Жан поль марат: МАРАТ ЖАН ПОЛЬ — информация на портале Энциклопедия Всемирная история

Содержание

МАРАТ ЖАН ПОЛЬ — информация на портале Энциклопедия Всемирная история

МАРАТ, МАРА ЖАН ПОЛЬ — дея­тель Фран­цуз­ской ре­во­лю­ции XVIII века, из­да­тель, пуб­ли­цист.

Из се­мьи про­тес­тант­ско­го учи­те­ля (по другим дан­ным, ре­мес­лен­ни­ка), пе­ре­ехав­ше­го с острова Сар­ди­ния в Швей­ца­рию.

В 1759-1761 годы слу­жил гу­вер­нё­ром в городе Бор­до.

В 1762-1765 годы изу­чал ме­ди­ци­ну в Па­ри­же, но кур­са не за­кон­чил. С 1765 года жил в Лон­до­не, где во­зоб­но­вил изу­че­ние ме­ди­ци­ны (в 1775 году по­лу­чил ди­плом) и на­чал за­ни­мать­ся литературной дея­тель­но­стью.

В 1772 году ано­ним­но опуб­ли­ко­вал фи­лософский труд «Опыт о че­ло­ве­че­ской ду­ше» («Essay on human soul»), в 1773 году — его рас­ши­рен­ную вер­сию «Фи­ло­соф­ский опыт о че­ло­ве­ке» («Philo­so­phical essay on man»), вы­шед­шую в 1775 году на французском языке под названием «О че­ло­ве­ке» («De l’Homme»). Со­чи­не­ние встре­ти­ло иро­нич­ный при­ём у ве­ду­щих фи­ло­со­фов-про­све­ти­те­лей Воль­те­ра и Д. Дид­ро. В 1774 году вы­пус­тил ра­бо­ту «Це­пи раб­ст­ва» («Chains of slavery»), где на при­ме­ре те­ку­щих по­ли­тических со­бы­тий в Ве­ли­ко­бри­та­нии дал тео­ре­тическое обос­но­ва­ние не­об­хо­ди­мо­сти ре­во­люционного на­си­лия.

В 1775 году вер­нул­ся во Фран­цию, в 1777 году по­лу­чил ме­сто вра­ча при дво­ре графа Ар­туа (бу­ду­щий французский ко­роль Карл Х). За­ни­мал­ся ис­сле­до­ва­ния­ми фи­зической при­ро­ды ог­ня. До­би­вал­ся мес­та в АН, про­явил не­раз­бор­чи­вость в сред­ст­вах, из-за че­го ис­пор­тил се­бе ре­пу­та­цию в на­учном со­об­ще­ст­ве и был им от­верг­нут. В 1780 году опуб­ли­ко­вал в Швей­ца­рии юри­дический труд «План уго­лов­но­го за­ко­но­да­тель­ст­ва» («Plan de législation criminelle»), где оп­рав­ды­вал кра­жу пра­вом кра­ду­ще­го на су­ще­ст­во­ва­ние. В 1784 году ли­шил­ся мес­та вра­ча, по­те­ряв един­ст­вен­ный ис­точ­ник до­хо­да. В 1-й половине 1789 года опуб­ли­ко­вал ряд по­ли­тических пам­фле­тов с при­зы­ва­ми к ре­во­люционному на­си­лию.

12 сентября 1789 года на­чал вы­пуск еже­днев­ной газеты «Publiciste parisien» [c 16 сентября вы­хо­ди­ла под названием «L’Ami du peuple» («Друг на­ро­да»), с 25 сентября 1792 года — «Journal de la République française»]. Га­зе­та бы­ла весь­ма по­пу­ляр­на в низ­ших сло­ях об­ще­ст­ва и при­нес­ла Марату из­вест­ность. Её от­ли­ча­ла рез­кая кри­ти­ка пред­ста­ви­те­лей всех вла­стей, вклю­чая ре­во­люционное боль­шин­ст­во де­пу­та­тов Уч­ре­дительного и За­ко­но­дательного со­б­ра­ний, а так­же по­сто­ян­ные при­зы­вы к фи­зической рас­пра­ве над «вра­га­ми об­ще­ст­ва». Счи­тая, что лю­бая власть — как на­след­ст­вен­ная, так и вы­бор­ная — уг­ро­жа­ет сво­бо­де на­ро­да, а тот слиш­ком «до­вер­чив и про­сто­ду­шен», что­бы эту уг­ро­зу раз­гля­деть, Марат пре­тен­до­вал на роль главного об­ли­чи­те­ля пра­ви­те­лей. Из но­ме­ра в но­мер он пи­сал о «за­го­во­рах» про­тив на­ро­да и тре­бо­вал унич­то­же­ния его «вра­гов» во всё боль­ших ко­ли­че­ст­вах: в ию­ле 1789 года го­во­рил о не­об­хо­ди­мо­сти каз­нить 500 человек, в конце 1789 года — 20 тысяч человек, в конце 1792 года — 270 тысяч человек. В январе 1790 и ию­не — ию­ле 1791 годов Марата пы­та­лись при­влечь к су­ду за под­стре­ка­тель­ст­во к на­си­лию, но оба раза ему уда­ва­лось бе­жать в Ве­ли­ко­бри­та­нию.

По­сле свер­же­ния мо­нар­хии 10 августа 1792 года Марат во­шёл в со­став по­встанческой Ком­му­ны Па­ри­жа. При­зы­вы Марата к рас­пра­вам над «вра­га­ми ре­во­лю­ции» спо­соб­ст­во­ва­ли раз­жи­га­нию на­строе­ний, ко­то­рые при­ве­ли к мас­со­вым убий­ст­вам па­риж­ским плеб­сом 2-4 сентября 1792 года за­клю­чён­ных в тюрь­мах. 9 сентября 1792 года из­бран де­пу­та­том Кон­вен­та от Па­ри­жа. Вхо­дил в груп­пу мон­тань­я­ров (смотри  в статье Го­ра). На про­цес­се над Лю­до­ви­ком XVI про­го­ло­со­вал за его казнь. Был од­ним из наи­бо­лее ре­ши­тель­ных про­тив­ни­ков жи­рон­ди­стов. По­след­ние до­би­лись 12 апреля 1793 года при­ня­тия Кон­вен­том дек­ре­та о пре­да­нии Марата су­ду Ре­во­люционного три­бу­на­ла за при­зы­вы к на­си­лию, но 24 апреля Марат был оп­рав­дан и с три­ум­фом вер­нул­ся в Кон­вент. При­нял ак­тив­ное уча­стие в под­го­тов­ке ан­ти­жи­рон­ди­ст­ско­го вос­ста­ния 31 мая — 2 июня 1793 года, по­сле ко­то­ро­го слёг с тя­жё­лой бо­лез­нью, вы­зван­ной нерв­ным пе­ре­на­пря­же­ни­ем.

Убит в сво­ём до­ме нор­манд­ской рес­пуб­ли­кан­кой Ш. Кор­де, рас­счи­ты­вав­шей та­ким спо­со­бом ос­та­но­вить гражданскую вой­ну во Фран­ции.

По­сле смер­ти Марат, на­ря­ду с М.Ж. Ша­лье и Л.М. Ле­пе­ле­тье, стал од­ной из центральных фи­гур рес­пуб­ли­кан­ско­го куль­та «му­че­ни­ков сво­бо­ды», ко­то­рый ис­поль­зо­вал­ся мон­тань­я­ра­ми в 1793-1794 годы для ре­во­люционной про­па­ган­ды и оп­рав­да­ния по­ли­ти­ки тер­ро­ра.

Сочинения:

Пись­ма 1776-1793. П.; М., 1923;

Пам­фле­ты. М.; Л., 1934;

Из­бран­ные про­из­ве­дения. М., 1956. Т. 1-3;

Œuvres politiques (1789-1793) / Ed. J. de Cock, Ch. Goëtz. Brux., 1989-1995. Vol. 1-10;

Marat avant 1789. Lyon, 2003.

Краткая биография Жана Поля Марата

Марат Жан Поль (1743—1793), один из вождей Великой французской революции.

Сын швейцарки и итальянского учителя иностранных языков, родился в июле 1743 г. в городе Будри близ Невшателя.

В 16 лет покинул родную Швейцарию, два года был воспитателем в доме купца из Бордо, изучал естественные науки в Париже (1762—1765 гг.), затем в Англии, где работал врачом (1765—1775 гг.).

Получив степень доктора медицины в Эдинбургском университете, Марат вернулся в Париж (1776 г.). Врачебная практика приносила ему хороший доход, а изданные труды были настолько известны, что Академия наук в Мадриде пригласила его на должность президента, однако парижские учёные помешали этому избранию. Марат стал автором памфлета «Цепи рабства» (1774 г.) и трактата «План уголовного законодательства» (1780 г.), призывавших покончить с абсолютизмом и феодальными порядками.

В начале революции Марат был проникнут идеей объединения всех сил общества в борьбе с монархией: к этому он призывал в брошюрах «Дар отечеству», «Дополнения» и в первых номерах газеты «Друг народа» (1789 г.).

Поддерживая самых радикально настроенных революционеров-санкюлотов, публицист призывал к немедленным массовым убийствам. «Ещё год назад, — писал он в июле 1790 г., — пять или шесть сотен отрубленных голов сделали бы вас свободными и счастливыми. Сегодня придётся обезглавить десять тысяч человек. Через несколько месяцев вы, может быть, прикончите сто тысяч человек». «Вешайте, вешайте, мои дорогие друзья!» — убеждал Марат.

Избранный от Парижа в Конвент (1792 г.), Марат стал среди монтаньяров (представители демократических группировок) левее М. Робеспьера.

Благонамеренные жирондисты не смогли расправиться с Маратом через суд трибунала, зато он поднял санкюлотов на кровавое восстание против Жиронды (1793 г.).

Марат приветствовал установление якобинской диктатуры.

Немногие знали, что пламенный трибун страдает страшной болезнью кожи и может умерить зуд лишь в тёплой воде.

3 июля 1793 г. 25-летняя Мари Анна Шарлотта де Корде д’Амон пробралась в дом Марата и вонзила нож в грудь нежившегося в ванне революционера.

Еще по теме:

Популярно:

Комментарии:

Стало известно, какая болезнь заставляла Жана-Поля Марата сидеть в ванне

https://ria.ru/20191101/1560507037.html

Стало известно, какая болезнь заставляла Жана-Поля Марата сидеть в ванне

Стало известно, какая болезнь заставляла Жана-Поля Марата сидеть в ванне — РИА Новости, 01.11.2019

Стало известно, какая болезнь заставляла Жана-Поля Марата сидеть в ванне

РИА Новости, 01.11.2019

2019-11-01T18:50

2019-11-01T18:50

2019-11-01T19:00

наука

испания

открытия — риа наука

здоровье

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdn24.img.ria.ru/images/156050/48/1560504868_0:1010:2048:2162_1920x0_80_0_0_f4f1bca47ccdfb2803d4fa4330518eda.jpg

МОСКВА, 1 ноя — РИА Новости. Ученые провели генетический анализ сохранившихся пятен крови французского революционера Жана-Поля Марата и выяснили причину его страданий. Результаты исследования опубликованы на biorxiv.org.Французский революционер Жан-Поль Марат был убит в 1793 году в своей ванной, где он пытался найти облегчение от изнурительной кожной болезни. Его заколола жирондистка Шарлотта Корде. Пятна крови Марата остались на газетах, которые он читал в момент убийства. Газеты сохранила его сестра Шарлотта Альбертина. В настоящее время два номера газеты «Друг народа», которую издавал Марат, хранятся в отделе гравюр Французской национальной библиотеки в Париже.Испанские ученые во главе с Антонио де Диос (Antonio de Dios) из Института эволюционной биологии при Университете Помпеу Фабра в Барселоне при участии их французских и английских коллег провели генетический анализ крови, оставшейся на одной из газет.Они извлекли и секвенировали ДНК из пятна крови, а также, для сравнения, — из чистого от крови участка газеты.Анализ последовательностей ДНК человека подтвердил смешанное происхождение Марата. Как известно, его мать была француженкой, а отец родился на Сардинии и, судя по результатам анализа, имел корни в материковой Италии или Испании.О состоянии здоровья революционера в последние годы его жизни не сохранилось никаких свидетельств, кроме того, что он страдал от сильного кожного зуда. Сам он говорил, что заразился чем-то, когда прятался от преследователей в канализационных тоннелях Парижа. Считается, что болезнь наложила свой отпечаток на характер Марата, который стал накануне смерти особенно раздражительным и жестоким.Медицинские дебаты по поводу возможного диагноза продолжаются уже более двух столетий. В качестве причины называли чесотку, сифилис, атопическую экзему, себорейный или герпетический дерматит. Ученые поставили перед собой задачу, выяснить, какие патогены были причиной мучительной болезни Марата. Музейный характер образцов накладывал особые ограничения — исследования нужно было провести с помощью неразрушающих методов. Впервые ученым удалось получить репрезентативные результаты генетического анализа по отпечаткам биоматериалов на бумаге.Метагеномный анализ нечеловеческих последовательностей ДНК в пятне крови на газете выявилналичие большого количества грибковой, бактериальной и вирусной ДНК, в том числе указывающей на присутствие стафилококков, стрептококков, различных грибков, папилломавирусов человека и вирусов герпеса.Полученные результаты позволили полностью исключить такие заболевания, как сифилис, проказа, туберкулез и диабетический кандидоз. По мнению ученых, у Марата был себорейный дерматит. Но первичная грибковая инфекция, скорее всего, была осложнена оппортунистическими патогенами — вирусами или микроорганизмами, которые не вызывают болезней у здоровых людей, но развиваются у лиц с ослабленным иммунитетом.

https://ria.ru/20180609/1522396267.html

https://ria.ru/20190816/1557571788.html

испания

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2019

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdn22.img.ria.ru/images/156050/48/1560504868_0:547:2048:2083_1920x0_80_0_0_0e7c20b722ca4b00a2964d56f41049b6.jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

испания, открытия — риа наука, здоровье

МОСКВА, 1 ноя — РИА Новости. Ученые провели генетический анализ сохранившихся пятен крови французского революционера Жана-Поля Марата и выяснили причину его страданий. Результаты исследования опубликованы на biorxiv.org.

Французский революционер Жан-Поль Марат был убит в 1793 году в своей ванной, где он пытался найти облегчение от изнурительной кожной болезни. Его заколола жирондистка Шарлотта Корде. Пятна крови Марата остались на газетах, которые он читал в момент убийства. Газеты сохранила его сестра Шарлотта Альбертина. В настоящее время два номера газеты «Друг народа», которую издавал Марат, хранятся в отделе гравюр Французской национальной библиотеки в Париже.

Испанские ученые во главе с Антонио де Диос (Antonio de Dios) из Института эволюционной биологии при Университете Помпеу Фабра в Барселоне при участии их французских и английских коллег провели генетический анализ крови, оставшейся на одной из газет.

Они извлекли и секвенировали ДНК из пятна крови, а также, для сравнения, — из чистого от крови участка газеты.

9 июня 2018, 01:00НаукаУченые нашли способ предсказания даты рождения ребенка по анализу крови

Анализ последовательностей ДНК человека подтвердил смешанное происхождение Марата. Как известно, его мать была француженкой, а отец родился на Сардинии и, судя по результатам анализа, имел корни в материковой Италии или Испании.

О состоянии здоровья революционера в последние годы его жизни не сохранилось никаких свидетельств, кроме того, что он страдал от сильного кожного зуда. Сам он говорил, что заразился чем-то, когда прятался от преследователей в канализационных тоннелях Парижа. Считается, что болезнь наложила свой отпечаток на характер Марата, который стал накануне смерти особенно раздражительным и жестоким.

Медицинские дебаты по поводу возможного диагноза продолжаются уже более двух столетий. В качестве причины называли чесотку, сифилис, атопическую экзему, себорейный или герпетический дерматит.

Ученые поставили перед собой задачу, выяснить, какие патогены были причиной мучительной болезни Марата. Музейный характер образцов накладывал особые ограничения — исследования нужно было провести с помощью неразрушающих методов. Впервые ученым удалось получить репрезентативные результаты генетического анализа по отпечаткам биоматериалов на бумаге.

Метагеномный анализ нечеловеческих последовательностей ДНК в пятне крови на газете выявилналичие большого количества грибковой, бактериальной и вирусной ДНК, в том числе указывающей на присутствие стафилококков, стрептококков, различных грибков, папилломавирусов человека и вирусов герпеса.

16 августа 2019, 15:00НаукаУченые создали модель ДНК человека для исследования генетических патологий

Полученные результаты позволили полностью исключить такие заболевания, как сифилис, проказа, туберкулез и диабетический кандидоз. По мнению ученых, у Марата был себорейный дерматит. Но первичная грибковая инфекция, скорее всего, была осложнена оппортунистическими патогенами — вирусами или микроорганизмами, которые не вызывают болезней у здоровых людей, но развиваются у лиц с ослабленным иммунитетом.

Невинность, нож и ванна — Статьи

Деятель Великой французской революции

Взятие Бастилии 14 июля 1789 года стало переломным моментом в жизни французского врача Жан-Поля Марата. До этого он был известен в основном в профессиональной среде своими медицинскими трудами, в которых с крайней ожесточённостью критиковал признанных светил науки. Пытался, правда, Марат выступать и на общественном поприще: в 1774-м он опубликовал брошюру «Оковы рабства», а в 1780-м — план уголовного законодательства. Преступлением Жан-Поль признавал далеко не каждое злонамеренное деяние. Например, кражу бедняком чего-то у зажиточного человека он вовсе не считал предосудительным. Естественно, его с такими представлениями о законности никто в абсолютистской Франции не воспринимал всерьёз.

Жан-Поль Марат. (wikipedia.org)

Проповедник экстремизма

Всё изменилось после штурма Бастилии, ознаменовавшего начало Великой французской революции. Два месяца спустя вышел первый номер газеты Марата «Друг народа», мгновенно ставшей сверхпопулярной. Парижские бедняки-санкюлоты разбирали листки, в которых писалось, правда, больше не о друзьях народа, а о его врагах. Издатель и главный автор газеты призывал к расправе над богачами, требовал ограничить максимально возможный размер имущества, то есть ратовал за «уравниловку». Конечно, такие призывы встречали поддержку у бедноты, которая и самому Марату присвоила титул Друг народа.

Газета «Друг народа». Источник: wikipedia.org

Статьи в этой газете не были отвлечённой публицистикой. Наряду с рассуждениями о революционном порядке во Франции вообще, «Друг народа» регулярно публиковал обвинения против конкретных людей, бывших, по мнению Марата, врагами революции и заговорщиками. Несмотря на то, что конкретные доказательства появлялись в статьях нечасто, революционный трибунал регулярно выносил смертные приговоры — вердикты опирались только на газетные материалы.

Популярный журналист легко избрался от Парижа в Конвент, где возглавил крайне революционную партию монтаньяров. В среде депутатов Марат выискивал не существовавшие заговоры. Жертвами его конспирологии стали десятки парламентариев. Сколько незадачливых французов попали на гильотину после разоблачений на страницах «Друга народа», подсчитать невозможно. Своей целью Марат видел обновление общества, для чего необходимо было, по его мнению, всего лишь казнить десяток тысяч изменников.

Потрясённые размахом его кроваво-пропагандистской деятельности, умеренные депутаты-жирондисты в апреле 1793 года попытались отправить Марата в тюрьму. Но революционный суд единогласно его оправдал, и Друга народа с триумфом принесли на руках домой обновляемые им парижане. Крайними в этой ситуации оказались сами жирондисты, количество которых начало быстро сокращаться — гильотина работала без перебоев.

Кровавая месть за смерть жирондистов

Отомстить за казнённых решила 25-летняя провинциальная дворянка Шарлотта Корде. Её политические пристрастия были довольно размыты: будучи республиканкой, она очень болезненно встретила известие о казни короля Людовика XVI. Шарлотта вовсе не была сторонницей жирондистов. Она встречалась всего лишь с двумя представителями этой партии, причём только чтобы осуществить задуманный план. У одного из беглых депутатов она попросила рекомендательные письма и отправилась с ними в Париж. Отцу она оставила записку, что уезжает в Англию.

Шарлотта Корде. Источник: wikipedia.org

13 июля 1793 года Корде купила в Пале-Рояле кухонный нож и спрятала его под корсет. Там уже находились её «Обращение к французскому народу» с объяснением поступка и свидетельство о крещении. Трижды в этот день она пыталась попасть к Марату под предлогом раскрытия заговора жирондистов в провинции. Наконец, вечером Корде добилась аудиенции. Друг народа принял посетительницу, сидя в ванне, которая облегчала его страдания от экземы. Он начал читать сочинённый Шарлоттой «донос», девушка присела рядом с ванной, якобы чтобы составить список заговорщиков, и дважды вонзила нож под правую ключицу жертвы. Марат умер почти мгновенно.

Убийцу чуть не растерзали прямо на месте. Сильно потрёпанную арестантку доставили в тюрьму. А уже через 4 дня она предстала перед революционным трибуналом. Корде не пробовала защищаться и полностью признала свою вину. Присяжные единогласно приговорили её к смерти.

В своих записках почтенный парижский палач Анри Сансон свидетельствовал, что за свою карьеру он редко видел людей, тем более женщин, так достойно встречавших смерть, как Шарлотта Корде. За всю дорогу от тюрьмы до Площади революции, где стояла гильотина, она ни разу не присела в телеге. На эшафоте Шарлотта вела себя крайне мужественно, надеясь, что её достойное поведение вдохновит народ на борьбу с террором даже больше, чем поступок, за который её осудили. Но парижская толпа и революционные власти не оценили благородства. Какой-то плотник схватил свежеотрубленную голову и влепил ей пощечину. По свидетельству очевидцев, мёртвое лицо залилось краской. Труп подвергли унизительной процедуре — зачем-то освидетельствовали на подтверждение девственности. Несмотря на подтверждение невинности, газеты кричали, что Корде — «жирондистская потаскуха» и «распутная монархистка». Родственники Шарлотты подверглись репрессиям. Почти вся семья была вынуждена эмигрировать.

Смерть Марата и казнь Корде не остановили репрессий. У революционеров появился отличный повод: мстя за Марата, они развернули ещё более страшный террор. В стране возник культ Друга народа. Тело его захоронили в Пантеоне, а сердце поместили на почётное место в зале заседаний Якобинского клуба. Гору Монмартр переименовали в Монмарат, а бюсты убиенного продавались почти так же бойко, как незадолго до того его газета.

Художник Жак-Луи Давид, видный якобинец и организатор главных революционных торжеств, сразу взялся за картину «Смерть Марата». Ещё до похорон он зарисовал голову, с натуры зафиксировал ванну и другие детали интерьера. В октябре готовое полотно выставили во дворе Лувра.

Смерть Марата. Источник: wikipedia.org

Художник-классицист не особенно гнался за точностью деталей. Некоторые из них Давид попросту придумал. Например, деньги на рабочем столике и записка «Вы отдадите эту ассигнацию матери пятерых детей, муж которой умер, защищая родину» в действительности отсутствовали. Но на картине они подчёркивали альтруизм Марата. Пожертвовал художник и фоном. В комнате Марата на стене, оклеенной обоями со сложным рисунком, висели карта Франции и пара пистолетов, но эти детали отвлекали бы зрителя от главного. Целью Давида было заставить парижан испытать то же благоговение, какое вызывали у верующих фрески со страстями святых.

Замысел удался. Изображение павшего мученика революции под гром оваций разместили в зале заседаний Конвента. Правда, провисело оно там недолго. В феврале 1795 года, после смены политического курса, картину вернули художнику, и почти 100 лет его наследники не могли пристроить шедевр — французские музеи отказывались покупать посмертный портрет человека, чья деятельность уже вызывала осуждение. Только в конце 19-го века «Смерть Марата» удалось продать художественному музею Брюсселя, где картина находится и по сей день.

Во Франции нет ни одной улицы Марата, ни одного памятника ему. Зато память о борце с контрреволюционными заговорщиками свято хранилась в СССР. Сразу после Октябрьской революции, по ленинскому плану монументальной пропаганды, в Симоновском районе Москвы установили памятник Марату, простоявший до 1936 года. В десятках российских городов и сегодня люди ходят по улицам, названным в честь человека, обрёкшего на казнь тысячи людей.

Жан-Поль Марат — фото, биография, личная жизнь, причина смерти, лидер якобинцев

Биография

Жан-Поль Марат был предводителем Великой французской революции и издателем народной газеты в 1790-х годах. Попав в общество якобинцев, мужчина прославлял республику, поэтому завоевал популярность в свободомыслящих кругах.

Детство и юность

Жан-Поль Марат родился в Швейцарии 24 мая 1743 года, рос в многонациональной семье кальвинистов, где впоследствии появились девять детей. Второй сын религиозных родителей не блистал выдающимися способностями, поэтому сам прокладывал дорогу в мире благоустроенных людей.

Отец, получивший образование, был лекарем в княжестве Невшатель, ради потомков он пытался устроиться на высокооплачиваемые посты. Мать, уроженка французской провинции, населенной противниками Савойского герцогства, в молодости положила к ногам мужа собственные амбиции и мечты.

Портрет Жан-Поля Марата

Поиски заработков подорвали здоровье старшего поколения, в детстве Жан-Поль, сестры и братья потеряли кормильцев семьи. Энергичный 16-летний юноша покинул границы родного города и отправился искать счастье.

Недостаток средств к существованию и отсутствие профессиональных навыков заставляли молодого человека стучаться в каждый гостеприимный дом. В Париже он предпринял попытки поступить в высшее учебное заведение, чтобы в память об усопшем родителе стать практикующим врачом.

В начале 1765 года Жан-Поль, не получивший диплома, отправился в Лондон, чтобы в частном порядке лечить рабочих и бедняков. Там он познакомился с музыкантами, скульпторами, писателями и художниками, а вскоре благодаря энергии и напору стал звездой интеллектуальных кругов.

Личная жизнь

В личной жизни французского революционера присутствовали особы прекрасного пола, сохранилось очень мало сведений о его единственной жене. Все помыслы Жан-Поля Марата в зрелые годы были направлены не на призрачное человеческое счастье, а на служение стране.

По некоторым данным, в далекой молодости мужчина увлекался немецкой художницей. Ангелика Кауфман жила в Лондоне с талантливыми друзьями. Медик, писатель и оратор, несмотря на физическое влечение к девушке, не думал о ней как о возлюбленной и матери возможных детей.

Ходили слухи, что незадолго до триумфального возвращения во Францию Марат думал стать подданным Великобритании из-за Анны Летиции Эйкин-Барбо. История призрачных отношений с писательницей и поэтессой была воссоздана на страницах романов и в кадрах биографического кино.

В начале 1790-х Жан-Поль женился на француженке, свояченице сотрудника типографии — молодой Симоне Эврар. В течение месяцев пара пыталась построить семейное счастье, но брак сам по себе распался, как только в Париже вспыхнул «пожар».

Карьера и Великая французская революция

В начале 1770 года Марат из Лондона переехал в Ньюкасл и вышел на политическую сцену подвластной династии монархов страны. Он создал произведение «Цепи рабства», обличавшее деспотов и тиранов, философский очерк о человеке и другие публицистические труды.

Ученые просветители во главе с французом, прославившимся под именем Вольтера, раскритиковали произведения Жан-Поля и подорвали энергичный настрой. Объединившись с многочисленными последователями Жан-Жака Руссо, уроженца Женевы, автор свободолюбивых текстов понял, что это новый герой.

Изучив биографию сентименталиста, Марат решил получил профессию — он окончил университет Сент-Эндрюс и стал дипломированным врачом. После встречи с семьей в Женеве мужчина обосновался в Париже, где познакомился с маркизом де Л’Обеспином, вхожим к французским монархам в дом.

В конце 1770-х Жан-Поль стал придворным доктором, он лечил брата Людовика XVI — Карла X д’Артуа. О свершениях и доходах медика, литератора и мыслителя в этот период по всей Европе ходила неоднозначная молва.

В свободное время Марат занимался постановкой научных экспериментов, издавал книги по физике, разгневавшие Антуана Лавуазье. Попытки отлучить исследователя от академического общества поставили крест на научной деятельности и профессиональной врачебной стезе.

Embed from Getty ImagesЖорж Жак Дантон, Максимилиан Робеспьер и Жан-Поль Марат

Начиная с 1782 года Жан-Поль занимался политикой. В памфлете под названием «Дар отечеству» обозначился ряд прогрессивных идей. От имени третьего сословия он выразил недовольство реформами, которые урезали свободу и права незнатных людей.

Освоив профессию журналиста, Марат основал еженедельник, газета под названием «Друг народа» распространялась в нескольких городах. Мужчина подвергал беспощадной критике Учредительное собрание и представителей французской аристократии, известных в правительственных кругах.

Полиция начала охоту на бывшего придворного лекаря, автор статей долго скрывался в тоннелях, проложенных под землей. Когда во французской столице начались народные восстания, мужчина вышел из подполья, чтобы быть вместе со страной.

В статьях, опубликованных в Париже, Жан-Поль выступал против республики, призывал взбунтовавшихся граждан принять ограниченную власть королей. Однако после жестокой казни относительно мирных демонстрантов издатель газеты присоединился к выразителям радикальных идей.

Выступив в роли предводителя монтаньяров, Марат стал членом Конвента, его коллегой и единомышленником был депутат Максимилиан Робеспьер. После жестокого убийства короля Людовика XVI имя уроженца Швейцарии знал каждый преданный революционер.

Вступив в политический клуб якобинцев, мужчина признал правомерность террора, это повлияло на его биографию в годы «внутрипартийной» борьбы. Жирондисты, являвшиеся мощной силой, нападали на издателя «Друга народа» и открыто критиковали его просветительские труды.

В апреле 1793 года состоялось судебное разбирательство, Жан-Поля обвинили в том, что он якобы провоцировал в органах власти раскол. После решения трибунала оправдать депутата Конвента стало ясно, что это тщательно спланированные диверсия и произвол.

Смерть

Увлечение медициной сказалось на здоровье Марата: он приобрел ряд редких болезней в начале 1790-х годов. Мужчине пришлось отказаться от появления на публике, и это вполне удовлетворило жаждавших его кончины врагов.

Страдая дерматитом, акне и экземой, революционер не выходил из дома, где подолгу лежал в ванне, наполненной прохладной водой. В июле 1793 года женщина, бывшая в рядах жирондистов, стала убийцей революционера, восхваляемого страной.

Картина «Смерть Марат». Художник Жак Луи Давид

Официальной причиной смерти врача, журналиста и политика стали колотые раны в области подреберья и груди. Шарлотта Корде, горящая ненавистью, услышав последние слова Марата, поняла, что страшная кара ожидает ее впереди.

Первоначально тело члена Конвента похоронили в парижском предместье, потом могилу переместили в грандиозный столичный пантеон. Спустя время гроб с останками знаменитого якобинца торжественно закопали на территории погоста церкви Сент-Этьен-дю-Мон.

Память

  • События далекого прошлого отразились в художественных фильмах «Французская революция», «Смерть Марата» и «Вернемся на Елисейские поля». Географические объекты (бульвары, улицы), названные именем Жан-Поля, появились в начале XX века.
  • Образ врача и журналиста увековечили в портретах, а также памятниках, установленных в ряде европейских городов. Филологи создавали биографические произведения о Марате и переводили на языки мира некоторые из авторских трудов.

Жан-Поль Марат: идеи, мысли, взгляды

Французский врач (по образованию и роду занятий, практиковавший эдектротерапию), революционный публицист и один из предводителей Великой Французской Революции.

Родился в Швейцарии, но с 16 лет жил во Франции.

Обладал талантом ссориться и наживать врагов среди самых разных людей – до 2/3 депутатов Конвента, куда он был избран, стали его личными врагами… Когда якобинцы предлагали ему союз, он отвечал: «Орёл всегда один, в стаи сбиваются индюки»…

С 1789 года издавал революционную газету: Друг народа / Ami du peuple (в Древнем Риме был известен термин: враг народа / hostis publicus, но Марат часто называл самого себя «друг народа», а «врагов народа» печатно призывал уничтожать…). В 1790 году Ж-П. Марат провозгласил, что для спокойствия миллионов граждан Франции, нужно уничтожить всего 500-600 врагов революции.  Но позже число кандидатов на уничтожение возросло уже до 100 000

 

Жан-Поль Марат неоднократно высмеивал Королевскую академию наук. В 1791 году он даже издал собрание своих памфлетов, под общим названием:  «Современные шарлатаны, или Письма об академическом шарлатанстве».   Например, Жан-Поль Марат так писал о Парижской академии наук:  «Взятая как коллектив, академия должна быть рассматриваема как общество людей суетных, гордых тем, что собираются два раза в неделю… Она делится на несколько групп, из которых каждая бесцеремонно ставит себя выше других и отделяется от них. На своих публичных и частных заседаниях эти группы никогда не упускают случая обнаружить признаки скуки и взаимного презрения. Весело смотреть, как геометры зевают, кашляют, отхаркиваются, когда зачитывается какой-нибудь мемуар по химии; как химики ухмыляются, харкают, кашляют, зевают, когда зачитывается мемуар по геометрии. Если каждая группа действует таким образом, то отдельные лица обращаются друг с другом не лучше, и собратья расточают друг другу сотни любезных эпитетов. Кондорсэ у них — литературный проходимец; Ротон — зазнавшийся мужлан; Лаланд — мартовский кот, завсегдатай весёлых домов»

Ж.-П. Марат, Памфлеты, М.-Л., «Academia», 1934 г., с. 529.

 


Последователь идей: Шарля де Монтескье (он характеризовал его так: «первый апостол свободы, которого создала Франция») и Жан-Жака Руссо («самого великого человека нашего столетия, если бы не Монтескьё»).

Жан Поль Марат о правах человека и гражданских свободах


История народов и государств знает примеры, хотя и очень редкие, когда вполне благополучный человек, богато одаренная от природы натура, успешная в самых разных областях знаний , вдруг с головой уходит в политику.

Жана Поль Марат

История народов и государств знает примеры, хотя и очень редкие, когда вполне благополучный человек, богато одаренная от природы натура, успешная в самых разных областях знаний , вдруг с головой уходит в политику. Причины могут быть разными, но почти всегда  это стремление к власти, к господству, к значимости. И уж совсем редко меняет устоявшуюся благополучную жизнь человек, приближенный к власти,  не просто гнушаясь ею, а становясь ярым критиком, талантливым и успешным борцом с деспотизмом и активным борцом за свободу и благополучие простого народа. Таким был Жан Поль Марат, гражданин и патриот Франции, сполна испытавший в годы Великой Французской революции всенародную любовь и ненависть, преследование властей.

О своем альтруизме, но по-другому поводу и другими словами, он писал: «На одного доброго государя – сколько в мире чудовищ!».  Памятуя об этом, можно сказать: на одного великодушного, сердобольного и человеколюбивого политика – сколько хищных, злобных и ненасытных запятнали политику своим невежеством, бескультурьем, равнодушием. Марат в своих поступках никогда не руководствовался эгоистическими соображениями. Для себя он не хотел ничего: ни почестей, ни благосостояния, ни власти. В своей первой политической книге «Цепи рабства» Марат так объяснил цель своей работы: это «сочинение, призванное раскрыть черные происки государей против народов, употребляемые ими сокровенные приемы, хитрости и уловки, козни и заговоры с целью сокрушения свободы, а также кровавые действия, сопровождающие деспотизм».  Знаменательно, что Марат пишет все это в Англии, которая в политическом развитии была в те времена передовой страной Европы. В предисловии к работе «Цепи рабства» Марат писал: «Я рано научился ценить права человека и никогда не упускал возможности быть их защитником. Гражданин мира, дорожа свободой, апостолом которой, а иногда и мучеником я всегда был, я решил посвятить ей все свое время».  Как он и предвидел, это поприще для него оказалось не просто драматичным, а по-настоящему мученическим. Все годы революции во Франции «Друг народа» был принужден жить как и где попало, скрываться в подвалах или временами в Англии. Марат был арестован и предан суду и, наконец, погиб в собственной квартире от кинжала убийцы. Жан Поль Марат стал истинным символом революции, той ее части, которая добивалась гражданских прав для самых низших слоев общества. Он с неукротимой энергией нападал на всякого, кто в какой-либо мере посягал на права и свободы граждан. Его газета «Друг народа», издаваемая за собственный счет и почти единолично, в силу постоянных преследований со стороны политических противников стала самым популярном изданием в Париже. Он приобрел огромную популярность как неустрашимый и истинный защитник народа. В 1792 году парижане выбрали Марата в Конвент. Вся короткая жизнь его была посвящена служению народу. «Истина и справедливость вот единственное, чему я поклоняюсь на земле», – писал Жан Поль Марат в одном из номеров «Друга народа».6

О дезпотизме

Вторая половина XVIII века для Франции стала временем небывалого снижения престижа страны, утраты большинства военных и социальных успехов, нравственного и духовного декаданса. Застой был во всем. В стране царил голод, крестьяне не могли прокормить не только горожан, но и самих себя, из-за бездействия властей недовольство охватывало все большее число граждан. Хуже того, при всеобщем полуголодном существовании народа каждый, кто был при власти, думал только о себе и грабил столь беззастенчиво, что один умный наблюдатель сравнил этот беспредел с поведением иноземных захватчиков, штурмом взявших чужой город.

Людовик XV сохранял презрительное равнодушие ко всему происходящему, народные бедствия его не трогали, ибо придворные холуи обеспечивали королевскую семью по полной программе. Власть при этом допускала грубую, но весьма распространенную ошибку: она запрещала видеть и говорить о трудностях и о виновных в таком положении, ибо была сама виновата во всем. Вместо того чтобы озаботиться решением насущных проблем, власть стала искать, на кого бы переложить ответственность, и выбрала для этого «философов», писателей, журналистов. Рукой палача сжигались книги Вольтера, Гельвеция, Ж.Ж.Руссо, Дидро, Бюффона. Резко возросло число цензоров. Вольнодумцы были объявлены «общественными отравителями», виновниками всех бед и неудач. «Дело дошло до того, – сокрушался Гримм, – что сейчас нет ни одного человека, занимающего казенное место, который не смотрел бы на успехи философии, как на источник всех наших бед».8

Реакция масс была предсказуемой. Запрещенные и сожженные рукой палача книги за  рубежом переиздавались небывалыми тиражами, и теперь их читали даже те, кто редко брал в руки книги.

Урок не пошел королю впрок, и он повелел: «Все те, которые будут изобличены либо в составлении, либо в поручении составить и напечатать сочинения, имеющие в виду нападения на религию, покушения на нашу власть или стремление нарушить порядок и спокойствие наших стран, будут наказываться смертной казнью».

О недопустимости такого покушения на свободу мысли и слова, естественное право на выражение своего мнения и возможность его отстаивания Марат писал еще в первых своих литературных опытах. В «Польских письмах» Марата описывается вымышленный диалог, якобы происходящий в Польше. Француз говорит поляку: «Ваше правительство самое скверное из всех, которые когда-либо существовали. Что может быть хуже, если вспомнить, что труд, нищета и голод – удел огромного большинства населения, а изобилие – удел ничтожного меньшинства. Массы в стране лишенных естественного права быть свободными… природа не пожалела бы  для вас благ, но так как большинство людей нации лишено всяких преимуществ свободы, все остальные преимущества равны нулю…».

Эта сентенция Марата о ценности политической свободы относилась ко всем народам, не только Польши, но и Франции, и России, и другим в полной мере.

Уже во введении к работе «Цепи рабства» Марат пишет: «Кажется, таков уже неизбежный удел человека – нигде и никогда не сохранять своей свободы: повсюду государи идут к деспотизму, народы же – к рабству».

Далее он размышляет, как устанавливается деспотизм. При внимательном рассмотрении деспотизма последний представляется необходимым следствием течения времени, склонностей человеческого сердца и пороков конституций. Марат предлагает показать, каким образом, пользуясь их защитой, глава свободной нации узурпирует звание вождя и затем ставит собственный произвол на место законов; рассмотреть все великое множество приемов, к которым в дерзком святотатстве прибегают государи, дабы подорвать существующий порядок; проследить их черные замыслы, их низкие козни, их тайные уловки; войти в подробности их пагубной политики, разоблачить это искусство обмана в его основах и, наконец, постараться понять общий дух и обрисовать в одной картине все те происки, которые повсеместно угрожают свободе. «Но, развивая столь обширный предмет, – пишет Марат, – будем меньше считаться с последовательностью времени, чем с самим существом дела».10

Стоит только народу однажды доверить кому-либо из своих детей опасное сокровище публичной власти и вручить ему заботу о соблюдении законов, как постоянно скованный этими законами народ рано или поздно видит свою свободу, свое состояние, свою жизнь отданными на произвол вождей, избранных им же самим для их защиты.

А государь, стоит ему только взглянуть на вверенное ему сокровище, как он уже стремится позабыть, из чьих рук оно получено. Преисполненный самим собой и своими замыслами, он с каждым днем все более тяготится мыслью о своей зависимости и не упускает ничего, чтобы от нее избавиться.

Любовь к всевластию, как считает Марат, естественно присуща людскому сердцу, которое при любых условиях стремится первенствовать. Это и есть основное начало злоупотреблений властью, которое совершают те, кто по своему предназначению должны были бы быть ее хранителями; вот источник рабства среди людей… повсюду законы были не чем иным, как полицейскими правилами, обеспечивающими властителям спокойное пользование награбленным.

Захватив все, деспот силится удержать у своих ног порабощенную нацию. Не довольствуясь тем, что особа его стала священной в глазах угнетенных народов, он их простое желание сбросить это иго со своей шеи объявляет преступлением.

Так, при феодальном строе можно было постоянно видеть, как самим ходом вещей затруднения рождались из самих затруднений, злоупотребления – из злоупотреблений, беспорядки – из беспорядков; как свобода вела к распущенности, распущенность к анархии, анархия – к деспотизму, деспотизм – к тирании, тирания – к восстанию, восстание – к освобождению, а освобождение – к правлению свободному и правильному.

Но установление правильного и благого управления или же деспотической власти во многом зависит от властителя, а не от желания подданных. В истории народов очень мало просвещенных монархов или иных правителей, добровольно ограничивших свои права и привилегии. Их единицы. Подавляющие большинство составляют те, кто всеми силами стремится удержать власть любыми средствами. Любовь к всевластию поддерживается не только самим самодержцем, деспотом, но и всем его окружением, которое процветает при деспоте и при деспотическом, т. е. неограниченном, правлении.

Как только государь получает неограниченную власть, – говорит Марат, – больше нет уже и речи об интересах народа, а есть только забота о поддержании своего авторитета, о достоинстве короны, о  его тщеславии и его капризах; с этих пор деспот рассматривает государство как свое наследие, а общественные средства – как свои доходы; он торгует должностями, городами, провинциями, землями; он продает своих подданных и распоряжается по своему усмотрению всей мощью нации.14 Сила деспотизма в том, что вся мощь государства принадлежит государю: армия, полиция, тюрьмы, законы, заблуждения и страх подданных, все на службе деспотии. На других весах только просвещение и разрозненный, безоружный, запуганный народ.

Приобретя неограниченную власть самому устанавливать законы, так называемые общие правила поведения, государь стремится сломать всяческие преграды; он тревожно следит за врагами своего несправедливого владычества и торопится от них отделаться; он оглядывает ревнивым взором всех, кто сохраняет еще какую-нибудь власть в государстве, и старается отнять ее под разными предлогами; он подавляет сторонников свободы, он унижает могущественных, но непокорных людей, он ограничивает их свободы и полномочия, он отнимает права у граждан, заставляя забыть их о своих правах и свободах.
По мнению Марата, первый удар, который государи наносят свободе, состоит не в том, чтобы дерзко нарушать законы, а в том, чтобы заставить их забыть. Дабы заковать в цепи народы, их прежде всего усыпляют. Хорошо убаюкивают народы различные празднества: массовые игры, пляски и песни. Они помогают забыть на время о гнете и трудностях. Этому же служат спортивные турниры и бои. Сохранению власти служат развращение народа и увлечения роскошью, угождение алчности и жадности народа, поддержка и поощрение национальной или религиозной вражды между народами. В ход иногда идут и внешние войны с соседями или поиск и создание внутреннего врага. В ходе таких рассуждений Марат, в отличие от многих других мыслителей, приходит к однозначному выводу о необходимости свержения деспота насильственным революционным путем. Такое право народы имеют в силу естественного хода событий: государи получили свою власть не для того, чтобы народы потеряли свои права, а чтобы их понадежнее обеспечить, и коли государь плохо исполняет или не исполняет волю суверена, последний вправе силой отнять у него эту власть. «Надзирать за поведением своих вождей всегда было правом свободного народа, и ни один народ не должен оставаться рабом», – утверждает этот революционный демократ.

Это право, которым обладает вся нация в целом, – бесценное право, часто служившее для пресечения деспотии и злоупотребления властью. Чтобы вступить в свои права, суверенный народ должен создать представительную власть и этим ограничить единовластие короля.

О народовластии

Особенность мыслителя и друга народа – Марата – заключалась в том, что он не был противником монархии, он хотел, чтобы прихоти монарха были ограничены народными представителями. Поэтому в этом разделе мы не найдем республиканских идей, хотя идея народного суверенитета звучит в полной мере.

«…В каждом государстве – писал Марат, – высшая власть принадлежит всему народу в целом, и именно народ является истинным источником всякой законной власти, сами государи поставлены следить за исправным выполнением законов, которым они и сами подчинены, их собственное могущество зиждется лишь на соблюдении справедливости, которую они обязаны оказывать даже самому последнему из своих подданных».

В этих словах Марата уже слышатся идеи и принципы правомерного, или, в современном звучании, правового государства, в котором власть принадлежит народу, а народ и государство имеют равные права.

Народ в лице своих представителей  является законным сувереном и верховным законодателем, он один должен вырабатывать основные законы государства, вносить изменения в конституцию и следить за сохранностью своего творения. Перед нею, следовательно, должны нести ответственность министры… Нация  вправе требовать удовлетворения народных жалоб, отставки неспособных министров, наказания министров развращенных. Ей самой принадлежит право определять предмет своих занятий и порядок своих заседаний. В этом состоит первый закон государства. Это сентенция Марата заставляет вспомнить министров российского правительства более чем вековой давности, когда либеральные ученые призывали самодержавную власть создавать ответственное правительство взамен безответственных министров. Имеется в виду, что они были ответственными только перед монархом, вместо того чтобы быть ответственными перед народными представителями.

Второй основной закон королевства состоит в том, чтобы в законодательном органе, работающем периодически и не способном заботиться о благе государства ежедневно, существовал комитет, работающий на постоянной основе. Ему надлежит следить за выполнением конституции и соблюдением законов; требовать удовлетворения общественных жалоб и устранения злоупотреблений; протестовать против любых нарушений свободы и прав граждан. Он должен состоять, по мысли Марата, из небольшого числа лиц, но обязательно включать лица, отличающиеся своими познаниями и нравственными качествами.

И, наконец, третий основной закон королевства заключается в том, чтобы столь небольшое руководящее ядро имело возможность знать о состоянии дел во всем государстве. Но каким образом, задается вопросом Марат, жалобы несчастных, запуганных своими притеснителями, доведенных до нищеты, лишенных всяческой поддержки или томящихся в тюрьмах, дойдут до власти, не иначе чем при помощи людей, смелых и благородных, способных придать их гласности.

Следовательно, отвечает Марат на свой вопрос, в стране необходима свобода печати! Если же печать будет свободна, как, например, в Англии, меньше станет и злоупотреблений. Сколько отвратительных беззаконий будет таким образом предотвращено, сколько отменено несправедливых приговоров, сколько губительных проектов остановлено.

Из приведенных суждений Жана Поля Марата видно, что он был убежденным сторонником принципа разделения властей с приоритетом законодательного органа, «священного источника законной власти». Все пропало, говорил он,  если народные представители не начнут с утверждения своего суверенитета и своей независимости от любой иной человеческой власти.

Принцип разделения властей, их независимость, Марат формулирует как научную доктрину в «Проекте Декларации прав человека и гражданина с последующим планом справедливой, мудрой и свободной конституции».

«Суверен, – пишет он, – независим от всякой человеческой власти и пользуется безграничной свободой в силу той неограниченной свободы, которой природа наделила каждого человека». Состоящий из всей массы своих членов суверен может осуществлять свою суверенность, лишь объединяя все  воли, выявляя ее путем голосования: исходящие от него таким образом акты власти именуются законами, а проявляемая им власть называется законодательной властью. Нация является, следовательно, подлинным законодателем государства.

Когда законы принимаются большинством голосов, единственные преграды, сдерживающие верховную власть, – это права гражданина, которые она никогда не должна нарушать, хотя бы в силу того, что единственное ограничение свободы человека в обществе состоит в запрещении наносить ущерб другим. Поэтому-то права граждан еще более священны, чем основные законы государства.19 Поскольку суверен слагается из всех членов государства, он – безусловный властелин страны: по существу, ему одному принадлежит верховная власть и только от него одного исходят все проявления власти, все привилегии, все прерогативы.

К сказанному мыслитель добавляет ремарку, небольшую по объему, но важнейшую в контексте осуществления подлинного, а не мнимого народовластия. Он замечает: чтобы уничтожить суверенитет народа, достаточно помешать ему проявлять себя в совокупности, а гражданам – запретить собираться вместе.

У народа не может быть представителей, иных вождей, иных министров, иных должностных лиц, кроме тех, которых он сам себе и выбирает. И чтобы там ни говорили против выборов, народ вполне в состоянии сделать правильный выбор, если его не оболванивать, не запутывать, не обманывать различными ухищрениями и подтасовками. Власть, которую народ передоверил своим депутатам, – это только данное им на время поручение, а права, которые он им представляет, – лишь простые прерогативы для надлежащего и беспрепятственного исполнения ими этого народного поручения.

Эти прерогативы народ не может отчуждать от себя и слепо отдавать своим представителям в силу того, что осуществление всякой власти должно быть направлено на благо народа; у власти не может быть иной цели, кроме блага государства.

О роли судебной власти Марат рассуждает так: создавать суды, определять обязанности их членов и призывать к исполнению этих обязанностей – дело национального сената, иными словами, парламента. Но народу самому следует проводить выборы путем открытого либо тайного голосования. Суды должны быть независимы от государя, т. е. исполнительной власти, ибо если суды будут зависимы от его воли, они неизбежно встанут на его сторону.

Рассмотрим еще одну проблему законодательного процесса, актуальную даже в наше время, которую с удивительной прозорливостью затронул в «Цепях рабства» Жан Поль Марат. Он пишет, что восхвалять мудрость собственных законов – безрассудство, присущее всем народам, и все они заслуживают этот упрек. Мы неистощимы в похвалах своей Конституции, но, постоянно преувеличивая ее прелести, перестаем видеть ее недостатки и, следовательно, исправлять их. На самом деле такое самодовольство ведет к застою, развития же можно достичь только при критическом отношении своего труда по крайней мере к реальной действительности. Мы знаем множество примеров, когда законодатели очень довольны своими трудами, нормами, которые они приняли. Вот только народу от этих норм живется все хуже. О невысоком качестве законотворческой деятельности свидетельствуют и бесчисленные поправки к уже принятым законам, которые зачастую принимаются в угоду сиюминутным интересам, без широкого обсуждения и экспертизы. Чаще всего такое несчастье случается в тех странах, где отсутствует опыт открытых споров, открытых обсуждений, общественного возбуждения партий. «Все погибло, – говорит Марат в «Цепях  рабства»», – когда народ становится безучастным, равнодушным и перестает участвовать в делах, не беспокоясь о сохранении своих прав, тогда как свобода всегда возникает из огня возмущения…».

Таковы в кратком изложении позиции Марата о вопросе народного суверенитета и представительства его во власти.

О правах и свободах человека и гражданина

Кажется почти невероятным, что Жан Поль Марат еще в середине XVIII века в полный голос заговорил о проблеме прав человека. Но еще более невероятным и трудно объяснимым является тот факт, что о его яркой и прогрессивной защите прав человека и гражданина не упоминает ни один биограф и ни один исследователь его творчества. А эта тема в наследии мыслителя, на наш взгляд, является самой прекрасной в его жизни. Можно только удивляться глубокому проникновению Марата в сущность концепции естественного права, в понимание социальной ценности прав человека. Ведь в те времена само это понятие не было еще распространенным, немногие авторы применяли его, очень мало простых людей задумывалось о своих правах. Почти неизвестен один немаловажный факт из жизни Марата, который может пролить свет на его осведомленность о правах человека. Дело в том, что в период проживания в Лондоне он имел товарищеские отношения с Томасом Пейном, и они, безусловно, обменивались мнениями. Это был тот самый неутомимый бунтарь Томас Пейн (Пен), который, перебравшись в североамериканские колонии, сделался яростным борцом за независимость. Его книги «Здравый смысл» и «Права человека» помогали патриотическим силам сформулировать свои идеи и способствовали сплочению масс. Томас Пейн восхвалял Французскую революцию, был избран в Конвент и едва не попал под «бритву Гильотена».

Томас Пейн – известный деятель демократического движения Англии – был указан на обложке книги «Цепи рабства» Марата в качестве книгопродавца и выступал, видимо, в роли издателя книги.

Про влияние Пейна на становление его взглядов на права человека Марат никогда не упоминал, но вот о роли Монтескье в своем развитии он писал в возвышенном тоне. «Он первый среди нас дерзнул обезоружить суеверие, вырвать оружие из рук фанатизма, потребовать прав человека, выступить с нападками на тиранию. И это в то время, когда никто во Франции не осмеливался поднять свой голос против министра, в то время, когда французы были рабами по своим убеждениям».

В проекте «Декларации прав человека и гражданина» Марат пишет: «Политика – такая же наука, как и всякая другая; она знает определенные положения, законы, правила, а также до бесконечности разнообразные сочетания; она требует постоянного изучения, глубоких и долгих размышлений… Но мы только еще рождаемся для свободы… мы только учимся воспринимать свет; мы еще совсем мало размышляем о правах человека и гражданина, о правах народов и обязанностях их министров, об устройстве политического корпуса, о равновесии между отдельными властями, о взаимоотношениях между государем и подданным и т. д.».

Марат прекрасно понимает взаимосвязь и взаимозависимость всех институтов государственной власти между собой и возможность влияния такого корпуса на обеспечение прав человека. Он уверен, что всякое политическое сообщество должно иметь целью защиту интересов и прав своих членов.

Законная цель всякого политического сообщества, согласно Марату, – благополучие его членов. Поскольку каждый отдельный член мог бы зайти в своих притязаниях слишком далеко, именно обществу надлежит устанавливать взаимные права всех граждан. Но во многих странах не народ ограничивает власть государя, как это должно бы быть в благоустроенном государстве, а сам государь ограничивает права народа. Это огромный порок многих конституций, которым воспользовались многие государи земли, чтобы тиранить своих подданных.

Покушения на свободу общества исходят всегда от правительства: поэтому следует всегда остерегаться именно его посягательства и не позволять ему злоупотреблять властью. Такую роль могут исполнять лишь свободная печать, а также представители народа.

У всякого народа, чья законодательная власть не озабочена постоянным напоминанием правительству о тех основаниях, на которых построена его власть, граждане теряют из виду свои права, мало-помалу забывают их и приходят к тому, что вообще не вспоминают о них. Но, теряя из виду свои права, не замечая падения роли законодателя, видя перед собой единовластного правителя, самодержавного государя, граждане начинают считать именно его вершителем всех судеб в государстве и кончают тем, что самих себя не ставят ни во что. Люди же, которые теряют самоуважение, честь и достоинство, обречены влачить рабское существование. А государям только это и надобно. Они еще предпримут новые усилия, чтобы закабалить подданных, они найдут сотни хитростей, как обмануть легковерный народ и держать его в порабощении.

«Нередко, – пишет Марат в проекте декларации, – нарушения законов самими их блюстителями совершаются в тиши». Об одном из таких примеров, направленных на удушение свободы печати, Марат пишет в своей газете «Друг народа» под заголовком «Дьявольский заговор против свободы печати».

Полиция всегда слушается противников революции, которые составили план уничтожить патриотические журналы и расправится с их авторами до проведения выборов. И все это из страха, как бы не раскрылись данные корыстных кандидатов, стремящихся быть выбранными, а также секреты выборных технологий.

«Если бы свобода печати не составляла право каждого гражданина, ее необходимо было бы установить особым декретом», – считал Марат.

«Свобода печати, – пишет Марат, – является главнейшей пружиной, единственным оплотом гражданской и политической свободы… Пока будет существовать свобода печати, мы можем быть уверенны в своей победе. Стремление похитить ее у нас будет являться наибольшим из всех возможных преступлений».

Марат уверен: в своем стремлении к порабощению народа властители используют доверчивость и наивность граждан. Их предрассудки основаны на невежестве, невежество же крайне благоприятно для деспотизма.

Это оно, держа повязку перед глазами народов, препятствует им познать собственные права,  уяснить ценность  этих прав и защитить их.

Это оно, скрывая от народов честолюбивые замыслы государей, препятствует предупреждать узурпацию со стороны неправой власти, мешает пресекать ее успехи и, наконец, низлагать ее.

Это оно, скрывая от народов черные заговоры, тайные происки и хитроумные уловки государей против свободы, постоянно толкает народы в одни и те же сети и ловушки.

Это оно, приучая народы наивно верить стольким лживым уверениям, вяжет им руки, склоняет под ярмо и заставляет молча внимать произвольными указам деспотов.

Это оно приучает народы с покорностью выполнять все те повинности, которые налагают на них тираны, и в то же время в тупом легковерии почитать их как богов.

Так утверждает в «Проекте Декларации прав человека и гражданина» Ж.П.Марат. Он считает: чтобы подчинить себе людей, сначала лишают их зрения. Государи, уверенные в незаконности своих притязаний и понимающие, что от народа, просвещенного в своих правах, можно ожидать всего, ставят своей целью лишить его самой возможности получать образование. Убежденные к тому же в преимушествах власти над народом темным, государи всячески тщатся сделать его таким. Какие только препятствия не воздвигают они распространению знаний! Одни изгоняют из своих государств литературу, другие запрещают своим подданным путешествия, третьи не дозволяют народу размышлять, постоянно развлекая его посредством парадов, зрелищ, празднеств или же предавая его азарту игры. И все государи поднимаются против тех мудрых мужей, которые возвышают голос в защиту свободы и прав человека или служат этому своим пером.

Если же они не в силах воспрепятствовать людям говорить и писать, государи противопоставляют просвещению заблуждение. А в том случае, если кто-нибудь поднимет свой голос против их поползновений, они сначала пытаются привлечь крикунов на свою сторону и угасить их пыл посредством подарков, а еще более обещаний.

Если же добродетель недовольных не поддается подкупу, государи выдвигают против них наемные перья подлых писак, всегда готовых оправдывать угнетение, клеветать на друзей отечества, чернить со всем присущим им искусством защитников свободы, которых они объявляют нарушителями общественного покоя.

Если же этого оказывается недостаточно, государи прибегают к наиболее страшным средствам – тюрьмам, оковам, яду.

Многие государи используют в своих низменных целях военные походы, международную или религиозную рознь. Все эти происки властителей удаются из-за невежества и низкого образования народа, чему, по мнению Марата, следует противопоставить просвещение и науку.

Совершенно очевидно, что если законы природы предшествуют законам общества и если права человека незыблемы, то те права, которыми обладают белые, мулаты, черные, не могут зависеть от цвета их кожи. Они вольны употребить против угнетателей-колонистов все возможные средства, даже смерть, чтобы свергнуть жестокое и позорное иго, под которым они стонут, даже если бы они были доведены до необходимости уничтожить до одного всех своих угнетателей.

Как видно из этого фрагмента, Марат был в числе первых мыслителей, выступавших против сегрегации и рабовладения.

Чтобы суметь обеспечить права человека, их необходимо знать как самим народам, так и чиновникам. Но знание это может быть приобретено путем размышлений о взаимных связях между людьми, а также об отношениях к другим людям.

У Марата очень развито общее понимание сущности прав народа, нации, индивида. Поэтому это понятие часто употребляется им в широком смысле, в ходе критики монархической власти, в размышлениях о народном представительстве, о деспотии, об общественном мнении и правовом сознании масс. Например, он часто сокрушается об отсталом правом сознании французов, которые не способны рассмотреть козни противников свободы и позволяют им посягать на свои права. В другом случае он весьма здраво пишет: при создании действительно свободной конституции, т. е. действительно справедливой и мудрой, первой, основной и главной является задача добиться одобрения всех законов народом после зрелого их обсуждения, и в особенности после того, как время покажет на деле их эффективность, что, в свою очередь, предполагает наличие и вполне уже развитого национального сознания, и вполне уже сложившегося относительно всех основных вопросов общественного мнения. До момента утверждения народом декреты парламента носят временный характер. Если нация не располагает правом окончательного принятия законов, то представители народа оказываются обладателями верховной власти и вершителями судеб страны. Цели этой не смогли добиться даже короли за многие века узурпации народных прав, именно эта цель, по мнению Марата, являлась предметом тщательно скрываемых усилий и устремлений, их чаяний и вожделений. В размышлениях о правовом сознании соотечественников Марат постоянно напоминает о забвении ими прав человека. Ничто не имеет столь важного значения, говорит он, для торжества свободы и счастья нации, как ознакомление граждан с их правами и формирование общественного мнения.

«По тому усердию, с которым Екатерина II покровительствует литературе,35 – пишет Марат, – можно было бы сделать вывод, что она стремится уменьшить свою власть и отказаться от деспотизма, если бы ее манера управления не показывала слишком хорошо, что не в этом состоит ее намерение. Она открывает школы, основывает академии, учреждает судебные палаты, но делает это из подражательности; она хочет установить у себя то, что видит уже установленным у других».36 Как и прочие государи, она будет иметь школы, в которых будут учить всему, за исключением прав гражданина и прав человека.

В проекте «патриотической конфедерации» Жан Поль Марат призывает всех честных, неподкупных, непреклонных и благородных патриотов объединиться, чтобы спасти родину и заставить считаться со своим мнением. Объединение это должно противодействовать деспотизму министров и чинов судебного ведомства, оказывать поддержку слабым и помощь неимущим, защищать угнетенных, препятствовать покушениям на права человека, на права гражданина и нации, добиваться торжества истины, справедливости и свободы. Подобные объединения, по мысли Марата, должно быть таким же, как английские «общества прав». Они должны быть мобильными, способными быстро принимать решения и  иметь возможность в случае необходимости в полном своем составе защищать права человека и гражданина, заставлять уважать законы и добиваться торжества свободы. Эта идея объединения патриотов против приспешников деспотизма очень занимала Марата, он считал этот путь революции наиболее продуктивным, и неслучайно его часто называли «отцом братских обществ».

В заключение процитирую слова Марата из проекта «Декларации прав человека и гражданина»: права граждан во сто крат более священны, чем права короны; королю никогда не может быть дозволено распоряжаться личностью, судьбой и собственностью даже самого последнего из его подданных!

Заключение

Как видно из всего процитированного, многие годы исторический образ Жан Поль Марата грубо фальсифицировался. Имя подвергалось клеветническим измышлениям и инсинуациям.

В то же время санкюлоты Парижа боготворили его, помогали скрываться от преследований в 1792 г., с триумфом избрали его в Конвент.

И такая известность достигнута за короткий по историческим меркам срок – всего 4 года его участия в судьбе французской революции. Наше видение таких «метаморфоз» общественного мнения кроется в глубинах человеческого сознания. Попытаемся в рамках данной статьи коротко прояснить свою позицию.

Марат отличался прямотой, которую можно сравнить с задиристостью. Но это было не проявлением невоспитанности, неуважительного отношения, а непреклонным стремлением к поиску истины. Он не боялся нападать на признанного философа Гельвеция, утверждавшего, что знакомство с точными науками совсем не обязательно для философа. Он «замахивался» на авторитет Вольтера. В своих статьях он допускал необоснованные и резкие нападки на столпы тогдашней науки, но вместе с тем бывал прав, особенно в тех случаях, когда опирался на эмпирические данные. Когда в отместку за неуступчивость академики не приняли его в свои ряды, такой гений, как Гете расценил это как научный деспотизм. Форма полемики Марата часто была слишком прямолинейной. Нетерпимость его к иной точке зрения порой переходила в фанатизм и подозрительность. Он яростно протестовал против любой, на его взгляд, несправедливости; обрушивался на каждого, кто посягал на права и свободы народа.

Обостренное чувство справедливости редко мешает человеку, занятому частными делами, точными естественными науками. Нарушения чьих-либо прав или случаи несправедливости могут проходить мимо его внимания или не вызывать сильных эмоций. Иное дело, когда человек занимается общественными проблемами. Тут проявления несправедливости имеют большее значение, более очевидны и закономерно сильно влияют на взаимоотношения людей.

Эта констатацию можно полностью применить и  к судьбе самого Жан Поль Марата. Когда он занимался медициной, физикой, историей, философией, правом, оптикой, его гипертрофированное чувство справедливости не давало себя знать вовсе или мало проявлялось вовне. Очевидцы не приводят ни одного факта конфликта в его жизни. Марат явно тяготел к идеалам гуманизма, всепоглощающего разума. Энциклопедически образованный человек, он был в этой среде вполне самодостаточен. Деламбер, Дидро, Монтескье были его кумирами. Когда же он подался в политику, он столкнулся с многочисленными отступлениями от нравственности. Справедливость предполагает правдивость, а поскольку Марат не был склонен к лукавству или лицемерию, то, говоря о поведении большинства политиков, он был излишне прямолинеен и непримирим. Поэтому Марата сразу возненавидели те, кого он разоблачил как лжеца, контрреволюционера, нечестивца, коррупционера…

В качестве наиболее распространенного доказательства кровожадности Марата его противники использовали высказанную им в начале революции мысль о том, что революция еще не победила, а для ее победы, для упрочения свободы народа требуется истребить контрреволюционных вожаков. Он называл конкретные имена, слишком известные в массе народа. Предвидя инсинуации, он написал: «Бестолково пощадив сначала несколько сот преступных голов, народ вынужден будет потом рубить их тысячами».

Дальнейшие события полностью подтвердили правоту слов Марата о неизбежности многочисленных жертв революции. Он, предвидя такое развитие событий, пояснял: «Мудрость моих советов будет понята слишком поздно; лишь тогда, когда будет истреблено пятьсот тысяч патриотов, все поймут, наконец, что только предложенный мною способ мог спасти родину».

Так же удивительно прозорливо предсказал он будущую измену делу революции народными любимцами Неккерм, Лафайетом, Мирабо и другими.

Но доверчивая масса легче верит многочисленным публикациям о «кровожадности» Марата, чем дивится его пророческим предвидениям, как первому, так и второму предостережению мудреца.

Размышляя о жизни революционера: Жан-Поль Марат

Жан-Поль Марат, известный своими вдохновляющими, но агрессивными публикациями во время Французской революции, был одним из самых влиятельных персонажей конца 18 века. В самом деле, его радикальные публикации помогли создать жестокую революцию.

Общий анализ Марата в основном основан на его собственных радикальных письменных работах, однако есть также предположения о его характере от «слепых поклонников и страстных врагов».Марат вызывает у своих современников и ревизионистов безусловные суждения о своем характере и своей роли во время Французской революции. Марат считался «другом народа», синонимом названия его самой популярной брошюры « L’Ami du Peuple». Степень почитания народа была подтверждена после его убийства в июле 1793 года. В отношении убеждений Марата нет никакой двусмысленности; его публикации иллюстрируют его конкретные убеждения, несмотря на его постоянные призывы к кровопролитию.«… Я не хочу ни должности, ни пенсии… Моя единственная цель — помочь людям спасти: пусть он будет свободным и счастливым, и все мои желания исполнятся».

Марат родился в Будри, тогдашнем прусском княжестве, 24 мая 1743 года. Он был одним из девяти детей; его отец, Жан Мара, был хорошо образованным французом, который изначально был гугенотом, что создавало ограниченные возможности трудоустройства из-за его религиозной принадлежности. Жан-Поль Марат был описан как «… ужасно уродливый человечек, почти карлик…» Его отсутствие гигиены упоминалось во многих описаниях.Его персонаж был описан как человек, «охваченный ненавистью и завистью». Он столкнулся с большим отказом как в учебе, так и в профессиональной сфере.

Молодая взрослая жизнь Марата со временем стала разнообразной в плане проживания и образования. Он ушел из дома в шестнадцать лет с мечтой о большом успехе. Марат жил в Англии, Франции, Голландии и Италии. Он стал врачом-самоучкой и со временем стал настолько уважаемым врачом, что был востребован французской аристократией. Имея медицинское образование, Марат часто писал о науке, политике и идеалах просвещения.На Марат оказали влияние работы Монтескье и Руссо в отношении своих научных исследований, а Вольтер подверг критике его публикацию Chains of Slavery . Марат начал делать себе имя в глазах общественности, что было желанием Марата с юных лет. Некоторые аналитики Марата объясняют, что до того, как было получено признание, он испытывал негодование по отношению к любому, у кого были деньги или статус, из-за отказа, с которым он сталкивался на протяжении большей части своей молодой взрослой жизни. Это также считается фактором его способности относиться к бедным и угнетенным.

Хотя Марат постоянно проводил исследования по всей Европе, в 1776 году он обоснованно обосновался в Париже (до многочисленных изгнаний на протяжении всей революции). Когда Марат почувствовал политические перемены во время призвания Генеральных штатов, он отложил свою научную карьеру, чтобы полностью посвятить себя политике и делу третьего сословия. Марат всегда был вовлечен в политику; Первоначально он был сторонником диктатуры, а позже выступил за Революционный трибунал.Марат был главным образом вдохновлен публикацией аббата Сийеса «Что такое третье сословие?» Наследие Марата от революции определяется его многочисленными публикациями и его безоговорочной поддержкой со стороны третьего сословия, в частности Сан-Кулоттов.

Издание, которым наиболее известен Марат, было создано в 1789 году под названием L’Ami du Peuple. Мотивом для его карьеры в журналистике и рождения этого издания было выступление в защиту бедных и «отстаивание» их дела.Это вдохновляющее дело соответствовало его амбициям по продвижению революционного активизма и привлекало поддержку народа. Будущее французского правительства и будущее народа были постоянными темами его статей, которые были омрачены его вдохновляющим и страстным использованием языка:

Масса членов клуба, болтунов и тщеславных просителей, которые прячутся в момент кризиса, оставляя своих сограждан на бойню… СВОБОДА УКАТИТ ВСЕ ТИРАНЫ ВСЕЛЕННОЙ В ПЫЛЬ.Люди: это герои, которые должны встать на вашу защиту и следить за вашим триумфом. Как будто нескольких нелепых фраз хватило, чтобы сокрушить бесчисленных врагов свободы. О глупый народ! Почему бы тебе не отказаться от своей напрасной болтовни и не последовать совету друга, вооружиться веревкой, кинжалами и не положить конец дням тех твоих побежденных врагов, у которых хватило смелости восстать снова.

Публикации Марата были увлекательными, что является продуктом самой пропаганды.Его слова и выбор фраз будут отражать слова диктаторов двадцатого века, «… врагов свободы…» и «… зло, поражающее нашу Родину», параллельные речи Гитлера и Сталина. Марат вдохновлял национализм такими словами, как «отечество» и «свобода». Ему не хватало расплывчатого содержания; он нацелился на врагов Франции, как и на всех, кто был против его дела. По иронии судьбы, в июне 1793 года Марат предостерегает от распространения каких-либо опасных публикаций. Однако по мере развития творчества Марата росла и его агрессия; Гнев Марата, просачивавшийся из-под его пера, распространился среди масс и спровоцировал насилие как отдельную часть более великого движения, которого мир еще не видел.

Многие общие темы, освещенные в большинстве работ Марата, включая L’Ami du Peuple , который позже стал исполнительным бюллетенем Французской Республики примерно в 1793 году под названием Journal de la République Française, , основаны на бедности, голоде, как иностранном, так и гражданском война. Выдержка из журнала Journal de la République Française, иллюстрирует цели Марата для этой конкретной публикации:

Журнал «Друг народа» слишком известен мне, чтобы дать подробный проспект газеты, которая его заменяет.Разоблачение заговоров, разоблачение предателей, защита прав народа, отчет о работе Конвента после его марша. Напоминание о принципах, которые его члены отклоняются от них, и освящение моего света на новой конституции, которая будет передана Франции: это цель этого журнала.

Обещания Марата связаны с чувством безопасности. Легко увидеть, как он получил такое огромное количество поклонников. Обещание защищать права простого человека, а также держать людей в курсе прогресса Конвенции — очевидные причины, по которым люди поверили бы Марату.Марат также выслушивал любого приближавшегося к нему сан-кулотов, который был известен тем, что раздавал свои деньги, чтобы накормить тех, кто беднее его самого. Марат, несомненно, был человеком из народа. Обещание новой конституции вселило в людей надежду на реформы и безопасность во Франции, особенно в Париже. Самая важная линия этого конкретного отрывка происходит из второго предложения: «… раскрытие заговоров с целью разоблачения предателей», эта точка зрения будет доминирующей силой для таких лидеров, как Марат, Робеспьер и якобинская партия во время правления террора. которое, по мнению многих историков, началось только в 1793 году.Многие из его отрывков, как и предыдущие, опубликованные в 1792 году, предвещают насильственный характер революции после 1793 года, иллюстрируя его роль как возможного подстрекателя сочинений Марата.

Франция не была полностью сформирована из поклонников Марата, некоторые критики называли его сумасшедшим. Марата обвиняли в массовых беспорядках, вспыхнувших во Франции, особенно в сентябрьских массовых убийствах, произошедших в Париже. По словам биографа Эрнеста Белфорта, Бакс, Марат не был непосредственным инициатором мероприятия, однако его роль и энтузиазм по поводу этого мероприятия ставятся под сомнение.Бакс первоначально защищает Марата в своей биографии Жан-Поль Марат: Друг народа , заявляя: «Секции Парижа начали действовать сами по себе. Марат и его Комитет по надзору в лучшем случае взяли под свой контроль движение, которое уже началось спонтанно … »Бакс усиливает свою позицию в отношении влияния Марата, написав:« … чтобы предотвратить или воспрепятствовать мощному движению, которое теперь захватило весь революционный Париж. было неподвластно ни одному мужчине ». Бакса критиковали за отсутствие беспристрастных публикаций о Марате; Исследование Бакса определяет Марата как героя.По словам историка Сарела Эймерла, «кто-то должен был их организовать, и почти наверняка этим человеком был свирепый карлик, подобный Марату». Сентябрьские массовые убийства все еще не уверены в том, что они начались, но историки все еще обсуждают, был ли Марат их подстрекательством.

В связи с известными убеждениями Марата и его антагонистическими публикациями, спекуляциями о вменяемости Марата, были сделаны клеветы в отношении характера Марата, о чем он немедленно обращается в первом выпуске журнала Journal de la République Française .Этот отрывок иллюстрирует не только обвинения в адрес Марата, но и его использование того, что было названо «огненным языком», и его чувство собственного достоинства:

Я сломал эту смертоносную руку в руках моих клеветников, но они перестали обвинять меня в продажности только для того, чтобы обвинить меня в гневе; трусы, слепцы, негодяи и предатели объединились, чтобы изобразить меня полным сумасшедшим … Триста предсказаний, подтвержденных фактами революции, отомстили мне за эти оскорбления … Сумасшедший патриот теперь сходит за пророка.

Стиль письма Марата отличается элегантностью, но при этом он силен благодаря выбору слов, таких как «убийственный» и «ярость». Этот отрывок отражает многие другие публикации Марата в отношении его повторяющейся темы вины. Во многих публикациях Марата «враги отечества», «предатели» и заговорщики называются врагами Франции и народа. Публикация Марата не только спровоцировала насилие во время террора, но и паранойю, которая была основой этого насилия.Каждый кризис нуждался в козле отпущения, и вскоре неясность того, кем были предполагаемые враги, будет раскрыта в результате неправомерных обвинений и политической войны, за которой последует схватка с гильотиной. Эта идея о том, что в пределах Франции есть враги Революции, была не только сформирована Маратом, но еще больше подпитывала и без того катастрофический эксперимент со свободой с помощью пропагандистского инструмента паранойи. Робеспьер будет придерживаться этой идеологии даже после смерти Марата. Продолжение на следующей странице »

Книги

Bax, Эрнест Белефорт. Жан-Поль Марат: друг народа . Лондон: Грант Ричардс, 1900.

.

Эймерл, Сарел. Революция!: Франция 1789-1794 гг. Бостон: Литтл, Браун и компания, 1967.

Лумис, Стэнли. Париж в ужасе: июнь 1793–1794 . Филадельфия: J.B. Lippincott Company, 1964.

Статьи журнала

Catterall, R.C.H. «Авторитет Марата». Американский исторический обзор 16, вып. 1 (октябрь 1910 г.): 24-35.

Хэмпсон, Норман. «Обзор: Жан Поль Марат, ученый и революционер». Американский Исторический обзор 103, нет. 5 (декабрь 1998 г.): 1605-1704.

Хазен, Чарльз Д. «Обзор: Жан Поль Марат, друг народа». The American Historical Review 7, no. 1 (октябрь 1901 г.): 142-144.

Лингельбах, Уильям Э. «Обзор: Жан Поль Марат — исследование радикализма». Американский исторический обзор 23, вып. 1 (октябрь 1927 г.): 115-116.

Первичные документы

Марат, Жан-Поль. «Свобода потеряна». L’Ami du Peuple (декабрь 1791 г.). Цитируется в История французской революции : Архив Жан-Поля Марата (1743–1793). http://www.marxists.org/history/france/revolution/marat/1791/freedom-lost.htm (по состоянию на 16 октября 2009 г.).

Марат, Жан-Поль. «Друг народа. ”L’Ami du Peuple (июнь 1793 г.). Цитируется по Лоре Мейсон и Трейси Риццо, Французская революция: собрание документов .Бостон: Houghton Mifflin Company, 1999.

.

Марат, Жан-Поль. «Проспект L’Ami du Peuple». L’Ami du Peuple (1789). Цитируется в История Французской революции : Архив Жан-Поля Марата (1743–1793). http://www.marxists.org/history/france/revolution/marat/1789/prospectus.htm (по состоянию на 16 октября 2009 г.).

Марат, Жан-Поль. «Проспект Journal de la République Française. ” Journal de la république française (август 1792 г.).Цитируется в История Французской революции : Архив Жан-Поля Марата (1743–1793). http://www.marxists.org/history/france/revolution/marat/1792/prospectus.htm (по состоянию на 16 октября 2009 г.).

Видео

Французская революция 6/9 [Видео]. (2008). Получено 16 октября 2009 г. с номера http://www.youtube.com/watch?v=iFoJqn0GISo&feature=related.

Французская революция 7/9 [Видео].(2008). Получено 16 октября 2009 г. с http://www.youtube.com/watch?v=6zF9cmRKbBQ&NR=1.

Арт.

Давид, Жак-Луи. Смерть Марата , 1793 год. Musees Royaux, Брюссель.


Примечания

1.) R.C.H, «Каттералл,« Достоверность Марата », , The American Historical Review,

.

16, вып. 1 (октябрь 1910 г.): 24.

2.) Норман Хэмпсон, «Обзор: Жан Поль Марат, ученый и революционер», The American Historical Review 103, нет.5 (декабрь 1998 г.): 1605 ..

3.) Жан-Поль Марат, «Проспект L’Ami du Peuple», L’Ami du Peuple

(1789), В История Французская революция : Архив Жан-Поля Марата (1743–1793), http://www.marxists.org/history/france/revolution/marat/1789/prospectus .htm (по состоянию на 16 октября 2009 г.).

4.) Стэнли Лумис, Париж в ужасе: июнь 1793-1794 , Филадельфия: J.B. Lippincott Company, 1964, 241.

5.) Жан-Поль Марат, «Проспект французского журнала», Journal de la république française (август 1792 г.), В История Французская революция: Архив Жан-Поля Марата (1743-1793), http://www.marxists.org/history/france./revolution/marat/1792/prospectus (по состоянию на 16 октября 2009 г.).

6.) Эрнест Белефорт Бакс, Жан-Поль Марат: Друг народа , Лондон: Грант Ричардс, 1900, 1.

7.) Там же.

8.) Sarel Eimerl, Revolution!: France 1789-1794, Boston: Little, Brown and Company, 1967, 55.

9.) Там же, 90.

10.) Bax, 1.

11.) Там же.

12.) Уильям Э. Лингельбах, «Обзор: Жан Поль Марат — исследование радикализма», The American Historical Review 23, no. 1 (октябрь 1927 г.): 115.

13.) Там же.

14.) Эймерл, 90.

15.) Там же, 91.

16.) Bax, 3.

17.) Французская революция 6/9 [Видео], (2008). Получено 16 октября 2009 г. с сайта http://www.youtube.com/watch?v=iFoJqn0GISo&feature=related.

18.) Лингельбаха, 115.

19.) Эймерл, 91.

20.) Жан-Поль Марат, «Друг народа, » L’Ami du Peuple (июнь 1793 г.), В Лоре Мейсон и Трейси Риццо, Французская революция: собрание документов . Бостон: Houghton Mifflin Company, 1999, 201.

21.) Там же.

22.) Жан-Поль Марат, «Свобода потеряна», L’Ami du Peuple (декабрь 1791 г.), В История Французская революция : Архив Жан-Поля Марата (1743–1793),

http://www.marxists.org/history/france/revolution/marat/1791/freedom-lost.htm (по состоянию на 16 октября 2009 г.).

23.) Марат, «Друг народа», 202-203.

24.) Там же, 203.

25.) Марат, «Проспект французского журнала».”

26.) Эймерл, 91.

27.) Марат, «Проспект французского журнала».

28.) Вакс, 302.

29.) Там же.

30.) Чарльз Д. Хазен, «Обзор: Жан Поль Марат, друг народа», The American Historical Review 7, no. 1 (октябрь 1901 г.): 143.

31.) Эймерл, 92.

32.) Марат, «Проспект французского журнала».

33.) Марат, «Друг народа».

34.) Эймерл, 181.

35.) Лумис, 241.

36.) Эймерл, 91.

37.) Там же, 91, 181.

38.) Лумис, 134-135.

39.) Там же, 207.

40.) Там же.

41.) Там же, 130.

42.) Там же, 138.

43.) Лингельбаха, 115.

44.) Там же, 149.

45.) The French Revolution 7/9, History Channel [Видео], (2008), получено 16 октября 2009 г. с http://www.youtube.com/watch?v=6zF9cmRKbBQ&NR=1.

46.) Лумис, 241.

47.) Там же, 403.

Жан-Поль Марат

Жан-Поль Марат (1743–1793) стал одной из самых узнаваемых фигур Французской революции, как из-за его безвременной смерти, так и из-за своего политического вклада в жизнь.

Ранние годы

Марат, как и Жан-Жак Руссо и Жак Неккер, родился в Швейцарии, в семье итальянца по отцу и французской гугенотки.Подростком он ушел из дома и отправился в Париж, где изучал медицину и начал практику врача.

К 1770-м годам Жан-Поль Марат также проявил интерес к философии Просвещения , поэтому он начал писать труды по политической теории. Он также провел несколько лет в Голландии, Шотландии и Англии, где изучал британскую политическую систему и много писал как о политике, так и о медицине.

Марат вернулся в Париж в 1776 году и основал процветающую медицинскую практику.Вскоре он оказался востребован как врач, его клиентура включала членов парижского высшего общества и Шарля Филиппа, младшего брата Людовика XVI. Отчаявшись проникнуть в интеллектуальную элиту, Марат также продолжал как свои научные исследования, так и свои политические сочинения. Он проводил эксперименты по природе света и оптике; его открытия были изучены и одобрены деятелями Просвещения, такими как Бенджамин Франклин.

Несмотря на это, исследование Марата было отклонено Академией наук , возможно, из-за отсутствия у него образования и покровительства.Политические сочинения Марата также высмеивались Вольтером и его последователями. К концу 1780-х годов Марат разочаровался и обиделся на такое обращение.

Политическая литература и активизм
Изображение молодого Марата в знаменитой кепке свободы

Начало Французской революции предоставило Марату как возможности, так и новые идеи. Созыв Генеральных штатов побудил Марата взяться за перо третьего сословия. Между концом 1788 и серединой 1789 года он написал несколько эссе, призывающих к конституционной реформе и политическому равенству для всех французских граждан.По крайней мере, одно из этих эссе было представлено на рассмотрение Национального учредительного собрания во время обсуждения конституции.

В сентябре 1789 года Марат начал издавать собственную газету L’Ami du Peuple («Друг народа»). В первом издании Марат напал на Второе сословие и потребовал исключить из собрания всех дворян. Во втором он переориентировал свою цель на буржуазных банкиров и финансистов, людей, которые, по словам Марата, «построили свои состояния на разорении других».

Газета Жан-Поля Марата, которая писалась самостоятельно и выходила несколько раз в неделю, пользовалась огромной популярностью у трудящихся Парижа. Привлекательность L’Ami du Peuple объясняется не политическими идеями, а направленностью и тоном. Каждое издание заявляло, что раскрывает какой-то скандал или заговор; каждая копия запускала новую яростную атаку на предполагаемых врагов народа.

L’Ami du Peuple

Цели Марата менялись по мере развития и радикализации революции.Сначала он напал на короля и его министров, дворянство, высокое духовенство и богатую буржуазию. К концу 1789 года L’Ami du Peuple кричал Национальному Учредительному собранию за защиту феодальных и буржуазных деловых интересов, за то, что они не внедрили всеобщее избирательное право, за то, что не зашли достаточно далеко. Парижская Коммуна, Национальная гвардия и умеренные политические деятели, такие как Неккер, Оноре Мирабо, маркиз Лафайет, Жан Байи и Антуан Барнав, также были частыми мишенями.

Как и следовало ожидать, отравленное перо Марата сделало его мишенью для либералов и умеренных. С осени 1789 г. до конца 1792 г. он регулярно подвергался арестам и преследованиям со стороны правительства. Октябрь и ноябрь 1789 года Марат прятался в канализации и катакомбах Парижа, в то время как Коммуна и жандармерия требовали его ареста. Он ненадолго вернулся, но снова бежал в конце января 1790 года, укрывшись в Англии на четыре месяца.

Возвращение Марата в Париж в мае 1791 года продолжалось до конца июля, когда L’Ami du Peuple были привлечены к ответственности за якобинский радикализм и резню на Марсовом поле, а его типографии были уничтожены жандармами .Марат провел еще один период в изгнании в Англии с декабря 1791 по март 1792 года. L’Ami du Peuple была индивидуальной операцией, поэтому публикация прекращалась всякий раз, когда Марат уезжал в изгнание или скрывался.

К лету 1792 года революция становилась все более радикальной, и Марат и его идеи становились все более популярными. Теперь статьи Марата, поддерживаемые республиканскими кордельерами, содержат злобу на монархию, жирондистов, иностранных шпионов и других предполагаемых контрреволюционеров. L’Ami du Peuple способствовал разжиганию восстания 10 августа 1792 года, которое завершилось вторжением в Тюильри.

Марат также был признан виновным в массовом убийстве заключенных в Париже в следующем месяце, обвинение он не отрицал. В сентябре 1792 года Марат был избран депутатом Национального собрания. Следующие шесть месяцев он провёл препирательства с жирондистами внутри Конвента и нападками на них в печатных изданиях.

В апреле 1793 года Марат был арестован и предстал перед Революционным трибуналом Парижа по обвинению в том, что он призывал к повсеместному насилию и приостановлению действия Национального собрания.Он был оправдан после страстной защиты. Через два месяца жирондисты были исключены из Конвента. Марат, когда-то противник революции, стал одним из ее самых важных лидеров как внутри Конвента, так и на улицах Парижа.

Убийство
Бодри, изображающий смерть Марата в 1860 году.

13 июля 1793 года Марат был убит в своем доме на улице Кордельер. Его смерть, известная образом изображенная на картине Жака-Луи Давида, остается одной из самых драматических сцен революции.

Убийцей Марата была Шарлотта Корде, 24-летняя незамужняя женщина из Нормандии. Выросший в монастыре, Корде был хорошо образован, политически проницателен и хорошо изучал революционные события. К 1792 году она стала последователем жирондистов, считая их логическими лидерами новой нации. Корде ненавидел радикалов во фракции горцев, особенно Марата.

В середине 1793 года она отправилась в Париж, намереваясь убить Марата публично на Fête de la Fédération .Обнаружив, что Марат слишком плохо себя чувствует, Корде посетил его дом утром 13 июля, но ему отказали во въезде. Не испугавшись, она вернулась в свой отель и написала письмо Марату, в котором содержалась информация о заговоре жирондистов в ее родной Нормандии. Она также сменила одежду и пошла в парикмахерскую, надеясь выглядеть более привлекательной.

Посмертная маска Жан-Поля Марата

Корде вернулась в апартаменты Жан-Поля Марата около 19:00 13 июля. На этот раз ей разрешили войти, и она увидела радикального журналиста, купающегося в ванне.Марат отчаянно заболел и, по некоторым данным, уже был близок к смерти. Измученный экземой и мокнущими кожными высыпаниями, он постоянно принимал ванну; не в состоянии удерживать твердую пищу, он пил много кофе.

Поговорив с Маратом и предоставив ему список имен, Кордей показал пятидюймовый кухонный нож, который она воткнула ему в грудь. Жена и сопровождающие Марата вбежали и отчаянно вытащили его из бани, хотя смерть наступила почти мгновенно. В последующие дни Марат был провозглашен мучеником и увековечен словом, искусством и символикой.На его похороны пришли тысячи людей, его сердце было забальзамировано и хранилось в клубе Корделье, его останки были захоронены в Пантеоне. Корде был немедленно предан суду и гильотинирован 17 июля.

Хотя она почти наверняка действовала одна, убийство Марата вызвало новую жестокую волну насилия против контрреволюционеров, агентов роялистов и жирондистов. Хотя убийство Марата напрямую не вызвало правления террора, оно определенно способствовало возникновению паранойи, из которой оно возникло.

Взгляд историка:
«Газеты, подобные статье Марата, привлекали внимание своей безжалостной жестокостью и волнами негодования и паники, которые они могли вызвать, указывая на скрытые гнезда предателей и заговорщиков. Другие … умудрились воспроизвести подлинный голос bon bougre [хороших людей] — сквернословящего и простого человека из винных магазинов и рынков, его голова окутана парами алкоголя и табака, а его язык горячий от ругательств, направленных в l’Autrichenne [австрийская сука].Их призыв был словесным насилием ».
Саймон Шама

1. Жан-Поль Марат был врачом, политическим писателем и журналистом, чья газета L’Ami du Peuple стала популярным источником радикальных идей между 1789 и 1793 годами.

2. Марат родился в Швейцарии, получил образование и работал врачом в Париже, а также проводил научные эксперименты и писал политическую теорию.

3. В то время как у него были периоды успеха в качестве врача, Марату было трудно прорваться в научную и философскую элиту, что сделало его ожесточенным и обиженным.

4. С началом революции Марат получил возможность писать радикальные политические тексты. В сентябре 1789 года он основал L’Ami du Peuple , газету, критиковавшую предполагаемых врагов революции.

5. После значительного вклада в рост радикализма в Париже, Марат был убит в своей ванне Шарлоттой Корде, сторонницей жирондистов. Его смерть стала одной из причин правления террора.

Информация о цитировании
Название: «Жан-Поль Марат»
Авторы: Дженнифер Ллевеллин, Стив Томпсон
Издатель: Alpha History
URL: https: // alphahistory.com / frenchrevolution / jean-paul-marat /
Дата публикации: 20 мая 2017 г.
Дата обращения: 11 августа 2021 г.
Авторские права: Запрещается переиздание содержимого этой страницы без нашего явного разрешения. Для получения дополнительной информации об использовании, пожалуйста, обратитесь к нашим Условиям использования.

13 июля — Wikiquote

Хокейские религии и древнее оружие не сравнятся с хорошим бластером на твоей стороне, малыш. ~ Хан Соло (Харрисон Форд), Звездные войны IV: Новая надежда

  • В тот день родился Харрисон Форд.
  • 3 ~ MosheZadka (Обсуждение) 09:01, 25 июня 2005 (UTC)
  • Комментарий: Я бы тоже взял что-нибудь от Индианы Джонса, если бы кто-то выбрал что-то узнаваемое. ~ MosheZadka (Обсуждение) 27 июня 2005 11:28 (UTC)
  • 2 Калки 21:01, 12 июля 2005 (UTC) Хорошая цитата, но я предпочитаю взгляды джедаев на вещи …
  • 2 Джефф Кью (выступление) 10:53, 10 июля 2006 г. (UTC). Соглашайтесь с Калки.
  • 2 Вот хорошая цитата из «Звездных войн», но я все еще чувствую, что есть много лучших, более элегантных и очаровательных цитат о темной стороне, которые не использовались Дартом Сидиусом, Дартом Молом, графом Дуку и гранд-моффом Таркиным, чтобы назвать мало.Зарбон 05:34, 24 апреля 2008 г. (UTC)
  • 2 // Gbern3 (обсуждение) 17:39, 4 июля 2013 (UTC)

Человек, у которого есть миллион долларов, так же богат, как если бы он был богат. ~ Джон Джейкоб Астор IV (дата рождения)

  • 3 Калки 20:59, 12 июля 2005 г. (UTC)
  • 1 Zarbon 05:34, 24 апреля 2008 г. (UTC)
  • 3 InvisibleSun 23:35, 12 июля 2008 г. (UTC)
  • 1 // Gbern3 (обсуждение) 17:39, 4 июля 2013 (UTC) Я не понимаю.

Служите классам, живите вместе с массами.Служите массам, живите вместе с классами. ~ Джон Джейкоб Астор IV (дата рождения)

  • 2 Калки 20:59, 12 июля 2005 г. (UTC) с наклоном в сторону 3.
  • 1 Zarbon 05:34, 24 апреля 2008 г. (UTC)
  • 3 InvisibleSun 23:35, 12 июля 2008 г. (UTC)
  • 1 // Gbern3 (talk) 17:39, 4 июля 2013 (UTC)

Нам не нужно ничего бояться, кроме самого страха. ~ Юлий Цезарь (родился 13 июля)

  • 3 и это то, что определяет мощные характеристики.Ничего не бойтесь, и успех очевиден. Я люблю эту цитату Зарбон 06:08, 22 апреля 2008 г. (UTC)
  • Я по-прежнему сомневаюсь в подлинности этой атрибуции, так как я могу найти только источники в Интернете, приписывающие ее или ее латинскую версию Юлию Цезарю, и никаких ранее опубликованных источников, которые это делают. ~ Калки, 22:18, 12 июля 2008 г. (UTC)
  • 0 в ожидании лучшего поиска, если таковые имеются. InvisibleSun 23:35, 12 июля 2008 г. (UTC)
  • 1 // Gbern3 (обсуждение) 17:39, 4 июля 2013 (UTC)

Veni, vidi, vici.
(Пришел, увидел, победил.)
Юлий Цезарь


Очарование кожи Марата

Радикальный французский революционер Жан-Поль Марат, как известно, умер в ванне. Он промокал в одной из них, когда его убийца Шарлотта Корде вонзила ему в грудь кухонный нож в 1793 году. И он принимал ванну из-за загадочного состояния, от которого его кожа сильно зудела и покрывалась волдырями. Ванна была его единственным облегчением, и именно в этой ванне он умер.

С тех пор люди бесконечно размышляли о происхождении состояния его кожи. Сам Марат винил то, что он скрывался от своих политических врагов, спал в подвалах в сырой грязной одежде. Врачи высказывают предположения о состояниях с все более сложными названиями: сифилис, золотуха, чесотка, проказа, диабетический кандидоз, атопическая экзема, себорейный дерматит, герпетиформный дерматит, буллезный пемфигоид и гистиоцитарное пролиферативное заболевание. Недавно генетики решили изучить единственное оставшееся вещественное доказательство: залитые кровью газеты, которые он комментировал во время своего убийства.

Новое исследование использует ДНК из газет для выявления потенциальных патогенов в крови Марата. (Препринт исследования был опубликован на сайте bioRxiv в прошлом месяце, и он еще не прошел рецензирование.) Авторы осторожно заявляют, что этот метод можно использовать для сужения списка возможных недугов, но он не может предложить окончательный диагноз. Основываясь на ДНК, они предполагают, что Марат, возможно, страдал грибковой инфекцией, впоследствии суперинфицированной бактериями, что привело к зудящему состоянию, называемому себорейным дерматитом.

Прочитано: в геноме человека отсутствуют 300 миллионов букв ДНК

Идея использования новой технологии секвенирования ДНК для исследования старых медицинских загадок принадлежит Филиппу Шарлье, которого The New York Times назвал «самым известным судебным экспертом Франции». сыщик. Шарлье сделал себе имя, анализируя предполагаемые останки известных людей, включая Ричарда Львиное Сердце и Жанну д’Арк. В 2010 году Шарлье и Карлес Лалуэза-Фокс, палеогенетик из CSIC-Universitat Pompeu Fabra, начали анализировать ДНК носового платка, якобы смоченного в крови Людовика XVI во время его казни (на самом деле не его крови, согласно их последующему анализу ДНК).Когда Шарлье убедил Национальную библиотеку Франции в Париже провести судебно-медицинский мазок по залитым кровью газетам Марата, он снова связался с Лалуэза-Фокс.

Криминалистический мазок был использован для взятия ДНК из окровавленных газет Марата. (де-Диос и др.)

Команда извлекла ДНК из мазка и секвенировала его с помощью метагеномики. Этот метод включает в себя разделение всего генетического материала в образце на небольшие сегменты, которые затем секвенируются и собираются заново, используя геномы известных организмов в качестве карты.Сначала команду больше всего интересовал человек: иными словами, действительно ли это кровь Марата? Они обнаружили Y-хромосому и южно-французское происхождение, что соответствует тому, что известно о Марате, и у них не было особых причин сомневаться в происхождении кровавых газет. Итак, они приступили к изучению ДНК микробов в образце.

Они не обнаружили генетических свидетельств патогенов, вызывающих несколько ранее предполагаемых заболеваний: сифилис, проказу, золотуху, диабетический кандидоз или чесотку.Они исключили это.

Но они обнаружили некоторые особо примечательные патогены. Во-первых, грибок под названием Malassezia restricta , который, как известно, вызывает себорейный дерматит, это состояние с кожным зудом. И, во-вторых, бактерия под названием Cutibacterium acnes — этот специфический штамм был похож на те, которые вызывают сегодня инфекции мягких и глубоких тканей. ДНК этих патогенов также выглядела так, как будто со временем была повреждена, что для целей этого исследования было хорошо.Любой ДНК, полученной от болезнетворных микроорганизмов, заражающих Марата, было бы более 200 лет. «Если бы мы могли идентифицировать фрагменты ДНК с этим повреждением, у нас было бы больше уверенности, что это был вид в то время», — говорит Люси ван Дорп, научный сотрудник Университетского колледжа Лондона, соавтор исследования. Команда представила документ для публикации, а также готовится телевизионный документальный фильм о результатах.

«Я был очарован этим», — говорит Мэтью Коллинз, изучающий древнюю ДНК и белки в Кембриджском университете.Но у него также есть ограничения, присущие любому исследованию, использующему метагеномику. Короткие сегменты ДНК собираются с использованием, в качестве ориентира, геномов ранее секвенированных микробов, и ранее ученые стремились сосредоточиться на микробах, вызывающих болезни человека. «В бумажных архивах могут быть некоторые любопытные организмы, но мы ничего о них не знаем», — говорит Коллинз. Это означает, что короткие сегменты ДНК, принадлежащие неизвестному бумажному микробу, могут быть ошибочно отнесены к известному патогену.

Прочтите: Лаборатория обнаруживает ДНК в старых книгах

Результаты метагеномики также не могут исключить полностью аутоиммунное заболевание, такое как герпетиформный дерматит, которое является результатом чувствительности к глютену.Собственная ДНК Марата может дать некоторые подсказки, но, к сожалению, по словам ван Дорпа, секвенирование его генома было недостаточным для анализа. В конечном итоге исследование проливает свет на страдания Марата, но не дает окончательных ответов. И мы можем их никогда не найти. Марат был похоронен как мученик, но когда его репутация впоследствии пострадала во время Французской революции, его останки были перемещены, а их точное местонахождение потеряно.

И все же восхищение состоянием его кожи продолжалось. После смерти Марата его друг Жак-Луи Давид написал его знаменитый портрет Смерть Марата как дань уважения и в качестве пропаганды.Картина широко тиражировалась и копировалась. Его состав поразителен; Лицо Марата почти блаженное. Если бы не картина, убийство в ванне, возможно, никогда бы не стало таким культовым, а кожное заболевание Марата так не обсуждалось. «Теперь мы привыкли видеть фотографии вещей мгновенно, — говорит Клиффорд Коннер, автор двух биографий Марата. «Это был один из первых выпусков международных новостей, в котором была иллюстрация». Этот образ Марата в ванне все еще жив два века спустя.

Еще один взгляд на медицинские проблемы Жан-Поля Марата

Ховард Фишер
Упсала, Швеция

L’Assassinat de Marat / Charlotte Corday Corday. Поль-Жак-Эме Бодри. 1860. Musée d’Arts de Nantes. Через Викимедиа.

Жан-Поль Марат (1743–1793) был практикующим врачом, ученым и лидером Французской революции. Он также страдал от хронического неизлечимого заболевания кожи, которое беспокоило последние пять лет его жизни.Мучительный зуд заставлял его проводить целые дни 1 в своей сделанной на заказ ванне, из которой он писал революционные статьи и принимал посетителей. Именно в этой ванне он был убит Шарлоттой Корде (1768–1793). Эта сцена увековечена на картине Жака-Луи Давида « Марат Ассассине ».

Марату было около сорока пяти лет, когда начались зуд и пузырно-буллезные поражения сначала на мошонке, затем в паху и промежности, а затем стали широко распространенными. 2 Единственным облегчением для него стало то, что он долго проводил в ванне.Марат считал, что его кожное заболевание было вызвано его ранними годами бегства, скрывавшимися в подвалах и коллекторах Парижа.

Существуют столетия предположений о природе его болезни. При жизни враги Марата утверждали, что его кожная сыпь была сифилитической, хотя никакие особенности его сыпи (зуд, продолжительность) не подтверждают это мнение. Мерфи 3 утверждает, что современники Марата считали, что он болен проказой, «и некоторые стали относиться к нему как к прокаженному», но это тоже неправильный диагноз.Чесотка была предложена в качестве причины, но чесотка обычно не затрагивает лицо у взрослых, и, как врач, Марат распознал бы это и использовал бы «надежную форму терапии», которая была доступна на тот момент. 4 Собственные врачи Марата диагностировали золотуху, 5 , но это состояние поражения туберкулезных лимфатических узлов не укладывается в клиническую картину. Коэн и Коэн 6 доказали себорейный дерматит, но серьезность симптомов Марата и описание его поражений делают это сомнительным.Также был предложен герпетиформный дерматит, хроническое образование пузырей, но, несмотря на зуд, он не затрагивает мошонку и связан с пищевой непереносимостью глютена (целиакия).

У Марата была «ненасытная жажда» 14,15 , которую он едва мог утолить, 16 состояние, которое, по-видимому, было одновременным с его кожными проявлениями. Он выпил большое количество воды, смешанной с миндальной пастой, в которую были измельчены кусочки глины. 17 Диабет может быть причиной огромной жажды Марата, но такое заболевание, как диабетический кандидоз, не вызывает «непрерывного генерализованного зуда». 7 Что еще более важно, маловероятно, что он пережил бы пять лет нелеченного тяжелого диабета. Его длительная выживаемость с этими симптомами также помогает исключить диагноз вульгарной пузырчатки. 8 Пруриго Гебры, 9 другое состояние с сильным зудом, начинается в младенчестве и имеет папулезный, а не везикулярный вид.Также предполагалась психогенная этиология зуда Марата. 10

Экзема — это диагноз, который предпочитает Кабанес, 11 , хотя чаще всего экзема впервые появляется в детстве. Тяжелая экзема, особенно если она осложняется узелками узловатой почесухи, может вызывать непрекращающийся невыносимый зуд, который можно временно уменьшить путем купания. Wahlberg 12 предложил синдром Сезари, позднюю форму грибовидного микоза или Т-клеточной лимфомы, поражающей кожу.Он отмечает, что эритродермия («красная кожа»), которая является частью синдрома Сезари, не видна на картине Дэвида, хотя неизвестно, была ли цель художника символическим памятником на холсте или точным изображением дерматологических деталей.

Совсем недавно геномный анализ пятна крови, оставленного на документах при убийстве Марата 13 , показал доказательства Malassezia restricta, грибка, вызывающего себорейный дерматит, а также Cutibacterium (ранее Proprionibacterium) acterium acterium .Не было никаких генетических свидетельств сифилиса, проказы, туберкулеза, кандиды или чесотки. Исходя из этого, авторы предложили возможный диагноз себорейного дерматита с бактериальной суперинфекцией. Однако себорейный дерматит не такой зудящий, как состояние Марата, вторичная инфекция встречается нечасто, а распространение поражений не соответствует себорейному дерматиту.

Может ли чрезмерная жажда Марата указывать на еще один, более системный диагноз? Несахарный диабет — это состояние, при котором снижается уровень антидиуретического гормона (АДГ), который вырабатывается в гипоталамусе и попадает в кровоток из задней части гипофиза, влияя на петлю обратной связи, которая приводит к выработке почками большого количества разбавленной мочи. и возникающая жажда.Физиологические механизмы, участвующие в этом состоянии, могут указывать на единый диагноз симптомов Марата.

В 1937 году турецкий дерматолог Хулуси Бехчет опубликовал статью 19 , описывающую пациентов, у которых были язвы полости рта и гениталий («афты») и воспаление глаз. Десять лет спустя было предложено название «morbus Behçet», которое было принято в качестве названия этой группы находок. 20 Болезнь Бехчета представляет собой рецидивирующий воспалительный синдром неизвестного происхождения, который может поражать несколько систем органов.Наибольшая распространенность наблюдается в Японии, Юго-Восточной Азии, на Ближнем Востоке и в южной Европе — на пути Великого шелкового пути. Его распространенность во всем мире составляет от 1: 16000 до 1: 20000 особей с небольшим преобладанием мужчин. Обычно это проявляется в молодом возрасте, но может возникнуть в детстве или в среднем возрасте. 21 Принято считать, что язвы в полости рта — это почти неизменное явление. Язвы также появляются на половых органах, особенно на мошонке или вульве, у 80% пациентов. 22 Воспаление глаз наблюдается у 60-70% пациентов 23 , но поражение глаз может развиться только через десять лет после появления других симптомов. 24 На коже развиваются папулопустулезные поражения (60-80%), могут быть поражены суставы. Поскольку кровеносные сосуды также воспаляются, сердечно-сосудистая, почечная и желудочно-кишечная системы также являются потенциальными мишенями.

До 33% пациентов имеют поражение нервной системы, 25 по-разному проявляются в виде головной боли, бессонницы, паралича черепных нервов, тромбоза венозного синуса головного мозга, атаксии и деменции. 26 Было несколько сообщений о пациентах с болезнью Бехчета, вовлекающей кровеносные сосуды, снабжающие гипофиз, включая недавнее сообщение о сорокалетнем мужчине, у которого пять лет назад диагностирована болезнь Бехчета, и у него появилась жажда и повышенное потребление жидкости. и частое мочеиспускание. 27 У него был диагностирован несахарный диабет, вызванный васкулитом кровеносных сосудов, кровоснабжающих гипофиз, что было подтверждено магнитно-резонансной томографией.

Марат был выходцем из Сардинии (т. Е. Из южной Европы) и был мужчиной средних лет, когда у него начались проблемы с кожей. Его головные боли, бессонница, изменения личности и чрезмерная жажда могли быть вызваны неврологическими проявлениями болезни Бехчета. Его язвы мошонки и промежности совместимы с диагнозом Бехчета, как и его более диффузное состояние кожи.Боли в руках и ногах 28,29 могли быть проявлением ассоциированного артрита или васкулита, нарушающего кровоснабжение мышц конечностей. Shearing 30 утверждает, что у Марата были «пронзительные желто-серые глаза, зараженные желчью и кровью», что могло указывать на передний увеит, распространенный при болезни Бехчета. Марат никогда не описывался как страдающий поражением ротовой полости, что с большой уверенностью препятствует постановке диагноза, хотя его предпочтение жидкости перед твердой пищей и употребление воды из миндальной пасты и глины, возможно, были методом успокоения болезненных поражений полости рта.

Мультисистемная природа болезни Бехчета делает ее разумным кандидатом для объяснения физических и поведенческих проблем Марата. Марат действительно был человеком со многими проблемами, но и добродетелями. Возможно, более проницательные медицинские детективы присоединятся к поискам диагноза, отвечающего этому многовековому вопросу.

Источники

  1. Огюстен Кабанес, «Quelle Était la Maladie de Marat?» J Maladies Cutanées et Syphilitiques, 4 (1894): 125-128.
  2. Х.Л. Коэн, Э.Л. Коэн, «Доктор Марат и его кожа», Med Hist, 24 (1958): 281-286.
  3. Лиза К. Мерфи, «Зуд Жан-Поля Марата», J Am Acad Derm 21, no. 3 (1989): 565-567.
  4. Э. Елинек, «Жан-Поль Марат: дифференциальный диагноз его кожного заболевания», Am J Dermatopath 1, no. 3 (1979): 251-252.
  5. Уоррен Доц, «Жан-Поль Марат: его жизнь, кожные заболевания и изображение Жака Луи Давида», Am J Dermatopath 1, no.3 (1979): 247-250.
  6. Коэн и Коэн, «Доктор Марат».
  7. Елинек, «Дифференциальный диагноз».
  8. Елинек, «Дифференциальный диагноз».
  9. Cabanès, «La Maladie de Marat».
  10. Бруно Халиуа и Бернар Зискинд, «Патография Марата: Quel est votre Diagnosis?» Ann Dermatol Venereol 133 (2005) 9s 261-9s 262.
  11. Cabanès, «La Maladie de Marat».
  12. Ян Уолберг, «Vem Löser gåtan med Marats kliande hudsjukdom?» Лякартид 98, нет.11 (2001): 1265.
  13. Тони де-Диос, Люси ван Дорп, Филипп Шарлье, София Морфопулу, Эстер Лизано, Селин Бон, Коринн Ле Битузе, Томас Маркес-Бонет, Франсуа Баллу и Карлес Лалуэза-Фокс, «Metagenomic Анализ пятна крови французского революционера Жан-Поля Марата (1743–1793) », Infect Genet Evol 80 (июнь 2020 г.): 1-7.
  14. Доц, «Марат: его жизнь».
  15. Елинек, «Дифференциальный диагноз».
  16. Cabanès, «La Maladie de Marat».
  17. Cabanès, «La Maladie de Marat.
  18. Доц, «Марат: Его жизнь».
  19. Хулуси Бехчет, «Убер Резидивиренд Афтезе Дурч Эйн Вирус Гешвюре на Мунде, Ам Auge und an der Genitalien», Derm Wschr 105, no. 36 (1937): 1152-1153.
  20. Ахмет Эрдемир и Озтан Озель, «Профессор доктор Хулуси Бехчет (известный турецкий врач) (1889-1948) и болезнь Бехчета с точки зрения истории медицины и некоторых результатов», J Int Soc Hist Islamic Med 5 (2006): 51-63.
  21. Рэйчел Гартон и Джозеф Л.Лориццо. 2003. «Болезнь Бехчета». В Дерматология Фитцпатрика в общей медицине 6 th I.M. Freedberg et al, 1836-1840. Нью-Йорк: Макгроу-Хилл.
  22. Дон Р. Мартин и Томас Т. Провост. «Болезнь Бехчета». В Кожные проявления системных заболеваний, 165-177. Гамильтон, Онтарио: B.C. Decker Inc.
  23. Мартин и Провост, «Болезнь Бехчета».
  24. Ирвин М. Браверман. 1998. Кожные признаки системных заболеваний 3-е изд. Филадельфия: W.B. Saunders Co.,
  25. ,
  26. , Russell R. Bartt, K.M. Шеннон, 1999. «Аутоиммунные и воспалительные заболевания», В учебнике клинической неврологии , C.G. Гетц и Э. Папперт, 1030-1032. Филадельфия: W.B. Saunders Co.
  27. Рэйчел А. Гартон и Джозеф Л. Лориццо, 2003. «Болезнь Бехчета». В Дерматология Фитцпатрика в общей медицине 6 th I.M. Freedberg et al, 1836-1840. Нью-Йорк: Макгроу-Хилл.
  28. Мива Джин-Но, Тору Фуджи, Ясунари Джин-Но, Йошинобу Камия, Масами Окада и Масанобу Кавагути, «Центральный несахарный диабет с болезнью Бехчета», Int Med 38, no.12, (1999): 995-999.
  29. Джозеф Ширинг, « Ангел убийства — Шарлотта де Корде. Нью-Йорк: Харрисон Смит и Роберт Хаас.
  30. Доц, «Марат: его жизнь».
  31. Стрижка, «Ангел».


HOWARD FISCHER , доктор медицины, был профессором педиатрии в Медицинской школе государственного университета Уэйна, Детройт, Мичиган. Он является соредактором учебника по жестокому обращению с детьми и безнадзорности и давно интересуется дерматологией.Он опубликовал несколько статей о значении стихов Боба Дилана.

Лето 2020 | Разделы | Очерки истории

Что ДНК 200-летней давности может рассказать нам об убитом французском революционере?

Что общего между Эмили Дикинсон, Карлом Марксом и Иисусом из Назарета? Все они сыграли свою роль в популярной салонной игре. Ретроспективные диагнозы — мысленные эксперименты, в которых современные ученые используют современные диагностические схемы для выяснения потенциальных причин исторических болезней и смерти — являются любимой игрой потенциальных путешественников во времени и основным продуктом медицинских конференций.Теории могут варьироваться от правдоподобных до дурацких (Юлий Цезарь страдал эпилепсией! Нет, подождите — мини-инсульты!). Но до сих пор никто не полагался на ДНК исторических личностей, которых они пытались диагностировать.

Однако исследователи считают, что благодаря особо жестокому убийству они раскрыли медицинскую тайну, которая беспокоила печально известного французского революционера. Для этого они проанализировали ДНК с 200-летнего места преступления, согласно препринтной версии исследования, недавно опубликованной на bioRxiv. (Исследование еще не прошло экспертную оценку.Исследователи пишут, что это исследование является первым ретроспективным медицинским диагнозом, включающим генетический анализ исторической личности, а также старейшим успешным извлечением генетического материала из целлюлозной бумаги.

В его центре кровь одного из самых значительных деятелей Французской революции Жан-Поля Марата. В 1780-х годах яростная прореволюционная журналистика Марата и его газета «Друг народа » снискали ему страстную поддержку бедных парижан — и множество врагов, поддерживающих монархию.

Внешний вид Марата был столь же поляризующим, как и его радикальные политические позиции. Он носил отличительную одежду — подумайте о драматической мантии, головных платках и открытых рубашках, которые он перенял у парижан из рабочего класса, — и у него было видимое кожное заболевание. Люди отшатнулись от его волдырей и мокнущих язв и списали болезненное состояние Марата на все, от сифилиса до опасного темперамента.

Журналист из-за своего зажигательного мнения часто оказывался в бегах. Он годами скрывался на чердаках и даже в парижских коллекторах, спасаясь от врагов.Но к 1793 году у Марата наконец появился стабильный дом и шанс вылечить все более болезненное состояние кожи. Теперь его кожа превратила его в виртуального отшельника. Последние месяцы он писал и искал облегчение своей зудящей, покрытой волдырями коже, долгое время находясь в ванне, где он работал и навещал друзей и гостей. 13 июля 1793 года революционер находился в ванной, комментируя газеты, когда Шарлотта Корде, член жирондистов, умеренной республиканской фракции, выступавшей против народного насилия, которое Марат помогала разжигать, ворвалась и ударила его в грудь ножом. кухонный нож.Марат истек кровью в считанные секунды.

Драматическое убийство мгновенно превратило Марата в революционного мученика, а его сестра бережно хранила залитые его кровью газеты, которые сохранились до наших дней. Могут ли пятна крови содержать генетические подсказки о состоянии кожи Марата? Этот вопрос заинтриговал французского судебного сыщика Филиппа Шарлье, судебного эксперта, который исследует такие исторические тайны, как то, действительно ли Адольф Гитлер мертв или что действительно убило Ричарда Львиное Сердце. Поэтому он связался с испанским палеогенетиком Карлесом Лалуэса-Фоксом и спросил его, можно ли проанализировать ДНК, сохранившуюся в забрызганных кровью газетах Марата.

Чтобы извлечь образец, не повредив драгоценную бумагу Марата, Лалуэза-Фокс и его коллеги взяли пример с современной судебно-медицинской экспертизы, используя те же типы мазков, которые используются на местах преступлений, чтобы получить образцы окровавленной бумаги.

Анализ предков подтвердил вероятное французское и итальянское происхождение Марата. Но ДНК, которая не принадлежала людям, была еще более интригующей. Команда обнаружила ДНК нескольких нечеловеческих патогенов на залитом кровью участке бумаги и использовала присутствие этих микробов на залитом кровью участке бумаги, чтобы исключить многие предыдущие диагнозы, ставшие источником недовольства революционера.

Был ли у Марата сифилис, как предполагают его враги? Нет, и у него не было ни проказы, ни кандидоза, ни чесотки. Напротив, Malassezia restricta , грибок, который может вызывать условно-патогенные инфекции кожи, был вероятным источником страданий Марата.

Исследование не обходилось без ограничений: очевидно, что ДНК не была получена при жизни Марата, и невозможно сказать, сколько других рук касалось бумаги и загрязняло ее за эти годы. И даже если бы современники Марата знали, что у него грибковая инфекция (или знали о микробной теории болезни), они не знали бы, как ее лечить.

Современные дерматологи тоже могут этого не делать, говорит Лалуэза-Фокс: Исторические свидетельства предполагают, что грибковая инфекция или возможная вторичная инфекция, возникшая, когда иммунная система Марата была ослаблена Malassezia , достигла крайней степени, которая редко встречается в современной медицине. надзор. «Даже обученные дерматологи никогда бы не увидели такого крайнего примера», — говорит он.

Исследование ставит еще один неприятный вопрос: возможно ли вообще диагностировать заболевание кожи с помощью ДНК? «Это непростой вопрос, — говорит Лалуэса-Фокс.ДНК может выявлять генетические заболевания и маркеры, указывающие на наличие других заболеваний, но когда дело доходит до выявления наличия инфекционных заболеваний, ДНК-диагностика все еще находится в зачаточном состоянии. Lalueza-Fox считает, что грибковая инфекция вызвала кожное заболевание, но без фактического взгляда на тело Марата и кожные пробы невозможно сказать.

Даже с помощью ДНК диагностировать давно умершего революционера, возможно, никогда не удастся. Так зачем вообще пытаться?

Один из ответов заключается в том, что проблемы со здоровьем могут повлиять на ход истории, а состояние кожи Марата вынудило его отказаться от революционного движения во Франции 18-го века на пике его возможностей.Невозможно предсказать, что бы он сделал, если бы его не заставили уединиться на коже или все эти ванны. Вместо этого кожа Марата оттолкнула его в сторону — и была настолько болезненной, что сказалась на его личности. «[Состояние] могло повлиять на его решения и то, как он повлиял на историю», — говорит Лалуэза-Фокс. «Он был очень, очень болен».

Для Мигеля Вилара, генетического антрополога и старшего сотрудника программы Национального географического общества, анализ дразнит.«Я думаю, это показывает силу технологий, которыми мы располагаем прямо сейчас», — говорит Вилар, не участвовавший в исследовании. «Мы можем использовать палеогеномику, чтобы лучше понять прошлое».

Этот анализ — первый случай, когда ученые успешно использовали ДНК для ретроспективной диагностики. Другие пытались, но их сдерживали острые вопросы сохранения истории и научной этики. Например, десять лет назад исследователи пытались получить разрешение на анализ ДНК от сохраненного сердца композитора Фредерика Шопена, но им не удалось.(Вместо этого они проанализировали его визуально и теперь думают, что он болел туберкулезом.)

Возможно, настоящее исследование вдохновит другие попытки пересмотреть исторические фигуры с использованием их ДНК. Но действительно ли возможно поставить диагноз кому-то из разных веков?

Это неясно, — говорит Сэм Мурамото, невролог и старший научный сотрудник Центра биоэтики Орегонского университета медицинских наук, который не принимал участия в исследовании. По его словам, неэтично использовать ДНК или другие методы для анализа состояния здоровья исторической личности, если ученые имеют в виду живых родственников.Однако он считает эти ретроспективные диагнозы хорошо обоснованными предположениями.

«Это своего рода профессиональная болезнь», — говорит Мурамото. «Когда у тебя в руке молоток, все выглядит как гвоздь».

Примечание редактора: эта статья изначально искажала политическую позицию Шарлотты Корде. Она была жирондисткой, а не роялисткой.

Самый быстрый словарь в мире: Vocabulary.com

  • Жан Поль Марат Французский революционный лидер (родился в Швейцарии), который был лидером в свержении жирондистов и был зарезан в ванной Шарлоттой Корде (1743-1793)

  • Жан-Поль Сартр Французский писатель и философ-экзистенциалист (1905-1980)

  • перечислять указывать индивидуально

  • сбор или сбор конгломератов

  • Жан Люк Годар Французский кинорежиссер под влиянием сюрреализма

  • влюбленные, отмеченные глупой или необоснованной нежностью

  • агломератов образуют в один кластер

  • inamorata женщина, в которую влюблен

  • перегружен чрезмерно или затруднен тяжелым грузом

  • бесчисленное количество человек, не обладающих знаниями и пониманием математических концепций и методов

  • inamorato мужчине, с которым вы влюблены или имеете интимные отношения

  • род Marattia type Род Marattiaceae: папоротники, спорангии которых слиты в два ряда

  • крыса-опоссум Наземные сумчатые южной части Южной Америки, похожие на землероек

  • род Meryta мелкие и средние вечнозеленые двудомные деревья океанического климата: puka

  • свободный от всего, что мешает или является обременительным

  • Жан Пиаже Швейцарский психолог запомнился своими исследованиями когнитивного развития детей (1896-1980)

  • небронированные без защитной брони

  • корень бальзама растение рода Balsamorhiza с опушенными листьями в прикорневой розетке и желтыми цветками и длинными стержневыми корнями с запахом бальзама

  • Джон Пол Джонс Американский военно-морской командующий в американской революции

  • квасцы любой из нескольких трав рода Heuchera

  • .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.