Вильгельм завоеватель пришел в англию в: Когда Вильгельм Завоеватель пришел в Англию из Франции?

Содержание

Вильгельм Завоеватель — это… Что такое Вильгельм Завоеватель?

Вильге́льм I Завоева́тель (Вильгельм Нормандский или Вильгельм Незаконнорождённый; англ. William I the Conqueror, William the Bastard, фр. Guillaume le Conquérant, Guillaume le Bâtard; 1027/1028—9 сентября 1087) — герцог Нормандии (как Вильгельм II; с 1035 г.) и король Англии (с 1066 г.), организатор и руководитель нормандского завоевания Англии, один из крупнейших политических деятелей Европы XI века.

Происхождение

Вильгельм родился в 1027 или 1028 г. в нормандском городе Фалезе. Он был незаконным, но единственным сыном герцога Нормандии Роберта Великолепного и Херлевы, вероятно, дочери одного из нормандских рыцарей. Вильгельм также был внучатым племянником Эммы, жены английского короля Этельреда II, впоследствии вышедшей замуж за нового короля Англии Кнуда. В возрасте 15 лет он был посвящён в рыцари королём Франции Генрихом I.

Начало правления в Нормандии

Вильгельм унаследовал престол Нормандского герцогства в возрасте семи лет. Поскольку он был внебрачным сыном Роберта, многие не признавали его прав на герцогскую корону. В 1047 г. Вильгельму удалось при поддержке французского короля Генриха I разбить войска мятежных баронов Верхней Нормандии в битве при Валь-эс-Дюн (Долина Дюн) и закрепиться на престоле герцогства. В 1053 г. Вильгельм против воли папы римского Льва IX женился на Матильде Фландрской. От этого брака родилось четверо сыновей и шесть дочерей.

Нормандское герцогство, унаследованное Вильгельмом, отличалось, с одной стороны, достаточно централизованной системой управления, основанной на хорошо развитой военно-ленной системе и обширным герцогском домене, а с другой стороны, огромной массой мелких рыцарей, потомков скандинавских викингов, поселившихся в Нормандии в IX веке, чья энергия выплёскивалась в завоевательных походах в Южную Италию. Первый период правления Вильгельма был посвящён укреплению герцогской власти и обороне границ от посягательств соседних правителей. В 1050-х гг. произошло несколько конфликтов Вильгельма с королём Франции. В двух сражениях — при Варавиле в 1058 г.и при Мортемере в 1059 г. французские войска были разбиты. Более серьёзным противником был Жоффруа II Мартел, граф Анжуйский, который в 1051 г. захватил Мэн, на который исторически претендовали нормандские герцоги.

Лишь после смерти короля Генриха и Жоффруа Мартела в 1060 г. положение изменилось. Регентом Франции стал Балдуин V, граф Фландрии, тесть Вильгельма. В Анжу начались усобицы, вызванные борьбой за наследство Жоффруа. Это позволило Вильгельму перейти в наступление: к 1064 г. нормандские войска захватили Мэн, города Манс и Алансон, а так же замки Домфрон и Майен. Сюзеренитет Нормандии признала также Бретань.

Герцогство Нормандия к 1066 г.

Вильгельм также навёл порядок в собственном герцогстве. Были разрушены замки баронов, построенные в период его несовершеннолетия, введены строгие наказания за нарушение «герцогского мира», создана разветвлённая структура местной администрации (виконты), подчинённая непосредственно герцогу. В этом отношении Вильгельм значительно опередил последующие мероприятия королей Франции. Он также уделял повышенное внимание делам церкви и поддерживал усилия по реформированию церковных институтов в духе клюнийского движения. Не злоупотребляя своей возможностью влиять на назначение епископов и аббатов, Вильгельм обеспечил себе поддержку как местного высшего духовенства, так и самого папы римского.

Уже с самого начала правления в Нормандии перед Вильгельмом появилась перспектива обретения английской короны. В 1042 г. королём Англии стал Эдуард Исповедник, сын Эммы Нормандской, более 25 лет проведший в изгнании при дворе герцога Нормандии. Эдуард активно привлекал нормандских дворян на свою службу, стремясь создать себе опору против могущественной англо-датской аристократии, контролировавшей рычаги управления англосаксонского государства. Многие нормандские рыцари и священнослужители получили высокие посты и земельные владения в Англии. Сестра короля Эдуарда вышла замуж за Дрого, графа Вексена, одного из соратников отца Вильгельма. В 1051 г. благодарный за предоставление ему убежища в годы изгнания, Эдуард Исповедник, по всей видимости, провозгласил своим наследником Вильгельма Нормандского. В этом же году герцог совершил поездку в Англию, вероятно визит вежливости к королю Эдуарду. Однако в 1052 г., под давлением лидера англо-датской аристократии эрла Годвина, Эдуард Исповедник был вынужден изгнать норманнов из страны.

Завоевание Англии

Полная статья: Нормандское завоевание Англии.

В январе 1066 г. Эдуард Исповедник скончался. Английский витенагемот избрал новым королём Гарольда Годвинсона. Однако Вильгельм отказался признать Гарольда королём и заявил собственные претензии на английский престол. Широкой европейской огласке была придана клятва Гарольда, совершённая на святых мощах во время поездки в Нормандию в 1064 г., в которой Гарольд признал Вильгельма наследником английской короны и обязался предпринять все меры для его поддержки. Нарушение клятвы стало удобным поводом для папы римского, чтобы встать на сторону Вильгельма Нормандского, который начал подготовку к вторжению в Англию. Он заручился поддержкой баронов своего герцогства, а репутация Вильгельма обеспечила приток в его армию большого количества рыцарей из соседних северофранцузских княжеств. В результате к августу 1066 г. в распоряжении герцога была крупная и хорошо вооружённая армия, насчитывающая около 7000 человек, ядро которой составляла высокоэффективная нормандская конница.

Нормандское завоевание Англии в 1066 г.
и восстания англосаксов 1067—1070 гг.

27 сентября 1066 г. армия Вильгельма погрузилась на судна в устье Соммы и, переправившись через Ла-Манш, утром следующего дня высадилась на английском побережье у города Певенси. Затем герцог переместил свои войска к Гастингсу, где соорудил деревянный замок (motte-and-bailey) и стал ждать подхода английской армии. Король Гарольд находился в это время на севере страны, отражая норвежское вторжение. Узнав о высадке нормандцев, он поспешил на юг, не ожидая подкреплений, которые собирались в графствах. Покрыв расстояние от Йорка до Гастингса за 9 дней, англосаксонская армия к 13 октября подошла к позициям Вильгельма. Ранним утром 14 октября нормандские войска атаковали англосаксов и в жестокой битве разгромили их. Король Гарольд был убит.

Битва при Гастингсе стала переломным моментов в нормандском завоевании Англии. Страна оказалась открытой перед войсками Вильгельма. Лишь в Лондоне сохранялось сопротивление национальной партии, провозгласившей новым королём Эдгара Этелинга, последнего представителя древней англосаксонской королевской династии. Лондон был ключом к Англии, и Вильгельм немедленно после Гастингса попытался атаковать его, однако получил отпор. Тогда нормандская армия стала окружать город, одновременно разоряя его пригороды. Лидеры англосаксонской знати были вынуждены покориться. В Уоллингфорд, где к этому моменту располагался Вильгельм, направился Стиганд, архиепископ Кентерберийский, и принёс ему клятву верности. Вскоре его примеру в Беркхэмстеде последовали другие вожди национальной партии (эрлы Моркар и Эдвин, Эдгар Этелинг). Вильгельм был признан королём Англии. Вскоре нормандская армия вступила в Лондон, а 25 декабря 1066 г. в Вестминстерском аббатстве (которое к данному времени еще не было построено) состоялась коронация Вильгельма английской короной.

Хотя с самого начала Вильгельм подчёркивал законность своего права на престол, у него не было кровного родства с англосаксонскими королями, и власть нормандцев первое время опиралась исключительно на военную силу. По всей стране были возведены королевские замки, контролировавшие прилегающие территории. Земли англосаксонской знати конфисковывались и передавались северофранцузским рыцарям и баронам. Высшие должности в администрации короля и посты в церковной иерархии стали замещаться нормандцами.

В конце марта 1067 г. король отправился в Нормандию, где оставался до декабря, а в его отсутствие в Англии управляли его ближайшие соратники Уильям Фиц-Осберн и Одо, епископ Байё. По возвращении в Англию Вильгельм подавил англосаксонский мятеж в Эксетере и в 1068 г. совершил первый из своих походов в Северную Англию, где возвёл замок в Йорке и принял клятвы верности от североанглийской знати. Тем не менее именно на севере сопротивление нормандской власти было особенно сильным. В 1069 г. там два раза вспыхивали восстания англосаксов, подавлением которых руководил лично Вильгельм. Положение осложнилось прибытием датского флота, поддержавшего мятежников, и волнениями в западной Мерсии и Стаффорде. Зимой 1069 г. началась знаменитая кампания «

Опустошение Севера», в ходе которой к лету 1070 г. Йоркшир и другие североанглийские графства были полностью разорены войсками Вильгельма, а их население резко уменьшилось из-за убийств и бегства в другие части Англии. Планомерное уничтожение населения и хозяйства Северной Англии, последствия которого ощущались ещё спустя десятилетия после походов Вильгельма, было предпринято для ликвидации самой возможности повторения восстаний против власти короля.

В 1070 г. Вильгельм добился ухода из Англии датчан, а в следующем году подавил последний очаг англосаксонского сопротивления на острове Или. Это завершило завоевание Англии, однако продолжались стычки на шотландской границе: в Шотландии при дворе короля Малькольма III нашёл убежище Эдгар Этелинг и некоторые другие англосаксонские магнаты. Для ликвидации этой угрозы в августе 1072 г. Вильгельм вторгся на территорию Шотландии и быстро дошёл до Тэя. Малькольм III по договору в Абернети был вынужден признать Вильгельма королём Англии, принести ему оммаж и обязаться не предоставлять убежище врагам короля. В заложники Вильгельму был передан младший сын шотландского монарха Давид.

Войны во Франции

В то время, как король Вильгельм покорял Англию, безопасность его нормандских владений оказалась под угрозой. Во Фландрии в 1071 г. вспыхнуло восстание против графини Рихильды, союзницы Вильгельма, и к власти пришёл Роберт Фриз, ориентировавшийся на короля Франции и враждебно настроенный к Нормандии. При его дворе нашли убежище многие англосаксонские тэны. В Анжу установилась власть графа Фулька IV, выдвинувшего претензии на Мэн, находившийся под нормандским сюзеренитетом. В 1069 г. в Мэне при поддержке анжуйцев вспыхнуло восстание и нормандские войска были изгнаны из страны. Лишь в 1073 г. Вильгельму удалось вернуть Мэн под свой контроль. Тем не менее борьба с Фульком IV продолжилась до 1081 г., когда стороны достигли компромиса: Мэн оставался под властью сына Вильгельма Роберта Куртгёза, но под сюзеренитетом графа Анжуйского.

Угрозу для Нормандии стал представлять и французский король Филипп I, который во время завоевания Англии был ещё несовершеннолетним, но в 1070-х гг. начал проводить антинормандскую политику. В 1074 г. он предложил Эдгару Этелингу свой лен в Монтрее, на побережье Ла-Манша, что могло привести к созданию англосаксонской базы для отвоевания Британии. Лишь примирение Вильгельма с Этелингом в 1076 г. устранило эту опасность. В том же году, отправившись с армией наказать Бретань, которая также помогала англосаксонским беженцам, Вильгельм потерпел поражение от войск французского короля в битве при Доле. В 1078 г. Филипп I поддержал мятеж старшего сына Вильгельма, Роберта Куртгёза, недовольного отсутствием у него реальной власти в Нормандии. Роберт попытался захватить Руан, но был отбит и бежал во Фландрию. Вскоре он с французской помощью обосновался в замке Жерберуа на нормандской границе и стал разорять владения своего отца. Вильгельм лично возглавил армию, осадившую Жерберуа, но лишь с большим трудом принудил город к капитуляции. Роберту удалось примириться с отцом, однако, в 1083 г. он бежал из страны и нашёл убежище у короля Франции.

Правление в Англии

Англо-нормандская монархия в 1087 г. и важнейшие английские замки.
Зелёным цветом показаны Чеширская и Шропширская марки.

Малоуспешные войны в Нормандии в 1072—1084 гг. сильно отвлекали Вильгельма от состояния дел в Англии. Король стал много времени проводить за Ла-Маншем, а в 1077—1080 гг. почти три года подряд находился вне Англии. Во время его отсутствия страной управлял тот или иной из ближайших соратников Вильгельма: Одо, епископ Байё, Ланфранк, Жоффруа, епископ Кутанса. Хотя сопротивление англосаксонской знати было сломлено, два представителя высшей аристократии времён короля Эдуарда Исповедника сохранили высокие позиции при дворе Вильгельма: Вальтеоф, граф Нортумбрии, и Ральф, граф Восточной Англии. В 1075 г. они заключили союз с Роджером Фиц-Осберном, графом Херефордом, и открыто выступили против короля. Восставшие обратились за помощью к Дании, однако прежде чем датский флот отплыл к английским берегам, мятеж был подавлен. Иногда «восстание трёх графов» рассматривается как последний очаг англосаксонского сопротивления, однако очевидно, что мятеж не был поддержан англосаксами и остался личным предприятием его организаторов.

Поражение восстания имело далеко идущие последствия: древние графства Нортумбрия, Герефорд и Восточная Англия были упразднены, причём Нортумбрия была передана под управление Даремского епископа. Опора последнего на нормандцев привела в 1080 г. к новому мятежу в северо-восточной Англии, который был жестоко подавлено Одо, епископом Байё. Для укрепления позиций на севере в том же году был предпринят второй поход в Шотландию, который возглавил Роберт Куртгёз. Нормандские войска дошли до Фолкерка, однако граница по-прежнему оставалась слабо укреплённой.

Большего успеха Вильгельм добился в деле обеспечения безопасности Англии со стороны валлийских королевств. Начало было положено назначением графом Херефорда в 1066 г. Уильяма Фиц-Осберна, который выстроил ряд замков вдоль южной части границы с Уэльсом и аннексировал Гвент. В 1071 г. была создана Честерская марка во главе с Гуго д’Авраншем, которому удалось отодвинуть английскую границу до Конуи и установить контроль над Гвинедом. Третья приграничная марка была создана в 1075 г. в верхнем течении Северна и Ди с центром в Шрусбери. Её граф Роджер Монтгомери расширил территорию Англии за счёт Повиса и выстроил замок Монтгомери, доминирующий над центральным Уэльсом. Последним военным предприятием Вильгельма в Англии была его экспедиция в южный Уэльс в 1081 г., когда англо-нормандские войска практически без сопротивления дошли до Сент-Дэйвидса.

Величайшее достижение правления Вильгельма Завоевателя — всеобщая перепись земельных владений в Англии, осуществлённая в 1086 г., результаты которой были представлены в двухтомной Книге страшного суда. Это ценнейший источник по состоянию англо-нормандского общества конца XI века, не имеющий аналогов в средневековой Европе. Сам факт появления такого труда прекрасно демонстрирует эффективность власти Вильгельма и его могущество в завоёванной стране.

1 августа 1086 г. в Солсбери было созвано всеобщее собрание баронов и рыцарей королевства, на котором они принесли оммаж и клятву верности королю Вильгельму. Установление личной зависимости рыцарей Англии от короля имело большое значение для формировании в стране сильной королевской власти. В английском феодальном праве возникло положение, согласно которому верность рыцаря своему сеньору не могла вступать в противоречие с его верностью по отношению к королю. Это способствовало более раннему складыванию национальной монархии в Англии, чем, например, во Франции.

Церковная политика

В основе церковной политики короля Вильгельма лежала его убеждённость в том, что надзор за состоянием церкви является одной из основных обязанностей монарха. От своих предшественников в Нормандии он унаследовал контроль над назначением епископов и аббатов, а также рычаги вмешательства в дела управления церковными епархиями. К 1066 г. объём власти нормандского герцога в отношении церковных вопросов был одним из наиболее широких в Европе. Взяв на вооружение клюнийские идеи об очищении церкви, Вильгельм, тем не менее, не разделял стремления лидеров григорианской реформы освободить духовную власть от влияния светской и укрепить связи национальных церквей с папой римским.

Получив поддержку церкви в завоевании Англии, король не спешил выполнять главное требование папы о смещении архиепископа Стиганда. Лишь прямое вмешательство папы в 1070 г. привело к лишению Стиганда церковного сана и его аресту. Новым архиепископом Кентерберийским стал Ланфранк, один из ближайших советников Вильгельма и европейский авторитет в вопросах богословия. Ланфранк полностью разделял представления короля о роли светской власти в церковных делах и возглавил работу по преобразованию английской церкви. Под влиянием Ланфранка были приняты постановления о запрещении симонии и введении обязательного целибата священников. Была реорганизована епископальная структура английской церкви, многие епископские кафедры были перенесены из деревень в города. Созданная в результате этого система диоцезов просуществовала на всём протяжении средних веков. Одним из важнейших мероприятий реформы стало разделение в 1076 г. светской и церковной юрисдикции, что положило начало каноническому праву и становлению независимых от светской власти церковных судов. На посты епископов и аббатов стали назначаться исключительно нормандцы и к 1086 г. во всей стране остался лишь один епископ англосаксонского происхождения. Это, с одной стороны, привело к некоторому отчуждению низшего духовенства, а с другой — значительно укрепило контроль центральной власти над церковью и способствовало внедрению в английской церкви современных религиозных идей и практик.

Проводя реформирование церковных институтов, в отношениях с папой Вильгельм оставался на позициях эгалитаризма. Было установлено, что ни один папа не может быть признан в Англии без согласия короля, что папские послания и буллы не действуют на территории Англии без специального королевского разрешения, что любые нововведения в церковных вопросах должны предварительно одобряться королём. Более того, епископам было запрещено без санкции монарха предпринимать поездки в Рим, даже по вызову папы. Когда в Италии разгорелась борьба между папой Григорием VII и антипапой Климентом III Вильгельм Завоеватель занял позицию строгого нейтралитета. Король последовательно отказывался признать феодальный сюзеренитет папского престола над Английским королевством, одновременно продолжая выплачивать «Грош Святого Петра».

Смерть и наследники

Надгробный камень на могиле Вильгельма I в Кане

Последняя война Вильгельма развернулась во Франции. Ещё в 1077 г. французский король подчинил себе графство Вексен, прикрывавшее подступы к Нормандии со стороны Парижа. Это резко ослабило оборонительную систему восточной Нормандии. В начале 1087 г. французский гарнизон Манта, центра Вексена, разорил нормандское графство Эврё. Вильгельм, прибывший в Нормандию ещё в конце 1086 г., потребовал у Филиппа I возвращения Вексена, а после отказа осадил и сжег Мант. Королевский конь, проезжая по пожарищу, наступил на горячие угли, опрокинулся и ранил Вильгельма в живот. В течение последующих шести месяцев Вильгельм медленно умирал, страдая от жестоких болей. Раскаиваясь в своих злодеяниях, Вильгельм послал деньги на восстановление сожженных в Манте церквей и освободил политических заключенных.

9 сентября 1087 г. Вильгельм Завоеватель скончался в возрасте 60 лет в монастыре Сен-Жерве, около Руана. Его приближенные немедленно покинули еще не остывшее тело, сбросив его на пол, и разграбили имевшиеся ценности. Герлуин, единственный рыцарь, оставшийся верным своему королю, перевез тело в Кан, в церковь св. Стефана. Сразу же после перенесения гроба Вильгельма в Кан, в городе вспыхнул большой пожар. Только потушив пожар, горожане занялись похоронами Вильгельма I. Но во время погребения, человек, у которого король отнял землю, на которой была построена церковь св. Стефана, запретил хоронить Вильгельма, требуя возмещения ущерба, причиненного монархом. Только после уплаты ему 60 шиллингов прежний землевладелец позволил захоронить тело Вильгельма I.

Во время Великой Французской революции гробница Вильгельма была вскрыта и разорена, в настоящее время под могильной плитой покоится лишь одна берцовая кость короля.

Перед смертью Вильгельм завещал английский престол своему второму сыну Вильгельму Руфусу, а герцогом Нормандии, где существовало сложившееся наследственное право, должен был стать старший сын и неоднократный мятежник Роберт Куртгёз.

Брак и дети

Роберт III Куртгёз (ок. 1054—1134), герцог Нормандии
Алиса (р. ок. 1055), возможно, предполагаемая невеста Гарольда Годвинсона
Сесилия (ок. 1056—1126), аббатиса монастыря Святой Троицы, Кан
Вильгельм II Руфус (1056—1100), король Англии
Ричард (1057—ок. 1081), убит в южной Англии
Адела (ок. 1062—1138), замужем за Этьеном II, графом Блуа
Агата (ок. 1064—ок. 1080), невеста Альфонсо VI, короля Кастилии
Констанция (ок 1066—1090), замужем за Аланом IV, герцогом Бретани
Матильда (?)
Генрих I Боклерк (1068—1135), король Англии

Ранее также считалось, что ещё одной дочерью Вильгельма (возможно незаконнорожденной) была Гундреда (ок. 1063—1085), супруга Вильгельма де Варенна. В настоящее время эта версия отвергнута[1].

Примечание

  1. Chandler V. Gundrada de Warenne and the Victorian Gentleman-Scholars. // Southern History — № 12, 1990

Ссылки

Литература

  • Англосаксонская хроника
  • Мортон А.А История Англии. — М., 1950.
  • Памятники истории Англии / Пер. Д.М. Петрушевского. — М., 1936.
  • Пти-Дютайи, Ш. Феодальная монархия во Франции и в Англии X—XIII веков. — СПб., 2001.
  • Штокмар В.В. История Англии в средние века. — СПб., 2001
  • Stenton, F. Anglo-Saxon England. — Oxford, 1973
  • Dickens, Charles. » A Child’s History of England»

Wikimedia Foundation. 2010.

Вильгельм Завоеватель 1066–1087 гг. Краткая история Англии

Вильгельм Завоеватель

1066–1087 гг

Год 1066-й – самый известный в английской истории. При упоминании этой даты в памяти каждого английского школьника тотчас всплывают имена саксонского героя Гарольда и французского злодея Вильгельма, армии которых сошлись в битве под Гастингсом. Исход сражения решила случайная стрела, угодившая Гарольду в глаз. Однако история далеко не всегда такова, какой ее изображают. Гарольд, сын Годвина, был в лучшем случае только наполовину англосаксом и не имел оснований притязать на трон, если не считать благословения умирающего Эдуарда. Да и Вильгельм не был французом – он был потомком скандинава Роллона, в 911 г. получившего Нормандию в лен от французского короля Карла Простоватого. У Вильгельма на английский трон также не было никаких прав, если не считать вероятного, но давнего благословения Эдуарда. Оба они вели свой род от викингов.

Вильгельм был коварен, честолюбив и способен на беспощадную жестокость. Он правил герцогством меньшим, чем Йоркшир, и был вассалом французского короля. Его власть основывалась на феодальном владении землей, которой он жаловал своих баронов за военную службу. Весной 1066 г. он созвал этих баронов и сообщил, что намерен претендовать на английскую корону и рассчитывает на их поддержку. Большинство отказалось, сославшись на то, что присяга на верность не распространяется на заграничные войны и личную кровную месть. Город Кале не находился на его территории, и Вильгельму предстояло от берегов Нормандии идти под парусами через более широкую часть пролива Ла-Манш. Необходимы были тяжелые суда для перевозки лошадей и к тому же попутный ветер. После высадки герцогу предстояло столкнуться со зрелым, опытным воином, сражающимся на своей земле. Вся эта рискованная затея была неразумна, но Вильгельм стоял на своем, и то, что началось с притязаний на корону и вассальной клятвы сеньору, переросло в нечто более масштабное. Вильгельм вынужден был посулить своим баронам земли в Англии и вербовать наемников из других краев, а их тоже как-то придется вознаграждать! Его единственным тактическим преимуществом было благословение папы римского Александра II, разгневанного на Годвина за то, что тот назначил Стиганда архиепископом Кентерберийским, не согласовав свое решение с Ватиканом. Папа прислал Вильгельму освященное им лично знамя и благословил на завоевание Англии.

В ответ Гарольд разместил у острова Уайт свою флотилию и созвал фирд, народное ополчение из свободных крестьян, ставшее лагерем вдоль южного побережья. Ополчение служило поддержкой королевской гвардии, хускерлам – двум тысячам воинов на постоянной королевской службе. Этого было достаточно для обороны, но для вторжения Вильгельма не хватало первого необходимого условия – юго-западного ветра, что создавало затруднения для обоих предводителей. Вильгельм вынужден был удерживать свою разношерстную армию и корабли для ее перевозки у берегов Нормандии, в то время как ополченцы Гарольда, свободные земледельцы, рвались по домам убирать урожай. И тут Гарольда настигло сокрушительное известие: его мятежный брат Тостиг, бывший эрл Нортумбрии, отбыл в Норвегию и, заключив военный союз с королем Харальдом Суровым (Гаральдом Гардрадой), давно претендующим на английскую корону, подстрекал того напасть на Англию. Гардрада в свои пятьдесят с небольшим был белокурым гигантом, всю жизнь проведшим в сражениях и разбое по всему континенту: через Русь он добирался до Константинополя и даже до Сицилии[6]. Он охотно согласился на предложение Тостига и в августе, прибыв со своим войском на двухстах кораблях, высадился в Скарборо. Выступив отсюда, он разбил войско эрлов Нортумбрии и Мерсии при Фулфорде и заставил сдаться Йорк.

Тем временем разгулявшиеся в Ла-Манше шторма по-прежнему удерживали готовые к отплытию корабли Вильгельма у берегов Нормандии, так что военачальники Гарольда прониклись уверенностью, что никакого вторжения в этом году уже не будет. Гарольд покинул свой дом в Бошаме, неподалеку от Чичестера, и направился в Лондон, где узнал, что Гардрада высадился в Нортумбрии. За сутки Гарольд собрал войско и двинулся на север, достигнув Йорка всего за четыре дня. Это был один из величайших переходов в истории Англии. Здесь Гарольд обнаружил, что Гардрада отошел от Йорка к Стамфорд-Бриджу в одиннадцати километрах к востоку, причем треть своих сил оставил на кораблях. Внезапное появление армии Гарольда застало Гардраду врасплох. Понимая это, войско Гарольда тут же напало на врага, и в стремительной, яростной схватке оба предводителя, Гардрада и Тостиг, были убиты. Оставшиеся в живых норвежцы с позором отправились восвояси. Гибель Гардрады, «последнего из викингов», значительно уменьшила угрозу английскому трону со стороны Скандинавии.

Гарольд пробыл в Йорке всего неделю, наводя там порядок, как вдруг ему сообщили страшную новость: Вильгельм в конце концов все же отплыл от берегов Франции и 28 сентября высадился в бухте Певенси. Гарольду предстояло форсированным маршем вести усталую, истощенную армию обратно на юг, к Лондону. Там он получил от Вильгельма, уже расположившегося лагерем у Гастингса, послание, в котором тот вновь заявлял о своих претензиях на трон. Гарольд резко ответил, что право на трон принадлежит ему по завещанию Эдуарда, что оно подтверждено решением витана и последующей коронацией. Вопрос, безусловно, предстояло решать оружием. Гарольд отбыл из Лондона и 13 октября был в Гастингсе.

Поле брани, которое можно осмотреть и сегодня, представляло собой небольшую возвышенность и долину. Оно было настолько тесным, что сражаться на нем могли не более чем по восемь тысяч воинов с той и с другой стороны. Считается, что у Вильгельма было три тысячи конницы, разбитой на небольшие отряды и поддерживаемой лучниками и пехотой. Вильгельм мог свободно перебрасывать свои отряды. Воины Гарольда сражались в пешем строю. На гребне холма они образовали «стену щитов», внахлест приставив их один к другому. Это обеспечивало прочную оборону, но поддерживать дисциплину или перестроить строй для атаки, когда он нарушен, было очень трудно. В таком войске отсутствовала четкая структура, но так обычно сражались и англосаксы, и викинги: каждый дрался сам по себе и сам за себя, а король был окружен только небольшой личной охраной.

Утром 14 октября нормандская кавалерия пошла в атаку на англосаксонские щиты, но понесла тяжелый урон: много лошадей погибло от англосаксонских копий и секир. Нормандцы отступили и перегруппировались, в то время как англосаксы пополняли запасы метательных снарядов и убирали своих погибших. Следующая атака нормандцев тоже была отбита, но с каждым разом ряды англосаксов редели: нормандские лучники поражали их с расстояния около ста метров.

В какой-то момент англосаксы, по-видимому, поддались на хитрость нормандцев, якобы ударившихся в бегство. Преследуя противника, они расстроили свои боевые ряды, покинув позицию на возвышенности за щитами, и устремились вниз, в долину, где оказались в окружении кавалерии Вильгельма. По большинству свидетельств, переломный момент наступил, когда Гарольду вонзилась в глаз вражеская стрела. Пользуясь замешательством среди англосаксов, четыре нормандских рыцаря пробились к Гарольду и зарубили его. Лишившись своего предводителя, англосаксы разбежались по окрестным лесам. Тело Гарольда в этой схватке было так изуродовано, что его жена с прелестным именем Эдит Лебединая Шея с трудом опознала останки. Он был погребен в Уолтхэмском аббатстве к северу от Лондона.

История битвы под Гастингсом запечатлена на знаменитом гобелене, по всей вероятности заказанном епископом нормандского города Байе, сводным братом Вильгельма, английским рукодельницам из города Одо. Гобелен сейчас хранится в специальном музее в Байе и считается одним из самых ярких изображений войны в средневековой истории. Вильгельм, хоть и одержал победу, потерял в этом сражении треть своего войска и много боевых коней. У него не осталось никаких ресурсов, ждать подкрепления было неоткуда, он был один в чужой враждебной стране, где эрлы, без сомнения, окажут сопротивление, когда узнают, что их земли обещаны соратникам Вильгельма. Но он приказал основать на месте битвы аббатство и решил короноваться в Лондоне, у гробницы своего предшественника Эдуарда Исповедника[7].

Двадцать лет спустя в «Книге Судного дня», всеобщей поземельной переписи, проведенной по приказу Вильгельма, были перечислены деревни, «разоренные» нормандской армией по пути из Суссекса к Лондону. Войско не пыталось атаковать грозные стены города, но проследовало вверх по течению Темзы и обошло город с северо-запада, через Миддлсекс, ожидая, пока лондонские епископы и горожане не «подчинятся необходимости».

Вильгельм подтвердил свободы, дарованные лондонцам королем Эдуардом, заявив: «Я не потерплю, чтобы кто-нибудь причинил вам какое-нибудь зло». Лондон остался в целости и сохранности, а на Рождество 1066 г. в Вестминстерском аббатстве состоялась коронация Вильгельма. Обряд совершили англосаксонские епископы в соответствии с англосаксонским ритуалом, но за стенами аббатства стояли угрюмые горожане.

Вильгельм с триумфом вернулся в Нормандию, оставив новые владения на попечение епископа Одо, возведенного в сан эрла Кентского, и Уильяма Фиц-Осберна, эрла Херефордского, который сразу же начал строительство огромного замка в Чепстоу. Теперь Вильгельму приходилось выплачивать свои долги, для чего он изымал английские земли, первое время в скромных масштабах. Чтобы обезопасить путь домой, вдоль южного побережья он построил крепости. Но постоянная угроза восстаний требовала строительства новых крепостей – в Экзетере, Уорвике, Йорке, Линкольне, Хантингдоне и Кембридже. Король Альфред строил укрепленные города для защиты населения, Вильгельм возводил крепости для его подавления. На первых порах это были сооружения из дерева и глины, потом их сменили каменные цитадели, в которых гарнизон мог удерживать в заточении взятых в плен мятежников или укрываться в случае нападения.

Заставить население Англии покориться оказалось нелегко. Самое серьезное восстание произошло в 1069 г. в столице Нортумбрии Йорке. Вильгельм жестоко отомстил всему региону: он жег деревни, уничтожал хлеб и скот, вынуждая голодающих людей соглашаться на рабство, чтобы выжить. Средневековые летописцы свидетельствуют, что ярость его не знала границ, «он подчинялся самым скверным порывам и в ярости был неукротим». Это так называемое «опустошение Севера» оставило после себя тяжкое наследие – ненависть к нормандцам, которая не угасала в течение целого столетия. В 1071 г. поднял восстание линкольнширский тэн Херевард Будитель[8]. Он хорошо знал болотистые равнины Восточной Англии, и это позволяло ему больше года уходить от преследования, но в конце концов он был выдан подкупленными монахами, после чего бесследно исчез и стал легендой Фенланда.

Вильгельм стал уделять все большее внимание церкви. Если раньше он подкупал баронов подачками, то теперь всячески ублажал нормандских епископов. Англосакса Стиганда, епископа Кентерберийского, он заменяет Ланфранком, аббатом монастыря в Кане, известным правоведом и администратором. За два десятилетия нормандским епископам и аббатам была передана четверть английских земель, на которых они должны были основывать монастыри и строить церкви. Такого активного церковного строительства, которое наблюдалось в течение следующих семидесяти лет, в Англии потом не было вплоть до XV столетия. Это не значит, что Вильгельм так стремился благоустроить свое новое королевство, а скорее свидетельствует о том, что в Англии XI в. уже скопились богатства, сравнимые с богатствами Франции.

Власть нормандских завоевателей теперь укрепилась. На верность Вильгельму присягнул король Шотландии Малькольм. На западе цепь графств от Чэпстоу через Шрусбери до Честера образовала Валлийскую марку. К 1070 г., по сути, вся Англия южнее реки Тиз подверглась одному из наиболее методичных переделов земельной собственности в истории Европы. Около четырех тысяч англосаксов утратили свою землю – она перешла к двумстам нормандским баронам, епископам и аббатам, и только 5 % земель остались в руках англосаксов. В Англию переселились 200 000 нормандцев, французов и фламандцев. Примерно такое же количество англичан было убито или умерло от голода, что составляло около пятой части тогдашнего населения.

В результате этих преобразований англосаксонский керл, или свободный крестьянин, стал своего рода крепостным, вилланом, обязанным сохранять верность сеньору, который, в свою очередь, владел землей как «главный владелец лена», вассал короля. Хотя историки подвергают сомнению жесткость этой феодальной системы, вилланы, по-видимому, были «зависимы» – обязаны нести воинскую повинность, лишены права покупать или продавать землю и переезжать куда-либо без разрешения сеньора. Суды сотен[9] и графств, в которых прежде свободные люди вершили правосудие наряду с главными судьями, или шерифами, короля, уступили место манориальным судам, в которых решающее слово принадлежало сеньору. В регионах, граничащих с Уэльсом и Шотландией, лорды правили почти независимо от короля. Они могли назначать собственных шерифов, строить замки и формировать войско. Их имена громко прозвучали в истории Средних веков: Мортимер, Монтгомери, Осберн, де Браоз и де Клэр.

В 1085 г. стареющий Вильгельм решил провести оценку своего хозяйства, уточнить титулы и налогообложение, покончить со спорами между баронами, провести перепись населения. Королевские уполномоченные описали все поселения королевства, и этот документ был торжественно узаконен на общем собрании баронов и рыцарей в Олд-Саруме, в графстве Уилтшир, на котором они принесли оммаж, или клятву верности, королю Вильгельму. Документ был подан королю в 1086 г., его название – «Книга Судного дня», или «Книга Страшного суда», – было дано англосаксами, «поскольку ее приговор, как и приговор Страшного суда, не изменить». Книга оставалась самой полной описью английских земель к югу от реки Тиз вплоть до описи, проведенной при королеве Виктории. Согласно этому документу, самым населенным регионом была Восточная Англия – в графствах Норфолк и Суффолк проживало 165 000 человек. В Йоркшире после «нормандского опустошения» осталось всего 30 000 жителей. Данные о Лондоне не приводятся из-за пожара, но предполагается, что там проживало около 25 000 человек. Только 15 % Англии занимали леса. Ни в одной стране Европы не было ничего подобного «Книге Страшного суда». Ее значение трудно переоценить: это была не просто поземельная опись, «Книга Страшного суда» впервые превратила нормандскую Англию в единое административное целое. В то время как Франция по-прежнему оставалась союзом разрозненных герцогств, Англия уже вступила на путь, ведущий к национальной монархии.

Однако Вильгельм начал слабеть. Он потерял свою влиятельную жену Матильду. Считалось, что она была очень маленького роста, всего 127 сантиметров, но недавно обнаруженный скелет, возможно принадлежавший Матильде, свидетельствует, что рост ее составлял почти 153 сантиметра. Старший сын Вильгельма, Роберт, поднял восстание против отца. Другой сын, Ричард, разбился, упав с коня. Сам Вильгельм, непрерывно воюя с французским королем Филиппом, перемещался между Нормандией и Англией. В 1087 г., во время осады Манта, он упал с коня и сильно повредил живот. Короля привезли в Руан, где он и скончался. Во время погребения в аббатстве Святого Стефана в Кане, где и сейчас можно увидеть его надгробие, по свидетельству очевидцев, «раздувшиеся кишки лопнули, и страшный смрад ударил в нос стоявшим вблизи»[10].

Достижение Вильгельма – завоевание и покорение всей Англии – было таким же, как и достижение Кнута за полстолетия до него, но потомки Вильгельма сделали так, что это завоевание оказалось окончательным. Нормандские политика, язык и культура проникли в кровь донормандской Англии. На четыре долгих столетия Англия оказалась повенчана с континентальной Европой, но это был несчастливый, кровавый брак.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Вильгельм I Завоеватель — биография, фото, правление, личная жизнь, портрет

Биография

Герцог Вильгельм I вошел в историю как завоеватель Англии, основатель нормандской династии королей. В середине XI века он объединил под своим началом раздробленное, ослабленное внутренними распрями государство, создав централизованную властную вертикаль. Эпоха Вильгельма I Завоевателя стала для Англии временем больших политических и общественных перемен, эхо которых докатилось и до современной истории.

Детство и юность

Вильгельм родился в нормандском городе Фалезе в первой трети XI века. Историки называют три возможные даты его рождения – 1027, 1028 или 1029 годы.

Роберт II Великолепный, отец Вильгельма Завоевателя

Отец мальчика – Роберт II Великолепный по прозвищу Дьявол, правитель Нормандии, государства, созданного викингами в IX веке на северо-западе Франции. Мать Герлева – незнатного происхождения. Есть сведения о том, что ее отец, житель Фалеза, был зажиточным ремесленником-кожевенником.

О встрече родителей Вильгельма существует красивая легенда. Якобы Роберт II повстречал девушку у ручья, возвращаясь с охоты. Сраженный ее красотой, герцог забрал «трофей» к себе в Фалезский замок. Вскоре Герлева родила сына, но христианский брак между любовниками так и не состоялся, поэтому мальчик считался незаконнорожденным. Его так и прозвали – Вильгельм Бастард.

Фалезский замок, место рождения Вильгельма Завоевателя

Впрочем, сам Роберт признал мальчика сыном. Об этом говорит тот факт, что, отправляясь в паломничество в Иерусалим в 1034 году, герцог объявил Вильгельма своим наследником, чем весьма осложнил тому жизнь. Ведь после неожиданной смерти Роберта в 1035 году наследник стал помехой на пути многочисленных претендентов на власть.

От верной гибели спасло то, что среди знати не было достойного кандидата на престол, которого одобрило бы абсолютное большинство. Этим воспользовался архиепископ Руана Роберт, бывший первым советником покойного герцога. Имея связи при дворе Франции, он добился, чтобы король Генрих I признал юного Вильгельма и тем самым оказал протекторат будущему вассалу.

Портрет Вильгельма Завоевателя

Впрочем, после смерти архиепископа над малолетним герцогом вновь нависла опасность. Между родственниками Вильгельма началась борьба за то, чтобы оказывать влияние на наследника. Один за одним погибли его опекуны. Жизнь молодого герцога также не раз подвергалась опасности. Известно, что дядя по матери не раз спасал племянника, пряча в хижинах бедняков.

Войны и государственная деятельность

Только в 1042 году, став 15-летним юношей, при поддержке покровителя Генриха I Вильгельм стал принимать участие в государственных делах. Поначалу осторожно, опираясь на поддерживающую его знать, а затем все смелее брал бразды правления в свои руки. Его характер, закаленный в борьбе за власть, насмешками о незаконнорожденном происхождении, предательством близких, стал сильным и жестким.

Вильгельм Завоеватель

Об этом говорит то, как он расправился с мятежниками, организовавшими против него заговор в 1044-1046 годах. Во главе мятежа встал Ги Бургундский, друг детства Вильгельма, желавший захватить власть в герцогстве. И ему бы это удалось, если бы не очередная помощь от Генриха I. Совместными усилиями французские и нормандские воины разбили восставших.

Подобная расправа укрепила власть молодого герцога, ему присягают даже аристократы дальних земель. Вильгельм выбрал себе ставку – город Кан, который стал разрастаться и процветать. Однако возвышение бастарда еще возмущало отдельных представителей знати.

Герцог Вильгельм Завоеватель

И в начале 1050-х годов против новой власти поднялось еще одно восстание. На этот раз главой мятежа стал дядя молодого герцога граф Аркеза Вильгельм де Талу с братом Можером, архиепископом Руана. Они переманили на свою сторону Генриха I, который, недовольный тем, что протеже столь ретиво усиливает позиции, становится врагом нормандца.

В противостоянии Генрих потерял значительную часть войска и предпочел ретироваться. Затем пала крепость Аркез, бежал Вильгельм де Талу, оставив владения племяннику. Больше внутренних мятежей в герцогстве не было. Вильгельму удалось укрепить государство, и до 1060-х годов он участвует только в стычках с французскими противниками – Генрихом I и Жоффруа Мартелллом, графом Анжуйским, объединившимися против возрастающей мощи нормандца.

Союзники дважды вторгались в Нормандию в 1054 и 1058 годах, но каждый раз уходили побежденными. После смерти Генриха I и Жоффруа Мартелла в 1060 году набеги прекратились.

В 1066 году скончался король Англии Эдуард Исповедник. Этого монарха связывали с Вильгельмом I не только узы дружбы, но и кровное родство. Нормандский правитель приходился внучатым племянником матери Эдуарда. При дворе Нормандии последний провел свыше 25 лет, находясь в изгнании, а потому любил Вильгельма как родного сына и обещал завещать ему трон, поскольку не имел прямых наследников.

Король Англии Эдуард Исповедник

Однако после смерти монарха англичане избрали королем англосаксонского аристократа Гарольда Годвинсона, брата жены Эдуарда. Узнав об этом, Вильгельм пришел в ярость. Он отказался признать правление Гарольда и стал собираться в военный поход на Англию. Герцог привлек силы крупных вассалов, также к нему примкнули аристократы из Фландрии и Франции. Но главным козырем Вильгельма стала поддержка Ватикана.

Чтобы ее получить, нормандец предоставил доказательства вероломства Гарольда, а именно сообщил, что перед смертью Эдуард, как и было оговорено, отправил Говиндсона в Нормандию присягнуть новому королю Англии, то есть Вильгельму. Гарольд сделал это, поклявшись на святых мощах обеспечить всестороннюю поддержку Вильгельму, но клятву нарушил и сам взошел на престол.

Вильгельм Завоеватель захватывает Англию

Эти сведения отображены в официальной средневековой биографии нормандца «Деяния герцога Вильгельма», написанной Гильомом де Пуатье, и, по мнению историков, «обеляют» захватнический характер предпринятого похода, что позволяет считать их сомнительными.

Но в XI веке никто не стал разбираться, где правда, а где ложь. К тому же Папе Римскому было выгодно встать на сторону Вильгельма, который пообещал сместить архиепископа кентерберийского Стиганда. В итоге в августе 1066 года герцог выступил в поход с армией почти в 7 тыс. человек. Перебравшись через Ла-Манш, войска продвинулись к местечку под названием Гастингс, южнее Лондона.

Вильгельм Завоеватель на коне

Здесь 14 октября 1066 года произошло роковое сражение, изменившее ход английской истории. Армия Гарольда была разгромлена, а сам он убит. Победа в битве при Гастингсе открыла Вильгельму доступ к английской короне. И хотя отдельные англосакские династии еще оказывали сопротивление нормандскому герцогу, их действия уже не могли ничего решить.

25 декабря 1066 года состоялась коронация Вильгельма в качестве правителя Англии. Подчинив себе государство, нормандец начал строительство резиденции — Тауэра и приступил к осуществлению силовой политики. Высокие посты теперь занимали только его вассалы, земли у англосакских феодалов, участвующих в битве, отобрали и отдали нормандцам-победителям.

Вильгельм Завоеватель

Недовольные англичане пытались восставать, то тут, то там вспыхивали мятежи, которые новый король жестоко подавлял. Одновременно с этим нормандец берется за передел территории – упраздняет земли мятежных аристократов, создает новые земельные единицы, вводит сан чиновников, пытается укрепить и по возможности расширить новые владения.

К 1075 году, подавив так называемое «Восстание трех графов», Вильгельм добился окончательного признания власти. Но к этому времени начались проблемы в Нормандии. Ставший совершеннолетним король Франции Филипп I стал выказывать антинормандские настроения. А в 1078 году против Вильгельма выступил даже собственный сын Роберт Куртгез, желающий сесть на престол в Нормандии. Филипп I поддержал мятежника, но Вильгельм поборол повстанцев, Роберт бежал во Фландрию.

Памятник Вильгельму Завоевателю

Вернувшись в Англию, король Вильгельм берется за коренное реформирование государства. Он утвердил уплату налога с каждой земельной единицы как для саксов, так и для нормандцев. А чтобы быть уверенным в точности платежей, велел произвести Великий розыск, составить список земель королевства и их собственников. Перепись вели 6 лет, собрав сведения в так называемую «Книгу последнего суда». Саксы назвали ее по аналогии с Судным днем, когда человеку демонстрируется список деяний.

Вильгельм осуществил ряд реформ в духовной сфере, увеличив зависимость церкви от короля: стал контролировать назначение епископов и аббатов, постановил, что папские документы не действуют без разрешения короля, строго разделил церковную и светскую юрисдикции. Официальным языком стал нормандский с выраженным французским диалектом. Эти и другие шаги привели к появлению в Англии крепкой централизованной власти. Именно эта общественно-политическая система станет основой средневекового английского государства.

Личная жизнь

В отличие от отца Вильгельм I Завоеватель не был сластолюбцем и личную жизнь рассматривал только с точки зрения политических интересов. В 1053 (по другим источникам — в 1056) году герцог, несмотря на запрет церкви, женился на Матильде Фландрской, дочери графа Фландрии Болдуина V. Уже тогда нормандца преследовали мысли об английском престоле, ведь Матильда была потомком первого короля Англии Альфреда Великого.

Матильда Фландрская, жена Вильгельма Завоевателя

Брак сулил большие перспективы. В этом союзе родилось 10 детей: 6 дочерей и 4 сына — Роберт (по прозвищу Куртгез), Ричард, Вильгельм II, Генрих I Боклерк. Всю жизнь страдая от клейма бастарда, Вильгельм в браке отличался верностью, воздержанностью и набожностью.

Судя по портретам короля, это статный полный человек (рост 178 см) с неимоверной физической силой. В последние годы страдал от чрезмерной тучности.

Смерть

Неуклюжесть вследствие сильной полноты и стала причиной смерти монарха. В конце 1086 года он срочно отправился в Нормандию из-за вспыхнувшего конфликта с королем Франции Филиппом I, который стал разорять владения Вильгельма. Уничтожив французский город Мант, король ехал по его полыхающим улицам. Внезапно конь наступил на горящие угли и взметнулся на дыбы. Толстый, неповоротливый Вильгельм не смог удержаться в седле и при падении был сильно ранен в живот.

Могила Вильгельма Завоевателя

Полгода правитель провел в мучениях, воспаленная рана кровоточила и страшно болела. 9 сентября 1087 года Вильгельм скончался в монастыре Сен-Жерве, около Руана, пережив супругу Матильду на 4 года. Перед смертью король завещал престол Англии второму сыну Вильгельму, а Роберту отдал право на власть в Нормандии.

Памятник Вильгельму I находится во французском Фалезе. Об эпохе его правления написано много книг, сняты фильмы и сериалы.

ПРОБЛЕМЫ И ПАРАДОКСЫ АНГЛО-НОРМАНДСКОГО ВЗАИМОВОСПРИЯТИЯ • С. С. ХОДЯЧИХ (S. S. KHODYACHIKH) • РОИИ

Рубрика: «СВОЙ» – «ЧУЖОЙ» – «ДРУГОЙ»: ЕСЛИ НЕ ДРУГ, ТО ВРАГ?

Ходячих С. С. “ANGLI” vs. “NORMANNI”: ПРОБЛЕМЫ И ПАРАДОКСЫ АНГЛО-НОРМАНДСКОГО ВЗАИМОВОСПРИЯТИЯ // Диалог со временем. 2012. Вып. 39. С. 295-307.

Ключевые слова: Нормандское завоевание, англосаксы, нормандцы, этническая самоидентификация, социальная самоидентификация

В статье рассматриваются «парадоксы» англо-нормандского взаимовосприятия и их воздействие на некоторые аспекты этнической и социальной самоидентификации нормандской аристократии в Англии после Нормандского завоевания 1066 г.

Keywords: Norman Conquest, Anglo-Saxons, Normans, ethnic self-identification, social self-identification, England in the Middle Ages

The article examines “paradoxes” of Anglo-Norman inter-perception from the standpoint of their impact on ethnic and social self-identification of the Norman aristocracy in England after 1066. Analysis of diverse sources has shown that Normans, acknowledging their exclusivity, regarded Anglo-Saxons as a defeated nation, the enemy, while inhabitants of England paradoxically committed their further destiny to the hands of God, pessimistically complaining about the evil of outsider people. The conflict between Anglo-Saxons and Normans above all is founded on ethnic sphere.

Проблемы этнического и социального взаимовосприятия различных групп составляют более широкий круг вопросов, связанных с изучением образа Другого. Категория Другого заняла прочные позиции в исторической науке1. По мнению М. Ю. Парамоновой, «в том или ином обличье она неоднократно вставала на страницах исторических и культурологических изданий, хотя в собственно исторической науке, в том числе и отечественной, она почти не рассматривалась, или же под этим флагом изучались совсем иные проблемы – культурное взаимодействие, культурные или политические контакты, международные отношения и прочее». Причины заключались в «недостаточной теоретической разработанности самой темы, непродуманности методики ее изучения, круга относящихся к ней вопросов и приемов анализа источников»2.

Весомый вклад в исследование этой проблематики вносят медиевисты. В условиях, когда процессы были менее «глобальными» и на формирование представлений о противоположном этносе в каждом отдельном случае влияло меньше факторов, воздействие каждого (а многие из них сохраняют свое значение и сегодня) может быть прослежено более четко. Такая постановка вопроса предполагает изучение Другого в контексте социокультурных трансформаций средневекового общества.

В последнее время наблюдается процесс «размывания» структуры этнической идентичности путем противопоставления «мы» – этнического «мы» – внеэтническому, из содержания понятия «нация» («национальность») исключается «этническое ядро» (это чревато потерей этническими элитами этнической идентичности), а также происходит сближение «между двумя ключевыми видами идентичности – этнической и гражданской – путем их синонимизации» и поглощения последней первой3.

По мнению ряда отечественных медиевистов, как в англосаксонском, так и в нормандском (а позднее – в английском) обществах носителями этнического самосознания были представители элит4. После Нормандского завоевания 1066 г. англосаксонская знать «перестала существовать и была полностью замещена нормандской аристократией с вкраплением бретонских и фламандских элементов»5, однако некоторые аристократические роды поднимали восстания и мятежи против нормандцев. Важно учитывать тот факт, что взаимодействие победителей (нормандцев) с побежденными (англосаксами) происходило двояким образом: на уровне элит – это было этническое взаимовлияние, на уровне простых людей, крестьянства и т.д. – социальное.

Л. П. Репина высказала мысль о том, что в результате Завоевания произошло размывание граней между этническим и социальным компонентами в сторону укрепления последнего (т.е. социального «водораздела в обществе»). Во взаимоотношениях нормандской знати с английскими крестьянами этнический компонент был сведен к минимуму, поскольку «там, где не было особого произвола, а местный лорд обеспечивал своих людей надежной защитой»6, им было неважно какая национальность у нового господина. Другое дело – представители элиты: осознание этнического превосходства со стороны завоевателей тесно переплеталось с социальными катаклизмами: изъятием земель, лишением собственности и т.д. Вывод, к которому приходит Л. П. Репина, состоит в том, что со второй половины XII в. уместно говорить не об этносоциальном противостоянии, а о социально-политическом7.

Основы англо-нормандского взаимовосприятия следует искать в сфере социокультурного противостояния англосаксов и нормандцев, которое нарративно представлено этнонимическими концептами “Angli” и “Normanni” (“Franci”). Непосредственное (и наиболее ранее по времени создания источника) отношение англосаксов к нормандцам отражено в погодной статье 1066 г. рукописи D Англосаксонской хроники. Авторы Хроники, объясняя причины Завоевания исключительно своими грехами и божественным провидением («Французы завладели местом резни, так как Господь даровал им из-за грехов народа»8), имплицитно выстраивают этническую дихотомию «свойчужой» через употребление латентной конструкции «добрые» («лучшие») люди – «злые» люди. Прямого противопоставления «мыони» на страницах Хроники мы не найдем, однако, косвенные свидетельства и ее подробный анализ позволят получить представление о восприятии нормандцев англосаксами. «Добрый» король Гарольд со своим войском пал смертью храбрых на поле Гастингса («Там король Гарольд был убит, и Леофвин, его брат, и эрл Гюрт, его брат, и много добрых людей»9), а «злой» герцог Вильгельм на правах победителя «разорил все земли по пути» и «подчинил» «всех лучших (курсив мой. – С. Х.) жителей Лондона», «когда очень много зла уже совершилось»10. Хронист сетует на волю Господа, который «ничего исправить не пожелал из-за наших грехов», в результате – Вильгельм продолжил «разорять все земли по пути», а когда на следующий год решил отправиться в Нормандию, то «он [Вильгельм] <…> взял с собой многих других добрых (курсив мой. – С. Х.) людей из английской земли, а епископ Одо и эрл Вильгельм остались здесь, строили повсюду замки, притесняя несчастных людей, так что с тех пор становилось только хуже и хуже»11. Тем более парадоксальным на общем фоне пессимизма и уныния звучит обнадеживающее восклицание в конце статьи за 1066 г.: «Когда Господь пожелает, тогда и будет (хороший) конец»12.

Осмысление собственного поражения наложило значительный отпечаток на ментальность англосаксов и явилось завершением процесса осознания потери собственной идентичности: произошел мировоззренческий кризис. По мнению Н. Уэббера, «битва при Гастингсе и ее последствия стали поворотным пунктом для английской идентичности и незамедлительно существенным образом изменили отношение англичан к нормандцам – этнический конфликт вызвал переопределение английской идентичности»13. Х. Томас, детально изучив английскую идентичность до Нормандского завоевания, пришел к выводу, что «она в действительности была очень мощной», «gens Anglorum никогда не отделяли себя от своего отечества, в то время как gens Normannorum делали это часто», сначала отправившись в Англию и на юг Италии, затем путем «отрыва» Нормандии от Англии в период правления Вильгельма II Рыжего и Генриха I. Кроме того, английская идентичность по сравнению с нормандской имела более глубокие традиции, она «прошла» более длительный путь становления14. Возникает вопрос: почему более «мощная», имеющая традиции, английская идентичность «проиграла» более слабой, возникшей практически накануне Завоевания, нормандской идентичности? Очевидно, на него еще только предстоит дать ответ. Утрата англосаксами собственного «Я» наряду с восприятием нормандцев как победителей оказала существенное влияние и на самоидентификацию нормандской аристократии в новой для них, иноэтнической среде.

Возвращаясь к анализу восприятия англосаксами нормандцев, зафиксированному в Англосаксонской хронике, отметим, что рукопись D значительно отличается от рукописи E: в последней нормандцы и их действия в Англии репрезентируются не столь разрушительными и угрожающими. Так, под 1091 г. (E) встречаем запись: «Когда Вильгельма не было в Англии, король Шотландии Малькольм пришел сюда, в Англию, и опустошил большую ее часть, до тех пор пока лучшие люди (курсив мой. – С. Х.), которые несли ответственность за эту землю, не выслали навстречу ему [Малькольму] войско и отправили его назад»15. Неясно, кого именно хронист называет лучшими людьми, но именно эти лучшие люди проинформировали Вильгельма Рыжего о случившемся нападении, и король тут же вернулся из Нормандии в Англию. Степень доверия, оказанная королем, а также критерий, который лежал в основе его социальной политики (назначение на высшие политические и церковные должности нормандцев по происхождению – традиция, заложенная еще Вильгельмом Завоевателем), позволяют сделать вывод о том, что лучшие люди все же были нормандцами.

Однако рукопись E содержит гораздо больше описаний деструктивных действий нормандцев. Так, в 1068 г. в ответ на подход к Йорку Эдгара Этелинга с огромным числом нортумбрийцев, «король Вильгельм пришел с юга со всем своим войском, и разрушил город, и убил многие сотни людей»16. Хронист отмечает, что в 1069 г. в ответ на угрозу нападения датчан «король Вильгельм вторгся в графство и разрушил его полностью»17. Самые серьезные обвинения и неодобрительные реляции в адрес нормандцев встречаются в погодной записи 1083 г. и касаются событий, произошедших в Гластонбери: «Французы ворвались в хор и с силой бросились к алтарю, где находились монахи, некоторые молодые французы поднялись на верхний этаж и начали выпускать стрелы в святую святых таким образом, что многие стрелы остались в кресте, что стоял над алтарем. Несчастные монахи лежали вокруг алтаря, некоторые ползали под ним и настоятельно молились Господу, умоляя его о милосердии, понимая, что они могут не получить какой-либо милости от этих людей. Что мы можем сказать, кроме того, как они стреляли неистово, другие разломали двери и вошли внутрь, и лишили некоторых монахов жизни, а также ранили многих из них так, что кровь стекала с алтаря по ступеням, а со ступеней на пол. Трое были убиты, а восемнадцать ранены»18. По мнению Н. Уэббера, описанные шокирующие деяния не должны ассоциироваться непосредственно с королем: в контексте рукописи E эти события являются скорее исключением, тогда как в рукописи D «подобные факты будут вполне ожидаемыми»19.

Наконец, не самую лицеприятную характеристику автор Англосаксонской хроники дает Вильгельму Рыжему: «Он был крайне жесток и безжалостен по отношению к своим подданным, своим землям, и всем его соседям, также он был очень жуток, но злые люди (курсив мой. – С. Х.) всегда были признательны ему, несмотря на его алчность. Он был вечно раздражен этим народом, вместе со своей армией и несправедливыми поборами <…>. Он угнетал церкви, а все епархии и аббатства, чьи настоятели погибли в его времена, он либо продавал за деньги, либо оставлял в личное пользование или отдавал в аренду <…>. Он был ненавистен абсолютно всем его подданным, презираем Господом, а его кончина стала празднеством<…>. Он покинул этот мир без покаяния и какого-либо искупления»20. Вильгельм Завоеватель, напротив, на удивление благопристойно представлен в рукописи E: «Король Вильгельм, о котором мы говорим, был очень мудрым человеком, и чрезвычайно могущественным, более величественный и непоколебимый, чем кто бы то ни было из его предшественников. Он был благосклонен к тем, кто любил Господа, но в то же время был в меру жесток по отношению к тем, кто возражал его воле»21. Хронист справедлив: он славословит Вильгельма за обеспечение порядка и безопасности в стране, а также введение суровых наказаний за воровство и изнасилование; за проведение земельной переписи; за завоевание Уэльса, Шотландии и Ирландии. Но, с другой стороны, обвиняет его в жадности и издании сурового законодательства об охране зверей и птиц, а также так называемых «лесных» законов. Несмотря на это, из текста Хроники следует, что автор описывает Вильгельма как правителя своей нации, а не как завоевателя. Это весьма существенное допущение, поскольку мы видим, как происходит процесс «размывания» структуры этнической идентичности путем нивелирования противопоставления «мы» – «они» и имплицитного сближения английской и нормандской идентичностей.

К середине XI в. нормандцы были народностью, сравнительно недавно появившейся на территории Франции (после битвы при Шартре в 911 г.22 потомки норманнов стали нормандцами, и основали герцогство Нормандия на северо-западе Франции). В глазах остальных Franci они перестали быть «некультурными варварами, какими их считали ранее», поскольку военные успехи наряду с благочестивыми намерениями и религиозностью со временем начали вызывать уважение у прочих этнических групп, населявших территорию Франции, которые также уже не видели угрозы со стороны своих северных соседей23. Образ нормандца в пределах Франции перестал восприниматься как образ Другого.

Нормандское восприятие англосаксов наиболее ярко отражено в источнике лироэпического характера «Песни о битве при Гастингсе» – латинской поэме, написанной Ги Амьенским24 в 1068 г.25. «Песнь…» заложила основу пронормандской версии событий 1066 г.26, а описанную в ней битву при Гастингсе следует рассматривать как своеобразное противостояние английской и нормандской идентичностей. В «Песне…» выстраивается гиперболизированный образ храброго нормандца («французы, сведущие в военной хитрости, опытные в военном искусстве»27 и т.д.). Во время битвы (кульминации противостояния), как и на протяжении всей поэмы, Гарольд и Вильгельм предстают антиподами. Вильгельм, исходя из контекста произведения, проявляет в бою героизм и мужество, подавая пример простым воинам. Все его действия и движения пронизаны пафосными восклицаниями и восхищениями автора поэмы: «Покорный и богобоязненный герцог организовал хорошо спланированное наступление и бесстрашно приближался к склонам холма»28; «<…> битва проходила в угрожающем беспокойстве и ужасный бич смерти надвигался»29. Герцог с нормандцами сражался в центре, что еще раз свидетельствует о его отваге и смелости. Противник бился храбро и самоотверженно, в поэме об этом прямо говорится: «Англичане стояли твердо на своей земле сомкнутым строем. Они метали снаряд за снарядом, нанося удар за ударом мечами, <…> и противнику не удалось бы проникнуть в густой лес к англичанам, если бы обман не укрепил их силу»30. Именно благодаря военному мастерству Вильгельма и успешно сработанной хитрости нормандцы («сведущие в уловках, опытные в приемах ведения войны, притворились, что спасаются бегством, как будто их разбили»31) побеждают в тяжелейшей схватке.

Вильгельм проявил себя воистину как выдающийся воин: когда нормандцы начали беспорядочно бежать назад «он осудил их и свалил с ног своей рукой, и своим копьем он остановил и сгруппировал их»32, и «как настоящий лидер начал новую атаку»33. В поэме встречаются такие дескриптивные характеристики герцога как «рычащий лев», человек «с силой Геркулеса», «находчивый воин»34. Гарольда и его войско автор «Песни…» называет «ордой»35 и сравнивает с дрожащей толпой, беспорядочной массой обреченных людей, которые отступали, полностью обессилев. Гарольд – злой и кровожадный убийца, ведь своими действиями он загубил много невинных душ. «Англичане отвели войска назад с места битвы. Побежденные, они молили о милости»36.

Автор «Песни…» включает этническую категорию Normanni в состав конструкта Franci, и зачастую не разделяет эти понятия (так, во время описания битвы фигурирует именно концепт Franci), но не отказывает первым в наибольшем восхвалении («Нормандцы, готовые к несравненным достижениям»37), хотя, как известно, в войско нормандского герцога входили и рыцари из других государств38. По М. М. Горелову, «для нормандцев также было не чуждо самоназвание “Franci”, но этноним “нормандцы” отличал их от французов из других областей Франции»39, тогда как факт того, что нормандцы называли себя «франками (Franci), или французами», Л. П. Репина объясняет «несовпадением этнического состава и этнического самосознания, фиксирующего принадлежность той или иной социальной группы к конкретному территориально-политическому объединению»40. Р. Дэвис идет дальше, заявляя, что «до конца XI в. большинству нормандцев было безразлично называли ли они себя «нормандцы» или «французы», используя слова Galli или Franci как синонимы для Normanni»41. Наконец, Х. Томас считает, что традиция идентификации Normanni как французов Franci была впервые зафиксирована в английских грамотах, правовых актах, «Книге Страшного суда», а иногда и в нарративных источниках с целью «обозначить, выделить захватчиков». На это повлияла «разнородность захватчиков» и «английская практика словоупотребления», однако Х. Томас уверен, что нормандцы считали себя «особой», исключительной нацией42.

Этнонимическая дуальность в терминологии (Normanni и Franci) также свидетельствует об англо-нормандском взаимовосприятии. С точки зрения англосаксов, концепт Franci больше наполнен социальным содержанием, чем этническим: для них Franci – победители в целом, люди, которые вторглись на их территорию и подчинили себе. Для нормандской исторической традиции характерно употребление этнонима Normanni, и даже если встречается понятие Franci, то под двумя терминами следует понимать одно и то же – нормандцев. С другой стороны, Normanni для англосаксов были не более чем завоевателями и зачастую они не разделяли Normanni и Franci. К примеру, под 1066 г. в Англосаксонской хронике (рукопись D) значатся две битвы – при СтэмфордБридже и Гастингсе. В первом сражении английский король Гарольд разбил “Normen43, во втором он был разбит французами (Frencyscan)44. В Хронике нормандцы неизменно фигурируют как французы: приближенные Эдуарда Исповедника, бароны и знать Вильгельма I и Вильгельма II были не нормандцами, но французами. В многочисленных грамотах нормандские короли, хотя и именовали себя «королем англичан и герцогом нормандцев», всегда обращались к своим подданным как к «французам и англичанам»45. По мнению Р. Дэвиса, в сознании англосаксов и жителей северной Европы Normanni (или Nordmanni) ассоциировались и идентифицировались прежде всего со скандинавами (данами и норвежцами), тогда как жители Нормандии, пришедшие в Англию, стали для англосаксов Franci46. Х. Томас объясняет подобную метаморфозу лингвистическим фактором: «“Norman” звучало слишком двусмысленно и запутанно в их [англосаксов] языке» и многих сбивало с толку47. По всей вероятности, англосаксы просто не придавали большого значения тому, кем являлись их захватчики. К тому же, учитывая присутствие других народностей в войске Вильгельма Завоевателя, употребление концепта Franci кажется более чем уместным и оправданным.

Довольно опосредованно этническая принадлежность нормандцев отражена и в источниках юридического характера. В Institutio regis Willelmi48, изданном, вероятно, между 1067 и 1077 гг. и представляющем собой разбор возможных вариантов развития правовых отношений (поведения в суде, порядка подачи жалоб и т.д.) между англичанами и французами, для обозначения нормандцев в Англии используется термин Francigena, т.е. француз. В отдельных случаях Francigena имел возможность выступать в тяжбе «с помощью своих свидетелей по законам Нормандии (курсив мой. – С. Х.)»49, т.е. речь идет о некоем подобии судебного иммунитета у нормандцев в Англии в первые годы после завоевания. Семантический анализ diplomata regia также показывает, что на страницах грамот отчетливо проявляется этнонимическое «превосходство» нормандцев (французов) над англичанами. Практически во всех документальных и юридических источниках этнонимы Francis, Francigenis при перечислении в одном ряду других народностей (Anglis, Scottis) стоят перед ними, на первом месте50. Такой порядок выстраивания этнонимов не случаен: он вполне осознанно и справедливо, с точки зрения нормандцев, фиксирует их законное право считаться хозяевами английской земли, быть первыми во всем, закрепляя это право в официальных документах. Подобные действия первых нормандских королей Англии имели конкретные цели: в памяти последующих поколений они должны были быть главными действующими лицами английской истории.

Определенные аспекты англо-нормандского взаимовосприятия прослеживаются и на лингвистическом уровне. После 1066 г. началась бинарная ассимиляция традиций. Примерно до конца XI в. она имела двусторонний характер. Континентальный нормандский (французский) компонент не поглотил бытовавший в Англии древнеанглийский язык. Нормандцы, как ни пытавшиеся изъять из употребления английский язык, сами начали его изучать, равно как и англосаксы, по словам Э. Чертона, «смешивать свой язык с нормандско-французскими словами»51. Завоеватели были слишком немногочисленны, чтобы навязать новой стране свой язык в неизмененном виде: «сравнительно небольшая группа нормандцев и их союзников вступила в контакт с гораздо более древним королевством с его собственными традициями и институтами». Как «господствующее меньшинство нормандцы могли ассимилировать англичан и их культуру, лишь изменив свою собственную». Так, нарративно этнонимический разрыв идет еще глубже: нормандская историческая традиция наряду с современниками изучаемых событий не всегда имели в виду одно и то же, говоря о «нормандцах» и «нормандских людях». Подобным же образом семантика концепта «англичане» изменилась в их текстах в течение нескольких лет после 1066 г52. Добавим, что в области государственного управления древнеанглийский язык сменила латынь, а сфера применения находящегося на этапе своего становления английского языка (смешанного англо-нормандского диалекта) была ограничена «устной речью низших классов»53.

Проблема трансформации нормандского диалекта старофранцузского языка и его влияния на язык англосаксов намного глубже, чем может показать на первый взгляд. По справедливому замечанию М. Н. Губогло, человек, «попав в иноэтничную среду, мгновенно обнаруживает различия в языке в том случае, если он не владеет никаким другим языком, кроме языка своей национальности. Определенный дискомфорт и неловкость создают и менее значимые этнические определители, или маркеры, например одежда, пища, манеры общения»54. Нормандская знать – как светская, так и церковная – владела, по меньшей мере, двумя языками: родным нормандским и латынью. Последняя нашла свое выражение в обширной нормандской документации. Англосаксонский язык оказался незнакомым для novus Anglus, что наложило существенный отпечаток и на этнолингвистическое противостояние “Angli” и “Normanni”.

Важную роль в «формировании» образа англосакса сыграла и нормандская церковная знать. Многие священнослужители, после 1066 отправившиеся в Англию, крайне негативно восприняли свои назначения (одним из главных факторов было изначальное неприятие и отрицательное отношение к местным англосаксонским святым и англосаксонской церкви в целом). Приведем наиболее яркий пример. В 1070 г. архиепископом Кентерберийским стал Ланфранк, прежний настоятель аббатства Бек и монастыря Сент-Этьен в Кане. Уже в одном из ранних писем Ланфранка папе Римскому видно его отношение к Англии и ее жителям: «В мое оправдание я не знал языка, и местные народы были варварскими <…> Словом, я согласился, я приехал, я вступил в должность. И сейчас я каждый день испытываю столько трудностей, притеснений и духовных страданий <…> Я постоянно слышу, вижу и чувствую беспокойство среди разных людей, несчастья и оскорбления, жестокость, скупость, лживость, падение Святой Церкви, что я утомился от моей подобной жизни и весьма глубоко опечален тем, что живу в такие времена». Недовольство и неудовлетворенность Ланфранка выражаются в просьбе к папе, близкой к мольбе, освободить его «от рабской зависимости, <…> сбросить оковы с этой обязанности и позволить <…> вернуться к монашеской жизни, которую я люблю более, чем что бы то ни было»55. Очевидно, что у англосаксонских «варваров» было мало общего с нормандской элитой: их взаимоотношения, в лучшем случае, считает Х. Томас, «были по большей части деловыми, и часто очень напряженными»56.

Таким образом, нормандцы, признавая свою исключительность, относились к англосаксам как к побежденному народу, врагу, в то время как жители Англии парадоксальным образом вверяют свою дальнейшую судьбу в руки Господа, пессимистически сетуя на зло чужих людей. Проблемы и «парадоксы» англо-нормандского взаимовосприятия имеют не социальную, а в первую очередь этническую окраску.


БИБЛИОГРАФИЯ
  • Англосаксонская хроника / Пер. с др.-англ. Метлицкой З.Ю. СПб.: Евразия, 2010.
  • Горелов М.М. Датское и нормандское завоевания Англии в XI в. СПб.: Алетейя, 2007. С. 148.
  • Горелов М.М. Датское и Нормандское завоевание Англии в восприятии средневековых авторов XI-XII веков // Диалог со временем. 2001. No 6.
  • Горелов М.М. Этнополитическая идентичность и традиции историописания в Англии XI-XII вв. // Образы прошлого и коллективная идентичность в Европе до начала Нового времени. М.: Кругъ, 2003. С. 115-131.
  • Губогло М.Н. Идентификация идентичности: Этносоциологические очерки. М.: Наука, 2003. С. 195-251.
  • Лучицкая С.И. Образ Другого: мусульмане в хрониках крестовых походов. СПб.: Алетейя, 2001. 350 с.
  • Нойманн И.Б. Использование «Другого». Образы Востока в формировании европейских идентичностей. М.: Новое издательство, 2004. 336 с.
  • Парамонова М. Ю. Рец. на кн.: Лучицкая С.И. Образ Другого: мусульмане в хрониках крестовых походов. СПб.: Алетейя, 2001 // Вопросы истории. 2003. No 10. С. 168-170.
  • Репина Л.П. Феодальные элиты и процесс этнической консолидации в средневековой Англии // Социальная идентичность средневекового человека. М.: Наука, 2007. С. 234-243.
  • Шапинская Е. Н. Образ Другого в текстах культуры: политика репрезентации // Обсерватория культуры. 2009. No 4. С. 38-45.
  • Якуб А.В. Образ «норманна» в западноевропейском обществе IX–XII вв.: становление и развитие историографической традиции. Омск: Изд-во ОмГУ, 2008. 460 с.
  • Albu E. The Normans in their Histoires: Propaganda, Myth and Subversion. Woodbridge: The Boydell Press, 2001. 230 p.
  • The Anglo-Saxon Chronicle, according to the Several Original Authorities / Ed. with a transl. by B. Thorpe. London: Longman, Green, Longman, and Roberts, 1861.
  • The Anglo-Saxon Chronicle. Manuscript D. URL: http://www8.georgetown.edu/departments/medieval/labyrinth/library/oe/texts/asc/d.html (время доступа 10.02.2011).
  • Bradbury J. The Battle of Hastings. Sutton: Sutton Publ., 2000. 151 c.
  • The Carmen de Hastingae Proelio of Guy Bishop of Amiens / Ed. by C. Morton and H. Muntz. Oxford: Oxford univ. press, 1972. P. 1-52.
  • Charter by King Edgar to Durham A.D. 1095. // Early Scottish Charters prior to A.D. 1153 / Ed. by A.C. Lawrie. Glasgow: James MacLehose and Sons, 1905.
  • Chibnall M. The Normans. Oxford: Blackwell Publ., 2006. 109 p.
  • Churton E. The Early English Church. N.-Y.: D. Appleton & Co., 1842. 316 p.
  • Confirmation by King William II of England, A.D. 1095-1100 // Early Scottish Charters prior to A.D. 1153 / Ed. by A.C. Lawrie. Glasgow: James MacLehose and Sons, 1905.
  • Confirmation by William II to the hospital of St. Peter, York, of the ancient foundation of the hospital, namely one thrave of corn from each plough at work within the province of York. c. 1090-1098 // Early Yorkshire Charters / Ed. by W. Farrer. Edinburgh: Ballantyne, Hanson & Co., 1914.
  • Davis R.H.C. The Carmen de Hastingae Proelio // English Historical Review. 1978. No 93.
  • Davis R.H.C. The Normans and their Myth. London: Thames and Hudson, 1976.
  • The Gesta Guillelmi of William of Poitiers / Ed. by R.H.C. Davis and M. Chibnall. Oxford: Oxford univ. press, 1998. 248 p.
  • Knight J. Middle Ages: Primary Sources / Ed. by J. Galens. L.: The Gale Group, 2001.
  • The Letters of Lanfranc Archbishop of Canterbury / Ed. by H. Clover and M. Gibson. Oxford: Oxford univ. press, 1979.
  • Schneeberger A. I. Constructing European Identity Through Mediated Difference: A Content Analysis of Turkey’s EU Accession Process in the British Press // PLATFORM: Journal of Media and Communication. July 2009. Vol. 1. P. 83-102.
  • Thomas H. M. The English and the Normans: Ethnic Hostility, Assimilation and National Identity 1066–c.1220. Oxford: Oxford univ. press, 2003. 395 p.
  • Webber N. The Evolution of Norman Identity, 911-1154. Woodbridge: The Boydell Press, 2005.
  • Wilhelm I: Episcopales Leges (Geistliches Gericht) [1070-76(1072?)] // Die Gesetze der Angelsachsen / Ed. by F. Liebermann. Halle a. S.: Max Niemeyer, 1903. Vol. I. P. 485.
  • Wilhelm I: Lad (Beweisrecht zw. Engländern u. Franzosen) [1067-77] // Die Gesetze der Angelsachsen / Ed. by F. Liebermann. Halle a. S.: Max Niemeyer, 1903. Vol. I. P. 483-484.
  • William of Jumièges, Orderic Vitalis and Robert of Torigni. Gesta Normannorum ducum / Ed. by E.M.C. van Houts. Oxford: Oxford univ. press, 1995. Vol. I: Introduction and Books I-IV.

Слов: 3127 | Символов: 19893 | Параграфов: 20 | Сносок: 56 | Библиография: 32 | СВЧ: 13

Настоящая «игра престолов» в Англии. Часть II: дочь, мать и жена Генрихов

  • Яна Литвинова
  • Би-би-си, Лондон

Автор фото, Getty Images

В декабре 1135 года Англия в очередной раз оказалась без короля.

Генрих I, четвертый сын Вильгельма Завоевателя, умирал, не оставив наследника.

Нельзя сказать, что престол было совершенно некому передать. Варианты были, но не вполне очевидные и с некоторыми изъянами. У короля в живых оставался один-единственный ребенок, но, к сожалению, он был неправильного пола: это была дочь по имени Матильда. А еще был племянник Стефан Блуасский, который несомненно был мужчиной, но его родство с королевской семьей несколько подкачало — оно шло по женской линии.

Самое обидное для короля, наверное, заключалось в том, что сыновей у него было предостаточно, но вот рожали их королевские любовницы, а не законные жены. А единственный легитимный сын утонул в Ла-Манше.

В конце концов король решил, что делать нечего, и вознамерился оставить трон дочери.

Императрица Матильда, или, как ее также называли, Мод, королевой Англии так и не стала, но умудрилась развязать гражданскую войну, которая портила жизнь англичанам более 20 лет, и положила начало самой долгоживущей английской королевской династии — Плантагенетам, которые под теми или другими фамилиями занимали английский престол 331 год.

Из принцесс в императрицы

Автор фото, Wikimedia Commons

Подпись к фото,

Бракосочетание принцессы Матильды Английской с императором Генрихом V. Брак был бездетным, но довольно счастливым

Вообще-то о детстве Матильды мы знаем крайне мало. Правда, известно, что она была девушкой образованной, могла читать и писать. До нас дошло несколько ее писем, адресованных королю Франции, архиепископу Кентерберийскому, и даже обращений к подведомственной аристократии.

Когда ей исполнилось семь лет, ее официально обручили с императором Священной Римской империи Генрихом V. Детей она ему так и не родила, но все свои обязанности жены и императрицы выполняла честно, и народ ее, в общем-то, любил. Матильда вышла замуж в возрасте 14 или 15 лет. И овдовела 10 лет спустя, то есть была еще совсем молодой женщиной.

Генрих V скончался через пять лет после того, как трагически утонул брат Матильды, и ее отец, Генрих I Английский потребовал, чтобы овдовевшая императрица вернулась в Англию.

В Рождество 1126 года в Виндзорском замке Генрих I собрал всех самых важных деятелей церкви, а также самых знатных и богатых аристократов, и потребовал, чтобы они присягнули его дочери как будущей королеве. Удивительно, но они-таки согласились.

Однако для того чтобы Матильда стала серьезным претендентом на престол, от нее требовалось сделать самое главное: выйти замуж и родить ребенка, обеспечив тем самым преемственность власти.

Неравный брак

Автор фото, Wikimedia Commons

Подпись к фото,

Годфрид Анжуйский. Говорят, что был красавец. Его даже прозвали Годфрид Красивый. Нрава, однако, был вздорного, и Матильде никак не подходил

Матильда вернулась к отцу богатой вдовой. Кроме денег и драгоценностей, в ее багаже была и одна из самых больших ценностей для средневекового правителя — мощи руки апостола Иакова.

Итак, молодую вдову надо было срочно выдать замуж. Муж нашелся во французском графстве Анжу, это был сын графа Фулька, Жоффруа, он же Готфрид Анжуйский. Жених носил прозвище «красивый», но был младше невесты на 11 лет.

Вообще-то такое неравенство в возрасте мужа и жены в средневековой Европе было не в редкость. Требовалось соблюсти главное правило: невеста должна была быть в состоянии рожать детей, а жених — их, соответственно, зачинать. И 25-летняя Матильда, и 14-летний Жоффруа вполне соответствовали главному показателю. Хотя, надо думать, что Матильде, которая уже успела побывать женой императора, замужество с едва оперившимся юнцом, всего лишь сыном графа, который к тому же обладал вздорным нравом, импонировать не могло.

Поэтому не стоит удивляться, что брак этот счастливым не был. Один раз Матильда даже вернулась к отцу, который, однако, отправил ее обратно. Деваться ей было некуда, и в результате Матильда родила своему малолетнему мужу троих сыновей: Генриха, Жоффруа и Уильяма.

Казалось бы, Матильда выполнила все, что полагалось, чтобы занять английский престол, но обстоятельства сложились не в ее пользу. Ее отец умер как раз в тот момент, когда она застряла во Франции, оправляясь от тяжелых родов. Стефан не стал медлить и захватил престол.

Клятва? Какая клятва?

Автор фото, Wikimedia Commons

Подпись к фото,

Генрих I и Стефан Блуасский. На этой миниатюре создается впечатление, что Стефан законно унаследовал корону у Генриха, но на самом деле Генрих предпочел свою дочь

С прискорбием приходится отметить, что все те же самые графы и бароны, которые присягнули на верность Матильде, когда ее отец был еще жив, быстренько вздохнули с облегчением и присягнули Стефану.

Во-первых, он все-таки был мужчиной. Во-вторых, хотя английские законы не исключали права женщин на наследование престола, о такой возможности напрямую тоже не говорили. Вопрос, как говорится, висел в воздухе. И в-третьих, многим магнатам не нравился ее муж, которого они считали иностранцем. Более того, Стефан успел сделать главное: после смерти короля немедленно отправился в Винчестер, где его короновал его собственный брат, епископ Генрих Блуасский. Теперь у него появилось и божественное право на престол.

Но Матильда с таким безобразием не смирилась, и едва оправившись от родов, поехала в Англию требовать возвращения обещанной ей короны. Ее сопровождал любимый сводный брат Роберт Глостерский (один из многочисленных незаконных детей покойного короля, который поначалу поддерживал Стефана, но потом резко переметнулся к Матильде).

С севера поддержку обещал и любимый дядюшка, король Шотландии Дэвид I. Большинство баронов, которые уже успели короновать Стефана, к тому времени решили, что он их вполне устраивает, и с готовностью выступили против Матильды и ее сторонников. В стране началась гражданская война, которая в английской историографии получила название «Анархии».

Право рождения против права силы

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Собор в Винчестере, где короновался Стефан. Винчестер был столицей Англии до Вильгельма Завоевателя, который, кстати, на всякий случай, короновался и здесь, и в Лондоне. Он оставался вторым по значимости городом Англии вплоть до XIV века

Не стоит забывать, что Матильда уже носила корону. Правда, в качестве жены императора, а не полноправной монархини. Но долгие годы в роли жены правителя Священной Римской империи даром не прошли: у нее не было никаких сомнений, что английский трон ей положен и по закону, и по происхождению. Тот факт, что в XII веке власть по умолчанию всегда доставалась мужчинам, ее совершенно не волновал.

В средневековой хронике «Деяния Стефана», написанной с его точки зрения, его предательство (а попрание собственной клятвы верности Матильде ничем иным и не является) оправдывается следующим образом: «Не было никого другого, кто бы мог занять место короля и сохранить королевство от великих несчастий, которые ему угрожали».

Однако автором этих хроник был монах, имевший связи при дворе нового короля. Комментарии, как говорится, излишни.

Кого поддержит знать

Автор фото, Wikimedia commons

Подпись к фото,

Как Замок Арундел выглядит сегодня вы и сами можете посмотреть, а таким его изобразили в альманахе «Красоты наследных владений аристократов и джентельменов в Великобритании и Ирландии», изданном в 1840 году. Работа Франсиса Орпена

Итак, после коронации Стефана в Англии образовались две ветви легитимной власти. Матильда была единственным законным ребенком покойного короля, а Стефан уже успел возложить на свою голову корону, получив, так сказать, поддержку свыше.

Но оставался открытым вопрос: за кого выступят бароны, большинство из которых, кстати, присягали Матильде на верность. Баронам требовалось, чтобы королевство было стабильным, чтобы худо-бедно соблюдались законы, чтобы на их собственность никто не посягал, и чтобы король мог в случае чего организовать оборону и повести в бой армию. Стефан отвечал всем этим требованиям. Небольшие ручейки его сторонников за короткое время превратились в полноводные реки.

Но к большей беде для Англии у дочери короля тоже была немалая поддержка. В стране находилось достаточно людей, которые верили, что королевская кровь, даже текущая в жилах женщины, перевешивает коронацию не столь августейшего мужчины.

В 1139 году Матильда приехала в Англию и остановилась в замке Арундел. Стивен не терял ни минуты: он быстро собрал армию и отправился в Кент. И вот тут происхождение и пол Матильды впервые сработали ей на пользу. Все-таки в средневековой Европе к женщинам благородного происхождения относились куртуазно, да и королевская кровь почиталась делом почти священным. Стефан, хотя никоим образом и не сомневался в своем праве на власть, все-таки опасался начать открытые военные действия против женщины, вдовы императора и дочери короля.

Война за корону

Автор фото, Wikimedia Commons

Подпись к фото,

Стефана сгубила куртуазность, и он позволил Матильде покинуть Арундельский замок. Со стратегической точки зрения это было величайшей глупостью. Но положение обязывало

Тянувшаяся более 20 лет «Анархия» скорее походила на череду отдельных мелких столкновений, нежели на полномасштабную войну. Замки переходили из рук в руки, знать постоянно меняла политическую ориентацию, метаясь из одного лагеря в другой, ни одна из сторон не хотела уступать, а народу было уже все равно, кто там станет королем, лишь бы противоборствующие силы перестали, наконец, грабить, жечь и топтать посевы.

После того как Стефан прибыл с армии под стены Арундельского замка, он понял, что открытые военные действия против его высокопоставленной родственницы добром не закончатся. С огромным скрипом он все-таки пошел на совершенно бредовый с точки зрения стратегии шаг и отпустил Матильду.

Та не стала терять времени и прямехонько поехала в Бристоль, где собирал войска ее родственник и союзник Роберт Глостерский. Следующие два года обе стороны постоянно гонялись друг за другом, наносили неожиданные удары, жгли замки и посевы противников, в результате чего нанесли колоссальный урон средневековой экономике, зиждившейся на сельском хозяйстве.

Средневековый летописец Уильям Мальмсберийский, чья книга Historia Novella является главным источником информации об этом периоде английской истории, так описывал то, что происходило в стране: «Это был настоящий кошмар, что Англия, некогда наиблагороднейшая обитель мира, священное пристанище покоя, погрузилась в такое несчастье». При этом ни у Матильды, ни у Стефана не хватало сил, чтобы покончить с оппонентом раз и навсегда.

Женщина, знай свое место!

Автор фото, British Library

Подпись к фото,

Иллюстрация из хроники Historia Anglorum, битва при Линкольне. В центре стоит король Стефан

Матильде крупно повезло в феврале 1141 года, когда в битве при Линкольне верные ей войска наголову разбили войска Стефана и даже захватили его в плен.

Ей удалось даже склонить на свою сторону брата короля, епископа Винчестерского, того самого Генриха Блуасского, который еще совсем недавно короновал Стефана. Для этого Матильде понадобилось всего лишь пообещать ему место своего главного советника.

Казалось бы, ничто больше не стояло между Матильдой и английской короной, кроме ее… пола.

Историки любят сравнивать, как два летописца, которых вполне можно назвать средневековыми политтехнологами с противоположных сторон политического спектра, описывали несостоявшуюся королеву.

С одной стороны, у нас есть тот самый неизвестный автор «Деяний Стефана» (Gesta Stephani). Больше всего его раздражало то, что Матильда, с одной стороны была, конечно, женщиной, но вела себя с мужчинами совершенно неподобающим образом.

Автор фото, Andy Phillips

Подпись к фото,

Аббатство в Мальмсбери, где жил летописец Уильям Мальмсберийский. В отличие от автора Gesta Stephani он относился к Матильде с уважением

Тот факт, что эти мужчины были ее как бы подданными, значения не имело. Вместо того чтобы спрашивать их совета, быть женственной и мягкой, она была «упрямой», легко раздражалась и вообще действовала «по своему разумению».

В качестве примера неженственного поведения почти королевы автор Gesta Stephani приводит следующий эпизод: в 1141 году (когда Стефан уже был у нее под замком, и она считала себя законной правительницей) Матильда потребовала от жителей Лондона денег. Лондонцы расставаться с наличностью не торопились, и в целом намекнули, что у них такого количества просто нет. Это известие она встретила «с мрачным видом, ее лоб избороздили морщины, всякий след женской мягкости исчез с ее лица, которое пылало невыносимой яростью».

С другой стороны, Уильям Мальмсберийский, хотя тоже подчеркивал, что в женском теле Матильды жил мужской дух, ничего плохого в этом не видел, поскольку считал, что положение обязывает, и королева, которая правит, а не просто сидит на соседнем с королем троне, должна иметь и соответствующий характер. По его словам, «большая часть Англии отнеслась к ее властности с уважением».

Колесо фортуны

Автор фото, Wikimedia Commons

Подпись к фото,

Колесо Фортуны, иллюстрация из манускрипта XIV векаю Матильде, безусловно, довелось быть и на самом верху, и внизу

Матильда уже почти стала королевой, уже был готов пир по поводу ее коронации, но тут судьба снова повернулась к ней недоброжелательной стороной. Лондонцы были возмущены тем, что она требовала от них денег и лишала их привилегий и практически накануне коронации устроили восстание. Матильде пришлось срочно бежать, и с надеждой на коронацию пришлось расстаться навсегда.

Тем более что и Генрих Блуасский в очередной раз сменил политическую ориентацию и опять стал поддерживать своего брата.

Обстоятельства для Матильды складывались все менее благоприятно. В одном из сражений ее противникам удалось взять в плен ее главного союзника, Роберта Глостерского. Ей удалось выкупить его свободу, хотя цена была высока: пришлось отпустить Стефана.

Средневековый блокбастер

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Побег Матильды из осажденного Оксфордского замка. Иллюстрация XIX века

В сентябре 1142 года войска Стефана осадили Оксфорд, где Матильда нашла временный приют. Осада продолжалась три месяца, и казалось, что деваться ей больше некуда, но тут дочь Генриха I показала, что храбростью не уступит ни одному мужчине.

В холодную предрождественскую ночь Матильда, в сопровождении всего трех доверенных рыцарей, выбралась из боковых ворот Оксфордского замка.

Для того чтобы остаться незамеченной, несостоявшаяся королева завернулась в белый плащ, который был прекрасным камуфляжем для зимней ночи. Как Матильде и ее спутникам удалось пройти незамеченными через лагерь вражеской армии, никто не знает. Нам известно только, что они перешли замерзшую реку и семь миль пробирались пешком под густым снегопадом, прежде чем им удалось найти лошадей и окончательно уйти от опасности.

Согласитесь, что из этой истории мог бы выйти замечательный голливудский фильм, хотя в нем не будет главного: счастливого конца.

Не я, но мой сын!

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Стефан с Генрихом, конечно, встречались, как никак в Средние века короли сами участвовали в битвах, но любви, разумеется, друг к другу не испытывали

Матильда оказалась на свободе, но патовая ситуация в английской политике никуда не девалась. Она не могла победить Стефана, Стефан не мог окончательно избавиться от нее.

Бывшая императрица Священной Римской империи, графиня Анжу и несостоявшаяся королева Англии поняла, что никогда не получит английской короны, но вполне может ее раздобыть для своего сына.

За это время Генрих вырос и стал мужественным и известным воином. Матильда не уставала подпитывать его амбиции стать английским королем. Он несколько раз пытался победить Стефана, но решающей победы ему, так же как и его матери, добиться не удалось.

Последствия смуты

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

К концу противостояния между Матильдой и Стефаном подведомственному населению было уже совершенно все равно, кто сидит на троне, и хотелось только мира и покоя, и чтобы никто не вытаптывал посевы

Одновременно обстоятельства стали складываться против действующего короля. Во-первых, его верные вассалы постепенно становились не такими верными, потому что вместо того чтобы обеспечить им хотя бы относительный мир и процветание, он так и не смог победить своего главного соперника, да еще и женщину!

Во-вторых, в королевстве творились всяческие безобразия: бароны и крупные, и помельче поняли, что спасение утопающих — дело рук самих утопающих, и вместо того чтобы полагаться на королевскую защиту, стали возводить небольшие, укрепленные и совершенно незаконные замки. По разным источникам, их было от сотни до тысячи, хотя второе маловероятно.

Централизованной власти короля больше не было. Дошло до того, что и Стефан, и, пока она была в Англии, Матильда, и более крупные лорды чеканили свою собственную монету.

Доходы короны упали, строго охраняемые леса кишели не только зверьем, но и браконьерами, которых никто не ловил. Эта ситуация всем настолько надоела, что не только крестьяне, чьи посевы постоянно сжигались и вытаптывались, но и аристократы были готовы присягнуть любой сильной руке. Рука же короля Стефана сильно ослабела.

Компромисс

Автор фото, Pitou250

Подпись к фото,

Развалины замка Уолингфорд. Того самого.

Войска Генриха и Стефана постоянно дубасили друг друга в мелких и более крупных стычках, перевеса ни на чьей стороне не было, а стране все это безобразие страшно надоело. В 1153 году обе армии оказались в очередной патовой ситуации.

Стефан решил еще раз попробовать отвоевать замок Уолингфорд в Оксфордшире, который был одним из главный центров сторонников Матильды и Генриха.

Он пришел с небольшой армией и замок осадил. Падение Уолингфорда было почти неминуемо, но о нем узнал Генрих, который немедленно отправился на выручку. Подойдя к замку со своей армией, он не стал вступать в битву, но выбрал пассивный вариант и осадил армию Стефана, которая, как вы помните, осаждала замок Уолингфорд.

К этому времени желания сражаться не было уже ни у кого. Тем более что Стивен за предшествовавший год потерял и жену, и старшего сына. В результате был достигнут, честно говоря, довольно странный компромисс.

Автор фото, Wikimedia Commons

Подпись к фото,

Страница из Англо-саксонской хроники, одного из основных источников о ранней истории Англии

Автор «Англо-саксонской хроники» описал произошедшее следующим образом: «И тогда он (Генрих) пришел в Англию с великой армией и завоевал замки, и король вышел против него с еще большей армией, но они не стали сражаться, но архиепископ и другие мудрые люди выступили посредниками и заключили соглашение на следующих условиях: что король останется господином и королем, пока он жив, и что Генрих станет королем, когда он умрет, и что Генрих будет считать короля своим отцом, а тот его своим сыном, и что мир и согласие будет царить между ними и по всей Англии».

Могло бы быть гораздо хуже

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Коронация Генриха II. Ее бы никогда не было, если бы не Матильда

На самом деле, как это часто бывало в те далекие времена, этот договор совершенно не означал реальный конец противостояния. Некоторые свидетели утверждают, что Стефан вообще-то планировал Генриха по-тихому убить. Плюс оставались такие немаловажные вопросы, как установление единой власти по всей раздробленной стране, подчинение слишком разгулявшихся без твердой руки баронов и в целом налаживание административных институтов, совершенно необходимых даже для средневекового королевства.

Но тут и стране, и Генриху просто крупно повезло, и всего через год после заключения соглашения Стефан умер. Матильда оставалась верной советницей своего сына еще лет десять, хотя со временем, по мере того как король набирался опыта, в материнских советах он нуждался все меньше.

Если бы не она

Автор фото, Giogo

Подпись к фото,

Надгробная плита Матильды в Руанском соборе

Матильда, так и не ставшая королевой Англии, сыграла в ее истории ключевую роль: если бы не ее упорство, можно даже сказать упрямство, если бы не ее железная убежденность в своем праве на престол, то никто из Плантагенетов никаких корон бы не носил. Значит, не было бы святого Томаса Беккета, не было бы войны Алой и Белой роз, не было бы Эдуардов, ни первого, ни второго, ни третьего, и вообще вся история могла бы запросто пойти иным путем.

Матильда умерла 11 сентября 1167 года. На ее надгробии в Руанском соборе выбита следующая эпитафия: «Великая по рождению, еще более возвеличенная браком, но величайшая в своем потомстве, здесь лежит дочь, жена и мать Генрихов».

И легенда

Автор фото, Wikimedia Commons

Подпись к фото,

Оксфордский замок. Если считать, что дух Матильды до сих пор гуляет по его корридорам, то не совсем понятно, зачем ей возвращаться в то место, откуда пришлось бежать? Но у призраков могут быть свои причуды

Среди любителей потусторонних историй считается, что призрак Матильды до сих пор гуляет по Оксфордскому замку в том самом белом плаще, в котором она спаслась от осаждавшей армии Стефана морозной зимней ночью.

Несостоявшаяся королева Англии совершенно не стесняется публики и остается, по мнению специалистов, самым общительным призраком стране, охотно являясь и туристам, и сотрудникам.

Вильгельм Завоеватель и его «Опустошение Севера»: valerongrach — LiveJournal


В журнале BBC History №11 рассказали, как Вильгельм Завоеватель устроил зачистку северной Англии зимой 1069-1070 годов. Невеселая, скажу я вам, эта история:

В 1069 году Вильгельм Завоеватель праздновал Рождество в Йорке. Прошло ровно три года с момента его коронации в качестве короля Англии, состоявшейся в Вестминстерском аббатстве на Рождество 1066 года, всего через несколько недель после его победы в битве при Гастингсе. В ознаменование годовщины Вильгельм приказал привезти из Винчестера в Йорк свою корону и другие регалии, чтобы он мог торжественно носить их во время зимних празднеств.

Но настроение в Йорке в то Рождество вряд ли было праздничным, так как на протяжении всего 1069 года город подвергался регулярному насилию. Кафедральный собор Йорка, место, где король служил мессу рождественским утром, находился в ужасном состоянии, так как солдаты Вильгельма разграбили его весной. В Англосаксонской хронике сообщается, что он был «полностью опустошен и сожжен».

Большая часть города на тот момент была превращена в пепел пожаром, начавшимся в сентябре из-за гарнизонов двух новых нормандских замков. Сами замки впоследствии были разрушены вторгшейся датской армией. Архиепископ Йоркский Элдред был так огорчен известием о приближении датчан, что заболел и умер незадолго до их прибытия. Однако после приезда Вильгельма в декабре страдания местных жителей еще больше возросли.

Несколькими неделями ранее он разделил свою армию на небольшие отряды и отправил их в сельскую местность Йоркшира с приказом сжечь и уничтожить все, что позволяло поддерживать человеческие жизни: амбары, полные тщательно собранного урожая, животных, все еще пасущихся на полях, и уже забитых для еды зимой.

Следовательно, пока король пировал в то Рождество, другие начали голодать, и в последующие месяцы тысячи людей умерли от голода. Этот эпизод, известный с конца XIX века как «Опустошение Севера», стал самым печально известным в жизни Вильгельма Завоевателя.
«Нигде больше, — писал историк XII века Ордерик Виталий, — Вильгельм не проявлял такой жестокости».

Однако, спустя 950 лет после этих событий историки продолжают расходиться во мнениях относительно его масштабов, долгосрочных последствий и нравственности поступков Вильгельма. Часть историков сомневаются, что войска короля смогли причинить столько разрушений за такой короткий промежуток времени. Некоторые историки обвиняют Вильгельма в геноциде, в то время как другие настаивают, что это был совершенно нормальный способ вести войну для средневекового правителя.
Можно ли вынести осмысленный вердикт почти через тысячу лет?


Зона восстания на севере Англии
Восставшая Англия

Вильгельм Завоеватель прибыл на север осенью 1069 года, чтобы справиться с восстанием, оказавшимся самым серьезным за все время его правления. Почти сразу же после коронации Вильгельм столкнулся с восстаниями англосаксов, пытавшихся изменить результат сражения при Гастингсе.

Летом 1067 года, когда он праздновал победу в Нормандии, в Кенте и Уэльсе вспыхнули восстания. К концу того же года предупреждения о более крупном восстании вынудили Вильгельма вернуться в Англию, и первые месяцы 1068 года он провел на западе страны, подавляя сопротивление, организованное выжившими членами семьи Гарольда Годвинссона.

Затем, летом, заговор с участием графов Мерсии и Нортумбрии вынудил Вильгельма начать войну в этих краях и заложить замки в Уорике, Ноттингеме, Линкольне, Кембридже, Хантингдоне и Йорке. Замки были в новинку в Англии, и Ордерик Виталий считает, что кампания оказалась успешной благодаря их строительству. Из-за этих новых укреплений, по словам летописца, «англосаксы, несмотря на свое мужество и любовь к бою, могли оказать лишь слабое сопротивление».

В то время как центр страны был укрощен этим военным новшеством, север почти не пострадал, и единственный замок в Йорке был одиноким форпостом власти Вильгельма. Но это должно было измениться. Когда в начале 1069 года новым графом Нортумбрии был назначен наемник иностранного происхождения по имени Роберт де Комин, местные жители убили его в Дареме вместе со всеми людьми, а затем двинулись на юг, надеясь вернуть Йорк.

Вильгельм, вернувшийся в Нормандию, снова был вынужден переправиться через Ла-Манш и двинуться в Северную Англию, чтобы снять осаду. Прежде чем вернуться на юг, он укрепил Йорк вторым замком на противоположном берегу Уза. Но двух замков оказалось недостаточно, чтобы защитить город, когда в конце лета вспыхнуло третье Северное восстание. На этот раз спусковым крючком послужило вторжение, организованное датским королем Свеном II Эстридсеном. Во главе вторжения стоял его брат.

Северная Англия имела сильные культурные и торговые связи со Скандинавией, так как тут селились викинги, и датская интервенция, очевидно, рассматривалась многими местными жителями предпочтительнее нормандского завоевания.

Знатные нортумбрийцы, бежавшие в Шотландию в прошлом году, теперь вернулись,
«разъезжая верхом и маршируя с огромным войском, чрезвычайно радуясь»,
согласно Англосаксонской хронике. Вместе с датчанами они захватили Йорк, разрушили оба замка и предали мечу нормандский гарнизон города.


Норманны строят замки
Завоеватель на войне

Поэтому, когда осенью 1069 года Вильгельм повел свою армию на север, он знал, что его прежняя стратегия провалилась. Возможно, что он также опасался, что нормандское завоевание Англии, которое мы считаем само собой разумеющимся историческим событием, подвергалось серьезной опасности оказаться обращенным вспять.

Среди мятежников был Эдгар Этелинг, представитель старой английской королевской династии, провозглашенный королем в Лондоне после битвы при Гастингсе и, возможно, коронованный в Йорке той осенью.

В то время как Вильгельм боролся с восстанием на севере, новые восстания вспыхнули в западной части страны и уэльских марках. Это вынудило его послать войска и командиров, а затем и самому пересечь Пеннинские горы и лично противостоять мятежникам. Вернувшись в Йоркшир в декабре, он с досадой обнаружил, что датчане вернулись на свои корабли, стоявшие в реке Хамбер и находятся вне пределов досягаемости.

Столкнувшись с перспективой потерпеть поражение, Вильгельм принял новое решение. Сначала он откупился от датчан, пообещав им большую сумму денег и разрешив грабить побережье, при условии, что они уйдут весной. После чего превратил Северную Англию в непригодное для жизни место, подвергнув ее беспощадному преследованию.

В этом заключалась тогдашняя военная стратегия. Как объясняет другой историк XII века, Вильгельм Малмсберийский, разрушая все, король получал гарантию, что никто не поддержит датчан, если те не сдержат своего обещания уплыть.

Но, как свидетельствуют Вильгельм Малмсберийский и Ордерик Виталий, король также отдал приказ о разорении, потому что находился в гневе. Сотни, а может быть, и тысячи его солдат были убиты в начале года в Дареме, а потом еще и в Йорке. Вильгельм, по словам Ордерика:
«не прилагал никаких усилий, чтобы сдерживать свою ярость».

Разорение было актом мести. И с чисто военной точки зрения кампания опустошения имела большой успех. В начале нового года Вильгельм преследовал вождей Нортумбрии вплоть до реки Тис, где им пришлось подчиниться.

Датчане, которые, как и следовало ожидать, не ушли, как обещали, были вынуждены терпеть лишения. Они оказались такими серьезными, что когда весной 1070 года прибыл их король, в надежде привести своих людей к победе, его быстро убедили принять условия мира и уплыть.

Больше до конца правления Вильгельма в северной Англии восстаний не было. Эдгар Этелинг, бежавший обратно в Шотландию, а затем во Фландрию, в конце концов, заключил мир с Вильгельмом в 1074 году.


Норманны жгут дом
Голод в разоренной Нортумбрии

С человеческой точки зрения, кампания Вильгельма была ужасной и аморальной.
«На народ обрушился такой страшный голод, — писал Ордерик, — что более 100 000 христиан обоего пола, молодых и старых, погибли от голода».

Другой писатель XII века, Джон Вустерский, сообщил, что люди ели лошадей, собак, кошек и даже человеческую плоть. Симеон Даремский, дополняя рассказ Джона, утверждал, что земля между Йорком и Даремом оставалась необработанной в течение следующих девяти лет, а покинутые деревни населяли только дикие звери и разбойники.

Иногда историки возражают, что хронисты XII века писали свои хроники намного позже описанных событий, чтобы быть достаточно достоверными, а более близкие к описываемым событиям документы говорят о ситуации не столь резко. Но существует достаточно свидетельств, подтверждающих утверждения более поздних авторов.

«Англосаксонская хроника», хоть и лаконично рассказывает об этом историческом периоде, сообщает, что Вильгельм отправился в Йоркшир в 1069 году и «полностью разрушил его». Гийом Жюмьежский, который, возможно, писал «Деяния Герцогов Нормандских» по приказу самого Завоевателя, описал, как король:
«истребил почти все население, от самых молодых до старых и седых».

Мариан Скот, писавший свою хронику в Германии в 1070-х годах, сообщал, что голод в Англии заставил людей прибегнуть к каннибализму, подтверждаю тем самым более поздний рассказ Джона Вустерского. Наиболее убедительный из всех, хронист конца XI века из Ившемского аббатства в графстве Вустершир описал голодающих беженцев, появляющихся в большом количестве у ворот аббатства, только для того, чтобы умереть от истощения или «от слишком жадного поедания пищи».
«Каждый день, — сокрушался Ившемский летописец, — пять или шесть человек, а иногда и больше, гибли в нищете и были похоронены настоятелем этого места».

Степень человеческих страданий также подтверждается «Книгой Страшного Суда». Знаменитый документ, являющийся результатом проведенной по приказу Вильгельма в 1086 году переписи землевладельцев во всем королевстве, представляет собой уникальный по ценности источник для историков. Это во многом связано с тем, что в «Книге» имеются статистические данные не для одного, а для двух (иногда трех) дат: состояние конкретных поместий на момент переписи и на 1066 год.

Поэтому «Книгу Страшного суда» можно использовать для того, чтобы точно показать, насколько сильно все изменилось в результате завоевания. В случае с преследованием Севера окажется, что изменилось очень многое.

В фолиантах, описывающих северные графства, в особенности, Йоркшир — слово, которое постоянно встречается: «заброшено». А самыми заброшенными оказались графства в северной Англии и уэльские марки, разоренные Вильгельмом в 1069-70, а также Сассекс, разоренный во время кампании 1066 года. Но подавляющее большинство заброшенных земель было сосредоточено в Йоркшире — более 80 процентов от общего количества таких поместий для всей Англии.

Другие графства Англии восстановили свою ценность ко времени переписи, но в Йоркшире почти две трети всех владений все еще были описаны как «заброшенные» в 1086 году. С 1066 года тут было потеряно более 80 000 волов и 150 000 человек.

Другими словами, «Книга Судного дня» подтверждает масштаб разорения и потерь, указываемый Ордериком Виталием. Как и большинство средневековых хронистов, Ордерик, вероятно, взял свою цифру 100 000 с неба, чтобы сообщить, что погибло «очень много». Но в этом случае административный отчет показывает, что хронист даже недооценивал масштабы человеческих потерь.
Именно масштабы разорения и служат причиной осуждения Вильгельма. Историки, конечно, скажут, что такое преследование было обычным методом ведения войны, практикуемым средневековыми армиями. Римский писатель Вегеций, чье руководство по военным вопросам было популярно в Средние века, настаивал на том, что весь смысл войны заключается в том, чтобы
«обеспечить снабжение для себя, уничтожая врага голодом».

Так, викинги неоднократно грабили Англию даже в начале XI века, а недолго правивший король Хардекнут преследовал жителей Вустершира.

Но, как замечает историк Джон Гиллингем, редко случалось, чтобы разорение «доходило до того, что мирные люди умирали от голода». Грабежи, поджоги и убийства были обычной практикой, но уничтожение Вильгельмом всех средств к существованию в Йоркшире было явно необычайным по своим масштабам и основательности процесса.

Король знал, что цена его приказа для жителей севера Англии будет ужасной, но все равно отдал его. В наше время мы бы без колебаний назвали бы такой поступок геноцидом.

Современники этого не делали, но они были явно шокированы количеством смертей, причиненных Вильгельмом. По словам Ордерика Виталия, один из солдат королевской армии, Гильберт д’Оффе, вернулся в Нормандию в это время, отказавшись от предложения получить владения в Англии. Другой, по имени Рейнфрид, опечаленный последствиями разгрома севера Англии, стал монахом в Ившеме, а позже вернулся в Йоркшир, чтобы восстановить заброшенное аббатство Уитби.

Больше всех был потрясен сам Ордерик. Будучи монахом, писавшим в Нормандии в 1120-е годы, он с любовью вспоминал царствование Вильгельма. Главным источником его хроники была биография короля, написанная Вильгельмом Пуатье; Ордерик, по большей части, довольствовался его восхвалениями. Но хотя большую часть своей жизни Ордерик провел в Нормандии, он был родом из Англии, а его мать была англичанкой.

Родившийся через пять лет после разорения севера Англии, он, должно быть, слышал много ужасных историй от своей матери и других жителей, пока отец не отправил его в Нормандию в возрасте 10 лет. Поэтому, когда он стал писать об этих событиях, он отошел от своего обычного панегирика.

«Когда я думаю о беспомощных детях, молодых людях в расцвете сил и седобородых людях, гибнущих от голода, — писал он —я так тронут жалостью, что предпочту оплакивать горе и страдания несчастных людей, чем делать тщетные попытки польстить виновнику такого позора».

Вильгельм не нарушил ни одного тогдашнего закона и не будет осужден никаким земным судом. Но Ордерик заявил, что «жестокие убийства» короля, несомненно, будут наказаны.
«Ибо всемогущий судья одинаково наблюдает за высшими и низшими. Он будет взвешивать дела всех на равных весах и, как справедливый мститель, накажет беззакония».

Что вы не знали о происхождении английского языка

Краткая история происхождения и развития английского языка

История английского языка началась с трех германских племен, которые вторглись в Британию в V веке нашей эры. Эти племена — англы, саксы и юты — пришли с территорий нынешней Дании и северной части Германии, преодолев Северное море.

В то время жители Британии говорили на кельтском языке, однако захватчики оттеснили кельтов к западным и северным краям острова — по сути, туда, где сейчас расположены Уэльс, Шотландия и Ирландия. Англы называли свою страну «Englaland», а их язык назывался «Englisc» — оттуда и произошли слова «England» и «English».

Древнеанглийский (450–1100 гг. нашей эры)

В V веке германские завоеватели вошли в Британию с восточного и южного побережья. Германские племена говорили на схожих языках. На острове из их диалектов сформировался общий язык, который мы теперь называем древнеанглийским (Old English).

Он почти не похож на современный, и нынешним англоговорящим было бы очень сложно его понять. Однако около половины самых распространенных слов современного английского имеют древнеанглийские корни.

Оттуда происходят, например, такие слова, как be, strong и water. На древнеанглийском языке говорили примерно до конца XI века.

Среднеанглийский (1100–1500)

В 1066 году в Британию вторгся Вильгельм Завоеватель, герцог Нормандии (сейчас часть Франции). Захватчики-норманны принесли с собой французский, который стал языком королевского двора, а также правящего и торгового сословий.

Это был период классового языкового разделения, когда низшие слои общества говорили на английском, а высшие — на французском. В XIV веке английский вновь начал набирать силу, но позаимствовал много французских слов.

Этот язык называется среднеанглийским (Middle English). Это был язык великого поэта Джеффри Чосера (ок. 1340–1400), но для современных носителей языка он все еще был бы малопонятен.

Ранненовоанглийский (1500–1800)

В конце среднеанглийского периода начались внезапные и значительные изменения в произношении (Великий сдвиг гласных), гласные звуки становились более краткими. С XVI века Британия все больше контактировала с разными народами всего мира.

Этот факт, а также приход эпохи Возрождения, привели к тому, что в язык вошло много новых слов и фраз. Изобретение книгопечатания также способствовало развитию общего языка литературы. Книги становились дешевле, и грамоте училось все большее количество людей. Тем самым, печать привела к стандартизации английского.

Знаменитые строки Гамлета, «Быть или не быть», написаны Шекспиром на ранненовоанглийском.

Зафиксировались правила орфографии и грамматики, стандартом которых стал лондонский диалект, поскольку именно там располагалось большинство печатных домов. В 1604 году был издан первый словарь английского языка.

Поздненовоанглийский (1800–наше время)

Основное различие между ранне- и поздненовоанглийским — это словарный состав языка. Поздненовоанглийский имеет гораздо больше слов благодаря двум ключевым факторам: во-первых, промышленная революция и развитие технологий привели к необходимости создания новых слов; во-вторых, Британская империя в период своего расцвета охватила около четверти земной поверхности, и английский язык заимствовал много слов из других стран.

Есть сложности в изучении английского языка?

Ответьте на несколько вопросов, и мы подскажем, чем можем быть вам полезны

Оцените свой уровень английского языка

Только начал

Знаю только пару слов и фраз на английском

Уже что-то понимаю

Знаю популярные слова и могу задавать вопросы

Средний

Могу вести диалог на бытовые темы и читаю книги

Высокий

Смотрю фильмы и общаюсь с иностранцами

Не знаю свой уровень

Затрудняюсь ответить

Есть сложности в


изучении английского языка?

Ответьте на несколько
вопросов и мы подскажем
чем можем быть вам
полезны

Разновидности английского

С начала XVII века колонизация Северной Америки англичанами привела к возникновению особого американского варианта английского. Некоторые слова и варианты произношения «застыли во времени», достигнув Америки. В каком-то смысле, американский английский даже больше похож на язык Шекспира, чем современный британский.

Некоторые выражения, которые британцы называют «американизмами» — на самом деле, изначально британские выражения, сохранившиеся в колониях (например, trash вместо rubbish, loan вместо lend и fall вместо autumn; еще одно слово, frame-up — «фальсификация, подтасовка» — Британия заново переняла через голливудские гангстерские фильмы).

Испанский язык также повлиял на американский английский (и, впоследствии, британский). Такие слова, как canyon, ranch, stampede и vigilante — это испанские слова, пришедшие в английский в период освоения американского Запада.

Сегодня американский английский имеет большую силу благодаря влиянию США в кино, телевидении, музыке, торговле и технологиях (включая интернет). Но есть и много других видов английского — например, австралийский английский, новозеландский английский, канадский английский, южноафриканский английский, индийский английский и карибский английский.

Краткая хронология английского языка
55 до н. э. Римляне под предводительством Юлия Цезаря вторгаются в Британию Местные жители говорят на кельтском языке
43 н. э. Римское завоевание. Начало римского правления в Британии.
436 Римляне окончательно покидают Британию
449 Начало расселения германских племен в Британии
450-480 Самые ранние из известных надписей на древнеанглийском Древне-английский
1066 Вильгельм Завоеватель, герцог Нормандии, захватывает Англию
ок.1150 Самые ранние из уцелевших манускриптов на среднеанглийском Средне-английский
1348 Английский приходит на смену латыни как язык обучения в большинстве школ
1362 Английский приходит на смену французскому как язык власти. Впервые английский используется в Парламенте.
ок.1388 Чосер начинает создавать «Кентерберийские рассказы»
ок.1400 Начало Великого сдвига гласных
1476 Уильям Кекстон открывает первую английскую типографию Ранне-новоанглийский
1564 Родился Шекспир
1604 Издан первый словарь английского языка, «Table Alphabeticall»
1607 Основано первое постоянное английское поселение в Новом Свете (Джеймстаун)
1616 Умирает Шекспир
1623 Издано первое собрание пьес Шекспира
1702 В Лондоне издана первая ежедневная англоязычная газета, «The Daily Courant»
1755 Сэмюэл Джонсон издает «Толковый словарь английского языка»
1776 Томас Джефферсон пишет «Декларацию независимости США»
1782 Британия отказывается от своих колоний, которые позже станут США
1828 Уэбстер издает «Американский словарь английского языка» Поздне-новоанглийский
1922 Основана Британская широковещательная корпорация («Би-би-си»)
1928 Издан «Оксфордский словарь английского языка»

А какой факт в истории английского вызвал у вас наибольший интерес или удивление? Ждем ваших ответов в комментариях.

Читаем дальше:

Такие интересные английские традиции и обычаи

Заимствования в английском языке

Вильгельм Завоеватель — жизнь, смерть и факты

Кто был Вильгельм Завоеватель?

В возрасте восьми лет Вильгельм Завоеватель стал герцогом Нормандии, а затем королем Англии. Насилие преследовало его раннее правление, но с помощью короля Франции Генриха I Уильяму удалось выжить в первые годы. После битвы при Гастингсе в 1066 году он был коронован королем Англии. Он никогда не говорил по-английски и был неграмотным, но оказал большее влияние на развитие английского языка, чем кто-либо до или после.Вильгельм правил Англией до своей смерти 9 сентября 1087 года в Руане, Франция.

Ранняя жизнь

Родившийся примерно в 1028 году в Фалезе, Нормандия, Франция, Вильгельм Завоеватель был незаконнорожденным ребенком Роберта I, герцога Нормандского, который умер в 1035 году, возвращаясь из паломничества в Иерусалим.

В возрасте восьми лет Вильгельм стал новым герцогом Нормандии. Его раннее правление преследовали насилие и коррупция, когда феодальные бароны боролись за контроль над его хрупким герцогством.Несколько охранников Уильяма погибли, а его учитель был убит в период жестокой анархии. С помощью короля Франции Генриха I Уильяму удалось пережить ранние годы.

Битва за трон

Король Франции Генрих I посвятил Вильгельма в рыцари, еще будучи подростком, в 1042 году. Взяв новую позицию в политических событиях, Вильгельм наконец получил твердый контроль над своим герцогством (хотя его враги обычно называли его « Ублюдок »в связи с внебрачным рождением). К 1064 году он завоевал и завоевал две соседние провинции — Бретань и Мэн.Тем временем бездетный король Англии — Эдуард Исповедник, мать которого приходилась сестрой дедушке Уильяма, — пообещал Уильяму наследование английского престола.

Гарольд Годвин

Однако, когда Эдвард умер в 1066 году, его зять и самый могущественный из английских лордов, Гарольд Годвин, претендовал на трон Англии для себя (несмотря на клятву, которую он дал Уильяму в поддержку своих притязаний. ). Витан, совет английских лордов, который обычно принимал участие в принятии решений о наследовании, поддержал Гарольда.Уильям, возмущенный предательством, решил вторгнуться в Англию и добиться соблюдения своих требований.

Вильгельм собрал флот и армию на французском побережье, но из-за неумолимых северных ветров их продвижение было отложено на несколько недель. Тем временем норвежская армия вторглась в Англию из Северного моря. Гарольд, который готовился к вторжению Вильгельма с юга, быстро двинул свою армию на север, чтобы защитить Англию от Норвегии. После победы над норвежцами Гарольд без отдыха отправил свои войска назад, чтобы встретить Уильяма.

Битва при Гастингсе

14 октября 1066 года две армии встретились в знаменитой битве при Гастингсе. Король Гарольд и два его брата были убиты в битве, и, поскольку не осталось никого достаточно высокого, чтобы собрать новую армию, путь Уильяма к трону был ясен. Он был коронован королем Англии на Рождество.

Захват земли норманнами

В следующие пять лет произошло несколько восстаний, которые Вильгельм использовал как предлог, чтобы конфисковать английские земли и объявить их своей личной собственностью.Затем он раздал землю своим нормандским последователям, которые установили свою уникальную феодальную систему. В конце концов, норманны заменили всю англосаксонскую аристократию. Уильям, однако, сохранил большинство английских институтов и был очень заинтересован в получении информации о своей новой собственности. Он приказал провести подробную перепись населения и собственности Англии, которая была составлена ​​в «Книга судного дня» (сейчас бесценный источник исторической информации и все еще находится в Государственном архиве Лондона).

Смерть и наследие

Вильгельм умер 9 сентября 1087 года в Руане, Франция.

Хотя он никогда не говорил по-английски и был неграмотным, он оказал большее влияние на развитие английского языка, чем кто-либо до или после, — добавив множество французских и латинских слов в английский словарь. Введение опытных нормандских администраторов может быть в значительной степени ответственным за то, что в конечном итоге Англия станет самым могущественным правительством в Европе.

Дети

У Вильгельма Завоевателя было четыре сына и пять дочерей, и с тех пор каждый монарх Англии был его прямым потомком.

Марш Вильгельма Завоевателя в Лондоне

Вильгельм Завоеватель (годы правления 1066-1087 гг. Н. Э.) Победил в битве при Гастингсе в октябре 1066 г. н.э. и Гарольд Годвинсон, король Англии Гарольд II (период правления Январь — октябрь 1066 г. н.э.) ) был мертв. Английский престол и королевство были готовы захватить, но еще многое нужно было сделать, прежде чем норманны смогли заявить свои права на завоевание. Взяв, среди прочего, Ромни, Дуврский замок, Кентербери и Винчестер, армия Уильяма захватила и покорила города и укрепления на юго-востоке Англии, пока, наконец, Завоеватель не повернул на юг и не двинулся на Лондон в ноябре 1066 г.Город, в то время являвшийся центром англосаксонского сопротивления, сдался без боя, так что Вильгельм был коронован в Вестминстерском аббатстве на Рождество 1066 года нашей эры. Завоевание Англии отнюдь не было полным, но было ясно, что норманны здесь надолго.

Карта кампаний Вильгельма Завоевателя 1066 г. н.э.

AwesomeStories.com (Авторские права, добросовестное использование)

Вторжение: Гастингс 1066 г. н.э.

Вторжение Вильямса Завоевателя в Англию было впечатляюще успешным, когда его армия численностью от 5 до 8000 человек одержала победу над англосаксонской армией такого же размера во главе с Гарольдом Годвинсоном, королем Англии Гарольдом II, в битве при Гастингсе 14 октября. 1066 г. н.э.Однако победа при Гастингсе, недалеко от юго-восточного побережья, не означала, что норманнское завоевание было окончено и испачкано пылью в одном сражении. Некоторые из оставшихся в живых побежденной армии Гарольда собрались в Лондоне вместе с теми солдатами, у которых не было времени собраться для Гастингса. Оставалось также много укреплений, городов и соперника-претендента на английский престол, с которым Вильгельм должен был иметь дело, и это был только юго-восточный угол королевства, население которого, вероятно, не слишком стремилось переходить на сторону иностранного правителя.

Дуврский замок и Кентербери

Итак, сначала после Гастингса Уильям должен был позаботиться о Лондоне и других крупных городах на юго-востоке Англии. Армия вторжения ухаживала за мертвыми, ухаживала за ранеными и благоразумно отдыхала несколько дней, разбив лагерь недалеко от Гастингса. Возможно также, что Уильям надеялся, что оставшееся англосаксонское руководство сдастся и отдаст ему дань уважения как своему новому лидеру, хотя этого не последовало. Основная битва закончилась, но война явно не закончилась.

У Уильяма было время на его стороне, и он, похоже, не спешил идти на ненужный военный риск с ограниченными силами в его распоряжении.

20 октября армия двинулась на восток, продвигаясь вдоль побережья и прибыв в Ромни, где очаг англосаксонского сопротивления был разбит, а укрепленный город сожжен. Современный нормандский летописец Вильгельм Пуатье записывает, что Ромни также подвергся особому обращению, потому что он безжалостно убил группу нормандских солдат, которые высадились там по ошибке, когда первоначальный флот вторжения переправился из Нормандии.Затем Уильям направился к ключевой стратегической крепости Дуврского замка. Хотя в то время замок был просто укрепленным поселением или бурхом, он, тем не менее, был важным оборонительным пунктом, который охранял юго-восточное побережье и доступ во внутренние районы королевства.

Вильгельм прибыл в Дувр 21 октября, но, как оказалось, новости о разрушении Ромни достигли города, и защитники сдались без сопротивления; соседнему городу не повезло сбежать, и он был разграблен и сожжен.Затем Дувр был переоборудован и размещен гарнизон для защиты тыла Уильяма, когда он двинулся вглубь страны. Деревянный нормандский мотт и замок Бейли были перестроены в камне в 12 веке нашей эры, и он оставался важной частью береговой обороны вплоть до 20 века нашей эры.

Вильгельм Завоеватель, гобелен из Байе

Мирабелла (общественное достояние)

Хотя ему пришлось отложить свою кампанию, поскольку волна дизентерии обрушилась на его армию в Дувре между 21 и 28 октября, следующим в прицелах Завоевателя был Кентербери.Соборный город был важен не только как кафедра архиепископа — высшее религиозное учреждение в Англии — но также был богат, и поэтому он давал Уильяму возможность предложить своим людям часть их давно обещанных военных трофеев. Архиепископа Стиганда в то время не было в Кентербери, но, получив контроль над городом, Вильгельм, наконец, был готов выступить на Лондон и подавить там сопротивление англосаксонцев.

История любви?

Подпишитесь на нашу бесплатную еженедельную рассылку новостей по электронной почте!

Уоллингфорд и Винчестер

Армия Вильгельма прибыла в пределах видимости Лондона в ноябре, но сразу же столкнулась с проблемой доступа к городу.Лондон был защищен рекой Темза, единственной точкой доступа являлся укрепленный мост, который можно было бы легко защитить небольшими силами. Решив не рисковать переправой через реку, Уильям вместо этого сжег пригород Саутварк, хотя между двумя сторонами, возможно, произошла небольшая стычка. Сопротивление организовали в городе Эдвин, граф Мерсия, и Моркар, граф Нортумбрия. Носителем, вокруг которого сплотилось это сопротивление, был подросток Эдгар Этелинг, внучатый племянник Эдуарда Исповедника (г.1042-1066 CE). В то же время из соображений безопасности в Честер была отправлена ​​вдова Гарольда II, королева Элджит.

У Вильгельма было время, и он, казалось, не особо спешил идти на ненужный военный риск с ограниченными силами в его распоряжении — Лондон мог подождать. Ближе к концу октября Уильям был усилен прибытием подкрепления из Франции. Высадившись недалеко от Портсмута, они двинулись на север, продвигаясь к Винчестеру, в то время резиденции английского правительства, королевской казне и столице важного графства Уэссекс.Вильгельм двинулся на запад, чтобы встретить свою вторую армию, и Винчестер был взят в конце октября, город покорился без насилия при условии уплаты изрядной дани. Затем нормандский герцог двинулся дальше на север и напал на Уоллингфорд, который обеспечивал легкий переход через Темзу. Там был построен еще один замок и был найден Стиганд, архиепископ официально поклялся подчиниться своему новому правителю.

Когда норманны контролировали южное побережье и дороги, ведущие в Лондон, великий город был отрезан от любых возможных сил помощи.

Падение Лондона

Снова двинувшись на север, в район вокруг Лутона, Вильгельм затем повернул прямо на юг: захватчики, по сути, сделали массивную петлю вокруг южной Англии, и теперь Лондон должен был быть атакован с севера. Поскольку норманны контролировали южное побережье и дороги, ведущие в Лондон, великий город был отрезан от любых возможных сил помощи. Чтобы еще больше изолировать Лондон и предупредить о последствиях бесполезного сопротивления, земли между Бедфордом и Хертфордом (расположенные между большими шоссе с севера на юг улиц Эрмин и Уотлинг) были сильно разорены, города сожжены, а граждане убиты.Еще один замок был построен в Беркхамстеде, примерно в 50 километрах (30 милях) от Лондона, завершив огромное территориальное окружение Лондона, которое Уильям тщательно строил в течение последних двух месяцев после своей победы при Гастингсе.

Монета Вильгельма Завоевателя

PHGCOM (общественное достояние)

Ситуация в Лондоне стала еще более мрачной, когда, по крайней мере, согласно некоторым современным источникам, Эдвин и Моркар бежали обратно в свои графства на севере.Эти два молодых графа, которых считали злодейскими предателями из-за своего оставления, могли почувствовать себя вынужденными уйти до того, как окружение Вильгельма было завершено, и, таким образом, давали хотя бы проблеск надежды на будущий англосаксонский отпор. Таким образом, в первой половине декабря, столкнувшись с перспективой отчаянной блокады без военной силы, чтобы противостоять армии Вильгельма, английские военачальники, епископы и Эдгар двинулись в Беркхамстед и представили Вильгельму свою коллективную капитуляцию. Завоеватель проявил снисходительность к побежденным английским дворянам, и Лондону были гарантированы все права, которыми он пользовался при Эдуарде Исповеднике, включая право наследования (письменный приказ, датированный 1067 годом н. Э., Записывающий это, сохранился до сих пор).В городе сразу же были построены три новых нормандских замка, один из которых, когда каменная кладка заменил оригинальный деревянный форт, стал знаменитым лондонским Тауэром. Эти укрепления и их гарнизоны гарантировали, что когда Уильям наконец прибыл лично, любые затяжные беспорядки будут сведены к минимуму.

Коронация Вильгельма

Нормандский герцог был коронован Вильгельмом I, королем Англии, на Рождество 1066 г. н.э. в Вестминстерском аббатстве, положив конец 500-летнему правлению саксонцев.В тот день возникла небольшая проблема, когда норманнские охранники, которых осторожный Вильгельм приставил к аббатству, приняли крики одобрения изнутри за что-то вроде беспокойства толпы и начали поджигать здания в непосредственной близости. Возможно, эта история была просто прикрытием для несвоевременного грабежа войск Уильяма. Однако это было напоминанием о том, что Вильгельм мог иметь корону, но еще не лояльность народа. Новый король все еще контролировал только юго-восток Англии, но это не мешало ему раздавать подарки и добычу своим последователям и отправлять английские церковные сокровища в церкви Нормандии.Как оказалось, Завоевателю придется сражаться еще пять лет — побеждать в битвах с повстанцами на севере Англии и строить повсюду нормандские замки мотт и бейли — прежде чем он полностью овладеет своим новым королевством.

Перед публикацией эта статья была проверена на предмет точности, надежности и соответствия академическим стандартам.

Вильгельм Завоеватель — Всемирная историческая энциклопедия

Вильгельм Завоеватель (ок. 1027-1087), также известный как Вильгельм, герцог Нормандский, возглавил норманнское завоевание Англии в 1066 году, когда он победил и убил своего соперника Гарольда Годвинсона в Битва при Гастингсе.Коронованный королем Англии Вильгельмом I в день Рождества 1066 года, он обеспечил себе новое королевство после пяти лет тяжелых сражений с повстанцами и захватчиками.

Продолжая править Нормандией, Вильгельм по перераспределению земель среди нормандской элиты обеспечил неразрывность истории Англии и Франции в последующие столетия. Опытный дипломат, одаренный военачальник и безжалостный властитель, Вильгельм умер естественной смертью в 1087 году в Кане, Нормандия, где до сих пор находится его могила.

Семья и личная жизнь

Вильгельм родился в Фалезе, Нормандия ок. 1027. Он был незаконнорожденным сыном герцога Роберта I Нормандского (1028-1035), поэтому его иногда называют Уильямом Бастардом. Матерью Вильгельма была Эрлев из Фалеза, дочь богатого купца из Руана, который также выполнял обязанности камергера при герцогском дворе. Сводные братья Уильяма (у них была одна мать) были Одо Байё, епископ этого города и будущий граф Кент, и Роберт (будущий) граф Мортен.В 1053 году (или в 1050 году в некоторых источниках) Уильям женился на Матильде (ум. 1083), дочери графа Фландрии и племяннице Генриха I Французского (годы правления 1031-1060) в браке, который удобно укрепил растущие дипломатические отношения. между тремя регионами. Вместе у них будет четыре сына и четыре (или пять) дочерей.

Вильгельм Пуатье, информированный, но явно про-нормандский современник, описывает молодого герцога в своей хронике 11-го века, История Вильгельма Завоевателя :

Вот, наконец, самая радостная и долгожданная радость наступила для особенно тех, кто желал мира и справедливости.Наш герцог, уже взрослый по прозорливости и физической силе, если не в годах, взялся за рыцарское оружие, и вся Франция содрогнулась. Вооруженный и конный, ему не было равных во всей Галлии. Это было одновременно и восхитительное, и ужасное зрелище — видеть, как он управляет своей лошадью, опоясанный мечом, его щит сверкает, его шлем и его копье одинаково угрожающе.

(Аллен Браун, 18)

Описание может звучать как панегирик, но, возможно, важно то, что печать герцога была рыцарем на коне, первым подобным устройством, применявшимся европейским правителем и впоследствии многократно копируемым.Однако у Уильяма были и другие таланты, помимо военных, как он показал на протяжении всей своей карьеры. Герцог был скрупулезным планировщиком, мастером использования политических возможностей для получения максимальной выгоды и способным администратором. Уильям также был большим любителем охоты, и строгие лесные законы, которые он намного позже ввел в Англию, были отчасти направлены на то, чтобы его любимые олени не подвергались притеснениям со стороны браконьеров. Уильям также имел репутацию прекрасного лучника.

Монета Вильгельма Завоевателя

PHGCOM (общественное достояние)

Герцог Нормандии

Когда герцог Роберт умер в Малой Азии во время паломничества, Вильгельм стал герцогом Нормандии в 1035 году.К счастью для Уильяма, его отец уже заручился клятвой верности от своих баронов, считая своего сына своим избранным наследником. Однако на самом деле Уильям был еще ребенком, и поэтому от его имени правил опекун, Гилберт Брионский. В 1040 году в Нормандии разразилась гражданская война, когда Гилберт был убит, и мятежные бароны стремились расширить свои земли, часто строя замки. Уильяму потребовалось семь долгих лет, чтобы разобраться в своем герцогстве, но он мог, по крайней мере, обратиться к влиятельным друзьям, в частности, к архиепископу Руана, дяде Вильгельма Маугеру и влиятельному мужу его матери, Эрлюэн де Контевиль.Наконец, в 1047 году с помощью Генриха I, который стремился защитить жизненно важные торговые пути через Нормандию и будущее одного из своих вассалов, повстанцы потерпели значительное поражение в Валь-эс-Дюнах около Кана. Впереди было еще много сражений и несколько заметных осад, в том числе трехлетняя попытка Гая Бургундского против замка Брион, закончившаяся успехом для Вильгельма.

История любви?

Подпишитесь на нашу бесплатную еженедельную рассылку новостей по электронной почте!

Вильгельм использовал любые доступные методы, включая террор и увечья, чтобы в конечном итоге стать самым могущественным дворянином во Франции.

В следующие 20 лет могущество герцогства значительно возрастет, не без борьбы, но годы войны сделают Уильяма одним из самых грозных военных стратегов и полевых командиров Средневековья (а также одним из самые удачливые). Вступая в длительную кампанию войны и экспансии, особенно против давних соперников, таких как Фландрия и Анжу, Уильям использовал любые доступные методы, включая террор и увечья, а также устраивал браки по политическим соображениям для ключевых членов своего ближайшего окружения, чтобы в конечном итоге стать самый могущественный дворянин во Франции.

Вильгельм был теперь почти слишком могущественным, и в 1053 году французский король решил встать на сторону дяди нормандского герцога, Вильгельма Аркского, тогдашнего мятежного барона. Однако герцог атаковал вражеский обоз, и его дядя был вынужден сдаться. В 1054 году, когда в Нормандию вторглись французские войска, жаждущие мести за события прошлого года, Нормандия должна была быть надежно защищена. Французская армия потерпела поражение при Мортемере и снова против того же врага, но с еще более решительным результатом, при Варавиле в 1057 году.Королю Генриху едва удалось спастись в Варавилле; Французский король, выброшенный из половины своей армии у реки во время наводнения, был в ярости, но он ничего не мог сделать, чтобы предотвратить резню. Уильяма было не остановить. В последующие годы он добавил к своему герцогству несколько известных личных зависимостей, включая Нормандские острова (также известные как Иль Нормандес) и герцогства Бретань и Мэн. Это, наряду со смертью Генриха Французского и тем фактом, что его маленький сын находился под опекой тестя Уильяма, Роберта Фландрии, означало, что герцогство Уильяма было в безопасности от своих соседей.Теперь амбиции герцога могли выходить за пределы Франции.

Вильгельм Завоеватель, гобелен из Байе

Мирабелла (общественное достояние)

Вильгельм нацелился на трон Англии, но, формально все еще оставаясь вассалом короля Франции, он не мог атаковать без предварительного обоснования и дипломатии. Нормандских баронов также нужно было убедить в ценности вторжения в Англию, но обещание земли, титулов и богатства оказалось там достаточной мотивацией.

Вильгельм предложил оправдание своего вторжения в Англию не меньшими притязаниями, чем он был законным королем. Это утверждение было основано на отношениях герцога с Эдуардом Исповедником, королем Англии с 1042 по 1066 год. Граф Ричард I Нормандский был дедушкой Эдуарда и прадедом Уильяма. Уильям объяснил это тем, что Эдвард, не имея собственных детей, однажды пообещал норманну, что станет его официальным наследником. Как оказалось, на смертном одре Эдвард выбрал своим преемником англосаксона Гарольда Годвинсона, члена чрезвычайно могущественной семьи Годвин, а затем выдающегося военачальника Англии.

Еще один поворот к утверждению Вильгельма (по крайней мере, согласно нормандским хронистам), Гарольд посетил Нормандию ок. 1064, где он был схвачен графом Ги Понтье, а затем передан Вильгельму (который хорошо использовал его в битвах за покорение Конана, графа Бретани). Условием освобождения Гарольда было то, что Гарольд обещал стать вассалом Уильяма и подготовить почву для вторжения. Таким образом, Уильям почувствовал себя обиженным, когда Гарольд был коронован Гарольдом II Английским в январе 1066 года.Англосаксонские источники оспаривают большую часть этой истории, но этого было достаточно, чтобы убедить других европейских королей в том, что Вильгельм имел некоторое право на вторжение. Вдобавок Уильям даже получил благословение папства, которое несколько лет враждовало с английским архиепископом Кентерберийским, отказываясь признать свое право на эту роль. Убежденный, что он прав и Бог на его стороне, Вильгельм тщательно подготовился к вторжению в южную Англию летом 1066 года.

Норманнское завоевание Англии

Надо сказать, что Вильгельму повезло во время вторжения в Англию, потому что его враг Гарольд II был вынужден столкнуться с другим вторжением всего за несколько недель до прибытия Завоевателя, на этот раз со стороны Харальда Хардрады, короля Норвегии (также известного как Гарольд III, р.1046-1066). Гарольд проводил Харальда в битве при Стэмфорд Бридж около Йорка 25 сентября 1066 года, а затем двинулся на юг, чтобы противостоять армии Уильяма из 5-8000 человек, включая 1-2000 кавалеристов. Две армии, вероятно, примерно одинакового размера, столкнулись в Гастингсе 14 октября. С лучниками и кавалерией против англосаксонской пехоты Уильям победил, а Гарольд был убит. Когда из Нормандии прибыло подкрепление, Уильям двинулся на Лондон, сначала взяв такие ключевые опорные пункты, как Ромни, Дувр, Винчестер и Кентербери.Многие из англосаксонской знати и архиепископ Кентерберийский присягнули своему новому королю, коронованному в день Рождества 1066 года в Вестминстерском аббатстве.

Карта нормандского завоевания Англии

AwesomeStories.com (Авторское право, добросовестное использование)

Теперь Вильгельм I Английский и герцог Нормандии, Завоеватель должен был сражаться еще пять лет, прежде чем Англия была полностью покорена. Тактика выжженной земли, строительство сотен замков мотта и бейли, заключение и увечья повстанцев в таких ключевых городах, как Эксетер и Йорк, проводы сыновей Гарольда после двух вторжений из Ирландии сыновей Гарольда, разгром датских повстанческих сил на Востоке Англия и полное перераспределение поместья в руки лояльных норманнов — все это обеспечило Вильгельму в конечном итоге защиту своего нового королевства.Церковь была реструктурирована: норманнские епископы получили работу, многие важные религиозные центры были перемещены ближе к городам, и были построены новые соборы, такие как соборы в Винчестере, Йорке и Кентербери.

Правление после завоевания

Уильям мог бы получить себе новое богатое королевство, но он не игнорировал свои земли во Франции, и он часто возвращался туда, часто покидая Англию, чтобы править его сводный брат Одо Байё, граф Кент и его близкий друг Уильям Фицосберн , Граф Херефорд.Действительно, иногда Вильгельму приходилось сражаться, чтобы сохранить свои земли во Франции, особенно против Фулька, графа Анжуйского в 1073 г. это, особенно в Бретани. В 1075 году в Англии также произошло неудавшееся восстание. Возглавляемый Ральфом де Гаэлем, этот небольшой заговор был подавлен, и Вильгельму даже не пришлось покинуть Нормандию. Тем не менее, это было признаком врожденных напряжений, связанных с необходимостью совмещать и королевство, и герцогство с множеством дворян, которые всегда стремились расширить свои интересы на одной или другой или обеих территориях.

Затем долгая череда военных побед Уильяма внезапно подошла к концу. В 1077 году герцог потерпел поражение у Дола в Бретани. Через год вспыхнуло еще одно восстание, на этот раз возглавляемое собственным старшим сыном Уильяма Робертом, который чувствовал, что ему не дают достаточно собственной власти. И снова Филипп Французский воспользовался возможностью, чтобы дестабилизировать ситуацию и предоставил Роберту замок Герберой на границе с Нормандией в качестве базы. Уильям попытался осадить Герберои, но его сын, кажется, слишком хорошо научился путям войны от своего отца, и Уильям потерпел поражение в полевом сражении.К счастью, Уильям и Роберт примирились, и молодой человек тоже был нужен, так как его послали отражать набеги на Нортумбрию из Шотландии в 1079 году.

Книга Великого судного дня

Национальный архив Великобритании (CC BY)

Книга Судного дня

Уильям был далеко не просто военачальником, он был способным администратором. В 1086-7 годах король приказал провести всестороннее обследование и учет всех землевладельцев, собственности, арендаторов и крепостных в Англии. После перехода англосаксонской элиты к норманнам и массового перераспределения поместий королю, вероятно, было интересно узнать, кому что принадлежит в его королевстве.Результаты опроса будут собраны в единый документ, Книга Судного дня (на самом деле две книги, потому что одна, Маленький Судный день, кажется более подробной записью, которая никогда не была сжата в формате более крупного тома, Великого Судного дня). Возможно, Книга Судного дня была составлена ​​для того, чтобы можно было точно взимать новый налог и гарантировать, что землевладельцы будут обеспечивать надлежащую феодальную военную службу, которую от них ожидают. Тогда запись могла бы стать очень полезным инструментом для оплаты армии, чтобы противостоять угрозе датского вторжения в Англию, которая казалась неминуемой в 1085 году.Книга судного дня, наиболее полное исследование, когда-либо проводившееся в средневековом королевстве и бесценное понимание многих аспектов повседневной жизни средневековой Англии, сегодня хранится в Национальном архиве Великобритании в Лондоне. Это остается одним из величайших достижений Уильяма.

Смерть и наследие

К счастью для Уильяма, датское вторжение так и не произошло. Кануте IV из Дании (годы правления 1080–1086), планировавший эту эскападу, был убит в ходе восстания, подпитываемого введением королем налогов и штрафов для оплаты его вторгшегося флота и армии.Затем внезапно случилась катастрофа, когда Вильгельм атаковал город Мант в отместку за его набеги на Нормандию. 9 сентября 1087 года Уильям умер от болезни, возможно, от травмы, полученной при езде на лошади и усугубленной ожирением, которое поразило его в более поздней жизни. Похоронен в монастыре Святого Стефана в Кане, который построил сам, хотя с похоронами были свои проблемы: пожар в соседних домах прервал процессию, во время церемонии мужчина крикнул, что собор построен на землях его отца. без какой-либо компенсации, а саркофаг был настолько мал, что при попытке протолкнуть труп в животе лопнул и наполнил собор зловонным запахом.

Согласно одной средневековой рукописи, эпитафия царя выглядела следующим образом:

Который своей твердой рукой правил гордыми норманнами

сдерживал побежденных бретонцами своими руками;

Воины Мэна, которых он обуздал доблестью,

Держится в послушании своему правлению и праву.

Великий король лежит здесь, в этой урне,

Такой маленький дом служит могущественному господину.

( De obitu Willelmi , Allen Brown, 49)

Вильгельм Завоеватель верхом, Гобелен из Байе

Мирабелла (общественное достояние)

Антинормандские Англосаксонские хроники (запись 1087) дает следующее, возможно, более сбалансированное резюме правления Вильгельма:

Этот король Вильгельм, о котором мы говорим, был очень мудрым человеком, очень могущественным, более почитаемым и более сильным, чем любой его предшественник.Он был мягок по отношению к хорошим людям, любившим Бога, и безмерно суров по отношению к тем людям, которые сопротивлялись его воле.

(цитируется по Allen Brown, 79)

После смерти Вильгельма его английское королевство захватил его сын Вильгельм II Руфус (годы правления 1087–1100). Тем временем другой сын Уильяма, Роберт Куртзез, захватил семейные земли в Нормандии. Оба правителя будут изо всех сил стараться удержать свои владения от узурпаторов и амбициозной знати. Англия и Нормандия снова будут управляться одним монархом только с 1106 года, через шесть лет правления Генриха I Английского (г.1100-1135), еще один сын Вильгельма Завоевателя.

Вильгельм Завоеватель, таким образом, прожил насыщенную событиями жизнь более или менее непрерывных войн и путешествий между Англией и северной Францией. Возможно, это последующая взаимосвязанная история этих двух стран, где мы видим величайшее наследие Уильяма, хорошее и плохое. Объединив их вместе, смешав правящие элиты и значительно увеличив торговлю, политические и культурные последствия завоевания Уильямом Англии будут ощущаться на протяжении столетий.

Перед публикацией эта статья была проверена на предмет точности, надежности и соответствия академическим стандартам.

Правило Вильгельма Завоевателя | Западная цивилизация

Цель обучения

  • Проанализируйте причины создания Книги Судного дня и почему это такой важный исторический документ

Ключевые моменты

  • После того, как он начал нормандское завоевание Англии в 1066 году, Вильгельм был коронован и приступил к укреплению своей власти и авторитета.
  • Последовало несколько неудачных восстаний, но к 1075 году власть Вильгельма над Англией была в основном надежной, что позволило ему провести большую часть оставшейся части своего правления на континенте.
  • После политического переворота норманнского завоевания и последовавшей конфискации земель интерес Уильяма состоял в том, чтобы определить владение недвижимостью по всей земле и понять финансовые ресурсы своего королевства, что было отражено в Книге Судного дня.
  • Целью Книги судного дня было определение стоимости каждого землевладельца (земля, скот и т. Д.)), чтобы определить, какие налоги причитались при Эдуарде Исповеднике.
  • Книга Судного дня считается старейшей публичной записью в Англии; никакое исследование, приближающееся к размеру и размеру Книги Судного дня, не было предпринято снова до 1873 года.

Условия

Вильгельм Завоеватель

Первый норманнский король Англии, правивший с 1066 года до своей смерти в 1087 году.

Эдуард Исповедник

Один из последних англосаксонских королей Англии и обычно считается последним королем Дома Уэссексов, правившего с 1042 по 1066 год.

Хотя главные соперники Вильгельма ушли после битвы при Гастингсе, он все еще сталкивался с восстаниями в последующие годы и не был в безопасности на своем троне до 1072 года. После дальнейших военных усилий Вильгельм был коронован на Рождество 1066 года в Лондоне. Он принял меры для управления Англией в начале 1067 года, прежде чем вернуться в Нормандию. Последовало несколько безуспешных восстаний, но к 1075 году власть Вильгельма над Англией была в основном надежной, что позволило ему провести большую часть оставшейся части своего правления на континенте.Земли сопротивляющейся английской элиты были конфискованы; часть элиты бежала в изгнание.

Чтобы управлять своим новым королевством, Вильгельм отдал земли своим последователям и построил замки, ставшие военными опорными пунктами по всей стране. Другие последствия завоевания включали введение нормандского французского языка в качестве языка элиты и изменения в составе высших классов, поскольку Вильгельм отвоевал территорию, которая принадлежала непосредственно королю, и поселил на этой земле новую норманнскую знать.Более постепенные изменения коснулись сельскохозяйственных классов и деревенской жизни; Основным изменением, по-видимому, стала формальная ликвидация рабства, которое могло или не могло быть связано с вторжением. В структуре правительства мало что изменилось, так как новые нормандские администраторы переняли многие формы англосаксонского правительства.

Вильгельм не пытался объединить свои различные владения в одну империю, а вместо этого продолжал управлять каждой частью отдельно. Уильям взял на себя управление английским правительством, которое было более сложным, чем нормандская система.Англия была разделена на графства или графства, которые в дальнейшем разделились на сотни или вапентейки. Чтобы контролировать свои расширенные владения, Вильгельм был вынужден путешествовать даже больше, чем он был герцогом. Он переходил туда и обратно между континентом и Англией по крайней мере девятнадцать раз с 1067 года до своей смерти.

Земли Вильгельма были разделены после его смерти; Нормандия досталась его старшему сыну Роберту, а Англия — его второму выжившему сыну Уильяму.

Книга Судного дня — рукописная запись большого обзора, завершенного в 1086 году по приказу Вильгельма Завоевателя в большей части Англии и некоторых частях Уэльса.Целью большого исследования было определить, сколько и сколько у каждого землевладельца земли и скота и сколько это стоит. Конечная цель исследования заключалась в том, чтобы определить, какие налоги причитались при Эдуарде Исповеднике.

Расчеты оценщиков владений человека и их стоимости, приведенные в книге, были диспозитивными и безапелляционными, и поэтому название Книга судного дня вошло в употребление в 12 веке.

Кент, страница 1 Книги судного дня. Изображения книги Судного дня из проекта Open Domesday Book, который создал первую бесплатную онлайн-копию Книги судного дня.Изображение предоставлено профессором J.J.N. Палмер и Джордж Слейтер.

Назначение книги судного дня

После великих политических потрясений, подобных нормандскому завоеванию, и последовавшей за этим массовой конфискации помещичьих земель Вильгельм был заинтересован в обеспечении того, чтобы права короны, которую он, по его утверждениям, унаследовал, не пострадали при этом. В частности, его нормандские последователи с большей вероятностью уклонялись от обязательств своих английских предшественников, и росло недовольство нормандским захватом земель, произошедшим в годы после вторжения.Уильям требовал определенности и точных ориентиров в отношении владений недвижимостью по всей стране, чтобы их можно было использовать в качестве доказательств в спорах и предполагаемого авторитета в отношении владения короной.

Таким образом, в ходе обследования судного дня были зарегистрированы имена новых землевладельцев и суммы взносов, по которым должны были быть уплачены их налоги. Но он сделал больше, чем это; по указанию короля он попытался составить национальный оценочный список, оценив годовую стоимость всей земли в стране в три момента времени:

  1. На момент смерти Эдуарда Исповедника;
  2. Когда его получили новые владельцы;
  3. На момент опроса.

Кроме того, он по команде рассчитал и потенциальную ценность. Очевидно, что Вильгельм хотел знать финансовые ресурсы своего королевства, и, вероятно, он хотел сравнить их с существующей оценкой. Большая часть «Книги судного дня» посвящена довольно сухим деталям оценки и оценки сельских имений, которые до сих пор были единственным важным источником национального богатства. После оценки поместья в протоколе указывается количество пахотных земель и количество плужных бригад (каждая из которых насчитывает восемь волов), доступных для обработки, с дополнительным количеством (если есть), которые могут быть задействованы; затем реки-луга, леса, пастбища, рыболовство (т.е. рыболовные плотины), водяные мельницы, солеварни (если на море) и другие дополнительные источники дохода; затем количество крестьян в их нескольких классах; и, наконец, приблизительная оценка годовой стоимости всего прошлого и настоящего.

Важность

Трудно переоценить важность Книги Судного дня для понимания периода, в который она была написана. Он считается старейшим публичным документом в Англии и, вероятно, самым замечательным статистическим документом в истории Европы.

Никакое обследование, приближающееся к масштабам и размаху Книги Судного дня, не проводилось до 1873 года. Возвращение владельцев земли (иногда называемое Modern Domesday ). на Британских островах.

Источники

BBC — История — Вильгельм Завоеватель: полный революционер

Король Вильгельм был жестким человеком, решившим применить силу, чтобы навязать свою волю завоеванной нации.Он так преуспел в этом, что англосаксы стали гражданами второго сорта в своей собственной стране.

Новый заказ

После знаменитого поражения короля Гарольда Вильгельмом Нормандским в битве при Гастингсе в 1066 году земли и богатства англосаксонского правящего класса систематически удалялись его завоевателями. Норманнское завоевание было коренной революцией, которую, как это часто бывает в истории, совершил великий деятель — Вильгельм Завоеватель.

Возможно, вам не нравится Уильям (кто любил?), Но вы должны признать, что этот жесткий, непреклонный и нелюбимый человек был политически хозяином своего мира.И что самое интересное в вторжении норманнов, так это то, что оно до сих пор известно как «завоевание». Если вы живете в Британии даже сейчас, спустя более 900 лет, это все, что вам нужно сказать — все знают, о чем вы говорите.

«Они … пытаются понять один из великих поворотных моментов в английской истории …»

Завоевание всегда было предметом споров между историками. Раньше они спорили, хорошо это или плохо — была ли англосаксонская Англия архаичной захолустью, привнесенной в основное русло европейской цивилизации только вторжением норманнов, или местом, которое было бы лучше оставить само по себе. люди.

В наши дни дебаты, как правило, сосредоточены не на похвале, порицании или сожалении, а на текстовых и материальных доказательствах того, что произошло в годы, последовавшие сразу после Норманнского завоевания. К счастью, этот период обслуживается невероятно богатой серией источников.

Есть и нормандские отчеты, но также ценны, если их мало, английские отчеты того времени. Затем есть слова, которые исходят от разных людей в течение следующих 50 лет. Они оглядываются на события и пытаются понять один из великих поворотных моментов в английской истории, как и мы до сих пор.

Далее

Вильгельм Завоеватель | Encyclopedia.com

Родился ок. 1027

Умер 1087

Нормандский король Англии

W Иллиам I, более известный как Вильгельм Завоеватель, был незаконнорожденным ребенком, который вырос и стал одним из самых влиятельных людей в Западной Европе. В 1066 году он начал вторжение в Англию и получил контроль после победы над королем Гарольдом в битве при Гастингсе.

Победа Вильгельма и норманнов навсегда изменила характер Англии.Он ввел новые законы и значительно усилил власть английских королей над дворянами. Он также положил начало новой линии английской королевской семьи, и даже сегодня британский королевский дом имеет дальние родственники Уильяма. Но самый большой след в истории, оставленный Уильямом, пришелся на влияние норманнов на различные аспекты английской жизни, от архитектуры до языка.

Начало Уильяма

Предки отца Уильяма, герцога Роберта I Нормандского, были викингами или «северянами»; отсюда и название, которое они взяли, когда поселились во Франции: норманны.Мать Уильяма, Эрлев (ур-Лев), была француженкой, дочерью кожевника. Как следует из их названия, дубильщики отвечали за дубление коровьих шкур, работа, которая обычно заключалась в обработке кожи коровьей мочой. Это был не очень приятный фон, но тот факт, что Уильям был незаконнорожденным (то есть его родители не были женаты), был гораздо более неприятным в глазах его соседей. Пройдут годы, прежде чем он получит полное признание в обществе.

Герцог Роберт и Эрлев родили еще одного ребенка, девочку по имени Аделаида, и позже Роберт устроил Эрлеву женитьбу на влиятельном дворянине, от которого у нее родились два сына, Одо и Роберт.Эти два сводных брата Уильяма позже сыграли важную роль в его карьере. Герцог Роберт женился на сестре Канута, датского короля Англии (годы правления 1016–1035 гг.), Но в браке не было детей. В 1035 году он отправился в паломничество в Иерусалим и перед отъездом убедил дворян герцогства (области, управляемой герцогом) Нормандии признать Вильгельма своим законным наследником.

Как оказалось, герцог Роберт скончался на обратном пути. В то время Уильяму было всего семь или восемь лет, и следующие годы были трудными, поскольку он пытался сохранить контроль над Нормандией.Оба мужчины, назначенные в качестве его опекунов и советников, были убиты, но к пятнадцати годам Уильям, недавно посвященный в рыцари, стал самостоятельной могущественной силой.

Обеспечение своей власти

Вильгельм пережил восстание в 1046 году, когда ему было около девятнадцати лет, и доказал свои способности лидера; поэтому король Франции Генрих I попросил его помощи в кампании 1051 года. Согласно феодальной системе, люди Уильяма были обязаны ему своей лояльностью в обмен на его защиту, и точно так же Вильгельм был должен королю своей лояльностью в обмен на защиту Генриха.Вильгельм снискал благосклонность короля, хорошо служа ему, но их отношения испортились позже, когда власть Вильгельма могла затмить власть короля.

Уильям помог Генриху подчинить Джеффри Мартела, графа Анжуйского (ан-ЧЖОО), и провел успешную осаду или нападение на город, контролируемый Джеффри. Жители города издевались над Уильямом, развешивая шкуры на городских стенах с оскорблением «Шкуры для кожевника!» Возмущенный, Вильгельм разрушил город и казнил многих его жителей.Джеффри сбежал, спасая свою жизнь.

Осознавая, что его незаконность будет постоянным источником вызовов его авторитету, Уильям решил хорошо жениться. После долгих лет тщательных переговоров в 1052 или 1053 году он женился на Матильде Фландрии. Несмотря на то, что брак имел сложные, но весьма важные политические причины, похоже, что он был счастливым. Должно быть, они составили странную пару, так как Уильям был крупным мужчиной, а Матильда была всего четырех футов ростом, но вместе у них было четыре сына и пять или шесть дочерей.

Взгляд на Англию

К началу 1060-х годов для Уильяма несколько вещей совпадали. В 1060 году и король Генрих, и Джеффри Анжуйский умерли, устранив двух возможных противников. В то же время Уильям поддерживал хорошие отношения с могущественной католической церковью, которая дала свое благословение его следующему проекту — самому важному в его жизни.

В течение долгого времени казалось, что Англия готова к захвату, поскольку власть ее англосаксонских королей начала ослабевать. Впервые норманны обосновались там в 1002 году, когда Эмма Нормандская вышла замуж за короля Этельреда Неготового.Их полунормандский сын Эдуард Исповедник стал королем в 1042 году, и когда он умер в начале января 1066 года, многие норманны восприняли это как знак того, что пришло время претендовать на престол Англии.

Однако Годвинсоны, могущественная англосаксонская семья, считали себя законными правителями. Витан, правящий совет Англии, объявил королем Гарольда Годвинсона (ок. 1022–1066), но Гарольд правил менее года.

Норманское вторжение

Гарольд знал, что норманны идут, но когда к началу осени 1066 года вторжения не произошло, он отправил свою армию домой.Затем он узнал, что другой Гарольд, король Норвегии, пытался вторгнуться с севера. 25 сентября две армии встретились на Стэмфорд Бридж в Йоркшире, и хотя англичане победили, битва их утомила. Воспользовавшись этой возможностью, Вильгельм 28 сентября высадил свою армию на юге Англии, а на следующий день взял город Гастингс.

Англичане и норманны сражались при Гастингсе 14 октября, и хотя армия Гарольда выдержала хороший бой, она не могла сравниться с семью тысячами воинов-норманнов.Сам Гарольд погиб в бою, и теперь Англия принадлежала Уильяму, получившему английскую корону на Рождество.

Норманнское правление в Англии

Как и раньше в Нормандии, Вильгельм провел следующие годы, укрепляя свою власть, и, поступая так, он столкнулся с рядом врагов, включая своего сына Роберта и своего брата Одо. У Роберта был могущественный союзник в лице короля Франции Филиппа I, который надеялся получить контроль над Нормандией, и хотя Уильям одержал победу над всеми своими противниками (он отослал Роберта и заключил Одо в тюрьму), конфликты заставили его посвятить большую часть его правление войны.

Вильгельм также провел ряд реформ, направленных на усиление своей власти на престоле. Идя против принципов феодализма, которые распространяли власть среди многих дворян, он сосредоточил как можно больше богатства и власти в руках короля. В рамках этого процесса в 1082 году он приказал провести тщательное изучение земель и владений в Англии, составив «Книгу судного дня ».

Тем временем самые стойкие последствия норманнского вторжения начали проникать в английскую культуру.Норманнская архитектура окажет большое влияние на английские здания на долгие века, но еще более важным было влияние Нормана на английский язык. Франкоязычные норманны принесли в Англию совершенно новую лексику, язык которой был тесно связан с немецким. В результате в современном английском языке имеется удивительный набор слов, некоторые из которых происходят от французского и латыни, а другие — от немецкого.

Печальная смерть

Несмотря на его величие лидера, последние годы Уильяма были печальными.Он чрезвычайно растолстел, настолько сильно, что во время военной кампании летом 1087 года повредил себе живот своей рукоятью, или седельным рогом. Рана привела к болезни, от которой он не мог вылечиться.

Матильда умерла в 1083 году, и когда Уильям умер 9 сентября 1087 года, он был один. Он сослал Роберта, своего старшего сына, за его восстание. Уильям Руфус, его второй сын и назначенный наследник, также отсутствовал, защищая трон от любых вызовов со стороны других. (Как Вильгельм II, он правил с 1087 по 1100 гг.Наконец, последний выживший сын Уильяма, Генрих, которому суждено было править как Генрих I (годы правления 1100–1135 гг.), Был занят надзором за сбором денег своего наследства.

Последствия смерти Уильяма были такими же жалкими, как и обстоятельства, окружавшие ее. Его тело стало настолько раздутым, что гробам было трудно вставить его в гробницу, и в борьбе за то, чтобы вклинить его, труп разорвался. Запах разлагающегося тела Уильяма наполнил церковь — бесславный конец славной карьере.

Для получения дополнительной информации

Книги

Финн, Р. Веллдон. Введение в книгу судного дня. Вестпорт, Коннектикут: Greenwood Press, 1986.

Гормли, Кэтлин и Ричард Нил. Норманнское влияние на средневековый мир. Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета, 1997.

Грин, Роберт. Вильгельм Завоеватель. Нью-Йорк: Франклин Уоттс, 1998.

Мартелл, Хейзел Мэри. Норманны. Нью-Йорк: New Discovery Books, 1992.

Мэй, Робин. Вильгельм Завоеватель и норманны. Иллюстрации Джерри Вуда. Нью-Йорк: Bookwright Press, 1985.

Рикард, Грэм. Нормандские замки. Иллюстрации Майкла Брэгга. Нью-Йорк: Bookwright Press, 1990.

веб-сайтов

«HWC, Вильгельм Завоеватель». [Онлайн] Доступно по адресу http://history.idbsu.edu/westciv/willconq/ (последний доступ 26 июля 2000 г.).

«Ужасная смерть Вильгельма Завоевателя». Люкс 101.com. [Online] Доступно по адресу http://www.suite101.com/article.cfm/british_royal_history/15546 (последний доступ 26 июля 2000 г.).

«Уильям I.» Британская монархия. [Online] Доступно по адресу http://www.royal.gov.uk/history/william1.htm (последний доступ 26 июля 2000 г.).

«Вильгельм Завоеватель». [Онлайн] Доступно по адресу http://www.geocities.com/Athens/4818/William.htm (последний доступ 26 июля 2000 г.).

Результаты поиска для «Вильгельма I Англии»

  • … Вильгельм II в Англии Вильгельм II Руфус Адела в Нормандии Адела, графиня Блуа Генрих I в Англии Генрих I Боклерк…

    20 КБ (3059 слов) — 17:49, 4 октября 2020 г.

  • … сын английского Вильгельма I Вильгельма Завоевателя и первенец, родившийся в Англии после норманнского завоевания Англии Норманнское завоевание 1066 г. …

    20 КБ (3093 слова) — 17:04, 16 декабря 2017 г.

  • … рыбак Питер Варвелл провозгласил: «Я буду поддерживать свободы Англии и протестантскую религию». Уильям сошел на берег с 15 500 футов …

    49 КБ (7679 слов) — 17:48, 4 октября 2020 г.

  • … Уильям, граф Пуатье, Генрих Молодой король и Матильда Английская. Он также был старшим братом Джеффри II, герцога Бретани, Леоноры …

    .

    37 КБ (6099 слов) — 15:41, 28 июля 2019 г.

  • … отправляйте деньги в мирное время, несмотря на законодательные акты английского короля Эдуарда I Эдуарда I и Эдуарда III Англии Эдуарда III, запрещавшие …

    43 КБ (6 683 слова) — 23:59, 12 января 2020 г.

  • … на престол пришло командование открытого моря.После убийства голландского статхолдера Вильгельма I Оранского Англия стала открыто выступать на стороне …

    47 КБ (7589 слов) — 15:27, 17 декабря 2020 г.

  • … царствование в Англии Главным советником Джеймса был Роберт Сесил, 1-й граф Солсбери (младший сын любимого министра Елизаветы I, Уильяма Сесила, 1-го …

    ).

    31 КБ (4945 слов) — 17:04, 23 сентября 2019 г.

  • … правящая королева Англии; Вильгельмом III Англии стал Вильгельм III… во время правления Якова I английского короля Якова I) переводится как «…

    28 КБ (4519 слов) — 18:31, 28 сентября 2016 г.

  • … «Нормандское завоевание Англии» было вторжением в Королевство Англии Вильгельма I Английского Вильгельма Завоевателя (герцога …

    ).

    20 КБ (3151 слово) — 16:46, 10 декабря 2018 г.

  • … его мать претендовала на английский престол. Внучка Вильгельма I Английского, императрица Матильда должна была стать королевой, но была узурпатором…

    28 КБ (4355 слов) — 17:02, 16 декабря 2017 г.

  • … подписавший использовал подпись вместо печати.) Когда Вильгельм I Английский Вильгельм Завоеватель и его жена подписали ‘Аккорд …

    28 КБ (4528 слов) — 15:09, 24 мая 2018 г.

  • … Гайд-парк, Лондон, 1889 год. Автор Уильям Фриз Грин, британский изобретатель, запатентовавший … Правление Елизаветы I в Англии Елизавета I в …

    38 КБ (5630 слов) — 19:19, 10 мая 2019 г.

  • … Англии Вильгельм III / II years1 = » (с Вильгельмом III Английским Вильгельмом III) » 1689–1694 years2 = » (с Вильгельмом III Английский Уильям …

    24 КБ (3652 слова) — 11:52, 2 апреля 2008 г.

  • … 6 февраля 1685–1688 (или 1690) после = Вильгельм III из Англии Вильгельм III / II / I и Мария II из Англии Мэри II — S-pre s-новые ряды …

    32 КБ (4831 слов) — 15:56, 16 марта 2018 г.

  • … чел. Как и Ричард I, он ценил Англию прежде всего как источник снабжения. Уильям Стаббс. » Конституционная история Англии в ее истоках …

    40 КБ (6077 слов) — 17:33, 11 ноября 2021 г.

  • … Я из Англии Мария I Елизавета I из Англии Елизавета I Эдуард VI из Англии … Рим. Он послал своего секретаря Уильяма Найта в Рим …

    40 КБ (6383 слова) — 17:05, 18 декабря 2017 г.

  • … кроме него, Карл I был казнен в 1649 году, а Англия была провозглашена республикой. Изображение: Карл II, когда принц Уэльский, Уильям Добсон, 1642 год…

    35 КБ (5,357 слов) — 23:46, 12 января 2020 г.

  • … как сын по имени Уильям в честь короля Англии Джона Джона и внебрачный сын по имени Джон в честь короля Англии Эдуарда I Эдуарда I.

  • Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *