Завоевание чингисхана: Походы и завоевания Великого Монгола

Содержание

Походы и завоевания Великого Монгола

В одних источниках внешность этого человека описывается как образ типичного азиата-кочевника, в других говорится о том, что он выглядел как европеец высокого роста с густой бородой и зелёными глазами, в третьих фигурирует нечто усреднённое. С учётом того, что его личность вообще окутана пеленой загадок и легенд, правдой может оказаться любая из этих версий.

Один из портретов Чингисхана

Любители альтернативной истории и вовсе могут записать его в достаточно необычные национальности – казах, татарин, славянин, китаец. В официальной же историографии принято считать, что Темучжин был монголом. Но какой бы ни была национальность этого человека, масштаб его деяний столь велик, а их последствия так сильно повлияли на ход истории, что Темучжин-Чингисхан по праву считается одной из величайших личностей мира.

Детство и юность Темучжина

Родился Темучжин (Тэмуджин) в местности, которая сегодня располагается на северо-востоке современной Монголии у самой её границы с Россией. Сведения о годе рождения расходятся – фигурируют версии о 1150, 1155, 1162 и 1167 гг.

Берег реки Онон, Монголия

У Темучжина оказался солидный «стартовый капитал»: его отец Есугей возглавлял большую группу кочевников, являясь влиятельным представителем знатного монгольского рода. Интересен факт, что имя Темучжин было дано ребёнку в честь предводителя одного из татарских родов, побеждённых Есугеем незадолго до рождения сына.

В девятилетнем возрасте, когда погибает отец, Темучжин с семьёй (мать, вторая жена отца, братья и сестра) попадает в крайне сложное положение: находившиеся под началом Есугея кочевники не захотели более признавать главенство над собой оставшихся членов семьи. Имущество было растащено. А представитель одного из кланов Таргутай и вовсе объявил себя правопреемником территорий, которые Есугей считал своими, изгнал родню Темучжина с этих мест, а самого Темучжина вскоре обратил в рабство. Эти события, равно как сватовство Темучжина к будущей жене Бортэ, очень колоритно показаны в замечательном фильме режиссёра Бодрова-старшего «Монгол».

Темучжину, однако, удаётся бежать и воссоединиться с семьёй, откочевавшей к тому времени на дальнее расстояние от враждебно настроенного Таргутая. Немного повзрослев, Темучжин женится на Бортэ, которая по сведениям современников оказывала большое влияние на мужа, и заручается поддержкой влиятельного степного предводителя Тоорила (наиболее известного в истории как Ван-хан).

Путь к власти

Получив столь влиятельного покровителя, Темучжин, и сам будучи личностью сильной, обретает всё больше сторонников. Численность воинов, находящихся под его началом, растёт, Темучжин «поглощает» более слабые кланы, уничтожая сопротивлявшихся и подчиняя покорившихся.

Первой крупной победой Темучжина при поддержке воинов Ван-хана и своего давнего побратима Джамухи стал разгром меркитов – сильного степного племени, представители которого не только не желали покоряться молодому Темучжину, но и похитили его жену Бортэ. Вскоре после этой крупной победы прославившийся среди кочевых племён Темучжин становится уже «полновесным» ханом, правителем своего первого улуса или орды. Таким термином у тюркоязычных народов именовалось некое социальное формирование с определённой иерархией и подконтрольными землями — своего рода степное кочевое княжество.

Отношения Темучжина с крупными союзниками – Ван-ханом и Джамухой – постепенно нивелировались. Совместные военные походы сменились враждой. Заключён союз против татар, найманов, меркитов, тайджиутов, ойратов и других степных племён и родов. Начинаются битвы друг с другом, альянсы с ещё недавно враждебными племенами против вчерашних союзников, а потом вновь совместные походы. Это считалось нормальная практикой для степняков того периода и приемлемой политикой кочевых народов. Ничто не вечно, когда нет единоначалия, тем более у кочевников.

Тем не менее, несмотря на не всегда успешное противостояние врагам, Темучжин неуклонно укреплял свою власть и влияние в степи, а главным его соперником после гибели Ван-хана стал не менее влиятельный и амбициозный побратим Джамуха. Итогом этого противостояния стало поражение Джамухи в 1205 году. Тот был взят в плен и, по одной версии, отпущен Темучжином и более с ним не соперничал, а по другой — смирился с главенством своего побратима и стал служить ему, по третьей — его казнили.

От Темучжина к Чингисхану

Менее чем через год после победы над Джамухой на собрании степных вождей (курултай) Темучжин стал правителем всех племён Монголии, ханом всех ханов – каганом. С этого момента Темучжина и стали именовать Чингиз (в буквальном переводе это имя означает «повелитель бескрайнего как море», имея в виду бесконечные пространства монгольской степи) или Чингиз хан. В наше время его принято именовать Чингисхан.

Новый правитель, уже имея опыт управления улусом, дал ещё недавно разрозненным и постоянно враждующим между собой племенам единый свод законов – Великую Ясу, текст которой, впрочем, до нас в его полном виде не дошёл. Есть лишь цитаты из различных источников разной степени достоверности, однако в общих чертах смысл этого свода понятен.

Помимо свода законов и правил Чингисхан умышленно перемешал подвластные ему племена, разделив степняков не по родоплеменному признаку, а по количественному принципу, введя десятичную систему и поставив во главе десятков, сотен, тысяч и десятков тысяч предводителей. Таким образом была выстроена как гражданская часть управления государством, так и военная. Все мужчины, способные сражаться, были воинами. Во главе самого крупного воинского формирования – тумена (10 тысяч воинов) стоял близкий Чингисхану соратник, на должностях тысячников, и, порой, сотников также могли стоять военачальники из числа приближённых к кагану воинов-нукеров. Таким образом всё боеспособное население Монголии находилось в практически мобилизованном состоянии и было готово выступить в поход в самые кратчайшие сроки.

Кадр из фильма Бодрова-старшего «Монгол». Чингисхан и его войско

Была налажена самая настоящая система связи – с помощью специальных всадников-курьеров и отлаженной схемы действий по смене лошадей и передаче информации по определённым маршрутам, происходила небывало быстрая для тех времён доставка донесений в самые отдалённые области страны. Огромное влияние уделялось также разведке, в том числе и хитроумно организованному экономическому шпионажу.

Завоевания Чингисхана

Получив власть над кочевыми племенами Монголии и наладив процесс управления, Чингисхан начал активно расширять сферу своего влияния. На севере он обложил данью бОльшую часть народов Сибири, до которых смог добраться. Во главе почти стотысячной армии вторгся и покорил Северный Китай, от которого, будучи мудрым правителем, очень многое перенял – например некоторые виды вооружения, военных инженеров, лекарей и учёных мужей, взятых к себе на службу.

Под натиском Чингисхана пали государства Средней Азии: Каракитайское ханство и древнее могущественное государство Хорезм – его завоевание великолепно описано в одной из повестей трилогии В. Яна «Нашествие монголов» — «Чингисхан».

После завоевания Хорезма, Чингисхан отправляет войска дальше, на запад. Монголы проходят через Иран, приводят к покорности народы Кавказа и продвигаются на север, разгромив ещё одного сильного соперника – половецкие племена.

В 1223 году происходит первое столкновение монголов с русскими войсками. У реки Калка, которая находится на территории современной Украины в Донецкой области, превосходящее монголов по численности объединённое войско русских князей и половцев было наголову разбито, а русские князья, попавшие в плен, умерщвлены.

Дальше монголы на этот раз не пошли и, проведя таким образом масштабную «разведку боем» уже в Европе, вернулись к своему правителю. Европейским государствам суждено было увидеть монголов на своей территории уже после смерти Чингисхана.

Походы и завоевания Чингисхана

Последним завоеванием Чингисхана стало Тангутское царство, с которым он начал воевать ещё до похода в Китай, захватив часть его территории. Война с тангутами продолжалась в 1226-1227 гг. и закончилась взятием столицы этого государства – города Чжунсин (в наши дни — китайский город Иньчуань с полуторамиллионным населением), при осаде которого Чингисхан скончался. Есть несколько версий смерти Чингисхана: хронические возрастные болезни (учитывая разные версии о годе рождения, Чингисхану в 1227 году было от 60 до 77 лет), внезапная и скоротечная болезнь, последствия травмы, полученной при падении с лошади двумя годами ранее.

Память о Чингисхане

Несмотря на столь великий масштаб личности, многие факты об этом человеке являются спорными. Историкам неизвестно даже точное место его захоронения – предполагается, что оно расположено вблизи реки Онон, в той местности, где Чингисхан родился. По одной из версий часть русла реки была временно осушена. После захоронения великого кагана осушенный участок вновь затопили, а всех участвовавших в процессе захоронения убили. Какими бы противоречивыми ни были сведения о Чингисхане, факт его существования, свершений и последствий его деяний сомнения не вызывают. Неудивительно, что его личность фигурирует во множестве литературных произведений, кинематографе, живописи, монументальном искусстве и, конечно же, в нумизматике. Приведём пример двух монет с изображением этого легендарного человека.

Монета номиналом 100 тенге, выпущенная в Казахстане в 2008 году, изготовлена из серебра 925-й пробы тиражом 13 тысяч шт. На аверсе монеты расположено изображение всадника, стреляющего из лука, позолоченный герб Республики Казахстан, номинал, наименование эмитента на двух языках (казахском и английском), написанное вдоль канта, и год выпуска. На реверсе размещено изображение Чингисхана верхом на лошади, движущегося во главе войска, вдоль канта указаны его имя и годы жизни. На этой же стороне указаны проба серебра и вес чистого металла.

100 тенге, Казахстан, 2008 год, Чингисхан

100 тенге, Казахстан, 2008 год, Чингисхан

Монета номиналом 1000 тугриков, выпущенная в Монголии в 2016 году, изготовлена из серебра 999-й пробы. На аверсе размещена эмблема Банка Монголии, указан номинал, наименование страны и проба серебра. На реверсе отчеканен портрет Чингисхана, указано его имя и год выпуска монеты.

1000 тугриков, Монголия, 2016 год, Чингисхан

1000 тугриков, Монголия, 2016 год, Чингисхан

Автор статьи – Михаил Колесов

Сибирь Южная при Чингизидах | ИРКИПЕДИЯ

Необходимость более подробного описания истории частей Сибири в разные исторические эпохи назрела давно. В отсутствие таких сводных работ, создающих основы для более частных исследований, работа сибирских историков и археологов сводится только к бесполезному накоплению фактов и изучению многочисленных частных вопросов, каждый из которых, сам по себе, мало кому интересен и мало что может сказать о жизни региона в определенную историческую эпоху.

Общие сведения

Закрепилось в науке представление о том, что сибирские территории играли очень небольшую роль, или даже совсем не играли таковой. Между тем, эта часть монгольского государства сыграла большую роль в его становлении и политической истории государств чингизидов. Первое завоевание немонгольских земель состоялось именно в Сибири, когда Джучи в 1207-1208 годах совершил поход на енисейских кыргызов. Южный Алтай и верхнее Прииртышье стали базой для похода Чингисхана на хорезмшаха Муххамеда в 1219 году. Учитывая огромное войско, собранное Чингисханом для завоевания Мавераннахра, все ресурсы этой области были поставлены на обеспечение этого похода. Не изучив истории юга Сибири, мы не можем дать характеристику причин столь быстрого возвышения государства Чингисхана до масштабов мировой империи.

Закрепилось также мнение о том, что не сохранилось источников по истории Сибири в эту эпоху. Но и это не так. Как раз в источниках вполне определенно говорится о сибирских владениях чингизидов. Велись также археологические исследования, пусть немногочисленные и локальные. Все это позволяет уже сейчас, на основе имеющихся материалов воссоздать картину жизни в сибирских владениях чингизидов и создать базу для дальнейших исследований.

Исторические судьбы Западной и Южной Сибири, которые попали под власть монгольских правителей в разное время, существенно разнятся. Южная Сибирь вошла в состав владений великого хана, а затем императоров династии Юань. Ее историческая судьба была связана с этими государствами до 70-х годов XIV века, после чего стала вновь самостоятельной. Русские застали южносибирские княжества под управлением собственных правителей, политика которых в определенной степени зависела от более могущественных монгольских и ойратских правителей.

Западная Сибирь, вошедшая в состав владений джучидов, стала частью Улуг Улуса (Золотой Орды), и вплоть до русского завоевания в ней правили золотоордынские ханы.

Поход Джучи в Кем-Кеджиут и Кыргыз

Южная Сибирь попала в орбиту монгольской власти одной из первых, сразу же после избрания Тэмуджина великим ханом. В 1207 году состоялось вторжение монгольских войск на северо-запад, в земли енисейских кыргызов. Вторжение войск Чингисхана в области по среднему Енисею и верхнему Иртышу было связано с разгромом меркитов и найманов, и представляло собой, по сути, завершение внутримонгольской борьбы за власть, и переход к строительству империи. Это был важный переломный момент в истории государства Чингисхана. Первая неудача могла бы, как это было со многими другими правителями, навсегда оставить Чингисхана на задворках истории.

Найманы накануне своего падения владели западной частью Монголии от Орхона до верховий Иртыша, севернее их жили, как считает В.В. Бартольд, ойраты, занимавшие верховья Енисея (область «Секиз-мурэн», то есть «восьмиречье»)[1] . Но по мнению археологов, верховья Енисея принадлежали все же кыргызам, поскольку в Туве отмечаются могильники, оставленные кыргызами, а область ойратов находилась в Баргуджин-Токум, то есть в западном и южном Забайкалье, куда власть кыргызов уже не распространялась. До 1199 года верховьями Иртыша и юго-восточным Алтаем владел Буюрук-хан, брат найманского хана. В 1199 году он был разбит монголами, бросил свои владения и бежал в область Кэм-Кеджиут, которая принадлежала кыргызам[2].

По мнению археологов, найманы представляли собой разноэтническое политическое объединение, состоящее преимущественно из тюркоязычных народов, которое пришло на смену такому же разноэтническому объединению кимаков. С начала XII века, название «кимак» исчезает, и вместо него появляется название «найман»[3] Судя по тому, что частью владений найманов управляли «братья найманского государя», в составе земель найманов были выделены отдельные улусы.

В 1208 году найманы и меркиты потерпели сильное поражение от монголов Чингисхана, и отступили в разных направлениях: найманы перешли в земли кара-китаев в Семиречье, а меркиты пошли северным направлением и попали в земли кыпчаков. Скорее всего, Чингисхан их вытеснил за Джунгарские ворота, захватил территории южного и юго-восточного Алтая, которые использовал в качестве основы для организации похода на хорезмшаха Муххамеда.

Кыргызы в это время владели большой территорией от Кэм-Кеджиут на юге, до Ангары (или владения Анкэсинь по «Юань-ши», это владение Гулигань, то есть курыкан – вассалов кыргызов). Сами владения кыргызов состояли из двух частей: «Кэм-Кеджиута», или области от тайги и Ангары на севере и востоке, до найманов на западе, и до владений монголов на юге. Северо-западные владения кыргызов или область «Киргиз» по Рашид-ад-Дину предположительно находилась на Алтае[4] . Савинов Д.С. считает, это эти области были княжествами (Савинов Д.Г. Государства и культурогенез на территории Южной Сибири в эпоху раннего средневековья. Кемерово, 1994, с. 134).

Сведения об этом походе сильно разнятся, поскольку восходят к разным источникам: «Сокровенному сказанию» и «Юань ши»[5].

По сведениям В.В. Бартольда, поход 1207 года был, согласно сведениям «Юань-ши», монгольской династии Китая, походом найманского предводителя Тухта-бики в область Кэм, и дальше по льду Енисея. В «Юань-ши» говорится, что Тухта-бики овладел пятью областями кыргызов[6] . В том же 1207 году Чингисхан послал послов к кыргызам с требованием подчиниться. Это требование было принято. Война между монголами и кыргызами произошла много позднее, в 1218 году, во время восстания прибайкальских народов туметов и байлуков. Чингисхан потребовал от кыргыз войска для подавления восстания. Но это требование не было выполнено и кыргызы отложились от власти хана. Чингисхан отправил в поход Джучи, который сумел пройти по замерзшей реке и покорить кыргызов. Это первая версия.

Вторая версия, изложенная в «Сокровенном сказании», наиболее раннем монгольском письменном памятнике, звучит так:

«В год Зайца (1207) Чжочи был послан с войском Правой руки к Лесным народам. Проводником отбыл Буха. Прежде всех явился с выражением покорности Ойратский Худуха-беки, со своими Тумен-Ойратами. Явившись, он стал провожатым у Чжочия. Проводил его к своим Тумен-Ойратам и ввел в Шихшит. Подчинив Ойратов, Бурятов, Бархунов, Урсутов, Хабханасов, Ханхасов и Тубасов, Чжочи подступил к Тумен-Киргизам. Тогда к Чжочи явились Киргизские нойоны Еди, Инал, Алдиер и Олебек-дигин. Они выразили покорность и били государю челом белыми кречетами-шинхот, белыми же меринами да белыми же соболями. Чжочи принял под власть Монгольскую все Лесные народы, начиная оттуда по направлению к нам, а именно народы: Шибир, Кесдиин, Байт, Тухас, Тешек, Тоелес, Тас и Бачжиги. Взял он с собою Киргизских нойонов-темников и тысячников, а также нойонов Лесных народов и, представив Чингис-хану, велел бить государю челом своими белыми кречетами да белыми ж меринами, да белыми ж соболями. За то, что Ойратский Худуха-беки первый вышел навстречу Чжочию с выражением покорности, вместе со своими Ойратами, государь пожаловал его и выдал за сына его, Инальчи, царевну Чечейген. Царевну же Олуйхан выдал за Инальчиева брата — Торельчи, а царевну Адаха-беки отдали в замужество к Онгудцам. Милостиво обратясь к Чжочи, Чингис-хан соизволил сказать: «Ты старший из моих сыновей. Не успели выйти из дому, как в добром здравии благополучно воротился, покорив без потерь людьми и лошадьми Лесные народы. Жалую их тебе в подданство». И повелел так»[7]

.Версия «Сокровенного сказания», которое было составлено около 1240 года, более предпочтительна, поскольку она более подробная, и точно согласуется с общей историей завоеваний Чингисхана. Ее составители опирались на более точные рассказы об этих походах, возможно даже участников, чем составители «Юань-ши», писавшие столетия спустя.

Однако в распространенную версию хакасский историк С.А. Угдыжеков внес некоторые важные уточнения. «Сокровенное сказание» упоминает, что в военно-административной системе, установленной Чингисханом в 1206 году, четвертая тьма была тьмой «лесных народов», темником которых стал соратник хана – Хорчи[8] . Чингисхан повелел темнику установить власть над всеми «лесными народами» и запретить самовольные переходы.

Есть сведения о том, что поход Хорчи был неудачным, он попал в плен к туматам, был также разгромен карательный отряд Борохула, друга Чингисхана[9] , и для установления власти над кыргызами Чингисхан отправил своего старшего сына. Рейд Джучи состоялся в рамках сентября 1206 – августа 1207 года[10] , во время временного затишья. Поход не мог начаться в 1207 году, поскольку в это время основные силы были брошены на войну с тангутами.

По всей видимости, поход Джучи в 1207 году из северной Монголии по льду замерзшего Енисея, был связан с необходимостью отрезания найманов от кыргызов, с которыми, очевидно, были союзнические отношения (судя по бегству Буюрук-хана в кыргызские области). Разгром кыргызов был также необходим для того, чтобы обезопасить доступ в кыпчакские степи через котловину Зайсан-нура, то есть через Джунгарские ворота[11] .

Об этом походе Джучи сохранились краткие сведения о том, что ему удалось пройти в кыргызские степи по льду замерзшего Енисея, а не по традиционным дорогам и перевалам, где, очевидно, стояли дозоры. Насколько можно судить по скупым сообщениям, нападение Джучи было внезапным.

Однако по сведениям о географии кыргызского государства домонгольской эпохи и археологическим данным можно в общих чертах восстановить этот поход. По выходу из горной теснины Енисея, войско Джучи оказалось в степной котловине в районе современного села Шушенского. В 10-12 километрах ниже по течению Енисея от выхода из каньона находилась крепость, валы и рвы которой были использованы при строительстве Саянского острога[12] . Судя по находкам дорусского времени при раскопках острога, она была сооружена еще в VIII веке, и скорее всего функционировала во время похода Джучи.

Крепость была взята и разрушена. Сейчас это трудно установить точно, поскольку культурный слой крепости был уничтожен русским острогом. Однако, по материалам наблюдений Ю.С. Худякова при раскопках могильника Соян-Сеё, датированного XII-XIV веками, который прилегает с северо-восточного угла крепости, видно, что насыпи курганов были сооружены позже крепости и частично перекрывали ее остатки[13] . Из этого можно сделать вывод, что крепость не восстанавливалась при монголах, и этот участок долины Енисея в связи с устройством захоронений, был выведен из использования. Однако следы существования здесь укрепления были видны, что и подтолкнуло русских на строительство острога именно в этом месте.

Далее по долине Енисея монголы огибали отрог Саяна, который отделял в этом месте русло Енисея от долины Абакана, и выходили в место слияния рек, где вероятно стоял город Хирхиз, упоминаемый в сочинении Ал-Идриси в XII веке[14]. Взятие этого города открывало монголам путь к столице страны – городу в дельте Уйбата.

В дельте Уйбата находится крупный город, площадью около 50 гектар, который, по всей видимости, был столичным городом для всей страны кыргызов. В центре этого города находился мощный замок, построенный в VIII веке. Цитадель города занимала площадь 72 х 32 метра, стены были сложены из сырцового кирпича и сохранились на высоту 4 метра. К моменту монгольского нашествия замок, судя по находкам, перестал быть жилым местом и использовался, очевидно, как крепость, которую в случае опасности могли занять войска. Рядом с крепостью в XI-XII веках было построено большое административное здание с залом в 228 кв. метров[15] .

К сожалению, пока что опубликованы только краткие сообщения о раскопках этого города и более детально охарактеризовать его затруднительно. По опубликованным сведениям мы не можем сказать, имел ли город общие городские укрепления, а также были ли найдены следы штурма и боя. Также город пока не идентифицирован с одним из названий городов у кыргызов, приведенных у Ал-Идриси: Хакан Хирхиз, Даранд Хирхиз и Намра[16] . Соблазнительно считать его городом Хакан Хирхиз, однако для этого пока нет веских доказательств и аргументов.

После взятия столицы, монголы, очевидно, разделились на несколько отрядов для взятия оставшихся городов и разгрома войск. О конкретном ходе кампании сказать что-то довольно трудно. Однако можно с определенностью утверждать, что одной из главных трудностей войны с кыргызами для монголов были штурмы многочисленных горных крепостей – све, которые были построены практически во всех удобных для обороны местах.

Это были небольшие укрепления на вершинах сопок и скал, с невысокой, до 1,5 – 2 метров стеной, округлой в плане до 25-30 метров в диаметре, сложенной из песчаникового плитняка. По всей видимости, све имели небольшие запасы воды и пищи и были предназначены для укрытия во время нашествия.

Несмотря на небольшие размеры, оборонительные возможности све усиливались удачным расположением на вершинах крутых сопок, на вершинах скал. В зимнее время, когда проблема воды во многом решается за счет снега и льда, в све можно было продержаться довольно длительное время.

Борьба с укрепившимися в крепостях-све отрядами неизбежно вело к распылению сил монголов, утрате преимущества в численности и мобильности, увеличению потерь и затягиванию кампании. Для зимнего похода это могло привести к чрезмерному истощению армии. Это обстоятельство, по всей видимости, заставило Джучи удовлетвориться достигнутым результатом. К тому же кыргызские князья приняли решение подчиниться сильной стороне.

Неизвестно, насколько поход Джучи 1207 года охватил территорию кыргызских владений, простиравшихся на север до устья Ангары, а на запад до Оби. Для этого необходимы более детальные археологические исследования в долине верхнего Чулыма, в районе т.н. «Каменного городка», кыргызской крепости, существовавшей с VIII по XVIII век, а также в котловине озер Шира, Иткуль, Белё. Возможно, что Джучи, или отряд его войска, доходил и до этих мест. Но так же возможно, что Джучи удовлетворился лишь взятием главных городов кыргызского государства и сломом его военно-политической мощи. В пользу такой версии может свидетельствовать богатое кыргызское погребение на Часовенной горе в Красноярске, которое датировано XIV веком, а также сведения о переговорах кыргызских князей с Чингисханом. Судя по сообщению «Сокровенного сказания», князья с дарами были пропущены к самому Чингисхану.

Также мы не обладаем данными о том, насколько большой был нанесен ущерб походом Джучи хозяйству кыргызского государства. Обычные заявления о том, что монголы основательно разрушили экономическую основу Кыргызского каганата, слабо подкреплены и могут не подтвердиться дальнейшими исследованиями. Нередко, это не более чем красочные преувеличения. Судя по сообщениям «Сокровенного сказания», после захвата монголами части подчиненных кыргызам народов, кыргызские князья сочли за лучшее подчиниться Чингисхану. Поход Джучи, таким образом, не привел к окончательному слому кыргызского государства и общества, поскольку кыргызы несколько раз поднимали восстания против монголов. Первое восстание после завоевания произошло в 1218 году, во время отказа от требования Чингисхана выставить войско для пополнения его армии.

Археологические исследования кыргызских городов, крепостей и све дадут более полные данные, которые позволят лучше охарактеризовать монгольское завоевание степей Среднего Енисея.

По сведениям «Сокровенного сказания», известно, что после покорения этих территорий и до начала похода на Хорезм, то есть в 1207-1219 годах, Джучи управлял захваченными территориями западнее Селенги[17].

Поход на Хорезм

Широко известный поход Чингисхана на государство хорезмшаха Муххамеда, начавшийся после завоевания владений найманского хана Кучлука, после известного ограбления монгольского каравана и убийства послов, начался на территории Сибири.

Поход начался в сентябре 1219 года с берегов Иртыша, где Чингисхан провел лето[18]. Наиболее удобное место для его стоянки, где он, скорее всего, и проводил лето, находится в окрестностях озера Зайсан. В него с востока впадает Черный Иртыш, а с севера вытекает сам Иртыш. Здесь привольные степи, много травы и воды, то есть всего необходимого для долгой стоянки большого войска. Кроме того, это удобный пункт для подхода подкреплений.

К Чингисхану в походе на хорезмшаха присоединились вассалы со своими отрядами. Карлукский Арслан-хан и Сукнак-тегин привели свои войска из Семиречья, а уйгурский идикут Барчук привел войска из Восточного Туркестана. Наиболее удобный пункт для сбора – это окрестности озера Зайсан.

Для начала похода, маршрут которого пролегал через Семиречье, войско должно было отойти от озера Зайсан на запад, дойти до среднего течения Аягуза и там повернуть на юг, в том месте, где кончался хребет Тарбагатай и начиналась дорога через семиреченские области.

Важной причиной, которая должно быть, побудила Чингисхана провести лето 1219 года в этих местах, было то, что эта часть Алтая была крупным ремесленным центром, с развитой обработкой металла. Это обстоятельство позволяло Чингисхану, перед началом крупного похода, дополнительно снарядить армию, пополнить запасы оружия, амуниции и припасов.

К юго-западу от лагеря Чингисхана, в Семиречье начиналась крупная городская область, бывшая центром ремесла и торговли. Там находились крупные города: Ики-Огуз на реке Коксу, Каялык – столица карлукских йабгу. Наиболее крупным городом был Талгар, который состоял из 60 кварталов и занимал площадь около 9 гектар. Рабад города занимал площадь около 30 гектар. Перед началом монгольского похода Талгар был крупнейшим в Семиречье производственным центром. Он стоял на полпути монгольской армии из района озера Зайсан к присырьдарьнским городам и, скорее всего, был одной из основных баз в этом походе.

По возвращении из похода на Хорезм, Чингисхан, вместе с Джучи, Чагатаем и Угедеем, возвращался в Монголию через центральноказахстанские степи. На равнине Кулан-Баши недалеко от Сайрама весной 1223 года состоялась большая облавная охота и курултай. Осенью этого же года Чингисхан медленно кочевал по степи в сторону Иртыша. Лето 1224 года хан с войском стоял на Иртыше[19], очевидно, в районе озера Зайсан. Осенью хан вернулся в Монголию, а Джучи остался в своих владениях.

Во время этого возвращения под власть Чингисхана попали тюркские народы, жившие на юге Западной Сибири. Тюркское население Приишимья и Притоболья сложилось еще в IX-X веках, когда кыргызы распространили свою власть до Обь-Иртышского междуречья. Распространение тюрок по Оби и Иртышу в это время, вышедших из долины Енисея, подтверждают материалы изучения языка ясколбинских (или заболотных) татар, живущих по правому берегу Иртыша. Язык этих татар характерен большой древностью, которая выражается наличием в говоре кыпчакского типа древнетюркского слоя, восходящего к памятникам орхоно-енисейских и таласских надписей[20]. Хотя, стоит отметить, что ряд исследователей считает, что язык западно-сибирских татар древнее языка орхоно-енисейских надписей[21] . По всей видимости, распространение кыргызского влияния вызвало достаточно массовое переселение тюрок в долину Оби и Иртыша, вплоть до устя Тобола, причем переселенцы заняли все места, пригодные для земледелия и скотоводства. Это распространение тюрок подтверждается археологическими данными.

В это время сложились основные районы распространения тюрок в сибирском Туране, которые охватывали верховья Оби, верховья и среднее течение Иртыша, Ишим, а также Тобол, и, возможно, даже чуть дальше на север по Оби. Население, пришедшее сюда из Минусинской котловины, принесло навыки земледелия, но в общем установившееся хозяйство сочетало в себе земледелие, скотоводство, как оседлое, так и кочевое, и охоту. Политически в это время территория была периферией крупных государств, и сложение собственных государственных образований приходится на послемонгольское время. Хотя, стоит указать, что есть отрывочные сведения, упоминаемые в сочинениях Абулгази-хана, что в конце XI века на Ишиме образовалось государство, которое Абулгази называет «Туран». Называется 16 правителей, последний из которых – Он-Сон был уже мусульманином, и правил в начале XIII века накануне монгольских завоеваний. Он-Сон также упоминается в работе Г.Ф. Миллера, который опирался на исторические предания татар. В этих преданиях указывалось, что этот правитель был покорен Чингисханом[22] .

Эта область в средневековье уже отличалась, судя по отрывочным археологическим данным, была хорошо заселена и имела достаточно много укрепленных поселений. На юге Тюменской области, территория которой входила в состав Сибирского и Тюменского ханств в дорусскую эпоху, по состоянию на 1995 год обнаружено 56 средневековых поселений и городищ. Из них 15 городищ и 41 поселение. На долю укрепленных поселений приходится 26,7% всех поселений. Большая часть из них располагается по течению Тобола, Ишима Пышмы, Туры.

Наиболее заселенной частью были долины Тобола, Пышмы и Туры, на которые приходится 35 поселений, или 62,5%. На эту же территорию приходится большая часть городищ – 10 из 15 известных на данной территории, или 65%.

Большая часть средневековых поселений этого региона известна по материалам археологических разведок. С момента ведения работ, раскопками и шурфовками затронуто 14 городищ и поселений, или 25% всех известных поселений. Стоит указать, что археологическими работами не охвачены известные по литературе городища – Чимги-Тура (Тюмень), и Ялуторовское городище.

По всей видимости, народы этих степей, а также Прииртышья, Приишимья и Притоболья, после жестокого разгрома Хорезма, добровольно подчинились Чингисхану. Как указывает Г.Ф. Миллер, к нему приехал Тайбуга, который попросил выделить ему удел на Тоболе. Милость была оказана, Тайбуга с 500 воинами захватил земли по Ишиму, Тоболу и Туре, стал главой татарских улусов по Тоболу, и около 1224-25 годов построил город, получивший название Чингидин, или Чимги-Тура, в честь Чингисхана[23].

Раздел империи

Подчинение северных территорий: Прибайкалья, Кем-Кеджиута и Кыргыз, степей по Иртышу и Ишиму не нашло адекватного отражения в письменных источниках. Основные сведения о завоевательных походах Чингисхана за пределами Монголии предоставляются китайскими сочинениями (преимущественно «Юань-ши») и арабскими сочинениями Рашид-ад-Дина и Абулгази.

Для этих авторов области Кэм и Кыргыз, а также Дешт-и-Кипчак, к примеру, были далекой периферией, о которой они мало что знали. Отсутствие информации о них объясняется большим удалением от места составления документов, а также большим хронологическим интервалом, прошедшим от событий до времени составления письменного памятника (как, например, «Юань ши»).

Между тем, сведения о разделе захваченных земель между сыновьями Чингисхана, определенно свидетельствуют о том, что при завоевательных походах покорению этих земель также уделялось большое внимание. В 1224 году Чингисхан разделил свою империю на йурты. Младшему сыну Тулую достался коренной йурт – Центральная Монголия. Угедей получил Западную Монголию и Тарбагатай, Чагатай – Восточный Туркестан, Семиречье и Мавераннахр. Джучи получил йурт от ставки карлукского йабгу в Каялыке и северного Хорезма на юге, и от Иртыша на востоке, вплоть до Нижнего Поволжья[24].

Принимая во внимание географию этих мест, можно сказать, что все захваченные на западе земли Чингисхан разделил на южную и северную половины. Южная половина, к югу от Тарбагатая, Каялыка и Хорезма была отдана Чагатаю. Северная половина, которая простиралась от Хангайского хребта на востоке до Нижнего Поволжья на западе, была разделена между Джучи и Угедеем. Границей между ними был Иртыш. По выходу из озера Зайсан, Иртыш принимает с восточной стороны заметно меньше притоков. После Семипалатинска вплоть до Омска, Иртыш вообще не имеет притоков с обоих сторон, и является удобной естественной демаркационной линией. Согласно этой схеме, Алтай, Кэм-Кэджиут и Кыргыз достались в йурт Угедею. Дешт-и-Кыпчак, вместе с югом Западной Сибири достались йурт Джучи.

Существует мнение, что Чингисхан отдал Джучи еще не покоренные земли. Но с ним нельзя согласиться по уже приведенным обстоятельствам.

Верховье Иртыша занимало особенное место в империи Чингисхана. Это не только начальный и конечный пункт большого похода в Хорезм и Дешт-и-Кипчак, но и место, где находились ставки сыновей Чингисхана. Джучи имел ставку на верхнем Иртыше. На Эмиле, впадающем в озеро Алакуль, стояла ставка Угедея, всего в двух дневных переходах от Иртыша. Чагатай имел ставку южнее реки Или, в месте Куяш, рядом с городом Алмалык[25]. В 1251 году после переворота и раздела территории империи между джучидами и тулуйдами. Владения Бату и Мунке разграничивались теперь междуречьем Чу и Таласа[26].

Однако это свидетельство Вильгельма Рубрука недостаточно для определения точной границы между сферой влияния двух монгольских правителей. Пограничье в Чу-Таласском междуречье уточняет, по существу, границу между улусом Джучи и улусом Чагатая.

На вопрос о границах владений проливает свет назначение Угедеем наместником Кара-Ходжа и Бешбалыка сына наместника улуса Чагатая Махмуда Ялавача – Масуд-бека. После избрания императором Мунке, полномочия Масуд-бека были подтверждены и подвластные ему территории были расширены. В 50-х годах XIII века он управлял Мавераннахром, Туркестаном, Отраром, областью уйгуров, Хотаном, Кашгаром, Джендом, Хорезмом и Ферганой[27].

Иными словами, севернее Таласской долины граница между владениями проходила по Прибалхашью, и далее по Иртышу. Под власть Мунке попали территории йуртов Тулуя, Чагатая и Угедея, тогда как Бату подчинил себе территорию йурта Джучи, значительно расширенную в ходе завоеваний 1230-50-х годов. Учитывая то, что территория юга Западной Сибири также находилась под монгольской властью, то Иртыш, вплоть до впадения в него Тобола, определял восточную и северную границы государства джучидов.

Это разделение сыграло свою роль в историческом развитии этих территорий. Судьбы сложились по-разному. Западная Сибирь, будучи в составе Улуг Улуса, со временем стала мусульманской. Правители северных улусов активно участвовали в междоусобной борьбе внутри Улуг Улуса (Золотой Орды), а сами северные территории нередко были базой для формирования новых владений джучидских ханов. Западная Сибирь в результате распада Улуг Улуса, после свержения династии Шибанидов, достаточно быстро подчинилась московским государям.

Юг Сибири, оставшись под властью великих ханов, сохранил свои домонгольские религиозные воззрения и оказался со временем вовлечен в борьбу монгольских правителей за престол великого хана. Енисейские кыргызы и телеуты держались за свои владения и положение. Эти земли были захвачены русскими только после долгой и упорной войны.

Территория Южной Сибири в XIII-XIV веках определенно подчинялась монгольским императорам, сначала великим ханам, а потом и императорам династии Юань. На это указывают находки пайцз. Всего найдено три пайцзы. Две из них продолговатые серебрянные, были найдены в низовье Селенги в 1853 году и в Минусинском округе Енисейской губернии в 1845 году. На них одинаковая надпись: «Силою Вечного неба, имя хана да будет свято. Kтo не послушает, тoт должен быть yбитым, умрет»[28].

Третья пайцза династии Юань, округлая с подвижной петлей, отлитая из чугуна и инкрустированная серебром, была найдена в Богомиловской волости Мариинского округа Томской губернии (в среднем Причулымье). Надпись на ней сделана квадратным монгольским письмом: «Силою Вечного неба, кто ханского повеления не послушает, пусть будет убит»[29].

Эти пайцзы – важнейшее свидетельство о распространении монгольской власти на территорию Южной Сибири по крайней мере до 1368 года.

Существует еще одно веское доказательство распространения монгольской власти в эпоху династии Юань. Это китайская надпись на скале в районе села Бижиктиг-Хая, к югу от Ак-Довурака. Эта надпись, почитанная Р.Ф. Итсом, и уточненная Т. Масумото, звучит так:

«28-го апреля в 17-ом году года «Чжи-чжэн» при царствовании императора Шунь, из государственного учреждения Син Шумиюань,….храм «Баоячи». Чиновник управления Либу, господин Ли Ли-инь»[30] .

Эта надпись сделана по мнению Т. Масумото 28 мая 1357 года писцом учреждения Син Шунмиюань[31], сопровождавший чиновника Ли Ли-иня. Сама скальная ниша, по мнению японского исследователя, представляет собой небольшой буддистский храм, который был украшен изображением Будды, а также заклинаниями, в частности «Ом мани пад-ме ум».

Развитие городов и ремесел

В 1229 году Угедей был избран великим ханом. С его именем связан новый этап развития монгольского государства. В это время война в Центральной Азии завершилась, поскольку монголам удалось сокрушить всех своих ближних противников и захватить полное доминирование. Войны шли только на окраинах огромного государства: в Поволжье, в Хорасане и Китае.

В это время начинается эпоха городского строительства в центре монгольского государства. Но нельзя воспринимать себе городское строительство, начавшееся при Угедее, как строительство на пустом месте. Монгольские ханы опирались на достижения городской цивилизации предшествующих эпох, в частности, на достижения уйгуров. Столица монгольского государства – Каракорум, была построена рядом с уйгурским столичным городом Орду-Балыком. Две столицы стояли в одной долине Орхона.

Угедей построил новый столичный город после своего избрания великим ханом и переезда в Монголию[32]. Сейчас у развалин ханской столицы существует монастырь Эрдэийн-Цзу, построенный в 1586 году. Этот город был обнаружен Н.М. Ядринцевым, и детально исследован советско-монгольской археологической экспедицией в 1948-1949 годах.

На каракорумском городище, расположенном в двух километрах к северу от монастыря, было исследовано более 6 тысяч кв. метров площади и культурные отложения мощностью около 7 метров[33] . Это было крупное и густонаселенное городское поселение, площадью 16 кв. километров, которое было не только ставкой великого хана, но и торгово-ремесленным центром. При раскопках были обнаружены многочисленные следы керамического и металлургического производства, земледельческие и ремесленные орудия и многочисленные втулки от телег. Последние находки говорят, что здесь работали мастерские по изготовлению и ремонту повозок. Сам город, как и остальные монгольские города, не имел укреплений. Его укреплениями была монгольская армия, а территория города была окружена невысокой стеной. Город был тщательно распланирован на основе двух крупных пересекающихся улиц, и был поделен на кварталы. В нем имелось 10 буддистских храмов и две мечети. Судя по площади и плотности застройки, Каракорум был одним из крупнейших городов мира XIII века.

На месте Каракорума, очевидно, существовало некоторое поселение. При раскопках дворца Угедея была обнаружена буддистская кумирня с цветными фресками, относящаяся к началу XIII века. Она была разрушена и засыпана искусственным холмом, на котором возвышался ханский дворец[34]. Но для более детальных исследований ранних слоев городища необходимы более масштабные раскопки.

В центре города была построена цитадель, внутри которой был сооружен дворец Угедея под названием «Тумэн-амгалан» (десять тысяч благоденствий). Постройки раннего Каракорума удивляют своей основательностью. При сооружении использовался обожженный кирпич, каменные детали, черепица, не говоря уже о дереве. Пол большого дворца Угедея, площадью 2475 метров, был покрыт зелеными изразцовыми плитами.

Рашид ад-Дин писал о дворце Угедея в Каракоруме:

«Угэдэй-каан приказал построить в своем юрте Каракоруме, где он по большей части в благополучии пребывал, дворец с очень высоким основанием и колоннами, как и приличествует высоким помыслам такого государя. Каждая сторона того дворца была длиной в полет стрелы. Посередине воздвигли величественный и высокий кушк и украсили то строение наилучшим образом и разрисовали живописью и изображениями и назвали его «карши» (дворец). Каан сделал его своим благословенным престольным местом. Последовал указ, чтобы каждый из его братьев, сыновей и прочих царевичей, состоящих при нем, построил в окрестностях дворца по прекрасному дому. Все повиновались приказу. Когда те здания были окончены и стали прилегать одно к другому, то их оказалось целое множество. Он приказал, чтобы знаменитые золотых дел мастера сделали для шараб-хана из золота и серебра настольную утварь в форме животных, как то: слона, тигра, лошади и других. Их поставили вместо чаш и наполнили вином и кумысом. Перед каждой фигурой устроили хауз из серебра; из отверстий тех фигур лилось вино и кумыс и текло в хаузы»[35].

От дворца остались 64 мощные каменные базы, на которых стояли деревянные колонны. Рядом с дворцом стояла каменная черепаха, в которую вставляли плиты с высеченным текстом повелений хана.

Также монголы строили города, селили в них ремесленников и начинали активно использовать природные богатства завоеванного края. В Монголии и сопредельных территориях появилось несколько достаточно крупных городов. В устье реки Хирхир, при впадении в реку Урулюйгуй, левый приток Аргуни, был построен город для Джучи-Касара, брата Чингисхана. Этот город был административным и экономическим центром коренного улуса, принадлежавшего Есугей-багатуру.

В 1959 году на Хирхирском городище проводились раскопки, которые вскрыли остатки дворца. Само городище имело площадь 1500 х 350 метров, и внутри городища была цитадель 100 х 110 метров. Внутри цитадели находились развалины дворца на насыпном холме размером 15 х 30 метров и высотой около 2 метров[36].

Дворец был построен из кирпича (найдено 3827 кирпичей), дерева, а также черепицы (найдено 53053 обломка черепичной кровли). При раскопках была исследована отопительная система дворца. На городище находилась найденная в 1818 году Г. И. Спасским каменная стела с надписью о награждении Чингисханом Исункэ – сына его брата, который командовал гвардейской стражей и выполнял секретные поручения великого хана. При Угедее, Мунке и Хубилае командовал гвардейской охраной и гвардией. Скорее всего, этот город был наследным владением брата Чингисхана и его потомства.

Монгольской экспедицией АН СССР были исследованы монгольские города, построенные в современной Туве сразу после завоевания 1207 года. В этой области монголы построили пять городов, из которых главным был город у Дёп-Терек на Улуг-Хеме. Они не имели крепостных стен, но по размеру это были крупные города. Например, город у Дёп-Терек занимал площадь около 30 гектар и вытягивался на 1200 метров. В нем археологи насчитали порядка 120 зданий, в том числе дворцовое сооружение[37]. Основное занятие жителей – черная металлургия. Это был центр выплавки чугуна. Для печей в 7 километрах от города добывался уголь на современном Элегестском угольном месторождении. Там найдены древние шахты. Из угля выжигался кокс, найденный в городе Дёп-Терек[38].

Наверняка это не единственные монгольские города этого времени. Скорее всего, при более масштабных раскопках городищ будут найдены и другие города. Тогда можно будет восстановить географию городских поселений монгольской эпохи.

После того, как монголам удалось окончательно покорить Китай, Каракорум перестал быть столицей и превратился в провинциальный центр. При императорах династии Юань, Каракорум был центром провинции Лин-бэй. В 1342-1346 годах Каракорум перестраивался.

Развитие городов и ремесел происходило и при юаньских императорах. В 1270 году Хубилай, став императором Китая, назначил китайца Лю-хао-ли из Йиланьчжоу наместником области Кыргыз. Новый наместник построил города и развил промышленность[39].

«Юань-ши», говоря о назначении Лю-хао-ли, подчеркивает, что до его прибытия в страну, местные народы не умели плавить металл и всю посуду делали из дерева. «Обо всем хорошем они (местные народы) узнали от правящей династии Юань. Тогда-то и были посланы ремесленники, которые обучили население этих двух местностей гончарному делу, плавке металлов, изготовлению лодок. Все это помогало местным жителям», — подчеркивает официальная летопись монгольской династии[40]. Разумеется, эта официальная версия историков династии Юань не соответствует действительности, однако определенный вклад в развитие региона тогда был сделан.

После некоторого периода упадка, вызванного военным разорением, на территориях, подчиненных монгольским правителям, возродилось хозяйство и ремесла. Более точно описать этот процесс сейчас крайне затруднительно из-за отсутствия фактического материала, однако кое-какие выводы сделать можно.

Во-первых, денежное хозяйство, а следовательно торговля и ремесло, стали восстанавливаться на захваченных землях и развиваться уже при Чингисхане. В Отраре, который быстро оправился после разрушений, разместился монетный двор, в котором чеканились золотые динары с титулами монгольских ханов. Также монеты стали чеканиться в Газни и Дженде, особенно много при Мунке. Наиболее мощное развитие денежного дела произошло уже при императорах династии Юань, которые пустили в обращение ассигнации, заменявшие количество монет, указанных в номинале.

Во-вторых, при строительстве крупных городов в Монголии, ханы повелевали заводить пашни. Каракорум имел хорошо возделываемые поля, орошаемыми каналами, которые простирались к востоку от города. Но, будучи крупным ремесленным центром по производству транспорта и оружия, Каракорум снабжался привозным зерном и рисом. Ежедневно в город прибывало 500 повозок с припасами.

В-третьих, именно между Каракорумом и Пекином появилась первая ямская гоньба из 37 ямов. Впоследствии эта система была распространена и на другие части империи.

В-четвертых, как показывают находки, мощный толчок получило ремесленное производство. Вероятно, первоначально это было достигнуто за счет пленных ремесленников, свезенных из покоренных земель. Однако уже в середине XIII века и позже расцвет ремесла отмечается и в других районах, в частности, на Алтае. Материалы раскопок погребений монгольского времени на Алтае (Телеутский взвоз-I, Кудыргэ, Усть-Алейка-5 и другие могильники) показывают, что в монгольское время было очень распространено изготовление украшений одежды, сбруи из листового металла путем тиснения. Исследователи отмечают, что набор и количество украшений свидетельствуют о наличии разнообразных штампов и массовости изготовления вещей[41].

Сам по себе факт массового изготовления предметов говорит о нескольких явлениях. Во-первых, население создавало спрос на ремесленные изделия и украшения, что говорит о достаточно высокой степени развития всего хозяйства.

Во-вторых, отмечается достаточно высокий материальный и культурный уровень населения, раз одежда и сбруя богато украшалась металлическими бляшками. В-третьих, массовость изделий показывает высокую степень развития самого ремесла.

Отдельно стоит подчеркнуть факт создания монголами своего рода «индустриальных баз», яркий пример которой можно увидеть в городе Дёп-Терек в Туве. Это специально созданные города для ремесленников, поблизости от источников сырья и топлива. Скорее всего, подобные центры занимались производство вооружения и снаряжения для армии. Учитывая размах монгольской армии того времени – это насущная необходимость. После покорения Хорезма, монгольская армия насчитывала 129 тысяч человек, из которых 101 тысяча находилась в распоряжении Тулуя[42]. Для войск в Монголии, по самым приблизительным подсчетам, требовалось произвести более 100 тысяч сабель, луков, панцирей, шлемов, около 3 млн. стрел, а также около 400 тысяч комплектов сбруи для лошадей. Для изготовления такого количества вооружения и снаряжения требовался труд десятков тысяч ремесленников.

Вместе с тем, стоит указать, что география экономических связей, а также их структура в монгольское время сильно изменилась. Сведения, почерпнутые из находок монет в долине Среднего Енисея, показывают, что монголы перерезали традиционные связи Южной Сибири с соседними регионами. Коллекция монет Минусинского музея показывает, что наиболее активная внешняя торговля велась в IX веке (237 монет). А вот от всего монгольского периода только 9 монет, из них 8 отчеканено в государстве Цзинь, а одна принадлежит монгольской династии Юань[43] . То есть, торговых связей с денежным расчетом практически не было. Однако это не исключает связей другого рода, вроде выплаты дани изделиями и продуктами, а также обмена. Этот вопрос требует более тщательного исследования.

Жизнь государства

В силу того, что сейчас плохо известна политическая и экономическая история сначала Ике Монгол Улс, а потом и династии Юань, о внутренней истории этих государств известно еще меньше. О том, как жили северные части этих государств, сохранились только отрывочные сведения.

Это связано не с недостатком источников. Как раз в распоряжении историков есть ряд крупных сочинений, посвященных истории династии Юань, начиная с «Юань ши», ряд монгольских сочинений, а также обильные данные археологии. Однако до сих пор задачи изучения внутренней истории монгольского государства практически не ставилось, и потому эти источники не изучались под таким углом зрения.

Значение Монголии и областей юга Сибири в составе монгольского государства было очень велико. Для правления хана Мунке – эти области были центром всего государства и владением великого хана. Есть основания считать, что они также были экономическим центром, источником военного могущества.

При Хубилае и других императорах династии Юань, которые правили огромной империей из Хан-балыка, северные территории стали провинциями, значение которых, однако, не уменьшилось. По всей видимости, на этих землях формировалось и вооружалось монгольское войско, которое позволяло юаньским императорам держать в повиновении Китай.

Об этой стороне истории монгольских владений есть отрывочные сведения, но которые могут дать определенную информацию.

Есть сведения о том, что вдова Тулуя, Суюрхуктани, по словам Абулгази, который опирался на какой-то неизвестный источник, отправила большой отряд под руководством трех беков численностью в тысячу человек на судах в устье Енисея для того, чтобы взять и разграбить город Алакчин. Этот поход, по мнению В.В. Бартольда, состоялся между 1233 и 1252 годом. Однако известно, что Угедей правил в Монголии, не считаясь с правами Тулуя, и вряд ли этот поход мог состояться при его жизни. Но после его смерти в 1241 году начался период безвластия, который продолжлся до 1246 года и выбора ханом Гуюка. Скорее всего, этот поход мог быть организован в этот период.

В Алакчине жили многочисленные кочевники, которые разводили пегих лошадей, добывали и обрабатывали серебро. Из похода вернулось 300 человек, которые сообщили, что взяли в городе большую добычу, но вернулись, бросив суда, потому что тащить их против течения невозможно[44]. Если такой поход имел место, то он, очевидно, начался на Байкале, а далее флотилия сплавилась вниз по Ангаре вплоть до устья. Обратно по Ангаре суда действительно поднять невозможно из-за сильного и быстрого течения.

Этот рассказ из неизвестного источника не пользуется полным доверием во всех деталях. Скорее всего, он не будет иметь такого доверия, пока не будут найдены более подробные сведения или не будет найден город, который можно идентифицировать как Алакчин. Только можно сказать, что скорее всего, правители время от времени совершали небольшие походы для усмирения восстаний или для завоевания небольших народов, живших на периферии владений.

Достаточно хорошо известно, что наибольшее количество проблем монгольским правителям доставляли енисейские кыргызы, которые после первого подчинения, довольно быстро возобновили борьбу за независимость. Есть отрывочные сведения о том, что восстание кыргызов было в 1218 году, перед началом похода на Хорезм. Но после этого похода, завершившегося громкой победой, кыргызы, очевидно, длительное время не поднимали восстаний.

Благоприятный момент для восстания наступил в 1241 году, когда в монгольском государстве началось безвластие. Судя по тому, что Мункэ-хан отправил в 1251 году отряд из 20 тысяч человек под командованием Муги-нойона в области Кэм-Кеджиут и Кыргыз[45], эти две области отложились и некоторое время существовали самостоятельно.

Относительно дальнейшей истории этой части монгольского государствами известно, что кыргызы участвовали в междуусобной войне между Хубилаем и Хайду, на стороне последнего. В 1293 году юаньский полководец Тутуха разгромил кыргызов. На их землях было поселено 700 семей военных поселенцев, а также назначен китайский губернатор[46]. Судя по находкам погребений в могильнике Сарыг-Хая III в Саянском каньоне, в котором погребены воины, а также подросток и женщина резко отличной от кыргызов культурной принадлежности, одно из таких военных поселений находилось на дороге из Тувы в котловину Среднего Енисея.

Также, в 1293 году Хубилай перевел часть кыргызов в область На-янь в Маньчжурии. Представители кыргызской знати жили в Каракоруме, на что указывает найденное на некрополе города богатое погребение с остатками трусосожжения и кыргызским инвентарем.

После этих событий кыргызы, насколько можно судить, до 1368 года – крушения империи Юань находились под властью юаньских императоров.

Материалы археологических раскопок показывают, что в результате монгольского завоевания, кыргызы были вытеснены вниз по Енисею, за Саянский хребет. Для XI-XII веков в Туве отмечается яркая культура явно кыргызского характера – эйлиг-хемская (по названию одноименного могильника), то уже в XIII веке она исчезает. Кыргызская культура ограничивается только котловиной Среднего Енисея. Судя по материалам раскопок, значительная часть кыргызов переселилась вниз по Енисею.

Более того, материалы показывают, что кыргызы непрерывно двигались на север. В XIII веке окончательно сложились два новых очага кыргызской культуры: чулымский и красноярско-канский в подтаежной зоне Чулыма, Кана и даже низовьев Ангары. Заселение кыргызами Чулыма, по материалам исследований О.Б. Беликовой, определенно относится к XII-XIII векам[47]. Судя по материалам раскопок могильника Басандайка, кыргызы оказали заметное культурное влияние на население нижнего Приобья.

В археологических материалах отмечается проникновение чужого населения с иной культурой. В погребениях – это одиночные могилы в гробах, колодах и ямах под курганом, ориентированных с севера на юг. Могилы подобного типа рассеяны на огромной территории. Они встречаются в Забайкалье и Прибайкалье, Монголии, Туве, Алтае, долине Среднего Енисея, на юге Казахстана, Тянь-Шане и в Узбекистане, в Ферганской долине.

Инвентарь их однообразен, датируется монетами джучидов, имеет аналогии с материалами Каракорума и монгольских городов[48]. Скорее всего, это погребения воинов различного этнического происхождения, которым положили в могилу стандартизированный набор вооружения и вещей, принятых в монгольской армии. Частично эта культура оказала влияние на сложение кыргызской культуры XV-XVII веков.

Это позволяет сделать вывод, что северные части Ике Монгол Улус, а затем и империи Юань, удерживались преимущественно благодаря силе и постоянному присутствию войск. По мере того, как юаньские императоры сосредотачивались на управлении Китаем, их влияние на севере постепенно слабело. Во время падения династии Юань, разгрома последнего юаньского императора и взятия Каракорума в 1370 году, северные области стали независимыми.

Примечания

  1. Бартольд В.В. Работы по истории и филологии тюркских и монгольских народово. М. «Восточная литература», 2002, с. 125
  2. Савинов Д.Г. Государства и культурогенез на территории Южной Сибири в эпоху раннего средневековья. Кемерово, 1994, с. 141
  3. Савинов Д.Г. Государства и культурогенез на территории Южной Сибири в эпоху раннего средневековья. Кемерово, 1994, с. 140-141.
  4. Савинов Д.Г. Государства и культурогенез на территории Южной Сибири в эпоху раннего средневековья. Кемерово, 1994, с. 142-143
  5. Юань ши – официальная история династии Юань.
  6. Бартольд В.В. Исторический очерк // Сочинения. — М., 1963. — т.II — часть 1 — C.45
  7. Сокровенное сказание. Монгольская хроника 1240 г. под названием Mongrol-un Niruca tobciyan. Юань Чао Би Ши. Монгольский обыденный изборник. М-Л. 1941, гл. Х, § 239
  8. Угдыжеков С.А. К оценке политической ситуации в Южной Сибири начала XIII века. // Известия лаборатории археологии. Вып. 1. Горно-Алтайск, «Издательство ГАГУ», 1995, с. 195
  9. Угдыжеков С.А. К оценке политической ситуации в Южной Сибири начала XIII века. // Известия лаборатории археологии. Вып. 1. Горно-Алтайск, «Издательство ГАГУ», 1995, с. 195
  10. Угдыжеков С.А. К оценке политической ситуации в Южной Сибири начала XIII века. // Известия лаборатории археологии. Вып. 1. Горно-Алтайск, «Издательство ГАГУ», 1995, с. 196
  11. Стоит указать, что Иакинф Бичурин относит это завоевание к 1209 году. – История монголов. М., «АСТ», 2005, с. 39
  12. Быконя Г.Ф. Саянский острог – памятник боевого прошлого Красноярья // Памятники истории и культуры Красноярского края. Красноярск, 1992, с. 207
  13. Худяков Ю.С. Киргизский курган Соян-Сеё // Памятники кыргызской культуры в Северной и Центральной Азии. Новосибирск, 1990. с. 106
  14. Кызласов Л.Р. Письменные известия о древних городах Сибири. М., «Издательство МГУ», 1992, с. 31
  15. Кызласов Л.Р. Очерки по истории Сибири и Центральной Азии. Красноярск, «Издательство КрасГУ», 1992, с. 84
  16. Кызласов Л.Р. Письменные известия о древних городах Сибири. М., «Издательство МГУ», 1992, с. 31
  17. Султанов Т.И. Чингиз-хан и Чингизиды. Судьба и власть. М. «АСТ», 2006, с. 198
  18. Султанов Т.И. Чингиз-хан и Чингизиды. Судьба и власть. М. «АСТ», 2006, с. 141
  19. Султанов Т.И. Чингиз-хан и Чингизиды. Судьба и власть. М. «АСТ», 2006, с. 144
  20. Томилов Н.А. Этническая история тюркоязычного населения Западно-Сибирской равнины конца XVI – начала ХХ веков. — Новосибирск: Издательство НГУ, 1992, с. 40
  21. Томилов Н.А. Этническая история тюркоязычного населения Западно-Сибирской равнины конца XVI – начала ХХ веков. — Новосибирск: Издательство НГУ, 1992, с. 16
  22. Миллер Г.Ф. История Сибири. Т. 1. М.-Л., «Издательство АН СССР», 1937, с. 190
  23. Миллер Г.Ф. История Сибири. Т. 1. М.-Л., «Издательство АН СССР», 1937, с. 190
  24. Султанов Т.И. Чингиз-хан и Чингизиды. Судьба и власть. М. «АСТ», 2006, с. 17-18
  25. Бартольд В.В. Работы по истории и филологии тюркских и монгольских народов. М., «Восточная литература», 2002, с. 145-146
  26. Султанов Т.И. Чингиз-хан и Чингизиды. Судьба и власть. М. «АСТ», 2006, с. 150
  27. Бартольд В.В. Работы по истории и филологии тюркских и монгольских народов. М., «Восточная литература», 2002, с. 148
  28. ГЭ, инв. №№ БМ-1121, БМ-1134
  29. ГЭ, инв № МР-3061
  30. »Масумото Т. О китайских надписях на скальном массиве у села Бижиктиг-Хая в Западной Туве // Древности Алтая — 2003. — № 11. — с. 150
  31. Военная администрация в Империи Юань.
  32. Бартольд В.В. Работы по истории и филологии тюркских и монгольских народов. — М.: Восточная литература, 2002. — с. 146
  33. Древнемонгольские города. — М.: Наука, 1965, с. 6
  34. Древнемонгольские города. М.: Наука, 1965, с. 133
  35. Рашид ад-Дин. Сборник летописей. М., 2002, кн. 2, с. 40
  36. Древнемонгольские города. М.: Наука, 1965, с. 24
  37. Древнемонгольские города. М.: Наука, 1965, с. 60-66
  38. Древнемонгольские города. М.: Наука, 1965, с. 112, 117-118
  39. Бартольд В.В. Исторический очерк // Сочинения. — М., 1963. — т.II — часть 1 — C.48
  40. Кычанов Е.И. Сведения в «Юань-ши» о переселениях кыргызов в XIII веке // Известия Академии наук Кыргызской ССР. Фрунзе, 1965, СОН, т. V, вып. 1, с. 62
  41. Тишкин А.А. Предметы декоративно-прикладного искусства из памятников монгольского времени лесостепного Алтая // История и культура Востока Азии. Материалы международной научной конференции (Новосибирск, 9-11 декабря 2002 года). Т. 2. — Новосибирск, 2002, с. 170-171
  42. Султанов Т.И. Чингиз-хан и Чингизиды. Судьба и власть. — М.: АСТ, 2006, с. 17
  43. Киселев С.В. Краткий очерк древней истории хакасов. — Абакан, 1951, с. 59
  44. Бартольд В.В. Исторический очерк // Сочинения. — М., 1963. — т.II — часть 1 — C.47
  45. Бартольд В.В. Исторический очерк.//Сочинения. — М., 1963. — т.II — часть 1 — C.48
  46. Савинов Д.Г. Государства и культурогенез на территории Южной Сибири в эпоху раннего средневековья. — Кемерово, 1994, с. 143
  47. Савинов Д.Г. Государства и культурогенез на территории Южной Сибири в эпоху раннего средневековья. — Кемерово, 1994, с. 151-152
  48. Савинов Д.Г. Государства и культурогенез на территории Южной Сибири в эпоху раннего средневековья. — Кемерово, 1994, с. 1467-168

Ссылки

  1. Дмитрий Верхотуров Южная Сибирь при Чингизидах // Центральноазиатский исторический сервер

Семинар 18

Семинар 18

Проблемы для обсуждения

  1. Важнейшие особенности организации хозяйства монгольских племен.
  2. Возникновение державы Чингисхана. Монгольское нашествие на земли восточных славян.

Прочитать

  1. История России с древнейших времен до начала XVII века / под ред. Л.В. Милова – Глава 7. «Монгольское нашествие и судьбы восточных славян в XIII в.»
  2. Крадин Н.Н., Скрынникова Т.Д. Империя Чингисхана. – Глава вторая. «Мир монгольских кочевников в XII в.»
  3. Сокровенное сказание монголов. Великая Яса. – «Яса Чингисхана» (фрагменты).

Вопросы

1. Важнейшие особенности организации хозяйства монгольских племен

  1. Какую роль в хозяйстве кочевников играли лошади, верблюды, овцы, крупный рогатый скот?
  2. Какие факторы определяли численность животных в хозяйстве кочевников? Каким образом эта численность влияла на жизнь кочевнических племен?
  3. Охарактеризуйте место и роль в хозяйстве монгольских племен ремесла, торговли, земледелия, собирательства и рыболовства.
  4. Почему монгольские племена вели кочевой образ жизни? Какие факторы определяли направления кочевых перемещений?
  5. Каким образом хозяйственная деятельность монгольских племен была связана с их социальной организацией на уровне семьи?
  6. Какие особенности хозяйственной организации монгольских племен, по вашему мнению, содействовали, а какие – препятствовали их объединению?

2. Возникновение державы Чингисхана. Монгольское нашествие на земли восточных славян

  1. Почему применительно к политической организации монгольских племен Н. Н. Крадин и т. д. Скрынникова предпочитают использовать термин «вождество», а не «государство»?
  2. Назовите предпосылки возникновения державы Чингисхана.
  3. Что вы знаете о личности Чингисхана и его роли в объединении монгольских племен?
  4. Какие цели, по вашему мнению, преследовало обнародование Ясы? Подтвердите свое мнение конкретными примерами из текста Ясы.
  5. Опишите важнейшие особенности организации монгольского войска и его тактики.
  6. В чем вы видите причины успеха завоевательной политики монголов?
  7. Можно ли рассматривать поражение древнерусских княжеств как историческую закономерность? Аргументируйте ваше мнение.

Видеоролик к семинару

«История мира» (Великобритания, BBC, 2012). Отрывок из 4 серии «От мрака к свету. Эра завоеваний» (держава Чингисхана).

Скачать видеоролик (представлен в учебных целях)

 

Завоевания Чингисхана — кратко

Начало 13 века ознаменовалось появлением в Центральной Азии нового государства — Монгольского. Его основателем считается хан Тэмучэн, провозглашенный впоследствии Чингисханом, что означает великий хан. Но кратко рассказать о его деятельности весьма затруднительно.

Кто же такой Чингисхан

Чингисхан был старшим сыном одного монгольского вождя из племени тайчиутов – Есугэя. После его смерти вдова вместе с детьми скиталась по обширным монгольским степям до тех пор, пока выросший Тэмучэн не собрал боевую дружину.

К тридцати годам Тэмучэн в жестокой борьбе с другими ханами подчиняет под себя большую часть племен монголов и занимает трон «Хамаг монгол улуса», показав себя при этом весьма смелым и храбрым воином.

Уже тогда, а было это в 1190 году, Тэмучэн отличался коварством и беспощадностью в борьбе с неприятелем. Также он мог ловко стравливать врагов между собой, умело маневрировал и отступал, если того требовали обстоятельства.

В 1204 году состоялся общий съезд монгольских вождей, так называемый курултай. На нем Тэмучэн был объявлен Чингисханом. Еще на этом съезде перед монголами была поставлена задача о завоевании других стран для достижения мирового господства.

Этапы завоеваний

Свои бесчисленные войны Чингисхан начинает с 1211 года, так как считает, что они являются основным средством для обогащения, удовлетворения быстро растущих нужд кочевой знати, а также непременным условием для того, чтобы  утвердить господство Монгольского государства среди других стран.

Молодое Монгольское государство изнутри было довольно прочным, так как имело сильную конницу, отлично технически оснащенную и управляемую опытными полководцами. В этих подвижных войсках царила жесточайшая дисциплина, а умелое использование Чингисханом в лагере противника внутренних распрей и междоусобных конфликтов способствовало успеху военных походов.

Только поэтому Чингисхан выходил победителем в своих многочисленных походах, покоряя все новые и новые  народы не только в азиатских, но и европейских странах.

Итак:

  • В 1211 году Чингисхан со своими войсками нападают на Китай и наносят ему ряд основательных поражений. Они разрушили около 100 городов и в конечном итоге захватили Пекин. Произошло данное событие в 1215 году. Историки считают, что Чингисхан использовал захват Китая из-за его огромного научного и культурного потенциала.
  • В период с 1218 по 1221 год Чингисхан нападает на Туркестан и Семиречье, затем одерживает победу над шахом Мухаммедом, захватывает города Ургенч, Бухару и Самарканд.
  • В 1223 году войска монголов добираются до Крыма, захватывают город Сурож, прорываются в Закавказье, опустошают часть нынешнего Азербайджана с Грузией и по берегу Каспия проникают на аланскую территорию. Однако победа над аланами дается войскам Чингисхана с большим трудом.
  •  В том же 1223 году ударные корпуса Чингисхана, возглавляемые молодым талантливым полководцем Джэбэ и старым опытным Субэдэ, разбивают у реки Калка русско-половецкое войско. Данная трагедия, считают ученые, произошла в основном из-за сепаратизма и политического эгоизма русских князей.
  • В период с 1225 по 1227 год Чингисхан воюет с государством тангутов. Этот поход был для него последним.

Краткий итог

Таким образом, в результате проведенных  Чингисханом завоеваний к 1227 году Монгольская империя состоит не только из Монголии, но и из Северного Китая, Восточного Туркестана, Средней Азии, от реки Иртыша до Волги степей, большей части Ирана и Кавказа.

Чингисхан – история великого человека

Чингисхан – великий хан и основатель монгольской империи времен 13 века ( с 1206 по 1227 год). Этот человек был не просто ханом, среди его талантов был и полководец-военачальник, и государственный управленец, и справедливый командир.

Чингисхану принадлежит организация крупнейшего государства (империи) во все времена!

Собственное имя Чингисхана  —Тэмуджин (Темучин). Этот человек с непростой, но великой судьбой родился в период с 1155 года по 1162 год – точная дата неизвестна.

Судьба Тэмуджина  складывалась очень трудно. Происходил он из знатной монгольской семьи, кочевавшей со своими стадами по берегам реки Онон на территории современной Монголии. Когда ему было 9 лет, во времена степной междоусобицы был убит его отец Есугэй-бахадур.

Чингисхан — раб

Семье, которая лишилась своего защитника и почти всего скота, пришлось спасаться бегством из кочевий. Ей с большим трудом удалось перенести суровую зиму в лесистой местности. Беды продолжали преследовать маленького монгола — новые враги из племени тайджиут напали на осиротевшую семью и захватили мальчика в рабство.

Однако он показал твердость своего характера, закаленного невзгодами детства. Сломав ошейник, он совершил побег и возвратился к родному племени, которое не смогло защитить несколько лет назад его семью.

Подросток стал ревностным воином: мало кто из его сородичей умел так ловко управлять степным конем и метко стрелять из лука, бросать на полном скаку аркан и рубиться саблей.

Месть за семью

Темучин довольно скоро сумел отомстить всем обидчикам его семьи. Ему еще не исполнилось 20 лет, как он начал объединять вокруг себя монгольские роды, собрав под своим командованием небольшой отряд воинов.

Это было очень трудно — ведь монгольские племена постоянно вели между собой вооруженную борьбу, совершая набеги на соседние кочевья с целью завладеть их стадами и захватить людей в рабство.

Враждебное ему степное племя меркитов однажды совершило удачный набег на его лагерь и похитило его жену Бортэ. Это было большим оскорблением достоинства монгольского военачальника. Он удвоил усилия, чтобы собрать под свою власть кочевые роды, и всего через год командовал целым конным войском.

С ним он нанес полное поражение многочисленному племени меркитов, истребив большую его часть и захватив их стада, и освободил свою жену, познавшую участь пленницы.

Чингисхан – начинающий полководец

Чингисхан прекрасно владел тактикой войны в степи. Он внезапно нападал на соседние кочевые племена и неизменно одерживал победу. Оставшимся в живых он предлагал право выбора: или стать его союзником, или погибнуть.

Первое большое сражение

Свое первое большое сражение вождь Тэмуджин провел в 1193 году у Германи в монгольских степях. Во главе 6 тысяч воинов он разбил 10-тысячное войско своего тестя Унг-хана, который стал перечить зятю.

Ханским войском командовал военачальник Сангук, который, по всей видимости, был очень уверен в превосходстве вверенного ему племенного войска и не побеспокоился ни о разведке, ни о боевом охранении. Чингисхан застигнул противника врасплох в горной теснине и нанес ему тяжелый урон.

Получение титула «Чингисхана»

К 1206 году Тэмуджин превратился в сильнейшего правителя в степях севернее Великой китайской стены. Тот год примечателен в его жизни тем, что на курултае (съезде) монгольских феодалов он был провозглашен «великим ханом» над всеми монгольскими племенами с титулом «Чингисхана» (от тюркского «тенгиз» — океан, море).

Чингисхан потребовал от предводителей племен, признавших его главенство, содержать постоянные военные отряды для защиты земель монголов с их кочевьями и для завоевательных походов на соседей.

У бывшего раба больше не было открытых врагов среди монгольских кочевий, и он стал готовиться к завоевательным войнам.

Армия Чингисхана

Армия Чингисхана строилась по десятичной системе: десятки, сотни, тысячи и тумены (они состояли из 10 тысяч воинов). Эти воинские подразделения являлись не только единицами учета. Сотня и тысяча могла выполнять самостоятельную боевую задачу. Тумен действовал на войне уже в тактическом звене.

По десятичной системе строилось и командование монгольской армии: десятник, сотник, тысячник, темник. На высшие должности, темников, Чингисхан назначал своих сыновей и представителей племенной знати из числа тех военачальников, которые делом доказали ему свою преданность и опытность в военном деле.

В войске монголов поддерживалась строжайшая дисциплина по всей командной иерархической лестницы, всякое нарушение жестоко каралось.

История завоеваний Чингисхана

В первую очередь великий хан решил присоединить к своей державе другие кочевые народы. В 1207 году он завоевал обширные области к северу от реки Селенги и в верховьях Енисея. Военные силы (конница) покоренных племен были включены в общее монгольское войско.

Затем наступил черед большого по тем временам государства уйгуров в Восточном Туркестане. В 1209 году огромное войско Чингисхана вторглось на их территорию и, захватывая один за другим их города и цветущие оазисы, одержало полную победу.

Разрушение поселений на захваченной территории, поголовное истребление непокорных племен и укрепленных городов, которые вздумали защищаться с оружием в руках, были характерной чертой завоеваний великого монгольского хана.

Стратегия устрашения позволяла ему успешно решать военные задачи и удерживать в повиновении покоренные народы.

Завоевание Северного Китая

В 1211 году конная армия Чингисхана обрушилась на Северный Китай. Великая китайская стена — это самое грандиозное оборонительное сооружение в истории человечества — не стала преградой для завоевателей. В 1215 году хитростью был захвачен город Пекин (Яньцзин), который монголы подвергли длительной осаде.

В этом походе Чингисхан взял на вооружение своего конного войска инженерную боевую технику китайцев — различные метательные машины и стенобитные тараны. Китайские инженеры обучили монголов пользоваться ими и доставлять к осажденным городам и крепостям.

Поход в Среднюю Азию

В 1218 году монгольская армия вторглась в Среднюю Азию и захватила Хорезм. На сей раз, великий завоеватель нашел благовидный предлог — несколько монгольских купцов были убиты в пограничном городе Хорезма, и потому следовало наказать эту страну.

Шах Мухаммед во главе большого войска (до 200тыс. человек) выступил навстречу Чингисхану. У Караку произошло большое сражение, отличавшееся таким упорством, что к вечеру победителя на поле боя не оказалось.

На следующий день Мухаммед отказался продолжать сражение из-за больших потерь, которые исчислялись чуть ли не половиной собранного им войска. Чингисхан, со своей стороны, тоже понес большие потери, отступил, но это было его военной хитростью.

Завоевание огромного среднеазиатского государства Хорезма продолжалось вплоть до 1221 года. За это время были завоеваны Чингисханом следующие города: Отрар (территория современного Узбекистана),  Бухара, Самарканд, Ходжент (современный Таджикистан), Мерв, Ургенч и многие другие.

Завоевание северо-запада Индии

В 1221 году после падения Хорезма и завоевания Средней Азии Чингисхан совершил поход в Северо-Западную Индию, захватив и эту большую территорию. Однако дальше на юг Индостана Чингисхан не пошел: его все время манили неизведанные страны на закате солнца.

Он, как обычно, основательно прорабатывал маршрут нового похода и послал далеко на запад своих лучших полководцев Джебе и Субэдея во главе их туменов и вспомогательных войск покоренных народов. Путь их лежал через Иран, Закавказье и Северный Кавказ. Так монголы оказались на южных подступах к Руси, в донских степях.

Наступление на Русь

В Диком поле в то время кочевали половецкие вежи, давно утратившие военную силу. Монголы разбили половцев без особого труда, и те бежали в приграничье русских земель.

В 1223 году полководцы Джебе и Субэдей разбили в битве на реке Калка соединенное войско нескольких русских князей и половецких ханов. После одержанной победы авангард монгольской армии повернул обратно.

Последний поход и гибель Чингисхана

В 1226–1227 годах Чингисхан совершил поход в страну тангутов Си-Ся. Одному из своих сыновей он поручил продолжить завоевание Китая. Начавшиеся в завоеванном им Северном Китае антимонгольские восстания вызывали у Чингисхана большую тревогу.

Великий полководец умер во время своего последнего похода против тангутов 25 августа 1227 года. Монголы устроили ему пышные похороны и, уничтожив всех участников этих печальных торжеств, сумели до наших дней сохранить в полной тайне местонахождение могилы Чингисхана.

§ 21. ЗАВОЕВАНИЕ МОНГОЛАМИ ЗЕМЕЛЬ КАЗАХСТАНА | 7 класс Учебник «Средневековая История Казахстана»

§ 21. ЗАВОЕВАНИЕ МОНГОЛАМИ ЗЕМЕЛЬ КАЗАХСТАНА


Создание Монгольской империи. Монгольские племена, гра- ничившие с Керейским, Найманским и Жалаирским ханствами, в начале XIII века жили между собой то в дружбе, то в раздорах. 11о сведениям летописи «Сокровенное сказание», Керейское ханство 11 монгольские племена в тот период находились в мирных, добрососед- оких отношениях. Большую роль в воспитании будущего великого монгольского хана Чингисхана сыграл керейский хан Торы.

Основатель первой монгольской империи Чингисхан (в дет­ские годы — Темучин) родился в 1155 году (по некоторым источ­никам, в 1162 году) в местности Кендитау на берегу реки Онон в Монголии в семье Есугей-батыра. Отец его погиб в схватке с мон­гольским племенем татар, когда Темучину исполнилось 9 лет.

В 1206 году в междуречьи Онона и Керулена состоялся курул­тай кочевой знати — сторонников Темучина, к тому времени хана не­скольких монгольских племен, на котором он торжественно, под раз- иевающимся белым священным знаменем, был провозглашен вели­ким всемонгольским ханом. Вместе с этим курултай утвердил за Те- мучином имя Чингисхан, заменившее его прежнее. Также, объединив все монгольские племена под властью единого вождя, курултай создал Монгольскую империю, избрав ее великим ханом Чингисхана.

Общественный строй Монгольской империи. Чингисхан еди­нолично управлял Монгольским государством. Его окружали ве- зиры, знающие письменность и иностранные языки. Он разделил империю на 95 административных туменов. В каждом было по 10 тысяч воинов. Тумены в свою очередь состояли из аймаков. Каж­дая тысяча воинов делилась на десять сотен, сотня — на десятки. Система управления войсками начиналась с десятков. Аймаками и туменами, а также тысячами правили ближайшие родственники Чингисхана и поддерживавшие его нойоны — представители мон­гольской знати. В военном отношении вся Монголия и ее населе­ние подразделялись на три военно-административных улуса: Пра­вое крыло (Барунгар), Левое крыло (Жонгар) и Центральное кры­ло (Кул). Эти крылья управлялись на основе деления их на выше­указанные тумены.

Чингисхан поручил охрану и защиту системы управления им­перией самому преданному и сильному из туменов, а самой отбор­ной из тысяч — свою личную охрану. Но и за ними осуществлялся строжайший контроль.

Основным законом государства являлась «Яса». Она состояла из двух частей. Первая часть включала в себя слова-назидания Чингис­хана и конкретные, неукоснительно выполняемые условия по управ­лению страной. Вторая часть содержала общие законы по военным и гражданским делам и различные правила, установления по наказа­нию нарушителей этих законов.

По «Ясе» высшим органом государства был курултай — учре­дительное собрание. Он созывался раз в год в летнее время. Глав­ным образом на нем разрабатывались планы предстоящей войны. Решались также вопросы, где должен состояться сбор войск, и сколько людей обязаны выделить каждая семья, род и племя для выполнения воинской службы. Определялись на курултае и сроки начала войны. Кроме того, на нем обсуждались внутренние вопро­сы жизни империи.

Завоевание монголами Казахстана. После победы над тюр­коязычными Найманским, Керейским и Жалаирским ханствами на территории Монголии Чингисхан стал нападать и на другие со­седние страны. В 1207-1208 годах его старший сын Жошы (Джучи) подчинил себе енисейских кыргызов и северные сибирские на­родности. А в 1207-1209 годах захватом Тангутского государства руководил лично Чингисхан, затем он завоевал Турфанское уйгур­ское княжество. Напав на Китай в 1211-1215 годах, монголы пе­реняли у китайцев осадные стенобитные и метательные орудия:

Покорив все соседние страны, Чингисхан стал стремиться к завоеванию Средней Азии и Казахстана. Судя по письменным ис­точникам, Чингисхан очень тщательно готовился к этим походам. Через путешественников и торговцев из Средней Азии и Казах­стана он собирал сведения об их внутреннем политическом поло­жении, взаимоотношениях между собой, составе войск шаха Хо­резма, государств Караханидов и каракитаев. В 1217 году Чин­гисхан направил в Жетысу, которым владел Кучлук хан, войско но главе с Джебе-нойоном. Прибыв сюда, нойон объявил свободу религии и право на исповедание людьми любой религии. А най­ма некий хан Кучлук, наоборот, запрещал исполнение мусульман­ских обрядов местным населением. Воевавший в то время с кара- китаями с целью распространения исламской религии Арслан хан запросил помощи у военачальника монгольских войск Хубилая. Используя эту обстановку, вызванную межрелигиозным противен стоянием, в 1218 году монголы вторглись в Жетысу.

Джебе-нойон объявил через глашатаев указ, по которому мон­гольским воинам запрещалось грабить имущество местного насе­ления. Поэтому, не раз испытывавшее на себе насилие и произвол Кучлук хана и каракитаев, местное население не оказало сопро­тивления монголам. Многие города сдавались без боя. Например, монголы столицу государства Караханидов — город Баласагун —

гисхан с берегов Иртыша направился к Сырдарье. Тумены под предводительством его сыновей Чагатая и Угедея осадили Отрар, а другое войско под командованием старшего сына Чингисхана Жошы (Джучи) ушло дальше для захвата городов в нижнем тече­нии Сырдарьи. Третья часть войск направилась по верхнему тече­нию Сырдарьи с целью захвата городов и кентов-зимовок. Сам Чин­гисхан с младшим сыном Тулуем с основными силами войск по­шел на Бухпру.


Население Отрара сопротивлялось в течение 6 месяцев. Толь­ко из-за предательства хорезмского военачальника Караджа-Хажиба, присланного шахом Хорезма на помощь Отрару, открывшего ворота города монголам, он пал. Также в течение трех месяцев ока­зывал сопротивление монголам город Сыгнак, а Ашнас — в течение 15 дней. Местное население отчаянно и героически сражалось за каж-

дую пядь родной земли. Монголы жестоко расправлялись с горожа- нами и грабили их имущество. Города Узгенд и Баршикент тоже были захвачены завоевателями. В 1219—1220 годах все присырдарьинские города полностью оказались под властью монголов.

Последствия завоевания. Последствия монгольского наше­ствия были катастрофическими. Монгольское нашествие стало величайшим бедствием для Казахстана и других завоеванных стран.

11есмотря на то, что население Жетысу почти не оказало особого сопротивления монгольским завоевателям, города и поселения были опустошены. Если до нашествия в этом крае насчитывалось до 200 населенных пунктов, то в XIII-XIV веках из них осталось всего около 20 городов и поселений. До сих пор не известно даже место расположения Баласагуна.

Археологические раскопки показали, с какой жестокостью были захвачены и разрушены присырдарьинские города. Так, в одном из помещений дома, раскопанного в городе Отрар, были найдены черепа .40 жителей, что является доказательством бесчеловечного отноше­ния монголов к городским жителям.

Монгольское вторжение затормозило развитие городской куль­туры. Произошел упадок оседлой культуры. Была разрушена сис­тема землепользования. Были прерваны связи между странами. Самое главное, был нарушен этнический состав населения и от­брошено на многие годы формирование казахской народности. Монгольское нашествие имело разрушительные последствия для со­циально-экономического развития Казахстана. Оно сопровождалось массовым истреблением людей, разрушением производительных сил, уничтожением материальных и культурных ценностей.

Создание улусов. Завоеванные территории Чингисхан поде­лил между своими четырьмя сыновьями. Земли Казахстана пол­ностью перешли в руки его трех сыновей. Розданные земли стали называться улусами.

Улусу Жошы (Джучи), старшего сына Чингисхана, принадле­жали земли к востоку от Иртыша до Восточной Европы, куда дошли монгольские завоеватели. На территории Казахстана к улусу Жошы относились восточная часть Дешт-и-Кыпчакской степи,

11риаралье, нижнее течение Сырдарьи и северо-восточная часть Жетысу, весь Центральный, Северный и Западный Казахстан. Судя по некоторым источникам, центр улуса находился на берегу Ир­тыша, а по другим — у слияния рек Сарысу и Кенгир. По всей ве­роятности, вторая версия ближе к истине, потому что захороне­ние Жошы (Джучи) находится в местности этого междуречья.

В улус Чагатая, второго сына Чингисхана, входили юг и юго- восток Казахстана (Жетысу), а также Средняя Азия. Центром улуса являлся город Алмалы. Летняя ставка Чагатая располагалась в местности Куяш на берегу реки Или. В состав улуса входили так­же земли Восточного Туркестана.

Во владения улуса Угедея, третьего сына Чингисхана, входи­ли земли Западной Монголии, Алтая, Тарбагатая, верхнее тече­ние Иртыша. После получения титула хана он жил в Каракоруме на берегу реки Орхон.

Младший сын Чингисхана Тулуй правил Монголией.

Между этими улусами, которые управлялись путем насилия и произвола, не было никаких политических, экономических и эт­нических связей. Между улусами все время происходили междо­усобные распри за власть и захват территории. Со временем, пос­ле смерти Чингисхана в 1227 году, родственные отношения меж­ду его сыновьями были практически прекращены. После смерти в 1259 году великого монгольского хана Монке междоусобная борьба между потомками Чингисхана еще более обострилась.

1. Расскажите о создании Монгольской империи.

2.         Что вы знаете о курултае кочевой знати, на котором великим ханом был избран Темучин?

3.         Каков был общественный строй империи?

4.         Что такое «Яса»?

5.         Запишите в свои тетради по истории сведения о завоевании мон­голами соседних стран.

6.         В какое время монголы стали завоевывать территорию Казахстана?


7.         Какие города оказали монголам ожесточенное сопротивление?

8.         Какие последствия для Казахстана имело монгольское наше­ствие?

9.         В состав каких монгольских улусов вошли земли Казахстана? 

Вопросы для самопроверки

1.         Укажите год создания Монгольской империи Чингисхана.

A.                    1155 г.  С.         1207 г.

B.                    1206 г.  D.         1208 г.

2.         На какое количество административных владений-туменов была разделена Монгольская империя?

A.                    на 59    С.         на 95

B.                    на 80    D.         на 55

3.         В каком году монголы вторглись в Жетысу?

A.                    в    1207 году   С.         в          1218     году

B.                    в    1217 году   D.         в          1219     году

4.         В каком году монголы осадили и захватили город Отрар?

A.                    в    1218 году   С.         в          1217     году

B.                    в    1219 году   D.         в          1211     году

Почему не был выполнен завет Чингисхана Текст научной статьи по специальности «История и археология»

Э. С. КУЛЬПИН

ПОЧЕМУ НЕ БЫЛ ВЫПОЛНЕН ЗАВЕТ ЧИНГИСХАНА

Из всего, что мы знаем о монгольском вторжении в Европу, пожалуй, самым непонятным до сих пор остается неожиданное прекращение нашествия. Непонятость причин связана с традиционным представлением о завоевателях как о едином целом, хотя известно, что они не были однородны ни социально, ни этнически и соответственно имели разные интересы. В частности, оказалось забытым основополагающее утверждение патриарха золотоордынских исследований Германа Федорова-Давыдова относительно подневольной роли тюрков в монгольской империи. Если рассматривать процессы и события через призму этой забытой константы, то можно видеть, что расхождение интересов тюрков и монголов могло вынудить последних прекратить наступление на Западную Европу.

Ключевые слова: монгольские завоевания, природа, этносы, политика, экономика.

Из всего, что мы знаем о монгольском вторжении в Европу, пожалуй, самым непонятным до сих пор остается неожиданное прекращение нашествия. До сих пор историки спорят, почему Батый, дойдя до Адриатики и находясь буквально в двух шагах от Вечного города — Рима, нарушил завет Чингисхана, прекратил поход и навсегда ушел из Западной Европы. Формальная причина -необходимость участия Батыя в выборах нового хана монгольской империи. Эта причина вряд ли была определяющей, поскольку на выборы он не поехал. В качестве другой веской причины называют большие потери монголов после завоевания Руси, но тезис недостаточно аргументирован. Возможны ли иные причины, которые историки до сих пор не рассматривали?

* * *

Что нам известно о событиях 1230-1250-х гг. из исторических документов?

История и современность, № 2, сентябрь 2011 61-85

То, что начало государства Джучидов в Восточной Европе и Сибири имеет свою предысторию. Оно было положено еще при жизни Чингисхана. В 1207-1208 гг. после покорения сибирских народов он выделил область правления — улус — старшему сыну Джу-чи. При этом небольшому владению в Южной Сибири Чингиз предписал расширяться в западном направлении «вплоть до тех мест, куда достигнет копыто татарской лошади» (Тизенгау-зен 1941: 150, 204). На запад были посланы два тумена во главе с лучшим монгольским полководцем Судэбе, победоносно прошедшим Иран, Закавказье, Северный Кавказ, разгромившим объединенное русско-половецкое войско на Калке в 1223 г., потерпевшим поражение от волжских булгар и вернувшимся в монгольские степи. После смерти Джучи в 1227 г. на курултаях 1227-1229 гг. были подтверждены права его сына Бату на земли Сибири, Булгарии, Дешт-и-Кыпчак (степной зоны Евразии от Алтая до Карпат), Башкирию, Русь и Черкесию до Дербента. Тогда же преемник Чингисхана великий каан Угедей «во исполнение указа, данного Чингисханом на имя Джучи, поручил завоевание северных стран членам его дома» (Там же: 22). На курултае в 1235 г. «состоялось решение овладеть странами Булгара, асов и Руси, которые, находясь по соседству становищ Бату, не были еще окончательно покорены и гордились своей многочисленностью» (Там же).

То, что для завоевания Восточной Европы в помощь Бату-хану великий каан Угедей выделил 12 царевичей с их войсками, и весной 1236 г. армия Бату из района Иртыша начала свое движение на запад. Осенью того же года отряды Бату вступили в пределы Волжской Болгарии и завоевали ее к концу года, разрушив города, истребив часть населения, которое не успело спрятаться в лесах и убежать на Русь. Затем в 1237-1241 гг. монголы опустошили Русь, Половецкое поле и Тавриду. После этого, преодолев Карпаты, прошли по землям Польши, Венгрии, Сербии. При этом, как писал историк XV в. ал-Айни, монголы «захватили то, что могли захватить, и уничтожили тех, которых были в состоянии уничтожить», из-за чего «опустели земли и обезлюдели страны» (Он же 1884: 503), и остановились на Адриатическом побережье. В 1241 г. умер каан Угедей. Возникла угроза династической распри и меж-

доусобных войн. Войска Бату возвратились в степи Восточной Европы.

После похода на Запад наступил период без войн и восстаний побежденных народов Восточной Европы. Лишь в 1249/1250 г. братья Александра Невского Андрей и Ярослав подняли восстание против монголов, надеясь, что смена хана в Каракоруме позволит им избавиться от вмешательства Орды в русские дела. На Андрея была послана карательная экспедиция Неврюя, на Даниила Галицкого -Хуррумши (Куремсы в русских летописях). В Северо-Восточной Руси восстание было подавлено в 1252 г., в Юго-Западной Руси — в 1250-е гг.

Хотя политическая история Улуса Джучи — Золотой Орды -начинается с 1243 г., когда Батый возвратился из похода в Европу, великий князь Ярослав первым из русских правителей прибыл в ставку монгольского хана за ярлыком на княжение. К 1244 г. все русские князья получили ханские ярлыки (грамоты) на княжение. Обозначились восточные и южные границы Улуса Джучи, включившего в себя степи Западной Сибири, Казахстана и Восточной Европы до Дуная, Северный Кавказ, Крым, Молдавию, Волжскую Болгарию, мордовские земли, Русь и левобережный Хорезм. Однако — не западные.

Десять лет Улус Джучи не имел столицы, хотя были быстро восстановлены разрушенные в ходе завоевания крупные города, такие как Ургенч (Хорезм), Болгар (бывшая столица Волжской Болгарии), Дербент. Власть сосредоточивалась в ханской ставке, а хан кочевал в степи с весны до поздней осени, зимуя в первые годы, возможно, в Болгаре. Лишь около 1250 г. он стал зимовать в низовьях Волги, где для него и знати началось строительство дворцов разноплеменными ремесленниками из покоренных народов. По ханскому дворцу возникший впоследствии город стал зваться Сараем, первое упоминание о котором относится к 1254 г.

Мы не знаем, что думал Бату перед походом на Западную Европу, не знаем, каковы были его соображения на Адриатике в 1242 г., но можем уверенно утверждать, что в 1250-е гг. он уже точно не думал о завоевании новых земель. Индикатор — ставка хана, точнее, ее состояние. Ставка хана — центр Улуса — является не-

видимым, но точным отражением настроений монгольской элиты по отношению к выполнению завета Чингисхана. Подвижное состояние означало, что задача продолжения завоевания с «повестки дня» не снята. Ведь от того, как далеко монголы намеревались продвигаться на запад, соответственно так же далеко на западе должен был располагаться административный центр Улуса. Общая историческая закономерность в создании такого центра связана с рядом предпосылок и следствий. О главном следствии точно и кратко писал известный историк XX в. Уильям Мак-Нил: «Если столица была столь жизненно необходима и если пребывание правителя в столице (часть года или постоянно) было столь же важно, то расширение границ (государства. — Э. К.) становилось затруднительным» (Мак-Нил 2008: 29).

Для удержания власти на завоеванной территории желательно было административный — политический центр государства расположить в месте, равноудаленном от анклавов плотного поселения, находящихся на окраинах государства. Если не сделать этого, то эффективность управления дальней периферией при тогдашних средствах коммуникации становилась чрезвычайно низкой. Середина государства — это домен хана, его личное земельное владение. Известно, что Бату распределял и перераспределял территории (улусы) по своим ближайшим родственникам. Для себя он выбрал левый берег Волги, потом добавил себе Северный Кавказ (распределение владений Улуса Джучи см.: Егоров 2009: 162-166). Место столицы — в центре домена — определилось после добавления к домену Северного Кавказа.

Мы не знаем, как окончательное решение было связано с восстаниями в Северо-Восточной и Западной Руси, но факт, что оно было принято во время восстаний или сразу после них. Однако даже если взаимосвязь была, то данный факт еще не может однозначно свидетельствовать в пользу предположения о том, что монголы были обескровлены в первом походе на Русь и именно поэтому не могли завоевать Западную Европу. Конечно, конкретные цифры размера армии и потерь могли бы прояснить ситуацию. Но данные в письменных источниках того времени весьма условны и субъективны. Пожалуй, из современных историков лишь Н. Н. Крадин проверяет

«гармонию алгеброй»: данные нарративов — биологическими ограничениями. Так, он вводит в научную аргументацию понятие экологической продуктивности монгольских степей, которая в то время позволяла прокормить максимум 800 тыс. человек (Крадин, Скрынникова 2006: 426). А это значит, что при простом демографическом воспроизводстве, когда семья состоит из 5 человек, взрослых мужчин не может быть больше 160 тыс., и армия не может превысить данный предел, более того, естественно, по разным резонам не все взрослые мужчины могут быть призваны на «действительную службу». «Судя по “Сокровенному сказанию”, — пишет исследователь номадов (Там же: 425-426), — Чингис-хан в 1205 г. располагал не менее ста тысячами всадников… На момент смерти основателя державы левое крыло состояло из 38 тыс., правое — из 62 тыс. С учетом тысячи личных телохранителей, называемых гол, а также 40 тыс., которые были розданы ближайшим родственникам, общая численность войска составляла 141 тыс. всадников (Ра-шид-ад-дин 1952: 266-278)». При этом известно, что Джучи достались 4 тысячи (Там же: 274). Следовательно, монголы могли завоевывать мир при такой своей предельной численности населения, и лишь завоевав, снять ограничение предела.

Далее, нужно четко представлять себе физическое пространство монгольских завоеваний. В первой половине XIII в. оно составляло более половины всего Евразийского континента — от Дальнего Востока до Европы. В Китае, Центральной и Передней Азии, на Ближнем Востоке, на территории не только громадной, но и густонаселенной были рассредоточены 140-160 тысяч монгольских воинов, удерживающих в повиновении только что завоеванные страны и народы и завоевывающих новые. Конкретно, в 30-40-х гг. XIII в., кроме Руси, монгольские отряды покоряли отдельные иранские области, в 1243 г. нанесли поражение сельджукскому султану Гийас ад-дину Кейкубаду II в Малой Азии. Однако большая часть монголов, надо полагать, в то время была задействована в Китае. Там монголам противостояла самая большая армия, которая только могла быть в те времена, а именно численностью более 1 млн (Ис-тория.,.1974: 106). Там с 1234 г. началась победоносная, но тяжелая, изнурительная 43-летняя война с Сунской империей. Там пе-

ред степняками стояла задача покорения стомиллионной (Фицдже-ралд 2004: 219) и самой развитой страны тогдашнего мира. (Для сравнения: русских в то время было, по-видимому, 5,4 млн [Нефедов 2001].)

Н. Н. Крадин вслед за Хрусталевым утверждает: «Следует также не забывать, что потери монголов были велики, что никоим образом не оправдывает их жестокость. По некоторым предположениям, только за время первого похода на Русь монголы из 70 тыс. воинов потеряли примерно 25 тыс. убитыми» (Крадин, Скрынни-кова 2006: 481). В. Л. Егоров пишет: «Численность выступившей в Европу армии можно определить лишь крайне приблизительно по косвенным данным. Материалы последних исследований позволяют утверждать, что под знаменами хана Бату было собрано около 65 тысяч человек» (Егоров 2003). При всех уникальных для того времени возможностях монголов быстро концентрировать войска в одном месте трудно предположить, что на завоевание Руси монголы бросили практически половину наличных воинов, тогда (по остаточному принципу) в Китай они могли направить столько же, при этом потеряли почти пятую часть всех воинов. Если потери соответствовали действительности, то на завоевание Западной Европы осталось не более 45 тыс. Хотя другие историки также говорят о значительных потерях после покорения Руси (Он же 2009: 26), но приводят иные количественные данные: в походе 1241 г. было задействовано в общей сложности до 60 тыс. воинов: 50 тыс. против Венгрии, 10 тыс. против Польши (Геккеньян 2009: 161, 162). Если на Западную Европу действительно шло 60 тыс., то потери на Руси снижаются до 5 тыс. человек.

Чтобы понять, какими в принципе могли быть потери монголов, надо обратиться к качественным характеристикам. Н. Н. Кра-дин, ссылаясь на У. Мак-Нила (Мак-Нил 2004: 645, прим. 16), пишет: «С точки зрения У. Мак-Нила, монголы значительно превосходили своих противников мобильностью и координацией действий на очень дальних расстояниях. Они могли перемещаться рассредоточенными колоннами по любой местности, поддерживая постоянную связь, поэтому могли объединяться в боевые порядки в нужный момент и в нужном месте… европейские армии не достигли такого уровня координации до конца XIX в. У монголов были

отличные гонцы, превосходная глубокая и фланговая разведка. Играла свою роль и удивительная выносливость как воинов, так и лошадей, взращенных в суровых условиях». Далее ученый отмечает следующие моменты: «Монгольская армия была основана на так называемой десятичной системе.. Открытие принципа иерархии (в том числе десятичной системы) в свое время сыграло в истории военного дела не менее важную роль, чем, например, изобретение колеса для технического прогресса. <…> Жесткая военная иерархия предполагает строгую дисциплину. <…> Десятичная система и круговая порука не предполагают необходимость специальных контролеров. <…> Такая система была очень удобна для управления большими массами людей. <…> (Но она. — Э. К.) далеко не всегда отражала действительную численность воинов, а показывала военно-политический статус подразделения. Не случайно монгольское слово тумен одновременно обозначает и “десять тысяч”, и “бесчисленное множество”» (Крадин, Скрынникова 2006: 424425, 430). Монголы заимствовали у китайцев пороховые снаряды, сосуды с нефтью и негашеной известью, ракеты на бамбуковых палках, дымовую завесу для скрытия маневров на поле боя и психологического устрашения противников, первые пушки (Там же; Фицджералд 2004: 189, 191). Как только «катапульты и пороховые орудия стали действительно мощными, монголы продемонстрировали их способность как рушить, так и защищать крепостные стены», — пишет У. Мак-Нил (2008: 62).

«Нет сомнения, — отмечает С. А. Нефедов (2008: 194-195), -что монголы обладали военным превосходством над своими противниками, но каковы были масштабы этого превосходства? Приведем один пример. В сентябре 1211 г. монголы встретились в битве у крепости Хуйхэпху с армией могущественной империи Цзинь. Это была регулярная армия, состоявшая из профессиональных вои-нов-латников. В авангарде выставляют копьеносцев, которых называют “ин” — “стойкими”, — писал о цзиньцах сунский историк Сюй Мэн-синь. — Солдаты и их лошади одеты в латы. За копьеносцами, которые составляли около половины армии, следовали лучники, одетые в легкие панцири. Копьеносцы таранили строй противника, а лучники производили залп, ворвавшись в него на глубину ста шагов. Численность цзиньской армии составляла около 500 тысяч сол-

дат — это были лучшие войска, собранные со всей огромной империи. Монголов было не более 100 тысяч — тем не менее цзиньская армия была наголову разбита и практически уничтожена. …В сотнях битв на протяжении XIII в. монголами командовали разные (и не всегда талантливые) полководцы — тем не менее, они почти всегда побеждали». Главным их преимуществом стало новое оружие.

Монгольский лук, небольшой по размерам, был скорострельным и обладал пробойной силой, вдвое превышающей силу других луков того времени. По мощи лук не уступал аркебузам, а по скорострельности намного превосходил их. «Ю. С. Худяков сравнивает военный эффект появления монгольского лука с эффектом другого фундаментального открытия — появления автоматического оружия в XX в. Скорострельность монгольского лука имела не меньшее значение, чем его мощность, она позволяла монгольским воинам сокращать дистанцию боя, давала им уверенность в том, что противник не устоит перед “ливнем стрел”» (Нефедов 2008: 197). «… Мощный лук требовал от стрелка особых физических и психологических качеств… Воинам других народов было чрезвычайно трудно, а иногда и невозможно научиться хорошо стрелять из монгольского лука, даже если бы он достался им в качестве трофея» (Там же: 199).

Далее Нефедов утверждает следующее. Новое оружие требовало применения тактики, которая обеспечила бы использование всех его преимуществ. Эффект появления нового лука был таким же, как эффект появления огнестрельного оружия: он заставил большинство воинов снять доспехи. В некоторых сражениях у монголов совсем не было тяжелой конницы. «Монгольские полководцы стремились к решительному столкновению с противником, — цитирует Нефедов Ю. С. Худякова. — Вера в свою непобедимость была столь велика, что они вступали в бой с превосходящими силами противника, стараясь подавить его сопротивление массированной стрельбой» (Там же: 202). Эффективность стрельбы была столь велика, что Р. П. Храпачевский сравнивает ее с огневой мощью регулярных армий Нового времени. Р. П. Храпачевский и Ю. С. Худяков полагают, что лишь развитие огнестрельного оружия положило предел господству конных лучников (Там же: 199-200, 202). Косвенно данные выводы подтверждают и авторы, которые говорят о больших потерях монголов в русском походе: «На протяжении все-

го времени пребывания монголов в Западной Европе они не потерпели ни одного поражения. Такие значительные по силам армии, как объединенная польско-немецко-моравская в сражении у Легни-цы или 60-тысячная венгерская в битве при р. Шайо, были разбиты монгольскими войсками, выступавшими в этих битвах даже не в полном составе» (Егоров 2009: 26).

У русских не было монгольской дисциплины, стратегии и тактики, новых видов оружия. Возникает вопрос: как разрозненные дружины русских князей, которые даже у старших князей составляли отряд в 700-800 человек (Пушкарев 1991: 48), смогли оказать столь сильное сопротивление монголам, что те потеряли почти пятую часть всей воинской силы империи (25 тысяч убитых из 140 тысяч — это 18 %)? Что реально могли противопоставить русские монгольскому нашествию? Только мужество и самоотверженность. Но, как справедливо пишет Нефедов, «история войн свидетельствует о том, что мужество и смелость постоянно вынуждены отступать перед всепобеждающим новым оружием» (Нефедов б. г.). Количественные данные вызывают сомнение, но не стоит спешить с выводами.

Определить реальную численность монголов в походе в Европу и их потери трудно или невозможно по двум причинам. Одна состоит в том, что разные авторы заимствуют количественные данные из нарративных источников, объективность которых сомнительна. И при этом никто, кроме Н. Н. Крадина, не пытается верифицировать их сведениями из объективных источников в естественных науках. Вторая причина связана с тем, что монголы повсеместно устанавливали воинскую повинность у покоренных народов, формировали подразделения из них. На Русь с монголами шли тюрки, на Западную Европу — тюрки, русские и представители народов Северного Кавказа. Сколько было задействовано «союзников», мы не знаем. Но знаем, что в глазах русских тюрки и монголы были на одно лицо — татары. Знаем, что покоренные народы нередко использовались монголами как «пушечное мясо» (особенно при штурме крепостей) и могли нести огромные потери, которых сами монголы избегали: иначе не покорили бы полмира, а разделили бы участь Пирра. Тактика монголов состояла в том, что они расстреливали противника на безопасном для себя расстоянии, нередко

вообще не вступая в контактный бой, а вступали в него только после того, как противник был предельно ослаблен, изранен стрелами (см.: Нефедов 2008).

Допустим, что общая численность завоевателей Руси нам известна. Методику ее расчета дал А. Н. Тюрюканов, исходя из предельного размера обоза сена (скаковых лошадей можно кормить только сеном) в зимнем походе 1237-1238 гг. на 100 тыс. воинов. Такой обоз, занимая всю ширину замерзших рек, по которым двигалась орда, растянулся бы, по расчетам ученого, на десятки километров (Тюрюканов 2001: 243-258). Если принять во внимание ряд обстоятельств похода, не учтенных Тюрюкановым, то реальное суммарное число завоевателей Руси — монголов и тюрков — было не более 65 тыс. (см.: Кульпин 2005).

Как пишет ныне ведущий исследователь Золотой Орды В. Л. Егоров, «в походе на Восточную Европу участвовали 12 Чингизидов, которые действовали сообща вплоть до конца 1240 г. После взятия Киева в декабре 1240 г. армия под командованием хана Бату выполнила все задачи, поставленные перед ней всемонголь-ским курултаем 1235 г. Однако Бату не удовлетворился достигнутым и решил продолжать поход дальше на запад. Большая часть принцев во главе с Гуюком и Мунке не согласилась с этим и ушли со своими отрядами в Монголию. Этот факт отмечен и в Ипатьевской летописи.» (Егоров 1996: 56-57). Отсюда можно предположить, что история развивалась бы иначе, если бы после взятия Киева сопровождавшие Батыя его ближайшие родственники — 12 чингизидов — не вернулись назад в степи Азии. Но важно еще раз отметить не только победоносность монголов, поставивших под свое господство подавляющее большинство населения всего Старого Света, но и их крайнюю малочисленность.

Мы не знаем, сколько воинов в армии Бату было из основного воинского контингента империи, посчитавших задачу курултая после взятия Киева выполненной, сколько из общего числа 40 тыс. нукеров на всех чингизидов было при принцах, ушедших после завоевания Руси. Знаем только, что «квота» Джучи, перешедшая по наследству его внукам и правнукам — Батыю, Берке, их сыновьям, -составляла 4 тыс. и что эти воины пошли в поход на Западную Европу. Знаем, что реальное количество в тысячах и тьмах могло

быть большим, а иногда и меньшим. Но самое главное из того, что мы знаем, — в армии Бату помимо монголов были тюрки, русские и кавказцы, а также что для похода в Европу не обязательно присутствие большого количества монголов (сумели же два тумена покорить Иран, Закавказье, Северный Кавказ и разгромить половцев и русских на Калке). Далее, мы можем уверенно предположить, что главной опорой монголов могли быть только тюрки, чье вооружение и тактика были идентичны монгольским, а также что тюрков в походе в Европу было явно больше, чем монголов. И в этом факте можно попробовать поискать те резоны нарушения завета Чингисхана, которые до сих пор историками не рассматривались.

Бунт народного ополчения

Улус Джучи был частью империи, созданной Чингисханом, основой которой была армия, состоящая из монголов и тюрков. Монголы были господствующим и принимающим решения этносом, тюрки — подчиненным и орудием выполнения решений. Хотя численность монголов в Улусе, похоже, не превышала 5 % от общего количества кочевого населения Улуса, это отнюдь не мешало монголам быть не просто господствующей, но и руководящей силой общества . В ходе развития именно этим вначале двум разным народам предстояло впоследствии стать одним. Но были ли они единым целым на начальном этапе или консолидация произошла много позднее?

Консолидации далеко не всегда способствуют общие традиции, язык и образ жизни. История полна примеров того, что наиболее непримиримыми врагами становятся прежние соратники, родственники, соплеменники. А разные люди, не родственники, не соплеменники, при наличии общих интересов сближаются, и со временем у них появляются общие традиции, язык и образ жизни. Этому способствует общее дело, важнейший консолидирующий фактор, если оно есть и остается неизменным в течение длительного времени. Таким изначально объединяющим общим делом чаще

* Примеров подобного в истории много. В частности, в России XVIII в. дворянство, осуществлявшее радикальные преобразования, не превышало 2 % от общей численности населения империи (динамику роста дворянства в России см.: Миронов 1999, т. 1: 130; т. 2: 208).

всего является совместная защита против внешнего врага, но может быть и общее дело по совместному обустройству текущей и грядущей внутренней жизни.

Воины Бату, которые завоевали Восточную Европу и ввергли Западную в состояние ужаса, помимо грабежа жителей городов, взятых штурмом, имели одну общую задачу, одно общее дело — завоевание новых земель. При завоеваниях новая «пустая» земля возникала за счет изгнания аборигенов. Однако имелись и различия в целях монгольской знати и рядовых воинов — монголов и тюрков. Хотя М. Г. Сафаргалиев утверждал, что «главная причина монгольского завоевания заключалась в стремлении приобрести большие необитаемые пространства земли, как непременное условие кочевого способа производства» (Сафаргалиев 1996: 93), с этим утверждением можно согласиться лишь частично.

Действительно, завоевание новых земель было целью и рядовых воинов, и монгольской знати. Знать стремилась иметь возможность получения постоянной дани с покоренных земледельческих народов. Лишь при завоевании Северного Китая монгольская знать рассматривала возможность истребления завоеванных народов. Один из наиболее авторитетных исследователей Золотой Орды Вадим Егоров пишет: «Активно действовавший при жизни Чингисхана и его преемнике Удегэе первый министр Елюй-Чуцай разработал общеимперские принципы обложения данью покоренных земель. При этом ему пришлось преодолеть сопротивление консервативной части степной аристократии, призывающей каана к поголовному истреблению покоренного населения и использования освободившихся после этого пространств для нужд кочевого скотоводства. С помощью цифровых выкладок Елюй-Чуцай доказал во много раз большую выгодность обложения завоеванных народов данью, а не истребление их» (Егоров 1996: 55).

Интересы монгольской знати могли заключаться в завоевании всей Европы, чтобы получать дань со всех европейских народов. А что ждало бы рядовых кочевников, если бы они остались в Западной Европе? Им пришлось бы стать новым сословием воинов и жить в городах. Но желали ли они этого? Их предки, да и они сами не знали, как жить в городах, да и не хотели этого знать. Они хоте-

ли вести привычный кочевой образ жизни, что было физически невозможно в Западной Европе. Они могли с риском для жизни штурмовать западноевропейские города и замки только затем, чтобы иметь трофеи. Но после завоевания Руси трофеи уже потеряли притягательность новизны. Кочевники бросали их по дороге от одного города к другому или после взятия следующего города.

Надо полагать, что блестящие победы в Западной Европе достались армии Бату, образно говоря, малой кровью за счет «тщательно продуманного стратегического плана» и претворения его в жизнь с «поразительной точностью» (об этом см.: Геккеньян 2009) и несомненного тактического превосходства воина-степняка над европейским рыцарем (об этом см.: Кадырбаев 2006).

Хотя демонстративное избиение рыцарского ополчения под Легницей ввергло Западную Европу в состояние ужаса, парализующего волю к сопротивлению, победоносная армия не стала закреплять победу. Почему же? Ответ может быть неожиданным, то есть не там, где его искали до сих пор, не в политике, а в этнической и социальной структуре общества, в том, что победоносная армия Бату, состоящая из монголов и тюрков, профессиональная по боевым качествам, в социальном отношении была вовсе не профессиональной армией, а всенародным ополчением. При оборонительных войнах такой тип армии естественен, при наступательных -редкий феномен в истории народов.

Армия была не только всенародным ополчением, она была самим народом, который вместе со всем хозяйством, стадами передвигался в походах как одно неразделимое целое. Армейские подразделения — десятки и сотни — строились по родовому и племенному принципу. Каждый погибший и увечный из десятка был не только соратником по оружию, но и ближайшим родственником, а из сотни — дальним родственником. Такое строение означало доверительные отношения друг к другу даже в тоталитарной армии, где недопустимо инакомыслие, где за любое нарушение была одна мера наказания — смертная казнь. А раз так, то невозможно представить себе, чтобы они не задумывались и не обсуждали вопрос: а для чего жертвы? Жертвы не просто соратников, но близких и дальних родственников.

Поразительно, что историки до сих пор не задавались вопросом: а нужно ли было завоевание Западной Европы рядовым воинам — массе армии Бату? Зачем получать увечья и рисковать собственной жизнью? Ответ известен: не ради собственных интересов, а ради интересов монгольской знати. В Западной Европе невозможно вести кочевой образ жизни, что означало в понимании кочевников невозможность самой жизни. В походе на Западную Европу почти три года — с 1239 по 1242 г. — воины Бату непрестанно воевали неизвестно ради чего и в последние два года вообще не видели своих семей. Надо полагать, что прежде всего бесцельность и психологическая усталость (именно психологическая, поскольку армия была победоносной) была огромной.

Известно, что западноевропейский поход Бату-хана начался и закончился в степях Дешт-и-Кыпчака. О чем нам говорит этот факт? О том, что семьи — матери и отцы, жены и дети — воинов во время походов находились не где-нибудь, а в степях Дешт-и-Кыпчака. Возможно, впервые во время дальнего похода семьи остались в глубоком тылу. И тюркской массе (семьи, не исключено, как и раньше, сопровождали монгольскую знать), естественно, хотелось вернуться к семьям, которых вовсе не случайно не было в походе на Запад. В Западной Европе за исключением маленькой венгерской пушты нет степей, где семьи — женщины и дети — могли бы пасти скот. Только в Азии и Восточной Европе была огромная степная зона, причем в Восточной Европе находились лучшие степи всей Евразии. Только там было лучшее место для жизни номадов.

Наступление монголов на Западную Европу велось одновременно в трех направлениях, образно говоря, по максимальной широте фронта. Столь значительная рассредоточенность войск свидетельствовала о стратегической уверенности монголов в своей силе. «Южную колонну возглавляли Орда, Кадан и Субедей. Они прошли по Трансильвании, захватили города Родна, Бестерце, Вара-дин, Сибиу и др. Северная колонна Байду и Кайду заняла Сандо-мир, под Хмельником разгромила объединенную польско-краковскую армию (18 марта 1241 г.), а затем овладела Краковым (28 марта). 9 апреля под Легницей Байдар уничтожил цвет немец-ко-польского рыцарства. Центральная колонна во главе с Бату двигалась через Верецкий перевал; 11 апреля у р. Шайо она уничтожи-

ла армию Белы IV (сам король бежал), 16 апреля пал Пешт. В январе 1242 г. капитулировал Эстергом» (Тартарика 2005: 278).

Три потока Батыевой рати собрались в 1242 г. на берегах Адриатики. Мы не знаем, как подводила итоги похода монгольская знать, что думали военачальники о смерти каана в далекой Монголии, какие толковища вели рядовые воины о своем прошлом, настоящем и будущем. Известен сухой остаток: впервые монголы нарушили завет Чингисхана — двигаться на Запад до тех пор, пока будет земля, на которую может ступить копыто монгольского коня. Более того, после западного похода Бату наступило десятилетие мирного времени, и это был единственный период правления, как подчеркивает Вадим Егоров, когда Золотая Орда не вела никаких войн (Егоров 1995: 52).

Бату-хан шел на Европу во главе разноплеменного войска, массовое ядро которого составляли тюрки. Любой вождь обязан чувствовать желания масс и считаться с ними.

Монгольская знать и тюрки

Нарушив завет Чингисхана, монголы явно уступили желаниям рядовых воинов и ограничили свои интересы, но не утратили инициативы и лишь перенаправили свою роль ведущей силы не на новые завоевания, а на закрепление уже завоеванного. Была ли это временная уступка или принципиальное изменение стратегии развития, зависело от дальнейшего изменения соотношения сил и интересов различных этнических групп завоевателей.

На этапе завершения похода на Запад в отношении Восточной Европы цели монголов и тюрков если не совпадали, то и не противоречили друг другу. Монголы получили власть и вместе с ней собственность: право владеть природными и человеческими ресурсами завоеванных народов. Тюрки получили землю.

При этом для истории народа и названий его племен важно знать, как ее получили. Получили, так сказать, по армейскому распределению. Монгольское войско формировалась по аилам — семьям. Десять аилов — десяток воинов. Сотня — род — сотня воинов. Племя — тысяча, десять тысяч аилов — 10 тысяч воинов (тьма). Тысячи и тьмы у монголов формировались по племенному принципу. Новые земли могли распределяться только по тому же

принципу. Во главе сотни, сформированной из тюрков, стояли сотники — монголы, но могли стоять и тюрки, а во главе тысяч и темь -только, или как правило, монголы. Когда монгольские тысячи ушли домой, монгольские военачальники тюрков остались. Поскольку тысячи и тьмы назывались по тысячникам и темникам, то отсюда и ведут свое происхождение монгольские названия тюркских родов Золотой Орды. Иными словами, монгольские названия тюркских родов вовсе свидетельствуют о том, что эти тюрки изначально были монголами.

После завоевательных походов рядовые монголы ушли в Монголию, а у тюрков появилось свое дело — обустройство своей жизни на новых пастбищах. Попросту говоря, их дело было в том, чтобы мирно жить, хотя они вынуждены были нести повинности и воевать, когда монголы обязывали их давить очаги сопротивления земледельческих народов, вошедших в состав империи.

По отношению к побежденным народам монголы и тюрки действовали как единое целое. Поэтому утверждение В. Л. Егорова о том, что после завоевания Восточной Европы «оставшиеся в подчинении Бату феодалы и простые воины с семьями составили основу государственного аппарата и армии» (Егоров 2005: 6), справедливо. Но при таком обобщении остается в тени различие функций и роли монгольской знати и рядовых воинов. Традиционно историки рассматривают завоевателей как единое целое, никто не исследует взаимоотношения монголов и тюрков. Вне поля зрения российских историков остается одно из важнейших положений Германа Федорова-Давыдова — основоположника золотоордынской археологии. Впервые оно было высказано еще в 1966 г. (Федоров-Давыдов 1966), повторено в 1994 г. Ученый утверждал, что тюрки не были полноправными хозяевами своей земли, а, как и жители завоеванных земель, были подневольным народом. Более того, «кочевое население оказалось первоначально для золотоордынской верхушки наиболее удобным, естественным объектом угнетения и эксплуатации. Оседлые земли она грабила, разоряла, уводила оттуда народ, обкладывала тяжелой данью. Но в управление хозяйственной жизнью оседлых народов она не вмешивалась. Непосредственными эксплуататорами оставались местные феодалы» (Он же 1994: 8).

После похода в Европу тюрки хотели просто мирно жить, в то время как монголы должны были обустраивать свое государство. Они продолжали процесс созидания могущественной мировой империи, и если не стремились осуществлять тотальное руководство этим процессом, то прилагали усилия к возможно более полному контролю над его исполнением. Как конкретно они это делали, мы знаем. Вадим Егоров так характеризует государственное устройство Золотой Орды: «Административное деление государства полностью повторяло устройство монгольской армии. В соответствии с этим вся территория делилась на два крыла — левое и правое. Правое называлось Ак-Орда (Белая Орда) — этот цвет по монгольской традиции обозначал запад; левое называлось Кок-Орда (Синяя Орда), что являлось синонимом востока. Более мелкие административные единицы составляли улусы темников, которые раздавал хан самым крупным феодалам. Всего их было около 70-ти, причем с каждого улуса для общегосударственной армии выставлялся, как минимум, десятитысячный отряд в полном вооружении и на лошадях. Улусы темников дробились на владения тысячников, а те, в свою очередь, — сотников и десятников. И каждый из них за право обладания улусом с соответствующим населением обязан был выставлять определенное число воинов по первому приказу хана или беклярибека. Каждый владелец улуса хорошо знал границы собственных владений и предписанные ему маршруты кочевий с отарами овец и табунами лошадей» (Егоров 2005: 5-6).

Подведем первый итог. После закрепления завоевания монгольская знать и рядовые завоеватели-тюрки имели разные конкретные интересы. Причем только для монголов обустройство государства было в буквальном смысле делом жизни и смерти. Иное дело — тюрки. Система самоорганизации степного тюркского социума позволяла ему обходиться без государства, главная ценность которого в глазах общества — поддержание порядка. Вообще, история не знает ни одного случая, когда бы государство в степи возникло спонтанно. Кочевники обычно не стремятся к политическому объединению. Ханов не избирают и не приглашают. Лишь при особых, экстраординарных обстоятельствах появляются ханы и присваивают власть (об этом см.: Гольден 2004: 111-112).

Тюрки после похода на Запад пасти скот на землях, с которых прежние хозяева были изгнаны (или лишены прав владения), могли и без государства, как это неоднократно бывало в истории и тюрков, и монголов. Как это было и у половцев, которые жили в русских степях родовым строем и не имели сильных стимулов создавать государство. Не было стимулов для создания государства и со стороны окружающей среды, не было «вызовов» не только соседей -стран и народов, но, что чрезвычайно важно, и природы.

В сравнении с другими эпохами время смены первых семи демографических поколений Золотой Орды в целом ознаменовалось исключительно благоприятными климатическими условиями, способствующими увеличению поголовья скота, росту благосостояния кочевников и расширенному демографическому воспроизводству. Во всем интервале времени жизни первых семи демографических поколений завоевателей в Восточной Европе, хотя зимы бывали холодными, не было иссушающей летней жары, а количество осадков было в пределах многовековой нормы либо выше нее. Здесь следует обратиться к исследованиям В. В. Клименко и А. М. Слепцова (см.: Слепцов, Клименко 2005; Клименко 2005), выполненным по проекту РФФИ «Теоретическое и экспериментальное моделирование социально-экологических процессов в истории России» (рук. Кульпин Э. С.). В результате исследований точность знания климата прошлого увеличилась втрое: впервые вместо тридцатилетних были получены десятилетние циклы. Из взаимосвязанных климатических показателей наиболее важным для жизни биоценоза степи был последний, поскольку «в аридных и семиаридных областях лимитирущим фактором является увлажнение» (см.: Иванов, Луковская 1997: 33-35). В целом вплоть до середины XIV в. климатические условия для кочевого скотоводства благоприятны: лета прохладные, зимы — теплые, осадки в норме, а в первой трети XIV в. осадков больше нормы. Лишь во второй половине XIV в. климат меняется в худшую сторону — становится засушливым, количество осадков резко снижается, летние месяцы первого десятилетия второй половины столетия чрезмерно жаркие, зимние — морозные.

* * *

Монголы прежде всего были заинтересованы в создании и поддержании информационно-транспортной сети. Эта сеть являлась на первых порах необходимейшим условием жизнеспособности империи. Только быстрая передача информации могла гарантировать стремительную реакцию войск, подавление сепаратистских выступлений, а в случае невозможности Улуса Джучи обойтись своими силами — получение помощи от всей Монгольской империи. Как писал Г. С. Губайдуллин, «.дороги постоянно ремонтировались, велось большое строительство новых дорог. Через некоторые реки были переброшены мосты. У переправ через крупные реки содержались специальные лодки и лодочники, тут же на берегах рек были дома, где проживали проводники. Придорожным жителям вменялось в обязанность сопровождать государственных чиновников, путешественников и купцов, предоставлять им при надобности лошадей, кормить, устраивать их ночлег и отдых. На больших дорогах были сооружены специальные дома — ямы, в которых содержались почтовые лошади, всегда готовые для нужд путешественников» (Газиз 1994: 65). Даже в тяжелых природноклиматических условиях полупустыни «на отрезке этого пути от Хорезма до Волги через каждые 25-30 км (дневной переход каравана верблюдов) были построены караван-сараи с колодцами, а через реку Эмбу наведена белокаменная переправа» (Егоров 2005: 8).

Конечно, в созданной монголами транспортной системе переправы обслуживали не только тюрки. М. В. Ельников, исследовавший Подднепровье, пишет: «Необходимость обслуживания водных перевозов через Днепр и получение продуктов земледелия способствовали сохранению в регионе оседлого населения, основу которого составляли славяне, аланы и болгары» (Ельников 2005: 58). Однако постоялые дворы — ямы, надо полагать, содержали только владевшие необходимым количеством скота и пользующиеся доверием монголов тюрки.

Устройство транспортной сети требовало огромных материальных и человеческих ресурсов. В Европе того времени обычный дневной переход составлял от 20 до 60 км в день, на Руси — 2530 км, всадник преодолевал расстояние от 50 до 85 км. В монголь-

ской империи информация передавалась от яма к яму с максимальной эстафетной скоростью. «На этом фоне, — констатирует ведущий современный исследователь монгольской империи Николай Крадин, — монгольская почтовая служба выглядит почти как сверхзвуковой истребитель в сравнении с аэропланом начала XX в.» (Крадин, Скрынникова 2006: 469).

Как пишет Крадин, «монгольские ханы осознали необходимость создания специальных институтов, которые могли бы быстро и беспрепятственно переносить информацию на очень большие расстояния. Для этих целей была создана ямская служба. <…> Ямские станции было решено расположить по маршруту до ставки Ба-ту-хана. После обсуждения указ был обнародован в следующем виде: “§ 280. Учреждаются должности унгучинов, балагачинов и аму-чинов. Начальствующими лицами над учреждением ямов поставлены Арацян и Тохучар, которые, сообразно с местными условиями, установят станционные пункты, укомплектуют их ям-чинами (смотрители почтовых станций) и улаачинами (верховные почтари). При этом на каждой яме должно быть по двадцати человек улаачинов. Отныне впредь нами устанавливается для каждого яма определенное число улаачинов, лошадей, баранов для продовольствия проезжающим, дойных кобыл, упряжных волов и повозок. И если впредь у кого окажется в недочете коротенькая веревочка против установленного комплекта, тот поплатится одной губой, а у кого недостанет хоть спицы колесной, тот поплатится половиною носа”» (Там же: 468-469).

Почтовые станции обеспечивали гонцам немыслимый для европейцев того времени комфорт, о чем с нескрываемым изумлением и восхищением, генерализируя и идеализируя, писал Марко Поло: «По какой бы дороге ни выехал из Канбалу гонец великого хана, через двадцать пять миль (около 40 км) он приезжает на станцию, по-ихнему янб, а по-нашему конная почта; на каждой станции большой, прекрасный дом, где гонцы пристают. В местах пустынных, где нет ни жилья, ни постоялых дворов, и там великий хан для гонцов приказал устроить станции, дворцы и все нужное, как на других станциях, и коней, и сбрую; гоньба только подальше; есть станции в тридцать пять миль, а в ином месте более сорока» (цит. по: Там же: 469-470).

Ямы располагались на расстоянии одного дневного пешего перехода — около 25-30 километров. (Для сравнения: установление регулярных почтовых трактов в России берет свое начало с 1707 г. с расстоянием между станами в 15 километров и содержанием на каждом постоялом дворе-стане по 10 лошадей. В конце третьей четверти XVII в. от Москвы до Тобольска станы из нескольких домов, то есть семей, были установлены на расстоянии 55 км. Каждый дом должен был содержать по три лошади для проезжающих. [Вигилев 1979: 50, 80-81].)

Размеры Улуса Джучи были огромны и превосходили по размеру все другие улусы монгольского государства. С запада на восток Улус простирался на пять тысяч километров, с севера на юг -на три тысячи. Дорог было много. И постоялых дворов было много. Сколько было гонцов, сколько людей дополнительно были заняты обслуживанием коммуникаций, мы не знаем. В Российской империи только гонцов в первой четверти XVII в., когда она по территории равнялась примерно половине Золотой Орды, было 2 тыс. человек (Там же: 40). Ясно, что ямская повинность в Улусе Джучи распространялась на многие рода кочевников, может быть, на большую их часть.

Система постоялых дворов должна была обеспечивать путникам, прежде всего гонцам, кров, пищу, тягловую силу (лошадей и верблюдов) и транспортные средства (подводы). Обслуживать каждый постоялый двор, как показывает опыт почтовой службы России в тех же природных условиях, могли не менее трех семей, либо для кочевников — одна большая семья, род.

Поскольку все мероприятия в монгольской империи распределялись по военному принципу — десяткам, сотням, а последние составлялись по принципу большой семьи, рода, то род должен был решать, кому и как содержать тот или иной постоялый двор. Содержать можно двояко: по вахтенному методу или на постоянной основе, когда члены рода должны были взять на себя обязательство содержать родственников, выполняющих государственную повинность.

Если учесть, что в первом поколении пришедших в Восточную Европу было, по-видимому, всего 50-55 тыс. семей тюрков (расчет

см.: Кульпин 2005: 14-24), то повинность по обслуживанию постоялых дворов нужно было распределить по всем тюркским родам.

Ямская повинность всегда тяжела для всех стран и народов. К примеру, условия жизни работников почтовых станов в Московском государстве XVII в. были, что характерно для этой службы, столь тяжелыми, что историки пишут так: «Когда просматриваешь бумаги об Ахтырской почте в делах Разрядного приказа ЦГАДА, создается впечатление, что почтари, кроме драк с гонцами, ничем больше не занимались — столь велико было количество челобитных на эту тему» (Вигилев 1979: 55). Порядок на трактах установился лишь в XVIII в. Бывали случаи нападения на почтарей, происходили грабежи гонцов (Там же: 65-67, 74-75). В ямах монгольской империи, как ни тяжела была повинность их содержания, ничего подобного не было, хотя, не исключено, по одной причине: за любое нарушение порядка существовала одна мера наказания -смертная казнь.

В отличие от оседлых народов для кочевников ямская повинность была не просто тяжелой, но противостояла всему укладу жизни. Кочевники не могут находиться на одном месте, где скот быстро съест всю траву в округе и будет голодать, а вместе с ним будут голодать и люди. Чтобы жить, кочевники должны кочевать. Постоянное жительство на одном месте находится в непримиримом противоречии с хозяйственной практикой отгонного скотоводства и означает насильственное осаждение части тюрков на землю. Но было ли противоречие непримиримым в данном случае?

Как конкретно решался вопрос в семьях: кто должен был оставаться на одном месте и содержать постоялый двор, кто уходил со стадами на десятки, сотни километров от ям, мы не знаем. Знаем только, что впоследствии многие из постоялых дворов превратились в поселки, а потом и города.

Однако что было самым важным в этом процессе осаждения кочевников на землю? То, что для первых одного-трех демографических поколений тюрков не существовало точки невозврата, или ситуации, когда нельзя было вернуться к кочевой жизни. Думается, что и для последующих поколений возможность возврата не исключалась. Необходимость и возможность временной оседлой

жизни, как и срочная служба в армии, давала возможность осуществления естественного селективного добровольного отбора семей, желающих жить на земле постоянно, как ныне солдаты срочной службы остаются служить в армии по контракту. При этом дети, не желающие оседлого образа жизни, как их отцы, могли уходить к близким кочевым родственникам. Иными словами, для первых поколений завоевателей, а видимо, и последующих была возможность возвращения к кочевому образу жизни, что снимало традиционное психологическое отторжение кочевниками оседлости.

* * *

В армии завоевателей немногочисленные монголы были господствующим этносом, тюрки — подневольным. Перед завоеванием Восточной Европы интересы монголов и тюрков совпадали лишь частично: монголы хотели новых пастбищ для своих огромных стад и стремились распространить свою власть на возможно большее число народов, чтобы обложить их данью, тюрки — обрести новое жизненное пространство. Объективный анализ возможностей осуществления желаний монголов и тюрков в Западной Европе показывает, что тюрки могли убедиться, что Западная Европа и их представления о нормальной жизни несовместимы, что комфортно они могут жить лишь в южнорусских степях Восточной Европы. В походе на Западную Европу, вероятно, впервые выявилось принципиальное расхождение интересов монголов и тюрков. Не исключено, что на вопрос, мучивший историков столь долгое время, почему Батый не стал утверждаться в Западной Европе, имеется простой ответ: Западная Европа была не нужна основной массе завоевателей. Тюрки, получив новый вмещающий кормящий ландшафт в Восточной Европе, «голосованием ногами» приостановили дальнейшую экспансию монголов в Западную Европу.

Литература

Вигилев, А. Н. 1979. История отечественной почты. М.: Связь.

Газиз, Г. 1994. История татар. М.: Московский лицей.

Геккеньян, Х. 2009. Поход на Запад и завоевание Восточной Европы.

История татар с древнейших времен: в 7 т. Т. III. Улус Джучи (Золотая Орда). XIII- середина XVв. (с. 161-165). Казань: АН РТ.

Гольден, П. 2004. Кипчаки средневековой Евразии: пример негосударственной адаптации в степи. В: Базаров, Б. В., Крадин, Н. Н., Скрын-никова, Т. Д. (ред.), Монгольская империя и кочевой мир (с. 103-134). Улан-Удэ: БНЦ СО РАН.

Егоров, В. Л.

1996. Александр Невский и Золотая Орда. Александр Невский и история России: Материалы научно-практической конференции. Новгород: Новгородский государственный объединенный музей-заповедник.

2003. Монгольское иго на Руси. Татарский мир № 14. иКЬ: http://www.tatworld.ru/article.shtml?article=175&section=0&heading=0

2005. Золотая Орда. М.: ГМИ.

2009. Историческая география Золотой Орды в ХШ—ХIV вв. 2-е изд. М.: ЛИБРОКОМ.

Ельников, М. В. 2005. Экономические и культурные связи населения Нижнего Подднепровья и Крыма в золотоордынский период. Сугдейский сборник (с. 57-65). Вып. 2. Киев; Судак: Национальный заповедник «София Киевская».

Иванов, И. В., Луковская, Т. С. 1997. Проблемы социоестественной истории аридных и семиаридных областей Евразии в голоцене. В: Кульпин, Э. С. (ред.), Человек и природа. Материалы VI конференции «Человек и природа — проблемы социоестественной истории». М.: ИВ РАН.

История Китая с древнейших времен до наших дней. М.: ГРВЛ, 1974.

Кадырбаев, А. Ш. 2006. Польша и тюрко-монгольские народы в историческом пространстве. В: Кульпин, Э. С. (ред.), Человек и природа: из прошлого в будущее. М.: Энергия.

Клименко, В. В. 2005. История климата Восточной Европы. В: Кульпин, Э. С., Клименко, В. В., Пантин, В. И., Смирнов, Л. М. (ред.), Эволюция российской ментальности. М.: ИАЦ Энегия.

Крадин, Н. Н., Скрынникова, Т. Д. 2006. Империя Чингис-хана.ХХвв. М.: Территория будущего.

Миронов, Б. Н. 1999. Социальная история России периода империи (XVIII — начало XX вв.). Генезис личности, демократической семьи, гражданского общества и правового государства: в 2 т. Т. 1, 2. СПб.: Дмитрий Буланин.

Нефедов, С. А.

[Б. г.] А было ли иго? иКЬ: http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/ History/Article/nef_abuloigo.php

2001. Новая интерпретация истории Монгольской Руси. Рукопись депонирована в ИНИОН РАН 14.03.01 № 556326. иКЬ: http://book.uraic.ru/ elib/Authors/Nefedov/Science/Russia/Mongol 1.htm#_ednref67

2008. Теория культурных кругов (на основе анализа монгольских завоеваний). История и современность 1: 189-225.

Пушкарев, С. Г. 1991. Обзор русской истории. М.: Наука.

Рашид ад-Дин. 1952. Сборник летописей. Т. I. Кн. 1, 2. М.; Л.

Сафаргалиев, М. Г. 1996. Распад Золотой Орды. В: Муслимов, И. Б. (сост.), На стыке веков, континентов и цивилизаций (из опыта образований и распада империй X—XVI вв.): сб. М.: ИНСАН.

Слепцов, А. М., Клименко, В. В. 2005. Обобщение палеоклиматиче-ских данных и реконструкция климата Восточной Европы за последние 2000 лет. История и современность 1: 118-135.

Тартарика. Казань; М.; СПб.: Феория, 2005.

Тизенгаузен, В.

1884. Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды. Т. I. СПб.

1941. Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды. Т. II. М.; Л.

Тюрюканов, А. Н. 2001. Влияние природы и населения Великой степи на современные ландшафты Центральной России (К вопросу о происхождении феномена «Окской флоры»). В: Тюрюканов, А. Н., Избранные труды. К 70-летию со дня рождения. М.: РЭФИА.

Федоров-Давыдов, Г. А.

1966. Кочевники Восточной Европы под властью золотоордынских ханов. М.: МГУ.

1994. Золотоордынские города Поволжья. М.: МГУ.

Фицджералд, Ч. П. 2004. История Китая. М.: Центрполиграф.

монголов в мировой истории | Азия для преподавателей

Монгольские завоевания
Что привело к завоеваниям?

Первый вопрос о монгольских завоеваниях: почему монголы вышли из Монголии в начале 13 века, чтобы начать свои завоевания остального мира, создав самую большую непрерывную сухопутную империю в мировой истории? Было много предположений о причинах извержения Монголии из Монголии, и хотя нет единого мнения ученых по конкретным причинам, многие указали на причины экологии, сбоев в торговле, и фигуры Чингисхана (Чингисхана).

Экология

В период с 1180 по 1220 год в Монголии наблюдалось снижение средней годовой температуры, что означало, что период вегетации травы был сокращен. Меньше травы означало реальную опасность для животных монголов, и, поскольку животные действительно были основой кочевой жизни монголов, эта экологическая угроза могла побудить их покинуть Монголию. [Также см. Пастырско-кочевой образ жизни монголов].

Нарушения торговли

Вторая часто упоминаемая причина — это попытка соседей Монголии на севере и северо-западе Китая сократить объем торговли с монголами.Поскольку монголы зависели от торговли товарами, в которых они отчаянно нуждались, такими как зерно, ремесленные изделия и промышленные товары, прекращение торговли или, по крайней мере, сокращение торговли могло иметь для них катастрофические последствия. Попытки династии Цзинь, которая контролировала Северный Китай, и династии Ся, которая контролировала Северо-Западный Китай, снизить уровень торговли, на который могли рассчитывать монголы, вызвали кризис для монголов. Не имея возможности получить товары, в которых они так отчаянно нуждались, монголы в ответ начали набеги, нападения и, наконец, вторжения против этих двух династий.

Личная миссия Чингисхана

Третье объяснение связано с самим Чингисханом, в частности с его шаманскими верованиями. Говорят, что Тенгери, бог неба монголов, дал Чингису миссию подчинить остальной мир одним мечом, то есть подчинить остальной мир шаманскому зонтику — миссия, которая могла побудить Чингиса к начать свои завоевания. Какими бы ни были объяснения, все они тяготеют к фигуре самого Чингиса.Таким образом, важно увидеть, к чему привела политика Чингиса, и проанализировать его жизнь и карьеру.

→ ДАЛЕЕ: Tribal Group VS. Монгольская идентичность при Чингис-хане

Чингисхан: монгольский военачальник, который почти завоевал мир

В начале 13 века Ванян Юнцзи, могущественный император Цзинь, отправил сообщение выскочке военачальнику, у которого хватило смелости вторгнуться на его территорию. «Наша империя огромна, как море», — говорилось в ней. «Твоя всего лишь горсть песка.Как мы можем вас бояться? »

Это было смелое заявление, но, по крайней мере, на первый взгляд, оно было полностью оправданным. Династия Цзинь в северном Китае была, пожалуй, самым могущественным государством на Земле в то время. Цзиньцы обладали невообразимым богатством, порохом и огромной армией, оснащенной самым современным оружием, таким как катапульты. Более того, они могли призвать к защите одного из величайших инженерных достижений всех времен — Великой Китайской стены. Так почему они должны быть обеспокоены армией кочевников, грубо разъезжающей по их земле? Но возникла пара проблем.

Джин не столкнулся с какой-либо старой группой кочевников, и человек, командовавший ими, не был каким-то старым вождем. Он был Чингисханом. В течение следующих двух десятилетий монгольский правитель заработал репутацию, возможно, величайшего военачальника в истории. И именно в самом сердце империи Ваньяня Юнцзи — на улицах его великолепной столицы Пекина — он объявил о себе всему миру.

К тому времени, когда его монгольская армия впервые напала на Пекин в 1214 году, десятки тысяч несчастных китайских мужчин, женщин и детей уже познакомились с «талантами» Чингисхана как жестокой и разрушительной силы.Несколькими годами ранее он начал массовое вторжение на северо-запад Китая, грабя, грабя и убивая в эпических масштабах. Даже Великая Китайская стена не могла его остановить. Вместо того, чтобы пытаться атаковать его, он просто окружил свою армию.

Строим империю

Теперь, прибыв в Пекин, Чингисхан столкнулся с другой стеной, окружающей город. Он был 12 метров в высоту, 10 миль в длину и ощетинился защитниками, готовыми обрушить на монголов расплавленные металлы, сырую нефть, даже экскременты и яды.«Я тренировал своих людей атаковать со скоростью ветра», — вспоминал Чингисхан. «Теперь им нужно было узнать коварство волка».

Итак, он ждал… и ждал, медленно душив столицу цзинь долгой осадой. Тысячи людей голодали в стенах, а население прибегало к каннибализму. И все же Чингисхан ждал, пока в начале лета 1215 года, когда население было на пределе, он приказал своим людям штурмовать город.

Чингисхан — предмет шуток китайского императора и лидер двух миллионов неграмотных кочевников — поставил Цзинь на колени.

Стены были разрушены, защитники преодолены, и за этим последовало полное уничтожение.В течение месяца его армия безжалостно горела, грабила и насиловала его. Город высочайшей изысканности, известный своими величественными дворцами и рынками, переполненными шелками и специями, превратился в склеп. Год спустя приезжие послы сообщили, что улицы Пекина «скользкие от человеческого жира». Они также записали, что за стенами стояла гора костей.

Чингисхан — предмет шуток китайского императора и лидер двух миллионов неграмотных кочевников — поставил Цзинь на колени.Одного этого достижения было бы достаточно, чтобы поднять его в пантеон великих полководцев. Но для Чингисхана это было только начало.

В течение столетия он и его преемники построили самую большую непрерывную империю в истории мира, участок земли площадью 12 миллионов квадратных миль, который простирался от Японского моря до лугов Венгрии в самом сердце. Европы. Чтобы поместить это в контекст, Монгольская империя выросла в четыре раза по размеру по сравнению с империей, созданной другим великим завоевателем, Александром Великим, и в два раза больше, чем Римская империя.Около трех миллиардов из семи миллиардов людей, живущих сегодня, живут в странах, входивших в состав Монгольской империи.

Но, пожалуй, еще более удивительной является история катализатора этого выдающегося подвига строительства империи.

В отличие от Александра Великого или Юлия Цезаря до него, Чингисхан не настраивал и без того впечатляющую военную машину. Он превратил собрание племен — без постоянного жилья, небольшого драгоценного имущества и долгую историю истребления друг друга — в непреодолимое чудовище.И он делал это с самого начала.

Приход Чингисхана к власти

Чингисхан стал Чингисханом только когда ему исполнилось 40 лет. Когда он родился в 1162 году, в семье вождя воинов племени, его звали Тэмуджин. Тайная история монголов , старейшее из сохранившихся литературных произведений на монгольском языке, записанное вскоре после его смерти, повествует нам, что он родился с тромбом, что является знаком того, что он будет храбрым воином.

Если Тэмуджину суждено было достичь величия, в его ранние годы было мало признаков.В возрасте восьми или девяти лет его отец был отравлен соперничающим племенем, татарами, и он и его мать были отвергнуты своим кланом и изгнаны на луга Монголии, где они выжили, добывая ягоды, крыс и птиц. . Это было унизительное, жалкое существование. «Они оставили нас ни с чем», — вспоминал Тэмуджин. «У нас не было друзей, кроме наших собственных теней».

Быть без друзей в жестоком мире Монголии 13 века было не лучшим местом. Молодой Тэмуджин пришел к выводу, что его лучший шанс изменить свою судьбу — и создать себе опору власти — заключается в создании союзов.

Когда ему было всего 16 лет, он сделал именно это, женившись на девушке по имени Бёрте из племени Ольхонуд. «Бёрте была моей, и ее племя тоже», — был триумфальный, хотя и далеко не романтический, вердикт Тэмуджина по поводу союза. Однако в суровой, лихорадочной монгольской степи даже женитьба могла означать неприятности. Едва Тэмуджин и Бёрте поженились, как соперничающее племя, меркит, устроило засаду на Тэмуджина и уехало с его невестой.

Чингисхан сидит сидящим со своей женой Бёрте; вместе у них было девять детей.(Фото Getty Images)

Правитель монголов

Тэмуджин отчаянно хотел отомстить, но знал, что не сможет сделать это в одиночку. «Человеку, который стремится к власти, нужны друзья с властью», — напишет он позже. Поэтому он стремился заключить еще один союз, на этот раз с грозным лидером по имени Тогрул. Тэмуджин победил Тогрула, напомнив ему, что он сражался вместе со своим отцом, и украсил это предложение роскошной собольей шубой. Гамбит сработал. С помощью бойцов Тогрула Тэмуджин напал на меркитов и отвоевал свою жену.«Мы уничтожили их семьи и опустошили их груди», — сказал он. Когда Тэмуджин предал мечу могущественное племя, его восхождение к высшей власти в Монголии началось хорошо и по-настоящему.

Однако кто-то стоял на его пути, и это был один из его лучших друзей. Тэмуджин был кровным братом с товарищем-воином по имени Джамуха, также сыном вождя монгольского племени, в течение нескольких лет. Фактически, Джамуха сыграл важную роль в разгроме меркитов. Тем не менее, когда они стали старше, в их дружбе начали появляться трещины.Джамуха стал недоверчивым к растущей силе Тэмуджина, особенно к его склонности к меритократии, продвижению людей на основе их талантов, а не их воспитания. Вскоре его недоверие переросло в откровенную войну.

Когда Джамуха ударил, это было с кровожадной жестокостью. Он победил бойцов Тэмуджина высоко на плато в центральной Монголии, а затем сварил заживо захваченных в плен генералов Тэмуджина. «Земля была пропитана кровью моих воинов», — писал Тэмуджин. «Никогда больше я не буду побежден, а мои верные воины так опозорены.”

Он сдержал свое слово, и когда пришла его месть, она была окончательной. Армия Тэмуджина напала на воинов Джамухи летом 1204 года, победив их в метели стрел и кавалерийских атак. Затем, через несколько месяцев, Джамуха был схвачен. Тем не менее, вместо того, чтобы предать судьбу, подобную той, что выпала на долю его генералов, Тэмуджин проявил к нему милосердие … Джамуха просил благородной смерти, что означало без пролития крови. Его бывший друг предоставил ему это, поэтому ему сломали спину.

Чингисхан в значительной степени полагался на шпионов и, конечно же, был не прочь использовать фейковые новости в качестве тактики.

Победа Тэмуджина сделала его самым могущественным воином монгольской степи. Два года спустя он добился чего-то еще более выдающегося, объединив воюющие племена Монголии под одним вождем. Теперь он собирался превратить их в династию, побеждающую боевые силы, и делал это под новым эпитетом: Чингисхан, что означает «вселенский правитель».

Одним из первых, кто почувствовал силу вновь объединенной монгольской нации, был Западный Ся на северо-западе Китая, который поддался продолжительному нашествию монголов. В 1211 году Чингисхан атаковал цзинь, захватив земли, города и добычу в захватывающей кампании, кульминацией которой стало падение Пекина.

Почему монголы добились такого успеха?

Что, кроме военного гения Чингисхана, сделало монголов такими устрашающими? В основе их успеха лежали конные лучники, которые, по словам историка Фрэнка Маклинна, вдохновили «качественный скачок в военной технологии».Монголы обучались стрельбе из лука и верховой езде с юных лет — Чингисхан, вероятно, научился стрелять стрелой с лошади примерно к трем годам — ​​и научились достигать максимальной точности, выпуская свои стрелы, когда все копыта их лошадей отрываются от земли. .

Монгольские лучники во время разрушения западом Чингисханом. (Фото Getty Images)

Монголы прекрасно умели общаться на больших расстояниях, что они оттачивали веками, собирая животных в степи.Это позволяло им медленно затягивать петлю вокруг врага.

Коварство было еще одним ключевым оружием в арсенале монголов. Чингисхан в значительной степени полагался на шпионов и, конечно же, был не прочь использовать фальшивые новости в качестве тактики. В одном случае он использовал кампанию дезинформации, чтобы подтвердить подозрения одного мусульманского шаха в том, что его подчиненные замышляют против него заговор. Чингисхан также был мастером притворного отступления, выманивая противников из оборонительных позиций, прежде чем нанести смертельный удар.

Чингисхан, похоже, совершенно не раскаивался в насилии.

Скомбинируйте все это с его способностью быстро внедрять новые технологии в свою армию — такие как китайские осадные орудия, минометы, порох, не говоря уже о тысячах захваченных солдат, — и вы получите поистине грозного врага.

А потом, конечно, был террор. «Те, кто сдались, будут пощажены», — сказал Чингисхан.«Те, кто не сдались, но выступили против борьбы и разногласий, будут уничтожены». Это не было праздным хвастовством. Города, в которых происходили драки, обычно подвергались оргии разрушения: их мужчин убивали, женщин насиловали, а здания сносили. Как военная стратегия, «образцовая бойня» была крайне жестокой, но как средство отговора от сопротивления она была пугающе эффективной. Только во время кампаний монголов в Китае могло погибнуть до 30 миллионов человек. Однако с точки зрения явного варварства худшее было еще впереди.

Покорив Западную Ся и Цзинь на востоке, Чингисхан стремился установить торговые связи со своим западом. Он отправил эмиссаров в империю Хорезмидов (современные Афганистан и Ирак). По словам современного персидского историка Джузджани, они несли следующее послание своему правителю Ала ад-Дину Мухаммаду: «Я властелин земель восходящего солнца, в то время как вы правите землями заходящего солнца. Давайте заключим прочный договор о дружбе и мире ». Ответ был решительным.Это была голова одного из послов Чингисхана в мешке. Когда он узнал об этом ужасном пренебрежении, он пришел в ярость, которая изменила ход истории. В течение нескольких месяцев Чингисхан отправил армию из 200000 человек, чтобы преподать шаху урок, который народы Центральной Азии не забудут на протяжении поколений.

Во время этой кампании были совершены одни из самых громких из всех монгольских зверств, совершенных на восточных форпостах ислама. Город Гургандж в современном Туркменистане испытал на себе всю тяжесть ярости Чингисхана.Мусульманские историки отмечают, что после пятимесячной осады 50 000 монгольских солдат убили по десять человек каждый.

Среди других жертв был город-оазис Мерв (также Туркменистан), библиотеки которого, составляя самую большую коллекцию в Центральной Азии, содержали 150 000 томов. К тому времени, когда войска Чингисхана закончились, город и его библиотеки лежали в руинах, и каждому солдату 7-тысячной армии вторжения было выделено около 300 человек для убийства. Большинству было перерезано горло.

Был ли Чингисхан мстительным тираном или просвещенным правителем?

Чингисхан, о котором думают люди, склонен быть безжалостным убийцей, ведущим безжалостную армию по всей стране и строящим империю на костях миллионов. Но у него была и другая сторона, на которую часто не обращают внимания, и это как просвещенный правитель, понимавший, что, если его Монгольская империя окажется устойчивой, ему придется работать с народами, которых он поработил.

Он определенно был не прочь использовать навыки этих людей, выявить лучших мастеров империи и вернуть их в Монголию.В результате его столица Каракорум ощетинилась небольшими общинами иностранных серебряных дел мастеров, шелкоткачей, художников, архитекторов и т.п. И были ли они христианами, мусульманами или буддистами, похоже, они могли свободно поклоняться в мире.

Еще одним ключом к успеху Чингисхана было продвижение торговли. Империя уменьшила размер мира, по сути, служа приводным ремнем для технологий, науки и товаров между такими разнообразными территориями, как Китай, Иран и Восточная Европа.Без этих монгольских торговых путей Марко Поло никогда бы не совершил свое знаменитое путешествие из Европы в Китай в конце 13 века.

Смазывала колеса этой связи знаменитая почтовая система монголов. Широкая сеть маршрутов, соединенных регулярными перевалочными пунктами, позволила сообщению преодолеть 125 миль за один день. Он оставался самым быстрым способом отправки сообщений через Азию до появления железных дорог.

Чингисхан, похоже, совершенно не раскаивался в насилии.«Я — наказание Божье», — было его вызывающее послание. «Если бы вы не совершили великих грехов, Бог не наложил бы на вас такого наказания, как я».

К 1225 году монгольская кампания в Средней Азии фактически закончилась. Бесчисленные города были разрушены, миллионы лежали мертвыми, и теперь Чингисхан правил империей, простирающейся на запад до Каспийского моря.

Был ли он теперь готов почивать на лаврах? Чтобы расслабиться и насладиться трофеями победы? Не тут-то было. В монгольских текстах говорится, что Чингисхан искренне верил, что его судьба — завоевать мир для своего бога Тенгри.

Какими бы ни были его мотивы, через год он снова оказался на следе кампании, ведя армию обратно в Китай. Но это не должно было быть. В 1227 году он заболел и умер всего через несколько дней. Его тело было перевезено обратно в Монголию, где оно было похоронено в неизвестном месте возле священной горы. Его местонахождение до сих пор остается загадкой.

Согласно легенде, последние слова Чингисхана нескольким верным последователям были: «Я завоевал для вас большую империю. Но моя жизнь была слишком короткой, чтобы охватить весь мир.Это я оставляю тебе ». Сказал он эти короткие предложения или нет, его преемники были более чем счастливы принять вызов. Чингисхан был мертв, но поскольку народы Азии и Европы за следующие семь десятилетий научатся за свою цену, монголы еще не закончили с завоеванием.

Монголы в Европе

Чингисхан, возможно, испустил свой последний вздох в 1227 году, но его смерть не знаменовала пика Монгольской империи или конца их жажды завоеваний. Отнюдь не.Сын и преемник Чингисхана, Егодей-хан, питал страсть к земле и портил все так же ненасытно, как и его отец, и жители Восточной Европы скоро пожнут последствия.

Осенью 1237 года монгольское войско перешло Среднюю Волгу и напало на княжества Центральной России. Город за городом подвергались разграблению, в том числе в 1240 году Киев. «После долгой осады города, — сообщил папский посланник Джованни да Пьян дель Карпини, — они взяли его и предали жителей смерти.”

Затем монголы ворвались в Польшу и Венгрию, скорость их кавалерии, дальность стрельбы их лучников и их хорошо отточенные методы осады сокрушили защитников. К 1241 году, когда ударные войска совершили набег на окраины Вены, Западная Европа оказалась во власти монголов. Но затем, практически в мгновение ока, они исчезли. Егодей внезапно умер, и его армия вернулась домой, чтобы избрать нового хана, который никогда не вернется. У Европы был впечатляющий перерыв.

Что представляет собой наследие Чингисхана?

Джон Ман, автор книги «Монгольская империя: Чингисхан, его наследники и основание современного Китая» (Corgi, 2015), отвечает на некоторые из самых больших вопросов, касающихся монгольского военачальника

Что сделало Чингисхана великим лидером?

Он никогда не переставал учиться и бесконечно хотел адаптироваться.Он рано понял, что единственный способ преуспеть — это заключать союзы с соперничающими племенами. Затем, когда он стал Чингисханом, ему пришла в голову идея разделить племена и распределить их по разным частям армии. Это был блестящий способ подавления межплеменной вражды. И, конечно же, он продвигался по заслугам, а это означало, что на вершину поднимались величайшие таланты.

Чингисхан — величайший полководец мира?

Несомненно, он в тройке лидеров.Вы могли бы привести аргумент в пользу соперничества Александра Великого. То же самое и с Наполеоном, который, как и Чингисхан, был гением в управлении как военной, так и гражданской стороной своей администрации.

Как он обеспечил лояльность своих последователей?

Все любят победителя. Чем больше он выигрывал, тем больше людей сплотилось под его флагом. А в стране без денег многих привлекли бы военные трофеи. Чингисхан был щедрым по отношению к тем, кто проявлял лояльность — он был не из тех лидеров, которые тратят свое богатство на счет в швейцарском банке 13-го века!

Насколько кровожадным был Чингисхан?

A: Он был кровожаднее своих современников, но только потому, что добился большего успеха.Я бы сказал, что он проявил большую сдержанность. Он понял, что для создания империи ему нужно было работать с людьми впоследствии, и он прибегнет к убийству только в том случае, если это послужит его цели. Это, вероятно, объясняет его использование «образцовой бойни». Осады чрезвычайно дороги и требуют большого количества рабочей силы — лучший способ избежать их — напугать города и заставить их сдаться заранее.

Какая была величайшая военная победа Чингисхана?

Осада Пекина. Это был первый по-настоящему большой.Захватив один крупный город, он приобрел больше людей и осадных орудий, чтобы использовать их против других.

Что мотивировало завоевания Чингисхана?

Согласно более поздним монгольским источникам, он был вдохновлен небесами править Землей. Я думаю, что эта идея пришла задним числом, а не самим человеком. Я бы сказал, что каждое завоевание вдохновляло на следующее, пока все это не набрало непреодолимой силы. Империи никогда не бывают достаточно большими или безопасными — если вы император, вам всегда нужно продолжать движение.

Чингисхан изменил мир?

Его величайшим наследием для меня было видение мирового господства, которое возникло после его смерти и претворилось в жизнь его сыном Угодеем и внуком Хубилай-ханом. В конечном итоге это привело к объединению Китая, и с тех пор он остается единым. Таким образом, можно утверждать, что, возможно, его самым долгим достижением является современный Китай.

Спенсер Дэй — внештатный писатель-историк

Эта статья была впервые опубликована в ноябрьском выпуске журнала BBC History Revealed за 2018 год

Вот почему Чингисхан добился таких успехов в своих завоеваниях

В театре импровизация — или просто «импровизация» — это искусство спонтанного исполнения незаписанной сцены.У артистов могут быть реквизиты и / или подсказки для работы, но суть в том, чтобы актер или комик укреплял уверенность и мужество на сцене, выясняя это на ходу.

Мы делаем то же самое в повседневной жизни, реагируя на неожиданные или непредвиденные обстоятельства и преодолевая их, используя имеющиеся в нашем распоряжении инструменты. И чем больше мы импровизируем мелкими способами, тем увереннее и комфортнее мы становимся в нашей способности принимать быстрые решения и решать проблемы, когда ситуация становится серьезной.


Ричард Дин Андерсон в роли Макгивера.

(Фото любезно предоставлено Paramount Television)

Что бы вы сделали, если бы ваша жизнь — или жизнь любимого человека — была поставлена ​​на карту, а у вас не было оружия? Ответ: направьте свой внутренний МакГайвер и импровизируйте. Использование самодельного оружия никогда не должно быть основным выбором при самообороне; ношение огнестрельного оружия вместе с соответствующей защитной тренировкой с огнестрельным оружием — гораздо более надежный вариант.

Однако бывают случаи, когда вы можете остаться без основного защитного оружия и вам нужно проявить изобретательность.Вы летите в тенистое место и не можете взять с собой пистолет или нож? Возьмите на заправке чашку горячего кофе — в случае необходимости ее можно бросить в лицо злоумышленнику. Цель импровизированного оружия — создать дистанцию ​​или прервать контакт и уйти.

Для некоторых из нас самое близкое к импровизированной ситуации самозащиты — это раздавить зловещего и подозрительного паука ботинком. Но в мире есть плохие люди, которые хотят причинить вред, и нет гарантии, что вы никогда не станете мишенью.Уверенность в использовании самодельного оружия требует правильного мышления. Некоторые утверждают, что это паранойя, но паранойя — это состояние беспокойства или страха, противоположное уверенному и подготовленному состоянию ума.

Чтобы получить более глубокое представление, мы обратились к экспертам.

Клинт Эмерсон — бывший морской котик США и автор книги «100 смертельных навыков».

(Фото любезно предоставлено Клинтом Эмерсоном)

Помимо того, что Клинт Эмерсон является отставным морским котиком США с более чем 20-летним опытом, он также является автором книги «100 смертоносных навыков: руководство для спецназовца по ускользанию от преследователей, уклонению от захвата». и выживание в любой опасной ситуации.

Emerson объяснила, что самозащита зависит от вашей среды и того, к чему у вас есть доступ. О том, что вы можете использовать для защиты дома, на работе и в других часто посещаемых местах, следует подумать заранее, а не в середине кризиса.

«Если вы дошли до того, что тянетесь к чему-либо вокруг себя, чтобы использовать его в качестве импровизированного оружия, пока на вас нависла угроза, это зашло слишком далеко», — сказал Эмерсон во время недавнего телефонного интервью с Coffee or Die. . «Они уже слишком близко, и это плохой день.

«Вам всегда нужна дистанция», — продолжил он. «Если вам нужно взять бейсбольную биту или вы не можете использовать руки, все пошло не так, и вы слишком близко».

Если у вас дома нет огнестрельного оружия, Emerson предлагает использовать спрей для осы или спрей для духовки. Спрей для осы может стрелять потоком до 30 футов и обладает химической силой, чтобы остановить угрозу на достаточно долгое время, чтобы позволить вам сбежать. Хотя средство для чистки духовки похоже, оно не обеспечивает расстояния. Эмерсон сказал, что химические вещества не являются натуральными и поэтому сильнее, чем аэрозоль.Однако он предупреждает, что это , для дома только . Их ношение в качестве формы самообороны вне дома может привести к серьезным юридическим последствиям.

В случае близких угроз Emerson рекомендует ручку Zebra модели F701, которую можно найти в большинстве магазинов канцелярских товаров. Ручка из нержавеющей стали имеет заостренный наконечник, ее можно брать с собой куда угодно, даже в самолет. Его конструкция и надежность делают его идеальным подручным оружием. Эмерсон сказал, что важно практиковать с ним хват и защитные движения, чтобы лучше подготовиться на случай, если вам когда-нибудь понадобится его использовать.Надежный захват в сочетании с правильным размещением обеспечивает хорошую способность к прокалыванию и может вызвать серьезные повреждения. Помните, что цель — разорвать контакт и уйти.

«Это образ мышления, повседневный образ мышления, который должен стать естественной частью нас», — сказал Эмерсон. «Мы пристегиваем ремни безопасности, даже не задумываясь об этом — мы просто делаем это. Лучше создавать хорошие привычки сейчас, чем быть застигнутыми врасплох в плохой ситуации или стихийном бедствии. Быть готовым помогает устранить элемент неожиданности, что в геометрической прогрессии увеличивает наши шансы на выживание.”

Джефф Киркхэм был зеленым беретом армии США, который теперь руководит ReadyMan, организацией, специализирующейся на навыках выживания. Киркхэм также является изобретателем Rapid Application Tourniquet (RATS).

(Фото любезно предоставлено Джеффом Киркхэмом)

Джефф Киркхэм прослужил почти 29 лет в армии США в качестве «зеленого берета». Он также является руководителем ReadyMan, онлайн-ресурса, посвященного информации, обучению, навыкам и продуктам, которые помогут людям выжить, выжить, экстренно и тактически. ReadyMan фокусируется на мировоззрении, ситуационной осведомленности, предотвращении похищения, ограничениях при побеге и многом другом.

Самый сильный совет Киркхэма — избегать — делать все, что в ваших силах, чтобы быть в курсе и не быть целевой жертвой — и лучший способ сделать это — пройти обучение.

«Ключ к успешному обучению самообороне — найти что-то, что вас вдохновляет», — сказал Киркхэм. «Есть много отличных инструкторов, и когда дело доходит до тренировок, лучше что-то, чем ничего».

https://www.youtube.com/watch?time_continue=1&v=x3DLHXtzCAs

ЧТО ТАКОЕ READYMAN?

www.youtube.com

Киркхэм сказал, что в ситуациях ближнего боя лучшее оружие — это то, что у нас всегда с собой: руки, ноги, колени и локти. Обучение использованию оружия, с которым мы родились, придаст уверенности в том, чтобы противостоять угрозе. Кроме того, все, что в ваших руках, может быть оружием — ручка, книга, чехол для ноутбука. Это не должно быть потрясающе, вам просто нужно подумать и сделать все возможное, чтобы уйти.

Когда дело доходит до спасения вашей жизни или избежания травм, все справедливо.Киркхэм классифицирует ногти и зубы как вторичное оружие и советует не недооценивать их силу и не проявлять робость в их использовании. По словам Киркхэма, собака может быть еще одним важным активом. Независимо от того, есть ли у вас обученная защитная собака или собака для домашнего животного, лучший друг человека может быть ценным источником защиты. Даже маленькая собака может отвлечься, чтобы выиграть время для побега.

Чтобы узнать, где вы оцениваете степень готовности, ReadyMan предлагает самооценку Plan 2 Survive. Он включает в себя все, от финансовой стабильности до ситуаций выживания и стихийных бедствий, и является отличным способом оценить себя и стать лучше подготовленным.

Фред Мастисон — международный инструктор по огнестрельному оружию и эксперт в области тактики защиты, огнестрельного оружия и защиты руководителей.

(Фото любезно предоставлено Фредом Мастисоном)

Завершает экспертную группу Фред Мастисон из Force Options USA. Мастисон — ветеран армии и профессиональный инструктор в области оборонительной тактики, огнестрельного оружия, административной защиты и рукопашного боя. Он также имеет черный пояс седьмой степени по айкидзицу. Мастисон обучает сотрудников правоохранительных органов и гражданских лиц на международном уровне.

Мастисон повторил мнение Эмерсона о том, что когда дело доходит до того, чтобы быть достаточно близко, чтобы использовать импровизированное оружие, дело зашло слишком далеко. Ситуационная осведомленность, избегание и дистанция жизненно важны. Однако, когда дела идут плохо, насилие становится ключевым моментом.

«Если вы можете использовать острый предмет, например ручку, вы захотите ударить по лицу», — сказал Мастисон. «Глаза и переносица — очень чувствительные области — если все, что у вас есть, это руки, выдавите глаза или укусите.Ключ в том, чтобы сделать это с намерением и силой, чтобы прервать контакт и сбежать ».

Общая черта этой группы экспертов очевидна: ситуационная осведомленность жизненно важна. Правильный образ мышления, подготовка и четкое понимание того, что вас окружает, помогут вам не стать мишенью. Доступны различные классы для развития тактики физической и психологической самозащиты — ищите их. Готовность и бдительность имеют решающее значение для нашего выживания, будь то угроза для человека или стихийное бедствие.Каждый из нас индивидуально должен проявить инициативу и подготовиться, быть готовым защитить себя, вместо того, чтобы полагаться на кого-то другого, чтобы спасти нас.

Изначально эта статья была опубликована на сайте Coffee or Die. Подпишитесь на @CoffeeOrDieMag в Twitter.

Чингисхан, основатель Монгольской империи: факты и биография

Чингисхан был воином 13 века в Центральной Азии, который основал Монгольскую империю, одну из крупнейших империй в истории.К тому времени, когда он умер, империя контролировала огромную территорию в Китае и Центральной Азии, а ее армии отважились продвинуться так далеко на запад, как Киев на территории современной Украины. Преемники Чингисхана продолжали контролировать королевства с территориями на Ближнем Востоке, в Южной и Юго-Восточной Азии и Восточной Европе.

Несмотря на его великие достижения и свирепую репутацию, мы многого не знаем о Чингисхане. Например, нет ни одного аутентичного портрета человека, который сохранился бы до наших дней, пишет Жан-Поль Ро, почетный профессор Ecole du Louvre в своей книге «Чингисхан и Монгольская империя» (Thames & Hudson 2003 ).Все его образы были созданы после его смерти или людьми, которые иначе никогда с ним не встречались.

Кроме того, до тех пор, пока Чингисхан не получил контроль над уйгурским народом, у монголов не было системы письма. Таким образом, многие из сохранившихся записей о нем были написаны иностранцами. Сохранившаяся важная монгольская запись называется «Тайной историей монголов», но была написана анонимно (как следует из названия), по-видимому, через некоторое время после смерти Чингисхана.

Насколько известно современным историкам, он родился примерно в 1160 году нашей эры (точный год неизвестен) и умер в августе 1227 года, по-видимому, естественной причиной, в процессе карательной кампании против тангутов (которые были зарезаны после смерти Чингисхана).

Молодость

Чингисхан родился с именем Темучин (также пишется Темучин). В то время Монголией правили разные кланы и племенные группы. Его отец по имени Есукай «был господином и вождем 40 000 палаток или семей.Даже его братья, в том числе старшие, признали его своим лидером и главой клана Борджигин », — пишет покойный Сайед Анварул Хак Хакки, который был профессором Алигархского мусульманского университета, в своей книге« Чингиз Хан: Жизнь и Наследие строителя империи »(Primus Books, 2010).

Мать Тэмуджина, Хоэлун, была схвачена кланом его отца и вынуждена стать женой Есукая (что в то время было обычным явлением в Монголии). Мальчика назвали Тэмуджином, чтобы отпраздновать победу его отца над врагом, также по имени Тэмуджин, пишет Хакки, который отмечает, что называть новорожденного ребенка именем благоприятного события было обычной практикой.

Нам ничего не известно о его ранней жизни, «но разумно предположить, что по мере того, как прошли годы, и детство превратилось в юность (он) вырос в жесткой и суровой атмосфере кочевой жизни, в которой племенные лорды и вожди дрались, пили и дрались, женились и спали с оружием под ним — суровая жизнь, в которой вожди разделяли страдания, голод и лишения своего народа », — пишет Хакки.

Примерно в возрасте 9 лет Тэмуджин был обручен с Бёрте, 10-летней дочерью Дая Сечена, вождя племени Джунгират (есть разные варианты написания этих имен).Хакки считал, что Тэмуджин какое-то время жил со своим тестем, хотя это вызывает споры среди ученых.

В какой-то момент отец Тэмуджина, Есукай, умер (очевидно, отравленный), и Тэмуджин вернулся домой и обнаружил, что его отец мертв. Власть семьи ослабла, поскольку многие последователи его отца покинули их.

Тэмуджин, его семья и оставшиеся последователи были вынуждены зарабатывать себе на жизнь на маргинальных пастбищах, сражаясь с ворами и старыми соперниками Есукая, надеясь убить его семью.Говорят, что примерно в 14 лет Тэмуджин убил своего сводного брата Бектора.

Приход к власти

Через несколько лет Тэмуджин почувствовал, что он достаточно силен, чтобы вернуться к Дай Сечен и взять Бортэ за руку в браке. Он переоценил свои силы, и Бортэ был похищен во время набега племени под названием Меркит. Темуджину пришлось искать помощи у своих друзей Джамухи и Тогрула (также называемых Онг-ханом или Ван-ханом), чтобы освободить ее (они оба были рады помочь, поскольку ненавидели меркитов).

Китайские исторические источники говорят, что в какой-то момент Тэмуджин был захвачен династией Цзинь (которая контролировала часть Китая) и удерживалась там в течение нескольких лет. Точно это или нет, неизвестно.

Записи действительно показывают, что около 1200 Тэмуджин объединился с Тогрулом и начал кампанию против татар, которую они победили в 1202 году. Эти двое позже поссорились, и Тогрул был убит после того, как его войска были разбиты Тэмуджином. . Тэмуджин также поссорился с Джамухой и, в конце концов, убил его.

В 1206 году Тэмуджин завоевал большую часть Монголии, и оставшиеся племена были вынуждены признать его своим вождем. Он взял имя Чингисхан (также пишется Чингиз Хан или Чингис Каган). Название имеет разные переводы, один из которых — «океанический суверен», — пишет Ра.

Построение империи

Спустя годы после захвата Монголии Чингисхан начал успешную кампанию против династии Цзинь, взяв их столицу Чжунду (недалеко от современного Пекина) в 1215 году.Затем он обратил свое внимание на запад, продвигаясь все глубже и глубже в Центральную Азию. В 1219 году он начал успешную кампанию против хорезмийского шаха (базирующегося в современном Иране) с армией численностью до 200000 человек.

Почему Чингисхан почувствовал необходимость начать эти кампании, является предметом споров среди ученых. Моррис Россаби из Колумбийского университета пишет в разделе книги «Чингисхан и Монгольская империя» (University of Washington Press, 2009), что было выдвинуто несколько идей.Возможно, войны в Монголии истощили запасы животных в стране, и Чингисхану нужно было совершить набеги на другие страны, чтобы предотвратить голод. Другая идея состоит в том, что период засушливой погоды в Монголии привел к решению Чингисхана захватить новые земли для своего народа. Еще одна идея состоит в том, что Чингисхан чувствовал, что у него есть божественное право на завоевание мира. [По теме: влажный климат мог спровоцировать вторжение монголов]

Какими бы ни были его причины, его быстрые завоевания ошеломили средневековый мир, отмечает Россаби.В то время как его тактика — использование составного лука, кавалерия и симулированное отступление — не была новостью, и ему приходилось искать иностранную помощь, чтобы научиться вести осадную войну, Чингисхан внес новшества в форме правления и организации. Он преобразовал монгольское общество, основанное на племенах, в общество, способное завоевывать империю и управлять ею.

«Завоевав территории за пределами Монголии, он ввел более сложную административную структуру и регулярную систему налогообложения», — пишет Россаби.«Привлекая пленных турок, китайцев и других, он начал разрабатывать более стабильную систему, которая могла бы способствовать более упорядоченному правительству со специализированными официальными должностями».

Он разработал систему законов и постановлений, чтобы управлять своей новой империей. «В соответствии со своим разумом он установил правило для каждого случая и правило для каждого обстоятельства; в то время как за каждое преступление он назначал наказание », — писал персидский писатель Ата-Малик Джувейни, живший в 13 -м веке, в своей книге« История завоевателя мира »(перевод Джона Эндрю Бойля в 1958 году).

Чингисхан сказал, что награбленное в его походах должно быть разделено между его войсками, и настоял на том, чтобы они следили за интенсивной тренировкой, сосредоточенной на охоте. «Это было сделано не только ради игры, но и для того, чтобы они могли привыкнуть и приучить себя к охоте, а также научились обращаться с луком и выносить невзгоды», — писал Джувайни.

Подобные политики помогали его армии держаться вместе, даже когда они были далеко от дома. Они представляют собой «крестьянство в обличье армии, все они, большие и малые, благородные и низменные, во время битвы становящиеся фехтовальщиками, лучниками и копьеносцами и продвигаются в любом направлении», — писал Джувейни.

Хотя Чингисхан был известен своей жестокостью, он часто приказывал своим войскам не причинять вреда ремесленникам и оставлять священников в покое, уважая святых людей других вероисповеданий. Сам Хан придерживался системы верований, основанной на монгольском шаманизме.

Смерть Чингисхана

Чингисхан разыскал даосских священников, которые, как он считал, знали секрет вечной жизни. Однако в разгар кампании против тангутов (которые, по его словам, нарушили свое слово), он умер, очевидно, естественной смертью.Его тело было возвращено в Монголию, и его могила, как говорили, была относительно скромной для правителя его уровня, хотя ее местонахождение сегодня неизвестно.

После его смерти его сын, Огедай, унаследовал его до своей смерти в 1241 году. Россаби отмечает, что будущие правопреемства были оспорены, что привело к спорам, войнам и, в конечном итоге, к распаду империи на различные государства. «Такие конфликты и связанная с ними разобщенность станут главными факторами краха Монгольской империи», — пишет он.

Для людей, ставших подданными империи, возвышение Чингисхана было ошеломляющим, а для некоторых — почти божественным.

«До появления (Чингисхана) у них не было ни вождя, ни правителя. Каждое племя или два племени жили отдельно; они не были объединены друг с другом, и между ними была постоянная борьба и враждебность », — написал Джувайни.

Но когда «феникс процветания желает сделать крышу одного человека своей обителью, а сова несчастья преследовать порог другого… ни недостаток снаряжения, ни слабость условий не мешают удачливому человеку достичь своей цели…»

— Оуэн Джарус

Films Media Group — Чингисхан: Террор и завоевание

Чингисхан: Вождь и воин (00:54)
БЕСПЛАТНЫЙ ПРОСМОТР

Более половины граждан Монголии утверждают, что являются прямыми потомками Чингисхана.Он считал, что ключ к счастью — это «победить врагов; забрать их имущество; обнять их жен и дочерей».

Расцвет Монгольской империи (01:45)

На заре 13-го века неудержимые орды завоевывают азиатский континент, и миллионы людей лежат мертвыми вслед за Чингисханом.

Варварская пустыня (00:49)

В последние десятилетия XII века китайская цивилизация достигла своего пика.Великая стена построена для защиты от враждующих племен кочевников, населяющих обширные степи Центральной Азии. Это найманы, меркиты, монголы и татары.

Чингисхан: герой или тиран? (01:29)

Чингисхан родился где-то в степях около 1165 года. Существуют различные рассказы о его жизни, но «Тайная история монголов», написанная вскоре после его смерти, считается самым надежным источником информации о жизни Чингисхана.

Жизнь в Монголии XII века (02:33)

Монголы разделились на кланы, семьи и племена без единого вождя. Вражда между семьями была обычным делом. Жизнь была суровой, и самые слабые умирали. Мать Чингисхана была похищена из другого племени.

Урок матери Чингисхана (03:03)

Отец Чингисхана взял его жить к племени девушки, на которой он женился.Его отец был убит на обратном пути. Клан покинул его мать, оставив ее единственным защитником семьи. Чингис убил своего сводного брата в 13 лет из-за рыбы.

Стратегический лидер Чингисхана (03:01)

Популярность Чингиса росла, и клан, покинувший его семью, захватил его, но он сбежал. Он женился на Берте и подарил соболью шубу, подаренную ее семьей на свадьбу лидеру клана Тогрулу, чтобы заключить союз.

Месть меркиту (02:45)

Чингиз избежал набега меркитов, но его жена попала в плен. Он завербовал Тогрула, который собрал 5000 солдат на поиски жены Чингиз. В процессе они приобрели женщин и животных.

Кровные братья: Чингис и Джамука (02:31)

Мать и жена Чингисхана завидовали его связи с другом детства Джамукой.Они разорвали союз между двумя мужчинами, и последователи Джамуки объединились вокруг Чингисхана.

Психологическая война Чингисхана (01:50)

Власть и контроль применялись жестокими методами с целью захвата лошадей и женщин противника. Чингисхан использовал свое понимание человеческого страха, чтобы одолеть и контролировать своих врагов, многие из которых просто сдались, а не сражались с ним.

Чингисхан строит армию (02:17)

После того, как Джамука и его последователи напали на лагерь Чингиса, захватив и замучив 70 вождей.Чингисхан собрал и обучил армию, подобной которой раньше не было в мире.

Кампания 1202 года (02:35)

После того, как Чингисхан разгромил татар, Джамука спланировал штурм. Спустя три боя сторонники Джамуки потерпели поражение. Джамука сбежал и присоединился к найману. Чингисхан напал на найманов и практически уничтожил их.

Чингисхан назван правителем народа (03:15)

Уничтоженные найманы, Чингисхан был бесспорным военачальником над более чем 2 миллионами человек.Его аппетит к завоеваниям обратил его внимание на восток и юг. Он тщательно отбирал генералов и лично контролировал каждое сражение.

Чингисхан между походами (01:05)

У Чингиса было несколько жен, старшей из которых была Берта, которая родила четырех сыновей, старший из которых мог не принадлежать ему. Чингисхан отдал своим сыновьям территории в различных частях своей империи.

Чингисхан: терзаемый мечтами о завоевании (01:52)

Соблазн Великой Китайской стены заставил Чингисхана обратить внимание на Китай.В возрасте 40 лет в 1206 году он созвал собрание вождей, включавшее пьяный разгул. Сотни тысяч палаток покрывали ландшафт.

Ся: Страна тангутов (02:22)

В 1207 году на территории современного северного Китая Чингисхан приступил к завоеванию тангутов, добавив их к своей растущей империи наций. В 1211 году Чингис постился и размышлял о предстоящей битве за Чинс.

Чжунду: Покорение Цзинь (02:47)

Великая стена не была препятствием для 40 000 кавалеристов Чингисхана. Пленные пленные использовались как живые щиты в бою, гонимые впереди монгольских солдат при нападениях на поселения. В 1215 году монголы заняли то, что сейчас является Пекином.

Империя Чингиса расширяется от Желтого до Каспийского моря (02:02)

Чингисхан направил дипломатов для заключения договора с шахом исламского союза в регионе, который сейчас является Узбекистаном, Афганистаном, Туркменистаном и северным Ираном.Послы были убиты, и Чингисхан напал на мусульман с беспрецедентным войском в 200000 человек.

Смерть Чингисхана (02:19)

В отличие от большинства монгольских территорий, преемник Чингисхана не был предметом конфликта. Чингисхан умер 18 августа 1227 года. Его могила была тщательно спрятана в соответствии с монгольскими традициями и до сих пор не найдена.

Величайшая империя в истории (02:25)

Внук Чингисхана Хубилай-хан расширил монгольскую империю за пределы того, что мир когда-либо видел.Важность строительства империи Хана заключалась в встрече Востока и Запада и, как следствие, стабильности, которая позволила потоку идей, людей, торговли и технологий.

Кредиты: Чингисхан: Террор и Завоевание (00:41)

Кредиты: Чингисхан: Террор и Завоевание

Чтобы узнать о дополнительных вариантах аренды и покупки цифровых материалов, обратитесь к консультанту по СМИ по телефону 800-257-5126
(нажмите вариант 3) или в sales @ movies.com.

Завоевание Персии — пожар в Азии: Монгольская империя

Хорезмидская империя и ее расширяющийся сосед, Монгольская империя.

В 1218 году монгольский караван, проходивший через территорию современного Узбекистана в сторону Персидской империи, был остановлен губернатором персидской провинции. Подозревая монгольских шпионов, губернатор приказал уничтожить людей каравана и конфисковать его товары.Монголы пришли в ужас. Разъяренный Чингисхан немедленно отправил эмиссаров к шаху Ирана, чтобы сообщить ему о своем недовольстве и потребовать репараций. Удивленный (Монголия в то время была небольшой, незначительной территорией), шах приказал убить одного эмиссара, а у двух других поджечь бороды.

Это жестокое обращение возмутило монголов. Они считали эмиссаров священными и оказывали им величайшее уважение. Это жестокое обращение дало Чингисхану полезный повод для войны.

Явный победитель казался очевидным. Шах империи Хорезмидов ад-Дин Мухаммад II имел в своем непосредственном подчинении четыреста тысяч человек и огромные резервы по всей его империи, если они окажутся необходимыми. У Чингисхана было самое большее двести тысяч человек.

У шаха Мухаммада был также сын Джалал ад-Дин, чрезвычайно способный военачальник и стратег. Однако шах проигнорировал предупреждения своего сына, когда Джалал ад-Дин рекомендовал нанести упреждающий удар по монголам, прежде чем они смогут собрать какие-либо сильные силы.В сочетании с сильным военным руководством и тактическими навыками Чингиса исход войны был менее очевиден.

Большая часть войны закончилась всего за одно сражение. Осенью 1219 года пятидесятиитысячное монгольское войско во главе с сыновьями Чингиса, Чагадей и Угедеем, вошло в персидский город Утрар. Осада города продолжалась до 1220 года, когда собственное войско Чингисхана оказалось в тылу врага у города Бухара. Когда турецкий гарнизон попытался уничтожить их, они были убиты до человека.

По повороту событий, который демонстрирует жестокость как Чингисхана, так и монгольских армий, когда Чингисхан впервые вошел в Бухару, он вошел в мечеть, предположив, что это дворец шаха. Когда ему сказали, что это мечеть, он приказал переоборудовать ее в конюшню. Ящики для Корана превратятся в конюшни.

По его приказу он поднялся на кафедру и обратился к толпе мирных жителей. «Я — наказание Бога», — сказал он им. «Если бы ты не совершил великих грехов, он бы не послал наказание, как я.«

По некоторым оценкам, в тот день в Бухаре было убито более трехсот тысяч человек. Однако выживших не собирали и не брали в заложники или рабы. Чингисхан разрешил им уйти на свободу и скитаться по другим городам. Он знал, что рассказы о его жестокостях в Бухаре вызовут ужас в других городах. Их сопротивление стало заметно слабее.

Когда монголы пробирались через империю Хорезмидов, рассказы об их резне и злодеяниях дошли до шаха в его столице Самарканде.Понимая, что у него нет другого выбора, кроме как бежать, он бежал из Самарканда с монгольскими воинами по пятам. Ему удалось опередить монголов, и в конце концов его выгнали в город под названием Астара, где он сменил свою прекрасную одежду на лохмотья нищего. Затем он сел в рыбацкую лодку, когда монгольские воины, преследующие его, достигли берега. Они напрасно стреляли в рыбацкую лодку.

Шах Мухаммад добрался до небольшого острова Абекум в Каспийском море, где и умер в январе 1221 года, пройдя с самых больших высот до самых низких.Его сын, Джалал ад-Дин, был источником большого монгольского раздражения в последующие годы, но так и не смог собрать достаточно сил, чтобы справиться с истинным сопротивлением монгольским силам.

2. Эффекты

Именно благодаря монголам, которые также доминировали в Китае, китайские украшения и искусство достигли Персии.

Чормакуан и монгольское завоевание Ближнего Востока

Это был 1246 год, и францисканский монах по имени Джон де Плано Карпини, посланник папы при монгольском дворе в Каракоруме, сидел и внимательно слушал некоторых русских священников на коронации Гуюк-хана.Мысли Карпини вбирали в себя каждую деталь, пока русские жрецы рассказывали о прошлых завоеваниях монголов, перечисляя имена и местонахождение монгольских полководцев. И когда они закончили говорить, Карпини совершил удивительную вещь; Он собрал больше информации, чем весь христианский мир когда-либо знал об этих таинственных, устрашающих всадниках с востока.

От русских священников он узнал об одном генерале по имени Чормакан, который выступил против стран Ближнего Востока, побеждая не только людей, но и настоящих монстров.Позже Карпини писал, что, когда Чормакан пересекал пустыню, он « наткнулся на определенных монстров, как нам сказали, как определенную правду, которые имели человеческий облик, но только одна рука с кистью посередине груди и одна ступня. , и двое из них стреляли из одного лука; и они бежали с такой скоростью, что лошади не могли идти по их следу, потому что они бежали, подпрыгивая на одной ноге, и, когда они устали от этого метода продвижения, то они шли, опираясь на руки и ноги, поворачивая колеса телеги. . Когда это их утомило, они снова побежали по-прежнему.Русские священники также сказали Карпини, что после победы над ними Чормакан послал нескольких монстров в Каракорум в качестве послов с просьбой о мире.

Монстры, возможно, были мифом, но монгольский генерал из этой истории действительно существовал. Чормакан Ноян не получил такой же известности, как его сверстники, такие как Субедей, Мукали и Баян. Но это не из-за недостатка достижений. Большинство владений Монгольской империи на Ближнем Востоке было приобретено в ходе 10-летней кампании Чормакана; все же большинство историков монгольских завоеваний склонны сосредотачивать свое внимание на вторжениях в Китай и Европу.

Первое упоминание о Чормакане было во время нашествия монголов на Хорезмийскую империю в 1219–1221 годах. Однажды в 1221 году сыновья Чингисхана Джучи, Чагатай и Угедей после разграбления города Ургенч не смогли отложить часть добычи для своего отца. Это сильно возмутило великого хана. Пока его сыновья робко сидели перед великим монгольским вождем, он ругал их за жадность и непослушание. Мало кто осмеливался открыто говорить с Чингисханом в моменты его гнева, но вмешались три колчана из кешика , или императорского телохранителя.Три члена, Кункай, Конгтакар и Чормакан, обратились к Чингисхану с петицией: «Подобно серым соколам, которые только что начали тренироваться, сыновья едва учатся вести военную кампанию, и тут же вы упрекаете их в таком резком слове. таким образом, беспрерывно обескураживая сыновей. Почему? Мы боимся, чтобы сыновья, боясь, не упали духом ».

Это проявление мужества и мудрости произвело впечатление на великого хана. Хотя Чормакан и его товарищи-гвардейцы получили отсрочку для трех князей, они также искали кое-что для себя.Они просили, чтобы Чингисхан позволил им возглавить нападение на Багдад, который в то время находился за пределами монгольского царства. Чингисхан кратко обдумал его, а затем предоставил Чормакану повышение, чтобы возглавить кампанию, в то время как Кункай и Кунтакар остались в кешике .

Чормакан Ноян, член монгольского племени сунит, стал генералом. Тем не менее, его армия ждала девять лет, прежде чем окончательно уйти. Кампанию отложили несколько факторов. Первым вопросом, который нужно было решить, была новая война и непокорный вассал.Война разразилась после того, как Иналджук, хорезмийский наместник Отрара, устроил резню в торговом караване, охраняемом монголами, а затем убил монгольских послов, которые потребовали компенсации за возмущение. Чингисхан, который уже вел кампанию против царства чжурчжэней в северном Китае, быстро собрал другую армию, чтобы выступить против своего нового противника. Однако Илуку Бурхан, правитель тангутского королевства Си Ся, не подчинился приказу великого хана послать войска для хорезмийского похода, а его посол даже осмелился сказать: «Если силы Чингисхана неспособны подчинить себе других, почему он поступил так? до того, как стать ханом? »Поскольку в Китае все еще продолжались бои, Чингисхан не мог пожалеть людей, чтобы покорить тангутов.Вместо того, чтобы позволить хорезмийцам остаться безнаказанными, Чингисхан вторгся в их землю и отложил свои планы расправиться со своим мятежным вассалом на более поздний срок.

После уничтожения Хорезмийской империи Чингисхан получил возможность выступить против Си Си в 1226 году. Монгольские армии быстро опустошили королевство, но перед столицей Нинхся монгольская военная машина остановилась и началась длительная осада. Чингисхан лично руководил походом, но во время охоты конь старого воина испугался и сбросил его с седла.Хотя поначалу казалось, что не пострадал, Чингисхан постепенно становился все слабее и слабее, вероятно, из-за внутренних повреждений. Он умер в 1227 году, когда еще продолжалась осада Нингсиа. Его последним приказом было убить короля Си Ся и население Нинси. В конце концов город пал, и его последняя просьба была выполнена. Неизвестно, присутствовал ли Чормакан во время этой кампании, но со смертью Чингисхана ни один монгольский генерал не мог начать новую кампанию, пока они не избрали нового хана в имперской столице Каракоруме.Избранный преемник Чингисхана, Угедей, один из четырех его главных сыновей, не был возведен на престол до 1229 года. Только в 1230 году султан Джалал ад-Дин, старый враг монголов, вернулся, чтобы возродить хорезмийскую власть в Персии. наконец получил приказ идти.

Джалал ад-Дин несколько раз разбивал монгольские войска во время войны 1219–1221 годов. Однако после поражения от армии, лично возглавляемой Чингисханом, Джалал ад-Дин был вынужден бежать. Однако в 1226 году он вернулся в Персию, чтобы возродить империю, потерянную его отцом Мухаммадом Ала ад-Дином II.Посланные против него в 1227 году монгольские войска потерпели поражение при Дамегане. Другая армия, выступившая против Джалал ад-Дина, одержала пиррову победу в окрестностях Исфахана, но не смогла продолжить этот успех.

Полагая, что он в безопасности от дальнейшей монгольской угрозы, Джалал ад-Дин попытался вырезать новое царство из Ирака аль-Джами и региона Закавказья. Однако в Руме, теперь являющемся частью Турции, он потерпел поражение от султана Ашрафа из Алеппо и сельджукского султана Ала ад-Дина из Рума. Посланник исмаилитских ассасинов Персии прибыл в Бухару, где находился Чормакан, и сообщил ему об этой неудаче, которая показала слабость Джалал ад-Дина.Получив эту информацию и получив наконец согласие Угедея на кампанию, Чормакан покинул Бухару во главе от 30 до 50 000 монгольских солдат. Многие из его помощников были полководцами, сражавшимися против Джалал ад-Дина в 1227 и 1228 годах.

Монгольское войско в основном состояло из легкобронированных, но хорошо вооруженных конных лучников. Большинство офицеров были этническими монголами, однако многие из рядовых были различными тюркскими кочевниками, ставшими вассалами монголов. В дополнение к легкой кавалерии, был контингент тяжелых кавалеристов, которые несли копья, а также сложный лук, любимый монголами.С дальностью стрельбы почти 300 ярдов, составной лук позволял монголам сражаться с концентрированной огневой мощью, а не с вращающейся рукопашной схваткой. Кроме того, у каждого монгольского солдата была вереница из трех-пяти лошадей, которых приучили жить за счет земли, а не корма или зерна. Это позволило монголам сохранить, казалось бы, неутомимую подвижность. Когда одна лошадь утомлялась, солдат просто менял лошадей.

Чормакан не сразу выступил против Джалал ад-Дина.Вместо этого он оккупировал Персию и Хорасан, две давние базы поддержки Хорезма. Перейдя реку Амударья в 1230 году и войдя в Курасан, не встретив сопротивления, Чормакан быстро прошел через него. Он оставил значительный контингент под командованием Дайира Нояна, у которого были дальнейшие инструкции по вторжению в западный Афганистан. Осенью 1230 года Чормакан и большая часть его армии вошли в северную часть Персии, известную как Мазандаран. При этом он избегал гористой местности к югу от Каспийского моря.Этот регион контролировался исмаилитами, мусульманами-шиитами, известными на Западе как ассасины. Предоставив Чормакану информацию о местонахождении Джалал ад-Дина, они приобрели передышку от наступления монголов.

Достигнув города Рай, Чормакан разбил там свой зимний лагерь и направил свои армии, чтобы умиротворить остальную часть северной Персии. В 1231 году он повел свою армию на юг и быстро захватил города Кум и Хамадан. Оттуда он послал армии в регионы Фарс и Кирман, правители которых быстро подчинились, предпочитая платить дань своим монгольским владыкам, а не смотреть, как их государства разоряются.Тем временем дальше на восток Дайир неуклонно достиг своих целей по захвату Кабула, Газнина и Завулистана.

На тот момент только одна крупная крепость в Персии оставалась вне контроля монголов. Это был Исфахан, где Джалал ад-Дин однажды передал населению 400 пленных монголов для пыток и казни. После того, как Чормакан обнаружил, что его нельзя быстро захватить, он оставил сильный отряд, чтобы осадить его. Когда это препятствие было нейтрализовано, он возобновил продвижение на запад.

Завоевание Персии было осуществлено без вмешательства ее потенциального защитника. Джалал ад-Дин, хотя и был великим воином, был скорее флибустьером, чем королем. Когда монголы вторглись в Персию, он попытался заключить союзы со многими из своих бывших врагов. Он послал посланников к халифу ан-Насиру в Багдаде, к султану Айюбидов Ашрафу в Алеппо и к султану турок-сельджуков Ала ад-Дину. «Если меня уберут, вы не сможете им противостоять», — в отчаянии писал он. «Я для вас как Стена Александра.Пусть каждый из вас пришлет отряд со знаменем, чтобы поддержать меня, и когда известие о нашем согласии и соглашении достигнет их, их зубы затупятся, а наша армия будет в добром сердце ».

Эти слова не поколебали ни султанов, ни халифа. Джалал ад-Дин рассердил слишком много людей во время своего правления. Вражда между аббасидскими халифами и хорезмийскими султанами восходит к временам правления отца Джалал ад-Дина. Ходили даже слухи, что сам халиф писал Чингисхану с просьбой о помощи против Хорезмийской империи.Что касается султана Ашрафа и султана Ала ад-Дина, они недавно победили Джалал ад-Дина после того, как он вторгся на их территории. Они очень хотели, чтобы его убрали.

Когда монголы уже контролировали Персию, Джалал ад-Дин был изолирован в Закавказье, граждане которого не любили и не уважали его. То, что он контролировал, было строго грубой силой, но, несмотря на все свое хвастовство и доблесть, Джалал ад-Дин боялся приближающихся монголов. Когда он принял монгольского посланника и узнал о силе Чормакана, он немедленно казнил посла из опасения, что его люди узнают, насколько они численно превосходят их.

Джалал ад-Дин ни разу не стремился вступить в битву с монголами после того, как их армия перешла Амударью, но это не обескуражило Чормакана. Поскольку султан не пришел ему навстречу, он послал войска преследовать султана, в то время как остальная часть его армии покорила Персию.

Джалал ад-Дин зимовал в 1230 году на пышных пастбищах равнины Муган. Он не ожидал, что монголы, зимовавшие в Рае, выступят против него. Он быстро осознал свою ошибку, когда получил сообщения о том, что монгольские войска были замечены недалеко от Зинджана, всего в сотне миль от его лагеря.Добравшись до города Сараб, Джелал ад-Дин решил отступить дальше на север. Всего пять дней спустя монголы достигли его нового лагеря и напали, но неистовый Джалал ад-Дин сумел ускользнуть от преследователей. Когда его люди вернулись в его штаб, чтобы сообщить о побеге хорезмийского султана, Чормакуан пришел в ярость. По словам историка Джувейни, Чормакан спросил своих офицеров: «В тот самый момент, когда такой враг потерял свою силу и пелена сокрытия спала с него, как они могли дать ему отсрочку и ослабить поиск?»

После этого Чормакан поручил одному из своих помощников, Таймасу, выполнить особую миссию по выслеживанию Джалал ад-Дина.В 1231 году Таймас повел свои войска на равнину Муган, а затем в Арран. Джалал ад-Дин попытался ускользнуть от преследователей, спасаясь бегством на север, в сторону Ширвана, а затем на юг, в сторону Азербайджана. Таймас не преследовал свою жертву безрассудно, но нашел время, чтобы установить монгольское господство в некоторых частях Аррана. Таким образом, королевство Джалал ад-Дина сократилось еще больше, а другая база поддержки, жизненно важные пастбища на равнине Муган, оказалась отрезанной от султана. Джалал ад-Дин бежал в город Гянджак, но опять же, это дало лишь короткую передышку.Когда подошли солдаты Таймаса, султан бежал через Курдистан в город Ахлат. Там он смог сбить своих преследователей со своего следа, но вместо того, чтобы отступить, Таймас двинулся на север, к Манцикерту. Джалал ад-Дин воспользовался возможностью, чтобы повести остаток своих сил в Амид, где он попытался создать еще один союз. Как и все его предыдущие дипломатические инициативы, он потерпел неудачу.

Была зима, и Джалал ад-Дин не верил, что монголы продолжат свою охоту до весны.Таким образом, он рассредоточил свою преимущественно конную армию, чтобы на имеющихся пастбищах могли разместиться лошади. Он также отправил своих подчиненных сообщить о местонахождении монголов и значительно расслабился, когда они сообщили, что монголы вернулись в Ирак и Персию. Позже, когда он услышал, что в окрестностях заметили монгольских воинов, он отклонил это как просто слух. Ночью, когда лагерь Джалал ад-Дина оправлялся от вечернего разврата, силы Таймаса нанесли удар. Джалал ад-Дину снова удалось бежать в суматохе, на этот раз только потому, что монголы увидели, что один из его командиров, Орхон, уезжает со знаменем султана, и приняли его за самого Джалал-ад-Дина.Это упущение было быстро исправлено, когда другая сила преследовала Джалал ад-Дина в горах Суфай. Они потеряли хорезмийского султана, но он не остался невредимым. Пока он ехал один, курдские разбойники убили его за одежду зимой 1231 года.

Между тем монголы не прекращали атак на оставшиеся хорезмийские войска. Отряд монголов, следовавший за Джалал ад-Дином, совершил набег на окрестности Ахлата и Эрджиша. Остальные части ушли на юг в сторону Мардина, Нусайбина и Хабура.Другие даже напали на Эрбиль, прежде чем вернуться в Персию.

Пока Таймас охотился на хорезмийского султана, Чормакан продолжал расширять монгольский контроль в регионе. В 1231 году он послал армию против города Марага на восточной стороне озера Урмия. Он сопротивлялся и постиг судьба, подобная той, что постигла другие города, которые это сделали: когда он упал, его жители были убиты.

Исфахан оставался единственным персидским городом, сопротивлявшимся монголам, но он был изолирован.Тем временем Чормакан достиг нескольких целей, отправив Таймаса на преследование неуловимого Джалал ад-Дина. Удержание султана в движении помешало ему заручиться поддержкой. Во-вторых, Таймас установил монгольское господство в некоторых регионах, через которые он проходил, не давая Джалал ад-Дину вернуться назад и уменьшая свою территорию с каждым днем. Погоня Таймы также нарушила другие регионы, через которые он ехал, не тратя времени на их завоевание, но делая их более уязвимыми для последующих нападений монголов.

После того, как Джалал ад-Дин был удален и Персия оказалась под твердым контролем монголов, Чормакан двинул армию на равнину Муган в 1233 году. После годичного отдыха своих войск и позволив стадам, сопровождавшим монгольские армии, восстановить свои силы, он возобновил наступление. . Зимой 1234 года Чормакан повел свою армию через реку Аракс в Арран к Гянджаку. Несмотря на доблестное сопротивление, в 1235 году стены Гянджака были прорваны катапультой и тараном.

В это же время другая монгольская армия осадила Эрбиль.Хотя город пал перед монголами и большая часть его населения была уничтожена, цитадель продолжала держаться. Монголы в конце концов ушли после того, как жители Ирбиля согласились посылать ежегодную дань двору хана.

Затем Чормакан собрал своих командиров на курултай или совет, чтобы обсудить оставшуюся часть кампании в Армении и Грузии. После того, как они установили конкретные цели, Чормакан разделил свою армию на несколько колонн. Таким образом, армянские и грузинские силы не смогут сконцентрировать свои силы, так как это оставит другие регионы уязвимыми для монгольских летающих колонн.Вместо того, чтобы немедленно начать возобновленную кампанию, Чормакан дождался 1238 года, когда войска Батыя и Субедея также выступили на севере в степи Кипчак против кочевых племен и русских княжеств.

Когда наступило назначенное время вторжения, пять отдельных колонн, состоящих из трех основных корпусов и двух меньших дивизий, двинулись. Одна колонна во главе с Муларом врезалась в долину реки Кура. Чормакан повел свою армию в Армению, а третья крупная колонна вторглась в Грузию под командованием Чагатая Нояна.Два меньших отряда во главе с Джулой и Иссауром направились в районы Аррана и восточной Армении.

В 1238 году Чагатай Ноян и его лейтенант Тогта Ноян захватили Лоре, правитель которого Шаханшах бежал со своей семьей до прихода монголов, бросив богатый город на произвол судьбы. Затем Тогта возглавил дивизию против Гайана, которым правил принц Авак. Гайан был крепостью значительной силы. Тогта исключил прямое нападение и приказал своим людям построить вокруг него стену, начав переговоры с принцем.Удивительно, но когда в замке закончились припасы, монголы проявили милосердие и позволили многим осажденным уйти целыми и невредимыми. В конце концов Авак сдался, и его отправили в штаб Чормакана, который тогда располагался на северо-западном берегу озера Севан.

Затем Тогта Ноян воссоединился со своим начальником Чагатаем Нояном. Вместе они продолжили захват Думанисе и Шамшвилде, а затем двинулись против Тифлиса, столицы Грузии. Укрепления Тифлиса были разрушены Джалал ад-Дином за несколько лет до этого, и город все еще оставался незащищенным.При приближении монголов правительница Грузии, царица Русудан, бежала на запад, оставив человека по имени Годж ответственным за приказ «в случае появления врага поджечь Тифлис, за исключением дворца и квартала под названием Исанн». Однако запаниковал и сжег весь город. По мере продвижения войск Чагатая вверх по реке Кура все больше и больше грузинской знати просили у Русудан разрешения подчиниться. Королева, хоть и в безопасности в крепости Кутаис, согласилась, предпочтя уберечь своих подданных от дальнейшего опустошения.

Завершив завоевание Грузии, Чормакан принял князя Авака в своем лагере на берегу озера Севан и принял его капитуляцию при условии, что он заплатит дань и примет участие в походе против своих соотечественников. Авак сразу согласился, потому что отказ означал бы казнь. В 1239 году Чормакан в сопровождении Авака двинулся на юг к столице Армении Ани.

Перед прибытием армии Чормакан послал послов, чтобы потребовать сдачи города.Однако старейшины города умоляли, что они не могут сдать город без разрешения своего правителя Шаханшаха, который уже бежал после разграбления Лоре. Проходили дни, пока они ждали известия от своего правителя, и население становилось все более возбужденным. Вскоре толпа схватила послов и убила их — непростительное преступление по монгольским обычаям. Теперь судьба города была предрешена.

Чормакан приказал начать штурм. Сосредоточенным огнем из многочисленных катапультов стены были пробиты.Даже после того, как город сдался, граждане были разделены, а затем убиты.

Соседний город Карс быстро отправил свое подчинение Чормакану, узнав о судьбе Ани. Чормакан, однако, был не в настроении проявлять милосердие и приказал штурмовать город. Однако Чормакан не собирался опустошать всю страну. После завершения завоевания он приказал людям вернуться в свои дома и жить в мире.

В то время как Чормакан покорил Армению к северу от реки Аракс, Мулар вторгся в центральную Армению.В 1239 году его войска вторглись в район Шамкор, королевство князя Ваграма. У принца Ваграма была возможность остановить авангард Мулара, но он ничего не сделал и ждал в своей крепости.

Прибыв в Шамкор, Мулар обнаружил, что его путь прегражден глубоким рвом, окружавшим город. Он приказал своим людям наполнить его фашинами. Когда защитники сожгли их, Мулар приказал своим людям наполнить их дрова или длинные монгольские мантии землей и высыпать их в канаву. Таким образом, ров был засыпан, и вскоре монголы прорвали стены.Население Шамкора заплатило за свое доблестное сопротивление резней.

Из Шамкора Мулар штурмовал и захватил другие опорные пункты князя Ваграма по очереди — Туеракан, Эргеванк, Тавуш, Кацапет, Кавазин, Гаг и Макнаберд — все были взяты штурмом. Гатаган, лейтенант Мулара, захватил Гардман, Чарек, Кедабек и Варшаншод. После полного подчинения своего королевства принцу Ваграму не оставалось ничего другого, как подчиниться монголам в 1239 году.

Один из небольших отрядов, возглавляемый братом Чормакана Джулой, вторгся в Карабахский регион.Разорив сельскую местность, он захватил Хатчен в 1238 году. После энергичной обороны Хоханаберда правитель города Хасан Джалал подчинился Джуле. Монгольский генерал, очевидно впечатленный защитой Хасана Джалала, принял капитуляцию и, в свою очередь, увеличил свою территорию. С этого момента Хасан Джелал был избавлен от дальнейших нападений при условии, что он платил дань и принимал участие в других кампаниях в Западной Азии вместе с монголами.

Пятый и последний корпус монгольской армии во главе с Иссауром Нояном в 1238 году окружил Грашкаберд, которым правил князь Уликум Орбелеан.Вскоре Йиссаур понял, что он не сможет взять город силой, и прибег к дипломатии. Отправив послов на Орбелеан, Иссавр представил два четких варианта: сдаться или умереть с голоду. Принц Орбелеан принял условия капитуляции и был вознагражден множеством подарков и назначен генералом монгольских войск.

К 1240 году Чормакан завершил завоевание Закавказья. Эти земли позже станут основой более позднего монгольского Иль-ханства. Хотя монголы вырезали много городов, они также приняли капитуляцию нескольких князей.Позже они присоединятся к монголам в будущих кампаниях против соседних мусульманских держав, таких как халифат в Багдаде, турок-сельджуков и многих княжеств Айюбидов в Сирии.

Чормакан захватил королевства, в которые он вторгся, не непреодолимой волной варваров, а благодаря медленному, неуклонному снижению сопротивления. В Закавказье монголы никогда не встречались со своими противниками в открытом бою, а сталкивались с длительными и изнурительными осадами в гористой и холмистой местности. Выбрав для кампании летние месяцы, в отличие от зимних, когда монголы обычно так поступали, Чормакан поставил защитников в более слабое положение.Лето засушливое, и урожай еще не наступил. Многие крепости монголы захватили не из-за недостатков со стороны их защитников, а из-за жажды и голода. Используя несколько колонн, он помешал армянам и грузинам объединиться. Он также способствовал разногласиям, используя тех князей, которые подчинялись путем переговоров, или предоставляя им территорию для их услуг.

Несколько более поздних армянских летописцев приписывали победу монголов вмешательству Бога.По словам Григора Аканцкого, «мудрые князья Армении и Грузии осознали, что Бог дает им силу и победу, чтобы взять наши страны, поэтому они стали покорными татарам и согласились отдать им дань, известную как мал и т. Но правда заключалась в том, что Чормакан завоевал огромную территорию для Монгольской империи с помощью хорошо продуманной, систематической кампании, достойной исторического развития. лучшие стратеги.

Завоевание Армении и Грузии положило конец блестящей военной карьере Чормакана. Он оставался военным губернатором Закавказья, хотя Персия постепенно перешла под гражданское управление. По мнению даже побежденных, он проявил себя способным и справедливым правителем. Тем не менее, он прожил всего два года после завершения своих завоеваний. Позже в 1240 году Чормакан перенес инсульт, который лишил его способности говорить и оставил его парализованным. Его жена Алтан Хатун правила вместо него, пока он не умер в 1241 году.

Боковая панель: Кешик : Элитный телохранитель Чингисхана

Телохранители существовали среди кочевых правителей кочевников до Чингисхана, но они не стали постоянным и важным институтом, пока он не установил свой кешик . Это было больше, чем просто телохранитель, это была академия для офицеров, выполнявшая функции, аналогичные секретной полиции. Кроме того, кешик служил личным войском хана и сопровождал его в битве. кешик первоначально состоял из 150 человек, разделенных на 80 ночных и 70 дневных. На курултае 1206 года Чингисхан постановил, что ночная стража будет увеличена до 1000 человек. Он также учредил отряд из 1000 колчанов и увеличил дневную стражу до 8000 человек.

Чтобы заполнить эти должности, Чингисхан приказал, чтобы старшие сыновья его тысячных командиров пришли с 10 товарищами и младшим братом, а командиры сотных отрядов должны были прислать своих старших сыновей и пять товарищей и младшего брата.Наконец, командиры 10 человек послали своего старшего сына, трех товарищей и младшего брата. Не исключены и простые люди из кешиков . Они тоже могли послать своих сыновей присоединиться, руководствуясь теми же принципами, что и командиры 10. Из этого пула Чингисхан выбрал лучших воинов. Такая договоренность давала каждому возможность служить в кешике , но также обеспечивала хана заложниками, чтобы в случае необходимости держать своих командиров в узде.

Одна тысяча новобранцев была выбрана одним из ханских генералов, Аркаем Касаром, в личную гвардию хана, которая всегда будет с ним во время битвы. Эта сила была элитой монгольской армии и была одета в черные лакированные доспехи и верхом на черных конях. Гвардейцы также служили в ханском дворе сокольниками, стюардами и т. Д. Таким образом, члены кешиков были подготовлены как офицеры. Им также был предоставлен особый статус над регулярной армией.Командир 1000 в кешике имел власть выше, чем офицер того же ранга в регулярной армии. За редким исключением, генералы, возглавлявшие монгольские армии по всей Азии, сначала поднялись до рангов кешиков , прежде чем возглавить армию.

Тимоти М. Мэй пишет из Стоутона, штат Висконсин. Он является докторантом Университета Висконсин-Мэдисон, пишет из Стоутона, штат Висконсин.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.