Языков н м краткая биография: Краткая биография Николая Языкова

Содержание

Краткая биография Николая Языкова

Языков Николай Михайлович (1803— 1847), поэт.

Родился 16 марта 1803 г. в городе Симбирске (ныне Ульяновск) в дворянской семье. Учился в университете в Дерпте (ныне Тарту в Эстонии).

Ещё в студенческие годы заявил о себе как самобытный поэт. В стихах и песнях Языков осуждал самодержавие, воспевал независимую личность. В элегиях «Свободы гордой вдохновенье!» и «Ещё молчит гроза народа…» (обе 1824 г.) он сожалеет о слабости политического протеста в стране.

В стихотворении «Не вы ль, убранство наших дней…», написанном после казни К. Ф. Рылеева, создан образ грядущей грозной России, поднявшейся «на самовластие царей». В декабристских традициях поэт разрабатывал темы русской истории: «Песнь барда во время владычества татар в России», «Баян к русскому воину…» (оба 1823 г.), «Евпатий» (1824 г.), «Новгородская песнь» (1825 г.) и др.

Для стихов молодого Языкова характерны пафос «жизни своевольной», «радости и хмеля», темперамент и свежесть стихового строя, смелость и неожиданность в словотворчестве. Переехав из Дерпта в Москву (1829 г.), поэт сблизился со славянофилами. От вольнолюбия и тираноборчества он пришёл к религиозному покаянию, осуждению своего прошлого («Ау!», 1831 г.).

В конце жизни Языков резко критиковал западников П. Я. Чаадаева, Т. Н. Грановского и А. И. Герцена («К ненашим», 1844 г.). Приверженность православию и вражда к революционному Западу выразились в программном стихотворении «Землетрясенье» (1844 г.).

В 40-х гг. увидели свет стихотворные повести, в которых проявился интерес к быту и влиянию среды на человека («Сержант Сурмин», 1839 г.; «Липы», 1846 г.).

Поэт энергично пропагандировал собирание и издание памятников народного творчества. В поэзии он увлекался разработкой фольклорных мотивов («Сказка о пастухе и диком вепре», 1835 г.; «Жар-птица», 1836 г.). Многие стихи и песни Языкова («Нелюдимо наше море», 1829 г.; «Из страны, страны далёкой», 1827 г. , и др.) положены на музыку А. С. Даргомыжским, К. П. Вильбоа, другими русскими композиторами.

Умер 7 января 1847 г. (по новому стилю) в Москве.

Рубрика

Близкие темы

Популярные темы

Комментарии

Всё кратко.ру - Языков Н.М. - Биография кратко. Языков Николай Михайлович

Краткие биографии писателей

Языков Николай Михайлович (1803 - 1846), поэт. Родился 4 марта (16 н.с.) в Сибирской губернии в богатой помещичьей семье. Получил хорошее домашнее образование, которое позволило ему в 11 лет успешно учиться в Горном кадетском корпусе и затем в Институте инженеров путей сообщения в Петербурге (1814-20). В эти годы пишет много стихов.
Для продолжения образования едет в Дерпт, где в течение семи лет учится на философском факультете университета (1822-29). В совершенстве овладевает немецким языком, приобретает глубокие познания в истории, политэкономии. Во время наездов в Петербург знакомится сначала с Дельвигом и Рылеевым, позже с Пушкиным. Стихи Языкова публикуются в разных журналах и газетах. Годы, проведенные в Дерпте, - наиболее плодотворный период его творчества. Он быстро завоевал репутацию самобытного поэта, выразителя взглядов передовой дворянской молодежи. Большое распространение получили его студенческие песни "Чинов мы ищем не ползком", "Сердца - на жертвенник свободы", "Наш ум - не раб чужих умов" и др., элегии "Свободы гордой вдохновенье!", "Еще молчит гроза народа...".

Летом 1826, по приглашению Пушкина, Языков посещает Михайловское. Эта встреча нашла свое отражение в прекрасных стихах: "Вечер", "Тригорское", два послания "К П.А. Осиновой".
В 1829 Языков покидает Дерпт из-за тяжелой болезни и переезжает в Москву, где знакомится с Киреевскими, Аксаковыми, Баратынскими и другими литераторами, входит в их круг. После разгрома декабристов меняется тональность его стихов, из них уходит боевой пафос. После стихотворения "Пловец" ("Нелюдимо наше море. ..", 1829), полного мужества и бодрости, он перешел к осуждению прошлого ( "Ау! ", 1831), а в конце жизни даже к нападкам на Чаадаева, Герцена ("К ненашим", 1844).
В 1831 поступил на службу в Межевую канцелярию, но в 1833 вышел в отставку. В 1838 в результате резкого ухудшения здоровья едет лечиться за границу. Возвращается в 1843 и живет в Москве. Выходят два его поэтических сборника (1844,1845).
26 декабря 1846 (7 января 1847 н.с.) Н.Языков умер.
Краткая биография из книги: Русские писатели и поэты. Краткий биографический словарь. Москва, 2000.


Языков Николай Михайлович биография, стихи, статьи, критика, письма

Николай Языков - один из выдающихся, самобытных поэтов пушкинской плеяды.

Языков родился в Симбирске 4 марта. Его отец, Михаил Петрович Языков, был весьма состоятельным помещиком. Мать, Екатерина Александровна, урожденная Ермолова, была в близком родстве со знаменитым генералом Ермоловым.

В октябре 1814 года Николай Михайлович, был определен в петербургский Горный кадетный корпус, где готовили горных инженеров, но прошел там лишь "нижние" и "средние" классы. С 28 августа 1819 года он учился в Институте корпуса путей сообщения, но весной следующего года оттуда был исключен "за нехождение в классы". Достаточно рано проявились литературные наклонности Николая. Учась в кадетском корпусе, он брал уроки словесности у А.Д. Маркова, сочинять стихи начал в 10-11 лет. В 1819 году в одном из номеров "Соревнователя просвещения и благотворения" было опубликовано стихотворное послание Языкова к Кулибину.

Осенью 1819 года Николай Михайлович уехал в Языково, где занялся подготовкой к поступлению в университет. В 1822 году Языков поступил в Дерптский университет, где дополнительно занимался с учителями латинским и греческим языками. Его захватила идея самообразования, воспитания в себе поэта-творца. В петербургских журналах все чаще появляются его стихи: "Песня короля Региера", "Моя родина", "Языкову А.М., при посвящении ему тетради стихов моих", "Чужбина ", "Мое уединение", "Прошу стихи мои простить!.

.", "Песнь Баяна", "Услад", "Евпатий" и другие стихотворения и элегии. Он пишет студенческие песни, которые имеют огромную популярность, хотя сам поэт не принимает их всерьез.

За семь лет пребывания в Дерпте Языков приобрел солидное образование, хотя и не окончил курса. В мае 1829 года он вместе с Александром Петерсоном выезжает в Москву, чтобы сдать экзамены за Дерптский университет - в Московском. Летом этого же года был написан известный "Пловец" Языкова, опубликованный в альманахе Максимовича.

В 1832 году вышли из печати два номера "Европейца", в которых были помещены и стихи Языкова - числом пять, среди них "Ау!" - один из его шедевров.

Постепенно подбирались к Языкову недуги, медики предписали поэту путешествие на воды. 28 июня 1838 года вместе с П. Киреевским он выехал в Мариенбад. В конце сентября переехал в Ганау, где вместе с братом, П.М. Языковым, занимался переводами с русского на немецкий. Они перевели очерк Дениса Давыдова "Тильзит", письмо Жуковского о "Мадонне" Рафаэля, "К морю", "Узник" и другие стихотворения А.С. Пушкина, несколько стихотворений Языкова. Летом Николай Михайлович начал писать и свои стихи.

Осенью 1839 года братья из Ганау перебрались в Гаштейн, оттуда - через Альпы - в северную Италию, на озеро Комо, потом побывали в Милане, Турине и в декабре прибыли в Ниццу, где остались зимовать. В Москву Языков приехал в последних числах июля 1940 года.

Между тем в Москве вышла книга "56 стихотворений Н.М. Языкова", составленная Валуевым, а позже сам поэт подготовил к изданию сборник "Новые стихотворения" (написанные в 1834-1844 годах). Здоровье Языкова ухудшается. Он проходит еще один курс водолечения в Москве, но силы его уходят, 26 декабря 1846 года поэт скончался.

Источник: Биографический справочник: Деятели российской культуры.

Николай Языков — Биография. Факты. Личная жизнь

Происхождение

Родился в помещичьей семье, в Симбирске, отец — прапорщик

Михаил Петрович Языков (1774—1836), мать — Екатерина Александровна Ермолова (1777—1831). Сестра Николая Екатерина впоследствии стала женой философа и поэта А. С. Хомякова. На 12-м году Николай был отдан в Корпус горных инженеров в Петербурге, а по окончании в нём курса поступил в инженерный корпус; но не чувствуя призвания к занятиям математикой и увлекаясь поэзией, решил, по совету профессора словесности в Дерптском университете, известного литератора А. Ф. Воейкова, перейти в этот университет (1820). В 1819 году дебютировал в печати (на страницах «Соревнователя просвещения и благотворения»).

Студенческие годы

Учёба на этико-политическом отделении философского факультета в Дерпте продолжалась 7 лет, с 1822 по 1829 годы. Увлечение «традиционными для немецких студентов пирушками и амурами» было главной причиной того, что Языков не успел за все это время окончить университетский курс . Благодаря условиям свободной и веселой жизни тогдашнего студенчества Языков создает в своих стихах самобытный, яркий и праздничный мир молодого раздолья и вольнолюбия — новый торжественный дифирамбический стиль «лёгкой поэзии». Его анакреонтические стихотворения во славу вина и веселья вскоре были замечены Жуковским. Дельвиг искал его стихи для своих «Северных цветов», а Пушкин приглашал к себе в Михайловское.

Из Дерпта поэт лишь на короткое время уезжал в Москву и Петербург. В 1826 году гостил в Псковской губернии, в Тригорском у Прасковьи Осиповой, матери А. Вульфа. Здесь он встречался с отбывавшим ссылку Пушкиным. В это время было написано знаменитое стихотворение «Тригорское». Впоследствии Языков с удовольствием вспоминал об этой поездке в проникновенном стихотворном послании к Арине Родионовне.

Симбирские годы

Николай Языков в Дерпте (1822)

В 1829 году, накопив в Дерпте долгов, Языков переселился в Москву, в дом своих друзей Елагиных, якобы для подготовки к экзаменам в Казанском университете, но в начале 1830-х годов переехал в свою симбирскую деревню, Языков, где и прожил несколько лет, «наслаждаясь», как он сам говорил, — «поэтической ленью». В сентябре 1833 года проездом в Оренбург и обратно здесь бывал А. С. Пушкин.

Во время пребывания в деревне Языков через своего будущего зятя (мужа сестры) А. С. Хомякова и племянника Д. А. Валуева начинает сближаться со славянофилами. В 1831 году вместе с П. В. Киреевским принимается за сбор материалов по русской народной поэзии. Также в этот период увлёкся гомеопатией, стал переводить с немецкого сочинения на эту тему.

На водах

«Здоровье, подорванное дерптскими излишествами, стало изменять ему очень рано».Осенью 1836 года с новой силой возобновились одно время было ослабевшие его недуги — солитер, болезнь спинного мозга (нейросифилис) и др., которые начали так быстро прогрессировать, что поэт вскоре не мог прямо ходить и весной следующего года принужден был уехать для лечения в Москву, куда сопровождал его П. В. Киреевский. Знаменитый врач Иноземцев, осмотрев Языкова, посоветовал ему как можно скорее ехать за границу.

Киреевский сопровождал его сначала в Мариенбад, потом в Ганау, Крейцнах и Гаштейн. В Ганау Языков сблизился с Гоголем, который в 1842 году повёз его с собой в Венецию и Рим. Гоголь называл Языкова своим любимым поэтом: «Имя Языков пришлось ему недаром. Владеет он языком, как араб диким конём своим, да ещё как бы хвастается своею властью». «Землетрясение» Языкова великий писатель называл «лучшим русским стихотворением». Дружба их вначале была горячей и искренней, хотя выражалась преимущественно в сочувственном отношении каждого из них к таланту другого, свойственной им обоим религиозности и сходных телесных недугах. Из-за мелких житейских дрязг они расстались, но продолжали переписываться.

Последние годы

В 1843 году затосковавший по родине Языков вернулся в Москву в состоянии уже совершенно безнадежном. Никуда не выходя из своей квартиры, он медленно угасал; единственным развлечением были для него устроенные им у себя еженедельные собрания знакомых литераторов. Под влиянием друзей окончательно перейдя на позиции славянофильства, он в довольно грубой форме критиковал западников, а в 1844 году обрушился на них бранным посланием «К не нашим» (ходило в списках, опубликовано в 1871 году), в котором все члены западнического кружка объявлены были врагами отечества. В ответ Некрасов в стихах, а Белинский и Герцен в прозе резко осудили Языкова, и к нему пристал ярлык реакционера. Как писал сам Языков:

…Эти стихи сделали дело, разделили то, что не должно было быть вместе, отделили овец от козлищ, польза большая!.. Едва ли можно называть духом партии действие, какое бы оно ни было, противу тех, которые хотят доказать, что они имеют не только право, но и обязанность презирать народ русский, и доказать тем, что в нём много порчи, тогда как эту порчу родило, воспитало и ещё родит и воспитывает именно то, что они называют своим убеждением!

Кончина

Памятник советского времени на могиле Языкова

Языков умер 26 декабря 1846 года холостым и был похоронен в Даниловом монастыре под одним надгробием с племянником Д. А. Валуевым. Неподалёку от его могилы позднее были преданы земле Гоголь и Хомяков. В 1930-х годах все трое были перезахоронены на Новодевичьем кладбище.

После смерти Николая Михайловича Языкова 2 325 книг из его личной библиотеки были переданы его братьями Петром и Александром в фонд Карамзинской общественной библиотеки в Симбирске.

Д. Мирский о Языкове

Пушкин говорил, что кастальский ключ, из которого пил Языков, течет не водой, а шампанским. Почти физическое опьянение, производимое стихами Языкова, хорошо знакомо его читателям. Поэзия его холодна и пенится, как шампанское или как минеральный источник. Потрясающая — физическая или нервная — энергия его стихов не имеет себе равных. Нетрудно вообразить, что он сделал из такого сюжета, как «Водопад» (1828), но и более мирные стихи о природе («Тригорское» или стихи о Чудском озере) совершенно так же бьют искрящейся жизнью в своем холодном хрустальном великолепии.

Лучшие и самые прекрасные его стихи надо принимать именно как чисто словесное великолепие: таковы знаменитое «Землетрясенье» (1844), где языковская избыточность, строго направляемая и очищенная, достигает особого блеска; и, может быть, самые лучшие строки из всех («К Рейну», 1840), где он приветствует немецкую реку от имени Волги и всех её притоков; перечисление этих притоков, непрерывный каталог в пятьдесят строчек — один из величайших триумфов русского словесного искусства и непревзойденный рекорд длинного дыхания: чтение этих стихов — самое трудное и, в случае удачи, самое славное достижение декламатора.

Издания

  • Стихотворения Н. Языкова. - Санкт-Петербург : тип. вдовы Плюшар с сыном, 1833. - Х, 308 с
  • Новые стихотворения Н. Языкова. - Москва : Унив. тип., 1845. - , II, IV, 332 с
  • Стихотворения Николая Михайловича Языкова. - Москва : Унив. тип. (М. Катков), 1887. - , IV, 136 с
  • Лирические стихотворения : Со вступ. ст. Вадима Шершеневича / [Н.М. Языков]. - Москва : Универс. б-ка, 1916. - 171 с.
  • Полное собрание стихотворений. Ред., вступ. статья и комментарии М. К. Азадовского. Москва — Ленинград: Academia, 1934.
  • Собрание стихотворений. Вступ. статья, ред. и примечания М. К. Азадовского. Ленинград: Советский писатель, 1948 (Библиотека поэта. Большая серия).
  • Стихотворения. Сказки. Поэмы. Драматические сцены. Письма. Составление, подготовка текста, вступ. статья и примечания И. Д. Гликман. Москва — Ленинград: Гослитиздат, 1959.
  • Полное собрание стихотворений. Вступ. статья, подготовка текста и примечания К. К. Бухмейер. Москва — Ленинград: Советский писатель, 1964 (Библиотека поэта. Большая серия).

Биография Николая Языкова - биография Языкова Н.М.

Дата рождения: 16 марта 1803 года
Дата смерти: 8 января 1846 года
Место рождения: г. Симбирск, Российская империя

Языков Николай Михайлович был известен как поэт. Родился Языков Н.М в семье богатого помещика. В возрасте двенадцати лет был отправлен на учебу в Горный инженерный институт Петербурга, после чего поступил в инженерный корпус.

Тяги к математике у Языкова не было и по совету литератора Войекова А.Ф. он принял решение перейти на философский факультет в университете города Дерпт и посвятить себя поэзии.

Студенческая жизнь была веселой и беззаботной, благодаря чему уже талантливый на тот момент поэт стал певцом. В Дерпе ему пришла идея о самообразовании, благодаря которому он решил растить в себе творца.

Стихотворения Языкова были оценены по достоинству Жуковским, и Дельвигом, Пушкин просил Вульфа А. Н., своего товарища по университету, пригласить молодого поэта в Михайловское. На протяжении восьми лет Языков почти не выезжал из Дерпта, за исключением нескольких поездок в Петербург, Москву и Тригорское. Именно этот промежуток его жизни можно назвать наиболее плодотворным.

Так и не закончив курс, но все же приобретя хорошее образование в 1829 г. Языков переезжает в Москву почти сразу после чего отправляется в симбирскую деревню, где наслаждаясь «поэтической ленью» он пробыл 8 лет. Именно там, благодаря родственникам Языков начал тяготеть к славянофилам и увлекся гомеопатией.

В 1837 году из-за тяжелой болезни Языков был вынужден уехать за границу. В Ганау, он подружился с Гоголем, который как раз в то время переживал творческий кризис. По возвращении в Москву Языков был уже совсем плох.

В последние годы жизни тональность стихов сменилась на осуждение и порой даже агрессии (к западникам, где он называет их врагами, к Чаадаеву и проч).Умер Языков 8 января 1847 г.

Несмотря на то, что поэзия Языкова не была разнообразной и глубокой, он является одним из самых видных поэтов пушкинского времени. Языков был легко увлекающийся и достаточно рассеянный по своей натуре человек, что зачастую и помешало ему стать великим.

Сам себя он называл «поэтом радости и хмеля», что выражалось в порой грубой манере высказываний, искусственностью образов. Что действительно выходило превосходно так это описания природы («Тригорское», «Камби» и т.п.) или такие лирические произведения как «Поэту», «Землетрясение», которые дают право назвать Языкова одним из лучших лириков XIX.

Языковым было выпущено только 3 сборника своих стихотворений.

Достижения Николая Языкова:

• Признание современников, таких как Пушкин, Жуковский, Вульф и т.д.
• Цикл сочинений 1820-х годов («Тригорское», послание к няне Пушкина и прочее)
• Революционно настроенная молодежь исполняла его песни на протяжении почти столетия
• Лучшие произведения прочно вошли в историю литературы
• Несмотря на небольшое количество достойных стихотворений Языков оставил после себя несколько превосходных лирический произведений, которые послужили формированию «высокого стиля»

Даты из биографии Николая Языкова:

• 16 марта 1803 года родился в Москве.
• 1815 г. поступает в горный университет в Петербурге
• 1820 г.переходит в университет в Дерпте.
• 1829 г. перезд в Москву.
• Начало 1830-х г. жил в симбирской деревне
• 1837 г. Болезнь спинного мозга и переезд заграницу
• 1842 знакомство с Гоголем и поездка в Рим и Венецию.
• 1843 г. возвращение в Москву
• 1844 г. Известное послание западникам «К не – нашим»
• 8 января 1847 г. умер

Интересные факты Николая Языкова:

• Во врем учебы в Дерпте был певцом
• Переводил с немецкого статьи о гомеопатии
• Уже в 1836 году не мог ходить прямо из-за настигшей его болезни
Дружба с Гоголем была основана на сочувствии к таланту другого

Краткая биография языков - Сборник Биографий

Языков Николай

Николай Языков – один из выдающихся, самобытных поэтов пушкинской плеяды.

Языков родился в Симбирске 4 марта. Его отец, Михаил Петрович Языков, был весьма состоятельным помещиком. Мать, Екатерина Александровна, урожденная Ермолова, была в близком родстве со знаменитым генералом Ермоловым.

В октябре 1814 года Николай Михайлович, был определен в петербургский Горный кадетный корпус, где готовили горных инженеров, но прошел там лишь “нижние” и “средние” классы.

С 28 августа 1819 года он учился в Институте корпуса путей сообщения, но весной следующего года оттуда был исключен “за нехождение в классы”. Достаточно рано проявились литературные наклонности Николая. Учась в кадетском корпусе, он брал уроки словесности у А.Д. Маркова, сочинять стихи начал в 10-11 лет.

Обратите внимание

В 1819 году в одном из номеров “Соревнователя просвещения и благотворения” было опубликовано стихотворное послание Языкова к Кулибину.

Осенью 1819 года Николай Михайлович уехал в Языково, где занялся подготовкой к поступлению в университет. В 1822 году Языков поступил в Дерптский университет, где дополнительно занимался с учителями латинским и греческим языками. Его захватила идея самообразования, воспитания в себе поэта-творца.

В петербургских журналах все чаще появляются его стихи: “Песня короля Региера”, “Моя родина”, “Языкову А.М., при посвящении ему тетради стихов моих”, “Чужбина “, “Мое уединение”, “Прошу стихи мои простить!..”, “Песнь Баяна”, “Услад”, “Евпатий” и другие стихотворения и элегии.

Он пишет студенческие песни, которые имеют огромную популярность, хотя сам поэт не принимает их всерьез.

За семь лет пребывания в Дерпте Языков приобрел солидное образование, хотя и не окончил курса. В мае 1829 года он вместе с Александром Петерсоном выезжает в Москву, чтобы сдать экзамены за Дерптский университет – в Московском. Летом этого же года был написан известный “Пловец” Языкова, опубликованный в альманахе Максимовича.

В 1832 году вышли из печати два номера “Европейца”, в которых были помещены и стихи Языкова – числом пять, среди них “Ау!” – один из его шедевров.

Постепенно подбирались к Языкову недуги, медики предписали поэту путешествие на воды. 28 июня 1838 года вместе с П. Киреевским он выехал в Мариенбад. В конце сентября переехал в Ганау, где вместе с братом, П.М.

Языковым, занимался переводами с русского на немецкий. Они перевели очерк Дениса Давыдова “Тильзит”, письмо Жуковского о “Мадонне” Рафаэля, “К морю”, “Узник” и другие стихотворения А.С. Пушкина, несколько стихотворений Языкова.

Летом Николай Михайлович начал писать и свои стихи.

Важно

Осенью 1839 года братья из Ганау перебрались в Гаштейн, оттуда – через Альпы – в северную Италию, на озеро Комо, потом побывали в Милане, Турине и в декабре прибыли в Ниццу, где остались зимовать. В Москву Языков приехал в последних числах июля 1940 года.

Между тем в Москве вышла книга “56 стихотворений Н.М. Языкова”, составленная Валуевым, а позже сам поэт подготовил к изданию сборник “Новые стихотворения” (написанные в 1834-1844 годах). Здоровье Языкова ухудшается. Он проходит еще один курс водолечения в Москве, но силы его уходят, 26 декабря 1846 года поэт скончался.

Источник: Биографический справочник: Деятели российской культуры.

Источник: http://scanpoetry.ru/poets/yazykov-nikolay

Творчество Н. М. Языкова

Источник: http://www.litra.ru/biography/get/biid/00709291228386725626

Краткая биография языков. Отрывок из книги Гастона Доррена

Питер Брейгель. Вавилонская башня

Книга лингвиста Доррена, вышедшая в мае в издательстве «КоЛибри», имеет – и в общем заслуженно – громкий подзаголовок: «Языковой пейзаж Европы». Автор кратко, но емко описывает происхождение и особенности шести десятков европейских языков в диапазоне от гэльского до каталонского. Slon Magazine публикует отрывок, посвященный сербохорватскому, белорусскому и языкам-беженцам.

Язык – это диалект с армией. В бывшей Югославии эта формулировка особенно актуальна. Большую часть XX века Югославия была единой страной с одной армией и одним доминирующим языком: сербохорватским – родным для трех четвертей ее населения. Но в период 1991–2008 годов Югославия распалась на семь частей, каждая со своей армией.

В трех образовавшихся странах: Словения, Македония и Косово – большинство населения говорило на словенском, македонском и албанском соответственно, и эти языки стали в этих странах государственными.

Обратите внимание

Но каждая из остальных четырех стран тоже объявила о наличии у нее собственного языка: Хорватия – о хорватском, Сербия – о сербском, Черногория – о черногорском, Босния и Герцеговина – о боснийском (хотя этнические хорваты в разорванной стране говорят на хорватском, а сербы – на сербском). Тем самым сербохорватский был упразднен.

Нужно признать, что сербохорватский всегда был несколько искусственным образованием.

В середине XIX века небольшая группа интеллектуалов решила составить единый нормативный язык из разнообразных южнославянских говоров, которыми пользовались до этого.

В отсутствие армии этот гибрид оставался в основном литературным языком. И только после образования в 1918 году Югославии мечта реформаторов воплотилась в жизнь.

Носителям английского такое внедрение новоизобретенного языка может показаться странным. Однако именно так и появилось на свет большинство европейских языков. В Средние века английский тоже состоял из множества региональных говоров.

Начиная с XVI века при поддержке издателей и образованных людей постепенно начал вырабатываться нормативный письменный язык, на котором, однако, никто не говорил. Нормативная устная речь возникла намного позже – потребовалось несколько столетий для распространения грамотности и упражнения в чтении.

Так что английский и сербохорватский прошли сходный путь, только английский сделал это на сотни лет раньше, да и двигался намного медленнее.

С распадом Югославии государственный язык должен был распасться на те же составляющие, верно? Неверно. Старые диалекты продолжают жить, но никак – даже приблизительно – не соответствуют новым языкам.

Важно

На основном диалекте бывшей Югославии – штокавском – говорят в Хорватии, Сербии, Черногории и Боснии и Герцеговине, а два других основных диалекта используются только в Хорватии. Так что языковое разнообразие региона представлено в основном в Хорватии, а Сербия, Черногория и Босния относительно однородны.

Но люди часто стремятся подчеркнуть свое отличие от соседей, а в этой части мира различиям придают особое значение.

Например, для националистически настроенных сербов использование кириллицы является важным отличием их культуры от хорватской, которая крепко держится за латинский алфавит. (А вот черногорцы и боснийцы довольно гибко подходят к этому вопросу.) В борьбе индивидуальностей все идет в ход: и произношение, и словарный запас, и грамматика.

Если хорваты говорят Europa, то сербы – Европа. (В этом нет ничего особенно удивительного: например, в Нидерландах – стране, которая меньше и Сербии и Хорватии, – первые две буквы в слове Europe могут произноситься тремя разными способами, ни один из которых не совпадает с английским вариантом.

) Девочку или девушку боснийцы назовут djevojka, некоторые хорваты – divojka, некоторые сербы – девојка, а черногорцы – đevojka (следите за различиями!). Сербы называют помидор парадајз (рай), а хорваты – rajčica, однокоренного со словом raj – тот же рай.

Раньше все четыре группы предпочитали конструкцию «он начал, что он пел» формулировке «он начал петь», но теперь хорваты пытаются избавиться от этой привычки, потому что она пришла с Балкан, а для хорватов Балканы – это прежде всего Босния.

Если отказаться от националистически окрашенного подхода, то суть всех этих манипуляций очевидна: это политические игры, не более того. Точно так же, как при наличии доброй воли способны понять друг друга все носители английского, поняли бы друг друга и сербы, черногорцы, боснийцы и хорваты. Но откуда взяться доброй воле, если армия соседей уничтожила всех твоих родных?

Язык действительно диалект с армией, с одной армией. Было время, когда сербохорватский подходил под это описание. Теперь же это диалект с четырьмя армиями – в итоге получилось четыре языка.

Источник: https://republic.ru/posts/68975

Языков Николай Михайлович

Источник: http://www.znaniy.com/ya/98-yazykov-nikolaj-mixajlovich.html

Биография Николая Михайловича Языкова

Николай Михайлович Языков (1803-1847) – российский поэт. Сын богатых поместных дворян, учился сначала в Горном кадетском корпусе, затем в Институте инженеров путей сообщения. Бросив учебу, уехал в Дерпт, где поступил на философский факультет университета.

Семь лет, проведенных в стенах университета (1822-1829), – время нравственного и поэтического самоопределения одного из значительных поэтов пушкинской поры. Общественная оппозиционность Языкова, сформировавшаяся в годы учебы, сблизила его с декабристами, несмотря на то, что он не имел определенных и четко выраженных политических убеждений.

Его оппозиционность носила скорее эмоциональный характер и выражала протест против всех видов произвола. Поэтому основной пафос поэзии Языкова – это “стремление к душевному простору” (И. В. Киреевский).

Поэтическое дарование у него по преимуществу лирическое, хотя им были написаны и поэмы (“Сержант Сурмин”, 1829; “Липы”, 1846), и драматические произведения (“Жар-птица”, 1836-1838), и сказки (“Сказка о пастухе и диком вепре”, 1835).

Лирический пафос поэзии Языкова нашел выражение в циклах 1823 и 1829 годов, в элегиях и посланиях этого периода складывается особый тип романтического поэтического мышления, воспринявшего романтизм как свободу личных чувств и свободу от правил классицизма.

Ему не чужды гражданские идеи, но главное для лирического героя Языкова – обретение свободы духа, ощущение полной раскованности.

Языков поэтизировал дружескую пирушку, буршество, застольное веселье и наряду с этим прославлял вдохновение и высоукую роль поэзии (“Песни”).

Языков обращался и к теме героического прошлого.

Тема барда-воина, столь распространенная в поэзии 1820-х годов, наиболее ярко представлена стихами Языкова (“Песнь барда во время владычества татар в России”, 1823; “Баян к русскому воину”, 1823; две “Песни баяна”, 1823).

Обратите внимание

Запечатленные в стихах картины рабства должны были напомнить читателю о самодержавной тирании современности, побудить к подвигу во имя свободы.

Разрабатывая историческую тематику, Языков создает особый жанр высокой поэзии, развивающий традиции классической оды, но свободный от ее риторичности и дидактизма. Одним из первых в русской поэзии он свободно пользуется аллитерациями, обнажает этимологию слова, прибегает к смене ритмов и интонаций. Им вводится в обращение период, смысловым и структурным центром которого становится эмоция.

Языков внес свой вклад в разрушение традиционного классического жанра элегии, вводя в нее “вакхические” мотивы; язык элегии вбирает в себя и устаревшие обороты и одическую лексику; поражает интонационное разнообразие ее стиха: элегия у Языкова – то грустная, то торжественная, то ироническая.

Связанный с поэзией декабризма, Языков испытал и “кризис 1823 года”. Его политические элегии (“Элегия”, 1824) окрашены пессимистическими настроениями, в них звучит мотив “спящей России”, безмолвной и покорной самовластью (“Свободы гордой вдохновенье!”, “Еще молчит гроза народа…”). Стихотворение “Пловец” (“Нелюдимо наше море…

“), созданное в 1829 году, исполнено гражданского пафоса.

Сблизившись в конце 1820-х годов с будущими славянофилами И. В. и П. В.

Киреевскими, Языков от вольнолюбия и тираноборчества дерптских стихов переходит к покаянию, осуждая свое свободолюбивое прошлое (“Ау!”, 1831; “К ненашим”, 1844).

Программным для позднего Языкова стало стихотворение “Землетрясение” (1844), в котором утверждалось, что миссия поэта – религиозно-мистическая: приносить “дрожащим людям молитвы с горней вершины”.

Многие стихи и песни Языкова (“Нелюдимо наше море”, “Из страны, страны далекой”) положены на музыку А. С. Даргомыжским, К. П. Вильбоа и другими русскими композиторами.

Литература.

Марина Уртминцева. “Словарь русской литературы”, 1997.

Источник: http://dilet.narod.ru/days/bio/1/067.html

Глава: 1 2 3 4 5 6 7 8 Эпилог

Кн. для учителя – М.: Просвещение, 1990. – 144 с.

Предисловие

Н. Языков, кто тебе внушил Твое посланье удалое? Как ты шалишь, и как ты мил, Какой избыток чувств и сил,

Какое буйство молодое!

А. С. Пушкин. «К Языкову». 1826

Несколько летучих пушкинских строк – и перед нами юный Языков «в ту годину золотую», когда произошла его встреча с Пушкиным (заочное знакомство состоялось раньше). «Как ты шалишь, и как ты мил, Какой избыток чувств и сил…

» – впечатление Пушкина от стихов его вдохновенного друга в то лето, которое они провели вместе, – опальный Пушкин и дерптскнй студент Языков, поэтическая слава которого уже облетела всю свободомыслящую Россию.

В пушкинских строках несколькими штрихами обрисован характер поэта, раскрыта, кажется, сама душа его.

В то же время многие согласно говорят о его удивительной застенчивости. «Дикарь Языков», как отзовется о нем А. Н. Вульф. Но в обществе друзей застенчивый Языков разительно менялся. И этот-то облик вдохновенного поэта сохранили для нас пушкинские строки.

Живший в Дерпте, где Языков учился в университете, композитор и музыковед Юрий Карлович Арнольд (1811 – 1898) впервые увидел поэта в декабре 1826 года, то есть как раз в тот год, когда летом произошла первая встреча Языкова с Пушкиным.

Этим и интересно свидетельство современника о впечатлении, которое производил студент Языков: «Наружностью своею представлял он настоящий тип великорусского молодца Приволжского края. Роста он был больше чем среднего, широкоплеч и с выдающейся вперед грудной клеткой, а лицо у него было кровь с молоком.

Затем, открытый, широкий лоб под густыми кудрями светло-каштанового цвета слегка вздернутый нос, добродушно-улыбающийся, довольно широкий рот с пухлыми губами и небольшие, плутовски-веселые серые глаза».

Совет

О характере Языкова люди, знакомые с ним даже не очень близко, говорят с той же симпатией, что и ближайшие друзья. Свое описание ip.

Арнольд завершает так: «Нрава он был отменнейшего: остряк а балагур от природы, любил он подшучивать, но шутки его бывали всегда добродушно-дивные и никогда ие пошлые, да и сам он не обижался дружеским подтруниваниям, так что нельзя было не любить его.

Вообще Языков был превосходный товарищ, бравый бурш всею душой, мастер фехтовать и далеко не враг веселых пирушек».

… Почти полтора столетия протекло с той минуты, когда под пером Языкова возникли последние стихотворные строки – прощание с Землей («и нам чужда Земля…»), обращение к своей юности и к своей любви. И вот штрих за. штрихом раскрываются тайны его жизни, загадки судьбы.

Словно завеса времени начинает приподниматься над тем, что. было и явным, и в то же время как будто скрытым от глаз. Новые публикации писем, труды комментаторов, исследования сотрудников Ульяновского литературного музея «Дом Языковых»…

Время постепенно проясняет логику жизни и судьбы поэта.

И все же поэтическая судьба Языкова сложилась так, что для многих читателей он остается «великим незнакомцем». Ведь для того чтобы стихи вошли в круг чтения, с ними нужно знакомиться в детстве, в школе; имя поэта должно быть постоянно на слуху.

И тогда позднее за воспоминаниями детских лет, как цепь, последуют новые эстетические впечатления. Но пока что в круге современного детского и юношеского чтения стихи Языкова не заняли достойного места. Имя поэта не встречается в школьных учебниках (упоминается лишь в книгах для внеклассного чтения).

А в начале нашего века стихи Языкова знал каждый школьник. Вот свидетельство: «Классический характер и живучесть поэзии Языкова… не подлежит никакому сомнению уже потому, что немалое количество его стихотворений мы встречаем в каждой классной хрестоматии…

для учащихся как младшего, так и старшего возраста» (Смирнов В. Я. Жизнь и поэзия Н. М. Языкова. Критико-биографическое исследование. – Пермь, 1900, с. 1).

Обратите внимание

В наши дни Н. М. Языков стал как бы поэтом «для избранных», хотя стихи его по сути своей народные и для развития русского языка необходим вклад, внесенный им в сокровищницу нашего искусства. Стихи его бесценны как школа русской речи, так же как стихи Пушкина, проза Гоголя – великих русских писателей, связанных дружбой с Языковым.

Бесценный вклад Языкова в литературу пока что скрыт от многих читателей. Его книг почти никогда не увидишь в магазине и найдешь только в редкой библиотеке.

Сегодня, стремясь раскрыть некоторые черты творчества поэта, приходится прибегать к пространным цитатам из его произведении, поскольку не каждый читатель может снять с полки томик Языкова так же просто, как томик Пушкина или Лермонтова.

Но как радостна бывает для юного читателя первая встреча. с Языковым, открытие пре-

Источник: http://yazykov.lit-info.ru/yazykov/articles/tvorchestvo-yazykova/tvorchestvo-yazykova.htm

Языков н м краткая биография – Языков Николай Михайлович, краткая биография Николая Языкова :: Прогрессивный литературный блог

Языков Николай Михайлович (1803— 1847), поэт.

Родился 16 марта 1803 г. в городе Симбирске (ныне Ульяновск) в дворянской семье. Учился в университете в Дерпте (ныне Тарту в Эстонии).

Ещё в студенческие годы заявил о себе как самобытный поэт. В стихах и песнях Языков осуждал самодержавие, воспевал независимую личность. В элегиях «Свободы гордой вдохновенье!» и «Ещё молчит гроза народа…» (обе 1824 г.) он сожалеет о слабости политического протеста в стране.

В стихотворении «Не вы ль, убранство наших дней…», написанном после казни К. Ф. Рылеева, создан образ грядущей грозной России, поднявшейся «на самовластие царей». В декабристских традициях поэт разрабатывал темы русской истории: «Песнь барда во время владычества татар в России», «Баян к русскому воину…» (оба 1823 г.), «Евпатий» (1824 г.), «Новгородская песнь» (1825 г.) и др.

Для стихов молодого Языкова характерны пафос «жизни своевольной», «радости и хмеля», темперамент и свежесть стихового строя, смелость и неожиданность в словотворчестве. Переехав из Дерпта в Москву (1829 г.), поэт сблизился со славянофилами. От вольнолюбия и тираноборчества он пришёл к религиозному покаянию, осуждению своего прошлого («Ау!», 1831 г.).

В конце жизни Языков резко критиковал западников П. Я. Чаадаева, Т. Н. Грановского и А. И. Герцена («К ненашим», 1844 г.). Приверженность православию и вражда к революционному Западу выразились в программном стихотворении «Землетрясенье» (1844 г.).

В 40-х гг. увидели свет стихотворные повести, в которых проявился интерес к быту и влиянию среды на человека («Сержант Сурмин», 1839 г.; «Липы», 1846 г.).

Поэт энергично пропагандировал собирание и издание памятников народного творчества. В поэзии он увлекался разработкой фольклорных мотивов («Сказка о пастухе и диком вепре», 1835 г.

; «Жар-птица», 1836 г.). Многие стихи и песни Языкова («Нелюдимо наше море», 1829 г.; «Из страны, страны далёкой», 1827 г., и др.) положены на музыку А. С. Даргомыжским, К. П.

Вильбоа, другими русскими композиторами.

Умер 7 января 1847 г. (по новому стилю) в Москве.

citaty.su

Краткая биография Языков

Языков Николай Михайлович — известный русский поэт.

Родился он 4 марта 1803 г. в Симбирске, в помещичьей семье, на 12-м году жизни был отдан в институт горных инженеров в Петербурге, а по окончании в нем курса поступил в инженерный корпус, но, не чувствуя призвания к занятиям математикой, увлёкся поэзией и по совету известного литератора А. Ф. Воейкова перешёл в дерпский университет. Его стихотворения вскоре были замечены.

Он полюбился Жуковскому, Пушкин искал знакомства с ним и приглашал его, через его университетского товарища А. Н. Вульфа, к себе в Михайловское, Дельвиг искал его стихи для своих «Северных Цветов»… В 1829 г. он переселился в Москву, а в начале 1830-х гг. переехал в свою симбирскую деревню, где и прожил несколько лет, «наслаждаясь», как он сам говорил, «поэтическою ленью».

Но к концу 1837 г. болезнь спинного мозга заставила его уехать за границу — сначала в Мариенбад, потом в Ганау, Крейцнах и Гаштейн. В Ганау Языков сблизился с Гоголем, который в 1842 г. повез его с собой в Венецию и Рим. В 1843 г. Николай Михайлович вернулся в Москву в состоянии уже совершенно безнадежном.

Важно

Никуда не выходя из своей квартиры, он медленно угасал, единственным развлечением были для него устроенные им у себя еженедельные собрания знакомых литераторов. Николай Михайлович был особенно близок с кружком славянофилов, увлекался воззрениями своих друзей и в 1844 г.

 обрушился на западников известным бранным посланием «К не-нашим», в котором все члены западнического кружка были объявлены врагами отечества. Но он умер 26 декабря 1846 г.

Н. М. Языков занимает довольно видное место среди поэтов «пушкинской плеяды». Если его поэзия не блестит глубиною мысли или разнообразием содержания, то в ней, все-таки, сказался, несомненно, яркий и своеобразный талант.

Правильному развитию поэтического дарования Языкова мешала его порывистая, увлекающаяся натура, легко поддававшаяся впечатлениям минуты и неспособная к выдержанному труду, иначе из Николая Михайловича мог бы, вероятно, выработаться настоящий «художник слова», но он навсегда остался только дилетантом в искусстве, впрочем, таким, у которого бывали подчас просветы истинно высокого художественного творчества. Главные мотивы поэзии Языкова, именно те самые, которые он ценил выше других, провозглашая себя «поэтом радости и хмеля», нашли себе выражение в форме далеко не всегда художественной, его вакхический лиризм часто является слишком грубым, большая часть стихотворений отличается невыдержанностью тона, а иногда — неудачным подбором выражений, искусственностью образов и сравнений. Но в некоторых стихотворениях поэта можно указать целый ряд превосходных поэтических описаний природы («Камби», «Тригорское» и пр.), так же встречаются лирические произведения, полные высокого одушевления и отличающиеся большой художественной отделкой («Поэту», «Землетрясение», «Пловцы», некоторые переложения псалмов и др.), которые и отводят Н. М. Языкову почетное место в ряду наших лириков первой половины XIX в.

Собрания стихотворений Языкова изданы им самим в 1833, 1844 и 1845 г., позднейшие издания, под редакцией Перевлесского, неудовлетворительны.

Николай Михайлович Языков родился в 1803 году 4 марта в семье помещика, Симбирск. В 12 лет парня отправляют на учебу в Петербург. Поступает в институт горных инженеров, но, чувствуя себе не на том месте и совсем не имея влечения к точным наукам, меняет институт — переходит учиться в Дерптский университет.

Вплотную начал заниматься поэзией. За его стихи она стал любим Жуковскому, даже Пушкин искал встречи с юным обдарованием. В 1829 году Языков переезжает в Москву, а после, в 1830 году, возвращается в родные края, в деревню. В ней Николай пробыл пару лет, где его посетила по словам автора «поэтическая лень».

Не все было замечательно. В конце 1837 года у автора появилась очень серьезная проблема – болезнь спинного мозга. Что б излечиться от недуга, Языков вынужден ехать заграницу, сперва в Мариенбад, Ганау, потом Крейцнах и Гаштейн.

Совет

Будучи в Ганау, с Николаем знакомится Гоголь, и они в 1842 году едут в Венецию, Рим. Не получив от поездок желаемого излечения от недуга, писатель в 1843 году возвращается Москву.

Будучи сломлен, поэт заковал себя в четырех стенах своей квартиры, и лишь только сбор его литературных друзей у себя дома немного развевал его печаль. Друзей Языков имел не только в литературном направлении.

Близкими ему тоже были люди с кружка славянофилов, воззрением которых он был увлечен, и в 1844 году поэт пишет своё послание для жителей западной части – «К не-нашим», в котором обьявил врагами родины всех людей, состоявших в западническом кружке.

Уходит с жизни Николай Михайлович Языков 26 декабря 1846 года в городе Москва.

www.allsoch.ru

Языков Николай: биография

Первая треть XIX века ознаменовалась очаровательным «золотым» временем для русской литературы, которое подарило непревзойденных поэтов так называемой Пушкинской поры. Теперь они вечные столпы интеллекта, познаний любви, добра и красоты, опираясь на которые, выросло не одно поколение людей. Один из таких поэтов Н. М. Языков – друг А. С. Пушкина и Н. В. Гоголя.

Николай Языков: биография

Поэт появился на свет 4 марта 1803 года в небольшом городке на Волге Симбирске. Его старинный богатый дворянский род имел глубокие корни. В детстве Николая воспитывали в лучших светских традициях. Он получил великолепное домашнее образование, поэтому очень рано стал писать стихи, даже обожал это занятие.

В 12 лет, в 1814 году, его отдали в Институт горных инженеров в Санкт-Петербурге, там же обучались его два старших брата. Но это поприще оказалось не по душе Языкову, и он периодически забрасывал учебу.

Однако учитель словесности Марков, любивший его как родного сына, усердно заставлял юношу изучать научные труды Державина и Ломоносова.

В 1820 году, после окончания института, Языков решил продолжить учебу в Инженерном корпусе, но и туда он вскоре перестал ходить на занятия, и его исключили.

Дерптская беззаботность

В Питере Языков Николай Михайлович завязал знакомства с известным писательским кругом и в 1819 году впервые стал печататься. Он восхищался и учился у таких великих учителей, как Карамзин, Жуковский, Батюшков, Байрон и молодой Пушкин.

Первым его поэтический дар заметил А.Ф. Воейков, который напечатал его стихи в «Соревнователе».

Обратите внимание

Он же порекомендовал Николаю Михайловичу поступить в Дерптский философский университет, где поэт стал изучать западноевропейскую, русскую литературу и буквально попал в свою родную стихию.

Студенты университета славились веселыми похождениями, разгульными кутежами, застольными песнями, дуэлями на рапирах. Стихи Языкова вскоре были замечены и обласканы Жуковским, Дельвигом и Пушкиным, который пригласил его в 1824 году к себе в Михайловское и в стихе к А.Н. Вульфу он писал: «Да Языкова поэта привози ко мне с собой!». Но их встреча состоялась только через два года.

Жизнь прекрасна

За очень кроткое время имя поэта стало известным, его звонкие стихи перекладывались на музыку и пелись в студенческом хоре. Языков Николай был доволен сладострастной дерптской жизнью, но при этом он никогда не терял своего национального достоинства. И несмотря на вольную и буйную обстановку, его чувства к родине крепли и воспевались в поэзии.

Поэт даже организовал кружок русских студентов. В Дерпте он провел свои лучшие 8 лет, однако из-за постоянных беззаботных разгулов университет он окончил без диплома в 1829 году. Языкова спасало то, что он был очень начитанным, и к тому времени у него сформировалась большая библиотека.

С Пушкиным он познакомился в Тригорском у Вульфа в 1826 году. Эта встреча повлияла на поэзию Языкова, да и сам Пушкин был в восторге от творчества поэта. Последний описал все свои впечатления в своем великолепном стихотворении «Тригорское».

Москва и канцелярия

После окончания университета в 1829 году он переехал в Москву и жил в доме Елагиных-Киреевских у Красных ворот. Сюда к нему часто приезжали погостить Пушкин, Одоевский, Баратынский и другие. Поэт быстро вошел в славянофильский круг «Московского вестника». В это время он написал много своих, можно сказать, самых лучших стихов.

12 сентября 1831 года Языков Николай был назначен служащим Межевой Канцелярии, которую он считал помехой для своего творчества. К этому времени поэт хотел уединиться где-нибудь в деревне и больше писать.

Но в 1833 году у него обнаружили нейросифилис — болезнь спинного мозга. Он ушел в отставку, покинул Москву и переехал в свое имение в Симбирске, где собирал русские песни и наслаждался поэтической ленью.

Но болезнь начала постепенно прогрессировать, и в 1837 году Языков отправился в Германию, где лучше ему не становилось.

В Ханау он познакомился с Гоголем, и в 1842 году они вместе посетили Рим и Венецию. Когда поэту было легче, он снова жадно брался за перо. В это время Языков написал стихотворение «К Рейну».

В конце лета 1843 года его состояние стало безнадежным и он возвратился на родину. В Москве за его здоровьем следил его старый друг профессор Иноземцев.

Но Языков медленно угасал, единственным его развлечением стали еженедельные собрания знакомых литераторов.

Важно

Увлекшись воззрением своих друзей славянофилов, поэт обрушился на западников своим знаменитым бранным посланием «К не-нашим», в котором членов западнического кружка он называл врагами отечества.

Потом Языков написал произведение «Землетрясение», которое Жуковский считал лучшим в русской поэзии.

Несмотря на свою тяжелую болезнь, поэт продолжал писать стихи и, по словам Гоголя, достиг высшего состояния лиризма.

Смерть на пороге

В декабре 1846 года у холостого Языкова после простуды появилась горячка, и он стал готовиться к смерти. Поэт пригласил к себе священника для совершения последнего долга настоящего христианина, сделал похоронные распоряжения, подготовил список людей, которых он хотел видеть у себя на похоронах, и заказал поминальные блюда для обеда.

26 декабря 1846 года в шесть часов вечера Языков Николай тихо умер. Его отпевали на Тверской в церкви Благовещения и похоронили в Даниловом монастыре. Сегодня его могила, как и могила Гоголя, перенесена на Новодевичье кладбище.

fb.ru

Языков Николай Михайлович, краткая биография Николая Языкова :: Прогрессивный литературный блог

Июн 05

2011

Категория: Биографии писателей и поэтов

Языков Николай Михайлович – известный русский поэт 19 века. Языков появился на свет 4 марта 1803 г. в Симбирске, в семье помещиков. Получил отличное домашнее образование, благодаря которому в 12 лет успешно поступил, а затем учился сначала Горном кадетском корпусе, а затем в Институте инженеров путей сообщения.

В 1820 году он отправился в Дерптский университет для продолжения образования где, поступив на философский факультет, проучился семь лет.

В Дерпте поэтический дар Языкова, развился и окреп, благодаря свободной и веселой жизни, певцом которой и стал молодой поэт. Во время кратких приездов в Петербург Языков свёл знакомство сначала с Дельвигом и Рылеевым, а позднее и с Пушкиным.

Стихи Языкова начали публиковаться в разных журналах и газетах. Дерптский период жизни Языкова, – наиболее плодотворный период его творчества. Он очень быстро приобрёл репутацию самобытного поэта, выражающего взгляды передовой дворянской молодежи.

Летом 1826 года, Языков посетил Пушкина в Михайловском. В 1829 году из-за тяжелой болезни Языкову пришлось уехать из Дерпта. Языков переселился в Москву, где начал тесно общаться с Киреевскими, Аксаковыми, Баратынскими и другими литераторами. После подавления восстания декабристов Языков изменил тональность своих произведений, изменилась тональность его стихов, ушёл боевой задор.

Развитию поэтического дара Языкова мешала его неровная, увлекающаяся натура. Языков был неспособен к кропотливому поэтическому труду; при более благоприятных условиях, он мог бы превратиться в настоящего мастера но, к сожалению, он навсегда остался только лишь непрофессионалом в поэтическом творчестве, у которого иногда пробивались искры истинного таланта.

В 1831 году Языков поступил на службу в Межевую канцелярию, однако из-за состояния здоровья в 1833 году вышел в отставку. В конце 1837 года из-за резкого ухудшения болезни спинного мозга уехал на лечение за границу – сначала в Мариенбад, затем в Ганау, где познакомился с Гоголем, и затем вместе с ним в 1842 г. поехал в Венецию и Рим.

Совет

В 1843 г. Языкову пришлось возвратиться в Москву в совершенно безнадёжном состоянии. В 1844-1845 было выпущено два поэтических сборника. 26 декабря 1846 Языков умер.

P.S. Если вы хотите чтобы интерьер вашего класса был одним из лучших в школе, но не знаете как оформить красиво классный уголок заходите на сайт, найдете много полезного и интересного для оформления.

Источник: https://museum-kam.ru/raznoe/yazykov-n-m-kratkaya-biografiya-yazykov-nikolaj-mixajlovich-kratkaya-biografiya-nikolaya-yazykova-progressivnyj-literaturnyj-blog.html

Языков Н.М. Основные даты жизни и творчества

1803, 4 марта – родился в семье симбирского помещика Михаила Петровича Языкова.

1814–1819 – учится в Санкт-Петербурге в Горном кадетском корпусе.

1819–1820 – учится в Санкт-Петербурге в Институте инженеров путей сообщения, курса не окончил.

1819 – дебютировал в печати на страницах «Соревнователя просвещения и благотворения»[1] (при посредничестве литератора А.Н.Очкина).

1821, весна – возвращается в Петербург с намереньем продолжить образование в университете, но на семейном совете было решено, что Языкову лучше поступить в Дерптский университет.

1822–1829 – учёба на этико-политическом отделении философского факультета в Дерпте. Знакомится с А.А. Войековой[2] (племянницей Жуковского), увлечение которой оставило заметный след в его жизни.

1823 – написан цикл студенческих песен.

1823–1824 – создает стихотворения, прославляющие героику национальной старины (“Песнь барда во время владычества татар в России”, “Баян к русскому воину при Димитрии Донском…”, “Услад”, “Евпатий” и др.), указывающие на тесную связь с программными установками литераторов-декабристов.

1824 – по рекомендации К.Ф.Рылеева[3] избран в действительные члены Вольного общества любителей российской словесности. [4]

1826, лето – гостит в Псковской губернии, в Тригорском у Прасковьи Осиповой, матери А. Вульфа. Здесь он встречался с отбывавшим ссылку Пушкиным. В это время было написано знаменитое стихотворение «Тригорское».

1829 – переселился из Дерпта в Москву, в дом своих друзей Елагиных, с целью подготовки к экзаменам в Казанском университете.

1830-е, начало – переехал в свою симбирскую деревню, Языков, где и прожил несколько лет. В сентябре 1833 года проездом в Оренбург и обратно здесь бывал А. С. Пушкин.

1831 – поступил в Межевую канцелярию, где до него числились еще два поэта – Вяземский и Баратынский.

Вместе с П. В. Киреевским принимается за сбор материалов по русской народной поэзии. Печатается в «Литературной газете», «Московском вестнике», альманахе «Денница» Максимовича, в «Европейце» Киреевского. Создает ряд стихотворений, посвященных расставанию с героем студенческой лирики («Ау!», «Воспоминание об А.А. Воейковой», «Поэт» и др.), завершающийся программным наставлением «Поэту».

1832–1837 – живет в основном в родовом имении под Симбирском.

1835 – пишет послание Денису Ивановичу Давыдову[5] “Жизни баловень счастливый…”, исторгнувшее слезы восхищения у Пушкина (свидетельство Гоголя).

1836, осень – обострение заболевания (болезнь спинного мозга).

1838 – по совету врачей уезжает за границу, где проводит пять лет пять (1838–1843), переезжая с курорта на курорт (был в Мариенбаде, Ганау, Ницце, Риме и др. местах). За границей познакомился и подружился с Гоголем.

1843, лето – возвращается в Москву (здесь он остался до самой смерти).

1844 – вышел в свет второй сборник стихотворений – «56 стихотворений Н. Языкова».

1845 – вышел в свет третий сборник стихотворений – «Новые стихотворения».

1846, 26 декабря – умер в Москве (7 января 1847 г. по новому стилю).

Источник: http://literatura5.narod.ru/yazykov_biograf.html

Языков Н.М

/ Биографии / Языков Н.М.

-Вариант 1
-Вариант 2
-Вариант 3
-Вариант 4

  Скачать биографию

    Языков Николай Михайлович — известный русский поэт.     Родился он 4 марта 1803 г. в Симбирске, в помещичьей семье, на 12-м году жизни был отдан в институт горных инженеров в Петербурге, а по окончании в нем курса поступил в инженерный корпус, но, не чувствуя призвания к занятиям математикой, увлёкся поэзией и по совету известного литератора А. Ф.

Воейкова перешёл в дерпский университет. Его стихотворения вскоре были замечены. Он полюбился Жуковскому, Пушкин искал знакомства с ним и приглашал его, через его университетского товарища А. Н. Вульфа, к себе в Михайловское, Дельвиг искал его стихи для своих «Северных Цветов»… В 1829 г. он переселился в Москву, а в начале 1830-х гг.

переехал в свою симбирскую деревню, где и прожил несколько лет, «наслаждаясь», как он сам говорил, «поэтическою ленью».
    Но к концу 1837 г. болезнь спинного мозга заставила его уехать за границу — сначала в Мариенбад, потом в Ганау, Крейцнах и Гаштейн. В Ганау Языков сблизился с Гоголем, который в 1842 г. повез его с собой в Венецию и Рим. В 1843 г.

Николай Михайлович вернулся в Москву в состоянии уже совершенно безнадежном. Никуда не выходя из своей квартиры, он медленно угасал, единственным развлечением были для него устроенные им у себя еженедельные собрания знакомых литераторов. Николай Михайлович был особенно близок с кружком славянофилов, увлекался воззрениями своих друзей и в 1844 г.

обрушился на западников известным бранным посланием «К не-нашим», в котором все члены западнического кружка были объявлены врагами отечества. Но он умер 26 декабря 1846 г.     Н.М. Языков занимает довольно видное место среди поэтов «пушкинской плеяды».

Если его поэзия не блестит глубиною мысли или разнообразием содержания, то в ней, все-таки, сказался, несомненно, яркий и своеобразный талант.

Правильному развитию поэтического дарования Языкова мешала его порывистая, увлекающаяся натура, легко поддававшаяся впечатлениям минуты и неспособная к выдержанному труду, иначе из Николая Михайловича мог бы, вероятно, выработаться настоящий «художник слова», но он навсегда остался только дилетантом в искусстве, впрочем, таким, у которого бывали подчас просветы истинно высокого художественного творчества. Главные мотивы поэзии Языкова, именно те самые, которые он ценил выше других, провозглашая себя «поэтом радости и хмеля», нашли себе выражение в форме далеко не всегда художественной, его вакхический лиризм часто является слишком грубым, большая часть стихотворений отличается невыдержанностью тона, а иногда — неудачным подбором выражений, искусственностью образов и сравнений. Но в некоторых стихотворениях поэта можно указать целый ряд превосходных поэтических описаний природы («Камби», «Тригорское» и пр.), так же встречаются лирические произведения, полные высокого одушевления и отличающиеся большой художественной отделкой («Поэту», «Землетрясение», «Пловцы», некоторые переложения псалмов и др.), которые и отводят Н.М.Языкову почетное место в ряду наших лириков первой половины XIX в.

    Собрания стихотворений Языкова изданы им самим в 1833, 1844 и 1845 г., позднейшие издания, под редакцией Перевлесского, неудовлетворительны.

/ Биографии / Языков Н.М

Смотрите также по Языкову:

  • Сочинения
  • Полные содержания
Заказать сочинение      

Мы напишем отличное сочинение по Вашему заказу всего за 24 часа. Уникальное сочинение в единственном экземпляре.

100% гарантии от повторения!

ЯЗЫКОВ Николай Михайлович родился [4(16).III.1803,Симбирская губернии] в богатой помещичьей семье — поэт

С 1814-19 учился в Петербурге, сначала в Горном кадетском корпусе, затем в Институте инженеров путей сообщения (до 1820). Курса в обоих этих заведениях не кончил, так как не чувствовал никакой склонности к точным наукам.

В 1822 уехал для продолжения образования в Дерпт (ныне г. Тарту), где вскоре посту­пил на философский факультет университета (камеральное отделение).

Совет

Писать стихи Николай Михайлович начал еще в Горном корпусе. Тогда же завязались и его пер­вые литературные знакомства (с поэтом и издателем журналов А. Ф. Воейковым). Но по-настоящему талант его развернулся в Дерпте.

Здесь он обрел и почву, питавшую его вдохновение, и благодарную аудиторию. За годы пребыва­ния в Дерпте расширились и укрепились его литературные связи.

Он познакомился с Жуковским, Дельвигом, Рылеевым (во время своих наездов в Петербург).

С 1826—печатается в «Славянине», «Сыне Оте­чества», «Благонамеренном», в «Невском альманахе», «Полярной звезде» и других изда­ниях.

Пишет Николай Михайлович в это время чрезвычайно мно­го. Песни баянов и бардов, славящие под­виги и свободолюбие отцов, дружеские послания, застольные студенческие пес­ни, политические и любовные элегии — вот примерный репертуар его поэзии.

Ему удается создать в своих стихах привлекательный и колоритный образ вольного поэта-студента, ускользнувшего на время от бдительного полицейского надзора, от опасной близости к русскому самодержа­вию и жадно пользующегося радостями нечиновного и неподнадзорного существо­вания.

Политическая зрелость, бесстраш­ный и задорный вызов правительству, упоение гражданской свободой и молодое «буйство сил» (выражение Пушкина) со­ставляют пафос и отличительную черту вольнолюбивой лирики Языкова. Форма его стихов была под стать содержанию.

В создании этого языковского «хмеля» наряду с содержанием стихов участвовал его звучный стих и виртуозное строение стихотворного пе­риода и смелость, новизна его поэтической речи.

Обратите внимание

К лучшим произведениям Языкова дерптского периода относятся два цикла сту­денческих песен 1823 и 1829:

«Муза» (1824),

«Молитва» (1835),

«Дерпт» (1825),

элегии: «Свободы гордой вдохновенье…» (1824),

«Еще молчит гроза народа…» (1824),

«Не вы ль убранство наших дней…» (1826).

«Тригорское» (1826)

послания к Пушкину (1825 и 1826).

В 1829 Языков Н.М., тяжело заболев, покидает Дерпт и переезжает в Москву. Уехал он из Дерпта без диплома, так и не решив­шись держать экзамен в университете. Однако познания, которые он приобрел там, были довольно солидными, особенно в области русской и мировой истории и литературы.

В Москве Николай Михайлович сблизился с семьей Елагиных-Киреевских, познако­мился с Аксаковыми, Погодиным, Кароли­ной Павловой и Баратынским; испытал но­вый прилив творческих сил.

В 1831 для получения чина он поступил в Межевую канцелярию.

В 1833 в Петербурге вышел первый сборник его стихов. вобравший около половины из написанного им к это­му времени.

За пределами сборника оста­лись почти все его произведения, вольные в политическом или религиозном отноше­нии (книга к тому же пострадала от цен­зуры). Наиболее интересными из ряда откликов на этот сборник был отзыв И.

Киреевского (в «Телескопе») и рецен­зия Кс. Полевого (в «Московском телегра­фе»), правильно указавшие первая — на сильные, вторая — на слабые стороны поэзии Языкова.

В этом же году он вышел в отставку и уехал к себе в Симбирскую губернию, где прожил вплоть до 1838, лишь изред­ка наезжая в Москву.

В 1838 по совету вра­чей уезжает за границу, где проводит пять лет, переезжая с курорта на курорт (был в Мариенбаде, Ганау, Ницце, Риме и др. местах). За границей познакомил­ся и подружился он с Гоголем.

Важно

В 1843, в момент временного улучшения здо­ровья, Николай Михайлович возвращается в Россию, в Москву.

На 1830—40-е гг. падает менее трети поэтического наследия Языкова Н.М., но время это очень важно в его идейной и художествен­ной эволюции.

В конце 1820-х гг. и осо­бенно после 1830 во взглядах и творчестве Языкова нарастают изменения, характерные в последекабрьскую пору для большинства ранее оппози­ционно настроенной дворянской интелли­генции. Николай Михайлович поворачивает вправо.

Доб­ролюбов объясняет этот поворот незре­лостью и расплывчатостью политических воззрений поэта, тем, что его вольнолюбие было эмоционально, но не глубоко: «Язы­ков не мог удержаться сознательно на этой высоте, на которую его поставило непосредственное чувство, у него недоста­вало для этого зрелых убеждений и про­свещенного уменья определить себе ясно и твердо свои стремления и свои требова­ния от своей музы» (Поли. собр. соч., т. I, М,— Л., 1934, с. 351). В его творчестве постепенно утрачивается идея борьбы, исчезает дерзкий протест, кипение благородных чувств, а вместе с ними энергия стиха, характерный языковский «восторг» и поэтическая точность, появляются вя­лость, длинноты, выражения фальшивые, намеренно и хвастливо простонародные. Вкус сплошь и рядом изменяет поэту. Языков утрачивает свой пафос, «свет любви», по выражению Гоголя, а с ним «примеркнул и свет поэзии его» (Полн. собр. соч., т. VIII, с. 389). Эту утрату не могут воз­местить даже отдельные творческие удачи и завоевания Языкова в 1830—40-х гг.

Лучшее, что он написал за это время: «Пловец» («Нелюдимо наше море…», 1829), цикл элегий цыганке Тане (1831), велико­лепное послание Денису Давыдову («Жиз­ни баловень счастливый…

», 1835) и ряд очень искренних и простых по выражению элегий заграничного периода («Поденщик, тяжело навьюченный дровами…», «Бог весть, не втуне ли скитался…» и др.).

Его сказки, в которых он полемизировал с пушкинским пониманием фольклора, и две поэмы, близкие к «натуральной школе» («Сержант Сурмин», «Липы»), не оставили заметного следа в русской поэзии.

Вернувшись в Москву, Языков Николай Михайлович примкнул к славянофильскому лагерю и принял самое активное участие в «боях» с запад­никами.

В 1844—46 он выступил с рез­кими инвективами в адрес демократиче­ского лагеря, в которых западники обви­нялись в умственном разврате и измене русскому народу.

Совет

Одновременно, в более высоком и отвле­ченном стиле Языков призывал в годины потря­сений искать спасение в вере («Землетрясе­ние») и мстить безбожным «филистимлянам» («Самсон»).

В 1844 вышел второй сбор­ник стихотворений Языкова Н.М.— «56 стихотворе­ний Н. Языкова».

В 1845 — третий — «Новые стихотворения». Хотя полемиче­ские послания Языкова и не вошли в эти сбор­ники, последние сыграли роковую роль в окончательном падении репутации поэта в глазах прогрессивной интеллигенции 1840-х гг.

Лучшие произведения (песни, полити­ческие стихи) прочно вошли в историю литературы и общественной жизни. Рус­ской поэзией были усвоены и формальные достижения Языкова, сыгравшего заметную роль в формировании нового, «высокого» сти­ля, в обогащении поэтического языка.

Умер — [26.XII.1846 (7.I.1847)], Москве.

Языков Н.М. Основные даты жизни и творчества

1803, 4 марта – родился в семье симбирского помещика Михаила Петровича Языкова.

1814–1819 – учится в Санкт-Петербурге в Горном кадетском корпусе.

1819–1820 – учится в Санкт-Петербурге в Институте инженеров путей сообщения, курса не окончил.

1819 – дебютировал в печати на страницах «Соревнователя просвещения и благотворения»[1] (при посредничестве литератора А.Н.Очкина).

1821, весна – возвращается в Петербург с намереньем продолжить образование в университете, но на семейном совете было решено, что Языкову лучше поступить в Дерптский университет.

1822–1829 – учёба на этико-политическом отделении философского факультета в Дерпте. Знакомится с А.А. Войековой[2] (племянницей Жуковского), увлечение которой оставило заметный след в его жизни.

1823 – написан цикл студенческих песен.

1823–1824 – создает стихотворения, прославляющие героику национальной старины ("Песнь барда во время владычества татар в России", "Баян к русскому воину при Димитрии Донском…", "Услад", "Евпатий" и др.), указывающие на тесную связь с программными установками литераторов-декабристов.

1824 – по рекомендации К.Ф.Рылеева[3] избран в действительные члены Вольного общества любителей российской словесности.[4]

1826, лето – гостит в Псковской губернии, в Тригорском у Прасковьи Осиповой, матери А. Вульфа. Здесь он встречался с отбывавшим ссылку Пушкиным. В это время было написано знаменитое стихотворение «Тригорское».

1829 – переселился из Дерпта в Москву, в дом своих друзей Елагиных, с целью подготовки к экзаменам в Казанском университете.

1830-е, начало – переехал в свою симбирскую деревню, Языков, где и прожил несколько лет. В сентябре 1833 года проездом в Оренбург и обратно здесь бывал А. С. Пушкин.

1831 – поступил в Межевую канцелярию, где до него числились еще два поэта – Вяземский и Баратынский.
Вместе с П. В. Киреевским принимается за сбор материалов по русской народной поэзии. Печатается в «Литературной газете», «Московском вестнике», альманахе «Денница» Максимовича, в «Европейце» Киреевского.
Создает ряд стихотворений, посвященных расставанию с героем студенческой лирики («Ау!», «Воспоминание об А.А. Воейковой», «Поэт» и др.), завершающийся программным наставлением «Поэту».

1832–1837 – живет в основном в родовом имении под Симбирском.

1835 – пишет послание Денису Ивановичу Давыдову[5] "Жизни баловень счастливый...", исторгнувшее слезы восхищения у Пушкина (свидетельство Гоголя).

1836, осень – обострение заболевания (болезнь спинного мозга).

1838 – по совету врачей уезжает за границу, где проводит пять лет пять (1838–1843), переезжая с курорта на курорт (был в Мариенбаде, Ганау, Ницце, Риме и др. местах). За границей познакомился и подружился с Гоголем.

1843, лето – возвращается в Москву (здесь он остался до самой смерти).

1844 – вышел в свет второй сборник стихотворений – «56 стихотворений Н. Языкова».

1845 – вышел в свет третий сборник стихотворений – «Новые стихотворения».

1846, 26 декабря – умер в Москве (7 января 1847 г. по новому стилю).


Говорят по-испански в Нью-Мексико - НЕТ!

Как я уже писал в предыдущем посте, когда мы жили в Нью-Мексико, я любил болтать на испанском с нашими соседями из Аргентины. Примечательно, что, несмотря на мою страсть к испанскому языку, это была практически единственная возможность говорить по-испански за десять лет нашей жизни в этом преимущественно испаноязычном районе. Почему?

Это было не из-за отсутствия попыток. Особенно в первые несколько лет я иногда пытался вовлечь испаноговорящих в разговор.Неизбежный ответ: английский.

Это было не из-за недостатка навыков. В то время мой испанский был немного ржавым, но все еще неплохим.

Проблема была, скорее, в культуре. Нью-Мексико позиционирует себя как страну трех культур: латиноамериканцев, коренных американцев и «англоязычных». Местные латиноамериканцы называют себя norteños , что означает «люди Севера» (в отличие от Юга, то есть Мексики), и гордятся тем, что многие могут проследить свою родословную непосредственно до Испании. Значительное меньшинство имеет баскские корни, что имеет смысл, если иметь в виду важность овцеводства в обеих областях.

Индейское население Нью-Мексико принадлежит либо к различным племенам пуэбло, либо к нации навахо. А «Англо»? Что ж, это в основном означает «ничего из вышеперечисленного», будь то белая еврейская девушка из Нью-Йорка, аспирантка из Франции или афроамериканка.

По большей части, эта смесь трех культур была положительным аспектом нашей жизни в Нью-Мексико. Нам нравилось посещать пуэбло и исследовать древние руины Анасази (особенно Цанкави), есть северную новую мексиканскую кухню, особенно буррито на завтрак и куриные энчилады с синей кукурузой и зеленым чили, и просто жить в той части страны, которая, например, Сан-Антонио или Новый Орлеан, не чувствовал себя американским плавильным котлом садового разнообразия.

Цанкави (нетуристическая часть национального памятника Бандельеру)

Энчиладас из голубой кукурузы с зеленым чили и сопаипиллой сбоку. Я заказываю свой без сыра.

Но и культура была препятствием. Никто не говорил со мной по-испански просто потому, что я англоязычный (или angla , я полагаю). Каждый раз, когда я пытался, я переходил запретную черту.

Единственный раз, когда мне удалось заговорить по-испански с реальными norteños , был когда коллега, который женился на местной латиноамериканской семье, пригласил нас на свой ежегодный рождественский праздник.Вся его большая семья родственников была там, и мы пировали такими блюдами, как posole (к счастью, это было до того, как я пытался жить строгим веганом):

Благодаря разрешению моего коллеги мне позволили штурмовать культурные барьеры за ту одну ночь, и я весело болтал по-испански с некоторыми из его родственников. Qué gusto - y ¡qué feliz Navidad!

NM Законопроект о языке коренных американцев, подписанный в законе

Этот пост был добавлен участником сообщества.Мнения, выраженные здесь, принадлежат автору.

ВАШИНГТОН, округ Колумбия - Законопроект об усилении разработанных племенами программ возрождения языка коренных американцев, авторами и проводимыми Конгрессом всей делегацией штата в Конгрессе, теперь стал законом.

Законодательство, законопроект Сената № S.256, Закон о повторном разрешении программ изучения языков коренных народов Эстер Мартинес, был автором старшего сенатора Нью-Мексико Тома Удалла.

«Я горжусь тем, что отстаиваю этот закон, который признает наследие Эстер Мартинес по защите коренных языков в Нью-Мексико и по всей стране», - сказал Удалл.«Когда мы инвестируем в возрождение родных языков, мы также инвестируем в восстановление связей между поколениями коренных американцев и продвижение более высоких академических достижений среди коренной молодежи. Этот законопроект, ставший законом, является важным шагом вперед в выполнении федеральным правительством своего обещания работы с племенами по защите и обновлению родных языков ».

Подписаться

Законопроект назван в честь Эстер Мартинес, традиционной рассказчицы племени Окай Овингех Пуэбло и защитника языка тева, которая скончалась в 2006 году.Он вносит поправки в существующий закон, чтобы повторно разрешить две федеральные языковые программы для коренных американцев в Администрации по делам коренных американцев до 2024 года. Закон также расширяет право на участие в этих программах до менее крупных языковых программ для племен и позволяет обеим программам предлагать более длительные сроки предоставления грантов.

S.256 завершил свое прохождение через Сенат в июне с помощью процесса, известного как голосовое голосование, утвердительная мера, разрешенная, когда законопроект пользуется такой широкой и двухпартийной поддержкой, что зарегистрированные голоса считаются ненужными.Законопроект был принят Палатой представителей 9 декабря также путем голосового голосования и был подписан президентом 20 декабря.

Подписаться

Ранняя версия законопроекта, HR912, была автором палаты представителей Бен Рэй. Лухан (D-NM3) и вся делегация Конгресса штата участвовали как в соавторстве, так и в приведении законопроекта в закон.

«Сохранение родных языков имеет ключевое значение для сохранения культурной самобытности», - сказал один из спонсоров Сената Мартин Генрих. «Я горжусь тем, что продолжаю чтить наследие Эстер Мартинез, обеспечивая связь учащихся из числа коренных народов со своим языком и чтобы их богатая культура и традиции передавались будущим поколениям.«

» Эстер Мартинес была поборницей коренных языков, посвятившая свою жизнь обучению других и содействию развитию языков и культуры коренных народов », - добавил член палаты представителей Лухан.« Благодаря этому двухпартийному законодательству Конгресс добился результатов в этом главном приоритете для коренных народов. сообщества, которые работают над сохранением своих языков. Я был горд тем, что помог возглавить принятие этого закона, чтобы обеспечить языковую справедливость для будущих поколений ».

« Наши языки и традиции коренных народов помогают сохранить нашу богатую культуру, но программы, поддерживающие сохранение языка, не финансируются, а зачастую и вовсе не финансируются. , - сказал представитель.Дебра Хааланд (D-NM1), сопредседатель группы коренных американцев Конгресса. «Теперь, когда наш законопроект, посвященный наследию рассказчицы Пуэбло и лингвиста-самоучки Эстер Мартинес, подписан, мы продолжим важную работу по возрождению наших языков и традиций».

«Я горжусь тем, что присоединяюсь к делегации, чтобы отдать дань уважения наследию Эстер Мартинес, устраняя барьеры, с которыми школы и организации часто сталкиваются при доступе к ресурсам для программ на родном языке», - прокомментировал представитель.Ксочитл Торрес Смолл (D-NM2). «Сохранение коренных и племенных языков имеет важное значение для защиты уникальной культурной самобытности нашего штата для будущих поколений. Это особенно важно для наших сельских сообществ и гарантирует, что студенты из числа коренных народов во всех уголках нашего штата будут иметь возможность процветать».

С полным текстом законопроекта можно ознакомиться по адресу: https://www.tomudall.senate.gov/imo/media/doc/2019-01-29%20Bill%20Esther%20Martinez%20Native%20American%20Languages%20Programs % 20Повторная авторизация% 20Act% 20 (AEG19090).pdf

Мнения, выраженные в этом сообщении, принадлежат автору. Хотите публиковать сообщения в патче? Зарегистрируйте учетную запись пользователя.

Законопроект о языке коренных американцев в штате Нью-Мексико, подписанный в законе

Правила ответа:

  • Будьте вежливы. Это место для дружеских дискуссий на местном уровне. Запрещается использовать расистские, дискриминационные, вульгарные или угрожающие выражения.
  • Будьте прозрачными. Используйте свое настоящее имя и подтверждайте свои претензии.
  • Держите это местным и актуальным. Убедитесь, что ваши ответы соответствуют теме.
  • Ознакомьтесь с принципами сообщества по исправлению.

Ответить на эту статьюОтветить

6 лучших преподавателей испанского языка возле Рио-Ранчо, Нью-Мексико,

Бекки В.

4 урока испанского

Ребенку так сложно поставить плохие оценки и попытаться догнать остальных учеников.Еще одна причина, по которой я выбрала Натана, заключалась в том, что он был репетитором-мужчиной. У моего сына учителей испанского женщин! Это помогло моему сыну понять, что Испанский предназначен не только для женщин, но и мужчины могут выучить испанский и эффективно использовать его. Я не могу отблагодарить Натана за то, как он уже повлиял на моего сына! Натан стоит каждой копейки, потраченной на обучение испанскому !

Дайан В.

23 урока испанского

Более того, у нее есть сверхъестественная способность заставить любого понять и оценить испанский . Она от природы одаренный учитель и лидер. Бланка - отличный репетитор. Мой сын преуспел в испанском под ее опекой. Бланка имеет все необходимые знания для преподавания испанского . Принимая решение о найме, Бланка заявляет, что вам нужен лучший репетитор по испанскому языку для вашего ребенка.

Тойжа Х.

5 уроков испанского

Мне было немного сложно общаться с другими репетиторами испанского , они не так мотивированы и не думают, как Мария. Мария - самый первый репетитор испанского , который у меня когда-либо был, и она очень хорошо говорит на испанском это не непрофессионально, это очень профессионально.Я хотел бы снова провести с ней еще уроков испанского , надеюсь, Мария поможет построить мои уроки испанского , на которых мы начнем говорить на испанском , имея приличный разговор. Тойя !!!

языков коренных американцев в Нью-Мексико | Мэгги Тулуза Оливер

В Нью-Мексико говорят на восьми языках коренных американцев. Есть одиннадцать округов Нью-Мексико с землями коренных американцев.

TIWA TEWA КЕРЕС TOWA
Остров Пуэбло Намбе Пуэбло Акома Пуэбло Хемес Пуэбло
Пикурис Пуэбло Pojoaque Пуэбло Кочити Пуэбло
Сандиа Пуэбло Сан-Ильдефонсо Пуэбло Лагуна Пуэбло
Таос Пуэбло Окай Овингех Пуэбло Сан-Фелипе Пуэбло
Санта-Клара Пуэбло Санта-Ана Пуэбло
Tesuque Pueblo Санто-Доминго Пуэбло
Зия Пуэбло

ZUNI НАВАЙО MESCALERO APACHE JICARILLA APACHE
Зуни Пуэбло Народ навахо Мескалеро Апач Jicarilla Apache Nation
Группа Аламо Навахо
Группа тохаджили навахо
Группа Рамах Навахо

Индейские языки в штате Нью-Мексико, графство

КРАЙСТВО БЕРНАЛИЛЛО ГРАФСТВО ЧИБОЛА ГРАФСТВО МАККИНЛИ ГРАФСТВО ОТЕРО
Группа тохаджили навахо Акома Пуэбло Народ навахо Мескалеро Апач
Isleta Pueblo Лагуна Пуэбло Зуни Пуэбло
Группа Рамах Навахо

RIO ARRIBA COUNTY ГРАФ САН-ХУАН УРОВЕНЬ САНДОВАЛОВ ГРАФСТВО САНТА-ФЕ
Jicarilla Apache Nation Народ навахо Кочити Пуэбло Намбе Пуэбло
Окай Овингех Пуэбло Сан-Фелипе Пуэбло Pojoaque Пуэбло
Санта-Клара Пуэбло Сандиа Пуэбло Сан-Ильдефонсо Пуэбло
Санта-Ана Пуэбло Tesuque Pueblo
Санто-Доминго Пуэбло
Племя навахо
Зия Пуэбло
Хемес Пуэбло

ГРАФСТВО СОКОРРО ГРАФСТВО ТАОС ГРАФ ВАЛЕНСИЯ
Группа Аламо Навахо Пикурис Пуэбло Остров Пуэбло
Таос Пуэбло

Джон Уэсли Пауэлл | Американский исследователь, геолог и этнолог

Джон Уэсли Пауэлл , (родился 24 марта 1834 года, Маунт-Моррис, Нью-Йорк, U.С. - умер 23 сентября 1902 года, Хейвен, Мэн), американский исследователь, геолог и этнолог, наиболее известный своими исследованиями верхней части реки Колорадо и Гранд-Каньона.

Ранние годы жизни и начальные исследования

Пауэлл был четвертым ребенком английских иммигрантов Джозефа Пауэлла, портного, фермера и странствующего методистского проповедника, и Мэри Дин, миссионера. В 1838 году его родители переехали с семьей из Нью-Йорка в южный Огайо, где Пауэлл попал под опеку Джорджа Крукхэма, естествоиспытателя и ученого-любителя, который поощрял интерес молодого человека к науке, истории и литературе.Семья Пауэллов снова переехала в Саут-Гроув, штат Висконсин, в 1846 году, где Джон отвечал за семейную ферму, пока его отец проповедовал. Семья в конце концов поселилась в Иллинойсе в 1851 году, и Пауэлл стал там школьным учителем в 1852 году.

В течение коротких периодов 1850-х годов, когда он не преподавал, Пауэлл посещал колледж в Институте Иллинойса в Уитоне, колледж Иллинойса в Джексонвилле и колледж Оберлин в Огайо, но не получил ученой степени. В конце 1850-х годов он предпринял несколько самофинансируемых экспедиций по рекам Миссисипи и Огайо, где он собирал окаменелости и изучал естественную историю и геологию регионов.

Пауэлл был зачислен в армию Союза в начале Гражданской войны в США и вскоре получил звание второго лейтенанта. 6 апреля 1862 года, в битве при Шайло в западном Теннесси, Пауэлл был ранен в правое предплечье миниатюрным шаром - свинцовой пулей с конической головкой - и два дня спустя полевые хирурги ампутировали разрушенную часть конечности. Пауэлл поправился и в течение следующего года служил вербовщиком в Иллинойсе, живя дома со своей новой женой, Эммой Дин Пауэлл, дочерью сводного брата Мэри Дин, на которой он женился в 1861 году.Пауэлл вернулся на действительную службу в феврале 1863 года, а затем получил звание майора. До конца войны, участвуя в таких действиях, как осада Виксбурга, кампания в Атланте и битва при Нэшвилле, он командовал артиллерийскими батареями генерала Уильяма Текумсе Шермана и генерала Джорджа Генри Томаса и служил в штабе Томаса.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

Когда война закончилась, Пауэлл стал профессором естественных наук в Уэслианском университете штата Иллинойс в Блумингтоне.В 1866 году он занял преподавательскую должность в Нормальном государственном педагогическом университете штата Иллинойс, а в 1867 году стал куратором музея Общества естественной истории Иллинойса. Возможно, при поддержке Шермана он организовал экспедицию по сбору образцов в Колорадо, где Пауэлл поднялся на Пайкс-Пик и исследовал передний хребет Скалистых гор.

В 1868 году Пауэлл организовал еще одну экспедицию, на этот раз для исследования реки Колорадо от одного из ее притоков в горах Винд-Ривер в Вайоминге на юг до ее соединения с Калифорнийским заливом в Мексике.В отряд Пауэлла из 10 человек входили охотники, звероловы и другие ветераны гражданской войны. Они покинули вокзал Грин-Ривер, штат Вайоминг, 24 мая 1869 года на четырех небольших лодках. В каньоне Лодор, штат Юта, одна из лодок затонула на пороге, унеся с собой научные инструменты и около четверти партийных запасов. Однако группа вернула некоторые из барометров, которые использовались для измерения высоты обрыва. Группа вошла в Гранд-Каньон 5 августа, в точку, которую Пауэлл назвал четыре дня спустя, написав,

.

Стены каньона высотой 2500 футов сделаны из мрамора многих красивых цветов, часто отполированного волнами внизу….Поскольку эта большая кровать является отличительной чертой каньона, мы называем ее Мраморным каньоном.

Пауэлл назвал многие другие особенности Гранд-Каньона во время путешествия, включая Серебряный ручей (который он позже переименовал в Брайт-Энджел-Крик).

Оказавшись в Гранд-Каньоне, отряд пережил несколько бедствий, в том числе потерю большей части оставшейся еды из-за порчи и почти затонувшую вторую лодку, которая позже была брошена. Пауэлл отметил в своем дневнике, что боевой дух его людей был опасно низким.28 августа трое членов отряда решили покинуть экспедицию и направиться в ближайшее американское поселение, находящееся примерно в 75 милях оттуда. Все трое были убиты членами банды Шиввиц из народа пайютов, которые, по-видимому, считали, что вторгаются на территорию Шиввица. На следующий день Пауэлл объявил об остановке экспедиции в месте слияния рек Вирджиния и Колорадо, места, покрытого современным озером Мид в Неваде.

Пауэлл вернулся на реку Колорадо два года спустя, получив ассигнования из США.С. Конгресса и экипаж из 11 человек, в который входили несколько обученных ученых. Во время второго плавания (с 22 мая 1871 г. по 7 сентября 1872 г.) были получены первые достоверные карты реки Колорадо. Пауэлл рассказал о событиях обеих экспедиций в своей книге «Исследование реки Колорадо на западе и ее притоков: исследовано в 1869, 1870, 1871 и 1872 годах под руководством секретаря Смитсоновского института (1875)», перепечатанной как Каньоны Колорадо (1895 г.).

Наследие Пауэлла

Книга

Пауэлла, как и его официальные отчеты, содержала много информации о коренных американцах южных районов Скалистых гор и плато Колорадо, а в 1877 году он опубликовал Введение в изучение индийских языков со словами, фразами и предложениями на Собери . В знак признания его вклада Пауэлл был назначен первым директором Бюро этнологии США Смитсоновского института, основанного в 1879 году. Пауэлл занимал этот пост до своей смерти.В этой роли он спонсировал важную работу американского антрополога немецкого происхождения Франца Боаса и других ученых, а также завершил работу над первым всеобъемлющим лингвистическим обследованием языков коренных народов Северной Америки, Индейские языковые семьи Америки, север Мексики (1891).

Лингвистические группы коренных американцев, карта из книги Джона Уэсли Пауэлла Индейских языковых семей Америки, север Мексики (1891).

Библиотека Ньюберри, подарок Эдварда Э.Айер (издательский партнер Britannica)

Пауэлл также был директором Геологической службы США с 1881 по 1894 год. Во время своего пребывания в должности он вызвал споры, выступая за строгую охрану водных ресурсов в развивающихся штатах и ​​территориях засушливого Запада. «Недостаточно воды для орошения всех земель», - заметил он на конгрессе фермеров и застройщиков в Лос-Анджелесе в октябре 1893 года. «Я говорю вам, джентльмены, что вы копите наследие конфликтов и судебных разбирательств по поводу прав на воду, потому что есть недостаточно воды для снабжения земли.Последующие межгосударственные конфликты из-за воды Колорадо и других западных рек доказали, что слова Пауэлла были пророческими.

Пауэлл умер в коттедже своей семьи в штате Мэн. Он был похоронен со всеми воинскими почестями на Арлингтонском национальном кладбище. Плато Пауэлл, холм в национальном парке Гранд-Каньон, названо в его честь, как и озеро Пауэлл, огромное озеро, образовавшееся на реке Колорадо за плотиной Глен-Каньон после его завершения в 1963 году. Гора Пауэлл в национальном парке Кингз-Каньон, Калифорния также носит имя исследователя.

Грегори Льюис МакНэми

Узнайте больше в этих связанных статьях Britannica:

История говорящих на коде навахо

Тренировочный день: Навахо из 1-й дивизии морской пехоты сыграли решающую роль в военных действиях на Тихоокеанском театре военных действий. (Корпус морской пехоты США)

В начале 1942 года Вторая мировая война складывалась для союзников не лучшим образом. Франция пала. Британия все еще шаталась от молниеносной атаки. Японские войска нанесли ущерб U.Южно-Тихоокеанский флот в Перл-Харборе атаковал Филиппины и Гуам и захватил территорию в южной и центральной частях Тихого океана в ходе атак, включая потопление британского линкора Prince of Wales и линейного крейсера Repulse у побережья Малайи. Немецкие армии продвинулись вглубь Советского Союза. Подводные лодки Гитлера наносили ущерб конвоям, отправлявшимся из США в российские порты.

В военное время безопасная связь имеет решающее значение, но для вооруженных сил США защита сообщений становится сложной задачей.Японские криптографы, многие из которых получили образование в Соединенных Штатах и ​​свободно владеют стандартным и разговорным английским языком, были удивительно искусны во взломе кодов. Силы противника часто знали об американских планах сражения заранее, и никакой защиты от японского взлома кодов не существовало. «Военные коммуникации стали доступны противнику, как песок, просеянный через сито», - сказал один из аналитиков.

Маловероятный ответ пришел из неожиданного источника. Филип Джонстон, инженер-строитель, живший в Лос-Анджелесе, был ребенком миссионеров, которые вырастили своего сына в резервации навахо, которая простирается через Нью-Мексико и Аризону.Джонсон родился в Канзасе в 1892 году и вырос на навахо. В этом языке, уникальном для жителей резерваций и редко используемом в других местах, словоизменение определяет значение слова. В зависимости от произношения слово навахо может иметь четыре различных значения. Глагольные формы навахо особенно сложны. Посторонние обычно находят этот язык непонятным и сравнивают его разговор с грохотом товарного поезда, бульканьем частично заблокированного водостока и смыванием старомодного комода.В 1942 году не существовало алфавита навахо. В письменной форме языка не существовало. В государственных школах-интернатах, куда отправляли детей из Индии, учителя и администрация часто запрещали своим подопечным говорить на навахо или любом другом индийском языке, требуя, чтобы они говорили только на английском языке.

В 50 лет Джонсон, служивший во Франции в составе Американского экспедиционного корпуса во время Первой мировой войны, был слишком стар, чтобы сражаться во Второй мировой войне, но он все еще хотел служить. Читая статью о военной безопасности, у него возникла идея: создать секретный код на навахо.Он продумал свою концепцию и в феврале 1942 года посетил лагерь морской пехоты США Эллиотт недалеко от Сан-Диего. На встрече с офицером связи Корпорации Сигнал подполковником Джеймсом Э. Джонсом Джонстон описал, как код, основанный на навахо, может помешать вражеским взломщикам кодов. Джонс был настроен скептически, но Джонстон убедил его проверить эту предпосылку.

Вернувшись в Лос-Анджелес, Джонстон нанял четырех двуязычных навахо. 28 февраля он и они отправились в Кэмп-Эллиотт на демонстрацию перед штабными офицерами морской пехоты.Двум навахо получили типичный военный приказ и закрепили за комнатой, из которой они должны были передавать послание на навахо своим товарищам в нескольких комнатах от них. Переведенное на английский язык, сообщение навахо точно воспроизводило приказ, как дано, поразив наблюдателей морской пехоты.

Впечатленный командир лагеря Эллиотт генерал-майор Клейтон Фогель попросил штаб морской пехоты в Вашингтоне, округ Колумбия, разрешить немедленный набор 200 молодых, хорошо образованных навахо в качестве специалистов по морской связи.Штаб-квартира санкционировала 30 человек, посчитав, что этого достаточно для доказательства теории Джонстона.

В бой: Многие из навахо, набранных для участия в программе, никогда не покидали своих резерваций на юго-западе Америки, но вскоре обнаружили, что направляются через Тихий океан, чтобы вести войну. (Корпус морской пехоты США)

К апрелю морской персонал находился в резервации навахо, набирая добровольцев из индийских агентских школ в Форт-Уингейт и Шипрок, штат Нью-Мексико, и в Форт-Дефайанс, штат Аризона.Помимо свободного владения навахо и английским языком, кандидаты должны были продемонстрировать свою физическую пригодность для работы в качестве посыльных в бою. Рекрутеры сказали волонтерам только, что они будут «специалистами», работающими дома и за границей. Официально призывники морской пехоты должны были быть в возрасте от 16 до 35 лет. Записи о рождении обычно не хранятся в резервации; некоторые несовершеннолетние добровольцы солгали о том, когда они родились, как и 36-летний житель Fort Defiance Карл Горман. Немногие добровольцы когда-либо покидали резервацию.Многие никогда не ездили на автобусе или поезде. Семьи нескольких новобранцев настояли на том, чтобы их сыновья участвовали в религиозной церемонии, чтобы помолиться о безопасном возвращении, прежде чем отправиться на базовую подготовку в рекрутский пункт морской пехоты Сан-Диего. Официально 382-й взвод морской пехоты США в учебном лагере именовался «школой навахо».

Военная дисциплина - подчинение приказам, марширование и поддержание безупречной чистоты в помещении, выражаясь языком морской пехоты «в квадрате», - была еще одним новым и иногда трудным опытом, но почти все рекруты резервации приспособились.Пройдя базовую подготовку, навахо переехали в Кэмп Пендлтон в Оушенсайд, Калифорния. Во время парадного парада в жаркий день несколько белых морских пехотинцев потеряли сознание; во время последовавшего затем личного осмотра навахо оставались в вертикальном строю и смирно. «Это типичная морская команда начинающих специалистов», - сообщает издание «Корпус морской пехоты Chevron». «Они недовольны тем, что волнует всех морских пехотинцев - свободой, едой и погодой в Сан-Диего».

Навахо было поручено разработать код на их языке, который сбил бы с толку вражеских слушателей.Кодовые слова должны быть короткими, легко запоминающимися и запоминающимися. Мужчины разработали код, состоящий из двух частей. Фонетический алфавит из 26 букв использовал имена навахо для 18 животных или птиц, а также слова «лед» (буква I), «орех» (N), «колчан» (Q), «Ute» (U), «победитель». »(V),« крест »(X),« юкка »(Y) и« цинк »(Z). Вторая часть представляла собой словарь английского языка из 211 слов с синонимами навахо. Обычные коды морской пехоты включали длительные процедуры кодирования и дешифрования с использованием сложного электронного оборудования. Код навахо, полагающийся на мозг, рот и уши отправителя и получателя, был намного быстрее.На тренировках и в бою мастерство говорящих по шифровкам развеяло недоверие официальных лиц.

Один доброволец выбыл. Некоторые остались в Калифорнии, чтобы тренировать следующую группу. Двое стали вербовщиками. Остальные доложили на Гуадалканал в августе 1942 года, прикомандированные к Первой дивизии морской пехоты под командованием генерал-майора Александра Вандегрифта, который вскоре запросил у штаба еще 83 навахо, чтобы они занимались кодированием и декодированием своей дивизии. Вторая группа добровольцев прошла учебный лагерь, а затем была назначена на программу шифровальщиков в Кэмп-Пендлтоне, где к августу 1943 года было обучено около 200 навахо и администратором которой был старший сержант Филип Джонстон.

В боях в джунглях выносливость, спартанские привычки, изобретательность, навыки разведки и выслеживания, а также полное пренебрежение трудностями сослужили навахо хорошую службу. Первоначально назначаемые в основном на уровне роты и батальона, шифровальщики стали практически незаменимыми. Часто, особенно когда полк морской пехоты сражался бок о бок с армейским подразделением, белые солдаты принимали навахо за врага, что едва не стоило жизни нескольким говорящим по шифрованию. Иногда солдаты «захватывали» и допрашивали навахо. Шифровальщик Уильям МакКейб, ожидавший своего корабля на пляже Гуадалканала, присоединился к очереди.«Я заблудился среди большой свалки, - вспоминал он. - Внезапно я услышал, как кто-то сказал:« Стой », и я продолжил идти. 'Эй, ты! Стой, а то я буду стрелять! ». . . . [T] здесь была большая винтовка, все взведена и готова стрелять. Я только что из своего наряда, я пришел сюда, чтобы что-нибудь поесть. И он сказал: «Я думаю, ты японец. Просто пойдем со мной ». После этого инцидента Маккейба все время сопровождал белый морпех.

Накануне отбытия первой дивизии морской пехоты на Окинаву, которая, как ожидается, будет самой кровавой высадкой, навахо исполнили священный танец, призывая благословения своих божеств и защиту для себя и других американцев.Они молились, чтобы их враги оказались слабыми. Некоторые белые сотрудники издевались со стороны, но когда военный корреспондент Эрни Пайл сообщил об этом, он заметил, что высадка на Окинаву прошла легче, чем ожидалось, на что, по его словам, морпехи навахо поспешили указать скептикам. Когда японское сопротивление внутри страны почти остановило американское наступление, белый морской пехотинец спросил своего товарища по окопу, навахо, что он думает о своих молитвах сейчас. «Это совершенно другое», - сказал навахо.«Мы молились о помощи только во время приземления».

Глаза в цель: говорящий с кодом навахо отслеживает движения врагов на Сайпане. (Национальный архив)

Говорящие с кодом служили во всех шести дивизиях морской пехоты в Тихом океане, а также в десантных и парашютных подразделениях, заслужив щедрую похвалу за свои действия на Соломоновых островах и Марианских островах, а также на Пелелиу и Иводзиме. Об Иводзиме, офицер связи пятой дивизии морской пехоты майор Говард Коннер сказал: «Вся операция проводилась по кодексу навахо.. . . В течение двух дней, последовавших за первоначальной высадкой, у меня круглосуточно работали шесть радиосетей навахо. . . . Они отправили и получили более 800 сообщений без ошибок. Если бы не Говорящие с кодом навахо, морские пехотинцы никогда бы не взяли Иводзиму ».

«Школа навахо» выпустила 421 шифровальщика, назначенного в основном в боевые подразделения за границей. После капитуляции Японии несколько человек пошли добровольцами на оккупационную службу. Остальные были отправлены в подразделения морской пехоты в Китае. Шифровальщик Уилсон Прайс проработал в морской пехоте 30 лет и ушел на пенсию в 1972 году.

Большинство шифровальщиков приходили домой на семейные встречи и обряды очищения, традиционные танцы и церемонии исцеления, сопровождаемые материнскими благодарственными молитвами за благополучное возвращение сыновей. Эти обряды возникли для защиты возвращающихся навахо от вредных влияний, с которыми они могли столкнуться, или обязанностей, которые они должны были выполнять во время отсутствия.

Немногие из бывших шифровальщиков демонстрировали признаки серьезных психологических проблем или боевой усталости, но жизнь в резерве, тем не менее, оказалась сложной.Мужчины упустили азарт, вызовы и особенно привилегии службы в военное время. Некоторые повторно поступили в среднюю школу, другие поступили в колледж на G.I. Билл. Тедди Дрейпер-старший, который вызвался выполнять служебные обязанности, настолько свободно говорил по-японски, что работал переводчиком. «Когда я учился в школе-интернате [до войны], правительство США запретило нам говорить на навахо, но во время войны они хотели, чтобы мы говорили на нем!» - сказал Дрейпер. В бою он подумал: «Если я смогу благополучно вернуться в резервацию, я хочу стать учителем языка навахо и обучать молодых навахо.”

Дрейпер вернулся в резервацию и стал учителем, но его опыт был исключением. В резервации рабочих мест не было. G.I. Билл предоставил деньги на жилищные ссуды ветеранам, но многие банки отказали ветеранам в ссуде навахо, потому что семьи навахо держали земельные участки в резерве и не имели доказательств права собственности. Несмотря на это постыдное обращение, один бывший шифровальщик сказал: «Мы и раньше сталкивались с трудными ситуациями, и трудные пути никогда нас не побеждали! Каким-то образом навахо выжили.”

В июне 1969 года четвертая дивизия морской пехоты почтила своих членов навахо на ежегодном собрании подразделения в Чикаго, вручив 20 бывшим шифровальщикам медальоны в честь подвигов каждого человека в военное время. Несколько ветеранов, говорящих о коде, все еще принимают участие в праздничных парадах, часто катаются на кабриолетах. Народ навахо избрал некоторых на должности председателя и заместителя председателя, на высшие руководящие должности племени, а другие входили в Совет племени. Ассоциация говорящих на коде навахо регулярно собирается в Window Rock, штат Аризона, столице навахо.

В декабре 1971 года президент Ричард М. Никсон вручил шифровальщикам грамоту за «патриотизм, находчивость и мужество», которые они проявили, предоставив Корпусу морской пехоты единственное нерушимое средство связи на поле боя, спасая тысячи американских солдат. живет и недоумевает врага до самого конца. После войны бывший японский генерал признал, что передачи навахо сбили с толку самых высококвалифицированных японских криптографов. Интервьюер сообщил ему, что проблемный код был основан на языке коренных американцев.«Спасибо», - сказал генерал. «Я думал, что эту загадку никогда не решить».

Уильям Р. Уилсон - бывший писатель-путешественник и фотограф из Нью-Мексико, чьи статьи и фотографии были представлены в Life , Look , Better Homes and Gardens , Modern Maturity , Reader's Digest и другие семейные журналы.


Щелкните здесь, чтобы прочитать интервью с Шифровальщиком Честером Незом.

Эта история была первоначально опубликована в февральском выпуске журнала American History за 1997 год. Чтобы получить больше отличных статей, подпишитесь здесь.

Эстебан Мавр | Нью-Мексико Кочевник

Для тех, кто недоволен отсутствием разнообразия в кивках на Оскар, у меня есть сюжетная идея, которая привлечет внимание Академии. Это история, наполненная раздорами, непреодолимыми препятствиями, выживанием, развратом, ложью и насилием, и это правдивая история. Академия любит правдивые истории.

Эстебан де Дорантес

Люди часто называют Коронадо первым исследователем, вступившим в контакт с жителями Нью-Мексико. Фактически, человеком, который первым столкнулся с коренным населением, был Эстебан де Дорантес, мавританский раб из Португалии. Его жизнь была не чем иным, как необычным, и есть споры о том, чем она закончилась.

Эстебан, урожденный Мустафа Земмури около 1501 года, был бербером в прибрежном городе Аземур в Марокко. Португальские военные захватили город в 1522 году.Они схватили Эстебана и продали его в рабство Андреасу Дорентесу. В поисках славы и богатства Дорентес подписался на участие в экспедиции на Нарваэс. Он взял с собой Эстебана.

Экспедиция во Флориду

Нарваэс провел 20 лет в Мексике в качестве конкистадора. Испанский суд назначил его губернатором Флориды, и он стремился разграбить сокровища местных деревень. В пути его сопровождали 300 человек. Они отплыли в 1527 году.

Все, что могло пойти не так, пошло не так.Ураган уничтожил один из кораблей и повредил другие, вынудив группу остаться на Кубе на зиму. Дополнительные люди и припасы были отправлены из Испании. К тому времени, когда в апреле они прибыли на западное побережье Флориды, к северу от Тампа-Бэй, отряд насчитывал 400 человек и 42 лошади.

Разграбление продуктов питания, припасов и золота в родных деревнях не вызывало у местных жителей симпатии к ним. Клад искали три месяца. Они постоянно подвергались нападениям, и многие умерли от голода.Группа начала забивать лошадей на пропитание. Они решили бежать. Они расплавляли металлы в своем оружии и использовали оставшиеся припасы и одежду, чтобы сделать пять лодок. План состоял в том, чтобы переплыть Мексиканский залив для разведки с главным испанским поселением в Новой Испании, также известным как Мехико.

По течению

22 сентября 1528 года, съев всех лошадей, кроме одной, оставшаяся часть первоначального отряда отправилась в плавание. В каждой лодке было около пятидесяти человек и оставшиеся припасы.В течение нескольких дней у них закончились еда и пресная вода. Один из оставшихся в живых, казначей экспедиции Альвар Нуньес Кабеса де Вака, написал: «Сила потребности настолько велика, что она заставила нас выйти в такое беспокойное море таким образом, и никто из нас не имел ни малейшего представления об этом. искусство мореплавания ».

Их отсутствие навыков навигации было не единственной проблемой. Многие не умели плавать, в том числе Эстебан. Когда они столкнулись с дельтой реки Миссисипи, течение не позволило лодкам держаться вместе.Корабли были уничтожены один за другим, в том числе лодка Нарваэса. Они либо выбежали на берег, либо уплыли в море и исчезли.

Лодка Эстебана перевернулась, половина мужчин утонула. Эстебана и Дорантеса затянули в другую лодку. Выжившие потерпели крушение у берегов Техаса в конце 1528 года. Осталось 80 человек; истощенный, голодный и слабый.

Задержано в Техасе

Их выбросило на берег острова Галвестон, где они встретили местных жителей, которые давали им пищу и кров.Они провели с ними зиму, но болезни и голод сделали свое дело. 15 дожили до весны.

В апреле 1529 года Дорантес собрал уцелевших со своей лодки, включая Эстебана, и переправился на материк. Менее гостеприимное племя тут же схватило их и поработило на шесть лет, заставляя выполнять каторгу. Некоторые попытались сбежать. Их похитители казнили их. Другие умерли из-за болезней, стихийных бедствий и голода. К 1534 году в живых остались только Дорантес, Эстебан, Кастильо и де Вака.

Дорантес хотел сбежать. Эстебан и Кастильо не хотели присоединяться к нему. Несмотря на уровень смертности, связанный с их пленом, перспектива пересечь больше водных путей или потенциально встретить туземцев, которые были более враждебны, чем их похитители, была ужасающей. Возможно посттравматическое стрессовое расстройство. С помощью де Ваки Дорантес в конце концов убедил людей присоединиться к плану побега.

Успешный побег

Они бежали в 1534 году. Вместо того, чтобы встречаться с враждебными племенами, когда они направлялись на запад, их приветствовали и воспринимали как целителей веры.Путешествуя, они в некоторой степени свободно говорили на шести родных языках, которые дополняли языком жестов. Однако, чтобы сохранить иллюзию своего авторитета, трое испанцев переложили большую часть общения и взаимодействия на Эстебана. Он собирал информацию, проводил торговые операции, получал указания и т. Д. Он стал лучше всех владел языком и обычаями.

Отряд отправился на запад в пустыню Сонора, где встретил группу испанских охотников за рабами.Они убедили их помочь им вернуться в Новую Испанию (Мехико), хотя им пришлось отговорить их взять с собой местных гидов.

Когда группа прибыла в Мехико в 1536 году, они потчевали испанских аристократов рассказами о богатых местных племенах на севере. До испанцев уже доходили слухи о дорогах, вымощенных золотом в семи городах Чибола. Эти слухи взволновали испанцев, ищущих сокровища, в ожидании еще одной неожиданной добычи у ацтеков.

Изображение деревни зуни в Хавикухе, одном из семи городов Сиболы.

Отряд разведки Коронадо

Трое выживших белых отказались вести экспедицию на север. Вместо этого Дорантес продал Эстебана Антонио де Мендосе, вице-королю Новой Испании. Мендоса призвал Эстебана в качестве проводника, отправив его в 1539 году на север вместе с братом Маркосом де Низа на поиски легендарных Семи городов Сиболы. Эта экспедиция опередила Коронадо на год.

Эстебан и Низа не ладили. Встреченные племена относились к Эстебану с уважением.Они воспринимали его как могущественную фигуру и целителя. Он говорил на их языке и занимал их. Низа была отведена на второстепенную роль. Как лидер партии и уважаемый монах, он не ценил быть второстепенным по сравнению с рабом. Кроме того, благочестивого монаха раздражало пристрастие Эстебана к бирюзе и женщинам коренных американцев.

Когда группа достигла пустыни за горами, Низа посоветовал Эстебану пойти вперед с несколькими сонорскими разведчиками и отправить известие о своем продвижении через кресты, причем размер креста указывает на найденное богатство.Когда Эстебан прибыл в Хавикух, слывший легендарным городом Сибола, он прислал обратно крест размером больше человека.

Конец Эстебана

Низа была в восторге. Он быстро догнал группу разведчиков, но к тому времени, когда он прибыл, Эстебана уже не было. Разведчики сообщили, что, когда они вошли в Хавикух, Эстебан заявил права на деревню от имени испанской короны. Зуни это не впечатлило, и они заперли Эстебана, пока они обсуждали, что с ним делать. В некоторых легендах говорится, что он был убит при попытке к бегству.Другие легенды утверждают, что у Эстебана были друзья среди зуни, и они помогли ему инсценировать его смерть, чтобы обрести свободу.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *