Записки охотника уездный лекарь краткое содержание: «Уездный лекарь» за 3 минуты. Краткое содержание рассказа Тургенева

Содержание

«Уездный лекарь» за 3 минуты. Краткое содержание рассказа Тургенева

Однажды осенью, возвращаясь с охоты, я заболел. Лихорадка застала меня в гостинице уездного города. Я послал за доктором. Уездный лекарь оказался человеком небольшого роста, худеньким и черноволосым. Мы разговорились, и он рассказал мне историю, которую я и привожу здесь.

Однажды, в великий пост, доктора позвали к больной. Была она дочерью бедной помещицы, вдовы, и жила в 20 вёрстах от города. Дорога была адская, и доктор с трудом добрался до маленького, крытого соломой домика. Старушка-помещица сразу же провела доктора к больной, за которой ухаживали две её сестры. Заболевшей девушке было лет 20. Проводя необходимые процедуры, доктор заметил, что его пациентка — редкая красавица.

Продолжение после рекламы:

После того, как больная уснула, уставшего доктора напоили чаем и уложили спать, но ему не спалось. Наконец он не выдержал и пошёл взглянуть на пациентку. Девушка не спала, у неё снова началась горячка и бред. На другой день больной не полегчало. Доктор почувствовал к ней сильное расположение и решил остаться. Семейство это доктору тоже нравилось. Люди они были бедные, но на редкость образованные. Отец у них был человек учёный, сочинитель. Книги были единственным богатством, которое он оставил семье. Доктора полюбили как родного.

Между тем сделалась страшная распутица, даже лекарство из города доставлялось с трудом. Больная всё не поправлялась. Так проходило день за днём. Больная, Александра Андреевна, вскоре почувствовала к доктору дружеское расположение, которое принимала за любовь. Между тем ей становилось всё хуже. Всё семейство испытывало к доктору слепое доверие, которое тяжким грузом ложилось на его плечи. Ночи напролёт он просиживал у постели Александры, развлекал её, вёл с ней долгие разговоры. Лекарство она принимала только из его рук.

Брифли существует благодаря рекламе:

Постепенно доктор начал понимать, что девушка не выживет. Александра тоже это понимала. Однажды ночью она заставила доктора сказать ей правду и сказала, что любит его. Доктор понимал, что это не так — девушке было страшно умирать в 25 лет, не испытав любви. Александра поцеловала доктора, и он не устоял. Она прожила ещё три дня и три ночи, и каждую ночь доктор проводил с ней. В последнюю ночь в комнату вошла мать, и Александра сказала ей, что обручена с доктором.

На следующий день девушка умерла. С тех пор доктор успел жениться на ленивой и злой купеческой дочери с большим приданым.

Тургенев - Уездный лекарь: краткое содержание, пересказ для читательского дневника

Рассказчик простужается на охоте. В гостиницу к нему приходит уездный лекарь Трифон Иваныч с нехитрыми советами по лечению. Слово за слово – разоткровенничался доктор с незнакомым доброжелательным человеком, рассказал случай из своей практики и жизни.

Весенней ночью его оторвали от карт вызовом к умирающей дочке здешней бедной помещицы-вдовы. Ехать пришлось за город, да еще ради скромного вознаграждения за услуги. Повинуясь врачебному долгу, лекарь прибыл в маленький домик. Вдова жила с тремя дочками, одна из них, 25-летняя Александра Андреевна, слегла в горячке. Семейство было очень образованное, но совсем без средств, а потому ни с кем не могло знаться в округе.

Лекарь поразился красоте пациентки, ее огромным томным глазам. Поначалу уверенный, что недомогание не из серьезных, доктор с удовольствием принимал знаки внимания и заботы от семьи. Безгранично доверилась ему и больная, для нее он «добрый, хороший». Потом влюбленный лекарь понял, что его искусство тут бессильно. Он сделал все, что мог, но было ясно, что девушка умрет. Почувствовали это и ее родные. И, как назло, дороги от грязи стали совсем непроходимые – уехать невозможно. Пришлось ему и Александре Андреевне подтвердить, что дни ее сочтены.

Тогда она обращает все свои нерастраченные чувства, тоску по любви на маленького худенького черноволосого доктора. Он теряет голову после ее признания, ее поцелуя. Близость смерти толкнула девушку в объятия первого попавшегося неравнодушного, очарованного ею человека. Чуть-чуть коробит ее только простонародное имя любимого.

Доктор чувствует себя безумцем, преступником, но проводит с ней три ночи. Как оказалось, последние в жизни девушки. В конце концов, он уже взмолился, чтобы Бог поскорей забрал страдалицу, а вместе с ней и его. На прощанье умирающая сообщает матери, что они с лекарем любят друг друга. В залог этого чувства она дает ему свое колечко.

После кончины девушки прошло не так много времени, а в жизни Трифона Иваныча случилась перемена: он женился. На Акулине, ленивой, сварливой и богатой купеческой дочке. Чтоб не расстраиваться от воспоминаний, лекарь обыгрывает пациента в преферанс (карточную игру).

Читательский дневник по рассказу «Уездный лекарь» (из цикла «Записки охотника») Тургенева

Сюжет

Простой уездный лекарь Трифон влюбляется в умирающую дворянку-красавицу. Из-за бедности семья Александры – изгой в местном обществе. Она первая признается лекарю в любви. После нескольких тайных встреч девушка умирает. Лекарь возвращается к обычной жизни, женится на Акулине, бабе с деньгами и дурным характером.

Отзыв

Романтическая и трагическая история любви прекрасной, но бедной девушки, которая не успела встретить свою настоящую любовь. Тема социального, душевного, умственного неравенства. Жажда любить и быть любимым. Контраст поэзии и прозы жизни. Тема врачебного долга, памяти и забвения.

Краткое содержание рассказа Тургенева «Уездный лекарь» ❤️| Тургенев И.

Сначала повествование ведется от лица автора. Как-то осенью он сильно простудился на охоте. К счастью, разгар болезни застал автора в гостинице уездного города. Он незамедлительно вызывает лекаря. Тот приходит через полчаса и оказывается маленьким и тщедушным человечком с черными волосами. Доктор прописал необходимые лекарства, поставил больному горчичник и взял свой гонорар.

Лекарь совсем уж собрался уходить, но по необъяснимым причинам остался. Автор был этому только рад. Его мучал жар, ночь предстояла бессонная. Почему бы и не поболтать

с хорошим человеком? Принесли чай и доктор начал рассказывать разные забавные истории из своей практики. Автор замечает странную закономерность: иногда человека и давно знаешь, а доверия к нему нет, а кого-то видишь первый раз в жизни – и рассказываешь всю поднаготную. Автору непонятно, чем он сумел заслужить расположение лекаря, но тот взял и рассказал довольно интересную и очень личную историю.

Далее рассказ ведется от лица уездного лекаря. В один из дней Великого поста он спокойно и мирно играет в преферанс в доме судьи, который до этой игры большой охотник. Вдруг через слугу передают записку с просьбой

приехать к больному. У обедневшей вдовы умирает дочь. Лекаря умоляют срочно приехать, лошади уже дожидаются. Врачу не слишком хочется уходить из гостеприимного и теплого дома и ехать за двадцать верст по весеннему бездорожью. К тому же он понимает, что много денег от этого визита он не получит. Но долг есть долг. Доктор отдает свои карты и едет домой за необходимыми лекарствами.

У порога дома он видит присланный за ним экипаж и еще раз осознает, что прибыли от больного не будет. Лошади неказистые, крестьянские, на козлах обычный мужик, из уважения снявший с головы шапку. Но ехать надо, человек умирает.

Дорога оказалась ужасной, еле доехали. Доктора встретила почтенная старушка в чепце и проводила его к больной дочери. В комнате доктор видит молодую девушку лет двадцати, мечущуюся на постели в горячке. По словам матери, болезнь началась внезапно и развивается очень стремительно. Рядом стоят две испуганные девушки, ее сестры. Доктор успокаивает родных и начинает осмотр и лечение. Он сразу же замечает необыкновенную красоту больной.

Девушка заснула, с ней осталась на всякий случай горничная. Доктор спускается к столу, он решает заночевать в доме. Доктор продолжает успокаивать мать. Наконец, все домочадцы легли спать. Доктор не может заснуть и решает проведать свою пациентку.

Девушка просит вылечить ее, не дать ей умереть. Он хватает доктора за руку и шепчет ему на ухо что-то непонятное, будто находится в состоянии бреда.

Следующий день не оправдал надежд на выздоровление. Лекарь решает задержаться в доме еще немного. Отчасти это продиктовано профессиональным самолюбием. Но главная причина не в этом. Врач чувствует зарождающуюся симпатию к своей больной и ее семье. Люди это бедные, но на редкость благородные и образованные. Доктора тоже полюбили в семье, как родного.

Проходят дни, а болезнь все не отступает. Лекарь полюбил девушку. Он не слишком верит во взаимность своих чувств. Ему кажется, что ее любовь – попытка безнадежной больной почувствовать вкус к жизни и не думать о страшном.

Девушке становится все хуже. Доктор вспоминает свое отчаяние, неверие в себя и свое врачебное искусство – вспоминает не в связи с этим случаем, а говорит о таких случаях в принципе. А в ситуации с Александрой Андреевной – так звали больную девушку – лекаря больше всего страшит потеря доверия к нему.

Доктор подолгу разговаривает с больной, расспрашивает ее и рассказывает о себе. Он влюбляется все сильнее и сильнее. Однажды ночью Александра Андреевна попросила открыть ей правду: действительно ли она умирает. Лекарь пытается ее успокоить, но девушка ему не верит. Она будто бы рада приближающейся смерти, ждет ее. Влюбленные признаются друг другу в своих чувствах и обнимаются.

Наутро наступил кризис. Для доктора это была настоящая пытка. Длилась она трое суток. Все ночи герой провел рядом со своей любимой. В последнюю ночь он и сам мечтал о смерти для них обоих. Тут в комнату заходит мать. Александра говорит о том, что они с доктором дали друг другу слово. Лекарь в смятении чувств выбегает из комнаты.

На следующий день девушка скончалась. Перед смертью она попросила родных оставить их с доктором наедине. Она попросила прощения и сказала, что никого в жизни так не любила, как доктора. Наказала не забывать ее и беречь кольцо.

Здесь лекарь отвернулся от автора, а тот с искренним сочувствием взял его за руку. Вдруг доктор резко меняет тему рассказа. Он предлагает поговорить о чем-то другом или сыграть в преферанс. Упоминает о своей жене Акулине («Трифону-то под стать»), купеческой дочке с богатым приданым. Автор и доктор играют в преферанс. Лекарь выиграл целых два рубля и ушел довольный.

Тургенев «Записки охотника» – краткое содержание по главам

 

Записки охотника. Краткое содержание. Иллюстрированная аудиокнига

 

 

«Записки охотника» – сборник из 25-ти сравнительно коротких рассказов. Большинство из них было написано И. С. Тургеневым на рубеже 1840-1850-х годов. Здесь он повествует о встречах с людьми во время охотничьих скитаний по родной Орловщине и том, что слышал из их уст.

 

Тургенев «Хорь и Калиныч» – краткое содержание

Тургенев описывает в этом очерке двух крепостных мужиков помещика Полутыкина – двух людей совершенно разного склада. Практичному, хозяйственному, рассудительному скопидому Хорю противостоит сельский романтик-мечтатель Калиныч, который за всю жизнь так и не устроил себе надёжного угла. Несмотря на столь сильное несходство, они состоят в большой дружбе между собой. Автор с тонкой наблюдательностью рисует достоинства обоих характеров – хорошо знакомых всем общечеловеческих типов.

На нашем сайте вы можете прочесть полный текст рассказа «Хорь и Калиныч» и более подробный вариант его краткого содержания. См. также статью Хорь и Калиныч - сравнение.

 

Записки охотника. Хорь и Калиныч. Краткое содержание. Аудиокнига

 

 

Тургенев «Ермолай и мельничиха» – краткое содержание

Тургенев знакомит читателя со своим частым спутником по охоте – бродягой Ермолаем. Во время одной их совместной ночёвки у мельницы, к костру ночью приходит знакомая Ермолая – мельничиха Арина. Разговорившись с ней, писатель понимает, что это – бывшая горничная помещика Зверкова, о чьей истории он слышал раньше. Жена Зверкова держала у себя лишь незамужних служанок, считая, что замужним помешают «как следует ухаживать за барыней» заботы о детях. Арина же полюбила Петрушку-лакея и забеременела от него. Зверковы с позором выгнали её в деревню, разлучив с Петрушкой. От горя тот добровольно поступил в солдаты, а Арине пришлось пойти в жёны к нелюбимому мельнику.

На нашем сайте вы можете прочесть полный текст рассказа «Ермолай и мельничиха» и более подробный вариант его краткого содержания.

 

Записки охотника. Ермолай и мельничиха. Краткий пересказ. Аудиокнига

 

 

Тургенев «Малиновая вода» – краткое содержание

Утомившись на охоте, Тургенев садится отдыхать у родника на берегу речки Исты, который называют «Малиновой водой». Он встречает здесь двух знакомых крестьян. Один из них – старик Михайло Савельев, бывший дворецкий знаменитого в округе графа Петра Ильича – рассказывает, какие дорогие и шумные гуляния с музыкой и фейерверками тот устраивал «в старые времена» для своих вельможных гостей. Посреди рассказа к Малиновой воде вдруг подходит пожилой мужик Влас. Оказывается, что он идёт пешком из Москвы, где просил своего барина, сына того самого Петра Ильича, сбавить себе оброк по причине смерти кормильца-сына. Барин грубо прогнал Власа.

На нашем сайте вы можете прочесть полный текст рассказа «Малиновая вода» и более подробный вариант его краткого содержания.

 

Записки охотника. Малиновая вода. Краткий пересказ. Аудиокнига

 

 

Тургенев «Уездный лекарь» – краткое содержание

Уездный лекарь рассказывает Тургеневу в гостинице о странном происшествии. Однажды он был вызван в захолустное поместье, к молодой, красивой девушке Александре, которая заболела горячкой. Врач провёл у постели больной несколько дней, вначале надеясь на её выздоровление, но потом поняв, что она умрёт. Догадалась об этом и сама больная. В отчаянной горести о том, что ей придётся сойти в могилу, не испытав любви, Александра обратила всю силу своей ни разу не разделённой страсти на неловкого доктора – единственного мужчину, который был сейчас рядом. Для неё это стало последним предсмертным утешением…

На нашем сайте вы можете прочесть полный текст рассказа «Уездный лекарь».

 

Тургенев «Мой сосед Радилов» – краткое содержание

Во время охоты Тургенев и Ермолай случайно заходят в сад помещика Радилова и знакомятся с ним самим. Радушный приветливый Радилов приглашает их к себе в дом на обед, знакомит со своей старой матерью, с опустившимся приживалом Фёдором Михеичем, с серьёзной и красивой сестрой жены Ольгой. Он старается развлечь гостей, однако Тургенев замечает в выражении лица нового знакомого знак какой-то тяжкой думы. Из разговора случайно выясняется, что у Радилова недавно умерла горячо любимая жена и эта утрата страшно потрясла его. Утешая Радилова, Тургенев выражает надежду, что какой-нибудь поворот судьбы выведет его из горя. Вдруг оживившись, Радилов ударяет рукой по столу со словами: «Да, стоит только решиться»… Вскоре Тургенев узнаёт, что Радилов внезапно уехал неизвестно куда с Ольгой, бросив поместье и мать.

На нашем сайте вы можете прочесть полный текст рассказа «Мой сосед Радилов».

 

Тургенев «Однодворец Овсяников» – краткое содержание

Пожилой однодворец (мелкий дворянин-«полукрестьянин») Овсяников слывёт умным и степенным человеком. Тургенев любит беседовать с ним, особенно интересуясь сравнением современности с прежней, екатерининской, эпохой. Овсяников считает, что раньше было больше произвола и самодурства, однако жизнь текла спокойнее и основательнее. Сейчас же среди дворян много любителей порассуждать о «гуманизме» и «передовых идеях» – но без понятия, как применить их к практической жизни. «Говорят так складно, что душа умиляется, а дела-то настоящего не смыслят, даже собственной пользы не чувствуют». Носятся с проектами «строительства фабрик на месте осушённых болот», за которые на деле и не думают приниматься. Богатые «либералы» отказываются уступить клочок своей земли на общую пользу. Распложаются наёмные сутяги, возбуждающие дутые судебные дела. В числе таковых – и племянник самого Овсяникова, Митя.

На нашем сайте вы можете прочитать полный текст рассказа «Однодворец Овсяников».

 

Тургенев «Льгов» – краткое содержание

Тургенев и Ермолай отправляются на охоту в село Льгов, где есть большой пруд со множеством уток. Там им встречаются два забавных и колоритных персонажа. Один – бывший дворовый крепостной Владимир, который раньше обучался у помещика музыке и служил камердинером, потом получил вольную и теперь держит себя как человек утончённых манер. Другой – шестидесятилетний крестьянин Сучок, переменивший за свою жизнь множество бар-владельцев и употреблявшийся ими на самые разные надобности. Сучок был и поваром, и «кофишенком», и кучером, и актёром помещичьего театра. Теперь он назначен «рыболовом» на пруд с обязанностью содержать лодку-дощаник. Тургенев, Ермолай, Владимир и Сучок выплывают на этой лодке за дичью, но в самый разгар стрельбы по уткам она тонет. Незадачливые охотники едва добираются до берега по найденному Ермолаем броду.

 

Тургенев «Бежин луг» – краткое содержание

Заплутав на охоте, Тургенев в ночной темноте выходит на отдалённый Бежин луг. Он застаёт здесь пригревшуюся у костра стайку крестьянских ребятишек, которую послали пасти коней. Тургенев ложится у огня и, делая вид, что спит, слушает страшные мальчишечьи рассказы: о домовом на бумажной фабрике; о русалке, которая едва не защекотала в ночном лесу плотника Гаврилу; о говорящем белом барашке, что явился псарю Ермиле на могиле утопленника близ плотины; о том, как баба Ульяна в родительскую субботу ходила на церковную паперть смотреть будущих покойников; о лукавом Тришке, который явится перед светопреставлением; о леших и водяных.

На нашем сайте вы можете прочитать полный текст и анализ рассказа «Бежин луг».

 

Тургенев «Бирюк» – краткое содержание

Застигнутый вечерним ливнем по дороге с охоты, Тургенев находит приют в избушке местного лесника Фомы. Этот крепкий, могучий человек слывёт грозой всех окрестных мужиков, которые за угрюмый, нелюдимый нрав дали ему кличку Бирюк. Соседний барин нанял Бирюка охранять лес, и он никому не даёт вынести оттуда даже вязанки хвороста, хватая «воров» днём и ночью. Вся округа ненавидит Бирюка. Даже жена сбежала от этого мрачного богатыря.

 

Записки охотника. Бирюк. Краткий пересказ. Аудиокнига

 

После дождя лесник ведёт Тургенева к дороге, но по пути слышит, как неподалёку кто-то рубит в лесу дерево. Он бросается туда, хватает «расхитителя» – тощего, измождённого мужика – связывает его и отводит вместе с лошадью в свою избу.

В избе мужик молит о пощаде, говоря, что на рубку в чужом лесу его толкнула нужда: вся их слобода разорена и голодает. Лесник вначале проявляет суровую непреклонность. Мужик тогда в отчаянии начинает кричать на него обзывая «душегубцем, который пьёт христианскую кровь» и «зверем».

Иллюстрация к рассказу И. С. Тургенева «Бирюк»

 

Бирюк бросается к мужику. Тургенев думает, что он будет бить несчастного. Но лесник вместо этого сдёргивает с локтей мужика кушак и с криком «Убирайся!» выталкивает его за дверь. Оказывается, что и его угрюмой, одинокой натуре отнюдь не чуждо сострадание. 

На нашем сайте вы можете прочесть полный текст рассказа «Бирюк» и более подробный вариант его краткого содержания.

 

(Продолжение следует. Читайте также статьи «Касьян с Красивой Мечи» – анализ, «Живые мощи» – героиня, «Певцы» – краткое содержание.)

 

© Автор краткого содержания – Русская историческая библиотека.

 

Анализ произведения Уездный лекарь Тургенева


Тургенев уездный лекарь читать.

Иван Тургенев «Записки охотника — Уездный лекарь
  • ЖАНРЫ
  • АВТОРЫ
  • КНИГИ 589 798
  • СЕРИИ
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 548 424

Иван Сергеевич Тургенев
Однажды осенью, на возвратном пути с отъезжего поля, я простудился и занемог. К счастью, лихорадка застигла меня в уездном городе, в гостинице; я послал за доктором. Через полчаса явился уездный лекарь, человек небольшого роста, худенький и черноволосый. Он прописал мне обычное потогонное, велел приставить горчичник, весьма ловко запустил к себе под обшлаг пятирублевую бумажку, причем, однако, сухо кашлянул и глянул в сторону, и уже совсем было собрался отправиться восвояси, да как-то разговорился и остался. Жар меня томил; я предвидел бессонную ночь и рад был поболтать с добрым человеком. Подали чай. Пустился мой доктор в разговоры. Малый он был неглупый, выражался бойко и довольно забавно. Странные дела случаются на свете: с иным человеком и долго живешь вместе и в дружественных отношениях находишься, а ни разу не заговоришь с ним откровенно, от души; с другим же едва познакомиться успеешь — глядь, либо ты ему, либо он тебе, словно на исповеди, всю подноготную и проболтал. Не знаю, чем я заслужил доверенность моего нового приятеля, — только он, ни с того ни с сего, как говорится, «взял» да и рассказал мне довольно замечательный случай; а я вот и довожу теперь его рассказ до сведения благосклонного читателя. Я постараюсь выражаться словами лекаря.

— Вы не изволите знать, — начал он расслабленным и дрожащим голосом (таково действие беспримесного березовского табаку), — вы не изволите знать здешнего судью, Мылова, Павла Лукича. Не знаете… Ну, все равно. (Он откашлялся и протер глаза.) Вот, изволите видеть, дело было этак, как бы вам сказать — не солгать, в Великий пост, в самую ростепель. Сижу я у него, у нашего судьи, и играю в преферанс. Судья у нас хороший человек и в преферанс играть охотник. Вдруг (мой лекарь часто употреблял слово: вдруг) говорят мне: человек ваш вас спрашивает. Я говорю: что ему надобно? Говорят, записку принес, — должно быть, от больного. Подай, говорю, записку. Так и есть: от больного… Ну, хорошо, — это, понимаете, наш хлеб… Да вот в чем дело: пишет ко мне помещица, вдова; говорит, дескать, дочь умирает, приезжайте, ради самого Господа Бога нашего, и лошади, дескать, за вами присланы. Ну, это еще все ничего… Да, живет-то она в двадцати верстах от города, а ночь на дворе, и дороги такие, что фа! Да и сама беднеющая, больше двух целковых ожидать тоже нельзя, и то еще сумнительно, а разве холстом придется попользоваться да крупицами какими-нибудь. Однако долг, вы понимаете, прежде всего: человек умирает. Передаю вдруг карты непременному члену Каллиопину и отправляюсь домой. Гляжу: стоит тележчонка перед крыльцом; лошади крестьянские — пузатые-препузатые, шерсть на них — войлоко настоящее, и кучер, ради уваженья, без шапки сидит. Ну, думаю, видно, брат, господа-то твои не на золоте едят… Вы изволите смеяться, а я вам скажу: наш брат, бедный человек, все в соображенье принимай… Коли кучер сидит князем, да шапки не ломает, да еще посмеивается из-под бороды, да кнутиком шевелит — смело бей на две депозитки! А тут, вижу, дело-то не тем пахнет. Однако, думаю, делать нечего: долг прежде всего. Захватываю самонужнейшие лекарства и отправляюсь. Поверите ли, едва дотащился. Дорога адская: ручьи, снег, грязь, водомоины, а там вдруг плотину прорвало — беда! Однако приезжаю. Домик маленький, соломой крыт. В окнах свет: знать, ждут. Вхожу. Навстречу мне старушка почтенная такая, в чепце. «Спасите, — говорит, — умирает». Я говорю: «Не извольте беспокоиться… Где больная?» — «Вот сюда пожалуйте». Смотрю: комнатка чистенькая, а углу лампада, на постеле девица лет двадцати, в беспамятстве. Жаром от нее так и пышет, дышит тяжело — горячка. Тут же другие две девицы, сестры, — перепуганы, в слезах. «Вот, говорят, вчера была совершенно здорова и кушала с аппетитом; поутру сегодня жаловалась на голову, а к вечеру вдруг вот в каком положении…» Я опять-таки говорю: «Не извольте беспокоиться», — докторская, знаете, обязанность, — и приступил. Кровь ей пустил, горчичники поставить велел, микстурку прописал. Между тем я гляжу на нее, гляжу, знаете, — ну, ей-Богу, не видал еще такого лица… красавица, одним словом! Жалость меня так и разбирает. Черты такие приятные, глаза… Вот, слава Богу, успокоилась; пот выступил, словно опомнилась; кругом поглядела, улыбнулась, рукой по лицу провела… Сестры к ней нагнулись, спрашивают: «Что с тобою?» — «Ничего», — говорит, да и отворотилась… Гляжу — заснула. Ну, говорю, теперь следует больную в покое оставить. Вот мы все на цыпочках и вышли вон; горничная одна осталась на всякий случай. А в гостиной уж самовар на столе, и ямайский тут же стоит: в нашем деле без этого нельзя. Подали мне чай, просят остаться ночевать… Я согласился: куда теперь ехать! Старушка все охает. «Чего вы? — говорю. — Будет жива, не извольте беспокоиться, а лучше отдохните-ка сами: второй час». — «Да вы меня прикажете разбудить, коли что случится?» — «Прикажу, прикажу». Старушка отправилась, и девицы также пошли к себе в комнату; мне постель в гостиной постлали. Вот я лег, — только не могу заснуть, — что за чудеса! Уж на что, кажется, намучился. Все моя больная у меня с ума нейдет. Наконец не вытерпел, вдруг встал; думаю, пойду посмотрю, что делает пациент? А спальня-то ее с гостиной рядом. Ну, встал, растворил тихонько дверь, а сердце так и бьется. Гляжу: горничная спит, рот раскрыла и храпит даже, бестия! а больная лицом ко мне лежит и руки разметала, бедняжка! Я подошел… Как она вдруг раскроет глаза и уставится на меня. «Кто это? кто это?» Я сконфузился. «Не пугайтесь, — говорю, — сударыня: я доктор, пришел посмотреть, как вы себя чувствуете». — «Вы доктор?» — «Доктор, доктор… Матушка ваша за мною в город посылали; мы вам кровь пустили, сударыня; теперь извольте почивать, а дня этак через два мы вас, даст Бог, на ноги поставим». — «Ах, да, да, доктор, не дайте мне умереть… пожалуйста, пожалуйста». — «Что вы это, Бог с вами!» А у ней опять жар, думаю я про себя; пощупал пульс: точно, жар. Она посмотрела на меня — да как возьмет меня вдруг за руку. «Я вам скажу, почему мне не хочется умереть, я вам скажу, я вам скажу… теперь мы одни; только вы, пожалуйста, никому… послушайте…» Я нагнулся; придвинула она губы к самому моему уху, волосами щеку мою трогает, — признаюсь, у меня самого кругом пошла голова, — и начала шептать… Ничего не понимаю… Ах, да это она бредит… Шептала, шептала, да так проворно и словно не по-русски кончила, вздрогнула, уронила голову на подушку и пальцем мне погрозилась. «Смотрите же, доктор, никому…» Кое-как я ее успокоил, дал ей напиться, разбудил горничную и вышел.

Популярные сегодня пересказы

  • Король Дроздобород — краткое содержание сказки Гримм
    В одном государстве правил король, и была у него дочь, необыкновенной красоты, но с высокомерным нравом. Множество женихов приезжали покарать сердце прекрасной принцессы, но все получали отказ
  • Носов Евгений
    Талантливый писатель Носов Е. И. родился в дер. Толмачево (Курская обл.) в 1925 году 15 января. Тихая деревушка расположена недалеко от реки Сейм. Отец будущего писателя потомственный ремесленник
  • Изумруд — краткое содержание рассказа Куприна
    Повествование рассказа идет от имени главного героя – жеребца Изумруда. Этому жеребцу четыре года, он принимает участие в скачках. Его тренером и жокеем является молодой англичанин, под руководством которого беговая лошадь
  • Критика чистого разума — краткое содержание книги Канта
    Данное произведение относится к ключевым работам, которые входят в число философии. Все идеи, которые выдвигает философ касаются теории познания. Автор ставит перед собой задачу, он хочет познать и понять ценности

Уездный лекарь — Тургенев Иван Сергеевич краткое содержание

«Редко соединялись в такой степени, в таком полном равновесии два трудно сочетаемых элемента: сочувствие к человечеству и артистическое чувство», — восхищался «Записками охотника» Ф.И. Тютчев. Цикл очерков «Записки охотника» в основном сложился за пять лет (1847—1852), но Тургенев продолжал работать над книгой. К двадцати двум ранним очеркам Тургенев в начале 1870-х годов добавил еще три. Еще около двух десятков сюжетов осталось в набросках, планах и свидетельствах современников.Натуралистические описания жизни дореформенной России в «Записках охотника» перерастают в размышления о загадках русской души. Крестьянский мир прорастает в миф и размыкается в природу, которая оказывается необходимым фоном едва ли не каждого рассказа. Поэзия и проза, свет и тени переплетаются здесь в неповторимых, причудливых образах.

Уездный лекарь (Тургенев И.С.)

Однажды осенью, на возвратном пути с отъезжего поля, я простудился и занемог. К счастью, лихорадка застигла меня в уездном городе, в гостинице; я послал за доктором. Через полчаса явился уездный лекарь, человек небольшого роста, худенький и черноволосый. Он прописал мне обычное потогонное, велел приставить горчичник, весьма ловко запустил к себе под обшлаг пятирублевую бумажку, причем, однако, сухо кашлянул и глянул в сторону, и уже совсем было собрался отправиться восвояси, да как-то разговорился и остался. Жар меня томил; я предвидел бессонную ночь и рад был поболтать с добрым человеком. Подали чай. Пустился мой доктор в разговоры. Малый он был неглупый, выражался бойко и довольно забавно. Странные дела случаются на свете: с иным человеком и долго живешь вместе и в дружественных отношениях находишься, а ни разу не заговоришь с ним откровенно, от души; с другим же едва познакомиться успеешь — глядь, либо ты ему, либо он тебе, словно на исповеди, всю подноготную и проболтал. Не знаю, чем я заслужил доверенность моего нового приятеля, — только он, ни с того ни с сего, как говорится, «взял» да и рассказал мне довольно замечательный случай; а я вот и довожу теперь его рассказ до сведения благосклонного читателя. Я постараюсь выражаться словами лекаря.

— Вы не изволите знать, — начал он расслабленным и дрожащим голосом (таково действие беспримесного березовского табаку), — вы не изволите знать здешнего судью, Мылова, Павла Лукича?. . Не знаете… Ну, всё равно. (Он откашлялся и протер глаза.) Вот, изволите видеть, дело было этак, как бы вам сказать — не солгать, в великий пост, в самую ростепель. Сижу я у него, у нашего судьи, и играю в преферанс. Судья у нас хороший человек и в преферанс играть охотник. Вдруг (мой лекарь часто употреблял слово: вдруг) говорят мне: человек ваш вас спрашивает. Я говорю: что ему надобно? Говорят, записку принес, — должно быть, от больного. Подай, говорю, записку. Так и есть: от больного… Ну, хорошо, — это, понимаете, наш хлеб… Да вот в чем дело: пишет ко мне помещица, вдова; говорит, дескать, дочь умирает, приезжайте, ради самого господа бога нашего, и лошади, дескать, за вами присланы. Ну, это еще всё ничего… Да живет-то она в двадцати верстах от города, а ночь на дворе, и дороги такие, что фа! Да и сама беднеющая, больше двух целковых ожидать тоже нельзя, и то еще сумнительно, а разве холстом придется попользоваться да крупицами какими-нибудь. Однако долг, вы понимаете, прежде всего: человек умирает. Передаю вдруг карты непременному члену Каллиопину и отправляюсь домой. Гляжу: стоит тележчонка перед крыльцом; лошади крестьянские — пузатые-препузатые, шерсть на них — войлоко настоящее, и кучер, ради уваженья, без шапки сидит. Ну, думаю, видно, брат, господа-то твои не на золоте едят… Вы изволите смеяться, а я вам скажу: наш брат, бедный человек, всё в соображенье принимай… Коли кучер сидит князем, да шапки не ломает, да еще посмеивается из-под бороды, да кнутиком шевелит — смело бей на две депозитки! А тут, вижу, дело-то не тем пахнет. Однако, думаю, делать нечего: долг прежде всего. Захватываю самонужнейшие лекарства и отправляюсь. Поверите ли, едва дотащился. Дорога адская: ручьи, снег, грязь, водомоины, а там вдруг плотину прорвало — беда! Однако приезжаю. Домик маленький, соломой крыт. В окнах свет: знать, ждут. Вхожу. Навстречу мне старушка, почтенная такая, в чепце. «Спасите, говорит, умирает». Я говорю: «Не извольте беспокоиться… Где больная?» — «Вот сюда пожалуйте». Смотрю: комнатка чистенькая, в углу лампада, на постеле девица лет двадцати, в беспамятстве. Жаром от нее так и пышет, дышит тяжело — горячка. Тут же другие две девицы, сестры, — перепуганы, в слезах. «Вот, говорят, вчера была совершенно здорова и кушала с аппетитом; поутру сегодня жаловалась на голову, а к вечеру вдруг вот в каком положении…» Я опять-таки говорю: «Не извольте беспокоиться», — докторская, знаете, обязанность, — и приступил. Кровь ей пустил, горчичники поставить велел, микстурку прописал. Между тем я гляжу на нее, гляжу, знаете, — ну, ей-богу, не видал еще такого лица… красавица, одним словом! Жалость меня так и разбирает. Черты такие приятные, глаза… Вот, слава богу, успокоилась; пот выступил, словно опомнилась; кругом поглядела, улыбнулась, рукой по лицу провела… Сестры к ней нагнулись, спрашивают: «Что с тобою?» — «Ничего», — говорит, да и отворотилась… Гляжу — заснула. Ну, говорю, теперь следует больную в покое оставить. Вот мы все на цыпочках и вышли вон; горничная одна осталась на всякий случай. А в гостиной уж самовар на столе, и ямайский тут же стоит: в нашем деле без этого нельзя. Подали мне чай, просят остаться ночевать… Я согласился: куда теперь ехать! Старушка всё охает. «Чего вы? — говорю. — Будет жива, не извольте беспокоиться, а лучше отдохните-ка сами: второй час». — «Да вы меня прикажете разбудить, коли что случится?» — «Прикажу, прикажу». Старушка отправилась, и девицы также пошли к себе в комнату; мне постель в гостиной постлали. Вот я лег, — только не могу заснуть, — что за чудеса! Уж на что, кажется, намучился. Всё моя больная у меня с ума нейдет. Наконец не вытерпел, вдруг встал; думаю, пойду посмотрю, что делает пациент? А спальня-то ее с гостиной рядом. Ну, встал, растворил тихонько дверь, а сердце так и бьется. Гляжу: горничная спит, рот раскрыла и храпит даже, бестия! а больная лицом ко мне лежит и руки разметала, бедняжка! Я подошел… Как она вдруг раскроет глаза и уставится на меня!.. «Кто это? кто это?» Я сконфузился. «Не пугайтесь, говорю, сударыня: я доктор, пришел посмотреть, как вы себя чувствуете». — «Вы доктор?» — «Доктор, доктор… Матушка ваша за мною в город посылали; мы вам кровь пустили, сударыня; теперь извольте почивать, а дня этак через два мы вас, даст бог, на ноги поставим». — «Ах, да, да, доктор, не дайте мне умереть… пожалуйста, пожалуйста». — «Что вы это, бог с вами!» А у ней опять жар, думаю я про себя; пощупал пульс: точно, жар. Она посмотрела на меня — да как возьмет меня вдруг за руку. «Я вам скажу, почему мне не хочется умереть, я вам скажу, я вам скажу… теперь мы одни; только вы, пожалуйста, никому… послушайте…» Я нагнулся; придвинула она губы к самому моему уху, волосами щеку мою трогает, — признаюсь, у меня самого кругом пошла голова, — и начала шептать… Ничего не понимаю… Ах, да это она бредит… Шептала, шептала, да так проворно и словно не по-русски, кончила, вздрогнула, уронила голову на подушку и пальцем мне погрозилась. «Смотрите же, доктор, никому…» Кое-как я ее успокоил, дал ей напиться, разбудил горничную и вышел.

Тут лекарь опять с ожесточеньем понюхал табаку и на мгновение оцепенел.

— Однако, — продолжал он, — на другой день больной, в противность моим ожиданиям, не полегчило. Я подумал, подумал и вдруг решился остаться, хотя меня другие пациенты ожидали… А вы знаете, этим неглижировать нельзя: практика от этого страдает. Но, во-первых, больная действительно находилась в отчаянии; а во-вторых, надо правду сказать, я сам чувствовал сильное к ней расположение. Притом же и всё семейство мне нравилось. Люди они были хоть и неимущие, но образованные, можно сказать, на редкость… Отец-то у них был человек ученый, сочинитель; умер, конечно, в бедности, но воспитание детям успел сообщить отличное; книг тоже много оставил. Потому ли, что хлопотал-то я усердно около больной, по другим ли каким-либо причинам, только меня, смею сказать, полюбили в доме, как родного… Между тем распутица сделалась страшная: все сообщения, так сказать, прекратились совершенно; даже лекарство с трудом из города доставлялось… Больная не поправлялась… День за день, день за день… Но вот-с… тут-с… (Лекарь помолчал. ) Право, не знаю, как бы вам изложить-с… (Он снова понюхал табаку, крякнул и хлебнул глоток чаю.) Скажу вам без обиняков, больная моя… как бы это того… ну, полюбила, что ли, меня… или нет, не то чтобы полюбила… а, впрочем… право, как это, того-с… (Лекарь потупился и покраснел.)

— Нет, — продолжал он с живостью, — какое полюбила! Надо себе, наконец, цену знать. Девица она была образованная, умная, начитанная, а я даже латынь-то свою позабыл, можно сказать, совершенно. Насчет фигуры (лекарь с улыбкой взглянул на себя) также, кажется, нечем хвастаться. Но дураком господь бог тоже меня не уродил: я белое черным не назову; я кое-что тоже смекаю. Я, например, очень хорошо понял, что Александра Андреевна — ее Александрой Андреевной звали — не любовь ко мне почувствовала, а дружеское, так сказать, расположение, уважение, что ли. Хотя она сама, может быть, в этом отношении ошибалась, да ведь положение ее было какое, вы сами рассудите… Впрочем, — прибавил лекарь, который все эти отрывистые речи произнес, не переводя духа и с явным замешательством, — я, кажется, немного зарапортовался… Этак вы ничего не поймете… а вот, позвольте, я вам всё по порядку расскажу.

Он допил стакан чаю и заговорил голосом более спокойным.

— Так, так-то-с. Моей больной всё хуже становилось, хуже, хуже. Вы не медик, милостивый государь; вы понять не можете, что происходит в душе нашего брата, особенно на первых порах, когда он начинает догадываться, что болезнь-то его одолевает. Куда денется самоуверенность! Оробеешь вдруг так, что и сказать нельзя. Так тебе и кажется, что и позабыл-то ты всё, что знал, и что больной-то тебе больше не доверяет, и что другие уже начинают замечать, что ты потерялся, и неохотно симптомы тебе сообщают, исподлобья глядят, шепчутся… э, скверно! Ведь есть же лекарство, думаешь, против этой болезни, стоит только найти. Вот не оно ли? Попробуешь — нет, не оно! Не даешь времени лекарству как следует подействовать… то за то хватишься, то за то. Возьмешь, бывало, рецептурную книгу… ведь тут оно, думаешь, тут! Право слово, иногда наобум раскроешь: авось, думаешь, судьба… А человек меж тем умирает; а другой бы его лекарь спас. Консилиум, говоришь, нужен; я на себя ответственности не беру. А уж каким дураком в таких случаях глядишь! Ну, со временем обтерпишься, ничего. Умер человек — не твоя вина: ты по правилам поступал. А то вот что еще мучительно бывает: видишь доверие к тебе слепое, а сам чувствуешь, что не в состоянии помочь. Вот именно такое доверие всё семейство Александры Андреевны ко мне возымело: и думать позабыли, что у них дочь в опасности. Я их тоже, с своей стороны, уверяю, что ничего, дескать, а у самого душа в пятки уходит. К довершению несчастия, такая подошла распутица, что за лекарством по целым дням, бывало, кучер ездит. А я из комнаты больной не выхожу, оторваться не могу, разные, знаете, смешные анекдотцы рассказываю, в карты с ней играю. Ночи просиживаю. Старушка меня со слезами благодарит; а я про себя думаю: «Не стою я твоей благодарности». Признаюсь вам откровенно — теперь не для чего скрываться — влюбился я в мою больную. И Александра Андреевна ко мне привязалась: никого, бывало, к себе в комнату, кроме меня, не пускает. Начнет со мной разговаривать, — расспрашивает меня, где я учился, как живу, кто мои родные, к кому я езжу? И чувствую я, что не след ей разговаривать; а запретить ей, решительно этак, знаете, запретить — не могу. Схвачу, бывало, себя за голову: «Что ты делаешь, разбойник?..» А то возьмет меня за руку и держит, глядит на меня, долго, долго глядит, отвернется, вздохнет и скажет: «Какой вы добрый!» Руки у ней такие горячие, глаза большие, томные. «Да, говорит, вы добрый, вы хороший человек, вы не то, что наши соседи… нет, вы не такой, вы не такой… Как это я до сих пор вас не знала!» — «Александра Андреевна, успокойтесь, говорю… я, поверьте, чувствую, я не знаю, чем заслужил… только вы успокойтесь, ради бога, успокойтесь… всё хорошо будет, вы будете здоровы». А между тем, должен я вам сказать, — прибавил лекарь, нагнувшись вперед и подняв кверху брови, — что с соседями они мало водились оттого, что мелкие им не под стать приходились, а с богатыми гордость запрещала знаться. Я вам говорю: чрезвычайно образованное было семейство, — так мне, знаете, и лестно было. Из одних моих рук лекарство принимала… приподнимется, бедняжка, с моею помощью, примет и взглянет на меня… сердце у меня так и покатится. А между тем ей всё хуже становилось, всё хуже: умрет, думаю, непременно умрет. Поверите ли, хоть самому в гроб ложиться; а тут мать, сестры наблюдают, в глаза мне смотрят… и доверие проходит. «Что? Как?» — «Ничего-с, ничего-с!» А какое ничего-с, ум мешается. Вот-с, сижу я однажды ночью, один опять, возле больной. Девка тут тоже сидит и храпит во всю ивановскую… Ну, с несчастной девки взыскать нельзя: затормошилась и она. Александра-то Андреевна весьма нехорошо себя весь вечер чувствовала; жар ее замучил. До самой полуночи всё металась; наконец словно заснула; по крайней мере не шевелится, лежит. Лампада в углу перед образом горит. Я сижу, знаете, потупился, дремлю тоже. Вдруг, словно меня кто под бок толкнул, обернулся я… Господи, боже мой! Александра Андреевна во все глаза на меня глядит… губы раскрыты, щеки так и горят. «Что с вами?» — «Доктор, ведь я умру?» — «Помилуй бог!» — «Нет, доктор, нет, пожалуйста, не говорите мне, что я буду жива… не говорите… если б вы знали… послушайте, ради бога не скрывайте от меня моего положения! — А сама так скоро дышит. — Если я буду знать наверное, что я умереть должна… я вам тогда всё скажу, всё!» — «Александра Андреевна, помилуйте!» — «Послушайте, ведь я не спала нисколько, я давно на вас гляжу… ради бога… я вам верю, вы человек добрый, вы честный человек, заклинаю вас всем, что есть святого на свете, — скажите мне правду! Если б вы знали, как это для меня важно… Доктор, ради бога скажите, я в опасности?» — «Что я вам скажу, Александра Андреевна, — помилуйте!» — «Ради бога, умоляю вас!» — «Не могу скрыть от вас, Александра Андреевна, — вы точно в опасности, но бог милостив…» — «Я умру, я умру…» И она словно обрадовалась, лицо такое веселое стало; я испугался. «Да не бойтесь, не бойтесь, меня смерть нисколько не стращает». Она вдруг приподнялась и оперлась на локоть. «Теперь… ну, теперь я могу вам сказать, что я благодарна вам от всей души, что вы добрый, хороший человек, что я вас люблю…» Я гляжу на нее, как шальной; жутко мне, знаете… «Слышите ли, я люблю вас…» — «Александра Андреевна, чем же я заслужил!» — «Нет, нет, вы меня не понимаете… ты меня не понимаешь…» И вдруг она протянула руки, схватила меня за голову и поцеловала… Поверите ли, я чуть-чуть не закричал… бросился на колени и голову в подушки спрятал. Она молчит; пальцы ее у меня на волосах дрожат; слышу: плачет. Я начал ее утешать, уверять… я уж, право, не знаю, что я такое ей говорил. «Девку, говорю, разбудите, Александра Андреевна… благодарю вас… верьте… успокойтесь». — «Да полно же, полно, — твердила она. — Бог с ними со всеми; ну, проснутся, ну, придут — всё равно: ведь умру же я… Да и ты чего робеешь, чего боишься? Подними голову… Или вы, может быть, меня не любите, может быть, я обманулась… в таком случае извините меня». — «Александра Андреевна, что вы говорите?.. я люблю вас, Александра Андреевна». Она взглянула мне прямо в глаза, раскрыла руки. «Так обними же меня…» Скажу вам откровенно: я не понимаю, как я в ту ночь с ума не сошел. Чувствую я, что больная моя себя губит; вижу, что не совсем она в памяти; понимаю также и то, что не почитай она себя при смерти, — не подумала бы она обо мне; а то ведь, как хотите, жутко умирать в двадцать пять лет, никого не любивши: ведь вот что ее мучило, вот отчего она, с отчаянья, хоть за меня ухватилась, — понимаете теперь? Ну не выпускает она меня из своих рук. «Пощадите меня, Александра Андреевна, да и себя пощадите, говорю». — «К чему, говорит, чего жалеть? Ведь должна же я умереть…» Это она беспрестанно повторяла. «Вот если бы я знала, что я в живых останусь и опять в порядочные барышни попаду, мне бы стыдно было, точно стыдно… а то что?» — «Да кто вам сказал, что вы умрете?» — «Э, нет, полно, ты меня не обманешь, ты лгать не умеешь, посмотри на себя». — «Вы будете живы, Александра Андреевна, я вас вылечу; мы испросим у вашей матушки благословение… мы соединимся узами, мы будем счастливы». — «Нет, нет, я с вас слово взяла, я должна умереть… ты мне обещал… ты мне сказал…» Горько было мне, по многим причинам горько. И посудите, вот какие иногда приключаются вещицы: кажется, ничего, а больно. Вздумалось ей спросить меня, как мое имя, то есть не фамилия, а имя. Надо же несчастье такое, что меня Трифоном зовут. Да-с, да-с; Трифоном, Трифоном Иванычем. В доме-то меня все доктором звали. Я, делать нечего, говорю: «Трифон, сударыня». Она прищурилась, покачала головой и прошептала что-то по-французски, — ох, да недоброе что-то, — и засмеялась потом, нехорошо тоже. Вот этак-то я почти всю ночь провел с ней. Поутру вышел, словно угорелый; вошел к ней опять в комнату уже днем, после чаю. Боже мой, боже мой! Узнать ее нельзя: краше в гроб кладут. Честью вам клянусь, не понимаю теперь, не понимаю решительно, как я эту пытку выдержал. Три дня, три ночи еще проскрипела моя больная… и какие ночи! Что она мне говорила!.. А в последнюю-то ночь, вообразите вы себе, — сижу я подле нее и уж об одном бога прошу: прибери, дескать, ее поскорей, да и меня тут же… Вдруг старушка мать — шасть в комнату… Уж я ей накануне сказал, матери-то, что мало, дескать, надежды, плохо, и священника не худо бы. Больная, как увидела мать, и говорит: «Ну вот, хорошо, что пришла… посмотри-ка на нас, мы друг друга любим, мы друг другу слово дали». — «Что это она, доктор, что она?» Я помертвел. «Бредит-с, говорю, жар…» А она-то: «Полно, полно, ты мне сейчас совсем другое говорил, и кольцо от меня принял… что притворяешься? Мать моя добрая, она простит, она поймет, а я умираю — мне не к чему лгать; дай мне руку…» Я вскочил и вон выбежал. Старушка, разумеется, догадалась.

— Не стану я вас, однако, долее томить, да и мне самому, признаться, тяжело всё это припоминать. Моя больная на другой же день скончалась. Царство ей небесное (прибавил лекарь скороговоркой и со вздохом)! Перед смертью попросила она своих выйти и меня наедине с ней оставить. «Простите меня, говорит, я, может быть, виновата перед вами… болезнь… но, поверьте, я никого не любила более вас… не забывайте же меня… берегите мое кольцо…»

Лекарь отвернулся; я взял его за руку.

— Эх! — сказал он, — давайте-ка о чем-нибудь другом говорить, или не хотите ли в преферансик по маленькой? Нашему брату, знаете ли, не след таким возвышенным чувствованиям предаваться. Наш брат думай об одном: как бы дети не пищали да жена не бранилась. Ведь я с тех пор в законный, как говорится, брак вступить успел… Как же… Купеческую дочь взял: семь тысяч приданого. Зовут ее Акулиной; Трифону-то под стать. Баба, должен я вам сказать, злая, да благо спит целый день… А что ж преферанс?

Мы сели в преферанс по копейке. Трифон Иваныч выиграл у меня два рубля с полтиной — и ушел поздно, весьма довольный своей победой.

Уездный лекарь читать онлайн бесплатно

Однажды осенью, на возвратном пути с отъезжего поля, я простудился и занемог. К счастью, лихорадка застигла меня в уездном городе, в гостинице; я послал за доктором. Через полчаса явился уездный лекарь, человек небольшого роста, худенький и черноволосый. Он прописал мне обычное потогонное, велел приставить горчичник, весьма ловко запустил к себе под обшлаг пятирублевую бумажку, причем, однако, сухо кашлянул и глянул в сторону, и уже совсем было собрался отправиться восвояси, да как-то разговорился и остался. Жар меня томил; я предвидел бессонную ночь и рад был поболтать с добрым человеком. Подали чай. Пустился мой доктор в разговоры. Малый он был неглупый, выражался бойко и довольно забавно. Странные дела случаются на свете: с иным человеком и долго живешь вместе и в дружественных отношениях находишься, а ни разу не заговоришь с ним откровенно, от души; с другим же едва познакомиться успеешь — глядь, либо ты ему, либо он тебе, словно на исповеди, всю подноготную и проболтал. Не знаю, чем я заслужил доверенность моего нового приятеля, — только он, ни с того ни с сего, как говорится, «взял» да и рассказал мне довольно замечательный случай; а я вот и довожу теперь его рассказ до сведения благосклонного читателя. Я постараюсь выражаться словами лекаря.

— Вы не изволите знать, — начал он расслабленным и дрожащим голосом (таково действие беспримесного березовского табаку), — вы не изволите знать здешнего судью, Мылова, Павла Лукича. Не знаете… Ну, все равно. (Он откашлялся и протер глаза.) Вот, изволите видеть, дело было этак, как бы вам сказать — не солгать, в Великий пост, в самую ростепель. Сижу я у него, у нашего судьи, и играю в преферанс. Судья у нас хороший человек и в преферанс играть охотник. Вдруг (мой лекарь часто употреблял слово: вдруг) говорят мне: человек ваш вас спрашивает. Я говорю: что ему надобно? Говорят, записку принес, — должно быть, от больного. Подай, говорю, записку. Так и есть: от больного… Ну, хорошо, — это, понимаете, наш хлеб… Да вот в чем дело: пишет ко мне помещица, вдова; говорит, дескать, дочь умирает, приезжайте, ради самого Господа Бога нашего, и лошади, дескать, за вами присланы. Ну, это еще все ничего… Да, живет-то она в двадцати верстах от города, а ночь на дворе, и дороги такие, что фа! Да и сама беднеющая, больше двух целковых ожидать тоже нельзя, и то еще сумнительно, а разве холстом придется попользоваться да крупицами какими-нибудь. Однако долг, вы понимаете, прежде всего: человек умирает. Передаю вдруг карты непременному члену Каллиопину и отправляюсь домой. Гляжу: стоит тележчонка перед крыльцом; лошади крестьянские — пузатые-препузатые, шерсть на них — войлоко настоящее, и кучер, ради уваженья, без шапки сидит. Ну, думаю, видно, брат, господа-то твои не на золоте едят… Вы изволите смеяться, а я вам скажу: наш брат, бедный человек, все в соображенье принимай… Коли кучер сидит князем, да шапки не ломает, да еще посмеивается из-под бороды, да кнутиком шевелит — смело бей на две депозитки! А тут, вижу, дело-то не тем пахнет. Однако, думаю, делать нечего: долг прежде всего. Захватываю самонужнейшие лекарства и отправляюсь. Поверите ли, едва дотащился. Дорога адская: ручьи, снег, грязь, водомоины, а там вдруг плотину прорвало — беда! Однако приезжаю. Домик маленький, соломой крыт. В окнах свет: знать, ждут. Вхожу. Навстречу мне старушка почтенная такая, в чепце. «Спасите, — говорит, — умирает». Я говорю: «Не извольте беспокоиться… Где больная?» — «Вот сюда пожалуйте». Смотрю: комнатка чистенькая, а углу лампада, на постеле девица лет двадцати, в беспамятстве. Жаром от нее так и пышет, дышит тяжело — горячка. Тут же другие две девицы, сестры, — перепуганы, в слезах. «Вот, говорят, вчера была совершенно здорова и кушала с аппетитом; поутру сегодня жаловалась на голову, а к вечеру вдруг вот в каком положении…» Я опять-таки говорю: «Не извольте беспокоиться», — докторская, знаете, обязанность, — и приступил. Кровь ей пустил, горчичники поставить велел, микстурку прописал. Между тем я гляжу на нее, гляжу, знаете, — ну, ей-Богу, не видал еще такого лица… красавица, одним словом! Жалость меня так и разбирает. Черты такие приятные, глаза… Вот, слава Богу, успокоилась; пот выступил, словно опомнилась; кругом поглядела, улыбнулась, рукой по лицу провела… Сестры к ней нагнулись, спрашивают: «Что с тобою?» — «Ничего», — говорит, да и отворотилась… Гляжу — заснула. Ну, говорю, теперь следует больную в покое оставить. Вот мы все на цыпочках и вышли вон; горничная одна осталась на всякий случай. А в гостиной уж самовар на столе, и ямайский тут же стоит: в нашем деле без этого нельзя. Подали мне чай, просят остаться ночевать… Я согласился: куда теперь ехать! Старушка все охает. «Чего вы? — говорю. — Будет жива, не извольте беспокоиться, а лучше отдохните-ка сами: второй час». — «Да вы меня прикажете разбудить, коли что случится?» — «Прикажу, прикажу». Старушка отправилась, и девицы также пошли к себе в комнату; мне постель в гостиной постлали. Вот я лег, — только не могу заснуть, — что за чудеса! Уж на что, кажется, намучился. Все моя больная у меня с ума нейдет. Наконец не вытерпел, вдруг встал; думаю, пойду посмотрю, что делает пациент? А спальня-то ее с гостиной рядом. Ну, встал, растворил тихонько дверь, а сердце так и бьется. Гляжу: горничная спит, рот раскрыла и храпит даже, бестия! а больная лицом ко мне лежит и руки разметала, бедняжка! Я подошел… Как она вдруг раскроет глаза и уставится на меня. «Кто это? кто это?» Я сконфузился. «Не пугайтесь, — говорю, — сударыня: я доктор, пришел посмотреть, как вы себя чувствуете». — «Вы доктор?» — «Доктор, доктор… Матушка ваша за мною в город посылали; мы вам кровь пустили, сударыня; теперь извольте почивать, а дня этак через два мы вас, даст Бог, на ноги поставим». — «Ах, да, да, доктор, не дайте мне умереть… пожалуйста, пожалуйста». — «Что вы это, Бог с вами!» А у ней опять жар, думаю я про себя; пощупал пульс: точно, жар. Она посмотрела на меня — да как возьмет меня вдруг за руку. «Я вам скажу, почему мне не хочется умереть, я вам скажу, я вам скажу… теперь мы одни; только вы, пожалуйста, никому… послушайте…» Я нагнулся; придвинула она губы к самому моему уху, волосами щеку мою трогает, — признаюсь, у меня самого кругом пошла голова, — и начала шептать… Ничего не понимаю… Ах, да это она бредит… Шептала, шептала, да так проворно и словно не по-русски кончила, вздрогнула, уронила голову на подушку и пальцем мне погрозилась. «Смотрите же, доктор, никому…» Кое-как я ее успокоил, дал ей напиться, разбудил горничную и вышел.

Уездный лекарь (Примечания)

Примечания

Впервые опубликовано: Совр,

1848, № 2, отд. I, с. 157–165 (ценз. разр. 31 янв.), под № IX. Подпись, общая для шести рассказов: Ив. Тургенев.

Сохранился черновой автограф рассказа (ГПБ,

ф. 795, ед. хр. 6, 2 л.). На полях л. 1 рукою Тургенева набросаны три программы «Записок охотника» (см.
Программы V, VI
и
VII).
В настоящем издании в текст ЗО 1880

внесены следующие исправления:

Строка 33. Вместо «в самую ростопель» — «в самую ростепель» (по черн. автогр., Совр,

ценз. рукоп. и всем изданиям до
ЗО 1874).
Строка 2. Вместо «человек вас спрашивает» — «человек ваш вас спрашивает» (по черн. автогр. и Совр).

Строки 31–32. Вместо «знать, ждут. Навстречу мне старушка» — «знать, ждут. Вхожу. Навстречу мне старушка» (по Совр

и ценз. рукоп.).

Строки 1–2. Вместо «микстуру прописал» — «микстурку прописал» (по Совр,

ценз. рукоп. и всем изданиям до
ЗО 1874).
Строка 21. Вместо «тебе не доверяет» — «тебе больше не доверяет» (по черн. автогр. и Совр).

В ценз. рукоп. — пропуск писца.

Строки 19–20. Вместо «нет, вы не такой» — «нет, вы не такой, вы не такой» (по черн. автогр., Совр

, ценз. рукоп. и всем изданиям до
ЗО 1874).
Строка 12. Вместо «Но не выпускает» — «Ну не выпускает» (по списку опечаток, приложенному Тургеневым к т. I изд. Т, Соч, 1880).

Замысел рассказа оформился, по-видимому, в начале апреля 1847 г. Название его первоначально было другим. В Программе I

под № 7 записано «Бед сем ». (Расшифровка принадлежит Б. М. Эйхенбауму. См.:
Т, Сочинения,
т. I, с. 356.) Предназначался рассказ поначалу для 8-го номера «Современника». В
Программе III,
датируемой концом июля — началом августа, под № 7 рядом с буквами «Б. С.» стоят «У. Л.», т. е. возникает новое название — «Уездный лекарь». Работу над рассказом М. К. Клеман относит к концу августа — началу октября. По его мнению, в числе рассказов, отосланных Тургеневым в редакцию «Современника» в начале октября, был и «Уездный лекарь»
(Клеман, Программы,
с. 106–107). Однако окончание работы над рассказом М. К. Клеман основывает на письме Тургенева к Полине Виардо, ошибочно датированном им 7 (19)
октября
1847 года. В действительности же, исходя из содержания письма, его следует отнести к 8 (20)
ноября
1847 г. (см.:
Т, ПСС и П, Письма,
т. I, с. 262, 442 и 567).

В Программе V

Тургеневым сделана пометка, согласно которой «Уездный лекарь» предназначался для первого номера «Современника» за 1848 год. В
Программе VI
это вновь подтверждается и указывается крайний срок отсылки рассказа в Петербург: «в 1-й д б отпр отсюда 5-го декабря» (или 23 ноября ст. ст.). Это намерение в 20-х числах ноября было выполнено. Все четыре рассказа для 1-го номера «Современника» («Бирюк», «Малиновая вода», «Уездный лекарь» и «Лебедянь») к 7 декабря ст. ст. 1847 г. уже находились у Некрасова (см. письмо Некрасова к Тургеневу от 11 (23) декабря 1847 г. —
Некрасов,
т. X, с. 93. См. также обоснование датировок рассказов «Бирюк» и «Лебедянь»).

В рассказе «Уездный лекарь» Тургенев обратился к сюжетной ситуации (любовь молодой девушки к своему врачу и ее последующая смерть), уже разрабатывавшейся в русских повестях. См., например, повесть «Не тронь меня», напечатанную в № 24 «Литературных прибавлений к „Русскому инвалиду“ на 1839 год» за подписью: А. Городок

. Возможно, однако, что эта сюжетная ситуация была подсказана Тургеневу конкретными жизненными событиями, связанными с кончиной Любови Александровны Бакуниной. За месяц до смерти она, будучи в безнадежном состоянии, горячо и искренне полюбила своего врача П. П. Клюшникова. О последних днях Л. А. Бакуниной Клюшников рассказывал Белинскому, от которого эту историю узнал Н. В. Станкевич. В свою очередь, Станкевич мог рассказать ее Тургеневу, с которым был близок в 1840 г. Воспоминания о Л. А. Бакуниной Тургенев слышал также от ее сестер и братьев, с которыми был очень дружен. Но писатель, если данное предположение справедливо, далеко отошел от прототипов. Его уездный лекарь как тип ничем не напоминает П. П. Клюшникова, умного и талантливого врача, близкого к кружку Бакунина (см.:
Серман
И. К истории создания «Уездного лекаря». —
Орл сб, 1960).
Белинский отозвался о рассказе отрицательно: «В „Уездном лекаре“, — писал он Анненкову 15 февраля 1848 г., — я не понял ни единого слова, а потому ничего не скажу о нем; а вот моя жена так в восторге от него — бабье дело…» (Белинский,

т. 12, с. 466). Оценка Белинского вызвана, вероятно, «психологизмом» рассказа в духе последних произведений Достоевскокого, повестей «Двойник» и «Хозяйка», в которых критик заметил тенденции отхода от общественно значимой проблематики к проблематике чисто психологической и даже патологической. О влиянии творческого метода Достоевского на стилевую манеру рассказа «Уездный лекарь» см. в статье:
Виноградов
В. В. Тургенев и школа молодого Достоевского. — Русская литература, 1959, № 2; см. также:
Виноградов
В. В. О языке художественной литературы. М., 1959, с. 493–506.

…депозитки…

— Просторечное — бумажные денежные знаки, ассигнации; здесь, вероятно, в значении: ассигнации десятирублевого достоинства. В первом слое черновой рукописи было: «смело бей на двадцать». Слова «две депозитки» появились вместо зачеркнутого «двадцать».

Тургенев Иван Сергеевич читать все книги автора по порядку

Тургенев Иван Сергеевич — все книги автора в одном месте читать по порядку полные версии на сайте онлайн библиотеки the-librarian.ru.

Уездный лекарь отзывы

Отзывы читателей о книге Уездный лекарь, автор: Тургенев Иван Сергеевич. Читайте комментарии и мнения людей о произведении.

Понравилась книга? Поделитесь впечатлениями — оставьте Ваш отзыв или расскажите друзьям.

Несмотря на то, что в наши дни Интернет уверенно набирает позиции, все больше образованных и интеллигентных людей предпочитают проводить свободное время за чтением книг. Наш сайт предлагает совместить инновации «всемирной паутины» с «поглощением» литературных шедевров. Здесь Вы можете совершенно бесплатно и без регистрации читать онлайн как классические, так и современные тексты.

Главные герои

Рассказчик – главный герой цикла “Записки охотника”. Однажды простудился на охоте, заболел и познакомился в уездной гостинице с доктором Трифоном Иванычем.

Трифон Иваныч – небогатый уездный лекарь, испытавший недолгое любовное счастье с умирающей на его руках девушкой. После ее смерти навсегда расстается с мечтами и относится к своей жизни с практической точки зрения.

Александра Андреевна – молодая девушка, умирающая от опасной болезни. В состоянии горячки влюбляется в невзрачного доктора и умирает счастливой.

Анализ произведения Уездный лекарь Тургенева

История создания рассказа "Уездный лекарь" начинается с реальных людей, которые вдохновили И. С.Тургенева на создание произведения. Оно было написано весной 1847 года и поначалу имело название "Бедное семейство". Позже этот рассказ вошёл в сборник писателя под названием "Записки охотника". Хотя в основе и лежит реальная история, автор в описании главных героев далеко отошёл от жизненных прототипов.

Жанром произведения "Уездный лекарь" является рассказ. Он, как и многие другие маленькие рассказы, вошел в цикл "Записок охотника", работа над которым длилась долгие годы. Некоторые из набросков так и остались не опубликованными.

Сюжет начинается после основных событий рассказа. Рассказчик прибывает в уездный городок и останавливается в гостинице. По причине болезни он вызывает доктора, который прописывает ему лекарства. А потом врач начинает рассказывать больному свою историю.

Когда он был молод, то не особо любил работать. Однажды под вечер его вызвали в далёкое поместье. Дорога была долгой и сложной. Но когда он увидел свою пациентку, то потерял дар речи. Красивая двадцатипятилетняя девушка лежала в постели и мучилась от недуга. Доктор сначала выписал ей лекарства, а потом решил остаться, чтобы наблюдать за состоянием больной. Так они провели три дня и три ночи. Лекарь менял лекарства, но состояние девушки не улучшилось. Все это время он развлекал её рассказами. В один из вечеров девушка призналась ему в любви, но мужчина понимал, что это лишь последствия болезни. Хоть он и чувствовал то же самое, но не признался, а просто сбежал. На следующий день девушка умерла, а мужчина вскоре женился на другой. Хоть его новая жена была богатая, но злая. Мужчина не любил её. Потом появились дети. Но доктор так и не смог забыть свою пациентку и единственной радостью для него стало общение с людьми, когда он изливал совершенно незнакомым больным свою душу.

Тема в рассказе затронута не одна. Сначала нужно выделить тему любви между девушкой и лекарем. Хоть между ними не могло быть никаких отношений, они все же полюбили друг друга, испытывая при этом по-настоящему искренние и горячие чувство. Второй темой является искренность, которая присутствует у уездного доктора. Он делится историями о своих пациентах с другими людьми, которых приходит лечить. При этом рассказывает всю правду, свои чувства и переживания. Бывает так, что с родными и близкими не получается быть искренним и откровенным, а этот мужчина открывает душу совершенно чужим людям.

Главными героями рассказа являются два человека, лекарь и больная девушка.
Лекарь - Трифон Иванович обычный врач уездного городка. Он был маленьким, неуверенным в себе человеком, комплексовал из-за своего деревенского происхождения. Учился он не очень усердно, к работе потерял интерес почти сразу. В серых буднях было единственное развлечение - игра в карты со своими соседями.

Больная девушка - Александра Андреевна, молодая, красивая, чувственная девушка, дочь писателя. Живет в далёком поместье, в глуши со своими сёстрами и матерью. Всеми занятиями было чтение книг, рукоделие, прогулки по усадьбе. Особо ни с кем не общалась, крестьян считала не достойными общения, как и богатых дворян.

Ещё главным героем можно считать рассказчика, который выслушал всю волнующую историю доктора и передал её читателям.

Концепция всего цикла рассказов тесно переплетается с сюжетами каждого из них. Охотник рассказывает истории, которые услышал от разных людей, принадлежащих к разным сословиям, от бедных до богатых. Судьбы героев одних рассказов иногда переплетаются с героями других историй.

2 вариант

Произведение является одной из составных частей прозаического цикла писателя под названием «Записки охотника», рассматривающей в качестве основной тематики человеческие взаимоотношения, возникающие между мужчиной и женщиной.

Главными героями рассказа изображаются Трифон Иванович и Александра Андреевна, представленные писателем в образах влюбленных людей, счастье которых оказывается недолгим, поскольку героина оказывается тяжело больной и умирает.

Повествование в рассказе ведется от имени главного героя, уездного лекаря Трифона Ивановича, рассказывающего историю собственной жизни впервые встреченному пациенту, которого он знает всего лишь пару часов.

Александра Андреевна характеризуется автором в качестве двадцатипятилетней молодой женщины с томным взглядом, умной, красивой, отлично воспитанной, образованной и начитанной. Однако девушка оказывается прикована к кровати тяжелой, страшной болезнью, но судьба дает ей последний шанс в виде уездного врача испытать чувство настоящей любви, признавшись в этом лекарю за три дня до смертельной кончины.

Сюжетная линия рассказа приводит уездного лекаря после смерти возлюбленной к свадьбе с купеческой дочерью, Акулиной, женщиной озлобленной, не имеющей женской изюминки, в браке с которой врач не испытывает истинного счастья, постоянно вспоминая ушедшую безвозвратно возлюбленную. 

Любовное чувство Трифона Ивановича и Александры Андреевны демонстрируется писателем на фоне описания крепостнических бытовых условий в виде напоминания главному герою его социального положения и невозможности отношений с представителями дворянского класса.

Отличительная особенность рассказа состоит в манере изложения повествовательного содержания, заключающейся в исповедальных беседах доктора с пациентами, в которых он фактически излечивает собственное душевное состояние, осознавая свою небезгрешную жизнь и пытаясь излечить себя, выговариваясь посторонним людям.

Писатель мастерски изображает своеобразие чувств главных героев, раскрывая не их мимолетную влюбленность, возникшую при странном стечении обстоятельств, а показывает проявление пылкой любви, рожденных в их сердцах, которой не суждено длиться вечно. Кроме того, рассказ демонстрирует понимание героем скорой кончины вспыхнувшего чувства, но при этом не отказывающегося от него.

Также читают:

Картинка к сочинению Анализ произведения Уездный лекарь

Популярные сегодня темы

Читать Тургенев «Уездный лекарь» Краткое Содержание


«Уездный лекарь» очень краткое содержание

И. С. Тургенев «Уездный лекарь» краткое содержание для читательского дневника:

Как-то осенью рассказчик заболел – лихорадка застала его в гостинице уездного города. Лекарь прописал ему лечение. Мужчины разговорились.

Врач рассказал, как лечил от смертельной болезни девицу лет двадцати – Александру Андреевну. Девушка долго не выздоравливала и за это время между ними возникла взаимная симпатия.

Перед смертью Александра сказала матери, что они обручились. Через какое-то время доктор женился на купеческой дочери.

Это интересно: Роман «Дворянское гнездо» Тургенева был написан в 1858 году. В основу книги легли размышления Тургенева о судьбе русского дворянства. На нашем сайте можно прочитать краткое содержание «Дворянского гнезда» по главам для проверки полученных знаний. Сразу после публикации роман приобрел большую популярность в обществе, поскольку автором были затронуты глубокие социальные проблемы.

Короткий пересказ «Уездный лекарь»

Краткое содержание «Уездный лекарь» Тургенев:

Это история о возвращении осенней порой с полей рассказчика, который вынужден был разместиться в гостинице одного из уездных городов. Причиной этому стала сильная лихорадка. Получив рекомендации от местного лекаря, он принялся их выполнять.

Рассказчик был рад интересному собеседнику, оставшемуся на ночь, который передал случай, произошедший во время Великого поста ранней весенней порой.

Однажды за помощью к лекарю через записку обратилась пожилая вдова, дочь которой была тяжело больна. Чувство долго не позволило ему отказаться ехать даже по размытой дороге. Опасным путем он доехал до скромного жилища, покрытого соломой, находящегося в двадцати километрах от города.

Больной оказалась молодая красивая девушка двадцати пяти лет по имени Александра Алексеевна, которая сразу привлекла внимание доктора томным взглядом.

Благодаря лекарствам, через некоторое время девушка пошла на поправку. Беспокойный доктор продолжал ухаживать за больной. Растаявший на дорогах снег затруднял движение лошадей, поэтому лекарства из города доставлялись не в срок. Однажды, когда все легли спать, он решил узнать о состоянии девушки.

Застав Александру в бреду, Трифон понял, что болезнь не проходит. Приезжему было уютно в небогатой, но гостеприимной семье, которая, получив в наследство от отца книги, была образованной и порядочной. Проводя немало времени с дочкой помещицы, лекарь начал осознавать, что незаметно жалость к девушке переросла в любовь.

Теперь почти все время мужчина проводил в горнице рядом с Александрой, развлекая ее интересными историями. Но с каждым днем его не покидало неприятное чувство, что девушка может умереть. Ее состояние ухудшалось, поэтому доктор распорядился подготовить священника.

В одну из ночей Александра признается лекарю в любви. Ощущая себя самым счастливым человеком, он отвечает ей взаимностью. Но неизвестность и болезнь не дают ему покоя. Он прикладывает все силы, чтобы излечить горячку. Но девушка умирает. Далее Трифон рассказывает о дальнейшей своей судьбе. Он женится на богатой дворянке, но этот брак оказывается не по любви.

Главная мысль:

Не стоит упускать свое счастье, вовремя исправлять ошибки, чтобы не сожалеть об этом в будущем. Ведь ничто не сможет заменить семейное счастье, построенное на взаимных чувствах.

Уездный лекарь, стр. 1

Однажды осенью, на возвратном пути с отъезжего поля, я простудился и занемог. К счастью, лихорадка застигла меня в уездном городе, в гостинице; я послал за доктором. Через полчаса явился уездный лекарь, человек небольшого роста, худенький и черноволосый. Он прописал мне обычное потогонное, велел приставить горчичник, весьма ловко запустил к себе под обшлаг пятирублевую бумажку, причем, однако, сухо кашлянул и глянул в сторону, и уже совсем было собрался отправиться восвояси, да как-то разговорился и остался. Жар меня томил; я предвидел бессонную ночь и рад был поболтать с добрым человеком. Подали чай. Пустился мой доктор в разговоры. Малый он был неглупый, выражался бойко и довольно забавно. Странные дела случаются на свете: с иным человеком и долго живешь вместе и в дружественных отношениях находишься, а ни разу не заговоришь с ним откровенно, от души; с другим же едва познакомиться успеешь — глядь, либо ты ему, либо он тебе, словно на исповеди, всю подноготную и проболтал. Не знаю, чем я заслужил доверенность моего нового приятеля, — только он, ни с того ни с сего, как говорится, «взял» да и рассказал мне довольно замечательный случай; а я вот и довожу теперь его рассказ до сведения благосклонного читателя. Я постараюсь выражаться словами лекаря.

— Вы не изволите знать, — начал он расслабленным и дрожащим голосом (таково действие беспримесного березовского табаку), — вы не изволите знать здешнего судью, Мылова, Павла Лукича?.. Не знаете… Ну, все равно. (Он откашлялся и протер глаза.) Вот, изволите видеть, дело было этак, как бы вам сказать — не солгать, в Великий пост, в самую ростепель. Сижу я у него, у нашего судьи, и играю в преферанс. Судья у нас хороший человек и в преферанс играть охотник. Вдруг (мой лекарь часто употреблял слово: вдруг) говорят мне: человек ваш вас спрашивает. Я говорю: что ему надобно? Говорят, записку принес, — должно быть, от больного. Подай, говорю, записку. Так и есть: от больного… Ну, хорошо, — это, понимаете, наш хлеб… Да вот в чем дело: пишет ко мне помещица, вдова; говорит, дескать, дочь умирает, приезжайте, ради самого Господа Бога нашего, и лошади, дескать, за вами присланы. Ну, это еще все ничего… Да, живет-то она в двадцати верстах от города, а ночь на дворе, и дороги такие, что фа! Да и сама беднеющая, больше двух целковых ожидать тоже нельзя, и то еще сумнительно, а разве холстом придется попользоваться да крупицами какими-нибудь. Однако долг, вы понимаете, прежде всего: человек умирает. Передаю вдруг карты непременному члену Каллиопину и отправляюсь домой. Гляжу: стоит тележчонка перед крыльцом; лошади крестьянские — пузатые-препузатые, шерсть на них — войлоко настоящее, и кучер, ради уваженья, без шапки сидит. Ну, думаю, видно, брат, господа-то твои не на золоте едят… Вы изволите смеяться, а я вам скажу: наш брат, бедный человек, все в соображенье принимай… Коли кучер сидит князем, да шапки не ломает, да еще посмеивается из-под бороды, да кнутиком шевелит — смело бей на две депозитки! А тут, вижу, дело-то не тем пахнет. Однако, думаю, делать нечего: долг прежде всего. Захватываю самонужнейшие лекарства и отправляюсь. Поверите ли, едва дотащился. Дорога адская: ручьи, снег, грязь, водомоины, а там вдруг плотину прорвало — беда! Однако приезжаю. Домик маленький, соломой крыт. В окнах свет: знать, ждут. Вхожу. Навстречу мне старушка почтенная такая, в чепце. «Спасите, — говорит, — умирает». Я говорю: «Не извольте беспокоиться… Где больная?» — «Вот сюда пожалуйте». Смотрю: комнатка чистенькая, а углу лампада, на постеле девица лет двадцати, в беспамятстве. Жаром от нее так и пышет, дышит тяжело — горячка. Тут же другие две девицы, сестры, — перепуганы, в слезах. «Вот, говорят, вчера была совершенно здорова и кушала с аппетитом; поутру сегодня жаловалась на голову, а к вечеру вдруг вот в каком положении…» Я опять-таки говорю: «Не извольте беспокоиться», — докторская, знаете, обязанность, — и приступил. Кровь ей пустил, горчичники поставить велел, микстурку прописал. Между тем я гляжу на нее, гляжу, знаете, — ну, ей-Богу, не видал еще такого лица… красавица, одним словом! Жалость меня так и разбирает. Черты такие приятные, глаза… Вот, слава Богу, успокоилась; пот выступил, словно опомнилась; кругом поглядела, улыбнулась, рукой по лицу провела… Сестры к ней нагнулись, спрашивают: «Что с тобою?» — «Ничего», — говорит, да и отворотилась… Гляжу — заснула. Ну, говорю, теперь следует больную в покое оставить. Вот мы все на цыпочках и вышли вон; горничная одна осталась на всякий случай. А в гостиной уж самовар на столе, и ямайский тут же стоит: в нашем деле без этого нельзя. Подали мне чай, просят остаться ночевать… Я согласился: куда теперь ехать! Старушка все охает. «Чего вы? — говорю. — Будет жива, не извольте беспокоиться, а лучше отдохните-ка сами: второй час». — «Да вы меня прикажете разбудить, коли что случится?» — «Прикажу, прикажу». Старушка отправилась, и девицы также пошли к себе в комнату; мне постель в гостиной постлали. Вот я лег, — только не могу заснуть, — что за чудеса! Уж на что, кажется, намучился. Все моя больная у меня с ума нейдет. Наконец не вытерпел, вдруг встал; думаю, пойду посмотрю, что делает пациент? А спальня-то ее с гостиной рядом. Ну, встал, растворил тихонько дверь, а сердце так и бьется. Гляжу: горничная спит, рот раскрыла и храпит даже, бестия! а больная лицом ко мне лежит и руки разметала, бедняжка! Я подошел… Как она вдруг раскроет глаза и уставится на меня!.. «Кто это? кто это?» Я сконфузился. «Не пугайтесь, — говорю, — сударыня: я доктор, пришел посмотреть, как вы себя чувствуете». — «Вы доктор?» — «Доктор, доктор… Матушка ваша за мною в город посылали; мы вам кровь пустили, сударыня; теперь извольте почивать, а дня этак через два мы вас, даст Бог, на ноги поставим». — «Ах, да, да, доктор, не дайте мне умереть… пожалуйста, пожалуйста». — «Что вы это, Бог с вами!» А у ней опять жар, думаю я про себя; пощупал пульс: точно, жар. Она посмотрела на меня — да как возьмет меня вдруг за руку. «Я вам скажу, почему мне не хочется умереть, я вам скажу, я вам скажу… теперь мы одни; только вы, пожалуйста, никому… послушайте…» Я нагнулся; придвинула она губы к самому моему уху, волосами щеку мою трогает, — признаюсь, у меня самого кругом пошла голова, — и начала шептать… Ничего не понимаю… Ах, да это она бредит… Шептала, шептала, да так проворно и словно не по-русски кончила, вздрогнула, уронила голову на подушку и пальцем мне погрозилась. «Смотрите же, доктор, никому…» Кое-как я ее успокоил, дал ей напиться, разбудил горничную и вышел.

Сюжет рассказа «Уездный лекарь» Тургенев

«Уездный лекарь» Тургенев краткое содержание произведения:

Однажды осенью, возвращаясь с охоты, я заболел. Лихорадка застала меня в гостинице уездного города. Я послал за доктором. Уездный лекарь оказался человеком небольшого роста, худеньким и черноволосым. Мы разговорились, и он рассказал мне историю, которую я и привожу здесь.

Однажды, в великий пост, доктора позвали к больной. Была она дочерью бедной помещицы, вдовы, и жила в 20 вёрстах от города. Дорога была адская, и доктор с трудом добрался до маленького, крытого соломой домика.

Старушка-помещица сразу же провела доктора к больной, за которой ухаживали две её сестры. Заболевшей девушке было лет 20. Проводя необходимые процедуры, доктор заметил, что его пациентка — редкая красавица.

После того, как больная уснула, уставшего доктора напоили чаем и уложили спать, но ему не спалось. Наконец он не выдержал и пошёл взглянуть на пациентку. Девушка не спала, у неё снова началась горячка и бред. На другой день больной не полегчало.

Доктор почувствовал к ней сильное расположение и решил остаться. Семейство это доктору тоже нравилось. Люди они были бедные, но на редкость образованные. Отец у них был человек учёный, сочинитель. Книги были единственным богатством, которое он оставил семье. Доктора полюбили как родного.

Между тем сделалась страшная распутица, даже лекарство из города доставлялось с трудом. Больная всё не поправлялась. Так проходило день за днём. Больная, Александра Андреевна, вскоре почувствовала к доктору дружеское расположение, которое принимала за любовь.

Между тем ей становилось всё хуже. Всё семейство испытывало к доктору слепое доверие, которое тяжким грузом ложилось на его плечи. Ночи напролёт он просиживал у постели Александры, развлекал её, вёл с ней долгие разговоры. Лекарство она принимала только из его рук.

Постепенно доктор начал понимать, что девушка не выживет. Александра тоже это понимала. Однажды ночью она заставила доктора сказать ей правду и сказала, что любит его. Доктор понимал, что это не так — девушке было страшно умирать в 25 лет, не испытав любви.

Александра поцеловала доктора, и он не устоял. Она прожила ещё три дня и три ночи, и каждую ночь доктор проводил с ней. В последнюю ночь в комнату вошла мать, и Александра сказала ей, что обручена с доктором.

На следующий день девушка умерла. С тех пор доктор успел жениться на ленивой и злой купеческой дочери с большим приданым.

Заключение:

Весь рассказ о трагической любви умирающей Александры Андреевны дан от имени героя – уездного лекаря. Тяжелая и страшная болезнь приковала ее к постели. За три дня до смерти, уже уверенная в трагическом конце, девушка открывается ему в своей любви.

Любовь Александры Андреевны показана Тургеневым на фоне крепостнического быта. Сущность крепостничества сохраняется: герою напоминают об их социальном неравенстве, о том, что он не стоит любви дворянки, у которой даже имя любимого, Трифон, вызвало презрительную улыбку и недобрый смех.

Это интересно: Повесть «Первая любовь» Тургенева была написана в 1860 году, и во многом стала отражением личных переживаний автора. На нашем сайте можно прочитать краткое содержание «Первая любовь» по главам. Это история о первой, еще полудетской влюбленности, которой пришлось столкнуться со взрослой любовью, полной драматизма и жертвенности. Краткий пересказ произведения пригодится для читательского дневника и подготовки к уроку литературы.

Уездный лекарь | Страница 1 | Онлайн-библиотека

Иван Сергеевич Тургенев

УЕЗДНЫЙ ЛЕКАРЬ

Однажды осенью, на возвратном пути с отъезжего поля, я простудился и занемог. К счастью, лихорадка застигла меня в уездном городе, в гостинице; я послал за доктором. Через полчаса явился уездный лекарь, человек небольшого роста, худенький и черноволосый. Он прописал мне обычное потогонное, велел приставить горчичник, весьма ловко запустил к себе под обшлаг пятирублевую бумажку, причем, однако, сухо кашлянул и глянул в сторону, и уже совсем было собрался отправиться восвояси, да как-то разговорился и остался. Жар меня томил; я предвидел бессонную ночь и рад был поболтать с добрым человеком. Подали чай. Пустился мой доктор в разговоры. Малый он был неглупый, выражался бойко и довольно забавно. Странные дела случаются на свете: с иным человеком и долго живешь вместе и в дружественных отношениях находишься, а ни разу не заговоришь с ним откровенно, от души; с другим же едва познакомиться успеешь — глядь, либо ты ему, либо он тебе, словно на исповеди, всю подноготную и проболтал. Не знаю, чем я заслужил доверенность моего нового приятеля, — только он, ни с того ни с сего, как говорится, «взял» да и рассказал мне довольно замечательный случай; а я вот и довожу теперь его рассказ до сведения благосклонного читателя. Я постараюсь выражаться словами лекаря.

— Вы не изволите знать, — начал он расслабленным и дрожащим голосом (таково действие беспримесного березовского табаку), — вы не изволите знать здешнего судью, Мылова, Павла Лукича?.. Не знаете… Ну, все равно. (Он откашлялся и протер глаза.) Вот, изволите видеть, дело было этак, как бы вам сказать — не солгать, в Великий пост, в самую ростепель. Сижу я у него, у нашего судьи, и играю в преферанс. Судья у нас хороший человек и в преферанс играть охотник. Вдруг (мой лекарь часто употреблял слово: вдруг) говорят мне: человек ваш вас спрашивает. Я говорю: что ему надобно? Говорят, записку принес, — должно быть, от больного. Подай, говорю, записку. Так и есть: от больного… Ну, хорошо, — это, понимаете, наш хлеб… Да вот в чем дело: пишет ко мне помещица, вдова; говорит, дескать, дочь умирает, приезжайте, ради самого Господа Бога нашего, и лошади, дескать, за вами присланы. Ну, это еще все ничего… Да, живет-то она в двадцати верстах от города, а ночь на дворе, и дороги такие, что фа! Да и сама беднеющая, больше двух целковых ожидать тоже нельзя, и то еще сумнительно, а разве холстом придется попользоваться да крупицами какими-нибудь. Однако долг, вы понимаете, прежде всего: человек умирает. Передаю вдруг карты непременному члену Каллиопину и отправляюсь домой. Гляжу: стоит тележчонка перед крыльцом; лошади крестьянские — пузатые-препузатые, шерсть на них — войлоко настоящее, и кучер, ради уваженья, без шапки сидит. Ну, думаю, видно, брат, господа-то твои не на золоте едят… Вы изволите смеяться, а я вам скажу: наш брат, бедный человек, все в соображенье принимай… Коли кучер сидит князем, да шапки не ломает, да еще посмеивается из-под бороды, да кнутиком шевелит — смело бей на две депозитки! А тут, вижу, дело-то не тем пахнет. Однако, думаю, делать нечего: долг прежде всего. Захватываю самонужнейшие лекарства и отправляюсь. Поверите ли, едва дотащился. Дорога адская: ручьи, снег, грязь, водомоины, а там вдруг плотину прорвало — беда! Однако приезжаю. Домик маленький, соломой крыт. В окнах свет: знать, ждут. Вхожу. Навстречу мне старушка почтенная такая, в чепце. «Спасите, — говорит, — умирает». Я говорю: «Не извольте беспокоиться… Где больная?» — «Вот сюда пожалуйте». Смотрю: комнатка чистенькая, а углу лампада, на постеле девица лет двадцати, в беспамятстве. Жаром от нее так и пышет, дышит тяжело — горячка. Тут же другие две девицы, сестры, — перепуганы, в слезах. «Вот, говорят, вчера была совершенно здорова и кушала с аппетитом; поутру сегодня жаловалась на голову, а к вечеру вдруг вот в каком положении…» Я опять-таки говорю: «Не извольте беспокоиться», — докторская, знаете, обязанность, — и приступил. Кровь ей пустил, горчичники поставить велел, микстурку прописал. Между тем я гляжу на нее, гляжу, знаете, — ну, ей-Богу, не видал еще такого лица… красавица, одним словом! Жалость меня так и разбирает. Черты такие приятные, глаза… Вот, слава Богу, успокоилась; пот выступил, словно опомнилась; кругом поглядела, улыбнулась, рукой по лицу провела… Сестры к ней нагнулись, спрашивают: «Что с тобою?» — «Ничего», — говорит, да и отворотилась… Гляжу — заснула. Ну, говорю, теперь следует больную в покое оставить. Вот мы все на цыпочках и вышли вон; горничная одна осталась на всякий случай. А в гостиной уж самовар на столе, и ямайский тут же стоит: в нашем деле без этого нельзя. Подали мне чай, просят остаться ночевать… Я согласился: куда теперь ехать! Старушка все охает. «Чего вы? — говорю. — Будет жива, не извольте беспокоиться, а лучше отдохните-ка сами: второй час». — «Да вы меня прикажете разбудить, коли что случится?» — «Прикажу, прикажу». Старушка отправилась, и девицы также пошли к себе в комнату; мне постель в гостиной постлали. Вот я лег, — только не могу заснуть, — что за чудеса! Уж на что, кажется, намучился. Все моя больная у меня с ума нейдет. Наконец не вытерпел, вдруг встал; думаю, пойду посмотрю, что делает пациент? А спальня-то ее с гостиной рядом. Ну, встал, растворил тихонько дверь, а сердце так и бьется. Гляжу: горничная спит, рот раскрыла и храпит даже, бестия! а больная лицом ко мне лежит и руки разметала, бедняжка! Я подошел… Как она вдруг раскроет глаза и уставится на меня!.. «Кто это? кто это?» Я сконфузился. «Не пугайтесь, — говорю, — сударыня: я доктор, пришел посмотреть, как вы себя чувствуете». — «Вы доктор?» — «Доктор, доктор… Матушка ваша за мною в город посылали; мы вам кровь пустили, сударыня; теперь извольте почивать, а дня этак через два мы вас, даст Бог, на ноги поставим». — «Ах, да, да, доктор, не дайте мне умереть… пожалуйста, пожалуйста». — «Что вы это, Бог с вами!» А у ней опять жар, думаю я про себя; пощупал пульс: точно, жар. Она посмотрела на меня — да как возьмет меня вдруг за руку. «Я вам скажу, почему мне не хочется умереть, я вам скажу, я вам скажу… теперь мы одни; только вы, пожалуйста, никому… послушайте…» Я нагнулся; придвинула она губы к самому моему уху, волосами щеку мою трогает, — признаюсь, у меня самого кругом пошла голова, — и начала шептать… Ничего не понимаю… Ах, да это она бредит… Шептала, шептала, да так проворно и словно не по-русски кончила, вздрогнула, уронила голову на подушку и пальцем мне погрозилась. «Смотрите же, доктор, никому…» Кое-как я ее успокоил, дал ей напиться, разбудил горничную и вышел.

Тут лекарь опять с ожесточеньем понюхал табаку и на мгновение оцепенел.

— Однако, — продолжал он, — на другой день больной, в противность моим ожиданиям, не полегчило. Я подумал, подумал и вдруг решился остаться, хотя меня другие пациенты ожидали… А вы знаете, этим неглижировать нельзя: практика от этого страдает. Но, во-первых, больная действительно находилась в отчаянии; а во-вторых, надо правду сказать, я сам чувствовал сильное к ней расположение. Притом же и все семейство мне нравилось. Люди они были хоть и неимущие, но образованные, можно сказать, на редкость… Отец-то у них был человек ученый, сочинитель; умер, конечно, в бедности, но воспитание детям успел сообщить отличное; книг тоже много оставил. Потому ли, что хлопотал-то я усердно около больной, по другим ли каким-либо причинам, только меня, смею сказать, полюбили в доме, как родного… Между тем распутица сделалась страшная: все сообщения, так сказать, прекратились совершенно; даже лекарство с трудом из города доставлялось… Больная не поправлялась… День за день, день за день… Но вот-с… тут-с… (Лекарь помолчал.) Право, не знаю, как бы вам изложить-с… (Он снова понюхал табаку, крякнул и хлебнул глоток чаю.) Скажу вам без обиняков, больная моя… как бы это того… ну, полюбила, что ли, меня… или нет, не то чтобы полюбила… а впрочем… право, как это, того-с… (Лекарь потупился и покраснел.)

— Нет, — продолжал он с живостью, — какое полюбила! Надо себе наконец цену знать. Девица она была образованная, умная, начитанная, а я даже латынь-то свою позабыл, можно сказать, совершенно. Насчет фигуры (лекарь с улыбкой взглянул на себя) также, кажется, нечем хвастаться. Но дураком Господь Бог тоже меня не уродил: я белое черным не назову; я кое-что тоже смекаю. Я, например, очень хорошо понял, что Александра Андреевна — ее Александрой Андреевной звали — не любовь ко мне почувствовала, а дружеское, так сказать, расположение, уважение, что ли. Хотя она сама, может быть, в этом отношении ошибалась, да ведь положение ее было какое, вы сами рассудите… Впрочем, — прибавил лекарь, который все эти отрывистые речи произнес, не переводя духа и с явным замешательством, — я, кажется, немного зарапортовался… Этак вы ничего не поймете… а вот, позвольте, я вам все по порядку расскажу.

Сельский врач "(Эйн Ландарцт)"

Резюме и анализ Сельский врач "(Эйн Ландарцт)"

Сводка

Кафка использовал необычную технику для рассказа своей истории «Деревенского врача»: он писал от первого лица, тем самым придавая захватывающей степени непосредственности рассказу. История захватывает еще и потому, что она фрагментарна - симптом пытливого ума Кафки, отраженный здесь в почти запинающемся ритме.Этот эффект усиливается за счет обильного использования точек с запятой, которые разбивают и без того короткие и убедительные предложения на еще более мелкие части. Атмосфера квази-отстраненной объективности почти жутко контрастирует с драматическим воздействием рассказа и лежащим в его основе чудесным характером. Однако типичный для Кафки язык отражает полный союз между миром сновидений и реальностью; на самом деле лошади, призрачные воплощения иррациональных сил, похоже, гонят, помимо доктора, даже автора.Повторяющийся мотив Кафки охоты (сравните эту историю с «Охотником Гракхом» и «Ной») нашел выражение в этих стремительных предложениях, каждая из которых, казалось, преследует предыдущую.

История начинается в прошлом, переключается на настоящее в сцене изнасилования, возвращается в прошлое и, наконец, возвращается в настоящее в конце, тем самым поднимая последнюю катастрофу на уровень безвременья. Еще более быстрыми темпами образы, не имеющие логической связи друг с другом, устремляются к последней фразе рассказа: «Однажды сработала ложная тревога на ночном звонке - ее невозможно исправить, никогда."Это хорошая отправная точка для изучения истории.

Из последнего предложения рассказа становится очевидно, что вся история является неизбежным следствием единственной ошибки. Следуя зову - простой галлюцинации, кошмару - доктор запускает длинную цепь катастрофических событий. Его визит к пациенту кажется посещением непостижимых глубин его собственной личности, поскольку настоящего звонка в колокольчик нет. Странный (и отчужденный) пациент, ожидающий его, на самом деле не существует вне воображения врача; его можно рассматривать как часть личности врача, играющего роль, сравнимую с ролью «дальнего друга» в «Суждении» или гигантского насекомого в «Метаморфозе».«Тонкая рана - это все, что я принес в мир», - жалуется пациент, тем самым предполагая, что врач является его потенциальным целителем и принадлежит ему. На протяжении всего своего путешествия врач никогда не покидает обширные области своего бессознательного, из которых его пациент, пожалуй, самый темный аспект.

Изобразив этот кошмар, Кафке удалось изобразить положение человека, который хочет помочь, но не может. Кафка вполне мог видеть себя и всю профессию писателей в должности сельского врача: человек, борющийся с невежеством, эгоизмом и суевериями, он остается подверженным «морозам этого самого несчастного века».«Это диагноз не только конкретной ситуации, но и состояния всего нашего возраста. Вот почему вопрос пациента не в том, исцелит ли его врач или вылечит его, а в том, спасет ли он его». в моем районе действуют люди; они всегда ожидают от врача невозможного », - говорит он, объясняя, почему он - или, с другой стороны, писатель - не может реально помочь пациенту. Он сталкивается с людьми, чье сознание все еще привязано к этой сфере. магии.Они раскрывают это, снимая с врача одежду и кладя его в кровать рядом с пациентом. «Совершенно простая» мелодия, следующая за этим ритуалом, отражает их примитивизм, который без колебаний использовал бы доктора как козла отпущения и убил бы его, если его искусство не сработало.

Хотя «В исправительной колонии», написанное двумя годами ранее, является лучшим выражением ужаса Кафки перед Первой мировой войной, здесь много опасений по поводу невинных козлов отпущения. Тревога, царящая на протяжении всей этой истории, также отражает проблемы Кафки, возникшие в результате его второй помолвки с Феличе Бауэр, и его ухудшающееся здоровье.Вскоре после того, как его заболевание было диагностировано как туберкулез, он написал Максу Броду, что он сам предсказал эту болезнь и что его ожидание произошло в ране больного мальчика в «Деревенском докторе».

Есть еще много автобиографических элементов, ни один из которых ничего не «доказывает» в строгом смысле слова, но все они проливают дополнительный свет на мрачный мир Кафки. История посвящена его отцу, который полностью ее проигнорировал. Непонимание между врачом и пациентом является отражением столь же бесплодных отношений между старым Кафкой и молодым Кафкой.Зная, до каких крайностей Кафка склонен нести искусство называть имена, легко увидеть, что имя служанки, Роза, отнюдь не случайно: «розово-красный» - это цвет тщательно описанной раны, а цвет - роза. Как и цветок, это многовековой символ любви во многих ее аспектах. Нет необходимости настаивать на одном конкретном значении этого слова хотя бы потому, что сам Кафка этого не делает. Смысл ясен, если учесть, что декабрь 1917 года, год после того, как он написал «Сельского врача», принес окончательное разлуку Кафки с Феличе, его «розой» в обоих смыслах слова.

Жених олицетворяет иногда почти навязчивый страх Кафки перед сексуально превосходящим соперником. По этому поводу он написал, что Феличе не осталась одна и что к ней приблизился кто-то другой, у которого не было проблем, с которыми пришлось столкнуться ему, Кафке. По сюжету жених определенно легко добирается до Роуз, и если она говорит «нет», тем не менее, она вбегает в дом, полностью осознавая свою судьбу.

«Если они злоупотребляют мной по священным причинам, я тоже позволяю этому случиться», - говорит доктор. Однако его жертва была бы бессмысленной, потому что врачу не под силу помочь веку, находящемуся в духовном состоянии.Это не в порядке, потому что, как и везде в творчестве Кафки, люди утратили веру и стали жить «вне закона», слушая лжепророков необузданного технического прогресса и конформизма. Мальчик не доверяет врачу, а его семья демонстрирует подчиненное и наивное поведение среднего пациента. Как говорит врач: «Они отказались от своих старых верований; служитель сидит дома, снимая свои облачения, одно за другим; но доктор считается всемогущим.«Вот почему песня« О, радуйтесь, все пациенты - доктор лежит рядом с вами в постели! »- это« новая, но ошибочная песня »: эмпирическое и трансцендентное царства больше не являются одним целым; единственный способ, которым они встречаются. в форме столкновения, ведущего к «ложной тревоге».

Только если мы поймем понятие болезни Кафки как результат уединения, мы сможем понять сельского врача. Он является субъектом и объектом своих долгих поисков или, иначе говоря, психоаналитиком своего внутреннего ландшафта (на другом уровне, всей нашей секуляризованной эпохи) и пациентом.И Кафка, хотя и интересовался учением Фрейда, считал, по крайней мере, терапевтическую часть психоанализа безнадежной ошибкой. Согласно Кафке, тревога и сопутствующее отчуждение являются прямым следствием духовного увядания человека, и все, что может сделать психоанализ, - это обнаружить мириады кусочков разрушенной вселенной.

Не делая ничего особенного, доктор получает именно ту помощь, которая ему нужна, когда пинает дверь свинарника. Как и вся его поездка, внезапное появление лошадей, конюха и коня несет на себе печать чудесного и сверхъестественного.Начиная со знаменитой притчи Платона (Phaidros) о колеснице, запряженной одним белым и одним черным конем, символизирующей яркий и темный аспекты иррациональности (рациональность управляет и пытается придерживаться среднего курса), лошади символизировали инстинкты и диски. Тот факт, что они вышли из свинарника, подчеркивает их животный характер. Дважды доктор жалуется, что его собственная лошадь умерла, и оба раза его замечания сопровождаются зимними сценами, свидетельствующими о бесплодии (духовной) пустоши вокруг него.

Сразу же лошади отзываются на пламенное "ура" конюха, который уже продемонстрировал свое родство с их миром, назвав их "братом" и "сестрой". Врач также кричит в конце «ну-ка!», Но, поскольку время соответствует опыту, они будут только ползать «медленно, как старики»; убегая от пациента и заблуждаясь по заснеженным пустошам, врач не имеет опыта, с помощью которого можно разделить время, и, следовательно, теряет ориентацию. Лошади полностью захватывают власть, во всяком случае, преодолевая расстояние до фермы пациента за невероятно короткий период времени, который, что символично, как раз и требуется конюху, чтобы подчинить себе Роуз. Ночное путешествие доктора и изнасилование Роуз сливаются здесь на логически необъяснимом уровне, что значительно усиливает драматизм истории.

«Никогда не знаешь, что найдешь в своем доме, - говорит Роза, - и мы оба засмеялись». Эта строка может быть ключом к разгадке. Важно, чтобы это заявление произносила именно она; она лучше приспособлена к царству иррациональных сил, чем он, который большую часть своего путешествия сожалеет о том, что никогда не замечал ее, а тем более наслаждается физически и духовно.Теперь он осознает свою халатность, но уже слишком поздно, потому что она уже принесена в жертву жениху. Ее комментарий и их смех над внезапным появлением лошадей показывают, что эти чувственные и духовные элементы присутствуют, но их необходимо выявить. На буквальном уровне это происходит, когда они выходят из свинарника.

Заключительный снимок шубы, плывущей по снегу за доктором, отражает беспомощность того, кого «предали». Путешествуя по бескрайним пустошам в своем заблудшем концерте, доктор обречен увидеть символ тепла и безопасности, не имея возможности дотянуться до него.Обнаженный, холодный и заблудший деревенский врач - это жалкая картина дезориентированного человечества, плывущего по коварному ландшафту его болезненного коллективного сознания. И конца этому не видно, потому что «он привык к этому».

Вопрос о виновности врача вызывает мысли неуверенности и двусмысленности. Как и везде в творчестве Кафки, герой не совершает преступления или даже серьезной ошибки. Мы склонны приближаться к ситуации, когда понимаем, что он маневрирует или позволяет себе маневрировать в такое состояние ума, которое заставляет его воздерживаться от конкретных решений и обязательств.В этом смысле он становится виновным в классическом экзистенциальном грехе - отказе или отказе участвовать. Не воспринимая свою профессию всерьез и, следовательно, лишенный ответственности, он теряет свой единственный шанс сделать решительный шаг от простого вегетарианства к сознательной жизни. Верно, что как от врача нельзя ожидать, что он спасет пациента, болезнь которого прежде всего носит духовный характер. И все же он виноват, потому что ему не хватает воли стараться изо всех сил; он боится вести себя как «реформатор мира» и хлопает себя по плечу за то, что он проделал так много работы за такую ​​небольшую плату.Он также не заботится о том, чтобы рассматривать рану как результат сложной, но неоспоримой взаимосвязи между физическими и психологическими факторами, о которых сам Кафка очень хорошо знал. Симптоматично для нашего времени, сельский врач - это человек с одним измерением, который потерял чувство причастности не только в сфере чувственного, но и в сфере духовного.

Как и сам доктор, его «группа пациентов» вышла за пределы закона »и погрузилась в хаос. Оттуда они уже не могут помочь, причем дело в том, что они давно утратили способность делать это.Тот, кто вырывается из «человеческого круга» Кафки, отчуждает себя до смерти. Кафка наиболее ясен в этой истории: невозможность излечить нашу эпоху - его тема.

Краткое содержание «Записок охотника» Тургенев №

Чор и Калиныч

Однажды на охоте в Калужской области я встретился с местным господом Полуткиным. Еще он, как я, любил охоту. Полуткин сделал предложение поселиться в его имении. Дорога была долгой, поэтому было решено заехать к одному из крестьян - Хории.Его не было дома. Хор жил в отдельном доме с шестью сыновьями и отличался достатком. Утром пошли на охоту, взяв с собой веселого крестьянина Калинича, без которого Полуткин не мыслил охоты. На следующий день моя охота проходила одна. Я зашел повидать Хорию. Пробыл там три дня, узнал, что Чор и Калиныч хорошие друзья. Я очень к ним привязался, но мне пришлось уйти.

Ермолай и миллериха

Я ходил на охоту с крепостным соседом Ермолаем.Он был

совершенно беззаботным, Ермолай мало чем занимался. Этот охотник был женат, но в своей полуразрушенной избе почти не появлялся. Охотились весь день, к вечеру решили остановиться на ночлег на мельнице. Ночью проснулся от тихого разговора. С Ермолаем разговаривала Арина, работавшая на заводе. Она рассказала свою историю о том, как служила у графа Зверкова. Его жена, узнав от лакея Петрушки о беременности Арины, сослала девушку в деревню. Сам слуга был отправлен к солдатам.В деревне Арина вышла замуж за мельника, и ее ребенок умер.
Малиновая вода

В августовский день снова пошла на охоту. От жары мне захотелось попить, и я добрался до источника под названием «Малиновая вода». Возле ключа решил полежать в тени. Рядом со мной ловили рыбу двое стариков. Одним из них был Степушка. О его прошлом ничего не было известно. Степушка почти ни с кем не разговаривал. Еще одним рыбаком был Михайло Савельев. Он был вольноотпущенником и служил дворецким у мещан. Я решил поговорить с ними.Савельев рассказал о своем бывшем хозяине - графе. Вдруг мы увидели идущего крестьянина. Он возвращался из Москвы, где попросил своего хозяина снизить квартплату, которую теперь платил ему покойный сын. Мастер выбросил его. Путешественник посетовал, что ему больше нечего от него взять. Через некоторое время мы по

перешли на нашу сторону.
Уездный врач

Как-то вернувшись домой после охоты, я почувствовал, что заболел. Я остановился в отеле, откуда послал за врачом. Он рассказал мне свою историю.Однажды его вызвали к больной дочери помещика за город. Врач, приехав на место, осмотрел красивую 20-летнюю девушку. Врач проникся ее позицией и даже испытал переживания. Врач решил остаться, пока пациенту не станет лучше. Семья приняла его как родного. Постепенно врач понял, что девочка не может справиться с болезнью. Последние три ночи он провел с ней. Девушка умерла. Затем доктор женился на дочери купца с хорошим приданым.

Мой сосед Радилов

Ермолай и я пошли поохотиться в липовый сад. Как оказалось, его владельцем был местный помещик Радилов. Когда он встретился, он позвал меня пообедать с ним. Помещик жил с матерью и сестрой, покойной женой. Через неделю после обеда я узнал, что Радилов уехал со своей невесткой, бросив пожилую мать.

Овсянников монастырь

С Овсянниковым я познакомился на вечеринке с Радиловым. Овсянников был представителем старого поколения с манерами зажиточного купца.Его соседи проявили уважение. Овсянников жил с женой, но без детей. Его уважали соседи. При встрече с ним мы говорили об охоте, о новых благородных манерах, о другом соседе Степане Комове. Потом к нам присоединился орловский помещик Франц Лежен, который приехал в гости к Овсянникову.

Льгов

Однажды мы с Ермолаем пошли в село Льгов поохотиться. В большом льговском пруду содержалось большое количество уток. Решили для большего удобства покататься в деревне на лодке.По дороге встретили молодого человека Владимира. По пути я узнал его историю: попутчик был вольноотпущенником, он общался с нами очень тонко. Во Льгове брали лодку, правда старая, по трещинам пришлось закрыть паклей. Они боролись за славу, лодка была полна уток. Но, как выяснилось, лодка протекала. И вдруг пошел ко дну. Мы не могли выбраться из заросшего пруда до позднего вечера.

Бежин Луг

На охоте в Тульской губернии немного заблудился.Прогуливаясь по звездам, я вышел на широкий луг, который назывался Бежин. На нем были костры, были дети, они по ночам пасли лошадей. Я устало лег и прислушался к их разговору. Один из них рассказал о домовом на фабрике, где мальчику пришлось переночевать. Другой признался, что видел русалку в лесу на деревьях. Вдруг со стороны зарослей послышался звук. За ними побежала стая собак, за ней - один из мальчиков. Возвращение.он сказал, что поблизости были волки. Переговоры прекратились только утром.

Касьян с красивыми мечами

Водитель отвез меня домой в один из жарких летних дней. Впереди кучер увидел похоронную процессию, мы поспешили обогнать конвой, чтобы не брать их. Но телега сломалась, и процессия дошла до нас. Доехав до поселка, поменяли ось тележки. Местный старик Касьян согласился отвезти меня на охоту. Старика считали дураком и иногда лечили травами. Охота не увенчалась успехом, мы вернулись в деревню, и я с кучером Ерофеем поехали домой.

Бурмист

Почти по соседству с моей усадьбой находится дом Аркадия Павловича Пеночкина - молодого помещика и военного в отставке. Он отличается особым образованием среди местной знати. Я не часто бываю к нему, потому что мне некомфортно в его доме. Как-то Пеночкин, узнав, что я еду в Рябово, решил поехать со мной. Его целью было село Шипиловка, где жил прославленный им император Софрон.На встрече с ним комиссар пожаловался Пеночкину на отсутствие земли, на увеличение задолженности. Когда я уже выехал из Рябова на охоту, я узнал от знакомого крестьянина, что Шипиловка только на бумаге принадлежит Пеночкину, а всем управляет лагерь.

Офис

Во время охоты пошел холодный дождь. И мне пришлось остановиться в ближайшем селе. В самом большом доме находился кабинет старейшин. Управляющим был Николай Еремеич.Через контору шли приказы и распоряжения бурмиста и старшего, но все бумаги подписывала хозяйка села Лоснякова. После короткого сна я стал свидетелем ссоры между Николаем Еремеичем и его фельдшером Павлом. Он обвинил клерка в различных препятствиях для его брака с невестой Татьяны. Позже мне стало известно, что Лоснякова отправила Татьяну в ссылку, а она оставила у себя служащего и фельдшера.

Бирюк

Вечером вернулся с очередной охоты.От непогоды я укрылся под широким кустом. По дороге я заметил местного лесничего, который отвел меня к себе домой. Там я увидела 12-летнюю девочку и младенца в колыбели. Хижина была очень убогой. Лесник, в народе обозвали фургон. У него была широкая фигура и непоколебимое лицо. Оказалось, что его жена сбежала с другим, оставив маленьких детей. Когда дождь закончился, мы вышли во двор. Вдруг в лесу раздался топор, туда побежал лесник. Бирюк схватил мокрого мужчину.Я был готов заплатить за повозку, чтобы его отпустили. И вдруг этот суровый человек сжалился и освободил перепуганного крестьянина.

Два помещика

Хочу представить вам двух помещиков, на которых мне довелось поохотиться. Первый, поручик Вячеслав Хвалынский. Добрый, но плохой хозяин. Он живет один и старается не вспоминать прошлое. Другой - Мардари Стегунов, напротив, отличается веселым нравом, хотя тоже живет холостяцкой жизнью. Побывав у них в гостях, я понял, насколько разные люди.

Смерть

С Ардалионом Михайловичем - моим соседом, мы пошли на охоту. Он согласился, при условии, что мы поедем в его имение Чаплыгина. Произошла вырубка дубового леса, на месте которого мы вскоре оказались. Там совершенно неожиданно упавшее дерево насмерть раздавило Максима, который служил подрядчиком. Смерть вернула мои воспоминания и вызвала неприятные чувства.


Danielle Hunter входит в пятерку лучших Edge Rushers

Король погружается в виртуальную встречу WR викингов

Викинги, как и любая другая команда НФЛ, в настоящее время проводят межсезонье в виртуальном мире.

В то время как главный тренер Vikings Майк Циммер на прошлой неделе подробно описал, как команда проводит виртуальные встречи , Питер Кинг из NBC Sports недавно побеседовал с несколькими участниками встреч.

King посмотрел на группу приемников Vikings из 10 человек - Чад Биб, Дэн Чисена, Дэвион Дэвис, Куартни Дэвис, Александр Холлинс, Джастин Джефферсон, Диллон Митчелл, К.Дж. Осборн, Таджа Шарп и Адам Тилен - плюс тренер по дальним приемным Эндрю Яноко и помощник Кристиан Джонс.

Яноко первый год в качестве тренера широких приемных после того, как проработал помощником тренера линии нападения в течение последних трех сезонов.

32-летний тренер сказал королю:

«Наше отношение состоит в том, чтобы превратить любую ситуацию в положительную. Это та рука, которая у нас есть - у всех одна и та же рука. Итак, давайте найдем способ превратить это в преимущество. Самая большая проблема, я думаю, состоит в том, чтобы заставить уверен, что все понимают все, что вы преподаете. Вы не можете видеть их так, как вы бы видели их в комнате, так что, если уж на то пошло, я слишком много общаюсь », - сказал Яноко.«Я никогда не предполагаю, что кто-то что-то знает. Некоторые парни, если в один прекрасный день у них будет медленный интернет или если мой голос пропадает, и он пропускает то, о чем я говорил, я должен быть уверен, что он скажет мне, и мы все сделаем правильно. В основном, Никогда не предполагайте, что это есть у всех ребят, пока вы не получите такое подкрепление, которое есть у них.

«Мне повезло в том, что моя сестра и мой отец - оба учителя; мой отец - учитель и тренер. Я довольно часто общался с ними обоими», - добавил Яноцко. «Я спрашиваю:« Как вы используете эту среду, чтобы поддерживать интерес парней? »Вот что они говорят - чрезмерное общение.Я знаю это: мы никогда больше не примем это как должное, когда будем все вместе в одной комнате ».

Тилен, дважды участвовавший в турнире Pro Bowl, также поделился советами, которые он дает более молодым игрокам.

«Мне нравится делиться с ребятами мелочами, которые я делаю, чтобы помочь им понять концепцию или маршрут», - сказал 29-летний Тилен, самый старший игрок в зале. «Я думаю, все прошло довольно гладко. Эндрю покажет маршрут, а затем покажет видео, чтобы проиллюстрировать это… На самом деле это не слишком сильно отличается от обучения в конференц-зале.«

Тилен также сказал Кингу, что пандемия COVID-19 фактически позволила ему избавиться от посторонних отвлекающих факторов, поскольку он сосредоточился на своей семье и футболе.

«Единственное преимущество, которое я обнаружил, - это то, насколько больше времени я могу уделять своей семье, тренировкам и питанию», - сказал Тилен. «Я не путешествую, и мне нечем заняться, кроме футбола и семьи, поэтому я считаю, что это было лучшее межсезонье для меня с точки зрения подготовки к сезону».

В настоящее время НФЛ позволяет игрокам заниматься в виртуальном классе по два часа в день, до четырех дней в неделю.

Филлис Хантер Бриттен

Филлис Хантер Бриттен, 82 года, из Бриджпорта, Западная Вирджиния, мирно скончалась в Мемориальной больнице Руби в Моргантауне, штат Вашингтон, 23 июня 2020 года. Она родилась Филлис Рут Хантер в округе Дэвис, штат Индиана, 24 января 1938 года. Пол Хантер и Леота Ширли. Старший брат Джером Пол Хантер и младшая сестра Барбара Кэй Хантер выросли с Филлис на семейной ферме и посещали церковь Бетани недалеко от города Монтгомери. Филлис окончила Valedictorian Среднюю школу Барр Тауншип в 1956 году.В том же году она вышла замуж за Билли Дина Бриттена из Вашингтона, штат Индиана, 27 июля в церкви Бетани, пообещав пойти «куда бы ты ни пошел». За 42 года совместной жизни они 12 раз переезжали и жили в штатах Индиана, Нью-Йорк, Иллинойс, Флорида, Нью-Джерси, Техас, Калифорния и Мичиган, честно выполняя свое обещание. После смерти Билла в 1998 году она вернулась в Индию и, наконец, в 2015 году в Бриджпорт, штат Западная Вирджиния, чтобы жить ближе к семье. За их долгую совместную жизнь у Филлис и Билла родилось двое сыновей, Стюарт и Росс. Ее последний шаг произошел 23 июня, когда она перешла на Небеса, чтобы встретиться со своим Господом и воссоединиться с семьей, которая предшествовала ей.Филлис служила секретарем церквей в Форт-Уэрте, штат Техас, и Декстере, штат Мичиган, а в последнее время активно работала с Объединенной методистской церковью Бриджпорта, особенно со своими «сестрами» в группе изучения Библии. Однако самой большой ее страстью была семья. Все, кто знал Филлис, знали, что единственное, что она любила больше своих сыновей, - это внуков; Сидней, Мика и Элизабет. У нее остались сыновья и невестки; Стюарт Эдисон Бриттен и Синди Рикеварт из Миссулы, штат Монтана, и Росс Алан Бриттен и Эрин (Лоуренс) Бриттен из Бриджпорта, Западная Вирджиния; трое внуков, Сидней Алтурас Бриттен из Миссулы, штат Монтана; Мика Лоуренс Бриттен и Элизабет Грейс Бриттен из Бриджпорта, Западная Вирджиния; невестки Линдалл (Бриттен) Маккракен из Уэст-Лафайет, Индиана, Гретхен Бриттен из Берлингтона, Колорадо, и Джанет Бриттен из Шривпорта, Лос-Анджелес; зять Алан Бриттен из Шривпорта, Лос-Анджелес; племянницы Шерил (Маккрэкен) Райфф, Дженнифер Хантер, Джейн (Хантер) Нолан, Эмили Бриттен и Эми Бриттен; и племянники Джефф Хантер, Джей Джунтер, Джон Хантер, Пол Бриттен, Глен Маккракен и Ли Бриттен. Филлис умерла раньше ее родителей Пол (15.05.1983) и Леота (05.04.1998), муж Билли Дин (24.08.1998), брат Джером (27.02.2004), сестра Барбара. (19.11.2016), зятья Аль Маркум, Рональд Бриттен и Джордж Маккракен. Из-за пандемии в воскресенье, 28 июня 2020 г., в 14:30 в Объединенной методистской церкви Бриджпорта будет проведена небольшая служба для ее друзей и семьи из Западной Вирджинии. В Службе потребуется накрытие лица и дистанцирование. Как только пандемия закончится, будет организовано более крупное празднование, чтобы отпраздновать жизнь Филлис, время и место должны быть определены.Вместо цветов отправьте пожертвования в ее честь Обществу лейкемии и лимфомы (https://donate.lls.org/lls/donate) или Объединенной методистской церкви Бриджпорта (https://giving.ncsservices.org/App / Дача / ncs-3183). Похоронное бюро Burnside

BRIDGEPORT, W.Va (WDTV) -

Copyright 2020 WDTV. Все права защищены.

Отчет о судебном процессе над Рихардом Гауптманном

Журналист Х. Л. Менкен называется пробный Ричарда Гауптман, обвиняемый в похищении ребенка авиатора Чарльза Линдберга, "величайшая история со времен Воскрешение." Пока Описание Менкена, несомненно, является преувеличением, измеряется общественный вызвал интерес, судебный процесс над Гауптманом стоит с О. Дж. Симпсон и Scopes как одни из самых известных исследований принадлежащий двадцатый век. В суде участвовали величайшие герой, хороший тайна с записками о выкупе и голосами на темных кладбищах, преступление, которое каждый худший кошмар родителей, и обвиняемый немецкого происхождения кто сражался против U. Силы С. в Первой мировой войне

Холодной дождливой ночью маршировать 1, 1932 год, где-то между 8:00 и 10:00, Чарльз Линдберг младший, двадцатимесячный ребенок Чарльз и Энн Линдберга схватили со второго этажа. питомник их Хоупвелл, Нью-Джерси домой. Похитители оставили небольшой, белый конверт на корпус радиатора возле окна детской.Это содержал выкуп Примечание:

Уважаемый Сэр!
Получите 50000 долларов и 2500 долларов за 20 долларов счета 1500 $ в 10 $ купюры и 1000 долларов в 5-долларовых купюрах. Через 2-2 дня мы сообщу вам мы доставить Моны. Предупреждаем за изготовление любой публике или для уведомить полицию о том, что ребенок находится на попечении. Показания для всех буквы одиночные и 3 дырки.
Расследование вне в жилой дом обнаружил сломанную самодельную тройку расширение лестница. Боковые направляющие средней секции мы расколоть, предполагая, что лестница сломалась, когда похититель спустился с малыш. Следователи также обнаружили долото и два набора следов ведущий от дома в юго-восточном направлении навстречу следы беглого автомобиля.В замечательный надзора, следы никогда не измерялись.

К следующему утру весть о в похищение было передано в в мир и репортеры, операторы, любопытные зрители и охотники за сувенирами заполонили поместье Линдбергов. Любые доказательства еще не получено полиция погиб в давке.

Чарльз Линдберг сделал очень Чисто полковнику ЧАС.Норман Шварцкопф, глава штата Нью-Джерси Полиция, что он хотел, чтобы полиция позволила ему вести переговоры без вмешательство в в похитители. До выкуп был уплачен и ребенок благополучно вернулся. Линдберги транслировать сообщение похитителю или похитителям на радио NBC, обещая хранить конфиденциально любые меры, которые вернут их ребенка безопасно.

5 марта Линдберги получили их первое сообщение от в похитители с момента похищения их ребенка. Оно пришло в виде рукописная записка, отправленная из Бруклина. Заметка сказал "Не боюсь о ребенке две дамы заботятся о нем день и ночь ". Примечание предупредил Линдбергов держать полицию "подальше от cace "и сказал что в будущей записке будет сказано, что «должны были доставить мони." Чувство необходимость найти посредника, чтобы разобраться с похитителями, Линдберги остановился на двух бутлегерах, которые вызвались на назначение. Тем временем гангстер Аль Капоне звонит в похищение. "большинство возмутительный вещь, о которой я когда-либо слышал "предложил $ 10 000 за информация, ведущая к возвращение ребенка.

В Бронксе, Нью-Йорк, разумный, патриотично и немного властный Семидесятидвухлетний директор школы на пенсии по имени Др. Джон Кондон написал письмо, которое было опубликовано в Бронксе. Главная Новости из 8 марта 1932 года. В своем письме Кондон предложил похитители $ 1000 собственных денег в дополнение к выкупу предоставленный Линдбергс. Он пообещал «поехать куда угодно, в одиночку, чтобы дать похитители лишнего Деньги и обещаю никогда никому не называть его имени."The на следующий день Кондон нашел в своем почтовом ящике письмо от похитителя (ов) просить его "получить деньги от мистера Линдберга "и ждите" дальше инструкция ". Кондон - позвал Линдберг с сообщением о своем письме. Линдберг призвал Кондона поехать в Хоупвелл на встречу, чтобы обсудить ответ на Примечание. Линдберг дал Кондону игрушки и английские булавки, чтобы он может идентифицировать в ребенок и разрешил ему разместить записку "Деньги готовы" в Новый Йорк Американ .В 8:30 вечера 12 марта дверной звонок позвонил в дом Кондона. Человек, который позвонил дверной звонок передал Кондон письмо. Мужчина объяснил, что мужчина в коричневом верхнее покрытие и коричневый фетровая шляпа остановила его такси и попросила доставить письмо на 2974 Decatur Avenue. Письмо оказалось от в похититель. В письме Кондону предлагалось «отвезти машину» к определенному расположение рядом с пустой подставка для хот-догов, где он может найти записку под камнем говоря ему где он должен пойти следующим. Он должен был быть на месте в "3/4 г. час. "

Кондон нашел записку. Это сказал ему "следовать за забором из в кладбищенское направление на 233-ю улицу.я встречусь ты." Кондон подошел к воротам кладбища, когда увидел фигуру внутри кладбище - глубокое в тени - сигнализируя ему. У этого человека был платок поверх его нос и рот. "Ты получил мою записку?" мужчина спросил на немецком акцент. Мужчина спросил, есть ли у Кондона деньги. Он ответил: "Я не могу принеси деньги, пока я не увижу ребенка." Потом, заметив другого мужчину за пределами кладбища призрачная фигура сказала: "Это слишком опасно! "и повернулся и побежал. Кондон погнался за мужчиной и они сели все вместе на скамье. Кондон сказал человеку (который звонил сам "Джон") он имел нечего бояться; никто не причинит ему вреда. Тот человек выразил Кондону бояться, что он «может даже сгореть."Встревоженный, Кондон спросил его, что он имел в виду. "Что, если ребенок мертв?" он спросил. "Я бы сгорел если ребенок мертв? »Кондон, кровь приливает к его лицо, потребовал узнать, почему его попросили отдать выкуп, если ребенок было мертвых. «Младенец не умер», - сказал мужчина. "Скажите Полковник не волноваться. С ребенком все в порядке."Кондон спросил, где ребенок был. "Расскажи Полковник Линдберг с младенцем на лодке, мужчина ответил. Кондон попросил мужчину отвести его к ребенку, но вместо этого человек, говоря он "пробыл уже слишком долго", и что начальник заговорщик - "Номер" Один »- будет злиться на него, встал, чтобы уйти. Он обещал отправить Кондону токен ": детский пижамный костюм.«Я должен идти. Спокойной ночи».

Несколько дней спустя доктор Кондон получил пакет, содержащий серый шерсть спальный костюм. Это был спальный костюм, который носил Линдберг малыш в ночь похищения. Линдберг волновался что похитители мог терять терпение, и настаивал на том, чтобы выкуп был оплаченный сразу - даже до того, как ребенка действительно увидели.Во вторник, 31 марта, Кондон получили записку от «Джона» с требованием, чтобы выкуп был готов к субботе вечер. Чиновники IRS помогли собрать выкуп деньги с использованием золото заметки. Через два года страна будет отключена золото стандарт чиновники рассуждали, и счета вокруг желтых печатей золотые банкноты будет отличать их от другой валюты. Чиновники доставили два коробки с деньгами, выкупленными у Кондона. жилой дом. В 7:45 по Суббота Вечером в Кондоне снова раздался звонок в дверь. дом. Водитель такси доставил записку, в которой Кондон велел ехать к флористу магазин, где он было бы найдите другую записку под столом возле магазина. Кондон, в сопровождении Чарльз Линдберг, вооруженный ружьем, поехал в место расположения.В Примечание указал Кондону на другое кладбище, на улица от цветочный магазин. Линдберг решил не торопиться и Смотри что получилось. "Привет, доктор!" человек, которого он узнал как «Джон» крикнул. Когда они Встретившись, «Джон» спросил Кондона, есть ли у него деньги. Кондон сказал Деньги был в машине, но он не отдал ее, пока не сказал где ребенок было.Когда «Джон» обещал вернуться через десять минут с запиской идентификация точное местонахождение ребенка, Кондон подошел к машине, чтобы получить выкуп Деньги. Кондон вручил "Джону" 50 000 долларов в обмен на конверт сказал чтобы указать направление к лодке под названием Nelly , где Линдбергс могут найти своего давно потерянного ребенка.Кондон взял конверт Линдбергу, кто его открыл. В записке говорилось: "Вы найдете Boad между Horseneck Пляж и веселая голова возле острова Элизабет. "На рассвете" следующий утро, Чарльз Линдберг был в воздухе, летел по Атлантическое побережье Ищу напрасно для 28-футовой лодки под названием Nelly .

В 3:15 12 мая 1932 г. грузовик Водитель по имени Уильям Аллен остановился к северу от небольшой деревни Маунт Роуз, Нью Джерси (две мили из дом Линдбергов), чтобы отдохнуть в ближайшем лес. О в семидесяти пяти футах от дороги он посмотрел вниз и увидел голова ребенка и а ступня выступает из земли. Это был Чарльз А. Линдберг, Младший Охота на ребенка Линдберга закончилась. Расследование позже раскрытый что младенца, вероятно, убили ударом по голове, возможно из падение по лестнице из детской.

В последующие дни, следователи продолжал задавать один вопрос из Служанки Линдберга, Вайолет Шарпа, которого они считали уклончивым в прежний интервью. Шарп сказал полиции, что она встречалась с мужчиной. по имени Эрни Brinkert в ночь на 1 марта (хотя, что любопытно, Эрнест Миллер позже пришел вперед и признал, что он, а не Бринкерт, от Вайолет, что ночь). Удостоверение личности Шарпа Бринкерта и бизнеса карты Brinkert найденный в комнате Шарпа, заставил полицию считать его возможный подозревать, но оказалось, что у него было твердое алиби на ночь похищение и его почерк не совпадал с почерком на заметки. День после идентифицировав Бринкерт как ее свидание 1 марта, Вайолет Шарп - болен, подавлен над смертью ребенка и потрясенный безжалостным подглядывать за ней частный отношения - покончил жизнь самоубийством, выпив цианид хлорид из измерение чашка.Начались спекуляции - и продолжались лет, которые последовал - это Шарп был связан с похищением. В расследование было плыть по течению.

В течение 1932 г. и большей части 1933 г. полиция продолжал отслеживать местоположения где появились помеченные золотые записки о выкупе. Первый разбросаны повсюду в город, со временем ноты стали концентрироваться в верхнем Манхэттен и немецкоязычный район Йорквилл.27 ноября 1933 г. кассир в Лева Театр вспомнил, как взял золотую ноту за фильм из ан среднего размера, носорогой, который соответствовал описанию Кондона "Джон." Десять месяцы позже кассир Corn Exchange Bank в Бронкс пришел через золотая банкнота с надписью «4У-13-14-Н.Ю.» карандашом в поле.В кассир информировал следователей, которые предположили, что запись была на лицензию табличка, нарисованная дежурным на заправке. Их предположение повернулся чтобы быть правильным. Дежурный наверху Манхэттен сервис станция Джон Лайонс напомнил, что записка пришла из среднего роста мужчина, с Немецкий акцент за рулем синего Доджа.Он сказал следователи он заметил мужчине, когда он дал ему золотую банкноту: "Вы не видите многие из тех больше ". Мужчина ответил:" Нет, у меня есть только около сто слева "

Автомобиль Нью-Йорка Бюро сообщил, что номер лицензии написано записка принадлежала Рихарду Гауптманну, тридцать пять лет плотник, живущий в Бронксе. Следующее утро, после ухода в его дом в своем синем Додже, Гауптман был арестован. В его владение это была золотая банкнота в двадцать долларов. Последующий расследование Гауптмана В гараже обнаружены спрятанные за спрятанными счетами Линдберга 1830 долларов. доска и Другой 11 930 долларов в деньгах Линдберга в банке из шеллака. ниша окно гаража.

Столкнувшись с открытие в деньги выкупа, сказал Гауптманн этот Исидор Фиш, друг из Германии, который отплыл в Германию предыдущий Декабрь, затем умер несколько месяцев спустя от туберкулеза, уехал некоторые из его вещи с ним на хранение. Когда он обнаружил, что Вещи Фиша содержал золотые банкноты, сказал Хауптманн следователям, он решил потратить это без даже рассказал своей жене Анне.Следователи имели ожидаемый гауптман признаваться. Они были разочарованы.

В последующие недели Гауптман был учитывая третий степень. Чиновники сняли с него отпечатки пальцев, поставили в очередь и заставил его подчиниться почерк образцы.

Тем временем сыщики занятый. Они исследовали "Фиш Рассказ »- и посчитал это подозрительным.На обшивке двери в младенчестве стенной шкаф в доме Гауптманнов детективы заметили нечеткое телефонный номер, написано карандашом. Это был номер телефона доктора Кондона. В Гауптмана чердак, следователи заметили обрезную доску. (Прокуроры позже обвиняют в том, что Хауптманн использовал доску для ремонта лестница найдена в Линдберг дома в ночь похищения.) Из интервью с участием Соседи Гауптмана возникли в картине Гауптмана как застенчивый, трудолюбивая, и бережливый плотник.

Дело против Гауптмана хранится строительство. 24 сентября 1934 г. Гауптман стоял перед магистратом Нью-Йорка, чтобы услышать, что он стоит обвиняется в вымогательство 50 000 долларов от Чарльза Линдберга и будут удержаны Залог в размере 100000 долларов.Два недели спустя в здании суда округа Хантердон в Флемингтон, Нью-Йорк Джерси, двадцать три присяжных единогласно проголосовали за предъявление обвинения Гауптманн для убийство ребенка Линдберга. Нью-Йорк согласился выдавать Гауптман предстать перед судом в Нью-Джерси. Дата открытия было назначено испытание: Январь 2, 1935.

К Новому году, Флемингтон переполнен с 700 сотнями репортеров, тысячи любопытных зрителей и сотни коммуникации техники. Такие знаменитости, как Уолтер Винчелл, Артур Брисбен, Дэймон Раньон и Джек Бенни начал прибывать в город на суд. Продавцы разошлись миниатюра похищать лестницы, прядки «из волос ребенка Линдберга», и фотографии из Чарльз Линдберг.

В десять часов следующего дня, Судить Томас Тренчард, семидесятилетний мужчина, уважаемый юрист взял его место на скамейке.Бруно Гауптманн, followed государством солдат вошел в зал суда и сел рядом со своим юрист, пятидесятидвухлетний Эдвард Дж. Райли, запойный человек, известный как "Бык Бруклин ". Полковник Линдберг быстро прошел по залу суда. дверь и был приветствовал прокурором Дэвидом Вилентц, генеральный прокурор Нью-Джерси. Судить Тренчард приказал определить 48 фамилий предполагаемых присяжных. из коробки содержащий 150 имен. «Суд века» (или хотя бы один из них) было в процессе.

В своем вступительном слове Виленц изложил теорию обвинения дела. Он описал, как Гауптман, несущий мешок из мешковины, поднялся по лестнице и вошел в детскую:

Тогда как он вышел в окно и вниз по лестнице из его, лестница сломалась! У него был больший вес вниз, чем когда он поднимался.И он пошел с ребенок. в комиссия этого кражи, ребенок был мгновенно убит когда он получил тот первый удар.

Он продолжил свою историю принадлежащий преступление. Присяжные держались каждый слово. В заключение он сказал присяжным: «Мы будет спрашивать ты назначать смертную казнь, это единственный подходящий наказание в этом дело. «

Прокуратура начала свое дело звонит Анне Линдберг к стенду. Она рассказала, что случилось маршировать 1. Вилентц вручила ей одежду, которую носил ее ребенок в ночь похищение, и она опознала их. Рейли, для защиты, предпочла не задавать никаких вопросов: "Защита считает, что горе Миссис.Линдбергу не нужен перекрестный допрос ».

полковник Линдберг, одетый в помятый серый костюм и синий галстук, был следующий свидетель обвинения. Он рассказал присяжным, как девять час он услышал шум, который звучал "как оранжевый ящик падение с стул." (Звук, конечно, мог принадлежать его ребенку. падает на его смерть.) Вилентц спросил Линдберга, знает ли он, чей голос он слышал возле на кладбище в Нью-Йорке говорят: «Привет, доктор». Линдберг ответил с видом уверенность: «Это был голос Гауптмана». Перекрестный допрос Линдберг, Рейли задавал причудливые вопросы. Он предположил, что в похищение и убийство осуществили соседи, расстроенные над Линдберга решение отрезать доступ к лесу, в котором они любил охота. Продолжая, Рейли с помощью вопросов предположил, что Линдберг был небрежный не глядя на прошлое своей горничной, Бетти Гоу и другие семья слуги, и что эти слуги каким-то образом могли быть ответственный за преступление. Причина, по которой собака Линдберга не лаяла та ночь, Рейли предположил, потому что это был внутренний работа.Ну наконец то, Рейли пытался вызвать подозрение на доктора Кондона, спрашивая Линдберга, "Было ли это когда-нибудь наносить удар вы, что главный ум может вставить объявление в газету и ответь на это сам? "

Бетти Гоу, шотландская горничная, которая была последней в дом, чтобы увидеть молодой Чарльз Линдберг дал показания на четвертый день в пробный. Она определила сшитую ею майку без рукавов. для ребенка, который была обнаружена на трупе и рассказала, как она опознала ребенок в морг. Рейли в суровом перекрестном допросе Гоу, намекнул что она и некоторые из ее друзей были сообщниками в преступление. Рейли показал Гоу фотографии Пурпурной банды, печально известного группа Детройт преступников, и потребовала узнать, знает ли она что-нибудь из их.Она сказала что она не сделала. Гоу упала в обморок, когда она возвращалась к ее стулу после Рейли атаковал и был быстро возрожден.

Следующее обвинение вызвало три государственный десантники к трибуне. Первый, капрал Джозеф Вольф, описал, что видел большой след в грязи рядом с отметки лестницы окно детской.По его оценкам, след больше чем размер девять. При перекрестном допросе Вольф был высмеян за не измерять след, и за незнание, есть ли отпечаток пришел слева или же правый ботинок. Второй солдат, лейтенант Льюис Борнманн, идентифицировал лестницу в зале суда как ту, что у него обнаружен на в ночь похищения лежала в семидесяти пяти футах от Линдберг дом. Третий солдат, сержант откровенный Келли, описал, что он нашел - и не нашел (нравиться отпечатки пальцев) - в детская комната в ночь преступления.

Амандус Хохмут, восьмидесятисемилетний свидетель, который жил в дороге ведущий в поместье Линдбергов встал, чтобы сказать присяжным что на утро 1 марта 1932 г. он увидел в зеленой машине человека с лестница в этом проходе его и двигайтесь к дому Линдбергов. Хохмут сказал, что человек в машине впился в него взглядом. "И мужчина ты видел смотрящий вне этого автомобиля, смотрящего на вас, он в этой комнате? " Виленц спросил. «Да», - ответил Хохмут, указывая пальцем на Гауптманн. Как он это сделал так, сбой в электроснабжении отправил зал суда в полумрак. Рейли имел быстрое объяснение того, как гаснет свет: "Это Гнев Господа над лживый свидетель.«

Самый ожидаемый свидетель в испытание было всегда готов к понтификату Доктор Джон Кондон. Кондон начал его показания, указав его возраст семьдесят четыре и его резиденция как Бронкс, "самый красивый район в мир "Wilentz привел Кондона к описанию событий, приведших к его встреча на кладбище, затем спросил: "Кому вы дали эти деньги?" к?" Кондон ответил: "Я отдал деньги Джону."" А кто Джон?" "Джон," Кондон сознательно ответил: «Бруно? Ричард Гауптманн. "С этим откровением десятки новостей посланники вскочили со стульев, и судья Тренчард попытался восстановить заказывать. На кроссе Рейли и Кондон спорились значение Кондона отказ произвести положительную идентификацию Hauptmann в составе в Гринвич Полицейский участок.Кондон сказал, что он идентифицировал Гауптман на время, но отказался от своего «удостоверения личности». Рейли обвиняется Кондон о «разрезании волос на словах».

(Фактически то, что Кондон сказал на состав полиции был таким: «Нет. Он не тот человек ». Когда Кондон сидел с« Кладбищенским Джоном »на скамейке в парке, он смог заметить, что у "Джона" была мясистая шишка на большом пальце левой руки.Гауптман не имел такой комок и бедняк в лучшем случае мало похож на полицию эскизы, сделанные на основе описаний Кондона. Это больше всего привело Роберта Цорна, автора книги Книга 2012 года под названием Кладбище Иоанна: неоткрытые Вдохновитель похищения Линдберга , чтобы пришли к выводу, что Гауптман действовал не один и что Кладбище Джон на самом деле был еще одним немецким иммигрантом. по имени Джон Нолл.Убедительно аргументируя Цорн отмечает, что причастность Кнолля к фотографии Кнолль очень похож на полицию эскизы и выступающая шишка на большом пальце левой руки, практически невозможно вести переговоры о единственном похищении промежуток в два или три фута между спальней окно детской и верхняя ступенька лестницы, факт что менее трети выкупа было возвращено из дома Гауптмана, разговор его отца подслушано перед похищением между Джоном Ноллом и двое других говорящих по-немецки, включая человека по имени Бруно - в котором упоминался "Энглвуд", результаты современного программного обеспечения для анализа почерка, которое определило надпись на конвертах с требованием выкупа, чтобы соответствовать почерк с вероятностью 95%, а полет Кнолля в Германию почти сразу после ареста Гауптмана и его возвращение почти сразу после заседания жюри приговор.Пожалуй, наиболее осуждающим образом Цорн отмечает, что Кнолль, молодой гастроном из иммигранта, сумел забронировать проезд туда и обратно в Гамбург для него и его жены, первоклассный, и на роскошном лайнере. Кнолль был никогда не расследовался властями и умер в 1980 году.)

На восьмой день испытания, Полковник Норман Шварцкопфа спросили о почерке образцы. Он определили два образца как добровольно произведено Гауптманн. Вскоре обвинение представило в общей сложности сорок пять экземпляров, в том числе пятнадцать купюр с требованием выкупа и девять автомобильных регистраций приложения в Гауптмана почерк. Использование вздутий из образцы, ряд документов экспертов и почерк эксперты, включая Джона Тайрелл (который также давал показания для обвинения в Леопольд и Леба) сказал присяжным, что Гауптман был автор всех записки о выкупе.Один эксперт, Кларк Селлерс, зашел так далеко, что утверждать: "Он с таким же успехом мог подписать записи своим именем ». Рейли сказал затем нажмите, чтобы он напечатал восемь рукописных эксперты его показать, что Гауптман не был тем человеком, который написал записки о выкупе. (Только один в конце концов встал на ноги.)

Врач округа Др. Чарльз Митчелл, проводивший вскрытие Линдберг, детка, свидетельствовал о переломе черепа у ребенка.Он сказал присяжным, что "удар [вызвавший перелом] был нанесен до смерть в ребенок ". Прослушивание рисунка врача. свидетельство о вскрытие Гауптманн сидел бледный и застывший. Линдберг за первый раз заметно Под влиянием судебных показаний сидел, опустив плечи.

После показаний по Гауптмана предполагаемая передача золотых банкнот от денег выкупа Вилентц вызвал своего последнего свидетеля, облысение сорок семь лет ксилотомист (эксперт по дереву) из Мэдисона, штат Висконсин, по имени Артур Келер.Келер идентифицировал доску в похитить лестницу как приехав из магазина пиломатериалов в Бронксе. Учитывая расположение форма отверстий для гвоздей и текстура древесины, Келер утверждал что доска должна быть когда-то присоединена к доскам найдено в Бруно Гауптмана чердак. Когда Келер сошел с места для свидетелей, Виленц объявлено, "Государство отдыхает.«

Рейли первый защита свидетелем был Рихард «Бруно» Гауптманн. Столкнувшийся с трудностями с его Английский, Гауптман монотонным голосом описал свой трудный жизнь в Германии а также его трудолюбие и скромный образ жизни в Америке. Он отрицал любой связь к похищению или запискам о выкупе, и утверждал, что найденные деньги в его гараже был оставлен его ныне покойным немцем друг, Исидор Fisch. Гауптманн сказал, что полиция посоветовала ему написать опечатку. слова в его образцы почерка, которые также были написаны с ошибками в записки о выкупе.

Перекрестный допрос Виленца было грубый и эффективный. [ссылка на видеоклип перекрестный допрос] Он начал с вопросами о судимости Гауптмана в Германия. Виленц спросил Гауптмана, как он написал «лодка», один из неправильно написанные слова на в последняя записка о выкупе. Гауптман ответил: «Б-О-А-Т». Вилентц подошел к стол обвинения и взял бухгалтерскую книгу, взятую из Гауптмана квартира. Указывая на страницу в бухгалтерской книге, Вилентц спросил: Гауптманн: "Будете ли вы пожалуйста посмотри на это слово? »Слово было« лодка ». написано на Гауптмана бухгалтерская книга "B-O-A-D", как и в записке о выкупе. Вопрос последовал вопрос на два дня: вопросы о его финансах, Кондон номер телефона в его шкаф, про деньги в гараже, про пропавший доска в его чердак. На вопрос после показаний Гауптмана прокомментировать испытание, зритель Джек Бенни ответил: «Бруно нужен второй акт».

Парад свидетелей алиби, начало с женой Анной, последовал Гауптман на трибуне.Сказать, что никто не был убедительный свидетель быть преуменьшением. Молодой швед по имени Элверт Карлсон свидетельствовал что он видел Гауптмана (которого он не знал, пока не увидел его фотография в газета после его ареста) в его пекарне на ночь похищение но под крестом признался, что не может начать опишите любой другой клиент, появившийся в тот же вечер.Виленц также раскрыл Карлсон быть вором, бутлегером и иметь историю умственный нестабильность. Другой свидетель, Август Ван Хенке, утверждал, что видел Гауптман гулять пешком его собака в Бронксе во время похищение. На кресте, Ван Хенке оказался оператором подпитки и человеком многие псевдонимы. СвидетельПетр Соммер наделал много шума, когда показал, что он видел Исидора Фиш с горничной Линдберга, Вайолет Шарп - но Соммер повернулся быть профессиональный свидетель, давший показания за вознаграждение. И так это пошли. Около каждый свидетель защиты, чтобы занять позицию, был уничтожен на перекрестный допрос. Обращение Рейли к свидетелям защиты по радио явиться Помощь гауптмана казалось, произвел только поиск рекламы психи. Раздраженный, Рейли сказал одному потенциальному свидетелю: «Никогда не был осужден любой преступление? Никогда не был в сумасшедшем доме? Я не могу тебя использовать! "

После представления всего 162 свидетели, адвокаты вручили свои подведения итогов. Рейли предположил, что это неправдоподобно, что преступление было заговор с участием Кондон, Фиш, Шарп и другие.Он предположил, что лестница была посажены возле дома Линдбергов умными, нелояльными рабочих бросить полиция в стороне от того, что на самом деле было внутренней работой. Шарп украл ребенок, а затем покончил жизнь самоубийством, когда она поняла, что сеть приближался. Виленц последовал с пятичасовым изложением доказательств против Гауптманн, кого он называл "низшим животным в царстве животных" и "общественные враг номер один в этом мире."Виленц заключил рассказывая присяжным подсудимый - "самая грязная, гнусная змея что когда-либо ползало через траву, или он имеет право на оправдательный приговор »- должно быть не думали о милосердии, если они были убеждены в его виновности.

После сдачи финала инструкции, Судить Тренчард отправил жюри к начнутся обсуждения в 11:21 13 февраля.В 10:28 той ночью, прозвенел звонок в здание суда, означающий, что присяжные достиг своего решение. Через несколько минут член присяжных Чарльз Уолтон встал. с трепетом Руки объявлять: «Мы находим обвиняемого Бруно Ришара. Хаутпманн, виновный в убийство первой степени ", - спросил судья Тренчард. пепельный Hautpmann стоять, когда он произнес приговор: «Приговор суд в том, что вы терпите смерть в то время и в месте, и в способ, указанный закон."Тридцатидвухдневный судебный процесс закончился.

На следующий день Гауптман был проинтервьюирован в тюрьма на двоих репортеры. "Боишься ли ты подойти к электрическому стулу, Бруно?" один принадлежащий репортеры спросил. "Вы можете себе представить, что я чувствую, когда думаю о моя жена и ребенок," Гауптман ответил: «Но я не боюсь за себя. потому что я знаю что я я невиновен.Если мне нужно сесть в кресло в конец, я пойду нравиться мужчина, и как невиновный человек ».

После Нью-Джерси апелляционный корт единогласно отвергнут Гауптмана апелляции, адвокаты осужденного обратились в Коллегию Прощения добираться его приговор. Эта апелляция также была отклонена, это время от 7 до 1 голос.Единственная поддержка Гауптмана в Правлении пришла из Нового Джерси Губернатор Гарольд Хоффман, считавший, что киданппинг не мог имеют снял один человек. (Под новым Закон Джерси, Хоффман не мог в одностороннем порядке заменить срок Гауптмана.)

Все попытки выиграть признание из Гауптман доказал бесплодно. Сэмюэл Либовиц, адвокат в Скоттсборо Чехол для мальчиков, посетил Ячейка Гауптмана трижды, пытаясь убедить его что его единственный шанс уклонения от стула означало признаться. (Он преуспел только в получении Гауптману, чтобы рассуждать о том, как такое преступление могло иметь получилось. Интересно, что Гауптманн назвал преступление мог бы иметь быть совершенным бандой похитителей и что Человек, который вошел в комнату ребенка мог легко сбежать внутренняя лестница в дом и за дверь.Доказательства собраны в последние годы настоятельно предполагает, что по крайней мере двое других мужчин были участвует в заговор с похищением, и что "Кладбище Иоанна" на самом деле не было Гауптманн.) А газета обещала дать Гауптмана вдове, Анне и маленькому сыну 75000 долларов, если он предоставит бумага с подробности о его похищении. Тем не менее, он продолжал настаивать на том, что он полностью невиновный.

В 8:44 вечера 3 апреля, 1936 г., в штате Нью-Джерси Тюрьма, две тысячи вольт электричества были переданы через Ричарда Гауптмана тело.

Уголок | Национальный обзор

Президент России Владимир Путин на своей ежегодной пресс-конференции в конце года в государственной резиденции Ново-Огарево под Москвой, Россия, 17 декабря 2020 года. (Sputnik / Михаил Климентьев / Кремль через Рейтер)

Самая большая группа консервативных законодателей на Капитолийском холме обвиняет президента Джо Байдена в проявлении «опасной слабости» по отношению к России и, возможно, даже в стремлении «перезагрузить» отношения.

Представитель

Джим Бэнкс, председатель группы, разделяет подход Байдена в записке для членов RSC, копия которой была получена эксклюзивно National Review перед ее публикацией. Это послание знаменует собой наиболее полный на сегодняшний день республиканский залп против политики Байдена в отношении России.

Это следует за вчерашней речью Байдена в Белом доме, в ходе которой он объявил о новых санкциях в отношении российских физических и юридических лиц за взлом SolarWinds и вмешательство Москвы в выборы 2020 года и призвал к проведению саммита для обсуждения «деэскалации» напряженности. между двумя державами.

RSC обвиняет в том, что жесткие заявления Байдена не сопровождались достаточной политикой противодействия недостойному поведению Москвы. Что касается России, пишет Бэнкс, «президент Байден назвал президента России Владимира Путина« убийцей », тогда его команда в основном вернулась к неудавшейся политике« перезагрузки »Обамы.Республиканец из Индианы продолжает критиковать президента за его примирительные замечания на этой неделе, когда Россия сосредоточила десятки тысяч военнослужащих на границе с Украиной.

Байден особенно активно выступал с критикой репрессий Путина внутри страны и агрессивной внешней политики России за рубежом, проводя контраст между своей ястребиной риторикой и тем, что, по его словам, было недостаточным подходом бывшего президента Трампа. Хотя Трамп одобрительно отзывался о президенте России, в одном случае даже превзошел утверждения Путина над утверждениями США.В разведывательном сообществе, он возглавлял администрацию, которая увеличила численность вооруженных сил США и их присутствие в Восточной Европе, отправила на Украину смертоносное оружие и ответила на поведение России несколькими агрессивными пакетами санкций.

До сих пор подход Байдена был значительно слабее, пишет Бэнкс, ссылаясь на безоговорочное продление Байдена нового СНВ, двустороннего соглашения о контроле над вооружениями, на пять лет без обсуждения новых положений, касающихся современного оружия. И несмотря на решение администрации Байдена наложить санкции на российские организации за попытку убийства диссидента Алексея Навального, кибернетические взломы и политическое вмешательство, критики говорят, что президент не зашел достаточно далеко.

Хотя RSC ранее призывал к введению санкций в отношении суверенного долга России, как это сделала администрация на этой неделе, Бэнкс пишет, что реализация политики Белым домом включает «ряд исключений, которые не имеют реальных зубов». Администрация Байдена также не позаботилась о включении некоторых ключевых лиц в свои санкции, таких как ВТБ, российский банк.

Бэнкс также присоединяется к двухпартийному хору на Капитолийском холме, призывающему президента наложить санкции на организации, участвующие в строительстве «Северного потока-2», российского газопровода, который, как опасаются некоторые правительства, укрепит энергетическое господство Москвы на континенте.Хотя канцлер Германии Ангела Меркель открыто защищала проект, в котором участвуют многочисленные немецкие фирмы, правительства Украины и Польши назвали его «опасным, вызывающим разногласие проектом». Совсем недавно президент Украины Владимир Зеленский назвал ситуацию «вопросом войны».

Со своей стороны, Байден вчера заявил, что введение новых санкций будет «сложным» для союзников США, хотя он добавил, что такие меры остаются «в игре». И хотя в Wall Street Journal сообщалось, что, хотя администрация разработала санкции в отношении строительства трубопровода, которые Байден мог выбрать для реализации, источник, близкий к Зеленскому, сообщил Axios , что Украина «не получила от Вашингтона заверений в том, что все возможные меры» будут приняты, чтобы остановить строительство трубопровода.”

По мере роста критики со стороны Конгресса политики администрации Байдена в отношении России становится все более очевидным, что подход президента далек от решительного ответа на обещанные им злобные действия Кремля, даже с риском отката более жесткой позиции предыдущей администрации.

Блог

: новости о пандемии для Вашингтона

В этот пост будет добавлена ​​информация о пандемии Covid-19 в штате Вашингтон.

Нужна вакцина?

По состоянию на пятницу, 16 апреля, Департамент здравоохранения штата Вашингтон сообщает:

  • 5,380 смертей, связанных с Covid-19; 357 122 подтвержденных случая; 26 772 возможных случая; и 1.4% летальность среди положительных случаев.
  • По сравнению с белыми людьми и азиатами, частота случаев Covid почти в три раза выше среди чернокожих и почти в семь раз выше среди латиноамериканцев / людей и коренных жителей Гавайев и островов Тихого океана.
  • На данный момент жителям Вашингтона введено 4 431 804 дозы (не общее количество людей) вакцины против Covid-19.
  • Предварительная регистрация на вакцину в Сиэтле.

ПЯТНИЦА, 16 АПРЕЛЯ

Не забывайте: вы все еще можете заразиться Covid между прививками

12:30 с.м. - Вы можете заразиться Covid после первой дозы вакцины. Прежде чем рисковать, важно дождаться завершения всего процесса вакцинации.

Эксперт по инфекционным заболеваниям Вашингтонского университета Пол Поттинджер недавно был процитирован в Huffington Post о возможности заражения между дозами вакцины.

«Это определенно может случиться и действительно произойдет», - сказал Поттинджер. «Помните, мы даже наблюдаем инфекции Covid-19 у пациентов, которые были полностью иммунизированы, то есть через две-пять недель после второй дозы иммунизации или мРНК.”

После получения первой прививки Pfizer людям нужно ждать около трех недель, прежде чем сделать вторую прививку. Людям, которым сделана прививка Moderna, необходимо подождать четыре недели между первой и второй прививками. Затем все должны подождать две недели после второго сеанса, прежде чем они будут считаться полностью иммунизированными.

Это то, что недавно узнал общественный деятель и радиоведущий Джи Скотт. Он публично рассказал о своем опыте лечения Ковидом после первой прививки.

Важно знать сроки, поскольку Вашингтон отслеживает все больше и больше случаев прорыва - людей, инфицированных Covid-19 после полной вакцинации (подробнее об этом ниже в сообщениях блога среды). Вашингтон недавно сообщил о 217 случаях прорыва, что составляет 0,01% от всех вакцинированных в штате.

- Дайер Оксли

Округ Кинг достиг контрольной точки вакцинации

Полдень - Директор общественного здравоохранения округа Кинг Пэтти Хейс говорит, что на сегодняшний день 50% взрослого населения получили хотя бы одну дозу вакцины против Covid.

«Здесь уместно поднять настроение, это большая веха», - сказала Хейс.

Но она добавляет, что впереди еще много работы. Хейс отмечает, что сохраняются расовые различия в показателях вакцинации. Общины чернокожих и латиноамериканцев отстают, когда это происходит. приходит на вакцинацию.

Кроме того, в округе продолжает наблюдаться рост числа случаев заболевания Covid.

Сотрудник здравоохранения д-р Джефф Дачин говорит, что житель округа Кинг госпитализируется по поводу Covid каждый час и 45 минут. И многие из них - молодые люди.

«Было госпитализировано больше людей в возрасте 20–39 лет, чем 70 лет и старше», - сказал Дучин.

Дучин отмечает, что всплеск госпитализаций вызван сочетанием факторов: увеличением активности после возобновления работы округа в рамках Фазы 3 и возрастающие варианты случаев.

- Руби де Луна

Откат к фазе 2 начинается для трех округов; графство Кинг на грани

11:00 - Сегодня предприятия и люди, живущие в Пирсе, Уитмане и Округам Коулиц придется соблюдать ограничения Фазы 2 пандемии.

Губернатор объявил ранее на этой неделе, что им пришлось отказаться от этапа 3 плана повторного открытия штата, потому что количество их случаев и госпитализаций превысили пороговые значения штата.

В рамках Фазы 2 рестораны и другие предприятия в этих трех округах могут работать с максимальной загрузкой 25%.

Последние данные из округа Пирс показывают, что в среднем за две недели на каждые 100 000 человек приходится 210 новых случаев заражения. Это число должно быть меньше 200, чтобы округ оставался в Фазе 3.

Республиканцы критикуют губернатора за это решение. Они утверждают, что количество случаев заболевания больше не является лучшим показателем для определения фаз, поскольку многие из наиболее уязвимых жителей штата вакцинированы.

И хотя округам Кинг и Снохомиш в настоящее время разрешено оставаться в Фазе 3, официальные лица здравоохранения предупреждают, что они находятся на грани вынужденного отступления.

Сотрудник общественного здравоохранения д-р Джефф Дачин говорит, что в округе Кинг теперь регистрируется 197,8 новых случая на каждые 100 000 человек.

Следующее обследование в округах Вашингтон состоится 3 мая.

- Анджела Кинг

Вакцины для тюрем округа Кинг пока нет

10:00 - Людей, содержащихся в тюрьмах округа Кинг, не будут. получить прививки от Covid, пока они там, по крайней мере, сейчас.

Это потому, что в тюрьмах использовалась вакцина Johnson & Johnson, которую штат (и страна) временно прекратил использовать. Но официальные лица пока что хотят переключиться.

Отделение здравоохранения тюрьмы округа Кинг только на прошлой неделе приступило к вакцинации всех заключенных вакциной J&J. На данный момент вакцинировано около 300 заключенных из 1300 человек. Теперь представитель Департамента содержания взрослых и несовершеннолетних говорит, что тюрьмы в Сиэтле и Кенте переходят на двухдозовую вакцину Moderna и надеются возобновить прививки в следующие полторы недели.

Департамент не требует вакцинации 900 сотрудников, хотя директор Джон Диас сказал, что они обсуждают это как возможность.На данный момент 38 сотрудников добровольно сообщили, что вакцинированы, и еще 20 человек записались на прием.

- Эми Радил

Республиканская партия штата стремится ограничить чрезвычайные полномочия губернатора

9 утра - Сегодня республиканские законодатели штата Вашингтон попытаются ограничить чрезвычайные полномочия губернатора Джея Инсли, представив новый законопроект, направленный на изменение таких полномочий.

«Многие штаты, даже синие штаты, такие как Нью-Йорк, пересмотрели свои чрезвычайные полномочия за последние пару месяцев», - сказал председатель Республиканской партии Вашингтона Калеб Хеймлих.

Республиканцы говорят, что Инсли должен был проконсультироваться с законодателями штата, прежде чем он недавно перевел три округа обратно на Фазу 2. Но Инсли говорит, что это было сделано для того, чтобы ограничить распространение коронавируса.

Если законопроект Республиканской партии будет принят, губернатору придется проверять законодательный орган штата каждые 60 дней, чтобы продлить действие любого чрезвычайного постановления.

В своем заявлении администрация губернатора назвала эти усилия «ошибочной партизанской попыткой обвинить губернатора в ущербе, нанесенном пандемией.”

- Дэвид Хайд

Опасаясь четвертой волны, губернатор Инсли призывает людей общаться на открытом воздухе. Он говорит, что это лучший способ предотвратить возможную четвертую волну Covid-19.

Инсли сделал свою презентацию на своей первой официальной личной пресс-конференции более чем за год. Он проходил возле резиденции губернатора в Олимпии.Позади него висел плакат с надписью «Вынеси это на улицу».

«У нас было оружие маски, это помогло. Теперь у нас есть оружие - вакцина, она помогла, - сказал Инсли. - Но сегодня мы хотим попросить вашингтонцев использовать третье оружие против Covid ».

Это третье оружие, по словам Инсли, собирается на открытом воздухе, а не в помещении для общения. Он предупредил, что количество случаев заболевания Covid растет и что в штате может возникнуть четвертая волна вируса. Он также призывает людей как можно скорее пройти вакцинацию.Теперь право на участие имеют все жители от 16 лет и старше.

Между тем республиканцы критикуют губернатора за перевод трех округов обратно в Фазу 2. Они утверждают, что количество случаев заболевания больше не является лучшим показателем, учитывая, что многие из наиболее уязвимых жителей штата вакцинированы.

- Остин Дженкинс

ЧЕТВЕРГ, 15 АПРЕЛЯ

План тюрем округа Кинг переходит с вакцины J&J на вакцину Moderna

16:45 - Пауза в использовании вакцины Johnson & Johnson против Covid-19 также означала паузу в вакцинации людей, содержащихся в тюрьмах округа Кинг.

Отделение здравоохранения тюрьмы округа Кинг только на прошлой неделе приступило к вакцинации всех заключенных однократной вакциной J&J. На данный момент вакцину получили около 300 заключенных, включая людей старше 65 лет, из среднего населения 1300. Ноа Хаглунд, пресс-секретарь Департамента содержания взрослых и несовершеннолетних, сказал, что теперь тюрьмы в Сиэтле и Кенте готовятся перейти на две дозы вакцины Moderna и надеются возобновить прививки до недели 26 апреля.

Департамент не требует вакцинации для своих 900 сотрудников (700 в униформе), хотя директор Джон Диас сказал, что они обсуждают это как возможность.На данный момент 38 сотрудников добровольно сообщили, что получили вакцину, а еще 20 человек записались на прием. В прошлом месяце в тюрьме округа Кинг произошла значительная вспышка COVID-19.

- Эми Радил

Округ Кинг достиг рубежа вакцинации

15:49 - Директор общественного здравоохранения Пэтти Хейс заявила на заседании Совета здравоохранения округа Кинг, что на сегодняшний день 50 процентов взрослого населения получили по крайней мере одну дозу вакцины Covid.

«Здесь уместно поднять настроение», - сказала она. «Это великая веха».

Но впереди еще много работы, добавила она. Сохраняются расовые различия. Сообщества чернокожих и латиноамериканцев отстают в плане вакцинации.

Кроме того, в округе продолжает наблюдаться рост случаев заболевания Covid.

Офицер здравоохранения доктор Джефф Дачин сообщает, что каждый час и 45 минут житель округа Кинг попадает в больницу. И многие из них - молодые люди.

«Было госпитализировано больше людей в возрасте 20–39 лет, чем 70 лет и старше.

Дучин отмечает, что всплеск произошел из-за сочетания факторов: увеличения активности, когда округ снова открылся в рамках Фазы 3, и роста числа вариантов.

~ Ruby de Luna

UW Планирование преимущественно очных занятий осенью

14:45 - Вашингтонский университет разослал студентам своего кампуса в Сиэтле электронное письмо с уведомлением о том, что осенью планирует проводить в основном очные занятия.

В сообщениях говорится: «Мы очень оптимистично смотрим на то, каким будет наш университет этой осенью, особенно с учетом того, что вакцинация опережает инфекцию.Конечно, мы все должны оставаться начеку, например, маскироваться и избегать собраний с еще не вакцинированными людьми, поскольку пандемия еще не закончилась ».

Далее в электронном письме говорится, что университет ожидает« всех ». в сообществе UW, кто может пройти вакцинацию против Covid-19, чтобы сделать это ». Любые решения по университетским требованиям к вакцинам будут приниматься не позднее 1 июня. UW также планирует организовать на территории кампуса всплывающие места вакцинации, когда появятся необходимые материалы. имеется в наличии.

UW опубликует график осенних курсов в пятницу.

- Дайер Оксли

Пиво на вынос прослужит дольше, чем пандемия

10 утра - Одним из аспектов пандемической жизни, которая продлится и после пандемии, будут коктейли на вынос и самовывоз с пивоварен.

Губернатор Вашингтона Джей Инсли подписал закон, который сохраняет законы об алкоголе в период пандемии до июля 2023 года.

Компании с лицензиями на продажу спиртных напитков могут продавать алкоголь на вынос, если они запечатаны и, в некоторых случаях еда.

Энни МакГрат руководит Вашингтонской гильдией пивоваров, представляющей сотни небольших пивоварен.

«В частности, ограниченные продажи и расширение продаж пива за пределами помещения для наших партнеров по ресторанам стали критически важными каналами продаж», - сказал МакГрат. «И затем, я знаю, что, хотя это действительно незначительно в схеме вещей, я не могу не указать, что этот закон также устанавливает определение слова« гроулер », так что мы также взволнованы этим».

Growler - это большие контейнеры, которые клиенты приносят, чтобы наполнить их пивом.

Вашингтонский совет по спиртным напиткам и каннабису потребовал принятия этого закона.

Чтобы прояснить: этот закон не разрешает употребление алкоголя в транспортных средствах или в общественных местах.

Закон будет изучаться в течение следующих двух лет, чтобы увидеть, как он повлияет на продажу алкоголя и безопасность общества. Противники утверждали, что молодежи будет легче получить доступ к напиткам.

- Пейдж Браунинг

Часы работы расширенного центра вакцинации

9 а.м. - В то время как Вашингтон все еще испытывает проблемы с поставками вакцин, он меняет некоторые вещи, чтобы приспособиться к ожидаемому росту спроса, поскольку право на участие открывается для всех взрослых от 16 лет и старше.

Пункты вакцинации штата будут открыты до 20:00. не реже двух раз в неделю.

Министр здравоохранения доктор Умайр Шах говорит, что штат внес эти изменения после того, как члены латиноамериканского сообщества заявили, что их рабочие графики затрудняют запись на прием.

Кроме того, поддерживаемый FEMA сайт в Якиме теперь открыт до 7 p.м. ежедневно. К 25 апреля эти часы будут продлены до 20:00.

Подробнее здесь .

- Ruby de Luna

Одна круизная компания в Сиэтле потребует подтверждение вакцинации

8:00 - Паспорта вакцины могут вызывать у некоторых споры. Но если вы хотите отправиться в круиз из Сиэтла в этом году, вам, вероятно, потребуется доказать, что вы вакцинированы.

«Прививают не только гостей, но и всю команду, а затем проводят анализы», - сказал капитан Дэн Бланшар.

Компания Бланшара в Сиэтле, UnCruise Adventures, проводит круизы на небольших лодках.

«Планируется, что в ближайшие несколько недель, 30 апреля, он выйдет из Сиэтла», - сказал он.

Другие небольшие круизные компании в Сиэтле также потребуют доказательства вакцинации. Но Бланшар говорит, что все они все еще ждут окончательного одобрения со стороны государства.

У большинства крупных кораблей ничего не запланировано на этот год в Сиэтле. Только у норвежца запланировано одно плавание на октябрь.И если это произойдет, вам понадобится доказательство вакцинации и от этой вакцины.

* UnCruise оказывает финансовую поддержку KUOW

- Дэвид Хайд

СРЕДА, 14 АПРЕЛЯ

Вашингтон имеет 0,01% процент случаев прорыва

13:00 - Департамент здравоохранения штата Вашингтон сообщает, что по состоянию на 3 апреля в штате было зарегистрировано 217 случаев прорыва. Это люди, которые заразились Covid-19 после вакцинации.

Это число больше 102 случаев прорыва, о которых сообщалось 30 марта.

«Обнаружение доказательств случаев прорыва вакцины напоминает нам, что даже если вы прошли вакцинацию, вам все равно нужно носить маску, практиковать социальное дистанцирование и мыться ваши руки, чтобы предотвратить распространение COVID-19 среди тех, кто не был вакцинирован », - сказал вашингтонский министр здравоохранения доктор Умайр Шах. «Мы призываем всех пройти вакцинацию, как только они имеют на это право, и призываем друзей, близких и коллег сделать то же самое."

Учитывая, что более 1,7 миллиона человек были полностью вакцинированы в Вашингтоне," прорывные "в сумме составляют 0,01% от числа людей, получивших прививку.

В общей сложности 12%" прорывных "случаев были связаны с госпитализацией; многие люди имели незначительные или нет симптомов. Было пять подозреваемых смертей среди случаев прорыва, все в возрасте от 67 до 94 лет; четыре случая смерти произошли в учреждениях долгосрочного ухода.

Министерство здравоохранения также отмечает: "В штате Вашингтон средний возраст этих с подтвержденным прорывом в вакцинах снизилась с момента регистрации первых случаев, с большим количеством людей в возрастной группе 40-59 лет по сравнению с предыдущими неделями.Некоторые прорывные случаи, отправленные на секвенирование, показали доказательства вариантов ".

- Дайер Оксли

Должностные лица говорят, что люди должны приходить на прием к J&J

11:00 - Один день раньше всех в Вашингтоне штат может подписаться на вакцинацию против Covid.

Если они еще не изменили график, местные чиновники здравоохранения рекомендуют, чтобы люди приходили на прием для вакцинации Johnson & Johnson, даже несмотря на то, что официальные лица сделали паузу в J&J.Вместо этого люди должны рассчитывать получить вакцину Pfizer или Modern.

Департамент здравоохранения штата объявил во вторник, что следует рекомендациям CDC и FDA приостановить распространение однократной вакцины после того, как шесть женщин-реципиентов заболели редким состоянием свертывания крови.

- Анджела Кинг

Результаты государственного аудита мошенничества, связанного с пандемией

10:00 - Теперь мы лучше понимаем, сколько денег было потрачено на мошеннические заявки на пособие по безработице, поданные в Службу безопасности занятости штата Вашингтон Отделение в разгар пандемии.

В новом отчете государственного аудитора говорится, что общие убытки могут превысить 1 миллиард долларов.

Хотя отдел безопасности занятости оспаривает эту цифру; в нем говорится, что мошенникам было выплачено около 647 миллионов долларов в виде пособий. Штат вернул 370 миллионов долларов из этой суммы.

В ходе проверки также были выявлены некоторые формы мошенничества.

- Анджела Кинг

Округ Пирс утверждает помощь в размере 4 миллионов долларов после отката на Фазе 2

9 a.м. - Округ Пирс одобрил экстренную помощь в размере 4 миллионов долларов для предприятий, пострадавших от отката на этой неделе.

Теперь малые местные предприятия и некоммерческие организации могут подавать заявки на гранты в размере до 10 000 долларов.

Округ Пирс вместе с округами Коулиц и Уитмен были переведены на этап 2 плана открытия штата из-за большого числа случаев заболевания Covid и госпитализации тарифы.

- Анджела Кинг

Руководитель округа Кинг отвечает на заявление о том, что округ получает больше, чем полагается ему вакцины против COVID

8 a.м. - Исполнительный директор округа Кинг Доу Константин отвечает на заявления о том, что округ получает больше, чем положено, вакцины против Covid.

Несколько чиновников округа Пирс раскритиковали то, что они считают большим количеством доз вакцины, поступающих в округ Кинг, и недостаточным для их жителей.

«Округ Кинг столкнулся с проблемой, потому что, хотя вакцины распределялись в зависимости от населения, у нас гораздо больше подходящих людей», - сказал KUOW исполнительный директор графства Доу Константин.

Константин сказал, что спрос в округе Кинг увеличится на этой неделе, когда все люди старше 16 лет получат право на вакцину.

«В четверг у нас будет 925 000 жителей, которые имеют право и все еще нуждаются в вакцине», - сказал Константин.

По состоянию на вторник Служба здравоохранения округа Кинг сообщила, что почти половина жителей округа получила по крайней мере одну дозу вакцины. И округ Пирс не отстает.

- Кейси Мартин

ВТОРНИК, 13 АПРЕЛЯ

Министр здравоохранения штата Вашингтон обсуждает приостановку вакцинации Johnson & Johnson

1 стр.м. - CDC и FDA приостановили вакцинацию Johnsons & Johnsons после того, как у шести человек (из почти семи миллионов, получивших вакцину) развились редкие, но опасные тромбы. Это означает, что людям в штате Вашингтон, которым планируется сделать вакцину J&J, возможно, придется подождать или переключиться на варианты Pfizer или Moderna.

Вашингтонский министр здравоохранения доктор Умайр Шах говорит, что конкретное осложнение, вызванное Johnsons & Johnsons, настолько редкое, что он по-прежнему считает вакцину безопасной и эффективной.

Доктор Шах добавляет, что «Людям, которые получили вакцину Johnson & Johnson в течение последних 2-3 недель и у которых развилась сильная головная боль или боль в животе, боль в ногах или одышка, следует обязательно обратиться к своему лечащему врачу».

Чтобы поместить паузу в контекст, доктор Шах указывает на риски, обычно связанные с противозачаточными таблетками.

«Когда дело доходит до оральных противозачаточных таблеток, риск образования тромбов составляет примерно 500–1000 женщин из миллиона женщин, которые их принимают.Так что, опять же, это напоминание о том, что когда мы говорим об одном на миллион (с вакциной Johnsons & Johnson), это ставит рамки и масштаб в самый центр всего этого ».

Шах говорит, что штат все равно не ожидал большого количества доз Johnson & Johnson в течение следующих нескольких недель, поэтому они все равно будут предлагать вакцины Pfizer и Moderna всем в возрасте 16 лет и старше, начиная с четверга.

Представители здравоохранения штата Вашингтон говорят, что они ожидают, что пауза продлится от нескольких дней до недели, пока эксперты не получат информацию поставщикам медицинских услуг о наилучшем способе лечения потенциальных тромбов, если они возникнут.

Подробнее о паузе с вакцинами Johnsons & Johnsons читайте ниже.

- Эйлис О'Нил

Утверждено 20 миллионов долларов на помощь в аренде в Сиэтле

11:00 - В понедельник городской совет Сиэтла утвердил более 20 миллионов долларов на помощь в аренде.

Деньги поступают от последнего раунда федеральных мер по борьбе с пандемией, одобренного Конгрессом в декабре.

В общей сложности 8 миллионов долларов выделено United Way King County на помощь арендаторам с низкими доходами, которые имеют задолженность по арендной плате; 7 миллионов долларов пойдут в Управление жилищного строительства Сиэтла для арендаторов субсидируемого жилья, чтобы наверстать упущенное.

Остальное пойдет общественным организациям, помогающим тем, кто в непропорционально большой степени пострадал от пандемии, и коммунальным службам для арендаторов с низким доходом, которые не смогли заплатить.

По словам члена Совета Терезы Москеды, возглавляющей Бюджетный комитет, план будет обслуживать до 9000 нуждающихся жителей Сиэтла.

- Кэти Кэмпбелл

Вашингтон приостанавливает вакцинацию J&J на фоне исследования тромба

10:30 - Департамент здравоохранения Вашингтона приостанавливает введение вакцины Johnson and Johnson Covid по рекомендации CDC и FDA.

Согласно заявлению Министерства здравоохранения во вторник: « Департамент здравоохранения штата Вашингтон немедленно приостановит использование вакцины Johnson & Johnson (J&J) по всему штату в соответствии с указаниями FDA / CDC. Использование этой вакцины будет отложено до тех пор, пока мы не получим дальнейшие рекомендации от наших федеральных партнеров о том, как лучше всего двигаться вперед ... Это действие предпринимается из-за большой осторожности, основанной на появлении редкого, но серьезного побочного эффекта, включая серьезные тромбы в головном мозге (CVST) в сочетании с низким количеством тромбоцитов у шести пациентов, все женщины моложе 50 лет."

Причина редких сгустков крови неизвестна, однако Министерство здравоохранения отмечает, что одним из подозреваемых является редкий иммунный ответ на вакцину. Заявление д-ра Анны Шухат, главного заместителя директора CDC, и д-ра Питера Маркса , директор Центра оценки и исследований биологических препаратов FDA говорит: «В этих случаях тип тромба, называемый тромбозом венозного синуса головного мозга (CVST), наблюдался в сочетании с низким уровнем тромбоцитов (тромбоцитопения). Все шесть случаев произошли среди женщин в возрасте от 18 до 48 лет, а симптомы проявились через 6-13 дней после вакцинации."

На сегодняшний день в штате Вашингтон было введено около 149 000 доз вакцины Johnsons & Johnson Covid. Около 6,8 миллионов доз было введено в Соединенных Штатах. Рассматриваются шесть случаев образования тромбов.

Министерство здравоохранения Вашингтона говорит, что риск осложнений очень низок для людей, получивших вакцину J&J более месяца назад. Министерство здравоохранения сообщает, что люди, у которых в течение трех недель после вакцинации J&J развиваются сильные головные боли, боли в ногах, боли в животе или одышка следует обратиться к своему врачу.

- Дайер Оксли

UW Медицина, наблюдающая рост числа случаев Covid среди молодых людей

10:00 - Больничная система Университета Вашингтона заявляет, что имеет дело с большим количеством пациентов с Covid, поскольку случаи заболевания продолжают расти в округе Кинг.

«И то, что мы также замечаем в отношении трети пациентов, находящихся в нашем отделении интенсивной терапии, - это более молодое население», - сказал д-р Тим Деллит, главный врач UW Medicine. «Средний возраст был около 40 лет, мы видим молодых людей с тяжелыми заболеваниями.«

Число госпитализаций увеличивалось по всему штату. Доктор Деллит также говорит, что большинство случаев, которые они наблюдают сейчас, связаны с различными вариантами, вызывающими беспокойство, некоторые из которых имеют тенденцию распространяться быстрее и вызывать более серьезные заболевания.

Только небольшая часть положительных случаев в сообществе секвенированы, но в последнее время, по словам Деллита, большинство изученных случаев были вариантами, вызывающими озабоченность. Но они наблюдают меньше пациентов в возрасте 65 лет и старше, что, вероятно, является отражением усилий по вакцинации в этой группе.

- Кейт Уолтерс

Umatilla Reservation предоставляет вакцины соседям

9 утра - Племя Северо-Запада открывает доступ к вакцинам своим соседям, независимо от их принадлежности к племени.

«У нас есть более 1700 первых доз, но по состоянию на (понедельник) утром заполнено только 600 приемов», - заявила в пресс-релизе лидер племенного органа здравоохранения Йеллоухок Лиза Гусман. «Мы стремимся поддержать окружающие нас округа и привлечь больше людей.

Анна Кинг из Northwest News Network сообщает, что племена Конфедерации индейской резервации Уматилла открыли свои центры вакцинации в 11 округах, окружающих эту резервацию. Эти округа включают: округа Бентон, Уолла Уолла, Колумбия и Гарфилд в Вашингтоне; и округа Морроу, Уматилла, Юнион, Валлова, Грант, Бейкер и Малер в штате Орегон.

Пункт вакцинации открыт для людей от 16 лет и старше. Назначения открыты 13-14 апреля в Wildhorse Resort & Casino.Если вы живете в одном из соседних округов, вы можете пройти здесь, , чтобы записаться на прием, или позвоните по телефону 541-240-8733.

- Дайер Оксли

Исполнительный директор округа Пирс критикует переход на этап 2

8 утра - Исполнительный директор округа Пирс Брюс Даммайер критикует решение штата вернуть его округ во второй этап, ограничив пропускную способность рестораны и предприятия.

Даммайер сообщил The Seattle Times, что в двух основных больничных системах округа все в порядке.

Он также сказал, что штат не сделал достаточно для доставки вакцины в округ Пирс, если сравнить распределение доз населения по округу Кинг. Что касается количества госпитализаций, их должно быть пять или меньше на каждые 100 000 человек в течение недели, чтобы округ оставался в фазе 3. По состоянию на понедельник это число составляло 6,4 для округа Пирс.

Представители здравоохранения обвиняют небольшие собрания в росте случаев заболевания, который растет с середины марта.

- Анджела Кинг

ПОНЕДЕЛЬНИК, 12 АПРЕЛЯ

Три округа Вашингтон возвращаются к этапу 2

2 стр.м. - Губернатор Вашингтона Джей Инсли объявил, что три округа вернутся к этапу 2 из-за большого числа случаев заболевания Covid.

Графства Коулитц, Пирс и Уитмен вернутся в Фазу 2. Остальная часть штата останется в Фазе 3.

Чтобы перейти от фазы 3 к фазе 2, округ должен не соответствовать ни показателям заболеваемости, ни количеству госпитализаций. В рамках Фазы 2 мероприятия в закрытых помещениях не могут превышать 25% вместимости или 200 человек.То же самое касается большинства предприятий (на этапе 3 предприятия могут работать на 50% мощности).

«Эти тенденции показателей обусловлены вирусом, и мы должны продолжать делать все от нас зависящее, чтобы сосредоточить внимание и снизить активность Covid-19. Мы так близки к концу туннеля здесь - мы добились огромного прогресса и должны не терять концентрацию », - сказал Инсли. «Это похоже на футбольный матч; мы прошли 95 ярдов на 99 ярдах. Мы не можем сейчас сдаваться. Это не карательные действия; они должны спасать жизни и защищать здоровье населения.”

Подробнее здесь .

- Дайер Оксли

Билеты на Sounders поступят в продажу на этой неделе

13:00 - Seattle Sounders готовятся к открытию сезона в эту пятницу на Lumen Field.

В минувшие выходные они провели предсезонный матч перед 200 медицинскими работниками и обыграли «Сан-Диего» 1: 0. Это был первый раз, когда команда играла перед болельщиками за более чем год.

Билеты на предстоящий сезон поступят в продажу для широкой публики в среду, а владельцы абонементов смогут получить свой во вторник.

Команда получила разрешение принять 7000 болельщиков на первые пять домашних матчей.

- Анджела Кинг

Почему некоторые округа могут вернуться к Фазе 2

Полдень - Все 39 округов Вашингтона находятся на Фазе 3, что позволяет большинству предприятий работать на 50% мощности.

Но для тех, кто находится в округах, которые не соответствуют критериям госпитализации Covid и повторного открытия случаев, придется вернуться к 25% пропускной способности.Если это произойдет, изменения вступят в силу в эту пятницу. Ожидается, что губернатор Джей Инсли объявит, планируется ли возвращение каких-либо округов в Фазу 2.

Чтобы оставаться в Фазе 3, в округах должно быть менее 200 случаев на каждые 100000 человек в течение двух недель и не более пяти новых госпитализаций на 100000 жителей в течение недели.

Следующая оценка округа состоится 3 мая.

Губернатор Инсли обновил критерии в прошлую пятницу, заявив, что округа теперь не должны отказываться от показателей как случая Covid, так и показателей госпитализации (ранее это был только один).

По крайней мере 14 округов в настоящее время не могут выполнить хотя бы один показатель в рамках показателей повторного открытия штата.

Допустимы более крупные мероприятия, такие как концерты и выпускные церемонии, поскольку до 400 человек смогут собираться для занятий в помещении и на открытом воздухе при условии соблюдения физического дистанцирования и маскировки.

- Анджела Кинг

Деловые круги призывают губернатора Инсли воздержаться от принятия решения о том, откатятся ли округа назад к Фазе 2

11 a.м. - Около 70 бизнес-организаций в штате Вашингтон убеждают губернатора Джея Инсли отложить в понедельник решение о том, могут ли округа вернуться к этапу 2. Они хотели бы, чтобы губернатор отложил решение на три недели.

Ожидается, что Inslee объявит о том, вернутся ли какие-либо округа к этапу 2 из-за большого числа случаев заболевания Covid.

В пятницу они отправили письмо губернатору, в котором говорилось, что перемещение округов вспять накажет испытывающие трудности предприятия и мало что сделает для остановки распространения вируса.

Среди подписавших письмо: Ассоциация вашингтонского бизнеса; Вашингтонская ассоциация гостеприимства; и несколько торговых палат по всему штату.

- Анджела Кинг

Право на вакцинацию откроется в ближайшее время, но, скорее всего, придется подождать

10:00 - Сейчас осталось всего три дня до того, как право на вакцинацию против Covid станет доступно для всех жителей штата Вашингтон от 16 лет и старше.

Но чиновники здравоохранения предупреждают, что людям, возможно, придется подождать несколько недель после даты регистрации 15 апреля, прежде чем они смогут получить прививку.Это потому, что спрос превысит предложение вакцин, и людям придется стоять в очереди.

Люди, которые живут или работают в округе Кинг, могут предварительно зарегистрироваться для вакцинации в одной из четырех массовых клиник, находящихся в ведении города Сиэтл. Вы получите электронное письмо с подтверждением записи.

Прямо сейчас один и пять вашингтонцев полностью вакцинированы.

- Анджела Кинг

В штат Вашингтон прибыло меньше доз, чем ожидалось

8 а.м. - Штат Вашингтон не получит в апреле столько доз вакцины Covid, сколько ожидалось. Это из-за проблемы с производством вакцины Johnson & Johnson.

Это означает, что, когда в четверг каждый в возрасте 16 лет и старше получит право на участие, предложение перестанет соответствовать спросу.

«В целом, наши запасы вакцины сокращаются по сравнению с тем, что было в течение последних двух недель», - сказал д-р Джефф Дачин, сотрудник общественного здравоохранения округа Кинг. «Таким образом, во всех областях будет меньше доступных первых доз."

Более половины взрослых в округе Кинг еще не получили свою первую дозу вакцины против Covid. Это более миллиона человек.

Если округ получит то количество доз, которое ожидает сейчас, только примерно каждый пятый. из них получат свою первую дозу в течение следующих трех недель.

- Эйлис О'Нил

ПРОЧИТАЙТЕ ПРЕДЫДУЩИЕ ОБНОВЛЕНИЯ ЗДЕСЬ .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *