За что демон ненавидит божье создание: за что демон «ненавидит» божье создание ответ

Содержание

за что демон «ненавидит» божье создание ответ

Ответ:

Демон Лермонтова отличался многосторонностью. Демон – “царь небес”, “лукавый”, “вольный сын эфира”, “мрачный сын сомненья”, “надменный” и “готовый любить”. Первая строка поэмы “Печальный Демон, дух изгнанья… ” сразу же вводит нас в круг противоречивых и неоднозначных смыслов. Примечательно, что Лермонтов провёл эту строку через все редакции, оставив без изменения. Определение “печальный” погружает нас в мир человеческих переживаний: Демон наделён человеческой способностью к страданью. Но “демон, дух” – бесплотное созданье, чуждое “грешной земле”. Вместе с тем “дух изгнанья” – персонаж библейской легенды, в прошлом – “счастливый первенец творенья”, изгнанный из “жилища света”.

Совмещая в своей природе человеческое, ангельское и сатанинское, Демон противоречив. В основе его сущности – неразрешимый внутренний конфликт. Отказ от идеи добра и красоты – и “неизъяснимое волненье” перед ними, свобода волеизъявления – и зависимость от “Бога своего”, тотальный скептицизм – и надежда на возрождение, равнодушие – и страсть к Тамаре, титанизм – и гнетущее одиночество, власть над миром – и демоническая изоляция от него, готовность любить – и ненависть к Богу – из этих многочисленных противоречий соткана натура Демона.

Демон пугающе равнодушен. Мир небесной гармонии и красоты чужд ему, земля представляется “ничтожной” – “весь Божий мир” он окидывает презрительным оком. Радостный, бьющийся ритм жизни, “стозвучный говор голосов”, “дыханье тысячи растений” рождают в его душе лишь безнадёжные ощущения. Демон безразличен и к самой цели, сущности своего бытия. “Он сеял зло без наслажденья, // Нигде искусству своему // Он не встречал сопротивленья – // И зло наскучило ему”.

В первой части поэмы Демон – бесплотный дух. Он ещё не наделён пугающими, отталкивающими чертами. “Ни день, ни ночь, – ни мрак, ни свет! ”, “похож на вечер ясный” – таким Демон предстаёт перед Тамарой, вливаясь в её сознание “мечтой пророческой и странной”, “волшебным голосом”. Демон открывается Тамаре не только как “пришелец туманный” – в его обещаниях, “золотых снах” сквозит призыв – призыв к “земному без участья”, преодолеть временное, несовершенное человеческое бытие, выйти из-под ига законов, разорвать “оковы души”. “Золотой сон” – тот дивный мир, с которым человек навсегда распростился, покинув рай, небесную отчизну, и который он тщетно ищет на земле. Воспоминаниями о “жилище света”, отзвуками иных песен полна не только душа демона, но и душа человека – оттого её так легко “одурманить”, околдовать. Демон опьяняет Тамару “золотыми снами” и нектаром бытия – земными и небесными красотами: “музыкой сфер” и звуками “ветра под скалою”, “птичкой”, “воздушным океаном” и “ночными цветами”.

Демон второй части – бунтовщик, адский дух. Он подчёркнуто нечеловечен. Ключевые образы второй части – отравляющий поцелуй, “нечеловеческая слеза” – напоминают о печати отверженности, “инородности” Демона всему сущему. В поцелуе, с его богатейшим, загадочным смыслом, раскрывается неосуществимость гармонии, невозможность слияния для двух столь разных существ. Конфликт двух миров, двух разнородных сущностей (земного и небесного, утёса и тучки, демонического и человеческого) , их принципиальная несовместимость – в основе творчества Лермонтова. Поэма, создававшаяся Лермонтовым на протяжении всей жизни, писалась “по канве” этого неразрешимого противоречия.

тематика и проблематика, идея и пафос

Год написания и публикации – 1839 год.
История создания – поэму «Демон» Лермонтов пишет с 14-ти лет, а целых десять лет поэт редактирует ее. Возможно, что на появление этого сюжета оказало влияние стихотворение Пушкина «Ангел».
Жанр – поэма.
Направление – романтизм.
Основная идея – в каждом человеке живут противоположные силы — и Ангел, и Демон. Для каждого человека важно, какой силе отдать предпочтение в жизни.
Тема – добро и зло и их вечная борьба, отражающая выбор жизненного пути человека.

Проблема – борьба Ангела и Демона за душу Тамары.
Композиция – прямая.

п.1. Тематика и проблематика

1.

Тема: Любовь.

Проблема: Любовь – прекрасное чувство, но не всякая любовь приводит к счастливому финалу. Важно разобраться, кто твой избранник. Иногда за нее платишь слишком большую цену.

Демон увидел девушку, которая сможет вернуть ему чувство любви. Он когда-то постоянно испытывал его, в образе херувима. До момента встречи с Тамарой злой дух нагонял лишь ужас, а теперь сомневается, боится и плачет. Тамара чувствует сильную тягу к этому непонятному духу, который приходит к ней по ночам. Она предполагает, что ему нельзя доверять. Девушка становится монашкой, скрываясь от него в монастыре, но от себя не убежишь. Дух очаровывает ее, и Тамара доверчиво поддается его демоническому обаянию. Миг их первого слияния в поцелуе приводит к трагической развязке. Его уста оказываются переполнены смертельным ядом.

2.

Тема: Внутренняя борьба, главных героев.

Проблема: Внутренний конфликт может разрешиться по-разному, важно сделать правильный выбор.

Внутренняя борьба и дана для того, чтобы человек выбрал правильное решение, вышел на истинный путь. Не всегда это получается сразу. Сомнения одолевают и Демона, и Тамару. Небо отвергло Демона, но пришло время, когда он уже не в силах выносить свои мучения. Презрение к людям, одиночество завели главного героя в тупик. И вдруг Демон видит для себя выход – оказывается он может чувствовать и любить. Он мечется в этой неразберихе, не зная, как поступить. Тамара тоже борется с собой. Девушка чувствует, что Демон – это исчадие ада, но ее сильно влечет к нему. Он – красив, он говорит девушке неземные, пламенные речи. Тамара хочет помочь себе. Он согласна уйти в монастырь, чтобы остаться верной Богу, сохранить непорочной свою душу.

3.

Тема: Одиночество.

Проблема: Одинокий человек свободен, но это лишь иллюзия свободы и тупик.

Демон изгнан, обречен на одиночество. Он измучен своей одинокой жизнью, не видит в ней никакой радости. Кажется, что, встретив Тамару, Демон готов вновь прийти к Богу.

4.

Тема: Вера в Бога.

Проблема: Бог всегда есть, он направляет человека, но об этом не стоит забывать.

Вера в Бога помогла Тамаре избежать адских мук. Она идет в монастырь, стремится перервать путы этого мучительного контакта. Ее жених сильно поплатился за пренебрежение к молитве об успешной дороге. И Демону удалось погубить его.

Для меня Бог – это самое лучшее, что есть в мире, путь истины и справедливости. Люди, созвучные с Создателем живут радостно и легко. Я думаю, что этот путь возможен для каждого. И уверена, что Демон – дух, который стремится к перерождению, к возвращению в рай. Он вернется в рай уже с новым опытом. С тем опытом, что на пути зла ничего хорошего нет.

п.2. Идея и пафос

Пафос Демона — это его «гордая вражда» с небом, неустрашимое стремления к свободе. Он презирает людей, которые не умеют испытывать истинного счастья. Хотя и сам Демон не знает его, «злой дух» осужден на бесстрастность и одиночество. Его пламенные речи переполнены романтическим пафосом. В них так много чувства и силы. Его пылкое утверждение собственного видения мира вселяет уважение и интерес.

Мы слышим пафос и в описании Тамары – это дань необыкновенной красоте девушки. Красота Тамары не только внешняя, но и внутренняя. Так же, как и она сама, прекрасна ее душа.

Добро побеждает зло – пафос присутствует в развязке поэмы. Ангел не отдает Демону душу Тамары. Ее душа уже не видит Демона, не испытывает чувств к нему – и Демон здесь бессилен.

п.3. Основные герои (их место в образной системе)

Образ Ангела противоположен Демону. Посланник рая излучает любовь, прощение и веру в человека.

Образ Тамары символизирует красоту – это не просто красота женщины, а истинное великолепие всей жизни. Девушка живет в большом доме в окружении красивейшей природы. Монастырь, в котором она прячется от лукавого духа, также находится в красивом месте. Тамара прекрасна не только внешне, но и внутренне. Образ красоты здесь представлен как образ правильности жизни и ее радости. Тамара, как прекрасное божье творение, противопоставлена Демону. Но именно эта красота мутит его рассудок, вдохновляет стать на путь добра.

п.4. Литературные приёмы

В поэме мы видим психологизм – эмоции, чувства, внутреннее состояние персонажей выражено ярко, красиво и с большим мастерством.

Образ пути – важный символ, которым идет для себя каждый из персонажей поэмы. Кратко Лермонтов рассказывает о предыстории появления Демона – это падший Ангел, ранее обитавший на небесах. Восставший против Бога, он обречен на одиночество и скитания. Демон представлен «духом изгнанья», его образ печален. Складывается такое чувство, что Демон хочет любить, но обречен ненавидеть. Таков его выбор и его путь.

В поэме есть краткий эпизод, который, как бы, повторяет путь Демона. Жених Тамары в спешке не останавливается помолиться в часовне, нарушая обряд своих прадедов, и погибает. Этот эпизод символически отражает путь самого Демона, только более мягко. Жених не отвергает Бога, он лишь пренебрегает обрядом.

Душа Тамары, после сомнений и внутренней борьбы попадает в руки Ангела – это ее путь и ее выбор.

Лермонтов описывает отчий дом Тамары, как большой, но мрачный. Это описание уже заранее посвящает нас, что конец истории может быть трагическим. Но концовка не так уж тяжела, потому что Тамара попадает в рай, несмотря на старания лукавого духа.

Символически показан и уход Тамары в монастырь. Она всеми силами хочет спастись, остаться наедине с Богом, подумать, разобраться в себе.

Красивейшая природа Кавказа символически отражает великолепие Бога. Но, я думаю, что нет лучшей природы, которая подчеркнула холодную и бесстрастную сущность Демона, его величие и гордыню. Внутренний мир Демона красив, интересен и самобытен, как и надменная природа Кавказа.

п.5. Конфликт произведения

Конфликт поэмы, это конфликт каждого человека – его выбор между добром и злом. На чью сторону становиться, на сторону Ангела или Демона – это решает сам человек. Лермонтов верит, что этот конфликт разрешим в пользу истины и добра. И я полностью согласна с автором.

После мучительных сомнений Тамаре удается отдать свою душу в руки Ангела, а Демон, испытав чувство любви, уже не станет прежним. Рано или поздно он вернется к Богу – туда, откуда был изгнан когда-то, очень давно.

Анализ реалистической поэмы Лермонтова «Демон» (Демон Лермонтов)


История создания

Поэма «Демон» насчитывает 8 редакций, так как Лермонтов начал писать своё произведение ещё в возрасте 14 лет и возвращался к работе над своим детищем на протяжении всей жизни. Ранние редакции отличаются нецелостностью образов, большим количеством философских рассуждений. Поворотным для развития авторского замысла становится 1838 год, когда из-под пера поэта появляются 6-я и 7-я редакции. Теперь уже более зрелый творец не проводит параллель между Демоном и собой и наделяет своего героя монологами.

Поэма базируется на библейском мифе о падшем ангеле, а также обращается к грузинскому фольклору и деталям местного быта.

Поэмы «Мцыри» и «Демон» Лермонтова. Проблематика, образы, особенности метода и стиля поэм.

Обе поэмы принадлежат к вершинным достижениям мировой романтической поэмы. Л. в поэмах поднимает такие проблемы как связь человека с народом родиной, природой, проблему цели и смысла жизни. Поэма Л. «Мцыри» закончена в 1839г Тема поэмы — изображение сильной свободолюбивой личности Основная идея — борьба за свободу, протест против общественных условии, не дающих развиваться личности. Первоначально поэма называлась «мцыри,» (по-грузински монах) Л. изменил название, т.к. «Мцыри» с грузинского означает не только послушник, но и чужеземец, одинокий человек. Проблема поэмы связана с темами свободы и неволи, темой бунта, который зреет в душе Мцыри. Во имя чего бунтует Мцыри? Цель его бунта — свобода, которая приравнивалась романтиками к естественному состоянию человека. Мцыри бежит из монастыря в естественную среду, порывая с несвойственным для него образом жизни. Бегство его — чистый порыв к свободе. Мцыри убежден, что человек не может быть одиноким, в нём есть тепло родного очага. Важный мотив поэмы — мотив родины. Она для Мцыри -это не только родной аул, основное значение этого образа-символа богаче: родина -это природа и свободная жизнь, возвращающая человека к его изначальной сущности. Мцыри стремится к слиянию с миром природы. Однако в своем порыве герой столкнулся с суровой реальностью жизни. Природа становится столь враждебной, как и окружающий его мир людей. Герой потерпел поражение. Его путь на родину оказался движением по кругу — он вновь попадает в монастырь. Смерть Мцыри показана как акт его свободной воли. Он просит похоронить его в монастырском саду, откуда «виден и Кавказ». В чём причина поражения Мцыри? Он оказался чуждым людям, живущим за стенами монастыря. Поэтому 3 дня на воле оказались не самой жизнью, а приближением к ней. Но как истинный герой он готов погибнуть, смысл поэмы в том, чтобы прославить могущество воли, мятеж и борьбу, к каким бы трагическим результатам они не приводили. Героизм М. проявляется во всех его поступках. Высшая форма героизма — героизм душевный, он то и толкает юношу на бунт против всего, что грозит ему несвободой. Героизм проявляется и в сложной символической форме — в схватке с барсом. Бой с барсом- центральный эпизод поэмы, это кульминация трёх вольных дней героя. Сила героя гиперболизирована, он в состоянии сразиться с разъяренным зверем на равных. Схватка с барсом — символический бои: это поединок силы физической с силой духа. Не только Мцыри потерпел поражение, разрушен и монастырь — символ замкнутого уклада жизни. Однако в сознании людей жива легенда о безымянном монастырском затворнике, сумевшем хоть на короткий миг переломить свою судьбу. Образ Мцыри воплощает один из двух основных типов героев Л. — тип героя-пленника, жаждущего свободы. Второй тип — тип героя-изгнанника, тяготящегося своей свободой- воплощен в образе Демона. Поэма «Демон». Романтическому конфликту героя с миром придается вселенский космический масштаб. В основе сюжета — библейский миф о падшем ангеле, восставшем против бога, за что и превращен в духа зла. Но Л. разрабатывает новый сюжет — судьбу демона после его бунта. Образ Демона воплощает противоречивость существующего миропорядка. Демон не признаёт действительности, потому что она бесчеловечна. Ему присуще чувство добра, он стремится к любви, но это неосуществимо по злой воле бога. Этот мотив делает поэму богоборческой. Философская и общественная глубина поэмы в том, что поэт показывает, как в своей устремленности к свободе Демон несёт яд индивидуализма и эгоизма. Судьба демона трагична, т. к. он обречен на вечное скитание во вселенной, на вечное зло. Он несет зло, потому что мир, по его мнению, несовершенен, наполнен бессмыслицей. Взбунтовавшись против судьбы «дух отрицанья» обратился к земле, к человеческим ценностям. Его любовь к княжне Тамаре даёт ему надежду на возрождение. Обращение к Тамаре -исповедь Демона, который не только искушает прекрасную земную женщину, но и возвышает ее над собой. Он готов признать ее своим божеством, хочет любить, молиться, веровать добру, но в то же время поступает как злой дух-искуситель, одурманивающий и губящий Тамару. Смерть Тамары — первое поражение Демона, но окончательно он был повержен тем, что душа возлюбленной, унесённая ангелом-хранителем, оказалась для него недоступной. Единственная надежда Демона — возродиться в любви и через любовь -оказывается неосуществимой. Таким образом, романтический конфликт доведен до бесконечности. Для Демона невозможно ни чистое добро, ни чистое зло. Именно изображение вечной жизни природы становится ответом Л. на неразрешимые вопросы, которые задавал миру и самому себе его «загадочный Демон». Для поэмы характерно сочетание символики, аллегории, благодаря чему сюжет получает широкий обобщенный смысл: свободолюбивая личность вступает в трагическое противоборство с отрицательным миропорядком

Жанр и направление

В эпоху романтизма авторы нередко обращаются к крупной форме поэзии. Интерес к герою-бунтарю, готовому противостоять судьбе, рождает жанр романтической поэмы, к которому относится и «Демон».

Главного персонажа поэмы можно назвать прототипом героя-изгнанника, прочно занявшего своё место в литературе романтизма. Это Падший Ангел, страдающий за свою дерзость и неповиновение. Само обращение к такому образу — характерная черта романтизма. Одним из первых был Мильтон («Потерянный Рай»), обращался к этому персонажу и повлиявший на русскую литературу Байрон, не обходит стороной вечный образ и А.С. Пушкин.

Поэма пронизана идеями борьбы как на глобальном уровне (противостояние Демона и Бога), так и внутри души отдельного персонажа (Демон желает исправиться, но гордыня и жажда наслаждения мучают его).

Наличие фольклорных мотивов также позволяет относить «Демона» к жанру именно романтической поэмы.

Поэтический смысл и композиция поэмы «Демон».

При жизни Лермонтова поэма не печаталась, по рукам ходили её списки, тексты которых очень отличались друг от друга. Некоторые редакции комбинировались переписчиками. Печатные тексты «Демона» так же, как и рукописные списки, отличались друг от друга, поскольку автографа или авторизованных записей последней редакции не сохранилось. Сейчас поэма печатается по «придворному» списку, который является писарской копией, сделанной в 1841 году.

Первый вариант «Демона» Лермонтов набрасывает пятнадцатилетним мальчиком, в 1829 году. Он состоит из стихотворных этюдов и двух прозаических записей сюжета. Первый стих поэмы «Печальный демон, дух изгнанья…» сохраняется во всех последующих редакциях поэмы с некоторой, произведенной позже, корректурой. Неизменным так же (за исключением четвертой редакции) остаётся и размер, которым написана поэма — четырёхстопный ямб. В первой редакции так же присутствует посвящение, написанное в двух вариантах.

В основу сюжета поэмы положен библейский сюжет о падшем ангеле, восставшем против Бога, изгнанном из рая и превращенном Богом в духа зла. В художественной разработке образа «духа отрицанья и сомненья» Лермонтов имел немало именитых предшественников. (Сатана из поэмы Мильтона «Потерянный рай», Мефистофель из гетевского «Фауста», Люцифер из мистерии Байрона «Каин», падший дух из поэмы Виньи «Элоа», демон из стихотворений Пушкина «Демон» и «Ангел».).

Вступая в творческое соревнование с литературными корифеями, Лермонтов поразительно рано наметил собственную, во многом отличную от других трактовку этого образа, от редакции к редакции углубляя и совершенствуя его раскрытие.

Образно-смысловая структура «Демона» содержит в себе различные пласты и уровни.

Одним из отличий Демона от его литературных предшественников является его многогранность и разносторонность. Демон мятежен и непримирим, как мильтоновский Сатана. Он знающ и мудр, как байроновский Люцифер. По мощи отрицания он превосходит гетевского Мефистофеля.

Но, кроме того, в нем есть неведомая этим героям неудовлетворенность — и не только окружающим миром, но и самим собой. Вместе с отрицанием и навязанным ему злом в нем живет жажда идеала «любви, добра и красоты».

Мощь свободного разума и страсть.

Сюжетный конфликт поэмы складывается из отношений Демона и Тамары, но в его развитие властно вмешивается еще одна сила — Бога. Хотя как персонаж Бог и не появляется в поэме, но его присутствие ощущается везде: в раздумьях героев, в действиях выполняющего Божью волю Ангела, в законах созданного Богом мира, которые зачастую определяют судьбы главных персонажей поэмы.

Ярко выделяющийся во втором плане сюжета конфликт, который виден в большом диалоге Тамары и Демона с одной стороны, и Богом с его миропорядком — с другой, наполняет содержание поэмы глубоким философским смыслом. Встреча с Тамарой для Демона, в сущности, не залог «возвращения рая», а новая ступень в его исканиях «с начала мира». С этого момента мотив возрождения к «жизни новой» превращается в сюжетный лейтмотив, хотя какое-то время Демон и остается прежним духом зла.

Но такова гуманистическая сила любви, неразрывно связанная не только с красотой, но и с добром, что Демон готов отказаться если не от зла вообще, то хотя бы от «умысла жестокого» — обольщения хранимой Богом Тамары. Постепенно чувство, которому он пытался поначалу сопротивляться, достигает апогея: «Тоску любви, ее волненье, постигнул Демон в первый раз». Он полон решимости начать жизнь иную. Именно в этот момент между Демоном и Тамарой становится Бог в лице Ангела — «хранителя грешницы прекрасной». Устами Ангела Бог напоминает Демону о тяготеющем над ним проклятии: «К моей любви, к моей святыне не пролагай преступный след». Это один из существенных моментов сюжета, отчасти объясняющий вспыхнувшее в Демоне желание любой ценой удержать Тамару, не уступить ее Богу. Поэт создает сложнейшую психологическую ситуацию: в душе героя сосуществуют сразу несколько взаимоисключающих чувств и волевых импульсов. В последующих словах монолога Демона — кипение любви к Тамаре и «яда» жгучей, «старинной ненависти» к Богу, непреклонность и смятение, злоба и коварство, предчувствие катастрофы дерзкое стремление к ней. Когда Тамара обращается к злому духу с просьбой дать клятву-отречение от борьбы с Богом, Демон дает ее. Знаменитое: «Хочу я с небом примириться, хочу любить, хочу молиться, хочу я веровать добру» — было одновременно и неподдельным движением смертельно уставшей души Демона и средством покорения Тамары. Этот страстный монолог ещё более усиливается поэтом при помощи анафоры. Но едва вступив в царство любви и гармонии, Демон разрушает его, умертвив Тамару первым же поцелуем.

Смысл этого смертельного поцелуя многозначен: безмерная, испепеляющая страсть Демона оказалась гибельной для простой смертной, но сцена имеет и другие смысловые грани. «Смертельный яд» поцелуя Демона настоян на ненависти и злобе, отравляющих даже такое животворное чувство, как любовь. Проклявший его за непокорность Бог вложил ему в грудь эти чувства, превратив его в «зло природы», он же с новой силой возродил их в душе Демона в момент, когда тот был готов снова «любить» и «веровать добру». С точки зрения героя, ответственность за гибель Тамары несет не только он, но и Бог, сотворивший мир, в котором добро и зло так тесно переплетены. Венчают развязку поэмы стихи, не оставляющие сомнения в поражении Демона:

И проклял Демон побежденный Мечты безумные свои, И вновь остался он, надменный, Один, как прежде, во вселенной, Без упованья и любви!..

Однако поражение Демона не означает утверждения абсолютной правоты Бога и созданного им мира. Нераскаявшийся Демон остается живым укором дисгармоничности и неустроенности божьего мира, что более ярко выражено в стихе, впервые появившемся во второй редакции поэмы и удаленном позже из седьмой: «посла потерянного рая улыбкой горькой упрекнул…»

23.

Поэма Пушкина «Граф Нулин».

Отрывок из него опубликован в 1827 в «Московском вестнике». Полностью произведение напечатано в «Северных цветах» за 1828г.

В основе поэмы — веселый водевильный замысел. Мысль написать эту поэму пришла к Пушкину после чтения Шекспира. (Пушкин читал его поэму «Лукреция». Ему пришла в голову мысль, что было бы, если бы Лукреция дала бы Тарквинию пощечину? Тогда Тарквиний был бы посрамлен, Лукреция показала бы себя порядочной и верной женой и не зарезалась бы, Брут не изгнал бы царей. Сам мир и история пошли бы по-другому.)

Получилась
шутливо-сатирическая пародийная поэма.
Сюжет поэмы укладывается в три глагола: «Граф Нулин приехал, погостил, уехал». Это отсутствие интриги усиливалось тем, что объектом изображения стали обыкновенные предметы, проза жизни. В поэме царила обыденность, неторопливый ритм деревенского бытия. При этом в описании возникала внутренняя динамика, тк оно строилось на совмещении разных точек зрения.

У каждого из героев возникала характерная только для него речевая манера: так речь Нулина, возвращающегося из Парижа, насыщена французскими фразами.

В поэме «Граф Нулин» происходило преодоление романтических канонов. Дело не только в том, что объектом изображения стал деревенский мир. Сам герой здесь — травестированный образ русского скитальца, а философия судьбы принципиально отлична от ее романтической трактовки.

Граф Нулин ценен не тем, что переиначивает античный сюжет, а воспроизводит обыкновенную русскую жизнь того периода. «Все так и дышит красками русского деревенского быта». Пушкин расправился в раболепстве перед иностранщиной. Он высмеивает и самого графа, и молодую помещицу, которая воспитывалась во французском благородном пансионе.

Противопоставляется проза жизни (несмотря на то, что написан Граф в стихах, все слова – глубочайшая проза жизни) и напыщенная выразительность, бесконечная сентиментальность романов, которые читает молодая героиня.

Нулина очень остро приняла критика, одобрения Пушкин не нашел, т.к. все ждали от него украшенного тропами, выразительно описания. В этом и новаторская дерзость Пушкина – он изобразил в глубочайшей простоте и природу, и отношения персонажей. Сам язык очень прост.

«Герой нашего времени»: самоанализ и действие.

Роман «Герой нашего времени» вышел в свет отдельным изданием в апреле 1840; в 1841 — второе издание с авторским предисловием.

Работать над романом Лермонтов начал летом 1837 в Крыму, но в основном роман писался в Петербурге с 1838 по 1840.

Прежде чем «Герой…» вышел отдельным изданием, русский читатель уже был знаком с повестями «Бэла», «Фаталист», «Тамань», которые публиковались в «Отечественных записках» в 1839-40гг.

Жизнь эпохи, историческое бытие оказывается лишь фоном, на котором разворачивается «имтория души». Все герои говорят о себе, своем восприятии людей и мира, а форма повествования от 1-го лица представлена не только в «Журнале Печорина» (что обусловлено дневниковым характером записей), но и в первой части романа, имеющей форму путевых заметок.

Герои романа не просто сообщают о событиях, явлениях и людях, а дают им свою трактовку. Свое внимание они сосредотачивают на ощущениях, вызванных этим фактом эмоциях, которые и стремятся оформить, осознать, объяснить, выразить то, что всколыхнула в них встреча, происшествие, событие.Собственно факт остается на периферии.

Сплав эмоционального и рационального в романе рождает своеобразный тип психологизма, суть которого состоит в соединении психологического анализа и диалектики души. В «Журнале Печорина» этот принцип изображения внутреннего мира человека проступает особенно отчётливо. Повесть «Княжна Мери» написана в форме дневника и представляет собой датированные записи, фиксирующие, как осуществляется «действо», затеянное Печориным. Ситуацию с Грушницким он разыгрывает как спектакль, даже определяет его жанр: «Завязка есть! <…> об развязки этой комедии мы похлопочем». И в момент смерти Грушницкого: «Finita la comedia!» Но записки Печорина фиксируют не только поступки, события — они отражают те мысли, ощущения, которые подготавливают действие. Печорин убеждён, что «идеи — создания органические <…>: их рождение даёт им форму, и эта форма и есть действие». Мысль и действие у Лермонтова не просто связаны, они имеют одну природу, представляют собой единство. Идея возникает невольно, произвольно, спонтанно. Это некое озарение. Идея захватывает все сферы человеческого духа. В результате такого понимания взаимосвязи мысли и действия мысль у Лермонтова не иссушает душу, а ведёт в действию, поступку. В «Журнале Печорина» и отражается рождение, развитие идеи, воплощение её в поступок. Некоторые из записей представляют собой размышления, в которых герой, всё больше погружаясь в самоанализ, так и не приближается к рассказу о затеянной им интриге.

Мысль в «Журнале» воспроизводится в живом, стихийном противоречии, развивается зачастую алогично. Но иначе и быть не может — ведь это размышления для себя и в себе. Так, например, монолог Печорина «3-го июня» — сплошные вопрошания. Исходный вопрос («Я часто спрашиваю себя, зачем я так упорно добиваюсь любви молоденькой девчонки, которую обольстить я не хочу и на которой никогда не женюсь?») показывает, что мысль героя направлена на поиск мотивации своих поступков. Но к осмыслению истинных побуждений он так и приходит. Более того, сама мысль становится абстрактной, отвлечённой от субъекта, не случайно этот фрагмент записей завершается внезапно, когда герой замечает, что «далеко отвлёкся от своего предмета». Для романа характерен ассоциативный «разбег» мысли. Она захватывает, начинает вести за собой, управлять человеком. Для истолкования поступков героя важны его философские пристрастия, и прежде всего — представления о судьбе. Печорин — фаталист. Но идея фатализма в романе внеисторическая. Каждый раз, проверяя, испытывая судьбу, Печорин доказывает необратимость рока. В основе его мировоззрения лежат 2 убеждения: «в один прегадкий вечер я имел несчастие родиться» и «рано или поздно, в одно прекрасное утро я умру» (запись от «13-гг мая», знакомство с доктором Вернером). Печорин верит в предсказания, интуитивные предвидения, свидетельства тому рассыпаны в его записках: «Когда я был ещё ребёнком, одна старуха гадала про меня моей матери; она предсказала мне смерть от злой жены; это меня тогда глубоко поразило; в душе моей родилось непреодолимое отвращение к женитьбе…Между тем, что-то мне говорит, что предсказание сбудется; по крайней мере буду стараться, чтоб оно сбылось как можно позже»; «Мои предчувствия меня никогда не обманывали». На пари с Вуличем Печорин идёт не потому, что не верит в предопределение (он как раз «читает печать смерти» на его лице), а из страсти к противоречию. Предсмертная реплика Вулича («Он прав!») адресована Печорину, в ней — завершение спора, осуществление предсказания. Печорин исходит из того, что «хуже смерти ничего не случится — а смерти не минуешь», это даёт ему ощущение свободы. Конец для всех един, и он зависит не от человека, его действий, а от благосклонности фортуны, поэтому в срок, отведённый судьбой, личность свободна в своих поступках. Мысль о смерти много предопределяет в поступках Печорина, но н страшит его. Смысл всех его действий — поединок со смертью, испытание благосклонности судьбы по отношению к нему, поэтому Печорин постоянно заключает пари, доверяет свою судьбу жребию. Однако результат всех действия героя одинаков — опустошение, разочарование, активно действуя, Печорин, между тем уверен, что его действия несамостоятельны, этим объясняются многочисленные сопоставления: «…сколько раз уже я играл роль топора в руках судьбы! Как орудие казни, я упадал на голову обречёных жертв, часто без злобы, всегда без сожаления…». Печорин движется по кругу в поиске ответа на вопрос, для чего ему дана жизнь, куда ведёт его судьба, — и ответа не находит. Не случайно роман заканчивается диалогом, в котором герой получает 2 взаимоисключающих ответа на свой вопрос. Не случайна и финальная фраза о Максиме Максимыче: «…он вообще не любит метафизических прений». Для штабс-капитана жизнь ценна сама по себе. Этой цельности лишено сознание Печорина, отсюда поиск идеала, бесконечное стремление к гармонии и невозможность её обретения.

24.

О чём?

В Грузии, в роскошном доме князя Гудала, живёт его дочь, девушка невероятной красоты, Тамара. Она ждёт своей свадьбы, двор уже убран к торжеству, но пролетавший над вершинами Кавказа Демон уже заметил девушку, он пленился ею. На свадьбу спешит жених, за ним следует богатый караван верблюдов, но в ущелье путников настигают разбойники. Так радость свадьбы оборачивается горем похорон.

Демон, теперь не имеющий соперников, является Тамаре, желая завладеть ею. Бедная девушка хочет найти защиты у Бога и уходит в монастырь. Там её стережёт Ангел-Хранитель, но однажды ночью Демон преодолел эту преграду и соблазнил девушку. Тамара погибла, но её душу спас Ангел и перенес в Рай, где она обрела покой.

Главные герои и их характеристика

  • Демон – весьма сложный персонаж поэмы. Сам образ Демона восходит ещё к Библейским сюжетам, но в поэме Лермонтова мы встречаем уже авторскую трактовку этого архетипа. Он наказан вечной жизнью, а существование его будет всегда сопровождаться одиночеством и тоской. Казалось бы, можно позавидовать этой уникальной возможности: с высоты птичьего полета наблюдать горные красоты, но и это наскучило герою. Даже зло уже не приносит ему удовольствие. Но характеристика Демона не может сводиться лишь к отрицательному. Он встречает девушку, сравнимую со сказочной девой, обладающую такой красотой, какую ещё «свет не видывал». Но она прекрасна не только внешностью и нарядами, а ещё и душой.
  • Тамара скромна, целомудренна, верит в Бога, она создана не для этого мира, неслучайно Демон желает обрести спасение через любовь к ней. Ощутив это новое для него чувство, Падший Ангел хочет творить только добро, встать на путь истинный. Но, как мы видим дальше, герой не может справиться со своей гордыней, и все его хорошие намерения оборачиваются прахом. Искуситель дерзок и настойчив, на пути к наслаждению он не собирается уступать ни мольбам беззащитной девушки, ни уговорам Божьего посланника.

Характеристика Тамары

Трудно сказать, что образ Тамары в поэме «Демон» намного реалистичнее самого Демона. Ее внешний облик описывается обобщенными понятиями: глубокий взор, божественная ножка и прочие. В поэме акцент сделан на бесплотности проявлений ее образа: улыбка «неуловима», ножка «плывет». Тамара характеризуется как наивная девушка, в чем прослеживаются мотивы детской незащищенности. Описывается и ее душа — чистая и прекрасная. Все качества Тамары (женское очарование, душевная гармония, неискушенность) рисуют образ романтической натуры.

Итак, образ Демона занимает особое место в творчестве Лермонтова. Данная тема интересовала не только его, но и других деятелей искусства: А.Г.Рубинштейна (композитора), М.А.Врубеля (художника) и многих других.

Темы

  • Любовь. Особое место в поэме занимает любовь. Она имеет безграничную силу: иногда губит героев, иногда даёт надежду, а порой сулит вечные муки. Ревнивая спешка к невесте губит жениха Тамары, для Демона же эта девушка – надежда на спасение. Любовь пробуждает в Падшем Ангеле давно забытые чувства, она заставляет его, нагоняющего ужас, бояться и плакать.
  • Борьба. Отвергнутый Небом Демон больше не в силах выносить свои мучения. В поэме он предстаёт читателю уже потерявшим всякий вкус к существованию, даже зло не приносит ему удовольствия. Последний шанс отвоевать себе прощение – любовь юной чистой девушки. Тамара для Демона — орудие для борьбы с Небом. Он избавился от Ангела, соблазнил Тамару, но он не способен побороть себя, свои пороки, за что обречён страдать вечно. Тамара борется с искусителем, она не поддаётся его словам против Всевышнего, отчаянно желая избежать адской обители.
  • Одиночество. «Дух изгнанья» уже несколько столетий он скитается «в пустыне мира без приюта». Единственная отрада его существования – воспоминания о прошлом, когда он был среди своих собратьев — «чистых херувимов». Любовь к смертной чистой девушке заставляет Демона ещё острее чествовать свою тоску и одиночество. Кажется, что в какой-то момент он готов проявить смирение и преклониться перед Всевышним: он слышит вечернюю песню, она напоминает Падшему Ангелу о Рае. Демон, нагонявший до этого на всех страх и ужас, теперь плачет сам горячими слезами.
  • Вера. Только благодаря непоколебимой вере в Бога Тамара избегает от мук ада. Пренебрежительное отношение к религии губит, согласно авторскому замыслу, жениха княжны. Искушая красавицу, Демон шепчет ей, что Бог занят только небесными делами, а на земные не обращает внимания. Но девушка не поддалась наветам зла, за что душа её была спасена Ангелом-Хранителем.

Образ Кавказа в поэме «Демон»

Тема Кавказа занимает особое место в творчестве Михаила Лермонтова. Изначально действие поэмы «Демон» должно было происходить в Испании. Однако поэт переносит его на Кавказ после того, как он вернулся из кавказской ссылки. Благодаря пейзажным зарисовкам писателю удалось воссоздать определенную философскую мысль в разнообразных поэтических образах.

Мир, над которым пролетает Демон, описан весьма удивительным образом. Казбек сравнивается с гранью алмаза, который сиял вечными снегами. «Глубоко внизу» чернеющий Дарьял характеризуется как жилище змея. Зеленые берега Арагвы, Кайшаурская долина, угрюмая Гуд-гора являются прекрасной обстановкой для поэмы Лермонтова. Тщательно подобранные эпитеты подчеркивают необузданность и силу природы.

Затем изображены земные красоты великолепной Грузии. Поэт концентрирует внимание читателя на увиденном Демоном с высоты его полета «земном крае». Именно в этом фрагменте текста строки наполняются жизнью. Здесь появляются различные звуки и голоса. Далее из мира поднебесных сфер читатель переносится в мир людей. Смена ракурсов происходит постепенно. Общий план сменяется крупным.

Во второй части картины природы передаются глазами Тамары. Контраст двух частей подчеркивает многоликость Она может быть как буйной, так и безмятежной и спокойной.

Идея

Ангел и Демон – две стороны одной души. Человек по своей натуре двойственен, Добро и Зло всегда борются в нём. Предназначение главного героя поэмы – сеять сомнение, пробуждать лукавые мысли в человеке. За повиновение Демону Бог может жестоко наказать, как это и произошло с женихом Тамары.

Повержен и Демон, но так ли жестоко к нему Небо? Оно даёт изгнаннику шанс спастись через искреннюю любовь, ведущую к добродетели, но герой не справляется со своим отрицательным началом и тем самым губит себя и девушку.

Проблематика

Любовь и порок несовместимы – эту проблему актуализирует Лермонтов в «Демоне». Для автора это чувство, скорее, святое, данное Небом, нежели земное. Когда забывают о красоте душевной, а думают лишь о наслаждениях плоти, происходит подмена любви грехом. Истинное же чувство призывает к добродетели, самопожертвованию, отказу от гордыни.

Но не каждому дана способность именно так любить. Одержимый жаждой превосходства над Небом и желанием испытать удовольствие, впервые за много сотен лет, Демон обрывает последнюю спасительную нить. И Падший Ангел, и Тамара становятся жертвами греховной страсти, но почитающая Бога девушка спасается, а упрямо противостоящий Создателю Демон обрекает себя на вечные страдания. Так находит свое отражение нравственная проблема гордыни – темная сторона души каждого из нас.

Перед героями стоит проблема нравственного выбора. Демон между смирением и страстью выбирает последнее, за что получает ещё большее страдание. Жених Тамары прислушался к лукавому голосу и пренебрёг молитвой в дороге, за что жестоко поплатился, Тамаре же удаётся противостоять соблазнам искусителя, поэтому для неё открыты Врата Рая.

Критика

В оценке критиков «Демон» в определённые периоды своей литературной истории поэма представлена по-разному. Появление этого демонического образа на русской почве было в некотором роде литературным событием, рецензенты с трепетом относились к произведению, в первую очередь, потому, что осознавали, какую историю имеет за собой эта тема в мировой литературе. Один из крупнейших авторитетов критики того времени В.Г. Белинский сам признаётся, что «Демон» стал для него мерой «истин, чувств, красот». В.П. Боткин видел в поэме революционно взгляд на мироздание. Многие из исследователей творчества Лермонтова до сих спорят о важности некоторых редакций, не отдавая безоговорочно пальму первенства окончательному варианту. Совершенно иной была критика более позднего периода. «Демон» стал объектом насмешек и издевательств, особенно реалисты, В. Зайцев, А. Новодворский, крайне негативно относились к одному из главных символов романтизма.

Реабилитирует поэму светоч поэзии начала прошлого столетия А. Блок, продолжая в своём стихотворении «Демон» традицию Лермонтова.

Автор: Александра Барбашова
Интересно? Сохрани у себя на стенке!

«Анализ реалистической поэмы Лермонтова «Демон»»

«Демон» (1829 — 1839) принадлежит к числу наиболее загадочных и противоречивых произведений поэта. Сложность анализа заключается, в частности, в том, что в поэме существует несколько планов восприятия и истолкования текста: космический, включающий отношения Демона к Богу и вселенной, философский, психологический, но, конечно, не бытовой. К легенде о падшем ангеле, воевавшем против Бога, обращались многие европейские поэты: достаточно вспомнить Сатану в «Потерянном рае» Мильтона, Люцифера в «Каине» Байрона, Мефистофеля в «Фаусте» Гете. Лермонтов, разумеется, не мог не учитывать уже существующую традицию, но он был вполне оригинален и в сюжете своей поэмы, и в трактовке главного образа. В лермонтовском Демоне сочетаются огромные внутренние силы и трагическое бессилие, стремление преодолеть одиночество, приобщиться к добру и недостижимость этих стремлений. Это мятежный протестант, который противопоставил себя не только Богу, но и людям, всему миру.

Бунтарские, протестующие идеи Лермонтова прямо проявляются в поэме. Демон — гордый враг небес, «царь познанья и свободы». Это воплощение мятежного восстания против всего, что сковывает разум. Он отвергает мир,

* Где нет ни истинного счастья, * Ни долговечной красоты, * Где преступленья лишь да казни, * Где страсти мелкой только жить, * Где не умеют без боязни * Ни ненавидеть, ни любить.

Однако такое всеобщее отрицание означает не только силу Демона, но и его слабость. Ему не дано с высоты беспредельных космических просторов увидеть земную красоту, он не в состоянии оценить и понять прелесть земной природы:

* Но, кроме зависти холодной, * Природы блеск не возбудил * В груди изгнанника бесплодной * Ни новых чувств, ни новых сил; * И все, что пред собой он видел, * Он презирал иль ненавидел.

Демон страдает в своем надменном уединении и тоскует о связях с миром и людьми. Ему наскучило «жить для себя, скучать собою». Любовь к земной девушке Тамаре должна была стать для него началом выхода из угрюмого одиночества к людям. Но и поиски гармонии, «любви, добра и красоты» фатально недостижимы для Демона:

* И проклял Демон побежденный * Мечты безумные свои, * И вновь остался он, надменный, * Один, как прежде, во вселенной, * Без упованья и любви!..

То разоблачение индивидуалистического сознания, которое было намечено в предыдущих поэмах, присутствует и в «Демоне». «Демоническое», разрушительное начало воспринимается Лермонтовым как антигуманистическое. Проблема эта, глубоко волновавшая Лермонтова, разрабатывалась им и в драматургии («Маскарад»), и в прозе («Герой нашего времени»). В поэме трудно выделить авторский «голос», прямую авторскую позицию, что предопределяет сложность анализа произведения, его многозначность. Не случайно ряд вопросов. Поставлены у Лермонтовым в «Демоне», не решен окончательно. Например: видит ли автор в своем Демоне безусловного (пусть и страдающего) носителя зла или только мятежную жертву «несправедливого приговора»? Была ли душа Тамары «спасена» в угоду цензуре или этот мотив являлся для Лермонтова идейно-художественной неизбежностью? Какой смысл имеет финал поэмы и поражение Демона — примирительный или не примирительный? Эти нерешенные вопросы свидетельствуют о сложности философской проблематики поэмы, о диалектическом сочетании в Демоне «добра» и «зла», жажды идеала и потери его, вражды к миру и попытки примириться с ним, что в конечном счете отражает в той или иной степени трагическое мироощущение передовых людей эпохи. Белинский, например, писал в 1842 г.: «Демон» сделался для меня фактом моей жизни, я твержу его другим, твержу себе, в нем для меня миры истин, чувств, красоты».

* «Богатство философско-этического содержания поэмы определяет и ее художественное своеобразие. Ярчайший образец романтизма, поэма «Демон» вся построена на антитезах. Это противостоящие друг другу герои: Бог и Демон, Ангел и Демон, Демон и Тамара; “это полярные сферы: небо и земля, жизнь и смерть, идеал и действительность; это, наконец, контрастные социальные и этические категории: свобода и тирания, любовь и ненависть, борьба и гармония, добро и зло, утверждение и отрицание».

Мощная поэтическая фантазия, глубокая нравственно-философская проблематика, пафос отрицания и сомнения, высокий лиризм, простота и пластичность эпических описаний, даже некоторая загадочность — все это сделало лермонтовского «Демона» одним из вершинных явлений в истории мировой романтической поэмы. Велико значение «Демона» не только в истории русской литературы, но и музыки (опера А. Г. Рубинштейна) и живописи (картины М. А. Врубеля).

М. Ю. Лермонтов «Демон» — анализ произведения

Лермонтов писал поэму «Демон» с пятнадцатилетнего возраста, постоянно возвращаясь к ней на протяжении десяти лет. Он менял сюжет, добавляя новых персонажей, детали, обстановку, но образ главного героя оставался неизменным.  В 1839 году закончил писать поэму «Демон» Лермонтов. Краткое содержание этого произведения, а также его анализ представлены в статье. Сегодня данное творение великого русского поэта включено в обязательную школьную программу и известно во всем мире.

Отрывок поэмы «Демон» М. Ю. Лермонтова

Печальный Демон, дух изгнанья,

Летал над грешною землей,

И лучших дней воспоминанья

Пред ним теснилися толпой;

Тex дней, когда в жилище света

Блистал он, чистый херувим,

Когда бегущая комета

Улыбкой ласковой привета

Любила поменяться с ним,

Когда сквозь вечные туманы,

Познанья жадный, он следил

Кочующие караваны

В пространстве брошенных светил;

Когда он верил и любил,

Счастливый первенец творенья!

Не знал ни злобы, ни сомненья.

И не грозил уму его

Веков бесплодных ряд унылый…

И много, много… и всего

Припомнить не имел он силы!

Краткий анализ поэмы «Демон»

Вариант 1

Свою поэму «Демон» Михаил Юрьевич писал десять лет. Он несколько раз изменял ее, редактировал, вводил новых персонажей. Поэма стала одним из главных произведений в творчестве Лермонтова. Вообще тема демонизма была присуща произведениям XIX века. О тоже писал, чьим почитателем был Лермонтов.

Демон – это образ нечистой силы. Он сеет хаос по всей земле и за его зло Бог выгнал его из рая. Демон, он же Сатана и Дьявол, думает о том, что ему пора измениться. Он устал быть в одиночестве и причинять зло. Поэтому, когда он встречает Тамару, то искренне верит, что с этой девушкой он может измениться, он станет лучше. Но у Тамары есть возлюбленный, которого она ждет, а демон в свою очередь ждет, что настанет время, когда девушка полюбит его. Тогда его жизнь кардинально изменится, и он перестанет быть злым.

Возлюбленный Тамары умирает и появляются подозрения, что это месть Демона. Что он не смог допустить того, что его возлюбленная будет с другим. Хотя это всего лишь догадки. Демон у Лермонтова не такой злой, как у других писателей. Он готов меняться, он верит, что у него все получится и его ждет счастливая жизнь. Он предлагает Тамаре отказаться от всего земного, а этот отказ означает не что иное, как смерть. На помощь девушке приходит Ангел, который возвращает Демона к прежней жизни.

В конце поэмы Демон приходит в отчаяние. Во имя любви к нему Тамара умирает, а ее душу забирает Ангел. Демон остается по-прежнему один, он не учел, что душа девушки будет взята небом. Демон проклял свои мечты, он стал таким же, как и раньше. Мечты на светлое будущее не сбылись. Лермонтов показал Демона как ограниченное в своем мире существо. Даже чувства к Тамаре были ограниченными, вот почему ему не удалось прийти к другой жизни.

Вариант 2

    Печальный Демон, дух изгнанья, 

    Летал над грешною землей… 

    М. Лермонтов 

Знаменитую можно прочитать, чтобы назвать венцом всего творчества Лермонтова. Поэт работал над нею десять лет, поэма имеет восемь редакций. В ее основу положен библейский миф о падшем ангеле, восставшем против Бога, изгнанном за это из рая и превращенном в духа зла. В поэме Лермонтов отразил свой тираноборческий пафос.

Бог в поэме — это самый сильный из всех тиранов мира, а Демон — враг этого тирана. В понятие добра и зла Лермонтов вкладывал смысл, противоположный тому, какой они имеют в традиционной христианской морали, где добро означает покорность Богу, а зло — неповиновение ему.

Но если Бог недобр, то понятия добра и зла меняют свой смысл, приобретают смысл, противоположный тому, какой они имеют в традиционной христианской морали. Автор и его Демон не отрицают добро, но добро для них нечто иное, чем для простого человека. По христианской морали подвиг добродетели — в смирении, для Лермонтова — в борьбе, а покорность и смирение — зло. Лермонтов показывает, что не Демон, а Бог виновник зла. И самым жестоким обвинением против Творца является земля:

    Где преступленья лишь да казни, 

    Где страсти мелкой только жить; 

     Где не умеют без боязни 

    Ни ненавидеть, ни любить.

Бог незримо присутствуете поэме, он действующее лицо, хотя и эфемерное. О нем постоянно говорят, вспоминают, обвиняют в преступлениях, совершаемых на земле, так как он сотворил преступников:

    … всесильный Бог, 

    Ты знать про будущее мог, 

    Зачем же сотворил меня?

Азраил, как и Демон,— изгнанник, “существо сильное, но побежденное”. Он наказан не за бунт, а только за мгновенный ропот. Ему было скучно одному. Он упрекнул Бога в том, что тот создал его раньше людей. Бог тотчас наказал Азраила:

    Я перемени звезду свою; 

     Как дым рассыпалась она, 

    Рукой Творца раздроблена; 

    Но смерти верной на краю, 

    Взирая на погибший мир, 

    Я жил один, забит и сир.

Демон же наказан не только за ропот. Его вина страшнее. Бог испепелил страшным проклятием душу Демона, сделав ее холодной, мертвой. Он не только изгнал из рая, но и опустошил его душу. Но и этого мало. Всесильный деспот возложил на Демона ответственность за все зло во всем мире. По воле Бога Демон “жжет печатью роковой” все, к чему ни прикоснется, он — орудие зла. В этом страшная трагедия героя Лермонтова:

    Помчался — но куда? зачем? 

     Не знаю… прежними друзьями 

     Я был отвергнут; как эдем, 

    Мир для меня стал глух и нем.

Любовь, вспыхнувшая в душе Демона, означает для него возрождение. Пляшущая Тамара оживила “немой души его пустыню”:

    И вновь постигну л он святыню 

     Любви, добра и красоты!

В возрожденной душе проснулись мечты, забытые чувства. Демон хотел, чтобы душа его жила, откликалась на впечатления жизни и могла общаться с другой, родной душой, испытывая большие человеческие чувства. Ощутив любовь к Тамаре, Демон почувствовал любовь ко всему живому, потребность творить добро, восхищаться красотой мира — все, чего лишил его Бог:

    Он любовался — и мечты 

     О прежнем счастье цепью длинной, 

     Как будто за звездой звезда, 

    Пред ним катилися тогда.

Почувствовав впервые тоску, Демон плачет:

    Поныне возле кельи той. 

    Насквозь прожженный виден камень 

     Слезою жаркою, как пламень, 

     Нечеловеческой слезой!..

Что же так привлекло Демона в Тамаре? Она не просто красавица, этого было бы мало для любви. Он почувствовал в ней душу, способную понять его. Волновавшая Тамару мысль о судьбе рабыни была протестом против этой судьбы, и этот бунт ощутил в ней Демон. Именно на такую душу, полную гордыни, и мог наложить свою печать Демон.

В поэме “Демон” заложен огромный социальный смысл. Герой поэмы носит в себе черты живых людей, современников поэта. Передовые люди 30‑х годов XIX века страстно искали истину, резко критиковали самодержавно-крепостническую действительность.

Черты таких страдальцев-бунтарей Лермонтов и отразил в образе Демона. Это бунтовщик без положительной программы, гордый и отважный мятежник, возмущенный несправедливостью законов Вселенной, но не знающий, что этим законам противопоставить. Демон рвется к людям и презирает их. Демон не может освободиться от отравившего его зла и не виновен в нем.

Вариант 3

Основной темой всего творчества является тема личности в её отношении к обществу. Центральный герой лирики, поэм, драм и романов Лермонтова — это гордая, свободолюбивая, мятежная и протестующая личность, стремящаяся к действию, к борьбе. Но в условиях социальной действительности 30‑х годов такая личность не находит сферы приложения своим мощным силам, а потому и обречена на одиночество. Это одиночество тяготит сильного человека, он пытается вырваться из него, преодолеть его, но все попытки оказываются тщетными, напрасными.

Трагедия мятежной личности, обречённой на бездействие, безуспешность попытки вырваться из тех условий, в которые она поставлена, и составляет основной идейный смысл поэмы «Демон». Поэма «Демон» — любимое произведение Лермонтова. Образ Демона сопровождает поэта на всём его творческом пути. Лермонтов работал над поэмой долго: первая редакция поэмы относится к 1829 году, шестая — к 1841.

На протяжении этих лет перестраивалось развитие сюжета, менялись характеры героев, место действия поэмы. Сначала совсем не было точного определения места, потом появилась Испания, и, наконец, действие было отнесено на Кавказ. Сюжет поэмы не изобилует событиями.

Основное внимание автора обращено на раскрытие душевного мира Демона. В условиях самодержавно-крепостнического строя 30—40‑х годов поэма воспринималась как общественный протест против российской действительности, против царя, против религии («с небом гордая вражда»). Люди 40‑х годов видели в Демоне олицетворение свободной, непокорной личности, отрицающей несправедливый общественно-политический строй.

Язык поэмы эмоциональный, богатый эпитетами, метафорами, сравнениями, противопоставлениями (антитезами) и преувеличениями (гиперболами). Белинский справедливо видит в поэме «роскошь картин, богатство поэтического одушевления, превосходные стихи, высокость мыслей, обаятельную прелесть образов».

Читайте также: Анализ М. Ю. Лермонтова

Анализ поэмы М. Ю. Лермонтова «Демон»

Вариант 1

«Демон» (1829 — 1839) принадлежит к числу наиболее загадочных и противоречивых произведений поэта. Сложность анализа заключается, в частности, в том, что в поэме существует несколько планов восприятия и истолкования текста: космический, включающий отношения Демона к Богу и вселенной, философский, психологический, но, конечно, не бытовой.

К легенде о падшем ангеле, воевавшем против Бога, обращались многие европейские поэты: достаточно вспомнить Сатану в «Потерянном рае» Мильтона,  Мефистофеля в , Люцифера в «Каине» Байрона,

Лермонтов, разумеется, не мог не учитывать уже существующую традицию, но он был вполне оригинален и в сюжете своей поэмы, и в трактовке главного образа. В лермонтовском Демоне сочетаются огромные внутренние силы и трагическое бессилие, стремление преодолеть одиночество, приобщиться к добру и недостижимость этих стремлений. Это мятежный протестант, который противопоставил себя не только Богу, но и людям, всему миру.

Бунтарские, протестующие идеи Лермонтова прямо проявляются в поэме. Демон — гордый враг небес, «царь познанья и свободы». Это воплощение мятежного восстания против всего, что сковывает разум. Он отвергает мир,

Где нет ни истинного счастья, 

Ни долговечной красоты, 

Где преступленья лишь да казни, 

Где страсти мелкой только жить, 

Где не умеют без боязни 

Ни ненавидеть, ни любить. 

Однако такое всеобщее отрицание означает не только силу Демона, но и его слабость. Ему не дано с высоты беспредельных космических просторов увидеть земную красоту, он не в состоянии оценить и понять прелесть земной природы:

Но, кроме зависти холодной, 

Природы блеск не возбудил 

В груди изгнанника бесплодной 

Ни новых чувств, ни новых сил; 

И все, что пред собой он видел, 

Он презирал иль ненавидел. 

Демон страдает в своем надменном уединении и тоскует о связях с миром и людьми. Ему наскучило «жить для себя, скучать собою». Любовь к земной девушке Тамаре должна была стать для него началом выхода из угрюмого одиночества к людям. Но и поиски гармонии, «любви, добра и красоты» фатально недостижимы для Демона:

И проклял Демон побежденный 

Мечты безумные свои, 

И вновь остался он, надменный, 

Один, как прежде, во вселенной, 

Без упованья и любви!.. 

То разоблачение индивидуалистического сознания, которое было намечено в предыдущих поэмах, присутствует и в «Демоне». «Демоническое», разрушительное начало воспринимается Лермонтовым как антигуманистическое. Проблема эта, глубоко волновавшая Лермонтова, разрабатывалась им и в драматургии («Маскарад»), и в прозе («Герой нашего времени»).

В поэме трудно выделить авторский «голос», прямую авторскую позицию, что предопределяет сложность анализа произведения, его многозначность. Не случайно ряд вопросов. Поставлены у Лермонтовым в «Демоне», не решен окончательно. Например: видит ли автор в своем Демоне безусловного (пусть и страдающего) носителя зла или только мятежную жертву «несправедливого приговора»?

Была ли душа Тамары «спасена» в угоду цензуре или этот мотив являлся для Лермонтова идейно-художественной неизбежностью? Какой смысл имеет финал поэмы и поражение Демона — примирительный или не примирительный?

Эти нерешенные вопросы свидетельствуют о сложности философской проблематики поэмы, о диалектическом сочетании в Демоне «добра» и «зла», жажды идеала и потери его, вражды к миру и попытки примириться с ним, что в конечном счете отражает в той или иной степени трагическое мироощущение передовых людей эпохи. Белинский, например, писал в 1842 г.: «Демон» сделался для меня фактом моей жизни, я твержу его другим, твержу себе, в нем для меня миры истин, чувств, красоты».

«Богатство философско-этического содержания поэмы определяет и ее художественное своеобразие. Ярчайший образец романтизма, поэма «Демон» вся построена на антитезах. Это противостоящие друг другу герои: Бог и Демон, Ангел и Демон, Демон и Тамара; “это полярные сферы: небо и земля, жизнь и смерть, идеал и действительность; это, наконец, контрастные социальные и этические категории: свобода и тирания, любовь и ненависть, борьба и гармония, добро и зло, утверждение и отрицание».

Мощная поэтическая фантазия, глубокая нравственно-философская проблематика, пафос отрицания и сомнения, высокий лиризм, простота и пластичность эпических описаний, даже некоторая загадочность — все это сделало лермонтовского «Демона» одним из вершинных явлений в истории мировой романтической поэмы. Велико значение «Демона» не только в истории русской литературы, но и музыки (опера А. Г. Рубинштейна) и живописи (картины М. А. Врубеля).

Вариант 2

Образы нечистой силы всегда тревожили сердца поэтов и писателей. Сила добра, воплощенная в Боге, не имела другого обличья. А вот посланец Ада каких только имен не носил: и Дьявол, и Сатана, и Люцифер. Это доказывало, что зло многолико, а человек должен быть настороже, ведь он может поддаться искушению, и тогда душа прямиком попадет в ад.

Однако в романтической литературе начала XIX века, особенно русской, образы нечистой силы становились не столько злодеями, сколько тираноборцами, а тираном, как это ни парадоксально, становился сам Бог. Ведь именно он требовал от человека страданий, заставлял слепо следовать его воле, принося в жертву порой самое дорогое, что у него было.

Поэма Михаила Юрьевича Лермонтова «Демон» не стала исключением. За основу сюжета поэт берет известную библейскую легенду о духе зла, низвергнутом Богом с неба за бунт против его власти. Образ Демона, преступившего законы добра и оставшегося одиноким в пустыне наскучившего ему мира, волновал Лермонтова всю жизнь. Над поэмой Михаил Юрьевич работал 12 лет.

В начале работы поэт сочувствовал своему герою. Стремление Демона быть безграничным в чувствах и действиях, вызов обыденности существования, дерзость бунта против божественных установок были притягательны для юного Лермонтова. Демон — необычный герой: он презирает ограниченность людского существования и во времени, и в пространстве. Когда-то он «верил и любил», «не знал ни злобы, ни сомненья», но теперь «давно отверженный блуждал в пустыне мира без приюта».

Пролетая над долинами роскошной Грузии, он видит, как танцует молодая княжна Тамара. В этот миг Демон испытывает неизъяснимое волненье, потому что «немой души его пустыню наполнил благодатный звук» и «вновь постигнул он святыню любви, добра и красоты». Но его любовь не нужна Тамаре, ведь она ждет своего жениха — отважного князя Синодала.

Все герои поэмы, кроме Демона, замкнуты в пространстве своей судьбы. Трагические обстоятельства управляют ими, и сопротивление им бесполезно. Отважный князь спешит на брачный пир и минует часовню, где всегда приносил «усердную молитву». Как только «презрел удалой жених обычай предков своих», как только он перешел границу предписанного, смерть от «злой пули осетина» настигла его. Может быть, это месть Демона?

Создавая свою поэму, Лермонтов вспомнил услышанную им на Кавказе старинную легенду о горном духе Гуда, полюбившем прекрасную грузинку. Когда дух Гуда узнал, что Нино любит земного юношу, не в силах терпеть муки ревности, накануне свадьбы он засыпает саклю влюбленных огромной снежной лавиной. Но Лермонтова не устраивает принцип: «Так не доставайся же ты никому!» Его Демон действительно ради любви готов преобразиться: он лишен энергии зла и жажды мести, и в нем нет ревности.

Любовь к Тамаре для Демона — попытка освобождения от холодного презренья к миру, на которое обрек его бунт против Бога. «Зло наскучило ему» оттого, что он не встречает ему сопротивленья в людях, которые охотно используют подсказки Дьявола. Демон «сеял зло без наслажденья», он лишен тщеславного удовлетворения от своей власти над ничтожными людьми.

Когда Тамара горюет о погибшем женихе, Демон

… К ее склонился изголовью;

И взор его с такой любовью … на нее смотрел.

В этот момент он не был ни ангелом-хранителем, ни «ада духом ужасным». Когда Тамара решает сузить свою жизнь до мрачной кельи монастыря, Демон хочет вернуть ей всю широту свободы и подарить пространство вечности. Он обещает Тамаре рай всезнанья, рай свободы:

Я опущусь на дно морское,

Я полечу за облака,

Я дам тебе все, все земное —

Люби меня!…

Но цена такой свободы слишком высока — отказ от всего ничтожного земного, то есть смерть. Поэтому Тамара и хочет спастись от «неотразимой мечты» лукавого духа. На помощь ей приходит Ангел, не верящий в преображение Демона, поэтому он возвращает его к прежней роли злодея.

Таким образом, у Неба не хватило веры в добро, сознания его силы в душе Тамары и возможности его в Демоне. Тамара же оказалась способна не только полюбить Демона, но и позаботиться о спасении своей души. После ее смерти «грешная душа» Тамары омыта слезами Ангела, ведь она «ценой жестокой искупила» возможность того, чтобы рай ей все-таки открылся.

Смерть Тамары — победа любви к Демону, но сам он не спасен этой победой, ведь она отнята смертью, а душа взята Небом. Увидев, как душа Тамары, «молитвой ужас заглуша», ищет спасения на груди Ангела, Демон окончательно побежден:

И проклял Демон побежденный

Мечты безумные свои…

Причину поражения Демона Лермонтов увидел в ограниченности чувств Демона, в том числе и к Тамаре, поэтому он сочувствует своему герою, но и осуждает за надменное ожесточение против мира. «Вечный ропот человека» как гордое желание его встать вровень с природой запечатлен в образе Демона. Божественный мир могущественнее мира личности — такова позиция поэта.

Критика по-разному оценила образ Демона. Символический образ лучше всех раскрыл В. Белинский. Он писал, что Демон наводит на человека сомнение в истине: «Пока истина для вас только призрак, мечта, — вы добыча Демона, потому что должны узнать всю пытку сомнения».

Анализ по плану поэмы «Демон»

Поэму М. Ю. Лермонтова «Демон» можно считать визитной карточкой писателя. Здесь мы видим и любимый автором Кавказ, и философские мысли автора относительно добра и зла. Не лишена поэма и темы невозможности любви, которая была так актуальна для самого Михаила Юрьевича. Мастерское изображение природы, полные психологизма и романтического пафоса диалоги, многообразие мифологических и фольклорных мотивов – всё это содержит в себе этот шедевр русской литературы.

История создания

Поэма «Демон» насчитывает 8 редакций, так как Лермонтов начал писать своё произведение ещё в возрасте 14 лет и возвращался к работе над своим детищем на протяжении всей жизни. Ранние редакции отличаются нецелостностью образов, большим количеством философских рассуждений. Поворотным для развития авторского замысла становится 1838 год, когда из-под пера поэта появляются 6‑я и 7‑я редакции. Теперь уже более зрелый творец не проводит параллель между Демоном и собой и наделяет своего героя монологами.

Поэма базируется на библейском мифе о падшем ангеле, а также обращается к грузинскому фольклору и деталям местного быта.

Жанр и направление

В эпоху романтизма авторы нередко обращаются к крупной форме поэзии. Интерес к герою-бунтарю, готовому противостоять судьбе, рождает жанр романтической поэмы, к которому относится и «Демон».

Главного персонажа поэмы можно назвать прототипом героя-изгнанника, прочно занявшего своё место в литературе романтизма. Это Падший Ангел, страдающий за свою дерзость и неповиновение. Само обращение к такому образу — характерная черта романтизма. Одним из первых был Мильтон («Потерянный Рай»), обращался к этому персонажу и повлиявший на русскую литературу Байрон, не обходит стороной вечный образ и .

Поэма пронизана идеями борьбы как на глобальном уровне (противостояние Демона и Бога), так и внутри души отдельного персонажа (Демон желает исправиться, но гордыня и жажда наслаждения мучают его).

Наличие фольклорных мотивов также позволяет относить «Демона» к жанру именно романтической поэмы.

О чём?

В Грузии, в роскошном доме князя Гудала, живёт его дочь, девушка невероятной красоты, Тамара. Она ждёт своей свадьбы, двор уже убран к торжеству, но пролетавший над вершинами Кавказа Демон уже заметил девушку, он пленился ею. На свадьбу спешит жених, за ним следует богатый караван верблюдов, но в ущелье путников настигают разбойники. Так радость свадьбы оборачивается горем похорон.

Демон, теперь не имеющий соперников, является Тамаре, желая завладеть ею. Бедная девушка хочет найти защиты у Бога и уходит в монастырь. Там её стережёт Ангел-Хранитель, но однажды ночью Демон преодолел эту преграду и соблазнил девушку. Тамара погибла, но её душу спас Ангел и перенес в Рай, где она обрела покой.

Главные герои и их характеристика

Демон – весьма сложный персонаж поэмы. Сам образ Демона восходит ещё к Библейским сюжетам, но в поэме Лермонтова мы встречаем уже авторскую трактовку этого архетипа. Он наказан вечной жизнью, а существование его будет всегда сопровождаться одиночеством и тоской. Казалось бы, можно позавидовать этой уникальной возможности: с высоты птичьего полета наблюдать горные красоты, но и это наскучило герою. Даже зло уже не приносит ему удовольствие.

Но характеристика Демона не может сводиться лишь к отрицательному. Он встречает девушку, сравнимую со сказочной девой, обладающую такой красотой, какую ещё «свет не видывал». Но она прекрасна не только внешностью и нарядами, а ещё и душой.

Тамара скромна, целомудренна, верит в Бога, она создана не для этого мира, неслучайно Демон желает обрести спасение через любовь к ней. Ощутив это новое для него чувство, Падший хочет творить только добро, встать на путь истинный. Но, как мы видим дальше, герой не может справиться со своей гордыней, и все его хорошие намерения оборачиваются прахом. Искуситель дерзок и настойчив, на пути к наслаждению он не собирается уступать ни мольбам беззащитной девушки, ни уговорам Божьего посланника.

Темы

Любовь. Особое место в поэме занимает любовь. Она имеет безграничную силу: иногда губит героев, иногда даёт надежду, а порой сулит вечные муки. Ревнивая спешка к невесте губит жениха Тамары, для Демона же эта девушка – надежда на спасение. Любовь пробуждает в Падшем Ангеле давно забытые чувства, она заставляет его, нагоняющего ужас, бояться и плакать.

Борьба. Отвергнутый Небом Демон больше не в силах выносить свои мучения. В поэме он предстаёт читателю уже потерявшим всякий вкус к существованию, даже зло не приносит ему удовольствия. Последний шанс отвоевать себе прощение – любовь юной чистой девушки. Тамара для Демона — орудие для борьбы с Небом. Он избавился от Ангела, соблазнил Тамару, но он не способен побороть себя, свои пороки, за что обречён страдать вечно. Тамара борется с искусителем, она не поддаётся его словам против Всевышнего, отчаянно желая избежать адской обители.

Одиночество. «Дух изгнанья» уже несколько столетий он скитается «в пустыне мира без приюта». Единственная отрада его существования – воспоминания о прошлом, когда он был среди своих собратьев — «чистых херувимов». Любовь к смертной чистой девушке заставляет Демона ещё острее чествовать свою тоску и одиночество.

Кажется, что в какой-то момент он готов проявить смирение и преклониться перед Всевышним: он слышит вечернюю песню, она напоминает Падшему Ангелу о Рае. Демон, нагонявший до этого на всех страх и ужас, теперь плачет сам горячими слезами.

Вера. Только благодаря непоколебимой вере в Бога Тамара избегает от мук ада. Пренебрежительное отношение к религии губит, согласно авторскому замыслу, жениха княжны. Искушая красавицу, Демон шепчет ей, что Бог занят только небесными делами, а на земные не обращает внимания. Но девушка не поддалась наветам зла, за что душа её была спасена Ангелом-Хранителем.

Идея

Ангел и Демон – две стороны одной души. Человек по своей натуре двойственен, Добро и Зло всегда борются в нём. Предназначение главного героя поэмы – сеять сомнение, пробуждать лукавые мысли в человеке. За повиновение Демону Бог может жестоко наказать, как это и произошло с женихом Тамары.

Повержен и Демон, но так ли жестоко к нему Небо? Оно даёт изгнаннику шанс спастись через искреннюю любовь, ведущую к добродетели, но герой не справляется со своим отрицательным началом и тем самым губит себя и девушку.

Проблематика

Любовь и порок несовместимы – эту проблему актуализирует Лермонтов в «Демоне». Для автора это чувство, скорее, святое, данное Небом, нежели земное. Когда забывают о красоте душевной, а думают лишь о наслаждениях плоти, происходит подмена любви грехом. Истинное же чувство призывает к добродетели, самопожертвованию, отказу от гордыни.

Но не каждому дана способность именно так любить. Одержимый жаждой превосходства над Небом и желанием испытать удовольствие, впервые за много сотен лет, Демон обрывает последнюю спасительную нить. И Падший Ангел, и Тамара становятся жертвами греховной страсти, но почитающая Бога девушка спасается, а упрямо противостоящий Создателю Демон обрекает себя на вечные страдания. Так находит свое отражение нравственная проблема гордыни – темная сторона души каждого из нас.

Перед героями стоит проблема нравственного выбора. Демон между смирением и страстью выбирает последнее, за что получает ещё большее страдание. Жених Тамары прислушался к лукавому голосу и пренебрёг молитвой в дороге, за что жестоко поплатился, Тамаре же удаётся противостоять соблазнам искусителя, поэтому для неё открыты Врата Рая.

Критика

В оценке критиков «Демон» в определённые периоды своей литературной истории поэма представлена по-разному. Появление этого демонического образа на русской почве было в некотором роде литературным событием, рецензенты с трепетом относились к произведению, в первую очередь, потому, что осознавали, какую историю имеет за собой эта тема в мировой литературе.

Один из крупнейших авторитетов критики того времени В.Г. Белинский сам признаётся, что «Демон» стал для него мерой «истин, чувств, красот». В.П. Боткин видел в поэме революционно взгляд на мироздание. Многие из исследователей творчества Лермонтова до сих спорят о важности некоторых редакций, не отдавая безоговорочно пальму первенства окончательному варианту.

Совершенно иной была критика более позднего периода. «Демон» стал объектом насмешек и издевательств, особенно реалисты, В. Зайцев, А. Новодворский, крайне негативно относились к одному из главных символов романтизма.

Реабилитирует поэму в своём стихотворении «Демон» – светоч поэзии начала прошлого столетия, продолжая  традицию Лермонтова.

Полный текст «Демон» — поэма М. Ю. Лермонтова

  ЧАСТЬ 1

I

Печальный Демон, дух изгнанья,

Летал над грешною землей,

И лучших дней воспоминанья

Пред ним теснилися толпой;

Тex дней, когда в жилище света

Блистал он, чистый херувим,

Когда бегущая комета

Улыбкой ласковой привета

Любила поменяться с ним,

Когда сквозь вечные туманы,

Познанья жадный, он следил

Кочующие караваны

В пространстве брошенных светил;

Когда он верил и любил,

Счастливый первенец творенья!

Не знал ни злобы, ни сомненья.

И не грозил уму его

Веков бесплодных ряд унылый…

И много, много… и всего

Припомнить не имел он силы!

  II

Давно отверженный блуждал

В пустыне мира без приюта:

Вослед за веком век бежал,

Как за минутою минута,

Однообразной чередой.

Ничтожной властвуя землей,

Он сеял зло без наслажденья.

Нигде искусству своему

Он не встречал сопротивленья —

И зло наскучило ему.

III

И над вершинами Кавказа

Изгнанник рая пролетал:

Под ним Казбек, как грань алмаза,

Снегами вечными сиял,

И, глубоко внизу чернея,

Как трещина, жилище змея,

Вился излучистый Дарьял,

И Терек, прыгая, как львица

С косматой гривой на хребте,

Ревел,- и горный зверь и птица,

Кружась в лазурной высоте,

Глаголу вод его внимали;

И золотые облака

Из южных стран, издалека

Его на север провожали;

И скалы тесною толпой,

Таинственной дремоты полны,

Над ним склонялись головой,

Следя мелькающие волны;

И башни замков на скалах

Смотрели грозно сквозь туманы —

У врат Кавказа на часах

Сторожевые великаны!

И дик и чуден был вокруг

Весь божий мир; но гордый дух

Презрительным окинул оком

Творенье бога своего,

И на челе его высоком

Не отразилось ничего.

IV

И перед ним иной картины

Красы живые расцвели:

Роскошной Грузии долины

Ковром раскинулись вдали;

Счастливый, пышный край земли!

Столпообразные раины.

Звонко-бегущие ручьи

По дну из камней разноцветных,

И кущи роз, где соловьи

Поют красавиц, безответных

На сладкий голос их любви;

Чинар развесистые сени,

Густым венчанные плющом.

Пещеры, где палящим днем

Таятся робкие олени;

И блеск, и жизнь, и шум листов,

Стозвучный говор голосов,

Дыханье тысячи растений!

И полдня сладострастный зной,

И ароматною росой

Всегда увлаженные ночи,

И звезды, яркие, как очи,

Как взор грузинки молодой!..

Но, кроме зависти холодной,

Природы блеск не возбудил

В груди изгнанника бесплодной

Ни новых чувств, ни новых сил;

И все, что пред собой он видел,

Он презирал иль ненавидел.

V

Высокий дом, широкий двор

Седой Гудал себе построил…

Трудов и слез он много стоил

Рабам послушным с давних пор.

С утра на скат соседних гор

От стен его ложатся тени.

В скале нарублены ступени;

Они от башни угловой

Ведут к реке, по ним мелькая,

Покрыта белою чадрой,

Княжна Тамара молодая

К Арагве ходит за водой.

VI

Всегда безмолвно на долины

Глядел с утеса мрачный дом;

Но пир большой сегодня в нем —

Звучит зурна, и льются вины —

Гудал сосватал дочь свою,

На пир он созвал всю семью.

На кровле, устланной коврами,

Сидит невеста меж подруг:

Средь игр и песен их досуг

Проходит. Дальними горами

Уж спрятан солнца полукруг;

В ладони мерно ударяя,

Они поют — и бубен свой

Берет невеста молодая.

И вот она, одной рукой

Кружа его над головой,

То вдруг помчится легче птицы,

То остановится, глядит —

И влажный взор ее блестит

Из-под завистливой ресницы;

То черной бровью поведет,

То вдруг наклонится немножко,

И по ковру скользит, плывет

Ее божественная ножка;

И улыбается она,

Веселья детского полна.

Но луч луны, по влаге зыбкой

Слегка играющий порой,

Едва ль сравнится с той улыбкой,

Как жизнь, как молодость, живой

VII

Клянусь полночною звездой,

Лучом заката и востока,

Властитель Персии златой

И ни единый царь земной

Не целовал такого ока;

Гарема брызжущий фонтан

Ни разу жаркою порою

Своей жемчужною росою

Не омывал подобный стан!

Еще ничья рука земная,

По милому челу блуждая,

Таких волос не расплела;

Стех пор как мир лишился рая,

Клянусь, красавица такая

Под солнцем юга не цвела.

VIII

В последний раз она плясала.

Увы! заутра ожидала

Ее, наследницу Гудала.

Свободы резвую дитя,

Судьба печальная рабыни,

Отчизна, чуждая поныне,

И незнакомая семья.

И часто тайное сомненье

Темнило светлые черты;

И были все ее движенья

Так стройны, полны выраженья,

Так полны милой простоты,

Что если б Демон, пролетая,

В то время на нее взглянул,

То, прежних братий вспоминая,

Он отвернулся б — и вздохнул…

IX

И Демон видел… На мгновенье

Неизъяснимое волненье

В себе почувствовал он вдруг.

Немой души его пустыню

Наполнил благодатный звук —

И вновь постигнул он святыню

Любви, добра и красоты!..

И долго сладостной картиной

Он любовался — и мечты

О прежнем счастье цепью длинной,

Как будто за звездой звезда,

Пред ним катилися тогда.

Прикованный незримой силой,

Он с новой грустью стал знаком;

В нем чувство вдруг заговорило

Родным когда-то языком.

То был ли признак возрожденья?

Он слов коварных искушенья

Найти в уме своем не мог…

Забыть? я забвенья не дал бог:

Да он и не взял бы забвенья!..

.… .… .… .…

Х

Измучив доброго коня,

На брачный пир к закату дня

Спешил жених нетерпеливый.

Арагвы светлой он счастливо

Достиг зеленых берегов.

Под тяжкой ношею даров

Едва, едва переступая,

За ним верблюдов длинный ряд

Дорогой тянется, мелькая:

Их колокольчики звенят.

Он сам, властитель Синодала.

Ведет богатый караван.

Ремнем затянут ловкий стан;

Оправа сабли и кинжала

Блестит на солнце; за спиной

Ружье с насечкой вырезной.

Играет ветер рукавами

Его чухи,- кругом она

Вся галуном обложена.

Цветными вышито шелками

Его седло; узда с кистями;

Под ним весь в мыле конь лихой

Бесценной масти, золотой.

Питомец резвый Карабаха

Прядет ушьми и, полный страха,

Храпя косится с крутизны

На пену скачущей волны.

Опасен, узок путь прибрежный!

Утесы с левой стороны,

Направо глубь реки мятежной.

Уж поздно. На вершине снежной

Румянец гаснет; встал туман…

Прибавил шагу караван.

XI

И вот часовня на дороге…

Тут с давних лет почиет в боге

Какой-то князь, теперь святой,

Убитый мстительной рукой.

С тех пор на праздник иль на битву,

Куда бы путник ни спешил,

Всегда усердную молитву

Он у часовни приносил;

И та молитва сберегала

От мусульманского кинжала.

Но презрел удалой жених

Обычай прадедов своих.

Его коварною мечтою

Лукавый Демон возмущал:

Он в мыслях, под ночною тьмою,

Уста невесты целовал.

Вдруг впереди мелькнули двое,

И больше — выстрел! — что такое?..

Привстав на звонких стременах,

Надвинув на брови папах,

Отважный князь не молвил слова;

В руке сверкнул турецкий ствол,

Нагайка щелк я и, как орел,

Он кинулся… и выстрел снова!

И дикий крик и стон глухой

Промчались в глубине долины —

Недолго продолжался бой:

Бежали робкие грузины!

XII

Затихло все; теснясь толпой,

На трупы всадников порой

Верблюды с ужасом глядели;

И глухо в тишине степной

Их колокольчики звенели.

Разграблен пышный караван;

И над телами христиан

Чертит круги ночная птица!

Не ждет их мирная гробница

Под слоем монастырских плит,

Где прах отцов их был зарыт;

Не придут сестры с матерями,

Покрыты длинными чадрами,

С тоской, рыданьем и мольбами,

На гроб их из далеких мест!

Зато усердною рукою

Здесь у дороги, над скалою

На память водрузится крест;

И плющ, разросшийся весною,

Его, ласкаясь, обовьет

Своею сеткой изумрудной;

И, своротив с дороги трудной,

Не раз усталый пешеход

Под божьей тенью отдохнет…

XIII

Несется конь быстрее лани.

Храпит и рвется, будто к брани;

То вдруг осадит на скаку,

Прислушается к ветерку,

Широко ноздри раздувая;

То, разом в землю ударяя

Шипами звонкими копыт,

Взмахнув растрепанною гривой,

Вперед без памяти летит.

На нем есть всадник молчаливый!

Он бьется на седле порой,

Припав на гриву головой.

Уж он не правит поводами,

Задвинув ноги в стремена,

И кровь широкими струями

На чепраке его видна.

Скакун лихой, ты господина

Из боя вынес, как стрела,

Но злая пуля осетина

Его во мраке догнала!

XIV

В семье Гудала плач и стоны,

Толпится на дворе народ:

Чей конь примчался запаленный

И пал на камни у ворот?

Кто этот всадник бездыханный?

Хранили след тревоги бранной

Морщины смуглого чела.

В крови оружие и платье;

В последнем бешеном пожатье

Рука на гриве замерла.

Недолго жениха младого,

Невеста, взор твой ожидал:

Сдержал он княжеское слово,

На брачный пир он прискакал…

Увы! но никогда уж снова

Не сядет на коня лихого!..

XV

На беззаботную семью

Как гром слетела божья кара!

Упала на постель свою,

Рыдает бедная Тамара;

Слеза катится за слезой,

Грудь высоко и трудно дышит;

И вот она как будто слышит

Волшебный голос над собой:

“Не плачь, дитя! не плачь напрасно!

Твоя слеза на труп безгласный

Живой росой не упадет:

Она лишь взор туманит ясный.

Ланиты девственные жжет!

Он далеко, он не узнает,

Не оценит тоски твоей;

Небесный свет теперь ласкает

Бесплотный взор его очей;

Он слышит райские напевы…

Что жизни мелочные сны,

И стон и слезы бедной девы

Для гостя райской стороны?

Нет, жребий смертного творенья

Поверь мне, ангел мой земной,

Не стоит одного мгновенья

Твоей печали дорогой!

На воздушном океане,

Без руля и без ветрил,

Тихо плавают в тумане

Хоры стройные светил;

Средь полей необозримых

В небе ходят без следа

Облаков неуловимых

Волокнистые стада.

Час разлуки, час свиданья я

Им ни радость, ни печаль;

Им в грядущем нет желанья

И прошедшего не жаль.

В день томительный несчастья

Ты об них лишь вспомяни;

Будь к земному без участья

И беспечна, как они!”

“Лишь только ночь своим покровом

Верхи Кавказа осенит,

Лишь только мир, волшебным словом

Завороженный, замолчит;

Лишь только ветер над скалою

Увядшей шевельнет травою,

И птичка, спрятанная в ней,

Порхнет во мраке веселей;

И под лозою виноградной,

Росу небес глотая жадно,

Цветок распустится ночной;

Лишь только месяц золотой

Из-за горы тихонько встанет

И на тебя украдкой взглянет,-

К тебе я стану прилетать;

Гостить я буду до денницы

И на шелковые ресницы

Сны золотые навевать…”

XVI

Слова умолкли в отдаленье,

Вослед за звуком умер звук.

Она, вскочив, глядит вокруг…

Невыразимое смятенье

В ее груди; печаль, испуг,

Восторга пыл — ничто в сравненье.

Все чувства в ней кипели вдруг;

Душа рвала свои оковы,

Огонь по жилам пробегал,

И этот голос чудно-новый,

Ей мнилось, все еще звучал.

И перед утром сон желанный

Глаза усталые смежил;

Но мысль ее он возмутил

Мечтой пророческой и странной.

Пришлец туманный и немой,

Красой блистая неземной,

К ее склонился изголовью;

И взор его с такой любовью,

Так грустно на нее смотрел,

Как будто он об ней жалел.

То не был ангел-небожитель.

Ее божественный хранитель:

Венец из радужных лучей

Не украшал его кудрей.

То не был ада дух ужасный,

Порочный мученик — о нет!

Он был похож на вечер ясный:

Ни день, ни ночь,- ни мрак, ни свет!

                  Часть II

I

“Отец, отец, оставь угрозы,

Свою Тамару не брани;

Я плачу: видишь эти слезы,

Уже не первые они.

Напрасно женихи толпою

Спешат сюда из дальних мест…

Немало в Грузии невест;

А мне не быть ничьей женою!..

О, не брани, отец, меня.

Ты сам заметил: день от дня

Я вяну, жертва злой отравы!

Меня терзает дух лукавый

Неотразимою мечтой;

Я гибну, сжалься надо мной!

Отдай в священную обитель

Дочь безрассудную свою;

Там защитит меня спаситель,

Пред ним тоску мою пролью.

На свете нет уж мне веселья…

Святыни миром осеня,

Пусть примет сумрачная келья,

Как гроб, заранее меня…”

II

И в монастырь уединенный

Ее родные отвезли,

И власяницею смиренной

Грудь молодую облекли.

Но и в монашеской одежде,

Как под узорною парчой,

Все беззаконною мечтой

В ней сердце билося, как прежде.

Пред алтарем, при блеске свеч,

В часы торжественного пенья,

Знакомая, среди моленья,

Ей часто слышалася речь.

Под сводом сумрачного храма

Знакомый образ иногда

Скользил без звука и следа

В тумане легком фимиама;

Сиял он тихо, как звезда;

Манил и звал он… но — куда?..

III

В прохладе меж двумя холмами

Таился монастырь святой.

Чинар и тополей рядами

Он окружен был — и порой,

Когда ложилась ночь в ущелье,

Сквозь них мелькала, в окнах кельи,

Лампада грешницы младой.

Кругом, в тени дерев миндальных,

Где ряд стоит крестов печальных,

Безмолвных сторожей гробниц;

Спевались хоры легких птиц.

По камням прыгали, шумели

Ключи студеною волной,

И под нависшею скалой,

Сливаясь дружески в ущелье,

Катились дальше, меж кустов,

Покрытых инеем цветов.

IV

На север видны были горы.

При блеске утренней Авроры,

Когда синеющий дымок

Курится в глубине долины,

И, обращаясь на восток,

Зовут к молитве муэцины,

И звучный колокола глас

Дрожит, обитель пробуждая;

В торжественный и мирный час,

Когда грузинка молодая

С кувшином длинным за водой

С горы спускается крутой,

Вершины цепи снеговой

Светло-лиловою стеной

На чистом небе рисовались

И в час заката одевались

Они румяной пеленой;

И между них, прорезав тучи,

Стоял, всех выше головой,

Казбек, Кавказа царь могучий,

В чалме и ризе парчевои.

V

Но, полно думою преступной,

Тамары сердце недоступно

Восторгам чистым. Перед ней

Весь мир одет угрюмой тенью;

И все ей в нем предлог мученью —

И утра луч и мрак ночей.

Бывало, только ночи сонной

Прохлада землю обоймет,

Перед божественной иконой

Она в безумье упадет

И плачет; и в ночном молчанье

Ее тяжелое рыданье

Тревожит путника вниманье;

И мыслит он: “То горный дух

Прикованный в пещере стонет!”

И чуткий напрягая слух,

Коня измученного гонит.

VI

Тоской и трепетом полна,

Тамара часто у окна

Сидит в раздумье одиноком

И смотрит вдаль прилежным оком,

И целый день, вздыхая, ждет…

Ей кто-то шепчет: он придет!

Недаром сны ее ласкали.

Недаром он являлся ей.

С глазами, полными печали,

И чудной нежностью речей.

Уж много дней она томится,

Сама не зная почему;

Святым захочет ли молиться —

А сердце молится ему;

Утомлена борьбой всегдашней,

Склонится ли на ложе сна:

Подушка жжет, ей душно, страшно,

И вся, вскочив, дрожит она;

Пылают грудь ее и плечи,

Нет сил дышать, туман в очах,

Объятья жадно ищут встречи,

Лобзанья тают на устах…

.… .… .… .… .… .… .

.… .… .… .… .… .… .

VII

Вечерней мглы покров воздушный

Уж холмы Грузии одел.

Привычке сладостной послушный.

В обитель Демон прилетел.

Но долго, долго он не смел

Святыню мирного приюта

Нарушить. И была минута,

Когда казался он готов

Оставить умысел жестокой.

Задумчив у стены высокой

Он бродит: от его шагов

Без ветра лист в тени трепещет.

Он поднял взор: ее окно,

Озарено лампадой, блещет;

Кого-то ждет она давно!

И вот средь общего молчанья

Чингура стройное бряцанье

И звуки песни раздались;

И звуки те лились, лились,

Как слезы, мерно друг за другом;

И эта песнь была нежна,

Как будто для земли она

Была на небе сложена!

Не ангел ли с забытым другом

Вновь повидаться захотел,

Сюда украдкою слетел

И о былом ему пропел,

Чтоб усладить его мученье?..

Тоску любви, ее волненье

Постигнул Демон в первый раз;

Он хочет в страхе удалиться…

Его крыло не шевелится!..

И, чудо! из померкших глаз

Слеза тяжелая катится…

Поныне возле кельи той

Насквозь прожженный виден камень

Слезою жаркою, как пламень,

Нечеловеческой слезой!..

VIII

И входит он, любить готовый,

С душой, открытой для добра,

И мыслит он, что жизни новой

Пришла желанная пора.

Неясный трепет ожиданья,

Страх неизвестности немой,

Как будто в первое свиданье

Спознались с гордою душой.

То было злое предвещанье!

Он входит, смотрит — перед ним

Посланник рая, херувим,

Хранитель грешницы прекрасной,

Стоит с блистающим челом

И от врага с улыбкой ясной

Приосенил ее крылом;

И луч божественного света

Вдруг ослепил нечистый взор,

И вместо сладкого привета

Раздался тягостный укор:

IX

“Дух беспокойный, дух порочный.

Кто звал тебя во тьме полночной?

Твоих поклонников здесь нет,

Зло не дышало здесь поныне;

К моей любви, к моей святыне

Не пролагай преступный след.

Кто звал тебя?”

Ему в ответ

Злой дух коварно усмехнулся;

Зарделся ревностию взгляд;

И вновь в душе его проснулся

Старинной ненависти яд.

“Она моя! — сказал он грозно,-

Оставь ее, она моя!

Явился ты, защитник, поздно,

И ей, как мне, ты не судья.

На сердце, полное гордыни,

Я наложил печать мою;

Здесь больше нет твоей святыни,

Здесь я владею и люблю!”

И Ангел грустными очами

На жертву бедную взглянул

И медленно, взмахнув крылами,

В эфире неба потонул.

.… .… .… .…

Х

Тамара

О! кто ты? речь твоя опасна!

Тебя послал мне ад иль рай?

Чего ты хочешь?..

Демон

Ты прекрасна!

Тамара

Но молви, кто ты? отвечай…

Демон

Я тот, которому внимала

Ты в полуночной тишине,

Чья мысль душе твоей шептала,

Чью грусть ты смутно отгадала,

Чей образ видела во сне.

Я тот, чей взор надежду губит;

Я тот, кого никто не любит;

Я бич рабов моих земных,

Я царь познанья и свободы,

Я враг небес, я зло природы,

И, видишь,- я у ног твоих!

Тебе принес я в умиленье

Молитву тихую любви,

Земное первое мученье

И слезы первые мои.

О! выслушай — из сожаленья!

Меня добру и небесам

Ты возвратить могла бы словом.

Твоей любви святым покровом

Одетый, я предстал бы там.

Как новый ангел в блеске новом;

О! только выслушай, молю,я

Я раб твой,- я тебя люблю!

Лишь только я тебя увидел —

И тайно вдруг возненавидел

Бессмертие и власть мою.

Я позавидовал невольно

Неполной радости земной;

Не жить, как ты, мне стало больно,

И страшно — розно жить с тобой.

В бескровном сердце луч нежданный

Опять затеплился живей,

И грусть на дне старинной раны

Зашевелилася, как змей.

Что без тебя мне эта вечность?

Моих владений бесконечность?

Пустые звучные слова,

Обширный храм — без божества!

Тамара

Оставь меня, о дух лукавый!

Молчи, не верю я врагу…

Творец… Увы! я не могу

Молиться… гибельной отравой

Мой ум слабеющий объят!

Послушай, ты меня погубишь;

Твои слова — огонь и яд…

Скажи, зачем меня ты любишь!

Демон

Зачем, красавица? Увы,

Не знаю!.. Полон жизни новой,

С моей преступной головы

Я гордо снял венец терновый,

Я все былое бросил в прах:

Мой рай, мой ад в твоих очах.

Люблю тебя нездешней страстью,

Как полюбить не можешь ты:

Всем упоением, всей властью

Бессмертной мысли и мечты.

В душе моей, с начала мира,

Твой образ был напечатлен,

Передо мной носился он

В пустынях вечного эфира.

Давно тревожа мысль мою,

Мне имя сладкое звучало;

Во дни блаженства мне в раю

Одной тебя недоставало.

О! если б ты могла понять,

Какое горькое томленье

Всю жизнь, века без разделенья

И наслаждаться и страдать,

За зло похвал не ожидать,

Ни за добро вознагражденья;

Жить для себя, скучать собой

И этой вечною борьбой

Без торжества, без примиренья!

Всегда жалеть и не желать,

Все знать, все чувствовать, все видеть,

Стараться все возненавидеть

И все на свете презирать!..

Лишь только божие проклятье

Исполнилось, с того же дня

Природы жаркие объятья

Навек остыли для меня;

Синело предо мной пространство;

Я видел брачное убранство

Светил, знакомых мне давно…

Они текли в венцах из злата;

Но что же? прежнего собрата

Не узнавало ни одно.

Изгнанников, себе подобных,

Я звать в отчаянии стал.

Но слов и лиц и взоров злобных,

Увы! я сам не узнавал.

И в страхе я, взмахнув крылами,

Помчался — но куда? зачем?

Не знаю… прежними друзьями

Я был отвергнут; как эдем,

Мир для меня стал глух и нем.

По вольной прихоти теченья

Так поврежденная ладья

Без парусов и без руля

Плывет, не зная назначенья;

Так ранней утренней порой

Отрывок тучи громовой,

В лазурной вышине чернея,

Один, нигде пристать не смея,

Летит без цели и следа,

Бог весть откуда и куда!

И я людьми недолго правил.

Греху недолго их учил,

Все благородное бесславил,

И все прекрасное хулил;

Недолго… пламень чистой веры

Легко навек я залил в них…

А стоили ль трудов моих

Одни глупцы да лицемеры?

И скрылся я в ущельях гор;

И стал бродить, как метеор,

Во мраке полночи глубокой…

И мчался путник одинокой,

Обманут близким огоньком,

И в бездну падая с конем,

Напрасно звал я и след кровавый

За ним вился по крутизне…

Но злобы мрачные забавы

Недолго нравилися мне!

В борьбе с могучим ураганом,

Как часто, подымая прах,

Одетый молньей и туманом,

Я шумно мчался в облаках,

Чтобы в толпе стихий мятежной

Сердечный ропот заглушить,

Спастись от думы неизбежной

И незабвенное забыть!

Что повесть тягостных лишений,

Трудов и бед толпы людской

Грядущих, прошлых поколений,

Перед минутою одной

Моих непризнанных мучений?

Что люди? что их жизнь и труд?

Они прошли, они пройдут…

Надежда есть я ждет правый суд:

Простить он может, хоть осудит!

Моя ж печаль бессменно тут.

И ей конца, как мне, не будет;

И не вздремнуть в могиле ей!

Она то ластится, как змей,

То жжет и плещет, будто пламень,

То давит мысль мою, как камень я

Надежд погибших и страстей

Несокрушимый мавзолей!..

Тамара

Зачем мне знать твой печали,

Зачем ты жалуешься мне?

Ты согрешил…

Демон

Против тебя ли?

Тамара

Нас могут слышать!..

Демон

Мы одне.

Тамара

А бог!

Демон

На нас не кинет взгляда:

Он занят небом, не землей!

Тамара

А наказанье, муки ада?

Демон

Так что ж? Ты будешь там со мной!

Тамара

Кто б ни был ты, мой друг случайный,-

Покой навеки погубя,

Невольно я с отрадой тайной,

Страдалец, слушаю тебя.

Но если речь твоя лукава,

Но если ты, обман тая…

О! пощади! Какая слава?

На что душа тебе моя?

Ужели небу я дороже

Всех, не замеченных тобой?

Они, увы! прекрасны тоже;

Как здесь, их девственное ложе

Не смято смертною рукой…

Нет! дай мне клятву роковую…

Скажи,- ты видишь: я тоскую;

Ты видишь женские мечты!

Невольно страх в душе ласкаешь…

Но ты все понял, ты все знаешь —

И сжалишься, конечно, ты!

Клянися мне… от злых стяжаний

Отречься ныне дай обет.

Ужель ни клятв, ни обещаний

Ненарушимых больше нет?..

Демон

Клянусь я первым днем творенья,

Клянусь его последним днем,

Клянусь позором преступленья

И вечной правды торжеством.

Клянусь паденья горькой мукой,

Победы краткою мечтой;

Клянусь свиданием с тобой

И вновь грозящею разлукой.

Клянуся сонмищем духов,

Судьбою братий мне подвластных,

Мечами ангелов бесстрастных.

Моих недремлющих врагов;

Клянуся небом я и адом,

Земной святыней и тобой,

Клянусь твоим последним взглядом,

Твоею первою слезой,

Незлобных уст твоих дыханьем,

Волною шелковых кудрей,

Клянусь блаженством и страданьем.

Клянусь любовию моей:

Я отрекся от старой мести,

Я отрекся от гордых дум;

Отныне яд коварной лести

Ничей уж не встревожит ум;

Хочу я с небом примириться,

Хочу любить, хочу молиться.

Хочу я веровать добру.

Слезой раскаянья сотру

Я на челе, тебя достойном,

Следы небесного огня —

И мир в неведенье спокойном

Пусть доцветает без меня!

О! верь мне: я один поныне

Тебя постиг и оценил:

Избрав тебя моей святыней,

Я власть у ног твоих сложил.

Твоей — любви я жду как дара,

И вечность дам тебе за миг;

В любви, как в злобе, верь, Тамара,

Я неизменен и велик.

Тебя я, вольный сын эфира,

Возьму в надзвездные края;

И будешь ты царицей мира,

Подруга первая моя;

Без сожаленья, без участья

Смотреть на землю станешь ты,

Где нет ни истинного счастья,

Ни долговечной красоты,

Где преступленья лишь да казни,

Где страсти мелкой только жить;

Где не умеют без боязни

Ни ненавидеть, ни любить.

Иль ты не знаешь, что такое

Людей минутная любовь?

Волненье крови молодое,-

Но дни бегут и стынет кровь!

Кто устоит против разлуки,

Соблазна новой красоты,

Против усталости и скуки

И своенравия мечты?

Нет! не тебе, моей подруге,

Узнай, назначено судьбой

Увянуть молча в тесном круге

Ревнивой грубости рабой,

Средь малодушных и холодных,

Друзей притворных и врагов,

Боязней и надежд бесплодных,

Пустых и тягостных трудов!

Печально за стеной высокой

Ты не угаснешь без страстей,

Среди молитв, равно далеко

От божества и от людей.

О нет, прекрасное созданье,

К иному ты присуждена;

Тебя иное ждет страданье.

Иных восторгов глубина;

Оставь же прежние желанья

И жалкий свет его судьбе:

Пучину гордого познанья

Взамен открою я тебе.

Толпу духов моих служебных

Я приведу к твоим стопам;

Прислужниц легких и волшебных

Тебе, красавица, я дам;

И для тебя с звезды восточной

Сорву венец я золотой;

Возьму с цветов росы полночной;

Его усыплю той росой;

Лучом румяного заката

Твой стан, как лентой, обовью,

Дыханьем чистым аромата

Окрестный воздух напою;

Всечасно дивною игрою

Твои слух лелеять буду я;

Чертоги пышные построю

Из бирюзы и янтаря;

Я опущусь на дно морское,

Я полечу за облака,

Я дам тебе все, все земное —

Люби меня!..

XI

И он слегка

Коснулся жаркими устами

Ее трепещущим губам;

Соблазна полными речами

Он отвечал ее мольбам.

Могучий взор смотрел ей в очи!

Он жег ее. Во мраке ночи

Над нею прямо он сверкал,

Неотразимый, как кинжал.

Увы! злой дух торжествовал!

Смертельный яд его лобзанья

Мгновенно в грудь ее проник.

Мучительный, ужасный крик

Ночное возмутил молчанье.

В нем было все: любовь, страданье.

Упрек с последнею мольбой

И безнадежное прощанье —

Прощанье с жизнью молодой.

XII

В то время сторож полуночный,

Один вокруг стены крутой

Свершая тихо путь урочный.

Бродил с чугунною доской,

И возле кельи девы юной

Он шаг свой мерный укротил

И руку над доской чугунной,

Смутясь душой, остановил.

И сквозь окрестное молчанье,

Ему казалось, слышал он

Двух уст согласное лобзанье,

Минутный крик и слабый стон.

И нечестивое сомненье

Проникло в сердце старика…

Но пронеслось еще мгновенье,

И стихло все; издалека

Лишь дуновенье ветерка

Роптанье листьев приносило,

Да с темным берегом уныло

Шепталась горная река.

Канон угодника святого

Спешит он в страхе прочитать,

Чтоб наважденье духа злого

От грешной мысли отогнать;

Крестит дрожащими перстами

Мечтой взволнованную грудь

И молча скорыми шагами

Обычный продолжает путь.

.… .… .… .…

XIII

Как пери спящая мила,

Она в гробу своем лежала,

Белей и чище покрывала

Был томный цвет ее чела.

Навек опущены ресницы…

Но кто б, о небо! не сказал,

Что взор под ними лишь дремал

И, чудный, только ожидал

Иль поцелуя, иль денницы?

Но бесполезно луч дневной

Скользил по ним струей златой,

Напрасно их в немой печали

Уста родные целовали.…

Нет! смерти вечную печать

Ничто не в силах уж сорвать!

XIV

Ни разу не был в дни веселья

Так разноцветен и богат

Тамары праздничный наряд.

Цветы родимого ущелья

(Так древний требует обряд)

Над нею льют свой аромат

И, сжаты мертвою рукою.

Как бы прощаются с землею!

И ничего в ее лице

Не намекало о конце

В пылу страстей и упоенья;

И были все ее черты

Исполнены той красоты,

Как мрамор, чуждой выраженья.

Лишенной чувства и ума,

Таинственной, как смерть сама.

Улыбка странная застыла,

Мелькнувши по ее устам.

О многом грустном говорила

Она внимательным глазам:

В ней было хладное презренье

Души, готовой отцвести,

Последней мысли выраженье,

Земле беззвучное прости.

Напрасный отблеск жизни прежней,

Она была еще мертвей,

Еще для сердца безнадежней

Навек угаснувших очей.

Так в час торжественный заката,

Когда, растаяв в море злата,

Уж скрылась колесница дня,

Снега Кавказа, на мгновенье

Отлив румяный сохраня,

Сияют в темном отдаленье.

Но этот луч полуживой

В пустыне отблеска не встретит,

И путь ничей он не осветит

С своей вершины ледяной!..

XV

Толпой соседи и родные

Уж собрались в печальный путь.

Терзая локоны седые,

Безмолвно поражая грудь,

В последний раз Гудал садится

На белогривого коня,

И поезд тронулся. Три дня.

Три ночи путь их будет длиться:

Меж старых дедовских костей

Приют покойный вырыт ей.

Один из праотцев Гудала,

Грабитель странников и сел,

Когда болезнь его сковала

И час раскаянья пришел,

Грехов минувших в искупленье

Построить церковь обещал

На вышине гранитных скал,

Где только вьюги слышно пенье,

Куда лишь коршун залетал.

И скоро меж снегов Казбека

Поднялся одинокий храм,

И кости злого человека

Вновь успокоилися там;

И превратилася в кладбище

Скала, родная облакам:

Как будто ближе к небесам

Теплей посмертное жилище?..

Как будто дальше от людей

Последний сон не возмутится…

Напрасно! мертвым не приснится

Ни грусть, ни радость прошлых дней.

XVI

В пространстве синего эфира

Один из ангелов святых

Летел на крыльях золотых,

И душу грешную от мира

Он нес в объятиях своих.

И сладкой речью упованья

Ее сомненья разгонял,

И след проступка и страданья

С нее слезами он смывал.

Издалека уж звуки рая

К ним доносилися — как вдруг,

Свободный путь пересекая,

Взвился из бездны адский дух.

Он был могущ, как вихорь шумный,

Блистал, как молнии струя,

И гордо в дерзости безумной

Он говорит: “Она моя!”

К груди хранительной прижалась,

Молитвой ужас заглуша,

Тамары грешная душа —

Судьба грядущего решалась,

Пред нею снова он стоял,

Но, боже! — кто б его узнал?

Каким смотрел он злобным взглядом,

Как полон был смертельным ядом

Вражды, не знающей конца,-

И веяло могильным хладом

От неподвижного лица.

“Исчезни, мрачный дух сомненья! —

Посланник неба отвечал: —

Довольно ты торжествовал;

Но час суда теперь настал —

И благо божие решенье!

Дни испытания прошли;

С одеждой бренною земли

Оковы зла с нее ниспали.

Узнай! давно ее мы ждали!

Ее душа была из тех,

Которых жизнь — одно мгновенье

Невыносимого мученья,

Недосягаемых утех:

Творец из лучшего эфира

Соткал живые струны их,

Они не созданы для мира,

И мир был создан не для них!

Ценой жестокой искупила

Она сомнения свои…

Она страдала и любила —

И рай открылся для любви!”

И Ангел строгими очами

На искусителя взглянул

И, радостно взмахнув крылами,

В сиянье неба потонул.

И проклял Демон побежденный

Мечты безумные свой,

И вновь остался он, надменный,

Один, как прежде, во вселенной

Без упованья и любви!..

_________________

На склоне каменной горы

Над Койшаурскою долиной

Еще стоят до сей поры

Зубцы развалины старинной.

Рассказов, страшных для детей,

О них еще преданья полны…

Как призрак, памятник безмолвный,

Свидетель тех волшебных дней.

Между деревьями чернеет.

Внизу рассыпался аул.

Земля цветет и зеленеет;

И голосов нестройный гул

Теряется, и караваны

Идут, звеня, издалека,

И, низвергаясь сквозь туманы,

Блестит и пенится река.

И жизнью вечно молодою.

Прохладой, солнцем и весною

Природа тешится шутя,

Как беззаботная дитя.

Но грустен замок, отслуживший

Года во очередь свою,

Как бедный старец, переживший

Друзей и милую семью.

И только ждут луны восхода

Его незримые жильцы:

Тогда им праздник и свобода!

Жужжат, бегут во все концы.

Седой паук, отшельник новый,

Прядет сетей своих основы;

Зеленых ящериц семья

На кровле весело играет;

И осторожная змея

Из темной щели выползает

На плиту старого крыльца,

То вдруг совьется в три кольца,

То ляжет длинной полосою

И блещет, как булатный меч,

Забытый в поле давних сеч,

Ненужный падшему герою!..

Все дико; нет нигде следов

Минувших лет: рука веков

Прилежно, долго их сметала,

И не напомнит ничего

О славном имени Гудала,

О милой дочери его!

Но церковь на крутой вершине,

Где взяты кости их землей,

Хранима властию святой,

Видна меж туч еще поныне.

И у ворот ее стоят

На страже черные граниты,

Плащами снежными покрыты;

И на груди их вместо лат

Льды вековечные горят.

Обвалов сонные громады

С уступов, будто водопады,

Морозом схваченные вдруг,

Висят, нахмурившись, вокруг.

И там метель дозором ходит,

Сдувая пыль со стен седых,

То песню долгую заводит,

То окликает часовых;

Услыша вести в отдаленье

О чудном храме, в той стране,

С востока облака одне

Спешат толпой на поклоненье;

Но над семьей могильных плит

Давно никто уж не грустит.

Скала угрюмого Казбека

Добычу жадно сторожит,

И вечный ропот человека

Их вечный мир не возмутит.

 

Что в поэме демон осуждает автор. Почему демон низвергнут, а тамара спасена

Первый вариант «Демона» Лермонтов набрасывает пятнадцатилетним мальчиком, в 1829 году. С тех пор он неоднократно возвращается к этой поэме, создавая её различные редакции, в которых обстановка, действие и детали сюжета меняются, но образ главного героя сохраняет свои черты.

В буржуазном литературоведении «Демон» постоянно ставился в связь с традицией произведений о духе зла, богато представленной в мировой литературе («Каин» и «Небо и земля» Байрона, «Любовь ангелов» Мира, «Эмак» А. де-Виньи и др.) Но даже компаративистские изыскания приводили исследователе к выводу о глубокой оригинальности русского поэта. Понимание тесной связи лермонтовского творчества в том числе и романтического, в современной поэту русской действительности и с национальными традициями русской литературы, что является руководящим принципом для советского лермонтоведения, позволяет по-новому поставить вопрос об образе Демона у Лермонтова, как и о его романтической поэзии вообще. Тот романтический герой, который впервые был обрисован Пушкиным в «Кавказском пленнике» и в «Цыганах» и в котором автор названных поэм, по его собственным словам, изобразил «отличительные черты молодежи 19-го века», нашёл законченное развитие в романтическом образе Демона. В «Демоне» Лермонтов дал свое понимание и свою оценку героя-индивидуалиста.

Лермонтов использовал в «Демоне», с одной стороны, библейскую легенду о духе зла, свергнутом с неба за свой бунт против верховной божественной власти, а с другой – фольклор кавказских народов, среди которых, как уже говорилось, были широко распространены предания о горном духе, поглотившем девушку-грузинку. Это придает сюжету «Демона» иносказательный характер. Но под фантастикой сюжета здесь скрывается глубокий психологический философский, социальный смысл.

Если протест против условий, подавляющих человеческую личность, оставлял пафос романтического индивидуализма, то в «Демоне» это выражено с большей глубиной и силой.

Гордое утверждение личности, противопоставленной отрицательному миропорядку, звучит в словах Демона: «Я царь познанья и свободы». На этой почве у Демона складывается то отношение к действительности, которое поэт определяет выразительным двустишием:

И всё, что пред собой он видел
Он презирал иль ненавидел.

Но Лермонтов показал, что нельзя остановиться на презрении и ненависти. Став на пусть абсолютного отрицания, Демон отверг и положительные идеалы. По его собственным словам, он
Всё благородное бесславил
И всё прекрасное хулил.

Это и привело Демона к тому мучительному состоянию внутренней опустошенности, бесплотности, бесперспективности, к одиночеству, в котором мы застаем его в начале поэмы. «Святыня любви, добра и красоты», которую Демон вновь покинул и под впечатлением прекрасного, открывается ему в Тамаре, — это Идеал достойной человека прекрасной свободной жизни. Завязка сюжета и состоит в том, что Демон остро ощутил пленительность острого Идеала и всем своим существом устремился к нему. В этом смысл той попытки «возрождения» Демона, о которой в поэме рассказывается в условных библейско-фольклорных образах.
Но развитие признал эти мечты «безумными» и проклял их. Лермонтов продолжая анализ романтического индивидуализма, с глубокой психологической правдой, скрывает причины этой неудачи. Он показывает как в развитии переживаний о событии благородный общественный идеал подменяется иным – индивидуалистическим и эгоистическим, возвращающим Демона к исходной позиции. Отвечая «соблазна полными речами» на мольбы Тамары, «злой дух» забывает идеал «любви, добра и красоты». Демон зовёт к уходу от мира, от людей. Он предлагает Тамаре оставить «жалкий свет его судьбы», предлагает смотреть на землю «без сожаленья, без участья». Одну минуту своих «непризнанных мучений» Демон ставит выше «тягостных лишений, трудов и бед толпы людской…» Демон не смог преодолеть в себе эгоистического индивидуализма. Это стало причиной гибели Тамары и поражения Демона:

И вновь остался он, надменный,
Один, как прежде, во вселенной
Без упованья и любви!..

Поражение Демона есть доказательство не только безрезультатности, но и губительности индивидуалистического бунтарства. Поражение Демона есть признание недостаточности одного «отрицания» и утверждение положительных начал жизни. Белинский правильно увидел в этом внутренний смысл поэму Лермонтова: «Демон, — писал критик, — отрицает для утверждения, разрушает для созидания; он наводит на человека сомнение не в действительности истины, как истины, красоты, как красоты, блага, как блага, но как этой истины, этой красоты, этого блага. Он не говорит, что истина, красота, благо – признаки, порожденные больным воображением человека; но говорит, что иногда не всё то истина, красота и благо, что считают за истину, красоту и благо». К этим словам критика следовало бы добавить, что демон не удержался на этой позиции и что в полной мере данная характеристика относится не к лермонтовскому герою, а к самому Лермонтову, который сумел подняться над «демоническим» отрицанием.

Такое понимание идейно-социального смысла лермонтовской поэмы позволяет уяснить её связь с общественно-политической обстановкой последекабрьского периода. Путём глубокого идейно-психологического анализа настроений тех представителей поколения 30-х годов, которые не шли дальше индивидуалистического протеста, Лермонтов в романтической форме показал бесперспективность подобных настроений и выдвинул перед прогрессивными силами необходимость иных путей борьбы за свободу. Если взять «Демона» с современной русской действительностью не сразу обнаруживается вследствие условности сюжета поэмы, то в реалистическом романе Лермонтова о герое времени, где запечатлено то же социально-психологическое явление, эта связь выступает с полной наглядностью.

Преодоление романтического индивидуализма, раскрытие ущербности «демонического» отрицания ставило перед Лермонтовым проблему действенных путей борьбы за свободу личности, проблему иного героя.

Широко открытые, бездонные, полные муки глаза… Воспалённые, запёкшиеся от внутреннего огня губы. Взор, полный отчаяния и гнева, устремлён куда-то прямо перед собой. Это голова гордого мыслителя, проникшего в тайны Вселенной и негодующего на царящую в мире несправедливость. Это голова страдальца-изгнанника, одинокого мятежника, погруженного в страстные думы и бессильного в своём негодовании. Таков Демон на одном из рисунков Врубеля. Именно таков и Демон Лермонтова, «могучий образ», «немой и гордый», который столько лет сиял поэту «волшебно-сладкой красотой». В поэме Лермонтова бог изображен как сильнейший из всех тиранов мира. А Демон враг этого тирана. Самым жестоким обвинением творцу Вселенной служит им же созданная Земля:

Где нет ни истинного счастья,
Ни долговечной красоты,
Где преступленья лишь да казни,
Где страсти мелкой только жить;
Где не умеют без боязни
Ни ненавидеть, ни любить.

Этот злой, несправедливый бог как бы действующее лицо поэмы. Он где-то за кулисами. Но о нём постоянно говорят, о нём вспоминают, о нём рассказывает Демон Тамаре, хотя он и не обращается к нему прямо, как это делают герои других произведений Лермонтова. «Ты виновен!» — упрёк, который бросают богу герои драм Лермонтова, обвиняя творца Вселенной в преступлениях, совершаемых на Земле, т. к. это он сотворил преступников.

… всесильный бог,
ты знать про будущее мог,
зачем же сотворил меня? –
обращается к богу с тем же упрёком и небесный мятежник Азраил, герой философской поэмы, созданной одновременно с юношескими редакциями «Демона».
Лермонтов любит недосказанность, он часто говорит намеками, и образы его поэм становятся понятнее при их сопоставлении друг с другом. Особенно помогают такие сравнения при раскрытии сложной и трудной для понимания поэмы «Демон».
Азраил, как и Демон, — изгнанник, «существо сильное, но побеждённое». Он наказан не за бунт, а только за «мгновенный ропот». Азраил, как рассказано в поэме Лермонтова, был создан раньше людей и жил на какой-то отдалённой от Земли планете. Ему было скучно там одному. Он упрекнул в этом бога и был наказан. Свою трагическую повесть Азраил поведал земной девушке:
Я пережил звезду свою;
Как дым рассыпалась она,
Рукой творца раздроблена;
Но смерти верной на краю,
Взирая на погибший мир,
Я жил один, забыт и сир.

Демон наказан не только за ропот: он наказан за бунт. И его наказание страшнее, изощреннее, чем наказание Азраила. Тиран бог своим страшным проклятьем испепелил душу Демона, сделал её холодной, мертвой. Он не только изгнал его из рая – он опустошил его душу. Но и этого мало. Всесильный деспот возложил на Демона ответственность за зло мира. По воле бога Демон «жжёт печатью роковой» всё, к чему ни прикасается, вредит всему живому. Бог сделал Демона и его товарищей по мятежу злобными, превратил их в орудие зла. В этом страшная трагедия героя Лермонтова:

Лишь только божие проклятье
Исполнилось, с того же дня
Природы жаркие объятья
Навек остыли для меня;
Синело предо мной пространство,
Я видел брачное убранство
Светил, знакомых мне давно:
Они текли в венцах из злата!
Но что же? Прежнего собрата
Не узнавал ни одного.
Изгнанников, себе подобных,
Я звать в отчаянии стал,
Но слов и лиц и взоров злобных,
Увы, я сам не узнавал.
И в страхе я, взмахнув крылами,
Помчался – но куда? Зачем?
Не знаю, — прежними друзьями
Я был отвергнут, как Эдем,
Мир для меня стал глух и нем…

Любовь, вспыхнувшая в душе Демона, означала для него возрождение. «Неизъяснимое волненье», которое он почувствовал при виде пляшущей Тамары, оживило «немой души его пустыню»,
И вновь постигнул он святыню
Любви, добра и красоты!

Мечты о прошлом счастье, о том времени, когда он «не был злым», проснулись, чувство заговорило в нём «родным, понятным языком». Возвращение к прошлому вовсе не значило для него примирение с богом и возвращение к безмятежному блаженству в раю. Ему, вечно ищущему мыслителю, такое бездумное состояние было чуждо, не нужен был ему и этот рай с беззаботными, спокойными ангелами, для которых не было вопросов и всегда всё было ясно. Он хотел другого. Он хотел, чтобы душа его жила, чтобы откликалась на впечатление жизни и могла общаться с другой родной душой, испытывать большие человеческие чувства. Жить! Полной жизнью жить – вот что значило для Демона возрождение. Ощутив любовь к одному живому существу, он почувствовал любовь ко всему живому, ощутил потребность делать подлинное, настоящее добро, восхищаться красотой мира, к нему вернулось всё то, чего лишил его «злой» бог.
В ранних редакциях радость Демона, почувствовавшего в сердце трепет любви, юный поэт описывает очень наивно, примитивно, как-то по-детски, но удивительно просто и выразительно:
Тот железный сон
Прошёл. Любить он может-может,
И в самом деле любит он!..

«Железный сон» душил Демона и был результатом божьего проклятья, это было наказанием за битву. У Лермонтова вещи говорят, и силу страданья своего героя поэт передаёт образом камня, прожжённого слезой. Почувствовав впервые «тоску любви, её волненье», сильный, гордый Демон плачет. Из его глаз катится одна-единственная скупая, тяжёлая слеза и падает на камень:
Поныне возле кельи той
Насквозь прожжённый виден камень
Слезою жаркою, как пламень,
Нечеловеческой слезой.

Образ камня, прожжённого слезой, появляется ещё в поэме, созданной семнадцатилетним мальчиком. Демон был в течение долгих лет спутником поэта. Он растёт и мужает вместе с ним. И Лермонтов не раз сравнивает своего лирического героя с героем своей поэмы:
Я не для ангелов и рая
Всесильным богом сотворён;
Но для чего живу, страдая,
Про это больше знает он.

«Как демон мой, я зла избранник», – говорит о себе поэт. Он сам такой же мятежник, как и его Демон. Герой ранних редакций поэмы – милый, трогательный юноша. Ему та хочется излить кому-нибудь свою исстрадавшуюся душу. Полюбив и ощутив «добро и красоту», юный Демон удаляется на вершине гор. Он решил отказаться от своей возлюбленной, не встречаться с ней, чтобы не причинить ей страданий. Он знает, что его любовь погубит эту земную девушку, запертую в монастыре; её строго накажут и на земле и на небе. О страшных наказаниях «согрешивших» монахинь много раз рассказывалось в произведениях литературы, иностранной и русской. Так, в романе в стихах «Мармион» Вальтера Скотта было описано, как за любовь и попытку к бегству молодую прекрасную девушку-монахиню замуровали живой в стену подземелья. Сцена из этого романа «Суд в подземелье» была переведена Жуковским.
Пробудившееся в нём чувство подлинного добра молодой Демон проявляет также и в том, что помогает людям, заблудившимся в горах во время метели, сдувает снег с лица путника «и для него защиты ищет». Юный Демон есть у Врубеля. Его, как и Лермонтова, много лет преследовал этот «могучий образ».
На картине Врубеля «Демон сидящий» (1890) изображён сильный юноша с длинными мускулистыми руками, как-то удивительно беспомощно сложены, и совсем детским, наивным лицом. Кажется, если он встанет, то это будет длинный-длинный, быстро выросший, но ещё не вполне сложившийся подросток. Физическая мощь фигуры особенно подчеркивает беспомощность, детскость выражения лица с опущенными углами мягкого, немного безвольного грустного рта и детским выражением печальных глаз, точно он только что плакал. Юноша демон сидит на вершине горы и смотрит вниз, в долину, где живут люди. Вся фигура, взгляд выражают бесконечную тоску одиночества. Лермонтов работал над «Демоном» с 1829 года. В ранних вариантах поэмы действие происходит в какой-то неопределенной стране, где-то на берегу моря, в горах. По отдельным намекам можно предположить, что это Испания. После первой ссылки на Кавказ, в 1838 году, Лермонтов создал новую редакцию. Сюжет усложнился благодаря знакомству поэта с бытом и легендами народов Кавказа. Поэма обогатилась яркими, живыми картинами природы. Лермонтов перенёс действие на Кавказ и описал то, что сам видел. Его Демон пролетает теперь над вершинами Кавказа. Лермонтов прекрасно передаёт разные виды движения: качку, пляску, полёт. И вот мы видим, как Демон летит. Сама инструментовка первых двух строк поэмы создает ощущение плавного полёта:
Летал над грешною землёю…

До нас как бы доносится отдалённый, едва слышный шум крыльев, и вдали мелькает тень распростёртого в эфире летящего Демона. Изменение ритма создает впечатление, что Демон приближается:
С тех пор отверженный блуждал
В пустыне мира без приюта…

Мелькнувшая вдали тень превращается в ещё обесформленную дальностью расстояния фигуру летящего живого существа. Демон всё приближается. Звуки становятся слышнее, громче, как бы тяжелее. Уже можно различить какой-то несколько жужжащий звук крыльев: «отверженный» — «блуждал». И вот наконец летящий Демон почти над нами. Это ощущение создает короткая строка:
И зло наскучило ему.

Прошумев крыльями над нашей головой, Демон снова удаляется. И вот он уже далеко, в вышине:
И над вершинами Кавказа
Изгнанник рая пролетал…

Первая часть пути Демона – Военно-Грузинская дорога до Крестового перевала, самая величественная и дикая её часть. Когда смотришь издали снизу на суровую скалистую вершину Казбека, покрытую снегом и льдом, то охватывает на миг ощущение холода, бесприютности, одиночества, подобное тому, с которым не расставался Демон. Поэтические пейзажи Кавказа у Лермонтова имеют характер документальности, как и его рисунки: «Я снял на скорую руку виды всех примечательных мест, которые посетил». Но в своих рисунках Лермонтов ещё сильнее по сравнению с действительностью подчеркнул суровость безлесных скалистых гор, как будто бы делал иллюстрации к поэме, сопоставляя эти серые, обнажённые скалы с опустошённостью души своего героя. Но вот действие поэмы развивается. И Демон уже перелетел за Крестовый перевал:
И перед ним иной картины
Красы живые расцвели…

Эта резкая перемена пейзажа правдива. Она поражает каждого, кто проезжает через Крестовую гору:
Роскошной Грузии долины
Ковром раскинулись вдали.
И Лермонтов с тем же мастерством, с каким он только что описал суровый и величественный пейзаж Кавказского хребта до Крестового перевала, теперь рисует «роскошный, пышный край земли» — с кустами роз, соловьями, развесистыми, обвитыми плющом чинарами и «звонко бегущими ручьями». Полная жизнь роскошная картина природы подготавливает нас к чему-то новому, и мы начинаем невольно ждать событий. На фоне этой благоуханной земли появляется впервые героиня поэмы. Как образ Демона дополняется пейзажем скалистых гор, так и образ молодой, полной жизни красавицы грузинки Тамары становится ярче в сочетании с пышной природой её родины. На кровле, устланной коврами, среди подруг проводит свой последний день в родном доме дочь князя Гудала Тамара. Завтра её свадьба. У героев Лермонтова смелые и гордые души, жадные на все впечатления жизни. Они страстно желают, страстно чувствуют, страстно мыслят. И в пляске раскрывался характер Тамары. Это – не безмятежная пляска. «Грустное сомненье» темнило светлые черты юной грузинки. Красота сочеталась в ней с богатством внутренней жизни, что привлекло в ней Демона. Тамара не просто красавица. Этого было бы мало для любви Демона. Он почувствовал в ней душу, которая могла понять его. Волновавшая Тамару мысль о «судьбе рабыни» была протестом, бунтом против этой судьбы, и этот бунт ощутил в ней Демон. Именно ей он и мог обещать открыть «пучину гордого познанья». Только к девушке, в характере которой были заложены черты мятежности, мог обратиться Демон с такими словами:
Оставь же прежнее желанье
И жалкий свет его судьбе;
Пучину гордого познанья
Взамен открою я тебе.

Между героем и героиней поэмы «Демон» существует некоторая родственность характеров. Философская поэма «Демон» в то же время и поэма психологическая. В ней и громадный социальный смысл. Герой поэмы носит в себе черты живых людей, современников поэта. Действие философских поэм Лермонтова («Азраил», «Демон») происходит где-то в космическом пространстве: там, на отдельных планетах живут существа, похожие на людей. Его небесные бунтовщики испытывают человеческие чувства. А в их бунт против небесного тирана вложено немало собственного гнева автора против земного самодержца. Поэма «Демон» дышит духом тех лет, когда она была создана. В ней воплотилось всё то, чем жили, о чём думали, чем мучились лучшие люди времени Лермонтова. Она заключает в себе и противоречие этой эпохи. Передовые люди 30-х годов прошлого века страстно искали истину. Они резко критиковали окружающую самодержавно-крепостническую действительность, с её рабством, жестокостью, деспотизмом. Но они не знали, где найти правду. Затерянные в царстве зла, они бессильно бились и протестовали, но не видели пути в мир справедливости и чувствовали себя бесконечно одинокими.
Выросшие и воспитанные в крепостнической стране, они были и сами во многом отравлены её пороками. Черты одиноких страдальцев-бунтарей Лермонтов воплотил в образе Демона. Это герой промежуточной эпохи, когда для передовых людей старое понимание мира умерло, а нового ещё нет. Это бунтовщик без положительной программы, гордый и отважный мятежник, возмущенный несправедливостью законов Вселенной, но не знающий, что этим законам противопоставить. Как и герой романа Лермонтова Печорин, герой его поэмы – эгоист. Демон страдает от одиночества, рвётся к жизни и к людям, и в то же время этот гордец презирает людей за их слабость. Одну минуту своих «непризнанных мучений» он ставит выше «тягостных лишений, трудов и бед толпы людской». Как Печорин, Демон не может освободиться от отравившего его зла, и, как Печорин, он не виновен в этом. Но Демон также и образ символический. Для самого поэта и для его передовых современников Демон был символом ловки старого мира, крушения старых понятий добра и зла. Поэт воплотил в нём дух критики и революционного отрицания. «Дух критики, — писал Герцен, — вызван не из ада, не с планет, а из собственной груди человека, и ему некуда исчезнуть. Куда бы человек не отвернулся от этого духа первое, что попадается на глаза, — это он сам со своими вопросами». Символический смысл образа Демона раскрыл Белинский. Демон, писал он, «отрицает для утверждения, разрушает для созидания; он наводит на человека сомнение не в действительности истины как истины, красоты как красоты, блага как блага, но как этой истины, этой красоты, этого блага… он тем и страшен, тем и могущ, что едва родит в вас сомнение в том, что доселе считали вы непреложною истиною, как уже кажет вам издалека идеал новой истины. И, пока эта новая истина для вас только призрак, мечта, предположение, догадка, предчувствие, пока не сознали вы её, не овладели ею, — вы добыча этого демона и должны узнать все муки неудовлетворенного стремления, всю пытку сомнения, все страдания безотрадного существования». Через несколько лет после смерти Лермонтова Огарев говорит о Демоне так:

В борьбе бесстрашен он, ему грубит отрада,
Из праха он всё строит вновь и вновь,
И ненависть его к тому, что рушить надо,
Душе свята, так как свята любовь.

В поэме «Демон», создававшейся Лермонтовым на протяжении десятилетия, много противоречий. Они сохранились и на последних этапах работы. Свой труд над поэмой Лермонтов не закончил. В конце 30-х годов Лермонтов от своего Демона отошёл и в поэме «Сказка для детей» (1839-1840) назвал его «детским бредом». Он писал:

Мой юный ум, бывало, возмущал
Могучий образ, меж иных видений,
Как царь, немой и гордый, он сиял
Такой волшебно сладкой красотою,
Что было страшно… и душа тоскою
Сжималася – и этот дикий бред
Преследовал мой разум много лет.
Но я, расставшись с прочими мечтами,
И от него отделался – стихами.

На рубеже 40-х годов для поэта наступил новый творческий этап. Он шёл от отрицания – к утверждению, от Демона – к Мцыри. В образе Мцыри наиболее полно раскрыл Лермонтов самого себя, собственную душу, что хорошо поняли его передовые современники. Белинский назвал Мцыри любимым идеалом Лермонтова, а Огарев писал, что это самый ясный и единственный идеал поэта.
Работу над «Демоном» Лермонтов не закончил и печатать не собирался. Ни авторизованной копии, ни тем более автографа поэмы в этой редакции нет. Её печатают по списку, по которому она была напечатана в 1856 году А.И. Философым, женатым на родственнице Лермонтова, А.Т. Столыпиной. А.И. Философов был воспитателем одного из великих князей и напечатал эту редакцию «Демона» в Германии, в Карлсруэ, где в тот момент находился двор наследника. Книга была издана очень небольшим тиражом, специально для придворных. На титульном листе списка Философова написано: «Демон». Восточная повесть, сочиненная Михаилом Юрьевичем Лермонтовым 4-го декабря 1838 года…» Имеется там также и дата списка: «Сентября 13-го 1841 года», что свидетельствует о том, что список этот делался уже после смерти Лермонтова.

«Демон» (1838 года сентября 8 дня)

Сохранилась авторизованная копия этой редакции поэмы, подаренная Лермонтовым В.А. Лопухиной (по мужу Бахметьевой) и находившаяся у её брата, А.А. Лопухина, друга Лермонтова, и его товарища по Московскому университету. Драгоценная рукопись дошла до нас. Большая тетрадь из прекрасной плотной бумаги сшита белыми толстыми нитками, как обычно сшивал Лермонтов свои творческие тетради. Она хранится в Ленинграде, в библиотеке имени Салтыкова-Щедрина. Обложка пожелтевшая, порванная и потом кем-то подклеенная. Хотя рукопись переписана чужым ровным почерком, но обложка сделана самим поэтом. Сверху – крупно – подпись: «Демон». Внизу слева мелко: «1838 года сентября 8 дня». Заглавие старательно выведено и заключено в овальную виньетку. Почерк Лермонтова мы встречаем также на одной из страниц поэмы в самом конце. Строки, написанные Лермонтовым в тетради, подаренной им любимой женщине, среди бездушно выписанных писарем страниц, приобретают особый интимный смысл. Они воспринимаются с волнением, как нечаянно открытая чужая тайна. Страница, написанная рукою писаря, кончается стихами:
Облаков неуловимых
Волокнистые стада…

На следующей странице мы видим почерк Лермонтова. Поэт старается писать ровно и красиво, но, по привычке, как всегда, строчки, написанные его мелким, неровным почерком, устремляются вверх и загибаются вниз:
Час разлуки, час свиданья –
Им не радость, ни печаль;
Им в грядущем нет желанья
И прошедшего не жаль.
В день томительный несчастья
Ты об них лишь вспомяни;
Будь к земному без участья
И беспечна, как они.

А дальше писарь продолжает старательно переписывать поэму. Но по окончании снова появляется рука Лермонтова. Под чертой, вслед за поэмой, он пишет посвящение. В этой редакции «Демона» наиболее полно и ясно выражено прогрессивное содержание поэмы. Разница двух редакций очень ощутима во второй части поэмы и особенно ярко выражена в финале. Их сравнение имеет большой интерес для читателя. Делая список «Демона» на основе двух списков разных редакций, Белинский назвал их списками «с большими разницами» и при переписке отдал предпочтение данной редакции, приведя в конце варианты второй. Находясь под впечатлением «Демона», Белинский писал В.П. Боткину в марте 1842 года о творчестве Лермонтова: «…содержание, добытое со дна глубочайшей и могущественнейшей натуры, исполинский взмах, демонский полёт – с небом гордая вражда, — всё это заставляет думать, что мы лишились в Лерм[онтове] поэта, который по содержанию шагнул бы дальше Пушкина». В связи с «Маскарадом», «Боярином Оршей» и «Демоном» Белинский говорил: «… это – сатанинская улыбка на жизнь, искривляющая младенческие ещё уста, это – «с небом гордая вражда», это – презрение рока и предчувствие его неизбежности. Всё это детски, но страшно сильно и взмашисто. Львиная натура! Страшный и могучий дух! Знаешь ли, с чего мне вздумалось разглагольствовать о Лермонтове? Я только вчера кончил переписывать его «Демона», с двух списков, с большими разницами, — и ещё более в них это детское, незрелое и колоссальное создание».
«С небом гордая вражда» — цитата из данной редакции «Демона».
«Демон» сделался фактом моей жизни, я твержу его другим, твержу себе, в нём для меня – миры истин, чувств, красот», — писал Белинский в том же письме, только что окончив переписывать поэму в этой редакции.

Поэму М.Ю. Лермонтова «Демон» можно считать визитной карточкой писателя. Здесь мы видим и любимый автором Кавказ, и философские мысли автора относительно добра и зла. Не лишена поэма и темы невозможности любви, которая была так актуальна для самого Михаила Юрьевича. Мастерское изображение природы, полные психологизма и романтического пафоса диалоги, многообразие мифологических и фольклорных мотивов – всё это содержит в себе этот шедевр русской литературы.

Поэма «Демон» насчитывает 8 редакций, так как Лермонтов начал писать своё произведение ещё в возрасте 14 лет и возвращался к работе над своим детищем на протяжении всей жизни. Ранние редакции отличаются нецелостностью образов, большим количеством философских рассуждений. Поворотным для развития авторского замысла становится 1838 год, когда из-под пера поэта появляются 6-я и 7-я редакции. Теперь уже более зрелый творец не проводит параллель между Демоном и собой и наделяет своего героя монологами.

Поэма базируется на библейском мифе о падшем ангеле, а также обращается к грузинскому фольклору и деталям местного быта.

Жанр и направление

Главного персонажа поэмы можно назвать прототипом героя-изгнанника, прочно занявшего своё место в литературе романтизма. Это Падший Ангел, страдающий за свою дерзость и неповиновение. Само обращение к такому образу — характерная черта романтизма. Одним из первых был Мильтон («Потерянный Рай»), обращался к этому персонажу и повлиявший на русскую литературу Байрон, не обходит стороной вечный образ и А.С. Пушкин.

Поэма пронизана идеями борьбы как на глобальном уровне (противостояние Демона и Бога), так и внутри души отдельного персонажа (Демон желает исправиться, но гордыня и жажда наслаждения мучают его).

Наличие фольклорных мотивов также позволяет относить «Демона» к жанру именно романтической поэмы.

О чём?

В Грузии, в роскошном доме князя Гудала, живёт его дочь, девушка невероятной красоты, Тамара. Она ждёт своей свадьбы, двор уже убран к торжеству, но пролетавший над вершинами Кавказа Демон уже заметил девушку, он пленился ею. На свадьбу спешит жених, за ним следует богатый караван верблюдов, но в ущелье путников настигают разбойники. Так радость свадьбы оборачивается горем похорон.

Демон, теперь не имеющий соперников, является Тамаре, желая завладеть ею. Бедная девушка хочет найти защиты у Бога и уходит в монастырь. Там её стережёт Ангел-Хранитель, но однажды ночью Демон преодолел эту преграду и соблазнил девушку. Тамара погибла, но её душу спас Ангел и перенес в Рай, где она обрела покой.

Главные герои и их характеристика

  • Демон – весьма сложный персонаж поэмы. Сам образ Демона восходит ещё к Библейским сюжетам, но в поэме Лермонтова мы встречаем уже авторскую трактовку этого архетипа. Он наказан вечной жизнью, а существование его будет всегда сопровождаться одиночеством и тоской. Казалось бы, можно позавидовать этой уникальной возможности: с высоты птичьего полета наблюдать горные красоты, но и это наскучило герою. Даже зло уже не приносит ему удовольствие. Но характеристика Демона не может сводиться лишь к отрицательному. Он встречает девушку, сравнимую со сказочной девой, обладающую такой красотой, какую ещё «свет не видывал». Но она прекрасна не только внешностью и нарядами, а ещё и душой.
  • Тамара скромна, целомудренна, верит в Бога, она создана не для этого мира, неслучайно Демон желает обрести спасение через любовь к ней. Ощутив это новое для него чувство, Падший Ангел хочет творить только добро, встать на путь истинный. Но, как мы видим дальше, герой не может справиться со своей гордыней, и все его хорошие намерения оборачиваются прахом. Искуситель дерзок и настойчив, на пути к наслаждению он не собирается уступать ни мольбам беззащитной девушки, ни уговорам Божьего посланника.
  • Темы

    • Любовь . Особое место в поэме занимает любовь. Она имеет безграничную силу: иногда губит героев, иногда даёт надежду, а порой сулит вечные муки. Ревнивая спешка к невесте губит жениха Тамары, для Демона же эта девушка – надежда на спасение. Любовь пробуждает в Падшем Ангеле давно забытые чувства, она заставляет его, нагоняющего ужас, бояться и плакать.
    • Борьба. Отвергнутый Небом Демон больше не в силах выносить свои мучения. В поэме он предстаёт читателю уже потерявшим всякий вкус к существованию, даже зло не приносит ему удовольствия. Последний шанс отвоевать себе прощение – любовь юной чистой девушки. Тамара для Демона — орудие для борьбы с Небом. Он избавился от Ангела, соблазнил Тамару, но он не способен побороть себя, свои пороки, за что обречён страдать вечно. Тамара борется с искусителем, она не поддаётся его словам против Всевышнего, отчаянно желая избежать адской обители.
    • Одиночество . «Дух изгнанья» уже несколько столетий он скитается «в пустыне мира без приюта». Единственная отрада его существования – воспоминания о прошлом, когда он был среди своих собратьев — «чистых херувимов». Любовь к смертной чистой девушке заставляет Демона ещё острее чествовать свою тоску и одиночество. Кажется, что в какой-то момент он готов проявить смирение и преклониться перед Всевышним: он слышит вечернюю песню, она напоминает Падшему Ангелу о Рае. Демон, нагонявший до этого на всех страх и ужас, теперь плачет сам горячими слезами.
    • Вера . Только благодаря непоколебимой вере в Бога Тамара избегает от мук ада. Пренебрежительное отношение к религии губит, согласно авторскому замыслу, жениха княжны. Искушая красавицу, Демон шепчет ей, что Бог занят только небесными делами, а на земные не обращает внимания. Но девушка не поддалась наветам зла, за что душа её была спасена Ангелом-Хранителем.
    • Идея

      Ангел и Демон – две стороны одной души. Человек по своей натуре двойственен, Добро и Зло всегда борются в нём. Предназначение главного героя поэмы – сеять сомнение, пробуждать лукавые мысли в человеке. За повиновение Демону Бог может жестоко наказать, как это и произошло с женихом Тамары.

      Повержен и Демон, но так ли жестоко к нему Небо? Оно даёт изгнаннику шанс спастись через искреннюю любовь, ведущую к добродетели, но герой не справляется со своим отрицательным началом и тем самым губит себя и девушку.

      Проблематика

      Любовь и порок несовместимы – эту проблему актуализирует Лермонтов в «Демоне». Для автора это чувство, скорее, святое, данное Небом, нежели земное. Когда забывают о красоте душевной, а думают лишь о наслаждениях плоти, происходит подмена любви грехом. Истинное же чувство призывает к добродетели, самопожертвованию, отказу от гордыни.

      Но не каждому дана способность именно так любить. Одержимый жаждой превосходства над Небом и желанием испытать удовольствие, впервые за много сотен лет, Демон обрывает последнюю спасительную нить. И Падший Ангел, и Тамара становятся жертвами греховной страсти, но почитающая Бога девушка спасается, а упрямо противостоящий Создателю Демон обрекает себя на вечные страдания. Так находит свое отражение нравственная проблема гордыни – темная сторона души каждого из нас.

      Перед героями стоит проблема нравственного выбора. Демон между смирением и страстью выбирает последнее, за что получает ещё большее страдание. Жених Тамары прислушался к лукавому голосу и пренебрёг молитвой в дороге, за что жестоко поплатился, Тамаре же удаётся противостоять соблазнам искусителя, поэтому для неё открыты Врата Рая.

      Критика

      В оценке критиков «Демон» в определённые периоды своей литературной истории поэма представлена по-разному. Появление этого демонического образа на русской почве было в некотором роде литературным событием, рецензенты с трепетом относились к произведению, в первую очередь, потому, что осознавали, какую историю имеет за собой эта тема в мировой литературе. Один из крупнейших авторитетов критики того времени В.Г. Белинский сам признаётся, что «Демон» стал для него мерой «истин, чувств, красот». В.П. Боткин видел в поэме революционно взгляд на мироздание. Многие из исследователей творчества Лермонтова до сих спорят о важности некоторых редакций, не отдавая безоговорочно пальму первенства окончательному варианту.
      Совершенно иной была критика более позднего периода. «Демон» стал объектом насмешек и издевательств, особенно реалисты, В. Зайцев, А. Новодворский, крайне негативно относились к одному из главных символов романтизма.

      Реабилитирует поэму светоч поэзии начала прошлого столетия А. Блок, продолжая в своём стихотворении «Демон» традицию Лермонтова.

      Интересно? Сохрани у себя на стенке!

Сюжетом этой романтической поэмы послужила легенда о падшем ангеле, когда-то входившем в свиту Бога, но затем возроптавшем на Него за то, что Бог будто бы несправедлив и допускает зло. Отпав от Бога, ангел стал демоном, слугой Сатаны, и ополчился на Бога якобы из любви к человечеству и с расчетом на то, что люди покинут Бога. Но посеянное демоном зло не принесло плодов добра. Оно так и осталось злом, не исправив человечество, а породив еще больше грешников. И тогда демон разочаровался в Сатане. Ему надоело делать зло, и он решил помириться с Богом, снова припасть к Его милости.

Лермонтов написал поэму о том, что случилось после бегства ангела от Бога и после разочарования демона в Сатане. Вопрос, который был поставлен Лермонтовым, звучал примерно так: возможно ли искупление грехов, возвращение в лоно Бога, если демон не собирается отказываться от своих прежних убеждений? Может ли примириться с Богом тот, кто остался индивидуалистом? Может ли падший ангел, вновь ищущий согласия с Богом, творить добро?

Поэма «Демон» создавалась Лермонтовым в течение 10 лет. Ее окончательная редакция сложилась в 1839 году. При жизни Лермонтова поэма не была опубликована и впервые появилась за границей.

Образ Демона . Главный герой поэмы — Демон, образ, олицетворяющий злое начало, которое доходит до всеобщего отрицания мира. Демон не просто скептик. Он страдает от ощущения бессмысленности бытия, и это придает ему мрачное обаяние. Демон вершит единоличный суд над миром. Он мстит обществу, человечеству и — Творцу. Лермонтовский Демон связан с европейской поэтической традицией. В конечном итоге этот образ восходит к ветхозаветному пророчеству о гибели Вавилона, в котором говорится о падшем ангеле, восставшем против Бога.

Демон Лермонтова не враждует с Богом, он хочет достичь гармонии, вновь почувствовать ценность добра и красоты («Хочу я с Богом помириться,/Хочу любить, хочу молиться,/Хочу я веровать добру») через любовь к земной женщине. Читатель застает Демона в роковой, переломный момент его судьбы. Демон вспоминает о прежней гармонии с миром, «когда он верил и любил». Горькая ирония судьбы состоит в том, что, думая отомстить Богу и миру, Демон поставил себя вне нравственных ценностей и отомстил себе. Индивидуалистическая позиция оказалась бесплодной и обрекла Демона на безнадежное одиночество.

Демон пресытился всем — и злом, и добром. Божий мир, к которому он стремится, также не вызывает в нем энтузиазма:

    Гордый дух
    Презрительным окинул оком
    Творенья Бога своего,
    И на челе его высоком
    Не отразилось ничего.

Без всякого очарования Демон смотрит на «роскошную Грузию», картина которой ничего, кроме «зависти холодной», не вызывает «в груди изгнанника бесплодной…».

Демона не удовлетворяет ни отпадение от земной и мировой жизни, ни приятие творения Бога. Он хотел бы сохранить презрение и ненависть к земному миру и одновременно пережить блаженство слияния с мировым целым. Это невозможно. И рай, и земля живут по своим законам, не нуждаясь в Демоне. И тут его внезапно поражает своей красотой Тамара. Она напоминает Демону «лучшие дни», и в нем оживает «святыня любви, добра и красоты!..». Через любовь к Тамаре, надеется Демон, он сможет вновь прикоснуться к мировой гармонии.

Чтобы Тамара досталась только ему, «лукавый Демон» возмущает жениха Тамары «коварною мечтою» и способствует его гибели. Однако остается память Тамары о женихе, остается ее горе. Демон стремится уничтожить и их. Он предлагает Тамаре свою любовь, смущая ее душу сомнением в необходимости хранить верность и память о возлюбленном:

    Он далеко, он не узнает,
    Не оценит тоски твоей…

Вторгаясь в жизнь Тамары, Демон разрушает мир патриархальной цельности, а сама любовь к Тамаре исполнена эгоизма: она нужна Демону для собственного возрождения и возвращения утраченной гармонии с миром. Цена этой гармонии — неизбежная и неотвратимая смерть Тамары. Покинув мирскую жизнь, она становится монахиней, но смятение не оставляет ее. Сомнение касается и Демона:

    И была минута,
    Когда казался он готов
    Оставить умысел жестокий.

Однако раздавшиеся звуки песни, в которой Демон вновь услышал желаемое им мировое согласие («И эта песнь была нежна./Как будто для земли она/Была на небе сложена!»), разрешают его сомнения: былое ощущение гармонии оказывается столь могучим, что снова овладевает Демоном, но теперь уже бесповоротно:

    И входит он, любить готовый,
    С душой, открытой для добра,
    И мыслит он, что жизни новой
    Пришла желанная пора.

Но добро, которого он жаждет, достигается с помощью зла. Недаром ангел Тамары говорит ему: «К моей любви, к моей святыне/Не пролагай преступный след».

И тут оказывается, что Демон по-прежнему тот же злой и коварный дух: «И вновь в душе его проснулся/Старинной ненависти яд». Искушая Тамару, он представляется ей страдальцем, которому опостылели зло, познание и свобода, нелюбовь неба и земли, отверженность и одиночество. Он просит любви и участия к его страданиям:

Демон обещает бросить к ногам Тамары «бессмертие и власть», «вечность» и «владений бесконечность». Он хочет любить и быть добрым, не принимая Божьего мира в целом, и потому обречен на скепсис и на своеволие:

Люди оказались его послушными учениками, но у них есть надежда на Божье прощение. У Демона нет надежды, нет веры, он навечно погружен в пучину сомнений, а могущество власти, абсолютная свобода и всезнание обернулись муками страдания.

Демон сулит Тамаре безграничную свободу и вечную любовь, каких нет на земле, полное забвение земного грешного мира, равнодушие к несовершенной земной жизни.

Однако в том равнодушном, холодном и безгрешном бытии, куда Демон зовет Тамару, нет представления о добре и зле. От этой неразличимости добра и зла страдает сам Демон. Он хочет поменяться с Тамарой местами: погрузить ее в мир своих страданий и, отняв у нее жизнь, вновь пережить гармонию земного и небесного. Ему удается одержать верх над земной женщиной, которая одаряет его любовью («Увы! злой дух торжествовал!/Смертельный яд его лобзанья/Мгновенно в грудь ее проник»; «Двух душ согласное лобзанье…»). Но возрождение Демона невозможно. Его торжество над Тамарой оказывается одновременно и его поражением. Надеявшийся на вечное счастье, на абсолютное разрешение противоречий своего сознания, Демон на один миг становится и победителем, и побежденным. Приобщение к гармонии благодаря любви к земной женщине и ценой ее гибели не осуществилось. Злое начало вновь проступило в Демоне.

Конечным словом Демона, брошенным в мир, стало проклятие:

    И проклял Демон побежденный
    Мечты безумные свои,
    И вновь остался он, надменный,
    Один, как прежде, во вселенной
    Без упованья, без любви!..

Трагедия Демона разворачивается на фоне природы, которая хранит свою естественность и величие. Она продолжает жить прежней одухотворенной и гармонической жизнью. Страдания Демона по гармонической утопии, его порыв к свободе, страстный протест против несправедливого устройства бытия были бы оправданны, если бы гармония достигалась не своеволием, а целеустремленным напряжением творческих усилий.

Тамара . Антагонистом отверженного духа выступает в поэме Тамара. В ней олицетворено наивное сознание патриархального мира. Жизнь Тамары до того, как ее увидел Демон, протекала на лоне прекрасной природы. Тамара радуется миру, его краскам и звукам. Гибель жениха отзывается в ее сердце печалью. Демона привлекает в Тамаре бьющая через край жизненность, цельность и непосредственность. Эта цельность определена укладом жизни, исключающим абсолютную свободу, познание и сомнение. Встреча с Демоном означает для Тамары потерю естественности и погружение в область познания. Земная любовь сменяется могучей, сверхчеловеческой страстью, а цельный внутренний мир дает трещину, являя противоборство добрых и злых начал, выступающих как верность прежней любви и неясная мечта («Все беззаконною мечтой/В ней сердце билося как прежде»). Отныне противоречия раздирают душу Тамары и терзают ее. Тамара как бы вкусила от древа познания. С тех пор княжна постоянно погружена в думу. Ее «сердце недоступно восторгам чистым», а «весь мир одет угрюмой тенью». Душа Тамары становится ареной борьбы обычаев, патриархальных устоев и нового, «грешного» чувства.

Обольщенная Демоном, Тамара перестает воспринимать природу непосредственно. Тяготясь внутренней борьбой («Утомлена борьбой всегдашней…»), она предчувствует свою гибель («О, пощади! Какая слава? На что тебе душа моя?») и просит Демона отступиться, но его соблазны оказываются сильнее.

Проникшись глубоким сочувствием к страданиям духа зла, Тамара отвечает ему любовью и приносит свою жизнь в жертву этой любви. Душа усопшей Тамары еще полна сомнений, на ней запечатлелся «след проступка», но ее спасает от власти Демона-искусителя ангел, смывающий слезами знаки зла с грешной души. Оказывается, Бог послал «испытания» Тамаре, которая, преодолев страдания и пожертвовав собой, полюбила Демона, чтобы тот обратился к добру. Поэтому она достойна прощения:

Злое начало, внушенное Демоном, как бы меняет свою природу: приняв его, героиня жертвует собой, защищая тем самым вечные ценности сотворенного Богом мироздания.

Если сбросить Демона с надземных высот на грешную землю, то в ином бытовом и социальном окружении начнет литературную жизнь другой герой, который многими чертами напомнит падшего ангела и тоже окажется демонической личностью с тем же строем чувств.

Такое лицо в романе «Герой нашего времени» — Григорий Александрович Печорин.

В поэзии Лермонтов завершил развитие русского романтизма, доведя его художественные идеи до предела, досказав их и исчерпав положительное содержание, в них заключенное. Лирическое творчество поэта окончательно решило проблему жанрового мышления, поскольку основной формой оказался лирический монолог, в котором смешение жанров происходило в зависимости от смены состояний, переживаний, настроений лирического «я», выражаемых интонациями, и не было обусловлено темой, стилем или жанром. Напротив, те или иные жанровые и стилевые традиции были востребованы вследствие вспышки тех или иных эмоций. Лермонтов свободно оперировал различными жанрами и стилями по мере их надобности для содержательных целей. Это означало, что мышление стилями укрепилось в лирике и стало фактом. От жанровой системы русская лирика перешла к свободным формам лирического высказывания, в которых жанровые традиции не сковывали чувства автора, а возникали естественно и непринужденно.

Поэмы Лермонтова также подвели черту под жанром романтической поэмы в ее главных разновидностях и продемонстрировали кризис этого жанра, следствием чего было появление «иронических» поэм, в которых намечены иные, близкие к реалистическим стилевые искания, тенденции развития темы и организации сюжета.

Проза Лермонтова предшествовала «натуральной школе» и предварила ее жанрово-стилистические особенности. Романом «Герой нашего времени» Лермонтов открыл дорогу русскому философско-психологическому роману, соединив роман с интригой и роман мысли, в центре которого изображена личность, анализирующая и познающая себя. В прозе, по словам А. А. Ахматовой, он опередил сам себя на целое столетие.

Основные теоретические понятия

  • Романтизм, реализм, романтическая лирика, романтическое «двоемирие», лирический герой, лирический монолог, элегия, романс, послание, лирический рассказ, гражданская ода, баллада, идиллия, романтическая драма, автобиографизм, символика, романтическая поэма, «бегство» (романтического героя), «отчуждение» (романтического героя), романтический конфликт, цикл повестей, психологический роман, философский роман.

Вопросы и задания

  1. Какие поэмы Лермонтова вы читали?
  2. Сравните «Песнь о вещем Олеге» Пушкина и «Песню… про купца Калашникова» Лермонтова. Оба произведения названы песнями. Почему авторы употребили для обозначения жанра именно это слово?
  3. Какие черты исторической эпохи и народного творчества учитывает Лермонтов в поэме?
  4. Какие признаки позволяют считать «Мцыри» романтической поэмой? Чем отличается «Мцыри» по своей композиционносюжетной организации от романтических поэм Пушкина? Проследите мотив «бегства», «отчуждения» в поэмах Пушкина и Лермонтова.
  5. К какому роду романтических поэм относится поэма «Демон» (нравоописательных, мистериальных, иронических, исторических)?
  6. Как развертывается сюжет «Демона» и что в нем главное — события или духовная жизнь героев?
  7. Расскажите, как вы понимаете романтический конфликт поэмы. Почему Демон низвергнут, а Тамара спасена?
  8. Какие черты Демона отразились в характере Григория Александровича Печорина?

Из опыта работы учителя

Русского языка и литературы

Мишкиной И.В.

КОНСПЕКТ УРОКА

Литературы в 10 классе

на тему «М.Ю. Лермонтов.

Философская поэма «Демон»

Цель урока : расширить круг чтения учащихся, выявить впечатления о прочитанном произведении; провести анализ наиболее значительных, ключевых эпизодов, определяющих понимание поэмы.

Эпиграф : Я тот, чей взор надежду губит;

Я тот, кого никто не любит;

Я бич рабов моих земных,

Я царь познанья и свободы,

Я враг небес, я зло природы…

И проклял Демон побежденный

Мечты безумные свои,

И вновь остался он, надменный,

Один, как прежде, во вселенной

Без упованья и любви!..

Ход урока

1. Организационный момент.

2. Анализ поэмы.

1. Ваше мнение о поэме …

Какие строки и страницы «Демона» вы бы хотели вспомнить?

2. Совершенство поэмы и ее смысл .

Поняли вы поэму Лермонтова?.. Ваши недоумения, вопросы автору, нам…

Сообщение учащегося.

Демон – в греческой мифологии и религии всякое божество или дух-хранитель, способствующий или препятствующий человеку в исполнении его намерений;

В христианстве — злой дух, бес, дьявол.

Одно из наиболее ярких в античной истории представлений о демоне оставил Сократ, провозгласивший принцип «познай себя».

У Сократа демон живет внутри человека, это его «внутренний бог», «тайный голос». Человек доложен искать ответы на мучающие его вопросы не у оракулов, а в самом себе.

Какое влияние «демонион» Сократа оказал на образ демона в лирике Лермонтова?

В 1829 году Лермонтова создает стихотворение «Мой демон».

Прочитайте отрывок .

Собранье зол его стихия;

Носясь меж дымных облаков,

Он любит бури роковые,

И пену рек, и шум дубов…

Он недоверчивость вселяет,

Он презрел чистую любовь,

Он все моленья отвергает,

Он равнодушно видит кровь…

Какими красками в нем рисуется демон?

Почему стихотворение называется «Мой демон?».

Если вы затрудняетесь выполнить это задание самостоятельно, воспользуйтесь клише.

Клише.

Впервые тема______зазвучала в________Лермонтова в _____году, когда поэту было всего________. Демон воплощает (добро, зло, суету, честь): «________его стихия». Он презирает «_________», «отвергает___________», с равнодушием «смотрит на__________, разрушительные «________бури» у него вызывают____________.

Как построена поэма? (Контрастная композиция; трагизм ее картин и сюжета.)

Обозначим ее композицию и сюжет – ее вехи – ключевыми лермонтовскими строками.

1 . «Печальный Демон, дух изгнанья…

Давно отверженный блуждал

В пустыне мира без приюта…

Он сеял зло без наслажденья».

2. «Высокий дом, широкий двор,

Седой Гудал себе построил…

Но пир большой сегодня в нем…

В последний раз она плясала…»

3. «И Демон видел…

На мгновенье

Неизъяснимое волненье

В себе почувствовал он вдруг…»

4. «В семье Гудала плач и стоны…»

5. «И вот она как будто слышит

6. «Он был похож на вечер ясный:

Ни одень, ни ночь0 – ни мрак, ни свет!»…

7. «Уж много дней она томится,

Сама не зная почему;

Святым захочет помолиться –

А сердце молится ему…»

8. «И входит он, любить готовый,

С душой, открытой для добра!…»

Исповедь и клятва Демона .

9. «Как пери спящая мила

Она в гробу своем лежала…»

10. «В пространстве синего эфира

Один из ангелов святых…

Он нес в объятиях своих…»

11. «И проклял Демон побежденный

Мечты безумные свои…»

Уловите художественную логику построения поэмы. В чем тайна ее волшебства?

Принимаете ли заглавие поэмы: «Демон», а не «Тамара» или, примиряющее, — «Демон и Тамара?»

В сюжете поэмы на первом месте Демон .

Как отозвались вы на лермонтовского Демона, как услышали , почувствовали, поняли его?

Демон в прошлом (ветхозаветная история Денницы):

«счастливый первенец творенья»»

«чистый херувим»

«познанья жадный»

«верил и любил»

Демон в настоящем :

«печальный Демон»

«дух изгнанья»

«отверженный»

«бесприютный»

«изгнанник рая»

«изгнанник!»

«пустыня немой души»

«лукавый Демон»

В воображении Тамары :

«пришелец туманный и немой»

В именовании херувима :

«дух беспокойный, дух порочный»

Какие признания Демона остались в памяти?

Почему так захватывают его монологи?

(Напряженная интеллектуальность, «поэзия мысли» в исповеди Демона. Экспрессия.)

— Сравните стихи поэмы до появления в ней ее романтического героя и – его «партии» в лермонтовской поэме.

В чем тайна особенной странности , какой-то испепеляющей экспрессии его монологов? (Страсть, огромная энергия в словах Демона. Лермонтовский образ Демона как символ романтического титанизма, бесстрашия Духа, бесконечности исканий смысла бытия.

Меняется ли Демон? Объясните его «превращения» в поэме Лермонтова.

(Лермонтовский «Демон», оказавшись в любовной ситуации, на время изменяется. Необычайная красота земной девушки вырывает его из состояния «жить для себя, скучать собой».

Он любит Тамару. Но он хочет и ее сделать такой же равнодушной ко всему земному, как он сам.)

Цель Демона – совратить невинную душу, средство достижения цели – ложь.

Но когда период, данный Демону для возможной власти над человеком (человеческая жизнь), заканчивается, когда Тамара умирает и Ангел несет ее душу, Демон является в своем истинном виде.

В эмоциональном мире Демона господствует скука, презрение, зависть, ненависть, равнодушие, гордость.

Демон не знает никакого счастья, никакой красоты; ни вечной, ни временной. В вечности он наказан одиночеством; временное, земное – как Божье творение – он ненавидит.

Зло Демона заключается в его вечном стремлении испортить Божье творенье – человека, подвинуть его на путь греха.

Как завершил поэт судьбу Тамары? Убедительна ли ее неожиданная смерть?

Какой останется в вашей памяти героиня поэмы? Какие строки, посвященные ей, особенно тронули?

Демон искушает Тамару грехом вожделения. Этот грех изображен в описаниях душевных состояний Тамары. Потеряв жениха, она оказывается во власти демона – греха. Тамара тоскует, томится, ей страшно…

Наконец, финал поэмы… Как встретили его?

Почему Демон дважды по воле поэта встречается с ангелом?

Каков исход их поединка?

Почему Демон побежден? (Его любовь эгоистична. Крушение Демона как неизбывность его «непризнанных мучений»).

Какую особенность композиции поэмы заметили вы в финальных ее строках?

Как прочитали вы эту «кольцеобразность» поэмы – возвращение к началу ее, к безисходному одиночеству Демона?

3. Итог .

Что же сказал каждому из вас Лермонтов своим Демоном?

Найдите в поэме строки, таящие ее смысл…

В изображении Лермонтова Демон – существо, исполненное не только отрицания и ненависти, но и не менее того – желания добра, красоты, гармония.

Любовь Демона к земной женщине Тамаре символизирует это его стремление к гармонии, добру и красоте.


Образ характер и характеристика Тамары по поэме Демон (Лермонтов М. Ю.) 👍

В поэме “Демон” Лермонтов создал образ героя, характер которого ему удалось типизировать и передать с огромной выразительностью и проникновенностью. Особенно это заметно в шестой, наиболее полной, редакции поэмы. Черты характера, которыми поэт наделил Демона, присутствуют и в других героях его лирических произведений.

Эти образы поражают читателя своей безотрадностью, безверием в настоящие чувства и в счастливую жизнь, хотя их сердца переполнены жаждой жизни, а их чувства избыточны и безграничны.

Вот и Демон всю свою жизнь, с

начала времен, безраздельно наслаждался и испытывал нечеловеческие страдания.

Тысячи людских судеб проходили одна за другой, сменялись поколения, а Демон всегда был обречен на полное одиночество. Он презирает и ненавидит все вокруг, испытывая опустошенность и безразличие, ничто в этом пошлом мире уже не способно возбудить в его душе новые чувства.

Однако Демон не утратил своей заветной мечты о возрождении, и иногда такая возможность кажется вполне реальной.

Отношения Демон – Тамара напоминают отношения Арбенин – Нина. Но в “Демоне”, с его условно-романтической трактовкой, герой освобожден

от ревности, от подозрений в измене, которые могли бы снизить его величие. Отношения Веры и Печорина (“Княгиня Литовская”) также близки к этой ситуации, но обыденный мотив расставания героев и замужество Веры мельчит и принижает эти отношения. Смерть Тамары – итог столкновения обычного, живого в своем смятении души человека с мощной натурой Демона.

Восторжествовал злой дух – он увлек Тамару в свой мир.

Поэма романтична и по своей форме: ее построение подчинено основной задаче глубже раскрыть внутренние переживания главного героя, который противопоставлен всему окружающему миру. Поэтому в произведении очень большое количество монологов Демона, поэт использует патетически-декламационный слог во всей поэме, он одинаков в речи автора и в речи его любимого героя. Романтизм поэмы от редакции к редакции не ослабевает.

Однако, по сравнению с предшествующими, редакция “Демона” 1838 года уже имеет реалистичные черты, характерные для творчества Лермонтова 1836 – 1837 годов. Место действия переносится на Кавказ, описывается быт и используются предания горцев, характеры главных героев наделяются большой психологической мотивированностью – все вместе, это снижает отвлеченность поэмы и добавляет ей конкретики.

Однако за пределы романтизма поэму это не выводит. Во всех восьми редакциях “Демон” носит неизменно романтический характер, лишь образы главных героев подверглись существенным изменениям. В процессе всех переработок образы Тамары и Демона прошли три важнейших стадии. В первых трех и в пятой редакциях (четвертая состоит из небольшого наброска, оставшегося незавершенным) Демон от зависти и ненависти губит монахиню, ревнуя ее к ангелу.

Он словно мстит небесам, пославшим его. Но уже в шестой редакции поэмы мотив мести не играет существенной роли и, вообще, практически отсутствует.

Впервые увидев Тамару, Демон был поражен ее красотой и вновь постиг святыню добра, любви и красоты. Он убирает с пути соперника, жениха Тамары, и ангела, а, добившись ее любви, Демон тем самым губит девушку. В этой редакции торжество Демона заключается не в осуществлении мести, а в том, что и для Тамары становится доступно холодное презрение к жизни и враждебное отношение к небесам.

Последние две редакции поэмы не содержат момента близости Демона с Тамарой и снимают его торжество.

В седьмой по счету версии произведения появляется клятва Демона, которая пронизана желанием примириться с небесами. В восьмой редакции торжество ангела приводит к окончательному поражению Демона.

Таким образом, в последних двух редакциях поэмы меняется общий смысл произведения, подчеркивается несостоятельность Демона, появляется мотив примирения с реальностью. Достигается это ценой нарушения основной логики поэмы, возникновением несоответствий и противоречий, которые говорят о том, что две последние редакции произведения являются результатом автоцензуры.

«Демон» (1841). История русской литературы XIX века. Часть 2. 1840-1860 годы

«Демон» (1841)

Эта романтическая поэма создавалась Лермонтовым в течение 10 лет. Ее окончательная редакция сложилась в 1839 г. При жизни Лермонтова поэма не была опубликована и впервые появилась за границей.

Сюжетом «Демона» послужила легенда о падшем ангеле, когда-то входившем в свиту Бога, но затем возроптавшем на Него за то, что Бог будто бы несправедлив и допускает зло. Образ Демона восходит к ветхозаветному пророчеству о гибели Вавилона, в котором говорится о падшем ангеле, восставшем на Бога. Отпав от Бога, ангел стал демоном, слугой Сатаны, и ополчился на Бога якобы из любви к человечеству и с расчетом на то, что люди покинут Бога. За это он был наказан бессмертием и вечным изгнанием. Однако посеянное демоном зло не принесло плодов добра. Оно так и осталось злом, не исправив человечество, а породив еще больше грешников. И тогда демон разочаровался в Сатане.

Он решил помириться с Богом. Сюжет легенды предполагает конфликт исполинских героев (Сатаны, Демона) с Богом. Поэтому местом действия становятся заоблачные сферы, астральное пространство. Литературная традиция трактовки мистериального сюжета восходит к поэме Мильтона «Потерянный рай».

Лермонтов написал поэму о том, что случилось после бегства ангела от Бога и после разочарования демона в Сатане. Вопросы, которые были поставлены Лермонтовым в поэме, звучат примерно так: возможно ли искупление грехов, возвращение в лоно Бога, если герой поэмы – Демон – не собирается отказываться от своих прежних убеждений? Может ли примириться с Богом тот, кто Божьего мира не принимает и кто по-прежнему остается индивидуалистом, противополагающим всему миру свое «я»? Может ли падший ангел, вновь ищущий согласия с Богом, творить добро?

Чтобы разрешить эти художественные задачи, Лермонтов выдвигает две идеи. Одна из них – романтическая мысль о любви, спасающей от одиночества и изгнания. Предполагается, что, полюбив земную женщину, Демон может вновь приобщиться к Божьему миру. Земная женщина своей любовью должна возродить героя, который встанет на путь добра. Вторая мысль противоположна первой: если земная любовь благотворна для Демона, то чувство Демона к земной женщине пагубно. Дьявольская страсть несет человеку гибель. Итак, поэма основана на двух несовместимых и отрицающих друг друга идеях, которые реализуются в ходе романтического конфликта, приобретающего мистериальный характер, – развертывающуюся на небесах распрю Демона с Богом.

Демон некогда вступил в конфликт с Богом и созданным им мирозданием. По убежденьям Демона, мирозданье устроено плохо. Так как творец мира – Бог, то, стало быть, он и виноват в несовершенстве своего творения. Демон воспринимает созданный Богом мир как нанесенную ему личную обиду. Она имеет своим основанием, казалось бы, любовь Демона к людям. Из этой любви и из чувства обиды на Бога вырастает мятеж, бунт Демона, обращенный против Творца. Демон понимает его как справедливую месть за несовершенство мира. Бунт Демона, олицетворяющего злое начало, с одной стороны, расширяется до грандиозных пределов Вселенной и доходит до полного отрицания всего, что создано Богом; с другой стороны, бунт суживается до разочарования и протеста каждой отдельной личности, неудовлетворенной несовершенством земного мира.

В поэме «Демон» центральный персонаж не враждует с Богом, он хочет достичь с Ним мира, гармонии, вновь почувствовать ценность добра и красоты («Хочу я с Богом помириться.

Хочу любить, хочу молиться, хочу я веровать добру»). Казалось бы, Демон лишен недостатков человеческой природы – он вечен. Будучи «чистым херувимом», Демон

Не знал ни злобы, ни сомненья,

И не грозил уму его

Веков бесплодных ряд унылый…

Вечность не была ему в тягость. Но все изменилось с тех пор, как Демон отпал от Бога. По своей роли он стал носителем и сеятелем зла. С тех пор два чувства угнетали Демона: он властвовал ничтожной землей и скучал:

Давно отверженный блуждал

В пустыне мира без приюта…

Власть над ничтожной землей – не слишком большая честь для безгранично амбициозного Демона. Он, «счастливый первенец творенья», решает вернуться в свиту Бога, вновь обрести ангельский чин. Однако Демон по-прежнему презирает землю, ее природу, все человечество, весь сотворенный Богом мир. Величественные, роскошные и дикие картины горного Кавказа, открывшиеся его глазам, не трогают его.

Все это означает, что через земную природу Демон не мог возродиться к новой жизни. Природа была бессильна вдохновить Демона на добро, она не меняла ни его духа, ни его души.

Перелом в Демоне происходит в тот миг, когда он увидел Тамару. В ней играли жизнь, молодость, она была детски чиста, весела и наивна, превосходя естественностью саму природу:

И улыбается она,

Веселья детского полна…

Здесь, в этом месте, речь повествователя (поэма «Демон» имеет подзаголовок «Восточная повесть») вторгается «восточный» стиль, передающий впечатления Демона:

Клянусь полночною звездой,

Лучом заката и востока…

В этот миг в Демоне возникло желание переродиться, и он подумал, что такая попытка может окончиться успехом, если его полюбит земная женщина, в которую он должен вдохнуть любовь к себе и которую он полюбит сам. Отныне любовь к Тамаре и потребность внушить ей любовь к себе занимает все существо Демона, потому что через любовь к земной женщине гордый дух надеется вновь прикоснуться к мировой гармонии. Живая красота Тамары рисовала перед Демоном некогда обретенное и потом потерянное счастье. Если после утраченного счастья душа Демона омертвела, стала опустошенной и немой, если его «грудь» была «бесплодной», если чувства ему ничего не говорили, кроме злобы, зависти, ненависти и презрения, если в нем ничего не рождалось – ни звуков, ни слов, то теперь любовь пробудила его к творческой жизни («В нем чувство вдруг заговорило Родным когда-то языком»).

Итак, любовь наполнила душу Демона и вытеснила из нее все остальные желания. Все, что есть на свете великого, мощного и драгоценного, стало ничтожно перед любовью к Тамаре. Неземная страсть сделала Демона поэтом, обладающим неземной музыкой речи.

Однако на пути к сердцу Тамары Демон встретился с препятствием: его заочная возлюбленная, которая еще не подозревает о своей участи, – невеста. Чтобы Тамара досталась только ему, «лукавый Демон» возмущает жениха Тамары «коварною мечтою» и способствует его гибели. Однако остается память Тамары о женихе, остается ее неутешное горе. Демон стремится уничтожить и их, предлагая Тамаре свою любовь и смущая ее душу сомнением в необходимости хранить верность возлюбленному и память о нем («Не плачь, дитя, не плачь напрасно!»).

Вторгаясь в жизнь Тамары, Демон разрушает устойчивый, наивный мир патриархальной цельности. Его любовь к Тамаре исполнена эгоизма: она нужна Демону для собственного возрождения и возвращения утраченной гармонии с миром. Для замысла Демона чрезвычайно важно, чтобы не только Демон полюбил земную женщину, но и чтобы земная женщина полюбила неземное существо, неземной дух. Жестокость умысла Демона состоит в том, что земная душа Тамары и неземная душа Демона несовместимы. Тамара – плотское существо. Демон – бесплотен. Между ними не может быть гармонии. Любовь Тамары к Демону означает, равно как и любовь Демона к Тамаре, либо гибель Тамары, либо крах надежд Демона. Кто-то из героев либо оба должны пасть жертвами любви, если она будет пробуждена. Демон заранее требует такой жертвы от Тамары. Сам он не хочет жертвовать ничем. Уговаривая Тамару забыть о погибшем женихе, он с тем же презрением, как и раньше, убеждает ее в ничтожестве земной жизни и доли человека. И тут же открывает перед ней картины вечной космической жизни («На воздушном океане Без руля и без ветрил Тихо плавают в тумане Хоры стройные светил…»). Там, в этом необозримом, холодном и чуждом Тамаре мире, куда Демон увлекает Тамару и где он чувствует себя господином и хозяином, нет ни радости, ни горя, ни прошедшего, ни настоящего, ни памяти, ни забвенья, ни зла, ни добра. Это не земля, не небесный рай, – это область обещанного обитания Тамары, где властвует изгнанник рая.

С явлением Демона и с его речью Тамара погружается в неведомое ей царство. Слова и звуки, льющиеся из его уст, тоже поражают Тамару своей неземной новизной, небывалой, доселе никогда не слышанной выразительностью:

И этот голос чудно-новый,

Ей мнилось, все еще звучал.

В голосе Демона есть не смысловое, а мощное музыкально-поэтическое обаяние. Этот голос обладает убеждающей магической силой, и Тамара смущена и потрясена не столько значениями слов, сколько веющей от слов и речи Демона, от звуков его голоса музыкальной мощью[88].Тамара не может объяснить, что же содержали в себе слова Демона, но она ощущает, как ее душа словно покидает плоть и землю, устремляясь к чистой духовности, в горние выси и желая преодолеть земное притяжение.

Чувствуя таящуюся в этих переживаниях опасность, она умоляет отца отдать ее в монастырь. Но и там «дума преступная» неотступно преследует ее сердце, которое уже не может предаться «восторгам чистым». Мир для Тамары теперь «одет угрюмой тенью»,

И всё ей в нем предлог мученью –

И утра луч и мрак ночей.

Встреча с Демоном означает для Тамары потерю естественности и погружение в область познания. Земная любовь сменяется могучей, сверхчеловеческой страстью, цельный внутренний мир дает трещину, являя противоборство добрых и злых начал, выступающих как верность прежней любви и неясная мечта («Все беззаконною мечтой В ней сердце билося как прежде»). Отныне противоречия раздирают душу Тамары и терзают ее. Она как бы вкусила от древа познания и узнала сомнения. С тех пор княжна погружена в думу. Душа Тамары становится ареной борьбы обычаев, патриархальных устоев и нового, «грешного» чувства.

Искушая Тамару, Демон представляется ей страдальцем, которому опостылели зло, познание и свобода, нелюбовь неба и земли, отверженность, бесприютность и одиночество. Он просит любви и участия к его страданиям и душевным терзаниям, уверяя, что впервые полюбил земной любовью, впервые познал мучения любви. Жалуясь Тамаре на свое бессмертие в скуке одиночества, Демон раскрывает перед ней такие страдания, которые незнакомы героине. Демон лелеет свои мучения, потому что они, во-первых, отличны от людских, во-вторых, по грандиозности и безнадежности не могут сравниться с мучениями людей.

Итак, на одной чаше весов – минута и вечность страданий Демона, на другой – тягостные лишения, труды и беды человеческих поколений, которые рано или поздно исчезнут, ибо жизнь человеку дана на срок. С одной стороны, на земле нет вечной красоты, вечной любви, вечной дружбы, вечной жизни, с другой – земные страдания тоже не вечны. Демон хочет навечно сохранить блаженство и навсегда уничтожить свои мучения. Однако земля и владения Демона устроены по-другому: на земле красота соседствует с безобразием, добро со злом, любовь с ненавистью; в мире Демона царствуют вечное зло, вечное сомнение, вечная тревога и вечное презрение. Лишь в раю вечно цветет красота, торжествуют добро и бессмертная любовь. Демон – и Тамара, жалея его, готова пожертвовать собой, отдать ему свою любовь и переселиться в его владения, если он даст ненарушимую клятву в отказе «от злых стяжаний», – обещает ей раскаяться перед Богом и стереть «следы небесного огня», напечатленные на своем челе при изгнании из рая. Он готов раскаяться в своих прегрешениях, лишь бы Тамара одарила его любовью, которая для Демона – пропуск в рай.

Демону удается одержать верх над земной женщиной, которая, поверив его магически-убедительным, полным поэтической силы речам, одаряет его любовью («Увы! злой дух торжествовал! Смертельный яд его лобзанья Мгновенно в грудь ее проник», «Двух душ согласное лобзанье»). Проникшись глубоким сочувствием к страданиям духа зла и надеясь на его возрождение, Тамара отвечает ему любовью и приносит свою жизнь в жертву этой любви. Во влюбленном Демоне пробудился поэт, из уст которого полились волшебные речи. Однако неземная любовь Демона губительна для земной женщины: его поцелуй наполнен смертельным ядом. Любимая Демоном женщина умирает в тот миг, когда злой дух

Коснулся жаркими устами

Ее трепещущим губам.

Совершившая грех душа усопшей Тамары еще полна внушенных Демоном сомнений.

От власти Демона-искусителя Тамару спасает ангел, смывающий слезами знаки зла с грешной души. Оказывается, Бог послал «испытание» Тамаре, которая, преодолев страдания и пожертвовав собой, полюбила Демона, чтобы тот обратился к добру. Иначе говоря, Тамара стремилась приобщить Демона к добру через любовь, жертвуя собой, и потому творила благое дело. Она достойна прощения, о чем и сообщает ангел.

Страдания Демона по гармонической утопии, его порывы к свободе, его страстный протест против несправедливого бытия, его тревожные искания беспокойного духа, взыскующего истины, не могли осуществиться, потому что гармония достигалась путем своеволия, с помощью зла. Демонизм, как бы он ни был «высок» и «поэтичен», всегда жесток, бессмыслен и разрушителен. Это противоречие неустранимо, и потому индивидуалистический бунт обречен. Но попытка разрешить коллизию мирового масштаба и значения вовсе не бессмысленна: Лермонтов ставил вопросы, стало быть, «учил» и «учился» мыслить. Он побуждал своих героев – прежде всего Григория Александровича Печорина – смело идти по тому же пути.

Ненавидит ли Бог демонов?

Отец Фортеа, ненавидит ли Бог демонов?

Нет. Бог, будучи совершенным, есть сама Любовь. Созданный мир — это Божий акт любви, и как часть Его творения демоны остаются по существу добрыми и любимыми Богом. Однако верно, что Бог ненавидит грех, потому что он вредит совершенству Его творения. Грех в конечном итоге приводит к осуждению тех, кто не раскаивается, но это не означает, что Бог ненавидит грешников.

Это ужасная вещь: осужденные не могут просить милости у Бога, потому что они сделали окончательный выбор.Бесконечная любовь признает этот выбор, сделанный на свободе. В The Divine Comedy Данте помещает следующую надпись на входе в ад:

«Через меня путь в город горестный;
через меня — путь в вечное горе;
через меня путь среди заблудших людей.

Справедливость переместила моего высокого создателя:
Божественная Сила, высшая Мудрость и
изначальная Любовь создали меня. До меня были
ничего не создавалось, разве что вечное, а у меня
вечное последнее.Оставьте всякую надежду, входящие! »

Эта надпись, хотя и является литературным произведением, отражает истину о том, что именно Любовь, а не ненависть допускает существование ада. Таким образом, нельзя умолять Любовь разрушить ад. Бог любит демонов, но, тем не менее, осуждает их. Почему? Поскольку они избрали ад своим восстанием против Него, Бог просто подтверждает их выбор.

Кстати, если Бог не ненавидит демонов, экзорцист также не может ненавидеть их. Во время экзорцизма демон может говорить что-то, пытаясь разжечь ненависть у экзорциста или других присутствующих.Я вспоминаю экзорцизм, в котором мать потеряла контроль, пришла в ярость и пришла в ярость из-за демона, овладевшего ее дочерью. Демон со всем спокойствием мира злобно улыбнулся и сказал: «Ты не избавишься от меня ненавистью». В конце концов, только сила любви побеждает зло.

Примечание редактора: Чтобы узнать больше о духовной войне и демонологии, католическое духовное руководство рекомендует о. Превосходная книга Фортеа « Интервью с экзорцистом — взгляд изнутри на дьявола, одержимость демонами и путь к освобождению».

Искусство для этой публикации «Ненавидит ли Бог демонов?»: Демон, держащий чашу , начало XIX века, Хикаку, жизнь автора PD-США плюс 100 лет или меньше; деталь Падре Хосе Антонио Фортеа 2017 , сфотографировано Elgatoconbotaselgatoconbotas, 5 мая 2017 г. собственная работа, CCA-SA 4.0 International, Wikimedia Commons. Обложка «Интервью с экзорцистом» использована с разрешения, все права защищены.

Любит ли Бог сатану? | Общинная церковь Христа

Она была настойчивой.Бродить вокруг. Ждал после окончания службы. А затем (как ободряла ее мама) она спросила: Любит ли Бог сатану?

Почти 40 лет служения Иисусу и его замечательному народу, но никогда не слышал об этом.
Хороший вопрос, один из тех загадочных вопросов, на который требуется больше, чем просто ответ «лифт» (то есть 30 секунд или меньше).

Когда я сегодня утром задал коллеге по служению тот же вопрос, я быстро ответил: «Нет». Но затем пауза. «Ну…» — и сохранялась некоторая неуверенность.

Мой ответ звучит примерно так. Писание говорит нам, что все, что создал Бог, было «хорошо», на самом деле (согласно Бытие 1:31) «очень хорошо». В другом месте нам говорится, что Божья милость над всем, что Он создал (Пс. 145: 9)

Когда Бог Сын сотворил все сотворенное (ср. Иоанна 1: 1-2), в него вошла компания ангельских существ. Библейские толкователи предполагают, что пророк Исайя, описывая вдохновленного и уполномоченного сатаной Царя Вавилона, также говорил о сотворении и падении ангельского существа по имени «Дневная Звезда, Сын Зари» (Ис.14:12). Название «Люцифер» происходит от латинского названия этих имен. Если описание Исаией сердечного отношения царя Вавилонского (Ис. 14: 13-14) было повторением того, что происходило в ангельском сердце Люцифера, этот прекрасный ангел согрешил против Бога и был изгнан из Божьего присутствия.

Результат? Люцифер в гордыне стал сатаной (обманщиком) вместе с сонмом ангелов, павших вместе с ним (став демонами). Это войско гордых злых существ работает над тем, чтобы «украсть, убить и разрушить» (ср.Иоанна 10: 10а) в творении Бога, противодействуя Божьим целям и людям на каждом этапе пути. Они подтверждены в своем зле и предназначены для того, что Откровение описывает как «озеро огненное» (Откр. 19:20).

Итак… ответ? «Бог действительно любит ангела, которого Он создал, но Он ненавидит то, чем стал этот падший грешный ангел, и то, что он делает, чтобы разрушить то, что хорошо, свято, чисто и правильно. Сатана, виновник греха, лгал, обманул и грешил с начала года (так говорит Иоанн в 1 Иоанна 3: 8).На искупление сатаны нет надежды ».

Довольно вопрос, без сомнения исходящий из сердца, которое услышало в воскресенье (от Ионы), что никто не может быть слишком далеко от Бога, но что Бог не услышит и не ответит. К сожалению, согласно Писанию, злой противник, сатана, неискупителен.

ИИСУС УМЕР ЗА НАС… ЛЮБОГО ЧЕЛОВЕКА МОЖНО ИСКУПИТЬ

Автор, обращенный к верующим на иврите, напоминает им: «Ибо не ангелам он помогает, но помогает потомкам Авраама» (Евреям 2:16).Бог Сын пришел умереть за бунт и грех людей, созданных по образу и подобию Бога; он воскрес из могилы, чтобы дать им жизнь вечную.

Хотя этот вопрос отрезвляет нас о запечатанной судьбе тех существ в ангельском мире, он также побуждает задуматься о тех, кто нас окружает, чья судьба еще не предрешена. Каждый человек, которого мы знаем, независимо от того, насколько он грешен или далек от Бога, может быть введен в семью Бога через покаяние и веру.

Там, где изобилует грех, еще больше преизобилует Божья благодать.Таково послание Ионы и удивительно раскаявшихся ниневитян, откликнувшихся на строгое предупреждение Бога о суде.

Почему демоны ненавидят людей?

Можно подумать, что демоны (ненавидящие Бога) и люди (большинство из которых ненавидят Бога) будут иметь по крайней мере дружеские отношения. В конце концов, они оба противостоят Богу, и оба живут в открытом бунте против него. Разве их не должен объединять общий враг?

Тем не менее, начиная с первого одержимого сатаной змея, падшие углы имеют опыт ненависти и насилия по отношению к людям.Сатана ввел мир в грех, в то время как демоны поражают слабых и калечат сильных. Почему? Почему демоны так ненавидят людей?

Частично причина связана с падением — не падением Адама, а падением Люцифера. Очевидно, сатана пал из-за гордости и из-за своего желания уподобиться Богу. Но Писание также намекает, почему, и восходит к сотворению мира.

Когда Бог сотворил землю, она была хорошей, красивой и совершенной. Ангелы были частью творения. Они не существовали до первого дня, и одним из первых актов их существования было восхищение работой Бога (Иов 38: 5-7).Они были созданы, а затем сразу же были поражены красотой и величием творения Бога, центром которого является Земля.

Ангелы остались непавшими на 6-й день. В конце концов, в конце 6-го дня Бог объявил все, что он создал, хорошим. Вселенная могла измениться (и это изменится), но пока все было идеально. Однако оставался вопрос: кто будет владычествовать на земле? Кто будет править животными и кто будет правителем Бога над планетой?

Ангелы явно ценили творение.Они аплодировали ему и трепетали перед его красотой (Иез. 28:13). Но Бог не дал землю ангелам. Как пишет Павел: «Не ангелам покорил Бог мир…» (Евреям 2: 5). Вместо этого Бог создал человека. Он создал Адама из грязи, а Еву из Адама. А затем вместо этого Бог дал им власть над землей (Быт. 1:26).

Это определенно было бы шокирующим поворотом событий для ангелов. Ангелы духовны, а люди буквально созданы из грязи. Ангелы — сыновья Бога, а люди — по образу Божьему.Писание прямо говорит, что люди «немного ниже ангелов», и это, конечно же, преуменьшает (Псалом 8: 5).

Почему Бог создал людей (даже после ангелов)? Псалом 8: 6 говорит: «Ты дал ему власть над делами рук твоих; ты все положил под его ноги ». Это именно то, чего хотели некоторые ангелы. По крайней мере, сатана хотел владычества над землей. Он хотел быть похожим на Бога. Фактически, он сравнил свою красоту с красотой человека и творения (Иез. 28:17).И согласитесь, он прав. Очевидный вопрос:

Что такое человек, что ты помнишь о нем, или сын человеческий, что ты заботишься о нем? Вы сделали его ненадолго ниже ангелов; ты короновал его славой и честью, все покорив его ногами. (Евреям 2: 6-8)

Зачем Богу это делать? Почему он отдал землю людям, а не ангелам? Для начала мы по его образу. Более того, делая нас немощными («немощными детьми праха и немощными, как немощные», — говорит автор гимна), Бог прославляется еще больше благодаря нашей зависимости от Него.Поскольку мы немощны и грешны, Бог прославляется через наше прощение грехов. Евангелие приходит через нас, а не через ангелов. Вот почему в Послании к Евреям 2 сразу же следует вопрос о том, почему люди получат власть, с этим наблюдением: Иисусу подобало быть ниже ангелов (Евреям 2: 9).

Ангелы не могут умереть. И все же слава Божья в Евангелии связана со смертью Иисуса:

Мы видим того, кто на короткое время стал ниже ангелов, а именно Иисуса, увенчанного славой и честью из-за страданий смерти, чтобы по благодати Божьей вкусить смерть за всех.Ибо было уместно, что тот, для Которого и посредством которого существует все, в прославлении многих сыновей, через страдания сделал основателя их спасения совершенным.

Другими словами, Бог дал землю людям (в противоположность ангелам), потому что Евангелие приходит через смерть Иисуса, а его смерть является заместительной из-за его совершенства, которое проявляется в его страданиях. В конечном итоге многие сыновья прославились.

Но это не для дьявола.Лишенный желанной власти, он был сброшен с неба на землю (Иез. 28:16). И с этого момента на Земле разыгрывается космическая война между сатаной и людьми. План Бога состоит в том, чтобы спасти людей от греха через Иисуса, а план сатаны состоит в том, чтобы отомстить людям — получателям земли. Противодействуя Евангелию и причиняя страдания людям, он стремится разрушить Божий замысел. Удерживая людей от Евангелия, пытаясь смягчить Божью славу, все время проявляя свой бунт против Бога, причиняя страдания тем, кому Бог дал власть, которая, по его мнению, должна принадлежать Ему.

Вот почему сатана начал свою атаку в саду. Он напал на созданный Богом порядок (нацелившись на Еву) и стремился уничтожить их владычество. Вот почему ангелы сожительствуют с людьми в Бытие 6, и вот почему демоны нападают на людей. У них есть желание владычества, но ненависть к нам.

В результате они поражают нас как форму восстания против Божьего порядка. Бог повелел ангелам служить людям, а вместо этого некоторые ангелы в рамках своего восстания нападают на нас, как их способ восстания против того факта, что нам дана власть.

Как сатана атакует нашу идентичность?

То, что вы делаете, зависит от того, кем вы являетесь. Как христиане, мы живем от нашей идентичности, а не по нашей идентичности. Нас определяет то, кем мы являемся в Христе, а не то, что мы делаем или не делаем для Христа. Христос определяет, кто мы, тем, кто Он есть, и что Он сделал для нас, в нас и через нас. Понимание этой информации — ключ к вашей трансформации. Когда вы знаете, кто вы, вы знаете, как жить.Только если ваша идентичность коренится в ваших отношениях с Богом, а не в постоянно меняющихся обстоятельствах вашей жизни, ваша личность может быть жизнеспособной и поможет вам в любой ситуации.

Сатана объявляет войну нашей идентичности, потому что он знает, что это, возможно, самый верный способ разрушить отношения между нами и нашим Богом. Сатана отказался принять данную им Богом личность и вместо этого стремился сформировать новую личность отдельно от Бога. Он искушает нас сделать то же самое, что является демоническим. Бог создал вас с личностью, и сатана хочет, чтобы вы вместо этого жили за счет какой-то поддельной идентичности.

Демоническая война за идентичность началась, когда наши прародители, Адам и Ева, столкнулись со змеем, который был «хитрее всего», созданного Богом. (1) Змей начал с нападения на саму сущность Бога: «Но змей сказал женщине:« Ты не умрешь. Ибо Бог знает, что, когда вы съедите это, ваши глаза откроются, и вы будете как Бог, знающий добро и зло ». (2)

Как христианин, вы должны основывать свою идентичность на двух вещах, возможно, на самых важных вещах, которые вы можете узнать, изучая Библию: (1) кто Бог на самом деле и (2) кто Бог говорит, что вы на самом деле.Неудивительно, что демоническая атака начинается на этих двух фронтах, когда сатана выдает поддельную личность Богу и вам. Если у вас неправильное представление о Боге и / или о том, кем вы являетесь по отношению к Богу, тогда все в вашей жизни выходит из-под контроля, как это произошло с Адамом и Евой.

Сатана хотел, чтобы они достигли идентичности путем восстания и жизни отдельно от Бога, чтобы «вы были подобны Богу». Непосредственно перед этим «Бог сказал:« Сотворим человека по образу Нашему, по подобию нашему »… Итак, Бог создал человека по своему образу, по образу Божьему, он создал его; мужчину и женщину он создал их.(3) Бог создал нас по Своему «подобию», и все, что нам нужно сделать, это принять эту идентичность. Когда сатана искушал наших прародителей стать «подобными Богу», он солгал, потому что они уже были созданы по подобию Бога, и все, что им нужно было сделать, — это поверить в этот факт верой.

Сатана попробовал тот же трюк с Иисусом. В Луки 4: 1–13 говорится, что Иисус провел сорок дней, «будучи искушаемым дьяволом». Затем «Дьявол сказал ему:« Если ты Сын Божий »». Сатана атаковал личность Иисуса как Сына Божьего. Непосредственно перед крещением Иисуса Бог Отец сказал: «Ты Сын Мой возлюбленный; с вами я очень доволен.”(4)

Нет власти во всем творении, равной или превосходящей Бога Отца. Когда Он говорит, что Иисус — Сын Божий, это неизменный факт. Когда Троица присутствует при крещении Иисуса, Святой Дух нисходит, чтобы дать Иисусу возможность жить в соответствии с Его Богом данной идентичностью, и теперь делает то же самое для христиан.

Видите ли вы также, как Иисус будет действовать исходя из идентичности, полученной от Отца, а не работать для идентичности, достигнутой Им самим? Прежде чем Иисус произнес проповедь, сотворил чудо или изгнал демона, Отец был «доволен» Им.То же самое и с вами. Вы дитя Божье, и эта личность надежна. Вы можете работать с этой личностью с радостью и весельем, зная, что любовь Отца надежна.

Демонические силы часто нападают на христиан в области их идентичности, но большинство из нас не подозревает об этом. Подобно игроку в покер, имеющему «телл», тонкое поведение сатаны можно обнаружить. Когда вы разговариваете с Адамом, Иисусом и вами, демоническое царство говорит от второго лица словом вы . Сатана сказал Адаму и Еве: «, вы, , наверняка не умрете», и «, вы, , будете подобны Богу.Обращаясь к Иисусу, сатана дважды сказал: «Если , вы, , Сын Божий».

Когда вы говорите о себе, вы используете местоимение от первого лица «Я». Когда кто-то говорит с вами, они используют местоимение от второго лица «вы». Когда физическое существо разговаривает с нами от второго лица, мы легко узнаем, что с нами разговаривает кто-то другой. Но когда духовное существо разговаривает с нами от второго лица, мы должны решить, слышим ли мы от Бога или от дьявола и его демонов. Иногда, когда демон говорит с нами, мы можем легко упустить из виду тот факт, что с нами разговаривает демон, потому что они невидимы.

Вот несколько примеров распространенных нападок сатаны на личность верующих, которые являются поддельной ложью, стремящейся подорвать истину о том, кем Бог называет Свой народ:

  • Вы никуда не годитесь.
  • Вы неудачник.
  • Вы получили то, что заслужили.
  • Ты никогда не изменишься.
  • Вы безнадежны.
  • Вы отвратительны.
  • Вы не настоящий христианин.
  • Бог болен тобой.
  • Если бы люди знали, кем ты являешься на самом деле, они бы все тебя ненавидели.
  • Вы, вероятно, попадете в ад.
  • Ты должен убить себя.

Такие вещи демонические. Наш Отец не говорит ничего подобного никому из Своих детей.

К сожалению, некоторые люди не замечают демонического и думают, что говорят себе ужасные вещи. Они ошибочно предполагают негативный разговор с самим собой и низкую самооценку, хотя правда в том, что они подвергаются нападкам. Это приводит к неуважению к себе.

Хуже того, некоторые люди принимают демонические послания за Слово от Бога.Это ведет к презрению к Богу, поскольку сатана настолько коварен, что попытается заставить вас поверить в то, что его нападение на самом деле исходит от вашего небесного Отца.

Когда вы получаете сообщение о вашей личности от второго лица, вам необходимо проверить это Словом Божьим. Иисус сделал это. Когда сатана атаковал личность Иисуса, Он продолжал цитировать Писание, потому что истина изгоняет ложь, а свет изгоняет тьму. Иисус все время говорил: «Написано…» и цитировал Писание. Иисус не защищался и не вступал в спор.Иисус позволил битве между врагом Божьим и Словом Божьим, потому что в этой битве Слово всегда побеждает.

Если вы забудете это, когда враг атакует вашу личность, вы закончите, как печальная история Глэдис. У вас будет Бог, который любит вас и будет присутствовать с вами каждый день как муж, но вы не будете помнить, кто Он или кто вы.

(1) Бытие 3: 1

(2) Бытие 3: 4-5

(3) Бытие 1:26

(4) Луки 3:22

Реальность демонов и как их победить

Костюмы дьявола и демона популярны на Хэллоуин.Но, к сожалению, многие люди, особенно дети, носят эти костюмы, не зная, что то, что они одевают, действительно существует. Если бы больше людей знали больше о реальности демонов, изменилось бы то, как мы воспринимаем эти костюмы, и повлияло бы это на общую игровую ауру вокруг Хэллоуина, когда дело доходит до духовных вопросов?

Как католики, мы каждую неделю на мессе Никейского символа веры исповедуем, что верим в видимые и невидимые вещи:

Мы верим в Бога, Отца, Всемогущего, Творца неба и земли, а также всего видимого и невидимого.

Эти слова имеют огромное значение. Как христиане, мы верим, что Бог создал все, что мы видим, и то, чего мы не видим. Смысл очевиден. Давайте поближе познакомимся с некоторыми существами, которых мы не видим. В частности, давайте рассмотрим реальность демонов. Они существуют. Это истина нашей веры. Я знаю, многим это может показаться сказкой. Это не так, и игнорирование этого будет стоить вам. Итак, что такое демоны?

Общее восстание

Ангелы и демоны для всех практических целей являются одними и теми же существами.Однако они различаются в одном очень важном моменте. Ангелы полностью принимают господство Бога. В этом они идеальны. Демоны, с другой стороны, полностью отвергают волю Бога и живут в состоянии постоянного бунта, ненавидя Бога всем своим существом. Созданные, чтобы любить Господа и служить Ему, они действуют в полном восстании против Господа и против своей собственной природы. Таким образом, они живут в муках. Кто-то может спросить: «Почему же они не раскаиваются?»

Вот большое различие между физическим человеком и духовными существами.Демоны не живут в рамках физического мира. Мы делаем. Физические ограничения нашего существа ограничивают нашу способность полностью понимать все вещи. Думать, учиться — все это требует времени.

Еще один хороший момент в том, что как физические существа мы пойманы во времени. Благодаря этому у нас есть способность каяться. Демоны (и ангелы) не являются физическими существами. У них нет такого разума, как наш, который требует, чтобы нейроны срабатывали, а энергию тратили на создание абстрактных связей. Они полностью понимают все, что могут постичь существа.Как духовные существа они существуют вне времени. Итак, когда демоны отбросили свою ангельскую невинность и восстали против Бога, они сделали это полностью, и, полностью понимая то, что они выбрали, и без ограничения времени, у них не было возможности каяться. Возможно, правильнее будет сказать, что они не столько бунтуют, сколько бунтуют.

Бесы бессильны перед Богом

Когда это произошло? Когда пали демоны? Точно узнать невозможно, но доктора Церкви высказали предположения.Святой Августин в своей книге Город Бога размышлял над историей творения, отмечая, что в первый день Бог отделил свет от тьмы. Это произошло задолго до того, как он создал солнце, луну или звезды.

В этом Св. Августин увидел возможность того, что, возможно, Бог делал больше, чем отделял день от ночи. Возможно, Бог отделял ангелов, ангелов света, от демонов, ангелов тьмы. Имея это в виду, становится ясно, что с самого начала творения бушевала война между теми, кто служил Богу, и теми, кто его отверг.

Демоны — это часть творения, они существуют и ненавидят Бога. Они ненавидят его полностью, всем своим существом. Однако они не равны ему. Он их Господь и создатель, нравится им это или нет. Если бы Бог перестал желать, чтобы они существовали, их бы не было. Итак, как бы они ни ненавидели Бога, демоны бессильны против него.

Последствия падения

Но мы созданы по образу и подобию Божьему. Идем, говорим иконы Господа.Демоны не могут навредить Богу, но они определенно могут выступить против нас, и они это делают. Это серьезное заявление, но вам нечего бояться. Вы принадлежите Господу. Вы соучастник Христа. Во Христе вам подчиняются демоны. Они не властны над вами.

Но, если вы не знаете, как они нападают, вы, возможно, страдали от их злого умысла, даже не подозревая об этом. Как нападают демоны? Имя дьявола дает нам ясное представление. Сатана, обвинитель или клеветник.Что делают демоны? Они обвиняют и лгут. И они в этом мастера. Беглый взгляд на историю грехопадения в Книге Бытия иллюстрирует это.

Змея описывается как самое хитрое из животных, и его нападение на Еву весьма хитроумно. Сначала он стремится к Божьей верности. «Это правда, что нельзя есть ни с одного дерева в саду?» он говорит. Это было неправдой, но в этом была доля правды. Адаму и Еве было запрещено есть дерево посреди Эдемского сада.

Упрекнуть их ложь

Дьявол принимает запреты Бога и пытается придать им необоснованность. Для нас это может показаться очевидным, но зло все еще использует эту тактику. Как часто мы слышим жалобы на то, что в Церкви слишком много «правил»? По правде говоря, в нашей католической вере не так уж много правил. Однако дьявол хочет, чтобы мы жили в бунте, как он, и поэтому он шепчет: «Церковь не позволит вам ничего сделать», и слишком часто, не осознавая нападения, мы соглашаемся с этим.

Ева упрекает дьявольскую ложь. Она называет это ложью. Там тоже есть урок. Столкнувшись с ложью дьявола, мы должны раскрыть ее истине. Истина обезоруживает эту атаку. В истории Бытия именно это и происходит. Дьявол отбрасывает эту атаку, но он еще не закончил. Вместо этого он запускает другой. Он говорит Еве, что она не умрет, если съест плоды дерева, но вместо этого станет подобна Богу. Ложь, которую он ей сейчас говорит, состоит не столько в том, что Бог неразумен, сколько в том, что она не может доверять Господу, что он держится за нее.На этот раз Ева не выдерживает. Она не слушается Бога.

В нашей жизни демоны выступят против нас так же, как сатана выступил против Евы, с ложью и обвинениями. Ложь о том, кто такой Бог и кто мы. Он скажет нам, что в нашем грехе нет ничего страшного, а затем, когда мы пали, он назовет наш грех и скажет, что мы вообще ничего не стоим. Лекарство простое. Демоны не имеют над нами власти, пока мы не дадим ее им. Проще говоря, мы осуждаем их ложь, говорим им замолчать и уходить.

Жить в Победе Иисуса

Если вы обнаружите, что произносите слова ненависти или осуждения против себя, остановитесь на мгновение и спросите: «Откуда это взялось?» Представьте на мгновение, что Бог, который любит вас, не будет говорить эти слова над вами. Может быть, творится что-то зловещее. Затем, во власти возлюбленного сына или дочери живого Бога, восстаньте против всего, что это есть. «Во имя Иисуса я приказываю любому духу обвинения, похоти, ненависти, гнева, — против чего бы вы ни боролись, — быть связанными и замолчать во имя Иисуса, и я приказываю вам уйти и не возвращаться.Я принадлежу Господу. Мой выкуп был заплачен его кровью ».

И, если в обвинении есть истина, грех в вашей жизни, который заставил лукавого зацепиться за ногу, исповедуйтесь и исповедуйте это. Если в вашей жизни случилась обида или оскорбление, из-за которых дьявол смог назвать вас сломленным, обнажите эту рану свету. Пригласите Бога войти и принести в это исцеление. Обратитесь за советом. Опровергните ложь о том, что она определяет вас или контролирует вас.

Мы верим в видимое и невидимое. Катехизис католической церкви , параграф 409, напоминает нам, что мы родились в мире, находящемся в состоянии войны. Но не бойтесь. Победа уже одержана. Христос побеждает. Мы стоим в этой победе. Поэтому, когда демоны шепчут вам свои зловещие атаки, не действуйте беспомощно. Признайте нападение, отвергните его и стойте, зная, что вы живете в победе Иисуса Христа.


Вам также может понравиться:
Куда Иисус ходил молиться: Грот Эремос
Экзорцизмы и реальность злых духов
Сатана силен, но Иисус сильнее
О Крисе Мюллере

Крис Мюллер — служитель по делам молодежи из Мурриета, Калифорния.Он создает динамичные выступления, которые передают Евангелие Иисуса Христа таким образом, чтобы это находило отклик как у подростков, так и у взрослых. Крис является президентом и основателем Everyday Catholic , организации, которая призывает католические семьи, молодых людей и подростков к более глубоким отношениям со Христом и Его Церковью. Крис и его жена Кристина живут в Калифорнии со своими пятью детьми.


Обретение веры: Шесть вещей, которых сатана хочет больше всего на свете | Новости, Спорт, Работа

Ред.ДОН ГРАНТ

Нравится нам это или нет, но каждый христианин должен смириться с тем фактом, что существует настоящий враг. Известный под многими именами, включая Сатану, Люцифер, Вельзевул и дьявол, он ясно дает понять из своей первой встречи с человечеством в Бытие 3, что он не имеет ничего, кроме злого умысла для создания Бога.

Настолько, что Иисус говорит о своем характере в Иоанна 8:44: «Он был убийцей от начала и не имеет ничего общего с истиной, потому что в нем нет истины.Когда он лжет, он говорит, исходя из своего собственного характера, потому что он лжец и отец лжи ».

Другими словами, нет ни истины, ни добра, ни любви, ни надежды, которые могут исходить от дьявола. Когда мы позволяем словам врага иметь силу в нашей жизни, мы соглашаемся с тем, что прямо противоречит Слову Бога. Его желание — «убить, украсть и разрушить» все, что приносит славу Богу, включая разрушение самого человечества.

Чтобы заставить вас усомниться

Слово Божье

Сатана показывает свой величайший трюк во время первой встречи с человечеством в Бытие 3: «Змей был хитрее всех зверей полевых, которых создал Господь Бог.Он сказал женщине: «Действительно ли Бог сказал:« Не ешь ни от какого дерева в саду »?» Женщина сказала змею: «Мы можем есть плоды с деревьев в саду, но Бог действительно сказал: «Ты не должен есть плод с дерева, которое находится посреди сада, и ты не должен касаться его, иначе ты умрешь». «Ты, конечно, не умрешь», — сказал змей женщине. «Ибо Бог знает, что, когда вы вкусите от него, ваши глаза откроются, и вы будете, как Бог, зная добро и зло».

Да! Сатана с незапамятных времен убеждает людей сомневаться в Слове Бога.По сей день враг убеждает людей сомневаться в безошибочности Библии и даже в обещаниях, перечисленных в Его Слове. Многие стали скептиками и тратят больше времени на то, чтобы доказать, что Бог неправ, чем на то, чтобы принять любовь Бога к ним. Сомневаясь хотя бы в одном слове из того, что сказал Бог, мы начинаем сомневаться во всем остальном, что было сказано и что будет сказано. Подобно тому, как вера может двигать горы, одно семя сомнения может распространяться, как зараза, по целым семьям, заставляя многих споткнуться, как мы видим в Эдемском саду.Прежде всего, мы должны помнить, что Бог не лжет.

Числа 23:19 говорят нам, что «Бог не человек, чтобы он солгал, а не человек, чтобы он передумал. Он говорит, а потом не действует? Он обещает и не выполняет? »

Парализовать вас страхом

Страх — еще одна тактика врага. Если наша жизнь пронизана страхом, мы обнаружим, что поглощены вопросами «а что, если». Жизнь сосредотачивается на том, что мы можем и не можем контролировать, вместо полной веры в Бога.Страх не даст нам сделать шаг веры в новую карьеру, помолиться за друга, который может нас отвергнуть, и даже не дать отдохнуть. Бог не вселяет в нас страха. Вместо этого Его Слово приносит мир, мудрость, любовь и здравый разум.

Как сказано в 1 Иоанна 14:18: «В любви нет страха, но совершенная любовь изгоняет страх. Потому что страх связан с наказанием, а тот, кто боится, не совершенен в любви ».

Чтобы заставить тебя замолчать

От проповедования Евангелия

Христианин, который хранит Евангелие в себе, — неэффективный христианин.Одна из наших основных ролей как последователей Христа — побуждать других быть последователями Христа. Фактически, Матфея 28:19 считает это нашей величайшей миссией. Тем не менее, одна уловка врага — заставить замолчать христиан. Мы видим это в современных социальных сетях, поскольку многие христиане нервничают, рассказывая о Слове Божьем, из-за страха подвергнуться виртуальному нападению.

Хотя мы не можем дать врагу стопроцентную заслугу в этом, мы можем видеть, сколько христиан предпочитают тихо поклоняться, чтобы никого не обижать в мире, оскорбленном всем.Тем не менее, последователи Христа должны использовать каждую минуту, чтобы делиться Евангелием. Когда мы уклоняемся от этого, враг побеждает! Если мы не оказываем влияние на Христа, враг обязательно найдет возможности влиять на окружающих. Давайте больше не будем стыдиться делиться Евангелием любыми средствами.

Послание к Римлянам 1:16 напоминает нам: «Ибо я не стыжусь этой Благой вести о Христе. Это сила Божья в действии, спасающая всех верующих — в первую очередь евреев, а также язычников.”

Чтобы вызвать вас

Жить в позоре

Напоминание вам о ваших прошлых неблаговидных поступках и грехах или нынешней неуверенности — еще один план врага. Фактически, если враг сможет убедить вас, что ваше прошлое лишило вас возможности принимать Божью любовь или благодать, вы никогда не сможете полностью принять Слово Божье. Таким образом, вы останетесь побежденными и разочарованными, приняв лишь часть Слова Божьего. Стыд заставляет наш взгляд сфокусироваться на себе, снова и снова напоминая нам о том, что мы сделали неправильно или о том, что мы не справляемся.

По правде говоря, у врага нет проблем, напоминая вам об этом и заставляя вас чувствовать, что вы недостойны поклоняться Богу, делать то, к чему Он вас призвал, или получать Его обещания. Более того, этот позор не позволит вам молиться Богу и даже делиться Евангелием с другими. Если враг может удерживать вас в жалости к себе, вы никогда не будете ходить в мире Бога. Помните, что мы не являемся суммой нашего прошлого поведения. Вместо этого, когда мы делаем выбор отвернуться от греховных желаний и идти к любви Бога, Он покажет нам, как жить достойной жизнью и где мы можем быть свободными от осуждения.

1 Иоанна 1: 9 ободряет нас: «Если мы исповедуем наши грехи, Он верен и справедлив, чтобы простить нам наши грехи и очистить нас от всякой неправды». Таким образом, Послание к Римлянам 8: 1 напоминает нам: «Итак, ныне нет осуждения тем, которые во Христе Иисусе ходят не по плоти, но по Духу».

Для поклонения идолу

Идолом может быть все, что мы ставим перед Господом. В Ветхом Завете это было ясно видно, поскольку они поклонялись буквальным объектам.Хотя у большинства христиан нет золотого тельца или статуи Иисуса, которые они хвалят, все же есть много идолов, которые заняли свое место в наших сердцах.

От поклонения нашей любимой знаменитости до того, чтобы часами сидеть в социальных сетях и жить жизнью, которая чрезвычайно сосредоточена на себе, — мы можем сделать что угодно кумиром. Эта уловка врага намного хитрее, так как может быть реализована не сразу. Фактически, мы можем проводить годы, поклоняясь вещам, которые внешне кажутся хорошими, но внезапно становятся одержимостью тем, что «это» становится нашим основным фокусом в жизни.Таким образом, то, что начиналось как положительное, например, ежедневное посещение тренажерного зала, отпуск, зарабатывание денег или поиск супруга, может стать нашим основным источником надежды и счастья вместо Бога.

Вскоре мы можем начать смотреть на эти вещи больше, чем на Бога. Это может быть опасно, поскольку, когда эти вещи исчезают, у нас остается чувство безнадежности. Хотя Бог хочет, чтобы у нас были хорошие вещи, мы никогда не сможем поклоняться им больше, чем тому, кто их нам дает. Мы должны быть готовы отказаться от всего, к чему ведет нас Господь, если это стоит на пути жизни, которая подчиняется Господу.

Исход 20: 3-6 объясняет это так: «У тебя не будет других богов передо мной. Не делай себе резных изображений или каких-либо изображений того, что на небе вверху, или на земле внизу, или в воде под землей. Не преклоняйся перед ними и не служи им, ибо Я, Господь, Бог твой, Бог ревнивый, наказываю за беззаконие отцов детей до третьего и четвертого поколения ненавидящих меня, но проявляю непоколебимую любовь к тысячам тех, кто любит меня и соблюдает мои заповеди.”

Чтобы вас обманули

Для христиан как никогда важно стоять на Слове Божьем. В сегодняшней культуре мы видим, как многие приспосабливают Слово к своему образу жизни вместо того, чтобы приспосабливать свой образ жизни к Слову.

Эта форма обмана / обмана — попытка сатаны заставить христиан выбирать, какие аспекты Библии заставляют их чувствовать себя хорошо.

Вместо того, чтобы искать жизнь, которая следует за Святым Духом, мы обращаемся к нашей собственной плоти и понятию морали, чтобы найти истину.Во многих отношениях мы уподобляемся Еве, желающей принимать только части Божьего Слова, но предпочитая нашу волю Его воле. Истина в том, что если враг может сохранять теплоту и лицемерие христиан в своей вере, он может заставить многих не захотеть следовать за Господом.

Мы должны помнить, что сатана сделает все, чтобы вызвать замешательство. Мы должны знать, что все, что, по нашему мнению, противоречит Слову Божьему, — это просто еще одна уловка врага. Давайте не будем давать врагу больше власти над нашим разумом и действиями и будем жить в полной мере в Слове Божьем.

2 Тимофею 4: 3-4 звучит это предупреждение: «Ибо грядет время, когда люди не будут терпеть здравого учения, но, зудящие уши, они будут накапливать себе учителей для удовлетворения своих страстей и отвернутся от слушания. правду и уйти в мифы ».

Следуйте тому, что Бог приготовил для вас, и скажите сатане, врагу, отправиться в поход.

— ——–

Обретение веры написано пасторами области. Колонка на этой неделе написана преподобным Доном Грантом из Уэслианской церкви в Хиллвью, Флемингтон.

Последние новости сегодня и многое другое в вашем почтовом ящике

Почему сатана хочет разорвать вас на части

Вокруг нас бушует духовная битва. Демонов и ангелов можно увидеть время от времени, но они присутствуют почти постоянно.

Прежде чем мы продолжим эту мысль, позвольте мне кое-что прояснить. Когда мы делаем что-то плохое, это не вина сатаны. Он или демон могут толкнуть нас в неверном направлении, но мы делаем выбор — делать добро или зло.У всех нас есть греховная природа, и именно отсюда происходит наш грех, а не из внешнего источника.

Назад к постоянно существующим ангелам и демонам. Глава 10 Даниила рассказывает увлекательную историю. Даниил находится в состоянии траура и молитвы. Это продолжалось 21 день. Его внезапно встречает небесный гость, ангел. Ангел объясняет, что Бог услышал молитву Даниила и послал его на помощь. По пути к Даниилу этот ангел встречает «князя Персидского царства», который сражается против него.

Этот принц Персии не человек, а демон.Когда Библия говорит о «начальствах и силах» (как в Ефесянам 6:12), Библия говорит о духовном мире. Ангелы и демоны имеют ранговую структуру. Их размещают над землей, чтобы они выполняли свою работу. Демоны, работающие на сатану, делают все возможное, чтобы остановить распространение праведности. С другой стороны, ангелы работают для Бога как ангелы-хранители и помогают Богу отвечать на молитвы.

Первоначальный ангел, посланный на помощь Даниилу, не побеждает персидского князя, но приходит на помощь архангел Михаил.После боя первый ангел пробивается к Даниилу.

Кстати, не переставайте молиться. Между ангелами и демонами может происходить духовная битва из-за того, о чем вы просите Бога. В случае Даниэля помощь прибыла в течение 21 дня. Что, если бы Даниил перестал молиться на 4-й, 10-й или 20-й день?

Вернемся к исходной точке — опыт Даниила показывает нам, что происходят духовные битвы, которые мы не видим.

Независимо от того, христианин вы или нет, сатана хочет разорвать вас в клочья; оставлю тебя на куски на полу.Вот почему:

На шестой день творения идет разговор. Бог создал все, кроме человеческого рода. Бог Отец, Бог Сын и Бог Святой Дух обсуждают создание человечества. В Бытие 1:26 говорится: «И сказал Бог: сотворим человека по образу Нашему и по подобию Нашему, и пусть они будут владычествовать над рыбами морскими, и над птицами небесными, и над скотом, и над скотом. всю землю и всех гадов, ползающих по земле ».

Мы созданы по образу Божьему.Кто-то может спросить: «Как такое может быть? В конце концов, никто из нас не выглядит одинаково, у нас разные цвета кожи, глаз и волос. У нас разные формы и размеры; как мы все вместе можем быть созданы по образу Божьему? »

Бог — триединое существо. Учение о троице достаточно сложно; мы оставим это на другой день. Но когда Бог создал нас по Своему образу, Он сделал нас такими, какие Он есть — телом, душой и духом. Это то, из чего мы сделаны, таковы мы по образу и подобию Бога.

Сатана ненавидит Бога.Сатана сказал: «Я взойду на небо, вознесу престол мой выше звезд Божиих; сяду и на горе собрания… взойду выше вершин облаков; Буду как Всевышний »(Исаия 14: 13-14).

План сатаны состоит в том, чтобы уничтожить Бога и править вселенной.

Ладно, вот и мы; Сатана ненавидит Бога, а мы созданы по образу Божьему.

Иллюстрация — У пары есть спор. Женщина больше не хочет иметь ничего общего со своим парнем.Она выбрасывает все его из дома. После того, как она выбросила последний Sports Illustrated из туалета во двор, ей уже нечего было выбросить, но ее гнев не утихает. Вернувшись в дом, она видит его фотографию на полке. Она хватает его и разрывает в клочья. Другой, оторванный от стены, вскоре разваливается на полу. Она хватает фотоальбомы и начинает рвать каждую фотографию с ним. Эти фотографии — его изображение. Это не он, но достаточно близко, картины нужно уничтожить.

Сатана хочет, чтобы мы слишком много выпивали, кайфовали, спорили с супругом, злились на босса и бросали работу, занимались сексом вне брака — список бесконечен. Сатана подталкивает нас делать все возможное, чтобы разрушить нашу жизнь. Чем дальше мы отходим от Бога, тем счастливее становится сатана. Почему? Он ненавидит Бога, и, разрывая наши жизни на части, сатана разрывает образ Бога.

Сколько раздирающих действий вы позволили сатане совершить в своей жизни? Вы не можете винить во всем Люцифера, потому что в конечном итоге вы делаете выбор делать то, что делаете, но когда вы стоите посреди своей жизни, сколько всего этого разбито вокруг вас?

Как ни крути, но вы участвуете в большой духовной битве.Не позволяйте сатане разорвать вашу жизнь в клочья.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.