Я царь я раб я червь: — , — , — , — (1915) — — — —

Бог (Ода) — Державин. Полный текст стихотворения — Бог (Ода)

О ты, пространством бесконечный,
Живый в движеньи вещества,
Теченьем времени превечный,
Без лиц, в трех лицах божества!
Дух всюду сущий и единый,
Кому нет места и причины,
Кого никто постичь не мог,
Кто все собою наполняет,
Объемлет, зиждет, сохраняет,
Кого мы называем: бог.

Измерить океан глубокий,
Сочесть пески, лучи планет
Хотя и мог бы ум высокий, —
Тебе числа и меры нет!
Не могут духи просвщенны,
От света твоего рожденны,
Исследовать судеб твоих:
Лишь мысль к тебе взнестись дерзает,
В твоем величьи исчезает,
Как в вечности прошедший миг.

Хаоса бытность довременну
Из бездн ты вечности воззвал,
А вечность, прежде век рожденну,
В себе самом ты основал:
Себя собою составляя,
Собою из себя сияя,
Ты свет, откуда свет истек.
Создавый всe единым словом,
В твореньи простираясь новом,
Ты был, ты есть, ты будешь ввек!

Ты цепь существ в себе вмещаешь,
Ее содержишь и живишь;
Конец с началом сопрягаешь
И смертию живот даришь.
Как искры сыплются, стремятся,
Так солнцы от тебя родятся;
Как в мразный, ясный день зимой
Пылинки инея сверкают,
Вратятся, зыблются, сияют,
Так звезды в безднах под тобой.

Светил возженных миллионы
В неизмеримости текут,
Твои они творят законы,
Лучи животворящи льют.
Но огненны сии лампады,
Иль рдяных кристалей громады,
Иль волн златых кипящий сонм,
Или горящие эфиры,
Иль вкупе все светящи миры —
Перед тобой — как нощь пред днем.

Как капля, в море опущенна,
Вся твердь перед тобой сия.
Но что мной зримая вселенна?
И что перед тобою я?
В воздушном океане оном,
Миры умножа миллионом
Стократ других миров, и то,
Когда дерзну сравнить с тобою,
Лишь будет точкою одною;
А я перед тобой — ничто.

Ничто! — Но ты во мне сияешь
Величеством твоих доброт;
Во мне себя изображаешь,
Как солнце в малой капле вод.
Ничто! — Но жизнь я ощущаю,
Несытым некаким летаю
Всегда пареньем в высоты;
Тебя душа моя быть чает,
Вникает, мыслит, рассуждает:
Я есмь — конечно, есть и ты!

Ты есть! — природы чин вещает,
Гласит мое мне сердце то,
Меня мой разум уверяет,
Ты есть — и я уж не ничто!
Частица целой я вселенной,
Поставлен, мнится мне, в почтенной
Средине естества я той,
Где кончил тварей ты телесных,
Где начал ты духов небесных
И цепь существ связал всех мной.

Я связь миров, повсюду сущих,
Я крайня степень вещества;
Я средоточие живущих,
Черта начальна божества;
Я телом в прахе истлеваю,
Умом громам повелеваю,
Я царь — я раб — я червь — я бог!
Но, будучи я столь чудесен,
Отколе происшел? — безвестен;
А сам собой я быть не мог.

Твое созданье я, создатель!
Твоей премудрости я тварь,
Источник жизни, благ податель,
Душа души моей и царь!
Твоей то правде нужно было,
Чтоб смертну бездну преходило
Мое бессмертно бытие;
Чтоб дух мой в смертность облачился
И чтоб чрез смерть я возвратился,
Отец! — в бессмертие твое.

Неизъяснимый, непостижный!
Я знаю, что души моей
Воображении бессильны
И тени начертать твоей;
Но если славословить должно,
То слабым смертным невозможно
Тебя ничем иным почтить,
Как им к тебе лишь возвышаться,
В безмерной разности теряться
И благодарны слезы лить.

Я царь — я раб, я червь

Кто-то из нас учитель, кто-то – каменщик, кто-то – отец, кто-то – сын, кто-то – молодой, кто-то – старик… Но ко всем нам применимо одно наименование – человек. Такое привычное слово. А все ли мы знаем, что такое человек? Что он из себя представляет? Только ли две руки, две ноги, туловище, голова?.. Часто ли мы задаемся вопросом: кто я? А ведь, если задуматься, то нам может открыться много интересного и неожиданного. Об этом сегодня наша беседа с Алексеем Алексеевичем ЗАЙЦЕВЫМ, преподавателем Калужской духовной семинарии.

– Алексей Алексеевич, первый и самый общий вопрос: кто же такой человек, что значит быть человеком, каково его назначение, каким понятием о человеке руководствуется православное богословие?

– «Понятие есть вид ограничения», – сказал святой Григорий Богослов. А человек, как говорил Достоевский, широк, слишком широк. И потому при попытке дать какое-то однозначное определение человека есть вероятность сузить понятие о нем настолько, что самого человека может и не остаться, а останется лишь какой-то один его несущественный фрагмент. Кто-то из античных философов дал, например, такое определение человека: смертное, разумное, двуногое, прямоходящее животное, не покрытое шерстью и с плоскими ногтями.

Звучит в наше время забавно, но ведь в этом определении все совершенно верно. Однако все ли существенно?

– Так что же существенно в человеке, что именно в нем главное?

– Человек для его же собственного человеческого рассудка есть, прежде всего, логический парадокс, антиномия. Человека можно описывать на самых разных уровнях, причем на каждом из этих уровней делать это можно с помощью множества взаимоисключающих пар понятий, образов, метафор: дитя рая и исчадие ада, венец творения и проклятие вселенной, царь и раб, ангел и зверь, возвышенный дух и низменная плоть, ценитель прекрасного и любитель безобразия и пошлости, сосуд добродетелей и скопище низких пороков… И все это человек! То есть, как выразился упомянутый уже Достоевский, идеал содомский и идеал Мадонны могут в человеке парадоксальным образом уживаться.

Причем мы затронули сейчас только этический и эстетический уровни существования человека. Но ведь и на всех прочих он предстает точно таким же множеством противоречий. Видимо, именно потому в истории мировой культуры можно встретить столь крайние воззрения на человека – от гуманистической идеализации его до полного отрицания.

Поэтому, предпринимая попытку определить человека, то есть в любом случае по необходимости сузить и ограничить его до некоторого «сухого остатка», мы должны остановиться на таком определении, которое бы, во-первых, вычленяло в нем самое существенное и, во-вторых, объясняло все остальные стороны его жизни, было бы ключом ко всему многообразию противоречий, которых мы уже коснулись.

– И что, такое определение есть?

– Да. Такое определение в Предании Церкви есть: человек – это живое существо, призванное к обожению, тварь, получившая повеление стать Богом. Это выражение, можно сказать, суммирует всю святоотеческую антропологию, учение о человеке святых отцов Церкви, то есть тех людей, которые как раз и осуществили призвание к обожению и выполнили повеление стать Богом. А значит, эти люди знали, о чем говорили и писали, и знали в первую очередь на опыте, а не из одних рассуждений и книг.

– «Живое существо, призванное к обожению, тварь, получившая повеление стать Богом» – звучит вдохновенно. Но каким образом действует этот ключ? Как с его помощью можно разгадать парадокс, именуемый человеком?

– Во-первых, из этого определения следует, что человек — существо сотворенное. И сотворенное в соответствии с определенным замыслом Творца. Человек имеет призвание. И это призвание совсем не в том, чтобы он прожил отведенный ему век в свое удовольствие, покомфортнее устроившись на этой земле. Это призвание вообще выводит его за земные пределы, за грань этой временной жизни. Оно не ограничивается только тем, чтобы немного духовно возрасти, нравственно развиться и сделать себя самого и мир вокруг себя несколько лучше, чем есть. С точки зрения святых отцов, это была бы слишком мелкая, слишком незначительная и недостойная человека цель.

Призвание человека — превзойти самого себя, возвыситься над собой и над миром, стать не просто в той или иной мере лучше, но сделаться совершенным, подобно всесовершенному Богу, в конце концов стать Им Самим.

– Алексей Алексеевич, здесь хотелось бы уточнить, не является ли выражение святых отцов, что человек призван стать Богом, риторическим преувеличением, метафорой? В каком именно смысле человек может быть Богом?

– Как бы это ни показалось парадоксальным, человек, согласно святоотеческому учению, может и должен стать Богом в самом реалистическом смысле. Обожение – не метафора и не риторический прием. Это действительное состояние святых, обусловленное Боговоплощением, обожением человеческой природы во Христе.

Говоря об обожении, то есть свидетельствуя о своем собственном опыте, святые отцы имели в виду не одно только нравственное уподобление Богу, не одно только внешнее подражание Его свойствам. Они настаивали на реальном единстве человека с Богом, на действительном участии его в жизни Пресвятой Троицы. В состоянии обожения человек вводится внутрь Божества, а Божество пронизывает Собою человека. Причем пронизывает его всецело – и ум, и волю, и чувства, и само тело.

При этом человек сохраняет свою человеческую природу со всеми ее существенными свойствами, не утрачивает своей самотождественности, не превращается в природу Божественную и не ставится наряду с Отцом, Сыном и Святым Духом. Оставаясь сотворенным человеком, конкретной человеческой личностью, он вместе с тем становится нетварным и вечным Богом по причастию, по благодати. Из единого человек становится двуединым.

Для того, чтобы подчеркнуть этот факт, святые отцы использовали различные образы и сравнения. Один из самых распространенных – образ раскаленного железа: огонь своим действием всецело пронизывает природу железа, а железо всецело приобщается свойствам огня, так что одно от другого уже неотделимо. При этом железо не превращается в огонь, а по-прежнему остается железом, огонь же тем более остается неизменным.

Еще один характерный образ – единство разноприродных души и тела. Для примера можно привести очень яркие свидетельства св. Симеона Нового Богослова.

Особенно в своих возвышенных гимнах он говорит о реальности обожения постоянно и настойчиво. Для св. Симеона, в частности, характерна следующая цепь рассуждений.

Душа и тело – две сущности, но соединяются в единого человека, так что два есть один. Соединяясь с Богом разумной душой, а через душу и с телом, человек и сам весь делается Богом по причастию. Поэтому святые и называются Богом, то есть именем Того, Кого всецело приобщились. Ведь горящий уголь действует как огонь, и огнем его и называют, так как предмет может быть наименован не только по его собственной сущности, но и по приобретенным свойствам.

А в заключение одного из таких описаний св. Симеон добавляет: если же ты сам таковым, то есть обоженным, еще не являешься, то не отказывайся по крайней мере доверять опыту тех святых, которые об этом свидетельствуют. Но от всего сердца взыщи соединения с Богом, отвергнись своих греховных наклонностей, которые одни только и препятствуют обожению, и получишь искру божественного огня, который воспламенит тебя всего.

– Вернемся к нашему «ключу» – к определению человека как живого существа, призванного к обожению. Какие еще стороны существования человека оно раскрывает?

– Кроме уже сказанного, из этого определения, во-первых, следует, что человек, как тварь, получившая повеление стать Богом, по своей природе не может быть ограничен одной только биологической жизнью. Человек — не просто живое существо, животное, движимое заложенными в его природу инстинктами. Осуществлять призвание, тем более призвание превзойти себя, стать выше себя, стать Богом может только существо, обладающее разумом и свободной волей, способное не только к различению добра и зла, но одновременно и к свободному самоопределению по отношению к ним.

То есть в человеке кроме материального начала есть и разумная душа, высшее духовное начало. Я думаю, всякий согласится, что если разумная душа в человеке все же есть, то она, конечно, выше неразумной плоти и является в нем именно высшим началом. В-вторых, но это для нас уже самоочевидно, человек – это еще и телесное существо. Он – одушевленное тело, плоть, подчиненная биологическим, растительным и даже неорганическим законам.

Причем тело наше существует не автономно. Оно не самодостаточно. Оно часть окружающего его мира. Еще древние греки хорошо понимали, что тело человека совмещает в себе все, что присуще видимому миру, и вместе с тем теснейшим образом с этим миром связано. Они называли человека микрокосмом, малым космосом, вселенной в миниатюре.

Это, конечно, верно. И потому Церковное Предание усвоило эту очевидную идею. Отцы Церкви – и особенно ярко и убедительно святые Григорий Богослов, Максим Исповедник и Симеон Новый Богослов – эту античную идею человека как микрокосма не просто усвоили, но восполнили и преобразили. Они наименовали человека макрокосмом. Лишь своим материальным телом человек есть малый космос, помещенный в большой космос. Но в целом, как единое духовно-телесное существо, да еще и способное к соединению с Богом, он – макрокосм, большой мир, большая вселенная, помещенная в малую.

Посредством тела человек связан с видимым, чувственным миром. Посредством души – с миром духовным, умопостигаемым. А будучи способным приобщиться Богу, он этот мир неизмеримо превосходит.

И последнее. Для осуществления человеком своего призвания Бог даровал ему все необходимое. В нашу разумную природу заложено естественное стремление к Богу; наш ум имеет способность познавать материальный мир и словно в зеркале видеть в нем отражение мира небесного; в нашем сердце есть внутренний критерий различения добра и зла – совесть, которую святитель Григорий Палама назвал незнающей компромисса нормой, непогрешимым судьей и незаблуждающимся наставником; наконец, нашей душе присущи естественная вера и естественное покаяние. Все необходимое, повторю, заложено в нас по природе.

– Но если есть все необходимое для достижения цели, почему же она не была достигнута первыми людьми? Ведь Писание говорит, что Адам сотворен по образу и подобию Божию. Как же подобный Богу мог пасть?

– Да, человек сотворен по образу и подобию. Да, он, как мы уже определили, призван к обожению, и для достижения этой цели ему дано было все необходимое. Да, никаких внешних непреодолимых препятствий для осуществления им своего призвания не было. Но была и остается свобода!

Образ Божий, по которому человек сотворен, как раз и предполагает одной из своих самых существенных черт свободную волю. Как существо разумное, человек вместе с тем и существо свободное, способное к самоопределению.

Будучи образом Божиим по природе, имея его как изначальную данность, человек по замыслу Творца должен был свободно следовать этому образу и в этом следовании достигать подобия Богу, обоживаться, осуществлять свое призвание. Но по этой же самой причине, то есть будучи именно образом Божиим и потому обладая свободной волей, человек имел возможность это призвание и отвергнуть, что, собственно, увы, и произошло. Человек пал, извратив Божественный замысел о самом себе. В результате вместо того, чтобы уподобиться Богу, он, как сказал святой пророк Давид, уподобился скотам бессмысленным. Или как о том же выразился блаженный Августин: «Я увидел себя далеко от Тебя, в месте Твоего неподобия».

Повторим еще раз. Образ Божий есть изначальная природная данность. Подобие – динамическая задача, оно достигается через свободное стремление. Поэтому образ Божий в человеке неизгладим, он сохраняется даже в закоренелых грешниках. А вот подобие Божие напечатлевается только в тех, кто его свободно взыскует, – в святых. И потому во все времена человек в конечном счете сам выбирает, кем ему быть: Богом или червем, царем или рабом, духом или плотью, спутником ангелов или заложником бесов.

– Человек сам делает свой выбор, но в библейском повествовании о грехопадении следствия греха Адама описываются не просто как его личная трагедия и даже не только как трагедия общечеловеческая, но как вселенская катастрофа.

– Потому что выбор человека – это, можно сказать, выбор всей вселенной. Ведь созданный как средоточие сотворенного мира, как его царь, к тому же имеющий доступ к Царю Верховному – Богу, человек через себя и в себе должен был ввести в Божественное Царство всю подчиненную ему тварь, всю материальную природу. Участь вселенной полностью зависит от человека, он всецело за нее ответствен. В зависимости от направленности свободной воли человека, от направленности его движения или к Богу, или же от Бога, тварный мир либо преображается, либо обезображивается.

– Следует ли из этих слов апостола, что тварь будет освобождена от рабства тления, что вместе с людьми воскреснет и вся природа?

– Да. Причем в начатке это освобождение уже совершилось во Христе. А при Втором Его Пришествии в силу того, что все сотворенное естество есть, по выражению св. Григория Нисского, как бы одно живое существо, воскресение части перейдет на все целое.

Мы начали разговор с того, что первый человек, Адам, царь и предводитель сотворенного мира, должен был, соединив этот мир во всем его многообразии в одно целое, в себе и через себя ввести его в Божественную жизнь и тем самым навеки прославить его Божественной славой и обессмертить Божественным нетлением. Но Адам не выполнил своего призвания. Вместо того, чтобы подчинить чувственный мир своей умопостигаемой душе и тем самым соединить и срастворить их, а душу подчинить Богу, таким образом срастворив все и с Ним, Адам сам подчинился чувственному миру и из царя вселенной сделался ее рабом. И мир Божий стал миром, лежащим во зле, а сам человек – его заложником, заложником похоти плоти, похоти очей и гордости житейской (1 Ин. 2, 16).

Но Божии обетования неизменны. И потому задачу, не выполненную первым Адамом, выполняет второй Адам – Христос. «Если человек, причастный к духовному и вещественному, – говорит преподобный Иоанн Дамаскин в слове на Рождество Богородицы, – связует собой все видимое и невидимое творение, то творческое слово Божие, соединившись с человеческим естеством, соединилось тем самым со всем творением». Таким образом, Сын Божий становится человеком, чтобы в Себе все воссоединить, все восстановить и привести все к задуманной Им конечной цели – «да будет Бог все во всем» (1 Кор. 15,28).

Беседовала Марина УЛЫБЫШЕВА.

Г.Р.Державин. Ода «Бог»

О Ты, пространством бесконечный,
Живый в движеньи вещества,
Теченьем времени превечный,
Без лиц, в трех лицах Божества,1
Дух всюду сущий и единый,
Кому нет места и причины,
Кого никто постичь не мог,
Кто все Собою наполняет,
Объемлет, зиждет, сохраняет,
Кого мы нарицаем – Бог!

Измерить океан глубокий,
Сочесть пески, лучи планет,
Хотя и мог бы ум высокий,
Тебе числа и меры нет!
Не могут Духи просвещенны,
От света Твоего рожденны,
Исследовать судеб Твоих:
Лишь мысль к Тебе взнестись дерзает,
В Твоем величьи исчезает,
Как в вечности прошедший миг.

Хао́са бытность довременну
Из бездн Ты вечности воззвал;
А вечность, прежде век рожденну,
В Себе Самом Ты основал.
Себя Собою составляя,
Собою из Себя сияя,
Ты свет, откуда свет исте́к.
Создавый все единым словом,
В твореньи простираясь новом,
Ты был, Ты есть, Ты будешь ввек.

Ты цепь существ в Себе вмещаешь,
Ее содержишь и живишь;
Конец с началом сопрягаешь
И смертию живот даришь.
Как искры сыплются, стремятся,
Так солнцы от Тебя родятся.
Как в мразный, ясный день зимой
Пылинки инея сверкают,2
Вратятся, зыблются, сияют,
Так звезды в безднах под Тобой.

Светил возженных миллионы
В неизмеримости текут;
Твои они творят законы,
Лучи животворящи льют;
Но огненны сии лампады,
Иль рдяных кристалей громады,
Иль волн златых кипящий сонм,
Или горящие эфиры,
Иль вкупе все светящи миры,
Перед Тобой – как нощь пред днём.

Как капля, в море опущенна,
Вся твердь перед Тобой сия;
Но что мной зримая вселенна,
И что перед Тобою я? –
В воздушном океане оном,
Миры умножа миллионом
Стократ других миров, и то,
Когда дерзну сравнить с Тобою,
Лишь будет точкою одною;
А я перед Тобой – ничто.

Ничто! – но Ты во мне сияешь
Величеством Твоих доброт;
Во мне Себя изображаешь,
Как солнце в малой капле вод.
Ничто! – но жизнь я ощущаю,
Несытым некаким летаю
Всегда пареньем в высоты.
Тебя душа моя быть чает,
Вникает, мыслит, рассуждает:
Я есмь – конечно, есь и Ты.

Ты есь! – Природы чин вещает,
Гласит мое мне сердце то,
Меня мой разум уверяет;
Ты есь – и я уж не ничто!
Частица целой я вселенной,
Поставлен, мнится мне, в почтенной
Средине естества я той,
Где кончил тварей Ты телесных,
Где начал Ты Духов небесных
И цепь существ связал всех мной.

Я связь миров, повсюду сущих,
Я крайня степень вещества,
Я средоточие живущих,
Черта начальна Божества.
Я телом в прахе истлеваю,
Умом громам повелеваю;
Я Царь, – я раб, – я червь, – я Бог! –
Но будучи я столь чудесен,
Отколь я происшел? – Безвестен;
А сам собой я быть не мог.

Твое созданье я, Создатель,
Твоей премудрости я тварь,
Источник жизни, благ Податель,
Душа души моей и Царь!
Твоей то правде нужно было,
Чтоб смертну бездну преходило
Мое бессмертно бытие́;
Чтоб дух мой в смертность облачился
И чтоб чрез смерть я возвратился,
Отец! в бессмертие Твое́.

Неизъяснимый, непостижный!
Я знаю, что души моей
Воображении бессильны
И тени начертать Твоей.
Но если славословить должно,
То слабым смертным невозможно
Тебя ничем иным почтить,
Как им к Тебе лишь возвышаться,
В безмерной разности теряться
И благодарны слезы лить.3

1784

Я царь – я раб – я червь – я бог!

В Неделю 3-ю Великого поста – Мк 8:34 – 9:1 (зач. 37):

Сказал Господь: кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною. Ибо кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее, а кто потеряет душу свою ради Меня и Евангелия, тот сбережет ее. Ибо какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит? Или какой выкуп даст человек за душу свою? Ибо кто постыдится Меня и Моих слов в роде сем прелюбодейном и грешном, того постыдится и Сын Человеческий, когда приидет в славе Отца Своего со святыми Ангелами. И сказал им: истинно говорю вам: есть некоторые из стоящих здесь, которые не вкусят смерти, как уже увидят Царствие Божие, пришедшее в силе.


Попробуем задать себе вопрос: хотим ли мы последовать за Христом? Давайте не будем спешить с ответом: мы слишком хорошо знаем, что это был за путь. Мы, безусловно, хотели бы быть со Христом, вместе с Ним пребывать в Царстве Отца, вместе с Ним царствовать – точно так же, как этого хотели и апостолы. Но вот идти за Ним? Взять свой крест? И – еще того хуже и непонятнее – отречься от себя, забыть о себе? Вряд ли многие из нас с чистой совестью могут сказать, что хотят этого всем сердцем.

Но Спаситель, хорошо понимая недоумение слушателей и читателей, поясняет Свою мысль. «Ибо, – говорит Он, – кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее, а кто потеряет душу свою ради Меня и Евангелия, тот сбережет ее». Под душой здесь, как утверждают некоторые толкователи и переводчики, можно понимать жизнь. Тогда всё становится достаточно прозрачным: в самом деле, если мы будем ставить выше всего свою жизнь, свой комфорт, свою безопасность – тогда вряд ли сможем рассчитывать на Небесное Царство: мы многократно в течение своей жизни делали выбор не в его пользу. Между тем у нас перед глазами пример мучеников и исповедников – в том числе новомучеников и исповедников Российских. Они также оказались перед выбором: жизнь или Жизнь? И они выбрали Жизнь, которая есть Христос. Хорошо бы и нам научиться делать этот выбор, пусть и не в столь драматических обстоятельствах, – но выбор ежедневный, ежеминутный, и оттого, пожалуй, ничуть не более легкий.

Но приведенную выше фразу можно читать и буквально: душа – это и есть душа. И тогда смысл, как кажется, становится загадочнее и глубже. Как это – погубить свою душу? Мы же должны её спасать, это дело всей жизни, во всех правильных книгах это написано! Но как мы спасаем свою душу? Мы делаем это так, как считаем нужным, как полагаем верным, как вычитали в тоненьких брошюрках и увесистых томах. Но те обстоятельства, в которые ставит нас Господь чуть ли не каждый день, – они не вписываются в рамки книжных правил. И каждый из нас может припомнить ситуации, когда ему приходилось поступиться личной праведностью, погубить – казалось бы! – свою душу для того, чтобы сделать что-то действительно хорошее, истинное – чтобы совершить дело любви. Не пойти на воскресную литургию, а поехать на выходные в другой город навестить больного родственника (может быть, даже некрещеного). Не воротить нос от мяса во время поста, а разделить трапезу с друзьями, которых давно не видел, по которым соскучился. Забыть о кафисмах и акафистах и изо дня в день делать тяжёлую, нудную, выматывающую работу – потому что не можешь бросить своих товарищей, потому что от успешного выполнения этой работы зависит благополучие других людей. Такое самоотречение, быть может, не легче мученичества – здесь выход неочевиден, и свет в конце туннеля просматривается далеко не всегда.

Но именно так Господь ведет нас по жизни. Глаза боятся, а руки делают – и постепенно христианин опытно познаёт, что значит отречься от себя. Каждый раз это страшно, каждый раз это кажется безумием, чем-то противным очевидности: ведь центр мира – это я! Их, других, много – но я-то один, я неповторим и уникален, я – целая вселенная. Но раз за разом мы, вольно или невольно, отрекаемся от себя, забываем о себе – и чем дальше, тем легче становится это делать. В конце концов это превращается – нет, не в привычку, но в потребность, потому что человек уже здесь начинает вкушать плоды дел во имя любви, дел ради ближнего – который есть Христос.

Центр смещается. Христианин уже не умом лишь, не только на словах, но сердцем и всем своим существом сознаёт свою малость. Он понимает, что сам он не может ничего – но он может всё в укрепляющем его Иисусе (Фил 4:13). А раз так – то возникает искреннее желание отречься от себя, от своей самости – и последовать за Христом. И если надо взять крест – значит, взять крест. И убедиться, что он не так уж тяжёл, потому что вместе с нами его несёт сам Бог. Потому что все наши кресты сошлись в одном – том, который Христос однажды уже вознёс на Голгофу.

Отречься от себя – не значит войти в нирвану. Отречься от себя – значить обратиться к Богу, значит дать Богу действовать в моей душе, в моём теле, во всей моей жизни. И если это действительно так и случится, то не будет дерзостью сказать вместе с Державиным:

Я связь миров, повсюду сущих,

Я крайня степень вещества;

Я средоточие живущих,

Черта начальна божества;

Я телом в прахе истлеваю,

Умом громам повелеваю,

Я царь — я раб — я червь — я бог!

Человек не может стать Богом по естеству, но он может и должен стать богом по благодати, по причастности к божественной энергии. Завеса этой тайны была приоткрыта во время Преображения – именно на это событие указывают заключительные слова сегодняшнего евангельского чтения.

Я царь, я раб, я червь, я бог — Зазеркалье

0
0
0
0
0
0
0
1
0
0
0
1
0
0
0
0
0
0
1
0
0
0
1
0
0
0
3
0
0
0
0
0
0
1
0
0
0
1
0
0
3
0
0
1
0
1
0
1
0
0
2
1
2
0
0
1
0
1
0
3
0
0
1
0
0
0
0
0
0
1
1
0
0
0
0
0
0
0
0
0
0
0
1
0
0
0
0
0
0
0
0
1
1
0
0
0
0
0
0
0
0
0
0
0
2
1
1
1
0
1
1
0
0
0
0
0
0
0
2
0
0
0
0
0
0
0
1
0
0
0
0
0
0
0
0
0
0
0
0
0
0
0
1
0
0
0
1
0
0
1
0
0
0
2
0
0
1
0
0
1
1
0
0
0
0
1
0
2
1
1
0
0
3
1
2
1
1
0
1
0
0
0

Я царь — я раб — я червь

РАМТ давно зарекомендовал себя как театр для думающего зрителя. Нынешняя премьера — прекрасное тому подтверждение. Пьеса Сэра Тома Стоппарда написана не просто одаренным драматургом, но прежде всего философом, мыслителем.
Герои его «Проблемы» — нейрофизиологи, психологи и математики — находятся в постоянном противостоянии. Первые, закоренелые материалисты, убеждены: человек способен на самопожертвование исключительно ради своей выгоды. Вторые утверждают обратное, настаивая, что альтруизм есть базовое свойство человеческой души.
При всей сложности заявленных тем спектакль Алексея БОРОДИНА далек от скуки. Максимально приближенный к актерам зритель, расположившийся прямо на сцене, погружен в бурные перипетии жизни персонажей. Кроме того, Стоппард не отказывает себе в удовольствии вложить в уста своих героев блистательный и остроумный текст.

Действие строится вокруг жизни ученой Хилари (Ирина ТАРАННИК), которая, обойдя конкурентов, получает работу в престижном Институте исследования головного мозга. Белая ворона в стае прагматиков, она крутит роман со своим обаятельным наставником Спайком (Петр КРАСИЛОВ), разыскивает дочь Кэти, отнятую 15 лет назад органами опеки, и издает революционную работу о божественной природе человеческого сознания.

Профессиональное сообщество скептически относится к теории Хилари, но не может не признать ее незаурядные способности. Интересно, что эти убежденные дарвинисты, называющие Мадонну с младенцем «женщиной, увеличивающей жизненный потенциал», вопреки своим убеждениям на практике способны на благородные поступки.

Мягкий начальник Хилари Лео (Андрей БАЖИН) до последнего выгораживает свою подчиненную. Чудачка Бо (Татьяна МАТЮХОВА) ради коллеги рискует своей карьерой. Владелец института циничный Джерри (Илья ИСАЕВ) способствует тому, чтобы удочеренная им Кэти (Полина ЛАШКЕВИЧ) могла общаться со своей биологической матерью.

Что касается самой Хилари, то в финале она становится тем самым человеком, который не вписывается в статистические данные. Жертвуя многим, героиня находит подтверждение собственной спорной теории, согласно которой человек может отказаться от собственного благополучия из любви к ближнему.

Глава 5. Я царь, — я раб, — я червь, — я бог, Силясь стать Богом — фанфик по фэндому «Импровизация»

       В глаза бил неожиданно яркий солнечный свет. Я поморщился и повернулся на другой бок: спиной к окну, лицом к Шасту, который, между прочим, снова забыл задёрнуть как следует шторы. Мы живём вместе уже два месяца, а он всё никак не запомнит эту простую мелочь. Бестолочь с рыбьей памятью.        Ещё с минуту я лежал с закрытыми глазами, пытаясь настроить себя на новый день.        Накануне снова звонила мадре, и от её строгого голоса мне всегда хотелось слиться со стенами, я всегда ощущал себя ничтожной лужей под её ногами, и для этого мне совсем не обязательно было её видеть — хватало звенящего и вечно недовольного мною голоса. После её звонков становилось особенно паршиво.        Поразительно, как один только человек способен низвергнуть вас с вершины Эвереста и любви к себе в самую глубокую и грязную пучину осознания собственной ничтожности. Моя мадре как жизнь: она идеальна и строга к тем, кто смеет отходить от намеченного ею курса. Поэтому видеться с ней я старался редко, а с отцом — этим жалким хлюпиком, во всём потакающим ей, — и подавно. Один вид его поклонения мадре выводил меня из себя. Подстилка для её ног и жалкий подкаблучник. Хотя можно ли его винить? Мадре как самка какого-нибудь насекомого: либо убивает каждого, кто к ней приблизится, либо полностью подавляет его волю, вводя в своего рода странный анабиоз. Всякая мало-мальски неокрепшая личность рядом с ней обречена на то, что стало с отцом. И то, что в итоге стало со мной. То, каким я вырос — полностью её вина.        Каждый день я буквально выстраиваю заново. Внутри меня сидит прожорливый, вечно голодный зверь, и как бы я ни пытался, его ненасытная утроба никогда не заполнится. Мадре действует на этого зверя как сочный запах стейка на голодного волка: раздразнивает его, повышает и без того нездоровый аппетит. Она собственноручно собирает все мои победы и достижения, скармливая этому зверю, с удовольствием слушая, как он перемалывает между зубами мою вчерашнюю любовь к себе и довольство жизнью.        Сколько я себя помню, она всегда была мною разочарована. Всю жизнь я пытался угодить ей и в конце концов понял, что это невозможно. Поэтому я решил сократить всякое общение с ней, но вы знаете, как работает человеческое сердце: я всегда останусь её сыном, и поэтому всегда буду её любить.        Я открыл глаза и глубоко вдохнул. Не нужно думать об этом. С последнего её звонка, тогда, в конце ноября, прошло уже три с половиной месяца. Помню, в тот вечер мы сидели в кафе, а на следующее утро я предложил Антону съехаться. Вот так спонтанно и необдуманно, но до сих пор я ни о чём не жалею. В то утро я снова почувствовал на себе липкие загребущие лапы отчаяния, но рядом был Антон. И мне стало самую малость легче.        Чем я, неудачник, заслужил его, спокойно терпящего все мои грубые инсинуации в его адрес? Я то причисляю его к лику святых, то мне становится тошно от любой его погрешности: и курит он слишком много, и язык его без костей так и норовит грязно выругаться, и шторы он никак не научиться задёргивать… Но я уже не могу представить себя без него, себя без своей любви к нему.        Мне кажется, что я вечно падаю во внутреннюю пустоту, спиной вниз, и потоки воздуха тормозят меня, всё никак не давая соприкоснуться с дном. Да и есть ли оно вообще? Сделаю я хоть когда-нибудь что-то такое грандиозное, чтобы на следующий день или через неделю это не сдулось, как воздушный шар?        Я уже два года собираю портфолио, и Стас говорит, что давно пора: и к Лебедеву попробовать метнуться, и линию одежды свою запустить. Словом, сделать что-нибудь ещё, что-то более весомое и значимое, чем рутинная повседневная работа. Я не делаю этого: что у меня может получиться хорошего?        С тех пор, как появился Антон, мне кажется, что пустота внутри стала чуть меньше. Но этого недостаточно и никогда не будет.        Я смотрю на него. Спящий он безмятежен, когда бодрствует — он громкий и почти всегда улыбается, а когда орёт на меня в очередной редкой ссоре, то потом извиняется по нескольку дней и ходит сам не свой, пока не убедится, что я полностью простил его. Он наполнен чем-то: любовью ко мне, дружбой, разными интересами и планами, личными достижениями и небольшими победами. Я знаю точно, что он наполнен, но даже представить себе не могу, каково это: чувствовать дно. Чувствовать его так, как он: ногами, твёрдо протаптывая по этому дну свою личную тропинку. Я же мечтаю о том, чтобы коснуться низа хотя бы лопатками.        Ещё несколько минут я смотрю на расслабленное лицо Антона. На щёку с высохшим следом от слюны, на тонкий узор синеватых вен, оплетающий веки, на приоткрытые пухлые губы, рыжеватую щетину, родинку на кончике носа.        Конечно, многое изменилось в наших отношениях с тех пор, как Антон переехал ко мне: пришлось перенести визиты к психотерапевту на обеденное время, чтобы не задерживаться после работы, давая Антону лишний повод для тревоги. Пришлось спрятать все таблетки, пить их, как шпион, где-нибудь в туалете или ванной. Пришлось смириться с тем, что эта квартира теперь не только моя, привыкать к чужим привычкам и заскокам.        Зато ушло бесконечное желание трахать кого попало. Внезапные вспышки гиперсексуальности ещё периодически давали о себе знать, но теперь направлены они были исключительно на Антона. Терапевт сказал, это хороший знак. Я ему верю. Потому что ничего другого мне не остаётся.        Ещё несколько минут я лежу рядом, копаясь в инстаграме, читая отзывы о вчерашней фотографии. Не понравившиеся удаляю сразу, стараясь о них не думать. Но по большей части в комментариях — сливающийся в единый писк поток женских восхищений. Серёжа пошутил, что пора выложить совместное фото с тем самым котом, который делает все фотографии. «Писку будет ещё больше, бабы любят педиков», — уверенно сказал Серёжа. Ну, педиков и я люблю, но только не таких слащавых, как Рафаэль Миллер. Хотя кто-то и меня слащавым считает… Вон тот же Сергуля зато на гомосексуала совсем не похож: суровая борода и жёсткий взгляд из-под густых бровей. Кто бы, посмотрев на него, подумал, что с мужиком он способен расставлять по-бабски ноги и получать от этого удовольствие?        Сергуля — отдельный разговор. Не хочу думать ещё и о том, какой я херовый на самом деле друг. Не хочу и не буду.        Я целую Антона в помятую подушкой щёку и встаю с постели, оставляя его дальше нежиться в кровати. Сон — это прекрасное место, где все проблемы реальной жизни становятся не важны.        Кстати, пора бы закинуть в себя что-то съедобное и выпить пару таблеток, пока Шаст ещё спит.

∞ † ∞

       С переездом к Арсению Антон действительно начал замечать те вещи, которые раньше как-то умудрялись прятаться от него. Каждый раз, когда он думал, что больше его уже ничто не сможет удивить, Арсений выкидывал какую-то очередную несусветную глупость — милую и странную.        Но если бы только это.        То, что самооценка Арсения, вместе с его настроением, скакала как шлюха на члене, уже не удивляло. Точнее, не удивлял сам факт, но вот подгадать момент, когда из великолепного Арсения он превратится в Арсения с любовью к самоуничижению — миссия по-настоящему невыполнима, Этану Ханту и не снилась. Удивлять перестало, но вот вводить в растерянность и тревогу — нет. Порой Арсений расстраивался из-за такой глупой мелочи, что Антон начинал сомневаться: только ли из-за этого? Возможно же, что у человека есть какие-то более серьёзные проблемы (например, на работе или в семье, о которой Арс почти не говорил), которые как раз и приводили к расстройству по любому поводу.        Ещё больше сомнений начало появляться, когда однажды утром Антон увидел Арсения, пьющего какие-то таблетки. Он делал это украдкой, в коридоре, тут же пряча конвалюту обратно в рюкзак.        Сомнения и тревоги росли с устрашающей скоростью.        Несколько раз Антону выдавался случай покопаться в вещах Арсения и попытаться найти ответы на вопросы, но делать этого он не хотел, всё же надеясь на то, что тот сам придёт к нему. На вопросы о самочувствии Арсений улыбался и говорил, что всё как обычно. Только не понятно: как обычно для него — это «ничтожно» или «божественно»?        Антон был готов смириться с чем угодно: и с тем, что ему пришлось стать кем-то вроде мамочки для тридцатитрёхлетнего мужика (потому что на его плечи неожиданно легла готовка, уборка и всё прочее, в чём Арсений оказался не очень силён), и с тем, что приходилось скрывать от своих родителей отношения, и с тем, что его мужик — местная звезда инстаграма, которому каждый день пишут сотни фанаток, и с резкими выпадами в свой адрес, и со многим чем ещё, но только не с тем, что Арсений от него что-то скрывал. Что-то, по всей видимости, очень серьёзное и важное.        В голову уже лезли страшные мысли обо всяких гадостях вроде СПИДа и рака. И в один день Антон настолько накрутил себя, что почти не спал всю ночь, а наутро решил написать Сергею. 10:34 Антон Сергей, привет. есть минутка? 10:34 Сергей Привет. Что хотел? 10:34 Антон мы можем поговорить об Арсе? 10:35 Сергей Ты хотел написать «посплетничать»? Нет, не можем. 10:35 Антон слушай я знаю, что не очень красиво с моей стороны обсуждать Арса за его же спиной с его единственным другом, но я растерян и не знаю, что мне ещё сделать, к кому пойти и с кем посоветоваться 10:36 Сергей И в чём твоя проблема? Он оказался слишком хорош для тебя? 10:36 Антон не в этом дело. слушай… бля ну давай честно мы с тобой единственные его близкие не считая загадочных родителей. я вижу, что с ним что-то не то и если я могу сделать что-то или как-то ему помочь, то я был бы рад этому 10:36 Сергей А ты не считаешь, что если Арс до сих пор ничего не сказал тебе, значит, он не хочет? 10:37 Антон конечно я это понимаю. сука я встречаюсь с ним уже почти семь месяцев, вот как ты считаешь, я достаточно близок чтобы знать правду? ты говорил, что с ним надолго никто не задерживается, но я как бы ещё тут и никуда не собираюсь, поэтому если тебе не похуй на него, то хватит гнать на меня бочку. ты нормальный мужик и способен найти себе другого нормального мужика ничуть не хуже Арса, так что засунь свою неприязнь ко мне подальше и давай нормально встретимся поговорим 11:52 Сергей Ладно, но уже на следующей неделе. Например, в понедельник вечером после шести в той кафешке, где мы обычно собираемся. 11:53 Антон Спасибо, Серёж

∞ † ∞

       «Вы долго просили, и сегодня этот день настал )) семь месяцев кОтавасии позади, сколько впереди? #фотокоточка #котолюб #скажитемяу».        На фото в инстаграме улыбающийся Арсений держит в руках капкейк с ярко-голубой шапкой из взбитых сливок с тёмно-синей коктейльной вишенкой сверху. На случай, если у подписчиков ещё останутся какие-то вопросы. Позади Арсения — Антон, стоит и обнимает его со спины, уложив подбородок на его плечо. Он улыбается не менее ярко и довольно, воистину похожий на доброго Чешира: на лице только и видно, что улыбку, ямочки и смеющиеся глаза.        Арсений запостил фото под конец их мини-праздника с ужином по поводу очередной небольшой годовщины: семь месяцев вместе. Антон никогда особо не заморачивался по поводу всех этих дат, зато Арсений любил, чтобы всё было как надо. Поэтому седьмую годовщину они отметили. Тихо и по-домашнему, с немного подгоревшей пиццей, нарядными капкейками и литрами вишнёвой колы.        Запостил и забыл об этом на несколько часов, потому что после они начали потихоньку убирать всю посуду со стола и как-то так незаметно перетекли в постель: провожать праздничный вечер уже там, среди подушек, простыней и тихих выдохов.        До комментариев руки дошли только утром. Они лежали рядом и читали их, смеясь, улыбаясь и удаляя откровенно негативные.        «УАУ, АРСЕНИЙ СЕРГЕЕВИЧ, ВЫ СКРЫВАЛИ ОТ НАС ТАКУЮ ПРЕЛЕСТЬ? СЧАСТЬЯ ВАМ! КВАРТИРЫ, ДАЧИ И ЧЛЕНА В ПРИДАЧУ!»        «Фу, ты гомик что ли? Отписка».        «Не знаю, как вы, а я на фото вижу два солнышка. Несите солнцезащитные очки, я слепну!»        «Господи, это любовь».        «Наконец-то вышел из шкафа, давно пора!!!»        «Ебаттт О.О»        «Так вот ты какой, загадочный кот, фоткающий Арса. Что за милота».        «Ну я подозревал конечно…»        «Вы очень классно смотритесь вместе! удачи вам».        «*слёзы умиления*»        «вся любоффф ♥».        «мы все давно знали, Арсений СерГЕЕвич, не переживайте ;)»        «Армия гетеросексуалов потеряла очередного мужика, девчонки, расходитесь, вам здесь нечего ловить».        Они разгребали комментарии до самого обеда и ещё немного после. Невинная фотография породила настоящий локальный взрыв, вызвавший по большей части положительные отзывы. И если у Арсения до этого ещё оставались сомнения, то после этого они, конечно, не ушли окончательно, но значительно уменьшились.        Серёжа фото тоже лайкнул. Сидя у себя, он рассматривал счастливое лицо лучшего друга и понимал, что сам никогда не был способен заставить Арса улыбаться так же часто, как это получалось у Антона. На фото — типичная счастливая парочка, но если бы только все они знали, с каким трудом добывается эта искренняя улыбка, что бы они все думали? Что бы думали они, узнав настоящего Арсения так, как знал его Серёжа?        И что подумает Антон, когда — рано или поздно — узнает всю правду? Ведь именно об этом Серёже и придётся говорить с ним через несколько дней.

ENTOMBED LYRICS — «Same Difference» (1998), альбом

1. Король наркомании


Пришло время для инноваций
очень немногие подошли близко
так ясно так вовремя
прошлое умерло безболезненно со мной
инцидент был более
теперь все выглядит так хорошо
такой обширный и божественный
Я был лохом для этого
все время было хуже
но я не могу выбросить это из головы
что я использовал для мозгов
при расставании с ней
как муха с одним крылом
Ненавижу белками глаз
Я был таким угловатым червем
раб короля наркомании
состояние я был в
желание сбежать
Мне нужно восстановить
сбился с пути, но вкусная приманка
Я был лохом для этого
все время было хуже
но я не могу выбросить это из головы
есть желание сбежать
Мне нужно восстановить
сбилась с пути, но вкусная наживка

2.

Высшее добро
На всю жизнь ломал эту гайку
чтобы увидеть, к чему все идет
но в тот момент, когда вы узнаете
то, что никто не знает
дверь закрыть
природа нашла путь сегодня
сказать, что это не нормально
никак
ну я тот, кто готовит сцену
Я тяну за все ниточки
Я щекочу бабочек
это искушение приносит
Я воздух под крыльями
то, что ты никогда не видишь
это все часть меня
сочувствие, которое вы мне предлагаете, я пожинаю
но каждую ночь, когда ты спишь
Я разрушаю твой мир
сложная простота
разногласия, которые я сею
поэтому я не говорю вам больше
чем мне нужно, чтобы вы знали
Все дело в том, что я показываю
и ваше невежество я блаженствую
то, что вы не знаете, вы не пропустите
Апатия, которую ты находишь во мне, глубоко укоренилась
некоторые секреты некоторые причины я сохраню
сочувствие, которое вы мне предлагаете, я пожинаю
но каждую ночь, когда ты спишь
Я разрушаю твой мир

3.

Статьи
есть ли за что бороться?
Куда мы идем, но никуда
Я опираюсь на собственные ограничения
Транспортный шум отклоняет голоса
чувствовал себя разбросанным, но я все еще не
курс на поражение
сильный в уме
желание выиграть
Я стою на своем
в первый раз для всего
сильным сердцем я иду своим путем
узколобый, но такой широкий
редко видел такой ясный вид
заставить врага на моей стороне
это было так огромно
для меня все один
сразил мой прошлый
пора вырваться на свободу
направляется на победу
сильный в уме
желание выиграть
Я стою на своем
заголовок на один
сильный в уме
желание выиграть
Я стою на своем

4.Удар по голове


черт возьми, он так сильно торчит
у меня болит позвоночник
полбутылки на библии
Я проклинаю день своего рождения
вырезать несколько приятных моментов
Я делаю все, что нужно
но когда слова начинают доходить до
Я чувствую себя такой разорванной
большинство моих зубов шатаются
Я смотрю на стены
рассердиться на себя ненадолго
жизнь удар в голову

так легко взломать Я умираю в своем сердце
Боюсь стать овощем
счет минут
смотреть, как мир идет
Я научился держать язык за зубами
то, что вы думаете, это улыбка
гримаса напряжения
посмотри на себя в разбитое зеркало
Я чувствую себя дерьмом!
жизнь удар в голову

так легко взломать Я умираю в своем сердце
Боюсь стать овощем

5.

Такая же разница
тем больше я знаю
тем меньше я сомневаюсь
что ты знаешь меньше
тем больше вы узнаете
нельзя отрицать
и если что, я говорю вам делать
заставляет вас чувствовать, что вы идете через
по крайней мере я пытаюсь
да, тебе лучше знать мое имя
Я зашел так далеко
играть в игру
Я ищу один
У меня зеленая размытая улыбка
ты чтишь меня
но я лжец
не могу объяснить
Я не могу нарушить лицо
стал частью меня
но не покупаю
да, тебе лучше знать мое имя
Я зашел так далеко
играть в игру
обо всем по порядку
а потом я езжу на
повернуть голову
из стороны в сторону
… такая же разница
здесь будет бунт, да
везде одинаковая разница
здесь будет бунт, да
везде одинаковая разница

6. Близко, но нигде


куда мы идем
ну делайте ставки
знать все стоит знать
еще ничего не знаю
полный вперед
быстро, никого не было
Я не знаю, с кем ты участвуешь в гонке
но дайте мне знать, если вы выиграете
куда мы идем
ну делайте ставки
знать все стоит знать
еще ничего не знаю
мы не раздаем колоду
близко, но далеко не
только проценты игры
здесь
мы не раздаем колоду
близко, но далеко не
только проценты игры
здесь
близко, но далеко не
не сдавай колоду здесь
близко, но далеко не

7.

Что вам понадобится
Удовольствие от сравнения
никогда не расплачиваться за долги
надувные отношения
и электронные питомцы
что бы вы ни пожелали
просто позволь ему кровоточить
новая пара всего
что тебе нужно
удовольствие корыто сравнение
не говоря уже о прошлом
тот же сценарий, что и тогда
это просто другой состав
что бы вы ни пожелали
просто позволь ему кровоточить
новая пара всего
что тебе нужно
проклят, если ты сделаешь
проклят, если ты этого не сделаешь
проклятый если попробуешь
и если вы не будете
проклят, если вы стоите
проклят, если ты встанешь на колени
проклят, если ты этого не сделаешь
иметь сексуальную привлекательность
что бы вы ни пожелали
просто позволь ему кровоточить
новая пара всего
что вам нужно

8.High Waters


Лишенный всех эмоций
готов играть в мяч
прокатка пуансонами
никогда не крал мелкие
сложить грязно
Воспроизвести чисто
Я слышу, что вы говорите
не понимаю, что вы имеете в виду
это схема
Я должен сказать
ты сталкиваешься только со мной
отвернуться
но я здесь, чтобы остаться
обводненный гордостью
Ты мне понадобишься
Итак, я на вашей стороне
превращение в ту же монету
никто не возражает
общий социальный провал
всегда оплачивается натурой
что за находка
все горят серым
когда у тебя ничего нет
ты не можешь отвернуться
но я хочу остаться
пришел на линию
половодье позже
он выпал из моей руки
но я уже в пути
еще далеко впереди
поймал в голове
не могу выкопать это
некоторые скажут, что отец — добыча

9.

20/20 Видение
Что я могу сказать?
Просто нет способа, не так ли?
так что я веду себя так, как будто все в порядке, мистер
Я тот, кто я
Я говорю, черт возьми,
черт возьми, я даю все, что могу
вот какой я хороший парень
Мне не нужно быть частью тебя
избавь меня от своей ужасной неуверенности
Я тот, кто я
Я говорю, черт возьми,
Goddman Я забочусь, пока могу
вот какой я хороший парень
Чтобы быть бесчеловечным, нужно быть человеком
должен быть сумасшедшим, чтобы не сойти с ума
надо быть дураком, чтобы не быть дураком
и ты должен правило не нарушать никаких правил
не будь умным
или на дорогую
вот где змея
попадает в рай
Я тот, кто я
Я говорю, черт возьми,
черт возьми, я даю все, что могу
вот какой я хороший парень

10.День, Земля


Отклонено себе подобными
не понимаю преступление, которое я совершил
никогда не должен был доверять этой ненависти может я лучше уйду
это наказание за испуг?
Потому что это то, чем я всегда был
и теперь, когда я стою здесь один
должно быть самое печальное зрелище, которое когда-либо видели
мои глаза работают медленно
непросто выразить чувство
когда они думают, что мое сердце каменное
площадью 1 квадратный метр с потолком
даже самые жесткие ощущения похожи на измельченную кость
теперь я даже не близок к своему прежнему
Я буду ничем, если они будут так продолжать
надеюсь, они будут довольны сейчас, когда я буду низким
избили и оставили в моей собственной моче
Извините, мне все равно, молитесь ли вы
так продолжаться не может
Просто оставь меня в покое, дай мне сгнить до костей
мои глаза работают медленно

11.

Смарт Алек
Я такой умный, алек
мир крутится вокруг моей головы
есть чему поучиться
хотя все так полны свинца
бесшумный почти жесткий
отключен выключателем
Я не пойму
пока все они не лягут замертво в канаву
вещи меня совершенно не касаются
мои глаза закрыты
шляпа над моими глазами
Я замаскированный дьявол
Я смотрю на вещи с определенной точки зрения
смотрит с отвращением
нет, я бы никогда не пошел на компромисс с
Я такой умный, алек
мир крутится вокруг моей головы
мои глаза туманные и пустые
так же, как свет позади них мертв
вещи меня совершенно не касаются
мои глаза закрыты
шляпа над моими глазами
Я замаскированный дьявол
Я смотрю на вещи с определенной точки зрения
смотрит с отвращением
нет, я бы никогда не пошел на компромисс с
Вы говорите, что вас это совершенно не касается
Я говорю, что ты слепой
в шляпе над глазами
вы должны пойти на компромисс
вы видите вещи с определенного ракурса
Закрой свое эго
Вы попались на свою врожденную ложь
Вы должны были скомпрометировать

12.

Джек Ворм
Джек червь пришел покорить этот мир
мы все знали, что это было его намерением
Разорвать финансовый рынок до костей
и он не стал бы делать исключения
Джек был человеком с тайным умом
много плоти и крови
не сомневаюсь в том, что он король ринга
пока тесто продолжало поступать в
Джек был здоровым человеком с очень крепкими нервами
его концепция заключалась в том, чтобы никогда не думать дважды
мир был в его жадных толстых руках
он преуспел с его выдуманным устройством
Джек всегда задается вопросом, что еще можно купить
червяк, будучи червем, легко получить к
весь мир съел из его рук
Тебе лучше разобраться, чтобы занять позицию
Я состоятельный человек
вот как я
пора занять позицию
это просто мой паршивый план
Джек поднялся с места за своим столом
раздвинул шторы для пика улицы
снова сел и задумчиво улыбнулся
все стало ясно как он сказал
Я состоятельный человек
вот как я
пора занять позицию
это просто мой паршивый план
Я состоятельный человек
вот как я
пора занять позицию
это просто мой паршивый план

13.

Билеты на Wolf
Слушай, это еще разошлось
это не соответствует цене, которую я плачу
что ты в итоге говоришь
Ты поклялся, что никогда не скажешь
ну ты мне нравишься нравишься ты мне нравишься
Я раздаю билеты на волков
ничего не осталось и ничего не случилось
выглядит настолько темным, насколько может быть
может быть, я такой же странный для тебя
как ты для меня
ну ты мне нравишься нравишься ты мне нравишься
Я раздаю билеты на волков
Я буду тупым, насколько могу,
держись подальше от меня
«сегодня живо больше людей, чем когда-либо умерло
теперь, если это правда
и если вы верите в реинкарнацию
значит вокруг много людей без души
разве это не имеет смысла?
Я встречал некоторых из них
не так ли? «
[говорит Дэниел Рей]
мы все здесь просто люди
большой или маленький
но некоторые могут быть так полны
совсем ничего
ну ты мне нравишься нравишься ты мне нравишься
Я раздаю билеты на волков
Я буду тупым, насколько могу,
держись от меня подальше

1998 Music For Nations

Отправленные материалы, комментарии и исправления приветствуются на webmaster @ darklyrics. com

СТАРИННАЯ ЛИРИКА

Цитаты Эстер М. Фриснер (Автор «Ничьей принцессы»)

«Итак, мальчик, каково это — изливать нескончаемый поток…?»
« Прекрати! , — я сердито посмотрел на своих братьев, отталкивая их от Майло. «Как ты можешь так шутить перед ним?»
«Если честно, единственное, что сейчас перед ним, — это море и ужин, который он ел три дня назад». Кастор ухмыльнулся еще шире.
Полидевк сокрушился.«Мы имеем в виду хорошо, Хелен. Мы только пытаемся его рассмешить. Хороший смех может отвлечь его внимание от того, что он так болен ».
«Жалко, что мы едем прямо в Коринф», — сказал старый моряк, потирая затылок. «Поскольку ничто другое, похоже, не работает для этого парня, может быть, короткий отдых на суше успокоит его желудок».
«Как ты думаешь, мы когда-нибудь сможем вернуть его на борт после этого?» — спросил Кастор.
Матрос пожал плечами. «Что он скажет по этому поводу? Он твой раб, не так ли? »
«Он раб нашей сестры, или был», — ответил Кастор. «Она освободила его, как только купила».
«И все же он пришел с вами на этот корабль, больной, как мореплавание?»
«Это его первое путешествие», — сказал я, наклоняясь рядом с Майло, чтобы обнять его одной рукой. « он не знал, что он заболеет».
«О, он бы пошел с нами, даже если бы знал, что морское чудовище ждет, чтобы сожрать его», — сказал Кастор, еще раз подмигнув своему близнецу из тех надоедливых заговорщиков. «Все, что угодно, только не разлучайся с ты , младшая сестра.
Полидевк с энтузиазмом принялся за игру своего брата. «Это правда», — поспешил сказать он старому моряку. «Если бы вы видели, как он смотрел на нее с самого Калидона!»
«Можем ли мы его винить, Полидевк?» — спросил Кастор с притворной искренностью. «Наша младшая сестра — самая красивая женщина в мире». Они, смеясь, рухнули друг другу в объятия.
Майло приложил большие усилия и оттолкнулся от перил, подальше от меня. Он сделал два потрясающих шага, сжав кулаки.«Она . »Затем он развернулся и снова кинулся к борту корабля.
Мои братья обменялись взглядами чистого удивления. Старый моряк усмехнулся. «Возможно, он был рабом, леди Хелен, но он храбрее многих свободных людей, чтобы так отвечать принцам! Но это будет не первый раз, когда мужчина найдет мужество, о котором он даже не подозревал, пока не встретит нужную женщину ».
Мое лицо вспыхнуло. Я хотел поблагодарить Майло за то, что он прекратил дразнить моих братьев — независимо от того, было ли это весело, я все равно находил это раздражающим, — но я был странно косноязычным.
К счастью для меня, старый моряк выбрал именно этот момент, чтобы сказать: «Это не то, что вы видите каждый день — мышь, пытающаяся откусить львиный хвост. Запомните мои слова, у этого парня задатки великого героя. Если бы у меня все было по-своему, я бы подошел к следующему порту и понес бы его до храма Аполлона в Дельфах, просто чтобы посмотреть, какие чудеса Пифия может предсказать о своем будущем ».
— Эстер М. Фриснер, Ничья принцесса

% PDF-1.4 % 1 0 объект > / Свойства> / Затенение> / Шрифт> / ExtGState> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / CropBox [0 9 396 621] / Родитель 66 0 R / ArtBox [0 9 396 621] / BleedBox [0 9 396 621] / Тип / Страница / StructParents 0 >> эндобдж 2 0 obj > / Свойства> / Шрифт> / ExtGState> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / CropBox [0 9 396 621] / Родитель 66 0 R / ArtBox [0 9 396 621] / BleedBox [0 9 396 621] / Тип / Страница / StructParents 1 >> эндобдж 3 0 obj > / ColorSpace> / Свойства> / Шрифт> / ExtGState> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / CropBox [0 9 396 621] / Родитель 66 0 R / ArtBox [0 9 396 621] / BleedBox [0 9 396 621] / Тип / Страница / StructParents 2 >> эндобдж 4 0 объект > / Свойства> / Шрифт> / ExtGState> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / CropBox [0 9 396 621] / Родитель 66 0 R / ArtBox [0 9 396 621] / BleedBox [0 9 396 621] / Тип / Страница / StructParents 3 >> эндобдж 5 0 объект > / Свойства> / Шрифт> / ExtGState> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / CropBox [0 9 396 621] / Родитель 66 0 R / ArtBox [0 9 396 621] / BleedBox [0 9 396 621] / Тип / Страница / StructParents 4 >> эндобдж 6 0 объект > / Свойства> / Шрифт> / ExtGState> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / CropBox [0 9 396 621] / Родитель 66 0 R / ArtBox [0 9 396 621] / BleedBox [0 9 396 621] / Тип / Страница / StructParents 5 >> эндобдж 7 0 объект > / ColorSpace> / Свойства> / Шрифт> / ExtGState> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / CropBox [0 9 396 621] / Родитель 66 0 R / ArtBox [0 9 396 621] / BleedBox [0 9 396 621] / Тип / Страница / StructParents 6 >> эндобдж 8 0 объект > / Свойства> / Шрифт> / ExtGState> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / CropBox [0 9 396 621] / Родитель 66 0 R / ArtBox [0 9 396 621] / BleedBox [0 9 396 621] / Тип / Страница / StructParents 7 >> эндобдж 9 0 объект > / Свойства> / Шрифт> / ExtGState> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / CropBox [0 9 396 621] / Родитель 66 0 R / ArtBox [0 9 396 621] / BleedBox [0 9 396 621] / Тип / Страница / StructParents 8 >> эндобдж 10 0 объект > / Свойства> / Шрифт> / ExtGState> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / CropBox [0 9 396 621] / Родитель 66 0 R / ArtBox [0 9 396 621] / BleedBox [0 9 396 621] / Тип / Страница / StructParents 9 >> эндобдж 11 0 объект > / ColorSpace> / Свойства> / Шрифт> / ExtGState> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / CropBox [0 9 396 621] / Родительская 419 0 R / ArtBox [0 9 396 621] / BleedBox [0 9 396 621] / Тип / Страница / StructParents 10 >> эндобдж 12 0 объект > / ColorSpace> / Свойства> / Шрифт> / ExtGState> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / CropBox [0 9 396 621] / Родительская 419 0 R / ArtBox [0 9 396 621] / BleedBox [0 9 396 621] / Тип / Страница / StructParents 11 >> эндобдж 13 0 объект > / Свойства> / Шрифт> / ExtGState> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / CropBox [0 9 396 621] / Родительская 419 0 R / ArtBox [0 9 396 621] / BleedBox [0 9 396 621] / Тип / Страница / StructParents 12 >> эндобдж 14 0 объект > / ColorSpace> / Свойства> / Шрифт> / ExtGState> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / CropBox [0 9 396 621] / Родительская 419 0 R / ArtBox [0 9 396 621] / BleedBox [0 9 396 621] / Тип / Страница / StructParents 13 >> эндобдж 15 0 объект > / ColorSpace> / Свойства> / Шрифт> / ExtGState> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / CropBox [0 9 396 621] / Родительская 419 0 R / ArtBox [0 9 396 621] / BleedBox [0 9 396 621] / Тип / Страница / StructParents 14 >> эндобдж 16 0 объект > / ColorSpace> / Свойства> / Шрифт> / ExtGState> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / CropBox [0 9 396 621] / Родительская 419 0 R / ArtBox [0 9 396 621] / BleedBox [0 9 396 621] / Тип / Страница / StructParents 15 >> эндобдж 17 0 объект > / Свойства> / Шрифт> / ExtGState> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / CropBox [0 9 396 621] / Родительская 419 0 R / ArtBox [0 9 396 621] / BleedBox [0 9 396 621] / Тип / Страница / StructParents 16 >> эндобдж 18 0 объект > / ColorSpace> / Свойства> / Шрифт> / ExtGState> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / CropBox [0 9 396 621] / Родительская 419 0 R / ArtBox [0 9 396 621] / BleedBox [0 9 396 621] / Тип / Страница / StructParents 17 >> эндобдж 19 0 объект > / ColorSpace> / Свойства> / Шрифт> / ExtGState> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / CropBox [0 9 396 621] / Родительская 419 0 R / ArtBox [0 9 396 621] / BleedBox [0 9 396 621] / Тип / Страница / StructParents 18 >> эндобдж 20 0 объект > / Свойства> / Шрифт> / ExtGState> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / CropBox [0 9 396 621] / Родительская 419 0 R / ArtBox [0 9 396 621] / BleedBox [0 9 396 621] / Тип / Страница / StructParents 19 >> эндобдж 21 0 объект > / ColorSpace> / Свойства> / Шрифт> / ExtGState> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / CropBox [0 9 396 621] / Родитель 781 0 R / ArtBox [0 9 396 621] / BleedBox [0 9 396 621] / Тип / Страница / StructParents 20 >> эндобдж 22 0 объект > / Свойства> / Шрифт> / ExtGState> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / CropBox [0 9 396 621] / Родитель 781 0 R / ArtBox [0 9 396 621] / BleedBox [0 9 396 621] / Тип / Страница / StructParents 21 >> эндобдж 23 0 объект > / ColorSpace> / Свойства> / Шрифт> / ExtGState> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / CropBox [0 9 396 621] / Родитель 781 0 R / ArtBox [0 9 396 621] / BleedBox [0 9 396 621] / Тип / Страница / StructParents 22 >> эндобдж 24 0 объект > / Свойства> / Шрифт> / ExtGState> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / CropBox [0 9 396 621] / Родитель 781 0 R / ArtBox [0 9 396 621] / BleedBox [0 9 396 621] / Тип / Страница / StructParents 23 >> эндобдж 25 0 объект > / Свойства> / Шрифт> / ExtGState> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / CropBox [0 9 396 621] / Родитель 781 0 R / ArtBox [0 9 396 621] / BleedBox [0 9 396 621] / Тип / Страница / StructParents 24 >> эндобдж 26 0 объект > / Свойства> / Шрифт> / ExtGState> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / CropBox [0 9 396 621] / Родитель 781 0 R / ArtBox [0 9 396 621] / BleedBox [0 9 396 621] / Тип / Страница / StructParents 25 >> эндобдж 27 0 объект > / ColorSpace> / Свойства> / Шрифт> / ExtGState> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / CropBox [0 9 396 621] / Родитель 781 0 R / ArtBox [0 9 396 621] / BleedBox [0 9 396 621] / Тип / Страница / StructParents 26 >> эндобдж 28 0 объект > / ColorSpace> / Свойства> / Шрифт> / ExtGState> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / CropBox [0 9 396 621] / Родитель 781 0 R / ArtBox [0 9 396 621] / BleedBox [0 9 396 621] / Тип / Страница / StructParents 27 >> эндобдж 29 0 объект > / Свойства> / Шрифт> / ExtGState> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / CropBox [0 9 396 621] / Родитель 781 0 R / ArtBox [0 9 396 621] / BleedBox [0 9 396 621] / Тип / Страница / StructParents 28 >> эндобдж 30 0 объект > / ColorSpace> / Свойства> / Шрифт> / ExtGState> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / CropBox [0 9 396 621] / Родитель 781 0 R / ArtBox [0 9 396 621] / BleedBox [0 9 396 621] / Тип / Страница / StructParents 29 >> эндобдж 31 0 объект > / ColorSpace> / Свойства> / Шрифт> / ExtGState> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / CropBox [0 9 396 621] / Родитель 1239 0 R / ArtBox [0 9 396 621] / BleedBox [0 9 396 621] / Тип / Страница / StructParents 30 >> эндобдж 32 0 объект > / ColorSpace> / Свойства> / Шрифт> / ExtGState> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / CropBox [0 9 396 621] / Родитель 1239 0 R / ArtBox [0 9 396 621] / BleedBox [0 9 396 621] / Тип / Страница / StructParents 31 >> эндобдж 33 0 объект > / ColorSpace> / Свойства> / Шрифт> / ExtGState> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / CropBox [0 9 396 621] / Родитель 1239 0 R / ArtBox [0 9 396 621] / BleedBox [0 9 396 621] / Тип / Страница / StructParents 32 >> эндобдж 34 0 объект > / ColorSpace> / Свойства> / Шрифт> / ExtGState> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / CropBox [0 9 396 621] / Родитель 1239 0 R / ArtBox [0 9 396 621] / BleedBox [0 9 396 621] / Тип / Страница / StructParents 33 >> эндобдж 35 0 объект > / ColorSpace> / Свойства> / Шрифт> / ExtGState> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / CropBox [0 9 396 621] / Родитель 1239 0 R / ArtBox [0 9 396 621] / BleedBox [0 9 396 621] / Тип / Страница / StructParents 34 >> эндобдж 36 0 объект > / ColorSpace> / Свойства> / Шрифт> / ExtGState> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / CropBox [0 9 396 621] / Родитель 1239 0 R / ArtBox [0 9 396 621] / BleedBox [0 9 396 621] / Тип / Страница / StructParents 35 >> эндобдж 37 0 объект > / ColorSpace> / Свойства> / Шрифт> / ExtGState> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / CropBox [0 9 396 621] / Родитель 1239 0 R / ArtBox [0 9 396 621] / BleedBox [0 9 396 621] / Тип / Страница / StructParents 36 >> эндобдж 38 0 объект > / ColorSpace> / Свойства> / Шрифт> / ExtGState> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / CropBox [0 9 396 621] / Родитель 1239 0 R / ArtBox [0 9 396 621] / BleedBox [0 9 396 621] / Тип / Страница / StructParents 37 >> эндобдж 39 0 объект > / ColorSpace> / Свойства> / Шрифт> / ExtGState> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / CropBox [0 9 396 621] / Родитель 1239 0 R / ArtBox [0 9 396 621] / BleedBox [0 9 396 621] / Тип / Страница / StructParents 38 >> эндобдж 40 0 объект > / ColorSpace> / Свойства> / Шрифт> / ExtGState> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / CropBox [0 9 396 621] / Родитель 1239 0 R / ArtBox [0 9 396 621] / BleedBox [0 9 396 621] / Тип / Страница / StructParents 39 >> эндобдж 41 0 объект > / Свойства> / Шрифт> / ExtGState> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / CropBox [0 9 396 621] / Родитель 1566 0 р / ArtBox [0 9 396 621] / BleedBox [0 9 396 621] / Тип / Страница / StructParents 40 >> эндобдж 42 0 объект > / Свойства> / Шрифт> / ExtGState> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / CropBox [0 9 396 621] / Родитель 1566 0 р / ArtBox [0 9 396 621] / BleedBox [0 9 396 621] / Тип / Страница / StructParents 41 >> эндобдж 43 0 объект > / Свойства> / Шрифт> / ExtGState> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / CropBox [0 9 396 621] / Родитель 1566 0 р / ArtBox [0 9 396 621] / BleedBox [0 9 396 621] / Тип / Страница / StructParents 42 >> эндобдж 44 0 объект > / Свойства> / Шрифт> / ExtGState> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / CropBox [0 9 396 621] / Родитель 1566 0 р / ArtBox [0 9 396 621] / BleedBox [0 9 396 621] / Тип / Страница / StructParents 43 >> эндобдж 45 0 объект > / Свойства> / Шрифт> / ExtGState> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / CropBox [0 9 396 621] / Родитель 1566 0 р / ArtBox [0 9 396 621] / BleedBox [0 9 396 621] / Тип / Страница / StructParents 44 >> эндобдж 46 0 объект > / ColorSpace> / Свойства> / Шрифт> / ExtGState> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / CropBox [0 9 396 621] / Родитель 1566 0 р / ArtBox [0 9 396 621] / BleedBox [0 9 396 621] / Тип / Страница / StructParents 45 >> эндобдж 47 0 объект > / ColorSpace> / Свойства> / Шрифт> / ExtGState> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / CropBox [0 9 396 621] / Родитель 1566 0 р / ArtBox [0 9 396 621] / BleedBox [0 9 396 621] / Тип / Страница / StructParents 46 >> эндобдж 48 0 объект > / ColorSpace> / Свойства> / Шрифт> / ExtGState> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / CropBox [0 9 396 621] / Родитель 1566 0 р / ArtBox [0 9 396 621] / BleedBox [0 9 396 621] / Тип / Страница / StructParents 47 >> эндобдж 49 0 объект > / ColorSpace> / Свойства> / Шрифт> / ExtGState> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / CropBox [0 9 396 621] / Родитель 1566 0 р / ArtBox [0 9 396 621] / BleedBox [0 9 396 621] / Тип / Страница / StructParents 48 >> эндобдж 50 0 объект > / ColorSpace> / Свойства> / Шрифт> / ExtGState> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / CropBox [0 9 396 621] / Родитель 1566 0 р / ArtBox [0 9 396 621] / BleedBox [0 9 396 621] / Тип / Страница / StructParents 49 >> эндобдж 51 0 объект > / ColorSpace> / Свойства> / Шрифт> / ExtGState> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / CropBox [0 9 396 621] / Родитель 1811 0 р / ArtBox [0 9 396 621] / BleedBox [0 9 396 621] / Тип / Страница / StructParents 50 >> эндобдж 52 0 объект > / Свойства> / Шрифт> / ExtGState> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / CropBox [0 9 396 621] / Родитель 1811 0 р / ArtBox [0 9 396 621] / BleedBox [0 9 396 621] / Тип / Страница / StructParents 51 >> эндобдж 53 0 объект > / ColorSpace> / Свойства> / Шрифт> / ExtGState> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / CropBox [0 9 396 621] / Родитель 1811 0 р / ArtBox [0 9 396 621] / BleedBox [0 9 396 621] / Тип / Страница / StructParents 52 >> эндобдж 54 0 объект > / Свойства> / Шрифт> / ExtGState> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / CropBox [0 9 396 621] / Родитель 1811 0 р / ArtBox [0 9 396 621] / BleedBox [0 9 396 621] / Тип / Страница / StructParents 53 >> эндобдж 55 0 объект > / ColorSpace> / Свойства> / Шрифт> / ExtGState> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / CropBox [0 9 396 621] / Родитель 1811 0 р / ArtBox [0 9 396 621] / BleedBox [0 9 396 621] / Тип / Страница / StructParents 54 >> эндобдж 56 0 объект > / Свойства> / Шрифт> / ExtGState> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / CropBox [0 9 396 621] / Родитель 1811 0 р / ArtBox [0 9 396 621] / BleedBox [0 9 396 621] / Тип / Страница / StructParents 55 >> эндобдж 57 0 объект > / ColorSpace> / Свойства> / Шрифт> / ExtGState> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / CropBox [0 9 396 621] / Родитель 1811 0 р / ArtBox [0 9 396 621] / BleedBox [0 9 396 621] / Тип / Страница / StructParents 56 >> эндобдж 58 0 объект > / Свойства> / Шрифт> / ExtGState> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / CropBox [0 9 396 621] / Родитель 1811 0 р / ArtBox [0 9 396 621] / BleedBox [0 9 396 621] / Тип / Страница / StructParents 57 >> эндобдж 59 0 объект > / Свойства> / Шрифт> / ExtGState> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / CropBox [0 9 396 621] / Родитель 1811 0 р / ArtBox [0 9 396 621] / BleedBox [0 9 396 621] / Тип / Страница / StructParents 58 >> эндобдж 60 0 объект > / Свойства> / Шрифт> / ExtGState> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / CropBox [0 9 396 621] / Родитель 1811 0 р / ArtBox [0 9 396 621] / BleedBox [0 9 396 621] / Тип / Страница / StructParents 59 >> эндобдж 61 0 объект > / Свойства> / Шрифт> / ExtGState> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / CropBox [0 9 396 621] / Материнская 2088 0 R / ArtBox [0 9 396 621] / BleedBox [0 9 396 621] / Тип / Страница / StructParents 60 >> эндобдж 62 0 объект > / ColorSpace> / Свойства> / Шрифт> / ExtGState> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / CropBox [0 9 396 621] / Материнская 2088 0 R / ArtBox [0 9 396 621] / BleedBox [0 9 396 621] / Тип / Страница / StructParents 61 >> эндобдж 63 0 объект > / Свойства> / Шрифт> / ExtGState> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / CropBox [0 9 396 621] / Материнская 2088 0 R / ArtBox [0 9 396 621] / BleedBox [0 9 396 621] / Тип / Страница / StructParents 62 >> эндобдж 64 0 объект > / Свойства> >> / Шрифт> / ExtGState> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / CropBox [0 0 360 576] / Материнская 2088 0 R / ArtBox [0 0 360 576] / BleedBox [0 0 360 576] / Тип / Страница / StructParents 0 >> эндобдж 65 0 объект > / Шрифт> / ExtGState> / ProcSet [/ PDF / Text] >> / CropBox [0 0 396 630] / Материнская 2088 0 R / ArtBox [0 0 396 630] / BleedBox [0 0 396 630] / PieceInfo / DocumentID / PageWidthList> / NumberofPages 1 / OriginalDocumentID / PageUIDList> >> >> / StructParents 0 >> эндобдж 66 0 объект > эндобдж 67 0 объект > ручей sԚ ^ конечный поток эндобдж 68 0 объект > ручей X8fB [[cWӜimPU «_9 # N» H; St? GDnl = W {ZX-W7 [6Ch H% 8T; eӠ7SKy / b

Финал серии «Игра престолов»: отсылки, обратные вызовы и то, что вы пропустили

Вот и все. Конец. Game of Thrones больше не будет, но создателям сериала Дэвиду Бениоффу и Д. Б. Вайсу пришлось многое сделать в «Железном троне», не в последнюю очередь в финале сериала.

Последний эпизод ставит много вопросов, дает много ответов и дает небольшой поклон тем, кто выжил. Итак, в последний раз давайте пройдемся по этой серии Игры престолов сцена за сценой, соединяя точки с прошлым и заканчивая шоу вместе.

Тирион Ланнистер, Рука Королевы, идет к Королевской Гавани, ошеломленный опустошением, которое нанесла женщина, которой он служил и в которую верил.Он переступает порог через дыру во внешней стене, которую Дейенерис Таргариен взорвала драконьим огнем, и попадает в пустошь.

Еще несколько часов назад столица Семи Королевств была городом каменных зданий землистого цвета с крышами из темно-красной глины. Теперь это кладбище, раскинувшийся кратер из щебня ненасыщенного серого цвета пепла, испещренный случайными оранжевыми вспышками все еще горящего драконьего огня.

Ошеломленный человек в набедренной повязке и залитый красной кровью покидает город мимо Руки.Тирион замечает, что большая часть его спины поцарапана или сожжена. Сир Давос Сиворт, Луковый рыцарь, и Джон Сноу следуют за ними в нескольких ярдах и молча смотрят на них.

Смерть повсюду. На каждой улице, в каждом переулке, под каждой крышей — щебень и пепельные трупы.

Посреди одной из бесчисленных разрушенных улиц Тирион находит обугленные останки маленькой девочки и ее матери из последнего эпизода. Она все еще держит в руке игрушку-лошадь, хотя она почернела от копоти.Это недвусмысленное напоминание о том, что Дейенерис Таргариен объявила всех в Королевской Гавани своим врагом, убивая солдат и мирных жителей во время своего завоевания.

Трое мужчин и небольшой отряд солдат позади них останавливают свою процессию.

«Я найду тебя позже», — говорит Тирион.

«Это небезопасно, — говорит Джон. «Позвольте мне послать с вами несколько человек».

«Я иду одна», — говорит Рука и уходит. Джон не спорит.

Тирион Ланнистер продолжает свою стыдливую прогулку, миновав угол, где Арья Старк выжила в огне, убившем женщину и ее дочь.Гигантский треснувший колокол, который прозвенел, сигнализируя о сдаче Королевской Гавани, и который Дейенерис Таргариен проигнорировала, стоит на улице.

Он смотрит вдаль и видит то, что осталось от Красного Замка, замка, из которого сестра правила Семью Королевствами (и в который он только что послал своего брата, чтобы спасти ее).

Давос, Джон, Серый Червь и солдаты ГБО

Джон, Давос и небольшой отряд солдат продолжают идти по улицам, когда натыкаются на Серого Червя и около дюжины Безупречных.Полдюжины солдат, защищавших Королевскую Гавань королевы Серсеи, беззащитно преклонили колени на улице. Они военнопленные.

«Именем единственной истинной королевы, Дейенерис Таргариен, я приговариваю вас к смерти», — говорит Серый Червь.

«Серый червь!» — говорит Джон, прерывая казнь. «Это конец. Эти люди — заключенные ».

«Это не конец, пока враги королевы не будут побеждены», — говорит Серый Червь.

«Насколько больше вы хотите, чтобы они потерпели поражение?» — недоверчиво спрашивает Давос.«Они на коленях».

«Они дышат», — говорит Серый Червь.

«Посмотри вокруг, друг. Мы выиграли.»

«Оглянись вокруг, друг», — говорит Давос. «Мы выиграли.»

«Я подчиняюсь приказам моей королевы, а не твоей».

«А что приказывает королева?» — спрашивает Джон.

«Убейте всех, кто следует за Серсеей Ланнистер». Это свободные люди. Они решили сражаться за нее ».

Серый Червь вытаскивает кинжал из пальто и поворачивается, чтобы исполнить приговор.Джон хватает его за руку, и как только он это делает, безмолвные Безупречные готовят свои копья. То же самое и с солдатами, прибывшими с Давосом и Джоном.

Давос расслабляет мужчин и играет дипломата.

«Джон», — говорит он. «Мы должны поговорить с королевой».

Джон смотрит на заключенных и оценивает ситуацию. Что бы он ни делал, кто-то проигрывает. Если он бросит вызов Серому Червю, союзники будут сражаться на улице. Если он ничего не сделает, военнопленные умрут.

Он отпускает руку Серого Червя.Безупречные убирают свои копья и встают по стойке смирно. Лидер Безупречных приводит в исполнение свой самопровозглашенный смертный приговор, перерезая солдатам глотки одного за другим.

Давос, Джон и их солдаты уходят.

Тирион, Серсея и Хайме

Тирион сейчас находится в Красном замке, идя через завалы, которые заполняют комнату с треснувшим полом. Он подходит к столу, за которым собирается Малый совет короля или ближайших советников королевы — где, как он думал, он будет сидеть как Рука королевы Дейенерис Таргариен.Позади него снег падает через недавно проветриваемую комнату с картами.

ГБО

Он находит на земле факел, поднимает его и зажигает. Он спускается по винтовой лестнице, повторяя шаги, которые сделали его брат-близнец и сестра в предыдущем эпизоде. Он обнаруживает еще больше обломков в подвале.

И среди обломков он обнаруживает сначала металлическую руку своего брата, а затем, после удаления кирпичей, тела его мертвых братьев и сестер, Хайме и Серсеи Ланнистеры, лежащих в покое, как они, несомненно, делали в постели на протяжении всей своей жизни.

Тирион, который не смог спасти их и теперь последний Ланнистер, плачет.

Безумная Королева обращается к своим войскам ГБО

Джон идет через сотни дотракийцев и безупречных солдат и поднимается по длинной лестнице к Дейенерис. Ее единственный оставшийся ребенок-дракон, Дрогон, пролетает над головой, и войска радуются.

Арья наблюдает издалека.

Наверху лестницы Серый Червь ждет свою королеву. Справа от руин висит огромное черное знамя с красной эмблемой Дома Таргариенов — недвусмысленным символом огненного завоевания Королевской Гавани Дейенерис.

Дейенерис Таргариен выходит. Позади нее ревет Дрогон и расправляет крылья. С таким же успехом они могли быть ее.

Дотракийцы приветствуют. Она начинает свою речь на валирийском.

«Кровь моей крови», — говорит Дейенерис Таргариен, и войска успокаиваются.«Вы сдержали все свои обещания, данные мне. Ты убил моих врагов в их железных костюмах. Вы снесли их каменные дома. Ты дал мне Семь Королевств! »

В этот момент Дрогон приземляется на ближайшую разрушенную стену и рычит. Дотракийцы приветствуют, поднимая свои изогнутые лезвия в воздух.

«Торго Нудхо», — говорит она, обращаясь к Серому Червю. «Ты ходил рядом со мной с Площади Гордости. Вы самый храбрый из мужчин, самый верный из солдат. Я назначаю вас командующим всех моих сил, мастером войны Королевы.”

Безупречные трижды вонзают свои копья в землю, это более сдержанный возглас, чем у их союзников-дотракийцев, но очень Безупречный. Они делают это снова, и Серый Червь улыбается и кивает своей королеве.

«Безупречный», — говорит Дейенерис Таргариен, когда Тирион приближается к королеве сзади. «Все вы были вырваны из рук своих матерей и воспитывались рабами. Теперь вы освободители! Вы освободили народ Королевской Гавани от тирана! »

Безупречные трижды бьют копьями.

«Но война не окончена. Мы не сложим копья, пока не освободим всех людей мира! »

Безупречные трижды бьют копьями.

«От Винтерфелла до Дорна, от Ланниспорта до Карта, от Летних островов до Нефритового моря!»

Безупречные снова и снова бьют копьями тройками. Джон и Тирион слушают, понимая, что происходит. Резня в Королевской Гавани не была отклонением от нормы. Это был первый шаг Дейенерис Таргариен в завоевании мира.

«Женщины, мужчины и дети слишком долго страдали под колесом. Ты сломаешь колесо вместе со мной? »

Они бьют копьями, но уже не в трех экземплярах, а в долгом потоке согласия. Дотракийцы приветствуют. Это барабанный бой будущей войны.

Тирион приближается к королеве, которая краем глаза ловит его.

«Вы освободили своего брата», — говорит Дейенерис Таргариен, не глядя на него. «Вы совершили измену».

«Я освободил своего брата», — говорит Тирион.«И вы вырезали город».

Она поворачивается к нему лицом. Он снимает протяжку «Рука королевы» и бросает ее вниз по лестнице, где она приземляется у подножия Безупречного солдата.

Стук прекращается. Она с презрением смотрит на свою бывшую Длань, тяжело сглатывает и говорит «возьми его» на валирийском. Двое ближайших Незапятнанных солдат сопровождают его. Он проходит мимо Джона с понимающим взглядом. А потом Джон ловит взгляд Дейенерис Таргариен. Они ничего не говорят. Она уходит.

А потом каким-то образом Арья оказывается рядом с Джоном.

ГБО

«Что ты здесь делаешь?» — спрашивает Джон. Она не отвечает. Он берет свою младшую сестру за плечо. «Эй, что случилось?»

«Я пришла убить Серсею», — говорит она. «Твоя королева пришла первой».

«Теперь она королева для всех».

«Попробуйте рассказать Сансе».

Север никогда не преклонит колени, и Санса уже говорила об этом раньше.

«Жди меня у городских ворот», — говорит Джон.«Я найду тебя».

Джон собирается уходить, но Арья хватает его за руку.

«Джон», — говорит она. «Она знает, кто ты. Кто ты на самом деле. Ты всегда будешь для нее угрозой. И я узнаю убийцу, когда вижу его ».

Джон и Тирион

Джон оставляет свое оружие Незапятнанным солдатам, охраняющим комнату, в которой заключен Тирион. Он входит и находит бывшую Десницу Королевы, сидящую у ящика в дальнем конце комнаты, покорившуюся своей судьбе.

«Вы принесли вино?» — спрашивает Тирион. (Приоритеты.)

«Нет», — отвечает Джон.

«А. Что ж, спасибо, что пришли ко мне. Наша королева недолго держит пленников. Полагаю, справедливость здесь грубая. Я предал своего ближайшего друга и смотрел, как он горит. Теперь прах Вариса может сказать мой прах: «Видишь? Я же сказал тебе. ‘

«Это только что пришло мне в голову. Я разговариваю с единственным живым мужчиной, который знает, куда я иду. Так есть ли жизнь после смерти? »

«Не то, чтобы я видел.”

ГБО

«Я должен быть благодарен. Oblivion — лучшее, на что я мог надеяться. Я задушил своего любовника. Я застрелил своего отца из арбалета. Я предал свою королеву ».

«Вы не сделали».

«Я сделал . И я бы сделал это снова, теперь, когда я увидел то, что видел. Я выбрал свою судьбу. Жители Королевской Гавани этого не сделали.

«Я не могу оправдать случившееся», — говорит Джон. «Я не буду пытаться.Но война окончена ».

«Это? Когда вы слышали, как она разговаривает со своими солдатами, говорила ли она, как будто она закончила драку? Тирион встает и подходит к Джону. «Она освободила жителей Залива Работорговцев. Она освободила жителей Королевской Гавани. И она будет продолжать освобождать, пока люди мира не станут свободными, и она не будет править ими всеми ».

«И ты был рядом с ней, консультировал ее. До сегодняшнего дня.»

«До сегодняшнего дня. Варис был прав. Я ошибался. Было тщеславием думать, что я могу вести ее.Природа нашей королевы — огонь и кровь «.

«Вы думаете, что наши домашние слова отпечатываются на наших телах, когда мы рождаемся, и вот кто мы? Тогда я тоже буду огнем и кровью.

Это попадает в Джона в нужное место. Это слова Дома Таргариенов. Тирион поддерживает первую часть аргумента «природа против воспитания». Что это будет значить для Джона, который одновременно является и Старком, и Таргариеном, и, по его мнению, живым аргументом в пользу заботы о природе, благодаря покойному Неду Старку.

«Вы думаете, что наши домашние слова отпечатываются на наших телах, когда мы рождаемся, и вот кто мы?» — спрашивает Джон.«Тогда я тоже буду огнем и кровью. Она не ее отец, не больше, чем ты Тайвин Ланнистер.

«Мой отец был злым человеком. Моя сестра была злой женщиной. Сложите в кучу тела всех людей, которых они когда-либо убили — их все равно не будет и вполовину меньше, чем наша прекрасная королева, убитая за один день.

«Серсея не оставила ей выбора».

«В тот момент, когда ворота упали, битва окончилась».

«Она видела, как ее подругу обезглавили. Она видела, как ее дракон взлетел с неба.”

«И за это она сожгла город».

«А, это легко судить, когда стоишь вдали от поля битвы».

«Вы бы сделали это?»

«Что?»

«Вы были там, на спине дракона. У тебя была такая сила. Вы бы сожгли город? »

Джон делает паузу, чтобы обдумать это. «Не знаю, — говорит он.

«Да, это так. Ты не скажешь, потому что не хочешь ее предать, но ты знаешь.

«Какая разница, что я буду делать?»

«Она считает, что ее судьба — построить лучший мир для всех.Если бы вы в это поверили — если вы действительно в это поверили, — разве вы не убили бы того, кто стоял между вами и раем? »

«Это важно больше всего на свете. Когда она убила работорговцев Астапора, я уверен, что никто, кроме работорговцев, не жаловался. В конце концов, они были злыми людьми. Когда она распинала сотни меринских дворян, кто бы мог спорить? Они были злыми людьми. Дотракийских калов она сожгла заживо? Они сделали бы с ней хуже. Куда бы она ни пошла, злые люди умирают, и мы ее за это болеем. И она становится сильнее и увереннее в том, что она хорошая и правая.

«Она считает, что ее судьба — построить лучший мир для всех. Если бы вы в это поверили — если вы действительно в это поверили, — разве вы не убили бы того, кто стоял между вами и раем? »

Это аргумент против Дейенерис Таргариен, лишенный сути. Она видит себя двигателем судьбы и сжигает силы, которые считает злыми или недостойными, на своем пути к созданию лучшего мира, как она это определяет. Раньше это было нормально. Урод, конечно. Грязный, да. Но старая Дейенерис Таргариен сжигала злых людей, и мы поняли.Новая Дейенерис Таргариен без сожаления сжигает всех мужчин, женщин и детей. От этого нет выхода.

Джон садится и на мгновение прячет голову руками, прикрываясь от правды вопроса Тириона. Он разочарованно выдыхает.

«Я знаю, что ты ее любишь», — говорит Тирион. «Я тоже ее люблю. Не так … успешно, как ты. Но я верил в нее всем сердцем. Любовь сильнее разума. Мы все это знаем. Посмотри на моего брата.

«Любовь — смерть долга», — говорит Джон.

«Это вы только что придумали?» — удивленно спрашивает Тирион.

«Мейстер Эйемон сказал это давным-давно».

Тирион делает паузу, поджимает губы и жует мудрость.

«Иногда долг — смерть любви. Вы — щит, охраняющий царства людей », — говорит Тирион, повторяя клятвы Ночного Дозора (а также довольно точно описывая Джона Сноу). «И ты всегда старался поступать правильно. Независимо от цены, вы пытались защитить людей.Кто сейчас представляет наибольшую угрозу для людей? »

Печаль капает с Тириона по мере того, как мы приближаемся к неизбежному вопросу, который не хотим задавать. Джон знает, что нет простого ответа, и смотрит в пол.

«Я ужасно спрашиваю, — говорит Тирион. «Это тоже правильно. Ты думаешь, я последний мужчина, которого она казнит? Кто опаснее законного наследника Железного Трона? »

«Это ее решение», — говорит Джон, вставая и защищая свою королеву.«Она королева. Мне очень жаль, что до этого дошло «.

Он кладет руку на плечо Тириона на мгновение в трогательном жесте печали. Он стучит в дверь, чтобы выйти из комнаты.

«А твои сестры?» — спрашивает Тирион. «Вы видите, как они сгибают колени?»

«Мои сестры будут верны престолу».

«Как вы думаете, почему Санса рассказала мне правду о вас? Потому что она не хочет, чтобы Дени стала королевой. ”

«Она не может выбирать».

«Нет. Но у вас .И тебе нужно выбирать сейчас ».

Джон думает об этом и уходит.

Дейенерис Таргариен и Джон в тронном зале

Его меч вернулся, Джон идет по разрушенным залам Королевской Гавани. На улице идет снег. Он проходит мимо груды обломков, которая движется, оказываясь драконом Дейенерис. Дрогон нюхает Джона и снова ложится.

Когда Джон пробирается в тронный зал, Дейенерис входит в него впервые.

Снег падает сквозь отсутствующий потолок в разрушенном ею замке. Она оглядывает комнату, в которой никогда не была, видит пустой Железный трон и идет к нему. Она подходит к Железному Трону, проходит несколько шагов к нему и протягивает руку, чтобы коснуться одной из рукояток меча, образующей руку.

Она прикасается к нему и улыбается, чувствуя всю тяжесть всего, что она сделала, чтобы прийти в этот момент. Это ее. Наконец-то это ее.

Она оборачивается, чтобы сесть, когда видит, что Джон входит с дальнего конца тронного зала.Дейенерис Таргариен улыбается.

«Когда я была девочкой, — говорит она, — мой брат сказал мне, что это было сделано тысячей мечей павших врагов Эйгона. Как выглядит тысяча мечей в сознании маленькой девочки, не умеющей считать до 20? Я представил себе гору мечей, слишком высокую, чтобы взобраться на нее. Так много павших врагов, что можно было видеть только ступни ног Эйгона.

Не для светской беседы, Джон меняет тему на ужасы, которые он видел.

«Я видел, как они казнили узников Ланнистеров на улице», — говорит он.«Они сказали, что действовали по твоему приказу».

«Это было необходимо».

«Необходимо? Вы были там внизу? Ты видел? Дети — маленькие дети — сгорели! »

«Я пыталась помириться с Серсеей», — холодно, как лимонад, говорит Дейенерис Таргариен. «Она использовала их невиновность как оружие против меня. Она думала, что это меня искалечит.

«А Тирион?»

«Он за моей спиной сговорился с моими врагами. Как вы относились к людям, которые поступали с вами так же, даже когда это разбивало вам сердце? »

Она не ошиблась.Джон казнил людей.

«Простите его, — говорит Джон.

«Не могу».

«Можно. Вы можете простить их всех, заставить их увидеть, что они сделали ошибку. Заставьте их понять. Пожалуйста, Дэни.

«Мы не можем прятаться за маленькими милостями. Нужный нам мир не будет построен людьми, верными нашему миру ».

«Мир, который нам нужен, — это мир милосердия. Должно быть.»

«Так и будет», — говорит она и с улыбкой подходит к Джону. «Нелегко увидеть то, чего раньше никогда не было.Хороший мир ».

«Откуда ты знаешь?» — спрашивает Джон. «Откуда ты знаешь, что все будет хорошо?»

«Потому что я знаю, что хорошо. И ты тоже.

«Я не знаю».

«Знаешь. Вы делаете. Ты всегда знал.

«А что насчет всех остальных? Все остальные люди, которые думают, что знают, что хорошо.

«У них нет выбора», — говорит она, решая свою судьбу.

Дейенерис Таргариен стала самопровозглашенным арбитром того, что хорошо и правильно в мире.Королева с безграничной властью, с живым оружием массового уничтожения, с кровоточащими слюнями армиями под ее командованием, абсолютно убежденная в том, что то, что исходит из ее разума, достойно и де-факто хорошо, совершенно желает и способна повторить огненную бурю Королевской Гавани через Вестерос, так же, как она сказала ранее собравшимся войскам.

«Будь со мной», — говорит она. «Постройте новый мир вместе со мной. Это наша причина. Так было с самого начала, с тех пор, как ты был маленьким мальчиком с ублюдочной фамилией, а я была маленькой девочкой, которая не могла сосчитать до 20.Мы делаем это вместе. Мы вместе ломаем колесо ».

«Ты моя королева», — говорит он. «Сейчас и всегда».

Она целует его. Он целует ее в ответ. Он отводит руку. Джон пронзает Дейенерис Таргариен кинжалом в сердце.

ГБО

Удивление на лице Дейенерис Таргариен может сравниться только с ужасом на лице Джона Сноу. Она падает назад, но он ее ловит. Из правой части рта вытекает небольшая струйка крови.Она тяжело дышит, умирает. Появляется еще одна струйка крови, на этот раз из ее правой ноздри. Дейенерис Таргариен умирает, и Джон плачет о любви, которую он потерял, и о жизни, которую он забрал.

Любовь — это смерть долга, а иногда долг — смерть любви.

RIP Дейенерис Шторморожденная из Дома Таргариенов, Первая в ее имени, Королева Андалов и Первых Людей, Защитница Семи Королевств, Мать Драконов, Кхалиси Великого Травяного Моря, Несгоревшая, Разрушитель цепей, Безумная Королева, которая хотела сломать колесо, но в единственный момент, который действительно имел значение, взорвала Королевскую Гавань и использовала это как шаблон для планирования своего завоевания мира.Она умерла как королева, которой так и не удалось сесть на трон.

Вдали визжит Дрогон. Он знает, что что-то не так. Он влетает в комнату, когда Джон кладет голову Дейенерис Таргариен на землю. Джон пятится от ОМП.

ГБО

Дрогон подталкивает мать и понимает, что она ушла. В порыве огня и ярости он сжигает Железный Трон, тем самым решая вопрос о том, кто сядет на него, раз и навсегда.Он плавится до шлака, который стекает по ступеням, по которым только что поднялась Дейенерис Таргариен. Железный Трон был создан и разрушен с помощью драконьего огня.

Возможно, потому что Джон — Таргариен, возможно, потому что он знает, что его мать любит его, возможно, потому что он не знает, кто убил ее, возможно, по всем этим и другим причинам, Дрогон позволяет Джону жить.

Он держит свою мать когтями. С кинжалом Джона все еще торчащим из ее груди, Дрогон улетает вдаль, исчезая в серых зимних грозовых облаках.

Совет ГБО

Через несколько недель после смерти Дейенерис Таргариен у клинка Джона Сноу представители Домов Семи Королевств Вестероса собираются у Королевской Гавани. К ним присоединяется Серый Червь со своим заключенным в кандалах Тирионом Ланнистером.

«Где Джон?» — спрашивает Санса Старк.

«Он наш пленник», — говорит Серый Червь.

«Таков лорд Тирион», — говорит Санса. «Их обоих должны были привести на это собрание».

«Мы решим, что нам делать с нашими заключенными», — говорит Серый Червь. «Теперь это наш город».

«Если вы посмотрите за стены своего города, вы найдете тысячи северян, которые объяснят вам, почему причинение вреда Джону Сноу не в ваших интересах», — говорит Санса.

«И вы найдете тысячи Безупречных, которые верят, что это так».

«Некоторые из вас могут быстро простить, — говорит Яра Грейджой.«Железнорожденные — нет. Я поклялся следовать за Дейенерис Таргариен ».

«Вы поклялись следовать за тираном», — говорит Санса.

«Она освободила нас от тирана», — говорит Яра. «Серсея ушла из-за нее, и Джон Сноу вонзил ей нож в сердце. Пусть Безупречный даст ему то, что он заслуживает ».

«Скажи еще слово об убийстве моего брата, — говорит Арья Старк, — и я перережу тебе горло».

«Друзья, пожалуйста», — говорит сер Давос Сиворт, он же Луковый Рыцарь, непревзойденный дипломат и встает.«Мы достаточно долго перерезали друг другу глотки».

В знак уважения он обращается к Серому Червю, используя свое настоящее имя.

ГБО

«Torgo Nudho. Я правильно говорю? » Серый червь не отвечает. «Если бы не вы и ваши люди, мы бы проиграли войну с мертвыми. Эта страна задолжала вам долг, который никогда не сможет выплатить, но давайте попробуем. В Пределах есть земля. Хорошая земля.Люди, которые здесь жили, ушли. Сделайте это по-своему. Создайте свой собственный дом с Безупречными в качестве знаменосцев. У нас было достаточно войны. Тысячи из вас, тысячи из них. Вы знаете, чем это заканчивается. Нам нужно найти лучший способ ».

«Нам не нужна оплата», — говорит Серый Червь. «Нам нужна справедливость. Джон Сноу не может освободиться ».

«Это не вам решать», — говорит Тирион.

«Вы здесь не для того, чтобы говорить!» Кричит Серый Червь. «Все слышали от тебя достаточно слов».

«Ты прав», — говорит Тирион, признавая свою вину и свои неудачи. «И от этого никому не лучше. Но решать не тебе. Джон совершил здесь свое преступление. Его судьба — это решать нашему королю. Или нашу королеву.

«У нас нет короля или королевы», — говорит один из собравшихся.

«Вы самые влиятельные люди в Вестеросе», — говорит Тирион. «Выбери один.»

«Тогда сделайте свой выбор», — говорит Серый Червь собравшейся знати.

Мгновение никто ничего не говорит, а затем Эдмур Талли, лорд Риверрана, брат покойной Кейтилин Старк, встает, делает несколько шагов вперед и начинает говорить.

«Милорды и дамы, — говорит он и прочищает горло, — я полагаю, это самый важный момент в нашей жизни. То, что мы решим сегодня, отразится в анналах истории. Я стою перед вами как один из высших лордов страны. Ветеран двух войн. И мне нравится думать, что мой опыт привел к некоторым небольшим навыкам в управлении государством и пониманию… »

ГБО

«Дядя?» Санса говорит. «Садитесь, пожалуйста.»

Он делает паузу, и она смотрит на него самым снисходительным взглядом. Вернувшись на свое место, он садится, но не раньше, чем стучит мечом по стулу и выглядит еще большим идиотом. Сэм смущенно качает головой.

«Ну, надо кого-то выбрать», — говорит один из собравшихся.

«Гм, гм», — говорит Сэмвелл Тарли, изобретая демократию. «Почему только мы? Гм, мы представляем все великие дома, но кого бы мы ни выбрали, они не будут просто править лордами и леди.Может быть, решение о том, что лучше для всех, должно быть оставлено на усмотрение каждого «.

После минуты молчания собравшаяся знать расхохоталась.

«Может быть, мы должны дать собакам право голоса», — говорит Эдмур Талли.

«Я спрошу свою лошадь», — говорит один из собравшихся.

ГБО

Сэм кивает и снова садится.

«Я полагаю, тебе нужна корона», — спрашивает Тириона один из собравшихся.

«Я? Бес? Половина людей ненавидит меня за то, что служу Дейенерис, другая половина ненавидит меня за то, что я ее предал. Не могу придумать худшего выбора ».

«Кто же тогда?» — спрашивает сир Давос Тириона. Несмотря на то, что Тирион только что признал, что он потерпел неудачу, всем по-прежнему нужен его совет.

«Последние несколько недель мне нечего было делать, кроме как думать. О нашей кровавой истории, об ошибках, которые мы совершили, — говорит он и выходит вперед.

«Что объединяет людей? Армии? Золото? Флаги? Рассказы.Нет ничего более могущественного, чем хорошая история. Ничто не может его остановить. Ни один враг не может его победить. И у кого есть история лучше, чем Бран Сломленный? Мальчик, который упал с высокой башни и остался жив. Он знал, что никогда больше не будет ходить, поэтому он научился летать. Он пересек Стену, мальчик-калека, и стал Трехглазым Вороном. Он наша память, хранитель всех наших историй. Войны, свадьбы, рождения, резня, голод. Наши победы, наши поражения, наше прошлое. Кто может лучше вести нас в будущее? »

«Бран не заинтересован в управлении и не может иметь детей», — говорит Санса.

«Хорошо. Как вам хорошо известно, сыновья королей могут быть жестокими и глупыми. Его никогда не будут мучить нас. Это колесо наша королева хотела сломать. Отныне правители не рождаются. Они будут выбраны на этом месте лордами и леди Вестероса для служения королевству. Я знаю, ты этого не хочешь. Я знаю, что тебя не волнует власть. Но я спрашиваю вас сейчас, если мы выберем вас, вы будете носить корону? Сможете ли вы руководить Семью Королевствами в меру своих способностей с этого дня до последнего дня? »

«Как вы думаете, почему я прошел весь этот путь?» — спрашивает Бран с легкой пылью реальных человеческих эмоций.

«Брэндону из Дома Старков я говорю да», — говорит Тирион.

Почти все согласны.

«Я люблю тебя, младший брат», — говорит Санса. «Я всегда буду. Ты будешь хорошим королем. Но десятки тысяч северян пали в Великой войне, защищая весь Вестерос. А те, кто выжил, слишком много видели и слишком много боролись, чтобы когда-либо снова встать на колени. Север останется независимым королевством, каким он был на протяжении тысячелетий ».

Бран согласно кивает.

Тирион приветствует нового короля.

«Приветствую Брана Сломленного, Первого в Его честь, Короля Андалов и Первых Людей, Повелителя Шести Королевств и Защитника Царства».

Собравшееся эхо Тирион, который кланяется и поворачивается, чтобы уйти, но король Бран прерывает его.

«Лорд Тирион, ты будешь моей рукой», — говорит он.

ГБО

«Н-нет, ваша светлость, я не хочу».

«И я не хочу быть королем.”

«Я этого не заслуживаю. Я думал, что был мудр, но это не так. Я думал, что знаю, что правильно, но не знал. Выберите сера Давоса. Выбери кого-нибудь еще «.

«Я выбираю тебя».

«Вы не можете», — говорит Серый Червь.

«Да, могу. Я король.

«Этот человек — преступник», — говорит Серый Червь. «Он заслуживает справедливости».

«Он только что получил это», — говорит новый король. «Он совершил много ужасных ошибок. Он собирается провести остаток своей жизни, чиня их ».

«Этого недостаточно», — говорит Серый Червь.Тирион в поражении склоняет голову.

Джон и Тирион в тюрьме

Рука Короля посещает Убийцу Королев в тюрьме, где он объясняет судьбу Джона.

«Если отдать тебя Безупречным, начнется война». — говорит Тирион. «Если вы позволите себе гулять, начнется война. Итак, наш новый король решил отправить вас в Ночной дозор ».

«Есть еще Ночной дозор?» — спрашивает Джон. Разумный вопрос. Короля ночи больше нет. Белых ходоков больше нет.В чем смысл ночного дозора?

HBO через полигон

«Миру всегда будет нужен дом для ублюдков и сломленных людей. Вы не должны брать жены, не владеть землями, не иметь детей. Безупречный, конечно, хотел твою голову, но Серый Червь принял справедливость в виде пожизненного заключения. Санса и Арья хотели, чтобы ты освободился, но они понимают, что нашему новому королю нужно заключить мир. Никто не очень счастлив. Полагаю, это означает, что это хороший компромисс.”

«Это было правильно? Что я сделал?»

«Что мы сделали».

«Это кажется неправильным».

«Спроси меня снова через 10 лет», — говорит Тирион, не имея ни малейшего представления.

Задумайтесь на мгновение о разнице в реакциях между Джоном и Тирионом, с одной стороны, и Дейенерис Таргариен, с другой. Для нее не было места сомнению. Она убила тысячи, возможно, десятки тысяч, может быть, миллионы, и отвергла их смерть, считая, что в ее омлете можно разбить столько яиц.Джон и Тирион (а до них бедняга Варис) сговорились убить одного человека, и это их убивает.

«Не думаю, что мы когда-нибудь снова увидимся», — говорит Джон, когда Тирион уходит.

«Я бы не был в этом уверен. «Несколько лет в качестве Десницы Короля заставят любого захотеть разозлить край света», — говорит Тирион, вспоминая, что он делал в первом сезоне, когда был совсем другим человеком.

Дети Старков прощаются ГБО

В порту за пределами Королевской Гавани Незапятнанные садятся на корабли, которые доставят их в их новый дом.Дотракийцы ходят по пирсам снаружи. Джон и Серый Червь смущенно смотрят друг на друга, и лидер Безупречных отдает приказ отплыть к острову Наат, откуда была Миссандея, где она хотела вернуться и увидеть пляжи, когда война закончится.

На берегу Королевской Гавани трое выживших детей Эддарда Старка и Кейтилин Талли собираются, чтобы попрощаться. Джон одет, как наряд Ночного Дозора первого сезона.

«Я бы хотел, чтобы был другой способ», — говорит Санса Джону.»Можешь ли ты простить меня?»

«Север свободен благодаря тебе», — говорит он.

«Но они потеряли своего короля», — говорит она.

«Дочь Неда Старка будет говорить за них. Она лучшее, о чем они могли мечтать.

Они обнимаются.

Затем Джон поворачивается к Арье.

«Ты можешь прийти ко мне в Замок Блэк», — говорит он своей сестре.

«Я не могу», — говорит она, и Джон неправильно понимает.

«Думаешь, кто-нибудь посмеет сказать тебе, что женщинам нельзя?»

«Я не вернусь на север.”

«Куда ты идешь?» — спрашивает Санса.

«Что к западу от Вестероса?» — спрашивает Арья.

«Я не знаю», — говорит Джон, улыбаясь и пожимая плечами.

«Никто не знает. Здесь останавливаются все карты. Вот куда я иду «. Она и взволнована, и грустна одновременно.

«У тебя есть Игла?» — спрашивает Джон, имея в виду меч, который он подарил ей в начале сезона 1.

«Прямо здесь», — говорит она и со слезами на глазах похлопывает по оружию. Они обнимаются.

Джон обращает внимание на своего младшего брата Брана

«Ваша светлость», — говорит Джон, преклоняя колени перед королем. «Мне очень жаль, что меня не было там, когда я был тебе нужен».

«Ты был именно там, где должен был быть», — говорит Бран и чуть не улыбается.

Джон встает, смотрит на своих братьев и сестер и идет к своей лодке. Бран, Арья и Санса смотрят, как он уходит.

Бриенна и история Хайме Ланнистера ГБО

Сир Бриенна из Тарта переворачивает страницы книги, в которой рассказываются истории жизни важных людей Вестероса.Она останавливается на странице под названием «Сер Хайме Ланнистер», человек, которого она любила и который любил ее в ответ, хотя бы на ночь.

Орден Барристана Селми против преступников Кингсвуда. Посвящен в рыцари и назван в Королевской гвардии на шестнадцатом году своего существования за доблесть в полевых условиях: при разграблении Королевской Гавани убил своего короля, Эйриса второго у подножия Железного трона: Помилован королем Робертом Баратеоном:

После этого известен как Убийца Королей:

После убийства короля Джоффри I Тирионом Ланнистером служил королю Томмену I:

И на этом история Хайме заканчивается. Сейчас.

Со слезами на глазах Бриенна берет перо, обмакивает его в чернила и начинает писать.

Захвачено в поле у ​​Шепчущего леса:

Освобождено леди Кейтилин Старк в обмен на клятву найти [скрыто] и двух ее дочерей:

Потерял [руку]…

Она переворачивает страницу и продолжает.

Взял Риверран у повстанцев Талли, не потеряв человеческих жизней.

Заставил Безупречных атаковать Утес Кастерли, пожертвовав домом своего детства ради высшей стратегии.

Обхитрил силы Таргариенов и захватил Хайгарден. Храбро сражался в битве на Золотой дороге, чудом избежав смерти от драконьего огня. Принял клятву солдат и поехал на север, чтобы в одиночку присоединиться к ним в Винтерфелле.

Сразился с Армией Мертвых и защищал замок от невероятных препятствий, пока не победил Короля Ночи. Вырваться из тюрьмы и поехать на юг, пытаясь спасти столицу от разрушения.

Бриенна останавливается и смотрит вверх, размышляя. Она пишет последнюю строчку.

Умер, защищая свою Королеву.

Со слезами на глазах сир Бриенна из Тарта закрывает книгу, в прямом и переносном смысле, о сире Хайме Ланнистере.

Тирион и Малый Совет ГБО

Тирион Ланнистер, недавно назначенный Десницей Короля, прибывает один к столу, за которым скоро соберется Малый Совет.

Он сидит во главе стола, на стуле, предназначенном для тех, кто носит его титул. Смерть лорда Джона Аррена, Десанта короля Роберта Баратеона, была за кадром, что послужило поводом для провокации Игры престолов . Король поехал на север, чтобы заручиться поддержкой своего старого друга Неда Старка. Но Нед продержался недолго. Отец Тириона Тирион Ланнистер руководил Джоффри Баратеоном. После того, как Тирион убил своего отца, дядя беса, Кеван Ланнистер, стал Десницей. Совсем недавно Квиберн служила Десницей Королевы при Серсее I Ланнистер.

У этого стула много истории.

Тирион какое-то время неловко сидит и оглядывается. Он встает и поправляет шесть других стульев вокруг стола. В конце концов, его работа — навести порядок в королевстве.

Сразу после того, как он заканчивает, он слышит, как в комнату входит Малый Совет. Тирион садится и пытается выглядеть важным.

Мужчины дергают стулья, не обращая внимания на выпрямление Тириона, но он позволяет им скользить.

Сэм, одетый в серую одежду мейстера, кладет на стол большую книгу, и Тирион открывает ее.

«Что это?» — спрашивает Тирион.

ГБО

« Песнь льда и пламени », — говорит Сэм с улыбкой. Так будет называться серия романов Джорджа Р. Мартина. «История войн, последовавших за смертью короля Роберта, архимейстером Эброузом. Я помог ему с титулом ».

«Полагаю, меня подвергают резкой критике», — говорит Тирион.

«О, я бы так не сказал», — говорит Сэм еще более неловко, чем обычно.

«О, он добр ко мне. Никогда бы не догадался.

«Он не добрый?»

«Он…»

«Он что? Что он говорит обо мне? »

«Я не верю, что о вас упоминали, хм».

Тирион плохо маскирует свое разочарование, и в комнату входит король Бран. Малый Совет встает и неловко обращается к нему. Король отмечает, что им не хватает Мастера Шепчущихся (RIP Varys), Мастера Закона и Мастера войны (пока, Серый Червь).Тирион говорит, что должности должны быть заполнены в течение нескольких недель.

«А Дрогон?» — спрашивает король, имея в виду последнего оставшегося дракона. «Любое слово?»

«В последний раз его видели летящим на восток, к…» — говорит Сэм.

«Чем дальше, тем лучше», — говорит Бронн. Теперь, как и обещали ему братья Ланнистеры, он стал лордом Хайгардена, верховным лордом Предела. Он также Мастер монет.

«Возможно, я найду его», — говорит король Бран. И, честно говоря, ему было бы неплохо сделать что-нибудь полезное со своей способностью обитать в животном сознании.«Продолжай с остальным».

ГБО

Сир Бриенн из Королевской гвардии вызывает Подрика (также из Королевской гвардии), чтобы забрать короля. Немного больше неловкости, так как каждый в разное время дает «да здравствует он». Тирион извиняется и говорит, что им станет лучше.

Бронн соглашается с тем, что долг короны ему выплачен. Они решают начать долги, чтобы прокормить свой народ, восстановить армаду и отремонтировать порты для сэра Давоса, капитана кораблей.Архимейстер Сэм говорит, что было бы хорошо построить канализацию, и Тирион приказывает это сделать. Бронн хотел бы больше публичных домов.

«Мм, архимейстер не в восторге от благотворного воздействия публичных домов, — говорит Сэм.

«Ну, я полагаю, он их неправильно использует, — говорит Бронн.

«Я думаю, мы все можем согласиться с тем, что корабли имеют приоритет над публичными домами», — говорит Бриенн.

«Я думаю, что это очень самонадеянное заявление», — говорит Бронн.

«Однажды я принес осла и соты в бордель», — говорит Тирион, начиная очень старую шутку.Как далеко он зашел.

Дети Старков разошлись

Джон Сноу и двое его сопровождающих прибывают в Замок Блэк. Он не в восторге, пока не увидит Тормунда Гигантов Бэйна, рыжеволосого мужчину, который сосал грудь гиганта и упал на Бриенну, глядя на него из пустого форта.

Джон въезжает, и ворота закрываются за ним. Он поднимает свой меч.

Арья в ножнах Игла.

Санса надевает королевскую одежду.

Каждый из детей Старков идет сквозь толпы людей, которых они возглавляют: Джон в замке Блэк, Арья, командующая кораблем, и Санса в замке Винтерфелл.

В Замке Блэк Джон и его одноухий лютоволк Призрак воссоединяются. Джон гладит своего старого друга, который облизывает его лицо. Стенные ворота на севере открываются, пока Джон и Тормунд на лошадях ждут, когда они поднимутся.

Санса получает свою корону и восседает на троне. «Королева Севера!» ее люди поют.

Корабль Арьи, на парусах которого изображен волчий символ Винтерфелла, отправляется в плавание. Арья смотрит на неизведанные воды.

Призрак первым проходит через ворота.Джон, Тормунд и народ севера следуют за ними. Нет никакой угрозы, от которой нужно защищаться. Нет причин заселять Черный Замок. Тормунд делает то, что обещал, и направляется на настоящий север. Джон, хотя и опечален, увидев, что за ним закрылись ворота, присоединяется к ним.

Он смотрит вдаль и на мгновение позволяет себе мерцать улыбкой.

Он и его товарищи едут на север, мимо примечательно зеленого растения, проталкивающего его сквозь снег. Это тот самый лес, в котором начался первый сезон, но белых ходоков больше нет.Об этом позаботились Старки, и теперь они отправляются в неизвестные приключения.

ГБО

King Los — Slave Тексты песен | Genius Lyrics

[Hook — Eskeerdo]
Ты раб, эти суки говорят
Ты раб игры, ты раб
И тебе это нравится
Ты раб кнутов и цепей
Ты раб игры, ты раб
И тебе это нравится
И тебе это нравится
И тебе это нравится

[Куплет 1 — Король Лос]
Я сказал, что мой Ролли заставил меня взбить киску, да, это так, я признаю
Каждый день я покупаю дерьмо
Как и каждый самый летающий дерьмо
Вертолет над домом моей бывшей, высокий как дерьмо
Возьми гигантское дерьмо на крышу, ох, я не дерьмо
Потому что я из капюшона, и у меня все еще проблемы
12 лет мы готовим этот кокс, детское лицо, взбиваем таблетку, сжимаем сталь
Черт возьми, это не сука, не мать твоих отцов
Выкладывай сообщение, не могу защитить этот дом броней, нет
Все говорят , кто угодно может получить это
Никто не говорит, пусть ваше тело мелет
Любой, кто беспокоится об этом, может получить карри
Или каждый может нести ваш c офин, пока тебя не похоронят
Ниггеры женаты на улицах, никогда не боятся
Никогда не служат под прикрытием
Никогда не сука и никогда не стучат на своего гребанного брата
Плохое дерьмо, это рецепт, но настоящее дерьмо, оно освободит тебя, мой ниггер

[Крюк — Эскердо]
Ты раб, эти суки говорят
Ты раб игры, ты раб
И тебе это нравится
Ты раб кнутов и цепей
Ты раб игры, ты раб
И тебе это нравится
И тебе это нравится
И тебе это нравится

[Куплет 2 — King Los]
Я сказал, что мое ожерелье заставило меня выпороть киску, да, это так, я признаю
Моя среда — пиратский корабль, львиная яма
Это спрос на предложение, перевернуть пирог и приобрести дерьмо
Это правильные разговоры о деньгах, их нет, тогда молчи, сука
Потому что я из капюшона, и у меня все еще проблемы
Если они стреляют в тебя, когда тебе 16, это Когда дерьмо станет реальным, возьмитесь за сталь
Черт, это не сука, нет никаких отцов-ублюдков
Пу в сообщении, не могу защитить этот дом с помощью брони, нет
Все жертвы, мстительная система нас пинала
Копали яму, чтобы воткнуть моих ниггеров в
Прикончить их, прежде чем мы даже начнем
Мы падали до того, как мы когда-либо подумали о прогулке
Вся эта бессердечность только что эволюционировала
Послушайте бессознательную потерю, ниггеры-монстры
И вы, суки, ищите спонсоров, вы просто рабы

[Припев — Эскердо]
Вы раб, эти суки говорят
Ты раб игры, ты раб
И тебе это нравится
Ты раб кнутов и цепей
Ты раб игры, ты раб
И тебе это нравится
И тебе это нравится
И тебе это нравится

Серый червяк из Игры престолов о его музыкальной жизни

Джейкоб Андерсон. Фото: Грег Доэрти / Патрик Макмаллан через Getty Image

Если вы смотрели затаивший дыхание седьмой сезон сериала HBO Игра престолов , который закончился кульминационным туманом синего пламени (или любой из очень напряженных эпизодов до него), вы, вероятно, узнаете британского актера Джейкоба Андерсона в роли Серого Червя. «Незапятнанный» раб превратился в солдата, постепенно познавая любовь и доверие в служении королеве драконов Халиси. Присмотритесь повнимательнее, и вы обнаружите, что выступление в Grey Worm — лишь грань истинных амбиций Андерсона.Уроженец Лондона наткнулся на актерскую карьеру на пути к певческой карьере. Его проникновенное сочинение песен в роли Рэли Ричи принесло ему определенный успех за границей, где зажигательная песня «Stronger Than Ever» попала в британские чарты синглов в 2014 году и расцвела благодаря сотрудничеству с Odd Future, сотрудниками Интернет, сотрудниками Кендрика Ламара, DJ Dahi и Sounwave, и грязная сенсация Stormzy. Прошлогодний лоскутный, недооцененный полнометражный дебютный альбом You’re a Man Now, Boy , изобилует пышно аранжированными электропопом, теплым вокалом и исповедальным сочинением.В связи с завершением концерта Thrones — осталось всего шесть серий — Андерсон стремится расширить свой профиль как исполнителя. Он зашел в наш офис New York в конце весны, когда его первый американский тур подошел к концу, чтобы поговорить о тонкостях совмещения актерской и певческой карьеры, прорыва в США как британского артиста и работы над шоу. где никогда не знаешь, какая серия будет твоей последней.

Как прошел ваш первый концерт в Нью-Йорке?
Это было потрясающе.Это было потрясающе. Я действительно не знал, чего ожидать. Мне сказали, что это было похоже на лондонское шоу, где нужно покорить жителей Нью-Йорка. На самом деле это была действительно теплая публика. К концу мы вместе прыгали, вместе пели.

Я полагаю, что отчасти то, что делает Нью-Йорк трудным для победы, особенно для артиста из Великобритании, заключается в том, что существует странная пропасть между британским хип-хопом, R&B и американской музыкой. Такой парень, как Дрейк, может поставить [грайм-рэпера] Гиггза на пластинку, а U.С. считает, что это весело, но за рубежом популярно.
[ Смеется .]

Это работает в обоих направлениях, или вы, ребята, более восприимчивы к нашим вещам, а мы просто идиоты?
Нет, я не думаю, что люди ведут себя идиотами. Я думаю, что, может быть, проблема с Гиггзом в том, что люди не обязательно осознавали, что у него есть чувство юмора по отношению к себе. В его рифмах определенно присутствует чувство юмора.

Я думаю, что [американцы] очень понимают вас, ребята … словом.
Да, и я не знаю, что это такое. Не знаю, связано ли это с культурой, например, с чаем и цилиндрами. [ Смеется, .] Я думаю, что мы приняли американскую музыкальную культуру в гораздо большей степени, чем, может быть, вы, ребята, [переняли британскую музыку], по крайней мере, до сих пор.

Я наблюдал, как три поколения грайма пытались прорваться сюда, и на самом деле это никогда не появлялось. Но я чувствую, что сейчас он пользуется большим уважением, чем когда-либо прежде. Как это преодолеть этот барьер?
Не знаю. Думаю, для меня это довольно странно. Я бы не стал относить себя к R&B или хип-хопу. Я действительно не знаю, как себя классифицировать. Я все еще пытаюсь понять, как мне это подходит. Я считаю себя поп-музыкантом.

Я бы тоже. Вы вначале мечтали о том, чтобы найти баланс между актерской игрой и музыкой, или что-то было первым?
Я выбрал музыку, и пришел к ней в детстве, и мне посоветовали играть. Я вроде как: «Хорошо, я рискну и попробую.«Мне она очень понравилась, и я влюбился в нее, в то время как музыка уже давно является частью моей жизни. Мои родители были очень шумными — оба домочадца [были]. Моя мама много слушала хаус-музыку. Мой папа слушал много рутов и дабов. У меня много баса. Так было всю мою жизнь. Я чувствую, что музыка для меня — это эмоциональный выход, а игра — наоборот. Это способ не думать о вещах, от которых я хочу избавиться.

В то же время помогает то, что вы делаете и то, и другое, так как вы делаете захватывающие музыкальные клипы.
Да, но это странно, потому что никогда не помогает. Я так понимаю, ждать придется долго. Когда я делаю видео, я знаю, как работает набор, поэтому знаю, что это может быть немного скучно и все такое. Я немного помешан на контроле, поэтому никогда не могу расслабиться перед музыкальным клипом или снимать. Я всегда спрашиваю: «Что происходит?» и «Как это выглядит?» и «Что это?» и «Почему мы это делаем?» Совсем другое дело, тогда как с Thrones я могу полностью расслабиться. Я рассматриваю видео как часть единого целого.Я думаю, что все должно рассказывать одну и ту же историю, например, визуальные эффекты, и то, что вы говорите, и то, как все выглядит, и ваши работы. Все должны говорить одно и то же, и, возможно, поэтому я немного увереннее говорю: «Что мы делаем? Что придумали с идеями лечения и прочим? »

Я тоже впервые увидел.
Ага, это странно. Это ни в коем случае не идеально. Я написал это [лечение] после того, как написал песню. Я сам написал трактовку, а потом работал с моим другом, режиссером. Этот процесс был для меня в новинку, поэтому у меня остались очень теплые воспоминания об этом видео… Я думаю, что «Stronger Than Ever» — мое любимое видео для просмотра.

Что вдохновило вас на сочинение песен? Я знаю, вы сказали, что это своего рода освобождение. Как вы из ребенка, влюбленного в музыку, превратились в человека, который хочет начать ее создавать?
Я думаю, что это произошло из-за любви к музыке, отсутствия большой социальной жизни и музыкального ботаника.

Вот как в итоге I сделал это.
Я просто часами занимался поиском вещей, поиском музыки, выбором того, что мне нравилось, и обнаружил, что на самом деле мне нравятся многие вещи. Что-то, на что я действительно ответил, это то, что [артисты] демонстрируют уровень уязвимости, как будто их музыка и их тексты носят конфессиональный характер.[Я подумал] «Это интересно, потому что я много записываю. Есть сходство между тем, что я пишу, и тем, что Эми Уайнхаус говорит о своих чувствах к миру. Может быть, это может быть для меня интересным выходом ». И мне нравится возиться с пианино и тому подобное, и сочинять биты. Я начал на eJay. Вы помните eJay?

Да! Я дружил в колледже с парнем, который приходился двоюродным братом парню из Phantogram. Я помню, как он в свое время начал то же самое.Многие люди делали карьеру.
eJay был потрясающим!

У них был продюсерский конкурс «The Beat Off».
У меня был eJay, а потом был Acid Pro. Я пробовал их обоих, и я просто делал маленькие петли, а потом подпевал им. Раньше я проводил много времени за компьютером в поисках музыки, сочинял биты и прочее. Я понял, что могу писать песни, если буду делать то же самое, что делал, когда вел дневник или что-то еще, но просто превращал их в песни.Это было действительно естественно. Имея эту отдушину и физически имея возможность говорить вслух, я нашел это действительно очищающим и полезным. Чувства, которые у меня были, исчезли, когда я написал песню.

Круто. Мои любимые песни в этом роде. Например, вы выражаете свое мнение о незавершенной работе и соглашаетесь с тем, что у вас не все в порядке.
Я работаю над этим. Я все еще над этим работаю.

Так альбом получил название You’re a Man Now, Boy ?
Ага, но он исходит из действительно нелепого, ничем не примечательного источника.Когда я впервые услышал эту фразу, мы с группой были в Бургер Кинг на станции техобслуживания, и я заказал тройной Whopper. Мой клавишник в то время сказал: «А, теперь ты мужчина, мальчик». Я подумал: «Это потрясающе!» Это просто застряло во мне. У меня были другие названия для альбома, но потом, когда я посмотрел на него в конце — и на песню «You’re a Man Now, Boy», очевидно, — я почувствовал, что он действительно отражает то, что я чувствую. Люди постоянно говорят мне: «Тебе 25 лет. Ты должен стать взрослым. Вы должны понимать мир, и вы должны делать , это .«Я чувствую, что возвращаюсь в детство. Сейчас фильмы по комиксам меня больше волнуют, чем когда мне было 12 лет.

Собираетесь ли вы дожить до конца Игра престолов ? Нам просто нужно, чтобы вы жили. Культуре нужен черный парень, чтобы выжить.
[ Смеется .] Иногда я говорю: «Ладно, может, это меня не убережет».

У вас была эта записка с Сынами Гарпии, и я такой: «Мммм!»
Я тоже. Я помню, как кто-то мне что-то сказал, когда я только начинал шоу.Типа: «Если вас позовут на протезирование, считайте, что это все». Я помню, что у меня была специальная примерка костюма, и они сказали: «Мы собираемся вставить ножевую оснастку». Я подумал: «Ух, никто не вернется после ранения!» Не тогда. Это было большим сюрпризом — вернуться после этого. Они дают нам эпизоды по частям. Я прочитал все эпизоды практически до этой сцены, поэтому не знал, вернусь я или нет. Я не знал, смог ли я.

Вы получаете эпизоды «по частям», то есть вы будете разыгрывать их целую кучу, но не обязательно знаете, чем все закончится?
Да, в конце концов, мы это сделаем.Обычно вы получаете половину [] сезона, а затем получаете вторую половину через несколько месяцев, когда, я думаю, они все еще заканчивают ее. Но да, я понятия не имел. Утес-вешалка.

Напряжение. Насколько интенсивен фандом Thrones ?
Для меня это не так уж и сложно. Я довольно сдержанный. Я не привлекаю к ​​себе внимания таким образом. Я ношу шляпу каждый день, потому что мне нравится носить шляпу. Также я считаю, что это помогает. У меня не было действительно странных вещей. Единственное, что когда-либо приводило в замешательство, — это поездка в метро в Нью-Йорке.

Что случилось?
Я рассказывал эту историю так много раз, и мне кажется, что она начинает казаться мне действительно ненадежной, типа: «Это случилось? Я уверен, что это произошло? » Я был в метро, ​​и этот парень крикнул: «Да блин, Серый Червь!» Я поднял глаза и почти уверен, что это был один парень, читавший свою газету. Вот и все.

Он даже не смотрел в глаза?
Нет, никакого зрительного контакта. Я думаю, он смотрел вниз, когда говорил это. Это был самый странный опыт, который у меня был.Кроме того, люди действительно хорошие. В общем круто.

Какие планы на оставшуюся часть года и на следующий год? Вы вернетесь с новой музыкой?
Трудный второй альбом. [ Смеется, .] Вот где я сейчас нахожусь, пытаюсь понять, что это будет. Мы собираемся немного отступить. Мы собираемся уйти и написать и постараемся закончить на этом. Я хочу выпустить его до конца года. Я ненавижу, когда артисты оставляют годы, годы и годы [в перерывах между выпусками альбомов]. Я спрашиваю: «Что случилось в те годы?» Я хочу знать, что происходит каждый год.

Это как вешалка на утесе.
Ага, это как сериал. Я хочу знать. Я не хочу оставлять это. Я думаю, что всем в мире, особенно здесь, и определенно в Англии, нам есть о чем подумать в данный момент. Я пытаюсь понять, какое мое место во всем этом. Я чувствую, что в настоящий момент я хочу, чтобы альбом был именно таким. Вы никогда не сможете это спланировать. Если я чему-то научился из первого, ты не сможешь спланировать, что из этого получится.

Ашканцы (Шахнаме Ридалон, 31)

Присоединяйтесь к нам с Тессой Граттон, когда мы читаем «Шахнаме» Аболкасем Фирдоуси. Мы используем перевод Дика Дэвиса (Penguin Classics).

На этой неделе: Ашканцы

Сводка: «Пост-секандарский мир менее грандиозен, чем прежде, с множеством недолговечных королей и еще более недолговечным миром, но у нас действительно есть отличная история о демоне-черве».

TG: Введение в этот раздел было захватывающим, поскольку в нем говорилось: «Вот то, о чем мы собираемся поговорить, и на самом деле не стоит говорить о нем, на самом деле мы почти ничего не знаем об этих королях, кроме их имен, », А затем в этом разделе рассматриваются многие детали.

Интересно, какова цель этого — убедить нас, что нам не нужно беспокоиться о другом великом персонаже, таком как Секандар? Чтобы связать слушателей с эпизодом истории, с которым я не знаком?

Тем не менее, в этом разделе представлены некоторые уникальные моменты (даже не считая червя). Реакция Бабака на его пророчество во сне была приятным сюрпризом, поскольку он не стал ревновать или рассердиться, а вместо этого приветствовал этого странного принца в своей жизни и позволил Сасану стать его сыном, а затем и родиться Ардеширу.

И Гольнар! Королевский казначей. Она не просто рабыня или любовница, ей доверяют средства королевства, и что бы вы ни говорили об Ардаване, он любил ее, даже отказываясь начинать свои дни, не видя ее лица, как хорошее предзнаменование. Это было очаровательно. Но Гольнар берет судьбу (и историю) в свои руки, вылезая из своей беседки, чтобы преследовать любовь в форме Ардешира. Она все бросает, рискует своей жизнью и даже использует свою власть над сокровищницей, чтобы украсть у Ардавана.Если бы только она не исчезла полностью, выполнив свою задачу. Я надеялся узнать, кто ее сыновья и дочери от Ардешира. НУ ЧТО Ж.

А потом червь. Какая отличная сказка, и она органично вписывается в историю. Я люблю дочь, о которой не замечают, которая находит червя и, вместо того, чтобы бояться его, дает ему дом и использует его удачу. Жаль, что это превратилось в историю ее отца, а не ее собственную. Такие вот дела. Но, по крайней мере, я могу представить, что она выживает и обретает счастье и успех до конца своей жизни.

Вот фотография Ардешира, убивающего червя:

Король Ардешир, переодетый торговцем, поливает горячим свинцом глотку гигантского червя, живущего в цистерне. Трое его приятелей стоят рядом и смотрят.

А вот и девушки крутятся (я очарован их веретенами) (это деталь из более крупной картины XVI века под названием «История Хафтеда и червя»):

пять молодых женщин сидят, скрестив ноги, на земле, среди деревьев, прядут нитки.

KE: Историческая дискуссия здесь меня очаровывает. Секандер «убивает всех царей», что, как я предполагаю, должно относиться к его завоеванию Персидской империи и замене большинства (хотя и не всех) королей и правителей местного уровня македонскими и греческими мужчинами из своей армии. Таким образом, в какой-то степени наблюдается резкий разрыв с точки зрения правления (хотя изучение периода Селевкидов показывает, что это не полный разрыв, как можно было бы подумать, и он определенно не повлек за собой каких-либо серьезных изменений в демографии населения в целом) .Но повествование, кажется, пропускает период Селуэцидов и в значительной степени парфянский период, поскольку в ашканский период, похоже, входит ряд правителей местного и регионального уровня без единого иранского царя, как в предыдущей династии.

Может быть, это был только я, но я действительно чувствовал, что в повествовании Ардешира меньше легендарной ауры, и он казался более реалистичным. Все, что с ним происходит (даже до некоторой степени история о червяке с хитрым способом, которым он его убивает) кажется полностью правдоподобным в том смысле, что это может быть легко переведено прямо в сюжет романа и имеет прагматический смысл.Ростам всегда чувствует себя большим, чем жизнь. Ардешир чувствует себя чуваком, который делает что-то, чтобы пробиться, и его история также имеет политический смысл, например, с идеей о том, что он воспитывает при дворе более могущественного короля, которого он в конечном итоге вытесняет. Также мне нравилась его очаровательная переписка с любимым дедушкой, которому он явно ближе, чем его собственный отец.

Раз уж я об этом говорю, а насколько смекалистым и уравновешенным является Бабак? Видя, как звезды называют этого молодого пастыря будущим королем или отцом королей, пытается ли он убить этого человека? НЕТ. Он быстро женится на своей дочери, чтобы он тоже мог быть связан с этой грядущей линией королей. Я любил это.

Мне тоже понравилась история о червяке, но мне жаль, что мы никогда не слышим, что случилось с дочерью (той, о которой, как нам рассказывает история, никогда не думал ее отец, что затем противопоставляется ее действиям, принесшим его богатство и сила). Я думал, что она пощадила червя, было хорошим поступком, но, полагаю, это не так? Я так и не понял этого, и она исчезает из истории, все еще безымянная.Увы. Вместе с неназванной дочерью Мехрака, которая является единственной из его семьи, не преданной мечу, потому что ей удается спрятаться. Увидим ли мы ее снова в следующей главе? Или это еще одна история женщины, на которую намекают и не рассказывают? Неудивительно, что я пишу книги, посвященные женщинам.

Наконец, мне просто необходимо пересказать историю Гольнара, потому что она полностью овладела мной, и я тоже был раздражен тем, что мы никогда больше о ней не слышим (если она не появится в следующей главе, но я должен предположить что наследником Ардешира будет принцесса, а не рабыня) (хотя вы никогда не знаете).

И последнее. Несмотря на весь свой легендарный статус и героизм, Ростам действительно — это жизнь, которая ярко вспыхивает, но после смерти не оставляет ничего, кроме своей репутации (хотя она и значительна), в то время как герой Эсфандьяр теперь является одним из предков новой династии и упоминается как такой.

На следующей неделе: Правление Ардешира и Правление Шапура, сына Ардешира

Ранее : Введение, Первые короли, Король демонов Заххак, Ферайдун и его три сына, История Ираджа, Месть Манучехра, Сэм и Симорг, Повесть о Зале и Рудабе, Ростам, сын Зала -Дастан, Начало войны между Ираном и Тураном, Ростам и его конь Рахш, Ростам и Кай Кубад, Война Кая Кавуса против демонов Манзандерана, Семь испытаний Ростама, Король Хамаверана и его дочь Судабех, Сказка из Сохраба, Легенда о Сеяваше Pt.1, Легенда о Сеяваше, ч. 2, Легенда о Сеяваше, ч. 3, Форуд, сын Сеяваша, Акван Див, Бижан и Маниже, Покровительство Кая Хосрова, Ростам и Эсфандьяр, ч. 1, Ростам и Эсфандьяр, ч.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.