Война россии с японией 1904 1905: Русско-японская война: не маленькая и не победоносная

Содержание

OZON.ru

Самара
  • Ozon для бизнеса
  • Мобильное приложение
  • Реферальная программа
  • Зарабатывай с Ozon
  • Подарочные сертификаты
  • Помощь
  • Пункты выдачи
Каталог ЭлектроникаОдеждаОбувьДом и садДетские товарыКрасота и здоровьеБытовая техникаСпорт и отдыхСтроительство и ремонтПродукты питанияАптекаТовары для животныхКнигиТуризм, рыбалка, охотаАвтотоварыМебельХобби и творчествоЮвелирные украшенияАксессуарыИгры и консолиКанцелярские товарыТовары для взрослыхАнтиквариат и коллекционированиеЦифровые товарыБытовая химия и гигиенаМузыка и видеоАвтомобили и мототехникаOzon УслугиЭлектронные сигареты и товары для куренияOzon ExpressOzon PremiumOzon GlobalТовары в РассрочкуПодарочные сертификатыУцененные товарыOzon СчётСтрахование ОСАГОРеферальная программаOzon TravelОzon ЗОЖДля меняЗона лучших ценOzon MerchOzon для бизнесаOzon КлубУскоренная доставка!Ozon LiveМамам и малышамТовары OzonOzon ЗаботаЭкотоварыДоставка от 2 часовSALE Везде 0Войти 0Заказы 0Избранное0Корзина
  • TOP Fashion
  • Premium
  • Ozon Travel
  • Ozon Счёт
  • LIVE
  • Акции
  • Бренды
  • Магазины
  • Сертификаты
  • Электроника
  • Одежда и обувь
  • Детские товары
  • Дом и сад
  • Зона лучших цен

Произошла ошибка

Вернуться на главную Зарабатывайте с OzonВаши товары на OzonРеферальная программаУстановите постамат Ozon BoxОткройте пункт выдачи OzonСтать Поставщиком OzonЧто продавать на OzonEcommerce Online SchoolSelling on OzonО компанииОб Ozon / About OzonВакансииКонтакты для прессыРеквизитыАрт-проект Ozon BallonБренд OzonГорячая линия комплаенсУстойчивое развитиеOzon ЗаботаПомощьКак сделать заказДоставкаОплатаКонтактыБезопасностьOzon для бизнесаДобавить компаниюМои компанииПодарочные сертификаты © 1998 – 2022 ООО «Интернет Решения». Все права защищены. Версия для слабовидящихOzonИнтернет-магазинOzon ВакансииРабота в OzonOZON TravelАвиабилетыRoute 256Бесплатные IT курсыLITRES.ruЭлектронные книги

На Сахалине хотят увековечить память о героях войны с Японией 1904-1905 гг. | ОБЩЕСТВО

Депутаты регионального парламента инициировали внесение даты «7 августа – Дня памяти героических защитников Сахалина в Русско-Японской войне (1904-1905 годы)» в региональный Закон «О памятных днях Сахалинской области».

По мнению парламентариев трагические события периода русско-японской войны 1904-1905 на острове Сахалин являются примером безграничного мужества и героизма защитников острова, которые отдали свою бесценную жизнь защищая от врага родную землю.  

Напомним, Русско-японская война 1904-1905 годов началась 27 января 1904 года с внезапного нападения японских миноносцев на русскую Тихоокеанскую эскадру, стоявшую на внешнем рейде Порт-Артура. На следующий день после этих событий Япония объявила войну России и на Сахалине была объявлена мобилизация: начался набор в армию дружинников из числа охотников, ссыльных крестьян и каторжников, которым были сокращены сроки наказания.

7 августа 1904 года легкий крейсер «Новик» из состава Порт-Артурской эскадры возле берегов южного Сахалина вступил у в неравный бой с тяжелым японским крейсером «Цусима» и сумел вывести вражеский корабль из строя, но пришедший ему на подмогу крейсер «Читозе» сумел нанести серьезные повреждения русскому судну. Командир крейсера «Новик» М.Ф.Шульц принял тяжелое решение о затоплении крейсера и высадке на берег. Погибших и умерших от ран моряков крейсера «Новик» с почестями похоронили в посту Корсаковском, а раненых отвезли во Владимировку.

Моряки с крейсера «Новик» на Сахалине. Сахалинская областная дума

Основная часть экипажа отправилась на север острова, а затем во Владивосток. В Корсаковском посту оставили 28 матросов и 3 офицера. Они сняли с крейсера все орудия и часть снарядов, укрепив оборону поста Корсаковский, которую возглавил мичман А.П. Максимов.

Самые трагические и кровавые события произошли на Сахалине после крупномасштабного японского вторжения на остров. Летом 1905 года 53 корабля доставили к берегам Южного Сахалина 13-ю пехотную дивизию генерала Харагучи — 14 тысяч человек с артиллерией и кавалерийским полком. Под прикрытием артиллерийского огня с кораблей японцы высадили десант в районе деревни Мереи. Мичману А.П. Максимову с оставшейся командой экипажа крейсера «Новик» пришлось принять неравный бой с японским десантом. Впоследствии за оборону Сахалина 23 моряка были удостоены знака отличия Военного ордена Святого Георгия 3-й степени, а еще двое – 4-й.

В соответствии с планом обороны Сахалина, разработанным военным губернатором острова генерал-лейтенантом М.Н. Ляпуновым, для обороны Сахалина было создано пять партизанских отрядов, которые должны были совершать партизанские вылазки в тылу противника, чтобы измотать противника и заставить их убраться с острова.

Несмотря на героическое сопротивление партизанских отрядов, многократно превосходящие силы противника шаг за шагом продвигались вглубь острова, жестоко подавляя очаги сопротивления. Из пяти отрядов дольше держался отряд под командованием капитана Быкова и только известие о капитуляции генерала Ляпунова, вынудило отряд искать пути для тступления.  Потеряв в боях 54 человека, партизаны сумели добраться до Николаевска-на-Амуре, так и не покорившись врагу.

Память о героических защитниках Сахалина увековечена в названиях географических объектов. В честь капитана Василия Петровича Быкова названы мыс, гора и поселок. На юге острова есть мыс Арцишевского, названный так в честь командира одного из партизанских отрядов полковника Иосифа Алоизовича Арцишевского, потерявшего в боях за Соловьевку, Хомутово, Владимировку и Дальнее — 70% численного состава своего партизанского отряда.  

Мыс Слепиковского в Холмском районе назван в честь доблестного офицера штабс-капитана Бронислава Владиславовича Гротто-Слепиковского, который пал в неравном бою с японским отрядом и похоронен вместе со своими ополченцами в братской могиле на берегу озера Тунайча.

Учитывая беспримерный героизм защитников острова Сахалин в период русско-японской войне 1904-1905 гг. , депутаты предлагают ежегодно в Сахалинской области дату 7 августа отмечать как день Памяти героических защитников Сахалина в русско-японской войне 1904-1905 гг.  За поддержкой для принятия этого решения парламентарии обратились к губернатору Сахалинской области Валерию Лимаренко, сообщает официальный сайт законодательного органа власти.

Из воспоминаний главнокомандующего вооруженными силами России на Дальнем Востоке во время Русско-японской войны 1904–1905 гг. генерал-адъютанта А.Н. Куропаткина о ходе войны, причинах поражения России и значении Русско-японской войны 1904–1905 гг.

17 ноября 1906 года, с. Шешурино

Холмского уезда Псковской губернии

 

… С приезда в армию я неизменно твердил каждой части войск,- которую встречал или осматривал, что война может окончиться только после победы нашей, что никто из нас ранее этой победы домой не попадет, что победа наша с подходом достаточных подкреплений несомненна. И это твердое верование проникло в душу простого солдата и офицера. Мне не раз приходилось и до Мукдена, и после Мукдена уже от самих солдат, в особенности в госпиталях, слышать, что до победы над японцами они не могут пойти домой: «бабы засмеют», повторяли они…

Относительно нравственного духа в армии надлежит еще прибавить, что чем ближе войска стояли к противнику, тем сильнее духом они были, тем менее было разных лишних в военном деле разговоров и рассуждений. Газеты читать было некогда. При посещениях мною авангардных частей 1-й армии: 2, 3-го и 4-го Сибирских и 1-го армейского корпусов, находившихся под начальством полковника князя Трубецкого, полковника Тихомирова, полковника Редькина и генерал-лейтенанта Кашталинского, я всюду встречал полную готовность двинуться вперед, заботу о войсках, твердый внутренний порядок и спокойное бодрое настроение войск и их начальников…

Третья мера из числа принятых мною для поддержания и улучшения духа в армии заключалась в быстром продвигании вперед наиболее выдающихся штаб — и обер-офицеров армии…

Четвертой из принятых мною мер для обеспечения успеха нашего в борьбе с Японией я считаю гуманное отношение к китайцам, населявшим Маньчжурию. С неослабной строгостью я и мои помощники охраняли, в возможной на войне степени, китайское население от излишних тягостей войны и, главное, охраняли материальные интересы китайцев (что имеет особо важное по складу их натуры значение)…

Таким образом, при определенном плане войны, по которому предвиделась, в зависимости от роста наших и японских сил в материальном и духовном отношениях, возможность отступления наших войск даже за Харбин, главные средства, принятые мною для победы над японцами, заключались в следующем:

в твердом, неизменном ни на минуту веровании, что война может окончиться только нашей победой, и внушение всем войскам, что до достижения победы ни для кого из нас нет возврата домой;

в непрерывной отеческой заботливости со стороны начальствующих лиц всех степеней об увеличении в возможной на войне степени жизненных удобств войск и о сохранении их здоровья;

в совершенствовании боевой готовности и годности войск, в особенности путем продвигания вперед, наиболее отличившихся вне всякого старшинства лиц;

в гуманном отношении к китайскому населению, проживавшему во время войны в Маньчжурии.

Ослабление материальных и духовных сил японцев можно было усмотреть в нижеследующем.

Оттеснение нашей армии к северу до Сипигайских позиций потребовало от японской армии чрезвычайных усилий и стоило им огромных жертв. В главе 7-й указано, что, по сведениям нашего Главного штаба, весь мирный состав японской армии определялся в 110 000 человек, но из них до 13 000 находилось в постоянном отпуске. В запасе и в территориальной армии числилось 315 000 человек. Таким образом, первоначально весь запас нижних чинов составлял, по нашим расчетам, лишь 425 000 человек. Между тем по расчетам, сделанным на основании опубликованных данных японского главного санитарного управления, видно, что за время войны было всего призвано под знамена свыше одного миллиона людей, что потребовало крайнего напряжения сил населения. Пришлось во время войны изменять законы, чтобы привлечь к службе в действующей армии лиц, уже отслуживших свой срок в запасе, пришлось поставить в ряды армии в 1904 и 1905 гг.

не только новобранцев 1905 г., но и новобранцев 1906 г. При медленном физическом развитии японцев, среди пленных стали попадаться почти мальчики и рядом с ними почти старики. Потери убитыми и ранеными были весьма велики: только на почетном кладбище в Токио было похоронено около 60 600 человек, убитых в сражениях, к ним надо прибавить около 50 000 умерших от ран. Японцы, таким образом, потеряли только убитыми и умершими от ран до 110 000 человек, т. е. цифру, равную всему составу армии в мирное время. Наши потери сравнительно с миллионной армией были в несколько раз меньшие, чем у японцев. Во время войны в японских лечебных заведениях пользовалось около 554 000 человек, в том числе 220 000 раненых. Вместе с умершими от болезней японцы потеряли убитыми и умершими от ран и болезней 135 000 человек.

В особенности японцы несли сильные потери в офицерах….

За время стоянки на Сипингайских позициях число пленных японцев стало возрастать, и многие из них уже не проявляли того фанатизма, который замечался у пленных в 1904 г. Многие из пленных откровенно признавались, что тяготятся войной. Во многих письмах с родины, находимых нами у убитых и пленных, тоже ясно сказывалось утомление войной: сообщалось о тяжелых налогах, которые возросли во время войны в чрезвычайной степени, о дороговизне предметов первой необходимости, об отсутствии заработков. Напротив расположения 1-го Сибирского корпуса однажды в плен сдалась японская рота полного состава, чего ранее не было. Храбрый генерал-адъютант Мищенко со спешенными казаками атакует и берет японские укрепления против правого фланга нашего расположения….

В отношении материальном японцы тоже не почивали на розах. Деньги доставались все труднее и труднее, а нужды армии, возраставшей в числе, все росли. В особенности, по-видимому, японцы затруднялись в своевременном пополнении артиллерийских патронов. Особенно в боях на Шахе был заметен недостаток у них этих патронов.

Но что не могло не озабочивать японцев, это начавшееся охлаждение к их успехам со стороны европейских держав и Америки…

Мы могли воспользоваться поворотом общественного мнения и, прежде всего, затруднить снабжение японцев деньгами. Требовался один крупный успех наших войск, чтобы в Японии и в японских войсках реакция проявилась в сильной степени. Вместе с истощением денежных средств, при упорном продолжении нами войны, мы скоро могли бы поставить Японию в необходимость искать почетного и выгодного для нас мира…

Тяжкие внутренние непорядки, враждебное, в лучшем случае равнодушное отношение населения к войне вызвали преждевременное заключение мира.

Последствия преждевременного заключения мира, которым Япония была признана победительницей России на Азиатском материке, несомненно, будут тяжкими не для одной России, но и для всех держав, имеющих владения или промышленные интересы в Азии. «Желтая опасность», появление которой еще недавно только предвиделось, ныне наступила.

Япония, несмотря на победный для нее исход войны, лихорадочно увеличивает свои силы. Китай под руководством японских офицеров формирует многочисленные войска по японскому образцу.

В самое короткое время Япония и Китай будут иметь возможность выставить в Маньчжурии армию свыше полутора миллионов вооруженных людей. Эти силы при направлении их против России могут задаваться целью отторгнуть от России значительную часть Сибири и низвести нашу родину на степень второстепенной державы.

Мы видели выше, что отсутствие дипломатической подготовки перед войной заставило нас большую часть своих вооруженных сил держать во время войны в Европейской России, что составило одну из причин наших неудач (гвардия и гренадеры остались в России, а резервные войска дрались в Маньчжурии)…

Вторая причина наших неудач заключалась в том, что мы не могли быстро воспользоваться для борьбы с Японией даже теми силами, которые были предназначены для сего, вследствие слабости железнодорожной связи России с Маньчжурией…

Наконец, в числе главных причин наших неудач надлежит отметить равнодушное, даже враждебное отношение населения к минувшей войне.

Ныне опасность, угрожаемая России с Дальнего Востока, стала настолько очевидной, что все слои русского населения должны вполне сознательно готовиться в случае нового нападения на Россию со стороны Японии или Китая встать, как один человек на защиту целости и величия нашей родины.

Таким образом, для успеха в будущей вероятной войне на Дальнем Востоке мы должны работать, дабы получить возможность:

1.  Располагать свободно всеми своими вооруженными силами;

2. Располагать сильной железнодорожной связью Приамурья с Европейской Россией;

3.  Подготовить водные пути Сибири для передвижения больших грузов с запада на восток;

4.  Передвинуть по возможности базу армии из Европейской России в Сибирь;

5.  Приготовиться вести новую войну не одной армией, а всем патриотически настроенным русским народом.

По историческим судьбам, очевидно, России предназначено было пережить в 1904-1906 гг. тяжелое испытание как на полях Маньчжурии, так и внутри России. Наш великий народ выходил и из испытаний еще более тяжких обновленным и окрепшим. Не будем сомневаться, что и ныне Россия, призываемая своим монархом к новой жизни, быстро оправится от постигших ее временных потрясений и не сойдет с подобающего великому народу места среди других народов всего мира. <…>

Сокрушаясь и болея душой о наших неудачах и тяжелых потерях, не будем смущаться. В них русская мощь обновляется, в них русская сила крепнет, растет».

 

Куропаткин А.Н. Русско-японская война, 1904-1905: Итоги войны / Под ред. Н.Л. Волконского. – СПб, 2002. – С. 512 – 525.

Статьи — Государственный архив Хабаровского края

«К 110-летию Русско-японской войны 1904–1905 гг.», С.А. Богданов

Война между двумя крупнейшими азиатскими державами – Россией и Японией стала первым крупным международным конфликтом на Дальнем Востоке в ХХ столетии. Интерес изучения причин конфликта, военных поражениях российской армии и флота и последствиях войны до сих пор остаётся актуальной задачей исторических исследований. Небольшой комплекс документов периода Русско-японской войны хранится в государственном архиве Хабаровского края, который представлен приказами командующего войсками Приамурского военного округа, главного начальника тыла Маньчжурских армий 1904-1905 гг., наместника императора на Дальнем Востоке.

Боевые действия двух противостоящих армий на сопках Маньчжурии не могли не отразиться на экономической и политической жизни граничащего с театром военных действий Приамурья. В 1904-1905 гг. на территории Дальнего Востока России дислоцировались воинские части Приамурского военного округа, размещались продовольственные и вещевые склады, оружейные арсеналы. В г. Хабаровске во время Русско-японской войны находился штаб Приамурского военного округа, работали окружные артиллерийские мастерские. Николаевская крепость, прикрывавшая устье р. Амур, 28 февраля 1904 г. была переведена на военное положение. В феврале 1905 г. из-за отступления русских войск в Маньчжурии на военное положение была переведена Амурская область.

С марта 1904 по октябрь 1904 г. войсками Приамурского округа командовал генерал Николай Петрович Линевич. Н.П. Линевич в 1904 г. также исполнял обязанности Приамурского генерал-губернатора. В марте 1905 г. указом императора Н.П. Линевич назначен Главнокомандующим Маньчжурскими армиями.

За плечами Н.П. Линевича был опыт командования союзными войсками империалистических держав во время подавления Боксёрского восстания в Китае в 1900 г., завершившегося успешным штурмом столицы Китая – Пекина. Под управлением Николая Петровича находились войска восьми мировых держав, в том числе русские, американские, английские и германские. По иронии судьбы, в состав союзных войск (Печелийский отряд) входили военные подразделения будущего противника – Японской империи. В августе 1900 г. русские и японские войска штурмовали Пекин, а в 1904-1905 г. бывшие союзники воевали друг с другом в Русско-японской войне.

В ноябре 1904 г. командующим войсками округа указом императора был назначен Ростислав Александрович Хрещатицкий, руководивший частями Приамурского округа до конца войны.

Для максимально эффективного использования имеющихся сил и ресурсов Н.П. Линевич и Р.А. Хрещатицкий совмещали должности командующего округом, исполняющего обязанности Приамурского генерал-губернатора, наказного атамана Приамурских казачьих войск и начальника обороны Приморской области1.

В приказах командующего Приамурского округа, сохранившихся в фондах архива, содержатся сведения о солдатах и офицерах, награжденных за отличие в боях и за усердную службу во время войны с Японией2. Приказом временно командующими войсками Приамурского военного округа генерал-лейтенантом М.С. Андреевым от 10 апреля 1905 г. № 359 награждены офицеры: орденом Владимира 4 степени за отлично-усердную службу в войну с Японией начальник военно-топографического отдела штаба Приамурского округа полковник Степан Козловский и военный топограф Порфирий Булгаков; орденом Станислава 3 степени «за отличие в делах с японцами» начальник строевого отделения штаба Владивостокской крепости подполковник Александр Хануков; орденом святой Анны 3 степени за труды, понесенные при обстоятельствах военного времени заведующий командой Хабаровской окружной артиллерийской мастерской Александр Стратан и смотритель продовольственных магазинов капитан Михаил Новаковский; и другие офицеры3.

Приказом командующего войсками Приамурского округа Р.А. Хрещатицкого от 16 июля 1905 г. № 511 награждены: орденами святой Анны и Станислава за отлично-усердную службу во время военных действий военные следователи приамурского военно-окружного суда полковник Николай Евсеев и полковник Владимир Абрамов; и другие офицеры4.

В г. Хабаровске дислоцировались части Хабаровского пехотного полка. Штат полка, утвержденный генералом А.Н. Куропаткиным, насчитывал больше четырёх тысяч человек, из них: 63 офицера и 3799 солдат. Мобильность полка в случае выдвижения обеспечивали 132 лошади для запряженного обоза и 116 повозок, в том числе 32 патронных и 16 кухонь. На случай выступления в поход был утвержден и временный штат командующего войсками Приамурского округа. В него входили начальники штаба, управлений, чины для связи с управлениями штаба и органами власти, писари (в штаб входили 38 писарей)5.

В документах перечислены и армейские подразделения нового типа – воздухоплавательные батальоны, военно-телеграфные, пулеметные и минные роты. В их арсенале было современное вооружение и техническое оборудование. Минная рота оснащалась инструментами для подрывных работ (буры, сверла) и взрывчатыми веществами (порох, пироксилин, саперные шашки)6

Командованием армии предпринимались меры по повышению боеготовности и минимизации потерь среди солдат и офицеров. В апреле 1904 г. приказом командующего Маньчжурской армией А.Н. Куропаткина всем войсковым частям предписывалось перейти на обмундирование серого цвета. Для ускорения перехода даже предлагалось перекрашивать белые рубашки в серый цвет7. Это простое, но в тоже время нужное решение вводилось для улучшения маскировки войск. Белые рубашки русских солдат и офицеров, красиво выглядевшие на парадах и смотрах войск, в бою были прекрасной мишенью для противника, существенно увеличивая число убитых и раненых. Для снижения потерь войскам также предписывалось отрабатывать тактические приемы ведения боя (атака, перебежка на местности). 

Командующий Приамурским округом Н. П. Линевич большое внимание уделял тыловому, медицинскому и мобилизационному обеспечению российской армии. В приказаниях до мельчайших подробностей расписывался порядок обустройства, передвижения и снабжения войск. Продовольственным обеспечением занимались интенданты и продовольственные магазины. Войскам поставлялись мука, сухари, мясные консервы, свежие и сушеные овощи, солонина и соленая рыба8. Рацион питания дополняли бобовая мука, использовавшаяся для примеси в пшеничную муку, рисовая и чумизовая крупа. В зимнее время войскам поставлялось замороженное молоко. Для финансовых расчетов за полученные от магазинов продукты питания в каждом подразделении должны были вестись расчетные книжки. Особо отмечался порядок приготовления пищи. В одном из приказаний войскам Приамурского военного округа в феврале 1904 г. содержится указание о способе приготовления щей из сушеных овощей в котле на 100 человек. Для корма лошадей отпускали бобовые жмыхи, гаоляновое и чумизное зерно. В качестве продовольственного резерва войскам предписывалось содержать гурты (стада) скота9.

Ключевые объекты тылового снабжения российской армии (склады, продовольственные магазины, хлебопекарни) находились в маньчжурских городах Ляояне, Мукдене и Харбине. Так в приказе начальника тыла Маньчжурских армий, опубликован штат харбинских этапных хлебопекарен, состоящих из 122 печей. Штатная численность хлебопекарен составляла 366 хлебопеков, 366 подручных, 18 надзирателей, 60 запасных нижних чинов10

Тыловое снабжение позволяло поддерживать боеспособность воинских частей на приемлемом уровне.

Во время войны произошли изменения в системе военной медицины. В медицинские учреждения Приамурья доставляли на лечение раненых и больных военнослужащих. К лету 1905 г. только в г. Хабаровске действовало восемь сводных госпиталей (№ 1-8) и Хабаровский местный лазарет. В приказах командующего округом содержатся сведения об открытии и увеличении количества мест в действующих госпиталей. Приказом от 12 января 1905 г. № 22 в г. Хабаровске был открыт 5-й сводный госпиталь на 200 мест для нижних чинов (солдат). В состав медицинских учреждений вместе с постоянными (сводными) госпиталями входили мобильные медицинские части — полевые подвижные госпитали, военно-санитарные поезда и плавучие лазареты. В случае необходимости их можно было быстро перебросить на угрожаемое направление. Так в связи с оккупацией острова Сахалин японцами и возникшей угрозой Нижнему Приамурью 20 июля 1905 г. в с. Малмыж из Хабаровска был отправлен плавучий лазарет на 106 госпитальных мест11. В госпиталях помимо лечения занимались морально-религиозной поддержкой военнослужащих. В частности, приказом командующего округа от 18 февраля 1905 г. младший унтер-офицер Шайхулла Габдулхаков был назначен на должность муллы при хабаровском сводном госпитале № 1 «для удовлетворения религиозных нужд магометан»12

Важное значение придавалось и отправлению на родину увольняемых по болезни солдат. Для обеспечения солдат в пути продовольствием и теплой одеждой предписывалось «сформировать пять военно-эвакуационных поездов… каждый из 30 теплушек, классного вагона для коменданта поезда и медицинского персонала и вагона-кухни для довольствия в пути». В штат поезда входили комендант поезда, врач, фельдшер, 2 сестры милосердия, 4 кашевара, 11 нижних чинов для надзора за имуществом13. Действовавший до этого времени порядок отправления солдат по месту жительства обычным транспортом оказался неэффективным из-за того, что солдаты быстро проедали выделенные на питание деньги. 
Офицеры по сравнению с солдатами находились в более выгодном положении. Им полагались отдельные офицерские места, при недостатке мест в госпиталях они имели право «пользоваться врачебною помощью тех лечебных заведений, куда они будут назначены, на квартирах»14. Также им полагались суточные и квартирные деньги. Офицеры могли получить от-пуск (3-4-х месячный) с сохранением содержания для восстановления здоровья от полученного ранения или болезни в любых городах Российской империи.

Служившие, или находившиеся на лечении в Приамурском округе офицеры получали официальную информацию о ходе Русско-японской войны из газеты «Приамурские ведомости» — печатного органа Приамурского генерал-губернаторства. В архиве хранятся экстренные приложения к номерам газеты за 1904-1905 гг. В номере от 30 января 1904 г., вышедшим через несколько дней после начала войны, опубликованы Указ императора Николая II и телеграмма наместника на Дальнем Востоке Е.И. Алексеева о приведении в военное положение войск на Дальнем Востоке и начале мобилизации: «крепости Порт-Артур и Владивосток и местности… в пользовании Китайской Восточной железной дороги с 28 января объявляются на военном положении… объявлена мобилизация войск Наместничества, а также Приморской и Квантунской областей и острова Сахалин. Первый день мобилизации – 28 января»15. В экстренных приложениях содержатся сообщения Российского и иностранных телеграфных агентств («Рейтер») о боевых действиях российской и японской армии, телеграммы командующих Маньчжурской армией А.Н. Куропаткина и Приамурского военного округа Н.П. Линевича, адмиралов Н.И. Скрыдлова и К.П. Иессена.

Одна из трагических страниц Русско-японской войны – героическая оборона Порт-Артура. Гарнизон крепости и первая тихоокеанская эскадра отражали удары противника с первого дня войны до 20 декабря 1904 г. (2 января 1905 г.). Уже в апреле 1904 г. транспортное сообщение с Маньчжурией было прервано, и крепость оказалась в блокаде. В августе 1904 г. японские войска прорвали линию обороны русских войск на подступах к Порт-Артуру, и вплотную подошли к укреплениям крепости. В ходе осады крепости под постоянной артиллерийской бомбардировкой, защитники героически отразили несколько штурмов японцев, нанеся им существенные потери.

В государственном архиве Хабаровского края хранится Памятная книжка участника обороны Порт-Артура Поликарпа Никитовича Моньки. Свои записи П.Н. Монька, возможно оформил в японском лагере для военно-пленных в г. Осака, т.к. на первом листе документа имеется помета: «Осака». В архив дневник защитника Порт-Артура поступил на хранение в 1960-е годы вместе с документами из личного архива ученого секретаря Приамурского географического общества Андрея Александровича Степанова. Как дневник Моньки оказался у А.А. Степанова, архивистам выяснить не удалось. Благодаря бесценной значимости для истории Памятная книжка занесена в государственный реестр уникальных документов Хабаровского края. 

Поликарп Никитович подробно отразил ключевые события обороны Порт-Артура от начала войны до сентября 1904 г. Дневник начинается с морского сражения крейсера Варяг (в дневнике ошибочно упомянут как канонерская лодка) и канонерской лодки «Кореец» с японскими кораблями «26 января. Русские канонерские лодки «Варяг» и «Кореец» стояли в Корее в городе Чимульпо…», где были окружены вражеской эскадрой. Русским кораблям было предложено сдаться, но японский ультиматум был отвергнут. Крейсер «Варяг» и канонерская лодка «Кореец» вышли в море навстречу японской эскадре. «Японцы открыли по ним огонь… «Варяг» получил много пробоин и затонул… В это время иностранные нации удивлялись этому неравному бою…»16. А вот как очевидец событий характеризует внезапную атаку японского флота с 26 на 27 января на русскую эскадру в Порт-Артуре: «ночью вдруг город был потрясен громом орудийных выстрелов… японцы кинули подводные мины в сторожевые суда, раздались страшные взрывы, «Ретвизан» и «Цесаревич» (русские броненосцы) получили серьезные повреждения»17.

В дневник записано трагическое известие о гибели легендарного адмирала С.О. Макарова. Во время выхода русской эскадры в море 31 марта 1904 г. флагманский броненосец «Петропавловск» подорвался на подводной мине и затонул — «погибло 800 человек матросов, штаб офицеров 40 человек. И погиб сам адмирал Макаров…»18.

Из дневниковых записей Поликарпа Никитовича можно узнать о новых технических изобретениях, применявшихся на войне: прожекторы, электрическая проволока, инженерные сооружения19.

Поликарп Монька отмечал героизм защитников крепости, отражавших штурмовые атаки японцев, несмотря на интенсивную бомбардировку Порт-Артура крупнокалиберной японской артиллерией. Положение гарнизона осложнялось начавшейся нехваткой продовольствия. Солдатам даже приходилось есть конину и пристреленных лошадей20

Последняя дневниковая запись датирована 29 сентября 1904 г. — «В 6 утра снова бомбят Старый город. Бьют из 11-дюймовых орудий, в гавань и на Золотую гору. Разбили дорогу, один снаряд прилетел…»21. 20 декабря 1904 г. по приказу командующего войсками гарнизона Порт-Артура генерала Стесселя крепость капитулировала. К моменту капитуляции у защитников крепости заканчивались боеприпасы и продовольствие, ключевые пункты обороны были заняты противником, корабли первой тихоокеанской эскадры были потоплены артиллерийским огнем японской осадной артиллерии. Но несмотря на поражение русских войск в сражении за Порт-Артур, в исторической науке до сих пор идут споры, мог ли гарнизон продолжать дальнейшее сопротивление? все ли возможности обороны были исчерпаны?
 
Государственный архив Хабаровского края пополняется новыми ценными историческими документами и в наше время. В 2012 г. Дальневосточным управлением Министерства культуры России в архив была передана карта с японскими иероглифами и схемой боевых действий по наступлению на город Люй-Шунь (Порт-Артур) в 1905 г. В документе три фрагмента оперативных карт с пояснительной запиской (легендой): «Карта наступления на город Люй-Шунь в период Японско-Русской войны» покрывает часть территории Ляодунского полуострова с городом Люй-Шунь (Порт-Артур) с прилегающей местностью и частью акватории бухт и заливов Желтого моря. На карте изображены поэтапные действия японских войск и оборона русских войск на суше и на море (1904-1905 гг.). Вторая карта – «Основной замысел командования 3-й армии по продвижению для захвата города Люй-Шунь». На документе изображены по-этапные действия японских войск и вероятные ответные действия русских войск (1904-1905 гг.). Третья карта – «Боевые действия 2-й армии при ударе на Люй-Шунь во время Японско-Цинской войны» (1894 г.). На всех трех картах изображены рельеф местности, населенные пункты и дороги.

Изучение одной из героических, и в то же время трагических, страниц истории нашей родины продолжается. В периоде русско-японского противостояния начала ХХ века до сих пор остаются «белые пятна». Пополнение фондов государственного архива Хабаровского края документальными свидетельствами Русско-японской войны 1904-1905 гг. поможет раскрыть «белые пятна» первой войны России в ХХ веке. 

Примечания:

1. ГАХК. Приказы наместника его императорского величества. 1904. — № 278.
2. ГАХК. Приказы войскам Приамурского военного округа. 1905. – С. 27.
3. Там же. С. 258-259.
4. Там же. С. 234-235.
5. Там же. С. 91-92об.
6. ГАХК. Приказы главнокомандующего всеми сухопутными и вооруженными силами, действующими против Японии. 1904. – С. 42 – 43. 
7. ГАХК. Приказы войскам Маньчжурской армии. 1904. – С. 67.
8. ГАХК. Приказы войскам Приамурского военного округа. 1905. – С. 94.
9. ГАХК. Приказы главного начальника тыла Маньчжурских армий. 1905. – С. 482-482об.
10. ГАХК. Приказы войскам Маньчжурской армии. 1904. – С. 72об. — С. 73.
11. ГАХК. Приказы войскам Приамурского военного округа. 1905. – С. 254об.-255.
12. Там же. С.112.
13. ГАХК. Приказы главного начальника тыла Маньчжурских армий. 1905. – С. 464.
14. Там же. С. 40-41.
15. ГАХК. Приамурские ведомости. 1905. С. 68.
16. ГАХК. Ф. Р-1736. Оп. 1. Д. 1076. Л. 1.
17. Там же. Л. 1.
18. Там же. Л. 1.
19. Там же. Л. 1.
20. Там же. Л. 1.
21. Там же. Л. 1.


Статьи

Та самая «Баттерфляй»? Журналисты-сатирики о Японии в 1904–1905 гг.

К началу ХХ столетия деловитый порыв западных держав и примкнувшей к ним России в направлении Дальнего Востока, при всём прагматизме его целей, был проникнут многочисленными мифами и стереотипами ориенталистского происхождения.

В том числе и о потаённых «эротических таинствах» Востока, о «свободе распущенного секса», якобы ему свойственной. Азия как метафора подобной «женственности» в очередной раз оказывалась порождением мужских фантазий о силе, желанным объектом завоевания и освоения…

Западная – «мужская» – картина мира была очень «удобна» для целей завоевательной политики, символически подчёркивая отсталость и «женственную» проницаемость «Востока» как мифологемы ориенталистского мышления. Смесь волнующих стереотипов и скабрезных клише бытовала и по поводу сексуальности японок, в особенности – о доступности женщин-гейш, обитательниц «чайных домиков» в «кварталах удовольствий»…

Неудивительно, что «женская тема» оказалась в центре внимания отечественной сатиры в годы Русско-японской войны 1904–1905 гг., поставляя журналистски выигрышные темы для критики врага – «мелкого», но коварного, «слабого», но хитрого. Впрочем, в трактовке русских журналистов-сатириков «японка» получила тогда и иные, зачастую противоположные «роли». Драма, разыгрывавшаяся на дальневосточных «подмостках», требовала переосмысления привычных клише.

Целая серия рисунков, в изобилии появившихся в сатирических изданиях с первых же недель войны, после неожиданного нападения Японии на Россию в начале 1904 года, продемонстрировала удивительное единодушие журналистов. Именно «коварная гейша» становится символом «страны восходящего солнца», переживавшей в тот момент период «обострения воинственности».

Стрекоза. 1904. №10. С.8.


Итог первому месяцу боевых действий на Дальнем Востоке подводит журнал «Будильник». Слева – бодрая, упитанная, решительная «японская гейша в поход собралась», а справа – растрёпанная, вся в синяках и рваном кимоно, со сломанным веером и босая стоит «храбрая гейша после первых «побед»… у Порт–Артура».

Гейша-веер-кимоно – весь нехитрый бытовой набор «японскости», устоявшийся в обывательских представлениях об островной империи, берётся на вооружение сатириками для того, чтобы принизить боевитость и несомненные военные успехи противника. Плоский намёк на особые функции гейши в японском обществе, помещённый в контекст войны, призван был не просто высветить инаковость уклада жизни Японии, но и подчеркнуть порочность этой инаковости. Обычаи посещения «чайных домиков» охотно смакуются сатирической печатью как ещё один признак японской сексуальной «распущенности», возведённой в норму. (Осколки. 1904. № 27. С.6, Стрекоза. 1904, № 29. С.4 и др.)

Будильник. 1904. №12. С. 6.


Легкомысленная продажность, равнодушное потребительство в интимных отношениях, приписываемые японской нации как таковой, нацелены были на то, чтобы оттенить высокие моральные качества русских воинов. Образ миловидной, но «бесстыжей гейши» использовался русскими сатириками и при описании так называемого «Дела “Решительного”». Русский миноносец под таким названием 29 июля 1904 года прибыл в нейтральный порт Чифу с депешей, в которой сообщалось о решении командования порт-артурской эскадры прорываться во Владивосток. Депеша через русского вице-консула была отправлена телеграфом наместнику на Дальнем Востоке в Мукден. В соответствии с приказом и правилами войны миноносец разоружился и спустил военный флаг. Но японские моряки, нарушив международные норм разоружения, сделали попытку захватить корабль. В рукопашном бою были жертвы. При этом прибывший японский офицер повёл себя оскорбительно, за что от лейтенанта

М. С. Рощаковского, командовавшего миноносцем, получил такую оплеуху, что упал за борт ровно в тот момент, когда японцы начали было поднимать на корабле свой флаг…

Скандал вокруг «дела “Решительного”» стал достоянием мировой общественности и поводом для злой карикатуры. На обложке «Будильника» «бесстыжая гейша», стоя по щиколотки в воде, с довольным видом прижимает к груди русский корабль, не смущаясь тем, что на щеке у неё пылает след от внушительного размера пятерни. Подпись под рисунком от имени «гейши» гласила:

«- Сразбойничав, добыла миноносец ценою русской пощёчины и европейского презрения… Хорошо бы теперь добыть крейсер такою же ценою: ведь другая-то щека у меня цела! Стыд не дым, глаза не выест…».

Будильник. 1904. №32. Обложка.


Охотно иронизируют сатирики и над японской повседневностью, где роль женщины трактуется весьма саркастически. Фельетонисты осмеивают японский брак, мол, каждый четвёртый кончается разводом. Намекают и на то, что брак в Японии – замаскированная форма проституции, поскольку за деньги можно «на время» пожениться и за деньги же можно легко развестись (и не раз!). Чужой бытовой и семейный уклад преподносится забавно нелепым и довольно порочным. (Осколки. 1904. № 30. С. 5; № 36. С. 5.)

Чрезвычайно любопытны в этом отношении воспоминания Надежды Александровны Лухмановой. В качестве корреспондента нескольких российских изданий в 1904 году она отправилась в Японию, где стала затем сестрой милосердия по линии Красного Креста, а по окончании войны была награждена медалью на Георгиевской ленте. Стремясь пояснить европейскому читателю особенности японского уклада, она подчёркивает иную природу (но не отсутствие!) нравственного начала у японцев. Увеселения в «чайных домиках», вызывавшие бесконечные остроты русских сатириков, получают у автора если не оправдание, то спокойное пояснение: «Правда, что нравственность у японцев совершенно особая, и очень многие из людей богатых и титулованных не считают для себя стыдом жениться на гейше, то есть танцовщице из такого дома. Отец даже гордится, что его дочь настолько красива, грациозна и талантлива в музыке и танцах, что за неё содержатель чайного дома платит ему хорошую цену». (См.: Лухманова Н. Японцы и их страна по описаниям сестры милосердия. // Родина. 2005.

№ 10. С. 103.)

Специфику ряда моральных норм в Японии, восходящую к особенностям религии синто, где «Добро и Зло – понятия относительные», отмечает и японский исследователь Оно Сокё, поясняя, что в синто «оценка любого поступка с точки зрения нравственности зависит от обстоятельств, мотивов, целей, времени, места и т.д.». (См.: Оно Сокё. Синто. Путь Богов. // Национальная религия японцев. Синто. М.: Крафт+. 2008. С. 144.)

               …По мере роста потерь в боях на Дальнем Востоке в сатирических журналах с удивительным единодушием утверждается образ «жёлтой опасности». Причём именно в женском облике. Типичный пример – обложка «Будильника» одного из летних номеров 1904 года под заголовком «Предупреждение». Жуткого вида рыжеволосая ведьма с горшком ядовитого варева в руках угрожающе надвигается на миловидных дам, символизирующих Италию, Францию, Испанию, Англию и Германию: «Берегитесь, милые европейки, как бы вы не «обожглись» об этот горячий горшок!. .».

Будильник. №38. Обложка.


 

Но одними карикатурными «посланиями» сатирики не ограничивались. В журналах из номера в номер публиковались заметки-поучения в адрес европейских держав, которым война должна была бы уже открыть глаза на «жёлтую опасность». В них напоминалось, что промышленники Запада снабжали «жёлтую опасность» ружьями и пушками, обучали её новейшим способам боевых действий, финансировали военные приготовления. Ведь азиаты – лучшие клиенты фабрикантов оружия. Временная выгода, твердят отечественные сатирики, не даёт Западу возможности увидеть «перспективу направленных на него пушек», когда-то им же доставленных на Восток. Сама же Япония, поспешно вооружающаяся на чужие деньги, обречена на кризисы, коими чреваты войны и внешние агрессии, утверждали русские сатирики. (Осколки, 1904, № 39,С. 4; Будильник. 1904. № 38. С. 3; Стрекоза, 1905. № 31. С.5 и др.)

Так хищная «японка-гейша» в отечественной журналистике оказывается всё теснее связанной с темой Запада как главного действующего лица за кулисами войны на Дальнем Востоке. Роль же самой Японии в женской ипостаси наглядно двоится под пером русских сатириков. Эта двойственность женского воплощения Японии – агрессивная захватчица в отношении России, с одной стороны, и жертва западного своекорыстия – с другой, лишь усилится по мере приближения к концу военных действий и подписанию Портсмутского мира…

Неслучайное совпадение, лишний раз свидетельствующее о сарказме истории: опера Джакомо Пуччини «Мадам Баттерфляй» – трагедия брошенной западным мужчиной японки – появилась на мировой сцене в 1904 году, в самый разгар войны на Дальнем Востоке…

Текст: Татьяна Филиппова

Выставка «На сопках Маньчжурии. К 110-летию начала русско-японской войны»

Ме­сто про­ве­де­ния: Москва, ул. Воз­дви­жен­ка, 3/5, стр. 1, До­ма Паш­ко­ва, читальный зал отдела рукописей РГБ
Вре­мя про­ве­де­ния: 14—23 ап­ре­ля 2014 года
Фотогалерея на Flickr

Русско-японская война 1904—1905 гг. Орудие на позиции перед боем. По фотографии В. Булла.

В Ру­мян­цев­ском за­ле все­го не­де­лю от­кры­та ин­те­рес­ней­шая вы­став­ка, по­свя­щен­ная 110-лет­ней го­дов­щи­не на­ча­ла Рус­ско-япон­ской вой­ны. На стен­дах в До­ме Паш­ко­ва лич­ные днев­ни­ки и бо­е­вые жур­на­лы ге­не­ра­лов Алек­сея Ни­ко­ла­е­ви­ча Ку­ро­пат­ки­на и Ми­ха­и­ла Ва­си­лье­ви­ча Алек­се­е­ва, те­ле­грам­ма Ни­ко­лая II, за­пис­ные книж­ки Ана­то­лия Ми­хай­ло­ви­ча Стес­се­ля, фо­то­гра­фии и вос­по­ми­на­ния ря­до­вых участ­ни­ков вой­ны.

Об­ра­зо­ван­ность и пунк­ту­аль­ность рус­ских офи­це­ров, по­дроб­но фик­си­ро­вав­ших ход бо­е­вых дей­ствий и ве­ду­щих лич­ные днев­ни­ки, со­слу­жи­ла доб­рую служ­бу и по­том­кам. Бла­го­да­ря этим до­ку­мен­там, мы мо­жем со­ста­вить пол­ное пред­став­ле­ние как о ха­рак­те­ре бо­е­вых дис­по­зи­ций, так и о мыс­лях и чув­ствах их участ­ни­ков.

Экс­по­зи­ция на­чи­на­ет­ся с до­ку­мен­тов из ар­хи­ва Ге­не­раль­но­го шта­ба ге­не­ра­ла от ин­фан­те­рии Ми­ха­и­ла Ва­си­лье­ви­ча Алек­се­е­ва, для ко­то­ро­го Рус­ско-япон­ская вой­на 1904—1905 годов бы­ла не пер­вой и не по­след­ней. Тем не ме­нее в его ар­хи­ве, в 1990-х годах по­да­рен­ном от­де­лу ру­ко­пи­сей РГБ до­че­рью ге­не­ра­ла Ве­рой Ми­хай­лов­ной Алек­се­е­вой-Бо­рель, со­хра­ни­лись его во­ен­ные пись­ма, днев­ник вос­по­ми­на­ний об оса­де Порт-Ар­ту­ра, фо­то­гра­фии и за­пис­ки, до­но­ся­щие до нас на­стро­е­ние и мыс­ли круп­ней­ше­го во­ен­но­го ав­то­ри­те­та стра­ны то­го вре­ме­ни.

 

Ге­не­рал-биб­лио­те­карь

Алексей Николаевич Куропаткин. «Сибирь и Япония» [Из Записок А. Н. Куропаткина 1902—1906]

Ря­дом с до­ку­мен­та­ми Алек­се­е­ва — не­опуб­ли­ко­ван­ная часть за­пи­сок глав­но­ко­ман­ду­ю­ще­го все­ми су­хо­пут­ны­ми и мор­ски­ми ча­стя­ми, дей­ство­вав­ши­ми про­тив Япо­нии, Алек­сея Ни­ко­ла­е­ви­ча Ку­ро­пат­ки­на «Рос­сия и Япо­ния». Этот днев­ник он вел до на­ча­ла вой­ны, в 1903 году, во вре­мя сво­ей по­езд­ки на крей­се­ре «Ас­кольд» в Япо­нию: «Од­ною из за­дач ста­ви­лось без­от­ла­га­тель­ное при­ня­тие мер, что­бы не до­пу­стить про­ник­но­ве­ния в Мань­чжу­рию ино­стран­но­го вли­я­ния в ка­ком бы то ни бы­ло ви­де, для че­го при­зна­ва­лось не­об­хо­ди­мым в ми­ни­маль­ный срок и не оста­нав­ли­ва­ясь пе­ред нуж­ны­ми рас­хо­да­ми по­ста­вить на­шу бо­е­вую го­тов­ность на Даль­нем Во­сто­ке в рав­но­ве­сие с на­ши­ми по­ли­ти­ко-эко­но­ми­че­ски­ми ин­те­ре­са­ми».

Из всех участ­ни­ков Рус­ско-япон­ской вой­ны Ку­ро­пат­кин про­жил са­мую дол­гую жизнь и да­же стал биб­лио­те­ка­рем. По­сле ре­во­лю­ции в сво­ем име­нии в се­ле Шем­шу­ри­но Твер­ской об­ла­сти он от­крыл кре­стьян­скую шко­лу, где пре­по­да­вал, а так­же за­ве­до­вал во­лост­ной биб­лио­те­кой.

Вла­ди­мир На­бо­ков упо­ми­на­ет о встре­че с Алексеем Николаевичем в сво­ем ав­то­био­гра­фи­че­ском ро­ма­не «Дру­гие бе­ре­га»: «Как-то… ме­ня по­ве­ли из дет­ской вниз, в от­цов­ский ка­би­нет, по­ка­зать­ся ге­не­ра­лу Ку­ро­пат­ки­ну, с ко­то­рым отец был в ко­рот­ких от­но­ше­ни­ях. Же­лая по­за­ба­вить ме­ня, ко­ре­на­стый гость вы­сы­пал ря­дом с со­бой на от­то­ман­ку де­ся­ток спи­чек и сло­жил их в го­ри­зон­таль­ную чер­ту, при­го­ва­ри­вая: «Вот это — мо­ре — в тихую — по­го­ду». За­тем он быст­ро сдви­нул уг­лом каж­дую чету спи­чек, так что­бы го­ри­зонт пре­вра­тил­ся в ло­ма­ную ли­нию, и ска­зал: «А вот это — мо­ре в бу­рю»».

 

«Ре­зуль­тат: смер­тель­ные по­те­ри»

Михаил Сергеевич Галкин. Дневник, 27 октября 1904 — 27 февраля 1905. Л. 38 — Схема расположения русских
войск на участках Сахепу — Шанландзы. Шифры хранения: Ф. 802, к. 1, ед. 21.

Ря­дом с за­пис­ка­ми ге­не­ра­лов — лич­ные до­ку­мен­ты ря­до­вых участ­ни­ков вой­ны: днев­ни­ки сол­да­та Ива­на Се­ме­но­ви­ча Сто­ля­ро­ва «Опи­са­ние всей мо­ей ми­нув­шей жиз­ни», где за­пи­си со­про­вож­да­лись по­дроб­ны­ми чер­те­жа­ми, «Мои от­кро­вен­ные вос­по­ми­на­ния (о вой­не с Япо­ни­ей)» под­пол­ков­ни­ка Ан­то­на Опе­н­хов­ско­го.

Очень ин­те­рес­ные до­ку­мен­ты хра­нят­ся в фон­де Ми­ха­и­ла Сер­ге­е­ви­ча Гал­ки­на, ко­то­рый на­чал уча­стие в Рус­ско-япон­ской вой­не в чи­не ка­пи­та­на. На фо­то­гра­фии в Ру­мян­цев­ском за­ле он сто­ит в кру­гу со­слу­жив­цев пе­ред на­ча­лом опе­ра­ции. «Все здесь на­хо­дя­щи­е­ся здо­ро­вы и бод­ры», — гла­сит над­пись Ми­ха­и­ла Сер­ге­е­ви­ча.

Гал­кин до­слу­жил­ся до чи­на ге­не­рал-май­о­ра и по­сле вой­ны пре­по­да­вал в Алек­сан­дров­ском во­ен­ном учи­ли­ще. Он оста­вил ин­те­рес­ные за­пис­ки и днев­ни­ки, в ко­то­рых, в част­но­сти, по­дроб­но ана­ли­зи­ру­ет и срав­ни­ва­ет япон­скую и рус­скую так­ти­ки ве­де­ния вой­ны. «Япон­цы: ши­ро­кое поль­зо­ва­ние пу­ле­ме­та­ми. Рус­ские: весь­ма ма­лое поль­зо­ва­ние пу­ле­ме­та­ми, вещь но­вая и ма­ло зна­ко­мая. Япон­цы: на­чи­ная бой, при­бе­га­ют к про­дол­жи­тель­ной ар­тил­ле­рий­ской под­го­тов­ке. Рус­ские: на­чи­ная бой, да­ле­ко не поль­зу­ют­ся всей си­лой ар­тил­ле­рии, пе­хо­та идет в ата­ку, ко­гда не­при­я­тель­ская ар­тил­ле­рия да­ле­ко не осла­бе­ла, ре­зуль­тат: смер­тель­ные по­те­ри».

Кро­ме сво­их за­пи­сок и кни­ги «Хей­го­у­тай — Сан­де­пу с 12 по 15 ян­ва­ря 1905 года», Ми­ха­ил Сер­ге­е­вич пе­ре­вел с не­мец­ко­го кни­гу пол­ков­ни­ка Гед­ке «Очер­ки Рус­ско-япон­ской вой­ны 1904—1905 гг.», ав­то­граф ко­то­рой мож­но уви­деть в Ру­мян­цев­ском за­ле.

 

По­черк вой­ны 

 

Анатолий Михайлович Стессель. Полевая книжка с распоряжениями и приказами командирам.
25 июля — 21 ноября 1904 года. Шифры хранения: Ф. 289, к. 1, ед. 9.

От­дель­но­го упо­ми­на­ния за­слу­жи­ва­ет Ана­то­лий Ми­хай­ло­вич Стес­сель, ге­не­рал-адъ­ютант, ко­мен­дант Порт-Ар­ту­ра. Стес­сель по­сле дли­тель­ной оса­ды, в усло­ви­ях не­до­стат­ка про­до­воль­ствия и бо­е­при­па­сов, боль­ших люд­ских по­терь и при пре­вос­хо­дя­щих си­лах про­тив­ни­ка, во­пре­ки при­ка­зам ко­ман­до­ва­ния об удер­жа­нии кре­по­сти, сдал Порт-Ар­тур япон­цам.

По­сле вой­ны Стессель был от­дан под во­ен­ный три­бу­нал, во вре­мя ко­то­ро­го в его за­щи­ту вы­сту­па­ли да­же япон­ские ге­не­ра­лы, сви­де­тель­ство­вав­шие о храб­ро­сти рус­ских войск (доказательства чему так­же есть в ар­хи­вах от­де­ла ру­ко­пи­сей РГБ). 7 фев­ра­ля 1908 го­да он был при­го­во­рен к рас­стре­лу, за­ме­нен­но­му на десятилет­нее за­клю­че­ние в кре­по­сти. От­быв чуть боль­ше го­да в тюрь­ме, он был осво­бож­ден по по­ве­ле­нию Ни­ко­лая II.

В РГБ хра­нит­ся боль­шой ар­хив ге­не­ра­ла, и на вы­став­ке мож­но уви­деть не­ма­ло сви­де­тельств по­пу­ляр­но­сти Стес­се­ля, ко­то­рой он поль­зо­вал­ся до вой­ны и во вре­мя нее: в его честь писали сти­хо­тво­ре­ния, к не­му лич­но бла­го­во­лил им­пе­ра­тор, регулярно по­сы­лавший по­здра­ви­тель­ные те­ле­грам­мы. Од­ну из них мож­но про­чи­тать: «Пе­ре­дай­те вве­рен­ным вам слав­ным вой­скам мою ис­крен­нюю бла­го­дар­ность, а так­же уве­рен­ность, что они по­сто­ят за честь до­ро­гой Ро­ди­ны и за сла­ву рус­ско­го ору­жия по за­ве­ту де­дов и от­цов. Бог вам всем, до­ро­гим, в по­мощь. Ни­ко­лай II».

Не­успо­ко­ен­ные в по­ра­же­нии на Рус­ско-япон­ской вой­не, ее участ­ни­ки про­дол­жа­ли раз­мыш­лять о его при­чи­нах до кон­ца жиз­ни. Цепь по­сле­ду­ю­щих гран­ди­оз­ных со­бы­тий и не­сча­стий, по­стиг­ших Рос­сий­скую им­пе­рию, на вре­мя за­сло­ни­ла его мас­шта­бы для рус­ско­го об­ще­ства. Че­рез сто с лиш­ним лет, пе­ре­жи­тая в мел­ком кал­ли­гра­фи­че­ском по­чер­ке сол­дат и офи­це­ров, дав­няя вой­на слов­но ожи­ва­ет для всех, кто при­ка­са­ет­ся к этим ру­ко­пи­сям.

Россия против Японии, 1904-1905

Русско-японский конфликт был признан в свое время началом новой эры войн, в которых участвовали миллионы людей и использовалось оружие массового поражения. За десятилетие, прошедшее после его окончания, о нем много писали. Первая мировая война ознаменовала собой второй этап в развитии тотальной войны в стиле двадцатого века и настолько затмила русско-японскую войну, что последней было уделено мало внимания. Последующие книги на эту тему предназначались для широкого круга читателей и в основном перерабатывали знания и убеждения до 1914 года.

Эта книга призвана представить краткий отчет о войне, лишенный легенд, которые сменявшие друг друга журналисты и авторы связывали с ней, и в то же время представить новые точки зрения и интерпретации, основанные на до сих пор неиспользованных русскоязычных источниках и специализированных монографиях. из немногих ученых, работающих в этой и смежных областях. Не претендуя на то, чтобы быть окончательным, он дает новый старт для изучения этой войны, важность которой оправдывает трезвое исследование, проливающее свет на русские военные и военно-морские традиции.

В этой книге хорошо проиллюстрирована своеобразная психология русских генералов и адмиралов, а также вывод о том, что первые по бюрократическим причинам были более счастливы в обороне, чем в наступлении, а вторые мыслили скорее военными, чем морскими категориями (рассматривая линкоры как крепости, которые , под давлением они могли сдаться или снести), имеет последствия для понимания последующей российской и советской истории.

Одним из побочных последствий является то, что во время этой войны британская и американская пресса опустилась до такого добровольного и невольного уровня искажения, что ее деятельность в последующих войнах можно рассматривать только как улучшение.

Кое-где в книге можно мельком увидеть объяснения последующего поведения русских и японцев; не последним из них является то обстоятельство, что в конце войны русские генералы и чиновники чувствовали себя обманутыми в верной победе, в то время как точно такое же сильное и длительное разочарование грызло японское общественное мнение. На самом деле это была неудовлетворительная война для обеих сторон, бесчисленное количество убитых ничего стоящего не выиграло; в этом и во многом другом русско-японская война была генеральной репетицией Первой мировой войны.

Дж. Н. Вествуд — почетный научный сотрудник Центра российских и восточноевропейских исследований Бирмингемского университета. Он был военно-морским корреспондентом Birmingham Post , служил в разведывательном корпусе и занимал должности преподавателя русского языка в Университете Макгилла, доцента истории Университета штата Флорида и старшего преподавателя истории Сиднейского университета. . Его предыдущие книги включают «Стойкость и стремление: история России, 1812–1980», «Свидетели Цусимы», «История российских железных дорог», «Железные дороги на войне » и «Советская локомотивная техника в период индустриализации, 1928–1952».

Новый взгляд на русско-японскую войну Джона Н. Вествуда

Русско-японский конфликт в свое время был признан началом новой эры войн, в которых участвуют миллионы людей и оружие массового уничтожения. За десятилетие, прошедшее после его окончания, о нем много писали. Первая мировая война ознаменовала собой второй этап в развитии тотальной войны в стиле двадцатого века и настолько затмила русско-японскую войну, что последней было уделено мало внимания. Последующие книги на эту тему предназначались для широкого круга читателей и в основном перерабатывали знания и убеждения до 1914 года.

Эта книга призвана представить краткий отчет о войне, лишенный легенд, которые сменявшие друг друга журналисты и авторы связывали с ней, и в то же время представить новые точки зрения и интерпретации, основанные на до сих пор неиспользованных русскоязычных источниках и специализированных монографиях. из немногих ученых, работающих в этой и смежных областях. Не претендуя на то, чтобы быть окончательным, он дает новый старт для изучения этой войны, важность которой оправдывает трезвое исследование, проливающее свет на русские военные и военно-морские традиции.

В этой книге хорошо проиллюстрирована своеобразная психология русских генералов и адмиралов, а также вывод о том, что первые по бюрократическим причинам были более счастливы в обороне, чем в наступлении, а вторые мыслили скорее военными, чем морскими категориями (рассматривая линкоры как крепости, которые , под давлением они могли сдаться или снести), имеет последствия для понимания последующей российской и советской истории.

Одним из побочных последствий является то, что во время этой войны британская и американская пресса опустилась до такого добровольного и невольного уровня искажения, что ее деятельность в последующих войнах можно рассматривать только как улучшение.

Кое-где в книге можно мельком увидеть объяснения последующего поведения русских и японцев; не последним из них является то обстоятельство, что в конце войны русские генералы и чиновники чувствовали себя обманутыми в верной победе, в то время как точно такое же сильное и длительное разочарование грызло японское общественное мнение. На самом деле это была неудовлетворительная война для обеих сторон, бесчисленное количество убитых ничего стоящего не выиграло; в этом и во многом другом русско-японская война была генеральной репетицией Первой мировой войны.

Война России против ковида, вероятно, будет иметь такие же последствия, как война против Японии в 1904-1905 годах, говорит Эль Мюрид

Русско-японская война 1904-1905 гг. : Японские солдаты входят в разбомбленный форт и находят убитых и раненых. Полутона, с. 1905 г., по К. М. Шелдону, по фотографиям. Источник: Wellcome Images через Викимедиа 

.

Для путинского режима война с пандемией коронавируса все больше аналогична войне царского режима с Японией в 1904-1905 годах, считает Анатолий Несмияна , который ведет блог под псевдонимом Эль Мюрид .

Русско-японская война 1904-1905 гг. Похороны русского пленного в Мацусиме. Фото: La Ilustración Artística через Wikimedia

Сейчас, как и 115 лет назад, все началось с «патриотического психоза» и глубокой веры в то, что Россия не может проиграть и что через месяц-другой все вернется на круги своя. — Но дело обстояло не так. Царский режим потерял по всем статьям, организационным, кадрам, ресурсам и технологиям; и сейчас то же самое происходит с правительством Путина.

Вновь русским пришлось сделать вывод, что «война проиграна», и даже сказать друг другу, что ее цели «в принципе недостижимы» и что режим показал свою недееспособность и некомпетентность. И им пришлось наблюдать, как режим в очередной раз отказался брать на себя ответственность и возлагать на население еще более тяжелое бремя.

Художественный образ Кровавого воскресенья в Санкт-Петербурге, Россия (22 января 1905 г.), предвестника вооруженного свержения Временного правительства в ноябре 1917 г. (Октябрьской революции), положившего начало гражданской войне в России и экономическому краху, сменившему монархия с коммунистическим тоталитарным режимом.

То, что произошло в 1905 году, конечно, известно. «Последней каплей» было Кровавое воскресенье; но настоящей причиной революционного подъема был не расстрел рабочих перед Зимним дворцом, а «общая обстановка, в которой царский режим показал свою полную несостоятельность» перед страной.

После этого последовала новая волна репрессий, затем война, а затем еще более всеобъемлющая революция.

Сегодня Несмиян продолжает,

«Люди устали от этой нескончаемой войны с вирусом, конца которой не видно.Они хотят, чтобы она закончилась любой ценой, точно так же, как русские хотели, чтобы война снова закончилась в 1917 году любой ценой. Такое отношение стоило Путину его основного электората и заражает все больше населения.

«В такой ситуации любой, кто выдвигает лозунг прекращения войны с ковидом, может вдруг оказаться тем человеком, которого народ (не население, а именно народ) поддержит, не задавая никаких других вопросов по его программе» – точно так же, как русские поддержали Ленина, когда он обещал мир, землю и хлеб.

Появится ли такая личность, конечно, вопрос открытый. Но если он – или она – это сделает, ситуация в России может радикально измениться, вполне возможно, на этот раз в сторону фашизма. «И, как обычно, до того момента, когда все пойдет прахом, силы будут полностью уверены, что все так, как должно быть».

Подробнее:

Украине нужна независимая журналистика. И ты нам нужен. Присоединяйтесь к нашему сообществу на Patreon и помогите нам лучше связать Украину с миром.Мы будем использовать ваш вклад для привлечения новых авторов, обновления нашего веб-сайта и оптимизации его SEO. Всего за одну чашку кофе в месяц вы можете помочь навести мосты между Украиной и остальным миром, а также стать соавтором и проголосовать за темы, которые мы должны затронуть дальше. Станьте покровителем или посмотрите другие способы поддержки. Станьте покровителем!

Теги: авторитаризм, COVID, covid-19, пандемия, режим Путина, путинский фашизм, Россия, русский фашизм, русский тоталитаризм, Русско-японская война (1904-1905)

Русско-японская война, Корея и перевороты в России: 1904-05

макроистория.ком

(НАЧАЛО ВЕКА ИМПЕРИАЛИЗМА – продолжение)

дом | Индекс 1901-2МВ

ИМПЕРИАЛИЗМ ПОРОГА ВЕКА (6 из 6)

Русско-японская война

Империализм в 1904 году произвел русско-японскую войну. Японцы были оскорблены российскими коммерческими интересами, переместившимися на север Кореи. Было соперничество тоже над Маньчжурией.

Царь Николай II не хотел войны с Японией, но верил в коммерческом будущем его империи на Дальнем Востоке.Некоторые из его ближайшего окружения имели коммерческие интересы на Дальнем Востоке и убедили царя, что Япония никогда не воевать против великой Российской империи. Они были убеждены, что японские «мартышки» в военном отношении не ровня цивилизованным русским. Они не увидели, что их армия устарела. Российские солдаты не были хорошо вооружены, а командиры были неэффективными приспешниками. Это было такое же заблуждение, которое способствовало их роли в развязывании Первой мировой войны десятилетие спустя.Однако на данный момент это способствовало их противодействию любому соглашению с японцами. Более того, они утверждали, что война с Японией сплотит нацию в патриотическом и еще рабочие волнения.

Япония предложила взамен признать контроль России над северной Маньчжурией за признание японского контроля над южной Маньчжурией. Но японцы стали видеть бесперспективность в переговорах с русскими. Среди японцев возникло мнение, что грядет война, и они приветствовали ее и двинулись воспользоваться внезапной атакой.Ночью 8 февраля 1904 г. без объявив войну, японские торпедные катера нанесли удар по русским кораблям у Порт-Артура (ныне Лушань, Китай). На следующий день японцы высадили десант в Корее, в Инчхоне, а оттуда двинулись на север к реке Ялу, намереваясь дать бой в Маньчжурии против русских.

Санкт-Петербург, 9 января 1905 года, «Кровавое воскресенье», постановка для советского фильма 1925 года, Девятое января.

Со стороны США не было возражений против «скрытой атаки» Японии. или Великобританией.Президент Теодор Рузвельт восхищался японскими военными возможности и Британия благосклонно относились к действиям своего японского союзника. Россия было известно, что у него есть интересы в направлении Тибета, а Россия отвлеклась японцами, британский экспедиционный корпус двинулся в Тибет и заставил Далай-лама прибыл туда, чтобы подписать договор с Великобританией — договор, разрешающий торговлю посты в Тибете англичанам и гарантировал, что Тибет не уступит территорию любой другой иностранной державе.

В Маньчжурии наземная война между японцами и русскими была признак того, какой будет война в Европе, с тяжелой артиллерией, окопами, колючей проволока, пулеметы и малоэффективная кавалерия. Западные военные наблюдатели посмотрели на, но не смогли применить какие-либо уроки боевых действий к тому, что они могли ожидать Если в Европе начнется война.

2 января 1905 года русские в Порт-Артуре сдались японцам. Япония взяла под свой контроль там и остальную часть Ляодунского полуострова.Поражения русских вызвали потрясения в России и этническую резню на протяжении большей части 1905 года. 9 января было кровавым воскресеньем в Санкт-Петербурге. Безоружные толпы во главе с отцом Гапоном пытались подать царю Николаю челобитную. Как и подобает робким мужчинам, царь перегнул палку. Испугавшись, он приказал своим солдатам стрелять. Сообщается, что около 200 человек были убиты и многие другие ранены. Их петиция заключалась в прекращении принудительной сверхурочной работы, более справедливой заработной плате, восьмичасовом рабочем дне, всеобщем избирательном праве и прекращении войны с Японией.

Забастовки и демонстрации вспыхнули по всей Российской империи. Звучали призывы к прекращению войны. В Баку, тогда входившем в состав Российской империи, азербайджанские Мусульмане напали на армян-христиан, азербайджанцев давно возмущали богатство и успех армян. В течение пяти дней, как пишет Саймон Себаг Монтефиоре в своей книге « Молодой Сталин », «азербайджанские [азербайджанские] банды убивали каждого армянина, которого они могли найти, с бешеной ненавистью, проистекающей из религиозной напряженности, экономической зависти и соседской близости. примечание7

Погромы против евреев вспыхнули по всей Российской империи. В Грузию вернулся молодой марксист, известный как Сталин, бежавший из ссылки в Сибирь в конце 1902 года. Сталин считал, что обещанная пролетарская революция идет полным ходом. Среди революционеров он зарекомендовал себя как руководитель организации рабочих на Кавказе. Брошюра, распространяемая группой Сталина, предупреждала, что царь использовал «погромы против евреев и армян», чтобы «укрепить свой презренный трон на крови, невинной крови честных граждан, стонах умирающих армян и татар. note8

Вскоре армяне во главе с хорошо вооруженными дашнаками должны были отомстить за февральские резни, вырезав азербайджанских жителей села.

В период с 20 февраля по 10 марта 1905 г. под Мукденом (ныне Шэньян) в Маньчжурии японская армия численностью 27 000 человек нанесла поражение русской армии численностью 276 000 человек — последнее крупное сухопутное сражение перед Первой мировой войной. Битва закончилась отступлением русских, которое превратилось в бегство, русские бросают своих раненых, оружие и припасы.Сообщается, что русские потеряли около 90 000 человек во время боя, японцы — 70 000 человек.

Затем, в конце мая, японский флот нанес поражение русским в битве при Цусиме. Русский флот в составе 11 линкоров вышел из порта на Балтийском море в середине октября 1904 года, чтобы помочь русскому делу на Дальнем Востоке. Японский флот находился в проливе между Кореей и Японией, а русские намеревались незаметно проскользнуть в свой порт во Владивостоке. У японцев были эффективные осколочно-фугасные снаряды и современные дальномеры, и они уничтожили две трети русских кораблей.Русские потеряли 4380 убитых и 5917 пленных, в том числе 2 адмирала и 1862 взятых в плен. Японцы потеряли три торпедных катера, 117 убитыми и 500 ранеными. Россия потеряла все свои линкоры и большую часть крейсеров и эсминцев.

После потери своего флота царь Николай решил договориться об окончании войны и сосредоточиться на внутренних делах. Война между Россией и Японией закончилась в сентябре и решила, кто будет Россия или Япония. контролировать Маньчжурию и Корею.После войны японцы заставили Корею императору аннулировать недавние соглашения своего правительства с Россией и подписать союз с Японией. Япония пообещала защитить Корею от посягательств любой другой иностранной державой в обмен на ее способность давать «советы» Корее по иностранным делам, военным вопросам и полиции. И Япония взяла под свой контроль почтовой, телеграфной и телефонной связи Кореи. Корея стала японской. протекторат.

Поражение России еще больше дестабилизировало Европу, а в Японии поднялся дух патриотизма и уверенности.Успех Японии в русско-японской войне придал смелости ее вооруженным силам для достижения большей славы, такой как господство в Китае и других странах Азии.

Источники

Китай: новая история, Джон Кинг Фэрбэнк и Мерл Голдман, 1998 г.

Молодой Сталин, Саймона Себага Монтефиоре, 2007

Уильям Скотт Амент и восстание боксеров: героизм, высокомерие и «идеальный миссионер», Ларри Клинтон Томпсон.

Дополнительное чтение онлайн

Неумелый российский флот плавает от Балтики до Дальнего Востока. «Поход Балтийского флота (1904-1905)»

Copyright © 1998-2014 Фрэнк Э. Смита. Все права защищены.

 

 

 

 

Редкие фотографии показывают поражение России от Японии в 1905 году

Зрелище тонущих русских военных кораблей вызовет дискомфорт при просмотре в современной Москве, но увлекательная подборка фотографий дает представление об одном из самых тяжелых поражений, которые страна потерпела в 20 веке.

На редких изображениях изображены русские солдаты, марширующие мимо своих павших товарищей в русско-японской войне 1904-1905 годов, и большие толпы, празднующие победы Японии.

Россия потеряла почти весь свой Тихоокеанский и Балтийский флот в ходе боевых действий, разразившихся из-за соперничающих имперских амбиций в Маньчжурии, Китае и Корее.

Русско-японская война станет для России унизительным поражением, в результате чего ее репутация великой державы сильно пострадает.Две страны вступили в войну из-за соперничающих имперских амбиций в Маньчжурии, Китае и Корее. На этом изображении показаны затонувшие военные корабли в конфликте, который стоил России большей части ее Тихоокеанского и Балтийского флотов

Русские солдаты смотрят на груды своих павших товарищей после битвы при Порт-Артуре в феврале 1904 года. понесет огромные потери, и началась с внезапной ночной атаки эскадры японских эсминцев на порт в Маньчжурии

Изображена русская батарея во время осады Порт-Артура, самого продолжительного и кровопролитного сражения войны. С августа 1904 г. по январь 1905 г. Россия потеряла более 30 000 человек, и поражение стало решающим ударом в войне.

Это была первая крупная победа в современную эпоху азиатской державы над европейской.

Россия искала порт с теплой водой на Тихом океане и арендовала у Китая Порт-Артур в провинции Ляодун, но Япония опасалась российской экспансии в свою сферу влияния.

Они предложили признать господство России в Маньчжурии в обмен на признание того, что Корея находится в сфере влияния Японии.

Десятки тысяч солдат с каждой стороны конфликта погибли. На фото русские солдаты смотрят в траншею, заполненную телами японских солдат, в спорном Порт-Артуре в Маньчжурии, который был ареной длительной осады в решающем столкновении в русско-японской войне

Русские войска и официальные лица обедают в ресторан, сильно пострадавший от японских снарядов во время конфликта, в котором обе стороны боролись за влияние в важнейшем судоходном районе

Несмотря на многочисленные поражения от Японии, царь Николай II решил продолжать войну, чтобы избежать «унизительного мир’. Но это решение дорого обошлось, и Россия стала первой европейской державой, проигравшей азиатской державе в современную эпоху. закончилось унизительным поражением для царя Николая II

Священник и солдаты молятся над телами русских солдат, которые будут похоронены на холме в Порт-Артуре в Маньчжурии. И Россия, и Япония потеряли десятки тысяч военнослужащих во время конфликта 1904-1905 годов

Большая толпа японских солдат в Маньчжурии во время опустошительного конфликта, в котором Россия потерпела поражение, потеряв почти весь Тихоокеанский и Балтийский флоты

Когда Россия отказалась и потребовала, чтобы Корея к северу от 39-й параллели была нейтральной буферной зоной между двумя странами, Япония решила начать войну.Они атаковали Восточный флот России в Порт-Артуре, Китай, внезапным нападением, положившим начало боевым действиям.

Несмотря на многочисленные поражения от Японии, царь Николай II решил продолжать войну, чтобы избежать «унизительного мира».

Война в конечном итоге была завершена Портсмутским договором, заключенным при посредничестве президента США Теодора Рузвельта. Япония в конечном итоге аннексировала Корею и имела опосредованное влияние на Маньчжурию. Репутация России как великой державы была серьезно подорвана конфликтом.

Война в конечном итоге была завершена Портсмутским договором, заключенным при посредничестве президента США Теодора Рузвельта. Япония в конце концов аннексировала Корею и имела опосредованное влияние на Маньчжурию

Священник и группа русских солдат молятся над телами павших русских войск в Порт-Артуре, который подвергся нападению японских эсминцев в бою, положившем начало войне между 1904 и 1905 гг.

Японский истребитель, раненный во время войны, несут медсестры.По оценкам, в конфликте с Россией было убито около 47 000 японских военнослужащих.

Толпы выстроились на улицах, чтобы отдать дань уважения процессии экипажей, перевозящих японского адмирала Того Хейхачиро, прославленного как одного из величайших военно-морских начальников страны. Мир был скреплен Портсмутским договором, подписанным в штате Мэн в США. Президент Теодор Рузвельт получит Нобелевскую премию мира за свою роль в реализации договора

 

Русская разведка во время русско-японской войны 1904–1905 годов: Разведка и национальная безопасность: Том 22, № 5

1 A.И. Деникина, Очерк Русской Грязи. Том четвертый , Том Пятый. Вооруженные Силы Юга России (Москва: Айрис Пресс 2005) с.135.

2 Питер Холквист, «Информация — это альфа и омега нашей работы»: большевистское наблюдение в ее общеевропейском контексте», The Journal of Modern History 69 (1997), стр. 422.

3 Питер Холквист, Ведение войны , Ковка революции. Российский континуум кризиса , 1914–1921 (Кембридж, Массачусетс: 2002), стр.206–7. О росте государственной слежки как общего явления см. John Torpey, The Invention of the Passport: Surveillance , Citizenship and the State (Cambridge: Cambridge University Press 2000).

4 О деятельности тайной полиции см. Фредерик С. Цукерман, Царская тайная полиция за границей. Охрана Европы в модернизирующемся мире (Hampshire: Macmillan 2003) и его более ранние Царская тайная полиция в русском обществе , 1880–1917 (Hampshire: Macmillan 1996).См. также старую работу Рональда Хингли, The Russian Secret Police . Москвич , Имперские российские и советские операции по обеспечению политической безопасности 1565–1970 (Лондон: Hutchinson 1970) и, по более позднему российскому отчету, З.И. Перегудова, Политический сыск в России (1880–1917гг.) (Москва: РОССПЭН 2000).

5 И.В. Деревянко, «Русская агентурная разведка в 1902–1905гг», Военно-исторический журнал 5 (1989) с.76 и Хингли, Российская тайная полиция , с.59 и М. Алексеев, Военная разведка России от Рюрика до Николая II Книга 1 (Москва: Издательский дом «Русская разведка», 1998) с.113.

6 А. Маршалл, Генеральный штаб России и Азия , 18:00–19:17 (Лондон: Routledge Curzon 2006) стр. 27.

7 К.К. Звонарев, Агентская разведка . Русская агентурная разведка до и во время войны 1914–1918 Книга первая.24–5.

8 О русской разведывательной организации до 1904 г. см. Алексеев, Военная разведка России от Рюрика до Николая II Книга 1, Е. Сергеев и А. Улунян, Не Подлежит Оглашению . Военные агенты Российской империи в Европе и на Балканах 1900–1914 (Москва: Реалии Пресс, 2003), И.Н. Кравцев, Тайные Службы Империи (Москва: Издательство РАГС, 1999) и Маршалл, Генштаб России и Азии , 18.00–19.17 .

9 Кравцев, Тайные Службы Империи , стр.99. О российской контрразведке после 1905 г. см. Генерального Штаба Ген-Майур Батюшин, Тайная военная разведка и борьба с ней (Москва: Издательство «Х-История», 2002), А.Ю. Шелухин, «Разведывательные органы в структуре высшего военного управления российской империи начала XX века (1906–1914гг.)», Вестник Московского университета (История) III (1996), стр. 17–31 и А. Маршалл, «Российские военные Разведка, 1905–1917: Нерассказанная история царской России в Первой мировой войне », War in History 4/11 (2004), стр.393–423.

10 И.В. Деревянко, «Русская агентурная разведка в 1902–1905гг», Военно-исторический журнал 5 (1989) с.76–78 и Дэвид Вольф, На Харбинский вокзал. Либеральная альтернатива в русской Маньчжурии , 1898–1914 (Стэнфорд: Stanford California Press, 1999), стр. 76–77. По этой теме см. также Брюс Меннинг, «Просчет врагов: российская военная разведка перед русско-японской войной», War in History 13/2 (2006), стр.141–70 и Маршалл, Российский Генеральный Штаб и Азия , 1800–1917 .

11 Об этом аспекте см. Ян Ниш, «Японская разведка и подход к русско-японской войне» в C. Andrew and D. Dilks (eds.) The Missing Dimension. Правительства и разведывательные сообщества в двадцатом веке, (Лондон: Macmillan, 1984), стр. 17–32.

12 Ричард Дикон, История японской секретной службы (Лондон: Фредерик Мюллер, 1982), стр. 67–79, И.Н. Кравцев, « Японская разведка на рубеже XIX–XX веков» (документальное исследование о деятельности Японской разведки в указанный период) (Москва: Издательство Е.В. Карпов, 2004) с.74–6.

13 Н.В. Греков, Русская контрразведка в 1905–1917гг.: Шпиономания и реальные проблемы (Москва: Издательский центр научных и учебных программ, 2000) с.25.

14 Дьякон, История японской секретной службы , стр.41.

15 Д.Б. Павлов, «Российская контрразведка в годы Русско-Японской войны», Отечественная История 1 (1996) с.16.

16 Дэвид Шиммельпеннинк ван дер Ойе, «Русская военная разведка на Маньчжурском фронте, 1904–05», Разведка и национальная безопасность 11/1 (1996), стр. 26, а также см. Меннинг, «Просчет врагов».

17 Звонарев, Агентская разведка , стр.48.

18 О уставе 1890 г. см. Кравцев, Тайные Службы Империи , стр.31–8.

19 Звонарев, Агентская разведка , стр.52.

20 Там же, стр. 56.

21 Дэвид Шиммельпеннинк ван дер Ойе, «Русская военная разведка на Маньчжурском фронте, 1904–05», стр. 28.

22 Е.Ю. Сергеев, «Русская военная разведка в войне с Японией 1904–1905 гг.» в J.W. Стейнберг, Б.В. Меннинг, Д. Шиммельпеннинк ван дер Ойе, Д. Вольф и С. Йокоте (ред.) Русско-японская война в глобальной перспективе. World War Zero (Лейден: Брилл, 2005) с.287.

23 Звонарев, Агентурная разведка , с.58.

24 Там же, стр. 61.

25 Дэвид Вольф, «Посредники разведки: конкуренция китайских шпионов» в J.W. Steinberg et al ., Русско-японская война в глобальной перспективе , стр.327.

26 Алексеев, Военная разведка России от Рюрика до Николая II Книга I, стр. 105–7.

27 М. Алексеев, Военная разведка России от Рюрика до Николая II Книга II (Москва: Издательский дом «Русская разведка», 1998) с.48–9.

28 8/21 октября 1904 г. русский Балтийский флот, следовавший в то время на Дальний Восток, обстрелял из Халла британские рыболовецкие траулеры, ошибочно полагая, что среди них спрятались японские торпедные катера. Кравцев, Тайные Службы Империи , стр. 68–73 хорошо обобщает имеющуюся литературу. См. также стр. 81-2 и Павлов, «Российская контрразведка в годы Русско-Японской войны», стр. 14-28.

29 Павлов, «Российская контрразведка в годы Русско-Японской войны», с.18.

30 Об этой истории см. Инаба Тихару, «Сотрудничество франко-российской разведки против Японии во время русско-японской войны, 1904–05», Японские славянские и восточноевропейские исследования 19 (1998), стр. 1–23. .

31 Павлов, «Российская контрразведка в годы Русско-Японской войны», стр. 18–19.

32 Там же, с.20, Константин Плешаков, Последняя царская армада. Эпическое путешествие к Цусимской битве (Нью-Йорк: Basic Books 2002), стр. 81–3.

33 Алексеев, Военная разведка России от Рюрика до Николая II Книга I, с.125–6, Звонарев, Агентурная разведка , стр. 80–1. Это фиаско не помешало Манасевичу-Мануйлову снова вернуться на работу во время Первой мировой войны; об этом эпизоде ​​см. мою предыдущую статью «Русская военная разведка, 1905–1917: нерассказанная история царской России в Первой мировой войне», стр. 416.

34 Д.Б. Павлов, С.А. Петров, «Японские деньги и Русская революция» в Тайны Русско-Японской Войны (Москва: «Прогресс», «Прогресс-Академия», 1993), с.35–66 и Антии Куджала, «Японский генеральный штаб и проблема согласованных антиправительственных действий в Российской империи, 1904–1905» в Steinberg et al ., Русско-японская война в глобальной перспективе , стр. .261–80.

35 Кравцев, Тайные Службы Империи , стр. 99–100.

36 Там же, стр. 102–105.

37 И.В. Деревянко (составитель, ред.), «Русская разведка и контрразведка в войне 1904–1905гг» в Тайны Русско-Японской Войны (Москва: «Прогресс» «Прогресс-Академия» 1993) с.169.

38 Там же, стр. 201–2, 251, и Вольф, «Посредники разведки: конкуренция китайских шпионов», стр. 323–324.

39 Деревянко, «Русская разведка и контрразведка в войне 1904–1905гг», стр. 202–3.

40 Сергеев, «Русская военная разведка в войне с Японией 1904–1905 гг.», с.300.

41 Только 15 из этих попыток были успешными, и все они привели к незначительным повреждениям. Вольф, «Посредники разведки: конкуренция китайских шпионов», с.313.

42 Сергеев, «Русская военная разведка в войне с Японией, 1904–1905», стр. 300–1.

43 Дьякон, История японской секретной службы , стр. 53, 76.

44 Сергеев, «Русская военная разведка в войне с Японией, 1904–1905», стр. 295.

45 Интересное сравнительное исследование политики Ататюрка и Реза-шаха см. в Touraj Atabaki and Erik J. Zurcher (eds.) Men of Order. Авторитарная модернизация при Ататюрке и Реза-шахе (Лондон: I.Б. Таурис 2004).

46 Дьякон, История японской секретной службы , стр.35.

47 Греков, Русская контрразведка в 1905–1917гг , с.109.

48 Там же, стр. 85–6.

49 Там же, стр. 99.

50 Об этом см. мою предыдущую статью «Русская военная разведка, 1905–1917: нерассказанная история царской России в Первой мировой войне» и А. А. Зданович, Отечественная контрразведка 1914–1920 (Москва: Издательство «Крафт+», 2004) с.26–9.

51 Зданович, Отечественная контрразведка 1914–1920 , стр. 48–50.

52 Кравцев, Японская разведка на рубеже XIX–XX веков , стр. 30–1.

53 Зданович, Отечественная контрразведка 1914–1920 , стр. 71–2.

54 Там же, стр. 103.

55 Об этих событиях см. Джеффри Бердс, «Советская война против «пятой колонны»: дело Чечни, 1942–44», Journal of Contemporary History 42 (2007), стр.267–314 и Терри Мартин, «Истоки советской этнической чистки», Journal of Modern History 70 (1998), стр. 813–61.

56 Отсылка, конечно же, к печально известному алармистскому бестселлеру Курта Вайса о нацистском шпионаже « Тотальный шпионаж » (Нью-Йорк: G.B. Putnam’s and Sons, 1941). О большевистской слежке в самом широком смысле см. В.С. Измозик, Глаза и уши режима: Государственный политический контроль за населением Советской России в 1918–1928 годах (Санкт-Петербург). СПб: Петербургский госуниверситет, 1995). Об аналогичных событиях в Великобритании, Канаде и Французской империи после 1914 г., если привести всего три примера, см.: Грегори С. Кили, «Государство наблюдения: истоки внутренней разведки и противодействия подрывной деятельности в Канаде, 1914–1921 гг.», Разведка и национальная безопасность 7/3 (1992), стр. 179–210, Ричард С. Терлоу, «Британский фашизм и государственная слежка, 1934–45», Разведка и национальная безопасность (январь 1988 г.), стр. 77–99 и Мартин Томас, «Колониальные государства как разведывательные государства: обеспечение безопасности и пределы колониального правления на мусульманских территориях Франции, 1920–1940», The Journal of Strategic Studies 28/6 (2005), стр.1033–1060.

Вежливость, проявленная к военнопленным русско-японской войны, продолжает жить как наследие Мацуямы

МАЦУЯМА, ЭХИМЭ ПРЕФ. — В маленьком уголке Мацуямы, на склоне холма, недалеко от знаменитого курорта с горячими источниками Дого Онсэн, спрятано уникальное кладбище. Внутри находятся надгробия 98 русских военнопленных, погибших во время русско-японской войны 1904-1905 годов, мрачное напоминание о времени, которое город, тем не менее, обычно стремится помнить, а иногда и романтизировать.

Русско-японская война, которая велась на китайском Ляодунском полуострове в Порт-Артуре (современный Далянь), а также на море, заставила многих на Западе осознать тот факт, что Япония, всего несколько древняя, технологически отсталая страна, теперь была современной военной державой на Тихом океане.

Подвиги японской армии и особенно флота, завершившиеся Цусимским сражением в конце мая 1905 г., в котором был потоплен российский Балтийский флот, означали, что между временем объявления войны в феврале 1904 г. в сентябре 1905 г. более 70 000 русских военнопленных были доставлены в Японию и размещены в 29 лагерях.

Но именно лагерь Мацуяма прославился своим снисходительным и гуманным отношением к русским.Точное количество военнопленных в Мацуяме колебалось на протяжении всей войны, поскольку заключенных часто переводили в другие лагеря, которые открывались после их прибытия в Мацуяма. Но максимальное количество в лагере Мацуяма в любой момент времени считалось немногим более 4000 человек, в то время как население Мацуямы составляло около 30 000 человек.

Обращение с русскими также высоко оценили неяпонские наблюдатели. Комментируя свою поездку в Японию в 1904 году для проверки состояния здоровья заключенных, д-р.Анита Ньюкомб МакГи, американский военный врач, рассказала американской аудитории по возвращении следующее: «Мне также была предоставлена ​​возможность отправиться в Мацуяма на Внутреннем море, где располагался крупнейший госпиталь для военнопленных, который находился в на этот раз имелось также некоторое количество крепких (здоровых) русских офицеров, только что переведенных из Порт-Артура.

«Японцы по праву очень гордились Мацуямой, где они заботились о своих захваченных врагах не меньше, чем о собственных солдатах.

Профессор Университета Рицумейкан Нобору Мияваки, написавший книгу о лагере Мацуяма и обращении с военнопленными, говорит, что с момента его создания весной 1904 года местные власти сделали официальной политикой обеспечение хорошего обращения. Исторические документы показывают, что префектура Эхимэ, армия и муниципальные власти подчеркивали, что военнопленные были не преступниками, а благородными людьми, сражавшимися за свою страну, сказал Мияваки.

В своей книге Мияваки описывает, на что была похожа их повседневная жизнь, включая пищу, которую они ели, которая часто была тушеной говядиной или пирогами с говядиной (крокеты).В то время употребление в пищу говядины в Японии было гораздо менее распространено, чем сегодня, но военнопленных приспособили.

«Заключенным, в основном офицерам, также разрешалось употреблять алкоголь, который покупался у местных торговцев и у торговцев в Кобе», — сказал он.

Официальные записи, обнаруженные Мияваки, показывают, что в сентябре 1905 года лагерная столовая купила у местных торговцев 2587 различных предметов. В их число входили 720 бутылок пива «Асахи», две бутылки шампанского, шесть бутылок коньяка и большие бутылки виски, но не водка, хотя русские офицеры иногда могли ее достать.

Под тщательным наблюдением российским военнопленным разрешили посетить близлежащие горячие источники Дого и покататься по окрестностям на велосипедах. Российских офицеров также иногда приглашали в качестве «приглашенных лекторов» на различные встречи, где они выступали на самые разные темы, интересующие их японскую аудиторию.

Лечением русских раненых часто занимались медсестры Японского Красного Креста, и между солдатами и медсестрами случались романы. Большинство из тех, кто погиб в Мацуяме, до прибытия получили тяжелые ранения в бою или были очень больны.

Слухи о жизни в лагере Мацуяма со временем дошли до России и до российских войск. В то время в прессе появились сообщения о том, что по ходу войны сдавшиеся в плен русские солдаты иногда складывали оружие, поднимали руки и кричали «Мацуяма, Мацуяма!» своим японским захватчикам. Однако Мияваки сказал, что трудно найти веские доказательства того, что это действительно произошло, хотя многие люди в Японии верили, что это правда.

В 2009 году интерес публики к этому периоду возрос после выхода в эфир драмы NHK «Сака но Уэ но Кумо» («Облака над холмом»).Основанный на романе Рётаро Сиба (1923-1996), история вращается вокруг трех мужчин, в том числе братьев Ёсифуру и Санеюки Акияма, из Мацуямы, и их жизни во время русско-японской войны. Телевизионная драма рассказывала о различных событиях в Мацуяме в 2004 и 2005 годах, посвященных столетию войны, и открытии музея Сака но Уэ но Кумо в 2007 году. не то, что привлекло большое внимание общественности.Только в последние годы город заново открыл для себя эту часть своего исторического наследия.

Сегодня многие японоязычные сайты туристической информации в Интернете упоминают лагерь Мацуяма и русское кладбище, хотя информации на других языках остается относительно мало.

«Послание лагеря Мацуяма, особенно для молодежи, заключается в том, что даже на войне можно сохранять человечность. Война бесчеловечна, но гуманное обращение с русскими военнопленными в Мацуяме дает надежду идеалистам, и я думаю, что это самый важный урок», — говорит Мияваки.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.