Западничество что это: Страница не найдена 404

Содержание

Западничество это | Путь к осознанности

Западничество это течение русской общественной мысли, сложившееся в 1840х. Объективный смысл западничества заключался в борьбе с крепостничеством и в признании «западного», т.е. буржуазного, пути развития России. Западничество представляли В.Г.Белинский, А.И.Герцен, Н.П.Огарёв, Т.Н.Грановский, В.П.Боткин, П.В.Анненков, И.С.Тургенев, И.И.Панаев, В.Н.Майков и др. В значительной мере в русле западничество формировалась идеология петрашевцев. В отношении к социализму, революционным действиям, атеизму западничество не было единым, обнаруживая признаки двух формирующихся тенденций—либеральной и радикально-революционной. Тем не менее наименование западничества по отношению к 1840м правомерно, т.к. в условиях недостаточной дифференциации общества и идеологических сил того времени обе тенденции еще выступали во многих случаях слитно. Представители западничества выступали за «европеизацию» страны — отмену крепостного права, установление личных свобод, прежде всего свободы слова, за широкое и всестороннее развитие промышленности; высоко оценивали реформы Петра I, поскольку они, по их мнению, ориентировали Россию на европейский путь развития.

Продвижение по этому пути, считали представители западничества, должно привести к укреплению законности, надежной защите прав граждан от судебного и админастративного произвола, развязыванию их экономической инициативы, словом, к полной победе либерализма. «Для меня либерал и человек — одно и тоже; абсолютист и кнутобой, — одно и тоже. Идея либерализма в высшей степени разумная и христианская, ибо его задача—возвращение прав личного человека, восстановление человеческого достоинства» (письмо Белинского Боткину от 11 декабря 1840).

В сфере искусства и эстетики западники выступали против романтизма и поддерживали реалистические стили, прежде всего в творчестве Н.В.Гоголя и представителей натуральной школы. Главной трибуной западничества были журналы «Отечественные записки» и «Современник». Белинский, будучи главой западников, считал основными противниками идеологов официальной народности и славянофилов (при этом недооценивая и оппозиционные моменты славянофильской идеологии, и ее общекультурное значение) (см.

Славянофильство). По отношению же к тенденциям внутри западничества он выдвигал тактику объединения. Характерно, что аналогичным было его отношение к натуральной школе: критик, хотя и видел ее разнородность, но избегал говорить об этом печатно. В журналах, ставших органами западничества, наряду с научными и научно-популярными статьями, в которых пропагандировались успехи европейской науки и философии («Германская литература», 1843, Боткина), оспаривалась славянофильская теория общины и проводились идеи общности исторического развития России и других европейских стран, широко культивировался жанр путевых очерков-писем: «Письма из-за границы» (1841-43) и «Письма из Парижа» (1847-48) Анненкова, «Письма об Испании» (1847—49) Боткина, «Письма из Avenue Marigny» (1847) Герцена, «Письма из Берлина» (1847) Тургенева и др. Большую роль в распространении идей западничества играла педагогическая деятельность профессоров Московского университета, прежде всего публичные лекции Грановского. Наряду с журналами западнического толка, Московский университет также играл в западничестве объединяющую роль: «Это был яркий свет, распространявший лучи свои повсюду… В особенности кружок так называемых западников, людей веровавших в науку и свободу, в который слились все прежние московские кружки… собирался вокруг профессоров Московского университета», — отмечал сложившийся в русле западничества историк Б.
Н.Чичерин. Имела значение и устная пропаганда, особенно полемика западников со славянофилами в Москве, в домах П.Я.Чаадаева, Д.Н.Свербеева, А.П.Елагиной. Полемика, обострявшаяся с каждым годом, привела в 1844 к резкому расхождению кружка Герцена со «славянами». Решающую роль в этом процессе сыграли статьи Белинского, в частности, «Тарантас» (1845), «Ответ «Москвитянину» (1847), «Взгляд на русскую литературу 1847 года» (1848) и др. Размежеванию со славянофилами содействовали публицистические и художественные произведения Герцена. В антиславянофильском духе представителями западничества интерпретировались произведения Д.В.Григоровича, В.И.Даля и особенно Гоголя, вопреки более сложному содержанию его творчества, не сводимого к западнической, славянофильской или любой другой общественной тенденции (со своей стороны, славянофилы также пытались интерпретировать «Мертвые души», 1842, или «Записки охотника», 1852, И.С.Тургенева в духе своей доктрины). Споры западников и славянофилов отразились в тех же «Записках охотника» Тургенева, в «Былом и думах» (1855-68) и «Сорокеворовке» (1848) Герцена, «Тарантасе» (1845) В.
А.Соллогуба и др.

Противоречия в  западничестве

Во второй половине 1840х усиливаются противоречия в самом западничестве, прежде всего в отношении к социализму и в оценке роли буржуазии. О необходимости социалистических преобразований говорил Герцен, подкрепляя свои выводы ссылкой на якобы коллективистский менталитет русского крестьянства, воспитанный общинным землевладением. К социалистической идее склонялся и Белинский, враждебно насторенны к капиталистическим отношениям. Однако к концу жизни критик отступил от этой точки зрения, признав правоту своих оппонентов Анненкова и Боткина. «Когда в спорах с Вами о буржуази <так!> называл Вас консерватором, я был осел в квадрате, а Вы были разумный человек… Внутренний процесс гражданского развития в Росссии начнется не прежде, как с той минуты, когда русское дворянство обратится в буржуази» (письмо к Анненкову от 15 февраля 1848). Впоследствии, в 1850х и особенно в начале 1860х единство западников было существенно подорвано размежеванием либеральной и революционной тенденций.

Однако их острая борьба в сфере политики, философии, а также эстетики не исключала некоторой близости в развитии литературной теории и в критике (поддержка Н.Г.Чернышевским, а с другой стороны — Анненковым психологизма Л.Н.Толстого). Возникнув в начале 1840х в полемических выступлениях славянофилов, наименование «западники» («европейцы») в дальнейшем прочно вошло в литературный обиход. Применялся термин «западничество» и в научной литературе — не только представителями культурно исторической школы, но и марксистами (Г.В.Плеханов). В конце 40х 20 в. в отечественной исторической и литературной науке была предпринята попытка пересмотреть сложившуюся точку зрения на западничество. Рациональный момент этой критики — подчеркивание известной условности понятия западничества, неоднородности как течения. Однако при этом за пределы течения выносились взгляды Белинского, Герцена и отчасти Грановского, и все западничество в целом трактовалось чуть ли не как реакционное явление. Такой подход грешил явной предвзятостью и антиисторизмом.

Формирование западнического направления общественной мысли в России

Западниками именуют сторонников одного из либеральных направлений общественной мысли России. Это направление окончательно сложилось во второй четверти XIX века и получило название западничество. Самой важной чертой западничества является признание России частью Европы, отстающей в своём развитии от европейских лидеров. Задача России, по мнению западников, – перенимать и внедрять передовой опыт европейских стран во всех сферах общественной жизни, невзирая на национальные устои и традиции.

Предыстория в лицах. Возникновение идейного течения

В ряду предшественников «классического западничества» следует отметить, в первую очередь, русских правителей, так или иначе ориентировавшихся на европейские страны и пытавшихся направить развитие России по европейскому пути.

Век

Правитель

Признаки западничества

XVII

Лжедмитрий I

Культурная, религиозная отчуждённость от основной массы населения; попытка проведения реформ на западный манер.

XVIII

Пётр I

Практически все реформы и преобразования Петра I были осуществлены по примеру европейских стран.

XVIII

Пётр III

Ярко выраженное подобострастное отношение к чужой стране – Пруссии.

XVIII

Екатерина II

Идея «просвещённого абсолютизма» родилась на основе сочетания западноевропейских идей и российских реалий.

XIX

Александр I

Был воспитан в духе либеральных идей, что отразилось на его правлении; проводил проанглийскую политику.

Среди русских мыслителей основателями западнического направления считаются А. Н. Радищев и П. Я. Чаадаев. Именно «Философические письма» Чаадаева стали своеобразным катализатором для окончательного формирования двух противоположных направлений общественной мысли – западничества и славянофильства.

Формирование «классического западничества»

В 40–50-е годы XIX века оформилось несколько кружков интеллектуалов, в которых идеи западничества были развиты и представлены широкому кругу людей через журналы и газеты.

Организации

Участники

Печатные издания

Московский кружок, петербургский кружок

Т. Н. Грановский, М. Н. Катков, В. П. Боткин, К. Д. Кавелин, Б. Н. Чичерин, А. В. Станкевич, С. М. Соловьёв, В. Г. Белинский, П. В. Анненков, Н. А. Милютин, Д. А. Милютин

Журналы:

«Московский наблюдатель», «Отечественные записки», «Русский вестник»

Взгляды западников разделяли писатели И. А. Гончаров, И. С. Тургенев, М. Е. Салтыков-Щедрин, Н. А. Некрасов и др.

Основные идеи и взгляды западников (в сравнении со славянофилами)

Взгляды

западники

славянофилы

Исторический путь развития России

Повторение пути передовых европейских стран.

Самобытный, уникальный.

Отношение к Петру I и его реформам

Идеал русского правителя, вернувший страну в европейское русло развития.

Резко отрицательное.

Отношение к устройству власти

Конституционная монархия, разделение ветвей власти.

Самодержавие, опирающееся на Земский собор.

Отношение к экономическому укладу

Развитие буржуазно-рыночных отношений, поощрение частной инициативы, защита частной собственности.

Опора на общинность в сельском хозяйстве, создание артелей в промышленности.

Отношение к церкви и её положению в обществе

Опора на просвещение, развитие науки и техники, постепенное снижение роли церкви.

Опора на православие и церковь.

Отношение к крепостному праву и крестьянской общине

Ликвидация крепостного права, разрушение общины, переход к частному крестьянскому землевладению.

Ликвидация крепостного права, сохранение крестьянской общины.

В. С. Соловьёв и его фазисы

Один из наиболее влиятельных русских философов XIX века, сын знаменитого историка С. М. Соловьёва, Владимир Соловьёв выделил в генезисе западнического направления общественной мысли три доминирующих и поочерёдно сменяющих друг друга фазиса, то есть этапа:

Фазис

Содержание

Идеолог

Теократический

Идея католического превосходства над православием.

Чаадаев

Гуманитарный

Уход от религиозности в рационализм и европейский либерализм.

Белинский

Натуралистический

Перемещение вектора внимания с философского рационализма на естественно-научный натурализм и социальную проблематику.

Чернышевский

Роль западников в развитии русской общественной мысли

Идея развития России по западному пути в разное время занимала и продолжает занимать умы различных по своему статусу и занятию людей, оставаясь актуальной по сей день. Понятие «западничество» XIX века переросло в понятие «русский либерализм», строгую оценку которому дал в своих произведениях Ф. М. Достоевский. Февральская революция 1917 года, Перестройка, распад СССР и 90-е годы XX века прошли под флагом западничества и при вмешательстве западных стран, что не могло не отразиться на общем отношении населения к либерализму. Однако нужно иметь в виду, что классическое западничество ставило интересы России на первое место, и европейский опыт рассматривался как источник блага для страны и её народа. Наконец, западничество сыграло важную роль в актуализации вопроса освобождения крестьян от крепостной зависимости.

§ 2. Славянофильство и западничество. История России XVIII-XIX веков

§ 2. Славянофильство и западничество

«Замечательное десятилетие». В историю русского общества1840-е гг. вошли как «замечательное десятилетие», как время обостренных духовных исканий и идейных споров. Передовые деятели, чьи убеждения сформировались в те годы, называли себя «людьми сороковых годов» и гордились этим наименованием. Это было поколение либералов-идеалистов, которое действовало в атмосфере более живой, чем в предшествующее десятилетие.

Средоточием общественной жизни была Москва, где в литературных гостиных блистали П. Я. Чаадаев, А. С. Хомяков, А. И. Герцен. Заметная роль принадлежала воспитанникам Московского университета, для которого «замечательное десятилетие» было блестящей эпохой. Именно в Москве спустя несколько лет после публикации «Философического письма» были высказаны принципиально новые воззрения на характер русского исторического развития, на его взаимосвязь с европейским.

Участники московских споров соединились в два кружка, названия которых имели полемический характер: кружок западников и кружок славянофилов. В этих кружках были разработаны воззрения, которые принято именовать славянофильством и западничеством и которые в действительности были разновидностями раннего российского либерализма.

Западники и славянофилы много спорили. Эти споры были парадоксальным отражением их глубокого внутреннего единства, на которое указал Герцен: «Да, мы были противниками их, но очень странными.

У нас была одна любовь, но неодинакая. У них и у нас запало с ранних лет одно сильное, безотчетное, физиологическое страстное чувство, которое они принимали за воспоминание, а мы — за пророчество: чувство безграничной, обхватывающей все существование любви к русскому народу, русскому быту, к русскому складу ума. И мы, как Янус или как двуглавый орел, смотрели в разные стороны, в то время как сердце билось одно».

Московские споры в конечном счете сводились к обсуждению вопроса о положении народа, о крепостном праве. Они сыграли исключительную роль в пробуждении общественного внимания к судьбе русской деревни. В крепостном состоянии люди сороковых годов единодушно видели врага русского народа. И. С. Тургенев вспоминал: «В моих глазах враг этот имел определенный образ, носил известное имя: враг этот был — крепостное право. Под этим именем я собрал и сосредоточил все, против чего я решил бороться до конца — с чем я поклялся никогда не мириться… Это была моя Аннибаловская клятва; и не я один дал ее себе тогда.

Я и на Запад ушел для того, чтобы лучше ее исполнить».

Тургенев принадлежал к западникам, однако с ним вполне был согласен А. С. Хомяков, который писал Ю. Ф. Самарину: «Наша эпоха, может быть, по преимуществу зовет и требует к практическому приложению. Вопросы подняты, и так как это вопросы исторические, то они могут быть разрешены не иначе, как путем историческим, т. е. реальным проявлением в жизни. Для нас, русских, теперь один вопрос всех важнее, всех настойчивее. Вы его поняли и поняли верно». Вопрос этот — крестьянский, вопрос о крепостном праве в России. Враг был общим.

Исторический смысл споров западников и славянофилов раскрыл их современник П. В. Анненков: «Между партиями таилась, однако же, одна связь, одна примиряющая мысль, более чем достаточная для того, чтоб открыть им глаза на общность цели, к которой они стремились с разных сторон… Связь заключалась в одинаковом сочувствии к порабощенному классу русских людей и в одинаковом стремлении к упразднению строя жизни, допускающего это порабощение или даже именно на нем и основанного».

Славянофильство и западничество, возникшие в условиях кризиса крепостных отношений, отразили попытки деятелей раннего российского либерализма создать целостные концепции преобразования страны. В основе своей спор западников и славянофилов был спором о выборе пути предстоящих буржуазных преобразований: европейском, который понимался западниками как универсальный, либо особом, русском, в возможность которого верили славянофилы.

Возникновение западничества и славянофильства было подготовлено всем ходом общественного развития после 14 декабря, к их окончательной кристаллизации привела публикация «Философического письма». Вслед за Чаадаевым славянофилы и западники приняли утверждение официальной идеологии о том, что «Россия — вне Европы». Даже Белинский, который стоял на позициях радикального западничества, писал: «Россию нечего сравнивать с старыми государствами Европы, в которых история шла диаметрально противоположно нашей, и давно уже дала и цвет, и плод».

Западники и славянофилы были близки в подходе к русскому прошлому, которое они считали отличным от прошлого европейских народов. При этом славянофилы воспевали светлый идеал Древней Руси, а западники отрицали саму мысль о сравнении древнерусского прошлого с великим европейским Средневековьем. Одни идеализировали старую Русь, другие рисовали ее одной черной краской.

Острые споры шли о будущем. Западники верили в европейское будущее России, восхищались делом Петра I и мечтали о дальнейшей европеизации страны. Россия не Европа, но она должна стремиться ею стать — примерный ход их рассуждений. Славянофилы порицали Петра I за раздор и насилие, внесенные в русскую жизнь, внимательно изучали общину, в которой видели залог русского решения социальных вопросов, гарантию от «язвы пролетариатства». Россия не Европа, и до тех пор, пока это так, в ней невозможна революция, полагали славянофилы.

Не принимая крепостные порядки, славянофилы и западники единодушно подвергали сомнению и другие стороны николаевской системы, ее внутреннюю и внешнюю политику. Они отстаивали свободу совести, слова, печати, общественного мнения, принципиально отрицали революционные преобразования и верили в реформы, проведенные сверху. Для их общественных представлений было характерно стремление жить, как писал славянофил Самарин, «повернувшись спиной к вопросам политическим». Политическим интересам передового общества александровского времени — конституция, республика, военная революция — они противопоставляли социальные проблемы — крестьянская реформа, согласие сословий, общественное воспитание. Главным своим делом они считали прекращение крепостных отношений.

А. С. Хомяков и его единомышленники. Хомяков утверждал: «Глупо с нашей стороны давать себе вид политических действователей. По сущности мысли своей мы не только выше политики, но даже выше социализма». Хомяков исходил из представления о несправедливости общественного устройства как в Европе, так и в России. Вместе с тем он указывал на принципиальное отличие русского уклада жизни от европейского и это отличие он видел в «хлебопашественной общине». Согласно Хомякову английская и французская формы гражданского быта обрекают большинство населения на «вечное пролетарство», доводят «язву пролетарства до бесчеловечной и непременно разрушительной крайности». И тогда впереди «страшные страдания и революция».

Для России этот путь неприемлем и, по мнению Хомякова, невозможен, поскольку наличие общины позволяет избежать европейской борьбы «капитала и труда». Все члены общины «суть товарищи и пайщики», взаимопомощь является для них общественной обязанностью. Социальная борьба внутри общины исключена. Славянофильские представления об общине — социальная идиллия, во многом связанная с идеалами европейского социализма, и не случайно воззрения Хомякова и его единомышленников оказали заметное воздействие на герценовское учение о «русском социализме».

Исходная общность воззрений не препятствовала принципиальным спорам, начало которым было положено в 1839 г., когда И. В. Киреевский и А. С. Хомяков, поэт и философ, когда-то убеждавший Рылеева в недопустимости военной революции, обменялись посланиями, где содержался ответ и Чаадаеву, и сторонникам официальной идеологии. Вместо противопоставления России и Европы Хомяков ставил вопрос по-иному: «Что лучше, старая или новая Россия? Много ли поступило чуждых стихий в ее теперешнюю организацию? Приличны ли ей эти стихии? Много ли утратила она своих коренных начал, и таковы ли были эти начала, чтобы нам о них сожалеть и стараться их воскресить?» Соглашаясь с Хомяковым, И. В. Киреевский заметил: «Если старое было лучше теперешнего, из этого еще не следует, чтобы оно было лучшетеперь».

С этого обмена посланиями началась история славянофильства и славянофильского кружка. Зачинатели славянофильства пытались в форме историко-философских размышлений наметить программу российского либерализма. Хомяков указывал на прекрасное и святое значение слова «государство»; подчеркивал необходимость для России сильной центральной власти, но мечтал о времени, когда в «просвещенных и стройных размерах, в оригинальной красоте общества, соединяющего патриархальность быта областного с глубоким смыслом государства, представляющего нравственное и христианское лицо, воскреснет Древняя Русь». Называя достоинства старой Руси, которые следует воскресить, Хомяков не столько идеализировал прошлое, сколько перечислял преобразования, необходимые николаевской России: «грамотность и организация в селах»; городской порядок, распределение должностей между гражданами; заведения, которые облегчали бы «низшим доступ к высшим судилищам»; суд присяжных, суд словесный и публичный. В допетровской Руси, считал Хомяков, не существовало крепостного права, «если только можно назвать правом такое наглое нарушение всех прав»; было равенство, почти совершенное, всех сословий, «в которых люди могли переходить все степени службы государственной и достигать высших званий и почестей». Не нарушалась свобода церкви. Власти собирали «депутатов всех сословий для обсуждения важнейших вопросов государственных». Хомяков излагал программу либеральных перемен, переведенную на язык исторических воспоминаний.

Вокруг А. С. Хомякова и И. В. Киреевского сложился славянофильский кружок, который объединял представителей дворянской общественности, получивших сходное образование и воспитание. Просуществовал кружок почти четверть века, его члены были хранителями либеральной традиции, играли роль общественной оппозиции правительству. Среди славянофилов были поэты, историки, экономисты, литературные критики, почти все они были связаны с Москвой и Московским университетом. Помимо зачинателей славянофильства, видную роль в кружке играли К. С. и И. С. Аксаковы, П. В. Киреевский, A. И. Кошелев, Д. А. Валуев, Ю. Ф. Самарин, В. А. Черкасский. Замечательной особенностью кружка было активное и равноправное участие в его делах женщин — А. П. Елагиной, Е. А. Свербеевой, Н. П. Киреевской, Е. М. Хомяковой, B. С. Аксаковой.

Признанным вождем славянофилов был А. С. Хомяков, который главной задачей считал воспитание общества на началах, указанных славянофилами. Эти начала он угадал в русском народе, отыскал в русской истории. Доказательством самобытности России он считал крестьянскую общину, которую понимал как союз людей, основанный на нравственном начале. Он утверждал: «Община есть одно уцелевшее гражданское учреждение всей русской истории. Отними его — не останется ничего; из его же развития может развиться целый гражданский мир». Он был устремлен в будущее и писал, обращаясь к «приятелю»: «Сделай одолжение, отстрани всякую мысль о том, будто возвращение к старине сделалось нашею мечтою. Одно дело: советовать, чтобы корней не отрубать от дерева и чтобы залечить неосторожно сделанные нарубы, и другое дело: советовать оставить только корни и, так сказать, снова вколотить дерево в землю. История светит назад, а не вперед, говорил ты; но путь пройденный должен определить и будущее направление. Если с дороги сбились, первая задача — воротиться на дорогу».

Огромное значение А. С. Хомяков, как и И. В. Киреевский, придавал православию — вере русского народа.

Из кружка Станкевича пришел к славянофильству К. С. Аксаков, чьи историко-публицистические работы богаты размышлениями о народе и народности, призывами «погрузиться в глубину русского духа». Он питал искреннюю неприязнь к «бесплодно-разрушительным революциям Европы», «безобразной бури Европейского Запада» противопоставлял «красоту тишины Европейского Востока». Он критиковал западную моду, делал попытки переодеться в русское платье. Одновременно он подчеркивал необходимость свободного развития всех народов, восклицая: «Да здравствует каждая народность!»

По его мнению, со времен Петра I самодержавие вело страну к революции. Сохранение петровской правительственной системы, которая делает из подданного раба, вызывает «революционные попытки, которые сокрушат, наконец, Россию, когда она перестанет быть Россией». Он обличал иго николаевского полицейского государства и рисовал идеальные отношения правительства и народа: «Правительству — неограниченная свобода правления, исключительно ему принадлежащая, народу — полная свобода жизни и внешней, и внутренней, которую охраняет правительство. Правительству — право действия и, следовательно, закона; народу — право мнения и, следовательно, слова. Вот русское гражданское устройство! Вот единое истинное гражданское устройство!» По воззрениям К. С. Аксакова, народу принадлежали «неполитические» права: свобода слова, печати, общественного мнения, которому он придавал огромное значение: «Общественное мнение — вот чем самостоятельно может и должен служить народ своему правительству». Для выяснения общественного мнения власть обязана созывать Земские соборы.

В защите свободы слова К. С. Аксаков далеко превзошел всех деятелей раннего российского либерализма. Он писал брату Ивану: «Лучшеесредство уничтожить всякую вредность слова — есть полная свобода слова… Какой недостойный страх свободы! Все злое исчерпывается одним словом: рабство. Всякое благо исчерпывается одним словом: свобода. Надо, наконец, понять, что рабство и бунт неразлучны, это два вида одного и того же. Надо понять, что спасение от бунта — свобода».

Западники. Московский кружок западников сложился к 1842 г. Во главе его стоял Т. Н. Грановский. В университете он читал курс истории Средних веков и, по выражению Герцена, «думал историей, учился историей и историей впоследствии делал пропаганду». Он был кумиром московского студенчества, которое учил «сочувствию к Европе». Он воспитывал молодое поколение для «долгого служения нашей великой России, России, преобразованной Петром, России, идущей вперед и с равным презрением внимающей и клеветам иноземцев, которые видят в нас только легкомысленных подражателей западным формам, и старческим жалобам людей, которые любят не живую Русь, а ветхий призрак, вызванный ими из могилы». На его публичные лекции собирались лучшие представители дворянского общества. Чтения Грановского отличали здравый подход к вопросу о национальном достоинстве, внимание к правам личности и к общественным условиям, обеспечивающим эти права. Он рассказывал о конституционных гарантиях и парламентском устройстве европейских стран, не скрывал своего неприятия казенного патриотизма, противостоящего европейскому просвещению. Обращение Грановского и его единомышленников к историческому опыту Западной Европы проистекало из неприятия крепостной действительности николаевской России. Идеал западников, писал И. С. Тургенев, «был свойства весьма определенного и однородного, хотя именовался и именуется доселе различно: наукой, прогрессом, гуманностью, цивилизацией — Западом, наконец».

В университете вокруг Грановского объединились молодые профессора С. М. Соловьев, К. Д. Кавелин, П. Г. Редкий, П. Н. Кудрявцев, А. И. Чивилев, чья общественная деятельность стала естественным продолжением научных занятий. Кроме коллег по университету к нему тяготели литераторы И. П. Галахов, В. П. Боткин, Н. X. Кетчер, актер М. С. Щепкин. Во второй половине 1840 — начале 1850-х гг. московский кружок западников пополнили В. Ф. Корш, М. Н. Катков, И. К. Бабст, И. В, Вернадский, П. М. Леонтьев, Б. Н. Чичерин — фигуры, заметные в научном и общественном мире, но внутреннее единство оказалось нарушенным.

В спорах со славянофилами западники ощущали поддержку А. И. Герцена и Н. П. Огарева, но в их отношениях всегда дремали «зачатки злых споров 1846 года», когда герценовский материализм и атеизм был отвергнут Грановским. В следующем году Герцен уехал за границу.

Заметную роль играл петербургский кружок западников, который возглавлял Белинский, чье ближайшее окружение составляли литераторы П. В. Анненков, И. И. Панаев, И. Д. Галахов. Петербургское западничество отличалось от московского принципиальностью и бескомпромиссностью. Если Белинский постоянно обличал и высмеивал славянофилов, то Грановский высказывался за согласие западников и славянофилов. Его соратник Н, А. Мельгунов ждал даже появления третьей, высшей партии, которая признает необходимость и равнозначность обоих направлений и неоспоримо докажет, что «Россия есть Россия, но вместе и часть Европы».

К петербургским западникам примыкали писатели И. С. Тургенев, Н. А. Некрасов, И. А. Гончаров, Д. В. Григорович, А. Ф. Писемский, В. А. Соллогуб, М. Е. Салтыков-Щедрин, литературные критики А. В. Никитенко, А. В. Дружинин, В. Н. Майков, экономист В. А. Милютин, издатель журнала «Отечественные записки» А. А. Краевский. Влияние литераторов-западников на русских читателей было исключительно велико. Западнические «Отечественные записки» и «Современник», где сотрудничал Белинский, широко расходились по России. Салтыков-Щедрин вспоминал, как, «воспитанный на статьях Белинского», он «естественно примкнул к западникам».

Славянофилы в николаевское время постоянного печатного органа не имели, и образованная Россия судила об их учении из вторых рук, в пересказе, часто недоброжелательном. III Отделение поощряло Краевского к «помещению в его журнале статей в опровержение славянофильских бредней».

Общественное мнение и крепостной строй. Славянофилы и западники постоянно стремились к возбуждению в общественном мнении вопроса о крепостных отношениях. В 1841 г. западник А. П. Заблоцкий-Десетовский составил записку «О крепостном состоянии в России», в 1847 г. славянофил А. И. Кошелев опубликовал в «Земледельческой газете» статью, где доказывал преимущества «охотного», вольного труда перед трудом невольным.

Размышления над социальными вопросами подготовили славянофилов к зрелому восприятию событий 1848 г. Замечателен отклик Ю. Ф. Самарина на Февральскую революцию во Франции. Ученик Хомякова писал, что «в основе своей революция не есть политическая, а социальная», что «не столько форма правления вызвала против себя восстание, сколько слишком долго непризнанные требования рабочего класса». Утверждая, что европейская борьба «между представителями капитала и представителями труда» не касается России, он вместе с тем делал вывод: «нельзя сидеть сложа руки, лучше признать чистосердечно необходимость коренного преобразования и совершить его правомерным путем. Это, по-моему, лучшее и единственно возможное средство обессилить и победить коммунизм». Такой взвешенный либеральный подход Ю. Ф. Самарин пытался провести в жизнь, долгие годы работая над освобождением крестьян в России.

Крымскую войну люди сороковых годов восприняли как воплощение в николаевской внешней политике казенного тезиса об изначальной противоположности интересов России и Европы. Многих из них пугала мысль о возможности победы Николая I. Западник Е. М. Феоктистов вспоминал о настроениях в кружке Грановского: «Конечно, только изверг мог бы радоваться бедствиям России, но Россия была неразрывно связана с императором Николаем, а одна мысль, что Николай выйдет из борьбы победителем, приводила в трепет. Торжество его было бы торжеством системы, которая глубоко оскорбляла все лучшие чувства и помыслы образованных людей и с каждым днем становилась невыносимее. Ненависть к Николаю не имела границ».

В годы войны славянофилы и западники занялись разработкой конкретных проектов освобождения крепостных крестьян. Над обстоятельными записками о будущей реформе работали Самарин, Кавелин, Кошелев, Черкасский. Они чутко реагировали на нарастающее недовольство народа, на военные поражения и хозяйственные неурядицы и были озабочены тем, чтобы найти выход из политического и экономического кризиса, предотвратить социальный взрыв.

После воцарения Александра II отношение западников и славянофилов к правительству изменилось. Подчеркивая, что почин в осуществлении реформ — прерогатива самодержавной власти, они взяли курс на сотрудничество с ней. Специальным органом, где обсуждались вопросы крестьянской реформы, стал издаваемый Кошелевым журнал «Сельское благоустройство». Самарин, Кавелин, Кошелев, Чичерин, Черкасский искали пути реализации тех идей, которые были высказаны в недавних московских спорах. Многие из них участвовали в работе губернских по крестьянскому делу комитетов и в Редакционных комиссиях, они показали себя умелыми и опытными практическими деятелями. «Человеком реформы» называли современники Ю. Ф. Самарина, чей вклад в дело освобождения крестьян был исключительным.

На почве практической работы в канун крестьянской реформы позиции западников и славянофилов неуклонно сближались. Они обретали единство, недоступное в николаевское время. В предреформенные годы они решительно отмежевались от Герцена и его антиправительственных призывов. Кавелин и Чичерин обратились к создателю Вольной русской типографии с программным письмом, где высказали уверенность, что «только через правительство у нас можно действовать и достигнуть каких-нибудь результатов». Разрыв между демократией и либерализмом, который в Соколовских спорах 1846 г. обозначился как разногласия по религиозно-философским вопросам, требовал четкого определения общественно-политической позиции. Кавелин и Чичерин сделали свой выбор, обратившись к А. И. Герцену со словами: «Ваши революционные теории никогда не найдут у нас отзыва, и ваше кровавое знамя, развевающееся над ораторской трибуной, возбуждает у нас лишь негодование и отвращение».

После 19 февраля 1861 г. кружки западников и славянофилов окончательно прекратили свое существование. Мнение остававшихся в живых участников споров сороковых годов выразил Черкасский: «В настоящую минуту и прежнее славянофильство, и прежнее западничество суть уже отжитые моменты, и возобновление прежних споров и прежних причитаний было бы чистым византизмом».

В чём было преимущество идей западников перед славянофилами и почему западники оказались правы?

На самом деле, когда мы говорим об идеях, ни одна из которых не была реализована на практике, очень сложно говорить о том, что какая-то из них была более «права», чем другая. В принципе понятно, откуда возник этот вопрос — историю общественного движения в России очень плохо преподают и в двух словах тут сложно рассказать, но попробую. Следует начать с того, что корректнее говорить о славянофильстве и западничествах, потому что в отличие от первой идеи, вторая существовала в нескольких вариантах, порой отличающихся друг от друга больше, чем от славянофильства.

Итак, славянофильство было продуктом очень узкого круга русского дворянства, получившего прекрасное западное образование, и объединенного между собой родственными и соседскими связями. Этот момент очень важен, поскольку, фактически, ограничивал доступ в славянофильские кружки всем, кто не относился к этому узкому кругу. Но зато это стало причиной создания гораздо более монолитной системы идей.

Западничество же, напротив, было открыто для всех желающих, потому в состав его кружков входили и дворяне, и разночинцы. Из-за столь пестрого состава, они постоянно ругались друг с другом, что привело к оформлению нескольких течений: либерально-демократическое и революционное, в которое входили и социалисты, и анархисты и все это в разных вариантах. Причем то же либеральное крыло тоже делилось на англофилов, франкофилов и сторонников США.

Власть же в России относилась как к западникам, так и к славянофилам с одинаковой подозрительностью (а если посмотреть, сколько раз закрывали славянофильские издания, то можно сказать, что к западникам еще было довольно умеренное отношение). И если какие-то идеи того или иного лагеря внедрялись, то делалось это не в силу убедительности того или иного кружка, а скорее в результате внутренних интриг во власти. Например, основную роль в отмене крепостного права сыграл славянофил Самарин, а вовсе не к-то из западников, хотя при этом он считался излишне вольнодумным, за что даже немного пострадал при Николае I. А вот внедрение суда присяжных, за который ратовали в первую очередь западники, в итоге привело к оправдательному приговору Веры Засулич и тому, что в итоге революционное крыло западников подавило либерально-демократическое.

Так что вряд ли уместно говорить о том, что какое-то из этих течений победило.

Путин предложил либералам подружиться с почвенниками — РБК

Если под либерализмом понимать копирование кого-то, «того, что в каких-то странах под этим понимают, это не самый лучший вариант», заявил Путин. Если же речь идет о свободе мысли и выбора, то в России «это было всегда», отметил он

Павел Зарубин и Владимир Путин (Фото: kremlin. ru)

Если либералы «хотят добра своей стране», они быстро найдут общий язык с почвенниками, заявил президент Владимир Путин в программе «Москва. Кремль. Путин» на телеканале «Россия 1». Такое мнение он высказал после того, как посетил музей «Московский дом Достоевского» в день 200-летия со дня рождения писателя.

Достоевского считают славянофилом. На вопрос, чья позиция — западников или славянофилов — ему ближе, Путин ответил, что это «немножко поверхностная дискуссия».

«Когда у нас говорят: «есть ли у нас либералы, и вообще, должны ли мы поддерживать либеральную мысль?», надо сначала определиться с понятием. Если либерализмом считается свобода мысли, свобода выбора, свобода поиска решения, то, конечно, у нас всегда это было», — сказал он.

Путин заявил о живой оппозиции, но исчерпанном лимите на революции

Но если под либерализмом понимать копирование кого-то, «того, что в каких-то странах под этим понимают, то это не самый лучший вариант», считает Путин. В продолжение своей мысли он процитировал слова одного из главных персонажей романа Достоевского «Бесы» Ивана Шатова, в уста которого, как считали современники, писатель вложил свои идеи.

Западничество | Философио.Ру


Западничество — противоположное славянофильству течение русской духовной и политической жизни. Уже из названия понятно, что в центральном мировоззренческом споре, волновавшем русскую мысль, а именно: что есть Россия? Каково её предназначение в истории и каково её будущее? — западники придерживались убеждения, что, только следуя за Западом, Россия может приблизиться к цивилизованному состоянию.
Западники, как и славянофилы, признавали, что история и современность России несхожи с западной историей и современностью, однако причины этой несхожести они толковали иначе, и, что самое главное, их оценка русской самобытности была отрицательной.
Корень расхождения славянофилов и западников — вопрос о возможности рациональной философии, национальной духовности. Западники были убеждены, что есть одна философия, а историко-философский процесс разворачивается таким образом, что на разных его этапах роль лидера принимает определённая национальная философия, выражающая тенденции универсальной философии. Но говорить о специфической русской философии, которая по предмету и методам отлична от западной философии, по мнению западников, неправомерно.

Черты философии западничества:

* Западники были или атеистами, или симпатизировали католической и протестантской религии. Православие, по их убеждению, повинно в массовом невежестве народа и в отсталости России.
* Причину плачевного состояния России западники усматривали в упорном нежелании признать, что существует только одна линия исторического развития, проложенная западной цивилизацией. Россия должна усвоить европейский опыт, европейскую науку и философию.
* Идеалом философии для западников была рационалистическая философия, основы которой заложил Декарт. По мнению западников, последовательная рационализация политической, экономической, социальной жизни приведёт к установлению идеального общественного устройства.
* Большинство западников критиковали монархический строй, были сторонниками социализма или политического либерализма.
* Самой удивительной чертой, характерной почти для всех представителей западничества, является тот факт, что после знакомства с реальной жизнью на Западе (как это было у Герцена), или в результате интенсивной умственной работы (как это было с Чаадаевым), западники разочаровываются в своих взглядах.

Западничество характеризуется. Западники и славянофилы

В начале 30-х гг. XIX в. появилось на свет идеологическое обоснование реакционной политики самодержавия — теория “официальной народности” . Автором этой теории выступил министр народного просвещения граф С. Уваров . В 1832 г. в докладе царю он выдвинул формулу основ русской жизни: “Самодержавие, православие, народность ”. В основе ее была точка зрения, что самодержавие — исторически сложившийся устой русской жизни; православие — нравственная основа жизни русского народа; народность — единение русского царя и народа, ограждающее Россию от социальных катаклизмов. Русский народ существует как единое целое лишь постольку, поскольку сохраняет верность самодержавию и подчиняется отеческому попечению православной церкви. Любое выступление против самодержавия, любая критика церкви трактовались им, как действия, направленные против коренных народных интересов.

Уваров доказывал, что просвещение может быть не только источником зла, революционных потрясений, как это случилось в Западной Европе, а может превратиться в элемент охранительный — к чему следует стремиться в России. Поэтому всем “служителям просвещения в России предлагалось исходить исключительно из соображений официальной народности”. Таким образом, царизм стремился решить задачу сохранения и укрепления существующего строя.

По мнению консерваторов николаевской эпохи, в России не было причин для революционных потрясений. Как говорил начальник Третьего отделения собственной Его Императорского Величества канцелярии А.Х. Бенкендорф, «прошедшее России было удивительно, ее настоящее более чем великолепно, что же касается ее будущего, то оно выше всего, что может нарисовать самое смелое воображение». В России становилось практически невозможным бороться за социально-экономические и политические преобразования. Попытки русской молодежи продолжить дело декабристов успеха не имели. Студенческие кружки конца 20-х — начала 30-х гг. были малочисленны, слабы и подвергались разгрому.

Российские либералы 40-х гг. XIX в.: западники и славянофилы

В условиях реакции и репрессий против революционной идеологии широкое развитие получила либеральная мысль. В размышлениях об исторических судьбах России, ее истории, настоящем и будущем родились два важнейших идейных течения 40-х гг. XIX в.: западничество и славянофильство . Представителями славянофилов были И.В. Киреевский, А.С. Хомяков, Ю.Ф. Самарин и многие др. Наиболее выдающимися представителями западников выступали П.В. Анненков, В.П. Боткин, А.И. Гончаров, Т.Н. Грановский, К.Д. Кавелин, М.Н. Катков, В.М. Майков, П.А. Мельгунов, С.М. Соловьев, И.С. Тургенев, П.А. Чаадаев и др. По ряду вопросов к ним примыкали А.И. Герцен и В.Г. Белинский.

И западники, и славянофилы были горячими патриотами, твердо верили в великое будущее своей России, резко критиковали николаевскую Россию.

Особенно резко славянофилы и западники выступали против крепостного права . Причем западники — Герцен, Грановский и др. — подчеркивали, что крепостное право — лишь одно из проявлений того произвола, который пронизывал всю русскую жизнь. Ведь и “образованное меньшинство” страдало от беспредельного деспотизма, тоже было в “крепости” у власти, у самодержавно-бюрократического строя. Критикуя российскую действительность, западники и славянофилы резко расходились в поисках путей развития страны. Славянофилы, отвергая современную им Россию, с еще большим отвращением смотрели на современную Европу. По их мнению, западный мир изжил себя и будущего не имеет (здесь мы видим определенную общность с теорией “официальной народности”).

Славянофилы отстаивали историческую самобытность России и выделяли ее в отдельный мир, противостоящий западу в силу особенностей русской истории, религиозности, русского стереотипа поведения. Величайшей ценностью считали славянофилы православную религию, противостоящую рационалистическому католицизму. Славянофилы утверждали, что у русских особое отношение к властям. Народ жил как бы в “договоре” с гражданской системой: мы — общинники, у нас своя жизнь, вы — власть, у вас своя жизнь. К. Аксаков писал, что страна обладает совещательным голосом, силой общественного мнения, однако право на принятие окончательных решений принадлежит монарху. Примером такого рода отношений могут стать отношения между Земским собором и царем в период Московского государства, что позволило России жить в мире без потрясений и революционных переворотов, типа Великой французской революции. “Искажения” в русской истории славянофилы связывали с деятельностью Петра Великого, который “прорубил окно в Европу”, нарушил договор, равновесие в жизни страны, сбил ее с начертанного богом пути.

Славянофилов часто относят к политической реакции в силу того, что их учение содержит три принципа “официальной народности”: православие, самодержавие, народность. Однако следует отметить, что славянофилы старшего поколения истолковывали эти принципы в своеобразном смысле: под православием они понимали свободное сообщество верующих христиан, а самодержавное государство рассматривали как внешнюю форму, которая дает возможность народу посвятить себя поискам “внутренней правды”. При этом славянофилы защищали самодержавие и не придавали большого значения делу политической свободы. В то же время они были убежденными демократами , сторонниками духовной свободы личности. Когда в 1855 г. на престол вступил Александр II, К. Аксаков представил ему “Записку о внутреннем состоянии России”. В “Записке” Аксаков упрекал правительство в подавлении нравственной свободы, приведшей к деградации нации; он указывал, что крайние меры могут только сделать в народе популярной идею политической свободы и породить стремление к ее достижению революционным путем. Ради предотвращения подобной опасности Аксаков советовал царю даровать свободу мысли и слова, а также возвратить к жизни практику созыва Земских соборов. Идеи предоставления народу гражданских свобод, отмены крепостного права занимали важное место в работах славянофилов. Неудивительно поэтому, что цензура часто подвергала их преследованиям, мешала свободно выражать свои мысли.

Западники , в отличие от славянофилов, русскую самобытность оценивали как отсталость. С точки зрения западников, Россия, как и большинство других славянских народов, долгое время была как бы вне истории. Главную заслугу Петра I они видели в том, что он ускорил процесс перехода от отсталости к цивилизации. Реформы Петра для западников — начало движения России во всемирную историю.

В то же время они понимали, что реформы Петра сопровождались многими кровавыми издержками. Истоки большинства самых отвратительных черт современного ему деспотизма Герцен видел в том кровавом насилии, которым сопровождались петровские реформы. Западники подчеркивали, что Россия и Западная Европа идут одинаковым историческим путем, поэтому Россия должна заимствовать опыт Европы. Важнейшую задачу они видели в том, чтобы добиться освобождения личности и создать государство и общество, обеспечивающие эту свободу. Силой, способной стать двигателем прогресса, западники считали “образованное меньшинство”.

При всех различиях в оценке перспектив развития России западники и славянофилы имели схожие позиции. И те, и другие выступали против крепостного права, за освобождение крестьян с землей, за введение в стране политических свобод, ограничение самодержавной власти. Объединяло их также и негативное отношение к революции; они выступали за реформистский путь решения основных социальных вопросов России. В процессе подготовки крестьянской реформы 1861 г. славянофилы и западники вошли в единый лагерь либерализма . Споры западников и славянофилов имели большое значение для развития общественно-политической мысли. Они являлись представителями либерально-буржуазной идеологии, возникшей в дворянской среде под влиянием кризиса феодально-крепостнической системы. Герцен подчеркнул то общее, что соединяло западников и славянофилов — “физиологическое, безотчетное, страстное чувство к русскому народу” (“Былое и думы”).

Либеральные идеи западников и славянофилов пустили глубокие корни в русском обществе и оказали серьезное влияние на следующие поколения людей, искавших для России пути в будущее. В спорах о путях развития страны мы слышим отзвук спора западников и славянофилов по вопросу о том, как соотносятся в истории страны особенное и общечеловеческое, чем является Россия — страной, которой уготована мессианская роль центра христианства, третьего Рима, или страной, которая представляет собой часть всего человечества, часть Европы, идущая путем всемирно-исторического развития.

Революционно-демократическое движение 40 — 60-х гг. XIX в.

30 — 40-е годы XIX в. — время начала формирования в русской общественно-политической жизни революционно-демократической идеологии . Ее основателями стали В.Г. Белинский и А.И. Герцен.

Иллюстрация 10. В.Г.Белинский. Литография В.Тимма по рисунку К.Горбунова. 1843 г.
Иллюстрация 11. А.И.Герцен. Художник А.Збруев. 1830-е гг.

Они резко выступали против теории “официальной народности”, против взглядов славянофилов, доказывали общность исторического развития Западной Европы и России, высказывались за развитие экономических и культурных связей с Западом, призывали использовать в России новейшие достижения науки, техники, культуры. Однако, признавая прогрессивность буржуазного строя по сравнению с феодальным, они выступали против буржуазного развития России , замены феодальной эксплуатации капиталистической.

Белинский и Герцен становятся сторонниками социализма . После подавления революционного движения 1848 г. Герцен разочаровался в Западной Европе. В это время он пришел к мысли, что русская деревенская община и артель содержат зачатки социализма, который найдет свое осуществление в Росси скорее, чем в какой-либо другой стране. Герцен и Белинский считали основным средством преобразования общества классовую борьбу и крестьянскую революцию . Герцен был первым, кто в русском общественном движении воспринял идеи утопического социализма , получившего в то время широкое распространение в Западной Европе. Герценовская теория русского общинного социализма дала мощный толчок развитию социалистической мысли в России.

Идеи общинного устройства общества получили дальнейшее развитие во взглядах Н.Г. Чернышевского . Сын священника, Чернышевский во многом предвосхитил появление в общественном движении России разночинцев. Если до 60-х гг. в общественном движении основную роль играла дворянская интеллигенция, то к 60-м гг. в России возникает разночинная интеллигенция (разночинцы — выходцы из различных сословий: духовенства, купечества, мещанства, мелких чиновников и т. п.).

В работах Герцена, Чернышевского по существу сложилась программа общественных преобразований в России. Чернышевский был сторонником крестьянской революции, свержения самодержавия и установления республики. Предусматривалось освобождение крестьян от крепостной зависимости, уничтожение помещичьего землевладения. Конфискованная земля должна была передаваться крестьянским общинам для распределения ее между крестьянами по справедливости (уравнительному принципу). Община при отсутствии частной собственности на землю, периодических переделах земли, коллективизме, самоуправлении должна была предотвратить развитие капиталистических отношений в деревне и стать социалистической ячейкой общества.

В 1863 г. по обвинению в сочинении листовки «Барским крестьянам от их доброжелателей…» Н. Г. Чернышевский был приговорен к семи годам каторги и вечному поселению в Сибирь. Только к концу жизни, в 1883 г., он был освобожден. Находясь в предварительном заключении в Петропавловской крепости, он написал знаменитый роман «Что делать?», который по недосмотру цензора был опубликован в «Современнике». На идеях этого романа и образе «нового человека» Рахметова воспитывалось потом не одно поколение российских революционеров.

Программа общинного социализма была взята на вооружение народниками, партией социалистов-революционеров. Ряд положений аграрной программы были включены большевиками в “Декрет и земле”, принятый II Всероссийским съездом Советов. Идеи Герцена и Чернышевского по-разному воспринимались их сторонниками. Радикально настроенная интеллигенция (в первую очередь студенческая ) расценивала идею общинного социализма как призыв к непосредственному действию, более умеренная ее часть — как программу постепенного продвижения вперед.

Выступали за ликвидацию крепостного права и признание необходимости развития России по западно-европейскому пути. Большинство западников по происхождению и положению принадлежали к дворянам-помещикам, были среди них разночинцы и выходцы из среды богатого купечества, ставшие впоследствии преимущественно учёными и литераторами. Как писал Ю. М. Лотман,

«Европеизм» исходил из представления о том, что «русский путь» — это путь, уже пройденный «более передовой» европейской культурой. Правда, в самом начале он включал в себя характерное дополнение: усвоив европейскую цивилизацию и встав на общий европейский путь, Россия, как неоднократно повторяли представители разных оттенков этого направления, пойдет по нему быстрее и дальше, чем Запад. От Петра до русских марксистов настойчиво проводилась мысль о необходимости «догнать и перегнать…». Овладев всеми достижениями западной культуры, Россия, как полагали адепты этих концепций, сохранит глубокое отличие от своего «побежденного учителя», преодолеет взрывом тот путь, который Запад совершил постепенно и, с точки зрения русского максимализма, — непоследовательно

Термины «3ападничество», «западники» (иногда — «европейцы»), так же как и «славянофильство», «славянофилы», родились в идейной полемике 1840-х гг. Уже современники и сами участники этой полемики указывали на условность и неточность этих терминов.

Русский философ второй половины XIX века В. С. Соловьёв (сам придерживавшийся идей западничества) определял западничество как «направление нашей общественной мысли и литературы, признающее духовную солидарность России и Западной Европы как нераздельных частей одного культурно-исторического целого, имеющего включить в себе все человечество… Вопросы об отношении веры и разума, авторитета и свободы, о связи религии с философией и обеих с положительной наукой, вопросы о границах между личным и собирательным началом, а также о взаимоотношении разнородных собирательных целых между собой, вопросы об отношении народа к человечеству, церкви к государству, государства к экономическому обществу — все эти и другие подобные вопросы одинаково значительны и настоятельны как для Запада, так и для Востока».

Идеи западничества выражали и пропагандировали публицисты и литераторы — Пётр Чаадаев , В. С. Печерин, И. А. Гагарин (представители так называемого религиозного западничества), В. С. Соловьёв и Б. Н. Чичерин (либеральные западники), Иван Тургенев , В. Г. Белинский, А. И. Герцен, Н. П. Огарёв, позднее Н. Г. Чернышевский, Василий Боткин , П. В. Анненков (западники-социалисты), М. Н. Катков, Е. Ф. Корш , А. В. Никитенко и др.; профессора истории, права и политической экономии — Т. Н. Грановский , П. Н. Кудрявцев, С. М. Соловьев, К. Д. Кавелин , Б. Н. Чичерин, П. Г. Редкий, И. К. Бабст, И. В. Вернадский и др. Идеи западников в той или иной степени разделяли писатели, поэты, публицисты — Н. А. Мельгунов , Д. В. Григорович, И. А. Гончаров, А. В. Дружинин, А. П. Заблоцкий-Десятовский, В. Н. Майков, В. А. Милютин, Н. А. Некрасов, И. И. Панаев, А. Ф. Писемский, М. Е. Салтыков-Щедрин, но они часто пытались примирить западников и славянофилов, хотя с годами в их взглядах и творчестве прозападническое направление преобладало.

Предшественники западничества

Своего рода предшественниками западнического мировоззрения в допетровской России были такие политические и государственные фигуры XVII века, как московские бояре — воспитатель и фаворит царя Алексея Михайловича Б. И. Морозов , главы Посольского приказа, фактически возглавлявшие русские правительства, — А. С. Матвеев и В. В. Голицын .

Возникновение западничества

Формированию западничества и славянофильства положило начало обострения идейных споров после напечатания в 1836 «Философического письма» Чаадаева. К 1839 сложились взгляды славянофилов, примерно к 1841 — взгляды западников. Общественно-политические, философские и исторические воззрения западников, имея многочисленные оттенки и особенности у отдельных западников, в целом характеризовались определёнными общими чертами. Западники выступали с критикой крепостного права и составляли проекты его отмены, показывали преимущества наёмного труда. Отмена крепостного права представлялась западникам возможной и желательной только в виде реформы, проводимой правительством совместно с дворянами. Западники критиковали феодально-абсолютистский строй царской России, противопоставляя ему буржуазно-парламентарный, конституционный порядок западно-европейских монархий, прежде всего Англии и Франции. Выступая за модернизацию России по образцу буржуазных стран Западной Европы, западники призывали к быстрому развитию промышленности, торговли и новых средств транспорта, прежде всего железных дорог; выступали за свободное развитие промышленности и торговли. Достижения своих целей они рассчитывали добиться мирным путём, воздействуя общественным мнением на царское правительство, распространяя свои взгляды в обществе через просвещение и науку. Пути революции и идеи социализма многие западники считали неприемлемыми. Сторонники буржуазного прогресса и защитники просвещения и реформ, западники высоко ценили Петра I и его усилия по европеизации России. В Петре I они видели образец смелого монарха-реформатора, открывшего новые пути для исторического развития России как одной из европейских держав.

Спор о судьбе крестьянской общины

В практической плоскости в сфере экономики основное расхождение между западниками и славянофилами заключалось в разных взглядах на судьбу крестьянской общины. Если славянофилы, почвенники и западники-социалисты рассматривали передельную общину как основу самобытного исторического пути России, то западники -не социалисты — видели в общине пережиток прошлого, и полагали что общину (и общинное землевладение) должно ждать исчезновение, подобно тому как это произошло с крестьянскими общинами стран Западной Европы. Соответственно славянофилы, как и западники-социалисты и почвенники, считали необходимым всяческую поддержку крестьянской поземельной общины с ее общинным владением землей и уравнительными переделами, в то время как западники-не социалисты ратовали за переход к подворному землевладению (при которой крестьянин распоряжается имеющейся у него землёй единолично).

В. С. Соловьёв о западничестве и западниках

Три фазиса

Как указывал В. С. Соловьёв, к более полному осознанию принципов «западного» развития российских интеллектуалов привели «великие общеевропейские движения» -1815 годов .

Соловьёв выделяет «три главные фазиса», которые «в общем ходе западноевропейского развития последовательно выступали на первый план, хотя и не упраздняли друг друга»:

  1. Теократический, представляемый преимущественно римским католичеством
  2. Гуманитарный, определившийся теоретически как рационализм и практически как либерализм
  3. Натуралистический, выразившийся в позитивном естественно-научном направлении мысли, с одной стороны, и в преобладании социально-экономических интересов — с другой (этим трём фазисам более или менее аналогично отношение между религией, философией и положительной наукой, а также между церковью, государством и обществом).

Последовательность этих фазисов, имеющих, на взгляд Соловьёва, несомненно общечеловеческое значение, повторилась в миниатюре и при развитии русской общественной мысли в XIX веке .

По его словам, первый, католический аспект отразился во взглядах П. Я. Чаадаева , второй, гуманитарный, — у В. Г. Белинского и так называемых людей 1840-х годов, а третий, позитивно-социальный, — у Н. Г. Чернышевского и людей 1860-х годов. Этот процесс развития русской общественной мысли был настолько стремительным, что некоторые его участники уже в зрелом возрасте приходили к смене взглядов.

Западники и славянофилы

Соловьёв указывал, что Россией удовлетворительного решения сформулированных им общечеловеческих вопросов ещё не дано ни на Западе, ни на Востоке и, следовательно, работать над ними должны вместе и солидарно друг с другом все деятельные силы человечества, без различия стран света; а затем уже в результатах работы, в применении общечеловеческих принципов к частным условиям местной среды сами собой сказались бы все положительные особенности племенных и народных характеров. Такая «западническая» точка зрения не только не исключает национальную самобытность, но, напротив, требует, чтобы эта самобытность как можно полнее проявлялась на деле. От обязанности совместного культурного труда с прочими народами противники «западничества», по его словам, отделывались произвольным утверждением о «гниении Запада» и бессодержательными прорицаниями об исключительно великих судьбах России. По мнению Соловьёва, желать своему народу величия и истинного превосходства (для блага всех) свойственно каждому человеку, и в этом отношении не было различия между славянофилами и западниками. Западники настаивали лишь на том, что великие преимущества даром не даются и что когда дело идёт не о внешнем только, но и о внутреннем, духовном и культурном превосходстве, то оно может быть достигнуто только усиленной культурной работой, при которой невозможно обойти общих, основных условий всякой человеческой культуры, уже выработанных западным развитием.

По словам Соловьёва, после того как идеализированные представления и пророчества изначального славянофильства бесследно испарились, уступив место безыдейному и низменному национализму , взаимное отношение двух главных направлений русской мысли значительно упростилось, вернувшись (на другой ступени сознания и при иной обстановке) к тому же общему противоположению, которым характеризовалась эпоха Петра Великого : к борьбе между дикостью и образованием, между обскурантизмом и просвещением .

Критерий Славянофилы Западники
Представители А. С Хомяков, братья Киреевские, братья Аксаковы, Ю.Ф. Самарин П.Я. Чаадаев, В.П. Боткин, И.С. Тургенев, К.Д Кавелин
Отношение к самодержавию Монархия+совещательное народное представительство Ограниченная монархия, парламентский строй, демократ. свобод
Отношение к крепостному праву Отрицательное, выступали за отмену крепостного права сверху
Отношение к Петру I Отрицательно. Петр внедрил западные порядки и обычаи, которые сбили Россию с истинного пути Возвеличивание Петра, который спас Россию, обновил старину и вывел ее на международный уровень
По какому пути должна идти Россия Россия имеет свой особый путь развития, отличный от Запада. Но можно заимствовать фабрики, железные дороги Россия с опозданием, но идет и должна идти по западному пути развития
Как проводить преобразования Мирный путь, реформы сверху Недопустимость революционных потрясений

Ссылки

  • Значение слова «Западники» в Большой советской энциклопедии

Примечания

Русская философия
Западничество Чаадаев Белинский Грановский
Славянофильство , почвенничество , панславизм Хомяков И. Киреевский И. Аксаков Страхов Леонтьев Данилевский Самарин
«Революционная демократия» Чернышевский Добролюбов Писарев
Русская религиозная философия Достоевский Соловьёв Розанов Шестов Лосский Булгаков Бердяев Вышеславцев Карсавин Флоренский Франк Ильин Федотов Лосев Цертелев
Народничество , анархизм и марксизм Герцен Бакунин Лавров Ткачев Кропоткин Плеханов Ленин
Теософия Лодыженский Блаватская
Русский космизм Фёдоров Циолковский Вернадский Чижевский

Wikimedia Foundation . 2010 .

Синонимы :

Смотреть что такое «Западничество» в других словарях:

    ЗАПАДНИЧЕСТВО течение русской общественно политической мысли, окончательно оформившееся в 40 х гг. 19 в. в полемике со славянофильством. Выступая за преодоление исторической отсталости России от стран Западной Европы, сторонники западничества … Философская энциклопедия

    Одно из основных идейных и общественно политических течений в России XIX в. Существует предположение, что термин западники ввел Н. В. Гоголь, и он быстро распространился в общественной среде. Западничество является частью более широкого явления… … Политология. Словарь.

    ЗАПАДНИК, ЗАПАДНИЧЕСТВО. К числу таких слов, в которых ярко отпечатлелись идейные веяния и разногласия эпохи 40 х годов XIX в., относятся слова западник, западничество. Словарь 1847 г. еще не знает этих слов. Только в словаре В. И. Даля… … История слов

В 40-50 х гг. XIX в. в русском обществе и философской мысли появились два направления — славянофилы, которые стали говорить об «особом пути России» и «западники», которые настаивали на необходимости для России идти по пути западной цивилизации, особенно в области общественного устройства, гражданской жизни, культуры.

Впервые слово «славянофил» использовал в ироническом смысле для обозначения определенного общественного типа поэт Константин Батюшков. Термин «западничество» впервые встречается в русской культуре в 40-х гг. XIX в., в частности, в «Воспоминаниях» Ивана Панаева. Он стал часто употребляться после разрыва Аксакова с Белинским в 1840 г.

У истоков славянофильства стоял архимандрит Гавриил (Василий Воскресенский). Вышедшая в 1840 г. в Казани его «Русская философия» стала своего рода барометром зарождающегося славянофильства.

Взгляды славянофилов сложились в идейных спорах, обострившихся после напечатания «Философского письма» Чаадаева. Славянофилы выступали с обоснованием самобытного пути исторического развития России, принципиально отличного от пути западноевропейского. Самобытность России, по мнению славянофилов, в отсутствии в ее истории классовой борьбы, в русской поземельной общине и артелях, в православии как единственно истинном христианстве.

Главную роль в выработке взглядов славянофилов сыграли литераторы, поэты и ученые Хомяков, Кириевский, Аксаков, Самарин. Видными славянофилами были Кошелев, Валуев, Чижов, Беляев, Гильфердинг, Ламанский, Черкасский. Близкими к славянофилам по общественно идейным позициям были писатели Даль, Островский, Григорьев, Тютчев, Языков. Большую дань взглядам славянофилов отдали историки и языковеды Буслаев, Бодянский, Григорович.

Средоточием славянофилов в 1840-х гг. была Москва, литературные салоны Елагиных, Свербеевых, Павловых, где славянофилы общались и вели споры с западниками. Произведения славянофилов подвергались цензурным притеснениям, некоторые из славянофилов состояли под надзором полиции, подвергались арестам. Из-за цензурных препон славянофилы долгое время не имели постоянного печатного органа, печатались преимущественно в журнале «Москвитянин». После некоторого смягчения цензуры в конце 1850-х гг. они издавали журнал «Русская беседа», «Сельское благоустройство» и газеты «Молва» и «Парус».

По вопросу о пути исторического развития России славянофилы выступали, в противовес западникам, против усвоения Россией форм западноевропейской политической жизни. В то же время они считали необходимым развитие торговли и промышленности, акционерного и банковского дела, строительства железных дорог и применения машин в сельском хозяйстве. Славянофилы выступали за отмену крепостного права «сверху» с предоставлением крестьянским общинам земельных наделов.

Философские воззрения славянофилов разрабатывались главным образом Хомяковым, Киреевским, а позже Самариным и представляли собой своеобразное религиозно-философское учение. Истинная вера, пришедшая на Русь из восточной церкви, обуславливает, по мнению славянофилов, особую историческую миссию русского народа. Начало «соборности» (свободной общности), характеризующее жизнь восточной церкви, усматривалось славянофилами в русском обществе. Православие и традиция общинного уклада сформировали глубинные основы русской души.

Идеализируя патриархальность и принципы традиционализма, славянофилы понимали народ в духе консервативного романтизма. В то же время славянофилы призывали интеллигенцию к сближению с народом, к изучению его жизни и быта, культуры и языка.
Идеи славянофилов своеобразно преломились в религиозно-философских концепциях конца XIX-начала XX века (Соловьев, Бердяев, Булгаков, Карсавин, Флоренский и др. ).

Западники — направление русской антифеодальной общественной мысли 40-х годов XIX века, противостоящие славянофилам. Первоначальной организационной базой западников являлись Московские литературные салоны. Идейные споры в московских салонах изображены Герценом в «Былом и думах». В московский кружок западников входили Герцен, Грановский, Огарев, Боткин, Кетчер, Корш, Кавелин и др. Тесную связь с кружком имел живший в Петербурге Белинский, к западникам относился также Тургенев.

К общим чертам идеологии западников относятся неприятие феодально-крепостнических порядков в экономике, политике и культуре; требование социально-экономических реформ по западному образцу. Представители западников считали возможным установить буржуазно-демократический строй мирным путем — посредством просвещения и пропаганды сформировать общественное мнение и вынудить монархию на буржуазные реформы; они высоко оценивали преобразования Петра I.

Западники выступали за преодоление социальной и экономической отсталости России не на базе развития самобытных элементов культуры (как предлагали славянофилы), а за счет опыта ушедшей вперед Европы. Они акцентировали внимание не на различиях России и Запада, а на общем в их исторической и культурной судьбе.

В середине 1840-х гг. в среде западников произошел принципиальный раскол — после диспута Герцена с Грановским западники разделилось на либеральное (Анненков, Грановский, Кавелин и др.) и революционно-демократическое крыло (Герцен, Огарев, Белинский). Разногласия касались отношения к религии (Грановский и Корш отстаивали догмат о бессмертии души, демократы и Боткин выступали с позиций атеизма и материализма) и вопроса о методах реформ и пореформенного развития России (демократы выдвигали идеи революционной борьбы и построения социализма). Эти разногласия были перенесены и в сферу эстетики и философии.

На философские изыскания западников оказали влияние: на ранних этапах — Шиллер, Гегель, Шеллинг; позже Фейербах, Конт и Сен-Симон.

В пореформенное время, в условиях капиталистического развития западничество как особое направление в общественной мысли перестало существовать.

Взгляды западников получили развитие в русской либеральной мысли конца XIX-начала XX века.

Материал подготовлен на основе информации открытых источников

Западничество это течение русской общественной мысли, сложившееся в 1840х. Объективный смысл западничества заключался в борьбе с крепостничеством и в признании «западного», т.е. буржуазного, пути развития России. Западничество представляли В.Г.Белинский, А.И.Герцен, Н.П.Огарёв, Т.Н.Грановский, В.П.Боткин, П.В.Анненков, И.С.Тургенев, И.И.Панаев, В.Н.Майков и др. В значительной мере в русле западничество формировалась идеология петрашевцев. В отношении к социализму, революционным действиям, атеизму западничество не было единым, обнаруживая признаки двух формирующихся тенденций-либеральной и радикально-революционной. Тем не менее наименование западничества по отношению к 1840м правомерно, т.к. в условиях недостаточной дифференциации общества и идеологических сил того времени обе тенденции еще выступали во многих случаях слитно. Представители западничества выступали за «европеизацию» страны — отмену крепостного права, установление личных свобод, прежде всего свободы слова, за широкое и всестороннее развитие промышленности; высоко оценивали реформы Петра I, поскольку они, по их мнению, ориентировали Россию на европейский путь развития. Продвижение по этому пути, считали представители западничества, должно привести к укреплению законности, надежной защите прав граждан от судебного и админастративного произвола, развязыванию их экономической инициативы, словом, к полной победе либерализма. «Для меня либерал и человек — одно и тоже; абсолютист и кнутобой, — одно и тоже. Идея либерализма в высшей степени разумная и христианская, ибо его задача-возвращение прав личного человека, восстановление человеческого достоинства» (письмо Белинского Боткину от 11 декабря 1840).

В сфере искусства и эстетики западники выступали против романтизма и поддерживали реалистические стили, прежде всего в творчестве Н.В.Гоголя и представителей натуральной школы. Главной трибуной западничества были журналы «Отечественные записки» и «Современник». Белинский, будучи главой западников, считал основными противниками идеологов официальной народности и славянофилов (при этом недооценивая и оппозиционные моменты славянофильской идеологии, и ее общекультурное значение) (см. ). По отношению же к тенденциям внутри западничества он выдвигал тактику объединения. Характерно, что аналогичным было его отношение к натуральной школе: критик, хотя и видел ее разнородность, но избегал говорить об этом печатно. В журналах, ставших органами западничества, наряду с научными и научно-популярными статьями, в которых пропагандировались успехи европейской науки и философии («Германская литература», 1843, Боткина), оспаривалась славянофильская теория общины и проводились идеи общности исторического развития России и других европейских стран, широко культивировался жанр путевых очерков-писем: «Письма из-за границы» (1841-43) и «Письма из Парижа» (1847-48) Анненкова, «Письма об Испании» (1847-49) Боткина, «Письма из Avenue Marigny» (1847) Герцена, «Письма из Берлина» (1847) Тургенева и др. Большую роль в распространении идей западничества играла педагогическая деятельность профессоров Московского университета, прежде всего публичные лекции Грановского. Наряду с журналами западнического толка, Московский университет также играл в западничестве объединяющую роль: «Это был яркий свет, распространявший лучи свои повсюду… В особенности кружок так называемых западников, людей веровавших в науку и свободу, в который слились все прежние московские кружки… собирался вокруг профессоров Московского университета», — отмечал сложившийся в русле западничества историк Б.Н.Чичерин. Имела значение и устная пропаганда, особенно полемика западников со славянофилами в Москве, в домах П.Я.Чаадаева, Д.Н.Свербеева, А.П.Елагиной. Полемика, обострявшаяся с каждым годом, привела в 1844 к резкому расхождению кружка Герцена со «славянами». Решающую роль в этом процессе сыграли статьи Белинского, в частности, «Тарантас» (1845), «Ответ «Москвитянину» (1847), «Взгляд на русскую литературу 1847 года» (1848) и др. Размежеванию со славянофилами содействовали публицистические и художественные произведения Герцена. В антиславянофильском духе представителями западничества интерпретировались произведения Д.В.Григоровича, В.И.Даля и особенно Гоголя, вопреки более сложному содержанию его творчества, не сводимого к западнической, славянофильской или любой другой общественной тенденции (со своей стороны, славянофилы также пытались интерпретировать «Мертвые души», 1842, или «Записки охотника», 1852, И.С.Тургенева в духе своей доктрины). Споры западников и славянофилов отразились в тех же «Записках охотника» Тургенева, в «Былом и думах» (1855-68) и «Сорокеворовке» (1848) Герцена, «Тарантасе» (1845) В.А.Соллогуба и др.

Противоречия в западничестве

Во второй половине 1840х усиливаются противоречия в самом западничестве, прежде всего в отношении к социализму и в оценке роли буржуазии. О необходимости социалистических преобразований говорил Герцен, подкрепляя свои выводы ссылкой на якобы коллективистский менталитет русского крестьянства, воспитанный общинным землевладением. К социалистической идее склонялся и Белинский, враждебно насторенны к капиталистическим отношениям. Однако к концу жизни критик отступил от этой точки зрения, признав правоту своих оппонентов Анненкова и Боткина. «Когда в спорах с Вами о буржуази называл Вас консерватором, я был осел в квадрате, а Вы были разумный человек… Внутренний процесс гражданского развития в Росссии начнется не прежде, как с той минуты, когда русское дворянство обратится в буржуази» (письмо к Анненкову от 15 февраля 1848). Впоследствии, в 1850х и особенно в начале 1860х единство западников было существенно подорвано размежеванием либеральной и революционной тенденций. Однако их острая борьба в сфере политики, философии, а также эстетики не исключала некоторой близости в развитии литературной теории и в критике (поддержка Н.Г.Чернышевским, а с другой стороны — Анненковым психологизма Л.Н.Толстого). Возникнув в начале 1840х в полемических выступлениях славянофилов, наименование «западники» («европейцы») в дальнейшем прочно вошло в литературный обиход. Применялся термин «западничество» и в научной литературе — не только представителями культурно исторической школы, но и марксистами (Г.В.Плеханов). В конце 40х 20 в. в отечественной исторической и литературной науке была предпринята попытка пересмотреть сложившуюся точку зрения на западничество. Рациональный момент этой критики — подчеркивание известной условности понятия западничества, неоднородности как течения. Однако при этом за пределы течения выносились взгляды Белинского, Герцена и отчасти Грановского, и все западничество в целом трактовалось чуть ли не как реакционное явление. Такой подход грешил явной предвзятостью и антиисторизмом.

Когда караван поворачивает назад, впереди оказывается хромой верблюд

Восточная мудрость

Две доминирующие философские мысли в России 19 века это западники и славянофилы. Это был важный спор с точки зрения выбора не только будущего России, но и ее устоев и традиций. Это не просто выбор к какой части цивилизации относится то или иное общество, это выбор пути, определение вектора будущего развития. В российском обществе еще в XIX столетии состоялся принципиальный раскол во взглядах на будущее государства: часть примером для наследования считала государства западной Европы, другая часть утверждала, что Российская Империя должна иметь свою особую модель развития. Эти две идеологии вошли в историю, соответственно, как «западничество» и «славянофильство». Однако корни противостояния этих взглядов и сам конфликт не удастся ограничить только XIX веком. Для понимания ситуации, а также влияния идей на сегодняшнее общество следует немного углубиться в историю и расширить временной контекст.

Корни появления славянофилов и западников

Принято считать, что раскол в общество по поводу выбора своего пути или наследования Европы внес царь, а позже император Петр 1, который пытался модернизировать страну на европейский лад и в результате превнес на Русь множество укладов и устоев, которые были характерны исключительно для западного общества. Но это был только 1, крайне яркий пример того, как вопрос выбора решался силой, и всему обществу это решение навязывалось. Однако история спора намного сложнее.

Истоки славянофильства

Для начала следует разобраться с корнями появления славянофилов в российском обществе:

  1. Религиозные ценности.
  2. Москва есть третий Рим.
  3. Реформы Петра
Религиозные ценности

Первый спор о выборе пути развития историки обнаружили в ХV столетии. Состоялся он вокруг религиозных ценностей. Дело в том, что в 1453 году Константинополь, центр православия, был захвачен турками. Авторитет местного патриарха падал, все больше было разговоров о том, что священники Византии теряют «праведный моральный облик», а в Европе католической это происходит уже давно. Следовательно, Московское царство должно оградить себя от церковного влияния этих стан и провести очищение («исихазм») от ненужных для праведной жизни вещей, в том числе от «суеты мирской». Открытие в 1587 году патриархата в Москве стало доказательством того, что Россия имеет право на «свою» церковь.

Москва есть третий Рим

Дальнейшее определение необходимости своего пути связано с XVI столетием, когда родилась идея о том, что «Москва – третий Рим», а значит должна диктовать свою модель развития. В основе этой модели лежало «собирание земель русских» для защиты их от пагубного влияния католицизма. Тогда и родилась концепция «Святая Русь». Церковная и политическая идеи соединились в одну.

Реформаторская деятельность Петра

Реформы Петра начала ХVIII столетия были поняты не всеми подданными. Многие были убеждены, что это не нужные России меры. В определенных кругах даже родился слух, что во время визита в Европу царя подменили, ведь «настоящий русский монарх никогда не будет перенимать чуждые порядки». Реформы Петра раскололи общество на сторонников и противников, чем создали предпосылки для формирования «славянофилов» и «западников».

Истоки западничества

Что касается корней возникновения идей западников, кроме вышеуказанных реформ Петра следует выделить еще несколько важных фактов:

  • Открытие западной Европы. Как только подданные российских монархов открывали для себя страны «другой» Европы на протяжении XVI-XVIII веков, они понимали разницу между регионами западной и восточной Европы. Они начинали задаваться вопросами причин отставания, а также путей решения этой сложной экономической, социальной и политической проблемы. Под влиянием Европы находился Петр, после «заграничного» похода во время войны с Наполеоном многие дворяне и интеллигенция начали создавать тайные организации, целью которых было обсуждение будущих реформ на примере Европы. Самой известной подобной организацией было общество декабристов.
  • Идеи Просвещения. Это XVIII столетие, когда мыслители Европы (Руссо, Монтескье, Дидро) высказывали идеи о всеобщем равенстве, распространение образования, а также об ограничении власти монарха. Эти идеи быстро попали в Россию, особенно после открытия там университетов.

Суть идеологии и ее значимость


Славянофильство и западничество, как система взглядов на прошлое и будущее России, возникли в 1830-1840 годах. Одним из основателей славянофильства считается литератор и философ Алексей Хомяков. В этот период в Москве выходит две газеты, которые считались «голосом» славянофилов: «Москвитянин» и «Русская беседа». Все статьи этих газет насыщены консервативными идеями, критикой реформ Петра, а также размышлениями о «собственном пути России».

Одним из первых идейных западников считается писатель А.Радищев, который высмеивал отсталость России, намекая на то, что это вовсе не особый путь, а просто отсутствие развития. В 1830 годах с критикой российского общества выступил П.Чаадаев, И.Тургенев, С.Соловьев и другие. Так как российскому самодержавию было неприятно слышать критику, то западникам было сложнее, чем славянофилам. Именно поэтому некоторые представители этого течения покинули Россию.

Общие и отличительные взгляды западников и славянофилов

Историки и философы, которые занимаются исследованием западников и славянофилов, выделяют следующие предметы для дискуссий между этими течениями:

  • Цивилизационный выбор. Для западников, Европа – эталон развития. Для славянофилов, Европа – пример морального падения, источник возникновения пагубных идей. Поэтому последние настаивали на особом пути развития Российского государства, которое должно иметь «славянский и православный характер».
  • Роль личности и государства. Для западников характерны идеи либерализма, то есть свободы личности, ее первичность перед государством. Для славянофилов главное – государство, а личность должна служить общей идеи.
  • Личность монарха и его статус. Среди западников было два взгляда на монарха в империи: его либо стоит убрать (республиканская форма правления), либо ограничить (конституционная и парламентская монархия). Славянофилы считали, что абсолютизм – это истинно славянская форма правления, конституция и парламент – это чуждые для славян политические инструменты. Яркий пример такого взгляда на монарха перепись населения 1897 года, где последний император Российской империи в графе «род занятий» указал «хозяин земли русской».
  • Крестьянство. Оба течения сходились в том, что крепостное право – это пережиток, признак отсталости России. Но славянофилы призывали ликвидировать его «сверху», то есть при участии власти и дворян, а западники призывали прислушаться к мнению самих крестьян. Кроме того, славянофилы говорили, что крестьянская община – это лучшая форма управления землей и ведения хозяйства. Для западников общину нужно распустить и создать частного фермера (что и пытался сделать П.Столыпин в 1906-1911 годах).
  • Свобода информации. По мнению славянофилов, цензура – нормальная вещь, если она в интересах государства. Западники выступали за свободу печати, свободное право выбора языка и т.д.
  • Религия. Это один из основных пунктов славянофилов, поскольку православие – это основа русского государства, «Святой Руси». Именно православные ценности должна защитить Россия, поэтому она и не должна перенимать опыт Европе, ведь он нарушит православные каноны. Отражением этих взглядов была концепция графа Уварова «православие, самодержавие, народность», которая стала основой построения России в ХІХ веке. Для западников религия не была чем-то особенным, многие даже говорили о свободе вероисповедания и отделении церкви от государства.

Трансформация идей в 20 веке

В конце XIX – начале XX века эти два течения прошли сложную эволюцию и трансформировались в направления и политические течения. Теория славянофилов в понимании некоторой интеллигенции начала трансформироваться в идею «панславизма». В ее основе идея объединения всех славян (возможно только православных) под одним флагом одного государства (России). Или другой пример: из славянофильства возникли шовинистические и монархистские организации «Черные Сотни». Это пример радикальной организации. Конституционные-демократы (кадеты) приняли некоторые идеи западников. Для социалистов-революционеров (есеров) Россия имела свою модель развития. РСДРП (большевики) меняли свои взгляды на будущее России: до революции Ленин утверждал, что Россия должна пройти путь Европы, однако после 1917 года заявил о своем, особом пути страны. По-сути, вся история СССР – это реализация идеи своего пути, но в понимании идеологов коммунизма. Влияние Советского Союза в странах центральной Европы – это попытка реализации все той же идеи панславизма, но в коммунистической форме.

Таким образом, взгляды славянофилов и западников формировали на протяжении долгого периода времени. Это сложные идеологии, в основе которых выбор системы ценностей. Эти идеи на протяжении XIX-XX века пережили сложную трансформацию, стали основой многих политических течений России. Но стоит признать, что славянофилы и западники – не уникальное явление России. Как показывает история, во всех странах, которые отставали в развитии, общество делилось на тех, кто желал модернизации и тех, кто пытался оправдаться особой моделью развития. Сегодня эта дискуссия также наблюдается в государства восточной Европы.

Особенности общественных движений в 30-50 года 19 века

Славянофилы и западники это далеко не все общественные движение Росии 19 века. Просто они наиболее распространены и известны, ведь спорт этих двух направлений актуален и по сей день. До сих пор в России мы видим неутихающие споры о том «Как жить дальше» — копировать Европу или остановиться на своем пути, который должен быть уникальным для каждой страны и для каждого народа.Если же говорить про общественные движения в 30-50 годах 19 века в Российской империи, то они формировались при следующих обстоятельствах


Это обязательно нужно учитывать поскольку именно обстоятельства и реалии времени формируют вщгляды людей и заставляют их совершить те или иные поступки. И именно реалии того времени породили и западничествои славянофильство.

аккультурации | антропология | Британника

аккультурация , процессы изменения артефактов, обычаев и верований в результате контакта двух или более культур. Этот термин также используется для обозначения результатов таких изменений. Два основных типа аккультурации, включение и направленное изменение, можно выделить на основе условий, в которых происходят культурные контакты и изменения.

Инкорпорация относится к свободному заимствованию и модификации культурных элементов и происходит, когда люди разных культур поддерживают контакт, а также политическое и социальное самоопределение.Это может включать синкретизм — процесс, посредством которого люди создают новый синтез явлений, который отличается от любой исходной культуры; усыновление, при котором в культурный репертуар добавляется совершенно новое явление; и адаптация, при которой новый материал или технология применяется к существующему явлению. Религиозные верования часто объединяются синкретическим образом, как в случае синтеза местных и римско-католических верований на большей части территории Мексики. Технологии часто подлежат внедрению, как, например, быстрое распространение новых методов обработки металлов и типов оружия, которые ознаменовали переход от каменного века к бронзовому веку, а затем и к железному веку в Азии, Африке и Европе.Орнамент часто подвергается адаптации, например, когда группы коренных американцев заменили тяжелые каменные подвески металлическими украшениями в период между колумбийским контактом и военным завоеванием; такие орнаменты легко увидеть на исторических портретах выдающихся деятелей коренных народов. Поскольку инкорпорация является продуктом свободного выбора, изменения, которые она вызывает, часто сохраняются в течение длительного времени.

Напротив, направленное изменение происходит, когда одна группа устанавливает господство над другой посредством военного завоевания или политического контроля; таким образом, империализм является наиболее частым предшественником направленных изменений. Подобно инкорпорации, направленное изменение включает в себя выбор и модификацию культурных характеристик. Однако эти процессы более разнообразны, а результаты более сложны, потому что они происходят из-за вмешательства в одну культурную систему со стороны представителей другой. Процессы, которые происходят в условиях направленного изменения, включают принудительную ассимиляцию — полную замену одной культуры другой — и сопротивление аспектам доминирующей культуры. Поскольку направленное изменение навязывается членам культуры получателя, часто довольно резко, порождаемые им изменения с меньшей вероятностью сохранятся в долгосрочной перспективе.

Эта статья была последней отредактирована и обновлена ​​Элизабет Прайн Полс.

определение западничества по The Free Dictionary

В то время как для некоторых российских интеллектуалов « западничество » прибалтийских республик было точкой притяжения, для простых людей это было поводом для подозрений. Петиционер утверждал, что основная цель Чёрного Дня и подобных празднований заключается в претворении в жизнь доктрины Западничество, которое внедряется в молодежь через электронные СМИ. Он не ограничивает временную последовательность рамками модернизма и концептуализирует то, что модернизм объединил с вестернизмом. Янсен предлагает этот анализ раскола в Южной Индии между двумя ветвями практикующих натуропатов: теми, кто моделирует себя из аллопатической медицины с дополнительными практиками, и те, которые продвигают расширение прав и возможностей пациентов посредством простоты, невмешательства и критики глобализированного западничества. В первой части обсуждается теория натуропатии, ее историческое происхождение как метода сопротивления колониализму, а также ее эпистемологический плюрализм и вытекающее из этого разнообразие подходов.Политическая партия, которую он возглавляет, AKP, подчеркивает мусульманскую идентичность как ключ к определению турецкости и критикует кемалистов за то, что они превратили Турцию в маленькую страну, приняв западничество. Подтверждая подлинное «я» Турции, мусульманские националисты предполагают, что Турция как лидер мусульманского мира может стать крупной мировой державой. Бацик сравнил новую прозападную тенденцию со старой ориентацией и определил сдвиг следующим образом: «Таким образом, Турция движется. от идеологического западничества кемализма к стратегическому западничеству исламистов…Этот класс был чрезвычайно привлечен доктринами джихада и антизападничества. Несмотря на то, что расстояние до афганского конфликта не позволяло многим поехать туда, европейские джихадисты в значительном количестве путешествовали в Сирию через Турцию и Иорданию. исследование, которое считается научным в «Против метода» (1975/1993). С этой точки зрения можно исследовать тексты «ориентализма» и «западничества» со ссылкой на тексты немецкой историографии и философии девятнадцатого века.Ханиоглу подчеркивает — возможно, более эффективно, чем любой другой историк, — насколько социальный дарвинизм, позитивизм и популяризированный материализм сформировали Кемаля и его поколение, а также степень, в которой эти идеи превратились в радикальный западничество в Турецкой республике. Другими словами, наша экуменическая перспектива не защищает традиционные взгляды только на Азию, что было бы своего рода «азиатизмом». Точно так же мы отвергаем западничество. Мы отстаиваем экуменическую точку зрения, согласно которой надежды народов Азии могут быть оправданы в справедливой, мирной, изобильной и счастливой жизни на земле, преодолевая силы разрушения и смерти.Он проповедует западничество, ядовитые плоды которого слишком очевидны в наших якобы благожелательных вмешательствах на Ближнем и Среднем Востоке. Определение

в кембриджском словаре английского языка

Но то, что он описывает, по его собственному признанию, — это постепенная « вестернизация и » мира, которая, несомненно, дает то, что, по его словам, невозможно, а именно «глобальное» объяснение глобализации.Они знают, что прогресс означает нечто более глубокое, и что вестернизация не обязательно является истинным прогрессом. Они считают, что это приспособление означает сдачу как вестернизации, , так и секуляризации, что считается злом.Из

Википедия