Википедия бердяев: Николай Бердяев: Есть только одна страна, в которой меня не знают,

Содержание

Николай Бердяев: Есть только одна страна, в которой меня не знают,

Религиозный и политический философ, семь раз номинировался на Нобелевскую премию по литературе

Чем занимался до 1922 года

Будучи студентом естественного факультета в киевском Университете Святого Владимира, арестован за участие в "Союзе борьбы за освобождение рабочего класса" и выслан в Вологду. Здесь, как он позже напишет, "вернулся я от социальных учений, которыми одно время увлекался, на свою духовную родину, к философии, религии, искусству".

Активно участвует в общественной жизни Серебряного века, став завсегдатаем литературных объединений Петербурга, печатается в журналах и сборниках вместе с А. Блоком, А. Белым, Д. Мережковским, В. Ивановым, Л. Шестовым, В. Брюсовым. Сам издает журналы, собирает по вторникам единомышленников на домашние "мировоззренческие вечера".

Уже в то время его философские взгляды привлекают внимание выдающихся современников. Только В. Розанов напишет об одной из его книг 14 статей.

В первые годы Советской власти, пользуясь покровительством Льва Каменева, делает неожиданную карьеру: входит в руководство Московского Союза писателей и даже некоторое время руководит им, основывает Вольную Академию философской культуры, избирается профессором Московского университета.

ОТ ПЕРВОГО ЛИЦА

Эпохи, столь наполненные событиями и изменениями, принято считать интересными и значительными, но это же эпохи несчастные и страдальческие для отдельных людей, для целых поколений. История не щадит человеческой личности и даже не замечает ее...

Для философа было слишком много событий: я сидел четыре раза в тюрьме, два раза в старом режиме и два раза в новом, был на три года сослан на север, имел процесс, грозивший мне вечным поселением в Сибири, был выслан из своей Родины и, вероятно, закончу свою жизнь в изгнании.

Причины изгнания

Получив от большевиков охранную грамоту на квартиру, библиотеку и собственную жизнь, тем не менее, не желал иметь с ними ничего общего: "Большевизм есть рационалистическое безумие, мания окончательного регулирования жизни, опирающаяся на иррациональную народную стихию".

Дважды попадал в тюрьму, о чем рассказал в автобиографических записках "Самопознание":

"Первый раз я был арестован в 1920 году в связи с делом так называемого Тактического центра, к которому никакого прямого отношения не имел. Но было арестовано много моих хороших знакомых. В результате был большой процесс, но я к нему привлечён не был".

Бердяев отметил особо, что во время этого ареста его допрашивали лично Феликс Дзержинский и Вацлав Менжинский. И далее:

"Некоторое время я жил сравнительно спокойно. Положение начало меняться с весны 22 года. Образовался антирелигиозный фронт, начались антирелигиозные преследования. Лето 22 года мы провели в Звенигородском уезде, в Барвихе, в очаровательном месте на берегу Москвы-реки, около Архангельского Юсуповых, где в то время жил Троцкий... Однажды я поехал на один день в Москву. И именно в эту ночь, единственную за всё лето, когда я ночевал в нашей московской квартире, явились с обыском и арестовали меня. Я опять был отвезён в тюрьму Чека, переименованную в Гепеу. Я просидел около недели. Меня пригласили к следователю и заявили, что я высылаюсь из советской России за границу. С меня взяли подписку, что в случае моего появления на границе СССР я буду расстрелян...

Когда мне сказали, что меня высылают, у меня сделалась тоска. Я не хотел эмигрировать, и у меня было отталкивание от эмиграции, с которой я не хотел слиться. Но вместе с тем было чувство, что я попаду в более свободный мир и смогу дышать более свободным воздухом. Я не думал, что изгнание моё продлится 25 лет. В отъезде было для меня много мучительного...".

Чем занимался за границей

Приобрел невероятную популярность за книгу "Новое средневековье. Размышление о судьбе России и Европы", мгновенно переведенную на множество языков. Создал журнал "Путь", выходивший до 1940 года и печатавший самых видных представителей европейской философии.

В своей лучшей книге "Русская идея" (1946) сформулировал надежду, ставшую его завещанием и опорой последних дней. Бердяев надеялся, что в постсоветской России будет создан более справедливый строй, и она сможет выполнить предназначенную ей миссию - стать объединительницей восточного (религиозного) и западного (гуманистического) начал истории.

В 1947 году в Кембридже получил почетное звание доктора honoris causa, присуждаемое без защиты диссертации на основании значительных заслуг перед мировой наукой и культурой.

О своей популярности высказывался с горечью:

"Я постоянно слышу, что у меня "мировое имя"... Я очень известен в Европе и Америке, даже в Азии и Австралии, переведен на много языков, обо мне много писали. Есть только одна страна, в которой меня почти не знают, - это моя Родина..."

Умер в Кламаре, под Парижем, от разрыва сердца. За две недели до смерти завершил книгу "Царство Духа и Царство Кесаря". Похоронен в Кламаре, на городском кладбище Буа-Тардье.

Бердяев, Николай Александрович - это... Что такое Бердяев, Николай Александрович?

Николай Бердяев

Н. Бердяев и Мать Мария (Скобцова),1938
Дата рождения:

6 (18) марта 1874(1874-03-18)

Место рождения:

Киев, Российская империя

Дата смерти:

23 марта 1948(1948-03-23) (74 года)

Место смерти:

Кламар, Четвёртая французская республика

Направление:

русская религиозная философия, религиозный экзистенциализм, персонализм, профетическая философия.

Основные интересы:

философская антропология, онтология, христианская мистика

Оказавшие влияние:

К.Н. Леонтьев, В.С. Соловьёв, Я.Бёме

Испытавшие влияние:

Э.Мунье

В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Бердяев.

Никола́й Алекса́ндрович Бердя́ев ( [18] марта 1874, Киев — 23 марта[1][2]1948, Кламар под Парижем) — русский религиозный и политический философ, представитель экзистенциализмa.

Биография

Семья

Н. А. Бердяев родился в дворянской семье. Его отец, Александр Михайлович Бердяев, был офицером-кавалергардом, потом киевским уездным предводителем дворянства, позже председателем правления киевского земельного банка; мать, Алина Сергеевна, урождённая княжна Кудашева, по матери была француженкой.

Образование

Бердяев воспитывался дома, затем в Киевском кадетском корпусе. В шестом классе оставил корпус и начал готовиться к экзаменам на аттестат зрелости для поступления в университет. «Тогда же у меня явилось желание сделаться профессором философии»[3]. Поступил на естественный факультет Киевского университета, через год на юридический. В 1897 г. за участие в студенческих беспорядках был арестован, отчислен из университета и сослан в Вологду. В 1899 г. в марксистском журнале «Neue Zeit», напечатана его первая статья «Ф. А. Ланге и критическая философия в их отношении к социализму».

В 1901 г. вышла его статья «Борьба за идеализм», закрепившая переход от позитивизма к метафизическому идеализму. Наряду с С. Н. Булгаковым, П. Б. Струве, С. Л. Франком Бердяев стал одной из ведущих фигур движения (веховство), которое впервые заявило о себе сборником статей «Проблемы идеализма» (1902), затем сборниками «Вехи» (1909) и «Из глубины» (1918), в которых резко отрицательно характеризовались революции 1905 и 1917 годов.

В 1913 году написал антиклерикальную статью, в защиту афонских монахов. За это он был приговорен к депортации в Сибирь, но Первая мировая война и революция помешали приведению приговора в исполнение. За последующие годы до своей высылки из СССР в 1922 г. Бердяев написал множество статей и несколько книг, из которых впоследствии, по его словам, по-настоящему ценил лишь две — «Смысл творчества» и «Смысл истории».

Участвовал во многих начинаниях культурной жизни Серебряного века, вначале вращаясь в литературных кругах Петербурга, потом принимая участие в деятельности Религиозно-философского общества в Москве. После революции 1917 года Бердяев основал «Вольную академию духовной культуры», просуществовавшую три года (1919—1922)

[4].

Жизнь в эмиграции

Дважды при советской власти Бердяев попадал в тюрьму. «Первый раз я был арестован в 1920 году в связи с делом так называемого Тактического центра, к которому никакого прямого отношения не имел. Но было арестовано много моих хороших знакомых. В результате был большой процесс, но я к нему привлечен не был». Во время этого ареста, как рассказывает Бердяев в мемуарах, его допрашивали лично Феликс Дзержинский и Вацлав Менжинский. Во второй раз Бердяева арестовали в 1922 году. «Я просидел около недели. Меня пригласили к следователю и заявили, что я высылаюсь из советской России за границу. С меня взяли подписку, что в случае моего появления на границе СССР я буду расстрелян. После этого я был освобожден. Но прошло около двух месяцев, прежде чем удалось выехать за границу»[5]. После отъезда (на так называемом «философском пароходе») Бердяев жил сначала в Берлине, где познакомился с несколькими немецкими философами: Максом Шелером, Кайзерлингом, Шпенглером. В 1924 он переехал в Париж. Там, а в последние годы в Кламаре под Парижем, Бердяев и жил до самой смерти. Принимал самое активное участие в работе Русского студенческого христианского движения (РСХД), являлся одним из его главных идеологов. Он много писал и печатался, с 1925 по 1940 гг. был редактором журнала «Путь», активно участвовал в европейском философском процессе, поддерживая отношения с такими философами, как Э. Мунье, Г. Марсель, К. Барт и др.

«В последние годы произошло небольшое изменение в нашем материальном положении, я получил наследство, хотя и скромное, и стал владельцем павильона с садом в Кламаре. В первый раз в жизни, уже в изгнании, я имел собственность и жил в собственном доме, хотя и продолжал нуждаться, всегда не хватало». В Кламаре раз в неделю устраивались «воскресенья» с чаепитиями, на которые собирались друзья и почитатели Бердяева, происходили беседы и обсуждения разнообразных вопросов и где «можно было говорить обо всём, высказывать мнения самые противоположные»[6].

Среди опубликованных в эмиграции книг Н. А. Бердяева следует назвать «Новое средневековье» (1924), «О назначении человека. Опыт парадоксальной этики» (1931), «О рабстве и свободе человека. Опыт персоналистической философии» (1939), «Русская идея» (1946), «Опыт эсхатологической метафизики. Творчество и объективация» (1947). Посмертно были опубликованы книги «Самопознание. Опыт философской автобиографии» (1949), «Царство Духа и царство Кесаря» (1951) и др.

«Мне пришлось жить в эпоху катастрофическую и для моей Родины, и для всего мира. На моих глазах рушились целые миры и возникали новые. Я мог наблюдать необычайную превратность человеческих судеб. Я видел трансформации, приспособления и измены людей, и это, может быть, было самое тяжелое в жизни. Из испытаний, которые мне пришлось пережить, я вынес веру, что меня хранила Высшая Сила и не допускала погибнуть. Эпохи, столь наполненные событиями и изменениями, принято считать интересными и значительными, но это же эпохи несчастные и страдальческие для отдельных людей, для целых поколений. История не щадит человеческой личности и даже не замечает её. Я пережил три войны, из которых две могут быть названы мировыми, две революции в России, малую и большую, пережил духовный ренессанс начала XX века, потом русский коммунизм, кризис мировой культуры, переворот в Германии, крах Франции и оккупацию её победителями, я пережил изгнание, и изгнанничество мое не кончено. Я мучительно переживал страшную войну против России. И я ещё не знаю, чем окончатся мировые потрясения. Для философа было слишком много событий: я сидел четыре раза в тюрьме, два раза в старом режиме и два раза в новом, был на три года сослан на север, имел процесс, грозивший мне вечным поселением в Сибири, был выслан из своей Родины и, вероятно, закончу свою жизнь в изгнании».

[7]

Умер Бердяев в 1948 г. в своём доме в Кламаре от разрыва сердца. За две недели до смерти он завершил книгу «Царство Духа и Царство Кесаря», и у него уже созрел план новой книги, написать которую он не успел[8].

Похоронен на кладбище Буа-Тардьё коммуны Кламар департамента О-де-Сен.

Основные положения философии

Наиболее выражает мою метафизику книга «Опыт эсхатологической метафизики». Моя философия есть философия духа. Дух же для меня есть свобода, творческий акт, личность, общение любви. Я утверждаю примат свободы над бытием. Бытие вторично, есть уже детерминация, необходимость, есть уже объект. Может быть, некоторые мысли Дунса Скота, более всего Я. Беме и Канта, отчасти Мен де Бирана и, конечно, Достоевского как метафизика я считаю предшествующими своей мысли, своей философии свободы.

 — Самопознание, гл. 11.

Во время ссылки за революционную деятельность Бердяев перешёл от марксизма («Маркса я считал гениальным человеком и считаю сейчас», — писал он позднее в «Самопознании») к философии личности и свободы в духе религиозного экзистенциализма и персонализма.

В своих работах Бердяев охватывает и сопоставляет мировые философские и религиозные учения и направления: греческую, буддийскую и индийскую философию, неоплатонизм, гностицизм, мистицизм, масонство, космизм, антропософию, теософию, Каббалу и др.

У Бердяева ключевая роль принадлежала свободе и творчеству («Философия свободы» и «Смысл творчества»): единственный механизм творчества — свобода. В дальнейшем Бердяев ввел и развил важные для него понятия:

  • царство духа,
  • царство природы,
  • объективация — невозможность преодолеть рабские оковы царства природы,
  • трансцендирование — творческий прорыв, преодоление рабских оков природно-исторического бытия.

Но в любом случае внутренней основой бердяевской философии являются свобода и творчество. Свобода определяет царство духа. Дуализм в его метафизике — это Бог и свобода. Свобода угодна Богу, но в то же время она — не от Бога. Существует «первичная», «несотворённая» свобода, над которой Бог не властен. Эта же свобода, нарушая «божественную иерархию бытия», порождает зло. Тема свободы, по Бердяеву, важнейшая в христианстве — «религии свободы». Иррациональная, «темная» свобода преображается Божественной любовью, жертвой Христа «изнутри», «без насилия над ней», «не отвергая мира свободы». Богочеловеческие отношения неразрывно связаны с проблемой свободы: человеческая свобода имеет абсолютное значение, судьбы свободы в истории — это не только человеческая, но и божественная трагедия. Судьба «свободного человека» во времени и истории трагична.

См. также

Книги

«Философия свободного духа» «О назначении человека»
  • «Философия свободного духа (Проблематика и апология христианства)» (1927)
  • «О назначении человека (Опыт парадоксальной этики)» Париж: Cовременные записки, 1931. — 318 с.
  • «Русская религиозная психология и коммунистический атеизм» Париж: Ymca-press, 1931. — 48 c.
  • «Христианство и классовая борьба» Париж: Ymca-press, 1931. — 139 с.
  • «Судьба человека в современном мире (К пониманию нашей эпохи)» (1934)
  • «Я и мир объектов (Опыт философии одиночества и общения)» Париж: Ymca-press, 1934. — 187 с.
  • «Дух и реальность (Основы богочеловеческой духовности)» (1935)
  • «Истоки и смысл русского коммунизма» (на нем. 1938; на рус. 1955)
  • «О рабстве и свободе человека (Опыт персоналистической философии)» Париж: Ymca-press, 1939. — 222 с.
  • «Самопознание (Опыт философской автобиографии)» (1940, изд. 1949)
  • «Творчество и объективация (Опыт эсхатологической метафизики)» (1941, изд. 1947)
  • «Экзистенциальная диалектика божественного и человеческого» Париж: Ymca-press, 1952. — 246 с. (1944—1945; на фр. 1947, на рус. 1952)
  • «Русская идея (Основные проблемы русской мысли XIX века и начала XX века)» (1946)
  • «Царство Духа и царство Кесаря» Париж: Ymca-press, 1951. — 165 c.
  • «Смысл истории (Опыт философии человеческой судьбы)» Париж: Ymca-press, 1969. — 269 c.
  • «Истина и откровение. Пролегомены к критике Откровения» (1946—1947; на рус. 1996)

Статьи

  • Berl. Mort de la morale bourgeoise// Путь. — 1931. — № 28. — С. 104—106
  • Come Hermann de Keyserling. Meditations sud-americains// Путь. — 1932. — № 36. — С. 89-93
  • E. Brunner. Gott und Mensch// Путь. — 1930. — № 24. — С. 122—124
  • Garrigou-Lagrange. La Providence// Путь. — 1932. — № 35. — С. 97-99
  • Heering Dieu et César// Путь. — 1933. — № 40. — С. 70-72
  • I. N. Danzas: L’itinéraire religieux de la conscience russe// Путь. — 1937. — № 51. — С. 74-76
  • J. Grenier. Essai sur l’espirit d’orthodoxie// Путь. — 1938. — № 57. — С. 84-86
  • Kirche, Volk und Staat. Stimmen aus der Deutschen Evangelichen Kirche zur Oxforder Weltkirchenkoferenz// Путь. — 1937. — № 54. — С. 74-76
  • Martin Buber// Путь. — 1933. — № 38. — С. 87-91
  • Pages choisies du P. Laberthonniere// Путь. — 1932. — № 32. — С. 103—105
  • Schmidhauser. Der Kampf um das geistige Reich// Путь. — 1933. — № 40. — С. 66-70
  • Антихристианская мысль (Цельс)// Путь. — 1926. — № 5. — С. 131—132
  • Асмус. Очерки истории диалектики в новой философии// Путь. — 1931. — № 27. — С. 108—112
  • Аура коммунизма// Новый Град. — 1936. — № 11. — С. 40-46
  • А. С. Хомяков и свящ. П. А. Флоренский// Символ. — Paris, 1986. — С. 227—236
  • Больная Россия// Духовный кризис интеллигенции. — СПб., 1910. — С. 84-94
  • Бунт и покорность в психологии масс// Духовный кризис интеллигенции. — СПб., 1910. — С. 73-83
  • В защиту А. Блока// Путь. — 1931. — № 26. — С. 109—113
  • Война и эсхатология// Путь. — 1939—1940. — № 61. — С. 3-14
  • Восток и Запад// Путь. — 1930. — № 23. — С. 97-109
  • Вселенскость и конфессионализм// Христианское воссоединение. — Paris, 1933. — С. 63-81
  • Два понимания христианства (к спорам о старом и новом в христианстве)// Путь. — 1932. — № 36. — С. 17-43
  • Два типа миросозерцания// Вопросы философии и психологии. — М., 1916. — 302—315
  • Декадентство и мистический реализм// Духовный кризис интеллигенции. — СПб., 1910. — С. 15-27
  • Дневник философа (Спор о монархии, о буржуазности и о свободе мысли)// Путь. — 1926. — № 4. — С. 176—182
  • Дневник философа (О духе времени и монархии)// Путь. — 1927. — № 6. — С. 110—114
  • Дневник философа (О средствах и целях, о политике и морали, о политике христианской и политике гуманистической, о двух пониманиях задач эмиграции).// Путь. — 1929. — № 16. — С. 82-94
  • Древо жизни и древо познания(Л. Шестов. «На весах Иова. Странствование по душам»)// Путь. — 1929. — № 18. — С. 88-106
  • Дух Великого Инквизитора (по поводу указа митрополита Сергия, осуждающего богословские взгляды о. С. Булгакова)// Путь. — 1935. — № 49. — С. 72-81
  • Духовное состояние современного мира// Путь. — 1932. — № 35. — С. 56-68
  • Евразийцы// Путь. — 1925. — № 1. — С. 134—139
  • Еще о христианском пессимизме и оптимизме (Ответ протоиерею С. Четверикову)// Путь. — 1935. — № 48. — С. 69-72
  • Жозеф же Местр и масонство// Путь. — 1926. — № 4. — С. 183—187
  • Журнал «Esprit» и духовно-социальные искания французской молодежи// Путь. — 1933. — № 39. — С. 78-82
  • Из психологии русской интеллигенции// Духовный кризис интеллигенции. — СПб., 1910. — С. 61-72
  • Из размышлений о теодицее// Путь. — 1927. — № 7. — С. 50-62
  • Из этюдов о Я. Беме. Этюд I. Учение об Ungrund// Путь. — 1930. — № 20. — С. 47-79
  • Из этюдов о Я. Беме. Этюд II. Учение о Софии и андрогине Я. Беме и русские софиологические течения.// Путь. — 1930. — № 21. — С. 34-62
  • Иллюзии и реальность в психологии эмигрантской молодежи// Путь. — 1928. — № 14. — С. 3-30
  • Искания социальной правды молодой Франции// Новый Град. — 1934. — № 9. — С. 56-64
  • Испанская трагедия перед судом христианской cовести// Новый Град. — 1939. — № 14. — С. 15-26
  • К вопросу об интеллигенции и нации// Духовный кризис интеллигенции. — СПб., 1910. — С. 129—137
  • К вопросу об отношении христианства к общественности// Духовный кризис интеллигенции. — СПб., 1910. — С. 209—220
  • К психологии революции// Духовный кризис интеллигенции. — СПб., 1910. — С. 40-60
  • Католичество и Action Francaise// Путь. — 1928. — № 10. — С. 115—123
  • Комедия первородного греха// Путь. — 1934. — № 44. — С. 68-72
  • Кошмар злого добра// Путь. — 1926. — № 4. — С. 103—116
  • Кризис интеллекта и миссия интеллигенции// Новый Град. — 1938. — № 13. — С. 5-11
  • Л. Троцкий. Моя жизнь// Новый Град. — 1931. — № 1. — С. 91-94
  • Лев Шестов и Киркегор// Современные записки. — 1936. — № LXII. — С. 375—382
  • Лев Шестов// Путь. — 1936. — № 50. — С. 50-52
  • Литературное направление и «социальный заказ»// Путь. — 1931. — № 29. — С. 80-92
  • Мережковский о революции// Духовный кризис интеллигенции. — СПб., 1910. — С. 102—119
  • Метафизическая проблема свободы// Путь. — 1928. — № 9. — С. 41-53
  • Многобожие и национализм// Путь. — 1934. — № 43. — С. 3-16
  • Н. Лосский «Свобода воли»// Путь. — 1927. — № 6. — С. 130—131
  • Н. А. Сетницкий. О конечном идеале// Путь. — 1932. — № 36. — С. 93-95
  • Наука о религии и христианская апологетика// Путь. — 1927. — № 6. — С. 50-68
  • Неотомизм// Путь. — 1925. — № 1. — С. 169—171
  • Нигилизм на религиозной почве// Духовный кризис интеллигенции. — СПб., 1910. — С. 201—208
  • Новая книга о Якове Беме// Путь. — 1926. — № 1. — С. 119—122
  • О гордости смиренных (ответ иеромонаху Иоанну)// Путь. — 1931. — № 31. — С. 70-75
  • О достоинстве христианства и недостоинстве христиан Париж, 1931 г.
  • О духовной буржуазности// Путь. — 1926. — № 3. — С. 3-13
  • О земном и небесном утопизме// Русская мысль. — М., 1913. — Год тридцать четвёртый, кн. IX. — С. 46-54
  • О литературном распаде// Духовный кризис интеллигенции. — СПб., 1910. — С. 138—152
  • О назначении человека. Опыт парадоксальной этики// Путь. — 1931. — № 29. — С. 94-95
  • О новейших течениях в немецкой философии. Гейдеггер// Путь. — 1930. — № 29. — С. 115—121
  • О профетической миссии слова и мысли. (К пониманию свободы)// Новый Град. — 1935. — № 10. — С. 56-65
  • О религиозном социализме (Книги Ragaz’а и Mounier)// Путь. — 1935. — № 49. — С. 86-91
  • О смене поколений и о вечном возвращении// Новый Град. — 1932. — № 5. — С. 36-42
  • О современном национализме// Русские записки. — 1938. — № 3. — С. 232—238
  • О социальном персонализме// Новый Град. — 1933. — № 49. — С. 44-60
  • О фанатизме, ортодоксии и истине// Русские записки. — 1937. — С. 180—191
  • О характере русской религиозной мысли XIX века// Современные записки. — 1936. — № LXII. — С. 309—343
  • О христианском пессимизме и оптимизме (По поводу письма протоиерея Сергия Четверикова)// Путь. — 1935. — № 46. — С. 31-36
  • О. Д Эрбиньи о религиозном образе Москвы в октябре 1925 г// Путь. — 1926. — № 3. — С. 145—147
  • Об авторитете, свободе и человечности (ответ В. Лосскому и о. С. Четверикову)// Путь. — 1936. — № 50. — С. 37-49
  • Обвинение Запада (О книге Масиса: «Defence de l’occident.»)// Путь. — 1927. — № 8. — С. 145—148
  • Обскурантизм// Путь. — 1928. — № 13. — С. 19-36
  • Опыт философского оправдания христианства// Русская мысль. — М., 1909. — Год тринадцатый, кн. IX. — С. 54-72
  • Ортодоксия и человечность. (Прот. Г. Флоровский. Пути русского богословия)// Путь. — 1937. — № 53. — С. 53-65
  • Основная идея философии Л. Шестова// Путь. — 1939. — № 58. — С. 44-48
  • Открытое письмо архиепископу Антонию// Духовный кризис интеллигенции. — СПб., 1910. — С. 299—304
  • Памяти Андрея Федоровича Карпова// Путь. — 1937. — № 54. — С. 72-73
  • Памяти Георгия Ивановича Черепанова// Путь. — 1936. — № 50. — С. 56-57
  • Памяти кн. Г. Н. Трубецкого// Путь. — 1930. — № 21. — С. 94-96
  • Памяти папы Пия XI// Путь. — 1939. — № 59. — С. 55-56
  • Парадоксы свободы в социальной жизни// Новый Град. — 1931. — № 1. — С. 59-66
  • Персонализм и марксизм// Путь. — 1935. — № 48. — С. 3-19
  • Письмо монархиста в редакцию журнала «Путь» и ответ Н. Бердяева// Путь. — 1926. — № 3. — С. 134—144
  • По поводу одной замечательной книги// Духовный кризис интеллигенции. — СПб., 1910. — С. 165—170
  • Познание и общение (ответ Н. Алексееву)// Путь. — 1934. — № 44. — С. 44-49
  • Правда и ложь коммунизма// Путь. — 1930. — № 31. — С. 3-34
  • Предсмертные мысли Фауста// Освальд Шпенглер и закат Европы. — М.: «Берег», 1922. — С. 55-72
  • Преодоление декадентства// Духовный кризис интеллигенции. — СПб., 1910. — С. 153—163
  • Проблема человека// Путь. — 1936. — № 50. — С. 3-26
  • Происхождение зла и смысл истории// Вопросы философии и психологии. — М., 1908., кн. V (95). — С. 441—479
  • Против максимализма// Духовный кризис интеллигенции. — СПб., 1910. — С. 95-101
  • Распря Церкви и государства в России// Духовный кризис интеллигенции. — СПб., 1910. — С. 221—233
  • Россия и Запад// Духовный кризис интеллигенции. — СПб., 1910. — С. 120—128
  • Русские богоискатели// Духовный кризис интеллигенции. — СПб., 1910. — С. 28-39
  • Русский духовный ренессанс начала XX в. и журнал «Путь» (к десятилетию «Пути»)// Путь. — 1935. — № 49. — С. 3-22
  • С. Франк. Непостижимое// Путь. — 1939. — № 60. — С. 65-67
  • Смертобожество// Путь. — 1927. — № 7. — С. 122—124
  • Социализм как религия// Вопросы философии и психологии. — М., 1906. — Год XVII, кн. V (85). — С. 508—545.
  • Социальный кризис культуры// Новый Град. — 1932. — № 3. — С. 46-53
  • Спасение и творчество (два понимания христианства)// Путь. — 1926. — № 2. — С. 26-46
  • Спор об антропософии// Путь. — 1930. — № 25. — С. 105—114
  • Ставрогин//Русская мысль. — Москва, 1914. — Год тридцать пятый, кн. V. — С. 80-89
  • Существует ли в православии свобода мысли и совести? (В защиту Георгия Федотова)// Путь. — 1939. — № 59. — С. 46-54
  • Съезд в Австрии// Путь. — 1927. — № 8. — С. 131—133
  • Три юбилея (Л. Толстой, Ген. Ибсен, Н. Федоров)// Путь. — 1928. — № 11. — С. 76-94
  • Утопический этатизм евразийцев// Путь. — 1927. — № 8. — С. 141—144
  • Философская истина и интеллигентская правда// Духовный кризис интеллигенции. — СПб., 1910. — С. 171—192
  • Христианство и антисемитизм// Путь. — 1938. — № 56. — С. 3-18
  • Христианство и революция// Новый Град. — 1937. — № 12. — С. 48-62
  • Христианство и социальный строй (Ответ С. Франку)// Путь. — 1939. — № 60. — С. 33-36
  • Царство Божие и царство кесаря// Путь. — 1925. — № 1. — С. 31-52
  • Церковная смута и свобода совести// Путь. — 1926. — № 5. — С. 42-54
  • Человек и машина (проблема социологии и метафизики техники)// Путь. — 1933. — № 38. — С. 3-37
  • Черная анархия// Духовный кризис интеллигенции. — СПб., 1910. — С. 193—198
  • Что такое человек? (Theodor Haecker. Was ist der Mensch?)// Путь. — 1935. — № 47. — С. 86-89

Литература

  • Л. И. Шестов, «Николай Бердяев (гнозис и экзистенциальная философия)»
  • В. В. Розанов, «На чтениях г. Бердяева»
  • Ал. Мень, Николай Александрович Бердяев, фонограмма
  • Свящ. Г. Кочетков, «Гений Бердяева и Церковь»
  • Шенталинский В. «Философский пароход»
  • Вениамин (Новик) Иг. «Мужество человека, публициста, философа» (К 50-летию земной кончины Николая Бердяева)
  • «Я понять тебя хочу, смысла я в тебе ищу…» (Н. А. Бердяев и оккультизм)
  • Райхельт, Штефан. Николай Бердяев в Германии 1920—1950. Исследование по истории влияния. (Отрывки из книги)// Coincidentia oppositorum. От Николая Кузанского к Николаю Бердяеву. — СПб.: Алетейя, 2010. — с.397—426.
  • Юрий Семёнов. О русской религиозной философии конца XIX — начала XX века
  • Шулятиков В. М. Критические этюды (о Бердяеве) // Курьер. — 1901. — № 201.
  • Свенцицкий В. П.Ответ Бердяеву (1907).

Примечания

  1. Даты жизни и творчества Николая Бердяева
  2. Н. А. Бердяев — интеллектуальная биография
  3. Бердяев Н. А. Автобиография // Бердяев Н. А. Самопознание. — М., 1991. — С. 351.
  4. «Я был её председателем, и с моим отъездом она закрылась. Это своеобразное начинание возникло из собеседований в нашем доме. Значение Вольной академии духовной культуры было в том, что в эти тяжелые годы она была, кажется, единственным местом, в котором мысль протекала свободно и ставились проблемы, стоявшие на высоте качественной культуры. Мы устраивали курсы лекций, семинары, публичные собрания с прениями».
  5. Бердяев Н. А. «Самопознание»
  6. Ставров П. Воскресенья в Кламаре // Бердяев Н. А. Самопознание. — М., 1991.
  7. Бердяев Н. А. Самопознание: (Опыт философской автобиографии). — М., 1991. — С. 9.
  8. Рапп Е. Ю. Запись о смерти Н. А. Бердяева / (Вступ. ст. и примеч. С. Г. Блинова, С. Д. Воронина, В. М. Мельникова, А. Л. Налепина, М. Д. Филина) // Российский Архив: История Отечества в свидетельствах и документах XVIII—XX вв.: Альманах. — М.: Студия ТРИТЭ: Рос. Архив, 1994. — С. 242—243. — [Т.] I.

Ссылки

Николай Бердяев - это... Что такое Николай Бердяев?

Никола́й Алекса́ндрович Бердя́ев (6 (18) марта 1874, Киев — 23 марта или 24 марта 1948, Кламар под Парижем) — религиозный русский философ XX века. В 1922 году был выслан из Советской России, с 1925 года проживал во Франции.

Биография

Семья

Н. А. Бердяев родился в дворянской семье. Его отец, Александр Михайлович Бердяев, был офицером-кавалергардом, потом киевским уездным предводителем дворянства, позже председателем правления киевского земельного банка; мать, Алина Сергеевна, урожденная княжна Кудашева, по матери была француженкой.

Образование

Бердяев сперва воспитывался дома, потом поступил во 2-й класс киевского кадетского корпуса. В 6-м классе оставил корпус «и начал готовиться на аттестат зрелости для поступления в университет. Тогда же у меня явилось желание сделаться профессором философии»[1]. В 1894 г. Бердяев поступил в Киевский университет — сначала на естественный факультет, но через год перешел на юридический.

Жизнь в России

Бердяев, как и многие другие русские философы рубежа XIX-XX веков, прошел путь от марксизма к идеализму. В 1898 г. за свои социал-демократические взгляды он был арестован (вместе с 150 другими социал-демократами) и исключён из университета (до этого он однажды уже подвергался аресту на несколько дней как участник студенческой демонстрации). Месяц Бердяев провел в тюрьме, после чего был освобождён; его дело тянулось два года и кончилось высылкой в Вологодскую губернию на три года, два из которых он провёл в Вологде, а один — в Житомире.

В 1898 г. Бердяев начал печататься. Постепенно он стал отходить от марксизма, в 1901 г. вышла его статья «Борьба за идеализм», закрепившая переход от позитивизма к метафизическому идеализму. Наряду с С. Н. Булгаковым, П. Б. Струве, С. Л. Франком Бердяев стал одной из ведущих фигур движения, которое впервые заявило о себе сборником «Проблемы идеализма» (1902), затем сборником «Вехи», в котором резко отрицательно характеризовалась русская революция 1905 года.

За последующие годы до своей высылки из СССР в 1922 г. Бердяев написал множество статей и несколько книг, из которых впоследствии, по его словам, по-настоящему ценил лишь две — «Смысл творчества» и «Смысл истории»; он участвовал во многих начинаниях культурной жизни Серебряного века, вначале вращаясь в литературных кругах Петербурга, потом принимая участие в деятельности Религиозно-философского общества в Москве. После революции 1917 года Бердяев основал «Вольную академию духовной культуры», просуществовавшую три года (1919–1922).[2]

Жизнь в эмиграции

Дважды при советской власти Бердяев попадал в тюрьму. «Первый раз я был арестован в 20 году в связи с делом так называемого Тактического центра, к которому никакого прямого отношения не имел. Но было арестовано много моих хороших знакомых. В результате был большой процесс, но я к нему привлечен не был». Во второй раз Бердяева арестовали в 1922 году. «Я просидел около недели. Меня пригласили к следователю и заявили, что я высылаюсь из советской России за границу. С меня взяли подписку, что в случае моего появления на границе СССР я буду расстрелян. После этого я был освобожден. Но прошло около двух месяцев, прежде чем удалось выехать за границу».

После отъезда (на так называемом «философском пароходе») Бердяев жил сначала в Берлине, где участвовал в создании и работе «Русского научного института». В Берлине Бердяев познакомился с несколькими немецкими философами — с Максом Шелером, Кайзерлингом, Шпенглером. В 1924 г. он переехал в Париж. Там, а в последние годы в Кламаре под Парижем, Бердяев и жил до самой смерти. Он много писал и печатался, с 1925 по 1940 гг. был редактором журнала «Путь», активно участвовал в европейском философском процессе, поддерживая отношения с такими философами, как Э. Мунье, Г. Марсель, К. Барт и др.

«В последние годы произошло небольшое изменение в нашем материальном положении, я получил наследство, хотя и скромное, и стал владельцем павильона с садом в Кламаре. В первый раз в жизни, уже в изгнании, я имел собственность и жил в собственном доме, хотя и продолжал нуждаться, всегда не хватало». В Кламаре раз в неделю устраивались «воскресенья» с чаепитиями, на которые собирались друзья и почитатели Бердяева, происходили беседы и обсуждения разнообразных вопросов и где «можно было говорить обо всём, высказывать мнения самые противоположные»[3].

Среди опубликованных в эмиграции книг Н. А. Бердяева следует назвать «Новое средневековье» (1924), «О назначении человека. Опыт парадоксальной этики» (1931), «О рабстве и свободе человека. Опыт персоналистической философии» (1939), «Русская идея» (1946), «Опыт эсхатологической метафизики. Творчество и объективация» (1947). Посмертно были опубликованы книги «Самопознание. Опыт философской автобиографии» (1949), «Царство Духа и царство Кесаря» (1951) и др.

«Мне пришлось жить в эпоху катастрофическую и для моей родины, и для всего мира. На моих глазах рушились целые миры и возникали новые. Я мог наблюдать необычайную превратность человеческих судеб. Я видел трансформации, приспособления и измены людей, и это, может быть, было самое тяжелое в жизни. Из испытаний, которые мне пришлось пережить, я вынес веру, что меня хранила Высшая Сила и не допускала погибнуть. Эпохи, столь наполненные событиями и изменениями, принято считать интересными и значительными, но это же эпохи несчастные и страдальческие для отдельных людей, для целых поколений. История не щадит человеческой личности и даже не замечает ее. Я пережил три войны, из которых две могут быть названы мировыми, две революции в России, малую и большую, пережил духовный ренессанс начала XX века, потом русский коммунизм, кризис мировой культуры, переворот в Германии, крах Франции и оккупацию ее победителями, я пережил изгнание, и изгнанничество мое не кончено. Я мучительно переживал страшную войну против России. И я еще не знаю, чем окончатся мировые потрясения. Для философа было слишком много событий: я сидел четыре раза в тюрьме, два раза в старом режиме и два раза в новом, был на три года сослан на север, имел процесс, грозивший мне вечным поселением в Сибири, был выслан из своей родины и, вероятно, закончу свою жизнь в изгнании».[4]

Умер Бердяев в 1948 г. в своём доме в Кламаре от разрыва сердца. За две недели до смерти он завершил книгу «Царство Духа и Царство Кесаря», и у него уже созрел план новой книги, написать которую он не успел.

Основные положения философии

Наиболее выражает мою метафизику книга «Опыт эсхатологической метафизики». Моя философия есть философия духа. Дух же для меня есть свобода, творческий акт, личность, общение любви. Я утверждаю примат свободы над бытием. Бытие вторично, есть уже детерминация, необходимость, есть уже объект. Может быть, некоторые мысли Дунса Скота, более всего Я. Беме и Канта, отчасти Мен де Бирана и, конечно, Достоевского как метафизика я считаю предшествующими своей мысли, своей философии свободы.Самопознание, гл. 11.

Во время ссылки за революционную деятельность Бердяев перешёл от марксизма к философии личности и свободы в духе религиозного экзистенциализма и персонализма.

В своих работах Бердяев охватывает и сопоставляет мировые философские и религиозные учения и направления: греческую, буддийскую и индийскую философию, неоплатонизм, гностицизм, мистицизм, масонство, космизм, антропософию, теософию, Каббалу и др.

У Бердяева ключевая роль принадлежала свободе и творчеству («Философия свободы» и «Смысл творчества»): единственный механизм творчества — свобода. В дальнейшем Бердяев ввел и развил важные для него понятия:

  • царство духа,
  • царство природы,
  • объективация — невозможность преодолеть рабские оковы царства природы,
  • трансцендирование — творческий прорыв, преодоление рабских оков природно-исторического бытия.

Но в любом случае внутренней основой бердяевской философии являются свобода и творчество. Свобода определяет царство духа. Дуализм в его метафизике — это Бог и свобода. Свобода угодна Богу, но в то же время она — не от Бога. Существует «первичная», «несотворённая» свобода, над которой Бог не властен. Эта же свобода, нарушая «божественную иерархию бытия», порождает зло. Тема свободы, по Бердяеву, важнейшая в христианстве — «религии свободы». Иррациональная, «темная» свобода преображается Божественной любовью, жертвой Христа «изнутри», «без насилия над ней», «не отвергая мира свободы». Богочеловеческие отношения неразрывно связаны с проблемой свободы: человеческая свобода имеет абсолютное значение, судьбы свободы в истории — это не только человеческая, но и божественная трагедия. Судьба «свободного человека» во времени и истории трагична.

Книги

Литература

Примечания

  1. Бердяев Н. А. Автобиография // Бердяев Н. А. Самопознание. М., 1991. С. 351.
  2. «Я был ее председателем, и с моим отъездом она закрылась. Это своеобразное начинание возникло из собеседований в нашем доме. Значение Вольной академии духовной культуры было в том, что в эти тяжелые годы она была, кажется, единственным местом, в котором мысль протекала свободно и ставились проблемы, стоявшие на высоте качественной культуры. Мы устраивали курсы лекций, семинары, публичные собрания с прениями».
  3. Ставров П. Воскресенья в Кламаре // Бердяев Н. А. Самопознание. М., 1991.
  4. Бердяев Н. А. Самопознание: (Опыт философской автобиографии). М., 1991. С. 9.

Ссылки

Wikimedia Foundation. 2010.

Почему у российской элиты нет органического единства

Чрезвычайная ситуация может придать голосу общества императивную жесткость

Николай Бердяев заложил
основы рассуждений об
отсутствии органического
единства в российской истории.
 Фото wikipedia.org
В «НГ» от 08.04.20 была опубликована статья Алексея Кивы «Почему у России нет органического единства истории». Бескомпромиссная точка зрения автора вызвала неоднозначную реакцию. Публикуем материал, полемизирующий с ней.

Свое мнение об отечественной истории Алексей Кива строит на выводе Николая Бердяева об отсутствии в ней органичного начала. С этим трудно согласиться. Органическое единство истории обеспечивает культура. Культурные традиции объединяют общество, формируя автоматизмы сознания и поведения, единство ценностей и установок. Это единство проявлялось в России в переломные моменты национально-государственной истории, в моменты, когда решались судьбы общества и государства. Отказать России в органичности истории – значит отказать ей в наличии культуры, достижения которой справедливо являются предметом нашей национальной гордости, объектом всемирного культурного наследия.

Николай Бердяев пришел к выводу об отсутствии органического единства в российской истории, в определенной мере исходя из классических идеалов Просвещения: линейного прогресса и эволюционизма. Сегодня обе эти идеи сданы в архив. К тому же такой взгляд оставляет без внимания тот факт, что освоение евразийского пространства обеспечило гегемонию русской культуры в имперский и советский периоды российской истории, сохранив в то же время культурное разнообразие этого пространства. При этом, несмотря на наличие в русской культуре, как и во всякой другой, консервативных идей и деструктивных начал, ее прогрессивное содержание и конструктивное влияние на иные народы и культуры общепризнанно.

Вопрос в том, какова природа этого органического единства, какие традиции доминировали в обществе на разных ступенях его истории. Основой этих традиций могут быть разные социальные слои, разные идеологии и системы ценностей, разные векторы развития, разное соотношение конструктивных или деструктивных начал, присутствующих в любой культуре. Ответ на него, как и на вопрос о сегодняшнем кризисе российской культуры и его последствиях, не может быть найден в готовом виде в философских концепциях прошлого, а требует интеллектуальных усилий, учитывающих современный уровень развития истории, философии и обществознания.

Не претендуя на полноту и законченность, обозначим контуры того, в чем выражается преемственность разных сторон российской культуры и истории. Прежде всего и элита общества, и масса россиян были сторонниками ценности государства и разделяли, хотя по-разному понимаемые, идеи патриотизма. Не случайно оборонительные войны в русской истории консолидировали общество: власть вынужденно отказывалась от давления на народ, а он, в свою очередь, забывал несправедливости, обиды и ошибки прошлого. Другое дело: завоевав победу, россияне, как правило, не могли в полной мере воспользоваться ее плодами. Это было вызвано также непрочностью национального согласия, эгоизмом элиты, глубиной раскола общества.

Осваивая гигантские просторы на востоке страны, русские и близкие к ним народы были открыты внешним влияниям, заимствовали опыт других культур, были терпимы к иным верованиям, уживаясь с ними на бытовом уровне. Не случайно в российской истории не было примеров масштабных религиозных и этнических войн и конфликтов, инициированных снизу. Открытость к заимствованию, пластичность повседневного уклада обусловили высокую адаптивную способность россиян к новым, часто экстремальным условиям. Явный приоритет неформальных практик (нравственных ценностей, обычаев), высокая оценка открытости и естественности поведения, выраженные в гостеприимстве и хлебосольстве, всегда воспринимались европейцами как одно из проявлений широты русской души. Это, конечно, создавало проблемы для распространения в России юридического мировоззрения и идеи законности, ограничивало масштабы солидарности и взаимопомощи близким кругом повседневного общения. Но деструктивная роль этих и других организационных особенностей российского уклада жизни выявилась в полной мере лишь в новой и новейшей истории, в то время как эмоциональная привлекательность простоты и комфортности общения имели крепкие повседневные корни и многовековую историю.

Не менее известно и другое ментально-культурное проявление широты русской души – нечувствительность к пределу, границе, отсутствие тормозов в любом начинании. Притягательность силы эмоций, чувств и страстей дополняются в русской культуре пренебрежением к норме, процедуре, технологии, предпочтении им разных форм прямого действия, в число которых входят не только произвол и насилие сверху, но и дерзкие инициативы снизу, челобитные обиженных, а также доносы, движимые самыми разными мотивами… Перечень культурных констант, преемственность которых прослеживается в отечественной истории, можно продолжить. Можно сказать, что особенность русской культуры и истории состоит в поразительном сочетании органичности (доминировании той или иной исторической традиции на определенном этапе истории) с противоречивостью, что естественно для общества с огромным культурно-историческим разнообразием.

Теперь о советском периоде российской истории и его культуре. С оценками Алексея Кивы этого периода и его результатов также трудно согласиться. По моему мнению, несмотря на радикализм идеологических деклараций и заявляемых публично-политических целей большевиков, по своей практике и результатам советский период в определенной мере органичен с другими периодами российской истории и культуры. Поставив своей целью утверждение справедливости, то есть реализации главной русской идеи и народной мечты, большевики абсолютизировали характерную для России тактику прямого – на практике насильственного – действия. Можно обосновывать эту абсолютизацию романтизмом первопроходцев, упрощенно представлявших задачи строительства нового общества, остротой классовой борьбы и ожесточенностью противников, нехваткой исторического времени и предельно сжатого межвоенного периода. Но очевидно и другое: неспособность большинства большевистского руководства овладеть рыночными методами управления экономикой, все та же нечувствительность к пределу – будь то нежелание искать компромиссы с крестьянством и интеллигенцией, быстро и своевременно выявлять и устранять допущенные ошибки или отказаться от максимализма лозунгов и догматизма мышления. Сегодня мы расплачиваемся за большевистскую эскалацию насилия и неоправданный нигилизм в культурном строительстве тотальной дискредитацией всех достигнутых в советский период результатов, а также самого социалистического проекта.

Следы прежних образцов политической культуры опыта буржуазии легко обнаружить во многих политических акциях и решениях большевиков. Это и военный коммунизм, под левыми лозунгами вынужденно копировавший опыт государственного регулирования в странах – участницах Первой мировой войны. Это и модель индустриальной модернизации, осуществленной, как и во второй половине XIX века, за счет русской деревни. Это и тактика внешней торговли с Западом (вспомним тезис, высказанный царским министром финансов Иваном Вышнеградским: «Сами не доедим, а вывезем! »). Это и реанимация церковной жизни, использование образов полководцев, символики и эмблематики императорской армии в годы Великой Отечественной войны. Наконец, это сталинская идея превращения советской средней школы в подобие императорской классической гимназии…

Помимо злободневных политических и идеологических задач эти заимствования были объективно обусловлены незавершенностью предыдущей стадии цивилизационного развития, предшествующего этапа индустриальной модернизации, когда советская власть должна была решать задачи, характерные для обществ зрелого капитализма. Совокупные результаты такой практики состояли в том, что сталинский социализм спас и сохранил государство во всем многообразии его институтов ценой деградации общества и извращения социалистического проекта социального переустройства. Не случайно на постсталинском этапе социалистического развития коллективистские структуры колхозного строя деградировали до уровня общинных, социалистические трудовые коллективы доказали свою полную недееспособность, как только получили все права по перестроечному Закону о трудовых коллективах, а социалистическая демократия так и не стала качественно новой по содержанию, оставаясь декорацией авторитарной власти КПСС. Собственно, эта внутренняя эрозия советского государственного социализма и стала прелюдией деградации, а затем и предательства высшего политического руководства и управляющей элиты.

С точки зрения решения советской властью цивилизационных задач индустриального развития следует указать на две важнейшие задачи культурной модернизации, решенные в советскую эпоху. Масштаб и значение этих задач, как показала история перестройки и постсоветских рыночных реформ, все еще не осознаны ни политической, ни интеллектуальной элитой нашего общества. Речь идет, во-первых, о превращении СССР в городское общество, о кардинальном и необратимом изменении соотношения городского и сельского населения, всей поселенческой структуры и культуры общества. Дело не только о появлении в СССР мегаполисов и городов-миллионников с развитым промышленным, научным и культурным потенциалом и новым недеревенским образом жизни. Речь идет о том, что средние и малые города стали позитивно влиять на образ жизни и развитие все большего ареала сельских территорий. Сегодня, не замечая пагубности сложившегося еще в советское время отставания инфраструктуры городов-миллионников от потребностей их развития и фактическую деурбанизацию городской среды в российской провинции, мы все доступные ресурсы бросили на создание в Москве и отчасти в Петербурге европейского уровня комфортной городской среды. Элита, как и раньше, захотела, создав островок «западной» цивилизованности, отделить себя от «отставшего» общества. Такая политика не только опасно углубила социальные различия, она лишила российские мегаполисы и крупные города шанса стать не номинальными, а реальными центрами технологических инноваций, экономических и социальных реформ, культурной модернизации.

Вторым результатом советской культурной модернизации было формирование советской массовой культуры, ориентированной на культурные и смысложизненные ценности интеллигенции. Сама советская интеллигенция, привыкшая к положению оппонирующего официозу культурного авангарда, настолько увлеклась ставшими ей доступными в конце 1980-х годов западными культурными модами и стандартами, что не заметила полной утраты своих позиций в отечественной массовой культуре. Вместе с ролью культурного гегемона советская интеллигенция, за исключением элитарной, навсегда утратила и свой прежний социальный статус. Сегодня роль законодателей мод в массовой культуре играют ценности и стандарты англосаксонской массовой культуры, а также дворово-криминальной субкультуры с их псевдомолодежным жаргоном, юмором, символикой, стандартами моды, поведения и общения. Старшие поколения 30–40-летних, стремясь максимально продлить стремительно уходящую молодость, часто с упоением копируют элементы молодежно-криминальной субкультуры.

Смена лидерства в культурной политике и ее вектора сказалась не только на сфере досуга и коммуникации. Она породила идеологию избыточности советского образования, неэффективности советского здравоохранения и соответствующую социальную политику государства. Эпидемия коронавируса стала моментом истины для государственной политики в сфере здравоохранения. Сферы школьного и вузовского образования еще ждут своего часа икс. Но дело не только в этом. Современная массовая культура формирует личность не активного работника или инноватора рыночного типа (о способности к творчеству мы вообще не говорим), а типичного потребителя и исполнителя-троечника, лишенного мотивации достижений. Достижения в учебе не нужны, поскольку знания не гарантируют достойный доход, а достижения в труде никак не ведут к социальным лифтам и попаданию если не в элиту или в престижные корпорации, то хотя бы в средний класс. Соблазн модного досуга, иждивенческого потребления, построенных на игре и имитации, ведет к формированию психологических комплексов и зависимостей, росту неустойчивости психики, а в перспективе – к девиантному поведению. Рост социальных патологий, девиации и криминализация культуры повседневности – закономерные следствия формирования в современной России потребительского общества. Российское общество все больше поражается социальными патологиями, утрачивая черты здорового организма.

Ну а теперь подведем итоги. Вектор культурной преемственности в современных обществах не столько формируется стихийно, сколько задается социальным управлением. Управляющая элита еще в советское время ощутила вкус социальных привилегий и комфорт жизни при полной бесконтрольности снизу. Обновив свой состав и легализовав свое господствующее положение в 1990-е годы, российская элита принялась, не стесняясь, усиленно эксплуатировать наемный труд и жить на широкую ногу, открыто демонстрировать свою вседозволенность и властный произвол. Серьезные системные, социально ориентированные реформы не в интересах элитарного большинства. Оно и так хорошо устроилось. Другие силы в российской элите пока себя не обнаружили.

Ограниченность в средствах и несамостоятельность большинства наемных работников, бедность и зависимость от власти значительной части граждан, потребительские ценности, господствующие в обществе, создают благоприятную почву для патернализма, традиции которого у нас имеют многовековую историю, не прерывавшуюся и в советский период. Свобода в этой традиции есть главным образом у патрона, а ответственность – у клиента. К тому же в российской политической культуре веками формировалась традиция, допускавшая любые компромиссы внутри элиты и исключавшая как признак слабости компромиссы власти с народом. В этой ситуации добровольный рациональный компромисс интересов элиты и народа нереален. Патрон диктует клиенту условия поведения или торгуется с ним, а не договаривается о правилах и условиях совместного общежития. К компромиссу российскую элиту можно только принудить организованной демонстрацией своих интересов или акциями протеста.

Факт, что следование традиции патерналистского господства, установке на обеспечение собственного комфорта и продавливание выгодных решений любой ценой ставит вопрос о господстве самой элиты, а, возможно, и о сохранении российского общества и единого государства, пока не осознан российскими верхами. В этом отрыве от реальности общества и культуры, доминирующей за пределами столиц, в неукротимом желании замкнуться в своих собственных культурных стандартах проявляется утрата российской элитой своей органичности, своего морального права на доверие общества и на руководство им. Но традицию элитарного эгоизма в век информационной открытости, всеобщих связей и сетевых зависимостей придется менять.

В оценке опасности и тупиковости этой традиции, потери представителями российской элиты адекватности оценок ситуации я согласен с Алексеем Кивой. Пока российское общество терпит и просит, но не требует. Стоит ли ждать, когда чрезвычайная ситуация или стечение обстоятельств придадут голосу общества императивную жесткость, а воле его альтернативных лидеров ультимативную бескомпромиссность? 

Николай Бердяев – биография, фото, личная жизнь, философия

Биография

Николай Бердяев – выдающийся мыслитель, чья философия сочетала подходы Канта и Шопенгауэра, противник избранности и сторонник личностной свободы. Будучи человеком религиозным, считал, что и коммунизм, и фашизм предполагают отречение от моральной и религиозной совести. Его идеи, высказанные на заре 20 века, настолько актуальны, что цитаты из сочинений философа использовал в послании к российскому парламенту глава государства.

Детство и юность

Николай родился в марте 1874 года под Киевом, в родовом имении, пожалованном прадеду императором Павлом I. Семья была аристократическая. Отец Александр Михайлович – потомок татарских князей Бахметьевых. Предки матери Александры Сергеевны, в девичестве Кудашевой - представители древних родов Мнишек, Потоцких и даже короля Франции Луи VI.

Николай Бердяев в детстве со своей мамой

Николай и старший брат Сергей получили начальное домашнее образование, владели несколькими иностранными языками. Подросший Коля учился во Владимирском и Киевском кадетских корпусах. Затем, согласно семейной традиции, должен был поступить в пажеский корпус, но предпочел заняться самообразованием. В 1894-м Бердяев получил аттестат зрелости Киево-Печерской гимназии.

В том же году Николай поступил в Университет Святого Владимира, на физико-математический факультет, через год перевелся на юридический. Но получить диплом учебного заведения Бердяеву не довелось: за участие в студенческом марксистском кружке саморазвития и Киевском «Союзе борьбы за освобождение рабочего класса» его исключили из университета. До этого молодого человека уже дважды арестовывали за участие в антиправительственных демонстрациях.

Николай Бердяев в молодости

В 1900 году Николая выслали в Вологодскую губернию под полицейский надзор. Там молодой философ написал книгу «Субъективизм и индивидуализм в общественной философии». Известный публицист и экономист Петр Струве перед своим отъездом в Германию подготовил к ней предисловие. Бердяев вступил в организованное Струве с соратниками политическое движение «Союз освобождения».

Биография Бердяева отражала время, в котором он жил: революционное движение, поиски новых идеалов, метание из крайности в крайность. Николай Александрович стал свидетелем и одним из творцов того процесса, который назвал «русским ренессансом начала ХХ века».

Философия

Философские воззрения Николая Бердяева основывались на отрицании или, во всяком случае, критике телеологии и рационализма. Эти концепции, с его точки зрения, разрушительно влияют на свободу личности, а именно в освобождении личности заключается смысл существования.

Николай Бердяев в молодости

Личность и индивидуум – понятия противоположные. Мыслитель полагал, что первая – это категория духовная, этическая, вторая – природная, часть общества. Личность по сути своей не поддается влиянию и не относится ни к природе, ни к церкви, ни к государству. Свобода для Бердяева – это данность, она первична по отношению к природе и человеку, независима от божественного. Если же она нарушает «божественную иерархию бытия», появляется зло.

В работе «Человек и машина» рассматривает технику как способ освобождения духа человека, но опасается, что может произойти подмена ценностей, и человек лишится духовности и доброты. И тогда возникает вопрос, а что же подарят будущему миру люди, лишенные этих качеств. Ведь духовность – это не только связь с Богом, это в первую очередь связь с миром и то, как человек отражает этот мир через самого себя.

Философ Николай Бердяев

Возникает парадокс. Технический прогресс двигает вперед культуру, искусство, меняет нравственные устои. Да и жизнь есть движение вперед. С другой стороны, чрезмерное поклонение техническим новшествам лишает человечество стимула в достижении культурного прогресса. И здесь снова поднимается тема свободы духа

В начале своих философских изысканий Николай Александрович восхищался идеями Карла Маркса. Однако позднее, размышляя о развитии коммунистических идей в России, в книге «Истоки и смысл русского коммунизма» прямо заметил, что одного марксизма в данном случае недостаточно.

Портрет Николая Бердяева

В труде «Русская идея» философ попытался ответить на вопрос, что же это такое – таинственная русская душа. Бердяев использует яркие образы и аллегории, исторические параллели и афоризмы. В качестве примеров приводятся события широких временных рамок – от протопопа Аввакума до Владимира Ленина, от крещения Руси до Октябрьской революции.

По Бердяеву, русский народ не склонен слепо следовать догмам закона, куда больше смысла и веса вкладывается в содержание, чем в форму. Идея «русскости» заключается в «свободе любви в глубоком и чистом смысле слова».

Личная жизнь

Жена Бердяева, Лидия Юдифовна Трушева, происходила из семьи знатного юриста, почетного гражданина Харькова. Девушка получила образование в пансионе в Швейцарии, а после того как вместе с сестрой Евгенией провела месяц в тюрьме по подозрению в политической деятельности, мать отправила их в Париж, в Русскую высшую школу общественных наук.

Николай Бердяев и его жена Лидия

На момент знакомства с Бердяевым Лида состояла в браке с потомственным дворянином и сторонником социал-демократических идей Виктором Раппом. Этому веянию поддалась и Трушева. После очередного ареста Лидию с мужем выслали из Харькова в Киев, где в феврале 1904 года она познакомилась с Николаем.

Осенью того же года Бердяев предложил женщине уехать с ним в Петербург, и с тех пор пара больше не расставалась. Однако Лида и Николай не жили как муж и жена в традиционном смысле, а, по словам сестры Трушевой – Евгении, как «первые апостолы», словно брат с сестрой. 

Гораздо больше смысла Бердяевы вкладывали в брак духовный. Об этом писала в дневниках и Лидия Юдифовна, подчеркивая, что ценность их союза заключалась в отсутствии «чего бы то ни было чувственного, телесного, к которому относимся и всегда относились с одинаковым презрением».

Николай Бердяев с женой и друзьями

Сферой деятельности для себя Лида избрала благотворительность, помогала Николаю в работе, делала корректурную правку его трудов. Не чуждо было Бердяевой и творчество – писала стихи и заметки, но печататься не стремилась.

В 1922-м семья Бердяевых уехала из страны. Выслали Николая Александровича, а Лидия, конечно же, не могла оставить его одного. К тому же в 1917-м она сменила веру – перешла в католичество, в советской России начинались преследования католиков. Поначалу Бердяевы, а также мать и сестра Лиды жили в Берлине, потом перебрались во Францию, где друг семьи Флоранс Вест оставила в наследство дом. Там Николай написал автобиографию «Самопознание», которая вышла в свет после его смерти.

Смерть

Русский философ умер на чужбине, в пригороде Парижа - Кламаре, в марте 1948 года. За три года до этого от рака скончалась Лидия Юдифовна. По дому помогала ее сестра Евгения. Она и нашла Бердяева в кабинете за письменным столом. До последней минуты мыслитель работал – готовил рукопись книги «Царство духа и царство кесаря».

Могила Николая Бердяева

Дом Николай Александрович завещал Русской православной церкви за рубежом. Отпевание по православному обычаю провели несколько священников. Они лично знали Бердяева и захотели проводить его в последний путь. На могиле философа установлен всего лишь обычный крест.

Библиография

  • 1909 – «Вехи»
  • 1913 – «Гасители духа»
  • 1915 – «Душа России»
  • 1918 – «Из глубины»
  • 1924 – «Новое средневековье»
  • 1931 – «Христианство и классовая борьба»
  • 1931 – «Русская религиозная психология и коммунистический атеизм»
  • 1934 – «Я и мир объектов (Опыт философии одиночества и общения)»
  • 1939 – «О рабстве и свободе человека. Опыт персоналистической философии»
  • 1940 – «Самопознание»

Философ Николай Александрович Бердяев (1874–1948): биография кратко, годы жизни, деятельность: историческая правда России от РВИО

70 лет назад, 23 марта 1948 года, не стало одного из величайших русских философов и религиозных мыслителей, представителя золотого века русской философии Николая Александровича Бердяева. 

Обращенный к метафизическому

Николай Александрович родился 18 марта (н. ст.) 1874 года и происходил из дворянского рода Бердяевых, известного традициями офицерской службы. Бабушка Бердяева по материнской линии принадлежала к старинному французскому графскому роду Шуазёль-Гуфье. Как было принято у русских дворян XIX века, Николай Александрович получил домашнее образование. Обучался в Киевском кадетском корпусе, проникся философией и поступил в университет. В 1897 году, во время волны студенческих беспорядков, Бердяева, как участника, арестовали и сослали в Вологду. Постепенно Бердяев стал играть одну из важнейших ролей в движении, выступавшем с критикой взглядов революционно настроенной интеллигенции. Вместе с тем он считал себя социалистом, близким по взглядам к социал-демократам, но те не принимали его устремленности к трансцендентному, обращенности к метафизическому идеализму.

 

Эмиграция

Царская власть Бердяева не жаловала. В 1914 году он едва избежал ссылки в Сибирь за свою статью, написанную в защиту афонских монахов годом ранее. Ситуацию «спасла» начавшаяся Первая мировая война, а затем революция. Отношения у Бердяева, всегда стремившегося к свободе, как он ее понимал, с советской властью тоже не заладились. Его дважды арестовывали, а в 1922 году выслали первым рейсом «Философского парохода». Наблюдать за страшной войной 1941–1945 годов против СССР Бердяеву пришлось из оккупированной гитлеровцами Франции. К 1948 году философа семь раз номинировали на Нобелевскую премию по литературе. В 1946 году ему дали советское гражданство, однако умер Николай Александрович в эмиграции, за своим рабочим столом в доме во французском городе Кламар, где он жил с 1924 года.

Философия

В основе философии Бердяева лежат свобода и творчество. Это связано с тем, что он определял христианство как «религию свободы». Он очень тосковал по отсутствию в русской культуре рыцарского начала, из-за которого, как Бердяев считал, в России произошло ослабление мужского начала, и видел в этом причину многих русских бед. Бердяев называл это «вечно бабьим в русском характере», имея в виду пассивность, ожидание того, что придет некто сильный и все устроит. Как религиозный мыслитель Бердяев однажды отметил, что прийти к голодному человеку и начать проповедовать ему Духа Святого – это оскорбление для Духа Святого. Человека надо сначала накормить, иначе слова ничего не будут стоить, голодный их не услышит. Это и есть понимание рыцарского начала Бердяевым. Внутренний мир для Николая Александровича всегда был важнее, чем мир внешний – «мир объективации», как он его называл. Любовь и свобода, по Бердяеву, две важнейшие вещи в жизни, но они подчас вступают в страшный и неразрешимый конфликт.

Портрет Александра Николаевича Бердяева (1779-1824)

Описание
Доу, Джордж (английский художник; 1781-1829).
    Портрет Александра Николаевича Бердяева (1779-1824) [Изоматериал]. - Электрон. дан. (254 Кб). - (Санкт-Петербург: Государственный Эрмитаж , 2003). - 1 файл : цв. -
Портрет. Холст, масло. 70х62,5 см. Не позднее 1827 г.. - Электронная репродукция картины из Военной галереи 1812 года Государственного Эрмитажа, Санкт-Петербург. Фотографы: Н. Н. Антонова, Ю. А. Молодковец, И. Э. Регентова.
Портрет поясной, поворот лица 1/3 влево, в военном мундире. - Изображение предоставлено Государственным Эрмитажем (Санкт-Петербург) для коллекций "Отечественная война 1812 года" и "Россия в лицах", без права публикации в других изданиях, как печатных, так и электронных.
Генерал-майор, в 1812 году командовал 15-й бригадой 5-й кавалерийской дивизии в составе кавалерийского корпуса К. О. Ламберта 3-й Резервной Обсервационной (с 18 сентября 1812 г. после объединения с Дунайской армией — 3-й Западной) армии. Был в арьергардных делах, в боях при занятии Бреста, под Кобрином, Слонимом, в Березинской операции. Награждён орденом Св. Анны 1-й степени. - Биографию А. Н. Бердяева см.: Википедия — свободная энциклопедия, статья "Бердяев, Александр Николаевич". - Использованы материалы Интернет-проекта «1812», раздел «Военная галерея Зимнего Дворца» (подготовлено к публикации Подмазо А. А., 2003) (http://www.museum.ru/museum/1812/Persons/VGZD/index.html) .
1. Бердяев, Александр Николаевич (1779 - 1824) -- Портреты. 2. Государственный Эрмитаж. Военная галерея 1812 года (Санкт-Петербург, город) -- Экспонаты. 3. Доу, Джордж (1781 - 1829). Портреты. 4. Отечественная война 1812 года (коллекция). 5. Россия в лицах (коллекция). 6. Портретная живопись.
ББК 63.3(2)521.1-686я61
Источник электронной копии: Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург
Место хранения оригинала: Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург

Бердяев (Бердяев) Электронная библиотека и указатель

Бердяев Н.А. (Бердяев)

. .

(1874-1948)

Бердяев Онлайн Библиотека Библиотека

из
Электронный текст в Интернете Статьи с по Бердяев

и
Электронный текст в Интернете Статьи о Бердяев


НОВОЕ ИЗДАНИЕ : (публикации frsj)
БЕРДЯЕВ Новая книга - "The Философия свободы »(2020) (кл.5)
1-й английский Перевод книги Бердяева 1911 г. " "
(ISBN-13: 9780999197943 / ISBN-10: 0999197940 ) - Переплет
(ISBN-13: 9780999197950 / ISBN-10: 0999197959 ) - Мягкая обложка
Вид: «Стол» содержания »... "Описание"... "Вперед"... 280 страниц (30.03.20)

БЕРДЯЕВ Новая книга - "Sub specie" aeternitatis:
Статьи Философские, социальные и литературные (1900–1906) » (2019) (Кл.3)
1-й английский перевод книги Бердяева 1907 г. "Sub specie aeternitatis "
(ISBN-13: 9780999197929 / ISBN-10: 0999197924) - Твердый переплет
(ISBN-13: 9780999197936 / ISBN-10: 0999197932 ) - Мягкая обложка
Просмотр: "Таблица содержания »... "Описание"... 472 страницы (24.03.19)

БЕРДЯЕВ Новая книга - " Кризис искусства »(2018)
1-й английский перевод книги Бердяева 1918 г. " « (расширено до 9 статей)! ...
(ISBN-13: 9780996399296 / ISBN-10: 0996399291 ) - Твердый переплет
(ISBN-13: 9780999197905 / ISBN-10: 0999197908 ) - Мягкая обложка
Просмотр: "Таблица из Содержание »... "Описание"... 152 страницы (13.07.18)

БЕРДЯЕВ Новая книга - «Верхом». в Бездна войн и революций:
Статьи 1914-1922 " (2017)
1-й английский перевод большого сборника / сборника из 98 статей Бердяева !! ...
(ISBN-13: 9780996399272 / ISBN-10: 0996399275 ) - Твердый переплет
(ISBN-13: 9780996399289 / ISBN-10: 0996399283 ) - Мягкая обложка
Вид: "Таблица содержания »... "Описание"... 742 страницы (24.07.17)

БЕРДЯЕВ Новая книга - «Алексей. Степановича Хомякова »(2017)
1-й английский перевод Бердяева 1912 г. " "
(ISBN-13: 9780996399258 / ISBN-10: 0996399259 ) 224 страницы (5.08.17)
(ISBN-13: 9780999197912 / ISBN-19: 0999197916) - Мягкая обложка (01.08.18)
Просмотр: "Таблица содержания »... "Описание"...

БЕРДЯЕВ Новая книга -- "Судьба России »(2016)
1-й английский перевод книги Бердяева 1918 г. Судьба России "
(ISBN-13: 9780996399241 / ISBN-10: 0996399240 ) 254 страницы (15.10.16)
Просмотр: "Таблица содержания »...

Новая книга по теме Бердяева: (2016)
Э.Скобцова (Мать Мария): "The Горнило Сомнений - Хомяков,
Достоевский, Соловьев, В поисках синтеза, четыре произведения 1929 года »
(ISBN-13: 9780996399234 / ISBN-10: 0996399232 ) 166 страниц (20.05.16)
1-й Английский перевод ... frsj Publications.
Просмотр: "Таблица из Содержание »...

Новая книга, относящаяся к Бердяеву:
Пт.Александр Мень: «Русский Философия религии: лекции 1989–1990 »(2015)
1-й английский Перевод - Опубликовано в 25-летие памяти отца Менья. Память
(ISBN-13: 9780996399227 / ISBN-10: 0996399224 ) 214 страниц ... (14.07.15)
(ISBN-13: 9780996399265/ ISBN-10: 0996399267) - Мягкая обложка (27.06.17)
Просмотр: "Таблица из Содержание »...

БЕРДЯЕВ Новая книга " Философия неравенства »(2015)
1-й английский Перевод книги Бердяева 1918/1923 « Философия неравенства ».
(ISBN-13: 9780996399203 / ISBN-10: 0996399208 ) 406 страниц (04.06.15)
Просмотр: "Таблица содержания »...

БЕРДЯЕВ Новая книга " Духовный кризис интеллигенции »(2014/2015)
Пересмотрено 1-й английский перевод произведения Бердяева 1910 г. " Духовный" кризис интеллигенции "
(ISBN-13: 9780996399210 / ISBN-10: 0996399216 ) 346 страниц (19.06.15)
Просмотр: "Таблица из Содержание »...

( N.B. Предложение - для "Книги" Описание »и лучшие цены в Интернете на эти книги
Выполняйте поиск по номеру ISBN-13 или ISBN-10 #
на Amazon. / Barnes & Noble / bookfinder.com и т.д ....

( вопросов / дополнительная информация на эти тексты "frsj Publications": пожалуйста. Свяжитесь с ...)



Что Новый

Русский религиозный философ Николай Александрович Бердяев (Бердяев) был
плодовитым писателем, оба до изгнания из России в 1922 году. а затем на Западе
до его смерти в 1948 году.

Издательство ИМКА 1978 г. "Бердяевская библиография". Тамара Клепинина перечисляет всего
из 483 книг и статей Бердяева, не считая «без подпись »или под псевдонимом
. Значительная часть этого корпуса или произведений по-прежнему трудно найти,
даже на русском языке, и остается непереведенным на английский. Но Интернет внес за
коренные изменения. Многое из того, что было недоступно, постепенно становится доступным, но
разбросаны по всему миру и обнаруживаются часто только случайно.Следовательно нужно попытаться
«навести порядок в хаос», - по примеру поданного человечества шаги
Божественного Лорда (хотя некоторый хаос необходим для жизни судьба) ...

Бердяев английский Библиография произведений - исправленная версия 1998 г., предоставляет хронологический список
сочинений Бердяева, переведенных на Английский язык: сюда входят
книг и журнальных статей, написанных « на » Бердяева, и Первичная Книги написаны
« около » Бердяева на английском языке.

(.) - Библиография
русских произведений Бердяева (включая также Электронный текст транскрипции), нашего
уважаемого московского коллеги Якова Кротова, который также находится в процессе размещения
Парижской редакции Бердяева Российский религиозно-философский журнал «Путь».
См. Также его страницу в Кротовской Библиотеке, на русском, английском и итальянском языках, с добавлением
дополнительных материалов по Бердяеву, о.А. Мень и многое другое.

Бердяев английский Веб-страница - наш уважаемый американский коллега Дирк Келдер.
Настоящая веб-страница предназначена как «Дополнительные ресурсы Приложение »к этому
топ-уровня и неплохой Бердяев. Домашняя страница.

Другие первичные электронные текстовые сайты для " by " Бердяев Работы, помимо настоящего сайта,
(преимущественно на русском языке): Христианская литература, и "" -- также
-----------------------------------
Одинблаго.RU !!! - (этот последний сайт имеет отличный и обширный Онлайн-подборка
работ, не только многих крупных деятелей России. Религиозная философия, но также
довольно много других аспектов значительного материала православных Церковь, например "Журнал Положить ").
------------------------------------
Emigrantika.ru/rusparis !!! - этот примерный сайт содержит актуальные копии в формате .pdf из обширной коллекции
эмигрантских парижских российских журналов, отражающий широкий спектр интеллектуальных
литературных и культурных предложений как более, так и менее известных цифры, а не только Бердяев...
N.B. : Используйте наш « Бердяев_РусПарис_Ключ » к найдите 28 статей Бердяева
, встроенных в потрясающую коллекцию Emigranta.ru/rusparis ...

Бердяев Книга Источники - заядлый ученик Бердяева может пожелать внимательно прочтите этот
в материалах по обеспечению безопасности, будь то английский или русский язык, недоступен В Интернете или где-то еще.
Обновлено с 19 августа 2005 г. по 2017 г. ...

Париж русский Религиозно-философский журнал Путь (): Статья Доступны оттиски и полный
Тематический / Именной указатель!



БЕРДЯЕВ ИНДЕКСЫ ОНЛАЙН :

Онлайн Показатель произведений автора Бердяев (Бердяев) .

Интернет-указатель Бердяева, насчитывающий более 350 наименований. (на английском, русском, немецком) в настоящее время перечислено
с активными ссылками ... в различных аспектах русского языка Религиозная философия ...

Онлайн Показатель Работ с Бердяев (Бердяев ) .

4 Статьи К. Бамбауэра о похоронах (26 марта 1948 г.), Вселенский
и Европейские контакты Бердяева (Бердяева)...
К. Бамбауэр "Письма Николая Бердяева Фрицу Либу"
" Памяти Клауса Бамбауэра " (Vr. M Knechten) (английский / немецкий)

Бердяев Статьи Пт. А. Мень (Russ / Engl) и Г. Кочетков (Russ / Engl),
Л. Шестов, О. Волкогонова, М. Сергеев, Д. Лисин и другие ...

статей в перевод (отец А. Смиренский) 1901-1903 гг. Религиозно-философский
между интеллигенцией и церковью (В.Новик, О Клинг) ...
Отец Михаэль Кнехтен «Праведник преподобный Алексей Мечев» - Бердяева
отец-духовник в России, канонизирован в 2000 году! ...

Интернет-указатели на другие русские Религиозно-философские мыслители

Работа на будущее ...

Новые онлайн-статьи Бердяева и Переводы:
(в хронологическом Кодирование по году первой публикации и T.Клепинина Присвоен- #)

(1904-110 (3) А. С. Хомяков в роли философа (100-летие со дня рождения).

(1905–115 (3) В Катехизация марксизма.

(1905–118 (3) Культура и политика. Философия новейшей истории России.

(1905-120 (3) К. Леонтьев - философ реакционного романтизма.

(1906-ххх) Капитал Наказание и убийство.

(1906–126 (3) В История и психология русского марксизма.

(1906-130 (3) Касательно Воля народа ..

(1907–131 (4)) русский Богоискатели.

(1907-135 (4)) Нигилизм на религиозной почве.

(1907-138 (4)) Декадентизм и мистический реализм. .

(1908–149 (4)) Христос и мир (Ответ В.В. Розанов). .

(1908–151 (4)) Католик Модернизм и кризис
г. Современное сознание.

(1909–157 (4)) Касательно Замечательная книга (О. Вейнингер).

(1909–158 (4)) Пытаться при философском обосновании христианства.
Относительно в Книга В. Несмелова "Наука о человеке".

(1911-053) В Проблема Востока и Запада в религиозном сознании
из Вл.Соловьев.

(1912-054) В Ветхий и Новый Завет в религиозном сознании
г. Л. Толстого.

(1913–170) Касательно Земной и Небесный утопизм (Что касается
г. Книга князя Евгения Трубецкого "Мировоззрение Вл. Соловьев »).

(1914-174 (14) Пикассо.

(1914-178 (15) В Русский и польская душа.

(1914-181 (15)) В Судьба Парижа.

(1915-07 (15)) В Душа России.

(1915–185) На Споры о немецкой философии ..

(1915–186) В Религия реанимационного воскресения (книга Н. Федорова
" Философия Общей задачи "). N.B.docfile На молнии ..

(1915-187 (15)) Касательно «Вечный Баба» в русской душе (Розанов)

(1915–188) В Новая Россия.

(1915–189) Ницше и Современная Германия.

(1915–192) Мертвый Традиция (Вяч. Иванов).

(1915-195 (15)) В Конец Европы.

(1915-197 (15)) Мысли о природе войны.

(1915-201 (15)) Война и кризис интеллигентского сознания.

(1915-202 (15) Славянофильство и славянская идея.

(1915-203) Общество и правящие власти.

(1915-204) В Пророчества Н. Ф. Федорова о войне.

(1915-205 (15)) На Абстрактное и Абсолютное в политике.

(1915-206 (15)) Слова и реальность в общественной жизни.

(1915-218 (15)) В Задачи творческой исторической мысли.

(1915-ххх) Касательно Дух уныния.

(1916-221) На престиж удерживающей силы ..

(1916-225) Мощность и принудительное насилие.

(1916-233 (14)) An Астральный роман: «Петербург» А. Белого.

(1916-234) В Апофеоз русской летаргии (Розанов).

(1916-235 (15) В Космическое и социологическое мироощущение ..

(1916-240) В Церковный вопрос в России..

(1916-244) В Новое религиозное сознание и история.

(1916–245) На Гражданство ..

(1916–248) An Рассказ о Небесном Происхождении. (А. Н. Шмидт).

(1916-252a) Духовный Христианство и сектантство в России.

(1916-252b) Теософия и антропософия в России.

(1917–254) В Сила России.

(1917-ххх) Реформа Церкви.

(1917-013) В Бесплатная церковь.

(1917-256 (15)) Касательно Отношение россиян к идеям.

(1917–257) Хомяков и о. Флоренский ..

(1917–258) Теократический Иллюзии и религиозное творчество (Карташев) ..

(1917–259) В Психология переживаемого момента...

(1917-263) В Положение России в мире.

(1917-264) Мощность и ответственность.

(1917-266) О Буржуазность и социализм.

(1917-269) Правда и ложь в общественной жизни.

(1917-275) В Религиозные основы большевизма.

(1917–276) ВОЗ виноват? .

(1917-277) В Немецкие влияния и славизм ..

(1917-278) В Вольная церковь и собор.

(1917-279) Патриотизм и политика.

(1917–280) В Крушение русских иллюзий.

(1917-281) Касательно Свобода и честность слова.

(1917-284) Имеет Была ли в России революция ?.

(1917-286) В Германизация России.

(1917-289) На Любовь к России.

(1918-14) В Кризис искусства.

(1918-290) Учебный класс и человек.

(1918-292) В Власть и психология интеллигенции *.

(1918–294) В Откровение о человеке в творчестве Достоевского.

(1918–296) Россия и Великая Россия.

(1918–297) В Оздоровление России.

(1918-057 / 299) Спиртные напитки русской революции (Гоголь, Достоевский, Л. Толстой) ..

(1922-059) В Предсмертные мысли Фауста (О. Шпенглер).

(1922-17-60,1) В Конец Возрождения ..

(1923-060,2) В «Живая Церковь» и религиозное возрождение России..

(1923-060,3) Мутный Фигуры (Воспоминания А. Белого об А. Блоке) ..

(1924-301) В Еврейский вопрос, как христианский вопрос.

(1925-302) Духовный Задачи русской эмиграции. («От редакции»
Предисловие к Журнал Путь).

(1925-303) В Царство Божие и Царство Цезаря.

(1925-304) Неотомизм.

(1925-307) В Идея Богочеловечества у Вл. Соловьев.
(Вкл. Случай 25 лет со дня смерти).

(1926-308) спасение и творчество.

(1926-312) В Кошмар злого добра
(I Ильина книга «Сопротивление злу силой»).

(1926–316) BookReview: Новые книги о Якобе Беме.

(1927-318) В Научная дисциплина религии и христианской апологетики.

(1927-321) А Соображения относительно теодицеи.

(1927-323) А Конференция в Австрии.

(1927-ххх) BookReview: «Смерть-идолопоклонство» (тема Н. Федорова).

(1928-329) В Метафизическая проблема свободы.

(1928-333) Три Юбилеи: Л.Толстой, Х. Ибсен, Н. Федоров

(1928-336) Маркионизм.

(1928-337) Мракобесие.

(1929-343) BookReview: О софиологии (Булгаков).

(1930-345) Персонаж русской религиозной мысли XIX века

(1929-346) В Древо жизни и древо познания (Л. Шестов.
Весы из Работа.Перипатея душ.).

(1929-347) BookReview: Новая книга о Я. Беме (А. Койре).

(1929-348) BookReview: А. Горностаев: «Рай на земле» (федоровская тема).

(1930-349) Беме: Этюд I: Ungrund и свобода.

(1930-351) Беме: Этюд II: София и андрогин; Беме и
русский Софиологический Текущий..

(1930-352) В Память князя Г. Н. Трубецкого.

(1930-353) Восток и Запад (лекция).

(1931-027) На Самоубийство ..

(1931-358) В Защита А. Блока.

(1932–377) В Духовное состояние современного мира.

(1932–378) Гарригу-Лагранж, ОП. La Providence et la confience en Dieu..

(1932–379) В Две концепции христианства ..

(1933–385) BookReview: Мартин Бубер. Die Chassidischen Buecher;
Ich унд Ду; Zwiespreche; Koenigtum Gottes. I.

(1934–391) Политеизм и национализм.

(1934–392) Знание и причастие (Н. Н. Алексеев).

(1935–397) На Христианский пессимизм и оптимизм (Четвериков).

(1935–399) Вечность и время.

(1935-400) Персонализм и марксизм.

(1935-401) Дальше о христианском пессимизме и оптимизме (Четвериков).

(1935-404) В Дух Великого инквизитора. (Относительно Указа мит. Сергея
осуждая в Богословские воззрения о. С. Булгаков) ..

(1936-408) В Проблема человека.(На пути к построению христианской антропологии
).

(1936-409) Касательно Власть, свобода и человечность (В. Лосский / Четвериков) .

(1936–410) Лев Шестов: К 70-летию.

(1936–411) В Память Георгия Ивановича Челпанова ..

(1936–419) Лев Шестов и Кьеркегор.

(1937–424) Ортодоксия и человечность (Г.Флоровский:
Способы русского богословия).

(1937-426) В Память Андрея Федоровича Карпова.

(1937–430) Касательно Фанатизм, Православие и Правда

(1938–435) Жан Гренье , Essai sur l'esprit d 'orthodoxie. Галлимар.

(1938–439) Фундаментальный Идея философии Льва Шестова.

(1939-441) Делает Есть свобода мысли и совести
в Православие.

(1939-442) В Память Папы Пия XI.

(1939-446) С. Л. Франк: «Непостижимое».

(1939-452) Война и эсхатология.

(1939-ххх) В Парадокс лжи.

(1945-454) В Память о Ромене Роллане ..

(1949-478b) Политическая Завещание (формат .pdf) ...

(1952 | 1937) -476) Мой Философское мировоззрение.

Другие переводы предстоящие ...

Другое Статьи Бердяева Онлайн на английском языке ->

Другие российские религиозно-философские мыслители: Онлайн-переводы

Лев Шестов (Честов) Сайт, Мать Мария (Скобцова),


Другие релевантные ссылки

Наконец, мы приглашаем вас присоединиться YahooGroups Бердяев-Бердяев Список обсуждений,
из которых эта веб-страница является проектом.


Электронная почта Контакт

Возврат к Бердяев Домашняя страница.

определение Бердяева по The Free Dictionary

«Ееретическая ошибка» тринадцатого века Иоахима да Фиоре и Бердяева (1916, 320) трех эпох божественного откровения - откровения закона (Отца), откровения искупления (Сын) и раскрытия творчества ( Spirit) - предшествующие озарения этого общего процесса.Толкин, Николас Бердяев, Этьен Гилсон, Жак Маритен, Теодор Хеккер, Аурел Колнаи, Бернард Уолл, Сигрид Ундсет, Томас Мертон, Фланнери О'Коннор и Рассел Кирк Бердяев, Судьба человека в современном мире, первоначально опубликованная в 1936 г. ( см. Николас Бердяев, Судьба человека в современном мире [Анн-Арбор, штат Мичиган: издательство Мичиганского университета, 1961], и «Христианизм и реальность» [Париж: Эд Бердяев утверждает, что от трагедии можно избавиться существования через «духовное самопоглощение», он не замечает, что такое «самопоглощение» только сглаживает, но не устраняет трагедию нашего существования.Какое-то время Росс черпал вдохновение у Николаса Бердяева, восточно-православного философа, оказавшего влияние на католическое рабочее движение и поколение духовно настроенных анархистов Западного побережья 1940-х годов, таких как Уильям Эверсон. По мнению русского философа Николая Бердяева, хрупкая Россия все еще ищет чувство национальной идентичности. В его дни такие разные мыслители, как Пол Элмер Мор, Катер, Кристофер Доусон, Николас Бердяев, сестра Маделева Вольф, Габриэль Марсель, Жак Маритен, Франк Шид, К.В моральном сообществе через процесс разделяемого различения мы стремимся проникнуть в глубины того, что Николай Бердяев называл «общинной совестью церкви». (17) Члены морального сообщества искренне желают различать разум Христа в своей среде. Среди других тем - мемуары Элизабет Бишоп о Хаксли и некоторых индейцах в Бразилии; Хаксли, Блок и Бердяев о природе русской революции; Point Counter Point как эксперимент; Рассмотрим самые ранние заметки Мертона о русской Софийской традиции: «Булгаков и Бердяев - писатели большого, большого внимания...

Николай Бердяев - Революция изнутри

Николай Бердяев (1874-1948) - духовный философ, изгнанный Лениным в 1922 году в составе «160» и член Братства святой Софии (Братство Святой Софии).

Благородный по происхождению, Бердяев начал свою карьеру в марксизме (легальном марксизме) и вместе со Струве, Булгаковым, Франком и Туган-Бароновским был одним из ведущих теоретиков Российской социал-демократической партии. Он был арестован и сослан в пределах России в Вологодскую губернию царской полицией в 1898 году.

Под влиянием Владимира Соловьева и славянофильских и православных идей в целом он обновил свою веру и перешел сначала к идеализму (неокантианству), затем к символизму и, наконец, к духовной философии. Бердяев был одним из авторов Бердяев был одним из авторов Вехи, («Указатели»), а также Из глубин, («Из глубин») и Проблемы идеализма ( «Проблемы с идеализмом»). Он был глубоко вовлечен в Общество Владимира Соловьева и продолжил его в Вольной академии духовной культуры (1918-1922).Он был несколько раз арестован большевиками до изгнания из России.

В изгнании Бердяев наладил прочные связи с американской YMCA, а также с французскими и другими европейскими интеллектуалами. Он был главным редактором YMCA-Press, основателем Российской религиозно-философской академии в Берлине и Париже, редактором журнала Путь («Путь»).

Во время Второй мировой войны его несколько раз навещало гестапо, но ни разу не арестовали и не посадили в тюрьму.

Жена: Бердяева Лидия; Сестра: Евгения Рапп

Избранные книги и статьи Бердяева доступны в сети:

Блогов:

Книги и статьи о Бердяеве:

Книги о Бердяеве до 1956 г .:

  • Аллен, Эдгар Леонард.Свобода в Боге: Путеводитель по мысли Николая Бердяева. Нью-Йорк: Философская библиотека, 1951.
  • Attwater, Donald, ed. Современные христианские революционеры; введение в жизнь и мысли: Кьеркегора, Эрика Гилла, Дж. К. Честертона, К. Ф. Эндрюса [и] Бердяева. Нью-Йорк: The Devin Adair Company, 1947.
  • Кларк, Оливер Филдинг. Знакомство с Бердяевым. Лондон: Джеффри Блес, 1950.
  • Ламперт, Евгений. Николай Бердяев и новое средневековье.Лондон: J. Clarke & Co., ltd., 1945.
  • Порре, Эжен. Бердяев, prophète des temps nouveaux. Невшатель: Делашо и Нистль, 1951.
  • Ресслер, Роман. Das Weltbild Николай Бердяевс; Existenz und Objektivation. Геттинген: Vandenhoeck & Rupecht, 1956.
  • Шульце, Бернхард. Die schau der kirche bei Николай Бердяев. Рома: Пон. institutum orientalium studiorum. Мюнхен: s.n., 1938.
  • Сивер, Джордж. Николай Бердяев; Введение в его мысли.Нью-Йорк: Харпер, 1950.
  • Шестов, Леон. «Николас Бердяев:« Гноз и философия экзистенциэль »». Пер. Б. де Шлоезер. Философское обозрение 22 (1949): 2-23.
  • Спинка, Мэтью. Николай Бердяев, Пленник свободы. Филадельфия: Вестминстер Пресс, 1950.

Книги о Бердяеве 1956-1989 гг .:

    • Баласубраманян, Р. Персоналистический экзистенциализм Бердяева. Мадрас: Центр перспективных исследований в области философии, Мадрасский университет, 1970.
  • Каин, Люсьен Даниэль-Майер. Berdiaev en Russie, précédé de la Russie est sortie des ombres. Париж: Галлимар, 1962.
  • Калиан, Карнеги Сэмюэл. Значение эсхатологии в мыслях Николая Бердяева. Лейден: Э. Дж. Брилл, 1965.
  • Дэви, Мари ‑ Мадлен. Николя Бердяев: l’homme du huitième jour. Париж: Фламарион, 1964. М.-М. ДЭВИ НИКОЛАЙ БЕРДЯЕВ ЧЕЛОВЕК ВОСЬМОГО ДНЯ
  • Дитрих, Вольфганг, эт. Провокация персоны: Николай Бердяев в den Impulsen seines Denkens.Берлин, Гельнхаузен: Burckhardthaus ‑ Verlag, 1975.
  • Гант, Джером. Николас Бердяев, философ свободы. Бейрут: Дар эль-Махрек [распространение: Librairie orientale, Бейрут], 1968.
  • Грин, Гарретт. Царство не от мира сего: поиски христианской этики революции со ссылкой на мысли Достоевского, Бердяева и Камю. Стэнфорд, Калифорния: Stanford University Press, 1964.
  • Кламрот, Эрих. Der Gedanke der ewigen Schöpfung bei Николай Бердяев; ein umfassender überblick uber das Werk dieses grossen Russen des 20.Jahrhunderts. Гамбург: Х. Райх, 1963.
  • Кляйн, Пауль. Die kreative Freiheit nach Nikolaj Berdjajew: Zeichen d. Hoffnung in gefallenen Welt. Регенсбург: Ф. Пустет, 1976.
  • Климов Алексей. Николя Бердяев или возобновление борьбы с объектами. Париж: Сегерс, 1967.
  • Кёпке-Даттлер, Арнольд. Николай Бердяевс Weg einer schöpferischen Bildung Frankfurt, Main: Haag & Herchen, c1982.
  • Лоури, Дональд Александр. Мятежный пророк; жизнь Николая Бердяева.Нью-Йорк: Харпер, 1960.
  • Мердок, Пол Чэмпбелл. Der Sakramentalphilosophische Aspekt im Denken Николай Александрович Бердяев. Эрланген: [s.n.], 1981.
  • Нучо, Фуад. Философия Бердяева: экзистенциальный парадокс свободы и необходимости, критическое исследование. Введение доктора Ричарда Кронера. Гарден-Сити, Нью-Йорк: якорные книги, 1966.
  • Полторацкий, Н. П. Бердяев и Россия; философия истории России у Н. А. Бердяева. Нью-Йорк: Об ‑ во друзей русской культуры, 1967.
  • Редлих, Роман. Философия духа Н. А. Бердяева. Франкфурт, Майн: Посев, 1972 г.

  • Ричардсон, Дэвид Боннер. Философия истории Бердяева. Экзистенциалистская теория социального творчества и эсхатология. Предисловие Чарльза Хартшорна. Гаага: Мартинус Нийхофф, 1968.
  • Второй, Хуан Луис. Бердяев: une réflexion chrétienne sur la personne. Париж: Обье, 1963.
  • Валлон, Мишель Александер. Апостол свободы: жизнь и учение Николая Бердяева.Нью-Йорк: Философская библиотека, 1960.
  • Вернам, Джеймс С. С. Два русских мыслителя: очерк Бердяева и Шестова. Торонто: University of Toronto Press, 1968.

Книги и статьи о Бердяеве с 1989 г .:

  • Адюшкин В.Н. «Социальная философия Н. Бердяева в свете перестройки». Советские философские исследования 30.4 (1992): 50-62.
  • Клемент, Оливье. Николай Бердяев. Париж: Desclée de Brouwer, 1991.
  • Дмитриева Н.К., Моисеева А.П. Николай Бердяев: жизнь и творчество. Москва: Высшая школа, 1993.
  • Дюваль, Жан Франсуа. Flamboyante liberté: эссе о философии Николаса Бердяева, Visionnaire et prophète de notre temps. Предисловие М. М. Дэви. Сент-Винсент-сюр-Жаброн: Editions Présence, 1992.
  • Ермичев А.А., изд. Бердяев: за и против, Серия Русский путь. Vol. 1. СПб: Издательство Русского христианского гуманитарного института, 1994.
  • .
  • Гагнебин, Лоран.Николя Бердяев, оу, De la destination créatrice de l’homme: essai sur sa pensée. Лозанна: L’Age d’homme, 1994.
  • .
  • Гайденко, П. «Достопримечательности: неслыханное предупреждение». Российские философские исследования 32.1 (1993) 34-51.
  • Гальцева Р.А. «Sub specie finis» (Утопия творчества Н.А. Бердяева. Очерки русской утопической мысли XX века. Редактор Р.А. Гальцева. М .: Наука, 1992. 10-76.
  • ).
  • Харрис, Шелини. Понятие «личность» Бердяева в его понимании добра и зла, этики и политики.(н.п.) 1993.
    Колеров М.А., Н.С. Плотников. «Новые публикации произведений Н.А.Бердяева». Советские философские исследования 30.2 (1991): 70-90.
  • Ли, Санг Бэ. Свобода как основной мотив мысли Николая Бердяева. (н.п.), 1992.
  • Ригер, Майкл. Воплощение: christliches HeilverstΣndnis im Kontext franz¸sischsprachiger Theologie der Menschwerdung. Франкфурт-на-Майне; Нью-Йорк: П. Ланг, 1993.
  • .
  • Slaatte, Говард Александр. Время, существование и судьба: философия времени Николая Бердяева.Нью-Йорк: П. Ланг, c1989.
    Смирнов Андрей. «Путь к истине: Ибн-Араби и Николай Бердяев (Два типа мистического философствования)». Российские философские исследования 31.3 (1992-93): 120-134.
  • Степанова, Е.А. «Исчерпанный марксизм: исследование марксистской доктрины в традициях русской религиозной философии». Советские философские исследования 29.4 (1991): 15-34.
  • Вадимов Александр. Жизнь Бердяева: Россия. Окленд, Калифорния: Славянские блюда в Беркли, 1993.

Диссертации и диссертации по Бердяеву составлены Полом Б. Андерсоном, перечисленные в алфавитном порядке

  • Allrich, Rudulph S. «Концепция творчества в антропологии Николая Бердяева и ее значение для христианской этики». S.T.M. Тезис. Нью-Йорк: Союзная теологическая семинария, 1940.
  • Андельсон, Роберт В. «Социальная этика Николая Бердяева». Дисс. Беркли: Калифорнийский университет, 1954.
  • Аксер, Энгельберт. «Познание реальности и Бога по Н. Бердяеву.Дисс. (Университет и дата неизвестны).
  • Кеннеди, Пол В. «Философская оценка модернистского гностицизма Николая Бердяева». Дисс. Новый Орлеан: Университет Сент-Луиса, 1936.
  • Кнапп, Чарльз К. «Николас Бердяев, теолог пророческого гностицизма». Дисс. Виктория, 1948.
  • Кнудсен, Роберт Д. «Символ и миф в современном богословии: со специальной ссылкой на Р. Нибура и Николая Бердяева». S.T.M. Тезис. (Университет неизвестен), 1952 г.
  • Макки, Уильям У.«Свобода в философии Николая Бердяева». S.T.M. Тезис. (Университет неизвестен), 1941.
  • Макманус, Дэвид. «L’idée théandrique chez V. Solovyev et chez N. Berdiaeff». Дисс. Париж: Сорбонна, 1953
  • Шелдон, доктор Джеймс Гейл. «Ориентация Николая Бердяева: его отношение к Якобу Беме, Достоевскому, Ницше и Ибсену». Дисс. (Университет и дата неизвестны).
  • Веонхэм, Джеймс. «Существование и объективация в мысли Николая Бердяева». S.T.M.Тезис. (Университет неизвестен), 1937.
  • Уильямс, Берт. «Философия истории Бердяева». Дисс. Бостонский университет, 1949 г.
  • Уиллс, Роберт Дж. «Понимание человека в трудах Барта, Хюгеля, Николая Бердяева и Джона Вуда Омана». S.T.M. Тезис. (Университет неизвестен), 1948.

Расширение списка Андерсона с 1960 по 1989 год (в хронологическом порядке)

  • Донован, Маргарет. «Роль русской религиозной мысли в творчестве Николая Александровича Бердяева 1870-1948 гг.Дисс. Университет Висконсина, 1960.
  • Банерджи, Мария. «Религиозно-метафизическая интерпретация Достоевского от Владимира Соловьева до Бердяева: исследование шести« великих комментариев »». Дисс. Рэдклифф, 1962.
  • Элмор, Джо. «Тема страдания Бога в мысли Николая Бердяева, Чарльза Хартшорна и Рейнхольда Нибура». Дисс. Колумбийский университет, 1963.
  • Мерфи, Пол. «Понятие смерти в теологии Николая Бердяева, Пауля Тиллиха и Гельмута Тилике.Дисс. Vanderbilt U, 1964.
  • Траутман, Перри. «Концепция человеческого творчества Николая Бердяева: богословская критика». Дисс. Бостонский университет, 1964.
  • Индинопулос, Томас. «Уверенность и христианство: полемика на основе Рудольфа Бультмана, Эмиля Бруннера и Николаса Бердяева». Дисс. Университет Чикаго, 1965.
  • Хейлз, Грэм. «Сравнительное исследование апологетических ценностей христианского мистицизма В.Р. Инге и Николая Бердяева». Дисс. Южная баптистская богословская семинария, 1966 год.
  • Гудман, Дональд. «Свобода, личность и сообщество: Бердяев и марксистская закваска». Дисс. Фордхэм Ю, 1967.
  • Дидоха, Майкл. «Концептуальное искажение и интуитивное творчество: исследование роли знания в мысли Николая Бердяева». Дисс. Джорджтаунский университет, 1969.
  • Харнетт, Дэвид. «Николай А. Бердяев: интеллектуальный портрет». Дисс. Гарвардский университет, 1970.
  • Ку, Юнг Ван. «Концепция свободы и свобода воли Николая Бердяева.Дисс. Принстонская духовная семинария, 1970.
  • Шахан, Роберт. «Рассмотрение данных Бердяева о реальности и приоритете свободы над бытием». Дисс. Северо-западный, 1970.
  • История, Джеймс. «Путешествие сквозь парадокс: критический анализ мысли Николая Бердяева, 1899-1914». Дисс. Колумбийский университет, 1971.
  • Каевич, преподобный Стоилко. «Теория несотворенной свободы и ее метафизические истоки» Николая Бердяева. Дисс. Де Поль У, 1975.
  • Питтман, Дэвид. «Характер свободы человека и его значение для парижского министра: исследование, основанное на идеях Николая Бердяева и Фредерика С. Перлза». Дисс. Школа теологии в Клермонте, 1975.
  • Swarte, Кэролайн де. «Духовность в славянском христианстве и философия Николая Бердяева». Дисс. Северо-западный, 1975.
  • Грейвс, Томас. «Актуальность персоналистической мысли Николая Бердяева для христианско-марксистского диалога.Дисс. Южная баптистская теологическая семинария, 1976.
  • Троллоп, Маргарет. «Творчество Фомы Аквинского и Бердяева». Дисс. Университет Южной Калифорнии, 1976.
  • Кэддик, Л. «Реальность духа: ответ на редуктивистскую критику теизма в более поздних работах Бердяева». Дисс. Лондонский университет, 1978.
  • Петтерсон, Джон. «Жизнь духа: взгляд Николая Бердяева на диалектику духовной жизни и применение этого видения к современной проблеме образа человека».Дисс. Вандербильт U, 1978.
  • Вингертер, Джозеф. «Концепция символической дефинитивной концептуализации Бердяева». Дисс. Университет Калгари, 1979 г.
  • Систранд, Пол. «Свобода и дух: интерпретация оценки учения Николая Бердяева о духе». Дисс. Клермонт, 1980.
  • Клаве, Роберт. «La vision théandrique du monde chez Nicolas Berdiaeff et la fin de la crise du monde modern». Дисс. Université de Montréal, 1988.
  • Маклахлан, Джеймс.«Экзистенциалистские интерпретации желания быть Богом: радикальная свобода у Сартра и Бердяева». Дисс. Университет Торонто, 1989 г.

Портрет Александра Николаевича Бердяева (1779-1824)

Описание
Доу, Джордж (Английский художник, 1781-1829).
Портрет Александра Николаевича Бердяева (1779-1824) [Изоматериал].- Электрон. Дэн. (254 Кб). - (Санкт-Петербург: Государственный Эрмитаж, 2003). - 1 файл: цветной. -
Портрет. Холст, масло. 70x62,5 см. Не позднее 1827 г. - Электронная репродукция картины из Военной галереи 1812 г. Государственного Эрмитажа, Санкт-Петербург. Фотографы: Н.Н. Антонова, Ю. А. Молодковец, И. Е. Регентова.
Портрет пояса, повернутым лицом на 1/3 влево, в военной форме. - Изображение предоставлено Государственным Эрмитажем (Санкт-Петербург) для коллекций «Отечественная война 1812 года» и «Россия в лицах» без права публикации в других изданиях, как печатных, так и электронных.
Генерал-майор, в 1812 г. командовал 15-й бригадой 5-й кавалерийской дивизии в составе кавалерийского корпуса 3-й резервной наблюдательной (с 18 сентября 1812 г. после соединения с Дунайской армией - 3-й Западной) армией. Он был в арьергарде, в боях при занятии Бреста, под Кобрином, Слонимом, в Березинской операции. Награжден орденом Святой Анны I степени. - Биографию А. Н. Бердяева см .: Википедия - бесплатная энциклопедия, статья «Бердяев Александр Николаевич».- Материалы интернет-проекта «1812 год», раздел «Военная галерея Зимнего дворца» (подготовлено к печати Подмазо А.А., 2003 г.) (http://www.museum.ru/museum/1812/Persons/VGZD/index .html) .
1. Бердяев, Александр Николаевич (1779-1824) - Портреты. 2. Государственный Эрмитаж. Военная галерея 1812 года (Санкт-Петербург, город) - Экспонаты. 3. Доу, Джордж (1781–1829). Портреты. 4. Отечественная война 1812 года (коллекция). 5. Россия в лицах (сборник).6. Портретная живопись.
ББК 63.3 (2) 521.1-686я61
Источник электронной копии: Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург
Местонахождение оригинала материала: Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург.

36926249

ID записи Действие Время
BNF | 11935745 добавить 2009-03-03T12: 03: 17 + 00: 00
DNB | 118509276 добавить 2009-03-03T12: 03: 24 + 00: 00
LC | n 80036735 добавить 2009-03-03T12: 03: 29 + 00: 00
SELIBR | 40022 добавить 2009-03-03T12: 03: 44 + 00: 00
NKC | jn199
101
добавить 2009-05-07T09: 10: 50 + 00: 00
BNE | XX1 добавить 2009-06-15T11: 42: 49 + 00: 00
EGAXA | vtls001753685 добавить 2009-07-24T08: 25: 11 + 00: 00
NLA | 000035663027 добавить 2009-08-21T09: 42: 37 + 00: 00
J9Ucyr | 000148284 удалить 2009-09-21T11: 33: 08 + 00: 00
J9Ulat | 000018848 удалить 2009-09-21T11: 33: 08 + 00: 00
ПТБНП | 45913 добавить 2009-09-21T11: 33: 08 + 00: 00
СУДОК | 026719843 добавить 2011-08-17T04: 30: 20 + 00: 00
NDL | 00432964 добавить 2012-09-21T12: 24: 30 + 00: 00
BIBSYS | x852 удалить 2012-11-27T04: 00: 16 + 00: 00
NTA | 068445776 добавить 2012-12-19T19: 11: 18 + 00: 00
NLIcyr | 000148284 удалить 2013-05-13T19: 14: 22 + 00: 00
EGAXA | vtls001318439 удалить 2013-05-13T19: 14: 22 + 00: 00
NLIlat | 000018848 удалить 2013-05-13T19: 14: 22 + 00: 00
LNB | LNC10-000027404 добавить 2013-08-19T18: 59: 48 + 00: 00
RERO | vtls000018459 удалить 2014-01-15T05: 38: 27 + 00: 00
NUKAT | n 94105022 добавить 2014-10-27T16: 17: 29 + 00: 00
ISNI | 0000000121006530 добавить 2014-12-15T16: 26: 32 + 00: 00
WKP | Николай Бердяев удалить 2015-04-14T18: 56: 54 + 00: 00
N6I | vtls001243182 добавить 2015-05-12T00: 14: 00 + 00: 00
WKP | Q184656 удалить 2015-07-12T18: 51: 56 + 00: 00
B2Q | 0000096309 добавить 2015-09-20T14: 54: 45 + 00: 00
NLR | RU NLR AUTH 7786120 добавить 2015-11-02T07: 26: 38.627107 + 00: 00
KRNLK | KAC199602255 добавить 2015-12-04T17: 56: 16.609822 + 00: 00
SWNL | vtls000027740 удалить 2016-02-13T18: 40: 31.133066 + 00: 00
BAV | ADV12216020 удалить 2016-02-13T18: 40: 32.897378 + 00: 00
BNF | 16553417 удалить 2016-03-21T07: 20: 56.161388 + 00: 00
BNCHL | 10000000000000000806118 добавить 2016-03-21T07: 44: 04.105374 + 00: 00
BIBSYS | 852 добавить 2016-04-03T10: 54: 59.350382 + 00: 00
VLACC | 000000212 добавить 2016-07-11T16: 14: 22.640909 + 00: 00
НИИ | DA00780260 добавить 2016-07-31T17: 34: 27.336032 + 00: 00
NLP | a11683508 удалить 2016-08-14T10: 14: 44.314099 + 00: 00
NLR | RU NLR AUTH 773385 добавить 2016-09-25T10: 48: 25.824116 + 00: 00
W2Z | 852 добавить 2017-03-13T16: 38: 58.442944 + 00: 00
ERRR | a1121918x добавить 2017-05-21T23: 16: 01.344992 + 00: 00
ERRR | a1121868x добавить 2017-05-21T23: 16: 01.372338 + 00: 00
KRNLK | KAC200405807 удалить 2017-06-25T14: 46: 58.789416 + 00: 00
DBC | 87097919309355 добавить 2018-02-04T11: 09: 33.563547 + 00: 00
CAOONL | ncf10277203 добавить 2018-11-18T16: 51: 46.784592 + 00: 00
LAC | 0061B0613E удалить 2018-12-03T00: 37: 43.304852 + 00: 00
LAC | 0061B0613F удалить 2018-12-03T00: 37: 43.399124 + 00: 00
LIH | LNB: VV25654; ​​= BI удалить 2018-12-03T07: 29:07.828580 + 00: 00
LIH | LNB: V-25654; ​​= BI добавить 2018-12-03T09: 18: 50.239378 + 00: 00
SIMACOB | 6367075 добавить 2018-12-09T17: 43: 09.931260 + 00: 00
SZ | 118509276 добавить 2019-02-17T12: 27: 56.695099 + 00: 00
SWNL | vtls005183917 удалить 2019-03-10T13: 40: 24.195807 + 00: 00
PLWABN | 9810599617

6

добавить 2019-06-09T12: 47: 48.388052 + 00: 00
NLP | a11782298 удалить 2019-07-14T12: 21: 58.174364 + 00: 00
ARBABN | 000051129 добавить 2019-09-10T00: 31: 41.483552 + 00: 00
BNC | a19997139 добавить 2019-12-01T17: 16: 44.352743 + 00: 00
J9U | 987007258413105171 добавить 2020-02-02T16: 25: 32.259375 + 00: 00
NLI | 000018848 удалить 2020-04-12T08: 53: 40.667742 + 00: 00
GRATEVE | 84299 добавить 2020-04-26T08: 13: 44.759000 + 00: 00
RERO | vtls021721295 удалить 2020-06-17T09: 44: 29.534987 + 00: 00
RERO | A000018459 добавить 2020-06-17T19: 58: 04.484893 + 00: 00
BAV | ADV10954408 удалить 2020-07-14T11: 58: 20.634456 + 00: 00
BAV | ADV12500622 удалить 2020-07-14T12: 48: 13.430900 + 00: 00
BLBNB | 000398089 добавить 2021-02-28T06: 47: 36.0 + 00: 00
BAV | 495_33076 добавить 2021-04-18T20: 43: 11.960490 + 00: 00
NSK | 000006460 добавить 2021-04-25T08: 46: 13.503961 + 00: 00

Персонализм (Стэнфордская энциклопедия философии)

Персонализм существует во многих различных версиях, и это делает его довольно сложно определить как философско-богословский движение.В основе многих философских школ лежит одна особенная мыслитель или даже одно центральное произведение, которое служит каноническим пробный камень. Персонализм - это более расплывчатое и эклектичное движение, и не имеет такого общего ориентира. На самом деле это больше уместно говорить о многих персонализмов чем один персонализм. В 1947 году Жак Маритен мог бы написать, что существует не менее «десятка персоналистов». доктрины, которые порой не имеют ничего общего, кроме слова «Человек». Более того, из-за их акцента на субъективность человека, некоторые из наиболее важных показателей персонализма не предприняли систематических трактатов о своих теории.

Пожалуй, правильнее говорить о персонализме как о «Текущее» или более широкое «мировоззрение», поскольку оно представляет несколько школ или одну доктрину, в то же время наиболее важные формы персонализма демонстрируют некоторые центральные и существенные общие черты. Наиболее важным из последних является общий утверждение центральной роли человека в философских мысль. Персонализм утверждает высшую реальность и ценность личности - человеческое, а также (по крайней мере, для большинства персоналистов) божественное.Это подчеркивает значимость, уникальность и неприкосновенность человека, а также в основном относящегося к нему человека или социальное измерение. Название «персонализм» может поэтому законно применяться к любой школе мысли, которая фокусируется на центральной роли людей и их уникальном статусе среди существ в целом, а персоналисты обычно признают косвенные вклады широкого круга мыслителей на протяжении всей истории философии, которые не считали себя персоналистами. Персоналисты считают, что человек должен быть онтологическим и гносеологическая отправная точка философской рефлексии.Многие из них заинтересован в исследовании опыта, статуса и достоинства человека как личности, и рассматривать это как отправную точку для всего последующего философского анализа.

Персоналисты рассматривают личность (или «личность») как фундаментальное понятие, как то, что придает смысл всей реальности и составляет его высшую ценность. Личность несет в себе неприкосновенное достоинство, заслуживающее безоговорочного уважения. Персонализм имеет по большей части не была в первую очередь теоретической философией человек.Хотя он защищает уникальное теоретическое понимание человека, это понимание само по себе поддерживает приоритет практической или моральной философии, в то же время время моральный опыт человека таков, что решительно определить теоретическое понимание. Для персоналистов человек сочетает в себе субъективность и объективность, причинную активность и восприимчивость, единство и отношение, идентичность и творчество. Подчеркивая моральная природа человека или человека как субъекта и объект свободной деятельности, персонализм стремится сосредоточить внимание на практических, моральное действие и этические вопросы.

Некоторые персоналисты - идеалисты, верящие, что реальность и ее смысл конституируется сознанием, в то время как другие придерживаются философских реализма и утверждают, что естественный порядок не зависит от человеческого сознание. Для таксономического удобства многие штаммы Персонализм можно разделить на две основные категории: персонализм в строгом смысле и персонализм в более широком смысл. Строгий персонализм ставит человека в центр философская система, происходящая от «интуиции» самого человека, а затем переходит к анализу личных реальность и личный опыт, которые являются объектами этого интуиция.Метод основной европейской версии ХХ века этого строгого персонализма во многом опирается на феноменологию и экзистенциализм, отходящий от традиционной метафизики и составляя отдельную философскую систему. В идеалистическом версии персонализма, тем не менее становится более очевидным, что более глубокие источники строгого персонализма часто можно найти в раннее критическое восприятие немецкого идеализма и в некоторых аспектах философия морального смысла. Первоначальная интуиция на самом деле является интуицией самосознание, с помощью которого улавливаются не в последнюю очередь ценности и существенные значения через непосредственный опыт.Знания, произведенные размышления над этим опытом - не более чем объяснение изначальная интуиция, которая, в свою очередь, порождает осознание рамки для моральных действий. Интуиция человека как центр ценностей и смысла не исчерпывается, однако в феноменологической или экзистенциальный анализ. Эти анализы часто указывают не только на себя, указывая на конститутивную трансцендентность самого человека, несводимый ни к его конкретным проявлениям, ни к общей сумме этих проявлений.Несмотря на различия, оба американских школа Боуна и его первых последователей и европейский персонализм Эммануэля Мунье представляют персонализм в этом строгом смысле.

Персонализм в более широком смысле не рассматривает человека как объект первоначальной интуиции, и при этом он не мыслит философских исследование начинается с анализа непосредственных личных опыт и его контекст. Скорее, в рамках общей метафизика человек проявляет свою исключительную ценность и сущность роль.Таким образом, человек занимает центральное место в философской дискурса, но этот дискурс не сводится к объяснению или развитие оригинальной интуиции человека. Человек делает не оправдывает метафизику, а скорее метафизика оправдывает человека и его различные операции. Вместо того, чтобы составлять автономный метафизика, персонализм в широком смысле предлагает антрополого-онтологический сдвиг в перспективе в рамках существующего метафизики и выявляет этические последствия этого сдвиг.Возможно, самая известная разновидность персонализма в широком смысле слова. так называемый «томистический персонализм». В лице таких фигурирует как Жак Маритен, Ив Симон, Этьен Жильсон, Роберт Спеманн и Кароль Войтыла, томистический персонализм опирается на принципы философского и богословского антропология в том, что она считает последовательным развитием зарождающегося элементы мысли Аквинского.

Как философская школа, персонализм берет свое начало в человеческий разум и опыт, хотя исторически персонализм почти всегда был объединен с библейским теизмом.Фон Бальтазар предлагает что «без библейского фона это [персонализм] немыслимо ». Тем не менее, хотя большинство персоналистов являются теистами, вера в Боге не обязательно для всех персоналистических философий, и некоторые исповедуют атеистический персонализм.

Хотя в целом считается философской школой, персоналистический подход часто применяется и к другим дисциплинам, давая множество титулов такие как теологический персонализм, экономический персонализм, экологический персонализм и психологический персонализм (вместе с их инверсиями: «Персоналистическое богословие», «персоналистическое богословие» экономика »,« персоналистическая психология ») и т. д. вперед.

Термин «персонализм» дебютировал в Германии. где «der Personalismus» впервые был использован Ф. Д. Э. Шлейермахер (1768–1834) в своей книге Über die Религия в 1799 году. Амос Бронсон Олкотт, кажется, был первый американец, который использовал этот термин, назвав его в эссе 1863 года « учение о том, что высшая реальность мира - это Божественная Личность, которая поддерживает вселенную непрерывным актом творческой воли ». В термин «американский персонализм» был введен Уолтом Уитменом. (1819–1892) в своем эссе «Персонализм», опубликовано в The Galaxy в мае 1868 года.В 1903 году Чарльз Ренувье опубликовал Le Personnalisme , тем самым представив слово на французский язык тоже. Сначала слово «персонализм» появилась как энциклопедическая статья в IX томе книги Гастингса. Энциклопедия религии и этики в 1915 г. в статье автора Ральф Т. Флэвеллинг.

По словам Альберта К. Кнудсона, персонализм - это «спелый плод более двух тысячелетий интеллектуального труда, вершина пирамида, фундамент которой заложили Платон и Аристотель.” Католические персоналисты более конкретно подчеркивают решающая роль средневековой мысли, и в особенности схоластики, для развития персонализма. Этьен Жильсон, за Например, заметил, что там, где Платон помещает центр реальности в идеях с конкретными примерами того, что они просто случайны, а Аристотель делает упор не на числовых индивидах, а на универсальной специфической формы, Фома Аквинский видел отдельную личность как уникальный среди существ из-за разума и самообладания.Хотя нет доходит до того, что называет Аквинского персоналистом, некоторые предполагают, что он обеспечили необходимую почву, на которой персоналистическая теория могла принять корень. В связи с этим Кароль Войтыла писал, что Фома Аквинский «Послужили по крайней мере отправной точкой для персонализма в Общая."

Срок человек происходит от латинского персона , происхождение которого восходят к греческой драме, где πρόσωπον, или маска, стал отождествляться с ролью, которую актер возьмет на себя в данном производство.Такое употребление сегодня перенесено в слово «Персона», относящееся к персонажам художественной литературы. или драма, или вторая идентичность, которую люди принимают для поведения в данной социальные контексты. Его внедрение в мейнстрим интеллектуальной язык, однако, пришел с богословским дискурсом во времена святоотеческой период, особенно попытки прояснить или определить основные истины Христианская вера. Эти дискуссии были сосредоточены главным образом на двух доктрины: Троица (три «личности» в одном Боге) и воплощение второго лица Троицы ( «Ипостатический» союз двух природ - божественной и человек - в одном «человеке»).Путаница омрачила эти дискуссии из-за двусмысленности в философских и богословских терминология, такая, что, например, тезис - приписывается Савеллию - было бы выдвинуто, что в Боге был один ύπόστασις и три πρόσωπα, где ύπόστασις передал значение слова «человек» и πρόσωπα носил смысл «Роли» или «способы» бытия. Для того, чтобы представить эти тайны с точностью, представление о личности и отношение человека к природе требовало уточнения. Дебаты завершились Первым Никейским собором (325 г.) и Первым собором Константинополя (381 г.), а также в разработке и распространении Никейско-константинопольский символ веры.

Хотя философское понятие личности впервые развилось в этой теологической контекст, применительно к лицам Троицы, общее Греческие философские концепции, связанные с этим тринитологическим происхождением облегчил его применение и к людям. Философский персонализм может соответствовать или не соответствовать богословским предположениям что раннее употребление термина «человек» загружен. Классическое, базовое и чисто философское определение, которое до сих пор принимается персоналистами, насколько это возможно, было дано рано на Боэция (ок.480–524): «persona est naturae» рационалис индивидуум субстанция ». Это определение состоит из две части. Существенной отправной точкой является жизнеспособный индивид: единичный, существующий суппозитум или ύπόστασις. Здесь прилагательное «индивидуальный» отличает существующее вещество из общего или второго вещества. Второй элемент определение - naturaerationalis - квалифицирует понятие индивидуальной субстанции: человек - это индивид, обладающий а рациональный характер .Именно эта рациональная, духовная природа дает начало различным качествам, которые отличают человека, качества, которым персоналисты придают решающее значение.

Тринитологическая концепция человека была далека от современной. означает, что термин предполагает персонализм, а Боэций определение тоже указывает только в самых абстрактных очертаниях на глубокий и всеобъемлющее значение, которое приписывает ему персонализм. В виде принятый персонализмом, это результат долгих и сложных кумулятивное развитие, приводящее к богатому, хотя и несколько неуловимому, концепция, которая в некоторых отношениях полностью переворачивает исходный коннотации экстерьера в ранних значениях «Маска» и «роль»: человек скорее приходит в обозначают самое сокровенное духовное и самое подлинное ядро ​​уникального человека, сохраняя при этом радикальную открытость к внешний.Уже в средние века, далее определения были даны, и не только Аквинским. Не в последнюю очередь Августинский пример пережитой внутренней и рефлексивности, идея формы как принцип индивидуации, а в позднем средневековье и францисканский акцент на воле и необычности вошел в ранние современное мышление о человеке и в сочетании с более сильной ориентацией на человеческую личность, что было характерно для эпохи Возрождения гуманизм.

Таким образом, ранние современные концепции субъективности и самосознание добавило новые элементы к определению и понимание центральной концепции персонализма или даже существенно изменил его.Эпистемический дуализм Иммануила Канта, подчеркивая важность как субъекта, так и объекта в познании, открыл дверь как к идеалистической форме персонализма, так и к феноменология и экзистенциализм, которые стали так важны для Персонализм двадцатого века. Кант также внес значительный вклад в персоналистское понимание человеческого достоинства. В отличие от Гоббса, для которого «ценность человека» есть «его цена», и Кант считал, что достоинство - это «общественная ценность человека». достоинство как «внутренняя ценность».Он постулировал дихотомию между ценой и достоинством, когда «то, что имеет цену можно обменять на что-то не менее ценное; тогда как то, что превышает все цены и, следовательно, не имеет эквивалента, имеет достоинство." Его знаменитая практическая категоричность императив - Действуйте так, чтобы относиться к человечеству, будь то в своем собственном человека или другого, всегда как цель и никогда как средство только - почти дословно внесено в Кароль «Принцип личности» Войтылы.

Персонализм в смысле отдельной философии или мировоззрения сосредоточение внимания на полном, накопленном значении концепции человека, однако возникла только в контексте широкой критической реакции против того, что можно назвать различными безличными философии, которые стали доминировать в эпоху Просвещения и романтизма в виде рационалистических и романтических форм пантеизма и идеализм, от Спинозы до Гегеля.Ключевые фигуры в этой реакции были Фридрих Генрих Якоби (1743–1819), инициатор так называемый Pantheismusstreit в 1780-х годах, и Ф. В. Дж. Шеллинг (1775–1854), который в своих более поздних работах отверг имперсоналистические позиции его ранних идеалистических систем. Но эти были только самыми важными фигурами в широком движении, которое включало многие другие философы, в первую очередь так называемые спекулятивные теисты, а также богословы, как католики, так и протестанты. Модифицированный идеалистический, теистический персонализм развился в этом противодействии стал решающим, не в последнюю очередь через своего покойного немецкого представителя Рудольфа Герман Лотце (1817–81) не только для американцев, идеалистов. персонализм Боуна, но и параллельный британский идеалистический персонализм, ведущим представителем которого был Эндрю Сет Прингл-Паттисон (1856-1931).Хотя континентальная европейская персоналисты двадцатого века отвергнут гегелевский идеализм и повернут вместо феноменологии, экзистенциализма и томизма, очертания персоналистическая критика безличных способов мышления уже была ясно и последовательно разработанные упомянутыми здесь мыслителями, еще с последних десятилетий восемнадцатого века.

Таким образом, персонализм возник как реакция на имперсоналистский образ мышления. которые были восприняты как бесчеловечные.Безличная динамика современного пантеизм и монизм в их рационалистических и романтических формах лежат в основе многих современных философий, что персонализм превращает против, идеалистический, а также материалистический. Радикальный идеализм Г. В. Ф. Гегель (1770–1831) считал, что нуменальная реальность Канта не непознаваемый субстрат явлений, а динамический процесс, который мысленно и в действительности переходит от тезиса к антитезису, и окончательно разрешается в синтезе. Этот процесс - абсолютный разум, государство, религия, философия.Гегелевский идеализм рассматривал историю как раскрытие абсолютного духа посредством необходимого диалектического процесса, и эта структура оставляла мало места для свободы или значимости отдельные лица. Через младогегельянцев этот имперсоналист форма идеализма вскоре трансформировалась в столь же имперсоналистические формы материализма, достигающего высшей точки в марксизме, который рассматривает сущность человек как его истинная совокупность; имперсоналистский детерминизм в форме коммунизма, решительно определившего политическую тоталитаризм.У других мыслителей идеализм имел тенденцию сливаться с все более натуралистические формы национализма и расизма, дающие поднялись до других новых политических движений в двадцатом веке, которые возвышение альтернативных коллективов над личностью, таких как национальные социализм. Персонализм всегда сопротивлялся поглощению индивидуума в коллектив, утверждая неотъемлемую ценность единственный человек. Человек никогда не должен быть просто средством для конец, подчиненный воле и целям другого.Штат существует для людей, а не людей для государства. В этом отношении, персонализм выступает как фольга тоталитаризму, который ценит людей только ради их ценности для общества, и вместо этого настаивает на их врожденное достоинство. Таким образом, Р. Т. Флюеллинг мог написать, что « человек - высшая сущность демократии и враждебен тоталитаризм всякого рода ». Настаивание персонализма на личная свобода и ответственность, самоопределение, творчество, и субъективность подтверждают это глубоко укоренившееся сопротивление коллективизм.

Параллельно с развитием и трансформацией гегельянства другие теории человеческой природы были разработаны в ходе девятнадцатого века, которые стерли или отменили различие между человека и остальной природы, а также преуменьшают или отрицают уникальные человеческие индивидуальная ценность, духовная природа и свобода воли. Эти теории тоже прямо или косвенно способствовал развитию двадцатого века тоталитаризм. Философский позитивизм Огюста Конта (1798–1857) подтвердил как исторический закон, что каждая наука (и сама человеческая раса) проходит три последовательных стадии: теологическое, метафизическое и позитивное, каждое из которых превосходит последний.Конт так настаивал на реальности и преобладании общества, что это стало для него истинной темой, в то время как человек рассматривался как абстракция. Дарвинизм, в частности, искоренили классическое понимание человека как существенного превосходит остальное творение, предлагая теорию, согласно которой человек будет просто самой продвинутой формой жизни на непрерывной континуум, и разница между человеком и иррациональными животными просто быть степенью, а не видом.

Однако зарождающаяся персоналистическая философия отвергла имперсонализм. не только в форме идеалистического или материалистического детерминизма и коллективизма, но также и в форме радикального индивидуализма, который был в равной степени продуктом современного рационализма и романтизма, и которые, например, посредством определенных форм либерализма и анархизм также был характерен для девятнадцатого века.Из Вначале персонализм по-своему провозгласил коммунитарный ценности солидарности и взаимоотношений. В своем настаивании на неприкосновенное достоинство, персоналисты сопротивлялись утилитаризму, который сделать одного человека просто «полезным» для другого. В то время как индивидуализм имеет тенденцию искать себя прежде всего и часто рассматривает других как средство собственной выгоды, персонализм стремится сделать из себя подарок Другой. «Таким образом, - писал позже Эммануэль Мунье, - если первое условие индивидуализма - централизация человека в себе, первое условие персонализма - это его децентрализации, чтобы поставить его в открытые перспективы личная жизнь.”Где индивидуализм надеется найти личное реализация собственных интересов, персонализм утверждает необходимость для относительной открытости другим, даже как условие для собственного реализация.

Кароль Войтыла охарактеризовал две крайности индивидуализма и коллективизма следующим образом: «С одной стороны, люди могут легко поставить свое личное благо выше общего блага коллектив, пытаясь подчинить коллектив себе и использовать его для личного блага.Это ошибка индивидуализма, который породил либерализм в современной истории и капитализм в экономике. С другой стороны, общество, стремясь к предполагаемое благо в целом, может пытаться подчинить людей таким образом, что истинное благо людей исключается и они сами становятся жертвами коллектива. Это ошибка тоталитаризм, который в наше время вынес наихудшее из возможных фрукты."

Экзистенциализм, давший столь важные импульсы многим континентально-европейский персонализм в двадцатом веке развился в некоторые аспекты философии позднего Шеллинга, и можно найти следы даже критики Якоби безличного пантеизма в этом.С Шеллингом, Серен Кьеркегор (1813–1855) выступал против идеализма Гегеля и подчеркивал ценность личности человека, как для философии, так и для жизни в целом. Он обвинил идеализм опустошения жизни смысла, пренебрегая реальностью человеческое существование. В то время как Кьеркегор и некоторые более поздние экзистенциалисты (Марсель, Сартр, Камю, Блондель) сосредоточили внимание на вопросах, центральных смысл человеческого существования (любовь, брак, смерть, вера, нравственность, и т. д.), другие мыслители продолжали сосредотачиваться на более прямых исследование смысла и природы самого человека, и это были ли эти мыслители, которые стали известны и называть себя, персоналисты.

Философия Фридриха В. Ницше (1844–1900) дала свое собственное, отчетливое выражение этих тем, показывая, как многие из романтические поэты и философы творили до него, и, несмотря на его критика романтизма, что новый индивидуализм был на самом деле тесно взаимосвязаны с общим имперсонализмом доминирующих напряжение романтизма: от возвышения индивидуалистического эго, шаг никогда не был далек к своему исчезновению в большом безличном целом любого из множества доступных сортов.Современный индивидуализм не представлял реального вызова интеллектуальной среде, в которой человек имел тенденцию рассматриваться как простое феноменальное существо, легко усваиваемое в природу, безличный принцип идеализма, бессознательное, космическая воля или коллективы семьи, государства, нация, социальный класс. Человек был продуктом внешних сил, незначительный кусок космической головоломки, лишенный достоинства, свободы, ответственность или фундаментальное экзистенциальное значение. Это было в целом многогранный интеллектуальный климат и развитие, произвел персоналистское контр-движение на протяжении девятнадцатого века. века, движение, которое, опираясь на другие, альтернативные ресурсы в мысли Просвещения и романтизма, а также классическое, средневековое христианское и раннее современное наследие, стремились спасти уникальное положение и статус единственного человека человек.

Персоналист Жан Лакруа справедливо провозглашает персонализм «Антиидеология», пробуждаемая социальными и политическими ситуациями отчуждающие человеческую личность; перед лицом таких имперсоналистические силы, персонализм подтверждает абсолютное достоинство и взаимосвязь человеческой личности. Маритен тоже писал о персонализм как «феномен реакции» на «Две противоположные ошибки» тоталитаризма и индивидуализм. Вопреки гегелевскому коллективизму и жестокому индивидуализм сверхчеловека Ницше, эти мыслители подчеркивали как неприкосновенное достоинство личности и в то же время его социальная природа и существенная взаимосвязь.

В двадцатом веке персоналисты собирались особенно около трех человек. Европейские центры высшего образования: Париж, Мюнхен и Люблин. До тех пор недавно самой известной и самой плодотворной из этих трех школ была Парижская группа. Между Первой и Второй мировыми войнами Французское персоналистическое движение вращалось вокруг ежемесячного журнал, Esprit , основанный Эммануэлем Мунье (1905–1950) и группа друзей в 1932 году. экономический коллапс и политическая и моральная дезориентация, эти французские персоналисты предложили человеческую личность в качестве критерия согласно которое должно было быть разработано для выхода из кризиса.Новый, несводимый ключ к мысли, особенно в отношении социальной организации, должен был быть человеком. В своем программном эссе Refaire la Ренессанс , появившийся в первом номере из Esprit , Мунье предложил отделить духовный мир от падшей материалистической буржуазии. В содержание во многом соответствует позднему восемнадцатому и раннему Истоки персонализма девятнадцатого века, Мунье, до Второго Мировая война, резко повернувшаяся против имперсоналистического развития индивидуалистическая, парламентская демократия и массовая культура, приходят, чтобы сформировать страны Западной Европы.Оба персонализма история девятнадцатого века и этот факт о ведущих Европейский персоналист двадцатого века указывает, что для персонализма простая, некритическая поддержка либеральной демократии - это не достаточная гарантия от тоталитаризма, поскольку либеральная демократия тоже имеет тенденцию впитывать имперсоналистские идеи и глубокие исторические имперсоналистическая динамика ясно воспринимается и анализируется персоналистическими мыслители задолго до Мунье.

Политическая и традиционалистская религиозная реакция не была альтернативой для Мунье.Должна была произойти настоящая революция, заключающаяся в создание нового гуманизма, где буржуазный идеал «Иметь» уступило бы христианскому «бытию», общение с другими. Духовная революция, предусмотренная Мунье должен был быть, прежде всего, работой преданных свидетелей истину, которая своим внутренним обновлением и живой верой гальванизировать массы в новую общественную структуру. Такая революция влечет за собой тройное обязательство: осуждение, медитация и техническое планирование.В основе этой программы лежала смелая концепция Мунье Христианский опыт, опыт «трагического оптимизма», окрашены как драматизмом христианского существования, так и уверенностью эсхатологической победы. Самая важная добродетель христианина - это героического свидетеля, далекого от уклончивости или сентиментальности других, испорченных разновидностей христианства. Таким образом, идея Мунье о христианин как бдительный спортсмен, ведущий духовную борьбу дал резкий ответ на критику христианства Ницше как религия слабых.Его утверждение об отсутствии истинного прогресса без измерения трансцендентности противостоял марксистским поискам для земного рая через классовую борьбу. Его принятие важность психологии при подчеркивании свободы человека и ответственность дала ответ на инстинктивно-центрированный психоанализ.

Работы Мунье привлекли внимание крупных французских мыслителей. такие как Габриэль Марсель, Дени де Ружмон и Жак Маритен, которые своими исследованиями, лекциями и написанием статей помогли развить французский персоналистическая мысль.Маритен, который работал с Мунье в течение ряда лет, был ответственным за привнесение французского персонализма в Соединенные Штаты. Состояния. После войны европейский персонализм во главе с самим Мунье, адаптировался к либеральной демократии и придерживался более некритического взгляда на нее, и Маритен сыграла свою роль в разработке Универсальной конвенции ООН 1948 года. Декларация прав человека. Как и другие томистские персоналисты, Маритен подверг критике хрупкость некоторых широко распространенных штаммов Схоластики и апеллировал к важной роли интуитивного опыт в философии.

Французский философ Поль Рикер (1913–2005), чей философия находилась под глубоким влиянием гуссерлианской феноменологии, никогда не называл себя персоналистом, но разделял многие заботы и интересы, дорогие персоналистам, и оба извлекли выгоду из и способствовал развитию личностного мышления в Франция. Габриэль Марсель был одним из философов Рикёра. наставников, и на Рикера также глубоко повлиял его контакт с Эммануэль Мунье, особенно в послевоенные годы, 1946–1951.Он написал эссе для Esprit , а также журнала Le Христианизм социальный . Рикер больше всего привлекал многие темы. драгоценными для Мунье, такими как природа человеческой свободы и центральное место человеческой личности по отношению к государству, хотя его собственное более позднее развитие этих тем значительно отличалось от Мунье. Он также разделял неприятие персонализмом материализма и картезианского дуализма, а также отказ от абстракций в пользу конкретной человеческой реальности. Возможно, самый великий элемент персонализма Мунье, принятый Рикером, по сути, недопустимость ухода из политической и социальной помолвка.

Персонализм в Германии был тесно связан с другим философским школа, феноменология, разработанная австрийцем Эдмундом Гуссерлем (1859-1938). Подобно экзистенциализму и французскому персонализму, феноменологический реализм отчасти был ответом на немецкий идеализм, хотя в нем особое внимание уделялось эпистемологическим вопросам. В его Logische Untersuchungen , опубликованный в 1900 году, а также его более поздний Ideen zu einer reinen Phänomenologie und phänomenologischen Philosophie (1913), Гуссерль изложил феноменологический метод, и с его помощью он привлек первых ученики его школы.Отличительная черта феноменология не доктринальная, а методологическая. Стремясь избежать навязывание реальности предвзятых представлений или структур, феноменология восходит «к сути» ( zurück zum Gegenstand ) с помощью скобок ( epoché ) все философские предположения о мире, человеке и остальном реальность. Это прямое наблюдение и консультация реальности избегает проблемы дедуктивного мышления, сосредоточив внимание на интеллектуальных акт интуиции или прямое восприятие реальности.Эйдетический сокращение фокусируется на основных структурах того, что появляется (феномен), так что никто не имеет дело ни с эмпирическим наблюдения ни с описанием платонических форм, а с значение явления. Феноменологи определили объект интуиция как сущность вещей, идеальных объектов и структур преднамеренность и сознание. При этом они стремились преодолеть кантовской дихотомии ноумен / феномен, а также ошибки позитивизм и номинализм.

Хотя в более поздней жизни Гуссерль склонялся к философскому идеализму, в своей ранней жизни и в Logische Untersuchungen он обнял философский реализм.Реалистическая феноменология подчеркивает вклад феноменологии в вечную философию и стремится исследуйте через опыт высшие структуры бытия. Идя возвращаясь к самой вещи, феноменология направлена ​​на то, чтобы избежать ошибок как эмпиризм (сводящий реальность к измеримому), так и идеализм (разжижение реальности на абстракцию и субъективизм). Среди гуссерлевских учениками были Макс Шелер (1874–1928), Дитрих фон Хильдебранд (1889–1977), Роман Ингарден (1893–1970) и Эдит Штайн (1891–1942), все из которых повлияли на развитие персоналистическая мысль.Позднее обращение Гуссерля к идеализму, пришедшее примерно в 20-х годах прошлого века это ускорило разрыв со многими из его учеников, который пришел к выводу, что он отказался от своей первоначальной приверженности воссоединить философское размышление и объективную реальность. Они поэтому вычеркнули сами по себе, каждая из которых создала оригинальную совокупность работать в соответствии с первоначальным намерением Гуссерля. Штейн, например, рассматривал феноменологический метод как дополнение к томизму, а фон Хильдебранд ввел феноменологию в этику в персоналистическом синтез.

Третий и самый молодой из трех центров европейского персоналистического мысль выросла вокруг Люблинского католического университета. После Обучаясь у Гуссерля, Роман Ингарден увлекался феноменологией и интересовался в персоналистической тематике до его родной Польши в начале 1940-х годов, и там он встретил молодого священника по имени Кароль Войтыла, которого он поощрял читать Макса Шелера. Войтыла заинтересовался в феноменологии Шелера и в итоге защитил докторскую диссертацию по этике ценностей Шелера, которую он представил в 1953 г.Получив ранее аристотелево-томистскую формацию, Войтыла из своих исследований феноменологического метода обратился к развивать творческий и оригинальный личностный синтез, дополняя Томистическая метафизика и антропология с открытиями феноменология. Впоследствии он занял должность профессора этики в Богословский факультет Краковского и Люблинского католического университетов, где он основал польскую персоналистическую школу. Войтыла, который был также под влиянием сочинений другого ученика Гуссерля, фон Хильдебранд выпустил две важные персоналистические книги, Love and Ответственность (1960) и Действующее лицо (1962), as а также многочисленные очерки, лекции и статьи.Его более позднее избрание как Папа внес большой вклад в распространение личностной мысли, особенно среди католических мыслителей. Как Папа он продолжал нанимать персоналистские аргументы в его авторитетном учении и стимулировали новые интерес к персоналистическим теориям. Джон Пол призвал «Богословское обновление, основанное на персоналистическом характере человек »и прямо ссылается на аргумент персонализма в своем энциклические буквы Laborem Exercens (1981) и Ut Unum Sint (1995), а также его Письмо к семьям от 1994 года .

Персонализм также в той или иной степени представлен во многих другие европейские страны.

Американский персонализм, наиболее известный благодаря таким фигурам, как Борден Паркер Боун (1847–1910), Джордж Х. Ховисон (1834–1916) и Эдгар Шеффилд Брайтман (1884–1953), взял курс, отличный от континентального европейского персонализма, в том, что вместо реакции на идеализм, это часто на самом деле форма идеализм, в котором бытие определяется как личное сознание. Howison предпочел термин «личный идеализм»." Вопреки континентальный европейский персонализм двадцатого века, американский персонализм, особенно в его ранних представителях, является прямым продолжение развития более-менее персоналистических философия и теология в Европе девятнадцатого века и ее анализ и опровержение различных имперсоналистических форм мышления. В Американская и более строгая персоналистическая школа двадцатого века в Европа согласилась взять этого человека в качестве отправной точки для понимание мира и отнесение всей моральной истины к абсолютная ценность человека, но в то время как последний получил эти идеи в первую очередь из экзистенциализма, феноменологии и томизма, американская школа, хотя в некотором смысле добавляла к ним и развивая их дальше, в основном переняли их у европейских «Спекулятивные теисты».

Бостонский университет долгое время считался центром американского персонализма. под эгидой профессора философии Бордена Паркера Боуна. Bowne был методистским священником, который учился у Рудольфа Германа Лотце в Германия. Лотце, ученик теоретика-теоретика Кристиана Германа Вайсе (1801–1866 гг.), Который ассимилировал большую часть более поздних Критика Гегеля Шеллингом, как и умозрительная теистов, чтобы модифицировать гегелевский идеализм, утверждая, что реальное есть всегда конкретный и индивидуальный, трансформирующий гегелевский абсолют идеализм в личный идеализм.Добавление элементов также из недавних тенденции в психологии, Боун разработал отчетливое и недвусмысленное персоналистическая позиция, принявшая характер философской школа. Его последняя книга Персонализм , опубликованная в 1908 году, представляет собой популярное резюме его философии, которое ввело термин "Персонализм" в американские философские и теологические дискурс.

Боун собрал группу талантливых учеников, которые продолжали его дело. во втором поколении. Самым важным среди них был Эдгар. Шеффилд Брайтман, Альберт С.Кнудсон (1873–1953), Фрэнсис Дж. Макконнелл (1871–1953), Джордж Альберт Коу (1861–1951), и Ральф Т. Флэвеллинг (1871–1960). Хотя Ховисон установил традиции персонализма в Калифорнийском университете в Беркли, Флюеллинг принес персонализм в Университет Южной Калифорнии, который стал вторым по значимости центром двадцатого века персоналистическая мысль в США. Флюеллинг также основал The Personalist , журнал, который форум американского персонализма.В 1915 году он опубликовал персонализма. и проблемы философии: оценка работы Бордена Паркер Боун . В Бостонском университете Брайтман продолжил учится персонализму, со временем удерживая кресло Бордена Паркера Боуна философии, в то время как Кнудсон, впервые преподававший уроки в Старой Завещание, перешедшее в персоналистическое богословие. Между тем Уолтер Джордж Мюльдер (1907-), профессор социальной этики и христианского богословия в Бостонский университет и Университет Южной Калифорнии помогли преодолеть разрыв между бостонской и калифорнийской школами, призывая его учение «Коммунитарный персонализм.”

Бостонская школа персонализма продолжала оказывать влияние на американцев. культура, иногда неожиданным образом. Третье поколение американцев персоналисты, представленные такими фигурами, как Питер А. Берточчи (1910–1989) и У. Гордон Олпорт из Гарварда, ученик Уильяма Стерн, далее развил психологическое измерение персонализм. Мартин Лютер Кинг учился у персоналистов в Бостонский университет, и приписал этому опыту формирование его мировоззрение: «Я изучал философию и теологию в Бостоне. Университет под руководством Эдгара С.Брайтман и Л. Гарольд ДеВольф ... Это было в основном у этих учителей, которых я изучал Персоналистический философия - теория, которая дает ключ к пониманию окончательного реальность находится в личности. Этот личный идеализм остается сегодня моя основная философская позиция. Настаивание персонализма на том, что только личность - конечная и бесконечная - в конечном итоге реальна укрепили меня в двух убеждениях: это дало мне метафизическое и философское обоснование идеи личного Бога, и это дало мне метафизическая основа достоинства и ценности всех человеческих личность.”

Однако важно отметить, что американский персонализм не может быть сводится к школе Бостонского университета. Он процветал также в Гарварде. Университет. Не только отсюда пришел Ховисон, но и работа его ведущие философы Гарварда, такие как Уильям Джеймс (1842–1910), Джозия Ройс (1855–1916), Уильям Эрнест Хокинг (1873–1966) и Чарльз Хартсхорн (1897–2000) показывает сильные персоналистские элементы. Все они, за исключением Ройс даже называл себя персоналистами.

В некоторых отношениях близкие параллели или эквиваленты западному персонализм присутствует в исламском, буддийском, ведантическом и китайском языках. мысли, хотя сравнительная работа в этой области сталкивается с часто сложные проблемы письменного и устного перевода.

Что касается ислама, следует прежде всего отметить, что классическая исламская философия с ее корнями в классическом греческом философия, не восточная в том же смысле, как буддийская, ведантическая, Китайская и японская мысль.Он имеет корни с августинианством и Томизм и, следовательно, некоторые из традиций, которые были центральными развитию персонализма на Западе. С другой стороны, это было замечено, что не существует концептуального эквивалента Западное философское понятие «личность» на арабском и в других языках. классической исламской философии, что, казалось бы, подтверждает важность специфически христианского, в значительной степени Тринитологическое, терминологическое и концептуальное происхождение термина.Но поскольку есть и другие источники персонализма, кроме тринитологического мысль, которая была решающей для раннего формирования концепции (когда, следует также помнить, что это еще не полностью персоналистический в современном понимании), и поскольку эти источники также произвел еврейские версии персонализма, историческое отсутствие концептуальный эквивалент на арабском языке не препятствовал развитию Исламский персонализм. Темы, касающиеся личности и природы Бог, очень похожий на таковых западных персоналистов. в современном мусульманском мыслителе, таком как Мухаммад Икбал (1877–1938).Мохаммед Азиз Лахбаби (1922–1993) прямо стремился развить мусульманскую версию персонализма и находился под влиянием не в последнюю очередь Мунье.

Точного концептуального аналога «человек» в более точно восточные традиции мысли, традиции которые не имеют греческих философских корней. Когда мы говорим о персонализм в случае этих традиций, это в смысле темы и позиции, проработанные в терминах других концепций, ближе к такие западные, как «я» и «индивидуум», которые являются частью западного персонализма и входят в определение современное представление о человеке.

Например, термин «персонализм» применялся к ранняя буддийская школа под названием puggalavada , которая занимает позиции относительно идентичности и преемственности личности себя, которые отличаются от того, что традиционно считалось ортодоксальные буддизма Тхеравады. Другие варианты этих позиций позже обнаруживаются в некоторых направлениях мысли Махаяны.

Однако более однозначные параллели можно найти в Веданта. Школа вишиштадвайта (квалифицированный недуализм) выступил против радикального недуализма адвайты и настаивал не только над тем, что на английском работают представители этой школы и более поздние школы, которые также критикуют адвайта , часто прямо именуется личным представлением брахмана или абсолютное, но также и на личном понимании индивида существа, которые воспринимаются как фрагментарные личности ( jivatmas ) которые являются «частями» - одновременно одно с и отчетливые преобразования - из брахман .Как разные классические даршаны Индийская мысль не изолирована полностью и не подвержена влиянию друг от друга, элементы мысли санкхьи также используются в персоналистической Веданты, как и другие элементы йоги, и традиционное индуистское библейское наследие. Это ясность, традиционная изначальность и фундаментальность учения постоянного «я», атман, , в Веданте, и не в последнюю очередь в школы, критикующие адвайта , которые делают этот персонализм более однозначно, чем puggalavada в буддизме.

Яркая черта споров в Веданте между недуалистические, имперсоналистические школы и теистические, персоналистические частичное сходство и параллели с оппозицией между представителями девятнадцатого века абсолютный идеализм и персоналистический идеализм на Западе, несмотря на расстояние между ними во времени и пространстве, взаимная независимость и разные концептуальные контексты. Но пока существует давняя научная традиция сравнительной работы по адвайта Веданта и абсолютный идеализм (не в последнюю очередь у Ф.ЧАС. Версия Брэдли), таких работ пока очень мало. сделано на вишиштадвайте и подобном персоналистском ведантическом школ и первых идеалистов-персоналистов на Западе.

Что наиболее четко отличает ведантический персонализм от западного? персонализм состоит в том, что первый основан на фундаментальном учении из всех Веданты о том, что истинное Я существует за пределами ограничения преходящего тела и разума, и за пределами тенденция - называется на санскрите ахамкара , буквально «Я-создатель» - к идентифицируют себя с ними, в то время как западный персонализм часто характерно определяется в терминах, которые с точки зрения Веданту следует рассматривать как относящуюся к ментальному уровню, а иногда в частности, в двадцатом веке к физическому телу.

Однако это не означает, что согласно персоналистической Веданте тело следует игнорировать или обесценивать. Это с его точки зрения прежде всего ошибочная идентификация с разумом, который вреден к телу, как и к правильному использованию самого разума. В актуализация нашей истинной и высшей природы как сознания, как сат-чит-ананда (бытие / вечность, знание и блаженство) это природа атман-брахман , приносит свет как телу, так и разуму, включая все факультеты, так тщательно проанализированные западными персоналисты, такие как воля, воображение и разум.Таким образом, по крайней мере косвенно поддерживает, насколько это необходимо, моральные формирование характера на гуманистическом уровне, что подчеркивается Западный персонализм.

Большинство традиционных китайских и японских идей разделяют с персонализмом акцент на необходимости конкретной практической трансформации характер как предпосылка для проницательности. На китайском и японском версии буддизма, индийская традиция разработки конкретных практики и упражнения с этой целью продолжались, но постепенно отключен от параллельного и очень сильного теоретического и метафизическое наследие Индии.Это развитие можно сказать достигают высшей точки в дзен. Но упор на практичность также присутствует в Даосизм, который способствовал развитию дзэн. В то же время все эти школы разделяют понимание окончательного или истинного реальность как скорее безличная, чем личная, что делает их еще более более удален от персонализма, чем Веданта.

Конфуцианство разделяет с другими китайскими и японскими традициями упор на практичность. Однако, в отличие от них, он ориентирован гораздо более исключительно на «гуманистическом» уровне, на моральном формирование характера и требования общественного порядка.Пока его гуманистическая направленность соответствует персонализму, конфуцианству. однако больше озабочен практическим достижением общие идеалы истинной человечности и джентльменства, как они понимаются в традиционный Китай, чем с личной индивидуальностью и неповторимостью которые западные персоналисты подчеркивают как связанные, а часто даже как неотделимы от истинного понимания и утверждения универсального значения. Неоконфуцианство, развитое Чу Си (1130-1200), привнесла сильные метафизические элементы, но понимание метафизические принципы или законы, li , все еще был универсалом один.Другие неоконфуцианцы в некоторой степени разошлись в этом отношении. и, поскольку конфуцианство - живая традиция в сегодняшнем Китае, новые мыслители продолжают разрабатывать версии, которые ближе к персонализм. Это, а также важность гуманистического воспитания характера, говорит в пользу обозначения конфуцианства в целом как персоналистическая философия. Но есть также некоторые соображения, что выступают против, как общие, так и по некоторым аспектам исторического китайского общества, и, учитывая версию Чу Си о Неоконфуцианство, метафизическое.

Хотя персонализм включает в себя множество различных форм и акцентов, можно выделить некоторые отличительные характеристики, которые обычно придерживаться персонализма как такового. К ним относятся настаивание на радикальное различие между людьми и не-личностями и несводимость человека к безличному духовному или материальному факторы, утверждение достоинства людей, забота о субъективность и самоопределение человека и особое внимание об интерсубъективной (реляционной) природе человека.

6.1 Люди, животные и природа

Персоналисты обычно настаивают на ложности утверждения Дарвина. это отличие человека от других земных существ в степени и ни в коем случае. Человеческая исключительность определила большинство персоналистов. мысль. Очевидно, такая исключительность характерна не только для персонализма, но представляет собой, скорее, стандартное допущение классическая философская антропология. В 1625 году, например, Гроций писал: «Человек, конечно, животное, но животное высший вид, гораздо более удаленный от всех других животных, чем разные виды животных происходят друг от друга »( De iure belli ac pacis , Пролегомена, 11).

Согласно типичной персоналистической концепции, фундаментальная классификация всех существ различие между людьми и не-личностями. Для многих персоналистов то, что отличает человека от других животных, отличается от чем бабуин отличается от жирафа или даже от того, что делает бабуин отличается от камня. Таким образом, по словам Жака Маритен: «Когда мы говорим, что мужчина есть личность, мы имеем в виду, что он это больше, чем просто кусок материи, больше, чем отдельный элемент в природе, например, атом, травинка, муха или слон ... Человек - это животное и личность, но в отличие от других животные или особи.»Или, как писал Уильям Стерн в своей введение в Person und Sache (том 2): «Несмотря ни на что сходства, по которым люди идентифицируются как члены человечества, определенной расы или пола и т. д., несмотря на любые широкие или узкие закономерности, которые связаны с какими-либо личными событиями, первобытным всегда остается уникальность, благодаря которой каждый человек - это мир свое собственное по отношению к другим лицам ».

Здесь персоналисты реагируют не только на основные формы идеализма, материализм и детерминизм девятнадцатого века, но даже к объективизму Аристотеля.Следуя его методике для определение вида с точки зрения его ближайшего рода и конкретных разница, Аристотель определил человека как разумное животное ( ho anthropos zoon noetikon ) (Аристотель, Hist. Аним . I, 1: 488a7; Nichomachean Ethics I, 5: 1097b11; VIII, 12: 1162a16; IX, 9: 1169b18; Политика , I, 2: 1253a3). Персоналисты, принимая это определение, насколько оно идет, рассматривать такую ​​конструкцию как недопустимое сокращение человеческого человека в объективный мир.Этот объективный, космологический взгляд на человека как животное с отличительной чертой разума, с помощью которого человек - это прежде всего объект, наряду с другими объектами в мире, чтобы которой он физически принадлежит - будет действительным лишь отчасти, и недостаточный. В попытке интерпретировать правильную субъективность для человека персонализм выражает веру в нематериальные измерение и изначальная уникальность человеческого существа, и, следовательно, в основная несводимость человека к миру природы.

Многие персоналисты считают, что люди имеют дело со всеми другими реальностями. как объекты (что-то, умышленно связанное с субъектом), но утверждают существенное различие между человеком и всеми остальными объекты. Только человек - это «кто-то», а не просто «что-то», и это отличает его от всех другая сущность в видимом мире. Нет точной и общей позиции специфические для персоналистов в отношении природы животных могут быть различается. Но резкое различие между «кем-то» и «что-то», в частности применительно к другим живых существ, отражает как влияние на персонализм Иудео-христианская традиция и, по крайней мере, некоторые из общих влияний или дух отчетливо современного, картезианского рационализма, который конечно, не без унаследованных христианских дуализмов.Только человек бытие обычно понимается персонализмом как одновременно объект и предметом, хотя в то же время это справедливо для всех лиц, независимо от возраста, интеллекта, качеств и т. д. персоналистов, личная субъективность гарантирует, что человеческое существо собственно сущность не может быть сведена к исчерпывающему объяснению ближайший род и видовая разница. Таким образом, субъективность становится своего рода синоним несводимого в человеке.

Но более широкий, реалистический персонализм утверждает, что в классическом и схоластическая традиция, существенное различие между человеком и всем другие объекты на способности человека рассуждать (и ее следствие - язык), что отличает человек из всего мира объективных сущностей.Поскольку это именно его интеллектуальная и духовная природа, которая делает субъективность возможна, можно сказать, что в субъективности человеческая личность тоже нечто объективное. Но эти персоналисты настаивают на четком разделении между неличностными существами и этим субъективность человека, производная от его рациональной природы в более широком или высшем смысле. Независимо от того, как, точнее, животных нужно понимать, человек отличается даже от самых выдвинутый среди них особым типом внутреннего «я», внутренней жизнью, который, в идеале, вращается вокруг его стремления к истине и добру, и генерирует индивидуальные теоретические и моральные вопросы и обеспокоенность.

Другие разновидности персонализма, например, представленные диалогической философии Мартина Бубера, меньше обращайте внимания на различие между людьми и не-личностями и подчеркнем вместо этого так каждый относится ко всей реальности. Бубер разделяет способы ведения дел с другими реальностями на две, которые он называет «Я-Ты» и Отношения «Я-Оно», первые отражающие фундаментальные открытость реальности другого, и последний отражает объективация и подчинение другого самому себе.Согласно с Бубер, мы привлекаем других как It , образуя I-It первичное слово, или как Thou , образующее Я-Ты первичное слово. Но в то время как некоторые персоналисты утверждают, что такая связь I-Thou является единственной соответствующий способ работы с человек и I-It отношения единственный подходящий способ справиться с вещами , Бубер представляет связь I-Thou как идеальную человеческая личность имеет дело со всей реальностью, личной и неличностно одинаково.И хотя это отношение I-Thou будет приобретают разные характеристики в зависимости от сферы, в которой возникает связь (природа, люди, духовные существа), для Бубера фундаментальное различие заключается в самом человеке и в отношение, с которым он взаимодействует с реальностью.

Некоторые персоналисты стали критически относиться к сформулировал человеческую исключительность, и идти дальше Бубера в просто пересматривая отношение человека, но и жесткие дуализм во взглядах на все, что не является человеческим (и божественные) личности как бездушные, безличные «объекты».В Чешский философ Эразим Кохак является примером важного уважает мыслителя-персоналиста, который попытался переосмыслить как наши взгляды, и наше понимание природы в этом отношении. Различные усилия преодолеть безличную объективацию природы и других формы жизни, и представить себе более личный Вселенная, отчасти напоминают позиции некоторых из ранних идеалистических персоналисты в девятнадцатом веке. Так же, как эти персоналисты иногда включали накопленные и взаимосвязанные идеи самосознание, субъективность, внутренность, индивидуальность / неповторимость, воля, воображение и историчность в некотором роде которые до сих пор в некоторых отношениях часто несколько односторонне универсальные Томистические течения персонализма не имели, они также приблизились к взгляд на природу, исправляющий излишне жесткий дуализм созданного мир на таком расстоянии от своего создателя, что он почти независим, и человек столь же резко отделен от остального творения.Человеческая форма жизни явно исключительна тем, что позволяет гораздо более высокая степень развития личности во всех отношениях, но рассматривать как следствие этого понимания позицию, в которой растения и даже животные - просто безличные объекты, без сознания и своего рода субъективность, кажется, рассматривается как все более проблематично среди персоналистов.

Не маловажная часть человеческого исключительность отражает эти расколы в мире, в котором присутствие божественного больше не ощущается и не воспринимается в природе.В современный десакрализованный мир, как сформулировано картезианством, но подготовлено Оккамом и даже в некоторых отношениях Фома Фома в действительности также во многих важных отношениях обезличенный Мир. Защищаясь от нового имперсонализма и моральной двусмысленности романтических пантеистов, первых персоналистов девятнадцатого века. век по крайней мере ясно осознал проблемы с резкими дуализмами христианского богословия, а также современного рационализма, Просвещение и сциентизм.

6.2 Достоинство человека

Подчеркивая уникальность людей по сравнению с другими сущности, персоналисты, находящиеся под влиянием томизма, обозначают существенные разделительная линия реальности как то, что разделяет личное и неличностное существо. Поэтому отношения с людьми требуют отличная этическая парадигма от той, которая использовалась для описания отношений с неличностные реальности. «Правила» обращения с неличностная реальность не соблюдается при общении с людьми, и наоборот. Эта радикальная дихотомия между людьми и не-личностями есть по сути онтологический или трансцендентально-конститутивный, но имеет непосредственные последствия для этический уровень.

В центре этого персонализма стоит утверждение достоинства человека, качества, на котором настаивали еще средневековые мыслители, что составляет уникальное превосходство личности и дает соответствовать определенным моральным требованиям. Достоинство относится к врожденному ценность человека как «кого-то», а не просто «Что-то», и это придает абсолютность, отсутствующую в другие существа. Здесь классические реалисты-персоналисты отвергают гоббсовский подход. понятие достоинства как цена, установленная для человека содружества, и скорее объединились с Кантом в его утверждении это достоинство является неотъемлемым элементом и не требует никакой цены.В язык достоинства исключает возможность вовлечения людей в компромисс, как если бы их ценность была функцией их полезности. Каждый человек без исключения бесценен, и никто не одноразовые или взаимозаменяемые. Человек никогда не может быть потерян или полностью ассимилирован в коллектив, потому что его взаимосвязанность с другими лицами определяется его обладанием уникальным, незаменимая ценность. Согласие с Кантом в этом отношении может быть считается мостом между персонализмом в более широком смысле и персонализм в узком смысле.

Приписывание уникального достоинства или ценности человеку также бросает свет на главную добродетель справедливости. Оказание «каждому свое должное »зависит от понимания того, чего каждый заслуживает, и это не может быть правильно установлено без учета достоинство и ценность, которые в то же время являются общими качествами всех личностей и неотделимы от уникальности каждого из их. Поэтому персоналисты в широком смысле делают особый упор на на то, что люди заслуживают самим фактом своей личности, и на разница между действием по отношению к человеку и действием по отношению к любому другая реальность.Когда человек является объектом чьих-то действий, целое в игру вступает этическая структура, которая отсутствует, когда объект действие - вещь. Как следует обращаться с людьми, формирует самостоятельная этическая категория, обособленная по существу, а не только по степень от того, как следует обращаться с не-людьми (вещами). В то время как традиционные этические системы подчеркивают внутренние механизмы моральный агент (совесть, обязанность, грех, добродетель и т. д.) и эффект что свободные действия влияют на моральный облик, персоналисты добавляют к этому особая забота о трансцендентном характере человеческой деятельности и достоинство того, над кем действуют.Абсолютное характер предусматривает возможность абсолютных моральных норм, когда общение с людьми.

Для персоналистов человеческое достоинство как таковое не зависит от переменных. такие как врожденный интеллект, спортивные способности или социальное мастерство. Ни может ли это быть результатом хорошего поведения или моральных заслуг. Это скорее должно быть укореняться в самой природе человека, чтобы на самом глубоком уровне несмотря на различия в моральном поведении и вытекающие из этого различия по моральным качествам все представители вида разделяют это достоинство.В разница между тем, чтобы быть чем-то, и кем-то считалось так радикальный, что он не допускает степеней. Большинство персоналистов Отрицание этой индивидуальности - это то, чего можно достичь постепенно. Это похожа на двоичную функцию (1 или 0) или тумблер (вкл. или выкл.), это не допускает компромисса.

Но, как мы видели, эти позиции могут быть отнесены не полностью к беспроблемный взгляд на нечеловеческую природу. Персоналисты в узком кругу смысл принимать, насколько это возможно, мнение о достоинстве человека как о можно найти в этике или практической философии Канта, но изменить и дополнить это не в последнюю очередь с точки зрения более основательного персоналистическое понимание важности личности уникальность.И поскольку они не просто подчеркивают важность человек в рамках ранее существовавшей метафизики и философская и теологическая антропология, им доступна теоретическое пространство для представления нечеловеческого мира «Кое-что» в менее объективном и эксплуататорском манера. Первые идеалистические персоналисты были гораздо более склонны к видят также внешнюю природу как в конечном итоге выражение личной реальности, и чтобы объяснить его безличный вид с точки зрения ограничения конечного восприятия.

6.3 Интерьер и субъективность

Персоналисты утверждают, что только люди действительно "предметы." Это не означает, что в синтаксическом смысле другие субъекты не «действуют», не «производят» и не «Причина», но, собственно говоря, они не обладают субъективность. В современном понимании субъективность зависит прежде всего от единство самосознания, а также внутренности, свободы и личная автономия. Хотя неличностные существа могут «действовать» в в синтаксическом смысле, они на самом деле не являются субъектами действия, поскольку причина их действия внешняя для них.Несмотря на разницу в отношении конечной природы «неличностного» между некоторыми персоналистами в узком смысле и персоналистами в в более широком смысле, в этой области существует значительное совпадение между две формы персонализма. Для теистических персоналистов личная субъективность охватывает моральное и религиозные аспекты, которые являются неотъемлемой частью человеческого природа как сознательный, умный, свободный, добровольный субъект в отношении с Богом и другими. Как свободные, мыслящие субъекты, люди также занимаются физическими упражнениями. творчество через свои мысли, воображение и действия, творчество, влияющее как на окружающий мир, так и на человека сам.Более того, персоналисты заметили, что живые переживание человеческой личности, как сознательной и самосознательной будучи, раскрывает не только действий , но и внутренние событий , которые зависят от «я». Эти переживания, прожитые осознанно, уходят в макияж и уникальность человека. Что касается этического вопроса, то не только люди являются свободными и ответственными моральными подданными, но их субъективность также обусловливает этическую ответственность других по отношению к их.

То, что мы воспринимаем как «вещи», можно исследовать и познать. извне, как то, что считается «объектами». В смысл, они стоят перед нами, они предстают перед нами, но всегда как вне нас. Их можно описать, квалифицировать и классифицирован. Персоналисты-классики-реалисты признают легитимность даже необходимость познания человека таким же образом. С этой целью точки зрения можно заметить некоторое превосходство человека к остальной реальности. Но в человеческой личности представляет собой совершенно уникальное измерение, которого нет в остальная реальность.Человеческие личности прежде всего познают самих себя не как объекты, а как субъекты, не извне, а из внутри, и, таким образом, они присутствуют в себе так, как никакие другие им можно представить реальность. Но здесь влияние и ценность феноменологический метод, а также аспекты более раннего идеалистическая традиция, часто особенно чувствуется в персонализма и дополняет анализ классического реализма. Суть человек исследуется как внутренняя интуиция, а не как вывод из системы мышления или посредством эмпирического наблюдения в обычном смысле.К человеку нужно относиться как к субъекту, следует понимать с точки зрения современного взгляда на сугубо человеческое субъективность, определяемая сознанием. Но этот вклад не воспринимается персоналистами как простая замена во всех отношениях ранее более объективистские представления о человеке, но в той же мере дополняя их.

Это сознательное самоприсутствие - внутренность человеческой личности, и это настолько важно для значения концепции личности, что можно сказать, что личность означает внутреннее по отношению к себе.Из-за субъективности человека, он не только находится под воздействием и движется внешними сил, но также действует изнутри, из самого ядра субъективность. Поскольку он является автором своих действий, он обладает личность, созданная им самим, которая не может быть сведена к объективной анализ и, таким образом, сопротивляется определению. Это сопротивление определению, эта несводимость не означает, что субъективность человека и жизненный опыт непознаваем, но мы должны знать по-разному, методом, который просто раскрывает и раскрывает их сущность.В жизненном опыте самообладания и самоуправления, человек переживает, что он личность и субъект, и через сочувствие и сочувствие человек испытывает личность другие . Чтобы применить раннюю терминологию с некоторыми добавленными современными смыслов, человек включает в себя как объективное существование (ύπόστασις) и субъективное существование (πρόσωπον).

Вывод персонализма состоит в том, что опыт человека не может быть получен путем космологической редукции.Мы должны остановиться на неприводимое, причем уникальное и неповторимое в каждом человеческое существо, в силу чего он или она не является человеческое существо - особь определенного вида - но личная тема. Это единственный способ прийти к истинному пониманию человека. Очевидно, что каркас неприводимого не исчерпывающим для человеческого состояния, и такое понимание должно быть дополнен космологической перспективой. Тем не менее персоналисты сказал бы, что невозможно прийти к истинному пониманию человек, пренебрегая его субъективностью.

Акцент на субъективности людей объясняет многие персоналисты. настаивание на различии концепции «Человек» и «индивидуум». Gilson писали, что «каждый человек - это прежде всего личность, но он гораздо больше, чем об отдельном человеке, поскольку говорят только о человеке, о персонаж, когда рассматриваемое отдельное вещество обладает сам по себе определенным достоинством ». Главным различие в том, что человек представляет собой единицу в однородный набор, взаимозаменяемый с любым другим элементом набора, тогда как человек отличается своей уникальностью и незаменимость.

Фон Бальтазар, например, писал: «Некоторые слова имеют столько же слои смысла как человек . На первый взгляд это означает любого человека, любого счетное лицо. Однако его более глубокие чувства указывают на неповторимая индивидуальность и поэтому не может быть подсчитан ». В этом более глубоком смысле люди нельзя, собственно говоря, сосчитать, потому что ни один человек не просто один в серии, в которой каждый член идентичен отдых для всех практических целей и, следовательно, его можно обменять на любые другие.Можно посчитать яблоки, потому что одно яблоко ничем не хуже другого (т. Е. важно не то, что это это яблоко , а просто то, что оно это яблоко ), но человек в этом способ. Человеческих существ можно считать особями одного и того же вида, но слово человек подчеркивает уникальность каждого члена человеческого вида, его несоизмеримость и непередаваемость. Фон Бальтазар продолжает: «Если проводить различие между индивидуальный и человек (и мы должны ради ясности), то особому достоинству приписывается лицо, которое человек как таковой не обладает ... Мы будем говорить о «Человек» ... если рассматривать уникальность, несравнимость и, следовательно, незаменимость физическое лицо.”

Какими бы убедительными ни были эти философские различия, независимо от того, человека или человека, это просто два имени применительно к той же реальности. Персоналисты быстро утверждают, что личность не прибавляется к человечеству, но присуща сущность каждого человека, так как она коренится в человеческой природе сам. «Человеческая личность» и «человеческая личность», подчеркивая различные аспекты человеческого существа, синонимы в повседневном языке и имеют тот же референт.Некоторые мыслители предложили реальное различие между человеком и человеческая личность. С их точки зрения, личность была бы приобрел «экстра» для человека, статус не достиг просто будучи индивидуумом вида, но вступая в определенные отношения с другими людьми в сознательном, преднамеренном способ. Другими словами, в то время как все люди будут людьми отдельных лиц обратное было бы неверным.

Персоналисты обычно отвергают это и настаивают на том, чтобы каждый живой человек обычно обладает - на самом деле, а не просто потенциально, хотя важность дальнейшего развития или актуализации сильно подчеркнуто - определяющее и определяющее сознание, намерение, воля и т. д., радикальная способность к рассуждайте, смейтесь, любите и выбирайте. Это не просто абстрактно мыслимые общие характеристики вида, но аспекты уникальное, индивидуальное, органическое функционирование каждого человека. В этом Кстати, персоналисты считают личность существующей, даже если ее операции приходят и уходят со многими меняющимися факторами, такими как незрелость, травмы, сон и дряхлость.

6.4 Самоопределение

Интеллектуальная природа человека, которая, по мнению Боэция, является отличительная черта личности, также является источником свобода, субъективность, бессмертие, познавательные и нравственные способности человека. жизнь.Именно как разумное существо и, следовательно, как личность, человек может отличить истинное от ложного и хорошее от зло. Следовательно, наука и мораль свойственны людям. Потому что человек обладает духовной природой, источником его действия является внутреннее по отношению к себе, а не внешнее.

Персоналисты настаивают на том, что в его контакте с миром человек человек действует не чисто механическим или детерминированным образом, а из внутреннее «я» как субъективное «я» с силой самоопределение.Обладание свободой воли означает, что человек человек сам себе хозяин ( sui iuris ). Самообладание и свобода характеризует личности; свободное существо - это личность. В способность человека к самоопределению объясняет непередаваемое характер личности. Его неприкосновенность касается не только уникальность и неповторимость человека. Что не передается или неотчуждаемое в человеке присуще его внутреннему "я" и к власти самоопределения. Никто не может заменить его акт будет для чужого.

В чем заключается самоопределение? Классическое отличие отделяет «человеческие действия» ( actus humani ) от так называемые «действия человека» ( actus hominis ). Акт человека описывает что-то, что «происходит» в теме тогда как собственно человеческий поступок предполагает свободное и ответственное авторство акта к предмету. Элемент внутренней причинности называется самоопределением. Это самоопределение предполагает чувство эффективности со стороны действующего субъекта, который распознает что «я действую» означает, что «я эффективный причина »моего действия.Ощущение эффективности как действующего человека по отношению к выполненному действию, в свою очередь, тесно связано с чувство ответственности за деятельность. Этот опыт на феноменологический уровень обращает внимание на волю как на волю человека. сила самоопределения, в то же время давая понять, что самоопределение - это собственность самого человека, а не только воли. Это свобода человека как такового через его буду.

Однако самоопределение не только описывает причинно-следственную связь. действия, но также и действующего.Действуя, человек не только направляет себя к ценности, он определяет себя как хорошо. Он не только действенная причина своих действий, но и в некотором смысле создатель самого себя, особенно своего морального «я». По выбирая добрые или дурные поступки, человек делает себя морально хороший или плохой человек. Действие органически связано со становлением. По свободное моральное действие личный субъект становится хорошим или плохим как человек существование. Когда человек действует, он намеренно действует по отношению к объекту, ценность, привлекающая к себе волю.В то же время, самоопределение указывает внутрь самого субъекта. Как в результате человек способен существовать и действовать «Для себя» или способна Некий автотелеология . Это означает, что человек определяет не только для его собственных целей, но и для него самого. Человек несет ответственность не только за свои действия, но и за самого себя, за его моральный облик и личность. Свобода означает, что один несет ответственность за свой выбор, но также и за самого себя.

Свобода и самоопределение также тесно связаны друг с другом. характеристика духовной природы человека: творчество. Свобода как свойство человека позволяет человеку творить через мысль и действие. Воля - не просто исполнитель аргументированные выводы интеллекта. Интеллект представляет собой множество товары, подлежащие реализации, ни один из которых не навязывает себя таким образом, чтобы быть обязательно желанным или выбранным выше других. Сам человек принимает решения спонтанно и свободно и, таким образом, определяет свою моральную ценность и идентичность.«Этот конкретный товар, который я выбираю, имеет ценность для меня в соответствии с "мной", которое я свободно желаю и выбирай им быть ».

6.5 Взаимоотношения и общение

Персоналисты подчеркивают природу человека как социального существа. Согласно для персоналистов человек никогда не существует изолированно, и более того люди обретают свое человеческое совершенство только в общении с другими человек. Межличностные отношения никогда не бывают лишними или необязательны для человека, но указываются его природой и являются важным компонентом его исполнения.

Отношение присуще только человеку. Персонализм стремился выделить этот аспект личности и выдвинуть его на первый план. это центральное место в реакции персонализма против и стремлении преодолеть поляризация индивидуализма с одной стороны и коллективизма с другой. Другой. Персоналисты рассматривают людей как «существа для другие »или« существа с другие ». Отношения не являются необязательным аксессуаром для человека. человек, но имеет важное значение для его личности. Он является бытие для отношения.

Персоналисты признают, что, как бы он ни стремился к независимости, человеческая личность обязательно полагается на других. Он зависит от других людей для его выживания и развития, и эта взаимозависимость признак человеческого существования. Помимо этого, человеческая личность также стремится к обществу как к основной человеческой ценности. Такое общество не только вопрос полезности или удобства, но отражает врожденную тенденцию человек, ищущий своих товарищей и входящий в духовный ассоциация с ними.Наблюдается черта общительности. начиная с самых ранних философов, и отражает зависимость человека от других людей за его существование и развитие, а также за его естественную склонность к более глубокое общение.

Некоторые персоналисты отмечают, что социальная природа человека и его призвание к межличностному общению - это не одно и то же. Их способность к рациональное сообщество и дружба - это то, что делает человека существа социальные. Но способность человека к общению по мнению этих персоналистов, глубже, чем просто общительность.Фактически, «общество» иногда аналогичным образом применяется к неличностным существам, которые живут и взаимодействуют как группа а не изолированно друг от друга, тогда как слово «Общение» никогда не могло быть понято таким образом. Communio не просто обозначает что-то общее, а скорее к способу существования и действия совместно, посредством которого люди вовлеченные взаимно подтверждают и подтверждают друг друга, способ бытия и действия, которые способствуют личной реализации каждого из них в силу об их взаимоотношениях.Этот способ существования и действия - исключительная собственность лиц.

Персоналисты видят, что призвание человека к общению коренится в рациональный характер, через субъективность человека и самоопределение. Эти особенности духовной природы человека склоняют его к общение с другими людьми. Для большинства персоналистов субъективность человека не имеет ничего общего с изолированным единство монады Лейбница, но требует сообщения знания и любовь.

Это общение, в свою очередь, зависит от самоопределение с его отличительной структурой самообладания и самоуправление. Как свободный, добровольный субъект, человек не может быть одержим другим, если только он не решит подарить себя Другой. Персоналисты утверждают, что человек принадлежит самому себе в так, как никакая другая вещь или животное не может. Самообладание не подразумевает изоляция. Напротив, самообладание и самоуправление подразумевают особую склонность делать «подарок самому себе».” Только если человек овладевает собой, он может отдать себя и сделать это в бескорыстный путь. И только если управлять собой, можно сделать бескорыстный дар самого себя. Это призвание к самоотдаче так для конституции человека важно то, что именно тогда, когда один становится подарком для других, который наиболее полно становится себя. Без бескорыстного дара самости человек не может достичь окончательность, присущая человеку в силу того, что он человек и не может полностью раскрыть свое истинное «я».

Для персоналистов этот «закон дара» показывает, что отношения и общество, на которое способен только человек, и которые необходимы для его реализации как личности, состоят не только в ассоциации, но в любви. Они состоят в любви, дающей и дает себя, которая принимает не только вещи, но и других людей как хорошо. Только люди могут дарить любовь, и только люди могут получать любовь.

Unsolved: Mystical Realism - HandWiki

В философии мистический реализм - это взгляд на природу божественного.Его цель - найти подходящее равновесие, включающее сочетание духовного и материального. [1]

Концепт

Философское использование этого термина возникло у русского философа Николая Александровича Бердяева в его опубликованной статье под названием Декадентизм и мистический реализм . [2] Мистический реализм считает, что божественные сущности неточно описаны в терминах пространства, материи, времени или причинности, и поэтому они, несмотря на то, что они реальны с точки зрения философии, не существуют.Концепция состоит из двух компонентов: метафизической и эпистемологической. Метафизический компонент основан на различении понятий «реальный» и «существующий». Что-то существует, если оно:

  1. занимает площадь;
  2. имеет материю;
  3. успевает;
  4. зависит от причинно-следственной связи.

Мистический реализм также способствует участию вместо индивидуализации, когда индивидуум участвует в универсальном, а знающий участвует в известном. [3] Что касается поклонения, эта философия ссылается на жертвенник как на место во временном мире, где преодолевается противостояние между Божественным и человеческим. [4]

Интерпретации

Мистический реализм очевиден в политической идеологии XVI и XVII веков в России, особенно в попытке найти сакральный смысл в власти царя. [1] Церковная мысль, возникшая в этот период, исходила из мистического реализма в том смысле, в котором она привела к размышлениям над концепцией так называемой тайной истории, которая относилась к ожиданию таинственного и священного аспекта во внешнем историческом реальность. [1]

Джордж Баркер Стивенс использовал термин «мистический реализм» для описания формы мысли Святого Павла, особенно в том, как он относился к расе и Адаму.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *