За что арестовали берию – Берия, Лаврентий Павлович — Википедия

Как убивали Берию

 

С момента ареста и около полувека Лаврентий Берия считался главным злодеем советской истории. Сегодня он воспринимается скорее как технократ и несостоявшийся реформатор. По-разному оцениваются и факты его биографии. Например, в одних версиях ареста и казни Берия предстает чуть ли не павшим в бою героем, в других — трусом.

В высшем союзном руководстве Лаврентий Берия оказался в 1938 году, когда стал наркомом внутренних дел, придя на смену не менее знаменитому Николаю Ежову. С его назначением многие дела были пересмотрены, и часть репрессированных даже вышла из лагерей, что, конечно, произвело на советских граждан хорошее впечатление. В Великую Отечественную войну Берия, наряду с Маленковым, руководил военной промышленностью, включая и запущенные в 1943 году работы по атомному проекту.

Почти декабристы

Сталин ценил обоих за деловую хватку и в 1946 году ввел в состав высшего партийного органа Политбюро ЦК — там они оказались самыми молодыми и, как шерочка с машерочкой, держались вместе. Хрущев и Булганин примыкали к их компании, а вот ленинградцы Кузнецов и Вознесенский считались соперниками московской группировки. В 1950 году их расстреляли по «ленинградскому делу», хотя вопрос о том, какую роль в их гибели сыграли интриги тандема Маленков — Берия, остается открытым.

Другой открытый вопрос — смерть Сталина. Если он был отравлен, то отравлен, скорее всего, именно Лаврентием Павловичем, имевшим для этого и мотив, и технические возможности.

В конце жизни генералиссимус переименовал Политбюро в Президиум, расширил его за счет молодых кадров, а также задумал избавиться от старых соратников. Поэтому соратников его смерть не особенно огорчила, а Берия (о роли которого в кончине вождя они догадывались) приподнял свое реноме на несколько позиций.

Поглотив, как глава МВД, министерство госбезопасности, он сосредоточил в своих руках руководство всеми спецслужбами, а также стал заместителем председателя Совета министров Георгия Маленкова.

В направленных коллегам по Президиуму записках Берия предлагал расширить полномочия государственных органов за счет партийных и дать больше самостоятельности союзным республикам. Региональной партийной номенклатуре эта идея должна была понравиться.

Вторгнувшись в сферу внешней политики, он собирался закрыть германский вопрос и помириться с Югославией.

По причине отсутствия явного лидера члены Президиума предпочитали говорить о «коллективном руководстве», но рано или поздно на первый план должен был выдвинуться самый сильный.

Берия выдвигался слишком настойчиво, оттирая Маленкова, который считался преемником Сталина если не по факту, то формально — как глава Совмина.

Уже изготовился к прыжку державшийся в тени Хрущев, делавший ставку на озабоченную урезанием полномочий партийную номенклатуру.

Многое в назревавшей схватке «соратников» зависело от Николая Булганина, как министра обороны СССР, поскольку только армия и могла противостоять МВД в случае силового столкновения.

Большим авторитетом пользовался его заместитель Георгий Жуков, хотя многие в Кремле имели на «маршала Победы» зуб еще по старым, идущим с войны счетам.

Опалу с Жукова сняли сразу после кончины Сталина, но с чьей подачи? Самого Булганина, Маленкова или Хрущева?

Ответ на этот вопрос мог бы пролить свет на обстоятельства ареста и смерти Берии. Ведь одни утверждали, будто Жуков сыграл в его аресте чуть ли не главную роль, а другие настаивали, что он то ли отсутствовал, то ли участвовал в качестве безоружного статиста.

Сын Лаврентия Павловича Серго пошел еще дальше — «маршал Победы» при встрече с ним якобы сказал: «Если бы твой отец был жив, я был бы вместе с ним…»

Был бы вместе с ним где?

Вероятно, речь шла о партийном съезде, на котором Берия и собирался предъявить претензии на лидерство, раскритиковав ошибки прошлого и предложив программу на будущее.

Затевать с ним публичный поединок за власть ни Маленкову, ни Хрущеву не хотелось. И они ступили на тропу дворцового переворота.

При этом позже в заговоре обвинили уже самого Берию: он якобы собирался арестовать высшее руководство страны, когда оно соберется в ложе Большого театра на премьере оперы «Декабристы». Вероятно, чтобы снискать аплодисменты публики. И даже название оперы подобрал со смыслом.

Группа захвата

Существует несколько версий ареста и смерти Берии, которые основываются на свидетельствах Хрущева, Жукова, секретаря Маленкова — Суханова, Москаленко. Жаль только, что большинство свидетельств передаются со слов беседовавших с ними историков и журналистов.

Первая и вторая версии сходятся в том, что Берию действительно арестовали 26 июня 1953 года на заседании ограниченного состава Президиума ЦК, проходившем в кабинете Маленкова. Кроме хозяина, там точно находились Хрущев, Молотов, Булганин, Каганович, Ворошилов, Микоян, Первухин, Сабуров.

В комнате напротив кабинета Маленкова сидела «группа захвата» — Георгий Жуков, начальник Главного штаба ВВС Павел Батицкий, командующий войсками Московского округа Кирилл Москаленко, командующий артиллерией Митрофан Неделин и еще человек 5-7 не то генералов, не то офицеров из окружения перечисленных военачальников. Сидели долго — больше часа, ожидая сигнала, который Маленков должен был подать, дважды нажав на размещенную под столом кнопку звонка.

 

В кабинете между тем шло заседание. Внезапно то ли Маленков, то ли Хрущев предложили изменить повестку дня и рассмотреть вопрос о Берии, который готовит антигосударственный заговор.

Согласно показаниям Суханова, когда его шеф предложил арестовать Берию, за это проголосовали только наименее влиятельные Первухин и Сабуров. Булганин, Хрущев и Микоян воздержались, а Молотов, Каганович и Ворошилов были категорически против, обвинив хозяина кабинета в произволе. Поскольку Берия тоже был против, формально ситуация складывалась в его пользу. На самом деле Хрущев, Булганин и Микоян лишь выжидали появления «группы захвата».

Батицкий и Москаленко утверждали, что именно они командовали арестом, а Жуков хоть и присутствовал, но прибыл по приказу Булганина без оружия. Понятно, что в сомнительной ситуации военные склонны выполнять приказы старшего по званию. Из участников заседания звание маршала имели трое — Берия, Ворошилов и Булганин. Возникает вопрос: зачем было включать Жукова в «группу захвата», если сомневались в его лояльности? Булганина «группа захвата» в любом случае должна была слушаться как министра обороны. А вот Жуков, если бы он принял сторону Берии, мог смешать заговорщикам все карты.

Так или иначе, но Лаврентия Павловича скрутили и вывели. А вот далее начинаются расхождения.

Первая версия — было следствие и смертный приговор, вынесенный Специальным судебным присутствием Верховного суда 23 декабря 1953 года. Вторая версия — Берию убили. Но когда именно?

Полотенце вместо железной маски

Логика подсказывает, что ликвидация Лаврентия Павловича имела смысл непосредственно после ареста. Зададимся еще одним вопросом: каким образом арестованного Берию собирались вывести из Кремля, если охрану резиденции осуществляли подчинявшиеся ему части МВД?

Рассказ, будто его завернули в ковер, явно навеян историей с похищением сына венгерского диктатора Хорти диверсантами Отто Скорцени. На практике же представить, как не самые юные генералы средь бела дня волокут по кремлевским коридорам свернутый ковер (вероятно, дергающийся и ругающийся), довольно трудно.

Сразу после ареста, около 14:00, Булганин позвонил в Кантемировскую дивизию и приказал через 40 минут быть в центре Москвы, заняв прилегающие к Красной площади улицы.

Допустим, появление элитных армейских подразделений наглядно продемонстрировало охранявшим Кремль частям МВД, кто в доме хозяин. И лишь после этого Берию отправили к месту заключения — в подземный бункер при штабе Московского округа. Правда, есть свидетельства, что сначала его доставили на гауптвахту при окружном штабе, которую заранее очистили от других арестованных — при личном участии маршала Жукова.

Таких противоречий будет еще много. После ареста с Берией подолгу общалось множество людей — его конвоиры, тюремщики, следователи, судьи.

И при этом не сохранилось, в сущности, никаких внятных воспоминаний о том, как он вел себя в последние без малого полгода жизни.

Начиная с 26 июня Лаврентий Павлович вообще превратился в фантома. Офицеры из штаба округа наблюдали, как время от времени на допросы увозят человека с обмотанным полотенцем лицом и в плотно надвинутой шляпе. Руководитель следственной группы Роман Руденко представляет протоколы допроса низвергнутого министра, а также его письма к членам Президиума, но самого Берию они больше не видели — судебный процесс над ним и шестью его соратниками транслировался в Кремль посредством радиосвязи. И если его подельники говорили много и пылко, то он обычно отмалчивался.

Ни генеральный прокурор СССР Роман Руденко, ни председательствовавший в суде маршал Иван Конев воспоминаниями об этом процессе не делились. Расстреляли Берию отдельно и за несколько часов до других обвиняемых. В одних воспоминаниях он якобы рыдал и на коленях молил о пощаде, в других — тоже рыдал, но будучи привязанным к доске.

Подпись врача на свидетельстве о его смерти отсутствует, хотя имеется на свидетельстве о казни подельников. В акте о расстреле Берии упомянуты три человека: Батицкий — как исполнитель приговора, Руденко и Москаленко — как присутствующие. Похоже, что лишних людей в эту интригу не посвящали.

Кто-то, «накрытый брезентом»

Серго Берия, рассказывая о событиях 26 июня 1953 года, рисует совершенно иную картину. Сам он в этот день был у заместителя отца по атомному проекту Бориса Ванникова. Внезапно позвонил друг Серго, знаменитый летчик, дважды Герой Советского Союза Амет-Хан Султан и сообщил, что у особняка Берии на Малой Никитской слышны выстрелы.

Серго рванул к месту событий. Когда приехал, выстрелы уже не звучали. Во внутреннем дворе находились солдаты и два бронетранспортера.

«Сразу же бросились в глаза разбитые стекла в окнах отцовского кабинета. Значит, действительно стреляли… Внутренняя охрана нас не пропустила. Ванников потребовал объяснений, пытался проверить документы у военных, но я уже понял все. Отца дома не было. Арестован? Убит? Когда возвращался к машине, услышал от одного из охранников: «Серго, я видел, как на носилках вынесли кого-то, накрытого брезентом»».

Понятно, что захват особняка Берии мог сопровождаться стрельбой и даже привести к жертвам, однако версия, что под брезентом был именно Лаврентий Павлович, малоубедительна. Затевать средь бела дня в центре Москвы штурм хорошо охраняемого объекта можно было, лишь располагая сильным спецназом, который гарантированно решил бы вопрос за считаные минуты. Охранники у шефа МВД наверняка были подготовленные и дали бы ему время, чтобы связаться с надежными частями, которые находились гораздо ближе, чем Кантемировская дивизия.

Рассказы об аресте в Кремле, при всей противоречивости, все-таки сходятся в узловых точках. Да и скрутить его в кабинете Маленкова было проще. Другое дело: как действовать дальше?

У Берии якобы нашли лист бумаги с дважды написанным красным карандашом словом «Тревога!». Записка самому себе? Но он и без этого мог позвать на помощь находившихся в коридорах караульных, которые, напомним, укомплектовывались сотрудниками его ведомства. Скорее, кто-то из участников заговора пытался его предупредить. Но кто? И почему опытный и осторожный Лаврентий Павлович оставил этот сигнал без внимания? Или не оставил, но что-то пошло не так? Сплошные вопросы.

В общем, вытаскивать Берию из Кремля до замены внешней и наружной охраны было смертельно опасно. Какой путь в этой ситуации представлялся самым простым и очевидным? Убить Берию — если не в самом кабинете Маленкова, то, допустим, в комнате, где сидела «группа захвата».

Таким образом, организаторы заговора отсекали пути отхода колеблющимся членам Президиума. И одновременно распахивали перед ними новую сиятельную перспективу: все сталинские и собственные грехи недавних времен можно спихнуть на Берию.

Такая трактовка объясняет, почему Лаврентия Павловича столь ожесточенно начали мазать черной краской. Советский народ следовало чем-то занять, чтобы не объяснять, с какой это стати члены «коллективного руководства» убивают друг друга прямо в кремлевских коридорах. Пришлось использовать двойника, который и фигурировал на фарсовом судебном процессе.

Не угоди Берия в ловушку «соратников», скорее всего, он бы проделал то же самое, что устроил Хрущев на XX съезде. Только и критика прошлого, и программа на будущее были бы у него куда более четкими и логичными.

 

Похожее

am-world.ru

Арест Берии. Маршал Жуков. Опала

О том, как произошел арест Берия, существует несколько версии, причем опубликованных, в которых очень высокопоставленные люди излагают как это было осуществлено и какую они лично играли (важную!) роль. Сам Жуков определил эту акцию «рискованной операцией», и я не прав, когда одну из глав этой книги назвал «Последней операцией маршала Жукова», имея в виду арест правительства Деница. Значит она не была последней. И действительно, арест Берия лично для Жукова был и сложнее и опаснее, чем арест Деница. Если бы Берия узнал о подготовке такого «сюрприза», он бы устроил всем его организаторам неотвратимо—смертельные супер—сюрпризы. У него для этого были неограниченные возможности! Но на этот раз и, может быть, это был единственный случай во всей кровавой биографии Берия, информация его подвела. Он не знал и не подозревал, что его ждет на предстоящем заседании Совета Министров.

О том, что и как тогда произошло, мне во время бесед рассказали (некоторые записаны на пленку) — маршал Москаленко, бывший кандидат в члены Президиума Шипилов Д. Г., помощник Маленкова — Суханов Д. Н., начальник политуправления МАО полковник Зуб. И еще я имею два опубликованных варианта рассказа Жукова. Поскольку эти варианты не совпадают, давайте вместе разберемся, как было в действительности.

Привожу только «узловые», принципиально важные моменты.

В сборнике «Берия: конец карьеры», Москва, Изд—во политической литературы, 1991 г., стр. 281. В книге «Жуков полководец и человек». Изд. АПН, Москва 1988 г., стр. 43.
Меня вызвал Булганин, — тогда он был министром обороны, — и сказал: — Поедем в Кремль, есть срочное дело. Поехали. Вошли в зал, где обычно проходит заседание Президиума ЦК партии… В зале находились Маленков, Молотов, Микоян, другие члены Президиума. Первым заговорил Маленков: — Берия хочет захватить власть, вам поручается вместе со своими товарищами арестовать его… Потом говорил Хрущев… — Сможешь выполнить эту рискованную операцию? — Смогу, — ответил я. Меня вызвал к себе Н. С. Хрущев, у него в кабинете находился Г. М. Маленков. Хрущев, поздоровавшись со мной, сказал: — …Завтра состоится заседание Президиума ЦК партии… На заседании необходимо арестовать Берия… Надо будет взять с собой надежных людей, таких, например, как генералы Батицкий, Москаленко и двух адъютантов, которых ты хорошо знаешь и которым доверяешь. Надо захватить с собой оружие.

РАЗНОЧТЕНИЯ

Вызвал Булганин. Вызвал Хрущев.
Поехал с Булганиным в Кремль в одной машине. Приехал в Кремль сам по вызову Хрущева.
Разговор в зале заседаний Президиума. Разговор в кабинете Хрущева.
Присутствуют Маленков, Молотов, Микоян и другие члены Президиума. Фамилия Хрущева не названа, он отнесен «и другие». Молотов, Микоян и другие члены Президиума не замечены.
Задачу на арест ставит Маленков. Задачу на арест ставит Хрущев.

Об этом же отрезке времени и событиях рассказывает Москаленко Кирилл Степанович.

«В 9 часов утра (25 июня 1953 г. ред.) мне позвонил по телефону АТС Кремля Хрущев Н. С., он спросил:

— Имеются в вашем окружении близкие вам люди и преданные нашей партии так, как вы преданы ей?.. После этого Хрущев сказал, чтобы я взял этих людей с собой и приезжал с ними в Кремль к председателю Совета Министров СССР тов. Маленкову, в кабинет, где раньше работал Сталин И. В. (Далее Хрущев закодировано намекнул, чтобы взяли с собой оружие).

Вскоре после этого последовал звонок министра обороны маршала Булганина, который сказал, что ему звонил Хрущев и предложил мне сначала прибыть к нему, т. е. к Булганину… Со своей группой я прибыл к министру обороны. Принял меня т. Булганин одного. (Как же быть с Жуковым, с Булганиным — ведь они вместе уехали в Кремль? — прим. В. К.).

Далее Москаленко рассказывает:

«Он (Булганин) сказал, что ему звонил Хрущев, вот я тебя и вызвал. Нужно арестовать Берию… Сколько у тебя человек? Я ответил: со мной пять человек… На что он ответил «…очень мало людей… Кого, ты считаешь, можно еще привлечь, но без промедления? Я ответил — вашего заместителя маршала Василевского. Он сразу почему—то отверг эту кандидатуру… Тогда я предложил взять Жукова. Он согласился, но чтобы Жуков был без оружия.»

(Таким образом, Москаленко включает Жукова в свою группу, но и то где—то на втором плане и без оружия).

Дальше «два Жукова» продолжают свой рассказ так:

Маленков сказал, как это будет сделано. Заседание Совета Министров будет отменено, министры отпущены по домам. Вместо этого он откроет заседание Президиума. Договорились, что генералы Батицкий, Москаленко и другие будут к определенному часу вызваны в приемную перед залом заседаний ЦК, а адъютанты приедут со мной.
Я вместе с Москаленко, Неделиным, Батицким и адъютантом Москаленко должен сидеть в отдельной комнате и ждать, пока раздадутся два звонка из зала заседания в эту комнату… — Как только раздастся звонок, входите и делайте свое дело…
Уходим. Сидим в этой комнате… (значит все происходит в один день, сразу после получения от Маленкова задачи на арест Берия. — В. К.). Вечером дома я взял в кабинете два пистолета и обоймы к ним с патронами. Утром на службе пригласил к себе адъютантов, приказал им никуда не отлучаться… (следовательно, задачу Жуков получил накануне. — В.К.)

Из рассказа Москаленко К. С.

«И вот часов в 11.00 дня 26 июня (а звонок Хрущева был 25.6.) мы по предложению Булганина Н. А. сели в его машину и поехали в Кремль… Вслед за нами на другой машине приехали Жуков Г. К., Брежнев Л. И. и др. Всех нас Булганин провел в комнату ожидания при кабинете Маленкова, затем оставил нас и ушел в кабинет к Маленкову.

Через несколько минут вышли к нам Хрущев, Булганин, Маленков и Молотов… Они информировали нас, что сейчас будет заседание Президиума ЦК, а потом по условленному сигналу, переданному через помощника Маленкова — Суханова, нам нужно войти в кабинет и арестовать Берию.

ЖУКОВ ЖУКОВ
Проходит час. Никаких звонков. (В первом часу дня) раздался один звонок, второй. Я поднимаюсь первым. Идем в зал. Берия сидит за столом в центре. Мои генералы обходят стол, как бы намереваясь сесть у стены. Я подхожу к Берия сзади, командую: — Встать! Вы арестованы! — Не успел Берия встать, как я заломил ему руки назад и, приподняв, эдак встряхнул. Гляжу на него — бледный—пребледный. И онемел. В назначенное время мы все прибыли в приемную… Генералы прикидывывали, по каким вопросам их будут слушать, или какие поручения дадут, совершенно не догадываясь, какую задачу им предстоит выполнить… Вдруг раздался звонок… Даю команду генералам и моим адъютантам: — Встать! Идем арестовывать Берия. Все за мной! — Резко открываю дверь в зал заседаний и бросаюсь к креслу, на котором сидит Берия, хватаю его за локти. Рывком его поднимаю: — Берия, ты арестован!

Рассказывает Москаленко К. С.

«Примерно через час, то есть в 13.00 26 июня 1953 года последовал условный сигнал, и мы пять человек вооруженных, шестой т. Жуков, — быстро вошли в кабинет, где шло заседание. Товарищ Маленков объявил: «Именем советского закона арестовать Берию». Все обнажили оружие, я направил его прямо на Берию и приказал ему поднять руки вверх. В это время Жуков обыскал Берию, после чего мы увели его в комнату отдыха Председателя Совета Министров, а все члены Президиума и кандидаты в члены остались проводить заседание, там же остался и Жуков…»

В общем очевидно или сами военачальники каждый «тянет одеяло на себя», или им в этом старались помочь литзаписчики. Расхождения в рассказах большие и принципиальные, вплоть до решающего момента — кто же арестовал Берию? Также они по—иному излагают и дальнейшие их действия. Не стану утомлять читателей продолжением анализа их рассказов.

Пытался докопаться до истины я в беседах с участниками тех событий, но они каждый видели все своими глазами. Наиболее объективным мне показался рассказ Суханова Дмитрия Николаевича.

Я бывал у него на квартире, не раз беседовали мы по различным вопросам. Однажды попросил уточнить события, касающиеся ареста Берия. Суханов восемнадцать лет проработал помощником Маленкова. Человек исключительно педантичный, обладающий феноменальной памятью. Ему верить можно.

В самом начале рассказа Суханов просто потряс меня сообщением, что «заговора было два». Первый готовил Берия на 26 июня, намереваясь с помощью его охраны, приставленной к членам Президиума ЦК, всех их арестовать после просмотра спектакля в Большом театре (об этом коллективном просмотре было принято решение) и после театра всех отвезти на Лубянку, ну, а дальше предъявить им соответствующие обвинения. И Берия захватывает всю власть в стране. Об этом его намерении знали и поддерживали Хрущев и Булганин! — с которыми у Берия были очень доверительные отношения.

Дошла информация о замысле Берия и до Маленкова. Он вызвал Хрущева и Булганина к себе в кабинет (по телефону говорить не стал, опасаясь подслушивания) и прямо им заявил, что знает и о заговоре Берия, и об их в нем участии. Хрущев и Булганин думали, что они теперь из кабинета Маленкова не выйдут, а их выведет охрана, которая подготовлена в приемной. Но Маленков в смутное время после смерти Сталина не хотел осложнять обстановку в руководстве партии. Главное было обезвредить Берия. И он заявил Хрущеву и Булганину, — что они могут искупить свою вину перед партией и жизнь свою сохранить только активным участием в аресте Берия. Оба поклялись быть верными партии. После этого и как бы для проверки его преданности, Маленков поручил Булганину провезти подобранных Жуковым военных в Кремль на своей машине, т. к. у них нет пропусков. Булганин это поручение Ма. лснкова выполнил.

Жуков и другие генералы вошли в мой кабинет, который находится напротив, через приемную от кабинета Маленкова, где происходило заседание.

Заседание началось в 14.00 26 июня 1953 года. Военные ждали условленного сигнала. Этим звонком обычно вызывал меня Маленков в свой кабинет. Ждали больше часа. И вот раздались два звонка.

А в кабинете Маленкова произошло следующее. Неожиданно Маленков предложил изменить повестку заседания и рассмотреть вопрос о Берия, который хотел совершить государственный переворот.

Маленков поставил на голосование:

— Кто за арест Берия?

Голосовали «за» — Первухин и Сабуров. Против — Молотов, Ворошилов, Каганович. Воздержались — Хрущев, Булганин, Микоян.

Молотов обрушился на Маленкова с обвинениями в произволе. Вот в этот момент Маленков нажал кнопку вызова. И вошли военные во главе с Жуковым. Когда вошли военные, Берия сидел с опущенной головой и не видел, кто именно входит. Он не знал, что Маленков нажал кнопку вызова. Берия подумал, что военные входят для действий по его плану, который был намечен тоже на 26 июня. Но как увидел Жукова, так сразу все понял.

Маленков повторил предложение об аресте Берия. Теперь, при военных, все проголосовали «за». Маленков приказал Жукову арестовать Берия, что маршал и выполнил, подняв Берия с кресла и завернув ему руки за спину.

Прежде чем увести Берия в комнату отдыха, чтобы ничего не узнала его охрана, ожидавшая в приемной, Жуков спросил Маленкова: «Может быть, арестовать и членов Президиума ЦК, бывших в сговоре с Берия? Маленков не принял предложение маршала Жукова, не хотел, чтобы его обвинили в диктаторстве. Это был крупный политический просчет Маленкова, за который он позднее поплатился. А маршал Г. К. Жуков обрел врага в лице Н. С. Хрущева.

Вскоре после ареста Берия Маленкову доложили, что в кабинете Берия, на рабочем столе при обыске был обнаружен лист голубой бумаги, на котором троекратно было красным карандашом написано слово «Тревога!» На следствии Берия признался, что это было предупреждение Хрущева и Булганина о провале заговора. Если бы Берия перед заседанием заехал в свой кабинет, то он был бы спасен, и все могло кончиться большой кровью. На бланке Совмина с повесткой дня рукой Берия тоже было написано троекратно «Тревога!» Видно он хотел как—нибудь передать этот лист охране, но не удалось. Этот бланк принесли мне.

Все вещи, изъятые у Берия при аресте — пенсне, ремень, галстук, портфель — принесли в мою комнату. Я договорился с генералом Шаталовым, что он распорядится о подготовке отряда, преданных Родине офицеров, для замены охраны от МГБ в помещении Президиума ЦК КПСС. Генерал позвонил из моего кабинета. Я распорядился в гараже ЦК выслать в штаб МВО пять машин ЗИС–110 с правительственными номерами и сигналами, чтобы их пропустили без проверки. Эти машины привезли 30 офицеров, которые заменили внутреннюю охрану ГБ, после чего можно было выводить и вывозить Берия. На одной из машин Москаленко и еще четверо генералов отвезли Берия на гарнизонную гауптвахту.

Главной фигурой и решающей силой при аресте Берия был маршал Жуков, при нем вторично голосуя, никто не осмелился даже воздержаться, все стали «за». Я поблагодарил Суханова за обстоятельный рассказ и откровенно сказал, что не слышал такого варианта действий Хрущева и Булганина перед арестом Берия. Суханов, человек серьезный, ни разу не улыбнулся во время беседы и, отвечая на мое последнее замечание, твердо сказал:

— Вы просили рассказать как было? Я вашу просьбу выполнил.

Один побочный факт, подтверждающий деятельное участие Жукова в этой операции, рассказал помощник военного коменданта города Москвы полковник Гаврилов:

— 25 июня на гарнизонную гауптвахту неожиданно, без предварительного телефонного звонка, приехал маршал Жуков. Он обошел помещение гауптвахты. Приказал мне открыть все камеры и выйти арестованным в коридор. Когда наказанные вышли, маршал громко объявил:

— Вам амнистия!

Громкое «Ура», наверное, впервые в истории прогремело на гауптвахте.

Маршал мне приказал:

— Всех отправить в свои части.

Я недоумевал, что происходит? Освободив помещение от людей, Жуков в моем сопровождении обошел и осмотрел все камеры. В одной задержался, оглядел ее и, увидев под потолком выступающую трубу парового отопления, сказал как бы про себя:

— Не подойдет, может повеситься…

Перешли в другую камеру. Осмотрел ее внимательно. Потрогал решетку.

— Эту за ночь побелить и прибрать. На гауптвахту арестованных не принимать. Чтоб вся была свободна. Вам никуда не отлучаться до особого разрешения.

И уехал, оставив меня в полном недоумении. А на следующий день поздно вечером примчались несколько машин. Из первой вышел генерал Москаленко и еще несколько генералов. Между ними стоял ссутулившийся человек в гражданской одежде. Его провели в ту камеру, которую приказал подготовить Жуков.

Я гадал, кто же этот важный арестованный? Сначала не узнал его, может быть потому, что на глазах не было обычного пенсне.

Москаленко мне сказал:

— Вы свободны, охранять внутри мы будем сами. Наружную охрану обеспечите вы. Скоро подъедет и наша дополнительная охрана.

Тут я понял — это же Берия привезли! На следующий день Берия перевели в бомбоубежище штаба Московского округа, где в течение дня и ночи оборудовали для его содержания специальную камеру и запоры в ней.

А теперь для полноты картины я приведу цитаты из записей самого Жукова, которые были изъяты у него на квартире после смерти. Эта запись находится в числе прочих бумаг маршала в архиве называемом «Квартира Сталина». Я читал эти заметки и переписал их содержание на магнитофонную пленку. Привожу их не полностью, т. к. они займут много места, а только те факты, которые надо уточнить или опровергнуть в двух вариантах, опубликованных под именем Жукова, они приведены мною выше.

«— Мне позвонил Булганин и сказал — зайди скорее, пожалуйста, ко мне, а то я тороплюсь в Кремль.

Я быстро спустился с четвертого этажа на второй и зашел в кабинет Булганина.

Он мне сказал:

— Вызови Москаленко, Неделина, Батицкого, и еще пару человек, кого ты сочтешь необходимым и немедленно приезжай с ними в приемную Маленкова. Через тридцать минут с группой генералов я был в приемной Маленкова. Меня тут же вызвали в кабинет Маленкова, где кроме Маленкова, были Молотов, Хрущев, Булганин. Поздоровавшись, Маленков сказал:

— Мы тебя вызвали для того, чтобы поручить одно важное дело. За последнее время Берия проводит подозрительную работу среди своих людей, направленную против группы членов Президиума ЦК. Считая, что Берия стал опасным человеком для партии и государства, мы решили его арестовать и обезвредить всю систему НКВД. Арест Берии мы решили поручить лично вам.

Хрущев добавил:

— Мы не сомневаемся, что вы сумеете это вылолнить, тем более, что Берия вам лично много сделал неприятностей! Как, у вас нет сомнений на этот счет?

Я ответил:

— Какие же могут быть сомнения? Поручение будет выполнено.

Хрущев:

— Имейте в виду, что Берия ловкий и довольно сильный человек, к тому же он, видимо, вооружен.

— Конечно, я не спец по арестам, мне этим не довелось заниматься, но у меня не дрогнет рука. Скажите только, где и когда его надо арестовать?

(Далее Маленков изложил процедуру заседания Совета Министров, а группа Жукова должна находиться в комнате Суханова и ждать сигнала два звонка. — В. К.).

— После двух звонков вам нужно войти в кабинет и арестовать Берия. Все ли ясно?

Я сказал:

— Вполне.

Мы ушли в комнату, где должны ждать звонков. Пришел Берия. Началось заседание. Идет заседание час, другой, а условных звонков все нет и нет.

Я уже начал беспокоиться, уж не арестовал ли Берия тех, кто хотел арестовать его?

В это время раздался условный звонок. Оставив двух вооруженных офицеров у наружной двери кабинета Маленкова, мы вошли в кабинет. Как было условлено, генералы взялись за пистолеты, а я быстро подошел к Берия и громко ему сказал:

— Берия, встать! Вы арестованы!

Одновременно взяв его за руки, приподнял его со стула и обыскал все его карманы, оружия не оказалось. Его портфель был тут же отброшен (из опасения, что там может быть оружие. — В. К) на середину стола. Берия страшно побледнел и что—то начал лепетать. Два генерала взяли его за руки и вывели в заднюю комнату кабинета Маленкова, где был произведен тщательный обыск и изъятие неположенных вещей. В 11 часов ночи Берия был скрытно переведен из Кремля в военную тюрьму (гауптвахту), а через сутки переведен в помещение командного пункта МВО и поручен охране той же группе генералов, которая, его арестовала.

В дальнейшем я не принимал участия ни в охране, ни в следствии, ни на судебном процессе. После суда Берия был расстрелян теми же, кто его охранял. При расстреле Берия держал себя очень плохо, как самый последний трус, истерично плакал, становился на колени и наконец весь обмарался. Словом, гадко жил и более гадко умер.»

И этот человек был дважды маршал: один раз, как Генеральный комиссар государственной безопасности, что приравнивается к званию маршала, а второй раз звание маршала Советского Союза официально присвоено ему Советом Министров СССР 9.7.45 г.

Думаю комментарии к этому собственноручному изложению Жукова не нужны, читатели сами могут сравнить все приведенные тексты и определить, где же истина.

Следствие по делу Берия и его ближайших сподвижников Меркулова В. Н., Деканозова В. Г., Кабулова Б. З., Гоглидзе С. А., Мешика П. Я., Влодзимирского Л. Е. в течение шести месяцев вели Генеральный прокурор СССР Руденко Роман Андреевич и командующий Московским военным округом генерал армии Москаленко Кирилл Семенович. Следствие велось, как сказал Москаленко, «день и ночь». Было составлено более 40 томов из протоколов допроса и приложенных к ним документов, изобличающих преступников.

(Познакомился с этими томами. Ничего более страшного не мог бы придумать самый искусный детективщик!)

Судили Берия и его сообщников в кабинете командующего Московским округом генерала Москаленко. Здание штаба МВО все шесть месяцев охранял разведывательный батальон. В каждой арке и воротах стояли на постоянном боевом дежурстве танк и бронетранспортеры. Было опасение, что преданные Берии люди из КГБ могут совершить нападение и попытаться спасти своего шефа.

Председателем специального судебного присутствия был назначен маршал Конев Иван Степанович. Судебное заседание Специального присутствия Верховного суда СССР проводилось закрыто, длилось с 16 по 23 декабря 1953 года. Немедленно после вынесения приговора Берия был расстрелян в том же помещении, где содержался до суда, а труп его сожжен в крематории.

Спустя некоторое время стало известно, что «закрытое» заседание суда было не для всех закрытым. Кабинет Москаленко был оборудован специальной аппаратурой и ход судебного заседания все шесть дней могли слушать члены Президиума ЦК КПСС, не выходя из своих кабинетов.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Как товарищ Берия вышел из доверия. Арест палача Сталина

26июня 1953 года прямо на заседании Совета Министров был арестован министр внутренних дел СССР Лаврентий Берия — некогда всесильный куратор госбезопасности, чьё влияние уступало только сталинскому. Арест Берии и его последующая казнь стали последними событиями подобного масштаба: после него деятелей первого эшелона власти уже не бросали за решётку и не расстреливали, а отправляли на пенсию или в «почётную ссылку». Как же удалось свергнуть самого могущественного министра внутренних дел в советской истории?

5 марта 1953 года умер Сталин. В последние часы жизни вождя народов его соратники уже делили министерские портфели на совместном заседании Пленума ЦК КПСС, Президиума Верховного Совета СССР и Совета Министров. Долгих споров не было: Берия, Хрущёв, Булганин, Молотов и Маленков договорились о распределении портфелей за несколько минут.

Все члены ближнего круга Сталина по традиции имели свою курируемую вотчину и внедряли в её вертикаль власти своих самых преданных людей. Пока Сталин был жив, он весьма искусно дирижировал кланами, боровшимися за влияние на него, периодически ослабляя один и возвышая другой, а затем сталкивая их и поощряя борьбу.

Например, Молотов в конце 30-х и первой половине 40-х годов был наиболее приближенным к Сталину членом ближнего круга. Но в 1949 году он попал в опалу, лишился поста министра иностранных дел и своего влияния, а его жена была отправлена в ссылку.

Маленков — главный кадровик партии — после войны проиграл борьбу своему главному врагу из сталинского окружения Жданову, оказавшись в опале из-за «авиационного дела», но его прикрыл Берия, которому Маленков нужен был для противовеса. А после неожиданной смерти Жданова и уничтожения его клана Маленков опять выдвинулся на первые роли.

Берия был самым влиятельным силовиком в советской истории. Он был близок к Сталину по происхождению, был достаточно исполнителен и ловок, чтобы понимать сигналы, при этом своей специфической работой не брезговал. Неудивительно, что Берия добился наибольшего влияния из всех советских силовиков. Даже после того, как в 1945 году он перестал быть министром госбезопасности, он стал заместителем самого Сталина и продолжал курировать силовиков. Кроме того, он вошёл в состав Политбюро. Такой чести до этого не удостаивался ни один из руководителей советской госбезопасности.

Берия курировал ключевой атомный проект, и после его удачного завершения его влияние выросло до предела. Дальше он уже становился опасен, поэтому Сталин понемногу начал задвигать его. В последний год жизни Берия фактически находился в полуопале после того, как Сталиным были инициированы сразу два уголовных дела, напрямую бивших по позициям Берии: «мингрельское», по которому ставленники Берии в Грузии обвинялись в связях с турецкой разведкой, и т.н. дело врачей, которое напрямую было связано с «сионистским заговором в МГБ». Оба этих дела могли иметь фатальные последствия для Берии, проживи Сталин чуть дольше.

Передел портфелей

На экстренном утреннем заседании 5 марта, длившемся всего около 10 минут, соратники Сталина перераспределили портфели. Молотов вновь вернулся на пост министра иностранных дел, где и был до опалы.

Берия, курировавший силовиков, стал министром внутренних дел, при этом разделённое в 1945 году на МВД и МГБ ведомство вновь было объединено. Хрущёв сохранил пост секретаря ЦК (фактически одного из руководителей партии). Булганин не имел своего клана и был ценен именно как доверенное лицо Сталина, но в условиях предстоящей жестокой борьбы за власть имел ценность как бонус для той или иной коалиции, поэтому он вновь получил пост министра обороны, который занимал некоторое время после войны.

Маленков был назначен на пост председателя Совета Министров и де-юре стал главой государства. Однако на практике руководителем страны всегда считался лидер партии, генеральный секретарь, а вот его как раз и не выбрали, поскольку все стороны договорились о том, что будут осуществлять коллективное руководство страной, и, чтобы никого не обижать, вакантный после смерти Сталина пост оставили незанятым.

Коллаж © L!FE Фото: © РИА Новости, Wikipedia.org / Wikipedia.org / Wikipedia.org / Wikipedia.org

Но умение коллективно руководить страной у них ещё не выработалось. Пока был жив и здоров Ленин, все решения принимал он. Затем после краткого периода борьбы за власть главным распорядителем стал Сталин, чьи решения никто не мог оспорить. Коллективное руководство было обречено с самого начала. Должен был остаться только один.

Первый среди равных

Каждый из новых руководителей страны, несмотря на декларируемое равенство и коллективное руководство, имел разный политический вес. Булганин был явным аутсайдером, у него не было своего клана, в армии его сильно не любили. Поэтому он имел ценность только в качестве довеска к уже сложившейся коалиции.

Молотов традиционно курировал иностранную политику и имел значительный вес в своё время, но как самостоятельная единица не был достаточно силён в одиночку.

Тройку лидеров составляли Берия, Маленков и Хрущёв. Маленков, будучи главным кадровиком партии, имел в ней огромное влияние, ведь именно от него зависела партийная судьба каждого её члена, от рядового до высокопоставленного. А кадровые чистки были одним из излюбленных способов аппаратной борьбы.

Хрущёв также был секретарём ЦК и в отсутствие генерального секретаря фактически исполнял роль одного из руководителей партии (а после того, как Маленков покинул пост секретаря, фактически оказался самым влиятельным из секретарей) и имел существенное влияние на номенклатуру как высшего, так и среднего звеньев. По убойной мощи Хрущёв был слабее Маленкова и немного слабее Берии.

Берия имел неограниченное влияние в силовых структурах. Их аппарат был отлажен до такой степени, что они с одинаковым усердием перемалывали и простого колхозника, и члена Политбюро, и рядового, и маршала, своих же коллег и даже руководителей.

Теперь исход борьбы за власть зависел от того, кто с кем окажется в коалиции. В одиночку никто из них не мог победить остальных, но двое объединившихся побеждали любого конкурента.

Смотрины на похоронах

9 марта состоялись похороны Сталина, которые обозначили первый расклад в новой кремлёвской иерархии. Председателем комиссии по организации похорон был назначен Хрущёв. С траурной речью на похоронах выступили Маленков, Берия и Молотов. Фактически похороны превратились в смотрины преемника, поскольку все выступавшие не только поминали ушедшего вождя, но и в общих чертах озвучивали своё видение будущего СССР.

Первым выступал Маленков, что засвидетельствовало его явное неформальное лидерство. Его платформа свелась к улучшению уровня жизни советских граждан и мирному сосуществованию социалистической и капиталистической систем. Берия выступил в более сталинском духе, заявив о необходимости укрепления военного потенциала страны и усиления бдительности для борьбы с кознями врагов. Выступавший последним Молотов фактически присоединился к платформе Берии.

Таким образом, они впервые приоткрыли карты. Маленков позиционировал себя как умеренный и адекватный руководитель, Берия сделал заявку на роль главного сталинского преемника, Молотов же не имел настолько мощных позиций, чтобы бороться за единоличную власть. Хрущёв остался тёмной лошадкой, отсидевшись в тени и не выступая, но его роль на похоронах явно свидетельствовала о его высокой позиции в негласной иерархии.

Борьба за власть

14 марта состоялся очередной Пленум ЦК КПСС, на котором был нанесён удар по позициям Маленкова. До этого дня Маленков был самым могущественным человеком в стране, ведь он совмещал руководящие посты на государственном и на партийном уровнях, почти как Сталин. Скооперировавшиеся члены Президиума Верховного Совета СССР добились на пленуме того, чтобы Маленков сосредоточился на государственных делах, то есть оставил пост секретаря ЦК и остался только главой правительства.

Стоит отметить, что Маленков не оказывал сопротивления и с готовностью оставил партийный пост. И на это была серьёзная причина. Маленков был очень искушён в аппаратных интригах и прекрасно понимал, что совмещение высших государственных и партийных постов не только делает его самым влиятельным человеком в стране, но и превращает в приоритетную мишень. Он с готовностью оставил пост, что привело к некоторому уравниванию тройки и усилению Хрущёва, который теперь стал самым влиятельным из секретарей ЦК и фактически выдвинулся в лидеры партии.

Любопытно, что борьба за симпатии как советских граждан, так и номенклатуры началась с либерализации системы. И Маленков, и Берия устроили настоящее социалистическое соревнование по раскручиванию гаек.

Если на похоронах Сталина Берия ещё выступал в роли сталинского преемника, то затем, оценив обстановку и запрос общества, перековался в гуманиста. Маленков предлагал переформатировать советскую экономику с военной на производство товаров народного потребления.

Берия, в свою очередь, начал «оттепель» в своём ведомстве, заодно пытаясь подправить достаточно одиозный имидж чекистов. Были закрыты все дела, прямо или косвенно направленные против него самого. Но вместе с тем был пересмотрен и ряд послевоенных дел. Не обошлось и без реверанса в сторону Маленкова: Берия объявил сфальсифицированным «авиационное дело», которое едва не привело к краху Маленкова.

Кроме того, он выступил с идеей масштабной амнистии, а также строго запретил своим подчинённым применять пытки на допросах.

Коллаж © L!FE Фото: © Wikipedia.org / Wikipedia.org / Wikipedia.org

Затеянная Берией в МВД «оттепель» и предложения о реформировании ГУЛАГа свидетельствовали о том, что у него серьёзные лидерские амбиции. А это значило, что Берия очень опасен. Одолеть всех сразу он не мог, но вот разобраться поодиночке у него хватало возможностей, тем более что и на Маленкова, и на Хрущёва у него имелся компромат.

Например, на Хрущёва можно было повесить неудачи в Украинской ССР, на западе которой до начала 50-х годов действовало подполье УПА. А ведь Хрущёв возглавлял украинскую компартию до конца 40-х годов, его промахами и ошибками вполне можно было объяснить разгул националистов на западе страны, с которым он не смог справиться.

Что касается Маленкова, то Берия был прекрасно осведомлён о той активной роли, которую Маленков сыграл в безжалостном истреблении ждановского клана.

Свержение Берии

17 июня 1953 года в ГДР начались массовые протесты рабочих, которые постепенно радикализовались и переросли в массовые беспорядки в нескольких городах страны. Берия уехал наводить порядок и несколько дней отсутствовал в стране. Вероятнее всего, именно тогда Маленков, Хрущёв и Булганин и сформировали коалицию против него. Во всяком случае, это был самый лучший момент, чтобы сделать это.

Поскольку рассчитывать на чекистов, лояльных Берии, не приходилось, заговорщикам пришлось прибегнуть к помощи военных. Булганин, хотя и был министром обороны, особого авторитета в ведомстве не имел, как и популярности и известности в народе. Для ареста Берии нужна была статусная фигура.

На эту роль был выбран маршал Жуков, занимавший пост заместителя министра обороны. 25 июня он был вызван на заседание президиума, где Маленков, Хрущёв и Булганин объявили о том, что Берия готовит государственный переворот и собирается арестовать всех членов президиума на премьере оперы «Декабристы», которую они собирались посетить. После этого перед Жуковым была поставлена задача арестовать Берию на завтрашнем заседании Совета Министров.

Это было весьма необычное поручение, т.к. раньше военные никогда не принимали участия в политических арестах, это всегда было привилегией чекистов. Под предлогом участия в манёврах в Москву было переброшено несколько воинских частей, которые в случае попытки сопротивления со стороны воинских частей МВД, подчинявшихся Берии, должны были заблокировать их. Кантемировская и Таманская дивизии были подняты по тревоге и заблокировали Горьковское шоссе, а также выставили посты возле вокзалов, почты и телеграфов. За несколько минут до заседания была отключена спецсвязь, которой пользовался Берия.

Существует сразу несколько версий того, как был совершён арест Берии, и все они отличаются противоречивостью. Стенограммы заседания не велось, поэтому подробности известны только со слов непосредственных участников.

Версия Жукова. Маршал и группа генералов сидели в отдельном помещении, пока шло заседание. Их должны были вызвать специальным сигналом, после чего они должны были арестовать Берию. Заседание длилось достаточно долго, пока не раздался заветный сигнал. Военные вошли в зал, после чего Маленков поднялся с места и приказал военным задержать Берию. Генералы достали оружие, а Жуков арестовал Берию. Его обыскали, после чего под руки вывели в кабинет Маленкова. Под покровом ночи Берию переместили на гауптвахту, а следующей ночью скрытно перевезли в бункер командного пункта Московского военного округа, где он находился под присмотром охраны генералов, участвовавших в аресте.

Версия генерала Москаленко не отличается от версии Жукова, за исключением двух моментов. По его словам, все военные были без оружия, кроме Москаленко, который сам и произвёл арест Берии.

Версия Суханова (помощника Маленкова). На заседании 26 июня Маленков после критики Берии встал и предложил проголосовать по вопросу о его аресте. За проголосовали только Первухин и Сабуров, остальные либо воздержались, либо проголосовали против. Тогда по сигналу Маленкова в зал вошли вооружённые военные, после чего он предложил повторное голосование. На этот раз все поддержали его инициативу. Эта версия является самой сомнительной, поскольку противоречит вообще всем воспоминаниям.

Микоян и Молотов в своих воспоминаниях сообщают, что поначалу планировалось только вывести Берию из президиума и лишить поста зампреда Совета Министров, но не арестовывать. Микоян даже сообщает, что до ареста было принято решение сместить Берию с поста министра внутренних дел и назначить министром нефтяной промышленности.

По всей видимости, заговорщикам не понравились возражения Берии, который заявил, что снимать его с должности должен Пленум ЦК КПСС, а не Совмин. К сожалению, стенограммы заседания не велось, а свидетели не углублялись в подробности. Вполне возможно, что на заседании произошло что-то, из-за чего заговорщики перешли от программы-минимум (смещение Берии и назначение на второстепенную должность) к программе-максимум (арест).

Поскольку держать Берию под стражей в обычных изоляторах и тюрьмах было невозможно, до суда он находился в бункере при штабе МВО под усиленной охраной офицеров штаба и нескольких танков.

Коллаж © L!FE Фото: © РИА Новости, РИА Новости / Рамиль Ситдиков, Wikipedia.org

3 июля состоялось заседание Президиума ЦК КПСС, на котором все его члены подвергли арестованного Берию яростной критике. Любопытно, что одним из ключевых обвинений, прозвучавших в адрес Берии, был его «антисталинизм».

Убийство при аресте

В более поздние времена появилась ещё одна версия, гласившая, что никакого заседания с арестом Берии не было, а он был застрелен у себя дома группой захвата. Главным популяризатором этой версии был его сын Серго. Существуют и некоторые косвенные подтверждения этой версии. После 26 июня никто не видел Берию, суд над ним проходил в закрытом режиме. Отсутствуют ордер на арест и акт о расстреле.

Однако в таком случае остаётся непонятным, зачем понадобилось фальсифицировать протоколы допроса именно так, как это было сделано. Ведь на допросах Берия наотрез отрицает все многочисленные обвинения, начиная от шпионажа и заканчивая изнасилованиями. Он признаёт только «перегибы» в период Большого террора и «разложение морального облика», выразившееся в беспорядочных половых связях.

Зачем же фальсифицировать протоколы допроса, в которых обвиняемый всё отрицает? Не логичнее было бы, если бы он всё признал? Конечно, можно предположить, что это очень тонкая игра для придания допросам большей правдоподобности. Но времена тогда были простыми и грубыми. Раз партия назвала кого-то врагом народа и решила расстрелять, значит, так и надо. Никто тогда вопросов не задавал, поэтому в подобных сложных многоходовых комбинациях не было нужды.

Суд

Суд над Берией проходил в закрытом режиме по всем правилам сталинских процессов, в ускоренном режиме и без присутствия адвокатов. Некоторые обвинения были калькой со стандартных обвинений времён Большого террора. Берия обвинялся в работе на британскую разведку (не признал), работе на контрразведку враждебной РСФСР Азербайджанской Демократической Республики в годы Гражданской войны (признал, но заявил, что действовал по заданию партии), бессудных казнях членов компартии и фальсификации уголовных дел (признал «перегибы», сославшись на «обстановку того времени»), моральном разложении (признал), изнасиловании несовершеннолетней (не признал), намерении совершить государственный переворот с целью реставрации капитализма (не признал), попытке дезорганизации обороны Кавказа в годы ВОВ (не признал).

Тем не менее 24 декабря 1953 года Специальное судебное присутствие Верховного суда СССР приговорило его к расстрелу. Вместе с ним были казнены его наиболее высокопоставленные выдвиженцы из системы МВД, арестованные в течение нескольких недель после него. Часть клана Берии была расстреляна, выдвиженцы рангом пониже отделались тюремными сроками, связанные с ними сотрудники среднего звена — увольнениями.

Эпоха большой крови закончилась. Началась новая эпоха, когда стандартным наказанием проигравших в аппаратной борьбе стало их перемещение на второстепенные должности или на пенсию, а самой страшной карой — исключение из партии и отлучение от спецраспределителей и поликлиник.

Автор:

ЕА

Евгений Антонюк

Историк

hystory.mediasole.ru

Лаврентий Берия: За что его арестовали? | Эпоха СССР

В первых официальных сообщениях об аресте Берии, появившихся 26 июня 1953 года, обвинения были сформулированы довольно стандартно — «вредительство», «шпионаж», «заговор».

Последнее лето Берии: За что расстреляли всемогущего министра?

Расправа над Берией выбивается из череды кремлёвских дворцовых переворотов. Во-первых, свергали не главу государства, а лишь претендента на это вакантное место. Во-вторых, переворот был не результатом тщательно спланированного заговора, а своего рода импровизацией. В-третьих, нанёсшие удар вчерашние соратники не только не пощадили Берию, но буквально смешали с грязью само его имя.

Падение маршала

На момент ареста Лаврентий Павлович являлся первым заместителем Председателя Совета министров СССР, членом Президиума ЦК КПСС, министром внутренних дел СССР, имел звание маршала, то есть в правительстве он был вторым человеком, в силовом блоке — первым, руководил одновременно милицией, госбезопасностью, пограничными и конвойными войсками. Отдельное направление составляло кураторство над «атомным проектом», в котором участвовало несколько мощных ведомств, включая министерство обороны, что давало ему рычаги влияния и на армию тоже.
Периодически Берию бросали и на другие прорывные участки: например, именно он в 1944-1947 годах курировал прокладку первого в стране магистрального газопровода Саратов — Москва (разумеется, получившего имя Сталина).
Со всех должностей Лаврентия Павловича сняли не в день ареста, а почти через две недели, 7 июля. В конце месяца выпустили постановление об изъятии его художественных портретов, печатных изображений, книг, статей, как рассказывавших о нем, так и написанных им самим.
Специальную следственную группу для расследования дела Берии возглавлял лично генеральный прокурор СССР Роман Руденко.
В обвинительном приговоре, по которому Лаврентий Павлович был расстрелян, говорилось о шпионаже в пользу Великобритании и других стран, планах обвиняемого по ликвидации советского строя и реставрации капитализма.
Когда речь шла о «врагах народа», такие обвинения выглядели стандартно. Многозначительно звучал пункт о том, что Берия злоупотреблял властью и фальсифицировал тысячи уголовных дел — таким образом, народу указывалось, кто именно виноват во всех имевших место с 1937 года перегибах. Прецедент с расстрелянным за аналогичные преступления Николаем Ежовым все помнили, так что повесить всех собак на сменившего его в качестве шефа НКВД Берию было логично.
Интересный нюанс заключался в том, что Ежова также обвиняли в «морально-бытовом разложении» и даже мужеложстве, но выносить это из Кремля на широкую публику не стали.
Берия своих противников мужеложством не порадовал, зато тема его любовниц обсуждалась в масштабах нехарактерных для избегавшей пикантных тем советской пропаганды.
Теперь посмотрим, насколько предъявленные Лаврентию Павловичу обвинения соответствовали действительности.

Заговорщик?

Необходимости организовывать «заговор», если вкладывать в это понятие силовые действия по захвату верховной власти, у Берии не было. К самой вершине он подобрался настолько, что мог достигнуть её вполне легитимными средствами.
5 марта 1953 года, сразу после кончины Сталина, Лаврентий Павлович был назначен первым заместителем главы правительства СССР и одновременно главой Министерства внутренних дел, вобравшего в себя и структуры госбезопасности.
Соответствующее решение было принято на совместном заседании ЦК партии, Совмина и Верховного Совета, но, разумеется, провести его было бы невозможно без поддержки других ключевых фигур — Молотова, Ворошилова, Кагановича, Хрущёва, Маленкова и Булганина.
Молотова, Ворошилова и Кагановича народ воспринимал как старых соратников Сталина, хотя в последние месяцы перед кончиной вождя они напоминали птиц с подрезанными крыльями. На всех троих имелся внушительный компромат. На Молотова — по линии его жены-еврейки. Каганович сам был евреем, а его брата расстреляли как «врага народа». Ворошилов в годы Великой Отечественной наделал много ошибок, которые вполне можно было трактовать как «вредительство» и «предательство».
Как только Берия стал главой МВД, все расследования в отношении этой троицы прекратили. С Маленковым Берия вообще был давним союзником. Отношения с руководившим партийной номенклатурой в качестве первого секретаря ЦК Хрущёвым и военным министром Булганиным выглядели нейтральными.
Формально после кончины Сталина, вместо упоминаний фамилии единственного вождя, официальная пропаганда говорила о «коллективном руководстве». Однако, с учётом российско-советской специфики, было ясно, что такой вождь скоро появится в результате, так сказать, естественного отбора. И это вызывало вопрос: как он поступит со своими коллегами?
Берия, став главой МВД, свои обязательства честно выполнил, прикрыв потенциально опасное для всех «дело врачей», приказав пересмотреть компрометирующее Маленкова «авиационное дело», а также свернув бившее по кавказским соратникам и нему лично «мегрельское дело».
И это было только начало…

Реформатор, но не предатель

В МВД вышел приказ «О запрещении применения к арестованным каких-либо мер принуждения и физического воздействия».
Представленная в Президиум и приятная персонально для Лазаря Кагановича записка о необходимости реабилитации его брата обозначила тенденцию к реабилитации и других осуждённых «врагов народа». И действительно, уже 10 апреля 1953 года Президиум постановил «одобрить проводимые тов. Берия Л.П. меры по вскрытию преступных действий, совершенных на протяжении ряда лет в бывшем Министерстве госбезопасности СССР, выражавшихся в фабриковании фальсифицированных дел на честных людей, а также мероприятия по исправлению последствий нарушений советских законов».
Заметим, что периоды, когда Берия руководил МВД и госбезопасностью (декабрь 1938-го — декабрь 1945-го и март — июнь 1953-го), не сопровождались массовыми репрессиями и громкими процессами против «врагов народа», но запомнились реабилитацией многих жертв «ежовщины». Имена других членов Президиума с такими благими делами не ассоциировались, зато ассоциировались с репрессиями в конкретных регионах (Каганович — Москва, Хрущёв — Украина, Маленков — Ленинград).
Инициировав процесс пересмотра итогов политических репрессий, Берия получил рычаг воздействия на номенклатуру, поскольку именно от него зависело, кого будут реабилитировать в первую очередь, а кого привлекут за доносы и «перегибы».
Другим сильным ходом стала принятая с его подачи амнистия, согласно которой из лагерей было освобождено более 1,2 миллиона человек и ещё в отношении 400 тысяч прекратили уголовное преследование. Поскольку подписывал соответствующий указ председатель Президиума Верховного совета, в народе эту амнистию поначалу прозвали «ворошиловской».
Страну накрыла волна криминала, что давало Берии основания требовать предоставления особых полномочий.
Более того, Лаврентий Павлович начал влезать в сферы, к его ведомству отношения не имевшие, но доступные для его вмешательства как зампреда правительства и члена Президиума ЦК партии.
Он выступил за нормализацию отношений с западными державами и даже объединение ФРГ и ГДР в единое нейтральное, но и не социалистическое государство. Провёл зондаж на предмет восстановления дипломатических отношений с Югославией.
Буквально все инициативы Берии были освящены авторитетом коммунистической партии. И только идея с объединением двух Германий может трактоваться как попытка «реставрации капитализма» (хотя и не в Советском Союзе).
Конечно, амнистия, которую на Берию вполне справедливо повесили задним числом, может тянуть на вражескую акцию. Не и здесь обвинения выглядят очень уж зыбко. Разгрузка переполненного «архипелага ГУЛАГ» всё равно была неизбежна, а для того, чтобы начать реабилитировать политических заключённых, следовало хоть как-то подготовить общественное мнение.
Остаётся лишь согласиться с мнением крупного партийного чиновника Михаила Смиртюкова: «Никакого «заговора Берии», о котором так много говорили потом, на самом деле не существовало. Товарищи по Президиуму ЦК арестовали его превентивно. Уж очень они боялись его интриганских способностей. Боялись, что он сможет провернуть что-нибудь эдакое. Но заговор был придуман потом, чтобы как-то объяснить массам, за что арестовали самого верного ученика Сталина».
Обвинения в шпионаже в адрес человека, который руководил госбезопасностью в годы Великой Отечественной, звучат диковато, поскольку оказавшийся в этот период и на этом посту враг мог бы легко довести страну до катастрофы.
Попытки объяснить интригами Берии слепоту Сталина в отношении даты гитлеровского нападения документами не подтверждаются. Сталин верил в то, во что хотел верить, а довести до него объективную картину должны были тогдашний нарком госбезопасности Всеволод Меркулов и его отвечавший за разведку заместитель Богдан Кобулов.
Если бы Сталин видел за Берией какую-то вину, то после начала войны не стал бы снова объединять под его руководством НКВД и НКГБ, а также поручать ему эвакуацию на восток промышленных предприятий, оборону Кавказа и прочее.
История «атомного проекта» снимает с Берии подозрения в том, что он был агентом американцев или британцев, поскольку получение Советским Союзом ядерного оружия в планы Запада никак не входило.
В общем, единственный «шпионский след» — это служба Берии в контрразведке Азербайджанской демократической республики в 1919 году — служба, которую он никогда не скрывал, поскольку был внедрён в мусаватистские спецслужбы большевиками. АДР сдалась весной 1920 года Красной армии практически без сопротивления, что подтвердило эффективность коммунистической агентуры.

Жертва довегетарианских времён

Именно шаткость обвинений в шпионаже объясняет, почему следователи с таким увлечением взялись раскручивать факты «морального разложения».
В народном сознании чётко отпечаталась картина: прихвостни Берии на чёрном автомобиле разъезжают по Москве, хватают приглянувшихся шефу красоток и доставляют к нему в особняк, где они уступают его домогательствам, чтобы спасти близких от смерти.
Строптивых Берия насилует, иногда предварительно опоив снотворным.
На самом деле, подобный сценарий был, мягко говоря, нетипичным, хотя телохранители Берии иногда действительно выступали в качестве сводников (Сардион Надарая и Рафаэль Саркисов).
Конечно, Лаврентий Павлович не брезговал использовать служебное положение, чтобы завоевать понравившуюся ему женщину. С другой стороны, благосклонность наркома приносила конкретные материальные блага и облегчала решение многих проблем житейского плана. Так что добиться взаимности ему было не так уж и трудно.

О друзьях-товарищах

Помимо Берии, — как члены его «банды», к расстрелу были приговорены видные чины МВД и госбезопасности: Всеволод Меркулов, Серго Гоглидзе, Павел Мешик, Владимир Деканозов и Лев Влодзимирский.
В Грузии раскрутили дело республиканского министра госбезопасности Николая Рухадзе, вместе с которым на эшафот отправились ещё семь человек. Также стоит выделить дело руководителя Азербайджана Мира Джафара Багирова. Около сотни генералов и полковников госбезопасности и МВД были лишены наград, выгнаны в отставку, а во многих случаях получили тюремные сроки.
Большинство пресловутых «подельников Берии» являлись уроженцами Кавказа и, в той или иной степени, были обязаны маршалу своей карьерой. Однако публика эта была весьма пёстрая, недружная и отнюдь не всегда лояльная к Лаврентию Павловичу.
Рассматривая подробности их уголовных дел, складывается впечатление, что победившие руководители партии уничтожали прежде всего тех, кто слишком много знал об их собственном участии в репрессиях.
Так или иначе, расправа над Берией и его «бандой» подвела черту под эпохой жёстких внутрипартийных войн, когда проигравших ставили к стенке или, как минимум, гробили в ГУЛАГе. Просто других способов избавляться от соперников летом 1953-го в Кремле ещё не освоили.
Въевшийся при Сталине в душу советских чиновников страх толкнул их под знамёна Хрущёва, пообещавшего спокойное и комфортное существование. Вероятно, Берия хотел предложить номенклатуре то же самое, но не успел. И в «естественном отборе» уступил Никите Сергеевичу.
Наступали другие времена. Как говорила Анна Ахматова, «более вегетарианские».

Забыть легко

Показательна судьба последней пассии Берии Валентины (Ляли) Дроздовой, с которой собственно и начала раскручиваться интимная тема.
Сразу после публикации в «Правде» сообщения об аресте маршала она написала заявление в прокуратуру, что была изнасилована и жила с ним под угрозой физической расправы. После Берии любовниками Ляли были валютный спекулянт Ян Рокотов (расстрелян в 1961-м) и теневик-трикотажник Илья Гальперин (расстрелян в 1967-м). Эта женщина умела устраиваться в жизни, хотя, наверное, могла пожаловаться, что Советская власть ей жизнь постоянно ломала. К слову, дочь Лаврентия Павловича и Ляли вышла замуж за Александра Гришина — сына первого секретаря московского горкома партии.

Журнал: Загадки истории №27, июль 2019 года
Рубрика: Историческое расследование
Автор: Дмитрий Митюрин

www.bagira.guru

Они растворили Берию в щелочи – Власть – Коммерсантъ

Оттеснять Берию от власти Маленков начал еще при жизни Сталина
Военная коллегия Верховного суда РФ отказалась реабилитировать Лаврентия Берию. Члены коллегии не сомневаются в том, что Берия был вполне законно расстрелян в декабре 1953 года. Между тем сын Берии Серго считает, что его отца застрелили во время или сразу после ареста, а на суде роль Берии сыграл совсем другой человек. Подтвердить или опровергнуть это могли бы документы о захоронении или кремации тела Берии, но об их существовании ничего не известно. Поэтому обозревателю «Власти» Евгению Жирнову пришлось провести собственное расследование.

       На первый взгляд версия Серго Берии выглядит довольно шатко. Как он уже не раз рассказывал, в день ареста Берии в его особняке была перестрелка, и затем оттуда на носилках вынесли тело, накрытое простыней. Но был это сам маршал или кто-то из офицеров его охраны, неизвестно.
       Серго Берия также говорит, что на суде роль его отца играл некий двойник и что об этом ему рассказывал член того специального судебного присутствия Митрофан Кучава. А в воспоминаниях о процессе, опубликованных на закате горбачевской перестройки, Кучава утверждал, что узнал в главном подсудимом Берию и никакой речи о двойнике нет и быть не может.
«Заглядывая подчиненным в глаза, Берия спрашивал: ‘Ты, когда не выполняешь мой приказ, думаешь про свою семью?'». На фото: дочь Сталина Светлана на коленях у Берии
       Но вот что интересно. На версию Серго Берия работают некоторые подтвержденные документами факты, найденные в ходе нашего расследования и публикуемые впервые. Год спустя после «банды Берии», в декабре 1954 года, в Ленинграде судили другого бывшего руководителя Лубянки — генерал-полковника Абакумова. В числе прочего ему вменили в вину то, что он по просьбе Берии и вопреки приказу Сталина не арестовал руководителя службы террора и диверсий МГБ СССР генерала Судоплатова и его заместителя генерала Эйтингона. Бывший министр ГБ был искренне удивлен и сказал, что слышит об этом впервые. Он заметил, что охотно арестовал бы Судоплатова с Эйтингоном, поскольку «это бандиты, способные на

www.kommersant.ru

За что убрали и демонизировали Берию

23 декабря 1953 года бывший министр внутренних дел СССР Лаврентий Берия (правильнее – Бериа) был расстрелян по приговору Специального судебного присутствия Верховного суда СССР. Вместе с ним в тот же день были казнены ещё шестеро бывших высоких чинов госбезопасности.

Дело Берии до сих пор является одним из самых загадочных эпизодов советской истории.
Сначала – общепринятая версия, наиболее подтверждённая свидетельствами и документами.
Берия воспринял известие о смерти Сталина 5 марта 1953 года с плохо скрытым торжеством. «Хрусталёв, машину!» – якобы крикнул он сразу, выйдя из комнаты только что умершего Сталина. Поехал захватывать власть, пока горячо… Впоследствии он не раз упоминал, что это он «убрал» Сталина, не уточняя – как…
В считанные дни после этого Берия сосредоточил в своих руках реальные полномочия, превышавшие таковые у любого другого члена Президиума ЦК КПСС, созданного вместо Политбюро на октябрьском (1952 г.) пленуме ЦК. Формально Берия был «всего лишь» одним из нескольких первых заместителей Председателя Совета Министров СССР и министром внутренних дел. Однако МВД СССР включило в себя существовавшее прежде отдельно Министерство государственной безопасности и, таким образом, сконцентрировало в себе все силовые структуры, кроме вооружённых сил. Берия в короткий срок назначил преданных ему людей на ключевые посты в органах МВД (почти все они были потом расстреляны одновременно с ним или чуть позже).
Некоторые коллеги Берия по высшему руководству страной стали опасаться, что он займёт место Сталина и перебьёт их всех. Жёсткий и нетерпимый стиль руководства Берия был хорошо известен всем им. Поэтому они решили принять превентивные меры. Ядро заговора составили Председатель Совета Министров СССР Г.М. Маленков и один из секретарей ЦК КПСС Н.С. Хрущёв. Они действовали втайне от влиятельных В.М. Молотова (опального в последние годы жизни Сталина, но сразу после его смерти назначенного министром иностранных дел СССР), Л.М. Кагановича (члена Президиума ЦК, также успевшего попасть при Сталине в немилость) и Председателя Президиума Верховного Совета СССР К.Е. Ворошилова. Заговорщики не были уверены в их лояльности. Зато им удалось привлечь на свою сторону министра обороны маршала Н.А. Булганина. Таким образом, одна из силовых структур – армия – была на стороне заговорщиков.
В июне 1953 года заговор созрел, к тому же представился повод. 17 июня в Германской Демократической Республике развернулись массовые забастовки и волнения под лозунгами повышения заработной платы и воссоединения Германии. Волнения были подавлены Советской армией и объявлены «попыткой фашистского мятежа». В советском руководстве встал вопрос, кто выпустил из-под контроля ситуацию в ГДР. Маленков и Хрущёв решили, что это самый подходящий момент для предъявления обвинений Берия.
На заседании Президиума Совета Министров СССР 26 июня Маленков сообщил о попытке Берия совершить государственный переворот. Заявление было неожиданным для многих. Началась словесная перепалка. Неизвестно, чем бы она закончилась, если бы на сцену не выступил первый заместитель министра обороны маршал Г.К. Жуков. Он и ещё несколько генералов, выхватив пистолеты, вошли из соседней комнаты в зал заседаний, и Жуков объявил Берия, что тот арестован. Спустя полгода состоялся суд и был вынесен приговор, с которого мы начали эту статью.
Противники Берия оправдывали себя тем, что тот готовился установить террористическую диктатуру. Однако факты свидетельствуют, что при его аресте и осуждении были нарушены все советские нормы закона. Он был лишён свободы без прокурорского ордера. Обвинительное заключение по его делу наполнено такими же абсурдными обвинениями, какие прежде вешались на «врагов народа». Кроме конкретных репрессий против членов партии в 30-40-е годы, Берия обвинялся… в измене Родине путём работы на разведку Великобритании, попыток заключить сепаратный мир с Гитлером в 1941 году, уничтожить советский строй и реставрировать капитализм.
Показательно, что в Специальном судебном присутствии под председательством маршала И.С. Конева, вынесшем смертный приговор Берия и его подручным, не было ни одного юриста. Все протоколы допросов Берия сохранились лишь в копиях. Некоторые утверждают, что Берия был убит арестовавшими его заговорщиками ещё в день ареста или вскоре после него, а суд над ним производился уже заочно. Судебный процесс, учитывая формулировки обвинения, был таким же фарсом, какой устраивали при Сталине над «агентами империалистических разведок». Некоторые видят в этом справедливое возмездие: организатор массовых репрессий сам попал в переплёт созданной им системы.
Однако были ли Берия организатором репрессий? Как известно, после его назначения в ноябре 1938 года наркомом внутренних дел СССР, количество приговорённых к высшей мере наказания сразу снизилось с сотен тысяч до единиц тысяч в год. Более 200 тысяч ранее осуждённых и арестованных вышли на свободу и были реабилитированы. С 1945 по 1953 год Берия не занимал министерского поста, будучи куратором проекта по созданию советской атомной бомбы. Сразу после своего назначения министром в 1953 году он прекратил дела, сфабрикованные в последний год жизни Сталина («дело врачей», «мингрельское дело»), освободил и реабилитировал арестованных по ним лиц. Берия первым ввёл в обиход выражение «культ личности», настоял на прекращении упоминания Сталина в прессе по каждому поводу и без повода, а также повсеместного вывешивания портретов советских вождей. Эти две традиции, однако, сразу же возобновились после его ареста. Есть свидетельства, что во время волнений в ГДР Берия лично отдал приказ стрелять поверх голов демонстрантов. Если бы не этот приказ, то жертв среди населения было бы намного больше.
Поскольку Берия был «убран» типично сталинскими методами, то возникает вопрос: не убрали ли его бывшие сталинские соратники именно за слишком резкий разрыв со сталинскими традициями? И не скрывается ли за обвинением Берия в намерении «уничтожить рабоче-крестьянское государство и реставрировать власть буржуазии» его реальное стремление либерализовать советский государственный строй – раньше, чем это попытался сделать (причём со всякими оговорками) Хрущёв? В этом деле немало тёмных страниц, а многие тайны, видимо, навсегда унесены в могилу участниками тех событий.

russian7.ru

Три смерти Лаврентия Берия | История | Общество

Лаврентий Берия после смерти Сталина занял пост 1-го заместителя главы правительства и возглавил объединённое с госбезопасностью Министерство внутренних дел. 26 июня 1953 года он был арестован. О том, что происходило с этим человеком в последние дни его жизни, доподлинно не известно никому.

Кремлёвские «разборки»

Тучи над Берия начали сгущаться ещё весной 1953 г. Его опасалась вся кремлёвская верхушка. И не без оснований. Во-первых, он имел в своём подчинении хорошо отлаженный репрессивный аппарат. Во-вторых, знал о каждом из своих «старых товарищей» много такого, о чём они сами предпочли бы забыть.

В открытую фазу конфликт перешёл на пленуме ЦК (2 — 7 июля 1953 г.), который проходил в отсутствие главного злодея. Это позволило «соратникам» уличать Берия в том, что он «нервировал… товарища Сталина» (Хрущёв), был «чужим человеком, человеком антисоветского лагеря» (Молотов), «шпионил за членами Политбюро» (Булганин).

Берия обвиняли в связях с «предателем Тито», в попытках объединить Германию в единое буржуазное государство и проведении «неправильной» национальной политики, когда он выступал за большую самостоятельность республик внутри Советского Союза. Припомнили ему и работу по заданию партии в разведке буржуазного Азербайджана и Грузии.

Особо тщательно копались в активной сексуальной жизни бывшего главного чекиста. Леденящие душу рассказы о половых преступлениях Лаврентия Павловича чередовались с сухими строчками протокола: «…Нами обнаружены многочисленные письма от женщин интимно-пошлого содержания. Нами также обнаружено большое количество предметов мужчины-развратника…» Интересно, куда делись те «предметы» после расстрела «развратника»?

Когда расстреляли Берия?

Обстоятельства ареста и дальнейшая судьба Берия туманны. По официальной версии, его арестовали 26 июня на заседании Президиума Совета министров. Картина ареста в описании его участников отличается существенными деталями. Хрущёв, например, вспоминал, как он героически схватил Берия за руку, чтобы тот не смог воспользоваться оружием. Жуков утверждал, что он лично скомандовал Берия поднять руки вверх, а затем «встряхнул его хорошенько». Генерал Москаленко писал, что это он направил пистолет на Берия, а об аресте тому объявил Маленков. В захвате Берия принимал участие и генерал-майор, начальник политуправления ВМФ Леонид Брежнев, но воспоминаний об этом эпизоде он, увы, не оставил.

Потом арестованного поместили на гарнизонную гауптвахту и перевели в штабной бункер Московского военного округа. Расстреляли Берия по приговору суда 23 декабря 1953 г.

Сомнения в том, что всё происходило именно так, появились ещё при Хрущёве и получили подтверждение в наши дни. Когда открыли архивы, выяснилось, что в акте о расстреле Берия нет подписи врача, констатирующего смерть. В документе, касающемся смерти тех, кого судили и расстреляли в один день с Берия, врач расписался. Сохранился также акт о кремировании их тел, а акт о кремировании тела Берия отсутствует.

Неслучайно некоторые исследователи выдвигают гипотезу, что Берия был убит до суда, а в процессе участвовал его двойник. В пользу этой версии говорит тот факт, что самые поздние протоколы допросов Берия датируются концом июля — началом августа1953 г. Четыре месяца до суда — вполне достаточный срок для подготовки двойника. Тем более что процесс над Берия был закрытым, и даже члены Президиума ЦК, которые хорошо знали подсудимого в лицо, не присутствовали на заседаниях суда, а слушали их трансляцию в своих кабинетах.

Существует и третья, ещё более экзотическая версия смерти Берия. Его сын Cерго утверждал, что 26 июня 1953 г. отец был не арестован, а убит без суда и следствия. Сообщение о перестрелке у своего дома он получил по телефону от знакомого. Когда Серго приехал к особняку у площади Восстания, его туда не пустили, но он увидел разбитые окна в кабинете отца. Это были следы перестрелки между охранниками, защищавшими дом министра внутренних дел, и военными, которые пытались взять его штурмом. Возможно, Лаврентий Берия был убит именно там и именно тогда.

О «преступных антипартийных и антигосударственных действиях Л. П. Берия» советские граждане узнали 10 июля 1953 г. из газет. На смерть «сталинского наркома» народ откликнулся частушкой: «Берия, Берия — вышел из доверия, а товарищ Маленков надавал ему пинков».

 

Смотрите также:

www.aif.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *