Война с польшей ссср 1939: Удар в спину: как СССР напал на Польшу | Культура и стиль жизни в Германии и Европе | DW

Содержание

Удар в спину: как СССР напал на Польшу | Культура и стиль жизни в Германии и Европе | DW

«Когда я увидел, что с запада на нас наступают немцы, а с востока — русские, то подумал: наверно, нам пришел конец», — рассказывает в интервью немецкой телерадиокомпании ARD Эугенюш Сайковский, вспоминая о событиях  осени 1939 года.

Было шесть часов утра, когда 17 сентября Красная армия вступила на территорию Польши, что было в августе обговорено в секретном протоколе так называемого пакта Молотова-Риббентропа, заключенного между СССР и нацистской Германией. Прошло чуть больше двух недель после нападения Гитлера на Польшу и начала Второй мировой войны. Во вторжении участвовали более 4 тысяч советских танков и свыше 600 тысяч человек. Причем Советский Союз начал вторжение без объявления войны. Сопротивление было незначительным, потому что значительная часть польских солдат в это время была задействовала в боях с вермахтом.

17 сентября 1939 года. Советские танки пересекают польскую границу

До вторжения Красной армии еще можно было надеяться на то, что война по крайней мере не обернется для Польши полной катастрофой, считает польский историк Збигнев Возницка.

Он напоминает о том, что хотя войска оккупантов уже стояли в Варшаве, однако такие крупные города, как Люблин, Вильно (ныне Вильнюс) и Лемберг (сегодня Львов), захвачены еще не были.

По мнению эксперта, если бы не нападение СССР, то часть польского государства можно было бы сохранить. Но после 17 сентября последняя надежда была утрачена. Даже до боев с Красной армией дело не дошло. Верховный главнокомандующий польской армии Эдвард Рыдз-Смиглы заявил: «С большевиками не сражаться». 

Наследие Сталина

«Говорят, что больше всего страданий Польше принесли немцы. Однако все не так просто», — считает Збигнев Возницка. По его словам, для представителей поколения поляков, ставших очевидцами раздела страны, самым страшным врагом Польши тогда была не Германия, а Россия. Времена царской империи, подавление восстаний поляков, ссылка их в Сибирь, — все это снова ожило в исторической памяти народа после вторжения 17 сентября 1939 года. Уже совсем скоро поляки осознали, что и немцы представляют для них смертельную угрозу.

Но, как напоминает историк, оккупация Польши нацистской Германией в конце концов прекратилась, а вот наследие Сталина дает о себе там знать и сегодня. Поэтому в Польше по-прежнему не доверяют России.

Сталин и министр иностранных дел Германии фон Риббентроп в Москве, после подписания договора о ненападении и секретного протокола о разделе Европы

Отношения Польши с «великим соседом» омрачает не только вторжение СССР на территорию этой страны в 1939 году. Тяжелый отпечаток на них накладывает и расстрел тысяч польских офицеров в Катынском лесу под Смоленском весной 1940 года. Это преступление не признавалось в СССР вплоть до горбачевской перестройки. Но в России ему до сих пор не дана адекватная оценка, несмотря на то, что Владимир Путин в 2009 году назвал Катынский расстрел преступлением. 

Отравленные отношения

Когда 7 апреля 2010 года Владимир Путин и тогдашний премьер-министр Польши Дональд Туск вместе принимали участие в траурной церемонии в Катынском лесу, многие комментаторы назвали их встречу исторической. Казалось, обе страны стояли на пороге примирения. Впервые российский лидер в сопровождении главы польского кабинета министров посетил место трагедии, чтобы почтить память польских граждан, ставших жертвами сталинского террора. Но прошло всего три дня — и под Смоленском потерпел крушение польский правительственный самолет, на борту которого был и президент страны Лех Качиньский, летевший в Россию специально для того, чтобы посетить мемориальный комплекс «Катынь». Погибли все 96 человек.

После этой авиакатастрофы и гибели польского президента отношения между Россией и Польшей вновь были омрачены, поскольку трагическое событие вызвало массу различных гипотез. Кто-то даже подозревал заговор. Консервативная партия «Право и справедливость» и сегодня считает правительство Туска политически ответственным за катастрофу под Смоленском и обвиняет его в слишком тесных связях с Путиным. Как бы то ни было, но на памятную церемонию по случаю 80-летия начала Второй мировой войны российский президент приглашен в Польшу не был.

Кто из соседей-агрессоров опаснее?

Катынский расстрел, авиакатастрофа под Смоленском, — эти трагические исторические события произошли в разные годы, но они связаны с тем, что имело место 17 сентября 1939 года, когда сталинский Советский Союз напал на ослабленную после вторжения нацистской Германии Польшу.

Германия признала свою историческую вину за преступления нацизма в Польше, а 7 декабря 1970 года ее тогдашний канцлер Вилли Брандт (Willy Brandt) преклонил колени перед мемориалом жертвам нацизма в Варшавском гетто. Тем самым возможность примирения поляков и немцев была обеспечена. В то же время «неудобные» вопросы, касающиеся истории российско-польских отношений, в условиях провозглашенной в соцлагере «братской любви» на протяжении долгих лет замалчивались. Да и после окончания холодной войны их на государственном уровне в России предпочитали не поднимать. Жесты примирения, сделанные на траурном мероприятии, посвященном 70-летней годовщине расстрела польских офицеров в Катыни, уже стали забываться. Да и о том, как в сентябре 1939 года Советский Союз нанес Польше удар в спину, сегодня в России мало кто знает. Официально об этом предпочитают говорить либо нейтрально, как о «польской кампании», либо по-прежнему, как в советские времена, об «осободительном походе».

В 2007 году на экраны вышел художественный фильм, повествующий о трагедии в Катынском лесу. Эта картина польского режиссера Анджея Вайды «Катынь» была показана в России спустя несколько лет после выхода на большой экран. Она передает те чувства, которые испытывали люди, ставшие очевидцами тех страшных событий. Действие фильма начинается 17 сентября 1939 года и завершается осенью 1945 года. В начале картины — драматическая сцена: на мосту сталкиваются две колонны польских беженцев. Одна движется на восток от немецких войск, а другая — на запад от Красной армии. Маленькая страна уже в самом начале Второй мировой была разделена  двумя тоталитарными государствами.

Смотрите также:

  • Сталин и Гитлер: как началась и чем кончилась дружба

    Подписание

    Иоахим фон Риббентроп (слева), Иосиф Сталин (второй слева) и Вячеслав Молотов (ставит подпись, сидит справа). Со стороны СССР договор был подписан наркомом по иностранным делам Молотовым, со стороны Германии — ее министром иностранных дел Риббентропом. Договор часто называют «пактом Молотова-Риббентропа».

  • Сталин и Гитлер: как началась и чем кончилась дружба

    Молотов и Гитлер

    Стороны соглашения обязывались воздерживаться от нападения друг на друга и соблюдать нейтралитет в случае, если одна из них становилась объектом военных действий третьей стороны. К договору прилагался секретный дополнительный протокол о разграничении сфер обоюдных интересов в Восточной Европе. С ответным визитом в Берлине был Молотов. На снимке он слева с Гитлером и переводчиком.

  • Сталин и Гитлер: как началась и чем кончилась дружба

    Гитлер о пакте и позиции Сталина

    «Наши враги рассчитывали на то, что Россия станет нашим противником после завоевания Польши… Я был убежден, что Сталин никогда не примет предложения англичан. Только безоглядные оптимисты могли думать, что Сталин настолько глуп, что не распознает их истинной цели. Россия не заинтересована в сохранении Польши… Теперь… путь солдатам открыт», — Адольф Гитлер (1939 год).

  • Сталин и Гитлер: как началась и чем кончилась дружба

    «Вероломный изверг» по фамилии Гитлер

    «…как могло случиться, что советское правительство пошло на заключение пакта о ненападении с такими вероломными людьми и извергами, как Гитлер и Риббентроп? Не была ли здесь допущена со стороны советского правительства ошибка? Конечно, нет! Пакт о ненападении есть пакт о мире между двумя государствами», — из выступления Сталина (1941 год, после нападения Гитлера на СССР).

  • Сталин и Гитлер: как началась и чем кончилась дружба

    Предыстория

    Договор был подписан после периода очень серьезного охлаждения советско-германских отношений, вызванного приходом Гитлера к власти, и вооруженных конфликтов, в которых СССР противостоял гитлеровской коалиции: Германии и Италии в Испании, Японии на Дальнем Востоке. Договор стал неожиданностью не только для третьих стран, но и для населения СССР и Германии.

  • Сталин и Гитлер: как началась и чем кончилась дружба

    Результаты

    1 сентября 1939 года Германия начала вторжение в Польшу, а 17 сентября 1939 года на территорию Польши вошли советские войска. Территориальный раздел страны был завершен 28 сентября 1939 года подписанием договора о дружбе и границе между Советским Союзом и Германией. Позже к СССР были присоединены страны Прибалтики, Бессарабия и Северная Буковина, а также часть Финляндии.

  • Сталин и Гитлер: как началась и чем кончилась дружба

    Начало Второй мировой

    Польская кампания вермахта — военная операция, в результате которой территория Польши была полностью оккупирована, а ее части аннексированы «третьим рейхом» и СССР. В ответ на агрессию Гитлера Великобритания и Франция объявили войну Германии, что ознаменовало начало Второй мировой войны. Датой ее начала ринято считать 1 сентября 1939 года — день вторжения в Польшу.

  • Сталин и Гитлер: как началась и чем кончилась дружба

    Раздел Польши

    Германские войска нанесли поражение вооруженным силам Польши. 17 сентября на территорию Польши вошли советские войска — как сообщалось официально, с целью присоединения к СССР Западной Белоруссии и Западной Украины. Территория Польши была поделена между Германией и Советским Союзом в соответствии с секретными протоколами к договорам о ненападении и о дружбе и границе, а также Литвой и Словакией.

  • Сталин и Гитлер: как началась и чем кончилась дружба

    Совместный парад в Бресте

    14 сентября 1939 года немецкий 19-й моторизованный корпус атаковал Брест-на-Буге (тогда польский город) и занял его. 22 сентября Брест был передан 29-й танковой бригаде Красной армии во время импровизированного парада. Парад принимают: в центре — генерал Гудериан (командующий 19-й моторизованным корпусом), справа — командир 29-й легкотанковой бригады РККА, комбриг Семен Кривошеин.

  • Сталин и Гитлер: как началась и чем кончилась дружба

    Город-символ

    Город Брест вошел в состав СССР как центр новообразованной Брестской области Белорусской ССР. По реке Западный Буг пролегла советско-германская демаркационная линия. И именно этот город 22 июня 1941 года одним из первых подвергся атаке германских войск. Оборона Брестской крепости стала символом стойкости, мужества и воинской доблести. На фото — парад при передаче города Красной армии в 1939 году.

  • Сталин и Гитлер: как началась и чем кончилась дружба

    Чем кончилась дружба

    После нападения Германии на Советский Союз 22 июня 1941 года «пакт Молотова-Риббентропа», так же как и все остальные советско-германские договоры, утратил силу. В 1989 году Съезд народных депутатов СССР осудил секретный дополнительный протокол к договору и признал его недействительным с момента подписания. Сегодня 23 августа — День памяти жертв сталинизма и нацизма.

    Автор: Дарья Брянцева


 

__________________________________

Хотите читать нас регулярно? Подписывайтесь на наши VK-сообщества «DW на русском» и «DW Учеба и работа» и на Telegram-канал «Что там у немцев?»

Польский историк: нельзя равнять Гитлера и Сталина в 1939 году

Автор фото, Fox Photos

Подпись к фото,

Польские солдаты и офицеры во время ночного парада. Польша, 1939 год

На памятные мероприятия по случаю начала Второй мировой войны в Польше пригласили лидеров десятков государств, включая Германию и Японию, но не пригласили президента России Владимира Путина. Эксперты объясняют такое решение Варшавы тем, как в стране видят роль СССР в начале Второй мировой войны.

Об особенностях восприятия тех событий в Польше Русской службе Би-би-си рассказал доктор исторических наук Лукаш Адамский. С ним беседовала корреспондент Би-би-си Ольга Ившина.

Би-би-си: Как в польских школьных учебниках описывается начало Второй мировой войны?

Лукаш Адамский: 1 сентября войска фашистской Германии на многих участках пересекли границу с Польшей и началось вторжение. Эти события описываются очень детально. Но после 1989 года в Польше к этому описанию добавился еще один важный сюжет. Это атака со стороны войск Советского Союза на Польшу 17 сентября. Во времена правления коммунистов в Польше упоминания об этих событиях в учебниках не было.

Би-би-си: Как сейчас описываются действия Красной армии в сентябре 1939 года?

Л.А.: В три часа утра 17 сентября польский посол в Москве был вызван в НКИД СССР. Там ему зачитали текст ноты советского правительства о том, что якобы польское государство перестало существовать, правительство скрылось в неизвестном направлении. И в этой связи Красная армия вынуждена встать на защиту представителей украинского и белорусского народов, проживавших на территории Польши. Так звучала версия СССР.

А в польских учебниках истории подчеркивается, что на самом деле на момент, когда послу вручали советскую ноту, половина Польши еще не была занята фашистами. Держала оборону и столица — Варшава. Польское правительство и командование армии находились в стране.

Автор фото, Universal History Archive

Подпись к фото,

Немецкие солдаты проходят парадным строем по улицам захваченного польского города Лодзь. 1939 г.

В учебниках подчеркивается, что польский посол в Москве отказался принять ноту СССР как раз потому, что события в ней излагались неверно. Именно вторжение со стороны СССР и угроза попадания в советский плен затем вынудили президента и правительство Польши бежать из страны. Поздно вечером 17 сентября они пересекли границу Польши с Румынией. Ну а дальше вторжение РККА продолжилось, они захватили в плен тысячи польских солдат и офицеров. Рядовых и унтер-офицеров потом в основном отпустили. А вот офицеров поместили в советские лагеря и позже почти все они были убиты по приказу советского Политбюро. Большая часть расстрелов прошла в Катыни, в Харькове и в селе Медное.

В целом действия советской армии на территории Польши в сентябре 1939 года в учебниках истории называются агрессией, а отъем территорий и включение их в состав СССР — аннексией. Вопрос о границах Польши был окончательно решен только в августе 1945 года. Поэтому польские историки по-другому смотрят на ряд сражений Второй мировой войны. Вот, например, оборона Брестской крепости от немцев в 1941 году. Никто не оспаривает героизм, проявленный советскими солдатами, или то, что это был важный бой.

Автор фото, Keystone-France

Подпись к фото,

Советские и немецкие офицеры жмут друг другу руки во время встречи в Бресте. Контроль над городом, который еще несколько дней назад был польским, передается представителям СССР

Но в Беларуси и России это называют героической обороной Родины. А для поляков — это борьба двух оккупационных сил, тоталитарных государств, за польский город. Ведь с точки зрения Польши и многих других государств, юридически до 1945 года Брест был польским городом. Но если взять вот эту мысль про Брест, например, и пересказать ее без исторического контекста и подробностей, которые я вам сейчас попытался разъяснить, то такую позицию могут воспринять как какое-то проявление польского национализма. И это ведет к разным недоразумениям в двусторонних отношениях. Не меньшее напряжение вызывают и разговоры о пакте Риббентропа-Молотова.

«Секретные протоколы? Их так никто и не нашел»

Би-би-си: А как оценивают в Польше Декларацию о неприменении силы, подписанную Германией и Польшей в 1936 году? Этот документ иногда еще называют Пактом Пилсудского-Гитлера и сравнивают с Пактом Молотова-Риббентропа.

Л.А.: Хороший вопрос. Оценка этой декларации не вызывает разночтений у польских историков. Считается, что это был логичный шаг польского правительства, чтобы обеспечить безопасность своих границ. В августе Сергей Лавров [министр иностранных дел России] и Сергей Нарышкин [директор Службы внешней разведки России и председатель Российского военно-исторического общества] распространили фальшивую информацию [подробнее с заявлениями российских чиновников можно ознакомиться здесь, а с претензиями польской стороны — по этой ссылке]. Декларация, подписанная Польшей и Германией, не предполагала никаких совместных действий против СССР. В тексте Декларации нет никаких подобных упоминаний. И в этом ее принципиальное отличие от Пакта Молотова-Риббентропа. Да и на практике у Варшавы не могло быть таких намерений.

Целью Польши была стабилизация границ, защита своего суверенитета и ведение независимой и самостоятельной внешней политики. Если бы Польша выступила против СССР в союзе с фашистской Германией, это делало бы Варшаву младшим партнером Берлина. Для поляков это было неприемлемо, ведь предыдущие несколько лет Германия постоянно оспаривала польско-немецкую границу.

Автор фото, UniversalImagesGroup

Подпись к фото,

Немецкие солдаты сносят шлагбаум на границе Польши и Германии

Би-би-си: Но ведь выдвигались версии, что к этой декларации прилагались некие секретные протоколы, или по крайней мере дополнительные договоренности в скрытой форме.

Л.А.: Не было никаких секретных протоколов к этой Декларации. Показательно, что за 80 с лишним лет таких протоколов нигде не обнаружили. Мало того, подписание секретных протоколов противоречило бы главной идее внешней политики Польши довоенного периода. В Варшаве старались держать равную дистанцию и от гитлеровской Германии, и от СССР. В Варшаве считали, что сближение с любым из государств может спровоцировать другое нападение. Все историки в Польше об этом знают. Хочется верить, что и российские профессиональные историки знают это.

А вот зачем Лавров и Нарышкин говорят о Пакте Пилсудского-Гитлера, который якобы предполагал совместные действия против СССР? Либо они до сих пор живут под влиянием советских историографических мифов, в чем я сомневаюсь. Либо они сознательно расходятся с правдой, чтобы спровоцировать поляков и убедить общество в России в истинности выдвинутой ими версии.

Автор фото, Keystone-France

Подпись к фото,

Немецкие и советские солдаты угощают друг друга сигаретами. Польша. 1939 год

Би-би-си: А что делать с высказываниями польских офицеров насчет возможности существования секретных протоколов? Можно вспомнить цитаты генерала Владислава Сикорского или военного атташе Польши во Франции Блешинского.

Л.А.: Генерал Сикорский был одним из наиболее ярких критиков Пилсудского и его последователей, которые правили Польшей после 1935 года. В 1939 году Польша оказалась неспособна дать отпор Германии, вопреки звучавшим ранее тщеславным заявлениям. В течение месяца вся территория страны была занята немцами и СССР. Для поляков это был шок. Многие пытались понять, кто внутри страны был виноват в таком разгроме. Одно из главных обвинений в адрес последователей Пилсудского — это внешняя политика Польши в 1938 году.

После Мюнхенского договора министр иностранных дел Польши Йозеф Бек решил, что и Варшава может заявить о своих претензиях на земли Чехословакии. Вскоре польские военные заняли часть территории Тешинской Силезии, Ораву и Спиш. Такой поступок Варшавы был политически недальновидным. Ну а с нравственной точки зрения, я бы назвал это грязным поступком. Вот на фоне всего этого Сикорский действительно обвинял последователей Пилсудского в тактическом союзе с Германией. Такого союза, повторюсь, не было.

Польша приняла участие в разделе Чехословакии, это факт. Но это происходило не вместе с Гитлером, а параллельно с действиями Германии.

Би-би-си: Как оценивают историки эти действия Польши?

Л.А.: Здесь польские историки делятся на две группы. Одни однозначно осуждают этот шаг. Вторые тоже осуждают, но добавляют, что нужно помнить, что Чехословакия приобрела земли Тешинской Силезии довольно грязным образом. Лех Качинский [президент Польши, погиб в авиакатастрофе под Смоленском в 2010 году] назвал шаг Варшавы в 1938 году не просто политической ошибкой, но еще и грехом, за который надо извиняться без оговорок.

«Уравнивать Гитлера и Сталина опасно»

Автор фото, Culture Club

Подпись к фото,

Солдаты польской дивизии имени Костюшко едут на фронт. 1944 год

Би-би-си: Как жилось украинцам и белорусам в предвоенной Польше? Соблюдались ли их права, в частности, право на свободу вероисповедания?

Л.А.: Довоенная Польша не соблюдала права национальных меньшинств — украинского и белорусского — так, как она обещала это делать. С другой стороны, я думаю, все годы, пока украинцы и белорусы были в составе Польши, им жилось все же лучше, чем в Советском Союзе. Вспомним Голодомор на Украине. Три или четыре миллиона человек погибло.

В Беларуси больше 90% той интеллигенции, которая жила на территории Белорусской ССР, было расстреляно во время Большого террора. Если помнить об этих цифрах — выходит, в Польше им жилось не так уж и плохо, хотя серьезные недостатки были и тут. Но Польша давала возможность сохранить и в какой-то мере развить национальную культуру украинцев и белорусов. И неслучайно именно сейчас в западной Беларуси и западной Украине — именно тех частях, которые были под контролем Польши к началу Второй мировой войны — более развиты украинский и белорусский языки, сильнее развита национальная идентичность. Конечно, при этом там могут иметься антипольские настроения, могут быть искажения, например, культ ОУН и УПА [«Организация украинских националистов» и «Украинская повстанческая армия». УПА признана экстремистской организацией Верховным судом России], культ Степана Бандеры. Но идентичность сильная.

Би-би-си: Ставят ли польские историки знак равенства между гитлеровской Германией и сталинским СССР?

Л.А.: Некоторые да, а некоторые нет. Весьма влиятельные историки в Польше, и иногда даже государственные власти, находятся под их влиянием — считают, что СССР и Германия в равной мере ответственны за начало Второй мировой войны. Я с такой позицией в корне не согласен, но поясню ее.

Упрощенно она звучит так: два тоталитарных государства вступили в сговор, вместе напали на Польшу и поделили ее. Такова позиция части польских историков — это во многом ответная реакция на постоянные попытки России оправдать пакт Молотова-Риббентропа или замолчать какие-то советские преступления. И Украина, кстати, не осуждает деятельность УПА. Отсюда и берется напряженность в отношениях Польши с этими странами. А Германия однозначно осуждает все преступления Третьего рейха, поэтому конфликта нет. И в современной Польше Германия уже во многом воспринимается как союзник.

Но другая часть историков понимает, что агрессором во Второй мировой войне была прежде всего Германия, а Советский Союз использовал предоставившуюся возможность. Есть документальные подтверждения того, что Германия планировала напасть на Польшу, даже если бы не был подписан Пакт Молотова-Риббентропа. Если поставить знак равенства между действиями СССР и Германии в августе-сентябре 1939 года, то можно дойти до уменьшения ответственности Гитлера. Да, СССР подписал пакт с Германией, захватил кусок польской территории, проводил репрессии, совершал какие-то преступления. Но нельзя это сравнить с ответственностью Германии за геноцид и мировой ужас.

Автор фото, —

Подпись к фото,

Останки жертв фашизма. Такую картину увидели советские солдаты, освободив концлагерь Майданек в Польше в 1944 году

Би-би-си: А как оценивают польские историки роль СССР в разгроме фашистской Германии?

Л.А.: Историки мейнстрима понимают, что роль СССР в разгроме фашистской Германии была больше, чем других союзников. Западные союзники старались экономить кровь своих солдат. А СССР не экономил, и это приблизило конец войны. На эту тему разногласий нет.

В Польше есть группа публицистов — но не историков — они считают, что Варшава должна была принять условия Гитлера, мол, не так много он и просил.

Но все историки выступают категорически против такой трактовки. Польша была бы младшим партнером. Ход войны это бы принципиально не изменило. Только вот после поражения Германии Польша числилась бы не среди победителей, а среди пособников нацистского режима.

Коммунистическая власть хотела коренным образом поменять Польшу, изменить ее национальную культуру и убить традиционные элиты. Но целью коммунистов не было истребление поляков или превращение их в рабов. А вот у Гитлера как раз была такая цель. Все профессиональные историки понимают, что после окончания Холокоста следующим объектом истребления были бы славяне.

После того, что нацисты натворили в Польше в 1939-1944 годах, все последующие события можно назвать изменением в лучшую сторону. Солдаты Красной армии, которые закончили фашистскую оккупацию Польши, не принесли ей свободы, потому что они и сами не были свободны. Вплоть до 1989 года Польша не была полностью независимой и свободной. До 1956 года в Польше были массовые репрессии против элит и противников коммунистического режима, но это все несопоставимо с ужасами фашистской оккупации.

Лукаш Адамский — доктор исторический наук, исследователь польско-российских и польско-украинских отношений, заместитель директора Центра польско-российского диалога и согласия.

Центр создан и финансируется при участии властей Польши.

В 2018 году Адамскому запретили въезд в Россию до 2021 года, поскольку он является «угрозой для обороноспособности, национальной безопасности либо общественного порядка Российской Федерации». Такой документ историк, по его словам, получил при попытке въехать в Россию. Официально причину запрета на въезд Адамского пограничники не комментировали.

Нападение на Польшу, осень 1939 года

Пакт Пилсудского — Гитлера

Подписание Декларации о неприменении силы между Германией и Польшей в январе 1934 года стало одним из первых внешнеполитических успехов немецкого правительства под руководством Гитлерa. Немецкие сторонники Гитлера противились этой мере, давно возмущены условиям Версальского договора, передавшего Западную Пруссию, Познань и Верхнюю Силезию под управление Польши. Договор о ненападении позволял Гитлеру обезопасить Германию от возможного французско-польского военного альянса, и осуществлять довооружение без опасения за свои восточные границы.

Политика умиротворения в Европе

В середине и конце 1930 гг., Франция и Великобритания проводили политику умиротворения, которой руководил премьер-министр Великобритании Невилл Чемберлен. Целью этой политики было поддержание мира в Европе путем мелких уступок и компромиссов требованиям нацистской Германии. Общественное мнение в Британии с каждым годом всё больше склонялось к пересмотру территориальных и военных условий Версальского договора. Более того, в 1938 г., Великобритания и Франция осознали недостаточную боевую мощь и готовность своих войск.

Умиротворение обеспечило Гитлеру возможность реализовать план по перевооружению Германии (1935-1937 гг.), ремилитаризировать Рейнскую область (1936 г.), и осуществить аншлюс Австрии (Март 1938 г.). Согласно Мюнхенскому соглашению, Судетская область на территории приграничных районах Чехии вошла в состав нацистской Германии в сентябре 1938 г., пока главы правительств Великобритании и Франции дали понять чехословацкому правительству, что эта уступка территории удовлетворит требования Германии. В марте 1939 г., германские войска заняла оставшуюся часть Чехии, вопреки своим обязательствам по Мюнхенскому соглашению. Великобритания и Франция в ответ гарантировали территориальную целостность Польши. Тем временем, в августе 1939 г. заключен Договор о ненападении между Германией и Советским Союзом. Одновременно с договором, стороны подписали секретный дополнительный протокол, уточняя раздел Польши и тем самым позволяя немецкое вторжение в страну без вмешательства Советского Союза.

Захват и раздел Польши

1 сентября 1939 немецкие войска вторглись в Польшу. В ходе пропагандистской кампании нацистов, польские власти обвинялись в том, что они организовали этнические чистки в отношении проживавших на территории Польши этнических немцев при полной англо-французской поддержке. Для создания повода для нападения Германии на Польшу, отряды СС инсценировали нападение Польши на немецкую радиостанцию в городе Глайвиц. Гитлер заявил о многочисленных инцидентах, произошедших на приграничной территории, в качестве оправдания «оборонительных действий» немецких вооружённых сил.

Польша поздно начала осуществлять мобилизационный план и оказалась без государственной поддержки собственного правительства. Несмотря на упорные бои и тяжелые потери немцев, польская армия была в меньшинстве и разбита в течение нескольких недель. Немцы развернули более 2000 танков и более 1000 самолетов люфтваффе, прорвали оборону Польши вдоль границы, и замкнули кольцо окружения вокруг защитников Варшавы. После катастрофических бомбардировок Варшавы, польское командование было вынуждено подписать акт о капитуляции 27 сентября 1939 года. 3 сентября 1939 года, в ответ на нападение Германии на Польшу Великобритания и Франция, в соответствии с договором о взаимопомощи с Польшей, объявили войну Германии. 17 сентября 1939 года на территорию восточной Польши вошли советские войска, а 6 октября 1939 года капитулировали последние части польских войск. Польские земли были поделены между Германией и Советским Союзом: демаркационная линия проходила по реке Буг.

Оккупация

В октябре 1939 года, Германия аннексировала бывшие польские территории вдоль своей восточной границы, включая Западную Пруссию, Познан, Верхнюю Силезию, и Вольный город Данциг. Остальные оккупированные территории Польши (включая Варшаву, Краков, Радом, и Люблин) были переданы в управление гражданской оккупационной администрации под названием Генерал-губернаторство (Generalgouvernement), руководителем которого назначен Ганс Франк, адвокат НСДАП. После нападения нацистской Германии на СССР в июне 1941 года, в состав Генерал-губернаторства были включены оставшиеся части польской территории. Немецкая оккупация Польши закончилась в январе 1945 года.

Last Edited: Sep 10, 2020

Иванов прокомментировал заявления о советской «оккупации» Польши

https://ria.ru/20190916/1558738014.html

Иванов прокомментировал заявления о советской «оккупации» Польши

Иванов прокомментировал заявления о советской «оккупации» Польши — РИА Новости, 03.03.2020

Иванов прокомментировал заявления о советской «оккупации» Польши

Утверждения стран Запада о том, что Советский Союз осенью 1939 года якобы оккупировал Польшу, противоречат фактам истории, заявил председатель попечительского… РИА Новости, 03.03.2020

2019-09-16T16:26

2019-09-16T16:26

2020-03-03T16:09

в мире

европа

сергей иванов (политик)

российское военно-историческое общество (рвио)

75 лет великой победы

вторая мировая война (1939-1945)

россия

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdn25.img.ria.ru/images/155200/41/1552004161_0:249:3199:2048_1920x0_80_0_0_57340d51ffbffcbed115a50a9ea29da5.jpg

МОСКВА, 16 сен — РИА Новости. Утверждения стран Запада о том, что Советский Союз осенью 1939 года якобы оккупировал Польшу, противоречат фактам истории, заявил председатель попечительского совета Российского военно-исторического общества Сергей Иванов.Иванов отметил, что если сравнить действия СССР с немецкой оккупацией или с режимом, который был установлен Англией и Францией в колониях, то будет видна большая разница.»Беднейшие слои и средний класс (на присоединенных к СССР польских территориях. — Прим. ред.) многое получили от советской власти, ту же землю. Но обвинять СССР в оккупации и эксплуатации — антиисторично», — добавил он.Иванов напомнил, что ко времени «польского похода» Красной армии в сентябре 1939 года Польша как государство фактически прекратила существовать, ее политическое и военное руководство разбежалось под ударами германской армии.История «польского похода»»Польский поход» Красной армии — комплекс политических и военных мероприятий СССР по установлению контроля над территорией Западной Украины и Западной Белоруссии, осуществленных с 17 сентября по 12 октября 1939 года.Первого сентября 1939 года Германия напала на Польшу, что стало началом Второй мировой войны. Быстрое продвижение германских войск на восток Польши создавало угрозу входа армий вермахта к границе с СССР в непосредственной близости от Минска и Киева. Советское руководство располагало сведениями о том, что на оккупированной территории германские власти планируют создать марионеточное западно-украинское государство с центром во Львове, правительство которого со временем должно будет выступить с призывом объединения под своей властью всей Украины, что даст Германии повод для объявления войны СССР. Было известно и о том, что на прибалтийском направлении Германия намерена оккупировать территорию Литвы и часть территории Латвии до северной границы бывшей Курляндии, значительно приблизившись тем самым к Москве и Ленинграду.В этих условиях, исходя из того, что польское государство и его правительство фактически перестали существовать и прекратили действие договоры, заключенные между СССР и Польшей, советское руководство приняло решение о проведении частями Красной армии операции, призванной защитить жизнь и имущество украинцев и белорусов, проживающих в восточных областях распавшегося польского государства.В результате похода Красной армии была предотвращена германская оккупация Западной Украины, Западной Белоруссии и части Прибалтики, восстановлено единство украинского и белорусского народов (в ноябре 1939 года на основании волеизъявления населения этих территорий они были приняты в состав соответственно Украинской ССР и Белорусской ССР), в состав Литвы возвращены отторгнутые от нее Польшей в 1920 году Вильнюс и Виленская область. Западная граница СССР была отодвинута на запад на 250-300 километров, что значительно укрепило безопасность Советского Союза в преддверии войны с Германией.

https://ria.ru/20190916/1558733487.html

https://ria.ru/20190916/1558729576.html

https://ria.ru/20190823/1557814473.html

европа

россия

РИА Новости

internet-group@rian.ru

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2019

РИА Новости

internet-group@rian.ru

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

internet-group@rian.ru

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdn24.img.ria.ru/images/155200/41/1552004161_0:0:2731:2048_1920x0_80_0_0_eb94471b77e90fa64547566d20eeefda.jpg

РИА Новости

internet-group@rian.ru

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

internet-group@rian.ru

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

в мире, европа, сергей иванов (политик), российское военно-историческое общество (рвио), вторая мировая война (1939-1945), россия

МОСКВА, 16 сен — РИА Новости. Утверждения стран Запада о том, что Советский Союз осенью 1939 года якобы оккупировал Польшу, противоречат фактам истории, заявил председатель попечительского совета Российского военно-исторического общества Сергей Иванов.

«Сейчас очень много говорится, что мы оккупировали Польшу, разделили ее, и так далее. Это не оккупация, потому что население и Прибалтики, и (вошедшей в состав СССР. — Прим. ред.) Польши становилось гражданами Советского Союза со всеми вытекающими правами и обязанностями. Многие из граждан этих территорий стали входить в советскую элиту — и политическую, и творческую. Разве бывает такая оккупация?» — сказал он.

Иванов отметил, что если сравнить действия СССР с немецкой оккупацией или с режимом, который был установлен Англией и Францией в колониях, то будет видна большая разница.

«Беднейшие слои и средний класс (на присоединенных к СССР польских территориях. — Прим. ред.) многое получили от советской власти, ту же землю. Но обвинять СССР в оккупации и эксплуатации — антиисторично», — добавил он.

16 сентября 2019, 14:4575 лет Великой ПобедыПолитиканы не должны заниматься историей Второй мировой, заявил Иванов

Иванов напомнил, что ко времени «польского похода» Красной армии в сентябре 1939 года Польша как государство фактически прекратила существовать, ее политическое и военное руководство разбежалось под ударами германской армии.

История «польского похода»

«Польский поход» Красной армии — комплекс политических и военных мероприятий СССР по установлению контроля над территорией Западной Украины и Западной Белоруссии, осуществленных с 17 сентября по 12 октября 1939 года.

Первого сентября 1939 года Германия напала на Польшу, что стало началом Второй мировой войны. Быстрое продвижение германских войск на восток Польши создавало угрозу входа армий вермахта к границе с СССР в непосредственной близости от Минска и Киева. Советское руководство располагало сведениями о том, что на оккупированной территории германские власти планируют создать марионеточное западно-украинское государство с центром во Львове, правительство которого со временем должно будет выступить с призывом объединения под своей властью всей Украины, что даст Германии повод для объявления войны СССР. Было известно и о том, что на прибалтийском направлении Германия намерена оккупировать территорию Литвы и часть территории Латвии до северной границы бывшей Курляндии, значительно приблизившись тем самым к Москве и Ленинграду.

16 сентября 2019, 13:2475 лет Великой ПобедыВ РВИО рассказали, кто занимается фальсификацией истории войны

В этих условиях, исходя из того, что польское государство и его правительство фактически перестали существовать и прекратили действие договоры, заключенные между СССР и Польшей, советское руководство приняло решение о проведении частями Красной армии операции, призванной защитить жизнь и имущество украинцев и белорусов, проживающих в восточных областях распавшегося польского государства.

В результате похода Красной армии была предотвращена германская оккупация Западной Украины, Западной Белоруссии и части Прибалтики, восстановлено единство украинского и белорусского народов (в ноябре 1939 года на основании волеизъявления населения этих территорий они были приняты в состав соответственно Украинской ССР и Белорусской ССР), в состав Литвы возвращены отторгнутые от нее Польшей в 1920 году Вильнюс и Виленская область. Западная граница СССР была отодвинута на запад на 250-300 километров, что значительно укрепило безопасность Советского Союза в преддверии войны с Германией.

23 августа 2019, 09:1875 лет Великой ПобедыПакт, спасший страну: 80 лет договору СССР с Германией о ненападении

Присоединение войны – Weekend – Коммерсантъ

17 сентября 1939 года СССР ввел войска на территорию Польши и взял под контроль Западную Украину и Западную Белоруссию. 1 и 2 ноября Западная Украина и Западная Белоруссия были включены в состав СССР. Ульяна Волохова и Никита Солдатов собрали сообщения из советских газет с сентября по ноябрь, чтобы понять, что советские люди могли знать об этих событиях, а Дмитрий Бутрин описал, что они не могли не чувствовать

Нет более позорной капитуляции, чем сознательный отказ узнавать. В первую очередь это касается истории. Дело даже не в том, что каждый элемент истории есть история семейная, и, отказываясь знать, мы заведомо разрушаем общество, в котором живем. Знать необходимо потому, что иначе вся история была напрасной. В отличие от нас те, кто ее прожил, не знали почти ничего, ибо знать и чувствовать — разное.

Например, знать, что именно произошло 17 сентября 1939 года (и в течение полувека именовалось «Воссоединение Западной Украины и Западной Белоруссии с СССР»), те, с кем это происходило, никак не могли. Многие истории начинаются именно так — в рамках обычной, все объясняющей и ничего не объясняющей логики.

17 сентября 1939 года советские войска вошли на территорию Польской Республики, оккупировав без всякого уведомления часть государства, находившегося в состоянии войны с Германией. 6 октября 1939 года все было закончено, Польша была в очередной раз объявлена понятием географическим и разделена на этот раз между Россией и Германией. Украина и Белоруссия по итогам этой войны-не-войны, спецоперации приобрели примерно те границы, которые имеют сейчас. Бессмертная Польша восстановится, хотя и в новых границах, уже после 1946 года. Мир между Германией и СССР, который вроде бы достигался разделом Польши, не продлится и двух лет. В общем, темная история, в которой официальные историки всегда указывали на «вынужденность» русских действий: ну а что еще было делать? Нас давили и слева, и справа, мы с 1918 года в кольце врагов, нас предал весь мир, нами руководили сумасшедшие, взрывавшие церкви и молившиеся на трактор — и вы хотите, чтобы мы не допускали ошибок? Да и ошибки ли это? В конце концов, Украина и Белоруссия — а значит, украинцы и белорусы — получили то, что Польша и поляки не давали им несколько веков: свободу, свою государственность на своих исторических землях, славянское единство. Начавшись вынужденным предательством, ведь закончилось-то все справедливо?

«Справедливо» это могло быть только для кого-то из проживших — вечно же мы присваиваем чужое, хотя бы и слова. Отключитесь от того, что знаете, посмотрите, как лето 1939 года выглядело для тех, кто тогда жил.

Весной 1939 года всем, кто читает газеты, стало понятно, что чувство неминуемости предстоящей войны имеет реальные основания

Весной 1939 года всем, кто читает газеты, пусть даже и советские, стало понятно, что чувство неминуемости предстоящей войны, которым с ранних 30-х советское общество буквально пронизывалось, имеет реальные основания. Фашистов, уже захвативших Испанию, уже поделивших Чехословакию, уже давно победивших в Японии, уже выигрывающих в Греции, в Югославии, во Франции, в США, готовых захватить полмира — все равно придется останавливать коммунистам. И никто им не поможет: буржуазные государства Польши, Румынии, Франции и Великобритании только что отказались заключать с СССР соглашение о коллективной безопасности в Европе, которое бы помогло СССР собрать силы для отражения будущей фашистской агрессии. Где она произойдет — не знал никто, но газеты писали об этом честно. Все усилия СССР договориться хоть с кем-нибудь о чем-нибудь были безуспешны: сталинскую Россию считали совершенно недоговороспособной и антирациональной — договоры с чертями бессмысленны. Сталин 10 марта 1939 года на пленарной сессии XVIII съезда ВКП(б) произнес речь, известную в западной историографии как «речь о жареных каштанах». Каштаны, понятно, возникли в переводе: Сталин призывал не допустить, чтобы СССР оказался втянутым в войны силами, которые привыкли «загребать жар чужими руками».

Ничего в этом смысле у Советского Союза не получалось, и это не скрывалось даже «Правдой»: в мае в отставку направили наркома иностранных дел Литвинова, неудачно боровшегося с приближающейся войной с 1933 года, новым наркомом стал Молотов, мало кому тогда известный. Германские и советские газеты взаимно поутихли. В июне 1939 года СССР в одной из нот МИДа вообще говорил о непреодолимых идеологических разногласиях с фашистами в Италии — и было понятно, что нацисты в Германии, в общем, другое дело. 3 августа 1939 года немецкий министр иностранных дел Риббентроп, в основном тративший все рабочее время на попытки испугать Польшу неизбежной войной (в советских газетах не писалось ничего о причинах возможной войны — мол, дерутся империалистические хищники, так что ж удивительного, природа их такова), произнес речь о том, что Германия в состоянии договориться с СССР о чем угодно на пространстве от Балтики до Черного моря.

А вскоре и договорились: так, стало очевидно, что СССР будет поставлять Германии стратегическое сырье, в том числе зерно и металлы. Подчеркивался чисто торговый характер этих отношений: все это делается, чтобы отодвинуть большую войну. Уже даже не столько с фашистами, просто с кем-то страшным.

Но СССР уже начал воевать — в июне. Получилось странно, поскольку битва с фашизмом шла не в Европе, а на Дальнем Востоке. Август и сентябрь 1939 года СССР прожил в нервном слежении за перемещениями войск на Халхин-Голе и в сражениях в этом регионе — это была война, настоящая война, хотя и необъявленная. Дрались там.

Это для нас 1 сентября 1939 года началась Вторая мировая война. Для живших в то время в СССР началась мелкая заварушка в Европе

Это ведь для нас 1 сентября 1939 года началась Вторая мировая война. Для них, живших в то время в СССР, началась мелкая и совершенно закономерная заварушка в Европе: панская Польша наконец получила по зубам от нацистской Германии, буржуазные Франция и Великобритания теперь должны были помогать ей войсками, направленными через нейтральную Румынию. Кто победит в этой войне, было решительно неизвестно, в любом случае Гитлера, с которым мудрый Сталин договорился о ненападении и экономических связях, ждала большая трепка. СССР, на который уже напали японцы, счастливо избежал европейской войны. И все знали, как это будет выглядеть на годы вперед — благо образцы были у всех перед глазами, и это были испанская и китайская гражданские войны, пусть кровавые и страшные, но происходившие где-то не тут. Будут зверства — о них будут писать газеты. Будут герои — мы увидим их на трибунах в Кремле. Будут сражения — очень далеко.

15 сентября 1939 года японское правительство подписало перемирие с русскими. 16 сентября окруженные японские войска на Халхин-Голе перестали стрелять. 17 сентября 1939 года советские войска пересекли восточную границу Польши и начали войну с уже обескровленной польской армией и корпусами погранстражи.

Невозможно, чтобы русские были во Львове — а война где-то далеко. Война здесь, и смерть тоже здесь

Ни о секретных протоколах к пакту Молотова—Риббентропа, ни о предстоящей зимней войне с Финляндией, ни о будущем Греции и Югославии, ни о Катыни, ни о десятках миллионов уже приговоренных к смерти солдат будущей действительно большой войны во всем мире от Пиренеев до Соломоновых островов, ни о холокосте никто тогда не знал. Но я уверен: все, кого это коснется — от львовских украинцев до гданьских немцев, от белорусских евреев до словацких цыган, от русских в Праге до англичан во Флоренции,— 17 сентября 1939 года не то чтобы знали, но точно чувствовали, что с этого момента все, что шло не так, пойдет совсем не так. А как — даже и думать невозможно. Во всяком случае, невозможно, чтобы русские были во Львове — а война где-то далеко. Война здесь, и смерть тоже здесь.

И они были правы, и мы теперь знаем, что они были правы непоправимо. Первые фотокопии приложений к пакту Молотова—Риббентропа опубликованы в 1948 году, и не осталось предположений, только истина: за одним компромиссом с принципами всегда следует больший и более страшный. То, что нам хочется считать «конечной справедливостью», оплачено тем, что по отношению к погибшим эту справедливость поддерживать не обязательно. Политика ничуть не более грязное дело, чем любое другое, грязным его делает лишь неспособность политиков честно и буквально придерживаться набора простых и общеизвестных принципов.

Например, таких: первый шаг всегда важен, но окончательным движение становится со второго. 1 сентября 1939 года Германией в Европе начато то, что 17 сентября 1939 года было поддержано СССР и стало в итоге Второй мировой, одной из самых бесчестных войн в истории, если мы верим, что существуют честные войны. Кому только не пришлось убедиться в этой бесчестности! Но они — они могли тогда только догадываться. Мы находимся в лучшем положении, поэтому не имеем права на догадки. Что произошло 17 сентября 1939 года — уже можно знать точно.

Двойной удар по Польше — Ведомости

80 лет назад, 28 сентября 1939 г., СССР и Германия подписали договор о дружбе и границе, закрепивший раздел Польши между Москвой и Берлином. Поход Красной армии в Западную Украину и Западную Белоруссию лишил Польшу последних, пусть и призрачных, шансов на продолжение борьбы и втянул СССР во Вторую мировую войну. Тактический выигрыш территории обернулся стратегическим провалом – резким усилением военной и экономической мощи Германии.

Неравная битва

Польша готовилась воевать против Германии, имела соответствующие планы и начала мобилизацию до начала боевых действий. Тем не менее в начавшейся 1 сентября 1939 г. войне шансы на успех поляки сохраняли лишь в случае реальной помощи Великобритании и Франции, чье наступление могло отвлечь главные силы нацистов. Вторым условием был планомерный отвод главных сил польской армии и прочная оборона центра страны и коридора на границе с Румынией («румынское предмостье»), через который союзники могли снабжать Польшу боеприпасами, вооружением, амуницией.

Польская армия уступала вермахту в 1,8 раза в живой силе, в 3,5 – в артиллерии, примерно в 5 – в танках и самолетах. Недостаток сил усугубили недостатки планирования: польские войска почти равномерно распределили вдоль границы, резерв был небольшим и не закончил сосредоточения. Немецкая армия располагала танковыми и моторизованными соединениями и сконцентрировала на направлениях главных ударов силы, многократно превосходившие польские войска. К 5 сентября их оборона в приграничных районах была смята.

Используя подавляющее преимущество в танках и авиации, вермахт быстро продвигался на восток: вечером 8 сентября передовые части немцев достигли окраин Варшавы, 14 сентября танки генерала Гейнца Гудериана захватили Брест. Польский историк Альбин Гловацкий отмечает, что удержать вторую линию обороны в глубине Польши не удалось, нацисты заняли большую часть территории страны.

Быстрое наступление вермахта не сломило боевой дух польской армии. Бои в сентябре 1939 г. изобилуют примерами мужества ее солдат и офицеров. Гарнизоны укреплений на побережье Балтики, крепости Модлин и осажденной Варшавы оборонялись под натиском превосходящих сил нацистов до конца сентября – начала октября. Сражение на реке Бзура и бои под Гелестынувом показали, что при равенстве сил польская армия не только стойко оборонялась, но и решительно контратаковала.

Однако отдельные успехи не изменили ход войны. 7 сентября штаб главкома маршала Эдварда Рыдз-Смиглы эвакуировался в Брест, где не имел прочной связи с войсками, его директивы часто запаздывали. Вскоре Рыдз-Смиглы распорядился отвести войска в «румынское предмостье», которое планировали защищать, опираясь на оборонительные рубежи по рекам Днестр и Стрый, до начала наступления союзников на Западе.

Шансы удержать юго-восток Польши, учитывая потерю 50% личного состава армии и утрату большей части территории и промышленного потенциала, были невелики, но сохранялись в случае активных действий Англии и Франции и нейтралитета СССР .

Однако помощь союзников была символической. 9 сентября девять французских дивизий начали наступление неподалеку от Саарбрюккена, продвинулись на 8–10 км на фронте 25 км, а 12 сентября прекратили активные действия по приказу командования. Англичане и французы решили отложить активные действия до 1940 г., хотя политики продолжали лицемерно уверять польское правительство в скором вводе дополнительных сил. Эти операции не могли оттянуть значительные силы вермахта из Польши и повлиять на ход боевых действий.

Франция и Англия упустили выгодный шанс нанести поражение вермахту, когда его мощь была невелика в сравнении с силами союзников и он не обрел уверенности в победе. Так считали и немецкие военачальники. «Если бы французы бросили основную массу своих сил в наступление в сентябре 1939 г., они могли бы всего за две недели достичь Рейна. Германские войска, имевшиеся в наличии на Западе, были слишком слабы…» – писал впоследствии немецкий генерал Зигфрид Вестфаль.

Удар с востока

Кремль в первые дни войны имитировал нейтралитет. 5 сентября советский нарком иностранных дел Вячеслав Молотов отказал Польше в транзите военных материалов, мотивируя его нежеланием СССР втягиваться в войну. Иосиф Сталин и его соратники оттягивали начало вступления Красной армии в Польшу, пытаясь выгадать время. Они надеялись добиться уступок от Германии. Однако быстрое продвижение вермахта вынудило Советский Союз вмешаться, чтобы получить свою долю польского пирога.

Утром 17 сентября части Красной армии начали боевые действия против Польши («Освободительный поход» в советской терминологии), предопределенные секретным протоколом к пакту Молотова – Риббентропа, разделившим Польшу и страны Прибалтики на сферы влияния СССР и Германии. По данным историка Михаила Мельтюхова, Украинский и Белорусский фронты насчитывали около 620 000 человек, 5000 орудий и минометов, 4700 танков и более 3000 самолетов. С этого момента поражение Польши стало неминуемым.

В тот же день замнаркома иностранных дел Владимир Потемкин пытался передать польскому послу Вацлаву Гжибовскому ноту, в которой отмечалось, что «польское государство и его правительство фактически перестали существовать». Нота прекращала действие заключенных ранее двухсторонних договоров, а также сообщила о переходе границы Красной армией. Гжибовский отказался ее принять, заявив, что война с Германией продолжается, а СССР помогает нацистам уничтожить Польшу.

Советские войска наступали, почти не встречая сопротивления. Вечером 17 сентября Рыдз-Смиглы, получив сообщения о действиях Красной армии, приказал: «С Советами боевых действий не вести, за исключением попытки с их стороны разоружения наших частей». Войска получили приказ по возможности переходить границу с нейтральными странами. Всего в Румынию, Венгрию и Литву ушли около 80 000 бойцов польской армии.

Даже продвижение советских танковых соединений лишь отдаленно напоминало блицкриг. Операции в Западной Украине и Белоруссии показали слабые стороны РККА после Большого террора: штабы теряли связь с частями и управление войсками. Передовые подразделения не раз останавливались из-за несвоевременного подвоза горючего и боеприпасов. Отдельные столкновения с польскими частями продемонстрировали, что советская пехота слабо обучена атаке при плотном огне противника, а танкисты – преодолению противотанковой обороны.

Тем не менее вечером 20 сентября передовые подразделения 29-й танковой бригады комбрига Семена Кривошеина встретились с авангардами дивизий вермахта, занявших Брест. С ним связана одна из спорных страниц этой кампании. Многие публицисты утверждают, что советские и германские войска провели в городе совместный парад. Однако парада в классическом понимании – прохождения торжественным маршем в парадной форме – не было. Кривошеин писал, что нашел предлог саботировать парад: дескать, его танкисты после длительных маршей утомлены и должны привести в порядок технику, а парадная форма застряла в тылу. В итоге 22 сентября немецкие части покинули Брест в колоннах со знаменами, на улицах их встречали вошедшие в город советские танкисты. Впрочем, во время церемонии передачи города Кривошеин и Гейнц Гудериан стояли на трибуне рядом.

Правда, в конце сентября между советскими и немецкими войсками вспыхнуло несколько локальных стычек: под Львовом, неподалеку от Бреста и под Гродно, в ходе которых были убиты и ранены по нескольку человек с обеих сторон, но в целом процесс обмена территориями прошел без затруднений.

28 сентября 1939 г. СССР и Германия подписали договор о дружбе и границе, который установил новые государственные рубежи между двумя странами после раздела Польши и, как гласила его 4-я статья, устанавливал «надежный фундамент для дальнейшего развития дружественных отношений». Секретные протоколы к нему уточняли, что Литва отходит в сферу интересов СССР взамен части Польши, фиксировали договоренность о совместном противодействии польской агитации на занятых территориях и устанавливали порядок обмена гражданами.

31 октября 1939 г. Молотов, выступая на сессии Верховного Совета СССР, заявил: «Оказалось достаточным короткого удара по Польше со стороны сперва германской армии, а затем – Красной Армии, чтобы ничего не осталось от этого уродливого детища Версальского договора, жившего за счет угнетения непольских национальностей».

Пакт Молотова – Риббентропа, как, впрочем и договор о дружбе и границе и громкие слова в телеграмме Сталина Риббентропу «о дружбе, скрепленной кровью», не означали военного союза между СССР и Германией. Однако они превратили нашу страну в соучастницу нацистской агрессии против Польши и поставщика сырья для будущей агрессии на Западе. Тактический территориальный выигрыш быстро обернулся стратегическим поражением. На этом фоне слова о дипломатическом или ином триумфе СССР в августе 1939 г. из уст нынешних российских политиков звучат по меньшей мере двусмысленно.

Автор — историк

Пакт, протокол и вторжение 1939-го. Как Сталин «зачищал» Польшу

80-ю годовщину начала Второй мировой войны продолжают вспоминать и отмечать, но всяк – по своему. Официальный Кремль, по сути, вновь решил воспеть пакт Молотова – Риббентропа, уже не именуя его, как прежде, «вынужденным шагом», но чуть ли не открыто гордясь им. Между тем военная операция по захвату части Польши СССР сопровождалась еще одной операцией – чекистской, которая была едва ли не более постыдной и кровопролитной, чем захват территории.

Пугало со штыком

В августе этого года в Выставочном зале федеральных архивов в Москве открылась выставка, обозначенная как историко-документальная: «1939 год. Начало Второй мировой войны». Организатор – Федеральное архивное агентство (Росархив). Выставке предпослано специальное обращение президента Владимира Путина, утверждающее, что «в некоторых странах предпринимаются попытки пересмотреть причины и итоги Второй мировой. В угоду корыстным политическим и экономическим интересам искажаются исторические факты, навязываются откровенно лживые взгляды, выводы, построенные на домыслах и спекуляциях».

Собственно, свою задачу организаторы выставки так и обозначили: документы экспозиции, цитирую выставочный буклет, «позволяют понять причины неудачи создания широкой антигитлеровской коалиции с участием СССР, а также понять логику действий советского руководства в сложившейся международной обстановке». «Причины» также обрисованы без изыска: в документах, мол, «рассказывается об уклончивой позиции Великобритании и Франции в вопросе заключения с СССР равноправного военно-политического союза, а также категорическом неприятии Польшей советских предложений по противодействию германской экспансии». В переводе на нормальный язык, этакая незатейливая подводка к мысли, что именно Польша, расчлененная совместными усилиями Гитлера и Сталина, оказывается, как раз больше всех в этом и виновата! Да и вообще, «нож в спину» долго готовили для Москвы западные партнеры» – дословная цитата уже из предисловия, которым открывается интерактивная версия этой выставки на сайте Росархива. Но лучше всё увидеть своими глазами.

Выставка, притом архивных документов, жанр особый, специфический, в котором привлекательность должна достигаться не так, как, скажем, в музейной экспозиции. Казалось бы, все возможности для этого имелись, и богатейшие – в непосредственном ведении Росархива (если верить его официальному сайту) находятся 16 архивных заведений…

И что же мы – посетители – видим, войдя в зал экспозиции, какое первое впечатление, которое, как известно, самое запоминающееся? А первое, что бросается в глаза на документальной (особо подчеркну это!) выставке, – пугало-манекен, обряженное в форму красноармейца 1939 года: в каске, с трехлинейной винтовкой и примкнутым штыком! В соседней витрине – куртка уже немецкого танкиста, немецкие же шлем и винтовка. Хватает и других тряпок и «железок»: какие-то наградные медали и кресты – германские и польские, манерки, котелки, подсумки, чехлы для пехотных лопаток – с арифмометром в придачу. Все это размещено с огрехами в оформлении этикетажа, да и вообще непонятно, зачем и к чему. Даже портянки, условно говоря, красноармейца Васи Пупкина, первым переступившего советско-польскую границу 17 сентября 1939 года (если бы таковой был известен, а его портянки должным образом атрибутированы и представлены вещевым фондом ЦМВС с корректной пояснительной записью), – и те выглядели бы более уместно, поскольку имели бы, пусть и курьезное, но реальное значение именно военно-исторического памятника.

Основные узлы экспозиции – ликвидация Чехословакии в марте 1938 года, англо-франко-советские переговоры в августе 1939 года в Москве, советско-германский пакт, секретные протоколы к нему. Что как бы и должно подвести к основному: собственно нападению Германии на Польшу, а затем и советскому вторжению в эту страну (скромно обозначенному как «Польский поход РККА»). Всё это уже было, и многократно, всё та же советская жвачка в старой же обертке: «мы за мир… мы против драки… мы старались… нехороший Запад…».

Это при том, что в экспозиции представлен действительно уникальный документ – оригинал советско-германского договора о ненападении и секретного дополнительного протокола о разграничении сфер интересов СССР и Германии. Логичнее и было бы устроить выставку одного документа – именно этого. Впрочем, фактически это и есть выставка одного документа.

Всё это при том, что в государственном архивном фонде Российской Федерации сохранилась практически вся документация, детально показывающая все явные и тайные аспекты выработки советской политики той эпохи – внешней, партийной, административной, военной, экономической, социальной, карательно-репрессивной. Там есть всё: подлинники директивных документов, фактически определившие вектор развития страны, дающие возможность рассмотреть истинную, реальную картину обстоятельств формирования международной политики сталинского руководства, действительно полный (а не избирательно и штучно надерганный) комплекс подлинных документов, показывающих неожиданный и крутой разворот кремлевского вождя – от конфронтации с нацистской Германией к фактическому союзу с Гитлером. Увидят ли посетители выставки эти документы? Увы, нет. А уж про «освободительный поход» – начавшееся 17 сентября 1939 года советское вторжение в Польшу и вовсе практически ничего, несмотря на кажущееся обилие экспонатов. Зато названием соответствующего раздела нарочито подчеркнуто: был «крах польского государства».

После чего уже совершенно не удивляет, что МИД России в своём твите на полном серьёзе превозносит советско-германский сговор за то, что благодаря ему «война началась на стратегически более выгодных для СССР рубежах, население этих территорий подверглось нацистскому террору на два года позже…»

Только при этом «забывает», что сначала население этих же самых территорий подверглось террору советских чекистов…

Вот и документы (разумеется, не представленные на выставке, хотя во множестве уже и опубликованные) наглядно свидетельствуют: советское руководство, готовя вторжение в Польшу, загодя готовилось и к противодействию «освобождаемого» населения, прекрасно понимая, что неизбежно придется столкнуться и с этим. Ведь населению Западной Украины и Западной Белоруссии предстояло принять «освободителей» вместе со всеми красами советского строя – в виде колхозов, райкомов и НКВД.

Масштабная карательно-полицейская операция по зачистке «освобожденной» территории проводилась параллельно армейской. В комплексе решалось сразу несколько задач, в их числе – уничтожение остатков польской государственности путем физической ликвидации носителей этой самой государственности…

Совместный парад Вермахта и Красной Армии в Бресте после раздела Польши, 22 сентября 1939 года

Спецгруппы Берии

Приказом наркома внутренних дел СССР Лаврентия Берии все пограничные отряды на советско-польской границе приведены в боевую походную готовность 2 сентября 1939 года. Здесь не было никакой двусмысленности: речь шла именно о готовности выступить на сопредельную территорию. 6 сентября семь военных округов получили директиву наркома обороны СССР о проведении т.н. «Больших учебных сборов» (БУС) – это было шифрованным обозначением начала скрытой мобилизации. 8 сентября 1939 года Берия подписал свой приказ за №001064 «Об оперативных мероприятиях в связи с проводимыми учебными сборами». Из первой же фразы которого следовало, что это вовсе не первое распоряжение Берии относительно предстоящей спецоперации: «Для проведения оперативно-чекистской работы в соответствии с ранее данными указаниями (выделено мной. – В.В.) ПРИКАЗЫВАЮ…»

Приказ гласил: нарком внутренних дел Украинской ССР, комиссар госбезопасности 3-го ранга Иван Серов должен «выделить 50 человек оперативных работников НКВД Украины и 150 человек оперативно-политических работников погранвойск, стянув их в г. Киев к 22-м часам 9-го сентября». Наркому внутренних дел Белорусской ССР, старшему майору госбезопасности Лаврентию Цанаве тоже приказано «выделить 50 человек оперативных работников НКВД БССР и 150 человек оперативно-политических работников погранвойск, стянув их в г. Минск к 22-м часам 9-го сентября». Начальнику Управления НКВД Ленинградской области, комиссару госбезопасности 2-го ранга Сергею Гоглидзе приказали выделить 30 оперативных работников НКВД – для БССР, а 30 – откомандировать в Киев к 8–9 сентября. Заместителей наркома внутренних дел Сергея Круглова и Ивана Масленникова также обязали выделить «25 человек оперативных работников НКВД СССР и 9 сентября направить: 10 человек в г. Киев – в распоряжение НКВД УССР тов. СЕРОВА и 15 человек в г. Минск – в распоряжение НКВД БССР тов. ЦАНАВА».

Лаврентий Цанава

Республиканским наркомам приказано организовать девять «оперативно-чекистских групп: 5 – в КОВО и 4 – в БОВО», в каждой группе утверждены начальники и по два их заместителя. Серову и Цанаве поручили «тщательно проинструктировать оперативно-чекистские группы в соответствии с полученными указаниями», после инструктажа личный состав групп надо было вооружить, подготовить к выдвижению и распределить «в соответствии с планом Наркомата Обороны по армейским группам», а каждой из этих девяти чекистских спецгрупп придавался пограничный батальон. Для контроля, «организации и проведения всех необходимых мероприятий, а также для соответствующего инструктажа» из Москвы к НКВД УССР откомандировали заместителя наркома внутренних дел СССР Меркулова, к НКВД БССР – начальника Особого отдела НКВД СССР Бочкова. 9 сентября 1939 года Серов и Цанава доложили Москве о готовности спецгрупп.

Иван Серов

11 сентября 1939 года на базе войск Белорусского особого военного округа (БОВО) и Киевского особого военного округа (КОВО) сформированы и развернуты управления уже фронтов – Белорусского и Украинского. К исходу того же дня войска были уже скрытно сосредоточены и готовы, как гласили приказы, «к решительному наступлению с целью молниеносным ударом разгромить противостоящие войска противника». День «Х», как следует из директив командования Красной армии, первоначально был запланирован в ночь с 12 на 13 сентября 1939 года. 12 сентября 1939 года Серов доложил Берии: район «учебных сборов» разбит на группы «в соответствии с планом движения войсковых соединений», каждой группе выделено для «работы» от трех до шести населенных пунктов, всего 16 групп. Разбивка территории на группы населенных пунктов, докладывал Серов, «согласована с ЦК КП(б) Украины т. Бурмистенко и соответственно с этим строится обслуживание по партийно-советской линии». Уже организован и «штаб центрального руководства чекистской работой», начальники чекистских спецгрупп «согласно вашего указания ориентированы в обстановке и подробно проинструктированы. На все поставленные ими вопросы даны исчерпывающие ответы», все «снабжены картами с соответствующими разметками», с Тимошенко (командующий войсками КОВО и Украинским фронтом) все согласовано. Но самый примечательный пункт этой служебной записки, пожалуй, за номером 11: «Заканчивается составление по материалам погранотрядов списков лиц, подлежащих изъятию, которых насчитывается в близлежащей полосе свыше 2000 чел. Списки по населенным пунктам будут вручены начальникам групп». Еще никто и никуда не выступил, но у сотрудников НКВД уже были списки тех, кого им надлежало немедленно «изъять» на польской территории.

Но затем Сталин перенес дату вторжения на 17 сентября. 15 сентября Берия направил Меркулову, Серову, Бочкову и Цанаве уже детальную директиву. Согласно которой, по мере продвижения частей Красной армии «и занятии тех или иных городов будут создаваться временные управления (временный орган власти), в состав которых войдут руководители опергруппы НКВД». Всю свою работу сотрудники НКВД «должны проводить в теснейшем контакте с военным командованием», и при «выполнении специальных задач по обеспечению порядка пресечению подрывной работы и подавлению контрреволюции опергруппы НКВД, по мере продвижения войсковых частей должны создавать на занятой территории во всех значительных городских пунктах аппарат НКВД», выделяя из основной группы небольшие, которые должны были стать «ядром будущих органов НКВД».

Задачи спецгруппам НКВД поставили обширные: занять все учреждения связи и все банки – государственные и частные, помещения всех «казначейств и всех хранилищ, государственных и общественных ценностей», взяв на учет все ценности, «немедленно занять все государственные архивы», а в первую очередь – «архив жандармерии и филиалов 2 Отдела Генштаба (экспозитуры, пляцувок – органов разведки)».

Были даны указания и о производстве массовых арестов: «В целях предотвращения заговорщической предательской работы – арестуйте и объявите заложниками крупнейших представителей из помещиков, князей, дворян и капиталистов». «Арестуйте наиболее реакционных представителей правительственных администраций, – приказывал Берия, – (руководителей местных полиций, жандармерии, пограничной охраны и филиалов 2 Отдела Генштаба), воевод и их ближайших помощников, руководителей к/р партий – ППС – польской партии социалистов, стронництво народове национальной партии (бывшей национал-демократической партии), стронництво праци, христианской демократической партии О.Н.Р.»

Повторяю: О.Н.Г. национально-радикальный лагерь (организация польской националистической молодежи). УНДО – Украинского националистического демократического объединения, О.У.Н. – организация украинских националистов, У.С.Р.П. – украинская социалистическая радикальная партия, Ф.Н.Е. – фронт национального единства, БНСО – Белорусская национальная социалистическая организация, Б.Н.О. – Белорусского национального объединения (до 1934 г. именовалась Белорусской христианской демократией), Б.Р.П. – Белогвардейская эмигрантская монархическая организация, РОВС – Российский общевоинский союз (белогвардейская эмигрантская монархическая организация)». А вот аресты духовных лиц указано «пока не производить, особенно католиков».

Предстояло занять тюрьмы и после проверки «всех арестованных за революционную и проч. антиправительственную работу освободить», но – не просто так, а «использовав это мероприятие для вербовки агентуры (выделено мной. – В. В.)…». Но какой же социализм совсем без тюрем? Потому предстояло организовать новую тюремную администрацию «из надежных людей, во главе с одним из работников НКВД», да ещё и помимо этого организовать внутренние тюрьмы НКВД.

Немецкие и советские офицеры отдают салют флагу с нацистской свастикой во время парада в Брест-Литовске по случаю демаркации границы в Польше, 22 сентября 1939 года

Директива обязывала немедленно развернуть и «следствие заключенных к/р организаций, с задачей вскрытия подпольных к/р организаций, групп и лиц, ставящих целью проведение диверсий, террора, повстанчества и к/р саботажа»; немедленно арестовывать «лиц, изобличенных следствием в организации политических эксцессов и открытых к/р выступлениях» и всех «агентов-провокаторов, жандармерии, политической полиции и филиалов 2 Отдела Генштаба».

«Приступите к созданию агентурно-осведомительной сети, – указывал Берия, – с расчетом охватить в первую очередь государственный аппарат, к/р буржуазные помещичьи круги и политические партии». Особое внимание предписано уделить «быстрой организации осведомительной сети в редакциях газет, в культурно-просветительных учреждениях, продскладах, в штабах, рабочих гвардиях и крестьянских комитетах». Затем предстояло «провести регистрацию и изъятие у всего гражданского населения огнестрельного оружия (нарезного), взрыввеществ и радио-передатчиков», а на каждой крупной станции организовать «агентурно-оперативную работу по борьбе с диверсиями, шпионажем и к/р саботажем».

Вербовки и голуби

Хотя до советского вторжения – ещё несколько дней и новая территория пока не захвачена, но сотрудникам НКВД уже предстояло «принять активное участие в подготовке и проведении временных Управлений народных собраний – украинского, белорусского и польского». Для обеспечения «усиленного проведения» которых надо было, прежде всего, организовать «необходимую агентурно-оперативную работу по выявлению и репрессированию к/р организаций, групп и лиц, противодействующих и срывающих организацию новой власти». То есть сначала массовые репрессии (с массовой же вербовкой агентуры), а уже затем – «народные собрания», с последующим «всенародным волеизъявлением»… Сотрудники спецгрупп НКВД также должны были «принять активное участие в организации временного управления рабочей гвардией и крестьянских комитетов», первым делом «обратив при этом серьезное внимание на предотвращение проникновения в их состав, во враждебных целях, к/р и провокаторских элементов». Чекистская составляющая вторжения спланирована и расписана до всех тех мелочей, из которых и состояло «освобождение»: от захвата учреждений и создания агентурно-осведомительной сети до массовых арестов и расстрелов.

По этому плану дальше и развивались события. Из спецсообщения замнаркома внутренних дел СССР Меркулова и наркома внутренних дел УССР Серова от 19 сентября 1939 года: «18 сентября в 6 часов вечера приехали в Тарнополь (сейчас Тернополь. – В. В.) в 46 км от границы. […] Заняты важнейшие правительственные здания […] Пленных и арестованных насчитывается несколько тысяч человек. Идет учет, сортировка и допросы их. […] Арестовали ряд подозрительных лиц […] Продолжили вербовку. […] Примем решительные меры к подавлению возможных вспышек со стороны враждебных элементов. От имени коменданта города выпускаем соответствующее обращение к населению, в котором предупреждаем, что лица, задержанные с оружием, будут расстреливаться».

Владислав Лангнер

24 сентября 1939 года Серов направил в Москву обширную докладную записку об обстоятельствах занятия Львова, оборонявшегося польским корпусом под командованием бригадного генерала Владислава Лангнера. Среди условий сдачи города, предложенных Лангнеру советским командованием, значился и такой пункт: «Офицерскому составу предоставляется личная свобода и неприкосновенность движимого имущества. При желании переехать в другую страну вопрос решается дипломатическим путем». «Присутствуя при этом, – докладывал Серов, – я возразил против последнего пункта в части личной свободы, но на это комбриг КУРОЧКИН, представлявший Красное командование, ответил, что этот документ он может порвать в любой момент». Так и произошло: когда польские офицеры, согласно приказу Лангнера, сложили оружие и были готовы походным порядком выступить к румынской границе, их окружили советские солдаты с винтовками наперевес…

Хватало и других забот: «По предварительным неполным сведениям, опергруппой тов. ПЕТРОВА по данным на 24-е сентября с. г. арестовано 616 чел.», – рапортовали Меркулов и Серов. «Количество произведенных арестов по участкам и классификация арестованных характеризуется следующим образом: всего арестовано по оп[еративной] групп[е] № 1 923 человека, из них: офицеров польской армии – 126 человек, полицейских – 513 человек, жандармов – 28 человек, секретных агентов полиции – 31 человек, помещиков, крупной буржуазии – 44 [человека], – докладывал 27 сентября 1939 года своему наркому Меркулов. – Остальной контингент арестованных падает на активных членов и руководителей а[нти]сов[етских] полит[ических] партий: УНДО, ОУН, УПСР, УСДП и т.п. […] Одновременно с арестами оперативная группа проводит вербовку массового осведомления и агентуры для разработки действующего к[онтр]р[еволюционного] подполья.

Всего завербовано по оп[еративной] группе №1 94 с[екретных] с[отрудников]. По данным агентуры и осведомления производятся ежедневно аресты членов к[онтр]р[еволюционных] партий, бандитов и укрывающихся секретных агентов полиции». Не сидели без дела и другие группы: «Оперативно-чекистской группой т. Макарова проделана следующая оперативная работа. По всем участкам данной группы всего арестовано 553 человека, среди которых: бывший премьер-министр Козловский, бывший военный министр Малишевский и президент г. Львова Островский. К остальным категориям арестованных относятся чины полиции, видные деятели контрреволюционных партий и прокуратуры. Кроме того, задержано пленных офицеров и полицейских – 268 чел. На основе агентурных данных по г. Львову заведено 6 агентурных разработок на лидеров и актив контррев[олюционных] националистическо-фашистских партий». Арестов у Макарова меньше, чем у Петрова, зато он лидер по части вербовок: «Всего по участкам группы т. Макарова завербовано 130 агентов, в большинстве своем агентура является перспективной, внушающей доверие». Вот и практический результат уже налицо: «Организованной следственной группой в г. Львове закончено 10 сл[едственных] дел на видных политич[еских] деятелей и руководителей украинской националистической фашистской партии […] Работа следственной группы […] направлена на вскрытие организованных к[онтр]р[еволюционных] формирований. Налаживаем оперативный учет участников к[онтр]р[еволюционных] организаций и лиц, проходящих по материалам следствия».

28 сентября 1939 года Меркулов рапортует Берии: «По гор. Львову арестовано на 28 сентября всего 124 человека. Массовых арестов не предпринимаем. Арестовываем исключительно по материалам следствия и агентуры. Работа дает удовлетворительные результаты.

Выявлено и продолжают выявляться как руководящий, так и рядовой состав действовавших здесь политических партий.

Обысков по имеющимся сигналам проводим много – до 50 в день».

Не хуже обстояли дела и в других местах: «В гор. Бржезаны арестовано 303 человека, в том числе агентов тайной полиции – 6, участников вооруженных банд – 8, оперировавших в районе города.

Следствие по делу этой группы бандитов закончено, и они предаются суду военного трибунала в гор. Львове. […] По гор. Львову закончено 10 следственных дел, рассмотрено военным трибуналом 3, к расстрелу приговорено 2 человека». Все арестованные, разумеется, тут же спешат дать признательные показания: «Арестованные опергруппой № 1 руководители окружной организации ППС ХАЛЮК, бундовской организации – ГОЛЬДШТЕЙН, сионистской организации – ТАНАНБАУМ дали подробные показания о персональном составе руководства этих партий и рядовых членах».

Из докладной записки Меркулова и Серова от 3 октября 1939 года: в городе Самбор «проведенной агентурно-следственной работой выявлен состав местной организации ППС, насчитывающей свыше 30 чел. […] Арестован руководитель крестьянской партии ЗАЛУПКА […] Арестован пока руководитель местной организации УНДО БЕРЕЖНИЦКИЙ, бывший белогвардеец […] Арестовано 10 офицеров 26-го Уланского полка, которые участвовали в перестрелке с частями РККА в лесах Старого Самбора». Произведены аресты в городах Добромиль, Станиславов. Как водится, все арестованные незамедлительно и чистосердечно «сознались в проведении активной разведывательной работы», назвав сотни имен «агентов и провокаторов бывшей польской разведки, которые устанавливаются и подвергаются аресту». Арестованы руководители и всех украинских партий, и «руководитель сионистов – АКСТМЕЕР», «ведется работа по выявлению состава различного рода группировок и добровольных обществ и агентурная проверка их деятельности». Правда, население никак ещё не может уразуметь, что «органы не ошибаются», и жены арестованных полицейских подали «11 заявлений с просьбами об освобождении арестованных и с положительными характеристиками». Потому «среди жен арестованных для пресечения этого завербовано осведомление». Также «отмечены случаи антисоветских высказываний со стороны отдельных представителей местной интеллигенции: учителей, адвокатов» – все эти нехорошие элементы тоже взяты на учет и «проходящие по материалам лица разрабатываются».

Тем же днем, 3 октября 1939 года, Меркулов и Серов докладывают в Москву: «На Ваш телефонный запрос сообщаем, что общее количество арестованных оперативно-чекистскими группами по областям Западной Украины, по данным на 1-е октября включительно, составляет 3914 человек, в том числе бывших жандармов, полицейских, официальных и секретных агентов полиции и разведки – 2539 человек; помещиков, крупной буржуазии, бывших людей – 293 человека; офицеров польской армии и осадников – 381 человек; руководителей контрреволюционных партий УНДО, ОУН и других – 144 человека; петлюровцев, участников бандгруппировок – 74 человека; прочих – 483 человека. […] Во Львове массовых арестов не проводили». Особо примечательно употребление термина «бывшие люди»: в Советском Союзе его не использовали – по причине полного их истребления, а вот в бывшей Польше бывшие люди пока ещё водились, но НКВД готово было исправить это… И за Львов взялись уже основательнее: «По гор. Львову, – рапортовали Меркулов с Серовым, – продолжает разворачиваться агентурно-следственная работа. Арестованных числится на 3-е октября 154 человека, агентуры имеется 241 чел., закончено 42 следственных дела на 49 чел.». А еще, докладывали они, получена информация о готовящемся восстании… «Эти сведения, – рапортовали Меркулов и Серов, – агентура получила, главным образом, из подслушанных разговоров на улицах». – Такой вот интересный «агентурный» источник. Правда, «принимаются меры к установлению первоисточников этих сведений. Проводятся дополнительные вербовки».

Кого именно вербуют, тоже обозначено: «Проведена работа с дворниками, которым предложено содействовать…». Именно дворники – главная опора НКВД и рабоче-крестьянской власти. Да и как без них, если собственно с рабочими, оказалось, не все гладко: вовсю развернута очистка «рабочей гвардии от неблагонадежного элемента, так как имеются сигналы о проникновении в ее ряды политически сомнительных и уголовных элементов». Да и в крестьянские комитеты, оказывается, «проникают члены антисоветских контрреволюционных партий, пытающихся захватить в свои руки руководство…»

Не менее примечателен и такой пассаж этой докладной записки: «Агентурным и следственным путем установлено, что в Черткове (ныне Чортков, Тернопольская область – В.В.) и Чертковском уезде активно действовали нижеследующие политпартии и организации: УНДО, УВО, ОУН, различные общества и союзы, как-то: «ЛУЧ», «СОКОЛ», «СПОРТИВНОЕ ОБЩЕСТВО ПРОСВИТЫ» и др. Польские организации: «ВОЙСКОВА ОРГАНИЗАЦИЯ СТРЕЛЬЦОВ», «СОЮЗ ОФИЦЕРОВ РЕЗЕРВИСТОВ», ОБЪЕДИНЕННАЯ ОБОРОНА НАРОДА» (ОЗН), ППС и др. Основные руководители перечисленных партий и организаций оперативной группой участка установлены и подвергаются аресту».

Польская зенитная артиллерия во Львове. 1939 год

Но, судя по рапорту Меркулова и Серова от 7 октября 1939 года, самую большую неприятность чекистам тогда доставили …голуби. Оказывается, во Львове имелась польская военная окружная голубиная станция, размещавшаяся «в центре города, в так называемой Цитадели». Обслуживали её капрал и семь солдат. Солдаты после взятия Львова разбежались по домам, а капрал дисциплинированно сдал пост советским военным, отрапортовав, что за день до взятия Львова голуби были выданы на львовские заставы. И вот вечером 6 октября на станцию прилетел голубь из числа розданных, а «при голубе была записка, написанная чернилами на польском языке на клочке бумаги следующего содержания: «Цитадель в первом часу будет взорвана на воздух, примите это во внимание». Капрал исполнительно доложил о записке в штаб Украинского фронта, откуда его и направили в НКВД. Поскольку как раз в это время «в помещении бывшего воеводства под руководством тов. ХРУЩЕВА шло совещание работников партийно-советского аппарата», меры чекисты предприняли соответствующие: «На всякий случай нами еще раз были тщательно осмотрены подвальные помещения в воеводстве, в НКВД, в Штабе армии. Предупрежден начальник гарнизона, вызвана дежурная часть полка, усилен караул в воеводстве, в НКВД и в ряде других важных пунктов, а также по городу. Осмотрено помещение голубиной станции и цитадели». Но, увы, «ничего обнаружено не было» и после «тщательной проверки всех обстоятельств, связанных с получением этой записки, пришли к выводу, что это провокация. Приняты меры к выявлению автора записки и наведению порядка в цитадели и на голубиной станции».

Лагерей много не бывает

Одна из важнейших «забот» НКВД – пленные: предстояло захватить небывало огромное количество военнопленных, реализуя сталинскую установку на полное уничтожение польской армии – в том числе и путем массового пленения живой силы. Потому директивы командования РККА гласили: «Не допустить ни в коем случае ухода польских солдат и офицеров из Польши в Румынию». Ещё 17 сентября 1939 года Генштаб РККА просит открыть в БОВО и КОВО восемь приемных пунктов (восьми оказалось недостаточно, сразу же создали 10) и два лагеря-распределителя военнопленных – в Козельске и Путивле. И только по одному лишь Украинскому фронту на 2 октября 1939 года значилось (по советским же официальным данным) свыше 393 тысяч пленных. Белорусский фронт к 30 сентября 1939 года взял в плен меньше – 60 202 человека. К приему такой массы чекисты организационно не были готовы, но справились – за их плечами был богатый опыт ГУЛАГа.

Ещё 19 сентября 1939 года приказом Берии № 0308 создано Управления по военнопленным при НКВД СССР (с октября 1939 года – Управление НКВД СССР по делам военнопленных, а с июля 1940 года – Управление по делам военнопленных и интернированных). Тот же приказ предусматривал организацию восьми лагерей для содержания военнопленных (Осташковский – на озере Селигер, Юхновский, Козельский, Путивльский, Козельщанский, Старобельский, Южский, Оранский). Им же утверждены начальники и комиссары лагерей, штаты, оклады охранников, инструкция о работе и распорядок дня лагерей.

Польские военнопленные во временном лагере. Тереспольское укрепление Брестской крепости, сентябрь 1939 г.

Тогда же на утверждение высшей инстанции представили и проект Положения о военнопленных – его тоже заготовили не впопыхах и не на коленке, а загодя. Тем же днем датирована и детальная инструкция НКВД, определившая порядок оперативного учета военнопленных, детально расписавшая, как оформлять документы и следственные дела на пленных, «ведущих антисоветскую работу, подозреваемых в шпионской деятельности, примыкавших к «ППС», пилсудчикам, национал-демократам, социал-демократам, анархистам и другим к[онтр]-р[еволюционным] партиям и организациям». Аналогичные дела-формуляры приказано завести «также и на весь офицерский состав».

Особо оговаривалось, как оформлять вербовку военнопленных: оказывается, на этот счет уже имелся соответствующий приказ НКВД – за № 00858 от 28 июня 1939 года. Получается, уже в июне 1939 года НКВД был готов и к приему военнопленных, и к массовым вербовкам среди них?

Польские пленные – тема отдельная и печальная. Можно лишь утверждать, что судьба их – по крайней мере офицеров – явно была определена изначально: для сталинского руководства это фактор осложняющий, докучный и потенциально опасный. Так, Сталину следовало учитывать настроения немецких союзников: придерживать невдалеке от вновь проведенных рубежей столь значительные контингенты кадровых военнослужащих только что потерпевшей поражение армии враждебного государства – это могло наводить на закономерные подозрения. Впрочем, и сам Сталин рассматривал офицерские кадры польской армии исключительно как классовых врагов, подлежащих физическому уничтожению, так что никаких мыслей об их возможном использовании даже и не возникало. Именно эту сталинскую установку уже 10 ноября 1939 года представил на совещании писателей «главный политрук» Красной армии Лев Мехлис: «Выпускать их [польских офицеров] нельзя, иначе это будут кадры легионов, формируемых на Западе. Поляки могут развернуть во Франции до 100 тысяч». А раз нельзя выпускать, то дальнейшая фаза операции «Освободительный поход» проводилась по сталинскому принципу: «Есть человек – есть проблема. Нет человека – нет и проблемы». Лишь затем пришло время для циничной лжи насчет «побега в Маньчжурию»… Которую ныне сменила не менее циничная ложь – про обретенные благодаря пакту Сталина – Гитлера мифические «стратегически выгодные рубежи» и даже «спасение сотни тысяч жизней…».

Путин обвиняет Польшу во Второй мировой войне

В первой сцене самого известного польского фильма за последние два десятилетия толпа встревоженных, отчаявшихся людей — пешком, на велосипедах, ведя лошадей, несущих узлы — идет по мосту . К их огромному удивлению, они видят другую группу встревоженных, отчаявшихся людей, идущих к ним в противоположном направлении. «Люди, что вы делаете ?!» кричит один мужчина. «Вернуться! За нами немцы! » Но с другой стороны кто-то кричит: «Советы напали на нас на рассвете!» и обе стороны продолжают идти.Возникает общая путаница.

Эта сцена происходит 17 сентября 1939 года, в день советского вторжения в Польшу; немцы вторглись две с половиной недели назад. Фильм Катынь . Режиссер, покойный Анджей Вайда, давно хотел снять эту сцену на мосту, визуальное представление того, что произошло со всей страной в 1939 году, когда Польша оказалась между двумя вторгающимися армиями, диктаторы которых совместно согласились стереть Польшу с лица земли. карта.

Даже когда разворачивалось это совместное вторжение, оба диктатора уже лгали об этом.Соглашение о создании новой германо-советской границы в центре Польши, а также о передаче Литвы, Латвии, Эстонии и Финляндии в «советскую сферу интересов» было частью секретного протокола к пакту Молотова-Риббентропа. — соглашение о ненападении между Гитлером и Сталиным, подписанное 23 августа. Секретный протокол был найден в нацистских архивах после войны, хотя Советский Союз продолжал отрицать его существование в течение многих десятилетий.

Каждая сторона также изготовляла свои особые лжи.Немцы спонсировали целую операцию под ложным флагом, в которой участвовали фальшивые польские солдаты — офицеры СС в польской форме, — которые организовали организованную атаку на немецкую радиостанцию ​​и передали антинемецкие сообщения. На место происшествия были вызваны корреспонденты американских газет, которым показали трупы заключенных, убитых специально по этому поводу. Это «преступление» вместе с несколькими другими инсценированными «нападениями» составило формальное оправдание Гитлера для вторжения в Польшу. 22 августа он сказал своим генералам, чтобы они не беспокоились о законности операции: «Я предоставлю пропагандистский повод для войны».Его авторитет не имеет значения. Победителя не спросят, сказал ли он правду ».

Между тем советское вторжение в восточную Польшу никогда формально никогда не описывалось как вторжение. Вместо этого, по словам наркома корпуса С. Кожевникова в советской военной газете Красная Звезда , «Красная Армия протянула руку братской помощи трудящимся Западной Украины и Западной Белоруссии, навсегда освободив их от социальной и национальной жизни. рабство. » Советский Союз никогда не признавал, что он завоевал или аннексировал территорию Польши: эти земли оставались частью U.С.С.Р. после войны и до сих пор являются частью современной Беларуси и Украины. Вместо этого вся операция описывалась как битва, проводимая от имени «освобожденных народов Западной Украины и Западной Белоруссии».

Читатели, я надеюсь, простят этот долгий экскурс в прошлое, но это необходимый фон для серии странных и в остальном необъяснимых заявлений, сделанных президентом России Владимиром Путиным на нескольких встречах в конце декабря. Ведь в течение одной недели Путин не менее пяти раз поднимал тему ответственности Польши за Вторую мировую войну.Он сказал группе российских бизнесменов, что консультировался с историками и читал о польской дипломатии 1930-х годов, чтобы доказать это. На встрече в министерстве обороны России он гневно заявил, что посол Польши в нацистской Германии в 1930-х годах — не совсем, как можно было бы подумать, человек огромной значимости — был «подонком» и «свиньей антисемитской». После очередной встречи с президентом спикер Думы, российского парламента, публично призвал Польшу извиниться за начало войны.

Энн Эпплбаум: Ложная романтика России

Если бы это был какой-то каприз, небольшой экскурс в малоизвестные события далекого прошлого, никого бы это не волновало. Но такая ложь всегда заканчивалась катастрофой. Советская этническая чистка восточной Польши и стран Балтии началась сразу после вторжения, в конце концов, с ареста сотен тысяч поляков и прибалтов и их депортации в поселения и концлагеря на востоке.(Нацистская этническая чистка западной Польши тоже началась немедленно с массового ареста университетских профессоров в Кракове, городе, который должен был стать этнически немецким, и — что зловеще — строительством первых гетто для польских евреев.)

Назад в эпоху Горбачева российское государство фактически извинилось за роль СССР в этих зверствах. В 1989 году Совет народных депутатов даже объявил пакт Молотова-Риббентропа недействительным. Но настроение с некоторого времени меняется.Академическая защита союза Гитлера и Сталина снова начала проявляться в России в 2009 году, приуроченная к 70-летию 1939 года; в один из опубликованных в то время сборников эссе даже входило одобрительное вступление, написанное российским министром иностранных дел Сергеем Лавровым.

События этого года, ознаменовавшего 80-летие, возможно, также воодушевили российского президента. В сентябре Европейский парламент принял резолюцию, осуждающую пакт, а также два тоталитаризма, которые разрушили большую часть Европы в 20 веке.Такое заявление раздражает Путина, который теперь ежегодно отмечает День Победы во Второй мировой войне и использует войну как одно из символических оправданий своего собственного авторитаризма. Он хочет сделать Россию не просто великой, а «великой» именно такой, какой она была «великой» в 1945 году, когда Красная Армия оккупировала Берлин.

Но это было три месяца назад. Зачем мешать? Зачем создавать плохую кровь именно сейчас? В конце концов, у Путина дела идут неплохо, по крайней мере, в его отношениях с западным миром.Американский президент — фанат; пророссийские ультраправые политические партии процветают в Германии, Италии, Австрии и Франции; даже умеренные европейцы устали от холодных отношений с Россией и устали от санкций. Между тем Польша стала более изолированной, чем за последние 30 лет. Уникальные польско-германские отношения, построенные на протяжении нескольких десятилетий, были почти полностью разрушены нынешним популистским, нативистским польским правительством, некоторые члены которого настроены скорее антиевропейски, чем антироссийски.Наступает еще большее напряжение. Наполнив Конституционный суд, польский парламент в этом месяце готовится к голосованию по закону, который может позволить правительству штрафовать или даже увольнять судей, которые ставят под сомнение судебную реформу правительства или вообще участвуют в какой-либо политической деятельности. Это незаконное, неконституционное посягательство на независимость судебной системы, а также на гражданские права судей почти наверняка приведет Польшу к новому конфликту со своими союзниками.

Но, возможно, с точки зрения Путина, это хороший момент для словесной атаки на Польшу.Нация больше не является такой интегрированной, больше не такой автоматически европейской, больше не может рассчитывать на хороших немецких друзей — может быть, сейчас для российского президента также отличное время поставить под сомнение польскую историю. Или, как мы все теперь научились говорить, может быть, сейчас подходящий момент для того, чтобы поставить под сомнение «нарратив» Польши: жертва войны, жертва коммунизма, триумфальный борец за демократию и свободу — все это может быть поставлено под сомнение. . Позже в этом месяце Путин будет основным докладчиком на мероприятии в Израиле, посвященном 75-летию освобождения Освенцима Красной Армией, и это станет еще одним моментом для того же аргумента.Это также хороший способ проверить воду. Подобно тому, как Польша находится на пороге движения в направлении реального авторитаризма, Путин хочет увидеть, как мир отреагирует — как отреагирует Польша — на идею о том, что поляки и нацисты были более или менее одним и тем же.

Читайте: коктейль демагога из жертвы и силы

Если дело в этом, Путин, возможно, был доволен. Польский премьер отреагировал резким заявлением, но польский президент до сих пор ничего не сказал.Я был в Польше на рождественских праздниках — я женат на польском члене Европейского парламента — и было много предположений о том, почему бы и нет. Как ни странно это звучит, нативистская правящая партия, хоть и счастлива громко осуждать иммигрантов и права геев, на самом деле боится России. Спокойно, некоторые из ее членов и сочувствующих даже восхищаются Россией за ее открытый расизм и агрессивный национализм. Но и международная реакция была слабее, чем могла бы быть. Правда, посол Германии в Варшаве возразил, и посол США в Варшаве смело ответил в Твиттере.«Уважаемый президент Путин, — написала она в Твиттере, — Гитлер и Сталин вступили в сговор, чтобы начать Вторую мировую войну, Польша стала жертвой этого ужасного конфликта». Посольство России в Варшаве ответило, как это часто делают российские официальные каналы Twitter, с насмешливым личным оскорблением: «Уважаемый посол, вы действительно думаете, что знаете об истории больше, чем о дипломатии?»

Но — я знаю, это шокирует — не было никаких известий из Белого дома, да и от глав других европейских государств тоже. И вы можете понять, почему: Давайте оставим этих надоедливых поляков ссориться с Россией из-за войны. — искушение, от которого трудно отказаться, особенно во время праздников, и особенно сейчас, когда внимание решительно переключилось на Ближний Восток.

Некоторые думают, что все эти исторические разговоры могут иметь другие цели. Если в конце концов Россия не была виновницей войны, то, возможно, она была жертвой. И жертвы, безусловно, заслуживают компенсации. Возможно, Россия теперь будет использовать некоторые оставшиеся исторические аргументы, чтобы заявить, что ей принадлежит больше земли на Украине. Возможно, Россия, долгое время следившая за Беларусью, воспользуется аналогичными аргументами, чтобы наконец превратить эту страну, уже зависимое государство, в полноценную провинцию. Спустя всего несколько часов после убийства генерала Касема Сулеймана Россия незаметно прекратила поставки нефти в Беларусь, поскольку экономические переговоры провалились, и этот шаг остался почти незамеченным.И, конечно же, многие в странах Балтии также глубоко обеспокоены новым энтузиазмом России по поводу пакта Молотова-Риббентропа, секретный протокол которого лишил их независимости почти на полвека. Может ли это быть прелюдией к новой атаке на их суверенитет? Или какое-то другое зверство? Ложь о происхождении войны может привести к гораздо худшим вещам.

Тем не менее, столь же вероятно, что основная цель Путина действительно является тем, чем кажется: подрыв статуса и положения самой Польши.Это самый крупный и важный из восточноевропейских членов НАТО с самой большой армией и самой серьезной экономикой; страна, которая первоначально предложила европейский торговый договор с Украиной — договор, который вызвал протесты и отречение пророссийского президента на Украине в 2014 году; страна, которая более десяти лет выступала против российско-германского газопровода «Северный поток — 2», теперь остановлена ​​санкциями США. Почему Путин не хотел бы подорвать и дестабилизировать положение Польши? Поступая так, он подрывает и дестабилизирует все урегулирование после холодной войны.И это, конечно, было центральной целью его внешней политики на протяжении двух десятилетий.

Вторжение в Польшу, осень 1939 г.

Пакт Гитлера о ненападении с Польшей

Одной из первых крупных внешнеполитических инициатив Адольфа Гитлера после прихода к власти было подписание пакта о ненападении с Польшей в январе 1934 года. Этот шаг был непопулярным среди многих немцев, которые поддерживали Гитлера, но возмущались тем фактом, что Польша получила бывшие немецкие провинции на западе. Пруссия, Познань и Верхняя Силезия согласно Версальскому договору.Однако Гитлер стремился заключить пакт о ненападении, чтобы нейтрализовать возможность французско-польского военного союза против Германии, прежде чем Германия получит шанс перевооружиться.

Умиротворение в Европе

В середине и конце 1930-х годов Франция и особенно Великобритания следовали внешней политике умиротворения, политике, тесно связанной с британским премьер-министром Невиллом Чемберленом. Целью этой политики было поддержание мира в Европе путем ограниченных уступок требованиям Германии.В Великобритании общественное мнение склонялось к некоторому пересмотру территориальных и военных положений Версальского договора. Более того, ни Великобритания, ни Франция не чувствовали себя в военном отношении готовыми к войне против нацистской Германии в 1938 году.

Великобритания и Франция по существу согласились на перевооружение Германии (1935-1937), ремилитаризацию Рейнской области (1936) и аннексию Австрии (март 1938). В сентябре 1938 года, после передачи Германии на Мюнхенской конференции чешских приграничных регионов, известных как Судеты, британские и французские лидеры оказали давление на союзницу Франции, Чехословакию, чтобы она уступила требованиям Германии о присоединении этих регионов.Несмотря на англо-французские гарантии целостности крупной Чехословакии, в марте 1939 года немцы расчленили чехословацкое государство в нарушение Мюнхенского соглашения. Великобритания и Франция ответили гарантией целостности польского государства. Гитлер продолжил переговоры с Советским Союзом о пакте о ненападении. Германо-советский пакт от августа 1939 года, в котором тайно говорилось, что Польша должна быть разделена между двумя державами, позволил Германии атаковать Польшу, не опасаясь советской интервенции.

Вторжение и раздел Польши

1 сентября 1939 года Германия вторглась в Польшу. Чтобы оправдать эту акцию, нацистские пропагандисты ложно утверждали, что Польша вместе со своими союзниками Великобританией и Францией планировала окружить и расчленить Германию и что поляки преследовали этнических немцев. СС в сговоре с немецкими военными устроили фальшивую польскую атаку на немецкую радиостанцию. Затем Гитлер использовал эту акцию, чтобы начать «ответную» кампанию против Польши.

Польша мобилизовалась с опозданием, и политические соображения вынудили ее армию пойти в невыгодное положение. Поляки также были в меньшинстве. Несмотря на упорные бои и серьезные потери немцев, польская армия потерпела поражение в считанные недели. Из Восточной Пруссии и Германии на севере и Силезии и Словакии на юге немецкие части, имея более 2000 танков и более 1000 самолетов, прорвали польскую оборону вдоль границы и двинулись на Варшаву в массированной атаке окружения.После сильного артобстрела и бомбардировок Варшава сдалась немцам 27 сентября 1939 года. Великобритания и Франция, охранявшие границу с Польшей, объявили войну Германии 3 сентября 1939 года. 17 сентября Советский Союз вторгся в восточную Польшу. 1939. Последнее сопротивление закончилось 6 октября. Демаркационная линия раздела оккупированной немцами и советскими войсками Польши проходила по реке Буг.

Род занятий

В октябре 1939 года Германия напрямую аннексировала бывшие польские территории вдоль восточной границы Германии: Западную Пруссию, Познань, Верхнюю Силезию и бывший Вольный город Данциг.Остальная часть оккупированной немцами Польши (включая города Варшава, Краков, Радом и Люблин) была организована как так называемое Генерал-губернаторство (Генерал-губернаторство) под управлением гражданского генерал-губернатора, юриста нацистской партии Ганса Франка.

Нацистская Германия оккупировала остальную часть Польши, когда она вторглась в Советский Союз в июне 1941 года. Польша оставалась под немецкой оккупацией до января 1945 года.

Последнее изменение: 30 мая 2019 г.

Авторы): Мемориальный музей Холокоста США, Вашингтон, округ Колумбия

Нападал ли Советский Союз на Польшу в сентябре 1939 года?

Нападал ли Советский Союз на Польшу 17 сентября 1939 года? Зачем спрашивать? «Мы все знаю, что «это вторжение произошло.»Вы можете посмотреть это!» Все авторитетные источники согласны. Это историческое событие произошло.

Вот недавняя статья в The New York Review of Books (30 апреля 2009 г., стр. 17) Тимоти Снайдера, профессора Йельского университета, академического эксперта в этой области — и фанатичный антикоммунист — которому просто нужно знать, что то, что он здесь пишет, является вежливо, ложно:

Каждый историк, которого я читал, даже те, кто не соответствует парадигмам холодной войны, заявляют беспроблемно то, что Советский Союз вторгся в Польшу в сентябре 1939 года.

Но правда в том, что СССР не вторгался в Польшу в сентябре 1939 года. Даже хотя шансы как минимум 99 к 1, что в каждой книге по истории, которую вы можете найти, написано, что это сделал. Мне еще предстоит найти книгу на английском языке, в которой это было бы правильно. И, конечно же, СССР никогда не был союзником нацистской Германии.

Я приведу множество доказательств в поддержку этого утверждения. больше доказательств в поддержку того, что я говорю — гораздо больше, чем я могу здесь представить, и, без сомнения, гораздо больше того, что я еще даже не обнаружил и не нашел.

Более того, в то время было широко признано, что такого вторжения не было. Я тоже это продемонстрирую.

Вероятно, правда в этом деле была еще одной жертвой холодной войны после Второй мировой войны, когда было изобретено или популяризировано огромное количество лжи о советской истории. Правда о этот и многие другие вопросы истории первого социалистического государства просто стать «незамеченным в вежливой компании».

Я буду краток в этой презентации. Я подготовил отдельный веб-страницы со ссылками на большую часть найденных мною доказательств (не все — там это слишком много).Я также готовлю более длинную версию для возможной публикации.

Прежде чем мы перейдем к вопросу о вторжении, которое не произошло, читатель необходимо ознакомиться с некоторыми неправильными представлениями о Договоре о ненападении и почему они ложны. Они тоже основаны на антикоммунистической пропаганде, которая широко распространена, если наивно «поверил».

Наиболее распространенные и наиболее ложные из них указаны выше в серии PBS. «За закрытыми дверями»

Это совершенно неверно, так как любое прочтение текста самого Пакта о МР будет раскрывать.Просто прочтите слова на странице (см. Ниже).

Когда в Польше не было правительства, Польша перестала быть государством. (Более подробное обсуждение ниже)

Это означало следующее: в этот момент Гитлеру не с кем было вести переговоры перемирие или договор.

Кроме того, секретные протоколы к Договору М-Р были недействительны, поскольку они договор о государстве Польша и больше не существовало государства Польша . Если Красная Армия не вмешалась, чтобы предотвратить это, ничто не могло помешать нацистам подходит вплотную к советской границе.

Или — как мы теперь знаем, они фактически готовились сделать — Гитлер мог бы сформировать один или более пронацистских государств на территории бывшей до недавнего времени Восточной Польши. Так Гитлер мог иметь оба пути: заявить Советам, что он все еще придерживался Соглашение о «сферах влияния» Пакта о МР, фактически создавая пронацистское, военизированное фашистское украинское националистическое государство на советской границе.

В конце сентября было заключено новое секретное соглашение.В нем советская линия интерес находился далеко на востоке от линии «сферы влияния», определявшей месяцем ранее в Секретном протоколе и опубликованном в Известиях и в Новом York Times в сентябре 1939 года. Это отражало большую власть Гитлера, теперь что он разгромил польскую армию. См. Карту на new_spheres_0939.html

На этой территории поляки составляли меньшинство даже после «полонизации» кампания по расселению поляков на этой территории в 20-30-е годы.Вы можете увидеть карта этнического / языкового населения на curzonline.html

Откуда мы знаем, что СССР не совершал агрессию или не «вторгался» Польша, когда она оккупировала Восточную Польшу, начиная с 17 сентября 1939 г. после польского Правительство интернировалось в Румынии? Вот девять свидетельств:

1. Правительство Польши не объявляло войну СССР.

Польское правительство объявило войну Германии, когда Германия вторглась 1 сентября, 1939 г.Он не , а объявил войну СССР.

2. Верховный главнокомандующий Польши Рыдз-Смиглы приказал польским солдатам не сражаться с Советы, хотя он приказал польским войскам продолжать борьбу с немцами.

См. Rydz_dont_fight.html

3. Президент Польши Игнац Москицкий, интернированный в Румынии с 17 сентября, негласно. признал, что в Польше больше нет правительства.

См. Moscicki_resignation.html

4. Правительство Румынии негласно признало, что в Польше больше нет правительства.

См. Moscicki_resignation.html

Румынская позиция признала тот факт, что Москицкий выпускал дым, когда утверждал, что он официально ушел в отставку 30 сентября. Итак, румынское правительство сфабриковал историю, согласно которой Москицки ушел в отставку еще 15 сентября, непосредственно перед въездом в Румынию и интернированием (NYT 10.04.39, стр.12). Обратите внимание, что Сам Москицкий этого не утверждал!

Румынии понадобилась эта юридическая фикция, чтобы попытаться обойти следующую проблему. Once Moscicki был интернирован в Румынии, то есть с 17 сентября 1939 г., он не мог исполнять обязанности президента Польши. Поскольку отставка является официальным актом, Москицкий не мог уйти в отставку, как только он был в Румынии.

Для наших настоящих целей вот важный момент: оба польских лидера и румынское правительство признало, что Польша лишилась правительства, когда Польское правительство перешло границу с Румынией и было там интернировано.

И Москицкий, и Румыния хотели юридического основания — фигового листа — для такого правительство. Но они совершенно не согласны с этим фиговым листом, который выставляет его как то, что это было — фикция.

5. Румыния имела военный договор с Польшей, направленный против СССР. Румыния не объявить войну СССР.

Позже польское правительство заявило, что оно «освободило» Румынию от обязательства по этому военному договору в обмен на безопасное убежище в Румынии.

Но нет никаких доказательств этому утверждению. Неудивительно: как минимум высоко маловероятно, что Румыния когда-либо пообещала «безопасное убежище» для Польши, поскольку это было бы актом враждебности по отношению к нацистской Германии. Румыния была нейтральной в войны и, как обсуждается ниже, настаивал на заключении польского правительства в тюрьму и разоружении поляки форсировались, когда они пересекли границу с Румынией.

Настоящая причина отказа Румынии объявить войну СССР, вероятно, один, приведенный в статье New York Times от 19 сентября 1939 г .:

«Точка зрения румын относительно румыно-польского антисоветского соглашения является что оно будет действовать только в том случае, если российское нападение будет единичным событием, а не следствие других войн.«
-« Румыния тревожная »; Часы Frontier. » NYT 19.09.39, стр.8.

Это означает, что Румыния признала, что Красная Армия была не союзной с Германией, а . «другая война». Это негласное признание советской и немецкой позиции, согласно которой Польша больше не имела правительства и, следовательно, больше не была государством.

6. Франция не объявляла войну СССР, хотя у нее был договор о взаимной обороне с Польша.

См. M-rpact.html для реконструированного текста «секретный военный протокол» этого договора, который был «утерян» — то есть то, что французское правительство до сих пор держит в секрете

7. Англия никогда не требовала от СССР вывода войск из Западной Белоруссии и Западная Украина, части бывшего Польского государства, оккупированные Красной Армией после 17 сентября 1939 года.

Напротив, британское правительство пришло к выводу, что эти территории не должны быть часть будущего польского государства.Даже польское правительство в изгнании согласилось!

См. Maisky_101739_102739.html Эти документы на русском языке с соответствующими цитатами, переведенными на Английский ниже них.

8. Лига Наций не определила, что СССР вторгся в государство-член.

Статья 16 Лиги Пакта Наций требует, чтобы его участники принимали торговые и экономические санкции против любых член, который «прибег к войне».

Ни одна страна не ввела никаких санкций против СССР. Ни одна страна не разорвала дипломатические отношения с СССР по поводу этой акции.

Однако, когда СССР напал на Финляндию в 1939 году, Лига проголосовала за изгнание СССР, и несколько стран разорвали с ней дипломатические отношения. См. Http://www.ibiblio.org/pha/policy/1939/391214a.html

Совсем другой ответ! который рассказывает нам о том, как Лига рассматривала действия Советского Союза в случай Польши.

9.Все страны приняли декларацию о нейтралитете СССР.

Все, включая воюющих союзников Польши Францию ​​и Англию, согласились с тем, что СССР было , а не воюющей державой, было , а не участвовавшими в войне. В результате они согласились с утверждением СССР о том, что он занимал нейтральную позицию в конфликте.

См. Постановление FDR «Прокламация 2374 о нейтралитете» , 4 ноября 1939 г .:

«… состояние войны, к сожалению, существует между Германией и Францией; Польшей; и Великобритания, Индия, Австралия, Канада, Новая Зеландия и Южный союз Африка,… »- http: // www.президентство.ucsb.edu/ws/index.php?pid=15831&st=&st1=

— также «152 — Положение о районах боевых действий» — определяет

«Воюющие порты, британские, французские и немецкие, в Европе или Африке…» — http://www.presidency.ucsb.edu/ws/index.php?pid=15833&st=&st1=

Советский Союз не упоминается как воюющая сторона. Это означает США не считал СССР в состоянии войны с Польшей.За требование Советского Союза нейтралитет см. soviet_neutrality.html

Естественно, страна не может «вторгаться» в другую страну и, тем не менее, достоверно требовать что он «нейтрален» по отношению к войне с участием этой страны. Но НИ ОДИН из эти страны объявили СССР воюющим. И Соединенные Штаты, Лига Наций или любой стране мира.

Польское государство рухнуло

К 17 сентября 1939 г., когда советские войска перешли границу, польское правительство перестала функционировать.Тот факт, что в Польше больше не было правительства, означал, что Польша была больше не состояние.

17 сентября, когда Молотов вручил послу Польши в СССР Гжибовскому записку. Гжибовский сказал Молотову, что он не знает, где находится его правительство, но был сообщил, что должен связаться с ним через Бухарест. См. Polish_state_collapsed.html

.

Фактически последние элементы польского правительства пересекли границу с Румынией и Таким образом, в день интернирования 17 сентября, согласно сообщению United Press опубликовано на четвертой странице New York Times 18 сентября с линией дат Чернаути, Румыния.См. Polish_leaders_flee.html

.

Без правительства Польша как государство перестала существовать в соответствии с международным правом. Этот факт отрицается — чаще просто игнорируется — антикоммунистами, для которых это кость в горле.

Мы более подробно рассмотрим эту проблему в следующем разделе ниже. Но мгновенное размышление покажет логику этой позиции. Без правительства — Польское правительство интернировали в Румынии, помните — вести переговоры не с кем; ни один орган, перед которым не подотчетны полиция, местные органы власти и вооруженные силы.Польский послы в зарубежных странах больше не представляют свое правительство, потому что нет правительство. (См. Страницу polish_state_collapsed.html , особенно NYT статья от 2 октября 1939 г.)

Вопрос о государстве в международном праве

Подробнее см. State_international_law.html подробности.

КАЖДОЕ определение «государства» признает необходимость правительства или «организованная политическая власть». Однажды польское правительство пересекло границу в Румынии это больше не было «правительством».«

Даже польские официальные лица того времени признали это, пытаясь произвести впечатление что «правительство» никогда не интернировалось с тех пор, как оно было передано кто-то еще перед переходом в Румынию. Увидеть обсуждение Москицкого и его «желания уйти в отставку» 29 сентября, 1939 г., цитируется также выше.

Итак, ВСЕ, включая поляков, признали, что интернированием в Румынии Польское правительство создало ситуацию, когда Польша больше не была «штат.« Это не просто« разумная интерпретация » — не просто умный логический вывод, а один из нескольких возможных отчисления. Как я продемонстрировал в этой статье, было практически всем интерпретация в то время. Каждая крупная держава, плюс бывший премьер-министр Польши сам поделился им.

Как только эта проблема решена, все остальное вытекает из нее.

* Секретный протокол к пакту M-R больше не действовал, поскольку он касался сферы влияния в «Польше», гос.

Не позднее 15 сентября Германия заняла позицию, согласно которой Польша больше не существовало как государство (обсуждается далее здесь).
После того, как Польша перестала существовать как государство, этот Секретный протокол больше не действовал.
Значит, если они захотят, немцы могут пройти маршем вплоть до советской границы.
Или — и это то, что на самом деле собирался сделать Гитлер, если бы Советский Союз не прислал в войсках — они могли способствовать созданию марионеточных государств, как пронацистское Украинское националистическое государство.
В любом случае, как только Гитлер занял позицию, что Польша больше не существует как констатируют, а значит, соглашение Пакта Молотова-Риббентропа о сферах влияния в государстве Польша больше не действовало, у Советского Союза было только два варианта: либо на номер

  1. Отправить Красную Армию в Западную Украину и Западную Белоруссию для создания суверенитет там; или
  2. Пусть Гитлер направит фашистскую армию прямо к советской границе.

* Поскольку польское государство перестало существовать, советско-польское ненападение пакт больше не действовал.

Красная Армия могла пересечь границу без «вторжения» или «совершения агрессия против Польши. Отправив свои войска через границу, СССР был заявляя о суверенитете, чтобы никто другой не мог этого сделать — например, пронацистский украинец Националистическое государство или сама нацистская Германия.

* Легитимность исходит от государства, и польского государства больше не было.

Следовательно, Польская армия больше не была законной армией, а была бандой вооруженных людей. действует без всякой легитимности. Не имея легитимности, Польская армия должна была немедленно сложил оружие и сдался. Конечно, он мог продолжать борьбу, но тогда она будет сражаться не как законная армия, а как партизаны. Партизаны НИКАКИХ прав вообще, кроме как в соответствии с законами правительства, которое заявляет о суверенитете.

* Некоторые польские националисты утверждают, что Советы показали свою «вероломство», отказавшись, когда они перебросили войска через советскую границу, разрешить польской армии перейти границу с Румынией.

Но это все не так. СССР имел дипломатические отношения с Румынией. СССР мог не позволять тысячам вооруженных людей пересекать границу из районов, где она находилась под суверенитетом в Румынию, соседнее государство. Представьте, если бы, скажем, Мексика или Канада попытались разрешить тысячи вооруженных людей переходят границу с США!

Пересмотр «Сферы влияния» 28 сентября 1939 г.

См. New_spheres_0939.html

Все это прямо упоминается в Риббентропе (Немецкий Иностранный Послание министра) к Шуленбургу (посол Германии в Москве) от 15-16 сентября. — Телеграмма № 360 от 15 сентября 1939 г. — со ссылкой на «возможность формирование в этой области новых государств ».

Обратите внимание, что Риббентроп очень недоволен идеей, что Советский Союз «воспринимать угрозу украинскому и русскому населению со стороны Германии как почву для советских действий »и хочет, чтобы Шуленберг убедил Молотова мотив.Он потерпел неудачу; это был именно тот мотив, который дал Советский Союз:

«От Советского правительства нельзя также требовать, чтобы оно оставалось равнодушным к судьба его кровных братьев, украинцев и белорусов, населяющих Польшу, которые даже раньше были бесправны, а теперь полностью брошены на произвол судьбы.
Советское Правительство считает своим священным долгом протянуть руку помощи своим брат украинцев и брат белорусов, населяющих Польшу.

— ТАСС, сентябрь 17, 1939 г .; цитируется в New York Times 18 сентября 1939 г., стр. 5; также Джейн Деграс (Ред.), Советские документы по внешней политике 1933-1941 гг. , т. III (Лондон / Нью-Йорк: Oxford University Press, 1953), стр. 374-375.

Правительство Германии уже считало, что Польши больше не существует — нет ссылки на «Польшу», только на «территорию, лежащую к востоку от Немецкая зона влияния »и др.

Польский империализм

Объяснение советской ссылки на «судьбу своей крови». братья, украинцы и белорусы, населяющие Польшу ».

По Рижскому договору, подписанному в марте 1921 г., Российская Республика (Советский Союз был официально не сформирован до 1924 г.), истощенный гражданской войной и иностранной интервенцией, согласился отдать половину Белоруссии и Украины польским империалистам в обмен на отчаянно необходимый мир.

Мы сознательно употребляем слово «польские империалисты», потому что поляки — коренные носители польского языка — были в меньшинстве в Западной Белоруссии и Западная Украина, территории, перешедшие к Польше по этому договору.Польский капиталист затем режим поощрял этнических поляков заселять эти районы, чтобы «полонизировать» их, и наложить всевозможные ограничения на использование белорусского и украинского языков.

Вплоть до начала 1939 года, когда Гитлер решил повернуться против Польши, прежде чем война с СССР, г. Польское правительство маневрировало, чтобы присоединиться к нацистской Германии в война с СССР с целью захвата большей территории.

Еще 26 января 1939 года министр иностранных дел Польши Бек обсуждал это с нацистами. Министр иностранных дел Иоахим фон Риббентроп в Варшаве.Риббентроп писал:

… 2. Затем я снова поговорил с г-ном Беком о политике, которую следует проводить Польше и Германия по отношению к Советскому Союзу и в этой связи также говорила о вопросе Великая Украина и снова предложила польско-германское сотрудничество в этой области.

М. Бек не скрывал, что Польша имела устремления в сторону советского Украина и связь с Черным морем …

(Оригинал в Akten zur deutschen auswrtigen Politik … Serie D. Bd. ПРОТИВ. 139-140. Английский перевод в Документах по внешней политике Германии. 1918-1945 гг. . Серия D. Vol. V. Речь идет о документе № 126, стр. 167–168; эта цитата на стр. 168. Также на русском языке в God Krizisa T. 1, Doc. № 120.)

Министр иностранных дел Польши Бек говорил Риббентропу, что Польша хотела бы захватить ВСЮ Украину у СССР , ибо только так Польша могла имели «связь с Черным морем.«

Оккупируя Западную Белоруссию и Западную Украину, СССР объединял белорусов. и украинцы Востока и Запада. Вот что имели в виду Советы, утверждая, что они «освобождая» эти районы. Слово «освобождение» условно употребляется. когда уходит оккупирующая империалистическая держава, и вот что здесь произошло.

Польское правительство в изгнании

В начале октября 1939 г. правительства Великобритании и Франции признали польский правительство в изгнании во Франции (позже перебралось в Англию).Это был акт враждебности против Германии, конечно. Но Великобритания и Франция уже находились в состоянии войны с Германией. (В США заняли позицию отказа признать завоевание Польши, но отнеслись к Польское правительство в изгнании в Париже двусмысленно. Очевидно, не был уверен что делать.)

СССР не мог его признать по ряду причин:

* Признание этого несовместимо с нейтралитетом СССР в войне.

Это был бы враждебный акт против Германии, с которым СССР имел пакт о ненападении и желание избежать войны.(СССР признал его в июле 1941 г., после нацистского вторжения).

* Польское правительство в изгнании не могло нигде осуществлять суверенитет.

* Самое главное: если бы СССР признал польское правительство в изгнании, СССР пришлось бы отступить к границам, существовавшим до сентября 1939 г. — потому что польское правительство в изгнании никогда не признает советскую оккупацию Западная Белоруссия и Западная Украина.
Тогда Германия просто подошла бы к советской границе.
Допустить это, конечно, было бы преступлением против советского народа. И, как Британцы и французы вскоре согласились, что стало для них ударом, а также большим толчком для Гитлера. См. Should_the_ussr_have_permitted.html

.

Польское Правительство Уникально Безответственный

Ни одно другое правительство во время Второй мировой войны не делало ничего похожего на то, что правительство Польши сделал.

Многие правительства стран, завоеванных странами Оси, сформировали «правительства в изгнание »для продолжения войны.Но только польское правительство интернировало себя в нейтральная страна, тем самым лишившись возможности функционировать в качестве правительства и лишение собственного народа их существования как государства.

Что должен был сделать лидер польского правительства , когда они осознали они были полностью избиты в военном отношении?

  • Польское правительство должно было остаться где-то в Польше — если не в столице Варшаве, то в Восточной Польше. Если бы они создали альтернативу столица на востоке — то, что Советы готовились сделать к востоку от Москвы, на случай фашисты захватили Москву — тогда они могли бы сохранить «крупную» Польшу.
    Вот должно было капитулировать — как, например, французы Правительство сделало это в июле 1940 года. Или оно могло подать иск о мире , как Правительство Финляндии это сделало в марте 1940 года.
    Тогда Польша, как и Финляндия, осталась бы государством , хотя и наверняка потерял бы территорию.
  • Или польское правительство могло сбежать в Великобританию или Францию, стран. уже в состоянии войны с Германией.
    руководителей польского правительства могли сбежать по воздуху в любой момент.Или они могли бы добраться до польский порт Гдыня, продержавшийся до 14 сентября, бежал на лодке.
  • Почему они этого не сделали? Думали ли руководители польского правительства, что они убили? Ну и что? Десятки тысяч их сограждан и солдат были убит!

Советское вторжение в Польшу 1939

17 сентября 1939 года около 1 миллиона военнослужащих Белорусского и Украинского фронтов Красной Армии пересекли восточные границы Польши, нарушив пакт о ненападении 1939 года.Советское вторжение в Польшу началось.

25 июля 1932 года Польша и СССР заключили в Москве пакт о ненападении, который должен был действовать до 1945 года. С тех пор польская внешняя стратегия заключалась в том, чтобы вести политику баланса, а следовательно, не вступать в союзы с кем-либо из стран. две большие державы: ни Германия, ни СССР. Министр иностранных дел Польши Юзеф Бек не верил, что Иосиф Сталин политически сблизится с Адольфом Гитлером. Один из его ближайших соратников сказал, что Бек считал, что спор между Германией и Советским Союзом будет длиться вечно.В этой ситуации соглашение между Гитлером и Сталиным 1939 года было почти полностью неожиданным, поскольку советская агрессия 17 сентября 1939 года застала врасплох польские власти, вооруженные силы и членов общества. Это было настолько масштабно, что многие люди и солдаты питали иллюзию, что Красная Армия идет им на помощь.

Советская пропаганда сыграла значительную роль в создании такой иллюзии, и она была даже более эффективной, потому что советская агрессия произошла в период и без того значительной усталости и отчаяния в результате немецкого наступления.

Оккупанты продолжали повторять, что пришли на помощь, и повсюду раздавались крики «бей немцев». Пропаганда достигла своей цели до такой степени, что в некоторых местах Советы встречали цветами и радостными возгласами. В тот же период Молотов вызвал польского посла в Москву и сообщил ему, что «после того, как Республика Польша перестала существовать», были приняты меры по защите жителей западной Беларуси и Украины.

В этой ситуации генеральный штаб решил не воевать, а вместо этого вести переговоры с Советами, чтобы достичь Венгрии и Румынии.Однако некоторые подразделения, например войска Корпуса охраны границы, продолжали сражаться. Директива была направлена ​​на то, чтобы свести к минимуму количество солдат, взятых в плен, и, таким образом, создать возможность их повторной мобилизации за пределами страны.

К сожалению, эти попытки в основном не увенчались успехом. Генерал Владислав Андерс, командующий Новогродской кавалерийской бригадой, сражавшейся с советскими войсками у деревни Владиполь, 27 сентября начал марш к венгерской границе.Группа войск пограничной охраны из района Полесья под командованием генерала Вильгельма Орлика-Рюкеманна провела десятки стычек и два крупных сражения. В Шаке он разгромил 52-ю стрелковую дивизию Красной армии, а затем был расформирован после битвы при Вытично 1 октября.

После советской агрессии, по разным данным, от 200 000 до 250 000 польских солдат были взяты в плен; однако количество убитых неизвестно. Красная Армия потеряла убитыми, ранеными или пропавшими без вести около 10 тысяч солдат.Это было началом одного из самых мрачных сценариев в истории Польши. В сентябре 1939 года начали убивать польских военнопленных. Действие, которое впоследствии усилилось и завершилось самым ужасным из преступлений в Катынском лесу. Масштабы военных преступлений, совершенных Советским Союзом против польских офицеров, оцениваются более чем в 8000 человек. Были также массовые депортации поляков, а в 1940-1941 годах около миллиона человек были депортированы в Россию в рамках геноцидных депортаций польского населения.

22 сентября в Бресте комбриг Семен Кривошейн и немецкий генерал Хайнц Гудериан наблюдали за совместным парадом немецких и советских танковых частей. 28 сентября, после взятия Варшавы, Гитлер и Сталин считали, что кампания в Польше окончена. Обе страны достигли общей границы, хотя ее пришлось пересмотреть из-за того, что Германия захватила больше польских территорий, чем определено в секретном соглашении. С этой целью был подписан специальный договор о границах и дружбе, известный как второй пакт Молотова-Риббентропа, в котором Советский Союз согласился передать Германии восточную часть Мазовии и Люблинское воеводство в обмен на согласие Германии с тем, что Литва будет в советской сфере влияния.Таким образом, раздел Польши был закреплен как раздел сфер влияния в странах Балтии.

Анджей Влусек

Библиография:

Ежи Лойек: Agresja 17 września 1939 [Агрессия 17 сентября 1939 года]. Варшава 1990

Кароль Лишевский: Война Польско-Совецкая 1939 [Польско-советская война 1939 года]. Лондон 1988

Норман Дэвис: Божья площадка. История Польши. Краков 1993

Эта статья подготовлена ​​совместно с Historykon.пл.

Когда Польша была потеряна: Советское вторжение 80 лет назад | Европа | Новости и текущие события со всего континента | DW

Евгениушу Сайковскому было около 20 лет, когда Советы вторглись в Польшу 17 сентября 1939 года. «Когда я увидел немцев, идущих с Запада, а русских с Востока, я подумал про себя, что это, вероятно, наш конец», — сказал он. напомнил в телевизионном выпуске для немецкой общественной телекомпании ARD.Сайковски вспоминает, как думал, что «наша Польша снова будет заключена в тюрьму на срок более 120 лет. Наши люди потеряны».

С 6 часов утра более 4000 советских танков въехали в Польшу. Сталин прислал самолетов больше, чем нацистская Германия. Вторжение произошло без объявления войны, и сражение было далеко не равным, тем более что советские войска превосходили численностью польских, которые также были в основном заняты немцами.

До тех пор люди надеялись, что война не станет для Польши полной катастрофой, сказал историк Збигнев Возничка.Войска все еще стояли в долине, окружающей Варшаву, а крупные города Люблин, Вильнюс и Львов, которые в то время входили в состав Польши, еще не были захвачены, сказал Возничка. Люди задавались вопросом, придут ли западные державы на помощь, возможно, спасут часть Польши.

Но 17 сентября у людей отняли последние остатки надежды. Боевые действия на Востоке подошли к концу, когда военный главнокомандующий Польши Эдвард Рыдз-Смигли приказал военным прекратить борьбу с большевиками.Поражение было тем более болезненным, что Советы праздновали вместе с нацистами. В очередной раз Польша стала жертвой своих соседей.

Министр иностранных дел Гитлера Иоахим фон Риббентроп (слева) и Иосиф Сталин (справа) встретились, чтобы подписать пакт о ненападении между нацистской Германией и Советским Союзом

Наследие Сталина продолжается

«Всегда утверждалось, что Польша больше всего пострадала от немцев », — сказал Возничка, преподаватель Силезского университета.Но не все так просто, — добавил он. По мнению историка, поколение поляков, помнившее разделение [различных европейских империй до 1918 года], считало своим злейшим врагом не Германию, а Россию. «Царское правление, подавление восстаний, ссылка в Сибирь — вторжение 17 сентября вернуло все воспоминания». Вскоре выяснилось, что немцы на этот раз тоже представляют собой смертельную угрозу. Но хотя нацистская оккупация в какой-то момент закончилась, наследие Сталина сохраняется и по сей день.

Польский народ по-прежнему не доверяет России, а отношения между соседями осложняются не только вторжением 1939 года.Люди еще не смирились с массовыми казнями тысяч польских офицеров и других должностных лиц в 1940 году советской тайной полицией НКВД в ходе так называемой Катынской бойни. Советы отрицали это еще в эпоху Горбачева 90-х годов. В 2009 году тогдашний премьер-министр Владимир Путин неожиданно назвал убийства в Катыни преступлением во время празднования 70-летия начала Второй мировой войны и предложил России и Польше справиться с этим вместе.

Подробнее: «Россия — единственная возможная угроза Польше»

Отравленные связи

Многие наблюдатели назвали встречу Путина 7 апреля 2010 года с тогдашним премьер-министром Польши Дональдом Туском на могилах Катыни исторической встречей .На мгновение примирение казалось возможным. Это был первый раз, когда высокопоставленный представитель российского государства посетил место сталинских преступлений, чтобы отдать дань уважения польским офицерам, и также в последний раз на сегодняшний день. Всего через три дня под Смоленском разбился правительственный самолет Польши с 96 пассажирами на борту, в том числе президентом Польши Лехом Качиньским. Самолет направлялся на поминовение Катынской резни.

Авария в очередной раз переместила политические координаты в эмоционально заряженную область, где практическая политика вряд ли возможна.Польша разделилась по вопросу о том, как отнестись к катастрофе, и ее отношения с Россией были отравлены.

Подробнее: Смоленск: трагедия, определившая политику Польши

В России до сих пор сохранились части крушения самолета, что породило теории заговора. Нынешнему правоконсервативному правительству Польши «Закон и справедливость» (PiS) легко упрекнуть Туска в его тесных связях с Путиным в то время. В этом году Путина, ставшего президентом, не пригласили на мероприятия, посвященные 80-летию начала Второй мировой войны.Польское государственное телевидение показало кадры без письменного или устного текста, в которых Туск и Путин обнимались на церемонии 10 лет назад.

Люди отмечают 7-ю годовщину авиакатастрофы в Смоленске, в результате которой погиб президент Лех Качиньский, фото которого они несут

Табу на общую историю России и Польши

Катынь и Смоленск — критические моменты в самых деликатных главах польской истории, и они неразрывно связаны с 17 сентября 1939 года, днем, когда все началось.Немцы атаковали первыми, но сталинский Советский Союз сделал это нападение возможным благодаря своему пакту о ненападении с нацистской Германией. Советы позже забрали свою долю добычи, когда Польша была почти побеждена. «17 сентября — это символ большого несчастья», — сказал Возничка.

В то время как примирение между Польшей и Германией постепенно происходило на протяжении десятилетий, общая история поляков и русских, деликатная тема, была отодвинута в сторону, чтобы освободить место для принудительной социалистической любви между братьями.Даже после падения коммунизма этот вопрос оставался табу и никогда открыто не обсуждался. Жесты 2010 года кажутся забытыми. Даже сегодня в России мало кто знает, что Советский Союз ударил Польшу ножом в спину.

Переосмысление прошлого

Восхваление Красной Армии как «освободителя Европы» всегда не соответствовало действительности в Польше из-за пакта о ненападении между Гитлером и Сталиным. В конце концов даже пропаганда не удалась. В 1953 году, когда умер Сталин, польский кинорежиссер Эрвин Аксер попытался совместить это событие и идеологию в своем фильме «Карточный домик ». По словам польского киноведа Петра Звежховского, «фильм Эрвина Аксера изображает 17 сентября как момент освобождения Польши от собственных угнетателей». Польша в межвоенный период изображается как слабое государство, настоящий «карточный домик», — утверждает Звежховский, добавляя, что это была попытка повернуть вспять коллективную память.

Художественный фильм польского режиссера Анджея Вайды « Катынь » 2007 года также был посвящен 17 сентября, но опирался на воспоминания и чувства очевидцев, таких как Сайковский.Драматическая сцена в начале фильма показывает две группы поляков, сталкивающихся друг с другом с противоположных сторон на мосту. Одна группа бежит от немцев, другая от русских. Мост символизирует глубоко укоренившиеся исторические страхи поляков, которые поднимают вопрос: нужно ли больше бояться соседа на востоке или на западе? 17 сентября 1939 года вопрос был спорным, потому что эти двое вступили в сговор, а Польша — пока что — потеряна.

Каждый вечер в 18:30 по всемирному координированному времени редакторы DW рассылают подборку важных новостей дня и качественной журналистики.Вы можете подписаться на его получение прямо здесь.

Послевоенная война. 1944–1963 гг. В Польше.

В своей борьбе за восстановление независимости поляки создали подпольное движение, известное как Польское подпольное государство. Польские солдаты неустанно пытались освободить страну как во время Второй мировой войны, так и после ее окончания. 1945 год не означал окончания войны в Польше. Борьба за независимость на территории Польши продолжалась до 1950-х годов, а последний известный партизан был убит оккупационными советскими войсками только в 1963 году.Однако последний скрывающийся партизан, как сообщается, оставался активным до 1982 года. Он участвовал в боях на протяжении всей нацистской оккупации и вплоть до советской оккупации.

Обзор геополитической ситуации Польши кажется совершенно необходимым, если кто-то хочет понять положение польской нации после 1945 года.

Вторая мировая война началась с скоординированного нападения на Польшу со стороны Третьего рейха и СССР, возглавляемых Адольфом Гитлером и Иосифом Сталиным соответственно. По состоянию на 1 сентября 1939 года, в самый первый день Второй мировой войны, оба тоталитарных режима провели совместные военные действия против Польши.С 1 сентября немецкие бомбардировщики наводились на цели в Польше с радиостанции, расположенной в Минске, а затем в Советском Союзе.

В соответствии с секретным протоколом пакта Гитлера-Сталина, также известного как пакт Молотова-Риббентропа, новые союзники — Германия и Советский Союз — должны были совместно вторгнуться в Польшу. Войска Красной Армии должны были войти в Польшу через три дня после нападения рейха. Иосиф Сталин, однако, не соблюдал протокол, его войска вошли в Польшу только через 17 дней после удара немцев.Задержка была вызвана опасениями по поводу пропагандистского дискурса на Западе, который Сталин хотел сосредоточить исключительно на Германии.

В течение 17 дней немецкие войска противостояли польским солдатам без ожидаемой поддержки. В результате была уничтожена треть танкового парка. Для быстрой победы, как задумал Адольф Гитлер, требовался могущественный союзник. Без этого вторжение в Польшу могло бы оказаться рискованным. Секретный протокол, приложенный к соглашению о союзе, заключенному между Советским Союзом и Германией, разделил Польшу на две оккупационные зоны и, в более широком смысле, разделил Восточную Европу на германскую и советскую сферы влияния.По соглашению немецкие войска, которые атаковали Польшу намного раньше и, следовательно, захватили больше земель, должны были отступить. Таким образом, польская территория была разделена на две половины. Польское правительство было вынуждено покинуть страну. Сначала во Франции, а после ее капитуляции — в Великобритании.

Советский Союз — наброски

Советский Союз был первым коммунистическим государством в мире. Ее политические элиты руководствовались коммунистической идеологией, когда дело касалось как внешних, так и внутренних дел или установления экономической и социальной политики.Понять Советский Союз, его природу и политику было бы невозможно без понимания того, какие цели коммунистическая идеология поставила перед первым в мире коммунистическим государством. Государственный герб Советского Союза воплощает эти цели.

На нем изображены серп и молот над земным шаром. Серп и молот — символы коммунизма, коммунистической революции и самого СССР. Причины создания государства были следующие: мировая революция и неизбежная классовая борьба.Оба являются ключевыми элементами идеологии Карла Маркса, а также идеологии Советского Союза.

Мировая революция означает захват мира коммунистическим государством. По мнению коммунистических идеологов, капиталистические государства не могут мирно сосуществовать с коммунистическими государствами. Целью Советов было развязывание мировой войны. После того, как капиталистические государства уничтожат друг друга, Советы захватят весь мир. Вот почему Советский Союз всегда планировал стратегическую наступательную войну, но никогда не готовил план оборонительной войны.

Классовая борьба — краеугольный камень философии Карла Маркса. Это требует перестройки общества в соответствии с коммунизмом. На практике это привело к геноциду: убийству от 10 до 15 процентов данного общества, а также к уничтожению его элит и тех слоев общества, которые были нежелательны в коммунистическом государстве. В основном это касалось целых семей и наиболее образованных людей, которые при жизни выступали гарантами культуры, национальных и государственных традиций, знаний и веры.Для коммунистов они стояли на пути коммунистического правления и обуздания целых обществ в условиях тоталитарного режима.

Советский Союз и независимость Польши

Поляки были первым народом, подвергшимся истреблению в Советском Союзе исключительно по национальному признаку. В ходе Польской операции, проведенной между 1937 и 1938 годами, почти 140 000 человек подверглись преследованиям, 111 000 из которых были немедленно убиты. Единственным критерием репрессий была польская национальность.Это был первый акт геноцида на национальной почве в коммунистическом государстве, в отличие от массовых убийств, совершенных по политическим, социальным или классовым мотивам.

После совместного вторжения в Польшу два союзника тесно сотрудничали почти два года. И Германия, и Советский Союз проявляли одинаково враждебное отношение к полякам. Он включал массовые убийства, уничтожение польской элиты и истребление поляков в концентрационных лагерях, часто после того, как они эксплуатировали их с помощью принудительного труда.Советы методично депортировали польское население в изгнание в отдаленные районы СССР, для которых характерен враждебный климат — полупустыни, тайги или тундры. Процесс депортации был остановлен вторжением Германии в Советский Союз, что спасло миллионы поляков из восточных частей бывшего польского государства от высылки. Внезапно вся польская территория оказалась под нацистской оккупацией.

После нападения нацистов на Советский Союз коммунистам, внезапно оказавшимся в тылу, было приказано организовать партизанское движение.До 1941 года это было невозможно из-за тесного союза Гитлера и Сталина. Советские партизаны и коммунистические организации проявляли откровенно враждебное отношение к Польскому подпольному государству. Польские организации сопротивления, которые вели непрерывную антинацистскую борьбу с 1939 года, заманили в свои ряды большую часть польской молодежи. Это означало, что коммунисты набирались в основном из хулиганов и бандитов. Они предлагали политическую защиту, но требовали полной лояльности коммунистическим властям.Коммунисты допустили продолжение преступной деятельности этих групп, отныне известных как партизанские отряды Народной армии и Народной гвардии.

Армия Крайовой, крупнейшая военная организация Польского подпольного государства, считала довольно неудачным сражаться с частями, подчиняющимися Иосифу Сталину, поскольку Советский Союз был союзником Великобритании, в то время являвшейся домом для польского правительства в изгнании. Это была вторая по величине военная организация в подпольном государстве, известная как Национальные вооруженные силы, которая яростно боролась с коммунистическим бандитизмом.Коммунистические партизаны не имели большого успеха, если бы не бесчисленные акты грабежей, изнасилований и убийств, которым они подвергали мирных жителей. Обычно это были малоопытные и развратные личности. В основном им был поручен сбор разведданных, особенно в отношении тех, кто участвует в структурах Польского подпольного государства. Собранная информация была впоследствии передана в центральный штаб в СССР по радио и использовалась для выявления и роспуска польского движения сопротивления.

Коммунистические отряды редко сражались против немцев из-за их плохой подготовки и плохого снаряжения. Они в основном сосредоточились на взрыве железнодорожных путей, чтобы замедлить отправку немецкой провизии на восточный фронт. В отместку немцы вырезали мирных жителей. Для партизан-коммунистов немецкие войска и Польское подпольное государство были равными врагами. Оба они рассматривались как препятствие на пути к всемирной революции. По этой причине во время нацистской оккупации коммунистические партизанские отряды часто убивали поляков, участвовавших в движении сопротивления, или атаковали польские партизанские отряды.

В 1944 году линия фронта была отодвинута в довоенную Польшу. По мере отступления немецких войск солдаты Красной Армии продвигались в Польшу. К ним присоединились подразделения НКВД. С точки зрения поляков, это была та же Красная Армия, которая напала на Польшу в 1939 году в качестве союзника Гитлера. Советы никоим образом не изменили своего отношения к полякам и их борьбе за независимость. Подразделениям НКВД, вслед за продвижением советских солдат, были поручены методические поиски, аресты, расследования, убийства и депортации поляков, участвовавших в движении сопротивления.

Антикоммунистическое восстание

Следующие события произошли на всей территории Польши. Польские партизанские отряды вступили в вооруженный бой с немцами в рамках операции «Буря». Он был направлен на освобождение городов и территорий в Польше до наступления Красной армии. Некоторые части были расформированы до наступления линии фронта, что позволило избежать насыщения данного района регулярными вооруженными силами, что делает невозможным участие в партизанской войне. По мере продвижения советских войск в Польшу они арестовывали и разоружали части Армии Крайовой, которые проявили себя во время операции «Буря».Польские офицеры были убиты или депортированы на восток в советские концлагеря. Однако рядовые были включены в специальные отряды, созданные специально для них в составе Красной Армии.

НКВД использовал собранные коммунистическими партизанами разведданные, чтобы преследовать членов польского движения сопротивления. Он был направлен на полную ликвидацию тех, кто противостоял немцам в борьбе за независимость Польши. Для СССР они были серьезной угрозой продвижению коммунистической идеологии и окончательному завоеванию Польши из-за их большой приверженности польскому государству и национальным ценностям, а также идее свободы в целом.В результате на территории, оккупированной Советским Союзом, последовал массовый террор. После окончания Второй мировой войны в Польше было построено более двухсот концлагерей для польских мирных жителей. Советы также использовали существующие лагеря, которые использовались во время нацистской оккупации.

Бойцы расформированных партизанских отрядов подверглись преследованию и убиты. Вскоре леса снова заполнились беглецами, уклоняющимися от захвата и террора оккупантов. Партизаны, которые ранее воевали с немцами, были вынуждены вернуться в боевые действия и сражаться против Советов в порядке самообороны.Образовалось много новых партизанских отрядов. Их общее количество было больше, чем при нацистской оккупации. Это был ответ на массовый террор и убийства, к которым прибегали Советы.

По оценкам, после окончания Второй мировой войны в партизанской войне участвовало более 200 000 человек. Они боролись за независимость и против массового террора. Его обычно называют польским антикоммунистическим восстанием. В 1944–1947 годах происходили ожесточенные бои между партизанами, выступавшими за независимость, и советскими оккупантами.С советской стороны в боевых действиях преимущественно участвовали механизированные бригады НКВД. Это были специальные подразделения, специально предназначенные для борьбы с партизанскими группами, вооруженные скорострельными крупнокалиберными пулеметами и ББМ. Это давало подавляющее преимущество над легковооруженными партизанами.

Организованные бои на территории Польши продолжались до 1950-х годов. Последние организованные польские воинские части проявили себя и прекратили свою деятельность в 1954 году. Национальный военный союз был одним из крупнейших вооруженных сил, которые сражались с оккупантами дольше всех.Последний польский партизан погиб в бою против войск, возглавляемых Советским Союзом, только в 1963 году: сержант Юзеф Франчак, солдат польской армии и партизан, сражавшийся как с немецкими, так и с советскими войсками. В его глазах война не закончилась в 1945 году. Он продолжал свою партизанскую борьбу 18 лет подряд. В последние годы он в основном скрывался, так как знал, что, если он попадет в плен к Советскому Союзу, он будет убит.

Прапорщик Антони Доленга был последним солдатом Польского подпольного государства, который не сдался.Он скрывался, пока коммунисты постоянно преследовали его. До войны он был польским солдатом, участвовал в оборонительной войне Польши в 1939 году. Затем он был вовлечен в польское движение заговора под нацистской оккупацией. Во время советской оккупации был командиром партизанского отряда. После того, как он остался с горсткой солдат, он отправил их домой, пока он оставался в действии до своей естественной смерти в 1982 году.

Партизанские отряды и солдаты Подпольного Польского государства не выжили бы в бою против Советского Союза, если бы не подавляющая поддержка польского населения.В то время как западные общества продолжали восстанавливать свои родные земли после войны, в Великобритании началась битломания, а карьера Элвиса Пресли находилась в зачаточном состоянии, а в Польше все еще слышались выстрелы. Борьба за свою независимость еще не закончилась. Советы создали свои военные базы. И посредством навязанного террора они установили полный контроль над Польшей, ее экономикой, политикой и обществом.

Польша не восстановила свою независимость после Второй мировой войны. После великого конфликта Советский Союз, который впервые напал на Польшу как союзник Гитлера в 1939 году, захватил всю территорию Польши при открытом попустительстве победоносных союзников.

Советская агрессия против Польши с 17 сентября 1939 года — Новости

Подготовка вторжения в Польшу началась Главным командованием Красной Армии в конце августа 1939 года. В ночь с 16 сентября на 17 сентября , в 3 часа ночи в Народном комиссариате иностранных дел. Советского Союза послу Польши Вацлаву Гжибовскому была передана записка, в которой он аргументировал нападение на Польшу с заботой о судьбе проживающих там национальных меньшинств. Польский дипломат отказался принять этот документ.

Вторжение

В течение следующих нескольких часов войска Красной Армии перешли границы Польши.

Первая советская атака была направлена ​​на сторожевые вышки Пограничного корпуса, среди прочего, сторожевые вышки в Чурилове (браславский район, Полесское воеводство), Шаповалы и Поликшты (молодецкий район, Вильнюсское воеводство) были атакованы около 4.40 утра. Советы использовали более 600 тысяч солдат из воинских частей; кроме того, они использовали 4 700 танков и 3 300 боевых самолетов.Для нужд военных действий Военные советы особых воинских частей: Белорусский и Киевский были преобразованы в командование фронтами и наделены полномочиями по реализации плана агрессии. На восточной стороне Польши находились небольшие части корпуса охраны границы, бригады резервной кавалерии Волковиск и отдельной оперативной группы «Полесье», а также разбитые войска польской армии, отступавшие после боев с немцами.

Оборона

Вступление советских войск в Польшу было шоком для правительства того времени.Генерал Эдвард Рыдз-Смиглы, выступавший в качестве верховного главнокомандующего, отдал общий приказ не вступать в бой с Красной армией, за исключением случаев, когда по ним стреляют или если Советы попытаются разоружить польские войска, и отступить в сторону Румынии. и Венгрия. Несмотря на преимущество противника и фактор внезапности, польские солдаты и граждане оказали храброе сопротивление. Во многих городах происходили небольшие бои с Советами, то есть при Коуло, Сарнах, Барановичах, Тарнополе. Звание государственных символов завоевала оборона Вильнюса (18-19 сентября), Гродно (20-21 сентября) и даже Кодзевце (в ночь с 21 сентября на 22 сентября ) сражались между полком уланов. и советской бронетанковой дивизии, или двухдневный бой под Шаком (28-29 сентября) между Пограничными войсками под командованием генерала.Вильгельм Орлик-Рюкеманн.

Род занятий

Численность Красной Армии была подавляющим преимуществом, поэтому Советы быстро двинулись в Польшу, захватив все больше и больше городов. Уже 19 сентября -го 1939 года командующий Белорусским фронтом Михаил Ковалов через листовки на польском и белорусском языках проинформировал польское население о том, что на всей захваченной территории создается Народно-фермерская Красная армия временного управления.Они состояли из представителей Красной Армии и местного населения и должны были действовать до формирования соответствующих органов власти. Советские войска подошли к Белостоку 22 сентября 1939. В город вошла 6-я -я дивизия 6-го -го кавалерийского корпуса. Советы взяли власть у немецкой армии, дислоцированной в городе на два дня, и сделали дворец Браниччи своей штаб-квартирой. Город был украшен красными знаменами, портретами Ленина и Сталина. В следующие дни под советскую оккупацию попали: Осовец, Райгруд, Соколы, Граево (25 сентября -е гг. г.), а на следующий день части Красной Армии вошли в Высокие Мазовецки, а 27 сентября -е гг. Замброво.Ломжа в свою очередь была взята 29 сентября -го 1939 года.

С того самого момента, как Советы пересекли границу, они начали совершать военные преступления против польских граждан, особенно землевладельцев, военных поселенцев и представителей администрации Польского государства. Польские солдаты также были репрессированы. В том числе было расстреляно около 300 защитников Гродно и 150 моряков Пинской флотилии; ген. Юзеф Ольшина-Вильчинский, командир Гродненского областного корпуса №3 и его адъютант, артиллерийский капитан Мечислав Стржемески были казнены.

С того самого момента, как Советы пересекли границу, они начали совершать военные преступления против польских граждан, особенно землевладельцев, военных поселенцев и представителей администрации Польского государства. Польские солдаты также были репрессированы. В том числе было расстреляно около 300 защитников Гродно и 150 моряков Пинской флотилии; ген. Юзеф Ольшина-Вильчинский, командир Гродненского областного корпуса №3 и его адъютант, артиллерийский капитан Мечислав Стржемески были казнены.

Раздел

28 сентября -го 1939 года в Москве был подписан договор о границах и дружбе между Третьим Рейхом и Советским Союзом.

Восточные территории Польши были включены в состав СССР, за исключением Вильнюсского района. На основании договора, подписанного 10 октября -го 1939 года, СССР передал Литве город и Вильнюс.Остальные территории были присоединены к Советскому Союзу и, согласно советской терминологии, обозначались как Западная Беларусь или Западная Украина. Официально эти территории были присоединены к Советскому Союзу в период с 1 по 2 ноября 1939 года — по просьбе делегатов Народного собрания Западной Беларуси и Народного собрания Западной Украины — во время пятой специальной сессии Верховного Совета СССР. .

Террор

Продолжавшаяся почти два года оккупация этих территорий СССР равнялась беспощадному террору для польских граждан.Среди репрессивных средств, использованных Советским Союзом, были аресты, депортации в ГУЛАГи, Катынская резня. Общие потери от советской оккупации сегодня еще полностью не известны. По подсчетам историков, только в сентябре 1939 года солдаты Красной Армии и сотрудники оперативных спецслужб ЧК убили 2,5 тысячи пленных и несколько сотен мирных жителей, а за два года оккупации не менее 800 тысяч польских граждан были отправлены вглубь СССР (это в число военнопленных, людей, отправленных в лагеря, депортированных, мобилизованных в Красную Армию, людей, решивших работать в СССР или эвакуированных с фронта, когда в июне 1941 года разразилась война между двумя агрессорами).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.