная традиция (отношение к вере)?

(Лукерья не только сравнивает себя с людьми горшей судьбы, но и религиозно мотивирует свое восприятие своей судьбы и жизни людей.

— А то я молитвы читаю,— продолжала, отдохнув немного….

….Даже батюшке на духу рас­сказала. Только он так полагает, что это было не виде­ние, потому что видения бывают одному духовному чину.

«Томление» — это слово два раза произносится в рассказе: «Лгать не хочу — сперва очень томно было…»; «Только очень меня от жары растомило…».

Слово это имеет огромный смысл в христианстве и указывает на особое чувство человека: когда человек умирает, когда душа его готовится расстаться с телом, она томится, находится в особом состоянии: жалости от прощания с телесным миром и страха перед миром, в который она должна отойти. В рассказе «томление» Лукерьи связано с первым состоянием души — в ее отношении к телу.)

— Что же мы узнаем из так называемой исповеди о Лукерье? О её внутреннем мире?

(Она не просто смиренная, верующая в Бога крестьянка, а ещё и заступница за других. Сиротку учит пению, просит за крестьян в деревне (сбавить налоги), вся жизнь её – это безропотное несение креста, который дал ей Господь. Круг её общения- живая природа, да паломники заезжие.)

—Как она относится к греху?

( Она сильно боится греха и говорит, что здоровый человек может легко согрешить, а от нее грех отошел, потому что она больна. И это все от Бога. Но она хочет вымолить даже мысленный грех, на что отец Алексей отвечает , что мысленный грех не считается)

— Какое чувство осталось после прочтения? Что способствует этому?

5. Подведение итогов урока.

О чем мы говорили на уроке? Какую цель поставили перед собой?

(Раскрыть внутренний мир героини)

— Какой вывод можно сделать после чтения рассказа?

(Вывод:«Маленькая фигурка», «мумия», «полумертвое существо» го­ворит: «Только одна я — живая!» — и автор художественно убе­дительно доказывает правоту Лукерьи: она — живая, и телом, вроде бы совсем немощным, «полумертвым», и уже «осененной» душой, но по-прежнему способной к смирению и состраданию.)

— Обратимся к эпиграфу нашего урока, о чем он говорит?

Край родной долготерпенья—

Край ты русского народа!

Ф.Тютчев.

-Так в чем же сила духа Лукерьи? (В вере)

Лукерья прошла через страх , боль, она в жизни видела много горя ,но не потеряла веры. Человек не должен терять веры в светлое будущее. И.С.Тургенев своим рассказом убеждает нас , что главная черта человека- мощь души, которая прослеживается в каждом даже падшем человеке. От Лукерьи идет свет и сила. Это прекрасно! Вы должны знать, жизнь – разнообразна. Она нам может понести любой удар.. При любой трагедии, при любых обстоятельстваз нужно сохранить мощь души. Лукерья умирала светло, красиво – этому тоже надо учиться.

«Живые мощи» — это призыв Тургенева нас не только к доброте, состраданию, любви, не только размышления о проблемах современности, но и проникновение в ту духовную реальность, которая составляет смысл жизни любого человека.

Жизнь – быстротекущая река. Много непонятного для человека несет она периодами. Река жизни должна обрести спокойное, величавое течение. Иначе его забьет муть, задушит камыш.

7.Домашнее задание

: Написать отзыв на рассказ « Живые мощи», уметь отвечать на вопросы.

Христос

Она рассказала своему гостю, что иногда поет тихо сама про себя, а иногда читает молитвы, которых тоже немного знает: Отче наш, Богородицу, акафист Всех скорбящих.

Барин хотел было предложить лечение, но она наотрез отказалась и попросила не жалеть ее. А потом стала рассказывать про свои необычные сны.

Однажды видит она поле и рожь золотистую, в руках у нее серп, похожий на месяц, а рядом собачка рыжая, все укусить ее пытается. И захотелось ей из васильков сплести себе венок, но все никак не получалось, а потом кто-то позвал ее по имени. Она надела на голову, как кокошник, свой серп и все кругом засияло. И вдруг Луша увидела, что по колосьям к ней катит не жених ее Василий, а Сам Христос в белом одеянии с золотым поясом. Он протянул ей руку и сказал, чтобы она Его не боялась, ибо она невеста Его разубранная и будет у Него в Царстве Небесном хороводы водить и песни петь райские. Потом взял ее за руку, крылья у Него распахнулись, и они полетели. А собачка осталась, так как это была болезнь ее, и в Царстве Небесном ей места не будет уже.

Характеристика героев

Главные герои «Живых мощей» Тургенева — Лукерья и Барин. Последний совершенно случайным образом оказался в доме женщины. Он выступает и в роли рассказчика, и в роли персонажа.

Судьба Лукерьи

Лукерья — это женщина двадцати девяти лет. Последние 6 лет она болеет. За эти годы она превратилась из высокой полной белокожей красавицы и хохотуньи в мумию.

Лукерья спокойно относится к выпавшим на ее испытаниям судьбы. Ее голос тверд и не жалок. Рассказчик не слышал, чтобы она была чем-то недовольна. Даже, наоборот, девушка все еще способна сопереживать и сочувствовать другим, тем кому хуже. Таковыми она считает:

  • людей, у которых нет родного дома;
  • потерявших зрение;
  • неспособных говорить;
  • утративших слух;
  • не умеющих распознавать запахи.
  • В то же время она искренне радуется за своего бывшего жениха. Василий Поляков любил ее, но нашел в себе силы жениться на доброй женщине по имени Аграфена.

    «Муму» краткое содержание рассказа Тургенева для 5 класса – читать пересказ онлайн

    Женщина по-настоящему благодарна всем тем, кто за ней ходит — это добрые люди. Но Лукерья уже не ждет помощи, она не верит, что ей можно помочь. Больше всего барина поражает, что женщина даже рада своему положению. Ведь будучи прикованной к кровати, она не имеет соблазна и возможности грешить. Лукерья принимает себя как часть природы и все такого же члена своего хутора. Она больше не способна ходить на исповедь, но вместо этого к ней приходит домой священник и женщина замаливает грехи.

    Философия Лукерьи поражает. Женщина старается никого нигде не обременить своим существованием. И даже Богу много не молится, чтобы не наскучить. Ее положение приближает ее к святым. Эта мысль барина отражается в названии. Внешне женщина походит на нынешних святых. Как многие из них она мучается, и ее физическая боль порой сильна настолько, что она не может заснуть. Лукерья даже книги больше не читает. Не потому, что не умеет, а оттого, что не способна удержать их в своих руках.

    Все что ей остается, это молиться. Так ее жизнь походит на настоящую жизнь христианки.

    Лукерья даже продолжает приносить пользу. Женщина учит девочку-сироту, которая ходит к ней, петь как она. Она знает множество песен и когда-то даже пыталась заниматься их сочинением.

    Единственное, о чем попросила Лукерья, она просила не для себя. Женщина хотела, чтобы барыня уменьшила оброк для крестьян. Жалеет больная в своей жизни лишь, что пришлось обрезать длинные косы.

    Когда рассказчик прямо говорит ей, как восхищается ее терпеньем, она говорит, что не вровень подвигам других более сильных людей. И вспоминает о смелости Жанны д’Арк и Симеона Столпника. Женщина, несмотря на свои страдания, ни о чем не жалеет. И просит не о себе.

    Образ Барина

    О рассказчике Тургенев говорил мало, и не дал его образу детальную характеристику.

    При первой встрече, увидев Лукерью, барин испытал ужас. Но постепенно это чувство сменилось жалостью к женщине. Барин называл ее несчастной и полумертвой. Он не лишен сострадания и сочувствия, а потому предлагал отвезти Лукерью в больницу. Он хочет это сделать, как ему кажется, для ее же пользы, но больная отказывается.

    И единственное, чем барин может помочь больной, это достать для нее лекарство от бессонницы.

    Когда они распрощались, рассказчик, прежде чем отправиться на охоту, говорил с хуторским десятским о Лукерье. Тот сообщил, что прозвали ее в деревне «Живые мощи», ведь хоть она и не умерла, но не слышно от нее ничего. Сама ничего не просит, но за все благодарна.

    Женщина-Смерть

    А потом больная девушка и третий свой сон рассказала. Будто бы видит она себя на большой дороге в платке с палочкой и котомкой. Вроде идти ей надо куда-то на богомолье. И мимо нее люди, как странники проходят. А между ними она увидела женщину на голову выше их. Она вилась вокруг них, платье на ней не русское, лицо постное и строгое. Все сторонятся ее, а она прямо к Лукерье и подошла. Луша спросила ее о том, кто она такая, а та ответила, что она ее смерть. Девушка ни на мгновение не испугалась и стала молить ее, чтобы забрала она ее поскорее. Смерть обернулась и произнесла, что, мол, после «Петровок»… А потом девушка проснулась.

    Много еще интересного поведала Луша барину, а на прощание попросила, чтобы маменька его немного оброк у здешних крестьян сбавила. Угодий мало у них, а они бы за них и помолились бы.

    Через несколько недель Лукерья скончалась, как раз после «Петровок».

    Смысл финала книги «Живые мощи»

    Рассказ заканчивается смертью девушки. Вполне естественно, что такой печальный финал несомненно огорчил бы внимательного читателя, но не в этом случае. Ведь для Лукерьи, постигшей Господнее таинство, смерть – это не только избавление от нечеловеческого мучения и боли. Это прежде всего переход в Небесное Царство, где ее ждет, как свою невесту Христос. Она с нетерпением ждет своей кончины и уходит счастливая.

    Лукерья знает, что скоро умрет, и очень рада встрече с барином Петром из ее прошлой здоровой и веселой жизни, но он не узнает в ней прежней красавицы.

    Он искренне предлагает помощь бедняге, но девушка ничего не желает. Может только немного опиума, чтобы немного поспать.

    Жалеет девушка только о своей утраченной длинной и пышной косе, что в данной ситуации выглядит совсем нелепо.

    И только перед его уходом решается попросить, чтобы господин похлопотал перед матушкой об уменьшении подати местным крестьянам. Но он молчит, хотя о лекарстве повторяет, что пришлет.

    По видимому, он даже не будет говорить с матерью об этом и вскоре забудет, какое дело богатым до нужд крепостных. Он никогда бы не узнал и о Лукерьи, если бы не дождь, который помешал охоте и не занес его в это глухое селение.

    Насколько публикация полезна?

    Нажмите на звезду, чтобы оценить!

    Средняя оценка 5 / 5. Количество оценок: 1

    Оценок пока нет. Поставьте оценку первым.

    Ищите нас здесь

    Смотрите также:

    1. Чему учит рассказ Муму Тургенева Рассказ русского писателя Ивана Сергеевича Тургенева. Был написан в 1952 году. Герасим был привезен из деревни для работы у барыни. Он большого сложения, высокого роста, но несчастью глухонемой с рождения….
    2. Смысл рассказа Тургенева — Бирюк Рассказ «Бирюк» — один из многих очерков крестьянской и помещичьей жизни, так живо описанной Тургеневым в его «Охотничьих записках». Этот сборник понаделал шума в свое время, стал настоящим открытием, потрясением…
    3. Смысл рассказа Тургенева «Певцы» Иван Сергеевич Тургенев — великий русский писатель, творчество которого сложно переоценить. Его перу принадлежат такие произведения, как роман «Отцы и дети», рассказ «Муму» и сборник рассказов «Записки охотника». Рассказ «Певцы»…
    4. Смысл романа Отцы и дети Тургенева Иван Сергеевич Тургенев — непревзойдённый мастер слова, которому свойственны краткость, яркое отображение наболевших проблем общества, любовь к народу. «Отцы и дети» — роман, который пропитан идейной борьбой, психологическими драмами и…
    5. Смысл рассказа Чехова «Хирургия» Антон Павлович Чехов — великий русский писатель, который по образованию является доктором. Тема медицины была не так далека автору, поэтому многие его произведения написаны о докторах, пациентах и больницах —…

    “Живые мощи” краткое содержание рассказа Тургенева 👍

    В одной из французских пословиц говорится, что вид промокшего охотника такой же жалкий и несчастный, как и сухого рыболова. Это на себе испытали Ермолай и барин Петр Петрович. Они вышли пострелять тетеревов, но уже в лесу их настиг сильный дождь.

    Ермолай предложил переждать непогоду в Алексеевке, которая принадлежит матери Петра Петровича, но барин даже не знал об этом. Охотник заночевал в старом флигеле. Свежим солнечным утром Петр Петрович вышел в сад, а затем заглянул на пасеку.

    Там он обнаружил плетеный сарай. Из любопытства барин

    заглянул в приоткрытую дверь и в глубине заметил человеческую фигурку. Охотник хотел было уйти, как вдруг с ним кто-то заговорил приглушенным голосом. Это заставило Петра Петровича насторожиться.

    Говорила фигура медленно, называла барина по имени и отчеству, просила подойти.

    Петр Петрович вошел в сарай и замер. Перед его глазами предстало удивительное существо. Тело было накрыто одеялом, а две маленькие высохшие руки торчали поверх него.

    Голова тоже была высохшая, будто вылитая из бронзы. Из-под повязанного платка тускло виднелись желтые волосы. Однако лицо не казалось безобразным.

    Оно даже выглядело

    красивым, лишь пугало своей странностью.

    Мало кто смог бы узнать в жалком существе Лукерью – первую красавицу этой деревни. Петр Петрович еще подростком был тайно влюблен в крестьянку. По просьбе барина несчастная женщина рассказала о своей беде.

    В то время Лукерья собиралась замуж за Василия Полякова. Однажды ночью она вышла во двор послушать соловья, но оступилась, упала с крыльца и сильно ушиблась. С тех пор женщина утратила аппетит и стала чахнуть. Приходили врачи, но так и не смогли помочь.

    Постепенно Лукерья совсем усохла и уже не могла двигаться. Ее привезли в Алексеевку и поместили в этом сарайчике. Поляков сначала тосковал, но затем отыскал другую женщину и благополучно женился.

    Оказалось, что страдалица почти ничего ни ест и очень мало спит. Она научилась лежать и почти не думать – так легче коротать часы одиночества. Лишь изредка читала молитвы.

    Когда Лукерья засыпала, к ней приходили странные видения.

    Однажды приснилось, что сидит она на дороге, облаченная в одежду странницы-богомолки, а мимо нее проходит много людей. Среди них выделялась одна женщина со строгим выражением лица. Лукерья спросила прохожую: кто она такая? Женщина ответила, что она – сама смерть.

    Больная стала просить, чтобы та увела ее с собой, но смерть объяснила, что сейчас не до нее. А вот когда пройдут петровские праздники, она будет возвращаться и заберет Лукерью.

    Бывало, несчастная лежала без сна целые недели. Как-то добрая женщина оставила больной лекарство от бессонницы. Но это средство уже давно выпито.

    Петр Петрович догадался, что это был опиум и пообещал достать Лукерье такого снадобья. Он был потрясен мужеством и терпением крестьянки. Но Лукерья не считала свою судьбу особенной.

    Она знала, что людям случалось переживать и не такие страдания.

    Петр Петрович спросил у крестьянки, чем может облегчить ее страданья? Женщина ответила, что лично ей ничего не нужно. Если бы мать барина уменьшила местным крестьянам оброк, Лукерья была бы рада.

    Оказалось, что женщина еще молода, ей не больше тридцати лет. Петр Петрович в тот же день узнал от хуторского десятского, что несчастную прозвали в деревне “Живые мощи”. Никакого беспокойства от нее не было.

    Иногда наведывалась к больной девочка, приносила еду и воду.

    Спустя несколько недель вещий сон Лукерьи сбылся. Перед смертью она весь день слышала с небес звон колоколов.

    Краткое содержание Записки охотника Живые мощи в сокращении (Тургенев И. С.) 👍

    Как-то охотились мы с Ермолаем в Белевском лесу на тетеревов. Внезапно начался сильный дождь, и нам пришлось искать укрытия. Ермолай предложил отправиться в Алексеевку, ближайший хутор.

    Как оказалось, Алексеевка принадлежала моей матушке, о чем я раньше и не подозревал.

    Я добрался до хутора, и обнаружил там старый заброшенный флигель. Внутри флигеля было чисто и уютно.

    После охоты, дождя, дороги до хутора, я был утомлен, и скоро уснул. Наутро я вышел в сад и обнаружил там узенькую тропинку, по которой направился к старой пасеке.

    Подойдя

    к ней, я увидел ветхий плетеный сарайчик, дверь в который была приоткрыта. Любопытство взяло верх, и я заглянул внутрь. Там было темно, и я едва разглядел лежащее на подмостках существо. Я уже было направился прочь, как услышал: “Петр Петрович!

    Барин”. Я возвратился, подошел поближе и ужаснулся. Передо мною лежала обезображенная болезнью женщина.

    Она настолько исхудала, что едва можно было уловить знакомые черты на ее лице. Приглядевшись, я с трудом догадался, что передо мною – Лукерья, первая красавица, певунья и плясунья. Когда-то шестнадцатилетним мальчишкой, я тайно был влюблен в нее и грезил

    о ней в своих юношеских мечтах.

    Я стал расспрашивать Лукерью, что же такое с ней приключилось, и она поведала, что несколько лет назад была помолвлена с Василием Поляковым. Как-то ночью ей почудилось, что ее Васю кто-то зовет. Она выбежала на крыльцо, оступилась и упала. После падения Лукерья не смогла больше поправиться, сильно исхудала, и ей не помогли даже врачи.

    После ее перевезли на хутор, а Василий погоревав о ней, вновь женился. Летом Лукерья лежит в плетеном сарайчике, а зимой ее переносят в предбанник. Лежит себе Лукерья, старается ни о чем не думать, не ворошить былое, так легче для ее души, только читает молитвы.

    Она почти ничего не ест, а грустно наблюдает за окружающим ее миром.

    Я предложил положить ее в больницу, обещая хороший уход, но она грустно отказалась. Лукерья все рассказывала о себе, а я вглядывался в ее лицо. От длительного пребывания в темноте я уже хорошо различал черты лица Лукерьи и следы ее былой красоты.

    Рассказ о живых мощах читайте в аннотации. Живые реликвии

    «Живая сила» была опубликована в литературном сборнике «Складчина», составленном из произведений русских писателей в пользу голодающей Самарской губернии, в 1774 году. Повесть имела подзаголовок — «Отрывок из« Записок охотника ». «.

    Идея рассказа восходит к периоду до 1852 года, но она не была включена в первое издание «Записок охотника». В рассказе есть автобиографические особенности.Действие происходит в Алексеевке, одном из имений матери Тургенева. Прототип героини рассказа Лукери звали Клавдия; Тургенев познакомился с ней в первой половине 40-х годов. Другой прототип Лукерья — калека Евпраксия, которая была красавицей, когда с ней был близок 17-летний Тургенев.

    Литературное направление и жанр

    Рассказ «Живая сила» относится к реалистическому направлению. Он отражал психологию человека, терпеливо переносящего страдания.

    Проблемная

    Проблема отношения человека к собственным страданиям и страданиям других. Истоки силы и слабости человека, симпатии и сострадания к другим.

    Главная проблема — многострадальный русский народ.

    Сюжет и композиция

    Эпиграфом к рассказу послужила цитата из стихотворения Тютчева о том, что русский народ отличается терпением.

    У рассказа есть рамка. Хозяин попадает на ферму случайно, из-за дождя, мешающего охоте.Большая часть истории — это разговор с Лукерией, в котором также есть воспоминания о ее прошлом. Конец — это история ее неминуемой смерти.

    Герои

    Лукерья — 29-летняя женщина, которая за 6 лет болезни превратилась из высокой белоснежной красавицы, чайки, танцовщицы и певицы в мумию.

    Лукерья считает само собой разумеющимся все выпавшие на ее долю испытания. Рассказчик не слышит жалоб в ее голосе. Лукерья на своем месте сочувствует другим людям хуже ее.К таковым она причисляет тех, у кого нет убежища, кто не может видеть, слышать, говорить, распознавать запахи. Она радуется своему бывшему жениху Василию Полякову, который, очень постаравшись, женился на Аграфене из Глинного, доброй женщине.

    Лукерья благодарна тем добрым людям, которые идут за ней, но не ждут помощи: «Кто кому может помочь? Кто войдет в его душу? Угощайтесь. ”

    Рассказчика больше всего поражает то, что Лукерю даже нравится ее положение, потому что она лишена возможности грешить.Она чувствует себя причастной к жизни своей фермы, а не отрезанной от церкви (священник признается ей). Лукерья тоже чувствует себя частью всей природы.

    Положение Лукери делает ее святой. Название-оксюморон относится к этой идее. Лукерья похожа на мертвых святых. Как и многие мученики, она терпит физические страдания, так что даже не может постоянно спать. Ее жизнь — это полноценная жизнь христианской души.

    Жизненная философия этой женщины — никого не обременять. Она даже свечу не зажигает, потому что жаль, она даже не много молится Богу, чтобы не скучать.

    Лукерья чувствует свою пользу: она дает девочке-сироте, которая идет к ней, свое умение петь песни, и она знает их много.

    Единственное, что просит Лукерья, — это уговорить даму снизить квартплату крестьянам. Жалеет только о косе, которую пришлось отрезать.

    Она отвергает восхищение рассказчика ее терпением, вспоминая подвиги Симеона Столпника, Иоанна Затворника и Жанны д’Арк (последних двух она не знает по имени).

    Барин-рассказчик

    Рассказчик называет Лукерью несчастным, полумертвым существом.Проникнувшись симпатией к Лукерье, он хочет отвезти ее в больницу, потому что она там «не будет одна». Он пытается «для ее же блага», рассуждая так же, как врач, осматривавший Лукерю и не посоветовавший ей сопротивляться: «Я пытаюсь для вас, дураков».

    Постепенно ужас несчастного существа сменяется в рассказчике невыразимой жалостью.

    Единственное, что мастер может сделать для Лукерьи, — это принести ей лекарство от бессонницы.

    Особенности стиля

    Лукерья описана очень поэтично.То, что должно вызывать страх и отвращение, прекрасно, почти божественно. Лицо ее окаменело, голос поющей женщины слабый, дрожащий, как струйка дыма. Ее крохотные пальчики холодные, а темные веки, покрытые золотыми ресницами, похожи на веки древних статуй. Во всем образе Лукерья какое-то окаменение, окостенение, так что рядом с ней повествователь также превращается в камень. Эта тишина контрастирует с движением жизни вокруг.

    Сны Лукери несут особую смысловую и образную нагрузку.Первый сон, в котором она услышала звонок, стал причиной ее болезни. Ее последний сон, в котором Смерть предсказывает время ее смерти, сбывается. Мы должны думать, что остальные сны также верны, в которых Иисус берет ее в Царство Небесное, и ее родители благодарят ее за ее молитвы.

    • «Живая сила», краткое содержание повести Тургенева
    • «Отцы и дети», краткое содержание глав романа Тургенева

    Земля исконного долготерпения —
    Ты земля русского народа!

    Ф.Тютчев.


    Французская пословица гласит: «Сухой рыбак и мокрый охотник грустят». Никогда не испытывая страсти к рыбной ловле, я не могу судить о том, что испытывает рыбак в хорошую ясную погоду и насколько в ненастные времена удовольствие, доставляемое ему обильной добычей, перевешивает неприятности промокания. Но для охотника дождь — настоящее бедствие. Именно такую ​​катастрофу мы с Ермолаем пережили во время одной из поездок на тетеревов в Белевский район. С рассвета дождь не утихает.Что мы не сделали, чтобы от него избавиться! И почти на голову надели резиновые плащи, и стояли под деревьями, чтобы меньше капало … Непромокаемые плащи, не говоря уже о том, что они мешали стрельбе, самым бесстыдным образом пропускали воду; а под деревьями — наверняка сначала как будто не капала, а потом вдруг влага, скопившаяся в листве, вырвалась, каждая ветка нас облила, как из водосточной трубы, под галстук пролилась холодная струйка и текла по позвоночнику… Это последнее, как выразился Ермолай. — Нет, Петр Петрович, — воскликнул он наконец. «Вы не можете этого сделать! .. Ты не можешь сегодня охотиться. Собак чучела паводка; оружие останавливается … Ух! Задача! — Что делать? Я спросил. — Вот что. Поехали в Алексеевку. Вы можете не знать — есть такая маленькая ферма, она принадлежит вашей матери; в восьми милях отсюда. Ночуем там, а завтра … — Вернемся сюда? — Нет, не здесь … Я знаю места за Алексеевкой … многие из тетеревов лучше местных! Я не спросила своего верного товарища, почему он не отвез меня прямо в те места, и в тот же день мы добрались до фермы моей матери, о существовании которой, признаться, я до тех пор не подозревал.Этот небольшой фермерский дом оказался флигелем, очень ветхим, но необитаемым и, следовательно, чистым; Я провел там довольно тихую ночь. На следующий день я проснулся рано. Солнце только что взошло; в небе не было ни единого облака; все вокруг сияло сильным двойным сиянием: сиянием юных утренних лучей и вчерашним ливнем. Пока мне закладывали коктейль, я пошел бродить по маленькому, когда-то плодовитому, а теперь уже дикому саду, который со всех сторон окружал флигель своей ароматной сочной дикой природой.О, как хорошо было на открытом воздухе, под чистым небом, где дрожали жаворонки, откуда сыпались серебряные бусинки их звонких голосов! На своих крыльях они, должно быть, унесли капли росы, и их песни, казалось, были политы росой. Я даже снял шапку и радостно вздохнул — всей грудью … На склоне неглубокого оврага, у забора, виднелась пасека; к нему вела узкая тропинка, извивающаяся, как змея, между прочными стенами из сорняков и крапивы, над которыми, бог знает откуда, поднимались заостренные стебли темно-зеленой конопли.Я пошел по этому пути; дошли до пасеки. Рядом с ней был плетеный сарай, так называемый амшаник, куда ставят ульи на зиму. Я посмотрел в полуоткрытую дверь: темно, тихо, сухо; пахнет мятой, мелисой. В углу эшафот, а на них, прикрытая одеялом, маленькая фигурка … Я уходил … — Мастер, но хозяин! Петр Петрович! — я услышал голос, слабый, медленный и хриплый, похожий на шелест болотной осоки. Я остановился. — Петр Петрович! Подойди сюда, пожалуйста! Голос повторился.Он пришел ко мне из-за угла с тех помостов, которые я видел. Я подошел — и был ошарашен от удивления. Передо мной лежал живой человек, но что это было? Голова совершенно сухая, однотонная, бронзовая — ни отдать, ни взять икону древней письменности; нос узкий, как лезвие ножа; губы практически не видны — белеют только зубы и глаза, а жидкие пряди желтых волос выбиваются из-под косынки на лбу. У подбородка, на складке одеяла, две крошечные руки, тоже бронзового цвета, медленно двигаются пальцами, как палочки.Смотрю повнимательнее: лицо не только не некрасивое, даже красивое, а ужасное, неординарное. И это лицо мне кажется тем более ужасным, что на нем, на его металлических щеках, я вижу — оно пытается … оно пытается и не может улыбнуться. — Вы меня не узнаете, сэр? Голос снова прошептал; он словно испарился с его едва шевелящихся губ. — А где узнать! Я Лукерья … Помнишь, я водила хороводы у твоей мамы в Спасском … помнишь, я еще была солисткой? — Лукерья! — воскликнул я.- Это ты? Это возможно? — Я, да, хозяин, — я. Я Лукерья. Я не знал, что сказать, и как ошеломленный я смотрел на это темное, неподвижное лицо с яркими и смертоносными глазами, устремленными на меня. Это возможно? Эта мумия — Лукерья, первая красавица на всем нашем дворе, высокая, пухлая, белая, румяная, чайка, танцовщица, певица! Лукерья, умная Лукерья, за которой ухаживали все наши молодые ребята, о которой я втайне вздыхал, я шестнадцатилетний мальчик! — Помилуй, Лукерья, — сказал я наконец, — что с тобой случилось? — И случилось такое несчастье! Но не пренебрегайте, сударь, не пренебрегайте моей бедой — садитесь на ванну, поближе, а то вы меня не услышите… посмотри, какой я громогласный! .. Что ж, я очень рада, что увидела тебя! Как вы попали в Алексеевку? Лукерья говорила очень тихо и слабо, но не останавливаясь. — Меня сюда привел Ермолай-охотник. Но скажи мне … — Расскажи о моем несчастье? Простите, сэр. Со мной это случилось давно, лет шесть или семь. Тогда я только что была суженой с Василием Поляковым — помните, он был такой красивый, кудрявый, у вашей мамы барменом служил? Да и тогда тебя в деревне не было; уехал учиться в Москву.Мы с Василием очень полюбили друг друга; он никогда не выходил из моей головы; и это было весной. Однажды ночью … это не далеко до рассвета … а я не могу заснуть: соловей в саду поет изумительно, так сладко! .. Я не выдержал, встал и вышел на крыльцо послушать его. Заливает, разливает … и вдруг мне показалось: кто-то звал меня голосом Васи, тихо вот так: «Луша! .. Бац по земле!» И вроде бы не сильно поранился, потому что вскоре встал и вернулся в свою комнату.Только как будто что-то внутри меня — в утробе — разорвалось … Дай мне вздохнуть … минутку … хозяин. Лукерья замолчала, а я смотрел на нее с удивлением. Меня действительно поразило, что она вела свой рассказ почти весело, без стонов и вздохов, без жалоб и просьб об участии. «С того самого происшествия, — продолжила Лукерья, — я начал сохнуть, вянут; тьма охватила меня; Мне стало трудно ходить, а вот уже — и полностью контролировать свои ноги; Я не могу ни стоять, ни сидеть; все будет врать.И пить и есть не хочется: становится все хуже и хуже. Ваша мать по доброте показала меня врачам и отправила в больницу. Однако никакого облегчения я не почувствовал. И ни один врач не мог даже сказать, что это за болезнь. Чего они со мной только не сделали: обожгли спину раскаленным утюгом, бросили в колотый лед — и все. Я совсем окостенел в конце … Так господа решили, что лечить меня больше нечем, а в хозяйском доме нельзя держать калек… ну, они отправили меня сюда — поэтому у меня здесь родственники. Так что живу, как видите. Лукерья снова замолчала и снова усилила улыбку. — Но каково же ваше положение! — воскликнул я … и, не зная, что добавить, спросил: — А Василий Поляков? — Этот вопрос был очень глупым. Лукерья немного отвела глаза. — Какой Поляков? Он очень старался, очень старался — и женился на другой, девушке из Глинного. Вы знаете Клея? Недалеко от нас. Ее звали Аграфена.Он меня очень любил, но он был молодым человеком — он не должен оставаться холостым. И каким другом я могу ему быть? И он нашел себе хорошую, добрую жену, и у них есть дети. Он здесь живет с соседом клерком: ваша мама его отпустила за лоскутное одеяло, и, слава богу, он очень здоров. — И так вы до сих пор лжете и лжете? — снова спросил я. — Вот как я лгу, сэр, мой седьмой год. Летом я лежу здесь, в этой плети, и как только станет холодно, переведут в гримерку.Я там лежу. — Кто за тобой следит? Кто присматривает? — И здесь тоже есть хорошие люди. Они меня не бросают. Да и иду за мной немного. Есть что почитать, что я ничего не ем, а вода — вот она в кружке: всегда есть запасная, чистая, родниковая вода. Сам могу дотянуться до кружки: одна рука еще может работать. Что ж, здесь девочка-сирота; нет, нет — да, и она вернется, благодаря ей. Был здесь сейчас … Вы с ней встречались? Такая красивая, беленькая.Она несет мне цветы; Я большой охотник на них, на цветы. У нас нет садоводов — были, но мы вымерли. Но полевые цветы тоже хороши, они пахнут даже лучше садовых. Хоть бы ландыш … что приятнее! — А тебе не скучно, не страшно, бедная моя Лукерья? — Чем ты планируешь заняться? Врать не хочу — сначала было очень томно; а потом она цеплялась за это, терпела — ничего; другим еще хуже. — Как это? — А у другого нет убежища! А другой слепой или глухой! А я, слава богу, все вижу и слышу все, все.Крот копается под землей — я это слышу. И чую запах любой, самый слабый! В поле будет цвести гречка, в огороде — липа — и говорить нечего: я сейчас первый слышу. Если бы оттуда дул ветерок. Нет, почему Бог должен сердиться? — многое хуже моего. Взять хотя бы: другой здоровый человек очень легко может грешить; но от меня отошел сам грех. На днях отец Алексей, священник, стал от меня причащаться и сказал: «Тебе, мол, исповедоваться не в чем: можешь ли грешить в своем состоянии?» Но я ему ответил: «А как насчет душевного греха, отец?» «Что ж, — говорит он, но сам смеется, — это не большой грех.” — Да, должно быть, и этим самым душевным грехом я не болезненно грешен, — продолжал Лукерья, — потому что я так себя учил: не думать, и более того — не помнить. Время проходит раньше. Признаюсь, я был удивлен. — Ты совсем один, Лукерья; как предотвратить попадание мыслей в голову? Или ты еще спишь? — О нет, сэр! Я не всегда могу спать. Хотя у меня нет сильных болей, ноет там, в кишечнике, да и в костях тоже; не дает нормально спать.Нет … но вот как я лгу себе, лгу, лгу — и не думаю; Я чувствую, что живу, дышу — и я весь здесь. Смотрю, слушаю. Жужжат и жужжат пчелы на пасеке; голубь будет сидеть на крыше и ворковать; будет курица с цыплятами клевать крошки; а то прилетит воробей или бабочка — мне очень приятно. В позапрошлом году даже ласточки там, в углу, устроили себе гнездо и вывели детей. Как это было интересно! Прилетит, упадет в гнездо, детей накормит — и вылезет.Глядишь — он уже заменен другим. Иногда не прилетит, только через открытую дверь подметет, а дети тут же — ну, пищат и клювы открывают … Я ждала их в следующем году, но их, говорят, расстрелял местный охотник с ружьем. И что ему сошло с рук? Все, что она, ласточка, не больше жука … Какие вы, господа, охотники, злые! «Я не стреляю в ласточек», — поспешил заметить я. «И тогда, — снова начал Лукерья, — был смех! Заяц прибежал, да! Собаки или что-то в этом роде гнались за ним, только он вкатился прямо в дверь! .. Он сел рядом и долго сидел, все шевелил носом и подергивал усами — настоящий офицер! И он посмотрел на меня. Разобрался, значит, я его не боюсь. Наконец он встал, прыгнул, подскочил к двери, огляделся на пороге — а он такой! Он такой забавный! Лукерья посмотрела на меня … все, мол, разве не смешно? Я смеялся, чтобы доставить ей удовольствие. Она прикусила пересохшие губы. — Ну зимой, конечно, хуже: потому что — темно; Свечу жаль зажигать, а почему? По крайней мере, я знаю грамотность, и мне всегда хотелось читать, но что читать? Здесь нет книг, но даже если бы они были, как я собираюсь сохранить это, книгу? Отец Алексей принес мне календарь, чтобы отвлечься; да видит что выгоды нет, опять забрал.Однако хоть и темно, но послушать есть что: сверчок потрескнет или мышь там, где перекрестится. Здесь хорошо: не думать! — А потом я прочитал молитвы, — продолжил, немного отдохнув, Лукерья. — Я их совсем немного знаю, эти самые молитвы. И что мне Бог надоедает? О чем я могу его попросить? Он лучше меня знает, что мне нужно. Он прислал мне крестик — значит, он меня любит. Вот как нам велено это понимать. Я прочитаю Отче Наш, Богородицу, акафист всем скорбящим — и снова лгу себе, не задумываясь.И ничего! Прошло две минуты. Я не нарушал тишину и не двигался в узкой ванне, служившей моим сиденьем. Жестокая, каменная неподвижность лежащего передо мной живого несчастного существа сообщалась мне: я тоже казался оцепенелым. «Слушай, Лукерья, — начал я наконец. — Послушайте, какое предложение я вам сделаю. Вы хотите, чтобы я отдал приказ: вас перевезут в больницу, в хорошую городскую больницу? Кто знает, может, они еще вас вылечат? В любом случае вы будете не одиноки… Лукерья слегка сдвинула брови. «О нет, сэр, — сказала она тревожным шепотом, — не отвозите меня в больницу, не трогайте меня. Я там только муки побольше возьму. Так где меня угостить! .. Вот как однажды сюда попал доктор; хотел меня осмотреть. Я прошу его: «Не беспокой меня, Христа ради». Где! он стал меня переворачивать, он вытянул руки и ноги, выпрямил меня; говорит: «Я делаю это для обучения; вот почему я сотрудник, учёный! И вы, говорит он, не можете сопротивляться мне, потому что за мои труды мне приказали повязать мне шею, и я пытаюсь за вас, дураки.«Он меня замедлил, встряхнул, рассказал о моей болезни — как ни странно — и на этом ушел. А потом целую неделю у меня болели кости. Вы говорите: я один, всегда один. Нет, не всегда. Они иди ко мне. Я кроткая — не мешаю. Войдут крестьянские девушки и возмутятся; забредет странник, расскажет об Иерусалиме, о Киеве, о святых городах. И я не боюсь побыть одна, еще лучше, она-она! .. сударь, не трогайте меня, не везите меня в больницу… Спасибо, любезный, только не трогай меня, моя дорогая. — Ну как хочешь, как хочешь, Лукерья. Я думал о твоем же благе … — Я знаю, сэр, это мне на пользу. Да, сэр, милый, а кто может помочь другому? Кто войдет в его душу? Угощайтесь! Вы мне не поверите — но иногда я вру такой-то один … и как будто во всем мире нет никого, кроме меня. Только я жив! И мне кажется, что он меня омрачит … Размышления захватят меня — даже удивительно. — О чем ты тогда думаешь, Лукерья? — Этого, сударь, тоже нельзя сказать: вы не можете этого объяснить.А потом об этом забывают. Придет, как облако, прольется, будет так свежо, будет хорошо, но что это было — не поймешь! Я просто думаю: будь вокруг меня люди, ничего бы этого не произошло и я бы ничего не почувствовал, кроме своего несчастья. Лукерья с трудом вздохнула. Сундук ей не подчинялся — как и все остальные члены. «Когда я смотрю на вас, сэр, — снова начала она, — вам очень жаль меня. Не надо меня слишком сильно жалеть! Например, я вам скажу: я иногда даже сейчас… Ты помнишь, как я был весел в свое время? Мальчик девочка! .. так знаете что? Я все еще пою песни. — Песни? .. Ты? — Да песни, старые песни, хороводы, автоматы, новогодние праздники, всякие! Ведь я их много знал и не забыл. Только я танцоров не пою. В моем нынешнем звании не пойдет. — Как ты их поешь … про себя? — И про себя, и по голосу. Я не могу громко, но все — можно понять. Вот я и сказал — ко мне приходит девушка. Следовательно, сирота поддается обучению.Так я узнал это; она уже приняла у меня четыре песни. Ал мне не веришь? Подожди, я тебе сейчас скажу … Лукерья взяла себя в руки … Мысль о том, что это полуживое существо готовится петь, вызвала во мне невольный ужас. Но прежде чем я успел произнести хоть слово, у меня в ушах затрепетал затяжной, еле слышный, но чистый и правдивый звук … за ним последовал другой, третий. Лукерья спела «В карманах». Она пела, не меняя выражения окаменевшего лица, даже не сводя глаз.Но этот бедный голос, усилившийся, как струйка дыма, звучал так трогательно, что ей захотелось излить всю свою душу … Я уже не чувствовал ужаса: невыразимая жалость сжимала мое сердце. — Ой, не могу! — вдруг сказала она, — сил не хватает … Я была очень рада тебя видеть. Она закрыла глаза. Я положил руку на ее крохотные холодные пальчики … Она посмотрела на меня — и ее темные веки, покрытые золотыми ресницами, как древние статуи, снова сомкнулись. Мгновение спустя они засияли в полумраке… Их смочила слеза. Я не шевелился, как раньше. — Что я! — вдруг с неожиданной силой произнесла Лукерья и, широко открыв глаза, попыталась смахнуть с них слезу. — Тебе не стыдно? Что я? Со мной этого давно не бывало … с того дня, когда прошлой весной был со мной Вася Поляков. Пока он сидел со мной и разговаривал — ну ничего; но когда он ушел — я плакала одна! Откуда это! .. Почему слезы нашей сестры не куплены. Мастер, — добавила Лукерья, — чай, платок у вас есть… Не пренебрегай, протри глаза. Я поспешил исполнить ее желание — и оставил ей платок. Сначала отказалась … Что, мол, мне такой подарок? Платок был очень простой, но чистый и белый. Затем она схватила его слабыми пальцами и больше их не отпускала. Привыкнув к темноте, в которой мы оба были, я мог ясно различать ее черты, мог даже заметить легкий румянец, который проступал сквозь бронзу ее лица, мог проявиться на этом лице — так, по крайней мере, мне казалось — следы его старая красота.- Вот вы, сударь, меня спросили, — снова заговорила Лукерья, — я сплю? Я, конечно, почти не сплю, но каждый раз вижу сны — хорошие сны! Никогда не вижу себя больным: так во сне я всегда здоров и молод … Одно горе: просыпаюсь — хочу хорошо размяться — но я все так же скован. С чего мне приснился чудесный сон! Вы хотите, чтобы я вам сказал? — Ну послушай. — Вижу, что стою в поле, а кругом рожь такая высокая, спелая, как золото! .. И как будто со мной рыжий пес, злобный, высокомерный — все хочет меня укусить.И как если бы у меня в руках был серп, и не простой серп, а сам месяц, вот тогда он похож на серп. И в этом же месяце я должен отжать эту самую рожь. Только меня очень растопила жара, и месяц ослепляет меня, и лень охватила меня; а вокруг растут васильки, да такие большие! И все повернули ко мне головы. И думаю: вот эти васильки соберу; Вася обещал приехать — так что я сперва сделаю себе венок; У меня еще есть время пожать.Начинаю собирать васильки, а они тают и тают между пальцами, несмотря ни на что! И не могу себе венок скрутить. А между тем я слышу — кто-то уже подходит ко мне, рядом, и зовет: Луша! Луша! .. Ах, я думаю, беда — не успела! Все равно этот месяц на голову надену вместо васильков. Уже месяц ношу, точь-в-точь как кокошник, так вот и сама теперь вся светилась, освещала все поле вокруг. Глядь — по самым кончикам ушей катится ко мне быстро — только не Вася, а Сам Христос! А почему я узнал, что это Христос, не могу сказать — его так не пишут, а только его! Безбородый, высокий, молодой, весь в белом — только золотой пояс — и протягивает мне ручку.«Не бойся, — говорит он, — моя невеста, оборванная, иди за мной; Вы будете водить хороводы в Царстве Небесном и исполнять небесные песни ». И я буду держаться за его ручку! Моя собака теперь мои ноги … а потом мы взлетели! Он впереди … Его крылья распростерлись по небу, длинные, как у чайки, — и я следую за ним! И собака должна встать позади меня. Только тогда я понял, что эта собака — моя болезнь и что ей не будет места в Царстве Небесном. Лукерья помолчал минуту.«А потом мне тоже приснился сон, — начала она снова, — или, возможно, это было видение для меня — я действительно не знаю. Мне казалось, что я лежу в этой самой плети и мои покойные родители — отец и мать — подошли ко мне и низко поклонились, но сами они ничего не сказали. И я их спрашиваю: почему вы, отец и мать, преклоняетесь передо мной? А потом они говорят, что, поскольку вы много страдаете в этом мире, вы не только избавили свою любимую, но и избавили нас от многих желаний. И мы стали намного более способными в следующем мире.Вы уже покончили со своими грехами; теперь ты побеждаешь наши грехи. И, сказав это, родители снова мне поклонились — и их не стало видно: были видны какие-то стены. Тогда я очень сомневался, что это со мной. Она даже священнику по духу рассказала. Только он думает, что это не было видением, потому что видения случаются с одним духовным чином. — А тут еще один сон, — продолжила Лукерья. — Я вижу, что сижу как бы на большой дороге под метлой, держу проклятую палочку, за плечами рюкзак, а голову закутанную в платок — как странник! И мне нужно отправиться куда-нибудь далеко-далеко в паломничество.И все чужие проходят мимо меня; Они идут тихо, как бы неохотно, все в одном направлении; все лица мрачны и все очень похожи друг на друга. И я вижу: одна женщина вертится, мечется между ними, вся голова у нее выше других, а платье у нее особенное, как бы не наше, не русское. И лицо тоже особенное, лицо худощавое, суровое. И как будто все остальные держатся от нее подальше; и она внезапно поворачивается — да, прямо ко мне. Остановился, посмотрел; и глаза ее, как у сокола, желтые, большие и яркие.И я ее спрашиваю: «Ты кто?» И она мне говорит: «Я твоя смерть». Мне страшно, но я, наоборот, рада, счастлива, крестилась! И эта женщина, моя смерть, говорит мне: «Мне тебя жаль, Лукерья, но я не могу взять тебя с собой. Прощай! «Боже! Как мне было здесь грустно! ..« Возьми меня, говорю, мама, родная, возьми меня! »И моя смерть обратилась ко мне, стала меня ругать … Я понимаю, что она назначает мне мой час , но так непонятно, беспрекословно … После, мол, Петровка… С этим я проснулась … Мне снятся потрясающие сны! Лукерья подняла глаза … подумала … — Только вот беда: бывает, пройдет целая неделя, а я ни разу не засну. В прошлом году одна дама проходила мимо, увидела меня и даже дала мне бутылку лекарства от бессонницы; приказал принять десять капель. Это мне очень помогло, и я заснул; только вот эту бутылку давно выпили … Вы знаете, что это за лекарство и как его достать? Проходившая мимо дама, очевидно, дала Лукерье опиум.Я обещал доставить ей такую ​​бутылку и снова не мог не удивляться ее терпению. — Эх, хозяин! Она возразила. — Что ты делаешь? Какое терпение? Терпение Симеона Столпника определенно было велико: он простоял на костре тридцать лет! И другой святой приказал закопаться в землю по грудь, и муравьи съели его лицо … А потом другой сказал мне: была некая страна, и агарианцы завоевали эту страну, и они замучили и убили всех жители; и что бы ни делали жители, они не могли освободиться.И проявите здесь между этими обитателями святая дева; Она взяла большой меч, надела два фунта доспехов, пошла к агарианцам и прогнала их через море. И только отогнав их, он говорит им: «Теперь вы сожжете меня, потому что это было моим обещанием, что я умру огненной смертью за свой народ». И агарианцы взяли его и сожгли, и люди с тех пор были освобождены навсегда! Какой подвиг! Что я! Я задумался, куда и в каком виде вошла легенда о Джоне д’Арк, и после паузы спросил Лукерью: сколько ей лет? — Двадцать восемь … или девять … тридцати не будет. Зачем их считать годами! Я тебе еще кое-что скажу … Лукеря вдруг как-то перехватила горло, ахнула … «Ты много говоришь, — сказал я ей, — это может тебе навредить. «Верно, — едва слышно прошептала она, — наш разговор окончен; но куда бы он ни пошел! Теперь, когда вы уходите, я буду молчать сколько душе угодно. До крайности забрала душу … Я стал с ней прощаться, повторил ей свое обещание прислать ей лекарство, попросил еще раз хорошенько подумать и сказать мне — что ей нужно? — Мне ничего не нужно; Я всем довольна, слава богу, — с величайшим усилием, но ласково сказала она.- Дай Бог всем здоровья! Но вы должны, сударь, убедить вашу мать — крестьяне здесь бедные, — если бы она хоть немного уменьшила с них оброк! У них земли мало, у них земли нет … Они бы за тебя молились Богу … Но мне ничего не нужно — меня все устраивает. Я дал Лукерье слово исполнить ее просьбу и уже подходил к двери … она снова позвала меня. «Помните, сэр, — сказала она, и что-то чудесное вспыхнуло в ее глазах и на губах, — какая у меня коса? Помните — до самой колеи! Я долго колебался… Такие волосы! .. Но где это было расчесывать? На моем месте! .. Так я их отрезал … Да … Ну простите, сэр! Я больше не могу… В тот же день, перед тем, как отправиться на охоту, я поговорил о Лукерье с арендатором фермы. От него я узнал, что в деревне ее прозвали «Живые реликвии», что, однако, не вызвало у нее никакого беспокойства; ни ропота с ее стороны, ни жалоб. «Сама она ничего не требует, а наоборот, за все благодарна; тихо, как там тихо, так сказать.Убитый Богом, — заключил десятый, — следовательно, за грехи; но мы не вникаем в это. А чтобы, например, осудить ее — нет, мы ее не осуждаем. Отпусти ее! »

    Текущая страница: 1 (всего в книге 1 страницы)

    Иван Сергеевич Тургенев


    ЖИЗНЕННАЯ СИЛА

    Край родного многострадального —

    Ты земля русского народа!

    Тютчев Ф.

    Французская пословица гласит: «Сухой рыбак и мокрый охотник грустят.»Никогда не испытывая страсти к рыбной ловле, я не могу судить о том, что испытывает рыбак в хорошую ясную погоду и насколько в ненастные времена удовольствие, доставляемое ему обильной добычей, перевешивает неприятности промокания. Но для охотника дождь — это больше всего. Настоящая катастрофа. Именно такое бедствие мы с Ермолаем пережили в одной из наших поездок на тетеревов в Белевский район. С рассвета дождь не утихает. Что мы не сделали, чтобы избавиться от него! И они надевали резиновые плащи почти на голову и стояли под деревьями, чтобы с них не капало… Непромокаемые плащи, не говоря уже о том, что они мешали стрельбе, самым бесстыдным образом пропускали воду; а под деревьями — наверняка сначала как будто не капала, а потом вдруг влага, скопившаяся в листве, прорвалась, каждая ветка нас облила, как из водосточной трубы, холодная струйка полезла под галстук и текла по позвоночнику … И это последнее дело, как выразился Ермолай.

    «Нет, Петр Петрович, — воскликнул он наконец, — так нельзя! .. Ты не можешь сегодня охотиться. Чучье набивает собак; пушки отрезаны … Ух! Задача!

    — Что делать? Я спросил.

    — Вот что. Поехали в Алексеевку. Вы можете не знать — есть такая маленькая ферма, она принадлежит вашей матери; в восьми милях отсюда. Ночуем там, а завтра …

    — Вернемся сюда?

    — Нет, не здесь … Я знаю места за Алексеевкой … многие для черных петухов лучше местных!

    Я не спросила своего верного товарища, почему он не отвез меня прямо в те места, и в тот же день мы добрались до фермы моей матери, о существовании которой, должен признаться, я до тех пор не подозревал.Этот небольшой фермерский дом оказался флигелем, очень ветхим, но необитаемым и, следовательно, чистым; Я провел там довольно тихую ночь.

    На следующий день проснулся рано. Солнце только что взошло; в небе не было ни единого облака; все вокруг сияло сильным двойным сиянием: сиянием юных утренних лучей и вчерашним ливнем. Пока мне закладывали коктейль, я пошел бродить по маленькому, когда-то плодовитому, а теперь уже дикому саду, который со всех сторон окружал флигель своей ароматной сочной дикой природой.О, как хорошо было на открытом воздухе, под чистым небом, где дрожали жаворонки, откуда сыпались серебряные бусинки их звонких голосов! На своих крыльях они, должно быть, унесли капли росы, и их песни, казалось, были политы росой. Я даже снял шапку и радостно вздохнул — всей грудью … На склоне неглубокого оврага, у забора, виднелась пасека; к нему вела узкая тропинка, извивающаяся, как змея, между прочными стенами из травы и крапивы, над которыми, бог знает откуда, поднимались заостренные стебли темно-зеленой конопли.

    Я пошел по этой тропе; дошли до пасеки. Рядом с ней был плетеный сарай, так называемый амшаник, куда ставят ульи на зиму. Я посмотрел в полуоткрытую дверь: темно, тихо, сухо; пахнет мятой, мелисой. В углу эшафот, а на них, накрытая одеялом, маленькая фигурка … Я шла …

    — Мастер, но мастер! Петр Петрович! — я услышал голос, слабый, медленный и хриплый, похожий на шелест болотной осоки.

    Я остановился.

    — Петр Петрович! Подойди сюда, пожалуйста! Голос повторился.

    Он пришел ко мне из-за угла с тех эшафот, которые я видел.

    Я подошел — и от удивления ошеломил. Передо мной лежал живой человек, но что это было?

    Голова совершенно сухая, однотонная, бронзовая — ни отдать, ни взять икону древней письменности; нос узкий, как лезвие ножа; губ практически не видно — белеют только зубы и глаза, а на лбу из-под косынки выбиваются тонкие пряди желтых волос.У подбородка, на складке одеяла, две крошечные руки, тоже бронзового цвета, медленно двигаются пальцами, как палочки. Смотрю повнимательнее: лицо не только не некрасивое, даже красивое, а ужасное, неординарное. И это лицо мне кажется тем более устрашающим, потому что на нем, на его металлических щеках, я вижу — оно пытается … оно пытается и не может улыбнуться.

    — Вы меня не узнаете, сэр? Голос снова прошептал; он словно испарился с его едва шевелящихся губ.- А где узнать! Я Лукерья … Помнишь, твои мамины танцы в Спасском возили … ты помнишь, я еще была солисткой?

    — Лукерья! — воскликнул я. — Это ты? Это возможно?

    — Я, да, хозяин, — я. Я Лукерья.

    Я не знал, что сказать, и как ошеломленный я смотрел на это темное, неподвижное лицо с яркими и смертоносными глазами, устремленными на меня. Это возможно? Эта мумия — Лукерья, первая красавица на всем нашем дворе, высокая, пухлая, белая, румяная, чайка, танцовщица, певица! Лукерья, умная Лукерья, за которой ухаживали все наши молодые ребята, о которой я втайне вздыхал, я шестнадцатилетний мальчик!

    — Помилуй, Лукерья, — сказал я наконец, — что с тобой случилось?

    — И вот такая беда случилась! Но не пренебрегайте, бариумы, не пренебрегайте моей бедой — садитесь на ванну, поближе, а то вы меня не услышите… видите, я стал таким громким! .. Что ж, я очень рада, что увидела тебя! Как вы попали в Алексеевку?

    Лукерья говорил очень тихо и слабо, но не останавливался.

    — Меня сюда привел Ермолай-охотник. Но скажи мне …

    — Расскажи о моей беде? Простите, сэр. Со мной это случилось давно, лет шесть или семь. Тогда я только что была суженой с Василием Поляковым — помните, он был такой красивый, кудрявый, у вашей мамы барменом служил? Да и тогда тебя в деревне не было; уехал учиться в Москву.Мы с Василием очень полюбили друг друга; он никогда не выходил из моей головы; и это было весной. Однажды ночью … это не далеко до рассвета … а я не могу заснуть: соловей в саду поет изумительно, так сладко! .. Я не выдержал, встал и вышел на крыльцо послушать его. Заливает, разливает … и вдруг мне показалось: кто-то звал меня голосом Васи, тихо вот так: «Луша! ..» хлоп! И вроде бы не сильно поранился, потому что вскоре встал и вернулся в свою комнату.Только как будто что-то внутри меня — в утробе — разорвалось … Дай мне вздохнуть … минутку … хозяин.

    Лукерья замолчала, и я с удивлением посмотрел на нее. Меня действительно поразило, что она вела свой рассказ почти весело, без стонов и вздохов, без жалоб и просьб об участии.

    «С того самого происшествия, — продолжал Лукерья, — я начал засыхать, увядать; тьма охватила меня; мне стало трудно ходить, а там уже — и полностью контролировать свои ноги; Я не могу ни стоять, ни сидеть; все будет врать.И я не хочу ни пить, ни есть: становится все хуже и хуже. Ваша мать по доброте показала меня врачам и отправила в больницу. Однако никакого облегчения я не почувствовал. И ни один врач не мог даже сказать, что это за болезнь. Чего они со мной только не сделали: спину обожгли раскаленным утюгом, положили в колотый лед — и все. В конце концов я полностью окостенел … Так господа решили, что лечить меня больше нечем, и я не могу держать в хозяйском доме калек… ну, они отправили меня сюда — поэтому у меня здесь родственники. Так что живу, как видите.

    Лукерья снова замолчала и снова усилила улыбку.

    — Это же ужасное ваше положение! — воскликнул я … и, не зная, что добавить, спросил: — А Василий Поляков? — Этот вопрос был очень глупым.

    Лукерья немного отвела глаза.

    — Какой Поляков? Он очень старался, очень старался — и женился на другой, девушке из Глинного.Вы знаете Клея? Недалеко от нас. Ее звали Аграфена. Он меня очень любил, но он был молодым человеком — он не должен оставаться холостым. И каким другом я могу ему быть? И он нашел себе хорошую, добрую жену, и у них есть дети. Он здесь живет с соседом клерком: ваша мама его отпустила за лоскутное одеяло, и, слава богу, он очень здоров.

    — И так вы все врете и врете? — снова спросил я.

    — Вот как я лгу, сэр, мой седьмой год. Летом я лежу здесь, в этой плети, а когда станет холодно, переведут в гримерку.Я там лежу.

    — Кто за вами следит? Кто присматривает?

    — И здесь тоже есть хорошие люди. Они меня не бросают. Да и иду за мной немного. Есть что почитать, что я ничего не ем, кроме воды — она ​​в кружке с водой: всегда есть запасная, чистая, родниковая вода. Сам могу дотянуться до кружки: одна рука еще может работать. Что ж, здесь девочка-сирота; нет, нет — да, и она вернется, благодаря ей. Она была здесь сейчас … Вы с ней встречались? Такая красивая, беленькая.Она несет мне цветы; Я большой охотник на них, на цветы. У нас нет садоводов — были, но мы вымерли. Но полевые цветы тоже хороши, они пахнут даже лучше садовых. Хоть бы ландыш … что приятнее!

    — А тебе не скучно, не страшно, бедная моя Лукерья?

    — Что ты собираешься делать? Врать не хочу — сначала было очень томно; а потом привык, привык — ничего; другим еще хуже.

    — Как это?

    — А у другого нет убежища! А другой слепой или глухой! А я, слава богу, все вижу и слышу все, все. Крот копается под землей — я это слышу. И чую запах любой, самый слабый! В поле будет цвести гречка, в огороде — липа — и говорить нечего: я сейчас первый слышу. Если бы оттуда дул ветерок. Нет, почему Бог должен сердиться? — многое хуже моего. Взять хотя бы: другой здоровый человек очень легко может грешить; но от меня отошел сам грех.На днях отец Алексей, священник, стал причащаться со мной, и он сказал: «Тебе, мол, исповедоваться не в чем: можешь ли грешить в своем состоянии?» Но я ему ответил: «А как насчет душевного греха, отец?» «Что ж, — говорит он, но сам смеется, — это не большой грех».

    — Да, должно быть, и этим самым душевным грехом я не болезненно грешен, — продолжал Лукерья, — потому что я учил себя так: не думать, и более того — не помнить. Время проходит раньше.

    Признаюсь, был удивлен.

    — Ты совсем одна и одна, Лукерья; как предотвратить попадание мыслей в голову? Или вы все спите?

    — О нет, сэр! Я не всегда могу спать. Хотя у меня нет сильных болей, ноет там, в кишечнике, да и в костях тоже; не дает нормально спать. Нет … но вот как я лгу себе, лгу — лгу — и не думаю; Я чувствую, что живу, дышу — и я весь здесь. Смотрю, слушаю. Жужжат и жужжат пчелы на пасеке; голубь будет сидеть на крыше и ворковать; будет курица с цыплятами клевать крошки; а то прилетит воробей или бабочка — мне очень приятно.В позапрошлом году даже ласточки там, в углу, устроили себе гнездо и вывели детей. Как это было интересно! Прилетит, упадет в гнездо, детей накормит — и вылезет. Глядишь — он уже заменен другим. Иногда не прилетит, только через открытую дверь подметет, а дети тут же — ну пискни и клювом раскроют … Ждал их на следующий год, но, мол, один местный охотник застрелил их из Пистолет. И что ему сошло с рук? Она вся ласточка, не больше жука… Какие вы, господа охотники, злые!

    «Я ласточек не стреляю», — поспешил заметить я.

    «И тогда, — снова начал Лукерья, — был смех! Заяц прибежал, да! Собаки или что-то в этом роде гнались за ним, но он просто катился прямо в дверь! .. Он сел рядом и долго сидел, водил носом и подергивал усами — настоящий офицер! И он посмотрел на меня. Разобрался, значит, я его не боюсь. Наконец он встал, прыгнул, подскочил к двери, огляделся на пороге — а он такой! Он такой забавный!

    Лукерья посмотрела на меня… все говорят, разве это не смешно? Я смеялся, чтобы доставить ей удовольствие. Она прикусила пересохшие губы.

    — Ну зимой, конечно, хуже: потому что — темно; Свечу жаль зажигать, а почему? По крайней мере, я знаю грамотность, и мне всегда хотелось читать, но что читать? Здесь нет книг, но даже если бы они были, как я собираюсь сохранить это, книгу? Отец Алексей принес мне календарь, чтобы отвлечься; да видит что выгоды нет, опять забрал. Однако хоть и темно, но послушать есть что: сверчок потрескнет или мышь там, где перекрестится.Здесь хорошо: не думать!

    — А потом я прочитал молитвы, — продолжила, немного отдохнув, Лукерья. — Я их совсем немного знаю, эти самые молитвы. И чем я буду утомлять Господа Бога? О чем я могу его попросить? Он лучше меня знает, что мне нужно. Он прислал мне крестик — значит, он меня любит. Вот как нам велено это понимать. Прочитаю Отче Богородицу, акафист Всех Скорбящих и снова лягу, не задумываясь. И ничего!

    Прошло две минуты.Я не нарушал тишину и не двигался в узкой ванне, служившей моим сиденьем. Жестокая, каменная неподвижность лежащего передо мной живого несчастного существа сообщалась мне: я тоже казался оцепенелым.

    «Слушай, Лукерья», — начал я наконец. — Послушайте, какое предложение я вам сделаю. Вы хотите, чтобы я отдал приказ: вас перевезут в больницу, в хорошую городскую больницу? Кто знает, может, они еще вас вылечат? В любом случае ты будешь не один …

    Лукерья слегка сдвинула брови.

    «О нет, сэр, — сказала она тревожным шепотом, — не отвозите меня в больницу, не трогайте меня. Я там только муки побольше возьму. Так где меня угостить! .. Вот как однажды сюда попал доктор; хотел меня осмотреть. Я прошу его: «Не беспокой меня, Христа ради». Где! он стал меня переворачивать, он вытянул руки и ноги, выпрямил меня; говорит: «Я делаю это для обучения; вот почему я сотрудник, учёный! И вы, говорит он, не можете сопротивляться мне, потому что за мои труды мне приказали повязать мне шею, и я пытаюсь за вас, дураки.«Он меня притормозил, встряхнул, рассказал о моей болезни — как ни странно, — и на этом ушел. А потом всю неделю у меня болели кости. Вы говорите: я один, всегда один. Нет, не всегда. Они приходят ко мне. Я кроткая — не мешаю. Придут крестьянские девушки и ссорятся, странник забредет, расскажет об Иерусалиме, о Киеве, о святых городах. И я не боюсь побыть одной … еще лучше, она-она! .. сударь, не трогайте меня, не везите меня в больницу… Спасибо, любезный, только не трогай меня, моя дорогая.

    — Ну как хочешь, как хочешь, Лукерья. Думал для твоего же блага …

    — Я знаю, сэр, это мне на пользу. Да, сэр, милый, а кто может помочь другому? Кто войдет в его душу? Угощайтесь! Вы мне не поверите — но иногда я вру такой-то один … и как будто во всем мире нет никого, кроме меня. Только я жив! И мне кажется, что он меня омрачит … Размышления захватят меня — даже удивительно.

    — О чем ты тогда думаешь, Лукерья?

    — Этого, сэр, тоже нельзя сказать: вы не можете этого объяснить. А потом об этом забывают. Придет, как облако, прольется, будет так свежо, будет хорошо, но что это было — не поймешь! Только мне кажется; если бы вокруг были люди, ничего бы этого не случилось, и я бы ничего не почувствовал, кроме своего несчастья.

    Лукерья с трудом вздохнула. Сундук ей не подчинялся — как и все остальные члены.

    «Когда я смотрю, сэр, на вас, — начала она снова, — вам очень жаль меня. Не надо меня слишком сильно жалеть! Например, я вам скажу: я иногда даже сейчас … Вы помните, как я был весел в свое время? Мальчик девочка! .. так знаете что? Я все еще пою песни.

    — Песни? .. Ты?

    — Да, песни, старые песни, хороводы, автоматы, новогодние праздники, всякие! Ведь я их много знал и не забыл. Только я танцоров не пою. В моем нынешнем звании не пойдет.

    — Как ты их поешь … про себя?

    — И для меня, и для моего голоса. Я не могу громко, но все — можно понять. Вот я и сказал — ко мне приходит девушка. Следовательно, сирота поддается обучению. Так я узнал это; она уже приняла у меня четыре песни. Ал мне не веришь? Подожди, я тебе сейчас скажу …

    Лукерья взяла себя в руки … Мысль о том, что это полуживое существо готовится петь, вызвала у меня невольный ужас. Но прежде чем я успел произнести хоть слово, у меня в ушах затрясся затяжной, еле слышный, но чистый и правдивый звук… за ним последовал еще один, третий. Лукерья спела «В карманах». Она пела, не меняя выражения окаменевшего лица, даже не сводя глаз. Но этот бедный, нерешительный голос, усилившийся, как струйка дыма, звенел так трогательно, что ей захотелось излить всю свою душу … Я уже не чувствовал ужаса: невыразимая жалость сжимала мое сердце.

    — О, я не могу! — вдруг сказала она, — сил не хватает … Я была очень рада тебя видеть.

    Она закрыла глаза.

    Я положил руку на ее крохотные холодные пальчики… Она посмотрела на меня — и ее темные веки, покрытые золотыми ресницами, как древние статуи, снова сомкнулись. Через мгновение они засияли в полумраке … Их смочила слеза.

    Я не двигался как раньше.

    — Что я! — вдруг с неожиданной силой произнесла Лукерья и, широко открыв глаза, попыталась смахнуть с них слезу. — Тебе не стыдно? Что я? Со мной этого давно не бывало … с того дня, когда прошлой весной был со мной Вася Поляков.Пока он сидел со мной и разговаривал — ну ничего; а когда он ушел — я все еще плакала одна! Откуда это! .. Почему слезы нашей сестры не куплены. Мастер, — добавила Лукерья, — чай, платок у вас … Не брезгите, протри глаза.

    Я поспешил исполнить ее желание — и оставил ей платок. Сначала отказалась … Что, мол, мне такой подарок? Платок был очень простой, но чистый и белый. Затем она схватила его слабыми пальцами и больше их не отпускала.Привыкнув к темноте, в которой мы оба были, я мог ясно различать ее черты, мог даже заметить легкий румянец, который проступал сквозь бронзу ее лица, мог проявиться на этом лице — так, по крайней мере, мне казалось — следы его старая красота.

    — Вот вы, сударь, меня спросили, — опять заговорила Лукерья, — я сплю? Я, конечно, почти не сплю, но каждый раз вижу сны — хорошие сны! Никогда не воспринимаю себя больным: во сне я всегда здоров и молод … Одно горе: просыпаюсь — хочу хорошо потянуться — но все так же сковано.С чего мне приснился чудесный сон! Вы хотите, чтобы я вам сказал? .. Ну, послушайте. Вижу, что стою в поле, а вокруг рожь такая высокая, спелая, как золото! .. И как будто со мной рыжий пес, злобный, высокомерный — все хочет меня укусить. И как если бы у меня в руках был серп, и не простой серп, а сам месяц, вот тогда он похож на серп. И в этом же месяце я должен отжать эту самую рожь. Только меня очень растопила жара, и месяц ослепляет меня, и лень охватила меня; а вокруг растут васильки, да такие большие! И все повернули ко мне головы.И думаю: вот эти васильки соберу; Вася обещал приехать — так что я сперва сделаю себе венок; У меня еще есть время пожать. Начинаю собирать васильки, а они тают и тают между пальцами, несмотря ни на что! И не могу себе венок скрутить. А между тем я слышу — кто-то уже подходит ко мне, рядом, и зовет: Луша! Луша! .. Ах, я думаю, беда — не успела! Все равно этот месяц на голову надену вместо васильков. Ставил на месяц, точь-в-точь как кокошник, так вот и сам теперь весь светился, освещал все поле вокруг.Глядь — по самым кончикам ушей катится ко мне быстро — только не Вася, а Сам Христос! И почему я узнал, что это Христос, не могу сказать — его так не пишут, а только его! Безбородый, высокий, молодой, весь в белом — только золотой пояс — и протягивает мне ручку. «Не бойся, — говорит он, — моя невеста, оборванная, иди за мной; Вы будете водить хороводы в Царстве Небесном и исполнять небесные песни ». И я буду держаться за его ручку! Моя собака теперь мои ноги… а потом мы взлетели! Он впереди … Его крылья распростерлись по небу, длинные, как у чайки, — и я следую за ним! И собака должна встать позади меня. Только тогда я понял, что эта собака — моя болезнь и что ей не будет места в Царстве Небесном.

    Лукерья помолчал минуту.

    «А потом мне тоже приснился сон, — начала она снова, — или, возможно, это было видение для меня — правда, не знаю. Мне казалось, что я лежу в этой самой плети и мои покойные родители — отец и мать — подошли ко мне и низко поклонились, но сами они ничего не сказали.И я их спрашиваю: почему вы, отец и мать, преклоняетесь передо мной? А потом они говорят, что, поскольку вы много страдаете в этом мире, вы не только избавили свою любимую, но и избавили нас от многих желаний. И мы стали намного более способными в следующем мире. Вы уже покончили со своими грехами; теперь ты побеждаешь наши грехи. И, сказав это, родители снова мне поклонились — и их не стало видно: были видны какие-то стены. Тогда я очень сомневался, что это со мной. Она даже священнику по духу рассказала.Только он думает, что это не было видением, потому что видения случаются с одним духовным чином.

    — А тут еще один сон, — продолжила Лукерья. «Вяжу, что сижу как на большой дороге под метлой, держу свернутую палку, на плечах рюкзак, а голова обернута платком — как странник! И мне нужно отправиться куда-нибудь далеко-далеко в паломничество. И все чужие проходят мимо меня; Они идут тихо, как бы неохотно, все в одном направлении; все лица мрачны и все очень похожи друг на друга.И я вижу: одна женщина вертится, мечется между ними, вся голова у нее выше других, а платье у нее особенное, как бы не наше, не русское. И лицо тоже особенное, лицо худощавое, суровое. И как будто все остальные держатся от нее подальше; и она внезапно поворачивается — да, прямо ко мне. Остановился, посмотрел; и глаза ее, как у сокола, желтые, большие и яркие. И я ее спрашиваю: «Ты кто?» И она мне говорит: «Я твоя смерть». Мне страшно, но я, наоборот, рада, счастлива, крестилась! И эта женщина, моя смерть, говорит мне: «Мне тебя жаль, Лукерья, но я не могу взять тебя с собой.Прощай! «Боже! Как мне было здесь грустно! ..« Возьми меня, говорю, мама, родная, возьми меня! »И моя смерть обратилась ко мне, стала меня ругать … Я понимаю, что она назначает мне мой час , но так непонятно, неявно … После, мол, Петровка … С этим я проснулся … Такие-то потрясающие сны мне снятся!

    Лукерья подняла глаза вверх … задумчивая …

    — Только вот беда моя: бывает, пройдет целая неделя, а я ни разу не засну. В прошлом году одна дама проходила мимо, увидела меня и даже дала мне бутылку лекарства от бессонницы; приказал принять десять капель.Это мне очень помогло, и я заснул; только вот эту бутылку давно выпили … Вы знаете, что это за лекарство и как его достать?

    Проходившая женщина, очевидно, дала Лукерье опиум. Я обещал доставить ей такую ​​бутылку и снова не мог не удивляться ее терпению.

    — Эх, хозяин! Она возразила. — Что ты делаешь? Какое терпение? Терпение Симеона Столпника определенно было велико: он простоял на костре тридцать лет! А другой святой велел закопаться в землю по грудь, и муравьи съели его лицо…. А потом другой начелор сказал мне: была некая страна, и агарианцы завоевали эту страну, и они истязали и убили всех жителей; и что бы ни делали жители, они не могли освободиться. И явись здесь между этими обитателями, святая дева; Она взяла большой меч, надела два фунта доспехов, пошла к агарианцам и прогнала их через море. И только отогнав их, он говорит им: «Теперь вы сожжете меня, потому что это было моим обещанием, что я умру огненной смертью за свой народ.«И агарианцы взяли его и сожгли, и люди с тех пор были освобождены навсегда! Какой подвиг! Что я!

    Я подумал, куда и в какой форме вошла легенда о Джоне д’Арк, и после паузы спросил Лукерью: сколько ей лет?

    — Двадцать восемь … или девять … Тридцати не будет. Зачем их считать годами! Я вам еще кое-что скажу …

    Лукеря вдруг как-то перехватила горло, ахнула …

    «Ты много говоришь, — сказал я ей, — это может тебе навредить.

    «Верно, — прошептала она еле слышно, — наш разговор окончен; но куда бы он ни пошел! Теперь, когда вы уходите, я буду молчать сколько душе угодно. По крайней мере, она забрала мою душу …

    Я начал с ней прощаться, повторил свое обещание прислать ей лекарство, попросил ее еще раз хорошенько подумать и сказать мне — что ей нужно?

    — мне ничего не нужно; Я всем довольна, слава богу, — с величайшим усилием, но нежно сказала она.- Дай Бог всем здоровья! Но вы должны убедить вашу мать, сэр — крестьяне здесь бедные, — хоть бы хоть немного от них оброка, она бы притормозила! Им не хватает земли, им не нравятся … Они бы за вас молились Богу … Но мне ничего не нужно — меня все устраивает.

    Я дал Лукерье слово исполнить ее просьбу и уже подходил к двери … она снова позвала меня.

    «Помните, сэр, — сказала она, и что-то чудесное промелькнуло в ее глазах и на губах, — какая у меня коса? Помните — до колен! Я долго колебался… Такие волосы! .. Но где это было расчесывать? На моем месте! .. Так я их отрезал … Да … Ну, простите, сэр! Я больше не могу…

    В тот же день, перед тем, как отправиться на охоту, я разговаривал о Лукерье с арендатором фермы. От него я узнал, что в деревне ее прозвали «Живые реликвии», что, однако, не вызвало у нее никакого беспокойства; ни ропота с ее стороны, ни жалоб. «Сама она ничего не требует, а наоборот, за все благодарна; тихо, как там тихо, так сказать.Убитый Богом, — заключил десятый, — следовательно, за грехи; но мы не вникаем в это. А чтобы, например, осудить ее — нет, мы ее не осуждаем. Отпусти ее! «

    Через несколько недель я узнал, что Лукерья скончалась. Смерть пришла за ней … и «за Петровкой». Говорили, что в самый день ее смерти все слышали звон колокола, хотя от Алексеевки до церкви считалось более пяти миль, а день был обычным. Однако Лукерья сказал, что звон идет не из церкви, а «сверху».Она, наверное, не решилась сказать: с неба.

    Иван Сергеевич Тургенев

    ЖИВАЯ СИЛА

    Земля исконного долготерпения —

    Ты земля русского народа!

    Тютчев Ф.

    Французская пословица гласит: «Сухой рыбак и мокрый охотник грустят». Никогда не испытывая страсти к рыбной ловле, я не могу судить о том, что испытывает рыбак в хорошую ясную погоду и насколько в ненастные времена удовольствие, доставляемое ему обильной добычей, перевешивает неприятности промокания.Но для охотника дождь — настоящее бедствие. Именно такую ​​катастрофу мы с Ермолаем пережили во время одной из поездок на тетеревов в Белевский район. С рассвета дождь не утихает. Что мы не сделали, чтобы от него избавиться! И почти на голову надели резиновые плащи, и стояли под деревьями, чтобы меньше капало … Непромокаемые плащи, не говоря уже о том, что они мешали стрельбе, самым бесстыдным образом пропускали воду; а под деревьями — наверняка сначала как будто не капала, а потом вдруг влага, скопившаяся в листве, прорвалась, каждая ветка нас облила, как из водосточной трубы, холодная струйка полезла под галстук и текла по позвоночнику… И это последнее дело, как выразился Ермолай.

    Нет, Петр Петрович, — воскликнул он наконец, — нельзя! .. Ты не можешь сегодня охотиться. Чучье набивает собак; пушки отрезаны … Ух! Задача!

    Что делать? Я спросил.

    Вот что. Поехали в Алексеевку. Вы можете не знать — есть такая маленькая ферма, она принадлежит вашей матери; в восьми милях отсюда. Ночуем там, а завтра …

    Давай вернемся сюда?

    Нет, не здесь… Я знаю места за Алексеевкой … многие из тетеревов лучше местных!

    Я не спросила своего верного товарища, почему он не отвез меня прямо в те места, и в тот же день мы добрались до фермы моей матери, о существовании которой, должен признаться, я до тех пор не подозревал. Этот небольшой фермерский дом оказался флигелем, очень ветхим, но необитаемым и, следовательно, чистым; Я провел там довольно тихую ночь.

    На следующий день проснулся рано.Солнце только что взошло; в небе не было ни единого облака; все вокруг сияло сильным двойным сиянием: сиянием юных утренних лучей и вчерашним ливнем. Пока мне закладывали коктейль, я пошел бродить по маленькому, когда-то плодовитому, а теперь уже дикому саду, который со всех сторон окружал флигель своей ароматной сочной дикой природой. О, как хорошо было на открытом воздухе, под чистым небом, где дрожали жаворонки, откуда сыпались серебряные бусинки их звонких голосов! На своих крыльях они, должно быть, унесли капли росы, и их песни, казалось, были политы росой.Я даже снял шапку и радостно вздохнул — всей грудью … На склоне неглубокого оврага, у забора, виднелась пасека; к нему вела узкая тропинка, извивающаяся, как змея, между прочными стенами из травы и крапивы, над которыми, бог знает откуда, поднимались заостренные стебли темно-зеленой конопли.

    Я пошел по этой тропе; дошли до пасеки. Рядом с ней был плетеный сарай, так называемый амшаник, куда ставят ульи на зиму. Я посмотрел в полуоткрытую дверь: темно, тихо, сухо; пахнет мятой, мелисой.В углу эшафот, а на них, накрытая одеялом, маленькая фигурка … Я шла …

    Мастер, мастер! Петр Петрович! — я услышал голос, слабый, медленный и хриплый, похожий на шелест болотной осоки.

    Я остановился.

    Петр Петрович! Подойди сюда, пожалуйста! — повторил голос.

    Он пришел ко мне из-за угла с тех эшафот, которые я видел.

    Я подошел — и от удивления ошеломил. Передо мной лежал живой человек, но что это было?

    Голова совершенно сухая, однотонная, бронзовая — ни отдать, ни взять икону древней письменности; нос узкий, как лезвие ножа; губ практически не видно — белеют только зубы и глаза, а на лбу из-под косынки выбиваются тонкие пряди желтых волос.У подбородка, на складке одеяла, две крошечные руки, тоже бронзового цвета, медленно двигаются пальцами, как палочки. Смотрю повнимательнее: лицо не только не некрасивое, даже красивое, а ужасное, неординарное. И это лицо мне кажется тем более устрашающим, что на нем, на его металлических щеках, я вижу — оно пытается … оно пытается и не может улыбнуться.

    Вы меня не узнаете, сэр? — снова прошептал голос; он словно испарился с его едва шевелящихся губ. — А где узнать! Я Лукерья… Помнишь, твои мамины танцы в Спасском возили … ты помнишь, я еще была солисткой?

    Лукерья! — воскликнул я. — Это ты? Это возможно?

    Я, да, сэр, я. Я Лукерья.

    Я не знал, что сказать, и как ошеломленный я смотрел на это темное, неподвижное лицо с яркими и смертоносными глазами, устремленными на меня. Это возможно? Эта мумия — Лукерья, первая красавица на всем нашем дворе, высокая, пухлая, белая, румяная, чайка, танцовщица, певица! Лукерья, умная Лукерья, за которой ухаживали все наши молодые ребята, о которой я втайне вздыхал, я шестнадцатилетний мальчик!

    Помилуй, Лукерья, — сказал я наконец, — что с тобой случилось?

    И вот такая беда постигла! Но не пренебрегайте, бариумы, не пренебрегайте моей бедой — садитесь на ванну, поближе, а то вы меня не услышите… Видите ли, я стал таким громким! .. Что ж, я очень рада, что увидела тебя! Как вы попали в Алексеевку?

    Лукерья говорил очень тихо и слабо, но не останавливался.

    Сюда меня привел Ермолай-охотник. Но скажи мне …

    Расскажи о моей беде? Простите, сэр. Со мной это случилось давно, лет шесть или семь. Тогда я только что была суженой с Василием Поляковым — помните, он был такой красивый, кудрявый, у вашей мамы барменом служил? Да и тогда тебя в деревне не было; уехал учиться в Москву.Мы с Василием очень полюбили друг друга; он никогда не выходил из моей головы; и это было весной. Однажды ночью … это не далеко до рассвета … а я не могу заснуть: соловей в саду поет изумительно, так сладко! .. Я не выдержал, встал и вышел на крыльцо послушать его. Заливает, разливает … и вдруг мне показалось: кто-то звал меня голосом Васи, тихо вот так: «Луша! ..» хлоп! И вроде бы не сильно поранился, потому что вскоре встал и вернулся в свою комнату.Только как будто что-то внутри меня — в утробе — разорвалось … Дай мне вздохнуть … минутку … хозяин.

    Лукерья замолчала, и я с удивлением посмотрел на нее. Меня действительно поразило, что она вела свой рассказ почти весело, без стонов и вздохов, без жалоб и просьб об участии.

    С того самого происшествия, — продолжал Лукерья, — я стал сохнуть, чахнуть; тьма охватила меня; Мне стало трудно ходить, а вот уже — и полностью контролировать свои ноги; Я не могу ни стоять, ни сидеть; все будет врать.И я не хочу ни пить, ни есть: становится все хуже и хуже. Ваша мать по доброте показала меня врачам и отправила в больницу. Однако никакого облегчения я не почувствовал. И ни один врач не мог даже сказать, что это за болезнь. Чего они со мной только не сделали: спину обожгли раскаленным утюгом, положили в колотый лед — и все. В конце концов я полностью окостенел … Так господа решили, что лечить меня больше нечем, и я не могу держать в хозяйском доме калек… ну, они отправили меня сюда — поэтому у меня здесь родственники. Так что живу, как видите.

    На данной странице сайта размещено литературное произведение Живые реликвии автора Тургенев Иван Сергеевич … На сайте вы можете бесплатно скачать книгу Живые реликвии в форматах RTF, TXT, FB2 и EPUB, либо читать онлайн электронную книгу Иван Сергеевич Тургенев — Живые реликвии без регистрации и без смс.

    Размер архива с книгой Living Power = 28.23 КБ


    Записки охотника —

    Змий
    «I.S. Тургенев. «Записки охотника» »: Народная Асвета; Минск; 1977
    аннотация
    « Редко два трудно сочетаемых элемента сочетались в такой степени, в таком полном балансе: сочувствие к человечеству и художественное чувство », — Ф.И. Тютчев. Цикл очерков «Записки охотника» в основном формировался за пять лет (1847–1852), но Тургенев продолжил работу над книгой, Тургенев добавил еще три к двадцати двум своим ранним эссе в начале 1870-х годов.Еще около двух десятков сюжетов сохранилось в эскизах, планах и свидетельствах современников.
    Натуралистические описания жизни дореформенной России в «Записках охотника» перерастают в размышления о загадках русской души. Крестьянский мир превращается в миф и открывается природе, которая оказывается необходимым фоном почти для каждой истории. Поэзия и проза, свет и тень переплетаются здесь в неповторимых, причудливых образах.
    Иван Сергеевич Тургенев
    ЖИЗНЕННАЯ СИЛА
    Земля родного многострадального —
    Вы — земля русского народа!
    F.Тютчев
    Французская пословица гласит: «Сухой рыбак и мокрый охотник грустят». Никогда не испытывая страсти к рыбной ловле, я не могу судить о том, что испытывает рыбак в хорошую ясную погоду и насколько в ненастные времена удовольствие, доставляемое ему обильной добычей, перевешивает неприятности промокания. Но для охотника дождь — настоящее бедствие. Именно такую ​​катастрофу мы с Ермолаем пережили во время одной из поездок на тетеревов в Белевский район. С рассвета дождь не утихает.Что мы не сделали, чтобы от него избавиться! И почти на голову надели резиновые плащи, и стояли под деревьями, чтобы меньше капало … Непромокаемые плащи, не говоря уже о том, что они мешали стрельбе, самым бесстыдным образом пропускали воду; а под деревьями — наверняка сначала как будто не капала, а потом вдруг влага, скопившаяся в листве, прорвалась, каждая ветка нас облила, как из водосточной трубы, холодная струйка полезла под галстук и текла по позвоночнику… И это последнее дело, как выразился Ермолай.
    «Нет, Петр Петрович, — воскликнул он наконец, — так нельзя! .. Ты не можешь сегодня охотиться. Чучье набивает собак; пушки отрезаны … Ух! Задача!
    — Что делать? Я спросил.
    — Вот что. Поехали в Алексеевку. Вы можете не знать — есть такая маленькая ферма, она принадлежит вашей матери; в восьми милях отсюда. Мы переночевать там, а завтра …
    — Давай вернемся сюда?
    — Нет, не здесь … Я знаю места за Алексеевкой… многие лучше местных тетеревов!
    Я не спросила своего верного товарища, почему он не отвез меня прямо в те места, и в тот же день мы добрались до фермы моей матери, о существовании которой, должен признаться, я до тех пор не подозревал. Этот небольшой фермерский дом оказался флигелем, очень ветхим, но необитаемым и, следовательно, чистым; Я провел там довольно тихую ночь.
    На следующий день проснулся рано. Солнце только что взошло; в небе не было ни единого облака; все вокруг сияло сильным двойным сиянием: сиянием юных утренних лучей и вчерашним ливнем.Пока мне закладывали коктейль, я пошел бродить по маленькому, когда-то плодовитому, а теперь уже дикому саду, который со всех сторон окружал флигель своей ароматной сочной дикой природой. О, как хорошо было на открытом воздухе, под чистым небом, где дрожали жаворонки, откуда сыпались серебряные бусинки их звонких голосов! На своих крыльях они, должно быть, унесли капли росы, и их песни, казалось, были политы росой. Я даже снял кепку и радостно вздохнул — всей грудью… На склоне неглубокого оврага, у забора виднелась пасека; к нему вела узкая тропинка, извивающаяся, как змея, между прочными стенами из травы и крапивы, над которыми, бог знает откуда, поднимались заостренные стебли темно-зеленой конопли.
    Я отправился по этой тропе; дошли до пасеки. Рядом с ней был плетеный сарай, так называемый амшаник, куда ставят ульи на зиму. Я посмотрел в полуоткрытую дверь: темно, тихо, сухо; пахнет мятой, мелисой. В углу — эшафот, а на них, накрытый одеялом, небольшая фигура… Я уходил …
    — Мастер, но хозяин! Петр Петрович! — я услышал голос, слабый, медленный и хриплый, похожий на шелест болотной осоки.
    Я остановился.
    — Петр Петрович! Подойди сюда, пожалуйста! — повторил голос.
    Он пришел ко мне из-за угла с тех эшафот, которые я видел.
    Подошел — и от удивления ошарашил. Передо мной лежал живой человек, но что это было?
    Голова совершенно сухая, однотонная, бронзовая — ни отдать, ни взять икону старинной письменности; нос узкий, как лезвие ножа; губ практически не видно — белеют только зубы и глаза, а на лбу из-под косынки выбиваются тонкие пряди желтых волос.У подбородка, на складке одеяла, две крошечные руки, тоже бронзового цвета, медленно двигаются пальцами, как палочки. Смотрю повнимательнее: лицо не только не некрасивое, даже красивое, а ужасное, неординарное. И это лицо мне кажется тем более устрашающим, что на нем, на его металлических щеках, я вижу — оно пытается … оно пытается и не может улыбнуться.
    — Вы меня не узнаете, сэр? — снова прошептал голос; он словно испарился с его едва шевелящихся губ. — А где узнать! Я Лукерья… Помнишь, твои мамины танцы в Спасском возили … ты помнишь, я еще была солисткой?
    — Лукерья! — воскликнул я. — Это ты? Это возможно?
    — Я, да, хозяин, — я. Я Лукерья.
    Я не знал, что сказать, и как ошеломленный я смотрел на это темное, неподвижное лицо с яркими и смертоносными глазами, устремленными на меня. Это возможно? Эта мумия — Лукерья, первая красавица на всем нашем дворе, высокая, пухлая, белая, румяная, чайка, танцовщица, певица! Лукерья, умная Лукерья, за которой ухаживали все наши молодые ребята, о которой я втайне вздыхал, я шестнадцатилетний мальчик!
    — Помилуй, Лукерья, — сказал я наконец, — что с тобой случилось?
    — И вот такая беда случилась! Но не пренебрегайте, бариумы, не пренебрегайте моей бедой — садитесь на ванну, поближе, а то вы меня не услышите… Видите ли, я стал таким громким! .. Что ж, я очень рада, что увидела тебя! Как вы попали в Алексеевку?
    Лукерья говорила очень тихо и слабо, но без остановки.
    — Меня сюда привел Ермолай-охотник. Но скажи мне …
    — Расскажи о моей беде? Простите, сэр. Со мной это случилось давно, лет шесть или семь. Тогда я только что была суженой с Василием Поляковым — помните, он был такой красивый, кудрявый, к тому же у вашей мамы барменом служил? Да и тогда тебя в деревне не было; уехал учиться в Москву.Мы с Василием очень полюбили друг друга; он никогда не выходил из моей головы; и это было весной. Однажды ночью … это не далеко до рассвета … а я не могу заснуть: соловей в саду поет изумительно, так сладко! .. Я не выдержал, встал и вышел на крыльцо послушать его. Заливает, разливает … и вдруг мне показалось: кто-то звал меня голосом Васи, тихо вот так: «Луша! ..» хлоп! И вроде бы не сильно поранился, потому что вскоре встал и вернулся в свою комнату.Только как будто что-то внутри меня — в утробе — разорвалось … Дай мне вздохнуть … минутку … хозяин.
    Лукерья замолчала, а я смотрел на нее с удивлением. Меня действительно поразило, что она вела свой рассказ почти весело, без стонов и вздохов, без жалоб и просьб об участии.
    «С того самого происшествия, — продолжал Лукерья, — я начал засыхать, увядать; тьма охватила меня; мне стало трудно ходить, а там уже — и полностью контролировать свои ноги; Я не могу ни стоять, ни сидеть; все будет врать.И я не хочу ни пить, ни есть: становится все хуже и хуже. Ваша мать по доброте показала меня врачам и отправила в больницу. Однако никакого облегчения я не почувствовал. И ни один врач не мог даже сказать, что это за болезнь. Чего они со мной только не сделали: спину обожгли раскаленным утюгом, положили в колотый лед — и все. В конце концов я полностью окостенел … Так господа решили, что лечить меня больше нечем, и я не могу держать в хозяйском доме калек… ну, они отправили меня сюда — поэтому у меня здесь родственники. Так что живу, как видите.
    Лукерья снова замолчала и снова усилила улыбку.
    — Это же ужасное ваше положение! — воскликнул я … и, не зная, что добавить, спросил: — А Василий Поляков? — Этот вопрос был очень глупым.
    Лукерья немного отвела глаза.
    — Какой Поляков? Он очень старался, очень старался — и женился на другой, девушке из Глинного. Вы знаете Клея? Недалеко от нас.Ее звали Аграфена. Он меня очень любил, но он был молодым человеком — он не должен оставаться холостым. И каким другом я могу ему быть? И он нашел себе хорошую, добрую жену, и у них есть дети. Он здесь живет с соседом клерком: ваша мама его отпустила за лоскутное одеяло, и, слава богу, он очень здоров.
    — И так вы все врете и врете? — снова спросил я.
    — Вот как я лгу, сэр, мой седьмой год. Летом я лежу здесь, в этой плети, и как только станет холодно, переведут в гримерку.Я там лежу.
    — Кто за вами следит? Кто присматривает?
    — И здесь тоже есть хорошие люди. Они меня не бросают. Да и иду за мной немного. Есть что почитать, что я ничего не ем, кроме воды — она ​​в кружке с водой: всегда есть запасная, чистая, родниковая вода. Сам могу дотянуться до кружки: одна рука еще может работать. Что ж, здесь девочка-сирота; нет, нет — да, и она вернется, благодаря ей. Она была здесь сейчас … Вы с ней встречались? Такая красивая, беленькая.Она несет мне цветы; Я большой охотник на них, на цветы. У нас нет садоводов — были, но мы вымерли. Но полевые цветы тоже хороши, они пахнут даже лучше садовых. Хоть бы ландыш … что приятнее!
    — А тебе не скучно, не жутко, бедная моя Лукерья?
    — Что ты собираешься делать? Врать не хочу — сначала было очень томно; а потом привык, привык — ничего; другим еще хуже.
    — Как это?
    — А у другого нет убежища! А другой слепой или глухой! А я, слава богу, все вижу и слышу все, все. Крот копается под землей — я это слышу. И чую запах любой, самый слабый! Гречка в поле будет цвести, а в саду липа — не надо говорить: я сейчас первый слышу. Если бы оттуда дул ветерок. Нет, почему Бог должен сердиться? — многое хуже моего. Взять хотя бы: другой здоровый человек очень легко может грешить; но от меня отошел сам грех.На днях отец Алексей, священник, стал причащаться со мной, и он сказал: «Тебе, мол, исповедоваться не в чем: можешь ли грешить в своем состоянии?» Но я ему ответил: «А как насчет душевного греха, отец?» «Что ж, — говорит он, но сам смеется, — это не большой грех».
    — Да, должно быть, и этим самым душевным грехом я не болезненно грешен, — продолжал Лукерья, — потому что я учил себя так: не думать, и более того — не помнить. Время проходит раньше.
    Признаюсь, был удивлен.
    — Ты совсем один и один, Лукерья; как предотвратить попадание мыслей в голову? Или вы все спите?
    — О нет, сэр! Я не всегда могу спать. Хотя у меня нет сильных болей, ноет там, в кишечнике, да и в костях тоже; не дает нормально спать. Нет … но вот как я лгу себе, лгу — лгу — и не думаю; Я чувствую, что живу, дышу — и я весь здесь. Смотрю, слушаю. Жужжат и жужжат пчелы на пасеке; голубь будет сидеть на крыше и ворковать; будет курица с цыплятами клевать крошки; а то прилетит воробей или бабочка — мне очень приятно.В позапрошлом году даже ласточки там, в углу, устроили себе гнездо и вывели детей. Как это было интересно! Прилетит, упадет в гнездо, детей накормит — и вылезет. Глядишь — он уже заменен другим. Иногда не прилетит, только через открытую дверь подметет, а дети тут же — ну пискни и клювом раскроют … Ждал их на следующий год, но, мол, один местный охотник застрелил их из Пистолет. И что ему сошло с рук? Она вся ласточка, не больше жука… Какие вы, господа охотники, злые!
    «Я ласточек не стреляю», — поспешил заметить я.
    «И тогда, — снова начал Лукерья, — был смех! Заяц прибежал, да! Собаки или что-то в этом роде гнались за ним, только он вкатился прямо в дверь! .. Он сел рядом и долго сидел, все шевелил носом и подергивал усами — настоящий офицер! И он посмотрел на меня. Разобрался, значит, я его не боюсь. Наконец он встал, прыгнул, подскочил к двери, огляделся на пороге — а он такой! Он такой забавный!
    Лукеря посмотрела на меня… все говорят, разве это не смешно? Я смеялся, чтобы доставить ей удовольствие. Она прикусила пересохшие губы.
    — Ну зимой, конечно, хуже: потому что — темно; Свечу жаль зажигать, а почему? По крайней мере, я знаю грамотность, и мне всегда хотелось читать, но что читать? Здесь нет книг, но даже если бы они были, как я собираюсь сохранить это, книгу? Отец Алексей принес мне календарь, чтобы отвлечься; да видит что выгоды нет, опять забрал. Однако хоть и темно, но послушать есть что: сверчок потрескнет или мышь там, где перекрестится.Здесь хорошо: не думать!
    — А потом я прочитал молитвы, — продолжил, немного отдохнув, Лукерья. — Я их совсем немного знаю, эти самые молитвы. И чем я буду утомлять Господа Бога? О чем я могу его попросить? Он лучше меня знает, что мне нужно. Он прислал мне крестик — значит, он меня любит. Вот как нам велено это понимать. Я прочту «Отче наш Богородицу», акафист «Всем скорбящим» — и снова без раздумий лягу в себя. И ничего!
    Прошло две минуты.Я не нарушал тишину и не двигался в узкой ванне, служившей моим сиденьем. Жестокая, каменная неподвижность лежащего передо мной живого несчастного существа сообщалась мне: я тоже казался оцепенелым.
    «Слушай, Лукерья», — начал я наконец. — Послушайте, какое предложение я вам сделаю. Вы хотите, чтобы я отдал приказ: вас перевезут в больницу, в хорошую городскую больницу? Кто знает, может, они еще вас вылечат? В любом случае, ты будешь не один …
    Лукерья слегка сдвинула брови.
    «О нет, сэр, — сказала она тревожным шепотом, — не отвозите меня в больницу, не трогайте меня. Я там только муки побольше возьму. Так где меня угостить! .. Вот как однажды сюда попал доктор; хотел меня осмотреть. Я прошу его: «Не беспокой меня, Христа ради». Где! он стал меня переворачивать, он вытянул руки и ноги, выпрямил меня; говорит: «Я делаю это для обучения; вот почему я сотрудник, учёный! И вы, говорит он, не можете сопротивляться мне, потому что за мои труды мне приказали повязать мне шею, и я пытаюсь за вас, дураки.«Он притормозил меня, встряхнул, рассказал о моей болезни — как ни странно, — и на этом ушел. А потом целую неделю у меня болели все кости. Вы говорите: я один, всегда один. Нет, не всегда. Они приходят ко мне. Я скромная — я не мешаю. Крестьянские девчонки войдут, суетятся, странник забредет, расскажет об Иерусалиме, о Киеве, о святых городах. И я не боюсь. побыть одной … еще лучше, она-она! .. сударь, не трогайте меня, не везите меня в больницу… Спасибо, любезный, только не трогай меня, моя дорогая.
    — Ну как хочешь, как хочешь, Лукеря. Я думал для вашего же блага …
    — Я знаю, сэр, что это мне на пользу. Да, сэр, милый, а кто может помочь другому? Кто войдет в его душу? Угощайтесь! Вы мне не поверите — но иногда я вру такой-то один … и как будто во всем мире никого нет, кроме меня. Только я жив! И мне кажется, что он меня омрачит … Размышления захватят меня — даже удивительно.
    — О чем ты тогда думаешь, Лукерья?
    — Этого, сэр, тоже нельзя сказать: вы не можете этого объяснить. А потом об этом забывают. Придет, как облако, прольется, будет так свежо, будет хорошо, но что это было — не поймешь! Только мне кажется; если бы вокруг были люди, ничего бы этого не случилось, и я бы ничего не почувствовал, кроме своего несчастья.
    Лукеря с трудом вздохнула. Сундук ей не подчинялся — как и все остальные члены.
    «Когда я смотрю, сэр, на вас, — начала она снова, — вам очень жаль меня. Не надо меня слишком сильно жалеть! Например, я вам скажу: я иногда даже сейчас … Вы помните, как я был весел в свое время? Мальчик девочка! .. так знаете что? Я все еще пою песни.
    — Песни? .. Ты?
    — Да песни, старые песни, хороводы, автоматы, новогодние праздники, всякие! Ведь я их много знал и не забыл. Только я танцоров не пою. В моем нынешнем звании не пойдет.
    — Как вы их поете… самому себе?
    — И себе, и своим голосом. Я не могу громко, но все — можно понять. Итак, я вам сказал — девушка приходит ко мне. Следовательно, сирота поддается обучению. Так я узнал это; она уже приняла у меня четыре песни. Ал мне не веришь? Постой, я тебе сейчас скажу …
    Лукерья взяла себя в руки … Мысль о том, что это полуживое существо готовится петь, вызвала во мне невольный ужас. Но прежде чем я успел произнести хоть слово, у меня в ушах затрясся затяжной, еле слышный, но чистый и правдивый звук… за ним последовал еще один, третий. Лукерья спела «В карманах». Она пела, не меняя выражения окаменевшего лица, даже не сводя глаз. Но этот бедный, нерешительный голос, усилившийся, как струйка дыма, звенел так трогательно, что ей захотелось излить всю свою душу … Я уже не чувствовал ужаса: невыразимая жалость сжимала мое сердце.
    — Ой, не могу! — вдруг сказала она, — сил не хватает … Я была очень рада тебя видеть.
    Она закрыла глаза.
    Я положил руку на ее крохотные холодные пальчики… Она посмотрела на меня — и ее темные веки, покрытые золотыми ресницами, как древние статуи, снова сомкнулись. Через мгновение они засияли в полумраке … Их смочила слеза.
    Я не шевелился как раньше.
    — Что я! — вдруг с неожиданной силой произнесла Лукерья и, широко открыв глаза, попыталась смахнуть с них слезу. — Тебе не стыдно? Что я? Со мной этого давно не бывало … с того дня, когда прошлой весной был со мной Вася Поляков. Пока он сидел со мной и разговаривал — ну ничего; а когда он ушел — я все еще плакала одна! Откуда это! .. Слезы нашей сестры не куплены. Мастер, — добавила Лукерья, — чай, платок у вас … Не брезгите, протри глаза.
    Я поспешил исполнить ее желание — и оставил ей платок. Сначала отказалась … Что, мол, мне такой подарок?

    Хорошо бы иметь книгу Живые мощи автор Тургенев Иван Сергеевич Хочешь!
    Если да, то можете порекомендовать эту книгу. Живые мощи Разместите гиперссылку на странице с этим произведением: Тургенев Иван Сергеевич — Живые мощи.
    Ключевые слова страницы: Живые реликвии; Иван Сергеевич Тургенев, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн

    Римские каникулы от охотника за реликвиями

    «Римские каникулы»


    Дата выхода в эфир: 5 ноября 2000 г.,
    Автор: Мишель Эрика Грин

    Цезарь и гренки

    «Римские каникулы» Описание участка:

    Рим, 44 г. до н. Э. Алхимик Юлия Цезаря демонстрирует незаконченную золотую доспехи, которые сделают Цезаря непобедимым, но Брут наносит смертельный удар до того, как нагрудник будет завершен.В 2000 году археолог Роджер Пенроуз находит переводчика, который может расшифровать записи алхимика, но у Сидни есть нет времени поговорить с ним, потому что в нее и Найджела стреляют за спасение драгоценный камень Глаз Кецалькоатля. Клаудия передает Роджеру оригиналы документов. взять в Рим, но забывает, что последние две страницы в науке отдел углеродного датирования. Забирая бумаги, Клаудия следует за Роджером. в аэропорт, только чтобы обнаружить, что археолог пропал и у другого мужчины есть его сумка.Потому что она не может дозвониться до Сидни по телефону, Клаудия покупает себе билет в Рим.

    Когда Сидней и Найджел прибывают в Тринити, декан сообщает им, что Клаудия разыскивается полицией как последний человек, видевший Роджера живым. Обеспокоенный, охотники за реликвиями спешат в Рим, где Сидни навещает свою давнюю знакомую. Витторио — кузнец древностей, совсем недавно меч Ирода. Он подозревает, что богатый граф Рафаэль, коллекционер артефактов Цезаря, должен быть пытаясь достать нагрудник любыми способами.Тем временем Клаудия пытается последовать за вором Джанни домой, но он накачивает ее наркотиками и вызывает переводчика Нико должен закончить работу, с которой изначально связался с ним Роджер.

    Витторио может придумать только один способ провести Сидни в доме Рафаэля: у него есть она одевается как гладиатор, поэтому ее будут приглашать на его ежемесячные «иды» вечеринка, которая состоится в этот вечер. Сидней должен сразиться с огромный воин в римской одежде, но ей удается победить его и победить «Цезаря». восхищение.Во время пост-гладиаторской оргии Рафаэль встречается с Джанни. Вор упоминает криптографа по имени Нико и женщину, которая может быть проблема в доставке нагрудного знака. Сидней справедливо полагает, что это должно быть Клаудией и спешит обратно к Витторио, чтобы узнать, кем может быть «Нико». Витторио вызывает мужчину сразу после того, как Нико встречается с Джанни, чтобы передать инструкция по нахождению нагрудника в катакомбах.

    Джанни берет Клаудию с собой под землю и запирает ее в хранилище, где нагрудник был скрыт две тысячи лет назад.Сидней и Найджел встретить его на пути к выходу, но Джанни носит доспехи, а живых человек может победить любого, кто так одет. Сидни удается обмануть Джанни пронзив себя копьем в руке скелета давно умершего римлянина солдат. Она и Найджел спасают Клаудию из склепа, следуя ее крикам. найти ее. Вернувшись в Тринити, декан просит Сидни вернуться в Рим, чтобы подтвердить открытие меча Ирода.

    Анализ:

    Восхитительный эпизод «Римские каникулы» позволяет Сидни сыграть Зену в костюме и все.Она также страстно целовала Найджела во время римской оргии, хотя конечно, это только для того, чтобы отвлечь охранников, пока она шпионит за графом — в по крайней мере, так она говорит ему, когда он пытается спросить, был ли что-нибудь еще происходит. В эпизоде ​​также показано, как Клаудия проявляет инициативу. прежде чем она превратится в несчастную девушку, терпящую бедствие, и Найджел, признавшись он заботится о ней — он не зайдет так далеко, чтобы признать, что влюблен в однако, когда она спрашивает, особенно когда она просит, чтобы он подпись для ее кредитной карты.

    Съемки очень энергичные, с открытием, которое проходит между кадрами Клаудии. Тринити и Сидней борются за спасение Ока Кецалькоатля от головорезы, вооруженные пулеметами. Помощник продолжает звать охотника за реликвиями по мобильному телефону, который Сидни по глупости не выключает, пока ей не придется оставь это, чтобы сбить с толку головорезов. Следовательно, никто не знает, где находится Клаудия, когда она садится в самолет в Рим, по крайней мере, до тех пор, пока ее отец — самый крупный донор университета — получает счет по кредитной карте.Прихорашивание Клаудии и реплики о ее богатом папе совершенно не впечатляют Джанни, что дает ему немало привлекательности; жаль, что он оказался убийца.

    Граф Рафаэль, он же Цезарь, тоже имеет свои прелести — в гитлеровском стиле. способ. Похоже, гладиаторский бой был разработан для сравнения с битвой Xena . сражения с римлянами, особенно когда Сиднею предоставляется возможность казнить ее несчастного противника, но вместо этого умоляет сохранить его жизнь.Реальный Кикер этой сцены видит, как Сидни и Найджел целуются, так же как Настоящий удар метки — увидеть, как Найджел проверяет прикладом. Хотя он менее забавен, чем плохие парни, Витторио помогает Сидни в крайнем случае, поэтому держу пари, что она не раскроет его прикрытие, рассказав, что Меч Ирода — подделка. Мы никогда не узнаем, был ли граф наказан за роль в преступлениях — и мы никогда не увидим его коллекцию Цезаря, которая очень плохо.Он цитирует пьесу Шекспира, но не римского императора. сам … и Завоевание Галлии неплохо.


    Обзоры охотника за реликвиями
    Стань критичным


    Полное обновление партии и новый персонаж в «Легенде охотников за реликвиями»!

    Rogue Snail сегодня объявила о том, что теперь доступно полное групповое обновление в управляемом персонажами кооперативном шутере за добычей Relic Hunters Legend . Наряду с обновлением добавлено внимание к персонажу с дерзким персонажем поддержки Раффом, партийным инженером.Обладая целым арсеналом способностей, Рафф теперь может поддерживать своих товарищей по команде с помощью джемминговых мелодий и наносить некоторый урон своим верным Кейтаром.

    Как продолжение Relic Hunters Zero , Relic Hunters Legend включает в себя шумный состав персонажей, которые оживают с помощью анимации в стиле комиксов, и каждый выполняет свою роль. Последняя роль, которую нужно добавить, — это поддержка, которая теперь доступна с включением полного набора способностей Раффа.Рафф вдохновляет своих товарищей по команде разнообразными мелодиями в своей музыкальной ауре, включая боевую песню, накачивающую адреналин, и восстанавливающую успокаивающую песню. Рафф также может дать своим товарищам по команде быстрый побег, в котором они нуждаются, с ее баффом скорости темпа. Когда требуется серьезный урон или исцеление, Рафф может использовать свою способность Keytar Blast, которая взрывает врагов, а также лечит ее команду. В ближнем бою Рафф наносит удар своим верным навыкам рукопашного боя с гаечным ключом.

    Пока игроки стреляют и мародерствуют в последнем обновлении Relic Hunters Legend , они смогут использовать недавно добавленное «специальное оружие», которое заменяет оружие в снаряжении игрока, такое как Кейтар Раффа.Игроки также смогут стрелять несколькими снарядами из своего оружия одним выстрелом и наслаждаться десятками новых эффектов и звуков навыков. С обновлением полной партии охотники за реликвиями теперь могут объединиться с тремя своими друзьями, чтобы сформировать полную группу из четырех человек, чтобы преследовать сладкую добычу и таинственного злодея, укравшего прошлое.

    Полный список функций включает:
    • Zany Cartoon Art Style — С современной палитрой мультипликационного искусства «Легенды охотника за реликвиями» приносят веселую, увлекательную и активную анимацию.
    • Трогательная история дружбы и путешествий во времени — Раскройте тайны прошлого, лучше узнайте своих любимых персонажей и спасите Галактику.Эта специальная кампания будет расширяться бесконечно за счет новых сюжетных линий, персонажей и побочных историй, представленных в обновлениях
    • .
    • Deep RPG Mechanics — Соберите сотни предметов, охотников и реликвий и настройте идеальную машину для охоты за реликвиями! Relic Hunters Legend — это обширная ролевая игра, в которой каждый охотник может соответствовать различным стилям игры.
    • Кооперативная игра до четырех игроков — Сыграйте кампанию в одиночку или играйте с друзьями в этом захватывающем и веселом галактическом путешествии!
    • All-out Top-Down Shooter Combat — Беги и стреляй онлайн с друзьями в полноценной трехмерной среде с умными врагами, невероятными способностями и уникальными предметами.Играйте с клавиатурой и мышью или контроллером и ощутите полную вертикальность и свободу движений
    • Потрясающая графика — Работая с разрешением 4K и разблокированной частотой кадров, игроки получат лучшее из инновационного сочетания 2D и 3D анимации в игре.
    • True Free-to-Play Experience — Играйте бесплатно без блокировки платным доступом. Все игровые материалы можно полностью разблокировать, играя, и мы останемся прозрачными

    В настоящее время в альфа-версии, Relic Hunters Legend доступен для спонсоров и основателей Kickstarter на ПК.

    Какие металлоискатели лучше всего подходят для поиска реликвий?

    Даниэль Бернцвейг

    В этой статье я расскажу об основах выбора лучшего металлоискателя для поиска реликвий. От войны короля Филиппа в 1675 году до испано-американской войны в 1898 году лоскутные реликвии остаются разбросанными по Соединенным Штатам и по всему миру. Нет ничего более увлекательного, чем восстановить реликвию, утерянную сотни или даже тысячи лет назад. В этой статье мы расскажем все, что вам нужно знать об охоте за реликвиями.От выбора оборудования и выбора места до понимания типов реликвий, которые вы можете раскопать.

    Есть много замечательных общественных и частных мест охоты за реликвиями, которые открыты для охоты за сокровищами. Всегда не забывайте проверять действующие местные и национальные законы, поскольку они относятся к области, на которую вы собираетесь охотиться. При охоте на частной собственности необходимо получить разрешение помещика. Найдите время, чтобы провести свое исследование, так как ваши награды могут быть отличными.

    При выборе металлоискателя для поиска реликвий необходимо учитывать несколько особенностей.Одно из наиболее важных соображений — это тип местности, на которой вы будете охотиться. В большинстве случаев одни из лучших мест для охоты за реликвиями по всему миру находятся в сильно минерализованных районах. Например, Гражданская война в США произошла на юго-востоке Соединенных Штатов, районе, известном своей сильной минерализацией. Чтобы бороться с этим, вам нужно выбрать детектор, который имеет регулировку грунта или контроль баланса грунта. Эта функция позволит вам отфильтровать помехи от минералов, сохраняя при этом хорошую чувствительность к большому количеству реликвий.Следующий пункт, который вы захотите рассмотреть, — это частота детектора. Многие реликвии изготовлены из железа, латуни и стали. Эти предметы с более низкой проводимостью бывает трудно обнаружить с неправильной частотой. Детектор с более низкой частотой более легко обнаружит эти цели, чем детектор с более высокой частотой. Также важен точный контроль вашего детектора. Эта функция позволит вам легко сосредоточиться на своей цели для быстрого восстановления.

    Следующие ниже металлоискатели начального уровня отлично подходят для начинающих охотников за реликвиями.

    Реликтовые металлоискатели начального уровня:

    Если вы готовы потратить немного больше, обратите внимание на следующие средние единицы линейки.

    Металлоискатели среднего уровня Relic:
    • Нокта Макро Анфибио Мульти
    • Teknetics Omega 8500 Pro Пакет
    Высококачественные реликтовые металлоискатели:
    Металлоискатели Top Relic:
    Металлоискатели Top Deep Seeking Relic:

    См. Подземное сканирование изображений целей

    Впервые идея увидеть сканированные изображения цели под землей стала реальностью! Команда инженеров DRS electronics в Германии воплотила в жизнь DRS Ground Exper Pro.Это устройство будет показывать сканированные изображения в реальном времени прямо у вас на глазах. Золото, серебро и другие ценные металлы отображаются в полноцветном виде на планшете ПК в качестве дисплея. Также четко отображаются нежелательные металлы, такие как железо. Ground Exper Pro позволяет сохранять сигналы целей для последующего просмотра и предлагает меню на восьми языках.

    Выберите аксессуары, которые вам понадобятся

    Последний шаг в выборе лучшего снаряжения для охоты за реликвиями — убедиться, что у вас есть все необходимые аксессуары! Для начала вам понадобятся хорошие наушники для обнаружения металлов.Depthmaster Audiophone II — отличный выбор, и он не станет экономным. Наушники позволяют услышать самые древние и сокровенные реликвии. Они также блокируют внешние звуки и отключают внешний динамик вашего детектора. Это немного продлит срок службы батареи вашего детектора. Затем вам нужно выбрать приличного землекопа, чтобы достать свои реликвии. Имейте в виду, что некоторые цели могут быть довольно большими или глубокими. Всегда будьте осторожны при раскопках реликвий, так как вы можете натолкнуться на довольно острые предметы.Предлагаем линейку землеройных орудий Lesche для поиска реликвий. Они предлагают широкий спектр высококачественных инструментов для всех видов охоты за реликвиями. Наконец, вы захотите рассмотреть одну или две дополнительных катушки. Помните, что чем больше размер поисковой катушки, тем глубже вы сможете обнаружить. Меньшие поисковые катушки не будут заходить так глубоко, но они позволят вам сосредоточиться на более мелких целях. Они также пригодятся, если вы охотитесь в тесноте или рядом с крупными металлическими объектами, такими как заборы.

    Так какие типы объектов находят охотники за реликвиями?

    Самое захватывающее в охоте за реликвиями заключается в том, что никогда не знаешь, какая будет следующая находка.Некоторые из наиболее интересных находок включают колониальные пряжки, пуговицы, мечи, мушкетные шары, пушки и мини-шары. Гражданская война Южная армия C.S.A. поясная пластина, например, может стоить от 3000 до 5000 долларов в разумном состоянии. Ценность ваших реликвий будет зависеть от состояния предмета и редкости находки. Например, кнопки времен Гражданской войны могут варьироваться в цене от менее 100 до более 2500 долларов.

    Имейте в виду, гражданская война и другие крупные вторжения произошли на огромных территориях.Хотя по всей территории Соединенных Штатов есть несколько основных полей сражений, армии переходили из одной области в другую пешком. Кемпинги, мосты и т.п. — это районы, где обнаруживается большое количество реликвий. Вы захотите потратить свое время на поиск мест в городской комнате местной библиотеки. Другими источниками информации могут быть Интернет, чтение старых руководств и военных книг. Ничто не может сравниться с слухами и советами старожилов. Куда бы вы ни привели вас, получайте удовольствие по пути.Не торопитесь, и вы можете обнаружить, что путешествие к поиску сокровищ может быть таким же захватывающим, как и реликвии и сокровища, которые вы, несомненно, откопаете.

    Авторские права 2011 Detector Electronics Corp. Пересмотр 2020 г.

    Руководство по исследованию: Охотник за реликвиями

    Мы очень повеселились во время бета-тестирования, отслеживая эти скрытые объекты с помощью классного оружия и рецептов для «Сокровища другого человека», поэтому мы наконец превратили все наши наблюдения в руководство!

    В этом руководстве вы найдете:

    • Карты зон с метками для всех объектов, которые переводят вас на их страницу при нажатии.
    • Скриншоты всех предметов / объектов.
    • Модели наград оружия BoA.
    • Координаты для всех элементов, при нажатии на которые открывается новая карта.

    Серия достижений


    В этой серии достижений вы будете отслеживать предметы, спрятанные в Пандарии. Эти предметы можно найти только один раз для каждого персонажа, и нахождение нескольких одинаковых предметов не увеличит вашу общую сумму по альтам. Всего 28 позиций.

    Нажмите на вырез, чтобы прочитать руководство!

    Древний посох цзинью
    Древний посох цзинью
    Древний посох цзинью
    Древняя пандаренская горная кирка
    Древняя пандаренская горная кирка
    Древняя пандаренская горная кирка
    Молот Десяти Громов
    Молот десяти громов
    Богомолов Шенкер Водина
    Нефритовая статуя воина

    906 Контейнер / предмет Описание Координаты
    Древний посох Цзинью, Древний Посох Цзинью Посох БоА с уникальной моделью. 47,1, 67,4; 46,2, 71,2; 44.9, 64.6
    Древняя пандаренская кирка, Древняя пандаренская горная кирка Горная кирка BoA (в настоящее время с ошибками) 46.1, 29.1; 44,1, 27,0; 43.8, 30.7
    Молот Десяти Громов, Молот Десяти Громов Булава Удава с уникальной моделью и забавным проком Молот Десяти Громов. 41,8, 17,6; 43.0, 11.6
    Наполненный нефритом клинок, Статуя нефритового воина Меч БоА с забавным проком Клинок, наполненный нефритом. 39,2, 46,6
    Стержень богомолов Водина, Стержень богомолов Водина Кинжал Боа. 39.4, 7.3

    Посох скрытого мастера
    Посох скрытого мастера
    Посох скрытого мастера
    Посох скрытого мастера
    Посох скрытого мастера
    Призрачный пандаренский рыбак
    Призрачный пандаренский мастер
    Тайник Украденные товары







    Контейнер / Предмет Описание Координаты
    Посох Скрытого Мастера, Посох Скрытого Мастера Посох Удава с дизайном Монаха. 15,4, 29,1; 17,5, 35,7; 19,1, 37,9; 15,0, 33,7; 19.0, 42.5
    Древний пандаренский дровосек, Призрачный пандаренский мастер Мусорный предмет с забавным текстом. 45.4, 38.2
    Древний пандаренский рыболовный амулет, Призрачный пандаренский рыбак Специальная рыболовная приманка. 46,8, 24,6
    Тайник с украденными товарами Содержит шеи 419 уровня. 21.3, 64.9

    Бочка настоянного на банане рома
    Пандаренское рыболовное копье
    Ящик для снаряжения

    Яунголский огненный носитель
    Яунголский огненный носитель

    Клинок отравленного разума
    Клинок мизинца
    Пропитанный кровью фрагмент дезинфектора

    Яркий амулет подвижного разума
    Крепкое копье Малика
    Роевой топор Ка’роза
    Медальон хранителя роя
    Кинжал быстрых ударов Похитителя ветра
    Сверкающий колючий дракончик (Талисман манипулятора)
    Сверкающий колесничок (Талис манипулятора) Талисман манипулятора)













    Контейнер / позиция Описание Координаты
    Клинок отравленного разума, Клинок отравленного разума Заклинание 450625 Боа8, 41.9
    Blade of the Prime, Blade of the Prime BoA ilvl 450 Strength Sword 66.8, 63.8
    Bloodsoaked Chitin Fragment, Bloodsoaked Chitin Fragment ilvl BoP 25.9, 50.3
    Посох мутации рассекателя, Посох мутации рассекателя BoA ilvl 450 Посох силы заклинаний 30,2, 90,8
    Амулет светящегося чародейского разума, ilvl450 Ожерелье силы 906 Амулет 33.0, 30.1
    Крепкое копье Малика, Крепкое копье Малика BoA ilvl 450 Agility Staff. 48.7, 30.0
    Роевой топор Ка’роза, Роевой тесак Ка’роза BoA ilvl 450 Strength Sword 56,8, 77,6
    Медальон воина Swarmkeeper Медальон воина 256 54.2, 56.4
    Кинжал быстрых ударов Похитителя Ветра, Кинжал быстрых ударов Похитителя Ветра БоА ilvl 450 Кинжал ловкости 71.8, 36,1
    Талисман манипулятора, сверкающая рапана-дракончик BoP ilvl 450 Pet Trinket 42,0, 62,2; 42,2, 63,6; 41.6, 64.6

    Копье воина хозенов
    Тайник оружия яунголов
    Тайник оружия яунголов
    Табличка Ран Юнь
    Пресса Кафа


    Coords





    Контейнер / предмет Описание

    6
    Копье воина хозенов, Копье воина хозенов BoA ilvl 434 Древковое оружие ловкости с уникальной моделью. 51.5, 74.0
    Крепкое копье яунголов, Тайник оружия яунголов BoA ilvl 434 Strength Polearm с уникальной моделью. 71,2, 62,6; 70.0, 63.8
    Табличка Жэнь Юня, Табличка Жэнь Юня Teaches Four Senses Brew, рецепт требует 600 Way of the Brew и 87 уровня. Дает вашему персонажу вид красной повязки на глаза с дымным зрением на экране. . 44,7, 52,4
    Матерчатый сундук спрайта Содержит плащ 434-го уровня. 74,7, 74,9
    Kafa Press, Frozen Trail Packer) Непотребленный предмет, который дает 4000 скорости на 25 секунд на 10-минутном компакт-диске. 35,2, 76,3

    Модели оружия BoA

    Охотники за реликвиями, спасшие американскую историю

    До того, как сувениры стали синонимом дешевых, массово производимых чотчек и футболок, они были больше похожи на святые реликвии — прядь волос, вырезанную из головы бывшего президента, кусок резного дерева, взятый при строительстве впечатляющего строительство.Эти артефакты служили первичными документами, доказывающими связь владельца со знаменитым человеком, местом или событием. «Я был тут; Я прикоснулся к этому », — кажется, говорят ранние сувениры.

    «Это просто камни и куски дерева. Без истории они потеряны ».

    Принимать предметы на память о местах, которые вы посетили, или увидеть, было человеческим обычаем на протяжении сотен лет. В 15 веке шкафы для диковинок впервые приобрели известность, поскольку путешественники собирали коллекции экзотических предметов, антиквариата и природных образцов.В XVII и XVIII веках для богатых молодых европейцев было модно отправиться в путешествие, известное как «Гранд-тур», с посещением исторических мест в таких городах, как Париж, Рим и Афины, и коллекционированием драгоценностей, произведений искусства и местных ремесел. дома в качестве сувениров. По ту сторону пруда, в постоянно расширяющихся Соединенных Штатах Америки, места обычно становились достойными сувениров из-за их естественной красоты или их роли в развитии молодой страны.

    Когда куратор Смитсоновского института Уильям Л.Берд организовал в 2013 году выставку «Сувенирная нация: реликвии, сувениры и диковинки», он обнаружил памятные вещи в Национальном музее американской истории, совершенно неузнаваемые для современных туристов. Многие из предметов, которые Птица включил в выставку и прилагаемую к ней книгу, никогда не выставлялись, и на первый взгляд их можно было принять за куски мусора. От фрагмента Плимутской скалы до чаши для пунша Конфедерации и трофеев после американо-мексиканской войны, эти предметы помогли сформировать воспоминания Америки о собственном прошлом.

    Без коллекционеров сувениров-любителей и охотников за реликвиями Смитсоновский институт никогда бы не стал той известной сетью музеев, которой он является сегодня. «У вас действительно не может быть национального музея, — говорит Берд, — пока у вас не будет нация людей, собирающих вещи, людей, у которых в голове хотя бы эта концепция — идеал коллекционирования. Какими бы низкотехнологичными и скромными ни были некоторые из этих объектов, они служат заменой этой более важной цели национальной памяти ». Так что же делает сувенир хорошим? По словам Берда, каждая из них представляет собой «немного памяти», которую можно физически перенести.«Как только вы его получите, — говорит Бёрд, — вы, образно говоря, перенесетесь в тот момент времени».

    Недавно мы говорили с Бёрдом об эволюции коллекционирования сувениров и о великих историях, которые должны рассказывать эти обломки исторического мусора. ( Все изображения любезно предоставлены Национальным музеем американской истории. )

    Вверху: Фрагмент краеугольного камня памятника Вашингтону 1848 года был случайно отломан во время строительства и собран филантропом Джозефом Мередит Тонером.Вверху: Ранним посетителям Плимут-Рока давали молотки, чтобы они откололи себе сувениры, например, фрагмент слева, но к 1880 году камень был защищен закрытым мемориалом, как показано на открытке справа. (Фотографии Ричарда В. Штрауса, Смитсоновский институт.)

    Collectors Weekly: Всегда ли американцы коллекционируют сувениры?

    Уильям Л. Берд : Да, я думаю, это правда. Вы можете провести различие между сувениром и реликвией, но общая концепция — это то, что имеет реальную связь с человеком или местом.

    В коллекции Смитсоновского института, охваченной выставкой и книгой, эти предметы первоначально были реликвиями, а затем были отнесены к категории сувениров. Мне потребовалось некоторое время, чтобы понять, что слова оперативного розыска были «реликвия» и «охотник за реликвиями». В конце 19 века эти слова все чаще появлялись в тех же абзацах, что и «вандал» и «вандализм». Например, во время президентства Линкольна была женщина, настолько одержимая Белым домом, что вырезала куски ткани из портьер — эти большие, тяжелые, богато украшенные вельветовые драпировки.Ее вывели с территории и сказали, чтобы она не возвращалась. Трудно представить, чтобы кто-то делал это сегодня.

    Один эпизод в книге был взят из заграничных путешествий Марка Твена, когда он был в Египте и услышал звон молотков, отколотых от памятников. Есть и другие примеры, когда люди стреляли из орудий в капители колонн, чтобы получить от них осколки. Даже в то время люди комментировали, что это было за гранью, что они уничтожали эти ориентиры.

    Collectors Weekly: Как Смитсоновский институт решил спасти эти невзрачные предметы?

    В шкафу для подарков Эбби Найт Маклейн находился кусок кедрового дверного косяка правительственного здания в Сент-Огастине, Флорида; камень из горы Пони, штат Вирджиния; дуб из болота около Килларни, Ирландия; небольшой белый камень из Помпеи, Италия; и круглый металлический предмет от HMS Great Britain. (Фото Ричарда В. Штрауса, Смитсоновский институт.)

    Bird : Предметы в Смитсоновском институте были каталогизированы по прибытии, то есть им были присвоены номера, метки и тому подобное.Каждый раз, когда что-то поступало в коллекцию, это принималось с письмом или цепочкой писем, подтверждающих его важность и причины, по которым музей решил присоединиться к нему. Чем глубже вы смотрите, тем более значимыми становятся эти предметы, и вы получаете представление о вещах, которые они решили сохранить. Сотрудники музея часто полагались на второстепенные отчеты, но если музей принимал их за чистую монету, когда они впервые появлялись, я обычно принимал их записи.

    Некоторые предметы составляли небольшие коллекции, как, например, тщательно промаркированный шкафчик с сувенирами Эбби Найт Маклейн, в который входил камень, напоминающий наконечник стрелы, с вершины горы недалеко от Калпепера, штат Вирджиния, и кусок дерева из дома в Санкт-Петербурге.Августин, Флорида. Один из предметов, который мне больше всего нравится, — это кусок Бастилии, просто маленький металлический куб. Все значение заключено в рассказе, потому что сам объект ничем не примечателен своим внешним видом. Это заставляет задуматься об объектах, которые были приняты, но никогда не помечены и не описаны. Это просто камни и куски дерева. Без истории они потеряны.

    Collectors Weekly: Обнаружили ли вы в коллекции какие-либо предметы, которые были неправильно идентифицированы?

    После того, как Французская революция привела к разрушению Бастилии в 1789 году, такие куски продавались в качестве сувениров.(Фото Ричарда В. Штрауса, Смитсоновский институт.)

    Bird : Там была пара таких предметов, которые я вынул из книги. Иногда многократное пересказывание сказки приукрашивалось, а может быть, просто возникало недоразумение. У человека, который писал эти оригинальные заметки, не было Интернета, чтобы найти определенные факты и понять: «О нет, подождите, этого не может быть».

    Например, у нас есть этот маленький компас, может быть, около дюйма с четвертью в диаметре, который попал из коллекции рукописей в Библиотеке Конгресса.Их отдел рукописей регулярно очищал свои файлы от любых трехмерных музейных материалов, а куратор Смитсоновского института подходил и забирал их. Один вернулся с историей об этом компасе, который предположительно использовал Джон Брекинридж, бывший вице-президент Соединенных Штатов, чтобы сбежать из Техаса в Мексику в конце гражданской войны.

    Я подумал, ну, это отличная история: этот маленький компас для взлома использовался, чтобы сбежать из Конфедерации? Но быстрый поиск показал, что он покинул страну из Флориды на лодке.

    Collectors Weekly: Какую роль Маунт-Вернон сыграла в развитии сувенирного рынка?

    Bird : Наша коллекция полна маленьких кусочков горы Вернон. Казалось, что миссия каждого туриста — совершить паломничество туда, даже когда Вашингтон был жив, и все, что связано с Вашингтоном, было в центре их коллекций реликвий. Нет недостатка в сообщениях путешественников, направляющихся к Маунт-Вернон, просто появляющихся без предупреждения и встреченных отцом страны или Марфой после его смерти.

    Было трудно добраться туда до начала регулярной паровой экскурсии, которая должна была отправляться из Вашингтона, округ Колумбия, останавливаться в Александрии, чтобы забрать больше людей, и, наконец, приземлиться на горе Вернон. В конце 19 века ввели троллейбус.

    Людям, которые управляли имением, приходилось быть настороже, когда посетители проходили по дому и по территории. Вывозить куски дома Вашингтона, ломтики стульев и тому подобное всегда было запрещено, но они продавали сувениры, например, деревянные изделия из поместья, вырезанные из тростей, и тому подобное.Смотрители Маунт-Вернон начали переключать свое внимание на оранжерею, где посетители могли покупать растения или другие предметы, которые можно было производить в поместье.

    Слева — небольшая деревянная табличка, сделанная Джеймсом Крутчеттом в Маунт-Вернон в 1852 году. Справа — черенок плюща 1879 года стал импровизированным сувениром из поместья Вашингтона. (Фотографии Ричарда В. Штрауса, Смитсоновский институт.)

    По этой причине я думаю, что дерево было предпочтительным материалом, поэтому у вас были сувениры, такие как компас, вделанный в кончик глазка, или скорлупу ореха, или что-то в этом роде.Среди первых и самых желанных предметов были эти маленькие гробики Вашингтона из красного дерева. [Из-за ухудшения состояния деревянный гроб Вашингтона был заменен несколько раз после его смерти, небольшие кусочки раздавались друзьям и знакомым.] Есть также куски дерева, которые были превращены в сувениры Джеймсом Крутчеттом, который купил древесину у Джона Августина Вашингтона. , Внучатый племянник Джорджа Вашингтона и смотритель горы Вернон.

    У нас даже есть кусок лепнины в стиле яйца и дротика из Маунт-Вернон, кусок лепнины размером с желудь с вырезанным гвоздем.Выглядит так, будто кто-то просто с чего-то его снял, но теперь мы не можем определить, откуда именно это было взято. По категории коллекционных реликвий Маунт-Вернон просто выделяется.

    Кусок гроба из красного дерева Вашингтона, подаренный Леверетту Солтонстоллу Джоном Августином Вашингтоном, правнучатым племянником Джорджа Вашингтона. (Фото Ричарда В. Штрауса, Смитсоновский институт.)

    Collectors Weekly: Помогли ли изготовленные сувениры остановить этот вид вандализма?

    Птица : Вскоре стало очевидно, что люди будут продолжать собирать части памятников по мере их обнаружения, если им не предложат другой вид сувенира.Чаще всего они были бы довольны его изображением, например, открыткой. По мере совершенствования технологии печати карты становились более детализированными, красочными и точными. Покупка сувениров массового производства в конечном итоге стала приемлемой заменой, а не вырезанием части горы Вернон.

    Один из моих любимых переходных объектов — это маленький игрушечный компас, встроенный в конский глаз, по сути, компас внутри ореха. Конченный глаз якобы из Маунт-Вернон, но компас, в частности, ниоткуда.Сложите их вместе, и они, вероятно, появились в продаже в магазине в Маунт-Вернон или в Вашингтоне, округ Колумбия,

    .

    Этот компас, вделанный в конский глаз на горе Вернон, был одним из сувениров, связанных с Вашингтоном, которые продавались в конце 19 века. (Фото Ричарда В. Штрауса, Смитсоновский институт.)

    Недавно я читал кое-что, в котором утверждалось, что самыми ранними американскими сувенирами были пуговицы с хвостовиками на спине, маленькие памятные металлические пуговицы с надписью «Да здравствует президент», которые были представлены примерно во время инаугурации Вашингтона в 1789 году.Но как только вы скажете, что это самый ранний пример, кто-то найдет его раньше.

    Трудно точно определить, когда они начали продавать промышленные сувениры. Чтобы исследовать это, я следил за развитием сувенирной торговли в Вашингтоне, округ Колумбия.Я нашел действительно отличную статью конца 19 века, в которой был перечислен своего рода сборник мест, которые вам следует посетить при посещении округа Колумбия, в основном рядом с правительственными зданиями. Был стенд в здании Капитолия и один в Бюро гравюры и печати, где продавались маленькие постройки из мацерированной валюты.Как ни странно, Смитсоновского института даже не было в списке.

    Самые умные бизнесмены размещали свои магазины рядом с памятниками и правительственными зданиями, если они не были концессионерами внутри здания. Если взять дешевый перочинный нож и продать его в здании Капитолия, ценность возрастет, потому что тогда люди могут сказать: «Я купил это в Капитолии».

    Рынок стал действительно развиваться после появления красочных литографий и открыток с картинками, которое произошло примерно в 1890-х годах.К этому времени в Вашингтоне начала развиваться достаточно большая торговля сувенирами, о которой комментировали и публиковали статьи. Наверняка к первому десятилетию ХХ века на улицах города есть памятные лавки или сувенирные лавки. Германия загнала рынок в угол для большого количества этих товаров, и они могли производить их недорого; например, все самые ранние цветные открытки были сделаны в Германии. Затем технологию экспортировали и привезли сюда, а затем появились другие компании, такие как Detroit Publishing Company или Curt Teich & Company в Чикаго.

    Бюро печати и гравировки было популярным туристическим направлением в Вашингтоне, округ Колумбия, как видно на этой открытке 1904 года.

    Collectors Weekly: Как коллекционер Джон Варден повлиял на создание нашего Национального музея?

    Птица : Джон Варден — гораздо более интересный и красочный персонаж, чем, я думаю, он считался. Варден использовал свою личную коллекцию, чтобы открыть городской музей Вашингтона в доме, который он арендовал для этой цели. Он был в театральном мире и построил множество собственных дисплеев, создав мост между театральной сценой и музейным дизайном.Некоторые из интересных вещей были получены от его друзей-актеров, а другие были приобретены им самим.

    Это не обязательно было прибыльным предприятием, поскольку он все еще работал в сценическом бизнесе, но он создал базу подписчиков из людей, которые платили за поддержку музея. Варден также пару раз ездил в Новый Орлеан, чтобы там перезимовать, и во время этих поездок покупал вещи по всей реке Миссисипи. У него были бухгалтерские книги, в которых он описывал и каталогизировал приобретенные им предметы.

    Когда он как раз собирался превратить этот музей в полноценный бизнес, федеральное правительство поместило его реликвии в галерею Патентного ведомства, в паре кварталов от того места, где находился музей Вардена. Поэтому Варден быстро принял решение продать свою коллекцию новому Национальному институту и ​​стать там оплачиваемым сотрудником. Варден сам сделал некоторые экспонаты, например коллекцию в рамках под названием «Волосы президентов и выдающихся личностей» и одну из панелей экипажа из экипажа Джорджа Вашингтона, подаренного ему потомком из Вашингтона.

    Варден официально присоединился к Смитсоновскому институту с его научными и биологическими коллекциями в 1858 году. Но директора Смитсоновского института не особо заботились об исторических реликвиях, которые оставались в Патентном бюро до 1883 года. Вардена часто называют первым хранителем музея и его первый дворник на одном дыхании. Он тот парень, который законсервировал все коллекции, пока ученые Института были в отпуске летом.

    Два предмета из Национального музея Вардена, которые в конечном итоге попали в Смитсоновский институт: слева — раскрашенное панно из кареты Джорджа Вашингтона, а справа — коллекция в рамке под названием «Волосы президентов» 1855 года.(Фотографии Ричарда В. Штрауса, Смитсоновский институт.)

    Collectors Weekly: Смотрели ли научные сотрудники Смитсоновского института на исторические реликвии свысока?

    Птица : Историю они особо не интересовались. Джозеф Генри, первый секретарь музея, никогда не считал миссию Смитсоновского института просветительской. Фактически, он изо всех сил заявил в своем ежегодном отчете Конгрессу, что цели Смитсоновского института не носят образовательный характер. Все, что противоречило их цели исследования, было ему бесполезно.Он не понимал, что можно получить знания из коллекций любого рода — научных, исторических или иных.

    Смитсоновский институт вошел в музейный бизнес через своего второго секретаря Спенсера Бэрда, который был помощником Генри. Бэрд понимал, что новые знания могут быть получены из коллекций, но он был сосредоточен на биологических и ботанических объектах, не обязательно исторических. Как ни странно, у семьи Бэрда была салфетка от Наполеона, которую подарили его свекрови, но Бэрд так и не передал ее в музей.Это было позднее завещание его дочери.

    Экспозиция предметов, связанных с Джорджем Вашингтоном, на Выставке столетия 1876 года в Филадельфии.

    Collectors Weekly: Как изменились цели Смитсоновского института, чтобы включить в него исторический музей?

    Птица : Бэрд сыграл важную роль в принятии остатков столетней выставки 1876 года в Филадельфии. Чтобы разместить эти артефакты, Смитсоновский институт построил крестообразное здание рядом с замком, названное Домом искусств и промышленности.Архитектура была довольно удивительной — это малобюджетное здание с максимальной выставочной площадью и площадью — и персоналу не потребовалось много времени, чтобы сообразить, что им следует взять исторические реликвии, хранившиеся в Патентном бюро, и установить их в северном холле. этого здания.

    «Это стало местом, которое люди считали чердаком страны».

    Momentum начал формироваться, и в конце концов остальная часть коллекции Патентного ведомства была передана. Одним из последних перемещенных предметов был пресс Бенджамина Франклина, который до 1883 года находился в старой галерее Патентного ведомства.Исторические артефакты, которые сегодня люди считают строительными блоками нашей коллекции Национального музея, действительно были доставлены в последнюю очередь.

    Когда он был закончен, вы приходили из торгового центра и проходили под аркой с надписью «Национальный музей». Вы увидите форму Джорджа Вашингтона, его домашнее имущество и так далее. Следующий маршрут, правее Вашингтона, начинался с последствий Авраама Линкольна и так далее. Три оставшихся зала были отведены под антропологию, ботанику или любую этнографическую выставку.Когда вы проходили через это, было очень легко заблудиться, так как каждый из залов выглядел одинаково, за исключением того, что на самом деле было в нем. Это стало местом, которое люди считали чердаком нации. К концу века у них были реликвии испано-американской войны, и они были на пути к созданию великой военно-исторической коллекции. У них были всевозможные памятные вещи времен Гражданской войны — стулья Гранта и Ли, стол для сдачи, флаг перемирия и тому подобное.

    Слева, вход в Национальный музей, около 1881 года.Справа, экспозиция музея, около 1897 года.

    Collectors Weekly: Какая ваша любимая сувенирная реликвия в коллекции?

    Bird : Это должен быть маленький кусок железной дороги с большой историей. 8-летний мальчик по имени Харт Фарвелл ехал со своей матерью из своего дома на Среднем Западе в 1869 году, через три недели после того, как Лиланд Стэнфорд заложил церемониальный Золотой Шип. Они сошли с поезда в Промонтори-Саммите, штат Юта, и Фаруэлл отрезал кусок того, что, по его мнению, было последней связью Трансконтинентальной железной дороги.

    Он хранил его всю свою жизнь и вырос, чтобы стать этим телефонным руководителем в Иллинойсе. Поэтому он отправляет чип с письмом в Смитсоновский институт. Был специальный последний галстук из калифорнийского лавра с предварительно просверленными отверстиями для шипов, чтобы они могли вынуть лавровый галстук и заменить его сосновым, как и все миллионы других железнодорожных шпал.

    Этот кусок железнодорожной связи из мыса, штат Юта, был спасен Харт Фарвелл в 1869 году (фото Ричарда В. Штрауса, Смитсоновский институт.)

    Затем люди начали строгать сосновый галстук, и два разных писателя-путешественника в то время подсчитали, что туристы, останавливающиеся, чтобы взять образец так называемого «последнего галстука», срезали один галстук целиком в неделю. На третьей неделе Фаруэлл занимался строганием, так что он, вероятно, работал над третьей ничьей.

    Когда пришли пожертвование и письмо, секретарь Смитсоновского института задумался: «Ну и дела, а что случилось с Золотым Шипом? Это то, что нам нужно? » Секретарь пишет письмо другу, который является председателем правления Union Pacific Railroad, а его друг отправляет журнал компании, в котором объясняется вся история церемонии в Промонтори.Он быстро развеивает секретаршу идею, что Смитсоновский институт когда-либо собирается получить что-нибудь близкое к Золотому Шипу.

    Фактически, он просто втирает его и говорит: «Вы знаете, когда они отливали Золотой Шип, от отливки осталось золото, которое превратилось в маленькие памятные шипы на лацкане». Он говорит: «В следующий раз, когда я увижу тебя, я покажу тебе свою». Не «Я дам тебе свое», а «Я тебе его покажу».

    Это все было в досье на маленькую деревянную фишку Фарвелла — функциональный эквивалент получения лунного камня при высадке на Луну.Это была огромная история в свое время, и этот человек хранил этот чип всю свою жизнь, а затем отправлял его в Смитсоновский институт. Затем секретарша задумалась об оригинальном Золотом Шипе. Этот кусок дерева настолько близок, насколько Смитсоновскому институту когда-либо удавалось собрать настоящие золотые шипы, такие как те, что находятся в Государственном железнодорожном музее Калифорнии или в Музее Кантора в Стэнфордском университете.

    Фотография церемонии Золотого шипа после завершения строительства Трансконтинентальной железной дороги в Промонтори, штат Юта, 10 мая 1869 года.

    Collectors Weekly: Принимает ли Смитсоновский институт в дар современные сувениры?

    Одной из недавних реликвий музея является часть Берлинской стены, разорванная во время празднования воссоединения Германии в 1989 г. (Фото Ричарда В. Штрауса, Смитсоновский институт).

    Птица : Ну конечно. Я посмотрю почти на все, что вам предложат. Теперь мы предпочитаем связываться по электронной почте и просить людей сфотографировать свой товар. Но по правде говоря, это не те пожертвования, которые обычно случаются.Я не думаю, что люди думают о сувенирах как о чем-то другом, кроме личных вещей.

    Однако часть моей работы — собирать новые предметы со значимых событий. Собираем материал из президентских кампаний. Мы начинаем в Айове на собрании, мы едем в Нью-Гэмпшир на первичные выборы, а затем мы видим, как поле встряхивается и выходит на предвыборную кампанию, обычно начинающуюся на съездах крупных партий, собирая вещи, которые люди делать, носить, носить и поддерживать. Они не имеют большой денежной ценности, но если собрать все это вместе в конце года, этой коллекции действительно не существует больше нигде.

    Мы собираем такие вещи, но больше не называем их реликвиями. Мы облагораживаем их и называем «историческими артефактами». Что сувенир? Все дело в намерении человека, который его собирает — вы это документируете или пытаетесь запомнить, или и то, и другое?

    Выставка истории США в Северном зале в здании Arts and Industries Building, около 1920 года.

    () Чтобы узнать больше, получите книгу «Сувенирная нация» или посетите выставку в замке Смитсоновского института на Национальной аллее, Вашингтон, округ Колумбия.C., до 28 января 2015 г. )

    лучших серий охотников за реликвиями | Эпизод Ниндзя

    Последнее обновление: 5 апреля 2021 г.

    Неортодоксальный американский археолог и ее более сдержанный британский помощник исследуют утерянные, украденные и, по слухам, реликвии, артефакты и древности, что часто приводит к опасности.

    Смотреть сейчас

    # 1 — Девять жизней

    Сезон 1 — Эпизод 14 — эфир 26 февраля 2000 г.

    Событие: ЕГИПЕТ 1895 Элизабет Рукейзер, куратор нью-йоркского института Кроуфорда, вызывает Сиднея и Найджела, чтобы они выследили древнюю египетскую реликвию, священную статую богини кошек Мафдет, которую Сидней однажды нашел и вернул.Древнее проклятие на золотой статуэтке гласит, что любой, кто украдет ее, умрет от когтей кошки. Охота проникает в кольцо воров искусства Манхэттена, обнаруживая трупы, покрытые отметинами. Мафдет хочет отомстить, или кто-то выполняет пророчество?

    8.41 88 голосов

    Сценаристы: Уильям Гоф

    # 2 — French Connection

    Сезон 2 — Эпизод 16 — в эфир 24 февраля 2001 г.

    Событие: CHURCH OF CORDIERS SALON, ФРАНЦИЯ 1600 Сидней и Найджел вовлечены в международную интригу, когда одно из пророчеств Нострадамуса предсказывает, что Лис остановит королевское убийство.Сидней и Найджел должны взломать загадочный код пророка, чтобы вовремя идентифицировать убийцу, вооружившись лишь необходимостью знать информацию и загадкой 16 века.

    8.32 53 голоса

    Авторы: Питер Мохан

    # 3 — Любовное письмо

    Сезон 1 — Эпизод 19 — Вышел в эфир 6 мая 2000 г.

    Событие: МАЛЕНЬКАЯ ДЕРЕВНЯ ЮЖНО ПАРИЖА 1789 Аспирантка Сиднея и Найджела Николь Шамфор убеждена, что молодые любовники из ее родного города во Франции тайно поженились накануне Французской революции, за несколько минут до того, как счастливый жених был убит революционерами.Если это правда, незаконнорожденный сын невесты будет законным наследником семьи де Бурденов. В связи с неизбежной продажей Сент-Агнес-сюр-Луар земельным застройщикам Сидней и Найджел отправляются в гонку за многовековыми церковными записями, которые, как считается, были сожжены антикликами во время революции. Застройщики пойдут на все, чтобы их остановить.

    8.31 55 голосов

    Авторы: Элизабет Бакстер

    # 4 — Affaire de Coeur

    Сезон 1 — Эпизод 15 — Вышел в эфир 4 марта 2000 г.

    Событие: ШОТЛАНДИЯ 1430 Сидней и Найджел направляются в Шотландское нагорье в поисках пропавшей половины веревочных колец, принадлежавших влюбленным из 15 века.Согласно легенде, тот, кто носит кольца, найдет вместе вечную любовь, и их работодатель, у которого есть одно из двух, стремится проверить этот миф. Сидни сталкивается не только с разрушающимся замком и секретными проходами, но и обнаруживает, что ее собственная потерянная любовь, соперник охотника за реликвиями Франсуа дю Марье, также преследует кольцо по гораздо менее романтическим причинам.

    8.30 57 голосов

    Сценаристы: Роберт Гилмер

    № 5 — Ничего, кроме правды

    Сезон 1 — Эпизод 21 — Вышел в эфир 20 мая 2000 г.

    Событие: ВАРВАРСКОЕ ПОБЕРЕЖЬЕ 1534 Бывший наставник Сиднея, профессор Чендлер, скончался, не дожив до завершения восстановления Рубиновой Чаши Истины, дела всей его жизни, легендарной реликвии, наделенной силой установления истины.В конце концов, чаша попала в руки французского дипломата. Сидней, Найджел и Стьюи Харпер следят за кубком в кулинарной академии в Париже с пергаментом, написанным на берберском языке, и заметками профессора. Будучи студентами, эти трое шеф-поваром занимаются этим днем ​​и бичуют школу ночью. Маскирующий соперник и студенты на каждом шагу, тройка должна выполнить жизненную миссию профессора Чендлера.

    8.28 54 голоса

    Сценаристы: Билл Тауб

    # 6 — Исчезающее искусство

    Сезон 1 — Эпизод 16 — В эфир 11 марта 2000 г.

    Событие: БУДАПЕШТ 1897 Фокусник Рекс Роландс использует опыт Сиднея, чтобы найти инкрустированный драгоценностями посох, принадлежавший венгерской королевской семье, Проклятый скипетр Венгрии.Журнал следователя Скотланд-Ярда приводит Сидни, Найджела и Рекса в Волшебный особняк в Атлантик-Сити. Кто-то изнутри замечает их поиски и полон решимости остановить Сидни и Найджела, пока они перемещаются по секретным проходам, лабиринтам и скрытым желобам особняка.

    8.27 59 голосов

    Сценаристы: Наоми Янзен

    # 7 — Воспоминания о Монмартре

    Сезон 1 — Эпизод 22 — В эфир 27 мая 2000 г.

    Сундук с вещами Изабель, бабушки Сиднея, запускает путешествие в прошлое для Сиднея, который был очарован с Изабель, которая когда-то пела в парижском «Мулен Руж».Ложно обвиненная в краже медальона, подаренного ей любовником, Изабель потеряла все. Ее любовник, Филип Эшкрофт, которого считали английским секретным агентом, контрабандой вывез тиару «Сердце Европы» из России, но был убит в Париже, прежде чем ее успели доставить. Он так и не был восстановлен. Задавшись целью найти медальон и очистить имя Изабель, миссия раскрывает разгадки международной интриги, превращающейся в опасную охоту за реликвией.

    8,26 57 голосов

    Сценаристы: Билл Тауб, Роберт Гилмер

    # 8 — Последний рыцарь

    Сезон 1 — Эпизод 18 — эфир 29 апреля 2000 г.

    Событие: ПАРИЖ, ФРАНЦИЯ CIRCA 1300 Сидней и Найджел отправляются в Париж, чтобы подтвердить подлинность находки и легенды, стоящей за ней, после того, как монахи доставили медальон рыцарей-тамплиеров доктору.Жабер, куратор Французского института древностей. В 1307 году Великий Магистр Тамплиеров Жак де Моле доверил будущее Тамплиеров своему помощнику, приказав ему спрятать священные документы и меч Великого Магистра, который, как считается, делал Великого Магистра непобедимым, от врагов. Сидни, Найджел и маловероятный эксперт спешат разгадывать древние улики вместе, прежде чем жадный охотник за реликвиями сможет их победить.

    8.24 63 голоса

    Авторы: Андре Жакметтон

    # 9 — Mr.Справа

    Сезон 3 — Эпизод 2 — Вышел в эфир 24 сентября 2001 г.

    Событие: БАЛИ, ИНДОНЕЗИЯ 1459 г. н.э. Обнаружив артефакт на Бали, Сидней встречает старого друга Грея и решает остаться с ним в отпуске, пока Найджел возвращается в Штаты. К сожалению, другой старый «друг», бесстрашный агент ЦРУ Дерек Ллойд, находится на Бали в поисках реликвии: чаши, которая откроет истинную любовь пользователя. Он хочет вернуть его, чтобы правительство США могло передать его индонезийцам для получения политических очков, но китайцы тоже его ищут.Сидни вынужден неоднократно наступать на Грея, не в силах сопротивляться желанию отправиться на поиски другой реликвии. Ей и Дереку удается его найти, но Грей всегда был захвачен китайским агентом. Сидни удается избить агента и восстановить кишечник для США. Грей, похоже, понимает, что реликвии всегда будут для нее на первом месте, но это еще не причина, по которой они не могут иметь романтических отношений.

    8.18 57 голосов

    Сценаристы: Крис Добкин

    # 10 — Одержимость

    Сезон 1 — Эпизод 20 — В эфир 13 мая 2000 г.

    Событие: LIBYA 1300’S Сидней и Найджел по просьбе старого друга Сиднея, писателя Эрика Далта, спешат в Брюссель на поиски священных солнечных часов Зевса.Эрик убежден, что его девушка — вампир, происходящий от любовницы Зевса Ламии, ламы. В греческой мифологии Гера превратила Ламию в змею, чтобы держать ее подальше от Зевса. С тех пор ее потомки заворожили своих мужчин. Заклинание может быть снято только солнечными часами великого бога. В Брюсселе Сидней и Найджел обнаруживают ламы, один из которых нацелился на Найджела. Сидни должна сразиться с женским шабашем — в одиночку.

    8.12 85 голосов

    Авторы: Роберт Гилмер

    # 11 — Невеста Императора

    Сезон 1 — Эпизод 12 — В эфир 12 февраля 2000 г.

    Событие: РЕКА ХУАН, КИТАЙ 1000 г.С. Сидней и Найджел исследуют древнюю китайскую древность, которая была выброшена на берег на Аляске, более чем в 3000 милях от своего происхождения, которые были потеряны за 3000 лет. Согласно легенде, китайский император вырезал саркофаг для своей невесты, которая даже после смерти носила золотое ожерелье. Но бандиты ворвались на похороны и украли гроб. В Мус-Бэй, Аляска, Сидней и Найджел обнаруживают, что два конкурирующих Охотника за Реликвиями и бывшие Боус Сиднея занимаются этим делом. Им придется перехитрить авантюристов и местных жителей, если они хотят вернуть реликвию на ее законное место.

    8.11 65 голосов

    Авторы: Джули Лейси

    # 12 — Пламя в небе

    Сезон 3 — Эпизод 13 — В эфир 28 января 2002 г.

    Событие: ТИХИЙ СЕВЕРО-ЗАПАД 1398 г. н.э. К Сиднею обращается бизнесмен Бобби Грин, который хочет, чтобы Сидней расследовал обнаружение странного куска металла на раскопках в штате Вашингтон. Сидней и Найджел направляются туда только для того, чтобы найти враждебно настроенного местного шерифа Темное Перо. Правительственные агенты также идут по их следу. Спасаясь от федералов, Сидней в конце концов обнаруживает, что Темное Перо сочувствует ее делу, и они выслеживают место, где хранятся древние реликвии его племени.Один из них представляет собой серию отметок, которые соответствуют куску металла, который, по мнению Сидни и Грин, принадлежал инопланетному космическому кораблю, который встретился с шаманами племени много веков назад. Грин утверждает, что был похищенным инопланетянином, и считает, что эти доказательства подтвердят его утверждение. Федеральные агенты во главе с майором Хиллхерстом противостоят Сиднею, Найджелу и Темному Перу на месте пещеры. Дела идут плохо, пока на помощь не приходят заместители Темного Пера. Однако в финале офис Сиднея разорван на части, а металлическая реликвия —

    7.94 78 голосов

    Авторы: Дэвид Волков

    # 13 — День флага

    Сезон 1 — Эпизод 4 — Вышел 16 октября 1999 г.

    Событие: КАЛИФОРНИЯ 1846 г. Сидней и Найджел видят старую фотографию флага Калифорнии «Медведь пионеров», который, как считается, был уничтожен во время борьбы за контроль над штатом в 1846 году. Следуя за флагом до Лариви, Калифорния, они встречают старого шахтера Джейка Уитни, который утверждает, что знает. где флаг. Когда Сидней и Найджел находят его мертвым на заброшенном золотом руднике, они подозревают, что он был убит при попытке захватить флаг.Они должны выкопать знамя, прежде чем встретить судьбу Джейка.

    7.86 114 голосов

    Сценаристы: Ян Тойнтон

    № 14 — Монахиня без головы

    Сезон 1 — Эпизод 3 — Вышел 9 октября 1999 г.

    Событие: НОВАЯ ШКОТИЯ 1600-х гг. Сидней терпит крушение в монастыре в Новой Шотландии, когда возвращается из экспедиции. Сестры Милосердия просят помощи в поисках останков сестры Эванджелин, тело которой пропало без вести более 400 лет. Заручившись помощью Найджела, Сидни обнаруживает, что есть нечто большее, чем просто человек, ищущий тело убитой монахини, и обнаруживает, что Сестры охраняют потерянные драгоценности и пиратские сокровища.

    7.85 152 голосов

    Авторы: Роберт Гилмер

    # 15 — Загробная жизнь и смерть

    Сезон 1 — Эпизод 13 — В эфир 19 февраля 2000 г.

    Событие: ЕГИПЕТ 1425 г. до н.э. Сидней и Найджел отправляются в Каир, чтобы преследовать настоящего расхитителя гробниц, когда старый друг Сиднея Брюс Фэрроу обвиняется в разграблении гробницы Тутмоса III и присвоении алмаза фараона. Кража драгоценного камня, который, как полагают, упал с неба внутри метеора, выманивает наемника Эйвери Ко, соперника-охотника за реликвиями, из тени.Тропа ведет в Амстердам, где камень нужно огранить и продать. Сидней, Найджел и Брюс обнаруживают, что камень не алмаз, и если его разрезать лазером, он высвободит силу, которая может вызвать серьезные разрушения, подобные описанным иероглифам гробницы.

    7.80 89 голосов

    Сценаристы: Билл Тауб, Роберт Гилмер

    # 16 — Преобразование

    Сезон 1 — Эпизод 7 — вышел 6 ноября 1999 г.

    Событие: ЗАЛЬЦБУРГ, АВСТРИЯ 1946 г. Военный офицер убеждает Сидни и Найджела присоединиться к нему в секретной миссии по поиску свитков Парацельса, в которых, по легенде, содержится формула превращения свинца в золото, в перуанских джунглях.Имея минимальную информацию, Сидней и Найджел попадают под перекрестный огонь двух правительственных шпионов, утверждающих, что другой — мошенник. Сидни должна принять решение, которое могло бы убить ее и Найджела и позволить тайне алхимика попасть в сомнительные руки.

    7.78 128 голосов

    Сценаристы: Билл Тауб

    # 17 — Gypsy Jigsaw

    Сезон 2 — Эпизод 6 — эфир 28 октября 2000 г.

    Событие: РУМЫНИЯ 1830 Сидни получает таинственную посылку после того, как ее старый друг Гаррет Берк убит в Бухаресте, посланный перед его смертью.Берк охотился за древним цыганским сокровищем, короной рома, когда в дело вмешался самый страшный кошмар охотника за реликвиями, Стервятник. Обладая подлинными картами Таро и опытом Клаудии в этом вопросе, Сидней, Найджел и Клаудия едут в Румынию, чтобы убедиться, что Берк не умер напрасно.

    7.75 32 голоса

    Сценаристы: Бекки Саутвелл

    № 18 — Из прошлого

    Сезон 2 — Эпизод 13 — В эфир 3 февраля 2001 г.

    Событие: ЕГИПЕТ 30 г. до н. Э. Сидни и Найджел смеются, когда Клаудия утверждает, что знала Клеопатру в прошлой жизни.Они начинают прислушиваться, когда ее заявления раскрывают секретное отделение в золотой шкатулке для драгоценностей египетской царицы. Воспоминания Клаудии приводят в Александрию, где они начинают охоту за бриллиантовым ожерельем в 50 карат, подаренным Клеопатре Марком Антонием. Вернувшись в университет, Найджел вынужден противостоять университетскому аудитору Максин Шнайдер с неожиданными результатами.

    7.75 55 голосов

    Сценаристы: Эдвина следует

    # 19 — Хороший год

    Сезон 1 — Эпизод 17 — Вышел в эфир 22 апреля 2000 г.

    Событие: ПАРИЖ 1792 Обнаружение спрятанного свитка дает начало миссии по возвращению потерянных драгоценностей короны Франции.Сообщение указывает Сиднею и Найджелу на винодельню Chateau Halezan, основанную Жеромом Халезаном, долгое время считавшимся любовником Марии-Антуанетты. Возможно, Халезан спрятал драгоценности в винной бутылке. Охота за сокровищами проходит через парижский черный рынок и знаменитые подземные катакомбы города, в дополнение к тому, что Сидней и Найджел сражаются с ворами и криминальными авторитетами.

    7.71 84 голоса

    Сценаристы: Мартин Броссолле

    # 20 — На камне

    Сезон 1 — Эпизод 8 — В эфир 13 ноября 1999 г.

    Событие: СЕВЕРНОЕ ПОБЕРЕЖЬЕ 935 A.Д. Стьюи Харпер появляется в университете под видом приглашенного профессора. У него есть зацепка на древнее состояние, но ему нужен опыт Сиднея. Сидней, Найджел и Стьюи отправляются в Швецию, чтобы найти разграбленную добычу легендарного мародера викингов Янна Смелого. Но Стьюи не говорит всей правды, что становится ясно после встречи со Шведским обществом викингов, решившим их остановить.

    7.69 102 голоса

    Сценаристы: Билл Тауб

    # 21 — Кинжал смерти

    Сезон 2 — Эпизод 2 — вышла в эфир 30 сентября 2000 г.

    Событие: ХРАМ КАЛИ ИНДИЯ 500 г. н.э. После того, как он ударил своего помощника до неузнаваемости, антрополог Фредрик Террас убежден, что кинжал Кали, индийской богини разрушения, заставил его сделать это.Сидней и Найджел направляются в Калькутту, чтобы вернуть свои украшенные драгоценными камнями ножны, полагая, что, заключив лезвие в ножны, вы сможете использовать его завораживающую силу. В Индии им придется проникнуть в смертоносный культ Кали, чтобы клинок никогда больше не ударил.

    7.55 29 голосов

    Авторы: Юрген Вольф

    # 22 — Кросс Артура

    Сезон 3 — Эпизод 17 — В эфир 15 апреля 2002 г.

    Событие: АНГЛИЯ 455 г. н.э. Найджела и Сидни вызывают для расследования дела человека, забитого до смерти тем, что оказалось реликвией: Крестом Артура.Уинстон Хаббард искал Креста, и жена покойного, Сара Гловер, считает, что он убил ее мужа. Сидней и Найджел в конечном итоге прослеживают Крест через загадочную серию ключей только для того, чтобы узнать, что медсестра Хаббарда и сама Сара устроили смерть мужа Сары, поделились романом с мастером Хаббарда и подставили Хаббарда. Сара убивает разнорабочего и вынуждает заключить союз с медсестрой Эммой. Найджел и Сидней остановили их обоих и вернули Крест.

    7.54 79 голосов

    Авторы: Рио Фаннинг

    # 23 — Миф о лабиринте

    Сезон 1 — Эпизод 10 — Вышел 27 ноября 1999 г.

    Событие: АФИНЫ, ГРЕЦИЯ 3000 Б.С. Ставрос болтает древнюю безделушку перед Клаудией и Сиднеем в Афинах. Ставрос утверждает, что мраморные амулеты — ключ к легендарному лабиринту Минотавра. Сидней, Найджел и Клаудия оказываются в эпицентре семейной вражды между Ставросом и его отцом-криминальным авторитетом, которые оба хотят найти Лабиринт и его мифический клубок из золотой нити. Благодаря чертежам 2000-летней давности, мы начнем охоту, чтобы раскопать важную археологическую находку и пройти через легендарный лабиринт живым.

    7.53 89 голосов

    Авторы: Роберт Гилмер

    # 24 — Дело Ирландской Короны

    Сезон 1 — Эпизод 11 — Вышел 5 февраля 2000 г.

    Событие: ИРЛАНДИЯ 1000 A.Д. Бывшая одноклассница Сидни Молли опасается, что жизнь онлайн-знакомого находится в опасности, и умоляет Сидни помочь. Шон Болджер обнаружил древний свиток, который мог привести к утерянной короне последнего короля Ирландии Брайана Бору, но с тех пор Шон скрылся из виду. Они и Найджел едут в Дублин, чтобы исследовать клан О’Доннелл, которому доверена корона умирающего короля Бору, присягнувшие на верность королю Англии. Это превращается в поиск правды, поскольку они раскрывают семейную тайну, которая переписывает историю.

    7.46 123 голоса

    Авторы: Юрген Вольф

    # 25 — Римские каникулы

    Сезон 2 — Эпизод 8 — Выведен 11 ноября 2000 г.

    Событие: РИМ 44 г. до н.э. Коллега Сиднея, профессор Пенроуз, держит зацепку на нагруднике Цезаря, который, как считается, делает владельца непобедимым, и направляется в Рим, чтобы перевести древний текст. Клаудия спешит в аэропорт, чтобы доставить оставленные им страницы, и следует за незнакомцем, несущим трубку для документов профессора всю дорогу в Италию.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.