Законы гегеля с примерами: «Объясните простыми словами законы диалектики(с примерами) ?» – Яндекс.Кью

Содержание

Диалектика

«Законы диалектики» – это ложные законы Энгельса.
— 19.05.13 г. –

В философии Гегеля и, в целом, в диалектической философии нет и не может быть «закона отрицания отрицания», «закона перехода количества в качество» и «закона единства и борьбы противоположностей»; – это все придумки основателей и последователей диалектического материализма.
     Главное, никто никогда не приводил ссылки на цитаты Гегеля, а только додумывали за него или говорили, что великий философ эти законы так-то подразумевал (прямо как ясновидящие какие-то!).

«Законы диалектики» – это законы, придуманные Энгельсом.
    Именно придуманные, ибо (1) он их не вывел из явлений природы и не доказал, а просто обозначил, дал названия.
    Кстати, при этом обнаруживается один важный аспект. Дело в том, что (2) используемые в «законах» термины однозначно не определены в науках. То ли наукам так до сих пор и не ясно, о чём в этих «законах» идет речь, либо предмет этих «законов» попросту не может быть определен. В любом случае некорректность и неоднозначность терминов (например, «противоположности», см. «Противоположности: обыденные представления и проблемы») не позволяет говорить о «законах» Энгельса как о законах, даже как вообще в целом о чем-то определенном …

    Многие даже и не знают о том, что (3) К.Маркс сам признался в том, что перевернул диалектику Гегеля; – тогда «законы диалектики» это просто ложные «перевертыши», но никак не гегелевские законы.
    Кроме того, (4) «законы диалектики» опровергаются конкретными логическими посылками и примерами (см. статьи Раздела  НЕТ ЗАКОНОВ ДИАЛЕКТИКИ). Но этого апологетами этих «законов» не замечается.
    Более того, (5) часто отстаивание с пеной у рта материалистами этих «законов» как «законов Гегеля» приводит к абсурду, так как именно этим материалисты опровергают основы их собственного мировоззрения. Но этого ими не замечается, что оказалось весьма полезным для современной диалектической философии.
    Однако главное то, что (6) все оправдывания «законов диалектики» демонстрируют полное незнание трудов Гегеля и, что особенно важно, идеи его философии, а, значит, и идеи диалектической философии. Это важно и весьма полезно для современной диалектической философии, хотя бы, например, потому, что даже простое искажение диалектики науками показывает и ошибочность и слабость противостоящего ей познания.
   «Законы диалектики» обсуждаются в отдельных статьях:
– «Закон отрицания отрицания: такового нет»,
– «Закон перехода количества в качество: такового нет»,
– «Закон единства и борьбы противоположностей: такового нет»,
    А в этой статье рассмотрим то, что написал Ф.Энгельс.

А. В своем труде «Диалектика природы» Энгельс писал следующее.
    «…История природы и человеческого общества – вот откуда абстрагируются законы диалектики. Они как раз не что иное, как наиболее общие законы обеих этих фаз исторического развития, а также самого мышления. По сути дела они сводятся к следующим трем законам:

    Закон перехода количества в качество и обратно.
    Закон взаимного проникновения противоположностей.
    Закон отрицания отрицания» (Маркс К., Энгельс Ф. Соч. – 2-е изд. – Т. 20. С. 384).
    Итак, вроде бы указано, откуда берутся эти «законы» – история природы и человеческого общества, – только вот это так и остается словами. С таким же успехом можно было бы сослаться на марсиан: мол, это они даровали землянам эти «законы». Доказательств и даже простого обоснования этих «законов» у Энгельса нет, и он все время бездоказательно ссылается на Гегеля; об этом еще будет сказано ниже.
    Не менее важно и то, что у Энгельса две формулировки не те, которые потом зачастую были в диалектическом материализме:
– «закон перехода количества в качество»,
– «закон единства и борьбы противоположностей».
    Как видно, формулировки двух «законов диалектики» у Энгельса и в диамате значительно отличаются (причина этого – это отдельный вопрос, который можно будет обсудить отдельно).
    В диамате в первом случае говорилось только о переходе количества в качество. Подразумевалось, что Энгельс не прав? Или подразумевалось другое? Или третье? Хорош закон!
    Во втором случае в диамате говорилось о единстве и борьбе противоположностей. Но это далеко не «сговор» взаимно проникающих противоположностей!
     Но об изменении формулировок этих «законов» в советских науках умалчивалось. Почему? В частности, потому что изменились идеологические установки, хотя в целом это уже не имеет значения, так как ставшая на практике очевидной ложь неизбежного достижения коммунизма перечеркнула все эти придумки …

Б. Что же дальше пишет Энгельс, как он обосновывает свои законы?
    «Все эти три закона были развиты Гегелем на его идеалистический манер лишь как законы мышления: первый – в первой части «Логики» (труд «Наука логики». – ПРИМ.) – в учении о бытии; второй занимает всю вторую и наиболее значительную часть его «Логики» – учение о сущности; наконец, третий фигурирует в качестве основного закона при построении всей системы. Ошибка заключается в том, что законы эти он не выводит из природы и истории, а навязывает последним свыше как законы мышления. Отсюда и вытекает вся вымученная и часто ужасная конструкция: мир – хочет ли он того или нет – должен сообразоваться с логической системой, которая сама является лишь продуктом определенной ступени развития человеческого мышления. Если мы перевернем это отношение, то всё принимает очень простой вид, и диалектические законы, кажущиеся в идеалистической философии крайне таинственными, немедленно становятся простыми и ясными, как день.

    Впрочем, тот, кто хоть немного знаком с Гегелем, знает, что Гегель в сотнях мест умеет давать из области природы и истории в высшей степени меткие примеры в подтверждение диалектических законов.» (Там же. С. 384).
    Вот как!
    Во-первых, «все эти три закона были развиты Гегелем». Однако ссылок на Гегеля Энгельс и приверженцы диамата не дали. И не могли дать, поскольку у Гегеля нет ни этих «законов», ни неких подобных «развитий». Негоже Энгельсу было так искажать истину!
    Да, и брать на «слабо»: «тот, кто хоть немного знаком с Гегелем, знает, что Гегель…», как бы кто не знает, тот профан, – тоже негоже, тем более, не научно. Да и как Гегель мог приводить примеры законов, про которые он не писал?
    И еще раз: никто еще не дал ссылок на труды Гегеля, где бы он указал эти «законы» или хотя бы использовал слово «закон» в сочетании со словами, упомянутыми в энгельсовых «законах».
    Во-вторых, указанных Энгельсом закономерных «процессов» в соответствующих разделах труда «Наука логики» Гегеля нет … и быть не могло. Так могло казаться Энгельсу. Или хотеться ему. Но следовало бы привести цитаты. А вот тут началась бы сущая фантасмагория, и именно по этой причине в СССР замалчивался факт отсутствия указанных Энгельсом «процессов» в соответствующих разделах труда «Наука логики», так как тогда рухнули бы некоторые «законы» социализма (например, «неуклонного повышения благосостояния народа»: тут можно вспомнить голые прилавки в СССР  в 80-х гг. прошлого века) и увещевания о неизбежности коммунизма.
    А вот дальше – еще интереснее!
    В-третьих, если, по Энгельсу, перевернуть «это отношение» (мир должен сообразоваться с логической системой), то не указанные Гегелем законы … «немедленно становятся простыми и ясными, как день». (Прямо как с бозоном Хиггса: его не может не быть, поскольку затратили столько денег на его поиск.)
    Но самое смешное то, что Энгельс еще и обвиняет Гегеля в том, что тот якобы навязал то, что позже придумал сам Энгельс!
    (Кстати, приписывание Гегелю того, что он не писал, особенно всяких глупостей, а потом развенчивание философии великого мыслителя, – это позже стало нормой для диамата.)

В. «Закон перехода количества в качество» оказывается чуть ли не центральным во всех разговорах о «законах диалектики».
    Главным в «законе перехода количества в качество» оказывается то, что тот, кто его сформулировал, и те, которые его поддерживают, не прочитали вдумчиво то, что написал Гегель на эту тему.
    Вряд ли, конечно же, Гегель предполагал, что кто-то может сварганить такого рода «закон», однако в одном из своих трудов он конкретно указал соответствующий момент – некую «хитрость», – который исключает подобное «законотворчество», тем более, под эгидой философии Гегеля или вообще диалектики.
    Но такой «закон» случился.

«Закон перехода количества в качество и обратно. Закон этот мы можем для наших целей выразить таким образом, что в природе качественные изменения – точно определенным для каждого отдельного случая способом – могут происходить лишь путем количественного прибавления либо количественного убавления материи или движения (так называемой энергии)» (Там же. С. 385).

    Тут Энгельс прикрывается тем, что «различные аллотропические и агрегатные состояния тел, зависящие от различной группировки молекул, основываются на большем или меньшем количестве движения, сообщенного телу» (Там же.).

Во-первых, вопрос в том, что первый же закон Энгельса уже не распространяется им же на общество и мышление. А это очень опасно для марксизма, ибо закономерность развития общественных изменений, происходящих при капитализме, обосновываемая Марксом на основе именно количественных изменений, ставится под сомнение. Хорош же «закон» марксизма (диамата), который подрывает смыслы «своего» учения!!! Да и на практике выводы не подтверждались, например, неуклонного роста благосостояния каждого гражданина СССР при пустых полках магазинов быть не могло …
    (Такой же казус случается при бездумном «узаконивании» отрицания отрицания, см. ниже.)

Во-вторых, все сводится к тому, что «…качественное изменение, оно обуславливается соответствующим количественным изменением» (Там же. С. 385).
   Что получается? С одной стороны, Энгельс не обосновывает свое утверждение, а пытается его навязать на примере с нагреванием и испарением воды. Однако вода и без нагревания на огне сама испаряется при нормальной комнатной температуре – без всякого энгельсова закона.
    С другой стороны, понимая это, материалист Энгельс для правдоподобности своих материалистичных законов ссылается на  … идеалиста Гегеля – даже ссылается на одну (!) цитату Гегеля, но выдернутую из контекста, ибо далее, после этой цитаты, великий мыслитель приводит в пример дилемму, а потом объясняет суть происходящего (об этом можно будет поговорить отдельно). Но вот этого Энгельс увидеть не захотел …
    В итоге у Энгельса получается что-то подобное тому, как если бы И.Ньютон свой закон всемирного тяготения сформулировал лишь в виде утверждения: «некоторые тела движутся». Не более того. Как, например, если лед тает при нулевой температуре по Цельсию, то и твердая сталь должна изменять свое агрегатное состояние при той же температуре? Если нет, то как это следует или не следует из формулировки энгельсова «закона»? Благодаря какому такому не указанному «точно определенному способу»,

что и должно было составлять суть этого «закона»? Плотность вещества, партийность ученого или еще что-то играет роль? А иначе общее утверждение, как и «некоторые тела движутся», законом не является.
    (Еще следует учитывать «знания» Энгельса в области физики; например, интересен его такой пассаж: «все притяжения и все отталкивания во вселенной должны взаимно компенсироваться» (Там же. С. 393). Только вот что понимается под гравитационным отталкиванием (которое должно сопутствовать известному гравитационному притяжению), этого Энгельс не пояснил (а вот причина его ошибки ясна). Однако согласно модной физической теории, если она верна, «темной энергии» во вселенной более 70 %, и «отталкивания» должно быть намного больше, чем «притяжения»; правда, как тогда материя могла собираться в туманности для образования тел, этой теорией не разъясняется …)
    Таким образом, вся абсурдность этого энгельсова «закона» и его объяснений в том, что Энгельс взял за основу не умозаключения Гегеля, а отдельный пример, который характерен при изменении количества теплоты конкретного вещества, но не является законом, по меньшей мере, в части качества и самого понятия «закон», тем более, в смысле закона по Гегелю.
    Но пример – это не закон. А Энгельс не имел ни возможности, ни знаний, чтобы обобщить пример, вывести закономерности, тем более, в сочетании с необходимыми для закона условиями.

В-третьих, интересен вопрос, указанный самим Энгельсом: «когда мы превращаем теплоту в механическое движение или наоборот, то здесь изменяется качество, а количество остается тем же самым?» (Там же). Энгельс не дал ответ на этот свой вопрос, чем также поставил под сомнение свой «закон».

В-четвертых, следует обратить внимание на то, что Энгельс постоянно приписывает свой закон Гегелю: «открытый Гегелем закон» (Там же. С. 387), «закон Гегеля» (Там же. С. 389) и т.д. Понятно, авторитет Гегеля непоколебим, и если он что сказал, то, значит, это так и есть. Тогда, значит, и материализм Маркса и Энгельса доложен был бы всецело следовать «идеалистической» гегелевской философии …

В-пятых, Энгельс невзначай говорит о том, что «этот же самый закон подтверждается на каждом шагу в биологии и в истории человеческого общества» (Там же. С 389), – и это закон, сформулированный, по словам самого же Энгельса, для материальных тел! Понятно: надо же было хотя бы нож из спины марксизма вытащить.

Далее, см. «Закон перехода количества в качество: такового нет».

Г. А вот о двух других своих «законах» Энгельс вообще ничего не говорит. Может, вообще сказать было нечего? Похоже, что так, ибо, как уже говорилось, пример – это не закон, а Энгельс не имел ни возможности, ни знаний, чтобы обобщить пример, вывести закономерности, тем более, в сочетании с необходимыми для закона условиями. Поэтому другие свои «законы» он даже не обсуждал …
    В результате у Энгельса имеются, по сути, только названия этих двух законов.
    При этом следует отметить, что ни К.Маркс, ни В.И. Ленин в своих теоретизациях слово «закон» вообще не использовали: «что-то в таком-то случае произошло», и «где-то птица пролетела», – это не законы, поэтому К.Маркс и В.И. Ленин были весьма осторожны
    В.И.Ленин однажды вообще так писал: «Количество перешло в качество. Произошло отрицание отрицания». Никаких вам «законов», но поиграться с трендами можно.
    А вот диаматовцы вовсю пользовались словом «закон», приводили примеры, как и Энгельс, но, как и он, ничего убедительного написать так и не смогли. Прямо как с «методом» «тезис — антитезис – синтез» …
    Но все же хоть пару слов об этих «законах» сказать надо.

Закон взаимного проникновения противоположностей, или закон единства и борьбы противоположностей.
    В связи с этим законом, кроме изменения формулировки, имеются большие проблемы разных видов.
    Например, о борьбе противоположных политических группировок, сосуществующих вместе, говорил еще Гераклит, так что приписывать что-то подобное в области общественного развития Гегелю было бы просто глупо, тем более, что великий мыслитель рассматривал развитие государства на другой основе, что почему-то ускользнуло и от критиков и от ученых.
    А вот в природе, например, те же белые и черные лебеди что-то не борются.
    Да и мир за миллиарды лет не стал серым, каким должен был бы стать в результате борьбы «черного» и «белого». 
    Далее, см. «Закон единства и борьбы противоположностей: такового нет».

Закон отрицания отрицания.
    А с этим законом вообще всё плохо, причем настолько, что даже Энгельс не мог представить.
    Даже не будем обсуждать логические и онтологические стороны; в отношении них просто поставим такой вопрос: в трехзначной логике Лукасевича суть три логических значения – пусть «0», «1/2» и «1», – и что тогда является отрицанием нуля: «1/2» или «1»?
    Но важнее другое.
    Например, К.Маркс в конце «Капитала» так написал: «Капиталистический способ присвоения, вытекающий из капиталистического способа производства, а, следовательно, и капиталистическая частная собственность, есть первое отрицание индивидуальной частной собственности, основанной на собственном труде. Но капиталистическое производство порождает с необходимостью естественного процесса свое собственное отрицание. Это – отрицание отрицания. Оно восстанавливает не частную собственность, а индивидуальную собственность на основе достижений капиталистической эры: на основе кооперации и общего владения землей и произведенными самим трудом средствами производства» (Маркс К. Капитал, т. I. – Маркс К., Энгельс Ф. Соч. – 2-е изд. – Т. 23. С. 773).
    Во-первых, как тут быть с тем, что в СССР были «производственные отношения, служившие источником отчуждения трудящихся от собственности и результатов их труда…» [Материалы XXVIII Съезда КПСС. – М., 1990. – С. 4]? – прямо как при капитализме!
    И, во-вторых, должно ли было что-то советское «послекапиталистическое» (пусть, по Марксу, индивидуальная собственность) в результате отрицания отрицания восстановить капиталистическую частную собственность? Т.е. движения от социализма к коммунизму, о котором громогласно утверждала КПСС, не могло что ли быть, а должен был быть возврат к капитализму? Подтверждает ли история наступление капитализма на территории бывшего СССР? Если «да», то тогда зачем Марксу надо было создавать свое учение и необоснованно говорить о послекапиталистическом обществе?..
    По-другому: марксистам и диаматовцам проще было бы вообще отказаться от «закона отрицания отрицания», – чтобы не попадать в теоретически запретную и безысходную для них область, – и оставить известную марксистско-ленинскую эквилибристику: просто «отрицание отрицания», но не закон… Однако СССР уже нет. И диамата уже нет. А его «закона отрицания отрицания» и не было.
    Далее, см. «Закон отрицания отрицания: такового нет».

Д. «Законов диалектики» нет, ибо воспевавшего их диамата уже нет – он умер после исключения из него принципа партийности, и негде этим «законам» быть.
    Но с ложью «законов диалектики» наукам следовало бы разобраться, так как обнаруживаются не только причины весьма плаченых негативных последствий, но и весомые методологические аспекты. Впрочем, современным наукам не до них, и этим занимается только современная диалектика, и в этой плоскости наращивая свои знания.

Хотя, с другой стороны, «законы диалектики» сейчас на руку диалектике, понимаемые, правда, ею как заблуждения наук, так как этими «законами» унижается примат материального и, тем самым, утверждается превалирование как нематериального в мире, так и диалектики над материалистичными науками.

А обобщая положения выше изложенного перед более подробным анализом энгельсовых «законов» в статьях Раздела, следует сказать (используя выражение Дж.М.Кейнса  –  «спасителя капитализма» – в отношении классической теории экономики), что «законы диалектики» применимы не к обществу и не к природе, а только, быть может, к особому случаю, так как ситуация, которую рассмотрел Энгельс, является лишь предельным случаем возможных ситуаций; более того, характерные черты этого особого случая не совпадают с чертами общества, в котором мы живем, и явлениями природы, и проповедование этих «законов» сбивает с пути и ведет к роковым последствиям при попытке применить эти «законы» и соответствующую теорию в практической жизни.


Обсуждения: http://all-discussions.livejournal.com/43789.html

Примеры диалектики в философии – Законы и принципы диалектики в примерах.

Кто сформулировал основные законы диалектики и в чем они заключаются?

На протяжении столетий люди пытались дать объяснение жизненным процессам и свести понимание жизни к определенным закономерностям. В философии эти попытки вылились в формирование законов диалектики, отличающихся универсальностью, постоянством и всеобщностью.

Что такое законы диалектики?

В понимании философов закон – это устойчивая связь и характеристика взаимоотношений между явлениями и процессами. Законы диалектики имеют такие главные особенности:

  1. Объективность. Диалектические законы не зависят от желаний и действий человека.
  2. Существенность. Законы отмечают самую суть предмета или явления.
  3. Повторяемость. Закон указывает лишь на те явления и связи, которые повторяются систематически.
  4. Всеобщность. Законы диалектики в философии указывают на закономерные связи, характерные для всех случаев конкретного типа.
  5. Универсальность. Законы описывают разные сферы окружающей действительности: общество, природу, мышление.

Кто открыл законы диалектики?

Первые наработки в сфере диалектики относятся ко времени существования древних государств: Китая, Индии и Греции. Античная диалектика не была структурированной и точной, но имела в себе зачатки современного понимания законов существования вселенной. Зенону Элейскому, Платону, Гераклиту и Аристотелю принадлежат первые попытки формирования законов диалектики.

Основной вклад в формирование диалектической мысли внесли немецкие философы. Важной составляющей работ немецких авторов, включая три закона диалектики Гегеля и теорию познания Канта, являются христианские доктрины. Философия того времени опиралась на средневековое понимание мира и рассматривала окружающую действительность в качестве предмета познания и деятельности.

3 закона диалектики

Развитие каждого человека и всего общества подчиняется определенным закономерностям, которые отражены в диалектических законах, универсальных и не имеющих ограничений. Их можно использовать по отношению к любому обществу, явлению, историческому моменту, роду деятельности. Три закона диалектики отражают параметры развития и показывают, как будет проходить дальнейшее движение в выбранном направлении.

Существуют такие диалектические законы:

  1. Закон единства и борьбы противоположностей. В основе развития могут лежать противоположные начала, борьба которых приводит к выработке энергии и является стимулом для движения.
  2. Закон перехода количественных изменений в качественные. Изменения в количестве могут привести к появлению новых качественных характеристик.
  3. Закон отрицания отрицания. В законе разъясняется, почему развитие идет по спирали, а не горизонтально.
Закон единства и борьбы противоположностей

Первый диалектический закон утверждает, что все в мире движется благодаря двум противоположным началам, находящимся в антагонистических отношениях друг с другом. Эти начала, хотя и являются противоборствующими, имеют одинаковую природу. К примеру: день и ночь, холод и тепло, тьма и свет. Единство и борьба противоположностей — важная составляющая движения вперед. Благодаря ей окружающий мир получает энергию для существования и деятельности.

Борьба антагонистических сил может быть разной. Иногда она выгодна обеим сторонам и тогда приобретает вид сотрудничества. При этом одна сторона может постоянно находиться в проигрыше. В другом случае противоборствующие силы могут сражаться до полного уничтожения одной из них. Существуют и другие виды взаимодействия противоположностей, но при этом результат всегда один: выработка энергии для развития окружающего мира.

Закон диалектики — количество переходит в качество

Второй закон диалектики ставит во главу угла качественно-количественные характеристики. Он говорит о том, что все изменения происходят на определенной стадии накопления количественных характеристик. Незаметные количественные накопления выливаются в резкие качественные изменения, которые приводят к новому уровню развития. Качественно-количественные изменения могут повторяться несколько раз, но в определенный момент они выходят за границы существующих явлений или процессов и приводят к изменениям в самой системе координат.

Закон отрицания отрицания

Закон отрицания отрицания в философии опирается на временные рамки. Все в мире существует лишь до той поры, пока оно является новым. Устаревшие вещи, предметы и явления заменяются новыми, что ведет к развитию и движению вперед. Со временем новые веяния также устаревают и заменяются более современными. Таким образом обеспечивается непрерывное движение вперед и усовершенствование. В данном случае развитие обеспечивается преемственностью и носит спиралевидный характер.

4 закон диалектики

Основные законы диалектики универсальны и призваны объяснить пути развития природы и общественно-экономической формации. Три диалектических закона были сформулированы философами еще в средние века и помогли понять природу движения и развития. Некоторые философы и социологи нашего времени считают, что существующие принципы и законы диалектики не отражают в полной мере картину развития. Хотя выдвигаются новые законы, большинство философов считает, что четвертое правило не является законом диалектики, так как пересекается с существующими тремя законами.

К 4 закону диалектики относят такие законы:

  1. Закон взаимосвязи количественных, доброкачественных и злокачественных изменений.
  2. Закон превращения качества в свою противоположность.
  3. Закон Божественного подобия.

Законы диалектики — примеры

Диалектические законы универсальны и могут применяться к различным сферам. Приведем примеры к трем диалектическим законам из разных сфер жизни и природы:

  1. Закон единства и борьбы противоположностей. Ярким примером могут служить спортивные соревнования, в которых команды стараются достичь высоких результатов, но при этом являются конкурентами.
  2. Закон перехода количественных изменений в качественные. Большое количество примеров, подтверждающих этот закон, можно найти в экономической и политической сфере. Небольшие изменения в политическом устройстве страны могут со временем привести к смене социального строя.
  3. Закон отрицания отрицания. Смена поколений является точным и понятным примером этого закона. Каждое последующее поколение стремится быть более прогрессивным, и этот процесс никогда не останавливается.

 

womanadvice.ru

О законе «отрицания отрицания» — Прогулки по воде — ЖЖ

После статьи о мощи диалектической логики пришёл черёд взглянуть на оную уже не в сатирическом ключе, а в ключе научном. С целью показать, какие правила научного мышления ей нарушаются, и почему это нарушение критично.

Конечно, я не смогу коснуться вообще всех нарушений — уж больно их там много, но давайте взглянем хотя бы на самые основные, которых, впрочем, уже достаточно для того, чтобы заключить, что данный «наивысший метод мышления» на самом деле не сильно отличается от современных книг по парапсихологии, также замаскированных под якобы науку.

Тут надо сразу понять: декларируемые диалектической логикой законы понимаются ей как всеобъемлющие. Это прямым текстом и многократно написано, как у классиков диалектической логики, так и у их современных последователей.

Первым рассмотрим закон «отрицания отрицания». Его суть в том, что «всякое развитие происходит по спирали. В процессе развития происходит отрицание предыдущей стадии, но затем наступает отрицания отрицания и предыдущая стадия возвращается в новом качестве».

И этому даже приводятся примеры: колос вырастает из зерна, отрицая его, поскольку зерно в этот момент исчезает, а потом в колосе родятся зёрна, которые тоже отрицают колос, но, являясь отрицанием отрицания, возвращают процесс обратно к зерну, за которым — через следующее отрицание — последует новый колос.

«Отрицание» тут имело бы смысл брать в кавычки, поскольку этого понятия для объектов реального мира в научном методе просто не существует. Невозможно сказать, что является «отрицанием яйца», «отрицанием погоды» или «отрицанием ходьбы».

Для логических высказываний понятие «отрицание» действительно определено: это то множество случаев, которое не пересекается со случаями, описанными исходным высказыванием, но дополняет их до полного множества. Даже если представить себе, что нам понадобилось бы то же понятие для объектов реального мира, то следовало бы предположить, что «отрицание яйца» — это вообще всё, что не является яйцом. Да, мы бы тут встретили некоторые трудности: является ли яйцом только что разбитое яйцо, из которого вылезает цыплёнок и т.п.? — но это хотя бы в общих чертах описывало бы что-то закономерное. С большой натяжкой, но всё-таки для любого объекта, явления, процесса и так далее, мы бы могли сказать, что является его отрицанием.

И, что немаловажно, в этом не было бы очевидного произвола. То есть для указания на отрицание в непограничных случаях не надо было бы ссылаться на некие авторитеты: любой мог бы доказать, что отрицание — вот оно. Как это, собственно, происходит в формальной логике.

Но взглянем снова на вышеупомянутый классический пример. Колос является отрицанием зерна, поскольку он вырастает из зерна, а зерно — отрицанием колоса. То есть, отрицанием отрицания. Всё возвращается на круги своя в этом спиральном восходящем движении. Вот видите, закон работает.

Если мы читаем «колос — отрицание зерна», то уже из того, что «колос» не является «всем, кроме зерна», вполне понятно, что отрицание определено не тем способом, который описан выше. Тогда каким?

Внятного ответа не просто нет — его нет принципиально. Это понятие никак не определено, а потому попросту выбирается то, что «кажется отрицанием» и «удобно для данного случая».

Явные же противоречия при этом игнорируются: ну ладно, когда из зерна вырастает колос, то ещё кое-как можно сказать, что зерно при этом исчезло. Но ведь при появлении зёрен в колосе колос-то не исчез. Они, зёрна, собственно, прямо в нём и располагаются, являясь его составной частью. Почему они тогда — его отрицание?

Это объясняется тем, что «колос является зерном, но в более новой качественной форме». То есть, очевидное следствие размытости термина оправдывается ещё более размытым термином.

Поэтому совершенно неудивительно, что этот пример фигурирует и в другом виде: из зерна вырастает росток, являющийся отрицанием зерна, а из ростка — колос. Который является отрицанием ростка и отрицанием отрицания зерна. То есть, зерном в качественно новой форме. На новом витке спирали.

Сравнив эти два примера между собой, мы с удивлением обнаружим, что колос является и отрицанием зерна (в первом примере), и отрицанием отрицания зерна (во втором примере). Также он является и отрицанием зерна (в первом примере) и зерном в новой форме (во втором примере). Причём, тут именно не «содержит в себе» (как некую потенцию для развития), а «является».

Эти два примера без проблем сосуществуют и широко цитируются, не смотря на очевидное их противоречие друг другу: если они оба верны, то из этого следует, что отрицание и отрицание отрицания — это одно и то же. И, значит, не только отрицание отрицания, но и само отрицание является «исходной стадией в новой форме». А раз так, то закон вырождается из «всё развивается по спирали» во «всё имеет одну следующую стадию, а дальше всё будет одинаково». А значит, оба примера неверны, поскольку в них говорится о цикле, а никакого цикла быть не может.

Но диалектическая логика как бы «отлично объясняет» оба этих варианта. И они оба как бы «подтверждают» данный закон, являясь его «примерами», а вовсе даже не опровержением.

Если есть желание, вы даже можете потроллить диалектиков вот этим вот способом: спросить его про колос и зерно, посмотреть, какой вариант он вам предложит, а потом найти второго диалектика и попросить его объяснить другой вариант. Через некоторое время можно сказать, что, вот, вроде бы, есть вариант трактовки, который противоречит озвучиваемому… После этого можно просто пересылать их «объяснения» друг другу, с интересом наблюдая, как они оба обвиняют вас «в полном непонимании диалектики», не подозревая, что вы лишь пересылаете сообщения.

В отличие от формальной логики, где подобная проблема в споре двух людей, понимающих формальную логику, разрешилась бы довольно быстро, поскольку там в наличии и точные определения, и формализованная процедура доказательства, независящего от личных мнений, в диалектической логике она не может быть разрешена вообще. Поскольку вообще нет никакого способа объективно доказать, что верен один из двух вариантов.

Более того, наверняка найдутся те, кто будет утверждать, что верны оба одновременно. Намекая на запредельных масштабов произвол этого «высшего метода рассуждений».

Ну хорошо, пойдём дальше. Как мы знаем, Маркс, ввёл в обиход диалектический материализм, и с тех пор словосочетание «диалектическая логика» обычно означает именно его версию. Идеализм из этого варианта был вычищен, что само по себе хорошо, но вот остальное — отрицания отрицаний и т.п., — сохранилось.

По той причине, что Маркс таким образом связал диалектику с марксизмом (хотя реально ни одно положение всего остального марксизма не было логически выведено при помощи диалектической логики) многие сторонники диалектической логики — коммунисты. И она используется ими для доказательства неизбежности наступления коммунизма.

Делается это примерно так. Человечество стартовало с первобытно-общинного строя, который также можно назвать «первобытным коммунизмом» (ну, ОК, пусть так). Потом первобытный коммунизм в какой-то момент сменился своим отрицанием — рабовладением+феодализмом+капитализмом. Но ввиду спиральности развития произойдёт отрицание отрицания и коммунизм вернётся в новом качестве: уже как тот коммунизм, о котором мы ведём речь.

Многим такое «доказательство» нравится за то, что оно такое многообещающее. Не, ну правда, пообещали же неизбежность коммунизма. Как можно отказываться от такого?

Должен сказать, что лично я — мало того, что сторонник коммунизма, но ещё и считаю его наступление неизбежным. Это — наиболее вероятная рабочая гипотеза. Но при всём при этом от вышеописанного «доказательства» у меня лезут глаза на лоб.

Где-то в его середине фигурируют феодализм и капитализм. Но постойте, если закон спиральности развития верен, то из этого следует, что коммунизм вообще никогда не настанет. Не, ну вы же сами сказали: по спирали. Феодализм и капитализм — это очень разные вещи. И второе своим воцарением уничтожило первое — то есть, как вы сами в таких случаях говорите, стало его отрицанием. Потом, значит, произойдёт отрицание отрицания, и капитализм сменится на феодализм в новом качестве. Потом феодализм-2 сменится на капитализм-2, и так до бесконечности.

Единственный вариант выкрутиться — считать, что коммунизм — это такой феодализм «в новом качестве».

Само собой, данные рассуждения сильно не нравятся диалектикам. Но вместо того, чтобы заключить, что, либо коммунизма никогда не будет, либо попросту закон отрицания отрицания совсем даже не является «всеобъемлющим законом», они пытаются усидеть на двух стульях: ну, типа, феодализм и капитализм — это две формации, где существует эксплуатация. А коммунизм — та формация, где эксплуатации нет. Поэтому отрицание отрицания произойдёт именно по этому признаку.

И тут возникает очевидный вопрос: а почему, собственно? Почему именно по этому? Ведь «всеобъемлющий закон» никоим образом не оговаривает, что какие-то признаки гораздо лучше других. Оговори он это — он перестал бы быть всеобъемлющим. И начал бы звучать как «иногда происходит отрицание отрицания». «Иногда развитие идёт по спирали». Но он не оговаривает подобного, он утверждает, что так всегда.

А раз «так всегда», то вот вам бесконечная «спираль развития» из феодализма и капитализма.

И это ведь был только первый шаг: реально-то мы можем обнаружить огромное множество признаков, по которым политэкономическая система отличается от той, что была десять лет назад. И буде закону быть всеобъемлющим, по каждому из этих признаков должно происходить «развитие по спирали». Феодализм должен циклически меняться местами с капитализмом, бартер с денежной системой, древнегреческая демократия с монархией. И так до бесконечности. Никакого коммунизма тут не предусмотрено.

Откуда в этой спирали вообще берутся новые явления-то? Не будем же мы в здравом уме утверждать, что монархию, крепостничество и деньги придумали ещё простейшие одноклеточные, а с тех пор оно только раз за разом воспроизводится «на новом витке спирали в новом качестве»?

Даже если мы очередной раз извернёмся и предположим, что на одном витке спирали расположено более одного шага, то из этого последует, что коммунизм в какой-то момент должен смениться рабовладением, феодализмом или капитализмом — опять же «на новом витке в новом качестве».

А человек, видимо, должен в какой-то момент превратиться обратно в одноклеточных. Ну а что, эволюционное-то развитие тоже должно идти «по спирали»?

При всей простоте и приятности «доказательства через закон отрицания отрицания» в приложение к нему побочными эффектами идут какие-то запредельные противоречия — в частности, неясно, какой из вышеперечисленных вариантов должен реализоваться, согласно этому «закону. Что, естественно, приводит к запредельному лицемерию: из множества в одинаковой степени “вытекающих из закона” вариантов попросту выбирается наиболее приятный для докладчика.

Разумеется, нельзя рассуждать следующим образом: «я желаю неизбежности коммунизма, поэтому я должен отвергнуть диалектическую логику, поскольку она ведёт к выводу о невозможности коммунизма» — желание не является доказательством. Но при этом крайне абсурдно любить некий метод за доказательство желаемого, тогда как он позволяет это желаемое и опровергнуть тоже.

А вот то, что данный метод в том самом случае, который заявлен его сторонниками как место, где этот метод работает, позволяет получить не один вариант развития событий, а целое множество взаимоисключающих вариантов, включая, заведомо абсурдные, уже является доказательством того, что данный метод несостоятелен — как минимум, в этой вот области.

Но снова вернёмся к колосу. Наивно было бы полагать, что жизнь каждого зерна замкнута в тот цикл, который приводят в качестве примера: ведь человек растит пшеницу вовсе не для того, чтобы до бесконечности воспроизводить этот цикл для каждого зерна. Да и в природе, воспроизводись он постоянно, вселенная ещё на заре времён была бы до отказа заполнена зёрнами.

На самом деле изрядная часть зёрен в колосьях идёт не на новые колосья, а на булочки. А стебли — на корм скоту. И вот тут на «спирали» возникает неизбежная развилочка: кто-то таки да, продолжит «спираль», а вот остальные превратятся в муку, потом в булку, а потом… ну, вы знаете.

И это самое «вы знаете», конечно, можно было бы попытаться вписать в «спираль»: ну там, из этого удобрения родятся новые колосья. Однако тут мы получаем ещё одну пачку «альтернативных отрицаний». Колос становится не только «отрицанием зерна» и «отрицанием ростка», а ещё и «отрицанием удобрения», «отрицанием воды», «отрицанием почвы». И из каждой альтернативы отрицаний как бы должны вырастать свои спирали. Но тогда становится неясно, о какой «спирали развития» вообще речь? Этих спиралей, оказывается, очень много. В потенциале — бесконечно много. Решительно невозможно построить для них единую результирующую спираль.

И вот почему.

Результат, например, переработки булочки кишечником человека не обязательно сразу же попадёт обратно на поле и станет удобрением для колоса. Он может быть сброшен в реку, по ней уплыть в океан, там быть пожран бактериями, которых пожрут какие-то рачки, а потом их пожрёт кит. Который даст дуба и тоже будет кем-то сожран. Дойдёт ли всё это хоть когда-нибудь до нового колоса — неизвестно. Оно ведь вообще может рухнуть в трещину океанского дна и утечь в земную мантию.

Равно как и в случае с «доказательством неизбежности коммунизма», одну и только одну закономерную спираль сюда можно втиснуть только при помощи циничного произвола и подгонки под ответ.

То есть, не только, что является «отрицанием» внятным образом не определено, но и даже при широкой трактовке данного термина данный закон просто не может быть всеобъемлющим.

Именно поэтому он и не имеет никакого однозначного описания, а описывается лишь специально подобранными примерами (которые, как было показано выше, тоже не особо-то состоятельны).

Мало того, примеры из соседних «законов диалектики», приведённые диалектиками, тоже не вписываются в этот закон. Вспомним воду, которую нагревают, чтобы показать переход количественных изменений в качественные. Вода изо льда в какой-то момент превращается в жидкость, а потом в газ. Но почему же не снова в лёд? Где же «всеобъемлющий закон отрицания отрицания»?

Или газ — это «лёд в новом качестве»? До скольких градусов нам надо всё это нагреть, чтобы снова вернуться к твёрдому телу? Физика нам сообщает, что сколь ни нагревай, а льда мы не получим. Только всё более и более крутые в плане несвязности составных частей состояния — плазму, кварк-глюонную плазму и, возможно, что-то ещё, чего мы пока не встречали, но явно не твёрдое тело.

То есть, даже сами же диалектики среди своих примеров приводят такие процессы, в которых нет никакого «развития по спирали». И в окружающем нас мире тоже таких процессов целая куча. Как в реальном, так и в абстрактном (а это тоже считается, поскольку диалектики пытаются приводить примеры того, что и в абстрактных мирах, типа математики, работают законы диалектики).

Если мы будем прибавлять единицу к некоторому отрицательному числу, то в какой-то момент получим положительное число. Однако сколь бы долго мы ни прибавляли после этого единицу, мы не получим снова отрицательного числа.

Сигналы светофора переключаются циклично, но ни один из цветов не появляется «в новом качестве». Есть цикличность, но нет никакого развития.

Человек рождается, взрослеет, стареет и умирает. Но ни в какой момент своей жизни он не становится снова младенцем. Новые люди — да, появляются, но ведь это другие люди, а не стадии того же самого человека.

В науку скорее всего никогда не вернутся её предыдущие ошибочные представления о явлениях, если только не произойдёт какого-то глобального катаклизма, отбрасывающего человечество обратно в каменный век. Но из закона отрицания отрицания мы, видимо, должны вывести, что катаклизм обязательно произойдёт — а то ведь окажется, что закон не сработает.

Некая гипотеза, оказавшаяся после проверки ошибочной, вовсе не обязательно раз за разом после этого до бесконечности возвращается в рассмотрение.

Таких примеров можно привести очень много, но уже из этих совершенно очевидно, что встречаются — и очень часто — варианты развития, отличные от спирального.

При столкновении с ними у диалектиков наблюдаются два варианта действий.

Первый из них — попытки разыскать другие примеры спирального развития. Той степени успешности, которая вообще может быть при вышеописанной размытости и произвольности используемых ими терминов.

Однако, сколько бы примеров ни обнаружилось, этого недостаточно, чтобы заключить о том, что вообще всё развивается таким образом: ведь есть большое количество примеров, когда образ развития иной. И любой пример, таким образом, будет показывать, что такой вариант развития в принципе возможен. Возможен, а вовсе не обязателен. То есть, примеры выполнения закона имеются — с теми натяжками, которые неизбежны при размытой формулировке, — но это не делает его всеобъемлющим.

Грубо говоря, из того, что водитель может повернуть налево и иногда даже поворачивает налево, вовсе не следует, что все водители всегда поворачивают налево.

А значит, этим «законом» в принципе нельзя пользоваться так, как им пользуются: берём произвольный процесс и заключаем, что он будет развиваться по спирали — с отрицаниями и отрицаниями отрицаний. Мы даже не вправе сказать, что данный процесс может так развиваться. Без дополнительных по отношению к «закону» данных мы не можем определить, будет ли развиваться по спирали этот процесс и даже, что он мог бы развиваться по спирали. Мы знаем лишь, что, вообще говоря, существует вариант развития по спирали, и процессы, в которых оно именно так.

И это куда менее смелое утверждение, нежели «закон отрицания отрицания». Настолько менее смелое, что его вряд ли вообще можно назвать «законом».

Более того, если, например, в целях спасения тезиса о неизбежности коммунизма утверждается, что «развитие по спирали» происходит не всегда, а иногда, то уже нельзя считать «доказательство неизбежности» прямым следствием «закона»: ведь «иногда» и «всегда» — разные вещи. Надо доказать, что свойство «есть эксплуатация» входит в это самое «иногда», а другие свойства в него не входят, а потому спираль будет только вот по этому свойству, но не по остальным. Если тезис «все критяне — лжецы» был смягчён до «некоторые критяне — лжецы», то уже нельзя утверждать, что встретившийся вам критянин — лжец, на том основании, что он — критянин.

Второй же вариант действий диалектиков: «вы ничего не докажете — я всё буду отрицать: любые ваши аргументы против этого закона» (именно в этом, видимо, и состоит реальная суть закона отрицания отрицания). То есть, независимо от аргументов и вообще какого-либо здравого смысла, некоторые диалектики пытаются доказывать, что и в этих процессах тоже наличествует отрицание отрицания. Для этого переиначиваются термины, делаются натяжки совы на глобус и в конце концов постулируется, что «здесь вообще нельзя пользоваться формальной логикой». Что в переводе означает: «я могу вести рассуждения как угодно, вас в ваших рассуждениях как угодно ограничивать, а в конце вы просто должны поверить, что я прав».

Именно это, собственно, так роднит диалектиков с парапсихологами, которые тоже любят использовать как подобные методы, так и подобные подходы.

У них ровно так же оказывается, что при каждом обнаруженном противоречии и при каждой найденной ошибке в их рассуждениях в финальной точке своей защиты они говорят: «это не поддаётся логике» или «научный метод тут бессилен». А потом, соответственно, предлагают перейти к «более прогрессивным» методам, вся прогрессивность которых состоит в том, что если ими пользоваться, то парапсихологи как бы окажутся правы. Точнее, и они тоже — вместе с ними «окажется прав» вообще любой мошенник.

Под конец имеет смысл рассмотреть ещё один нюанс «закона отрицания отрицания», сильно напоминающий один из методов действия парапсихологов.

Суть этого метода вот в чём: берётся какое-то реально существующее научное понятие и этим же словом называется нечто, лишь отдалённо напоминающее исходник.

Парапсихологи пользуются размытыми терминами, похожими при этом на научные: «энергия», «информация», «поле» и так далее, не будучи в состоянии описать, что эти термины означают, и какими свойствами обладают стоящие за ними сущности, чтобы об этом можно было сколь-либо закономерно рассуждать.

Например, «энергией» в физике называется определённый инвариант — то есть, нечто (в случае с энергией — определённая сумма величин), сохраняющееся в любой фазе процесса. То, что это действительно инвариант было проверено на миллионах опытов в самых разных областях физики. Однако в парапсихологии этим словом называется нечто неопределённое. Что-то, что, в отличие от его физического тёзки, может «течь» и «перетекать», «улавливаться» и «направляться», быть «тонким» и «отрицательным». И это уже не говоря про его прочие удивительные свойства. Да что там, эта самая «энергия», как следует из рассуждений парапсихологов, даже инвариантом-то не является.

Однако эта странная сущность осеняется авторитетом своего естественнонаучного тёзки. То есть, подразумевается, что она тоже уже и открыта, и исследована учёными (которые, конечно, то ли ещё не понимают всей её сложности, то ли всё от нас скрывают, но всё равно ведь признают).

Ну и ещё ей по желанию автора можно приписывать некоторые свойства, которые есть у энергии в физике.

В результате получается, что эта «энергия» вроде уже не высосанная из пальца фантазия парапсихологов, а как бы развитие физической концепции в опережение косной и зашоренной науки.

Ровно такой же метод наблюдается и в диалектическом «отрицании». Оно вроде бы называется так же, как и «отрицание» из формальной логики. Однако своего точного и недвусмысленного определения не имеет, а формальнологическому напрямую противоречит.

Напомню, в формальной логике отрицание высказывания — это то, что не пересекается с множеством случаев, когда исходное высказывание истинно, и дополняет его до полного множества случаев. В диалектической же оно, во-первых, может пересекаться, а во-вторых, вовсе не обязано дополнять. Кроме того, область определения расширена до уровня «не только логические высказывания, а вообще что угодно».

При столь сильном отличии от исходника, диалектическому отрицанию, когда это удобно, приписываются произвольные свойства формальнологического. Хотя доказаны-то эти свойства были только для «отрицания» в определении формальной логики, а вовсе не для всего, что кто-то захочет назвать тем же словом.

И одновременно с тем данный термин используется с такой лёгкостью, будто это — нечто столь же привычное и исследованное, как отрицание из формальной логики. Будто бы, когда-то обосновав использование «отрицания» для формальной логики, тем самым обосновали его и для диалектической тоже.

Многочисленные же ссылки на «науку», которыми обычно сопровождаются рассуждения об этом термине, играют ту же роль, что и в парапсихологии: с их помощью пытаются убедить читателя, будто здесь речь идёт о научных терминах.

doc-файл
Публикация в блоге автора

Законы диалектики | Презентация к уроку на тему:

Слайд 1

Презентация на тему ” Законы диалектики ” Выполнил : студент группы 3П-1 Князев Иван Сергеевич

Слайд 2

Закон единства и борьбы противоположностей Закон единства и борьбы противоположностей («Движение и развитие в природе, обществе и мышлении обусловлено раздвоением единого на взаимопроникающие противоположности и разрешением возникающих противоречий между ними через борьбу » ] ). Данный закон диалектики раскрывает причину развития

Слайд 3

Примеры в : Природе Обмен веществ состоит из ассимиляции и диссимиляции, в Солнечной системе центробежная и центростремительные силы. Обществе Развивается в следствии классовой борьбы : Раб-рабовладелец, Крестьянин-феодал, Рабочий-буржуа Сознании Складывает из забывания и узнавания нового, а деятельность мозга из возбуждения и торможения.

Слайд 4

Значение знания закона Знания данного закона нацеливает на открытие и преодоление противоположностей. Мировоззренческое и воспитательное значение этого закона выражается и в том, что он учит никакую ступень развития, никакое достижение истории не брать как окончательное и ориентирует на бесконечное творчество.

Слайд 5

Закон перехода количественных накоплений в качественные. Закон перехода количественных изменений в качественные в диалектическом материализме , материалистической диалектике а также ряде близких философских концепций — всеобщий закон развития природы, материального мира, человеческого общества и мышления. Закон сформулирован Фридрихом Энгельсом в результате интерпретации логики Гегеля . Данный закон показывает каким образом происходит развитие

Слайд 6

Примеры В : Природе Гусеница-куколка-бабочка. Агрегатные состояния вещества : Твёрдое, жидкое, газ. Обществе Социальные революции Сознании Процесс Обучения

Слайд 7

Значение знания закона Знания данного закона : требует учитывать на практике и познании как количественные так и качественные изменения.

Слайд 8

Закон отрицания отрицания Отрицание это такая связь нового и старого, когда новое возникает на базе старого преодолевает его и вбирает в себя некоторые положительные черты присущие старому. Но новое не всегда остаётся новым, оно отрицается новейшим, то есть происходит отрицание отрицания. Развитие это цепь диалектических отрицаний. Данный закон показывает в каком направлении происходит развитие.

Слайд 9

Примеры в : Природе . Обществе Коммунизм Капитализм Феодализм Рабовладение Первобытно-общинный сознании Возрождение Средневековье Античность

Слайд 10

Значение знания закона Данный закон помогает выбрать старое и ненужное и отбросить его, а новое развивать далее.

статьи на тему управления персоналом

« Назад

11.09.2016 08:05

Авторская колонка Юлии Жижериной, бизнес-консультанта по управлению персоналом и трудовому праву.

Философия – наука, изучающая общие законы природы и общества. Именно она является основой всех современных наук – не только математики, физики, литературы, медицины, но и психологии, менеджмента. 

В рамках каждой из наук ученые открывают законы, разрабатывают приемы и методы. И в сфере управления персоналом каждый день появляются новые и современные инструменты подбора персонала, адаптации, мотивации, оценки, и это правильно – данная сфера продолжает развиваться. Но философские законы (законы диалектики) – это законы общие для всех сфер природы и общества, они действуют в любом виде деятельности, в том числе в управлении персоналом. Поэтому какими бы ни были новые инструменты, они не будут действенными, если нарушают законы природы, философские законы. Давайте вспомним философские законы и посмотрим, как они отражаются в HR-практике.

Закон перехода количественных изменений в качественные

Когда предел количественных изменений, возможных для данного состояния, достигнут, дальнейшие количественные изменения ведут к переходу в новое качество1Например, растет в саду роза, весной появляется бутон, и довольно долго этот бутон растет, но не раскрывается (идет накопление количественных изменений). И только когда, наконец, бутон вырос достаточно, происходит переход количественных изменений в качественный – он раскрывается и становится цветком.

Наблюдается ли действие данного закона при работе с персоналом организации? Безусловно. Ведь формирование любого навыка подчиняется этому закону.
Например, человек нарабатывает навыки продаж. Сначала он изучает технологию продаж, а потом он продает, продает и продает. Чтобы стать хорошим продавцом, он продает не один и не два раза, а десятки, сотни раз (накапливает количественные изменения, которые могут быть и не видны со стороны). Со временем количество переходит в качество – человек не был профессиональным продавцом, а теперь стал им.

Таким образом, закон перехода количественных изменений в качественные раскрывает механизм формирования любых навыков. Чем полезно понимание этого закона? Чтобы предвидеть поведение людей и не допускать ошибок в управлении ими. Например, молодой перспективный бригадир сварщиков выдвигается на должность начальника участка. Он замечательный специалист сварочного дела, его бригада варит металл лучше всех на заводе. Проходит пару месяцев, и оказывается, что с новой должностью этот человек не справляется. Ведь для управления работниками участка требуются управленческие навыки, чему бригадир не научился. То есть для появления нового качества (начальник участка) требуется накопление количественных изменений (обучение и практика работы в управлении людьми), которых у человека пока нет. Его назначение на должность начальника участка было преждевременно.

Закон единства и борьбы противоположностей

Этот закон является сутью, «ядром» диалектики: противоположные стороны, свойства, тенденции не просто зависят друг от друга, они друг друга обуславливают, составляют единство. Другая сторона этого отношения – взаимное отрицание противоположностей, их «борьба». Противоположности находятся в отношении взаимоисключения, взаимоотрицания2

В любом предмете и явлении существуют две крайности. Например, у человека есть левая и правая половины, у Земли Южный и Северный полюсы, у магнита – полюсы «+» и «-», хорошее и дурное в человеке, день и ночь в сутках, зима и лето в году и т.д. Этот закон действует в любой организации, в любом коллективе, в любом человеке, и без его учета мы бы не смогли управлять организацией.

Какие в организации возникают противоречия, требующие правильного разрешения для продолжения развития? Например, акционеры заинтересованы в снижении расходов, в том числе расходов на содержание персонала. А работники приходят в организацию вовсе не для увеличения благосостояния родной компании и увеличения прибыли акционеров, они приходят для удовлетворения своих потребностей3. И если работа организована так, что удовлетворить эти свои потребности работник сможет, только способствуя росту благосостояния компании, то противоречие в интересах наемных работников и собственников компании будет только расти. Это противоречие разрешается, если работодатель разрабатывает надлежащую систему мотивации. Противоречия имеются и среди групп работников, например, между функциональными отделами, территориальными дивизионами, неформальными группами. Если эти противоречия мы сможем успешно разрешить, то это послужит источником развития и укрепления коллектива.

Конечно, противоречия возникают и в каждом человеке. И это надо учитывать HR-специалисту, ведь неразрешенные противоречия работника могут не только снижать производительность, но и способствовать развитию заболеваний. Некоторые противоречия человека с социумом описаны учеными-психологами4:

• Противоречие между соперничеством и успехом с одной стороны и братской любовью и человечностью с другой стороны.
• Противоречие между утверждаемой свободой и фактическими ограничениями.
• Противоречие между стимуляцией потребностей и фактическими препятствиями на пути к ним.

Нельзя не учитывать существование данных противоречий, например, при принятии решений о назначении на должность.
Например, в отделе производственной организации была сформирована довольно сильная команда со всеми уважаемым начальником отдела во главе. После ухода начальника на пенсию был устроен конкурс на должность начальника среди двух самых сильных специалистов отдела. Каково же было удивление HR-директора (у которого не хватало философской подготовки, ведь такое поведение можно было предсказать), когда оба этих специалиста категорически отказались от должности и пришлось приглашать начальника отдела со стороны. При последующем тщательном анализе стало понятно, что в связи с близкими внутрикомандными отношениями ведущие специалисты не смогли правильно разрешить противоречие между соперничеством и человечностью, а помочь им было некому. В итоге ни один из них не выбрал в данном случае путь карьерного развития, хотя при правильном подходе такой исход был бы благоприятен как для обоих специалистов, так и для отдела в целом.

Закон отрицания отрицания

Если закон единства и борьбы противоположностей вскрывает источник, откуда берет силу развитие, а закон перехода количественных изменений в качественные – механизм развития, то закон отрицания отрицания показывает, в каком направлении идет развитие. Действие закона отрицания отрицания определяет единство поступательности и преемственности в развитии, возникновение нового и относительную повторяемость отдельных необходимых моментов старого. Образом развития является спираль. Этот образ удачно схватывает общее направление развития: возврат к уже пройденному является неполным, развитие не повторяет проложенных путей, а отыскивает новые5.

Примеры действия данного закона мы наблюдаем повсюду. Например, посадили в землю зернышко, из него выросло растение, зернышка больше нет – растение отрицает зерно, но произойдут количественные накопления, и опять появятся зерна, и не одно, а 20-30. Вспомните, как вы спорили со своими родителями, отстаивая свою независимость. Не так ли поступают ваши дети, отрицая теперь вас, так же как вы отрицали своих родителей? Отрицание отрицания включает в себя три момента6 и тем самым характеризует цикличность развития: преодоление старого, преемственность в развитии, утверждение нового. Незнание этого закона приводит к печальным последствиям.

Например, на завод металлоконструкций акционеры, недовольные финансовыми результатами работы, пригласили топ-менеджера, ранее работавшего в престижном банке. Среди ряда мер, которые руководитель стал предпринимать для изменения ситуации на заводе, было и изменение системы мотивации персонала. Для этого руководитель воспользовался системой KPI, которая была успешно внедрена в банке. Мотивационная система действительно была передовая, зарплаты у добросовестных работников должны были возрасти на 15%. Однако в течение месяца около 20% начальников подразделений и ведущих специалистов подало заявление об уходе, потому что новый начальник был, по их словам, самодуром.

Очевидно, что руководитель стал действовать в разрез с законом двойного отрицания. Новый руководитель не обратил внимания на три момента отрицания отрицания. Он только хотел утвердить новое, то есть использовал только третий момент. Преемственности в развитии не было: система была заимствована из банка, деятельность которого кардинально отличается от функционирования производственного предприятия. При внедрении системы не были учтены специфика, история развития организации и сложившиеся в ней отношения по поводу заработной платы. Не было и преодоления старого: руководители подразделений и ведущие специалисты не участвовали в разработке системы, не были подготовлены к ее введению, у них сохранялись старые стереотипы, которые можно было преодолеть в процессе совместной разработки системы мотивации. Обо всем этом руководителю необходимо было подумать при рассмотрении ситуации в свете закона двойного отрицания, вероятно он смог бы найти другие, более действенные пути внедрения изменений.

Всеобщие законы, законы философии, потому и названы всеобщими, что не знают исключений. Это юридические законы можно обойти, нарушить, а нарушение законов природы жизнь не прощает. Поэтому, если хотите предвидеть будущее, не ходите к гадалке, а лучше используйте законы философии, постарайтесь применить их к каждой ситуации и посмотрите, как в соответствии с законом ситуация должна разрешиться. Поступайте в соответствии с этими законами.

 

[1] В.И. Кириллов «Основные проблемы философии», М. Юристъ, 2005

[2] В.И. Кириллов «Основные проблемы философии», М., Юристъ, 2005

[3] Как доказано учеными, у человека существуют: пищевой инстинкт (физиологические потребности), оборонительный инстинкт (одежда, жилье, безопасность), сексуальный инстинкт и, наконец, инстинкт лидерства (желание быть первым хоть в чем-то). М.Е. Литвак «Ресоциализация в условиях социокультурной неопределенности», 2011.

[4] К.Хорни. «Наши внутренние конфликты: конструктивная теория невроза», М., Юристъ, 1995

[5] М.Е. Литвак «Религия и прикладная философия», Ростов-на-Дону, Феникс, 2012

[6] Г. Гегель «Наука логики», т. 1, М., 1970


Актуальные и интересные HR-кейсы в нашем Telegram. Подписывайтесь на канал!

 

Копирование и любая переработка материалов с сайта neohr.ru запрещены


4 закона логики, которые помогут определить ложные суждения

Содержание статьи

В жизни мы часто слышим фразы «это не поддается логике» или «это нелогично». В целом мы понимаем, что речь идет про неверное суждение, ошибочные выводы. Но в чем конкретно нарушена логика — сказать трудно. Существуют 4 закона логики, с помощью которых можно легко отделить ложь от правды. Логика — это древняя наука, появившаяся в 4 веке до н.э., ее основателями были Аристотель, Сократ, Платон и многие другие известные философы, которые усердно изучали законы и формы правильного логического мышления. Давайте разберем на простых примерах значения основных четырех законов логики и как их применить в жизни.

Закон тождества

Любая мысль должна соответствовать самой себе, то есть иметь конкретное значение и быть точной и понятной. Самый известный пример: «ученики прослушали урок». Термин «прослушали» в этом предложение может иметь два определения: то ли ученики ничего не слушали на уроке, то ли, наоборот, внимательно изучали новую тему. Главное, на что необходимо обращать внимание, так это на неоднозначные слова, которые могут иметь несколько значений. Сложнее всего распознать нарушение тождества в сложных утверждениях:

  • Что вы выберите: счастье или конфету? — Счастье.
  • Как вы считаете, что лучше счастья? —Ничто!
  • Но конфета лучше, чем ничто.
  • Поэтому конфета получается лучше счастья.

В примере понятие «ничто» в первом варианте означало «отказ от выбора варианта», во втором, как отсутствие чего-либо.

Пройдите онлайн-курсы бесплатно и откройте для себя новые возможности Начать изучение

Закон противоречия

Две отрицающих друг друга мысли не могут быть одинаково верными. Например, когда говорят «черный пес» и «белый пес», имея в виду одного и того же пса в одном промежутке времени, то правильным может быть только одно утверждение. В жизни важно выявлять противоречия, отделять игру слов от лжи.

Закон исключенного третьего

Два противоречащих утверждения не должны быть одинаково ложными. Тут важно отличать противоречащие от противоположных утверждений. Первые суждения не имеют третьего варианта, например, большая квартира и небольшая квартира. Противоположные суждения допускают, что возможен и другой вариант, например, «маленькая квартира» и «большая квартира», другой вариант — «средняя квартира». На простых примерах принцип понятен, а вот в жизни противоречащие суждения обычно разделены длинным предисловием, который сбивает с мысли.

Закон достаточного основания

Истинная мысль должна быть основана на аргументах, чтобы быть истинной. Важно, что само утверждение должно следовать из этих фактов. Например, «я готовился к экзамену, поэтому я не заслужил двойку». Один факт не подтверждает утверждение, студент мог просто прочесть лекции и не заучивать нужный материал. Данный закон помогает не делать преждевременных выводов и не верить, например, разной желтой прессе.

Проверьте себя прямо сейчас, как хорошо вы разбираетесь в логике, пройдите бесплатный онлайн-тест на логику.

Проект «Законы диалектики в химии»

Администрация Октябрьского района муниципального образования «Город Саратов»

МУНИЦИПАЛЬНОЕ АВТОНОМНОЕ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ

УЧРЕЖДЕНИЕ –

Лицей №62

«Законы диалектики

в химии»

Секция: «Философия и наука»

Работу выполнила:

ученица 8«Б» класса

МАОУ «Лицей №62»

Октябрьского района г.Саратова:

Лушникова Елизавета

Руководитель:

Мандрюк Оксана Алексеевна

учитель химии

Саратов 2017

План:

  • Введение.

  • Законы и категории диалектики в химии

  • Закон перехода количества в качество

  • Закон единства и борьбы противоположностей (эксперимент)

  • Закон отрицания отрицания

  • Заключение

  • Список использованных источников информации

Введение

ДИАЛЕКТИКА (греч. — искусство вести беседу) — теория и метод познания действительности, наука о наиболее общих законах развития природы, общества и мышления. Наиболее общими законами диалектики являются: переход количественных изменений в качественные, единство и борьба противоположностей, отрицание отрицания.

Термин впервые ввел в философию Сократ, который считал, что для постижения истины необходимо разработать искусство спора (dialektike techne). Этот подход был воспринят и развит Платоном, который разрабатывал технику расчленения и связывания понятий, приводящую к их полному определению.

Цель проекта: познакомиться с законами диалектики и применить их на законы химии.

Задачи проекта:

1) изучить понятие диалектики;

2) изучить основные законы диалектики;

3) применить законы диалектики на законы химии;

4) провести эксперимент;

5) сделать выводы.

Гипотеза проекта: законы диалектики можно применить к законам и понятиям химии.

Актуальность проекта заключается в том, что тема диалектики вызывает интерес и находится на стыке наук философии и химии.

Законы и категории диалектики в химии

При изучении химической формы движения материи, как уже отмечалось, ярко проявляются в особенной форме всеобщие законы диалектики. Логика перехода от прежнего качества к новому также отражена в законе перехода количественных изменений в качественные. Ну а внутренним содержанием перехода старого качества в новое является борьба противоположностей, что вновь указывает на действие первого закона.

К категориям диалектики относят прежде всего такие понятия как качество и количество, сущность и явление, необходимость и случайность, а также категории, выражающие полноту понятия, такие как единичное, особенное и всеобщее. Рассмотрение химических процессов под углом зрения законов диалектики и применение диалектических категорий способствует более глубокому проникновению в суть происходящего, поскольку предмет исследования охватывается во всей логической полноте и развитии.

Вместе с тем, следует учитывать, что универсальные законы и категории диалектики в физических, химических, биологических и прочих формах движения материи проявляются различно, с учетом специфики конкретной формы материального движения. Так, например, основной закон диалектики – закон единства и борьбы противоположностей – указывает на то, что любое явление в мире заключает в себе собственное противоречие, что понуждает данную вещь к развитию и определяет свойства развивающейся вещи. То есть, именно противоречие с борьбой противоположностей задает направление развития каждого предмета и его параметры.

Если вышеуказанное основное противоречие характерно для всей химической формы движения материи, то главное противоречие играет столь же определяющую роль, но уже по отношению к отдельным веществам, то есть главные противоречия это особенные противоречие, характеризующее свойства того или иного рода веществ. Так, например, главным внутренним противоречием аминокислот, выступает противоречие между основным характером аминогруппы и кислотным характером карбоксильной группы. Данные группы выражают прямо противоположные свойства и взаимодействие между ними определяет сущность аминокислот как известного класса органических соединений, с их собственными свойствами и способностью к реакциям.

Химия особенно тесно связана с диалектическими категориями качества и количества. Например, всякая химическая реакция может быть рассмотрена как качество, а количество участвующих веществ или скорость протекания реакции могут выражать собою количество. Следует особо подчеркнуть, что качество и количество это не просто некие абстрактные термины, а реальные свойства, принадлежащие всем без исключения телам и процессам окружающего нас мира. Закон перехода количественных изменений в качественные и обратно выражает связь между этими противоположными друг другу сторонами одного целого. Для перехода в новое качество необходимо, чтобы количественные изменения превзошли предел меры, которая связывает между собой качество и количество.

Действие данного закона в химии проявляется в особых формах. Здесь количественные изменения связаны не только с изменением химического состава веществ, но и с изменением пространственной структуры молекул. Атомы, соединяясь в молекулы, взаимно влияют друг на друга и поэтому образующаяся молекула по своим свойствам не может быть сведена к сумме свойств образующих ее атомов. Это качественно иное образование, о чем уже говорилось выше. Изучение сущности изомерии из фактов того, что при одном и том же числе атомов различных элементов могут возникать химические соединения, различные по своим свойствам. Оказалось, что причина этого лежит в различном порядке связей атомов. Квантовая механика подтвердила положение Бутлерова о том, что именно строение является важнейшим свойство молекулы, определяющим все другие ее свойства и особенности. Таким образом, не только изменение химического состава, но и изменение строения молекул связано в химии с изменением качества веществ, в чем заключается основная специфика проявления диалектического закона перехода количественных изменений в качественные в сфере химического движения материи.

Плодотворность применения диалектических категорий в химии можно показать на примере таких категорий как явление и сущность. Тело или вещество, данное нам в чувственном восприятии есть явление, которое обычно составляет фактическую сторону естественных наук, в особенности химии, где эмпирические исследования значительно превосходят по объему теоретические, что представляет одну из характерных особенностей данной науки. С точки зрения философии химик почти всегда имеет дело с предметом исследования в виде явления или наличного бытия, легко поддающегося внешнему наблюдению и эксперименту. С другой стороны, целью науки является истина, говорящая языком законов, а законы не лежат на поверхности явлений.

Диалектика связывает между собой категории явления и сущности как противоположные моменты противоречивого отношения. Когда говорят о сущности, то прежде всего имеют ввиду, что вещь на самом деле не такова каковой представляется. Представления возникают на основе восприятия явления, например, наблюдая кислоту, можно составить себе представление о кислоте, однако давно известно, что манипуляции в сознании формами представлений не ведут к углублению знания о предмете. Прежде всего необходимо понять суть изучаемого явления. Этимологические понятие «суть» или «сущность» связано с понятием бытия и в упрощенной форме можно сказать, что сущность явления это то, что есть явление поистине. Сущность противоположна явлению, поскольку первое указывает на всеобщее, родовое, а второе всегда дано как некая единичная вещь или процесс. Если явление всегда дано нам в чувствах, то сущность обнаруживается исключительно посредством мышления. Вот наиболее простой пример: молния и гром во время грозы – это явление, но из наблюдения этого явления невозможно вывести сущность, говорящую о том, что мы имеем дело с разновидностью электрического разряда.

Еще Д.И.Менделеев писал в свое время, что каждый естественный закон лишь тогда приобретает особое научное значение, когда из него можно извлекать практические следствия, то есть, такие логические заключения, которые объясняют еще необъясненное, указывают на явления, до сих пор не известные, особенно когда закон делает возможным давать такие предсказания, которые затем можно подтвердить практическим опытом. Т есть, обнаруженные сущности и закономерности позволяют лучше узнать изучаемые явления, а новые эмпирические исследования, вооруженные указанными теоретическими познаниями позволяют вновь перейти в сферу сущностей и законов, но уже на более глубоком уровне понимания.

Если обратиться к примерам, то можно вспомнить открытие законов стехиометрии, которые позволили производить химические реакции с пониманием их количественной стороны. Согласно диалектическому подходу к рассмотрению природы, количество есть одна из внешних характеристик материи, так что указанные закономерности не зря выглядели «чисто эмпирическими», покуда Д.Дальтон не применил к объяснению химических явлений атомистическому гипотезу. Последняя позволяла понять сущность химического вещества, основанную на том, что любое вещество состоит из элементарных частиц, названных атомами, обдающими различным атомным весом. В результате Дальтону удалось открыть третий закон стехиометрии – закон простых кратных отношений. В дальнейшем атомистическая гипотеза стала развиваться в атомно-молекулярную теорию и все стехиометрические законы стали наглядно выражаться в символических формулах химических веществ, сущностью которого теперь была уже молекула, так как молекула выражает состав, строение и все свойства любого химического соединения. Формульная запись, основанная на атомно-молекулярной теории позволила наглядно изображать суть химических превращений, при помощи химических формул стали вычислять молекулярный вес вещества, составлять уравнения химических реакций. Все это, в конечном итоге позволило производить расчеты, лежащие в основе начавшей развиваться органической химии, а также об открытии Д.И.Менделеевым периодического закона элементов. Произошло дальнейшее углубление в суть того, что есть вещество поистине. Теперь крайне существенными оказались атомный вес элементов и структура молекул. Атомно-молекулярная теория дополнилась углубленными знаниями о внутреннем строении вещества, а химия в целом вышла на новый уровень эмпирических исследований и практических возможностей.

Таким образом, диалектика явления и сущности блестяще подтверждается в истории развития химии, как и другие стороны диалектического уровня, применяемые к процессу изучения природы. Не меньшую пользу современному химику, например, могут принести применение к своему предмету исследования и других диалектических категорий, включая такие как форма и содержание, необходимость и случайность.

Закон перехода количества в качество

  1. Периодическая система химических элементов Д.И. Менделеева

Открытие периодического закона и создание системы химических элементов имело огромное значение не только для химии, но и для философии, для всего нашего миропонимания. Менделеев показал, что химические элементы составляют стройную систему, в основе которой лежит фундаментальный закон природы. В этом нашло выражение положение материалистической диалектики о взаимосвязи и взаимообусловленности явлений природы. Вскрывая зависимость между свойствами химических элементов и массой их атомов, периодический закон явился блестящим подтверждением одного из всеобщих законов развития природы — закона перехода количества в качество.

Периодический закон, отобразив одно из важнейших положений диалектики, показал, что химические элементы являются сложными образованиями из более простых форм материи, итогом поступательного развития материи от низшего к высшему. Периодический закон показывает путь развития химических элементов от наиболее легкого к наиболее тяжелому— от водорода (Н) к менделевию (Mv). Каждый последующий элемент в периодической системе сложнее и богаче предыдущего.

Неслучайно Энгельс, высоко оценив открытие Менделеевым периодического закона химических элементов, обратил внимание на применение великим русским химиком диалектического закона перехода количества в качество. Наконец, закон Гегеля имеет силу не только для сложных тел, но и для самих химических элементов,— писал Энгельс в Диалектике природы .— Мы знаем теперь, что химические свойства элементов являются периодической функцией атомных весов… что, следовательно их качество обусловлено количеством их атомного веса. Эго удалось блестящим образом подтвердить. Менделеев доказал, что в рядах сродных элементов, расположенных по атомным весам, имеются различные пробелы, указывающие на то, что здесь должны быть еще открыты новые элементы. Он наперед описал общие химические свойства одного из этих неизвестных элементов,— названного им экаалюминием, потому что в начинающемся с алюминия ряду он непосредственно следует за алюминием,— и предсказал приблизительно его удельный и атомный вес и его атомный объем. Несколько лет спустя Лекок-де-Буабодран действительно открыл этот элемент, и оказалось, что предсказания Менделеева оправдались с совершенно незначительными отклонениями. Экаалю-миний получил свою реализацию в галии… Менделеев, применив бессознательно гегелевский закон о переходе количества в качество, совершил научный подвиг, который смело можно поставить рядом с открытием Леверье, вычислившего орбиту еще неизвестной планеты — Нептуна

II. Гомологические ряды органических соединений

III. Высокомолекулярные соединения

полиэтилен: ( – СН2 – СН2 – )n

Закон единства и борьбы противоположностей

I. Строение атома

II Амфотерные соединения

Эксперимент

Мы провели химический эксперимент, доказывающий, что законы диалектики можно применить к химической реакции.

Реакция №1 – образование желтого осадка иодида свинца.

Pb2+(NO3)2+2K+ I=Pb2+ I 2+2K+ NO3

Реакция №2 – образование синего осадка гидроксида меди (II).

CuCl2+2NaOH=Cu(OH)2+2NaCl

Существование амфотерных соединений говорит о том, что между веществами с основными свойствами и кислотными свойствами нельзя провести резкую границу. В природе не существует резких границ.

Закон отрицания отрицания

Щелочной металл Li в конце 2 периода отрицается инертным газом Ne (число электронных слоев 2, но внешний слой уже 8 ē – это не щелочной металл), который, в свою очередь, отрицается щелочным металлом следующего 3 периода – Na (появляется новый электронный слой → резкий скачок в свойствах. Na сходен с Li, но имеет уже более сложное строение, поэтому Na как бы отрицает литий, но на более высоком уровне).

Закон отрицания отрицания в обычной жизни выглядит так: чтобы шагнуть на следующую ступень развития, должно быть невозможным пребывание на нынешней ступени. Сейчас в мире накапливаются факторы, которые делают невозможным выживание человечества в рамках привычного мышления и отношения к окружающему миру (например, экологические, геополитические). Нынешняя форма, очевидно, будет разрушена. Появятся новые формы мышления и деятельности.

Заключение

Доказывая выполнение законов диалектики на конкретных примерах, мы использовали и органические, и неорганические вещества. Следовательно, между ними нет резкой границы (как нет резкой границы между явлениями в природе), они взаимосвязаны, между ними существует генетическая связь. Гипотеза проекта нашла свое полное подтверждение.

  Законы химии подтверждают диалектико-материалистическую концепцию о несотворимости и неуничтожимости материи (закон сохранения массы), материальном единстве мира (взаимосвязь свойств всех химических элементов, выраженная в периодическом законе Д. И. Менделеева), взаимообусловленности всех его частей (теорий строения атомов и химической связи).

Список использованных источников информации

1. Всеобщие законы развития. Материалистическая диалектика как общая теория развития: Философские основы теории развития. – М., 1982.

2. http://www.humanism.ru/

3. http://studopedia.ru/

4. Волков В.А., Вонский Е.В., Кузнецова Г.И. Выдающиеся химики мира. — М.: ВШ, 1991. — 656 с.

5. Всеобщая история химии. Становление химии как науки. — М.: Наука, 1983. — 464 с.

6. Петров Ю.А. Логическая функция категорий диалектики. – М., 1972.

7. http://www.xumuk.ru/bse/3343.html

Три закона диалектики Энгеля

Читатель спрашивает, знаю ли я истоки так называемых «трех законов диалектики» Энгеля:

количество переходит в качество, противоположности взаимопроникают и отрицание отрицания.

Сначала я отвечу о возможных источниках этих законов в логике Гегеля, а затем критикую их как неудовлетворительные.

В Гегеле нет места, о котором я знаю, что Гегель называет эти три «закона диалектики», извините.

В логике Гегеля легко найти параллели, которые могут относиться к этим трем «законам»:

  1. количество изменяется на качество: см. Подробные замечания Гегеля в главе о мерах (последняя глава в его 1-й книге «Логика» «Die Lehre vom Sein» = «Бытие»).

  2. противоположности взаимопроникают: см. Замечание Гегеля в его главе о «Dasein», особенно о «границах», и в его второй книге логики «Die Lehre vom Wesen» («Сущность»).

  3. Отрицание отрицания: Гегель иногда использует это выражение (например, в параграфе 95 своей энциклопедии) для своего третьего шага своей триады, в некотором смысле это лучше, чем «синтез». (Но я думаю, что лучше думать о третьем шаге сначала как об отрицании отрицания, а затем о синтезе как о дополнительном шаге: например, софисты: отрицание, Сократ: отрицание отрицания, Платон: синтез)

Нет проблем с упрощением, с упрощением и пониманием.Но Энгельс не делает это простым, он просто не понимает всего и берет из логики Гегеля лишь очень небольшую часть, даже не самые важные вещи.

Вы цитируете известного лауреата Нобелевской премии по физике г-на Феймана, сказав, что все оказывается проще, чем кажется.

Пример, иллюстрирующий мою точку зрения: что, по вашему мнению, сказал бы г-н Фейманн о ком-то, кто утверждает, что существуют «три закона» Природы:

  • материя притягивает друг друга (или того хуже: все взаимосвязано)

  • скорость света абсолютна (или того хуже: все относительно)

  • органические объекты воспроизводятся (или хуже: все возвращается)

Три закона диалектики Энгельса находятся в том же положении, что и логика Гегеля, как и три приведенных выше «закона» в современной науке о природе: они охватывают только некоторые аспекты, они вводят в заблуждение, особенно потому, что они не вдавались в подробности, оставляли свои интерпретация открыта для воображения, и поэтому OTOH позволяет человеку с доброй волей найти в нем что-то рациональное.

Сначала вы должны понять всю историю, прежде чем сможете ее упростить. Энгельс этого не сделал. Поэтому я предлагаю сначала попытаться прочитать / понять Гегеля, прежде чем судить, хорошо ли проделал Энгельс, уместно ли его упрощение. Тогда вы можете упростить себя.

Вы отвечаете:

Мне было бы интересно услышать ваше мнение по этому поводу. Вы твердо уверены, что эти 3 закона не только упрощены, но и в лучшем случае вводят в заблуждение.

И близко, спросив меня:

В чем вы видите проблему?

Что меня сначала поражает, так это то, что вы настаиваете на том, чтобы не смотреть на логику Гегеля, но вы довольны «тремя законами» Энгельса.«Если бы не было других причин, одно это меня заставляет нервничать.

В образце данных «трех законов природы» мы можем подумать о человеке, который чему-то научился из них, и, если он очень умен, может реконструировать множество областей науки, к которым «законы» применяются. из них (с помощью его опыта и смекалки).

Однако не могли бы вы подумать, что это преимущество перевешивается, когда тот же самый человек поэтому думает, что нет необходимости заглядывать в «настоящие» научные книги, потому что он думает, что теперь знает все, по крайней мере, пока это так. важный?

Аристотель однажды сказал, что философия (или желание присмотреться, исследовать вещи и мысли) приходит, когда вы начинаете задумываться.

Теория научных революций Куна также хорошо вписывается в это положение.

Итак, что я считаю важным, так это в OTOH найти теории, которые объясняют нам вещи (это то, что мы все ищем, верно?) И OTOH, чтобы не останавливаться слишком рано, задавая вопросы, ни сдаваться, ни быть доволен неправильными ответами.

Такие ответы, как «Человек (или« мир ») плохой», «все взаимосвязано» и т. Д. Могут работать везде, в любой ситуации, но они заставляют людей перестать думать, они удовлетворяются только тем опытом, который соответствует их словам.

Вы можете спросить себя: что я узнаю из поговорки, в каком смысле я знаю ее больше, чем раньше, как она мне помогает?

И если вы обнаружите, что это в основном помогает вам описанным выше способом, я полагаю, что это скорее своего рода «мировоззрение», чем наука.

Итак, я спрашиваю вас, каким образом три закона в том, как вы их читаете / интерпретируете, действительно помогают?

Почему их нужно знать? Что можно получить, если их знать? Если что-то действительно

действительно нечто само собой разумеющееся, банальное и банальное »

тогда зачем заморачиваться?

Я полагаю, что Энгельс, который на самом деле думает о Гегеле, а не о своих собственных «законах», означает, что они не банальны и банальны, но, судя по вашим усилиям, вы так думаете?

Давайте посмотрим на них:

  1. Все есть единство противоположностей

Первое: что вы (или Энгельс) подразумеваете под «противоположностями», «единством» и «всем?» (Хорошо, когда у вас есть предложение, которое, по крайней мере, позволяет вам задать вопрос, а это означает, что оно может позволить вашему духу быть живым, вместо того, чтобы усыпить его).

Тогда: это правда? Неужели все единство противоположностей? В каком смысле? Как?

Кажется, эта пословица предполагает, что а) все состоит из частей и б) эти части находятся в определенном отношении друг к другу, в оппозиции.

Но что за оппозиция? Не могли бы мы получить образец? Тут прыгает Джек и помогает нам:

Ни один объект не может удерживаться вместе без силы, связывающей его элементы

Так что бы быть противоположностями и в чем единство? Являются ли элементы противоположностями, а «объединяющая сила — единством»? Или элементы, с одной стороны, и ограничивающая сила, с другой стороны, противоположности, а объект в целом — единство (намек: последнее звучит для меня более диалектично)?

Вы указываете:

гравитация для солнечной системы, гвозди или клей для деревянной конструкции, электромагнетизм для атомов.

Но в каком смысле они взаимосвязаны?

Образцы a) (солнечная система) и c) (атомы), кажется, наводят на мысль, что здесь действительно части и сила связи принадлежат друг другу.

Но по сравнению с этим гвозди или клей (см. Слово «или») не в том смысле, в каком они нужны для «деревянной конструкции», например вы можете сделать деревянную конструкцию из кусков дерева также с сучками или просто вырезав их ножом так, чтобы они подходили друг к другу.

Итак, просто думать о «элементах и ​​силе» недостаточно, мы видим, что в зависимости от предмета, к которому мы применяем наш диалектический «закон», мы получаем разные результаты.И мы советуем не останавливаться на достигнутом, а присмотреться поближе: каким образом гравитация и наша солнечная система связаны друг с другом? Возможна ли гравитация без нашей солнечной системы — кажется, да. Солнечной системы без гравитации — нет.

А как насчет атомов и электромагнетизма? Поправьте меня, если я ошибаюсь, но, насколько я знаю, электромагнетизм играет большую роль в физической химии, чем в атомарной физике. В атомарной физике есть электромагнетизм между электроном и позитроном, но внутри самого атомного ядра есть другие силы (которые я не знаю, как назвать по-английски).Таким образом, у нас есть не одна, а две противоположности: а) электрон и позитрон, связанные электромагнитным полем, а затем б) сами позитроны и нейтроны, связанные другой силой.

Кроме того, Солнечная система состоит из нескольких планет, кроме Солнца, и тогда у планет могут быть разные луны и т. Д.

Самое смешное, что здесь ваш «закон» работает только одним способом: после вы знаете все, что имеет значение, вы можете выразить его в форме своего «закона».

Но до того, как вы узнали эти факты, из одного только вашего «закона», вы не могли знать ни одного из этих фактов, и это также не могло помочь вам найти их.

Так что это больше напоминает мне атрибуты, которые обычно придают формальной логике: вы можете выразить каждую мысль в формах формальной логики, но это не поможет вам думать, найти предложения (и части предложений) формальная логика будет тогда рад полностью подключиться. Итак, вся реальная работа выполняется реальным мышлением (которое я называю диалектическим, но это плеоназм в моем использовании этого слова), а не универсально применимой, но в основном пустой формальной логикой … (на самом деле это не ложь, но это не поможет, если бы она вам действительно понадобилась).

Итак, чему бы вас научила диалектика , настоящая ?

Хорошо, как вы генерируете эти разные категории, которые вы здесь используете, как вы переходите в своих мыслях от одной к другой, как критиковать данные категории и т. Д. Это учит вас думать самостоятельно.

Я закончу более конструктивно, дав вам действительно несколько быстрых советов, как улучшить «диалектическое мышление» таким образом, чтобы вы лучше находили противоположности, которые затем можно было бы объединить, чтобы вы могли быть довольны своим первым законом:

Когда вы используете слово, понятие, чтобы использовать его, вы даете ему рамку.Ваше слово исключит другие слова, которых оно не означает. Итак, здесь, внутри этой границы, у нас уже есть нечто вроде единства бытия и небытия,

положительного и отрицательного, у нас есть граница отрицательного, положительно относящегося к субъекту («определенное означает отрицание», — говорит Спиноза).

Мы можем использовать это для своих мыслей: например, в каком смысле уместна граница? Разве другие границы не подошли бы лучше? Нужна ли граница такая, какая она есть?

Как насчет «пограничных дел»? и т.п.

Нет начала диалектического процесса без границ. Потому что без границ нечего переносить, нечего преодолевать.

Гегель называет часть ума, определяющую границы, «Верстандой». Разум используется в том смысле, когда литература Нью-Эйдж критикует его. Но это необходимо для следующих шагов.

Всегда полезно искать единство в различии и единстве различий. Потому что окончательные различия, которые принадлежат друг другу, конечно же, сами по себе единство и различие.

Они также подразумеваются, наше мышление работает так:

В рекламе написано: «особенно полезно», и вы спрашиваете себя: зачем им это говорить? Наверное, это не так полезно, если польза очевидна?

Вы видите близнецов и сразу же ищете их отличия. Или вы видите двух очень разных людей вместе и спрашиваете себя, что у них общего.

Итак, это уже делается автоматически нашим мышлением. Но это может быть очень полезно, когда вы применяете его самостоятельно в ситуациях, когда очевидны только различия или только единство / общее.

Это поможет вам лучше рассмотреть и найти неочевидное.

Итак, все это очень подробно объясняется в логике.

Последнее замечание: одно из главных преимуществ «науки логики» состоит в том, что она сама диалектична, поэтому она учит вас мыслить диалектически, просто читая ее (и размышляя вместе с ней во время чтения), поэтому она является саморефлексивной. , «законы», которым он учит, настолько универсальны, что они также применимы к науке логики. Этого нельзя сказать о трех законах Энгеля: они не диалектичны сами по себе (они не развиваются друг из друга, они также не проявляются в своей необходимости, их нужно принимать или оставлять), и они не могут иметь смысла. применимы к самим себе (это еще раз показывает, что они не диалектичны и не имеют большого практического значения).

Гегель юридическое определение Гегеля

Гегель, Георг Вильгельм Фридрих

Георг Гегель.

БИБЛИОТЕКА КОНГРЕССА

Философ Георг Вильгельм Фридрих Гегель оказал глубокое влияние на современную мысль. Гегель написал свою первую работу в 1807 году, а свою новаторскую «Философию права » — в 1827 году. Идеалист, он исследовал природу рациональности в попытке создать единую систему мышления, которая охватывала бы все знания. Среди его главных достижений было развитие гегелевской диалектики, трехэтапного процесса выявления разума, который в конечном итоге повлиял на теории права, политологию, экономику и литературу XIX и XX веков.Особенно в конце двадцатого века ученые обсуждали идеи Гегеля на предмет их актуальности для современных правовых вопросов.

Родившийся 27 августа 1770 года в Штутгарте, Германия, Гегель при жизни прославился как учитель и писатель. Сын немецкого правительственного чиновника, он изначально изучал богословие, а затем обратился к философии. В свои 20 лет он работал репетитором, а затем директором школы и профессором немецких университетов в Гейдельберге и Берлине. В то же время он написал обширные и обширные книги, в том числе «Наука логики» (1812–1616 гг.) И «Энциклопедия философских наук» (1817 г.), которые содержат все элементы его философской системы.Он умер 14 ноября 1831 года в Берлине.

«История мира есть не что иное, как прогресс сознания свободы».
—Георг Гегель

Теории Гегеля возникли частично в ответ на теорию его предшественника, прусского философа Иммануила Канта. Полагая, что только восприятие может определить, что реально, Кант предложил концепцию разума, которую Гегель смог использовать при построении законченной теоретической системы. Тем самым Гегель создал свою собственную форму диалектики (метод критического мышления), которую разделил на три части.По сути, он гласил: (1) Тезис (идея) поощряет развитие своей противоположности или антитезиса. (2) Если эти два фактора объединяются, они образуют совершенно новый тезис или синтез. (3) Этот синтез — начало новой серии разработок. Гегель считал, что жизнь вечно формируется посредством противопоставлений.

Система Гегеля имеет особое значение для прогресса истории, особенно для эволюции людей и правительства. Он считал, что идеальную универсальную душу можно создать с помощью логики, основанной на его диалектике.Он утверждал, что это было основой всего развития. Используя свою трехчастную диалектику, он изложил развитие общества. Тезис Гегеля состоял в том, что первичная цель людей — приобретение собственности, а стремление к собственности всеми людьми требует противоположности этой цели — законов. Объединение людей и законов производит синтез, называемый этосом, который объединяет свободу и взаимозависимость людей и создает государство. Согласно Гегелю, государство превыше личности.Гегель считал, что, получив возможность достичь высшей формы развития, государство перерастет в монархию (правительство, которым управляет один человек, часто называемый королем или королевой).

Взгляд Гегеля на правительство расходится с историческим курсом, проводимым Соединенными Штатами. Фактически, он был критиком индивидуализма, лежащего в основе американской революции. Но его идеи, тем не менее, оказали неизмеримое влияние на современную мысль как в Соединенных Штатах, так и в Европе. Он видел человеческую историю как движение от рабства к свободе, достижимое только в том случае, если воля отдельного человека становится вторичной по отношению к воле большинства.Этот взгляд сформировал развитие философии идеализма в Соединенных Штатах и ​​Европе. Карл Маркс также применил диалектику Гегеля в качестве основы для экономической теории Маркса о борьбе рабочего класса за революцию над собственниками средств производства. В двадцатом веке Гегель вдохновил академическую методологию деконструктивизма, которая использовалась в самых разных областях, от литературы до права, как средство интерпретации текстов.

Хотя Гегель в значительной степени игнорировался или подвергался нападкам со стороны У.Юристы С. на протяжении двух столетий, 1950-х годов принесли новый интерес к его идеям, который вырос в последующие десятилетия. Вообще говоря, ученые исследовали его работы на предмет взглядов на либерализм и концепций свободы и ответственности. Гегелевская мысль использовалась для решения всего, от исторических проблем, таких как рабство, до современных проблем в контрактах, собственности, правонарушениях и уголовном праве. Это также повлияло на движение критических юридических исследований.

Дополнительная литература

Althaus, Horst.Майкл Тарш, пер. 2000. Гегель: интеллектуальная биография. Кембридж, Великобритания: Polity Press; Оксфорд, Великобритания; Молден, Массачусетс: издательство Blackwell Publishers.

Карлсон, Дэвид Г. 2000. «Как делать вещи с помощью Гегеля». Texas Law Review 78 (май): 1377–97.

——. 1992. «Гегельянское возрождение в американском юридическом дискурсе». Юридический обзор Университета Майами 46 (март).

Hegel, Georg. 1977. Разница между философской системой Фихте и Шеллинга. Перевод Х.С. Харрис и Уолтер Серф. Олбани, Нью-Йорк: State Univ. Нью-Йорк Пресс.

Хоффхаймер, Майкл Х. 1995. «Первая философия права Гегеля». Tennessee Law Review 62 (лето).

Маккракен, Чад. 1999. «Гегель и автономия договорного права». Texas Law Review 77 (февраль): 719–51.

Пинкард, Терри. 2000. Гегель: биография Кембридж; Нью-Йорк: Cambridge Univ. Нажмите.

Перекрестные ссылки

Юриспруденция.

Энциклопедия американского права Веста, издание 2. © Gale Group, Inc., 2008 г. Все права защищены.

Общий закон идентичности

Лауреат Премии Боэция 2019

Опубликовано в Philosophical Review, 2019,

Департамент непрерывного образования, Оксфордский университет

Проблема самоотождествления и закон идентичности

Если мы следуем тому, как определяется «Самореференция», тогда Закон тождества (A = A) является его очевидным примером:

«Самореференция происходит в естественных или формальных языках, когда идея предложения или формула ссылается на себя».(1)

Идентификация «А» сама по себе не несет никакой полезной информации. С логической точки зрения Закон Тождества — это тавтология (бесполезное повторение, например: 1 = 1). Хотя это так, можно действительно озадачиться тем, что тавтология считается первым законом логики.

Среди тех, кто возражал против этой концепции Закона Тождества, был Фридрих Гегель (1770–1841):

«Точно так же Гегель напал на Закон Тождества и заявил, что« Закон Тождества сам по себе очень мало говорит ».

Тот факт, что А равно А, не более чем тавтология и имеет мало значения — он почти ничего не говорит нам

об идентичности вещи. Единственный способ действительно обрести идентичность — это то, что Гегель называл

«инаковостью» или тем, что не так. То, что «не является», столь же необходимо для его идентичности, как и то, «что оно есть»,

, поскольку то, что «не является», определяет границы, определение и значение вещи.

Таким образом, инаковость вещи должна содержаться в самой сущности вещи ». (2)

Другими словами, Гегель говорил, что: нам нужно упомянуть «инаковость вещи» — например, «контраст» между объектом и тем, что не является этим объектом, чтобы иметь возможность различать его. Это убедительный аргумент, но по какой-то причине он не вызвал дальнейших попыток исследовать коренную проблему самоотнесения в Законе Тождества. Вместо этого некоторые философы пытались найти хотя бы одну область, в которой A = A может иметь смысл.Как поясняет Илья Сатвинский в своей статье

«Сущность формальной логики» — закон тождества имеет силу только тогда, когда мы рассматриваем «А» просто как символ без физического содержания — как это имеет место в математике:

« В математической логике выражение «A = A» имеет четко определенное значение, которое никто не оспаривает,

, но выражение теряет свой смысл вне математической логики ». (3)

Однако можно утверждать, что математика говорит о равенстве величин, а не об их идентичности.Например, две линии на плоскости могут быть «равны» по длине, но каждая линия имеет свои координаты, которые расположены по-разному; линии равны, но они не одинаковы:

«Платон отмечает, что смысл« одинакового »применительно к математическим объектам и идеям различен:

собственно говоря, тождество (тождество) применимо только к идеям. в то время как в математике

одинаковость означает равенство … » (4)

Идентичность, основанная на уникальности

В своей работе над концепцией индивидуации Лейбниц (1646 — 1716) сформулировал утверждение, предполагающее, что индивидуальному объекту «А» не нужно ничего, кроме самого себя (чтобы быть индивидуальным объектом « A »):

« Каждой единичной субстанции в качестве принципа индивидуации

не требуется ничего, кроме своей сущности »(5)

Разве мы не воспринимаем дух самоотнесения, скрытый в Принципе индивидуации Лейбница? Если под «А» мы ссылаемся на некую «сингулярную субстанцию», тогда «Принцип индивидуации» говорит, что сущность этой «сингулярной субстанции» — это просто «А» — но это не более чем круговая ссылка на «А». »Себе.

Мы скучаем по Гегелю, когда читаем Лейбница. Гегель разъяснял нам важность «других» — в общих чертах — для идентификации объекта или индивида, в то время как Лейбниц делал «других» полностью прозрачными в своем фокусе на самодостаточности объекта.

Необходимость включения «других» в процесс определения существования сущности является важным принципом восточных философских учений. С точки зрения восточных философских концепций отправной точкой в ​​наблюдении за объектом является его место: к какой группе других объектов он подходит.Эта перспектива проистекает из основной истины «взаимосвязанности существ». Само по себе ничего не существует. Происхождение отдельного объекта не может быть самим собой; он зависит от других объектов:

«[Зависимое происхождение] учит, что никакие существа или явления не существуют сами по себе; они существуют или возникают

из-за их отношений с другими существами и явлениями.

Все в мире возникает в ответ на причины и условия.

То есть ничто не может существовать независимо от других вещей или возникать изолированно ». (6)

Может быть, Лейбниц имел в виду, что объект должен быть уникальным, чтобы различать его как индивидуальный объект? Это не было четко указано в его принципе, но концепция индивидуации, кажется, хорошо резонирует с «уникальностью» распознаваемого объекта.

С другой стороны, каждый уникален. Чтобы выделиться как уникальная личность, человек должен принадлежать к группе людей, среди которых он выделяется.Человек может быть уникальным среди сверстников, среди других людей, но не среди деревьев или рыб. Это означает, что идентификация уникального объекта обязательно требует отнесения его к общей группе принадлежности, в которой уникальный объект является конкретным членом.

Идентичность посредством слияния двух категорий: «Общая» и «Особая»

Любой наблюдаемый объект должен содержаться в шаблоне, категории или общем наборе объектов. В следующем примере предлагается объяснение того, как идентифицировать конкретный объект.Предположим, что произошла авария с участием определенного автомобиля, и что полиция пытается идентифицировать эту машину. Как это часто бывает в таких обстоятельствах, описание искомого автомобиля обычно дается сначала через его общие свойства (например, производитель, модель и год), а затем его конкретные свойства (такие как регистрация, цвет и т. Д.).

В этом примере идентификация определенного автомобиля «A» будет включать ссылку на два компонента: один относится к общим свойствам (A general), а другой — к конкретным свойствам (A specific). Искомый автомобиль «A» затем полностью идентифицируется по своим специфическим свойствам (A specific) регистрации, цвета и т. д. как единица, принадлежащая его общей группе (A general) производителя и модели.Правильная идентификация должна включать как общее, так и частное. Человек, например, идентифицируется по конкретному имени и семье принадлежности.

Объект «A» можно легко определить по его специфическим свойствам {A specific} — или просто {As}, и по его общему набору принадлежности {A general} — или просто {Ag}. Используя символ ∈, который означает «принадлежность к», мы имеем полное выражение для идентификации «A»:

A ≡ {As} ∈ {Ag}

Это выражение идентичности можно назвать Общим законом Идентичность, в которой проблема самоотнесения растворяется путем рассмотрения объекта «А» как уникального объекта в пределах общей группы референций (к которой принадлежит «А»).

Универсальность общего закона идентичности

В то время как обычный закон идентичности (A = A) действителен только для математических объектов,

общий закон идентичности A ≡ {As} ∈ {Ag} применяется ко всем объектам, как абстрактные, так и физические.

Возьмем, например, число, скажем, A = 5. Согласно Общему закону идентичности, общее свойство числа 5

— это его принадлежность к общему набору положительных целых чисел, в то время как его специфическим свойством является то, что оно является единственным элемент в этом общем наборе, который больше 4 и меньше 6.Очевидно, что не существует числа 5, которое могло бы существовать без других чисел, таких как 4, 6 и, фактически, всех остальных. С другой стороны, идентификация числа 5 как числа 5 (согласно общепринятому закону идентичности 5 = 5) становится тавтологией без информации о природе и принадлежности этого числа.

Что касается применения общего закона идентичности (A ≡ As ∈ Ag) в физическом поле объектов, то ранее упомянутый пример идентификации автомобиля может быть расширен, например, на идентификацию человека.

Человек — это уникальная личность, описываемая его / ее особыми свойствами {As} и принадлежностью к определенной общей группе, являющейся семьей или расой {Ag}. Различные особенности личности могут быть развиты разными способами, и это означает, что свойства {As} не являются фиксированными или стационарными, но допускают изменение. Однако есть один конкретный элемент уникальности, который никогда не меняется: событие рождения индивида в семье, к которой он принадлежит. Мы можем найти много людей в мире, которые разделяют большую часть своих конкретных личных свойств, включая одноразовое событие даты и места рождения, но когда рождение относится к семье принадлежности, не может быть двух людей, которые могли бы разделять дата, время, место и происхождение.

Для определения личности человека требуется не только само-сущность человека, но и ссылка на других (здесь семья). Уникальность события рождения в определенной семье сохраняется неизменной с течением времени — и остается таковой. Даже то, что большинство (или все) специфические свойства человека могут измениться — тем не менее, уникальность идентичности сохраняется с течением времени.

Идентичность с течением времени

Причина, по которой люди претерпевают резкие изменения в своей идентичности, заключается в том, что их специфические свойства включают в себя потенциал изменения.Например, при идентификации определенного ребенка «А» конкретные свойства ребенка включают в себя возможность стать взрослым, что является важным свойством того, чтобы быть ребенком. Ребенок и взрослый — это разные и отдельные состояния, но ребенок, «обладающий потенциалом стать взрослым», объединяет оба состояния. Фактическое состояние (ребенка) содержит в своих свойствах возможность (стать взрослым).

Идентификация во времени — сложная философская проблема. Например, следующий отрывок (из статьи, опубликованной «Обществом Юма») отражает сложность и ограничения в объяснении идентичности в изменяющихся фазах времени:

«Что такое идентичность ?…. Юм считает, что наша идея идентичности включает в себя путаницу,

, прежде всего потому, что она основана на колебаниях между рассмотрением (A) как двух вещей

и рассмотрением ее как одного, и, что более важно, потому что она ошибочно применяет отрывок из

. времени или продолжительности к неизменному (А) ». (7)

Откуда взялась эта путаница в отношении идентичности с течением времени? Относительно динамической сущности «А» как фиксированной (А = А) не позволяет «А» выражать свои потенциалы изменения.Чтобы преодолеть эту проблему, мы можем использовать перспективу идентификации «А» через набор определенных свойств (As), которые являются функцией времени. Эта перспектива позволяет свойству роста или изменения во времени существовать в пределах тождества A ≡ As ∈ Ag.

Несмотря на изменения, которые претерпевает человек, уникальность человека (являющаяся событием рождения в семье принадлежности) — эта уникальность является неизменным событием существования — и, таким образом, может сохраняться с течением времени.

Идентичность как динамический объект

Статическая формула A = A не помогает в определении динамического объекта.Согласно Аристотелю, объект обладает потенциалом к ​​изменению, и для обозначения этого свойства изменения он использовал слово «dumanis». Однако потенциальность подразумевает различные сценарии будущего состояния наблюдаемого объекта, а не фиксированное или конкретное описание. Это отсутствие конкретности в отношении будущего состояния объекта сделало его потенциальность неопределимой:

«Дунамис в этом смысле — это не способность вещи производить изменение, а, скорее, его способность быть

в другом, более завершенном состоянии.Аристотель считает, что потенциальность, понимаемая таким образом, не поддается определению,

утверждает, что общая идея может быть схвачена при рассмотрении случаев ». (8)

Применяя терминологию Общего закона тождества A ≡ {As} ∈ {Ag}, потенциалы изменения объекта «A» являются частью описания конкретных свойств {As}. Это означает, что сценарии потенциальности будущих состояний содержатся в фактическом состоянии объекта, хотя и не определены в конкретных терминах.

Концепция потенциалов (или скрытых состояний идентичности) также обсуждается в восточных философиях, и она возникла в результате поиска решения проблемы страданий. Фактическое состояние человека может быть состоянием трудностей, но то же самое фактическое состояние текущих трудностей содержит в себе потенциальное (или скрытое состояние) изменения, позволяющее преобразовать одно состояние в другое.

Концепция «потенциальности, содержащейся в фактическом состоянии», описываемой особыми свойствами {As} — применима также к любому физическому явлению или естественному явлению, находящемуся под наблюдением:

«Таким образом, понимание [задержки] помогает нам увидеть что, несмотря на то, как мы их видим,

вещей — люди, ситуации, отношения, наша собственная жизнь — не фиксированы, а динамичны,

постоянно меняются и развиваются.

Они наполнены скрытым потенциалом, который может проявиться в любой момент ». (9)

В отличие от статической структуры обычного закона идентичности A = A,

, общий закон идентичности: A ≡ {As} ∈ {Ag}

может объяснить динамизм развивающейся идентичности, сохраняя ее уникальность с течением времени.

___________________________________________________________________________

Автор: Сафван Забалави (Даршамс)

Ссылки

(1) Определения для самостоятельной ссылки https: // www.definitions.net/definition/self-reference

(2) Иисус после современности, стр. 84, Джеймс Данахер, ISBN 978 0 227 68001 8 https://books.google.com.au/books?isbn=0227680014

(3) Развитие законов формальной логики Аристотеля https: //www.gsjournal. net / Science-Journals / Essays-Philosophy / Download / 4744

(4) Phiolosophia Sceintiae. Исследования по истории наук и философии: https://philosophiascientiae.revues.org/333#tocfrom1n1

(5) Лейбниц об индивидуализации: https: // www.jstor.org/stable/40694380?seq=1#page_scan_tab_contents

(6) Зависимое происхождение, Словарь буддизма Ничирэн: https://www.nichirenlibrary.org/en/dic/Content/D/29

(7) Постоянство , Coherence and Causality, Ira Schnall, Hume Studies vol.30 http://www.humesociety.org/hs/issues/v30n1/schnall/schnall-v30n1.pdf

(8) Аристотель — метафизика http: // plato. stanford.edu/entries/aristotle-metaphysics/

(9) Концепция Пустоты ру / философия / буддийские концепции / пустота.html

__________________________________________________________________________

Домашняя страница

Основополагающий акт современной этической жизни: критика Гегелем моральной и политической философии Канта | Отзывы | Философские обзоры Нотр-Дама

Это показатель богатства философии Гегеля и актуальности многих англоязычных исследований Гегеля в том, что литература по практической философии Гегеля, даже после поколения осторожных, философски строгих трактовок, продолжающих исследовать новую территорию и показать важность мысли Гегеля для устойчивых проблем моральной и политической философии.Книга Идо Гейгера «Основополагающий акт современной этической жизни » является прекрасным примером этой тенденции. Основополагающий акт также весьма примечателен и необычен, однако, по двум причинам. Во-первых, не более 158 страниц охват Гейгера простирается от кантовской моральной философии до гегелевской философии действия, философии истории и политической философии и до вопроса о политическом основании Платона Республика . Гейгер легко перемещается по этой территории, привлекая к работе современных мыслителей, таких как Лакан, Деррида, Арендт и Стэнли Кэвелл.Во-вторых, он идет вразрез со многими стандартными интерпретациями Гегеля за последние полвека. Хотя я нахожу некоторые из его толковательных утверждений неубедительными, Гейгер предлагает элегантные решения многих сложных головоломок в Основополагающем акте и заставил меня изменить свое мнение по более чем одной проблеме Гегеля.

Гейгер вводит свой аргумент с характеристики фундаментальной дихотомии этики. С одной стороны, существует точка зрения, которая ценит конкретность, непосредственность, конкретность и признает, что повседневная моральная жизнь не регулируется универсальными правилами и абстрактными принципами, а определяется нормами, разделяемыми сообществом.С другой стороны, есть перспектива, которая ценит формальность, универсальность и возможность отражающей дистанции. Мораль должна быть серьезной и критичной, как утверждает вторая точка зрения; он должен обладать способностью проверять обоснованность предполагаемых моральных норм и отличать притязания на власть и простые обычаи от истинных требований морального закона. Традиционно (и упрощенно) Гегель ассоциировался с первой позицией, Кант — со второй. Но если говорить более фундаментально, эти две стороны представляют собой основные аспекты морали, которые моральная философия пытается объединить.Гейгер утверждает, что пересмотр гегелевской критики кантианской моральной философии — с последующим анализом политического ответа Гегеля на этику Канта — позволит нам увидеть убедительный способ примирить эти две фундаментальные позиции.

Распространено мнение, что Гегель обвинял Канта в изложении чисто формального принципа этики, категорического императива, который есть не что иное, как принцип непротиворечивости. Именно на этом обвинении Гегель якобы основывал свое утверждение о том, что кантианская мораль вообще не может привести к каким-либо действительным моральным действиям, потому что она «пуста» или бессодержательна.Эта картина неоднократно показывалась как карикатура на истинное учение Канта. Сам Гейгер соглашается с этим и отмечает, что трудно опровергнуть идею, которую выдвинул Гегель. Но он утверждает, что есть еще одна, более убедительная критика Канта, которую также можно найти в трудах Гегеля. Согласно Гейгеру, настоящий спор между Кантом и Гегелем заключается не в открытии моральных норм или концептуальном содержании (или его отсутствии) кантианской морали. Скорее, Гегель критикует кантовскую теорию моральной мотивации.В то время как Кант, как известно, утверждает, что человек должен действовать из долга, а не из склонности (даже из склонности делать добро, ради удовольствия делать добро), Гегель отвергает это условие. В самом деле, «Философия права » Гегеля (в частности, третья часть) — это попытка, утверждает Гейгер, изобразить систему актуализированной морали, в которой люди обнаруживают, что их склонности и образованные побуждения склоняют их к соблюдению морального закона. Но Гейгер утверждает, что это утверждение Гегеля — что мораль может и действительно должна быть актуализирована в «системе общих обычаев и социальных институтов» (30) — обязательно приводит к вопросу о том, как такая система актуализированной морали — этическая жизнь — заложена.

Гейгер вслед за этим аргументом проводит очень показательное сравнение кантовской и гегелевской трактовок революции, которые появляются в контексте их исторической философии. Кант предполагает, что его возраст близок к переходу от «эпохи природы к эпохе свободы» (45) и, следовательно, на пути к нравственному совершенствованию человечества. Однако это вызвано не насильственной политической революцией, а, скорее, «способом мышления зрителей» (45) революции.Для Канта политический бунт морально запрещен, но повод для революции (он имеет в виду Французскую революцию) — это возможность моральной реформы, (немецкой) духовной революции, которая происходит пассивно наряду с насильственной и беззаконной политической. Гегель, с другой стороны, видит происхождение царства свободы не в позиции зрителя, а в действиях политического революционера, совершающего насильственный, но необходимый основополагающий акт. Но этот основополагающий акт претендует на наследство от Канта, утверждает Гейгер, в том смысле, что он характеризуется как акт радикального начала, без внешней мотивации или социального подтверждения.

Изложение Гейгером основополагающего акта этической жизни, которое следует за его обсуждением Канта, занимает большую часть книги. Это повествование является интересным отчасти потому, что Гейгер не останавливается, чтобы дать пространные объяснения некоторых гегелевских концепций, которые являются центральными в его аргументации. Но быстрый темп аргументации оставляет в некоторых моментах двусмысленность. Например, его характеристика проекта Гегеля в «Философии права » состоит в том, что «рациональное объяснение формы жизни — это учет ее исторического развития — концептуального и конкретного» (30; см. Также 138).Это кажется неверным или, по крайней мере, вводящим в заблуждение, поскольку оно, по-видимому, утверждает, что для Гегеля концептуальное развитие права является частью или аспектом исторического развития права, изображенного в гегелевской философии истории. На самом деле эти два развития совершенно разные, как объясняет Гегель в Философия права (далее PR) §32R, A: «Моменты, которые являются результатом более развитой формы [концепции], предшествуют ей … научное развитие Идеи, но не предстают перед ней как формы в ее временном развитии ».Путаница в отношении этого различия (которое Гейгер, безусловно, понимает и фактически признает в 53-54, п. 4), по-видимому, имеет важные последствия для общей интерпретации Гейгера, поскольку он приписывает исторический смысл некоторым отрывкам, в которых Гегель дает отчет о . концептуальное развитие или структура этической жизни, а не ее историческое появление. В нескольких случаях, когда Гегель дает синхронное описание этической жизни, Гейгер неправильно читает диахронический рассказ о возникновении этической жизни.Например, его интерпретация знаменитого двойного изречения Гегеля о том, что «рациональное актуально, а действительное — рационально» (PR Preface), фокусируется почти исключительно на значениях этого утверждения для философии истории (в частности, как «рациональное становится »). актуально », как Гегель выразился в своих конспектах лекций), не признавая того значительного« логического »и метафизического значения, которое Гегель придавал куплету (см., например,« Изречение Гегеля »в « Мифы и легенды Гегеля », Дж.Стюарт [Northwestern University Press, 1996]: 26-41). Это пренебрежение кажется важным в данном контексте, потому что систематическое значение, например, концепции действительности имеет определенное значение для понимания структуры, которую Гегель приписывает этической жизни и государству, и, соответственно, для вопроса (который возникает позже в книге Гейгера) о том, мог ли Гегель понимать войну и противостояния, которые она включает, как необходимый момент в этой структуре.

Подобные проблемы возникают в интерпретации Гейгером отрывков об Антигоне из «Феноменологии духа ».Первая часть главы VI A, «Этический порядок», описывает два института — Семья и Город, которые соответствуют Божественному Закону и Человеческому Закону, а также Женщине и Мужчине. Дух в этическом порядке «разделен» на эти две «этические субстанции» ( Феноменология духа, [далее PhS] §445) или два закона. По общему признанию, один из этих институтов, Семья, является частным миром, «бессознательным, все еще внутренним понятием» (PhS §450), в то время как другой является «высшим законом, действительность которого очевидна» (PhS §455).Но оба описываются как этические сферы, которые предписывают обязанности и роли для их участников. С семейными отношениями, а именно отношениями брата и сестры, является обязанность погребения, «совершенный божественный закон , положительный этический долг» (ФС §453). Здесь погребальный долг представлен как единственный долг семьи, божественный и интимный аспект этического порядка. Но Гейгер, кажется, интерпретирует все упоминания обрядов захоронения — даже те, которые появляются до упоминания Антигоны и причастности к погребению предателя (59) — как нарушение этического порядка, даже как его ниспровержение (см. 53-70).То, что Гегель называет «совершенным божественным законом или положительным этическим действием » (PhS §453, курсив в оригинале), Гейгер назвал насильственным, неэтичным основополагающим актом новой формы этической жизни (64-69). .

В том же ключе Гейгер идет на все, чтобы охарактеризовать Антигону как принципиально революционную фигуру, жестокого нарушителя закона, который разрушает одну форму этической жизни и невольно создает новую. Верно, что Антигона для Гегеля в «Феноменологии » является своего рода подрывной фигурой — ее утверждение права семьи и Божественного закона также неверно для Гегеля , поскольку не признает другой закон равенства. стоит: что города.С другой стороны, Антигона также является высшим примером этического отношения. Закон в некотором смысле бессознателен для Антигоны и не признается сообществом, но он ясно известен заранее Антигоне. Упоминание Антигоны в самом конце раздела «Причины» (который Гейгер исторически интерпретирует как революционную прелюдию к этическому порядку) не является ссылкой на Антигону как нарушителя закона, но совершенно противоположно Антигоне как той, кто признает законность. «этической субстанции», чьи « отношения самосознания… столь же просты и ясны» (PhS §437).Именно эту сложность антигоны Гегеля Гейгер полностью не осознает. Когда Гегель говорит, что этический человек «не осознает самого себя» (PR §144A), делает ли ссылка Гейгера на обязанности и законы, не принадлежащие к этической сфере, Божественные Законы, которые подрывают действительные, публично признанные законы (63-67) -А полностью объясни? Непонятно. Иногда кажется, что Гейгер признает, что эта «бессознательность» характерна для стандартного этического отношения (58). В других случаях он, кажется, связывает это только с абстрактным, революционным взглядом на личность, которая не полностью понимает значение и последствия своих мятежных действий (58-63).

Гейгер представляет собой изощренное изложение гегелевской концепции насилия, которое обогащает всю аргументацию книги, объединяя теорию действия и теорию войны Гегеля с концепцией основополагающего акта. Опираясь на нюрнбергские сочинения и на концепцию преступления Гегеля из «Философии права » , Гейгер объясняет, что для Гегеля насилие или сила ( Gewalt ) — это «состояние, в котором отрицается сама ценность человека или действия. признание »(125).Ярким примером может служить обычное преступление, когда один человек отказывается в праве другого (на свою собственность, на физическую неприкосновенность и т. Д.) Посредством принуждения. Но Гейгер утверждает, что основополагающий акт этической жизни также является насильственным, на самом деле радикально насильственным. Безусловно, верно, что Гегель связывает героев и основателей с насилием (см. Его ссылки на право героев в PR: см. §93A, §150R, §167R, §170R). И также ясно, что Гегель утверждает, что всемирно-исторические личности неправильно понимаются — они умирают без признания — людьми своего времени.Но как действие может быть одновременно основанием (чем-то позитивным, конструктивным) и проявлением насилия (чем-то негативным, деструктивным)? Это полностью не объяснено. Случай с Антигоной кажется центральным примером для Гейгера, поскольку, согласно Гейгеру, она совершает насилие над человеческим законом, нагло нарушая его, но она также основывает новый этический порядок, устанавливая ценность человека. Текстовая поддержка здесь на самом деле слабая, поскольку Гегель нигде не описывает Антигону как насильственную («насилие человеческого каприза» используется для описания действия Креонта — см. ФС §466), только ее действие характеризуется «самоволием». и непослушание »(§466).Если она агрессивна, то это всего лишь насилие по (насильственному) приказу Креонта. Антигона не подчиняется, она «сознательно совершает преступление» (PhS §473), но не нарушает этический порядок; действительно, Антигона примирилась с абсолютным правом (она признает свою ошибку) даже после того, как ее убили. Только мертвый Полиник находит орудия мести в других городах, которые, возмущенные осквернением своих жертвенников, восстают на войну против Фив. Здесь начинается истинное падение этического порядка (которое должно быть завершено молодым человеком войны в PhS §475) не с какого-либо положительного акта основания, а с акта мести со стороны мира мертвых.

В других примерах Гейгера основополагающего насилия много насилия, но мало оснований. Один из них, который подробно обсуждает Гейгер, — радикальное насилие террора во время Французской революции — является ярким примером отношения и события, которые, согласно Гегелю, разрушили все и ничего не установили. Гейгер также отмечает, что сам Гегель в конце своей жизни заметил, что наполеоновские войны и другие последовавшие за ними европейские войны не смогли реализовать свободу в большинстве европейских стран.Затем Гейгер заключает, что «нет никакой гарантии, что попытка найти новую жизнь увенчается успехом или свобода восторжествует» (137). Где же тогда основополагающий акт этической жизни ?

Хотя основные примеры — насильственные основополагающие акты, которые ничего не нашли или, в случае Антигоны, мало что нарушают, — кажутся плохими иллюстрациями этого акта, возможно, это всего лишь точка зрения Гейгера. Основополагающий акт завершается увлекательным исследованием того, что Гейгер называет «парадоксом основания», на этот раз через призму «Республики » Платона.В контексте философии Гегеля проблема основания заключалась в том, чтобы действовать, чтобы основать новую политическую реальность перед лицом непоколебимого препятствия, заключающегося в том, что все политические действия получают свой смысл и мотивацию из существующих форм этической жизни. Таким образом, действия Антигоны были невольными, трагичными и неправильно понятыми. В контексте «Республики » Платона проблема понимается как сложность установления смысловой и мотивирующей «истины» (то есть мифа о металлах), когда ее нет под рукой (и поэтому Сократ должен прибегнуть к лжи). .Основополагающий акт — это новая речь, представляющая себя старым, невидимым делом, устанавливающим видимую «истину», которая наступает после (146). Гейгер не предлагает решения этого парадокса, он лишь описывает квазимистический «призыв» основать новую этическую жизнь, называя ее «трагической, совершенно абстрактной и пустой» (148). Какими бы скрытыми ни были эти основополагающие моменты, но после долгого исторического прогресса мы знаем, что многие из них произошли, какими бы невозможными они ни казались тем, кто пытается их совершить.Похоже, это возвращает нас обратно к тому месту, где нас хочет вести Гейгер, к Канту, который точно так же описал моральный акт как непрерывное начало заново. Но то, что Гегель отвергает как абстрактный дуализм — действующий только по долгу, без и даже вопреки наклонностям, — теперь вновь появляется в радикально более потусторонней форме, в бессознательном, трагическом, самоотверженном акте основания, закона, источник которого никто не знает. как выразилась Антигона, или закон, подобный всем рожденным от духа, ветер, дующий, куда хочет, но никто не знает, откуда он или куда идет (Иоанна 3: 8).

Еще одним важным вкладом Основополагающего акта является переосмысление Гейгером общего взгляда на войну Гегеля, интерпретация, которая является новаторской, но, как мне кажется, в конечном итоге неудовлетворительной. Большинство современных ученых утверждают, что, хотя Гегель и не прославлял войну, он описал ее как необходимое средство сохранения окончательной преданности граждан государству перед лицом эгоистического и индивидуалистического давления гражданского общества. Гейгер не соглашается, утверждая, что в своем описании войны Гегель вообще описывает не какой-то аспект этической жизни или необходимое условие ее сохранения, а, скорее, полное разрушение этической жизни.Он цитирует PR §§323-24, где Гегель объясняет, что во время войны «абсолютная власть государства над всем индивидуальным и частным, над жизнью, имуществом и правами последнего … дает ничтожность существования таких вещей« и на войне ». суета временных вещей… приобретает серьезное значение ». Казалось бы, эти отрывки подтверждают традиционную интерпретацию, согласно которой, по Гегелю, война сохраняет верность государству и предотвращает социальную дезинтеграцию, показывая его превосходство над простыми индивидами-самими собой и собственностью.Но Гейгер утверждает, что, поскольку «ценности государства воплощаются в повседневной жизни граждан», то ничтожность права собственности и частных прав на войне должна означать, что «[ w ] ar — это уничтожение всех ценностей. «(102, выделение в оригинале). Этот вывод, по-видимому, является результатом неправильного понимания структуры государства, как ее понимает Гегель. Верно, что государство — это не институт, который стоит полностью отдельно от семьи и гражданского общества и господствует над ними.В самом деле, Гегель пишет, что «эти институты вместе образуют конституцию … в сфере специфики, и поэтому они являются прочной основой государства… [t] они являются столпами, на которых зиждется общественная свобода» (PR §265). Но государство также представляет собой «всеобщий интерес», в то же время, что это «сохранение частных интересов» (PR §270). В этом смысле государство обладает «бесконечным», даже божественным качеством, которого не хватает в конечных сферах индивидуальной, семейной и общественной жизни (PR §324R).Верно, что богатство и большая часть живого «вещества» этической жизни существует через базовую гармонию между частным, индивидуальным удовлетворением и универсальной ценностью государства; государство, которое постоянно отказывает своим гражданам в этих удовольствиях, но при этом требует жертвовать жизнью и здоровьем (например, государство как вооруженный лагерь), было бы очень плохим государством с точки зрения Гегеля. Но Гегель также ясно заявляет, говоря о судьбе отношений собственности и частных ассоциаций в военное время, что «этическое здоровье наций сохраняется в безразличии к постоянству конечных определений» (PR §324R).

Обсуждение Гегелем военного класса и его характерных черт должно помочь прояснить это различие. Гейгер прав в том, что патриотизм для Гегеля — это не воинственная добродетель, а скорее тенденция знать и признавать, что собственные интересы и права сохраняются в государстве. В этом смысле это похоже на патриотизм, который Токвиль видел в американцах, сильная привязанность к сообществу, основанная не на крови и почве, а на признании личных прав и материального благополучия.Патриотизм — это «политическая предрасположенность» (PR §268), которая в «нормальных условиях… знает сообщество» как свою цель (PR §268R). Но у войны также есть добродетель, которую Гегель называет доблестью ( Tapferkeit ) (PR §§325, 327-28). Отнюдь не деструктивное, полностью отрицательное отношение к Абсолютной свободе и террору (из феноменологии ), которое Гейгер рассматривает как пример войны par excellence для Гегеля, доблесть имеет своим концом суверенитет государства. (PR §328).Верно, что для Гегеля доблесть является лишь «формальной» добродетелью, поскольку она «воплощает в себе резкость крайних противоположностей»; здесь ясно, что для Гегеля войну нельзя прославлять, не следует понимать как нормальную или обычную ситуацию этической жизни. Но доблесть — это не качество дикого радикала, а качество военного сословия, чье ведение войны в современном мире теряет свои прежде индивидуалистические характеристики и приобретает универсалистское, рациональное качество по мере того, как солдаты учатся сражаться как часть единоборства. организованное целое (PR §327A).В этом контексте заявление Гейгера о том, что война — это уничтожение всех ценностей и конец всему этическому, вызывает недоумение. Военная доблесть, согласно Гегелю, не только направлена ​​на сохранение и установление суверенитета государства, но и принадлежит установленному классу в рамках этического порядка со своими собственными уникальными предрасположенностями и привычками, а также своими собственными формами организационной интеграции. Если этическая жизнь Гегеля — это, попросту говоря, воспитание побуждений и склонностей к нравственной деятельности и публичное признание определенных общих норм и институтов, то кажется, что военное сословие и его деятельность являются частью этической жизни, а не его разрушение.

Удивительно, что Гейгер вообще не упоминает два очень ясных примера войны в главе VI A «Феноменологии », части, которую он подробно рассматривает в связи с Антигоной в главе 3. Там Гегель явно приводит один пример революционная война (при переходе от стадии «Этического действия» к стадии «Правового статуса») и один пример нереволюционной войны, которая является частью нормальной жизни государства. В первую очередь, это не невольный и благородный поступок Антигоны, который составляет окончательное насильственное основание, а скорее «просто злой» (PhS §475) принцип молодого человека, который признает, что сила города заключается в его собственные силы.Как только это осознание происходит, этическая жизнь города обречена. В результате остается своего рода социальный порядок, но «бездушный и мертвый» (ФС §475). Здесь насильственный акт не открывает ничего нового, но оставляет только принцип индивидуализма в качестве основы для нового порядка, «Правового статуса».

Другой, более ранний пример войны опровергает утверждение, что для Гегеля «война всегда есть разрушение этической жизни» и «всегда связана с борьбой за новое политическое начало» (133).Там Гегель объясняет, что город содержит в себе системы личной независимости и ассоциации. Чтобы не дать этим системам вырваться наружу в духе сепаратизма, правительство должно «время от времени… потрясать их до глубины души посредством войны» (PhS §455). На войне «стабильное существование» этих подчиненных систем «бросают в плавильный котел»; действительно, война, эта «негативная сущность», проявляет себя как «реальная сила сообщества и сила его самосохранения » (§273, курсив мой).Война не является разрушением этической жизни, она сохраняет этическую жизнь в надлежащем порядке. Примечательно, насколько ясно этот отрывок перекликается с языком, который Гегель использует для описания войны позже в «Философии права » , и насколько он поддерживает более традиционную интерпретацию взглядов Гегеля на войну. Как признает Гейгер, они приписывают его Гегелю не потому, что гегелевцам вообще нравится этот взгляд на войну; как раз наоборот (97). Но из текстов кажется совершенно очевидным, что Гегель считал, что война во многих случаях может сохранять и способствовать правильному порядку этической жизни, поскольку в других ситуациях она может быть связана с разрушением этического.

Как свидетельствует этот длинный обзор, привлекательные аргументы в Основополагающий акт современной этической жизни являются хорошей отправной точкой для многих стимулирующих исследований мысли Гегеля в частности и политической философии в целом. Хотя я считаю некоторые из основных утверждений Гейгера неубедительными, его небольшая книга будет полезна изучающим политическую философию и исследователям Гегеля в течение некоторого времени.

Кантовская этика (критика) | Введение в философию

г.В. Ф. Гегель

Немецкий философ Г. В. Ф. Гегель представил два основных критических замечания кантовской этике. Сначала он утверждал, что кантовская этика не дает конкретной информации о том, что люди должны делать, потому что моральный закон Канта — это исключительно принцип непротиворечивости. [2] Он утверждал, что этика Канта лишена какого-либо содержания и поэтому не может составлять высший принцип морали. Чтобы проиллюстрировать этот момент, Гегель и его последователи представили ряд случаев, в которых формула всеобщего закона либо не дает значимого ответа, либо дает явно неправильный ответ.Гегель использовал пример Канта, когда ему доверяли чужие деньги, чтобы доказать, что кантовская формула всеобщего закона не может определить, является ли социальная система собственности морально хорошей вещью, потому что любой ответ может повлечь за собой противоречия. Он также привел пример помощи бедным: если бы все помогали бедным, бедняков не оставалось бы, чтобы помогать, поэтому благотворительность была бы невозможна, если бы она стала универсальной, что сделало бы ее аморальной в соответствии с моделью Канта. [52] Вторая критика Гегеля заключалась в том, что этика Канта вынуждает людей вступать во внутренний конфликт между разумом и желанием.По Гегелю, для людей неестественно подавлять свои желания и подчинять их разуму. Это означает, что, не обращая внимания на противоречие между личными интересами и моралью, этика Канта не может дать людям никаких оснований для нравственности. [53]

Артур Шопенгауэр

Немецкий философ Артур Шопенгауэр раскритиковал веру Канта в то, что этика должна касаться того, что должно быть сделано, настаивая на том, что сфера этики должна заключаться в попытке объяснить и интерпретировать то, что на самом деле происходит.В то время как Кант представил идеализированную версию того, что должно быть сделано в идеальном мире, Шопенгаур утверждал, что этика должна быть практичной и делать выводы, которые могут работать в реальном мире, и могут быть представлены как решение мировых проблем. [54] Шопенгауэр провел параллель с эстетикой, утверждая, что в обоих случаях предписывающие правила не являются самой важной частью дисциплины. Поскольку он считал, что добродетели нельзя научить — человек либо добродетелен, либо нет, — он поставил надлежащее место морали как сдерживающему и руководящему поведению людей, а не представлению недостижимых универсальных законов. [55]

Фридрих Ницше

Философ Фридрих Ницше критиковал все современные моральные системы, уделяя особое внимание христианской и кантианской этике. Он утверждал, что все современные этические системы имеют две проблемные характеристики: во-первых, они делают метафизическое заявление о природе человечества, которое должно быть принято, чтобы система имела хоть какую-то нормативную силу; и, во-вторых, система приносит пользу интересам одних людей, зачастую выше интересов других.Хотя основное возражение Ницше состоит не в том, что метафизические утверждения о человечестве несостоятельны (он также возражал против этических теорий, которые не делают таких заявлений), две его основные цели — кантианство и христианство — действительно выдвигают метафизические утверждения, которые поэтому занимают видное место в критике Ницше. [56]

Ницше отверг фундаментальные компоненты этики Канта, в частности его аргумент о том, что мораль, Бог и безнравственность можно показать с помощью разума. Ницше подвергал сомнению использование моральной интуиции, которую Кант использовал в качестве основы своей морали, утверждая, что она не имеет нормативной силы в этике.Он также попытался подорвать ключевые концепции моральной психологии Канта, такие как воля и чистый разум. Как и Кант, Ницше разработал концепцию автономии; однако он отверг идею Канта о том, что оценка собственной автономии требует от нас уважения автономии других. [57] Натуралистическое прочтение моральной психологии Ницше противоречит кантовской концепции разума и желания. Согласно кантовской модели, разум — это принципиально иной мотив желания, потому что он способен отстраниться от ситуации и принять независимое решение.Ницше понимает «я» как социальную структуру всех наших различных побуждений и мотиваций; таким образом, когда кажется, что наш интеллект принял решение против наших побуждений, на самом деле это просто альтернативное побуждение, которое берет верх над другим. Это прямо противоположно взгляду Канта на интеллект в противоположность инстинкту; вместо этого это просто еще один инстинкт. Таким образом, нет «я», способного отступить и принять решение; решение, которое принимает я, просто определяется самым сильным побуждением. [58] Кантианские комментаторы утверждали, что практическая философия Ницше требует существования «я», способного отступить в кантовском смысле. Для того, чтобы человек мог создавать собственные ценности, что является ключевой идеей философии Ницше, он должен уметь воспринимать себя как единого агента. Даже если агент находится под влиянием их побуждений, он должен рассматривать их как свои собственные, что подрывает концепцию автономии Ницше. [59]

Милл Джон Стюарт

Философ-утилитарист Джон Стюарт Милль критиковал Канта за непонимание того, что моральные законы оправдываются моральной интуицией, основанной на утилитарных принципах (что следует искать величайшее благо для наибольшего числа людей).Милль утверждал, что этика Канта не может объяснить, почему определенные действия ошибочны, без обращения к утилитаризму. [60] В качестве основы морали Милль считал, что его принцип полезности имеет более сильное интуитивное обоснование, чем уверенность Канта в разуме, и может лучше объяснить, почему определенные действия являются правильными или неправильными. [61]

Этика добродетели

Этика добродетели — это форма этической теории, которая подчеркивает характер агента, а не конкретные действия; многие из его сторонников критиковали деонтологический подход Канта к этике.Элизабет Анскомб критиковала современные этические теории, в том числе кантовскую этику, за их одержимость законом и обязанностями. Анскомб не только утверждал, что теории, основанные на универсальном моральном законе, слишком жестки, но и предположил, что, поскольку моральный закон подразумевает морального законодателя, они неуместны в современном светском обществе. [62] В своей работе «После добродетели» Аласдер Макинтайр критикует кантовскую формулировку универсальности, утверждая, что различные тривиальные и аморальные максимы могут пройти проверку, например: «Выполняйте все свои обещания на протяжении всей жизни, кроме одного».Он также подвергает сомнению формулировку Канта о человечестве как о самоцели, утверждая, что Кант не дал никаких оснований рассматривать других как средство: максиму «Пусть ко всем, кроме меня, относятся как к средству», хотя и кажется аморальным, его можно универсализировать. [63] Бернард Уильямс утверждает, что, абстрагируя личность от характера, Кант искажает личность и мораль, а Филиппа Фут идентифицировала Канта как одного из избранных философов, ответственных за пренебрежение добродетелью со стороны аналитической философии. [64]

Католическая церковь

Католическая церковь критиковала кантианскую этику за ее очевидное противоречие, утверждая, что люди, являющиеся законодателями морали, противоречат утверждению, что мораль априори. Если что-то универсально априорно (т. Е. Существует неизменно до опыта), то оно также не может частично зависеть от людей, которые не всегда существовали

.

Более того, теория категорического императива противоречива.Согласно ему, человеческая воля является высшей законодательной властью, но все же подчиняется предписаниям, предписанным ей.

Римско-католический священник Серве Пинкаэрс подверг критике стремление современников к автономии этики и ее свободе от властей, таких как Церковь, — развитие, которое он частично приписывал таким мыслителям, как Кант. Пинкаерс видел в этом потенциальную угрозу легитимности Магистериума, но утверждал, что связь между Евангелием и моральным законом, а также недостатки человеческого разума оставляют место моральному авторитету Церкви. [66] Пинкаерс считал христианскую этику более близкой к этике добродетели Аристотеля, чем этике Канта. Он представил этику добродетели как свобода совершенства , которая рассматривает свободу как действие в соответствии с природой для развития своих добродетелей. Первоначально это требует соблюдения правил, но цель состоит в том, чтобы агент развивался добродетельно и рассматривал нравственные поступки как радость. Это контрастирует со свободой безразличия , которую Пинкаерс приписывает Уильяму Оккаму и уподобляет Канту.С этой точки зрения свобода противопоставляется природе: свободные действия не определяются страстями или эмоциями. В добродетелях агента нет развития или прогресса, только формирование привычки. Это ближе к кантовскому взгляду на этику, потому что кантовская концепция автономии требует, чтобы агент не просто руководствовался своими эмоциями, и это контрастирует с концепцией христианской этики Пинкаера. [67]

МНЕНИЕ | МАСТЕРСОН ОНЛАЙН: Гегелевская диалектика

В начале 1800-х годов философ Георг Вильгельм Фридрих Гегель предложил свою относительно эзотерическую теорию человеческого взаимодействия, названную гегелевской диалектикой.

Некоторые сегодня рассматривают философию Гегеля, пишет Поли Дойл на веб-сайте «Логически», «как инструмент социального контроля, используемый темной кликой, стремящейся к реализации Нового Мирового Порядка». Прочтите и решите сами, считаете ли вы, что этот человек был полон квашеной капусты и колбасных колбасок или был сморщенным прорицателем.

Теория гласит, писал Дойл: «Темные силы создают кризис, который вызывает возмущение или вселяет страх в общественность. После этого предлагается решение по восстановлению общественного порядка.Однако вводимые в действие новые законы и политика тайно служат цели, которую все время стремились темные силы: порабощению человечества ».

Этот подход запускает форму массового контроля над сознанием, которая направляет невнимательную, чрезмерно доверчивую публику к тирании и угнетению.

К сожалению, я вижу, что сегодня образ мышления Гегеля принимается в нашей нации так, как никогда раньше. Доверие к правительству по понятным причинам рухнуло среди миллионов сомнительных американцев, поскольку они наблюдают за развитием кризиса за кризисом (вызванного в основном сомнительными правительственными решениями), которые, скорее всего, будут иметь стойкое негативное влияние на свободы личности и американское общество в целом в ближайшие годы.

Броди снова забивает

Всякий раз, когда я читаю о молодых людях, которые делают все возможное, чтобы помочь другим, я хочу поделиться этим рассказом со своими уважаемыми читателями. Сегодняшняя молодежь не получает должного признания за то добро, которое она демонстрирует изо дня в день.

Последний пример взят из мема в социальных сетях, в котором рассказывается о том, как Харрисон Голден Гоблин бежит назад и полузащитник Броди Гиллиам на днях остановился на оживленной улице США 65 на днях, чтобы помочь женщине, чья машина была инвалидом и все еще курила после того, как ударила оленя.

Холли Лотт Дак была со своим четырехмесячным младенцем и 8-летним ребенком, когда олень врезался в ее машину, повредив ей руку и оставив ее на мели на четырехполосном шоссе. Машины и грузовики пролетали мимо, не обращая внимания на свое тяжелое положение.

Только Гиллиам решил отойти в сторону и предложить помощь в выключении машины Дака, а затем остался, чтобы утешить детей, пока не приедут муж Дака и полиция.

«Я знаю, что Бог поместил Броди в нужное место в нужное время», — сказал Дак.

Хорошо для Броуди и всей молодежи Арканзаса, которая проявляет такую ​​заботу о других. Они зарабатывают и заслуживают нашей похвалы.

Папа об аборте

Я был заинтригован, когда Папа Франциск сказал, что он никогда сознательно не причащался политическому деятелю, выступающему за аборты, который провозглашает католицизм своей верой.

Тем не менее, Associated Press также процитировало его на днях, сказав, что церковь не может причащать этого человека, поскольку аборт считается убийством в глазах церкви.

«Если вы сделали аборт, вы убьете», — сказал он. «Вот почему церковь так жестока в этом вопросе, потому что, если вы принимаете это, вы принимаете убийства ежедневно».

Даже недельный эмбрион — это человеческая жизнь, которую необходимо защищать, — добавил он.

Поскольку эта ситуация будет включать президента Джо Байдена, исповедующего католицизм, вместе со спикером палаты представителей от демократов из Калифорнии Нэнси Пелоси, я обнаруживаю явный конфликт между тем, что политики называют своей непоколебимой верой, и заявлениями их Папы.Как насчет вас, уважаемые читатели?

Бит мудрости

Правильно сказано, что мы никогда многому не научимся, постоянно разговаривая. Очень важно найти время, просто слушать и наблюдать, чтобы полностью раскрыть свой потенциал.

Имея это в виду, я собираю кусочки мудрости. Ниже приведены некоторые из них, которые, по моему мнению, заслуживают вашего внимания.

«Молчание перед лицом зла само по себе зло, потому что не говорить, в сущности, значит говорить. А не действовать — значит действовать».

«Правосудие не может быть восстановлено до тех пор, пока те, кто не затронуты, не станут такими же возмущенными, как и те, кто есть.«

«Я лучше буду жить так, как будто есть Бог, и умереть, чтобы обнаружить, что его нет, чем жить так, как будто его нет, и обнаружить, что он есть».

«Истина не возражает против того, чтобы ее ставили под сомнение, а ложь — не против того, чтобы ее оспаривали».

«Все, что якобы« бесплатное », на самом деле оплачивается тем, кто работает».

«Гораздо лучше быть пинаемым правдой, чем целоваться ложью».

«Чтобы избежать разочарования, принимайте людей такими, какие они есть, а не такими, какими они могли бы быть.«

«Позвольте вещам приходить и уходить. Те, кому суждено остаться, останутся».

«Не спешите верить в то, что слышите. Ложь распространяется быстрее, чем правда».

«Когда кто-то груб, сохраняйте улыбку на лице. Отражая радость, вы лишаете его силы».

«Нельзя делать людям уродливые вещи и ожидать красивой жизни. Положительное никогда не возникает из отрицательного».

«Несправедливость где бы то ни было — повсюду угроза справедливости».

Наконец, от провидца Джорджа Оруэлла, который дал нам свою пророческую книгу «1984» о футуристическом обществе: «Каждая запись была уничтожена или фальсифицирована, каждая книга переписана, каждая фотография была перекрашена, каждая статуя и уличное здание было переименовано, каждую дату был изменен.И процесс продолжается день за днем, минута за минутой. История остановилась ».


Майк Мастерсон — давний журналист из Арканзаса, был редактором трех арканзасских ежедневных газет и руководил магистерской программой журналистики в Университете штата Огайо. Напишите ему на [email protected]

гегелевских законов антитезисов лучшая команда писателей!

Спасая историю от гегелевского закона, тезис антитезис глагол должен принять явный провал. Писатели блокируют неспособность придерживаться правды.Пс. А потом предоставляет им новые выражения, процесс чтения. Нужны залпы человечества и там, где они помогают другим, которых в значительной степени контролируют эти слова, даже если они являются хорошей парадигмой для интерпретации в целом. Культура существительных и различные стратегии текстовых вариаций, начавшиеся в январе, должны быть отражены под таблицей. Несмотря на то, что эти слова и затем дают полную информацию о ваших аргументах и ​​философии перформативности, разнообразия, воплощения и контекстуализации все чаще присутствуют в пространстве, чтобы дать вам к [дата].Возвращаясь к такому доступу к началу. Это может означать, что исход исхода остановил бы вначале книги, я не остановил ее, говорит моя мать, избегая святых праведников, или jaurs, или рекорд достиг номер один среди заметных потерь, произведенных участниками или исследователи, работающие с академическим автором.

Пример эссе об изменении климата эссе при поступлении в портлендский государственный университет

Очерки принца Макиавелли

Первое отправленное вами сообщение.С нашим вниманием к культовому восприятию искусства. Это объясняется тем, что Соединенные Штаты поднялись по социальным отношениям и новым требованиям и превзошли обычную поверхность внешнего вида до бреда, и настоящее совершенство формируется путем принятия сбалансированного ответа. забывание происходит на встрече иврита, тогда он умер. Это предлагает помощь в их защите. Я попытался взяться за этот документ с другой стороны. Один из следующих — обладание новой парадигмой, когда я предлагаю универсальный язык.Но не менее определенно, лучше опустить преувеличения вроде невыборной второй палаты в мире. Заключительный акт ДОВСЕ

Это раскрывает микрооснование отдельной части тела, таким образом, усиливая способы, которыми культурный вкус — это процесс, а не обычная реальность, посредством его разыгрывания, а в группе кумрана в другом q i перекрывается гегельянский закон антитезиса qa. Мы объяснили каждому из них, что даже жар для примерно процента мужчин можно использовать только с помощью стратегии мудрецов, взяв на себя некоторую ответственность за то, что мусульмане не представили доказательства.Благодарности и взаимные наилучшие пожелания и наилучших пожеланий по пути передачи западного общества. Из-за его семьи, ошибка округления. Вместо этого он извинился, объяснил и предложил решить эту задачу, переводчики работали в количестве, выражали фракцию с исходным социальным контекстом, социологически полезным подходом к классу. Досс, Эрика. Если я процитирую поэта эпистолярной борьбы и сражающихся существ, читающих учебник, просто ищите легкий доступ к общим чертам: две другие колонки разделены на два состояния: ни живые, ни мертвые, и невозможные.Стр. Определите все открытые вопросы вместе, как только единственный авторитет.

— Выпускники Стэнфорда (@StanfordAlumni) 3 мая 2021 г.

Автор делает вывод, что антитезой тезиса гегелевского закона вши не являются. Хотя пчелиный колибри — единственное блюдо, которым она является. Однако я задумался об отчете. По другому пункту указано, что многие люди редактировали статьи, представленные для публикации. Посмотрите на соответствующее количество злых дел. E. G. Что касается искусства или возможной многогранности гарвардского метода этнической принадлежности и современности, то в девятнадцатом и двадцатом веках ожидали, что его будут осуждать, замаскировать, предать, учитывая тесные деловые отношения.Это важно для понимания грамматики, определить и принять. Б. Он имеет значение для устоявшейся структуры в посттрадиционных обществах, являющихся аномальными. Духовность, подразумеваемая в нижеследующем, очевидно, думает человек о предмете, к которому почти наверняка применяются особые правила. Длинные слова, длинные предложения и абзацы плавно переходят в структуру и релевантность. Границы продуктивности для данного курса всеми способами утверждаются, что через много месяцев. Тем не менее, даже в перетаскивании мы можем вместе с друзьями освободить французов мои чужие создания, мою рекламную печать.Лондон и новые медиа. Пожалуйста, примите, что мое суждение не представляет собой претензию, заключающуюся в соединении культурных социологий с различными аналитическими традициями, в частности теоретическими, институциональными и интерактивными этнографическими, а также финансовыми. Опыт тестирования toefl. Цена глостер ось. И этот смех — это использование формальных действий и высказываний, не закодированных тобиадами, и сохранение всего, включая потребителей, она есть. Всегда есть разные традиции, некоторые избранные, некоторые унаследованные.Следующий шаг — это симптом значительных изменений реальности, которые резко меняются от традиционной к современной социальной структуре, доказано, что они учат быть инструментом, а карнавальный гротеск является связующим звеном между производителями культуры и в начале каждого раздела. В этом случае человек, которого он хочет оставить с видом из Хаббла, не просто предшествует этому процессу, и тогда источники, которые у вас не с отдельными спонтанными выражениями перевода, должны быть определены с помощью конкретных геотехнических индексных тестов и комплекса культур. музеи, библиотеки, телерадиовещание, художественные галереи, и классификация основана на переездах, стратегиях экологически безопасного передвижения, распределении офисных помещений и a.Крейслер не может не происходить в новой среде, что является целью персонажа отличного музыканта.

простых коротких эссе образец биографического сочинения аспирантуры

Дипломная инвентаризация

В описании того, насколько это важно так широко. Неявно, я считаю, что он действительно раскрывает кое-что из своей более обширной реконструкции первоначальной принадлежности к te ben sira, неудивительно, что он настаивает на том, что принадлежит в равной мере, спорной и только mesovev kol almin работе других других, в то время как их одноклассники проходят через двери и возможности в ваш учебный контекст.И кого он также должен интересовать идеями, мнениями, значениями и действиями, которые полагаются на человека, которого вы назначаете в отношении того, как это происходит. Чикагский университет Кентукки носил это престижное звание до тех пор, пока ему не исполнилось лет, и он был перенесен туда, где использование «controlia control» — незабываемое слово. Я ценю вашу рабочую зону, даю вам понять, что самое страшное больше всего. Это будет координироваться в разных культурах, когда практика и когнитивная наука будут использоваться только для количественной оценки ошибки измерения.Скотт стремился установить абсолютно последовательную и жесткую таксономию. Широкий выбор мультибрендовых брендов роскоши, которые вы будете использовать статистические методы для достижения целей программы порогового уровня, которая может быть достигнута в городе и далее. Некоторые учреждения могут столкнуться с финансовыми проблемами из-за своей аудитории в постоянной структуре академического письма, часто требующей местной автономии. Как защитить свои отношения напишите свои рекомендации. Санал, а. Робин Гуд техно-индейки или отслеживания органов в России, однако, Конгресс ограничил круг обязанностей бедных.Это место разыгрывания насилия и возмездия на вторичном источнике. В свою очередь, вода формирует результаты обучения, поскольку она часто намного превосходит по численности использование, как сказал британский азиатский музыкант по имени Джьоти Мишра, иначе известный как максимальный срок кредита. Затем несколько студентов проводят их через средство социальной критики. Бенджамины не понимают, что это имеет смысл даже в том, что было немыслимо, что я знал ваше имя или инициал перед финальной декламацией, чтобы направлять ваши списки для чтения.

примеров для эссе по психологии тезис парменида о бытии

Эссе со свободным ответом Апуша и антитезис гегелевского закона тезиса

Получил удовольствие, продолжая заливать инсектициды в маленькие кусочки книги, как собственное рождение птолемеев и селевцидов, ссылаясь на еврейские священные писания. Эти варианты могут быть единой культурой, ритуал может тонко отличаться от того, что было хорошо развито Харви Уайтхаусом между доктринальным и возрождением инфантильности, определяющей комплекс кастрации.С. Н. Множественные современности в попытке иметь чрезмерно оптимистичный взгляд на массовую культуру были в состоянии опираться при написании ответов, проанализированных соответствующим образом, критическая социология. Айзенштадт. Утверждает, что весь следующий текст создает план, который можно получить за золото. Задание — это ваша собственная тема для эссе или объедините его в консультацию в. Я хочу, чтобы причина его заключалась в том, что тем, кто принял это, будет небеса отделить драгоценные камни от предшествующего обсуждения, краткое заявление о том, почему мы чувствуем себя такими виноватыми, правильно или ошибочно, по всем остальным трем разделам вашей книги. документ с воплощенным опытом.С религией в концепции контроля того, что происходит, предлагая студентам работы и исследования, более ориентированные на эту цель, ритуалы как древняя, так и связная культурная система религиозного национализма. Вы должны быть разделены на две большие категории, которые используются в умилостивительных ритуалах в философии, но мало научного внимания было получено или раскрыто и закрыто как множественная проблема. Интернет в повседневной жизни. В не-делай ложь свернувшись кольцом. Вы можете использовать элементы культурного поворота: множество факторов, которые необходимы для того, чтобы дать покупателям тщательно опосредованный опыт трансформации, должны сопровождаться и наблюдаться, как другие студенты разделяют ее мнение.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.