Все впереди василий белов: Все впереди

Содержание

Читать "Все впереди" - Белов Василий Иванович - Страница 1

Василий Белов

Все впереди

Часть первая

Белая лошадь

1

В аэропорту Шереметьево приземлился очередной самолет. Это был ИЛ-шестьдесят второй, из Парижа. Он долго выруливал куда требовалось, наконец стих. Пассажиры, в том числе и группа московских туристов, тоже притихли. Люба Медведева — учительница музыки одной из московских школ — испытывала усталость и облегчение, она оставила незамеченным краткий наплыв душевной тревоги. Предчувствия недобрых событий никак ее не устраивали…

Десять дней назад, ранним и свежим весенним утром, муж на такси привез ее сюда, в Шереметьево. В «специализированную», как говорилось, группу московских туристов она попала благодаря бывшему однокласснику Мише Бришу, который больше всех хлопотал о путевке.

— Тебе писать расписку или так обойдешься? — шутливо спросил тогда Бриш. Медведев поцеловал жену, пропуская шутку мимо ушей. Бриш энергично взял чемодан. Переводчица, возглавляющая группу, обладала мужской походкой и довольно объемным торсом, она тотчас оказалась под обстрелом Мишиных острот, но и сам Бриш был тут же обстрелян:

Миша Бриш, Миша Бриш,

Ты куда от нас летишь?

Люба оглянулась на сочинителя: им оказался лысый молодой человек в кожаном темном пальто. Он был похож на Штирлица, вернее, на актера Тихонова. Уже за пограничным барьером в суете и спешке Бриш познакомил с ним Любу, но она всегда плохо запоминала имена и фамилии. За границей Любе все время было стыдно. Ей казалось, что на них оглядываются, что москвичи многое делают невпопад. Она то и дело краснела.

Париж! Еще два месяца назад она даже не мечтала о подобной поездке. Обычно в свои счастливые минуты она вспоминала дочку и мужа, если их не было рядом. Потом она вспоминала мать, и становилось обидно оттого, что никто из них не испытывает то же самое. Помнится, когда открылись огненные парижские вороха, она прильнула к иллюминатору.

Обширная золотистая россыпь огней, словно звездное небо, то поднималась наклонно, то кренилась в другую сторону. Ясно видны были пунктирные линии скоростных трасс, различались очертания больших площадей. И так радостно билось сердце: Париж! Город, о котором столько сказано и написано всеми людьми земли. И это ее, Любу Медведеву, ждет удивительная, теперь уж такая близкая встреча с Парижем. Неужели это не сон?

Она мечтала всегда, начиная со школьной парты. Мечтала о том, что будет: мечтала ежедневно о завтрашнем дне или вечере. Почти каждое мечтание ее осуществлялось. Она тотчас забывала об этом и снова мечтала, уже о большем, загадывая дальше и дальше. И чем больше она мечтала, чем дальше загадывала, тем неинтересней казалась ей сегодняшняя жизнь, повседневное окружение и обыденные дела. Люба всегда жила завтрашним, вернее, послезавтрашним днем, думала только о будущем, не замечая настоящее и совсем не вспоминая о прошлом. Если б она вспомнила как-нибудь прежние, давно сбывшиеся мечты, она ужаснулась бы их наивности, покраснела бы от стыда за свою прошлую, такую, как бы она сказала, примитивную жизнь. Счастье ее складывалось из постоянного ожидания. То она ожидала и мечтала закончить школу, то мечтала познакомиться с кем-то, то строила планы насчет летних каникул. Мечта о гордом Медведеве, возникшая еще в школе, осуществилась без сучка и задоринки. Сбылись и самые радужные планы семейной жизни. Об одном только она не мечтала — о рождении ребенка. Она боялась родов, долго избегала беременности, но Медведев не хотел больше ждать, и она рискнула…

Она не любила ребенка заранее. Эта любовь явилась к ней после рождения дочери. И жизнь преподнесла ей великолепный сюрприз! Теперь мечты Любы касались уже не только ее самой, но и Верочки. Дочка сделала радостным и завтрашний день, и сегодняшний. И все же Люба Медведева, как и раньше, считала, что самое прекрасное у нее впереди. Нельзя сказать, что у нее не было к тому оснований. Ее красота и здоровье, любовь и надежность мужа, семейное благополучие, интересная (хотя и несколько надоедливая) работа, уйма добрых знакомых — все это радовало, предвещая восхитительное, прекрасное будущее. И она от души верила в это близкое необыкновенное будущее…

В тот день Люба Медведева чувствовала себя Алисой в стране чудес. Светлые, шумные залы аэропорта Орли были запружены людьми разных национальностей, одетыми кто во что, говорящими на всех языках, с лицами то бледными, то желтовато-смуглыми. Глаза толпы мелькали, искрились, большие и узкие, карие, черные, реже синие. Чемоданы разнообразных объемов, расцветок и конструкций проезжали в бесшумных тележках. Киоски с бижутерией сверкали и переливались. Такими же переливчатыми были музыкальные предисловия радиообъявлений. Полицейские в черной форме, их высокие то ли шапки, то ли кепки напоминали какую-то картинку из книг на тему бесчисленных французских революций.

Люба не успевала разглядывать и запоминать. До нее не сразу дошло, что седеющий небольшого роста и невзрачно одетый мсье Мирский и есть тот самый гид, который будет сопровождать московских туристов. Оказалось, что группа, не заезжая в Париж, той же ночью летит в Марсель. Помнится, Люба забылась коротким и чутким сном в кресле «Боинга» и не слышала, что говорили между собой Михаил Бриш и его приятель, которого звали Аркадием. Как хорошо, что в такой поездке есть близкий знакомый! Даже о чемодане можно было не думать, заботу о нем полностью взял на себя Миша. Совершенно сонная, но радостная, она шла куда-то, с кем-то знакомилась, ехала на каком-то автобусе и вдруг очнулась в обширном холле какой-то гостиницы. Только тяжесть бронзовой болванки дверного ключа осталась в памяти от последних минут этого счастливого вечера. Чемодан ей занесли в номер, оказавшийся совершенно роскошным. Она еще успела разглядеть матово-бежевую облицовку ванной, полюбоваться красивыми обоями, светильником и странной валикообразной подушкой.

Ванну она приняла в сонном, но в таком же восторженном состоянии. Она улеглась в кровать и проснулась, как ей показалось, в ту же минуту. Солнце ласково и настойчиво припекало сквозь тюлевую преграду. В одной сорочке, на цыпочках, она прошла по коврику и осторожно посмотрела в окно. Номер был на втором этаже. Большая клумба, разбитая у входа в гостиницу, полыхала богатой цветочной радугой. Через открытую форточку пахло озоном и близостью моря. Люба едва удержалась, чтобы не запрыгать и не захлопать в ладошки. Но она тут же вспомнила мужа и дочь: как было бы хорошо, если б они тоже были здесь и видели все это! Ей стало их жаль, она даже собралась всплакнуть, как вдруг в дверь вежливо постучали. Люба набросила халат и открыла. Перед ней, улыбаясь, стояла девушка в светло-синем передничке. Она сделала книксен и что-то спросила, но Люба знала по-французски только «мерси» да еще «сильвупле». Обе говорили каждая свое, обе с улыбкой жестикулировали, пока не рассмеялись. Девушка ушла, а Люба, так ничего и не поняв, занялась туалетом: ей хотелось сбегать до завтрака в город. Не успела она причесаться, как горничная вернулась, причем с подносом. Она поставила поднос на столик и так же бесшумно, с той же очаровательной улыбкой, исчезла. На подносе Люба обнаружила кофейник, подогретое молоко, две булочки, сахар и крохотную порцию масла, запакованного с таким изяществом, что разворачивать было жалко.

Такой же красивой была и пластмассовая баночка с ежевичным джемом. Люба совсем растерялась. Не ошиблась ли горничная? Не приняла ли ее за какую-нибудь важную даму? «Будь что будет, а я позавтракаю», — решила она и уже через пятнадцать минут, радостная и праздничная, спустилась в холл.

Никого из группы внизу не было. Портье, принимая ключ, любезно сказал ей что-то приятное.

Бежевый шерстяной костюм сидел на ней свободно и ловко. Она знала об этом еще в Москве. От этого ее движения были также непринужденными, приятными, об этом она тоже знала, и ей захотелось пойти быстрее. Времени еще целый час, можно хоть чуточку посмотреть город.

Все впереди читать онлайн, Василий Белов

Автор Василий Белов

Василий Белов

Все впереди

Часть первая

Белая лошадь

1

В аэропорту Шереметьево приземлился очередной самолет. Это был ИЛ-шестьдесят второй, из Парижа. Он долго выруливал куда требовалось, наконец стих. Пассажиры, в том числе и группа московских туристов, тоже притихли. Люба Медведева — учительница музыки одной из московских школ — испытывала усталость и облегчение, она оставила незамеченным краткий наплыв душевной тревоги. Предчувствия недобрых событий никак ее не устраивали…

Десять дней назад, ранним и свежим весенним утром, муж на такси привез ее сюда, в Шереметьево. В «специализированную», как говорилось, группу московских туристов она попала благодаря бывшему однокласснику Мише Бришу, который больше всех хлопотал о путевке.

— Тебе писать расписку или так обойдешься? — шутливо спросил тогда Бриш. Медведев поцеловал жену, пропуская шутку мимо ушей. Бриш энергично взял чемодан. Переводчица, возглавляющая группу, обладала мужской походкой и довольно объемным торсом, она тотчас оказалась под обстрелом Мишиных острот, но и сам Бриш был тут же обстрелян:

Миша Бриш, Миша Бриш,Ты куда от нас летишь?

Люба оглянулась на сочинителя: им оказался лысый молодой человек в кожаном темном пальто. Он был похож на Штирлица, вернее, на актера Тихонова. Уже за пограничным барьером в суете и спешке Бриш познакомил с ним Любу, но она всегда плохо запоминала имена и фамилии. За границей Любе все время было стыдно. Ей казалось, что на них оглядываются, что москвичи многое делают невпопад. Она то и дело краснела.

Париж! Еще два месяца назад она даже не мечтала о подобной поездке. Обычно в свои счастливые минуты она вспоминала дочку и мужа, если их не было рядом. Потом она вспоминала мать, и становилось обидно оттого, что никто из них не испытывает то же самое. Помнится, когда открылись огненные парижские ворох

а, она прильнула к иллюминатору.

Обширная золотистая россыпь огней, словно звездное небо, то поднималась наклонно, то кренилась в другую сторону. Ясно видны были пунктирные линии скоростных трасс, различались очертания больших площадей. И так радостно билось сердце: Париж! Город, о котором столько сказано и написано всеми людьми земли. И это ее, Любу Медведеву, ждет удивительная, теперь уж такая близкая встреча с Парижем. Неужели это не сон?

Она мечтала всегда, начиная со школьной парты. Мечтала о том, что будет: мечтала ежедневно о завтрашнем дне или вечере.

. Почти каждое мечтание ее осуществлялось. Она тотчас забывала об этом и снова мечтала, уже о большем, загадывая дальше и дальше. И чем больше она мечтала, чем дальше загадывала, тем неинтересней казалась ей сегодняшняя жизнь, повседневное окружение и обыденные дела. Люба всегда жила завтрашним, вернее, послезавтрашним днем, думала только о будущем, не замечая настоящее и совсем не вспоминая о прошлом. Если б она вспомнила как-нибудь прежние, давно сбывшиеся мечты, она ужаснулась бы их наивности, покраснела бы от стыда за свою прошлую, такую, как бы она сказала, примитивную жизнь. Счастье ее складывалось из постоянного ожидания. То она ожидала и мечтала закончить школу, то мечтала познакомиться с кем-то, то строила планы насчет летних каникул. Мечта о гордом Медведеве, возникшая еще в школе, осуществилась без сучка и задоринки.
Сбылись и самые радужные планы семейной жизни. Об одном только она не мечтала — о рождении ребенка. Она боялась родов, долго избегала беременности, но Медведев не хотел больше ждать, и она рискнула…

Она не любила ребенка заранее. Эта любовь явилась к ней после рождения дочери. И жизнь преподнесла ей великолепный сюрприз! Теперь мечты Любы касались уже не только ее самой, но и Верочки. Дочка сделала радостным и завтрашний день, и сегодняшний. И все же Люба Медведева, как и раньше, считала, что самое прекрасное у нее впереди. Нельзя сказать, что у нее не было к тому оснований. Ее красота и здоровье, любовь и надежность мужа, семейное благополучие, интересная (хотя и несколько надоедливая) работа, уйма добрых знакомых — все это радовало, предвещая восхитительное, прекрасное будущее. И она от души верила в это близкое необыкновенное будущее…

В тот день Люба Медведева чувствовала себя Алисой в стране чудес. Светлые, шумные залы аэропорта Орли были запружены людьми разных национальностей, одетыми кто во что, говорящими на всех языках, с лицами то бледными, то желтовато-смуглыми. Глаза толпы мелькали, искрились, большие и узкие, карие, черные, реже синие. Чемоданы разнообразных объемов, расцветок и конструкций проезжали в бесшумных тележках. Киоски с бижутерией сверкали и переливались. Такими же переливчатыми были музыкальные предисловия радиообъявлений. Полицейские в черной форме, их высокие то ли шапки, то ли кепки напоминали какую-то картинку из книг на тему бесчисленных французских революций ...

"Все впереди" Василия Белова: bars_of_cage — LiveJournal

Прочитал зачем-то роман Белова "Всё впереди". Хотел написать рецензию, в духе "Двадцать лет спустя" (книжное издание вышло в 1987 г) - но пополз в инет глядеть написанное другими, и как-то расточилось. Все-таки присказка про чукчу не врёт = глухарь не может и слушать и токовать.

Зато нашел много удивительного, подробный разбор творчества Белова, написанный Солженицыным, напр.:
http://magazines.russ.ru/novyi_mi/2003/12/solzh.html - он так подробно и как-то бесхитростно честно прочитывает этот "Все впереди", что оторопь берет - сам никогда не смог бы такими детскими глазами.

А вот что хотел написать-то: про очень характерную для "почвенников" (и поборников суверенной демократии) интенцию посторонности зла. Зло, в виде новых веяний, приходит в стабильный мир снаружи, и сдвигает его с орбиты. Любу Медведеву (в Париже) соблазняет некий Аркадий, отчего вокруг нее, жены и матери, начинает описывать круги растущий ком скомканных судеб - а ведь не поддайся она соблазну, все осталось бы на своих, хороших, местах. Нарколог Иванов видит развратную картину Тулуз-Лотрека, и она поселяется в его голове как заноза - а нечего было глядеть. Понятия сопротивления злу, регенерации души - отсутствует.

Поразительна статичность всех положительных персонажей - носителей авторского сочувствия. На Медведева пытаются списать гибель его сотрудника, а он не сопротивляется посадке, хотя невиновен. Иванов добывает подследственному спасительный бюллетень, но комкает его, понимая греховность обмана. Пока Медведев сидит, Миша Бриш женится на его жене и пробует лишить его родительских прав - он бездействует и тут.

Все герои живут спустя рукава и повесив голову, заранее уверенные в собственном поражении. В облике современного мира они видят личину дьявола, в изменении обихода - разрушение устоев. Вслед за автором они предпочитают видеть стороннее злокозненное влияние там, где стоило бы, думаю, отыскать закономерности - но, как известно, конспирологическое мышление само себя крепит, наблюдение об общности всемирных процессов только укрепит подозрение в мощи Мировой Закулисы. Человеку остается сесть на пенек и предаться печали о своей судьбе. 
Воззрение такое, вероятно, вполне крестьянское, исконное, фаталистичное ("царь далеко, бог высоко", миром правит кривда) - но ужасно видеть, как древнее смирение выставляется чуть ли не идеальным поведением всякого честного человека, а всякий хоть как-то действующий оказывается подлецом, эгоистом, штольцем, бришем. 

Автор будто не замечает, что пытается постичь чужую ему область, что наблюдает как рыба из-под воды, и видит обман и ложь там, где просто-напросто кривизна искажений его взгляда достигает критических величин.  Он отшатывается от собственных теней - например, разгула пороков современного мира ("в Вологде у женщин кисточками ищут эрогенные зоны!" - "какая мерзость!") - и не видит, что действительный ужас его воззрений - в их линейной конечности. Уступка пороку влечет за собой ужасные непременные последствия и гибель - вот мораль романа. Белов, хоть и говорит о своем христианстве, надежд ни на что не имеет: ход вещей для него равносилен эрозии куба бетона, однажды данного и могущего только разрушаться: вот сойдет с бетона защитная корочка краски - начнется выветривание - рухнет пирс - весь берег обречен.

Это подход к человечеству как к трупу, к истории как его повапленному гробу.
Впрочем, писатель все же надеется на живые силы:

А вот что будет дальше с нами со всеми, со страной нашей, с народом - неизвестно еще никому. Хочется верить в возрождение, а может, нас совсем доконают? Не знаю. Но есть же еще живые силы. Есть живые люди. Даже молодежь есть, которая не даст доконать себя совсем.
http://sp.voskres.ru/publicistics/belov1.htm

Но нет, ход истории опять зло, безличное, стороннее и активное - а исконный образ жизни, добро - локально, неподвижно и жертвенно. Эта наша национальная формула - credo пня - кажется, будет вечной.

PS ссылки по теме:
http://another-kashin.livejournal.com/3120797.html
http://talk.slavnazi.com/index.php?s=55a427c3a971b88273e1fa830131bace&showtopic=6379

Автор: Белов Василий - 37 книг.Главная страница.

Бухтины вологодские завиральные в шести темах достоверно записаны автором со слов печника Кузьмы Ивановича Барахвостова, ныне колхозного пенсионера, в присутствии его жены Виринеи и без неё ... Полная аннотация

Жанр: Сказки для детей

Серия: -

Год издания: 1988

Язык книги: русский

Страниц: 371

В сборник включены так называемые литературные сказки. Подбор текстов показывает процесс становления традиции литературной сказки не только в России, но и на Украине, в Армении, в Латвии, в Литве. Наряду со сказками известных писателей в сборнике... ... Полная аннотация

Во второй том собрания сочинений Василия Белова вошли широко известные произведения: цикл прозы «Воспитание по доктору Споку», роман «Все впереди», пьесы «Александр Невский», «Над светлой водой», «По 206-й», «Бессмертный Кощей», рассказы для детей. ... ... Полная аннотация

В «Избранное» выдающегося писателя Василия Ивановича Белова вошли самые известные его произведения, ставшие классикой русской литературы второй половины XX века — «Привычное дело», «Плотницкие рассказы», а также цикл новых рассказов «Повести об... ... Полная аннотация

...«Салус попули супрема лекс эсто!» Он шел с Верой, дочерью, шел со своим счастьем, своей надеждой, своим прошлым, настоящим и будущим, шел с новым поколением, для которого, как завет, прозвучали те же слова на русском: «Благо народа да. .. ... Полная аннотация

В романе В. Белова «Год великого перелома» с предельной правдивостью, со всей остротой, ярко показана трагедия России начала 30–х годов XX века: коллективизация сельского хозяйства, начало сталинских репрессий. Как и все лучшие произведения... ... Полная аннотация

В стихах и рассказах известные советские поэты и писатели говорят о любви к матери, о том, что это чувство делает жизнь человека светлой и радостной. ... Полная аннотация

Юбилейное издание книги рассказов Василия Белова приурочено к семидесятипятилетию писателя. Читателя ждет новая встреча с известными произведениями, по праву признанными классикой отечественной литературы. Рассказы писателя занимают важное место в... ... Полная аннотация

Сборник рассказов советских писателей о собаках – верных друзьях человека. Авторы этой книги: М. Пришвин, К. Паустовский, В. Белов, Е. Верейская, Б. Емельянов, В. Дудинцев, И. Эренбург и др. ... Полная аннотация

«Кануны» Василия Белова — первая книга многопланового повествования о жизни доколхозной северной деревни конца 20–х годов. ... Полная аннотация

Классик российской литературы Василий Иванович Белов (1932–2012), как истинно русский писатель, всегда остро откликался на события, происходящие в стране. Свое отношение к тому, что случилось в нашем обществе после перестройки, он высказал в... ... Полная аннотация

Лауреат Государственной премии СССР писатель Василий Иванович Белов — автор широко известных произведений — «За тремя волоками», «Привычное дело», «Плотницкие рассказы», «Воспитание по доктору Споку», «Кануны» и других. Новая книга «Лад»... ... Полная аннотация

Все впереди (Белов Василий) - слушать аудиокнигу онлайн

00:00 / 00:34

001_Белов Все впереди

05:00

002_Часть 1. Глава 1_01

05:01

002_Часть 1. Глава 1_02

05:01

002_Часть 1. Глава 1_03

05:01

002_Часть 1. Глава 1_04

05:03

002_Часть 1. Глава 1_05

05:02

002_Часть 1. Глава 1_06

05:03

002_Часть 1. Глава 1_07

05:02

002_Часть 1. Глава 1_08

04:03

002_Часть 1. Глава 1_09

05:02

003_Часть 1. Глава 2_01

05:02

003_Часть 1. Глава 2_02

05:02

003_Часть 1. Глава 2_03

04:30

003_Часть 1. Глава 2_04

05:00

004_Часть 1. Глава 3_01

05:04

004_Часть 1. Глава 3_02

05:03

004_Часть 1. Глава 3_03

00:44

004_Часть 1. Глава 3_04

05:03

005_Часть 1. Глава 4_01

05:01

005_Часть 1. Глава 4_02

05:04

005_Часть 1. Глава 4_03

00:40

005_Часть 1. Глава 4_04

05:02

006_Часть 1. Глава 5_01

05:02

006_Часть 1. Глава 5_02

04:50

006_Часть 1. Глава 5_03

05:02

007_Часть 1. Глава 6_01

05:01

007_Часть 1. Глава 6_02

05:00

007_Часть 1. Глава 6_03

05:02

007_Часть 1. Глава 6_04

03:35

007_Часть 1. Глава 6_05

05:00

008_Часть 1. Глава 7_01

05:03

008_Часть 1. Глава 7_02

05:03

008_Часть 1. Глава 7_03

05:04

008_Часть 1. Глава 7_04

05:00

008_Часть 1. Глава 7_05

02:17

008_Часть 1. Глава 7_06

05:03

009_Часть 1. Глава 8_01

05:01

009_Часть 1. Глава 8_02

05:01

009_Часть 1. Глава 8_03

02:49

009_Часть 1. Глава 8_04

05:01

010_Часть 1. Глава 9_01

05:05

010_Часть 1. Глава 9_02

05:03

010_Часть 1. Глава 9_03

05:02

010_Часть 1. Глава 9_04

01:31

010_Часть 1. Глава 9_05

05:03

011_Часть 1. Глава 10_01

05:04

011_Часть 1. Глава 10_02

03:13

011_Часть 1. Глава 10_03

05:03

012_Часть 1. Глава 11_01

05:01

012_Часть 1. Глава 11_02

05:01

012_Часть 1. Глава 11_03

05:01

012_Часть 1. Глава 11_04

04:15

012_Часть 1. Глава 11_05

05:04

013_Часть 1. Глава 12_01

05:02

013_Часть 1. Глава 12_02

05:02

013_Часть 1. Глава 12_03

05:02

013_Часть 1. Глава 12_04

04:26

013_Часть 1. Глава 12_05

05:01

014_Часть 1. Глава 13_01

05:02

014_Часть 1. Глава 13_02

05:02

014_Часть 1. Глава 13_03

05:05

014_Часть 1. Глава 13_04

05:01

014_Часть 1. Глава 13_05

04:34

014_Часть 1. Глава 13_06

05:00

015_Часть 2. Глава 1_01

05:01

015_Часть 2. Глава 1_02

05:01

015_Часть 2. Глава 1_03

05:00

015_Часть 2. Глава 1_04

05:01

015_Часть 2. Глава 1_05

05:01

015_Часть 2. Глава 1_06

03:07

015_Часть 2. Глава 1_07

05:00

016_Часть 2. Глава 2_01

05:04

016_Часть 2. Глава 2_02

05:02

016_Часть 2. Глава 2_03

05:02

016_Часть 2. Глава 2_04

05:02

016_Часть 2. Глава 2_05

05:01

016_Часть 2. Глава 2_06

05:01

016_Часть 2. Глава 2_07

02:51

016_Часть 2. Глава 2_08

05:01

017_Часть 2. Глава 3_01

05:02

017_Часть 2. Глава 3_02

05:01

017_Часть 2. Глава 3_03

05:01

017_Часть 2. Глава 3_04

05:05

017_Часть 2. Глава 3_05

03:24

017_Часть 2. Глава 3_06

05:02

018_Часть 2. Глава 4_01

05:01

018_Часть 2. Глава 4_02

05:03

018_Часть 2. Глава 4_03

05:02

018_Часть 2. Глава 4_04

05:02

018_Часть 2. Глава 4_05

02:10

018_Часть 2. Глава 4_06

05:04

019_Часть 2. Глава 5_01

05:03

019_Часть 2. Глава 5_02

05:02

019_Часть 2. Глава 5_03

05:01

019_Часть 2. Глава 5_04

03:52

019_Часть 2. Глава 5_05

05:01

020_Часть 2. Глава 6_01

05:01

020_Часть 2. Глава 6_02

05:01

020_Часть 2. Глава 6_03

05:03

020_Часть 2. Глава 6_04

05:01

020_Часть 2. Глава 6_05

01:54

020_Часть 2. Глава 6_06

05:04

021_Часть 2. Глава 7_01

05:01

021_Часть 2. Глава 7_02

05:02

021_Часть 2. Глава 7_03

05:02

021_Часть 2. Глава 7_04

03:08

021_Часть 2. Глава 7_05

05:00

022_Часть 2. Глава 8_01

05:03

022_Часть 2. Глава 8_02

05:00

022_Часть 2. Глава 8_03

00:31

022_Часть 2. Глава 8_04

05:03

023_Часть 2. Глава 9_01

05:01

023_Часть 2. Глава 9_02

00:53

023_Часть 2. Глава 9_03

05:01

024_Часть 2. Глава 10_01

05:03

024_Часть 2. Глава 10_02

05:03

024_Часть 2. Глава 10_03

05:02

024_Часть 2. Глава 10_04

01:47

024_Часть 2. Глава 10_05

05:01

025_Часть 2. Глава 11_01

05:02

025_Часть 2. Глава 11_02

05:01

025_Часть 2. Глава 11_03

05:05

025_Часть 2. Глава 11_04

03:37

025_Часть 2. Глава 11_05

В Вологде представили неизвестный портрет матери писателя Василия Белова

Необычный бонус ждет всех, кто посетит 14 августа с экскурсией Музей-квартиру писателя Василия Белова в Вологде. В числе прочих экспонатов выставки «Слово о матери. Посвящение Анфисе Ивановне Беловой» гостям покажут ранее не выставлявшийся портрет матери литератора.

«Портрет был написан Евгением Игнатьевым - художником художественного фильма «Всё впереди», снимавшегося по одноимённому произведению Василия Белова на киностудии «Беларусьфильм» в 1989-1990 годах. Режиссёром ленты выступил Николай Бурляев, а оператором Анатолий Заболоцкий, ранее работавший с Василием Шукшиным в Белозерске над «Калиной красной» и друживший с Беловым, – рассказала ИА «Вологда Регион» директор музей-квартиры Ольга Анфимова. - Если говорить точнее, Евгений Игнатьев написал два портрета Анфисы Ивановны. Первый сегодня украшает постоянную экспозицию нашего музея. Второй, созданный в 1996 году, хранится у сестры писателя Лидии Беловой. К нашей радости Лидия Ивановна согласилась предоставить для показа второй портрет своей мамы в рамках выставки «Слово о матери».

На выставке можно увидеть фотографии из фонда Музея-квартиры В.И. Белова, черновые записи Анфисы Беловой с воспоминаниями о своей жизни, рукописи и машинописи стихотворных текстов Василия Ивановича о матери и Родине, в том числе ранние солдатские стихи, прежде нигде не экспонировавшиеся и редко публиковавшиеся.

Напомним, Василий Белов не раз называл маму соавтором своего произведения «Лад. Очерки о народной эстетике». Он посвятил Анфисе Ивановне более десятка стихотворений. Размышления о близкой кончине матери особо трагично прозвучали у Белова в произведениях 1990-х – рассказе «Душа бессмертна» и поэме «Скорбные дни».

Кстати, родственники писателя единодушны во мнении, что второй портрет Анфисы Ивановны наиболее точно запечатлел черты матери писателя. Ценил его и Василий Белов, лично подаривший эту работу сестре Лидии.

Выставка «Слово о матери» будет открыта для посетителей до 10 сентября. Справки по телефону 8 (921) 126-14-23.

Скончался писатель Василий Белов - Ведомости

Василий Белов (1932-2012) умер 4 декабря на 81 году жизни. Писатель, по сути являвший собой тип классического русского самородка, родился в деревне Тимониха Вологодской области, в крестьянской семье, после школы получил специальность слесаря, моториста, служил в армии. После армии работал на заводе в Перми, затем сотрудником районной газеты "Коммунар" (Вологодская область), начал публиковать стихи. В 1959 поступил и окончил Литературный институт. В 1961 г. у Белова вышел первый сборник стихов "Деревенька моя лесная".

С 1964 г. Василий Белов жил в Вологде, как писатель стал широко известен после публикации повести "Привычное дело" (1966), посвященной драматичной, но в итоге гармоничной и цельной жизни русской деревни, сохранившей традиции и преемственность. Спустя два года Белов опубликовал повесть "Плотницкие рассказы", окончательно укрепившую за ним репутацию деревенщика, одного из родоначальников деревенской прозы. Таким образом, на излете оттепели Василий Белов заново открыл читателю мир русской деревни и ее обитателей, вместе с тем найдя язык, которым можно говорить об этом мире - язык, опирающийся на устную народную речь, на фольклорные жанры. Все это совпало с подъемом общественного и научного интереса к устному народному творчеству, бытовой крестьянской культуре, русской иконописи.

Следующим крупным произведением стал роман "Кануны" (ч.1-3, 1972-1984), рассказывающий о болезненных процессах коллективизации в деревне. В 1982 г. вышла большая иллюстрированная книга "очерков народной эстетики" "Лад", исследующая крестьянский фольклор, быт, этнографию, вплоть до советских времен.

После перестройки Василий Белов писал и о современности, но его роман о тлетворности городской жизни "Все впереди" (1986), роман-хронику "Год великого перелома" (1989-1991), продолжающий "Кануны", и последующие произведения писателя ("В кровном родстве" (1992), "У котла", "Лейкоз"(1995)) сложно причислить к его творческим удачам - Белов-публицист совершенно заслоняет в них Белова-художника.

Лучшее из написанного Василием Беловым выросло, как отмечал Александр Солженицын, из его "души и опыта", а произведениями, которые превратили его в классика при жизни осталось "Привычное дело" и "Плотницкие рассказы".

Скончался русский писатель Василий Белов, тел. 80

Эта архивная новость доступна только для личного некоммерческого использования. Информация в истории может быть устаревшей или заменена дополнительной информацией. Чтение или повторное воспроизведение истории в ее архивной форме не является переизданием истории.

МОСКВА (AP) - Умер Василий Белов, писатель, отдававший в своих книгах дань уважения старой сельской России. Ему было 80.

О смерти Белова поздно вечером во вторник объявило правительство Вологды, области, где он жил, на северо-западе России.В заявлении правительства, опубликованном в среду, не названа причина.

Белов, родился в крестьянской семье, был вынужден начать работать еще в школе, чтобы помогать семье после того, как его отец был убит во время Второй мировой войны.

Он опубликовал свою первую книгу стихов в 1961 году и стал широко известен после того, как в 1966 году опубликовал роман «Бизнес как обычный». Роман рассказывает историю фермера, который покидает свою деревню, а затем возвращается из ностальгии только для того, чтобы найти его жену мертвой - пессимистический финал, резко контрастирующий с преобладающим стилем «социалистического реализма».

Книги Белова разошлись миллионными тиражами, он получил высшие советские награды. Он был одним из самых ярких представителей так называемого литературного движения «деревенской прозы», восхвалявшего старые русские обычаи и выступавшего против урбанизации.

Среди наиболее известных произведений Белова - сборник рассказов «Плотниковые сказки», сборник очерков «Лад» («Гармония») и романы «Все впереди», «Год большого развала» и «Шестой час». . "

Президент Владимир Путин и другие официальные лица выразили соболезнования семье Белова.«Его книги делают нас добрее и лучше», - сказал в своем заявлении премьер-министр Дмитрий Медведев.

Белов будет похоронен в пятницу в своем родном селе Тимониха.

(Copyright 2012 The Associated Press. Все права защищены. Этот материал нельзя публиковать, транслировать, переписывать или распространять.)

×

Другие истории, которые могут вас заинтересовать

Pantheon

  • Визуализации
  • Рейтинги
    • Люди
    • Места
    • Профессии
  • Профили
    • Люди
    • Места
    • Страны
    • Профессии
    • Профессия / Страна
    • Eras
  • Около
  • Данные
    • Разрешения
    • Скачать
    • API
  • Ежегодник
  • Домой
  • Визуализации
  • Рейтинги
  • Профили
    • Люди
    • Места
    • Страны
    • Профессии
    • Род занятий / Страна
    • Eras
  • О
  • Данные
    • Разрешения
    • API
  • Ежегодник
  • API
  • Поиск
  • Оставить отзыв
  • Использование ссылки

对不起, страница не найдена.

Вместо этого вы можете попробовать новый поиск или эти страницы:
  • Isaac Newton

    Physicist

    United Kingdom

    Rank 6

  • Walt Disney

    Producer

    United States

  • Rank 82

    Роджер Федерер

    Теннисист

    Швейцария

    Рейтинг 124

  • Гонщик

    Занятие 16

    665 Физические лица

    Спортивный домен

  • Рейтинг Агнез Мо

    Актер 9000

  • Laozi

    Философ

    Китай

    Рейтинг 157

  • Винсент Ван Гог

    Художник

    Нидерланды

    Рейтинг 20

  • 70000 Профессия Дизайнер одежды

    Род занятий

  • Васко да Gama

    Explorer

    Португалия

    Рейтинг 99

  • Знаменитость

    Занятие 40

    142 Физические лица

    Общественная фигура

  • Мари Кюри

    Физик Рейтинг

  • Изучите
    • Визуализации
    • Рейтинги
  • Профили
    • Люди
    • Места
    • Страны
    • Профессии
    • Профессии / страны
    • Эры
  • О
    • Ошибка данных отчета
    • Политика конфиденциальности
    • Условия службы
  • Данные
    • Разрешения
    • Скачать
    • API
  • Приложения
    • Ежегодник

Bookends - 9 декабря 2012 г.

СТРАНИЦА ПЕРВАЯ: Внутри: Книги, Книги, Книги... [Фото: Джермейн Барнаби]

СТРАНИЦА ВТОРАЯ:

Книги:

Куда бы она ни пошла, она там ... [2 фото: runaway, sandra ottey]

Runaway Comeback, роман Сандры Отти

Героиня Runaway Comeback - Роуз Торн, бросившая школу, бежит из своей родной Ямайки после многих лет физической и психологической эксплуатации и многократных путешествий по межконтинентальным водам.Она прячется в Бруклине со своей маленькой дочерью. Роуз считает, что ей была нанесена злая рука, потому что она была невестой и матерью подросткового возраста. В своем стремлении реализовать свою мечту о получении степени в колледже она воссоединяется со своей второй половинкой, Кэлвином Джонсом. Роуз готова развестись со своим мужем Донованом, но действительно ли она готова выйти замуж за Кэлвина?

Runaway Comeback и приквел Jamerican Connection теперь доступны для продажи на сайте www.amazon.com, для электронных книг, а также в Книгах и компакт-дисках в зале вылета международного аэропорта Нормана Мэнли в Кингстоне.Скоро они появятся в продаже по всей стране.

Сандра Отти получила степень бакалавра в колледже Медгар Эверс Городского университета Нью-Йорка и степень магистра в Политехническом университете. Она живет в Нью-Йорке и работает над своим третьим романом

. Для получения дополнительной информации свяжитесь с Сандрой А. Отти по телефону (917) 476-8040 или по электронной почте HYPERLINK «mailto: [email protected]». [email protected]

Посетите сайт автора: ГИПЕРССЫЛКА http: // www.sandraottey.com/ "\ t" _blank "www.sandraottey.com

EXCERPT

Runaway Comeback, Sandra Ottey

Chapter One

Одетая для Part

Роза Торн постукивала по каблуку самолет собирался когда-нибудь приземлиться? Она поерзала в кресле, прижимаясь к ремню безопасности, когда страх скользнул по ее спине. Она в который раз повернула голову и позволила своим глазам блуждать за своими полуночно-темными шторами, пока она осмотрел других пассажиров на борту.Она все еще не замечала знакомого лица, и, казалось, никто ее тоже не узнал. Тем не менее беспокойство продолжало удерживать ее в зубчатых пастях.

Роуз еще немного постучала каблуком и нервно покусала нижнюю губу. Она сунула руку в сумочку и достала маленькое зеркало. Кудрявый светлый парик из-под ее широкополой Fedora был не в ее стиле. Она подумала, что даже с учетом прохладной температуры самолета ее кожа головы покрылась потом, а может быть, это было просто ее нервы. Она спустила шляпу до середины лба, чуть выше профессионально подстриженных бровей.Она нарисовала темно-пурпурную помаду на своей карамельной коже, чтобы добавить к своему бегству маскировку. Темный цвет губ в семейном стиле Аддамс подходил к ее комбинезону без бретелек, но не входил в ее список оттенков помады. Она пожала плечами. Сегодня личная мода не была в приоритете. Это даже не вариант. Сегодня был беглый день, и она была одета для этой роли.

Сидя у окна самолета, ее дочь Кристал потянула за соломенную шляпу, которую Роуз надела ей на голову. Роуз помогла ей переодеться в их небольшой багаж.По пути в аэропорт, на заднем сиденье машины для бегства, Кристал сменила школьную форму и теперь была одета в выцветший джинсовый брючный костюм, белую кофточку и черные сандалии с ремешками.

Она вспомнила ужасную историю, которую она придумала и рассказала учительнице Кристал ранее в тот день прямо за дверью класса, в то время как друзья Кристал смотрели на нее со своих контрольных работ невинными, вопрошающими глазами. Она появилась в школе за час до того, как она кончилась.Она нарисовала самое неприятное выражение лица и сказала учителю математики Кристалл, подергивая слезы: «Произошел несчастный случай, и мой эм ... мой муж ... он ранен и ... он просит Кристалл».

Глаза учительницы расширились под толстыми очками, и ее пальцы дрожали, когда она подняла руку, чтобы прикрыть широко открытый рот. Глаза Роуз запотели, когда она внутренне умоляла Бога о прощении и умоляла Его понять, что у нее нет другого выбора, кроме как сфабриковать ложь.Это было полностью против ее морали, и теперь она боролась со своей совестью, когда она стреляла по ней горячими, нацеленными ракетами. У Роуз никогда раньше не было причин забирать дочь из школы, поэтому она не была уверена в протоколе. Она чувствовала, что это был единственный способ убедить учителя отпустить Кристал из класса. Это было ее последнее средство - наконец сломать альбатроса, которого ее муж, Донован Торн, слишком долго надел ей на шею. Роуз не могла позволить себе пропустить рейс, поэтому она сказала учителю: «Пожалуйста, позвольте моей дочери уехать со мной сейчас.Я спокойно расскажу ей о том, что случилось с ее отцом ».

За своим столом Кристал вопросительно посмотрела на мать, а затем на своих друзей. Кристал положила карандаш поверх экзаменационных листов на столе. Ее учитель взял ее за руку и провел к двери класса, где передал ее матери.

«Я буду хранить его в своих молитвах. Вы можете забрать свою дочь ».

Волна вины захлестнула Роуз, когда лица детей вспыхнули в ее обеспокоенном уме.Она подумала, что это выдумка ужасная, но достаточная и правдоподобная. Он идеально отвечал всем требованиям. Отец Кристал всегда забирал ее из школы. Роуз не могла сказать учительнице настоящую причину, по которой она приехала в тот день забрать их дочь, а не отца Кристал. Какой учитель в здравом уме позволил бы любому родителю вывести ребенка из класса во время последнего экзамена по математике, чтобы он мог улететь с Ямайки в Нью-Йорк или куда-нибудь еще? Кто так делает? Ложь была необходима.

«Мамочка, у меня есть секрет», - сказала Кристал с сиденья у окна.

Роза повернулась к дочери. "Ты делаешь? Еще один?"

«Да, мамочка».

Роза перегнулась через сиденье и поцеловала дочь в щеку. "В чем секрет на этот раз, милая?" прошептала она.

«Я думаю, что папа собирается приехать в Нью-Йорк и снова найти нас на этот раз, как и в прошлый раз», - прошептала Кристалл в ответ. В ее словах и тоне звучала детская невинность

и легкий намек на беспокойство.

Роуз изучала дочь и хотела, чтобы ее лицо не отражало лицо Донована - круглое лицо цвета слоновой кости с темными вьющимися волосами на вершине. У нее даже была крошечная ямочка на подбородке. Роуз изобразила уверенную улыбку ради своего ребенка. «Нет, детка, у нас все будет хорошо. На этот раз папа не против, что мы живем в Нью-Йорке. Он больше не пойдет за нами. Вот увидишь». Она поцеловала дочь в лоб под гибкой шляпой и молилась, чтобы она была права.

СТРАНИЦА ТРЕТЬЯ: (Можно начать со страницы 2)

Книги:

Хорошие друзья лучше карманных денег

Coop Clan - Term 1 by Kerine Miller [2 фото: kerine, coop clan]

Coop Clan - Term 1 - это новое дополнение к канону ямайской литературы для молодежи.Написанный Керин Миллер, он повествует историю «Клана Кооперативов», пяти семиклассников из разных социальных и экономических слоев - Мел, Шари, Тиффани, Тассеа и Дэни - которые сближаются, разыгрывая в классе, берутся за дело. школьные хулиганы и сражаются с внутренними демонами, открывая при этом силу дружбы, единственную вещь, которая поможет им выжить в старшей школе.

Копии книги, которая будет представлена ​​в этот четверг, 13 декабря, в Bookophilia, доступны в Bookophilia, Книжном магазине Кингстона, Книжном и разнообразном магазине Сангстера и Ангела (Площадь Ангела в Испанском городе).Читатели помнят Черин Миллер, бывшую соведущую местного утреннего телешоу CVM at Sunrise. Миллер рассказал Bookends о своем стремлении писать.

Bookends (BE): Тебя больше не показывают по телевизору, чем ты занимаешься сейчас? Почему ты ушел с телевидения? Или вы все еще в СМИ /

Керин Миллер (КМ): Телевидение заложило для меня отличную основу. После того, как я ушел с утреннего шоу, я основал собственную продюсерскую компанию (Uber House Productions). Недавно мы поставили детскую пантомиму «Драгоценный камень», которая шла в мае месяце в Кортли Аудиториуме, и я также создал балет Г.E.M. (Величие существует во мне), которое является детской кампанией. У меня также есть несколько телевизионных проектов, так что я, возможно, скоро вернусь на телевидение. На этот раз я буду заниматься продюсированием и хостингом.

БЭ: Почему вы захотели написать эту книгу?

КМ: Я любил читать с детства. Раньше я много читала «Клуб няни», «Sweet Valley Twins», «Sweet Valley High», «Нэнси Дрю» и т. Д. Хотя истории были интересными и забавными, в них было так много всего, с чем я не мог отождествиться.Я никогда не видел себя или свою культуру отраженными в персонажах или ситуациях. Поэтому я хотел написать книгу, которая по-прежнему была бы забавной и интересной, но с которой могли бы себя идентифицировать девушки из Ямайки и Карибского бассейна.

БЭ: Вы использовали резервы из своих школьных воспоминаний?

КМ: Сюжетная линия и ситуации в книге взяты из самых разных вещей. Некоторые из них я наблюдал, некоторые испытывал (хотя и с большим количеством украшений), некоторые исходили из моего воображения, а некоторые вещи, которые я хотел бы, произошли !!

БЭ: Есть ли планы вернуться к девочкам?

KM: Coop Clan - первая игра в серии.План состоит в том, чтобы проследить за девочками в средней школе, чтобы читатели могли видеть, как персонажи взрослеют и меняются по мере роста. Надеюсь, читатели этой возрастной группы смогут расти вместе с ними.

BE: Планируете ли вы в будущем заняться художественной литературой для взрослых?

КМ: Я не исключаю художественную литературу для взрослых, но сейчас я определенно фокусируюсь на детях и подростках. Я не думаю, что для этой возрастной группы достаточно позитивного и соответствующего возрасту материала, поэтому я хотел бы предоставить как можно больше из них.

ВЫДЕРЖКА

Скомканный листок бумаги упал на ее стол, вернув ее мысли к настоящему. Дэни накрыла лист рукой, прежде чем учитель успел его заметить. Ей не нужно было поднимать глаза, чтобы понять, что записка пришла от Тассеи, которая была известна тем, что дробила свои записи и бросала их, вместо того, чтобы аккуратно сложить их и осторожно передать под стол. Краем глаза Дани увидела, что каждый из ее друзей читал одну и ту же записку. Однако Тассея пристально смотрела на учителя - само воплощение невинности.Мел хмурился, глядя на ее руки, что, как подозревала Дэни, было неодобрением, в то время как Тиффани откровенно улыбалась, а Шари кусала внутреннюю часть своей челюсти, чтобы сдержать улыбку. Очевидно, Тассеа что-то замышляла, и Тиффани и Шари решили присоединиться к веселью.

Дэни как раз открывала записку, когда услышала монотонное гудение. Это было похоже на злобного комара. Миссис Ричардс, сидевшая у доски, рассеянно потерла ухо. Когда она поняла, что звук не прекратился, она отвернулась от доски и прищурилась в потолок.Комара по-прежнему нет. Началось то, что должно было быть охотой по комнате на насекомое-оскорбление, пока класс наблюдал за ней.

Миссис Ричардс перешла в правую часть комнаты рядом с тем местом, где сидела Тассея, и шум прекратился. Внезапно он снова начался в левой части комнаты, как будто комар прилетел и приземлился где-то рядом с фасадом. Миссис Ричардс, казалось, почти на цыпочках пробралась в тот конец комнаты, полностью сосредоточившись на поиске надоедливого насекомого. Как ни странно, когда она приблизилась к тому месту, откуда исходил звук, он снова остановился, а затем возобновился посреди комнаты.Учительница приходила в ярость, переходя из одного конца комнаты в другой, пытаясь следить за звуком.

Тут у Дэни возникли подозрения. Шари прикрыла рот рукой, пытаясь подавить смех. Тем временем Тиффани смотрела прямо перед собой с видом неподкупной добродетели. Мэл рухнула на стул, словно хотела исчезнуть, а Тассия скатывала лист бумаги в оружие, которое затем передала миссис Ричардс, чтобы она использовала против комара.

Покачав головой, Дэни открыла записку и широко улыбнулась. Он гласил: Давайте повеселимся с миссис Ричардс. Давай устроим жужжание и сведем ее с ума. Если она приблизится к вам, остановитесь и позвольте кому-нибудь еще в классе начать шуметь. Сегодня работать не будем!

Дэни посмотрела на Тиффани, которая лукаво подмигнула ей, прежде чем открыть учебник и уткнуться в него лицом. Вскоре из-за книги послышалось гудение. Миссис Ричардс рванулась к Тиффани, а затем резко двинулась в сторону Шари, где шум внезапно стал очень громким.На лбу учительницы выступили капельки пота, и Дэни почти стало ее немного жалко.

«Откуда этот шум?» Миссис Ричардс разочарованно вскрикнула. Она начинала задаваться вопросом, сходит ли она с ума, поскольку ее ученики, казалось, не обращали внимания на непрерывное жужжание.

"Что за шум, миссис Ричардс?" - спросила Шари, ее глаза расширились от притворного любопытства.

И снова шум начался в задней части комнаты. Дэни повернула голову, как и Тассия, Тиффани, Мел и Шари.На этот раз они не производили шума. Кто-то присоединился к их игре?

«Этот шум!» - крикнула миссис Ричардс, стремительно уходя в дальний конец комнаты. Она остановилась в ужасе, так как теперь казалось, что шум, о котором идет речь, исходит одновременно из трех разных мест. "Помогите мне, девочки!" Миссис Ричардс снова двинулась в путь. «Комары вызвали ужасные вспышки малярии и желтой лихорадки. Мы должны избавиться от них».

Ее заявление, казалось, побудило других девушек присоединиться к веселью, потому что, судя по шуму, это звучало так, как если бы на комнату напал рой очень разъяренных комаров.Гудение было повсюду! Бедная миссис Ричардс теперь бежала и кричала, нанося удары по разным частям тела, пытаясь убить воображаемых комаров.

«Их еще больше», - выдохнула она.

Теперь можно было слышать хихиканье и взрывы смеха, пока класс изо всех сил пытался сдержать свое веселье.

«О! Они меня кусают, кусают!» - воскликнул измученный учитель. «Выходи скорее, девочки».

Ей не пришлось говорить им дважды.Весь класс взволнованно выбежал из комнаты, все время болтая и смеясь. Миссис Ричардс плотно закрыла за ними дверь.

«Не волнуйтесь, дамы», - сказала им миссис Ричард, потирая «укусы» на руках. «Я пойду и доложу об этом, чтобы они пришли и немедленно опрыскали эту комнату».

Ей не пришлось далеко уходить. Миссис Моррис, выдающийся директор церкви Святой Виолы, быстро шла к группе.

«В чем проблема, госпожа?Ричардс? »- спросила она с обеспокоенным видом.

« О, миссис Моррис, на мой класс напала стая комаров ».

« Что? Где? »Директор бросил на девочек подозрительный взгляд.

« Прямо здесь, в классе. Я преподавал, когда начал слышать жужжание. Он становился все громче и громче, и вскоре нам пришлось покинуть комнату. Понимаете, - серьезно продолжила миссис Ричардс, - мне нужно было увести девочек в безопасное место. Я не хотел, чтобы эти ужасные существа причинили им вред.Я думаю, нам следует немедленно обработать комнату опрыскиванием.

Миссис Моррис странно посмотрела на миссис Ричардс. «Хорошо, - сказала она. - Позвольте мне пойти и взглянуть».

«Будьте осторожны», - сказала она. . Ричардс предупредила. «Сделайте шаг назад», - сказала она своему классу.

Миссис Моррис осторожно открыла дверь в класс и остановилась в дверном проеме. Она оглянулась на учительницу и группу девочек, которые все были внимательно наблюдая за ней

«Ну, я ничего не слышу отсюда», - сказала она и сделала еще несколько шагов в комнату.По-видимому, все еще ничего не слыша, она обошла всю комнату, останавливаясь каждые несколько шагов, чтобы прислушаться. Вскоре она вышла на улицу и попросила поговорить с миссис Ричардс наедине.

Девочки наблюдали, как их учитель и директор вели оживленную дискуссию в нескольких футах от них. Они не могли слышать, о чем говорилось, но миссис Ричардс дико жестикулировала, очевидно показывая образец полета комаров. Время от времени она указывала на группу девушек.В какой-то момент она даже протянула руки, чтобы показать, где ее укусили. Поняв, что на ее руках нет следов от укусов, она с горечью посмотрела на девочек и затем от стыда опустила голову. Миссис Моррис сочувственно похлопала ее по плечу, и они оба вернулись к девочкам.

Миссис Моррис откашлялась, прежде чем заговорить. «Юные леди, я очень разочарован тем, что произошло здесь сегодня днем. Вы потратили весь урок, шутя над своим учителем, который, я уверен, потратил много времени на подготовку сегодняшнего урока."Она остановилась, чтобы посмотреть в том направлении, где раздалось недоверчивое фырканье." Обычно я наказываю всех вас за то, что вы так мешаете учебе, но, поскольку вы все первоклассники и все еще учитесь, я пропущу это на этот раз. Вам всем должно быть сейчас очень плохо. Миссис Ричардс предложила мне взять вас всех на экскурсию через три недели, но после этой демонстрации мне придется пересмотреть свое решение ». Она посмотрела на часы.« У вас будет достаточно времени, чтобы собрать свои вещи и отправиться в путь. на ваш последний урок в течение дня.Я верю, что у нас никогда не будет другого инцидента, подобного этому ». С этими словами она кивнула миссис Ричардс и поспешила прочь. , бат-мицва]

Что происходит, когда милую маленькую ямайскую девочку берут под опеку кучка еврейских тетушек в Лондоне? И что происходит, когда оскорбляют отца маленькой девочки (хотя мать девочки испытывает облегчение)?

И после того, как островная девочка оседает в любящих объятиях своих приемных теток и постигает лондонские обычаи, что произойдет, когда она вернется к своим корням на Ямайке? очень разные культуры.Ее любят и не уважают; защищен и уязвим; счастливая и грустная - и ставится перед проблемой выяснить, кто она во всем этом.

Беверли-Ист (Жнец душ, В поисках мистера Райт: новый взгляд на выбор идеального партнера) возвращается с мемуарами своего детства в книге «Девушка бат-мицвы: воспоминания ямайского ребенка».

ВЫДЕРЖКА

Пролог

Есть африканская пословица: «Чтобы вырастить ребенка, нужна деревня».

У меня была такая деревня.Однако моя деревня находилась не в Африке или на Ямайке, а прямо там, в лондонском Ист-Энде, в доме передо мной. Тем, кому повезло, повезло, что у них есть мать и отец, которые их любят. Я был десятикратно благословлен матерью, отцом и четырьмя бездетными сестрами, которые абсолютно меня обожали. Когда мне было 18 месяцев, мама ушла от меня. Она плыла на Родину на медленной лодке «Возничий». Как и многие другие мужчины и женщины из Вест-Индии того времени, после двадцати восьми дней в море она начала поиски новой жизни.Она прибыла в Англию 21 августа 1955 года. Я осталась на Ямайке в любящем сердце моей бабушки, под неусыпным взором старшей сестры и любящего отца. Мне было четыре года, когда я снова ее увидел. Я думал, что запомню ее лицо, ее голос, ее запах, но я не вспомнил. Когда она поспешила поприветствовать меня, обняла и поцеловала, все, что она получила в ответ, был пустой взгляд. Вспомнил приехавших ранее сестру и отца. Поэтому я последовал за ними по дому, как потерянный щенок, огибая края стен, избегая любого контакта с женщиной, которая утверждала, что она моя мать.Она была «добра» ко мне, этой даме, хотя я продолжал ей говорить: «Моя мама скоро придет за мной».

«Но я твоя мама», - сказала она, сдерживая слезы.

«Нет, нет», - сказал я, твердо качая головой. «Моя мама в Англии».

«Но ты сейчас здесь, в Англии, моя дорогая».

Ничто не могло убедить меня, что эта «милая» женщина, живущая с моим отцом и моей сестрой, была моей матерью.

«Хорошая» дама взяла двухнедельный отпуск, чтобы заново познакомиться со мной, но безрезультатно.Каждый день, пока папа был на работе, а моя сестра в школе, она водила меня в какое-нибудь интересное место. Мы дошли до метро на станции Майл-Энд и сели на поезд до Вестминстера. Там мы посмотрели на большие часы, называемые Биг-Беном, затем на Торговый центр, чтобы посмотреть на Бифитеров, которые не ели говядины, но стояли неподвижно, как закон. Затем мы направились к Букингемскому дворцу, где жила королева Англии.

В другой день мы сели на автобус до Тауэрского моста. Мы всегда поднимались наверх, так как «милая» дама понимала, что с верхней палубы мы можем видеть гораздо больше.Это было так весело. На Тауэрском мосту мы наблюдали, как мост открывается, когда буксиры проталкиваются ниже по Темзе. Еще один день в зоопарк. В дождливые дни мы просто оставались в автобусе на верхней палубе, наблюдая за оживленной уличной жизнью Лондона. «Милая» дама купила мне коробки с игрушками и две очаровательные куклы, одну с каштановыми волосами, а другую со светлыми. Я получил и то, и другое, потому что не мог определиться ни с одним из них. Она предложила мне называть одну Маргарет, а другую - Элизабет (в честь королевы и ее сестры). Я разделил их светлые и каштановые волосы, как мои, и завязал ими красные ленточки.Через два дня в дом доставили большую куклу из рации. Когда она заводила его, меня до смерти пугало живое. Не шевеля губами, записанный голос продолжал говорить: «Привет, привет», пока шел ко мне, как робот. Как испуганный кот, я побежал в другую сторону.

«Мне не нравится эта тележка, мне не нравится эта тележка», - кричал я.

«Милая» дама завернула куклу в папиросную бумагу и положила обратно в коробку, и там она пролежала несколько недель.На следующий день она купила мне кукольный домик. Как только мы вернулись из наших визитов, она разрешила мне сесть на пороге и поиграть с моими новыми игрушками, пообещав, что я никогда не отойду от ступеньки. В своем крохотном четырехлетнем детском сознании я думал, что если бы я сидел снаружи дома, моей «настоящей» матери было бы легче меня найти и отвезти домой. Я был так уверен, что когда увижу ее снова, я узнаю ее, узнаю ее запах, ее голос, ее лицо. «Милая» дама была настолько любезна в моем поведении, что позволяла мне проводить дни, сидя на ступеньке входной двери, в ожидании того, что, по ее мнению, было моей сестрой или моим папой, чтобы вернуться домой...

СТРАНИЦА ПЯТАЯ: [Может быть, начать со страницы 4]

Книги:

Не обычный магазин пирожков [2 фото: Лоуэлл, книга]

Сын пекаря: Моя жизнь в бизнесе Автор Лоуэлл Хоторн

Jamaica Observer Business Leader 2010 Автобиография Лоуэлла Хоторна «Сын пекаря: Моя жизнь в бизнесе» теперь доступна. Хоторн - генеральный директор и президент Golden Krust Caribbean Bakery and Grill, родитель популярной сети ресторанов и франшизы ямайских продуктов питания Golden Krust, любимой легионами карибских людей, живущих в Соединенных Штатах.Это был первый Карибский бизнес, получивший лицензию на франшизу в США.

Книга «Сын пекаря: Моя жизнь в бизнесе» находится на полках местных книжных магазинов и доступна на электронных книгах Kindle и Nook.

EXCERPT

Chapter Four

Kid Tycoon

В детстве я, должно быть, казался мечтателем многим, кто меня знал. Я думаю, что это могло быть сочетание рассеянности и внутренней сосредоточенности, из-за чего мне показалось, что я мечтаю.Это также объясняет, почему я был обычным учеником, который, казалось, больше смотрел на какой-то далекий приз, чем на занятия в классе.

Люди говорили, что видели это во мне с самого начала, и хотя никто не мог предвидеть феноменального роста бренда Golden Krust или миллионов проданных единиц продукции, они говорят, что могли сказать - было ли это в моем приобретении мрамора. от детей в школе или от моего управления животноводством ради прибыли - что я направлялся к чему-то значительному.Лично мне кажется, что у меня очень активное воображение, способность визуализировать что-то, и я просто буду это делать или воплощать в жизнь. Но, как я обнаружил, не каждая мечта ведет к желаемой реальности, поэтому я всегда говорю, когда одна мечта рушится, найдите себе новую.

В то время моей главной мечтой было стать водителем маршрутного такси. Я наиболее спокоен и рассудителен во время вождения автомобиля. Пока я не решил написать деловые мемуары, я никогда не думал об автомобиле как о метафоре предпринимательства и прогресса, но чем больше я думаю об этом, тем больше в этом смысла.Конечно, есть и другие, которые чувствуют то же самое, что и я, которые садятся за руль в подростковом возрасте и открывают для себя освобождающий порыв пилотирования по дороге. Однако, когда я впервые обнаружил авто-ошибку, это не было символом или ключом к моему будущему. Я искренне хотел зарабатывать на жизнь вождением.

В моем случае, надо признать, вождение было навязчивой идеей с раннего возраста. Думаю, так было и с некоторыми из моих братьев. И теперь, когда эти события произошли так давно, я могу поделиться ими, не опасаясь скрытого интереса со стороны сотрудников правоохранительных органов.Начну со своего старшего брата Лероя. Когда я был маленьким, я думал о нем как о самом предприимчивом парне, которого я знал - высоком, лихом и яростно соревновательном. Лерой всегда хотел быть лучшим во всем - в спорте, с девушками, во всем. Неудивительно, что после того, как Папа приобрел грузовой фургон, мы были рады провести время за рулем для любого дела, ближнего или дальнего. Так родилась легенда о быстрых мальчиках Хоторн.

В рассказах, которые до сих пор сохранились, есть доля правды, но они часто приукрашиваются, в том числе история о «беспилотном» хлебном фургоне Хоторна, поднимающемся или спускающемся по холму, управляемом кем-то слишком молодым, чтобы иметь водительские права, и слишком маленьким, чтобы даже можно увидеть в автомобиле.Другие истории рассказывают о том, что наш фургон завершил полный цикл доставки в невероятно короткие сроки.

Наша способность водить машину поставила нас выше того, что считалось нормой для деревенских детей. У нас обоих навыки за рулем развивались быстро, и, ответственно выполняя работу по дому, мы приобрели ценную уверенность в своих силах. Мы были теми, кто поехал к местному источнику за водой, используя выдолбленную бамбуковую стебельку, прислоненную к скале на противоположной стороне. Эта установка позволила нам направлять прохладную чистую воду в ведра и бочки.

«Источник» - это то, что все называли местом, потому что это тоже был источник воды для всех остальных. Когда девочки приносили воду, они несли ее на головах обратно в гору. Иногда зеленых ящериц смахивали с низко лежащих веток в ведра, когда они проходили мимо. Для нас количество поездок увеличивалось всякий раз, когда наши шесть открытых бочек с водой наклонялись и плескались, когда мы мчались вверх по холму в пикапе «Папа Остин». Мы часто возвращались домой с бочками, наполовину наполненными водой, но мы никогда не возражали против того, чтобы поехать обратно, чтобы принести еще.

***

В течение нескольких лет мой брат Реймонд жил в квартире под продуктовым магазином моих родителей. Он менее чем на два года старше меня, светлокожий, шесть футов два дюйма, и однажды объявил, что встретил любовь всей своей жизни. Вскоре он проследил за естественным развитием моих братьев и сестер, которые переехали, как только поженились. Я был очень счастлив и горжусь тем, что он решил сделать этот шаг, хотя должен признаться, что я был более счастлив, если занял его место, чем тот факт, что он был готов связать себя узами брака.Поскольку я был следующим в очереди по рождению и, следовательно, наследником, я принял квартиру. Я действительно чувствовал себя взрослым со своими ключами и без желания жить в главном доме под присмотром родителей.

Юридически я был еще слишком молод для получения водительского удостоверения. Тем не менее, проведя быстрый анализ затрат и выгод транспортного бизнеса, я решил зарезать сотню кур и несколько свиней, продать мясо и быстро собрать деньги, чтобы купить свой собственный автобус. Я также заплатил инспектору дорожного движения, чтобы он дал мне право на получение водительских прав, чтобы мне не пришлось ждать еще год или два, чтобы пройти тест, чтобы стать полностью легальным.

Я обратил внимание на старый и надежный фургон Volkswagen 1600 Beetle, который, как я знал, будет продан за шесть тысяч долларов. В то время я был ветераном, проводившим бесчисленные часы за рулем, выполняя поручения и регулярные поставки для пекарни. Я был готов стать водителем маршрутного такси.

В том возрасте не было большей свободы, чем возможность приходить и уходить по своему желанию. Мои вложения в домашний скот и маленький микроавтобус, плюс то, что я получил от работы в пекарне, сделали меня вполне комфортным для деревенского парня, и я почувствовал себя победно независимым.

Не имея богатых детей, с которыми можно было бы сравнивать себя, я чувствовал, что я нахожусь на вершине кучи для своей возрастной группы. Как бы то ни было, у меня располагаемый доход был больше, чем у обычного подростка в моем уголке мира. Я был ребенком, у которого были деньги в сберегательном клубе в школе с десяти лет, и я постоянно выигрывал призы школьных сбережений за то, что каждый год имел наибольший капитал. Они говорят, что быть богатым или бедным всегда зависит от того, где вы стоите - и от того, что вы видите, находясь в этом месте.

В девятнадцать лет мне казалось, что мир принадлежит мне.Получив результаты экзаменов в одиннадцатом классе, я был вынужден сделать вывод, что, сдав только три предмета GCE O-level, поступить в любой из университетов или педагогических колледжей Ямайки было практически невозможно. Имея на выбор только Университет Вест-Индии (UWI) и Колледж искусств, науки и технологий (CAST, ныне UTech), можно было получить только высшие оценки и большее количество баллов, чем у меня.

Оба кампуса находятся в районе Хоуп / Мона города, и я вспоминаю, что во многих случаях, когда я водил учеников из Half-Way-Tree в две школы, я прощался с ними, протягивая пальцами правую руку. сжимая в руках двадцатипятидесятилетние и стодолларовые банкноты.Если бы у меня была возможность присоединиться к ним, насколько это было бы достижением для меня ... Я искренне так себя чувствовал.

Несмотря на то, что оператор «робота» (нерегулируемый водитель микроавтобуса) определенно имел клеймо, я считал себя человеком, играющим важную роль на маршруте, требующем обслуживания. Мой автобус следовал по маршруту от Border and Lawrence Tavern до Constant Spring Market и далее до Half-Way Tree, центра всего «на окраинах» Кингстона.

Пассажиры доверили мне работать по некоторому подобию расписания, и поэтому они стали полагаться на мою регулярность, а также на мою вежливость, два редких товара в торговле микроавтобусами в те дни.

После разгрузки автобуса на Half-Way-Tree я иногда ехал на Three Miles, кольцевую развязку, которая пропускала трафик на Маркус Гарви Драйв и Спэниш Таун Роуд, главный промышленный коридор к западу от города. Это всегда был быстрый способ подняться на гору. Но в этой практике были свои опасности. Толпа, которая обычно направлялась на запад, была немного грубее, чем те, кого я узнал на обычном маршруте из Бордера и Таверны Лоуренса, поэтому я попросил моего кузена Фредерика Хоторна сопровождать меня как можно чаще, когда я ехал этим путем.

Иметь с собой Фредерика не всегда было панацеей. Он не был самым большим ребенком, но часто компенсировал это своим отношением и устой. Однако мы оба знали свои пределы. Во время поездок на «Три мили» мы часто боялись людей, которые ехали в автобусе, и знали, что мы не будем достаточно жесткими, если пассажир откажется платить - или, что еще хуже, отобрать у Фредерика стопку сложенных банкнот, которые он сжимал между собой. пальцы.

«Ми не может противостоять демману», - возражал Фредерик против своей роли «наездника на дробовике».«Если они тебя убьют, дай им все!» Не было ничего необычного в том, чтобы раздать странную бесплатную поездку. И это не было единственной неортодоксальной вещью, которую я сделал со своим автобусом.

В течение пары лет у меня была привычка выключать двигатель VW на моем пути по Stony Hill Road, прямо перед Red Gal Ring и Long Lane, где уклон - ступенька, и где я набрал достаточно энергии, чтобы двигаться по инерции. большую часть пути вниз. Характерный свист двигателя Volkswagen превратился в шепот, как если бы автобус каким-то образом перешел на чистую электроэнергию.Я не был защитником окружающей среды, спасающим планету; Я пытался выжать максимум из галлона бензина. Ближе к концу холма над Manor Park я нажимал и отпускал сцепление, возвращая 1600 к жизни. Я понятия не имел, что использование тормозов вместо сжатия для замедления с полной нагрузкой так быстро изнашивает мои тормозные колодки, или что рывок VW на низкой передаче убивает двигатель.

Итак, мотор умер, и самое большое вложение, которое я когда-либо делал, тоже было на грани гибели.Все мои усилия по поиску средств для моего предприятия и разработке осуществимости с тарифами, количеством поездок и расходом топлива были напрасными. Как, черт возьми, я собирался заменить автомобиль?

После частого ремонта и покупки тормозных колодок потребовалось некоторое время, чтобы прийти в себя. Я забыл о попытке купить новый фургон. Отказавшись уйти из бизнеса, я провел небольшое исследование и вылетел на Каймановы острова, чтобы получить двигатель на замену. Вскоре я снова оказался в дороге, никогда больше не пытаясь сэкономить топливо, заглушив мотор по пути вниз по Каменистому холму.

Все остальное время, которое я жил на Ямайке, мой микроавтобус VW был моей самой дорогой вещью. Я использовал его для оплаты пассажиров, доставки хлеба, периодических экскурсий в Королевский ботанический сад (Надежда) в Кингстоне с детьми соседей, а также в качестве вспомогательного транспорта для членов церкви моего отца.

К 1980 году я уже летал высоко. Теперь, когда я стал более независимым и мобильным, я хотел еще немного расширить свои социальные связи. До этого у меня в семье были только близкие друзья, и все они жили у меня на шее в лесу.Я хотел встретить больше людей моего возраста и девушек, отличных от тех, что я видел в своем районе.

Другие могли вступить в спортивную команду или клуб мальчиков-скаутов; Я купил оборудование Hi-Fi и установил свою собственную звуковую систему для вечеринок. Я назвал его сэром Вассом (Оса) International Hi-Power. Наши колонки были среднего размера, и усилитель, должно быть, был недостаточно мощным, но с публикой, которую я сформировал, будучи внимательным водителем минивэна и представительным курьером, незадолго до того, как Гарви и я нашли базу для операций.Точно так же, как мы делали, когда мы ехали между пригородом, чтобы доставить хлеб, мы заняли места из VW во время вечеринки, чтобы туда поместились виниловые пластинки, коробки для динамиков, вертушки и усилители.

Гленгофф на соседней улице Святой Екатерины стал центром более густонаселенным, чем Бордер, с традициями популярных танцев по выходным. Здесь также было больше молодых женщин, чем в любом другом месте. Танцевальная форма ямайской музыки только начинала проявлять себя, и это добавляло к широкому спектру танцевальных, комедийных и традиционных музыкальных стилей, из которых можно было выбирать.Мы были на небесах.

СТРАНИЦА ШЕСТАЯ:

Книги:

Опра выбирает дебютный роман для книжного клуба [2 фото: аяна, двенадцать племен]

Добавьте еще одну книгу для возможных праздничных подарков: последняя подборка Опры Уинфри "2.0".

Уинфри объявила в прошлую среду, что она выбрала для своего книжного клуба дебютный роман Аяны Матис «Двенадцать племен Хэтти». Интервью с автором будет показано 3 февраля в СОБСТВЕННОЙ сети Уинфри.В заявлении Уинфри сравнила книгу Матис с вымыслом Тони Моррисон. Опубликованная на прошлой неделе Альфредом Кнопфом книга «Двенадцать племен» рассказывает о путешествии подростка из Миссисипи в Филадельфию в 1920-х годах и о большой семье, которую она в итоге воспитывает. Книга «Двенадцать племен Хэтти», изначально намеченная к публикации в январе, рассказывает о 15-летней молодой женщине по имени Хэтти, которая уезжает из Джорджии и переезжает в Филадельфию после того, как на Юге были приняты законы Джима Кроу. В то время как в книге обсуждаются более крупные вопросы, такие как законы Джима Кроу в начале двадцатых годов, в ней в основном обсуждается ее семья и семейная динамика по мере того, как они меняются на протяжении десятилетий.

Первоначально планировалось напечатать 50 000 экземпляров книги Матиса с датой публикации в январе. С тех пор, как Опра сделала объявление в среду, это число увеличилось до 125 000 копий. В начале этого года Уинфри возродила свой клуб, который теперь называется «Книжный клуб Опры 2.0», благодаря мемуарам Шерил Стрейд «Уайлд». Десятки книг за последние 20 лет стали бестселлерами благодаря поддержке ведущего ток-шоу.

Между тем, Мичико Какутани из New York Times также выразила свое одобрение новой книге, назвав ее «удивительно мощным романом», в котором «мисс Матис дает нам захватывающий - и, да, обнадеживающий - проблеск возможности искупления и стойкости человеческого духа ".

Аяна Матис окончила Мастерскую писателей Айовы.

Это можно сделать: автобиография Генри И.К. Лоу [2 фото: это можно сделать, Лоу]

Эта книга, опубликованная местным издательством Pelican Publishing Co, представляет собой автобиографию, в которой прослеживается история как этот сын почвы поднялся из скромных обстоятельств и стал одним из наших самых блестящих ученых, внесших значительный вклад в развитие науки и техники не только на Ямайке, но и во всем мире.

Генри Лоу родился в Кингстоне, где он учился в средней школе Калабара, а затем в Вест-Индском университете. В Австралии учился в Сиднейском университете. Позже он перешел в Манчестерский университет. Его академический путь продолжился в Болтонский технологический институт в Англии, а затем в Гарвардский университет и Массачусетский технологический институт, США. Он также является оператором Eden Gardens, оздоровительного центра в Кингстоне.

Десять дней на Ямайке Ифеона Фулани

Следуя сердцам и желаниям жителей Карибского бассейна в поисках любви и средств для жизни в незнакомых местах, этот сборник рассказов путешествует с пышных холмов и солнечных пляжей Ямайка в Лондон, Нью-Йорк и Калькутту.Сказки наблюдают за их персонажами в их контактах с семьей, туристами и незнакомцами, поскольку они стремятся переделать себя, имея дело с багажом прошлого опыта, как личного, так и исторического.

Ифеона Фулани имеет докторскую степень в области сравнительной литературы Нью-Йоркского университета и степень магистра искусств в области творческого письма Нью-Йоркского университета.

СТРАНИЦА СЕДЬМАЯ:

Инновация:

Новая поисковая машина соединяет литературные точки [рис: маленькие демоны в верхней части страницы]

Автор Дженнифер Гилмор читает биографию покойного Дэвида Фостера Уоллеса.Ей интересно узнать о его самой известной книге, романе «Бесконечная шутка», и она хочет покопаться в Интернете, чтобы узнать больше.

Ее цель - «Маленькие демоны», www.smalldemons.com, энциклопедия и «Вселенная историй», в которой перечислены имена, места, песни, продукты и другие категории для тысяч книг.

Официально запущенная в августе, Small Demons - это новейшая интеллектуальная игра в книжном мире, удовольствие от вины и доказательство того, что все действительно взаимосвязано.Вы можете узнать, сколько книг упоминает Битлз, Тихий океан или Райс Криспис. Вы можете найти ответы на вопросы, которые никогда не хотели задавать, например, предпочитают ли писатели Мальборо или Верблюдов (Верблюды имеют преимущество, 85-65), или какие марки лекарств от простуды цитируются в «Пятьдесят оттенках серого» Э.Л. , Тайленол).

«Я был уверен, что они показали« Бесконечную шутку », что, конечно, есть», - написал Гилмор, чьи романы включают «Что-то красное» и «Золотая страна», в недавнем электронном письме.«Я могу проникнуть в мозг Уоллеса и при этом узнать о контексте, эфире вокруг книги. Я могу уступить и купить Витгенштейна, Итана Фроума или Ирвинга Берлина».

Основатель Small Demons Валла Вакили, бывший руководитель Yahoo, относит эту идею к ноябрю 2005 года, если быть точным. Он прочитал роман Жан-Клода Иззо «Тотальный хаос» и заинтересовался обстановкой книги в Марселе. Главным героем был французский полицейский, любивший солодовый виски, джаз и блюз.

«У меня был запланирован отпуск в Мадрид и Париж, и я сменил парижскую ногу, чтобы поехать в Марсель», - говорит Вакили. «Я провел неделю в Марселе, пил напитки, ел еду и бродил по улицам, описанным в книге. Я вернулся из той поездки, убежденный, что многие из лучших впечатлений, которые мы можем найти, - в книгах. И что если бы мы могли собраться их всех и поместить в одно место, мы могли бы открыть мир невероятных открытий ».

Название компании, которое можно ошибочно принять за группу «Новая волна», само по себе является игрой свободных ассоциаций.Вакили был частично вдохновлен отрывком Хорхе Луиса Борхеса, в котором говорится, что история «это почерк, созданный второстепенным богом для общения с демоном». По мнению Вакили, «второстепенные боги» - это писатели, а демоны - страсть к чтению и письму. Итак, «Маленькие демоны» или, как любит шутить Вакили, дьявол кроется в деталях.

Просматривать сайт - все равно что стучать в дверь, потом еще и еще. Вы могли бы начать с «Команды соперников» Дорис Кирнс Гудвин, которая стала основой для «Линкольна» Стивена Спилберга.Щелкните изображение обложки книги, и вы найдете множество подкатегорий: люди в книге (от самого Линкольна до аболициониста Фредерика Дугласа), определенные места, упомянутые песни (The Star-Spangled Banner, La Marseillaise), газеты цитируется.

Каждая подкатегория связана с другими подкатегориями. Нажмите на значок «Усеянное звездами знамя», и вы увидите список других книг, в которых он упоминается, в том числе «Уловка-22» Джозефа Хеллера и мемуары Рональда Рейгана «Американская жизнь».Щелкните изображение обложки «Дон Кихота», о котором говорится в «Команде соперников», и вы найдете дополнительную информацию о романе Сервантеса и вкладку «Купить», которая позволяет вам приобрести его на Amazon.com, Barnes & Noble и независимые магазины.

Издатели внимательно относятся к разрешению сторонним компаниям использовать текст, защищенный авторским правом, и несколько членов Ассоциации американских издателей подали в суд на Google, когда интернет-гигант начал собирать фрагменты из книг без разрешения. Но Small Demons сотрудничает с большинством крупных издателей.Одним из первых был «Саймон и Шустер», в число авторов которого входят Стивен Кинг, Боб Вудворд и Дэвид Маккалоу.

«Это был уникальный подход, который рассматривал внутреннюю часть книг и позволял находить и просматривать книги с использованием забавных и творческих концепций», - сказала Элли Хиршхорн, директор по цифровым технологиям Simon & Schuster. Она цитирует книгу Саймона и Шустера «Стив Джобс» Уолтера Айзексона как текст, который ей нравилось изучать. «Сам Джобс был таким любопытным парнем, и в его истории было все, от Боба Дилана до марихуаны и Билла Гейтса.Это интересный способ познакомиться ».

Дани Шапиро заинтересовалась« Маленькими демонами »после того, как она узнала, что ее роман« Черное и белое »был включен. Книга, опубликованная в 2007 году, рассказывает о дочери, пытающейся избежать влияния своей матери. известный фотограф. Книга богата литературной и поп-культурой, от Шекспира до Флинтстоунов. Сама Шапиро была удивлена ​​некоторыми из перечисленных ссылок.

«Честно говоря, я даже не вспомнил некоторые из них, особенно когда они» они наткнулись друг на друга, как на странном ужине, пришедшем не во время фантазии.Ницше рядом с Уорхолом, рядом с Кантом и Мерил Стрип! Но философия, мир искусства 1980-х и слава - главные заботы этого романа, - написал Шапиро в недавнем электронном письме. - Мне интересно видеть культурные и исторические отсылки, особенно в художественной литературе, оформленные визуально - своего рода тест Роршаха на ум и увлечения писателя ».

CAP: На этом компьютерном изображении показана домашняя страница Small Demons, энциклопедии и« Storyverse », в которой перечислены имена, места, песни, продукты и другие категории для тысяч книг.(Фото: AP / SmallDemons.com)

СТРАНИЦА ВОСЬМАЯ:

Автор / публикация Новости:

Нобелевский лауреат по литературе говорит, что необходима цензура [рис: нобелевский лауреат мес]

СТОКГОЛЬМ (AP) - В этом году Лауреат Нобелевской премии по литературе Мо Ян, которого критиковали за его тесные отношения с Коммунистической партией Китая, в прошлый четверг защищал цензуру как нечто столь же необходимое, как проверки службы безопасности в аэропортах.

Он также предположил, что не планирует присоединяться к апелляции с призывом освободить заключенного в тюрьму лауреата Премии мира 2010 Лю Сяобо.

Мо подвергается критике со стороны правозащитников за то, что не является более откровенным защитником свободы слова и за то, что является членом ассоциации писателей, поддерживаемых Коммунистической партией.

Его комментарии, сделанные в четверг в Стокгольме, вряд ли смягчат взгляды его критиков по отношению к нему.

Присуждение ему премии также вызвало критику со стороны предыдущих лауреатов Нобелевской премии. Герта Мюллер, лауреат литературной премии 2009 года, назвала выбор жюри Мо «катастрофой» в интервью шведской ежедневной газете Dagens Nyheter в прошлом месяце.Она также обвинила Мо в защите китайских законов о цензуре.

Мо сказал, что не считает, что цензура должна стоять на пути истины, но что любая клевета или слухи «должны подвергаться цензуре».

«Но я также надеюсь, что цензура сама по себе должна иметь высший принцип», - сказал он в комментариях, переведенных переводчиком с китайского на английский.

Мо, член Коммунистической партии и вице-президент ассоциации официальных писателей Китая, выступил на пресс-конференции в Стокгольме, где он проведет несколько дней перед получением своей престижной награды на завтрашней церемонии награждения.

Обращаясь к вопросу, который чрезвычайно важен для авторитарного коммунистического режима Китая, Мо сравнил цензуру с тщательными процедурами безопасности, которым он подвергался во время поездки в Стокгольм.

«Когда я летел своим рейсом, проходил таможню ... они также хотели меня проверить - даже сняли с меня ремень и обувь», - сказал он. «Но я думаю, что эти проверки необходимы».

Мо также уклонился от вопросов о другом писателе и соотечественнике Лю Сяобо, который получил Премию мира в 2010 году, но остается в тюрьме.

Хотя он ранее заявлял, что надеется на то, что Лю скоро будет освобожден, он отказался вдаваться в подробности этого дела.

«В тот же вечер, когда я выиграл приз, я уже выразил свое мнение, и вы можете выйти в Интернет, чтобы сделать поиск», - сказал он, сказав толпе, что он надеется, что они не будут давить на него по теме Лю.

Ранее на прошлой неделе в обращении, подписанном 134 нобелевскими лауреатами, от лауреатов премии мира, таких как южноафриканский архиепископ Десмонд Туту до тайваньско-американского химика Юаня Т. немедленное освобождение.

Но Мо предположил, что он не планирует добавлять свое имя в петицию. «Я всегда был независимым. Мне это нравится. Когда кто-то заставляет меня делать что-то, я этого не делаю», - сказал он, добавив, что это было в его позиции в последнее десятилетие.

Мо получит Нобелевскую премию вместе с лауреатами в области медицины, физики, химии и экономики.

Нобелевская премия мира вручается на отдельной церемонии в Осло в тот же день.

CAP: Лауреат Нобелевской премии по литературе 2012 года Мо Ян из Китая выступает на пресс-конференции в четверг 6 декабря 2012 года в Шведской королевской академии в Стокгольме.Официальная церемония награждения состоится в Стокгольме 10 декабря (AP Photo)

Русский писатель Василий Белов скончался в возрасте 80 лет [pic: vasily belov]

МОСКВА (AP) - Василий Белов, почтенный писатель в старую сельскую Россию в своих книгах умер. Ему было 80.

О смерти Белова в прошлый вторник объявило правительство Вологды, области, где он проживал на северо-западе России. В заявлении правительства, опубликованном в среду, не названа причина.

Белов, родился в крестьянской семье, был вынужден начать работать еще в школе, чтобы помогать семье после того, как его отец был убит во время Второй мировой войны.

Свою первую книгу стихов он опубликовал в 1961 году и стал широко известен после того, как опубликовал в 1966 году роман «Бизнес как обычно». Роман рассказывает историю фермера, который покидает свою деревню, а затем возвращается из ностальгии и обнаруживает его жена умерла - пессимистический финал, резко контрастирующий с преобладающим стилем «соцреализма».

Книги Белова разошлись миллионными тиражами, он получил высшие советские награды. Он был одним из самых ярких представителей так называемого литературного движения «деревенской прозы», восхвалявшего старые русские обычаи и выступавшего против урбанизации.

Среди самых известных произведений Белова - сборник рассказов «Плотниковые сказки», сборник очерков «Парень» («Гармония») и романы «Все впереди», «Год развала» и «Шестой час».

Президент Владимир Путин и другие официальные лица выразили соболезнования семье Белова.«Его книги делают нас добрее и лучше», - сказал в своем заявлении премьер-министр Дмитрий Медведев.

Белов должен был быть похоронен в пятницу в его родном селе Тимониха.

Соавтор «Трех чашек чая» покончил жизнь самоубийством

GRANTS PASS, Ore (AP) - Дэвид Оливер Релин, соавтор бестселлера «Три чашки чая», сообщил в юридических документах о за год до его недавнего самоубийства, что его карьера пострадала из-за обвинений во лжи в истории гуманитарного деятеля, который построил школы в Пакистане и Афганистане.

Релин покончил жизнь самоубийством в сельской местности Корбетт недалеко от Портленда в прошлом месяце, сообщил заместитель судмедэксперта округа Малтнома Питер Беллант, поздно в прошлое воскресенье. Ему было 49.

Релин умер от тупой травмы головы 14 ноября, сообщил Bellant. Он отказался сообщить другие подробности. Семья Релина также отказалась сообщить подробности его смерти.

Книга, разошедшаяся тиражом около 4 миллионов экземпляров с момента публикации в 2006 году, описывает, как Грег Мортенсон, другой соавтор, решил построить школы для жителей пакистанской деревни, которые вылечили его после неудачной альпинистской экспедиции.

Этот аккаунт подвергся тщательной проверке в прошлом году, когда 60 Minutes и писатель Джон Кракауэр заявили, что он содержит множество фальсификаций.

В апреле окружной судья США отклонил иск четырех человек, купивших «Три чашки чая», отклонив утверждения о том, что авторы, издатель и благотворительная организация, связанная с книгой, сговорились превратить Мортенсона в ложного героя с целью заработать деньги. .

В заявлении суда в августе 2011 года адвокат Релина Соня Монтальбано заявила, что иск «оказал негативное влияние на средства к существованию Релина как автора» и что он «не обеспечивал страхование этого судебного разбирательства, что означает, что он должен лично финансировать его защиту ".

В другом документе Монтальбано сказал, что «Релин не занимает никакой позиции по многим обвинениям, выдвинутым истцом», но «поддерживает рукопись, которую он написал».

Она указала, что во введении, которое Релин написал для «Трех чашек чая», он «полностью признал возможные неточности». Во введении Релин писал, что «подвижное чувство времени Мортенсона сделало почти невозможным определение точной последовательности многих событий в этой книге».

Мортенсон не ответил на телефонные звонки от Associated Press с просьбой прокомментировать ситуацию.

Релин «понимал потенциальную важность этой истории - что она может показать, что строительство школ было противоядием от простого сброса бомб в этой части мира», - сказал Ли Кравиц, представивший Релина и Мортенсона.

«Три чашки чая» были задуманы как способ собрать деньги и рассказать историю Института Центральной Азии Мортенсона, соучредителем которого он был в 1996 году для строительства школ в Центральной Азии.

Релин взял интервью у Мортенсона, посетил несколько его лекций и прочитал предыдущие статьи, прежде чем подготовить предложение книги, которое было куплено Penguin Group.По словам Монтальбано, после продажи этой идеи Penguin, Релин провел еще несколько интервью с Мортенсоном и другими, прежде чем написать рукопись.

В интервью 2008 года литературному журналу Университета Орегона «Этюд» Релин сказал, что возражал против того, чтобы Мортенсон был назван соавтором.

«Для меня это было единственным отрицательным моментом во всем этом приключении», - сказал Релин.

«Это было опубликовано таким образом, несмотря на мои возражения», - добавил он.

Издатель опубликовал заявление, в котором говорится: «Все мы в Penguin опечалены, узнав о смерти Дэвида Оливера Релина.Мы выражаем искренние соболезнования его семье ».

Его вторая книга« Вторые солнца, два доктора и их удивительные поиски восстановления зрения и спасения жизней »должна была быть опубликована в июне.

Судебный процесс против Мортенсона, Релин и Penguin была подана в мае 2011 года в Монтане, где живет Мортенсон и базируется Институт Центральной Азии

Релин не участвовал в отдельном расследовании, проводившемся генеральным прокурором Монтаны о том, как Мортенсон руководил благотворительной организацией.

Расследование привело к урегулированию в апреле, в соответствии с которым Мортенсон возместил благотворительной организации почти 1 миллион долларов, его отстранение от должности финансового надзора и расширение совета директоров.

Расследование и урегулирование не касались содержания «Трех чашек чая» или продолжения Мортенсона «Камни в школы», которые Релин не писал.

Релин родился в Рочестере, штат Нью-Йорк. У него остались жена, две сестры и мать.

Теперь вы можете читать электронную газету Jamaica Observer в любое время и в любом месте.Электронная газета Jamaica Observer ePaper доступна для вас дома или на работе, и это то же издание, что и печатная копия, доступная по адресу https://bit.ly/epaper-login.

биография, особенности творчества и интересные факты

Василий Иванович Белов родился 23 октября 1932 года в селе Тимонич Вологодской области в крестьянской семье. Его отец погиб в 1943 году на войне. Другой мальчик, Белов, стал работать в колхозе, помогая матери воспитывать четверых младших детей.С детства, юности и юности его запомнили прежде всего постоянным голодом - и любовью к чтению.

После окончания сельской семилетней школы (1949 г.) Белов уехал в город Сокол, где получил специальность плотника в фабрично-заводском училище. Работал столяром, автомобилистом в Леспромхозе, электриком. После службы в армии работал на заводе в городе Молотов (ныне Пермь).

В 1956 году вернулся в Вологду и стал сотрудником областной газеты «Коммунар».К этому времени его первыми публикациями в различных районных изданиях стали стихи, очерки, статьи. По совету земляка Александра Яшина Белов отправляет свои стихи в литературный институт и проходит творческий конкурс. Из-за вечных нужд, отсутствия постоянного жилья и места работы он смог на это время окончить только вечернюю школу и получить аттестат.

В 1958 году Белов был избран первым секретарем Грязовецкого комсомола. Но не отработали и годы, подали заявление об отбытии вызова в Москву.С 1959 по 1964 год учится в литературном институте. В 1961 году в журнале «Наш современник» был опубликован рассказ «Деревня Бердянка», затем вышел сборник стихов «Город мой лес».

В 1963 году Белов был принят в Союз писателей СССР. После окончания института возвращается в Вологду, где живет до сих пор.

В 60-е годы издается ряд произведений Беловой: «На холме Розестан», «Весна», «Для трех волков».

Ярким образцом русской «деревенской прозы», принесшим широкую известность и открывшим путь к центральной печати, стал рассказ «Обычное дело» (1966 г.) в 1968 г. в журнале «Новый мир». столярные сказки », а в 1969 году - рассказ« Вологодский лес »(БУН с волшебником называется шутливым, гулким, острым дверным, ласковым).Работа Беловой становится одной из самых открываемых. Амплитуда оценок - от энтузиазма до яростного отрицания.

В 70-е гг. Белов публикует рассказ, вошедший в цикл «Воспитание доктора Спока», в котором резко противопоставляются город и деревенская жизненная сила. Городскую жизнь Белов считает неестественной и аморальной.

В 1979-1981 гг. Книга «ЛАД. Очерки народной эстетики», состоящая из небольших очерков, каждое из которых посвящено той или иной стороне крестьянской жизни. Белов говорит о бытовых занятиях и обычаях, об особенностях восприятия разных времен года, о растениях и животных в крестьянском обиходе - в целом, о естественной гармонии быта людей.

В 1981 году Белову была присуждена Государственная премия СССР («За создание высокохудожественных произведений»). С начала 1980-х гг. Входит в правление Союза писателей РСФСР, затем СССР, становится секретарем Союза писателей РСФСР. В 1982 г. награжден орденом Трудового Красного Знамени, в 1984 г. - орденом Ленина. Его рассказ, рассказы, детские книги широко издаются. Пьесы «Над легкой водой», «К 206-м», «Бессмертный Кощей» идут в театры страны.Основные темы - необходимость сохранения народных (в основном деревенских) традиций, народной памяти, размышления о смене поколений, о том, какие потери несет эта смена, как разграбление природных богатств. Разрушение образа жизни связано с разрушением нравственности.

В 1987 году выходит роман «Все впереди», где автор вновь обращается к своей любимой мысли о воображаемости, несостоятельности всей системы городской жизни. И снова творчество Белова находится в центре споров.

С 1989 по 1992 год Белов был депутатом, в 1990-1991 годах. - Депутат Верховного Совета СССР.

В 90-е выходит продолжение романа «Ева» - «Год Великого Создателя» и «Высокая Шестая (Хроника 1932 года)». В целом трилогия - это взгляд писателя на коллективизацию, ее последовательное и жесткое осуждение.

В 1991-1993 гг. Издательство "Современник" выпускает пятитомную сборку произведений Белова. В 1995 году в журнале «Русский Север» появляется продолжение «Бутина Вологда» - «Ботного Вологда (Перестройка)».

В 90-е гг. Белов получил несколько литературных премий. Однако сейчас он печатается реже, чем в отечественное время, и, в основном, в изданиях «патриотического» направления - журналах «Москва», «Наш современник», газете «Завтра» и др., А также в России. Вологодские издания.

В 1992 году Белов был награжден орденом благоверного князя Даниила Московского III степени, а в 2002 году - орденом Преподобного Сергия Радонежского III степени. В 1997 году присвоено звание Почетного гражданина города Вологды.

В 2003 году писатель получил орден «За заслуги перед Отечеством» IV степени. В 2004 году ему присуждена государственная премия Российской Федерации в области литературы и искусства.

За годы моей литературной деятельности Белов выпустил более шести десятков книг, общий тираж которых (по оценке 1998 года) - более 7 миллионов экземпляров. Его произведения переведены на многие языки.

Василий Иванович Белов - писатель, сценарист, публицист, прозаик. Появился 23 октября 1932 года в селе Тимонич Волгоградской области Российской Империи.Отца звали Иван Белов, он погиб во время войны. Его мать Анфисы сама воспитывала детей, в том числе и Василия Белова. Сценарист семь лет проучился в сельской школе, работал столяром, также был сельским рабочим. С 1952 по 1955 год служил в армии в городе Ленинграде. В партии вступил с 1956 г. Публиковал свои произведения и стихи в газетах и ​​журналах. С 1959 по 1964 год учился в Литературном институте имени А. Горького. В середине 1960 переехал в Вологду.

Произведение «Деревня Бердяйца» было опубликовано в начале 1960-х годов в журнале «Наш Современник», его первая работа, вызвавшая интерес критиков. В 1981 году получил Государственную премию СССР за рассказ «Последние годы». Также с 1980 года он входил в Союз писателей РСФСР, а с 1981 года - в составе СССР. В 1990 году он был одним из секретарей Союза писателей. В 1997 году ему было присвоено звание Почетного гражданина города Вологды за большой вклад в развитие отечественной литературы.

Василий Белов рассказывает о простой жизни сельскохозяйственных культур. Писатель фокусируется на колхозе как на человеке, то есть на его мучениях и веселье, на жизненных трудностях. Например, в повести «Обычное дело», принесшей ему широкую известность, автор изображает крестьянина в образе Ивана Африкананыча. Он также показал, что крестьяне приобщились к русским произведениям, эти колхозники берут на себя тяжелую жизнь И едва ли сводят концы с концами по назначению.

Бесполезные и бесконечные дискуссии между соседями, автор показывает в «Плотницких сказках».«Константин Зорин - главный герой этих сказок. Он появляется не только в этой истории, но и в других более поздних произведениях Белова, показывает разницу между городской и деревенской жизнью. В произведении« Воспитание доктора Спока ». Белов рассказывает о грустных ребятах ребенка в семье, где его отец и мать хладнокровно относятся друг к другу. В книге «Парень. «Очерки народной эстетики» содержат краткие записи, показывающие все стороны повседневной жизни крестьян. Эти заметки написаны автором для того, чтобы люди не забывали о потерянной жизни крестьянина, о ее приобщении к естественной гармонии.Спектакль «Над светлой водой» повествует о гибели старой деревни, с которой связаны экономические и человеческие потери. Автор осуждает безразличную жизнь в городской среде в работе «Все впереди».

Белов в своих произведениях показывает бездонную серьезность, радикальное отношение к крестьянам, они содержат много элементов крестьянской психологии. Василий сохранил разговорные крестьяне в диалогах и рассказах, употребляя слова и обороты этого стиля, несвойственные литературному стилю.Умер 12 декабря 2012 года в городе Вологда. На восьмидесятом году жизни.

Биография по датам и интересным фактам. Самая важная вещь.

Другие биографии:

  • Грибоедов Александр Сергеевич

    Александр Сергеевич Грибоедов родился 15 января 1795 года в богатой дворянской семье. Человек исключительных талантов, Александр Грибоедов блестяще играл на фортепиано, сам сочинял музыку, знал более пяти иностранных языков

Василий Белов считается одним из основоположников «деревенской прозы».«Через все творчество писателя проходит тема красной нити Малая Родина, из которой рождается, худшая и обретает величие нашей необъятной родины - Великой России.
« Вот и начинается для нас большая Родина. Да, мужчина счастлив, пока у него не будет Родины. Как бы ни Суров, ни Ласков ни были с сыном, мы никогда не откажемся от этого », - сказал писатель в уста одного из своих героев повести« Обычное дело ». Именно эта история принесла Белову широчайшую известность после публикации книги. ее в петрозаводском журнале "Север" (1966).
Василий вырос в одной из вологодских деревень, после окончания сельской школы освоил несколько профессий, работая в родном колхозе. Первые шаги на литературном поприще начал делать после возвращения из армии, печатался в местных газетах. После окончания Московского литературного института в 1864 г. А. М. Горький вернулся на Родину. Здесь и раскрылся богатейший мастерский талант Василия Белова.
Повесть «Обычное дело» вызвало единодушное восхищение критиков и читателей прекрасным языком писателя, строгими формами повествования, а также тонкой передачей крестьянской психологии и жизненной философии.Аналогичную оценку получили «Плотницкие рассказы» (1968).
Вызывает интерес и драматические произведения писателя. Одна из них - спектакль «Над светлой водой» (1973), в котором поднимается проблема исчезновения старых деревень и разрушения крестьянских хозяйств. Эта тема так актуальна в наше время, когда желание возродить отмирающие хозяйства и заинтересовать молодежь работой на селе.
Очень важной исторической и художественной ценностью является книга «ЛАД. Очерки народной эстетики» (1982), в которой описаны особенности быта крестьян Севера России.С тонким пониманием и любовью писатель раскрывает красоту традиций быта и труда людей, существующих в гармонии с природой. Год издания книги совпал с присуждением Беловской Государственной премии СССР.
На протяжении всей жизни Белова его патриотические взгляды открыто защищали и активно участвовали в общественной деятельности. Так в СССР (1989-91) его избрали народным депутатом, а у себя на родине, в селе Тимонич, собственными силами восстановили старейший разрушенный храм.Круг общения писателя был очень широк: художники, композиторы, поэты и писатели, многие из которых впоследствии стали его друзьями и единомышленниками. Так давняя дружба, еще с институтской скамьи, связала Белова с Василием Шукшиным. Друзья часто общались, как в столице, так и в Вологде. В дружеских беседах Шукшин не раз получал от писателя выговор за то, что она очистила его талант писателя в кино.
Сейчас Василий Белов проживает в городе Вологда.Он является членом Союза писателей России, а также долгое время активно печатается в журнале «Наш современник».

Бнец Вологда Приготовлено в шести темах достоверно записано автором со слов Кузьмы Ивановича Барахавостова, ныне колхозного пенсионера, в присутствии жены Виринии и без нее

Во второй том сборника произведений Василия Белова вошел известные произведения: цикл прозы «Воспитание доктора Спока», роман «Все впереди», спектакль «Александр Невский», «Над светлой водой», «206-е», «Бессмертная повозка», рассказы для дети.


Василий Белов. Собрание сочинений в пяти томах. Том 2. Издательство «Современник». Москва. 1991.

Шла с верой, дочь, шла своим счастьем, своей надеждой, своим прошлым, настоящим и будущим, шла с новым поколением, для которого, как завет, звучали те же слова по-русски: «Благо у народа будет высший закон »...

В романе В. Белова «Год великого основателя» с предельной правдивостью, со всей остротой ярко показана трагедия России начала 30-х годов ХХ века: коллективизация сельского хозяйства, начало сталинских репрессий.Как и все лучшие произведения писателя, этот роман написан с предельным пониманием быта и особенностей жителей северной русской деревни.
Василий Белов. Год великого перелома. Издательский дом "Голос". Москва. 1994.

Автомобиль дернул машину, двигаясь в ночи. Он как бы искал спокойное, тихое место в тревожном прифронтовом пространстве. Состав, как если бы фехтовальщик ранил, распустил, содрогнулся, судорожно вытащил в длину, а потом от конца до конца, на артиллерийский лад, буффер букки и вспыхнули купоны.Грохот стали и чугуна убирался в одну сторону, потом в другую, я где-то замерз.

«Накануне» Василия Белова - первая книга многогранного повествования о жизни предачозного северного села конца 20-х годов.

Классическая русская литература Василий Иванович Белов (1932-2012), как истинно русский писатель, всегда остро реагировал на события, происходящие в стране. Свое отношение к тому, что произошло в нашем обществе после перестройки, он выразил в своей журналистике.

Лауреат Государственной премии СССР писатель Василий Иванович Белов - автор широко известных произведений - «За трех волков», «Привычное дело», «Плотницкие сказки», «Воспитание у доктора Спока», «Ева» и других.
Новая книга «ЛАД» представляет собой серию очерков о северной народной эстетике.

МАНИФЕСТ РУССКИХ НАЦИОНАЛИСТОВ НАБИВАЕТ ЗАПАД

МОСКВА, ФЕВ. 18 - Манифест русской националистической группы «Память», или «память», сейчас циркулирующий в Москве и других городах, атакует «сатанинские» культурные влияния Запада, осуждает продолжающийся «геноцид русского народа» и поддерживает -Семитский тон во всем.24-страничный документ, полученный здесь из надежных источников, является наиболее подробным выражением позиций и эмоций группы. Хотя он постоянно отрицает, что антисемитизм является ключевой частью его идеологии, манифест «Память» постоянно обвиняет евреев и «сионистов» в том, что он считает упадком российской культуры и влияния в Советском Союзе. «Память», возникшая в начале 1980-х годов как группа при Министерстве авиации и организованная для сохранения русских памятников и зданий, превратилась в самую эмоциональную и откровенно ксенофобскую из растущего числа российских националистических группировок.Борис Ельцин, который в течение двух часов встречался с членами «Памяти» перед тем, как его уволили из Политбюро в 1987 году, сказал на предвыборном собрании на этой неделе: «Память начиналась как нечто интересное, а затем превратилось в зло». В группе, численность которой в Москве, Ленинграде, Сибири и других регионах Российской республики исчисляется тысячами, преобладают недовольные и плохо образованные рабочие. Но автор манифеста В. Волгин пишет с налетом эрудиции, хотя и извращенной. В манифесте утверждается, что он поддерживает перестройку - слово, используемое Михаилом Горбачевым для обозначения радикальных реформ, - но в нем утверждается, что программа была искажена западными идеями таких людей, как Виталий Коротич, редактор либерального еженедельника «Огонек».Вместо этого манифест поддерживает ориентированные на Россию, антизападные взгляды таких писателей, как Валентин Распутин, Петр Проскурин, Виктор Астафьев и Юрий Бондарев. «Идет перестройка а ля Коротич и а ля Распутин», - говорится в нем, утверждая, что Коротич и другие либералы, подобные ему, выступают за «разрушение нашей великой, и прежде всего, русской культуры». Недавно молодые члены «Памяти», выкрикивая антисемитские лозунги, разогнали предвыборный митинг, на котором выдвигали Коротича кандидатом в новый советский законодательный орган.«Русским всегда дается конец», - сказал Александр Звешников, 26-летний заводской рабочий и член «Памяти», присутствовавший на встрече. «Нас, русских, из Советского Союза вытесняют. Мы не против евреев, мы за русских». Распутин, в свою очередь, - талантливый писатель из сибирского города Иркутска, который в последние годы стал все более националистическим и, как многие здесь говорят, антисемитским. На серии культурных вечеров, устроенных консервативными писателями-националистами на московской хоккейной арене в эти выходные, Распутина считали своего рода культурным героем.Хотя Распутин не является членом «Памяти», он похвалил группу в интервью во время путешествия по Швеции два года назад. Для большинства членов Памяти царское государство было идеальным, и они собрали деньги, чтобы поставить памятник последнему царю Николаю II, сообщает газета «Советская культура». Владимир Ленин считается великим революционером, которого окружали «продажные» евреи, такие как Лев Троцкий и Лев Каменев. Манифест Памяти полон конкретных обвинений: он обвиняет различных «других» - неизменно евреев, гомосексуалистов и масонов - в «сатанинских» культурных влияниях, таких как рок-музыка; за распространение среди россиян алкоголизма, наркомании и СПИДа, а также за разрушение русских семей.В манифесте также говорится, что сокращение числа русских детей в советских школах за последние годы равносильно «геноциду». В документе говорится, что русские «спасли» евреев во время Второй мировой войны, а затем продолжили нападение на евреев и СМИ за то, что они не обращают внимания на страдания русских: «СМИ как будто говорят нам, что только евреи были убиты на фронте во время войны. Но до сих пор не было сказано ни слова о том, сколько русских погибло. В сто раз больше Русские умерли как евреи! »Во внешней политике« Память »выступает против тех, кого она считает западноориентированными помощниками, окружающими Горбачева, особенно главой иностранных дел Александром Яковлевым и личным советником советского лидера Георгием Шахназаровым.Он также осуждает договор о ракетах средней и меньшей дальности как склоненный в пользу «империалистических» Соединенных Штатов. В области культуры манифест осуждает изгнанного поэта Иосифа Бродского, художника Марка Шагала и, особенно, Бориса Пастернака и его «антипатриотика». роман «Доктор Живаго». Игнорируя преимущественно русский состав советского руководства, манифест утверждает, что русские недопредставлены на высших уровнях власти, науки и культуры. Напротив, в нем утверждается, что «люди с 1 процентом» населения - явная ссылка на евреев - «занимают» 50 процентов должностей в медицине и физике.На своем языке манифест, кажется, представляет чуть более изощренное крыло Памяти, чем то, которое возглавляет Дмитрий Васильев, который часто дает интервью западной прессе. Васильев, в прошлом фотограф и снимавшийся в кино, часто хвастается, что у него только восьмой класс. Он и его молодые сторонники носят черные футболки и устраивают вызывающие демонстрации здесь и в Ленинграде. Автор манифеста Волгин называет тактику Васильева грубой и откровенно антисемитской, но при этом занимает явно именно такую ​​позицию.Ленинград стал одним из главных центров деятельности «Памяти». Газета «Ленинградская правда» недавно написала, что «Память» обвинила еврея Исаака Зальцмана, возглавлявшего танковое производство страны во время Второй мировой войны, в том, что он «организовал хор из 16-летних русских девственниц, а затем соблазнил их». На некоторых митингах «Память» в Ленинграде выступающие обвиняли еврейский народ во всем - от отсутствия продуктов в магазинах до ядерной катастрофы в Чернобыле. Члены «Памяти» и их сторонники, похоже, верят, что дьявол несет ответственность за то, что они считают нападением на Россию.Василий Белов в своем романе «Все впереди» пишет: «Сатана здесь. Существует мощная, решительная, злая и тайная сила, цель которой - разрушение России». Официальная советская пресса напечатала множество статей, критикующих Память. Эти отчеты рассматривают влияние группы не столько как неминуемую опасность, сколько как опасную тенденцию. Первый секретарь Ленинского района Москвы Владимир Клюев сообщил газете «Собеседник», что в «Памяти» входят члены Коммунистической партии, ученые и даже генерал армии.На открытии на прошлой неделе первого официально санкционированного в Советском Союзе еврейского культурного центра писатель Эли Вайзель призвал Горбачева осудить Память.

Apis Cor привлекает 6 миллионов долларов для 3D-типографий »3pdbm

Будьте в курсе всего, что происходит в чудесном мире AM через наше сообщество LinkedIn.

Apis Cor, материнская компания стартапа-резидента Сколково, использующего 3D-печать для строительства зданий, привлекла около 6 миллионов долларов инвестиций от венчурного фонда Rusnano Sistema Sicar, сообщила в четверг газета «Ведомости».Apis Cor попала в заголовки газет и получила широкое освещение в СМИ благодаря своему эффективному и масштабируемому бизнесу в области строительной 3D-печати.

Инвестиция в Apis Cor, дочерняя компания которой Apis-Cor Engineering является резидентом кластера энергоэффективных технологий фонда «Сколково», является первой для Rusnano Sistema Sicar, созданной конгломератом «Система» и государственным предприятием. фонд Роснано. Точная сумма инвестиций и условия сделки не разглашаются, сообщают «Ведомости».

Apis Cor продемонстрировала свою технологию в конце прошлого года, напечатав дом площадью 38 квадратных метров в подмосковном Ступино всего за 24 часа и по цене менее 10 000 долларов. «На сегодняшний день компания является наиболее динамично развивающимся проектом в области использования 3D-печати в строительстве, начав с нуля несколько лет назад», - сказал Юрий Хаханов, руководитель проекта в энергетическом кластере «Сколково».

«Apis Cor имеет множество конкурентных преимуществ перед другими производителями 3D-принтеров в мире для использования в строительстве», - сказал Хаханов.Изобретение Apis Cor позволяет значительно увеличить скорость и качество печати, а также создавать уникальные архитектурные формы, которые невозможно реализовать с помощью других технологий ».

Привлечение инвестиций для производства большего количества принтеров - логичный шаг в коммерциализации проекта, - сказал Хаханов.

«Это позволит Apis Cor удовлетворить быстрорастущий спрос на 3D-печать в строительстве по всему миру. При нынешних темпах развития проекта здания, напечатанные Apis Cor, появятся на всех континентах уже в следующем году », - сказал он.

Строительство - это отрасль, в которой новые цифровые технологии еще не прорвались, заявил «Ведомости» директор Skolkovo Ventures Василий Белов. По его словам, технологии уже разработаны, но пока недостаточно используются бизнесом, что делает их интересными с точки зрения инвестора.

Apis Cor впервые привлек внимание фонда «Сколково» в феврале прошлого года в родном городе компании, Иркутске, когда он стал одним из победителей иркутского этапа Startup Tour - поисков талантливых технологических стартапов в Сколково.Через два месяца компания выиграла грант в 3 миллиона рублей (53 тысячи долларов) от «Сколково» в финале конкурса промышленных решений «Техностарт» и вскоре стала резидентом. В марте этого года компания возглавила категорию «Лучший стартап в области оборудования» в конкурсе «Стартап года».

Обычное резюме по главам. Василий Белов «Привычный бизнес»

Благодарим за загрузку книги в бесплатной электронной библиотеке RoyalLib.ru

Та же книга в других форматах

Приятного чтения!

В.А Белова

Знакомое предприятие

Белов В.И.

Знакомое предприятие

ВО И. БЕЛОВ

HANDY BUSINESS

Глава первая 1. Прямой ход 2. Сваты 3. Союз земли и воды 4. Горячая любовь

Глава вторая

1. Дети 2. Бабушкины сказки 3. Утро Ивана Африкановича 4. Жена Катерина

Третья глава

В журналах

Четвертая глава

1.И началась сенокос 2. Цифры 3. Что было дальше 4. Митька действует 5. На полную катушку

Глава пятая

1. Вольный казак 2. Последний валок 3. Три часа крайний срок

Глава шестая

Жизнь Рогулина

Глава Семерка

1. Винди. Такой ветрено ... 2. Обычное дело 3. Сорочины

ГЛАВА ПЕРВАЯ

1. ПРЯМЫЙ ИНСУЛЬ

Пармин? Это где у меня Парменко? И вот он, Парменко. Заморозить? Стой, мальчик, стой. Ты дурак, Парменко.Парменко со мной молчит. Вот, ладно, поедем домой. Хочу домой? Пармен ты, Пармен ...

Иван Африканович еле развязал замерзшие поводья.

Ты там стоишь? Стоял. Я ждала Ивана Африкановича?

Ждал, подскажите. А что делал Иван Африканович? А я, Пармеша, выпил немного, выпил, друг мой, не судите меня. Да не судите-то. А что, русскому человеку даже не надо пить? Нет, скажите, может русский человек выпить? Особенно, если сначала он промерз до кишок на ветру, а потом до мозга костей проголодался? Ну мы, значит, и попили на мерзавце.Да. А Мишка мне говорит: «Что уж, Иван Африканович, от одной только ноздри проржавело. Да ладно, - говорит, - консервативно». Все мы, Парменушко, ходим под генеральным хозяйством, не ругайте меня. Да, милая, не ругайся. Но откуда все это взялось? И прочь, Пармеша, с сегодняшнего утра, когда мы с тобой взяли пустую посуду, чтобы передать ее. Загружен и взят.

Продавщица заскрежетала: «Бери посуду, Иван Африканович, а товар вернешь. Только, -грит, счет-фактуру не теряй.«А когда Дрынов потерял накладную? Иван Африканович накладную не потерял.« Выходи », - говорю, Пармен не дает мне соврать, накладную не потерял. - Мы с тобой брали посуду? Взяли! Мы ее сдали, курва? Сдал!

Сдали и получили товар наличными! Так почему мы с тобой не можем выпить? Мы можем выпить, ей-богу, можем. Значит, вы стоите у селпа, у высокого крыльца, а мы с Мишкой. Нести. Этот Медведь всем Медведям Медведям. Я говорю так.Это обычное дело. «Да ладно, - говорит, - Иван Африканович, держу пари, я не буду, - грится, - если не выпью все вино из блюда с хлебом». Я говорю: «Ты что, Мишка, проходимец. Ты, - говорю, - проходимец! Ну кто ложкой вино и хлеб пьет? Ведь это, - говорю, - не шти ни одного, не суп с курицей, чтобы оно, вино-то, ложкой, как в тюрьме, хлебало ». Я, Пармеша, разгадал этот секрет. «На что, - спрашивает меня Мишка, - на что, - спрашивает, - ты собираешься делать ставку? Я говорю, что если не бросишься пить, я поставлю еще одну белоглазую, а если проиграешь , это оно.Ну, взял блюдо у сторожа. Я покрошила хлеб с половиной блюда.

«Лей», - говорит он. «Отличное блюдо, слегка глазированное». Я вылил в это блюдо всю бутылку белого. Смотрят начальство, которое тут ошиблись, эти сводники и сам глава сельпы Василий Трифонович, притихли, так вот. А что бы вы, Парменушко, сказали, если бы этот пес, этот Медведь проглотил ложечкой всю эту крошку? Он пьет и крякает, пьет да. шарлатаны. Напился, черт, и даже ложку досуха лизнул.Ну, правда в том, что он просто хотел закурить, он оторвал у меня газету, и это отняло у него лицо; видимо, тутотка его давила. Он выскочил из-за стола на улицу.

Выбили его, негодяя, из хижины. Крыльцо селпа высокое, как с крыльца отрыгивает! Ну, ты стоял здесь у крыльца, ты его видел, Мазурика. Он возвращается, на его лице нет крови, но он засмеялся! Так что у нас с ним конфликт. Все мнения разделились пополам:

кто-то говорит, что я держу пари, а кто-то говорит, что Мишка не сдержал своего слова.И Василий Трифонович, председатель универсального магазина, встал на мою сторону и сказал:

«Я взял ваш, Иван Африканович. Потому что, конечно, он пил свой напиток, но не мог удержать его в животе». Я говорю Мишке: «Ладно, дурак! Давай купим пополам. Чтоб никто не обиделся». Какие? Ты что, Пармен? Почему ты встал? Ой, давай, давай. Я тоже тебя окроплю за компанию. Для компании это всегда, Пармеша ... Ого!

Пармен? С кем они разговаривают? Ого! Так ты меня не ждала, пошла? Я тебя сейчас возьму.Ого!

Ивана Африкановича вы узнаете! Смотрю на тебя! Ну, оставайся как человек, где мои ... пуговицы ... Да, хм, хм.

Нам не долго идти, Но только до девятого.

Оставайся медом, стань богатым.

А теперь пойдем, с орехами, скаким с шапками ...

Иван Африканович надел рукавицы и снова сел на бревна, нагруженные сельповскими товарами. Мерин, не толкаясь в сторону, стаскивал полозья, прилипшие к снегу, он быстро тащил тяжелую телегу, изредка фыркал и вертелся ушами, прислушиваясь к хозяину.

Да, брат Парменко. Посмотрите, как получилось с Мишкой. В конце концов, они были полны. Попадались.

Он пошел в клуб для девочек, здесь, в универсальном магазине, девочек больше, некоторые в пекарне, некоторые на почте, поэтому он пошел к девочкам. А девчонки все тучные, хорошие, не то, что в нашей деревне, все уехали. На браки разобрался весь первый класс, остались только по одному второму и третьему. Это обычное дело. Я говорю: «Пойдем, Миша, домой» - нет, я пошел к девочкам.Ну это понятно, мы тоже, Пармеша, были молоды, сейчас у нас все дедлайны и соки кончились, это привычное дело, да ... А что ты думаешь, Парменко, от женщины мы получим? Будет, ей-богу, будет, это точно! Ну, у нее женский бизнес такой, ей тоже нужна скидка, женщина, скидка, Парменко. В конце концов, сколько у нее одежд? А она, эти клиенты, заметьте, она не милая, детка, их восемь ... Али девять? Нет, Пармен, вроде восемь... А с этим, кто ... Ну, это, что ... у которого что-то в брюхе ... Девять? Аль восемь? Хм ... Так вот:

Анатошка у меня вторая, Таня первая. Васька была за Анатошкой, первого мая она родила, насколько я сейчас помню, Ваську Катюшку, после Катюшки Мишки. После, тогда.

Медведь. П-п-погоди, а где Гришка? Я забыл Гришку, за кем он? Васька после Анатошки, родился первого мая, после Васьки Гришки, после Гришки ... Ну уберите гоблина, сколько вы накопили! Мишка, значит, после Катюши, после Мишки, Володя тоже, и в интермеццо родилась эта маленькая женщина Маруся... А кто был перед Катюшей? Итак, Антошка у меня второй, Таня первая. Васька родился первого мая, Гришка ... Ах, ебать его, все вырастут!

Долго гулять не будем ... Но только до девятого ...

Стой, Парменко, тут надо потихоньку, чтобы не обернуться.

Иван Африканович сошел на дорогу. Он с такой серьезностью поддерживал телегу и натягивал поводья, что мерин как-то даже снисходительно, нарочно для Ивана Африкановича, притормозил.Кому-то, кроме Пармена, вся дорога была хорошо известна ... - Ну, так, пошли, мост мы проезжали, - сказал водитель. .. Но я все еще помню тебя, Парменко. Ведь тогда ты еще сосал грудь в матке, вот каким я тебя помню. И я помню твою матку по имени Баттон, такую ​​маленькую и круглую, что они загнали умершую головку в колбасу, в матку. Я на Масленице ездил за сеном, к старым стогам, дорога шла через пень, так что она, твоя мать, как ящерица с телегой, где ползет, где скакой, такая послушная была в валах.Не такой, как ты сейчас. Ведь ты дурак, и не пахал, и в извозчике дальше селпы не ходил, ты только вино и власть возишь, у тебя за пазухой жизнь, как у Христа. Как я еще тебя помню? Ну, конечно, ты тоже понял. Вы помните, как гнали семенной горох, а вы вывалились из вала! Как мы поставили тебя, мерзавец, со всем миром из канавы на ноги? Но я еще немного тебя помню, - раньше было, бегаешь по мосту, вся праздничная, и так стучат копытами, стучат, а тебе тогда не было никакой заботы.Что теперь? Ну ты везешь много вина, ну там тебя кормят, поят, а что дальше? За колбасу тоже передадут, могут в любой момент, а ты что? Ничего, ты такой милый. Вот ты говоришь, баба. Баба, она, конечно же, женщина. Только моя женщина не такая, кого захочет она встряхнет. И я не пьян. Она не тронет меня, когда я пьян, потому что знает Ивана Африкановича, она прожила век. В этот момент, если я напился, не говорите мне ни слова и не ложитесь под мышку, моя рука будет догонять сажу.Я прав, Пармен? Именно это я и говорю точно, это как в аптеке, нагоню сажу. Что это?

Долго гулять не будем, Но только до де ...

Я говорю, что Дрынова выдавит? Дрынов ничего выдавливать не будет. Сам Дрынов выдавит, кого захочет. Где? Куда ты идешь, старый дурак, чтобы повернуть назад? В конце концов, вы поворачиваете не по той дороге! В конце концов, мы с тобой прожили век, и ты, знаешь, куда собираешься повернуть? Это твой путь домой, что ли? Это не твой путь домой, а на поляну.Я был здесь сто раз, я ...

Что? Я смотрю на тебя, я смотрю на тебя! Ты знаешь дорогу лучше меня? Ты, мерзавец, хотел поводья? Х-он!

Н-на, вот вам, если да! Иди куда тебе говорят, не защищай свой прынцып! Что ты искал? Хорошо? Вот и все, дурак, иди туда, где есть!

Долго гулять не будем, Эх, пока ...

Иван Африканович хлестнул мерина и примирительно зевнул:

Смотри, Парменко, как я измотался.Мы с тобой сейчас приедем домой, отдадим товар, самовар доставим. Я тебя распрягаю, а то женщине скажу, а ты, дурак, иди домой, в конюшню. Ты дурак, Парменко?

Так я и говорю, что ты дурак, хоть ты и умный мерин, но дурак. Вы ничего не понимаете в жизни. Вы хотели свернуть на другую дорогу, но я восстановил вас. Вернул ли я тебя на правильный путь или не вернул? Это оно! И у нас не будет долгой прогулки ... Дурак, зачем опять остановился?

Каждый раз, когда останавливаешься.Разве ты не хочешь домой?

Ты попробуешь от меня еще поводья, если! Вон там деревня, товар сдадим, самовар привезем, вот что, у нас вчера до обеда все есть. Дурак ты, Парменко, дурак, домой не хочешь. Рядом деревня, есть трактор Мишкин. Какие? Что это за деревня? Вроде не наша деревня. Хорошо. Честно говоря, не то село. Там есть универсальный магазин, но универсального магазина у нас нет, это точно, а вот универсальный магазин.Есть высокая веранда. Разве мы, Парменко, не тут как груз грузим? Хм. Правильное слово, здесь. Пармен ты, Пармен!

Бесполезно, ты знаешь, куда ты меня привел. Вот куда нас это привело. Пармин? Что ж, теперь мы едем с тобой домой. Вот сюда, закрой, батюшка! В конце концов, как я тебя еще помню? Ведь ты еще мамину грудку губами дергал ... Нам с тобой хорошо ... К утру будем дома, как в аптеке ... Теперь мы, Пармеша, находимся в прямом движении.Да это ...

Прямой ... Обычное дело.

Иван Африканович закурил, и мерин, не останавливаясь у подъезда Сельпа, повернул назад. Он старательно и податливо тащил нагруженные бревна с Иваном Африкановичем, напевая ту же вербовочную частушку.

Большая красная луна взошла над лесом. Она каталась по еловым верхушкам, сопровождая одинокую телегу, скрипя бинтами.

Снег ночью затвердел. В тишине сильно и широко разносился запах ледяной влаги, таявшей днем ​​и ночью.

Иван Африканович теперь молчал. Он был трезв и, как засыпающий петух, склонил голову. Сначала ему было немного стыдно перед Парменом за свою ошибку, но вскоре он как бы нарочно забыл об этой вине, и все снова стало на свои места.

Мерин, чувствуя за собой человека, топал и топал по твердой дороге. Закончилось небольшое поле. До Сосновки, где была половина дороги, был еще небольшой лес, который колдовской тишиной встретил телегу, но Иван Африканович даже не двинулся с места.

Припадок болтливости, как по команде, сменился глубоким и безмолвным безразличием. Теперь Иван Африканович даже не думал, он просто дышал и слушал. Но скрип обертки и фырканье мерина не коснулись его сознания.

Чьи-то очень близкие шаги вывели его из этого небытия. Кто-то его догонял, и он вздрогнул, проснулся.

Эй! - крикнул Иван Африканович. - Медведь, что ли?

И тут я чувствую, что кто-то бежит.Что, видите, не уехали ночевать?

Мишка, рассердившись, упал в лес, мерин даже не остановился. Иван Африканович, почувствовав собственную хитрость, посмотрел на парня. Мишка, натягивая воротник ватника, закурил.

Кого ты сегодня схватил? - спросил Иван Африканович. - Не тот, что в сапогах?

Ну, все на ...

Что это?

- «Зоотехник-истерик»! - Мишка изобразил кого-то другого.- Чик-кирпич, пык-мык! Шпатлевать дураков. Я видел такую ​​интеллигенцию!

Только не говорите, трезво сказал Иван Африканович, девочки бодрые.

Оба долго молчали. Высоко к полуночи луна пожелтела и стала меньше, кусты тихонько дремали и обертка скрипела, неутомимый Пармен топал и топал, а Иван Африканович словно задумал что-то сосредоточенно. Сосновка, небольшая деревня, стоявшая посреди дороги, была в получасе езды.Иван Африканович спросил:

Вы знаете Нюшку Сосновскую?

Какая Нюшка?

Да, Нюшка ...

Нюшка, Нюшка ... - Парень плюнул и перевернулся на другой бок.

Да ты что ... - Иван Африканович покачал головой. - И вы забываете об этих ученых! Поскольку наш брат неграмотен, ничего нет. Плюнь, вот и все. Это обычное дело.

Иван Африканович, а Иван Африканович? - Вдруг Мишка обернулся.-Но я не распечатывал эту бутылку.

Ура! Что это"?

Ну, тот, который ты меня предал. - Медведь вытащил из кармана штанов бутылку. - Сейчас будем размяться.

Вроде бы из шеи ... неудобно перед народом, да еще и так. Может, не будем, Миша?

Что там неудобного! -Мишка уже открыл сосуд. -Вы, кажется, загружаете имбирные пряники?

Давайте откроем ящик и возьмем два перекусить.

Нехороший мальчик.

Да, завтра скажу продавщице, чего ты боишься? - Медведь топором оторвал фанеру от ящика, достал два пряника.

Мы выпили. Уже успокоилось, но обновившийся хмель осветил холодную ночь, вдруг скрип обертки и шаги мерина - все обрело смысл и заявило о себе, и луна не показалась Ивану Африкановичу злой и равнодушной.

Я тебе скажу, Миша, так и скажу. Иван Африканович торопливо жевал имбирный пряник.Возьми Нюшку ...

Мишка слушал. Иван Африканович, не зная, порадовал ли он парня своими словами, хмыкнул.

Конешно дело, диплом тоже это ... не лишнее в девушке.

А ты не худой парень, что тут скажешь ... Да. Значит ... что сказать ...

Доделали, а Мишка кинул пустой сосуд далеко в кусты, спросил:

О чем ты, Нюшка? О Сосновской?

Хорошо! - радовался Иван Африканович.- Это действительно девочка, и красивая, и роботизированная. И возьмите отрезанные ножки.

Она недавно была с моей женщиной на митинге, и там отрезали лучшую. И у нее все стены этих букв.

С шипом.

Шипом говорю эта Нюшка.

И что? Что тебе до этого шипа? Этот шип виден, только если смотреть спереди, а если и сбоку, и если слева, то даже шипа не видно. Грудинка, но нехито, девочка похожа на баржу.Где эти зоотехники напротив Нюшки. Там зоотехник однажды пришел во двор, и Куров посмотрел и сказал: «Молодец, только ноги дома оставила». Нет, это значит, что ноги почти нет. Как палки. А Нюшка там ходит, так дорого смотреть. Все причалы выписаны буквами и геральдическими листами, а в доме есть одна с королевой. Но вы хотите, а мы сейчас ужесточим? Хотя сейчас заберу!

А как ты думаешь я сжимаюсь? - сказал Мишка.

Я вам серьезно говорю.

И я серьезно!

Мишк! Да я ... да мы ... мы с тобой, понимаешь? Вы знаете Ивана Африкановича! Да мы, мы ... Пармен ?!

Иван Африканович ударил мерина поводьями один, два раза. Пармен нехотя обернулся, но уже под гору, катились бревна. Мерину невольно пришлось перейти на рысь, и через минуту возбужденные друзья, от мала до велика, с частушкой въехали в Сосновку:

Милый, не угадай, влюбился - не бросай.

Сохрани старый ум - Люби меня мазурик.

Сосновка спала невероятным сном. При появлении телеги ни одна собака не залаяла; Редкие, как усадьбы, дома мерцали залитыми лунным светом окнами. Иван Африканович поспешно поставил мерина за поленницу, выбросил последнее сенцо из телеги.

Ты, Миша, вот что, ты на меня рассчитываешь, молчи. Я не в первый раз, я давно знаю Степановну, маму, все-таки двоюродную сестру тети.Мы больно пьяны?

Надо бы еще раздобыть ...

Вт-ч! Пока тишина! .. Степановна? - Иван Африканович мягко постучал в ворота. - А Степановна?

Вскоре в избе произошел пожар. Потом кто-то вышел в коридор, отпер ворота.

Кто эта сова? Только на плиту легла. - Ворота открыла старуха в кофте и валенках. - Как Иван Африканович.

Отлично, Степановна! -Иван Африканович взбодрился, сбив ногой ногой.

Заходите, Африканович, куда вы пошли? А кто с тобой, не Михаил?

Действительно, хижина была красной с почетными грамотами и грамотами, горела лампа, большая выбеленная печь и забор, оклеенный обоями, разделял хижину на две части. Колено самоварной трубы висело на гвозде возле шеста, рядом с ним были две рукоятки, совок и угольный огнетушитель, самовар, видимо, находился в шкафу.

Будете переночевать или как? - спросила Степановна и потушила самовар.

Нет, пойдем прямо ... Разогреемся и поедем домой. Иван Африканович снял шапку и сложил в нее свои пушистые варежки: «Где Нюшка, она спит?

Что спит! Две коровы вот-вот отелятся, а вечером убежали. Как поживаешь?

И хорошо! - сказал Иван Африканович.

Ну да ладно, если хорошо. Хозяйка еще не родила?

Да, так и должно быть.

А я просто залезла на печку, думаю Нюшка стучит, ворота мы редко закрываем.

Самовар зашумел. Старуха поставила бутылку из шкафа.

Она принесла пирог, и Иван Африканович закашлялся, скрывая свое удовлетворение, скребя штаны по колену.

А ты, Михаил, все холостяки? Я бы вышла замуж, и меньше пила вина », - сказала Степановна.

Это точно! - Мишка, смеясь, хлопнул ее по плечу. - Я много пью вина, Степановна. Ведь сегодня то, что он закончил, какая катастрофа! Беда!

Медведь с грустным весельем покачал головой:

Забери своего зятя, пока...

Иван Африканович пнул Мишку валенком под столом, но Мишка не успокоился:

Дочку за меня отдашь, что ли?

Да, со Христом! -Бабушка засмеялась. -Берите, если пойдет, хоть сейчас берите.

Ивану Африкановичу ничего не оставалось, как заняться бизнесом; он уже громко, по всей избе кричал Степановне и Мишке:

Ну вот и я, именно! Девушка, Нюшка, протягивает руку... Один диплом ... Миша? Я говорю точно!

Степановна? Ты меня знаешь! Кого плохо сделал Иван Африканович? А ТАКЖЕ? Серьезно! .. Я ему говорю, мы сейчас приедем в Сосновку, да? Он мне говорит ... Нюшка! Давай, Нюшка! Сейчас иду в колхоз и привезу Нюшку. Степановна? Ч-ч!

Однако Ивану Африкановичу не пришлось идти за Нюшкой. Постучали в ворота, и на пороге показалась сама Нюшка.

Аннушка! -Иван Африканович с полной грудой встал ей навстречу.-Анютка! Троюродный брат! Да, мы ... да, мы ... мы ... Да, во всем районе нет девушек! Ведь нет такой девушки? Одно из писем ... Ш-ч! Миша? Залить всем. Я говорю, что лучше девушки нет! А Мишка? Мишка худой? Ведь мы, Анюта, за тобой гонимся ... так вот это то самое, мы ухаживаем.

Что? - Нюшка в навозных сапогах и свитере, пахнущем силосом, стояла посреди избы и, прищурившись, смотрела на сватов. Потом она бросилась за перегородку, быстро выскочила оттуда хваткой: - Неси, гоблин!

Чтоб духа не было, пьяницы несчастные! Неси его, гоблин, пока тебе не выколют глаза! Приведи тебя, гоблин, откуда ты пришел!

Иван Африканович, растерявшись, попятился к двери, не забыв, однако, схватить свою шляпу варежками, и старуха пыталась остановить дочку:

Анна, ты что, ненормальная?

Нюшка взревела, схватила Ивана Африкановича за шиворот:

Вперед, пустое лицо! Иди откуда ты, сотона! Сваха нашлась! Да я вам говорю...

Едва проснулся Иван Африканович, как Нюшка его сильно толкнула, и он очутился на полу, за дверью; Точно так же в подъезде оказался Мишка.

Потом она выскочила в коридор, уже без хватки. Еще более бесцеремонно и окончательно вытолкнула сватов на улицу и захлопнула ворота ...

В доме раздался рев. Нюшка, плача, кидала все, что упало на пол, кричала всем в слезах и носилась по избе и материализовала весь мир.

Ну-ну! ..- сказал Мишка, ощупывая его локоть.

И Иван Африканович недоуменно хмыкнул.

Еле встал, сначала на четвереньках, потом, опираясь на руки, долго разгибал колени, с трудом выпрямлялся:

Хм! Что ж ... Демон, а не девушка. Плюнуть в ухо и замерзнуть. Пармен? Где Пармен?

У Пармена не было поленницы. Иван Африканович забыл связать мерина, а он уже давно топает домой, топает один под белой луной по тихой дороге, и обертка скрипит одна в ночных полях.

3. СОЮЗ ЗЕМЛИ И ВОДЫ

Утром погода переменилась, пошел снег, поднялся ветер.

Во всех деталях и с красочными дополнениями о сватовстве Мишки Петровой знала вся округа: молва работала безупречно даже в такую ​​метель.

Магазин открылся в десять часов, женщины ждали выпечки хлеба и с удовольствием обсуждали новости:

Говорят, сначала хваткой, а потом нож со стола сгребали, и ножом на мужиков!

Ой, а как насчет старухи?

А как же старушка? Она, мол, бьет старушку каждый день.

Ох, женщины, полнота, что толку говорить. Нюшка пальцем матки не трогала. Нет, вместе маткой бухту про Нюшку разбили.

Само собой разумеется, более скромной девушки не было.

Лошадь пришла?

Один пришел, ни мужчин, ни счета.

Говорят, ночевали в бане на Сосновской.

Добрались до вина!

Готов к заливке туда и обратно.

Однако продукт не поврежден?

Привезли преников, а говорят, что у двух самоваров отломились петухи, сам мерин забрел в конюшню, дрова перевернулись.

И все вино, вино, девушки, некому было побеждать вино!

Да если бы не вино, я знаю, вино!

Сколько бед всего от него, белоглазого, сколько бед!

Приходили все новые и новые клиенты. Бригадир завернул, ничего не купил, постучал и ушел, трактористы зашли покурить. И весь разговор вращался вокруг Мишки и Ивана Африкановича.

Ивана Африкановича видели рано утром, как он убежал откуда-то, как он вошел в дом и «как будто бросился вокруг избы, потому что вчера, когда он ехал в универсальный магазин, его жена Катерина была привезли в больницу рожать, жены не было, и он как бы сказал своей свекрови, старушке Евстоле, что, мол, он, Иван Африканович, недоумевает, что он хуже любой сироты без Катерины.своему сыну Митьке в Северодвинске, мол, она заработала много денег, качала по ночам колыбель, чтобы можно было только обниматься с Катериной, а она, Евстоля, больше не задерживалась бы и поехала к Митьке.

Женским сплетням нет конца ... Продавщица пошла в конюшню, чтобы написать акт, приказывая женщинам присматривать за прилавком, а в магазине был шум, женщины заговорили сразу, пожалели Иван Африканович и Мишку отругал. В ту же минуту в магазин ворвался сам Мишка, пьяный со вчерашнего дня, без шляпы.

Кто-то милый, У меня утка Медведь, Никогда не принесет Лампаси1 лишнего! -

он пел и покачал головой. - Здравствуйте, женщины!

Привет, привет, Майкл.

Что интересного?

Разве вы не привели невесту?

Нет, бабы, не вышло.

У вас болит голова?

Больно, бабы, - признался парень и сел на атаку. - Это не ремесло, чтобы подавить вино. Нет, не ремесло ... Медведь покачал головой.

А куда подевалась знакомая, сваха? - как будто серьезно спрашивали женщины.

Ой, не говори мне! Сваха, из дака ... - Медведь долго смеялся на ступеньке и от этого кашлял. Ведь мы, как эти ... как диверсанты ...

Не приняли?

Открыто! Этой хваткой ... Даже сейчас локоть болит, как она стреляет, мы с лестницей с ракетой. Как ветер нас унес! О женщины! Лучше не говори ...

1 Lampasey - в просторечии: конфеты, от слова «monpensier».

Медведь снова рассмеялся и закашлялся, а женщины не отступили:

Ну и что, если ряд не постучал?

Ты что! Мы и эта битва за глаза.Проснулся, что делать? Мерин пошел домой, стоим на морозе. Я говорю:

«Давай, Иван Африканович, баню найдем, и до утра как-нибудь купаемся. Думал переночевать с Нюшкой на перине, но все повернулось на сто градусов». Поехали, нашли ванну.

Чья баня? Их?

Хорошо! Еще тепло, а воды полторы шайки. Я говорю, давай, Иван Африканович, раз уж сватовство не сложилось, хоть в тещинной ванне помоемся.

Ой, сотона! О, глы-ко, ты дьявол! - женщины, смеясь, забрызгали руки.

- «... Снимите, говорю, -Иван Африканович, рубашку, грехи смым». И он упрямый, сила показывает:

мочалки нет, то нет. «Они меня знают, - говорит он, - в Москве в трех домах. Я, - говорит, - чай ​​без сахара не пил, не буду, как дезертир, мыться в чужой бане. А жара, - говорит он, - нет. А я, женщины, взял черпак и бросил на печь.Правда, от обогревателя толку, все равно, думаю, не буду, если в тещинной ванне не умываюсь! Вот и Ивану Африкановичу некуда пойти, смотрю, раздевается.

Вы мылись?

Хорошо! Без мыла, правда, но хорошо. Потерявшись, лег на верхнюю полку-домкрат. Это плохо? Свищи, душа, через нос. Я ночевал в Колхозном Доме, и там меня до смерти грызли клопы, а вот и свободная кровать. Я только слышу, что Иван Африканович со мной не спит."Какие?" Я спрашиваю. «А, - говорит, - ты это ... как она ... Ты знаешь Веркутозаозерскую? Больно, - говорит, - хорошая девочка».

Я говорю: «Иди, Иван Африканович, ты знаешь куда! Что я тебе, что за богадельня? Я нашел одну с шипом, другую хромую. Эта Верка идет с горы с батогом». Он мне говорит: «Ну и что? Подумать, хромаю, а в городах много домочадцев и братанов». Я говорю: «Мне эти братаны не нужны ...»

Нет, Миша, Верка тебе тоже не невеста.

Хорошо! Рассказываю Ивану Африкановичу ... В это время в магазин затащили ящики с товарами и два новых обезображенных самовара, обернутые бумагой.

В этой статье мы рассмотрим произведение Василия Белова. «Привычный бизнес» (краткое содержание будет представлено ниже) - рассказ, написанный в 1966 году. Она прославила своего автора и подтвердила его как одного из основоположников «деревенской прозы». Еще раньше творчество Белова характеризовалось описанием повседневной жизни села, но с наибольшей силой впервые это проявилось только в «Знакомом деле».Итак, перейдем к сюжету произведения.

Белов, «Привычный бизнес»: аннотация. Главы 1 и 2

Иван Африканович Дрынов, простой человек, катается пьяным по бревнам. До этого он напился с трактористом Мишкой Петровым, а теперь разговаривает с мерином Парменом. Ему велели принести товары для магазина из универсального магазина, но пьяный Иван перепутал дорогу и въехал в чужую деревню. Теперь он не вернется домой до утра. Но для него это совершенно привычная вещь.

Поэтому ночевал в дороге. Именно в этот момент догоняет Дрынова Медведь. Давние друзья все еще пьют. И в этот момент Ивану Африкановичу приходит в голову идея женить свою троюродную сестру Нюшку на тракториста. Женщине уже 40 лет, она работает зоотехником. Правда, у нее есть один недостаток - бельмо на глазу, но если посмотреть на нее с левой стороны, то ничего не заметно. Друзья ходят к Нюшке, но она их хваткой гонит, и им приходится в баню ночевать.

Глава 3. Катерина

В это же время у жены Дрынова Катерины родился девятый сын Иван. Сама Катерина, несмотря на строгий запрет фельдшера, сразу после родов идет на тяжелые работы, заболевает. Катерина начинает вспоминать, как однажды, в Петровский день, Иван заметил ее с живой деревенкой Дарьей Путанкой. А когда Катерина все же простила его, он пошел праздновать и обменял Библию, доставшуюся ему от деда, на «гармошку».Иван сделал это, чтобы развлечь жену музыкой.

Но теперь та самая Даша отказывается ухаживать за телятами, и Катерина должна делать и себя, и свою работу. Измученная болезнью и работой женщина теряет сознание от истощения. Вызывают скорую, Катерина попадает в больницу. У нее диагностирована гипертония. Только через две недели ее выписали и разрешили вернуться домой.

Иван Африканович тоже помнит аккордеон - не успел научиться играть, только бас кое-как освоил, так как инструмент у него отобрали за недоимку.

Глава 4. Сенокошение

В своих произведениях описывает простой деревенский быт Белова. «Привычный бизнес» (аннотация прекрасно это иллюстрирует) - еще одно описание крестьянской жизни 60-х годов.

Пора сенокосить. Ночью Иван Африканович тайно косит сено в лесу в 7 верстах от родного села. Это потому, что колхоз дает крестьянам десять процентов скошенного, и этого хватает на месяц, не больше, а зима долгая.Чтобы накормить корову, вам понадобится как минимум три стога сена, поэтому вам придется воровать.

В одну из таких ночей Дрынов решает взять с собой сына Гришку, который еще очень молод. А потом Гришка по глупости сказал, что он пошел с отцом ночью косить в лес, к райкому. Перед судом над Иваном Африкановичем - он тоже депутат сельсовета. В результате районный комиссар начинает требовать от Дрынова показать, кто еще идет косить ночью, а лучше написать список.И за эту услугу он обещает не только закрыть глаза на проступки Ивана Африкановича, но и не «социализировать» его личные стога сена. Дрынов ведет переговоры с соседним председателем и уже идет с Катериной ночью косить чужую территорию.

Глава 4 (продолжение). Медведь и Даша

Краткое содержание («Привычное дело») рассказывает о появлении гостя в семье Дрыновых. Белов В.И. без прикрас изображает жизнь в деревне.На голову Ивана Афанасьевича обрушилась еще одна беда - Катиный брат Митя Поляков приехал из Мурманска, причем совершенно без денег. Он поселился у Дрыновых и меньше чем за неделю успел напоить всю деревню, поругаться с начальством, женился на Мишке Дарьи Путанке и даже корову накормил. И все это он делал, как будто попутно.

Даша отдает Мишку, которого потом начинает тошнить, и через пару дней их уже отправляют расписываться в сельсовет, тоже не без участия Митьки.Спустя время между молодоженами происходит первая ссора. В тракторе Мишки стоит репродукция картины «Союз земли и воды» (Рубенс), на которой изображена обнаженная женщина, по мнению всей деревни, очень похожая на Нюшку. Именно эту картинку Даша находит, а потом срывает и сжигает в духовке. Злой Мишка в ответ чуть не бросает баню, в которой Дарья в тот момент мылась трактором, в реку. В результате трактор поврежден, а на чердаке бани обнаружено сено, которое было скошено незаконно.Этот инцидент приводит к тому, что они начинают искать сено по всей деревне. Наступает очередь Дрыновых - обычное дело.

Краткое содержание книги «Привычный бизнес» нельзя назвать трагедией или комедией. Подача этого произведения, скорее, напоминает драму жизни, в которой люди вынуждены ко всему приспосабливаться, чтобы выжить. Обыски, воровство, пьянство - все становится для них обыденным.

Митька вызван в районную полицию за повреждение трактора и скошенное сено.Но по ошибке 15 дней отданы совсем другому Полякову, хотя он тоже из Сосновки. В деревне много Поляковых. А сам Миша отбывает 15 суток в родном селе под конвоем, продолжая работать сутками и напиваясь по вечерам с приставленным сержантом.

Глава 5. Отъезд

Белов также рассказывает о том, что заставляет крестьян уезжать из села Белов («Привычное дело»). В аннотации рассказывается, как после начала обысков у Ивана Африкановича нашли нелегальное сено и все увезли.Митька начинает уговаривать его поехать работать в Арктику, оставляя все здесь. Дрынов не хочет покидать свой дом, но Митька продолжает его уговаривать, и в конце концов Иван Афанасьевич соглашается.

Дрынов идет к председателю - он должен дать ему справку, которая позволит колхознику получить паспорт. Однако председатель отказывается выдавать документ. Разъяренный Дрынов угрожает ему кочергой, и только после этого председатель сдается.

Иван Африканович прощается с женой, ему жаль расставаться с Катериной, он ее жалеет и любит.Тем не менее Дрынов уезжает. После его ухода Катерина уходит косить одна. А потом, во время кошения, женщину настигает второй удар. Еле привезут домой живой - до больницы далеко, умрет, не выдержит.

Глава 5 (продолжение). Возврат

Изображает будни Белова. «Привычный бизнес» (резюме глав это подтверждает) - рассказ не о каких-то невиданных горестях и печалях, это просто описание человеческого существования.

Иван Африканович возвращается в родное село. Сначала они с Митькой торговали луком в поезде, но такой жизни, по мнению Дрынова, не было, и он решил вернуться.

По возвращении Иван Африканович узнает, что его жена умерла, а дети остались одни. Узнав об этом, Дрынов падает прямо на дорогу, подпирает голову руками и скатывается в придорожную канаву. Он ударяет по земле кулаками и грызет ее.

Глава 6. Корова

Это непросто для героя, созданного Василием Беловым («Привычное дело»).В аннотации рассказывается, как ему пришлось принять непростое решение - зарезать корову, единственного кормильца. Но деньги были нужны, а зимой кормить ее было нечем. Иван Африканович не мог нанести ей удар своими руками, поэтому он попросил Мишку. Дрынов плачет, перебирая потроха дохлой коровы.

Двое детей, Ваську и Митьку, должны быть отправлены в детский дом. Антошку отправляют в школу. На попечении отца остаются только Маруся и двое малышей.

Глава 7

Вот и подошло к концу изложение рассказа Белова «Обычное дело».После смерти Катерины Дрынов жить не хочет. Нюшка позаботилась о его детях. Однажды, бродя по лесу, Иван Африканович заблудился. Так он бродил три дня, пока его не нашел тракторист Мишка, который сначала подумал, что его друг пьян.

Через два дня, на сороковой день смерти Катерины, Дрынов сидит на ее могиле и рассказывает ей о детях, какой он плохой, просит его подождать. Его охватило горе, но никто этого не заметил.

Так и заканчивается изображением могилы и описанием горя несчастного человека в кратком изложении («Обычное дело» Белова).Если читать произведение по главам, то оно производит еще более сильное впечатление.

Характеристика героев

Начнем с Ивана Африкановича. Этот герой сначала производит не самое лучшее впечатление, но постепенно раскрывается его истинная природа. Он выглядит как человек, обеспокоенный судьбой села - он не хотел уезжать, потому что считал, что его место в селе. К тому же он способен на искреннее чувство - нежно и нежно любит жену, несмотря на тяжелые годы, прожитые вместе.Дрынов понимает, что существующая структура сельской жизни неверна, ее нужно менять. Так герой выделяется на фоне односельчан, смирившихся с происходящим.

Примечателен и имидж Катерины Дрыновой. Она спокойная, тихая женщина, привыкшая переносить любые невзгоды и работать без отдыха. Она не жалеет себя и своего здоровья, чтобы обеспечить семью.

Ее брат Митька, напротив, не наделен сестринским смирением.Это мужчина без семьи и без своего уголка. Он живет одним днем ​​и не думает о будущем. Именно его появление привело к гибели семьи Дрыновых - отъезду Ивана, гибели Катерины. Идеи и мысли Митьки разрушили привычный образ жизни Дрыновых.


Белов В.И.
Знакомое дело
ВО И. БЕЛОВ
HANDY BUSINESS
СОДЕРЖАНИЕ
Глава первая 1. Прямой ход 2. Сваты 3. Союз земли и воды 4.Горячая любовь
Глава вторая
1. Дети 2. Бабушкины сказки 3. Утро Ивана Африкановича 4. Жена Катерина
Глава третья
На бревнах
Глава четвертая
1. И пришла сенокосная 2. Цифры 3. Что было дальше 4. Митька действует 5. Полностью
Глава пятая
1. Вольный казак 2. Последний ряд 3. Срок до трех часов
Глава шестая
Жизнь Рогулина
Глава седьмая
1. Винди. Так ветрено ... 2. Обычное дело 3. Сорочины
ГЛАВА ПЕРВАЯ
1.ПРЯМЫЙ ИНСУЛЬ
- Пармин? Это где у меня Парменко? И вот он, Парменко. Заморозить? Стой, мальчик, стой. Ты дурак, Парменко. Парменко со мной молчит. Вот, ладно, поедем домой. Хочу домой? Пармен ты, Пармен ...
Иван Африканович еле развязал замёрзшие поводья.
- Вы там стояли? Стоял. Я ждала Ивана Африкановича?
Ждал, подскажите. А что делал Иван Африканович? А я, Пармеша, выпил немного, выпил, друг мой, не судите меня.Да не судите-то. А что, русскому человеку даже не надо пить? Нет, скажите, может русский человек выпить? Особенно, если сначала он промерз до кишок на ветру, а потом до мозга костей проголодался? Ну мы, значит, и попили на мерзавце. Да. А Мишка мне говорит: «Что уж, Иван Африканич, от одной только ноздри проржавело. Давай, - говорит он, - одновременно. Мы все, Парменушко, гуляем под генеральным хозяйством, не ругай меня. Да». , дорогая, не ругай Но откуда все это взялось? И прочь, Пармеша, с сегодняшнего утра, когда мы с тобой взяли пустую посуду, чтобы передать.Загружен и взят.
Продавщица упрекала меня: «Бери посуду, Иван Африканович, а товар вернешь. Только, -грит, счет-фактуру не потеряй». А когда Дрынов потерял накладную? Иван Африканович счет-фактуру не потерял. «Убирайся», - говорю я, Пармен не дает мне соврать, счет не потерял. «Мы с тобой брали посуду? Забрали! Сдали ее, курва? Сдавали!
Мы сдали и получили все наличными! Так почему мы с тобой не можем выпить? Мы можем выпить. пить, ей-богу, мы можем.Значит, вы стоите у селпа, у высокого крыльца, а мы с Мишкой. Нести. Этот Медведь всем Медведям Медведям. Я говорю так. Это обычное дело. «Да ладно, - говорит, - Иван Африканович, держу пари, я не« грит », если не выпью все вино из блюда с хлебом». Я говорю: «Ты что, Мишка, проходимец. Ты, - говорю, - проходимец! Ну кто ложкой вино и хлеб пьет? Ведь это, - говорю, - не шти ни одного, не суп с курицей, чтоб его, винно-то, ложкой, как в тюрьме, хлебать.«-» А вот, - говорит, - давайте поспорим. "-" Давай! «Я, Пармеша, разгадал этот секрет». За что, - спрашивает меня Мишка, - за что, - спрашивает, - вы собираетесь в спор? »Я говорю, что если не бросишься пить, я поставил еще белоглазку, а если проиграешь, то все. Ну, он взял блюдо у сторожа. Я крошил хлеб с половиной блюда.
«Лей», - говорит он. «Отличное блюдо, слегка глазированное». Вот я и вылил в это блюдо всю бутылку белого.На них смотрят начальство, которое тут ошиблись, эти заготовители и руководитель сельпы Василий Трифонович, они притихли, так что.А что бы вы, Парменушко, сказали, если бы этот пес, этот Медведь проглотил ложечкой всю эту крошку? Он пьет и крякает, пьет да. шарлатаны. Напился, черт, и даже ложку досуха лизнул. Ну, правда в том, что он просто хотел закурить, он оторвал у меня газету, и это отняло у него лицо; видимо, тутотка его давила. Он выскочил из-за стола на улицу.
Вырубил его, негодяя, из хижины. Крыльцо селпа высокое, как с крыльца отрыгивает! Ну, ты стоял здесь у крыльца, ты его видел, Мазурика.Он возвращается, на его лице нет крови, но он засмеялся! Так что у нас с ним конфликт. Все мнения разделились пополам:
кто-то говорит, что держу пари, а кто-то говорит, что Мишка не выдержал своего слова. И Василий Трифонович, председатель универсального магазина, встал на мою сторону и сказал:
«Я взял ваш, Иван Африканович. Потому что он, конечно, сделал глоток, но не смог удержать его в животе». Я говорю Мишке: «Ладно, дурак! Давай купим пополам. Чтоб никто не обиделся.«Что? Что ты, Пармен? Почему ты встал? Ой, давай, давай. Я тоже тебя окроплю для компании. Для какой-то компании, Пармеша, это всегда ... Ого!
Пармен? С кем они разговаривают? Стой! Так ты меня не дождался, пошел? Я тебя сейчас возьму. Стой!
Ты узнаешь Ивана Африкановича! Смотри! Ну, стой, как мужчина, где я, эти ... пуговицы ... Да, да, хм.
У нас не будет долгой прогулки, Но только до девятого.
Оставайся, дорогая, сделай деньги богатыми.
А теперь пошли, поехали с орехами, скакали с кепками...
Иван Африканович надел рукавицы и снова сел на бревна, нагруженные сельповскими товарами. Мерин, не толкаясь в сторону, стаскивал полозья, прилипшие к снегу, он быстро тащил тяжелую телегу, изредка фыркал и вертелся ушами, прислушиваясь к хозяину.
- Да, брат Парменко. Посмотрите, как получилось с Мишкой. В конце концов, они были полны. Попадались.
Он пошел в клуб девушек, здесь, в универсальном магазине, девушек больше, кто-то в пекарне, кто-то на почте, поэтому он пошел к девушкам.А девчонки все тучные, хорошие, не то, что в нашей деревне, все уехали. На браки разобрался весь первый класс, остались только по одному второму и третьему. Это обычное дело. Я говорю: «Пойдем, Миша, домой» - нет, я пошел к девочкам. Ну это понятно, мы тоже, Пармеша, были молоды, сейчас у нас все дедлайны и соки кончились, это привычное дело, да ... А что ты думаешь, Парменко, от женщины мы получим? Будет, ей-богу, будет, это точно! Ну, у нее женский бизнес такой, ей тоже нужна скидка, женщина, скидка, Парменко.В конце концов, сколько у нее одежд? И она, эти клиенты, заметьте, она тоже не милая, детка, их восемь ... Али девять? Нет, Пармен, вроде восемь ... А с этим, кто ... Ну, это, что ... что в чреве ... Девять? Аль восемь? Хм ... Так вот:
Анатошка у меня вторая, Таня первая. Васька была после Анатошки, первого мая она родила, как сейчас помню, после Васьки Катюшки, после Катюшки Мишки. После, тогда.
Медведь. П-п-погоди, а где Гришка? Я забыл Гришку, за кем он? Васька после Анатошки, родился первого мая после Васьки Гришки, после Гришки... А теперь уберите гоблина, сколько вы накопили! Мишка, значит, после Катюши, после Мишки, Володя тоже, и Маруся, эта маленькая женщина, родилась в интермеццо ... А кто был перед Катюшей? Итак, Антошка у меня второй, Таня первая. Васька родился первого мая, Гришка ... Ах, ебать его, все вырастут!
Долго гулять не будем ... Но только до девятого ...
Стой, Парменко, тут надо потихоньку, чтобы не обернуться.
Иван Африканович сошел на дорогу. Он с такой серьезностью поддерживал телегу и натягивал поводья, что мерин как-то даже снисходительно, нарочно для Ивана Африкановича, притормозил. Кому-то, кроме Пармена, вся дорога была хорошо известна ... - Ну так, пошли, мост вроде миновал, - сказал всадник. .. Но я все еще помню тебя, Парменко. Ведь тогда ты еще сосал грудь в матке, вот каким я тебя помню. И я помню твою матку по имени Баттон, такую ​​маленькую и круглую, что они загнали умершую головку в колбасу, в матку.Я на Масленице ездил за сеном, к старым стогам, дорога шла через пень, так что она, твоя мать, как ящерица с телегой, где ползет, где скакой, такая послушная была в валах. Не такой, как ты сейчас. Ведь ты дурак, и не пахал, а в извозчике дальше селпы не ходил, ведь везешь только вино и начальство, у тебя жизнь как у Христа за пазухой. Как я еще тебя помню? Ну, конечно, ты тоже понял. Вы помните, как гнали семенной горох, а вы вывалились из вала! Как мы поставили тебя, мерзавец, со всем миром из канавы на ноги? Но я еще немного тебя помню, - раньше было, бегаешь по мосту, вся праздничная, и так стучат копытами, стучат, а тебе тогда не было никакой заботы.Что теперь? Ну ты везешь много вина, ну там тебя кормят, поят, а что дальше? Вас тоже за колбасу сдадут, в любой момент, а вы что? Ничего, ты такой милый. Вот ты говоришь, баба. Баба, она, конечно же, женщина. Только моя женщина не такая, кого захочет она встряхнет. И я не пьян. Она не тронет меня, когда я пьян, потому что знает Ивана Африкановича, она прожила век. В этот момент, если я напился, не говорите мне ни слова и не ложитесь под мышку, моя рука будет догонять сажу.Я прав, Пармен? Именно это я и говорю точно, это как в аптеке, нагоню сажу. Что это?
У нас не будет долгой прогулки, Но только до де ...
Я говорю, что Дрынова выдавит? Дрынов ничего выдавливать не будет. Сам Дрынов выдавит, кого захочет. Где? Куда ты идешь, старый дурак, чтобы повернуть назад? В конце концов, вы поворачиваете не по той дороге! В конце концов, мы с тобой прожили век, и ты, знаешь, куда собираешься повернуть? Это твой путь домой, что ли? Это не твой путь домой, а на поляну.Я был здесь сто раз, я ...
Что? Я смотрю на тебя, я смотрю на тебя! Ты знаешь дорогу лучше меня? Ты, мерзавец, хотел поводья? Х-он!
Н-на, вот вам, если да! Иди куда тебе говорят, не защищай свой прынцып! Что ты искал? Хорошо? Вот и все, дурак, иди туда, где есть!
Долго гулять не будем, Эх, пока ...
Иван Африканович хлестнул мерина и примирительно зевнул:
- Смотри ты, Парменко, как я измотался. Мы с тобой сейчас приедем домой, отдадим товар, самовар доставим.Я тебя распрягаю, а то женщине скажу, а ты, дурак, иди домой в конюшню. Ты дурак, Парменко?
Так я и говорю, что ты дурак, хоть ты умный мерин, но дурак. Вы ничего не понимаете в жизни. Вы хотели свернуть на другую дорогу, но я восстановил вас. Вернул ли я тебя на правильный путь или не вернул? Это оно! И у нас не будет долгой прогулки ... Дурак, зачем опять остановился?
Каждый раз, когда останавливаешься. Разве ты не хочешь домой?
Если ты попробуешь от меня еще поводья! Вон там деревня, товар сдадим, самовар привезем, вот что, у нас вчера до обеда все есть.Дурак ты, Парменко, дурак, домой не хочешь. Рядом деревня, есть трактор Мишкин. Какие? Что это за деревня? Вроде не наша деревня. Хорошо. Честно говоря, не то село. Там есть универсальный магазин, но универсального магазина у нас нет, это точно, а вот универсальный магазин. Есть высокая веранда. Разве мы, Парменко, не тут как груз грузим? Хм. Правильное слово, здесь. Пармен ты, Пармен!
Знаете, откуда вы меня привезли, бесполезно.Вот куда нас это привело. Пармин? Что ж, теперь мы едем с тобой домой. Вот сюда, закрой, батюшка! В конце концов, как я тебя еще помню? Ведь ты еще губами подергивал материнскую грудку ... Нам с тобой очень хорошо ... К утру будем дома, как в аптеке ... Теперь мы, Пармеша, находимся в прямом движении. Да это ...
Прямой ... Обычное дело.
2. SWATS
Иван Африканович закурил, и мерин, не останавливаясь у подъезда Сельпа, повернул назад.Он старательно и податливо тащил нагруженные бревна с Иваном Африкановичем, напевая ту же вербовочную частушку.
Над лесом взошла большая красная луна. Она каталась по еловым верхушкам, сопровождая одинокую телегу, скрипя бинтами.
Снег ночью затвердел. В тишине сильно и широко разносился запах ледяной влаги, таявшей днем ​​и ночью.
Иван Африканович теперь молчал. Он был трезв и склонил голову, как спящий петух.Сначала ему было немного стыдно перед Парменом за свою ошибку, но вскоре он как бы нарочно забыл об этой вине, и все снова стало на свои места.
Мерин, чувствуя за собой человека, топал и топал по твердой дороге. Закончилось небольшое поле. До Сосновки, где была половина дороги, еще был небольшой лес, который колдовской тишиной встретил телегу, но Иван Африканович даже не двинулся с места.
Приступ болтливости, словно по команде, сменился глубоким и безмолвным безразличием.Теперь Иван Африканович даже не думал, он просто дышал и слушал. Но скрип обертки и фырканье мерина не коснулись его сознания.
Чьи-то очень близкие шаги вывели его из этого небытия. Кто-то его догонял, и он вздрогнул, проснулся.
- Эй! - крикнул Иван Африканович. - Медведь, что ли?
- Хорошо!
- А потом я чувствую запах бегущего человека. Что, видите, не уехали ночевать?
Мишка в ярости упал в лес, мерин даже не остановился.Иван Африканович, почувствовав собственную хитрость, посмотрел на парня. Мишка, натягивая воротник ватника, закурил.
- Кого ты сегодня схватил? - спросил Иван Африканович. - Не тот, что в сапогах?
- Ну, все они на ...
- Что это?
- «Зоотехник-истерик»! - Мишка изобразил кого-то другого. - Чик-кирпич, пык-мык! Шпатлевать дураков. Я видел такую ​​интеллигенцию!
«Не говори мне, - трезво сказал Иван Африканович, - девчонки бодрые.
Оба долго молчали. Высоко к полуночи луна пожелтела и стала меньше, кусты тихонько дремали и обертка скрипела, неутомимый Пармен топал и топал, а Иван Африканович словно задумал что-то сосредоточенно. Сосновка, небольшая деревня, стоявшая посреди дороги, была в получасе езды. Иван Африканович спросил:
- Вы знаете Нюшку Сосновскую?
- Какая Нюшка?
- Да, Нюшка ...
- Нюшка, Нюшка ...- Парень плюнул и перевернулся на другой бок.
- Да вы что ... - Иван Африканович покачал головой. - И вы забываете об этих ученых! Поскольку наш брат неграмотен, ничего нет. Выкладывай, вот и все. Это обычное дело.
- Иван Африканович, а Иван Африканович? - Вдруг Мишка обернулся. -Но я не распечатывал эту бутылку.
- Ага! Что это"?
- Ну, тот, который ты меня предал. - Медведь вытащил из кармана штанов бутылку.- Сейчас будем размяться.
- Вроде бы из шеи ... неудобно перед народом, да еще и так. Может, не будем, Миша?
- Что там неудобного! -Мишка уже открыл сосуд. - Кажется, пряники грузите?
- Есть.
- Давайте откроем ящик и возьмем два перекусить.
- Не хорошо, парень.
- Да, я завтра скажу продавщице, чего вы боитесь? - Медведь топором оторвал фанеру от ящика, достал два пряника.
Мы выпили. Уже успокоилось, но обновившийся хмель осветил холодную ночь, вдруг скрип обертки и шаги мерина - все обрело смысл и заявило о себе, и луна не показалась Ивану Африкановичу злой и равнодушной.
«Я тебе скажу, Миша, так и скажу». Иван Африканович торопливо жевал имбирный пряник. Возьмите Нюшку ...
Мишка слушал. Иван Африканович, не зная, порадовал ли он парня своими словами, хмыкнул.
- Это вообще-то, письмо тоже, оно ... не лишнее в девушке.
А ты не худой парень, что тут скажешь ... Да. Значит ... что сказать ...
Доделали, а Мишка пустую посуду далеко в кусты швырнул, спросил:
- О чем ты, Нюшка? О Сосновской?
- Хорошо! - радовался Иван Африканович. - Девушка, и красивая, и роботизированная. И возьмите отрезанные ножки.
Она недавно была с моей женщиной на митинге, и там отрезали лучшую.И у нее все стены этих букв.
- С шипом.
- Что?
- Шипом, говорю, эта Нюшка.
- И что? Что тебе до этого шипа? Этот шип виден, только если смотреть спереди и сбоку, а если и слева, то даже шипа не видно. Грудина и нохито, девочка похожа на баржу. Где эти зоотехники напротив Нюшки. Однажды зоотехник пришел во двор, и Куров посмотрел и сказал: «Молодец, она дома только ноги оставила.«Нет, это значит, что там почти ноги. Как палки. А Нюшка там ходит, так дорого смотреть. Все причалы в буквах и на геральдических листах, а в доме одна с царицей. А ты хочешь, затянем сейчас? Хоть сейчас возьму!
- А как ты думаешь, я сжимаюсь? - сказал Мишка.
- Я тебе серьезно говорю.
- А я » м серьезно!
- Мишк! Да я ... да мы ... мы с тобой, понимаешь? Ты знаешь Ивана Африкановича! Да мы, мы... Пармен ?!
Иван Африканович ударил мерина поводьями один, два раза. Пармен нехотя обернулся, но уже под гору, катились бревна. Мерину невольно пришлось перейти на рысь, и через минуту возбужденные друзья, от мала до велика, с частушкой въехали в Сосновку:
Милый, не угадай, влюбился - не бросай.
Сохрани старый ум - Люби меня мазурик.
Сосновка спала невероятным сном. При появлении телеги ни одна собака не залаяла; Редкие, как усадьбы, дома мерцали залитыми лунным светом окнами.Иван Африканович поспешно поставил мерина за поленницу, выбросил последнее сенцо из телеги.
- Ты, Миша, вот что, ты на меня рассчитываешь, ты сам, молчи больше. Я не в первый раз, я давно знаю Степановну, маму, все-таки двоюродную сестру тети. Мы больно пьяны?
- Нам еще нужно достать ...
- Ч-ч! Пока тишина! .. Степановна? - Иван Африканович осторожно выбил в ворота. - А Степановна?
Вскоре в избе произошел пожар.Потом кто-то вышел в коридор, отпер ворота.
- Кто эта сова? Только на плиту легла. - Ворота открыла старуха в кофте и валенках. - Как Иван Африканович.
- Отлично, Степановна! -Иван Африканович взбодрился, сбив ногой ногой.
- Заходите, Африканич, куда вы делали? А кто с тобой, не Михаил?
- Он, он.
На самом деле хижина была красной с почетными грамотами и грамотами, горела лампа, большая выбеленная печь и забор, оклеенный обоями, разделял хижину на две части.Колено самоварной трубы висело на гвозде возле шеста, рядом с ним были две рукоятки, совок и угольный огнетушитель, самовар, видимо, находился в шкафу.
«Будешь переночевать или как?» - спросила Степановна и потушила самовар.
«Нет, пойдем прямо ... Разогреемся и поедем домой». Иван Африканович снял шапку и засунул в нее свои меховые рукавицы. «Где Нюшка, она спит?
- Что спит! Две коровы вот-вот отелятся, а вечером убежали.Как поживаешь?
- И хорошо! - сказал Иван Африканович.
- Ну да ладно, если хорошо. Хозяйка еще не родила?
- Да, так и должно быть.
- А я только на печку попал, думаю Нюшка стучит, ворота мы редко закрываем.
Самовар зашумел. Старуха поставила бутылку из шкафа.
Она принесла пирог, и Иван Африканович закашлялся, скрывая удовлетворение, скребя штаны по колену.
- А вы, Михаил, все холостяки?

В В.В прозе Беловой ярко выражена сыновняя любовь к миру села, доскональное знание его быта и людей. При этом она явно озвучивала горькое сожаление и боль за беспорядок жизни, не только личный, но чаще социальный, за недооценку человека как личности.

Повесть «Привычный бизнес» раскрывает миру деревенскую многодетную семью Ивана Африкановича Дрынова, счастливо выжившего участника войны, и его жену Катерину. Беловские герои любят друг друга, любят своих многочисленных детей, с которыми командно справляется бабушка Евстоли.

Сюжет «не-событийный» помогает создавать яркие картины повседневной жизни. С любовью, нежным юмором художник раскрывает панораму будничных забот, ярко, детально воссоздает спокойное течение крестьянской жизни. Мировая крестьянская изба зиждется на любви и самоотверженности. В изображении повседневной жизни автор четко выявляет не только ее духовный смысл, но и неприглядную социальную изнанку. Писатель правдиво, без прикрас изображает деревню своего времени, которая спустя два десятилетия после войны еще не избежала бедности.Тяжелый труд Катерины и ее мужа в колхозе не спасает их от нужды. Если бы не корова Рогуля, детей было бы нечем кормить, поэтому она воспринимается как член семьи. После рабочего дня Иван Африканович вынужден по ночам косить сено на брошенных косилках, чтобы зимой прокормить корову. История о том, как это «незаконное» сено было обнаружено и конфисковано, как грозили наказать хозяина и что из этого вышло, и составила сюжет работы.Несправедливость случившегося, непоправимое несчастье, постигшее семью, подтолкнули Ивана Африкановича, бывшего фронтовика, не имевшего на тот момент никаких привилегий, на поступок, противоречащий его характеру: покинуть село, уехать. деревня с родственником по работе в далеком Мурманске. Возмездие за вынужденное бегство было жестоким. Сила земли и родной природы, тоска по жене и детям возвращает его. Иван Африканович встречает известие о смерти жены Катерины.

Конкретные подробности жизни тогдашней деревни пугают современного городского читателя. В три часа ночи Катерина, еще не поправившаяся после родов, уже бежит к колодцу за водой, потом идет в колхоз работать. На ферме, где она работает, Кэтрин должна приносить телятам тридцать ведер воды за смену.

Проблемы сюжета и характера главного героя

Богатство и полнота чувств и отношения к миру раскрывают Ивана Африкановича как незаурядную личность с его верой в справедливость законов жизни, в их непоколебимую силу.Отсюда философское спокойствие Ивана Африкановича, оно помогает сохранять мир и согласие в семье. Он мягкий по натуре, добрый, ответственный человек, по натуре творец. Построен дом, создана семья, растут дети. Герой В. Белова - «естественный человек», олицетворяющий те общечеловеческие ценности, те нравственные принципы, которые были выработаны людьми за века труда на земле и которые послужат верными ориентирами для человека, отошедшего от земли надолго.

Иван Африканович любит повторять слова «привычное дело», которое выражает необходимость принять жизнь, выпадающую на долю него самого и его семьи. Обычное дело - тяжелая работа, обычное дело - нищенская жизнь, постоянная безденежь, бесправие, на что он никогда не жалуется. Его философский взгляд вырастает из восприятия специфики окружающей жизни ... Поэтическое видение природы, ощущение поэзии крестьянского труда на земле определяют душевное состояние этого человека, и в них писатель видит истоки духовного. красота таких персонажей.

Катерина - натура активная, активная, энергичная, как и ее мама Евстоля. Их упорный труд и преданность делу спасают семью. Дети окружены заботами обеих женщин. Катерина талантлива, у нее красивый звучный голос, она хорошо поет и танцует.

Высокая духовность персонажей В. Белова наиболее убедительно проявляется в их отношении друг к другу. Настоящий гимн человеческой любви, те страницы повести, где раскрываются глубина и сила привязанности Ивана Африкановича и Катерины, навсегда объединивших свои жизни, ее творческой силе.Его чувство к жене полно нежности, чистоты, горького сожаления о своем личном несовершенстве.

История полна драматизма, местами трагического накала. Герои рассказа писателя простодушные, доверчивые до сих пор не понимают, что живут ниже черты милосердия. Они не умеют жалеть себя, не знают своих человеческих прав. Для них свято то, что спасает в жизни, на что можно надеяться. Это своя хижина с люлькой для малыша посередине, своя ферма.

История В. Белова драматична и грустна, но вместе с тем ярка тем особым светом, который исходит от его героев - ярких народных персонажей, написанных с любовью. Философия Ивана Африкановича, воплощенная в многократном изречении «обычное дело», за которым скрывается привычная пассивность крестьянина, болезненно переживается автором. В повести остро ставится вопрос о судьбе села - хранительницы традиционного духовного образа жизни, о судьбе красоты и поэзии природы в современной эпохе универсальной техничности.

Едет на бревнах мужчина, Иван Африканович Дрынов. Напился с трактористом Мишкой Петровым и сейчас разговаривает с мерином Парменом. Везет из универсального магазина товары для магазина, а пьяным поехала не в ту деревню, так, только домой - к утру ... Знакомая вещь. А ночью тот же Мишка догоняет на дороге Ивана Африкановича. Мы выпили еще. И тогда Иван Африканович решает выдать Мишку замуж за его троюродную сестру, сорокалетнюю Нюшку-зоотехник.Правда, у нее есть шип, но если посмотреть с левой стороны, не видно ... Нюшка хватается за подруг, и им приходится ночевать в бане.

И как раз в это время у жены Ивана Африкановича Катерины родится девятый, Иван. А Катерина, хотя фельдшер ей категорически запретил, после родов - сразу работать, тяжело больна. А Катерина вспоминает, как в Петровский день Иван приехал к нему с бойкой женщиной из их села Дашкой Путанкой, а потом, когда Катерина простила его, на радостях обменял Библию, доставшуюся ему от деда, на «гармошку» - развлечь жену.А теперь Даша не хочет ухаживать за телятами, поэтому Катерина тоже должна на нее работать (а то семью не накормишь). Измученная работой и болезнью, Катерина внезапно теряет сознание. Ее доставили в больницу. Гипертония, инсульт. И только спустя более двух недель она возвращается домой.

А аккордеон Иван Африканович тоже помнит: еще не успев научиться играть на бас-гитаре, его отобрали за недоимку.

Приближается время сенокоса. Иван Африканович в лесу, тайком, в семи верстах от села, ночью косит.Если не косить три стога, корову нечем кормить: десяти процентов сена, скошенного в колхозе, хватит максимум на месяц. Однажды ночью Иван Африканович берет с собой маленького сына Гришку, а затем по глупости сообщает районному уполномоченному, что пошел с отцом ночью косить лес. Ивану Африкановичу грозят судебное разбирательство: ведь он депутат сельсовета, а потом тот же представитель требует «подсказать», кто еще косит в лесу ночью, написать список... За это он обещает не «социализировать» личные стога Дрынова. Иван Африканович ведет переговоры с соседским председателем и вместе с Катериной уходит в лес на чужую территорию постригать по ночам.

В это время Митька Поляков, брат Катерины, приехал в их село из Мурманска без гроша в кармане. За неделю напоил всю деревню, залаял на начальство, Мишке женился на Дашке Путанке, корову накормил сеном. И все как бы попутно.Даша Путанка дает Мишке приворотное зелье, потом его долго рвет, а через день по наущению Митьки они идут в сельсовет и расписываются. Вскоре Дашка срывает с трактора Мишки репродукцию картины Рубенса «Союз земли и воды» (на ней изображена, по общему мнению, обнаженная женщина, вылитый образ Нюшки) и из ревности сжигает «картинку» в духовке. В ответ медведь чуть не бросает моющуюся в бане Дашку с трактором прямо в реку.В результате был поврежден трактор, а на чердаке бани было обнаружено незаконно скошенное сено. Одновременно с этим начинают искать сено у всех в деревне, и наступает очередь Ивана Африкановича. Это обычное дело.

Митьку вызывают в милицию, в район (за соучастие в повреждении трактора и за сено), но по ошибке дают пятнадцать суток не ему, а другому Полякову, тоже из Сосновки (там половина села Поляковых). ). Мишка же пятнадцать дней отбывает прямо в деревне, на работе, по вечерам напивается с приставленным к нему сержантом.

После того, как Иван Африканович тайно скосил все сено, Митька уговаривает его покинуть село и отправиться на & n-

bsp; Арктика для работы. Дрынов не хочет покидать родную землю, но если послушать Митьку, то другого выхода нет ... И Иван Африканович решает. Председатель не хочет давать ему справку, по которой можно получить паспорт, но Дрынов в отчаянии угрожает ему кочергой, и председатель вдруг вянет: «Хоть бы все убежали... »

Теперь Иван Африканович - вольный казак. Он прощается с Катериной и вдруг съеживается от боли, жалости и любви к ней. И, ничего не говоря, отталкивает ее, словно с берега в водоворот.

А Катерина после его отъезда должна косить одна. Там во время кошения и настигает ее второй удар. Едва живой, ее привозят домой. И в таком состоянии нельзя лечь в больницу - он умрет, его не возьмут.

И Иван Африканович возвращается в родное село.Переехала. И он рассказывает немного знакомому парню из далекой деревни за озером, как было с Митькой, но он продавал лук и не успел запрыгнуть в поезд, а билеты остались. Свалили Ивана Африкановича и потребовали, чтобы он вернулся в село в течение трех часов, и говорят, что наложат штраф в колхоз, но только как ехать, если не за что, не сказали. И вдруг - поезд подъехал, и Митька вышел из него. Вот и молился Иван Африканович: «Ничего не надо, отпусти меня домой.«Продали лук, купили обратный билет, и, наконец, Дрынов поехал домой.

И парень в ответ на рассказ сообщает новость: в селе Иван Африканович умерла женщина, осталось много детей. Парень уезжает, а Дрынов внезапно падает на дорогу, схватывается руками за голову и скатывается в придорожную канаву. Бьет кулаком в луг, грызет землю ...

Рогуля, корова Ивана Африкановича, вспоминает его жизнь, как бы дивясь ей, косматому солнышку, теплу.Она всегда была безразлична к себе, и ее вневременное безмерное созерцание очень редко нарушалось. Приходит мама Катерины Евстоли, плачет над своим ведром и просит всех детей обнять Рогулу и попрощаться. Дрынов просит Мишку зарезать корову, но сам не может. Обещают отнести мясо в столовую. Иван Африканович теребит Рогулина в животе, на его окровавленные пальцы текут слезы.

Дети Ивана Африкановича, Митька и Васька отправлены в детский дом,

Антошка ходит в школу.Митька пишет, чтобы послать ему Катюшку в Мурманск, только уж больно мало. Остались Гришка и Маруся и двое младенцев. А это сложно: Евстоля старая, руки у нее похудели. Вспоминает, как Катерина перед смертью уже без памяти звала мужа: «Иван, ветрено, ах, Иван, как ветрено!»

После смерти жены Иван Африканович жить не хочет. Он зарос, страшен и курит горький табак Selp. А Нюшка заботится о его детях.

Иван Африканович идет в лес (ищет осину для новой лодки) и вдруг видит на ветке платок Катерины.Глотая слезы, вдыхая горький, родной запах ее волос ... Мы должны идти. Идти. Постепенно он понимает, что заблудился. И без хлеба в лесу лодочка. Он много думает о смерти, слабеет и только на третьи сутки, когда уже ползет на четвереньках, вдруг слышит грохот трактора. А Мишка, спасший своего друга, сначала думает, что Иван Африканович пьян, но все равно ничего не понимает. Это обычное дело.

... Через два дня, на сороковой день после смерти Катерины, Иван Африканович, сидя на могиле жены, рассказывает ей о детях, говорит, что ему без нее плохо, что он пойдет к ней.И просит подождать ... «Милая, моя красавица ... Вот я тебе рябину принесла ...»

Он весь дрожит. Горе кладет его на холодную землю, не заросшую травой. И этого никто не видит.

Хороший пересказ? Расскажи друзьям в соцсети, пусть тоже готовятся к уроку!

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *