Вероисповедание гитлера: «Какой религии придерживался Адольф Гитлер?» — Яндекс.Кью

Содержание

Верил ли Гитлер в Бога?. Адольф Гитлер. Жизнь под свастикой

Верил ли Гитлер в Бога?

Гражданская религия национал-социализма с ее Ветхим и Новым Заветом — книгой «Моя борьба», с ее символом веры — «одна страна, один народ, один фюрер», с ее пантеоном мучеников после прихода Гитлера к власти довольно быстро оттеснила все традиционные религии на второй план.

Сам Гитлер не был атеистом, но его веру никак нельзя назвать христианской. Фюрер скорее тяготел к языческому мистицизму и ветхозаветным жестоким заповедям, хотя к собственно иудейской религии питал патологическую ненависть. Он утверждал в книге «Моя борьба»: «Протестантизм лучше выражает нужды немецкого самосознания. Но он непригоден там, где защита национальных интересов осуществляется в сфере, которая либо отсутствует в его системе понятий, либо отрицается им по каким-либо причинам… Протестантизм всегда выступал за развитие германского самосознания… поскольку дело касалось внутренней чистоты, углубления национального духа и немецкой свободы.

.. но он встречает в штыки любую попытку вырвать нацию из удушающих объятий ее смертельного врага, так как его позиция по отношению к еврейству более или менее определена его догмами. А между тем речь здесь идет о вопросе, без решения которого любые попытки немецкого возрождения были и останутся абсолютно бессмысленными и невозможными».

Гитлер, однако, совсем не восхищался протестантизмом, хотя как национальную немецкую религию ставил гораздо выше более космополитического католицизма. При нацистах была даже попытка основать «немецкую национальную церковь». Под давлением национал-социалистов и при активном участии симпатизировавшей им фракции «немецких христиан» синод евангелической церкви в Германии избрал 27 сентября 1933 года пастора Кенигсбергского военного округа Людвига Мюллера «епископом Рейха». Гитлер потребовал от него создать евангелическую автокефальную «церковь Рейха», но эта затея провалилась, встретив противодействие большинства германских лютеран.

Уже в 1941 году фюрер сожалел: «Нам не повезло, что наша религия убивает радость красоты. Протестантское ханжество еще хуже, чем католическая церковь». Но тут же добавил: «Я не занимаюсь догматами веры, но и не потерплю, чтобы священник занимался земными делами. Надо так сломать организованную ложь (так Гитлер именовал церковное христианство. — Б. С.), чтобы государство стало абсолютным властелином». А 13 декабря 1941 года, выразив неосновательную надежду, что «война идет к концу», Гитлер с гордостью добавил: «У меня шесть дивизий СС, ни один из этих солдат не ходит в церковь, и тем не менее они со спокойной душой идут на смерть». Поэтому-то на ременных пряжках эсэсовцев было выгравировано, не: «С нами Бог», как у солдат вермахта, а: «Моя честь — верность». Гитлер возмущался германскими министрами и генералами, которые убеждены, что «нам не победить без благословения церкви». Между тем эсэсовцы умирали с именем Гитлера на устах, а не с именем Бога.

Объективно национал-социалистической партии и государству никакая церковь не была нужна. Католическую церковь, более склонную к вмешательству в земные дела и следованию принципам гуманизма независимо от позиции светских властей, нацисты всячески принижали, к протестантским, как в большей мере «национально мыслящим», относились более терпимо. Впрочем, и католики под гнетом диктатуры и в условиях победоносного шествия вермахта довольно быстро присмирели. Так, Ватикан даже не рискнул публично осудить истребление евреев. В будущем же, в случае победы Германии в войне, и протестантам, и католикам была уготована не слишком завидная участь: слиться в полностью огосударствленной единой церкви. Как говорил Гитлер в узком кругу соратников, «война когда-нибудь кончится. Последней великой задачей нашего времени станет тогда решение проблемы церкви. Лишь тогда немецкая нация может считать свое будущее обеспеченным».

24 октября 1941 года, когда германские танковые колонны рвались к Москве, фюрер утверждал: «Большевики полагают, будто могут одержать триумф над Всевышним… Но мы, откуда бы мы ни черпали свои силы, будь то из катехизиса или философии, имеем возможность сделать шаг назад, в то время как они со своим материалистическим мировоззрением в конце концов съедят друг друга». В действительности Гитлер и его соратники верили, что творят волю Бога, и хотели продиктовать судьбу всему человечеству, для большинства — страшную. Но настоящим ужасом она обернулась для самих немцев.

В книге «Моя борьба» Гитлер провозглашал себя философом, чья вера в Бога носит внецерковный характер. В то же время он признавал для масс необходимость церковных догматов. Фюрер писал: «В нашем мире религиозные люди не могут обойтись без догматических обрядностей. Широкие слои народа состоят не из философов: для массы людей вера зачастую является единственной основой морально-нравственного миросозерцания… Если мы хотим, чтобы религиозные учения и вера действительно господствовали над умами широких масс народа, мы должны добиваться того, чтобы религия пользовалась безусловным авторитетом… Сотни тысяч более высоко развитых в умственном отношении людей отлично проживут и без этих условностей. Для миллионов же людей эти условности совершенно необходимы… Только благодаря догмату религиозная идея, вообще говоря, поддающаяся самым различным истолкованиям, приобретает определенную форму, без которой нет веры… Политику приходится прежде всего думать не о том, что данная религия имеет тот или другой недостаток, а о том, есть ли чем заменить существующую, пусть и не вполне совершенную, религию.

И пока у нас нет лучшей замены, только дурак и преступник станет разрушать старую веру». После прихода нацистов к власти в качестве религиозной альтернативы стала все больше выступать расовая доктрина НСДАП, пропагандирующая борьбу за «жизненное пространство для наиболее полноценной германской расы».

Гитлер демагогически призывал к объединению всех сторонников христианских конфессий для борьбы с «еврейской опасностью»: «Сотни тысяч членов нашего народа гибнут в результате отравления крови, а мы проходим мимо всего этого, будто совершенно слепые. Эту свою гнусную работу евреи проводят совершенно планомерно. Эти черноволосые паразиты совершенно сознательно губят наших неопытных молодых светловолосых девушек, в результате чего мы теряем невосстановимые ценности. И что же?.. И католический, и протестантский лагери относятся совершенно равнодушно к этим преступлениям евреев и не замечают, как эти паразиты народов преступно уничтожают самые ценные, самые благородные дары Божий на земле.

Судьбы мира решаются не тем, победят ли католики протестантов или протестанты католиков, а тем, сохранится ли арийское человечество на нашей земле или оно вымрет.

И при таком положении вещей католические и протестантские лагери не умеют соединиться против врагов человечества, а вместо этого подумывают, как бы уничтожить друг друга! Мы считаем, что обязанность подлинных патриотов — позаботиться о том, чтобы верующие обоих лагерей перестали всуе поминать имя Божие, а стали бы на деле выполнять волю Божию и сумели бы помешать евреям позорить дело Божие. Разве не Божья воля создала человека по образу и подобию Творца Всевышнего. Кто разрушает дело Божие, тот ополчается против воли Божией…

Национальное единство нельзя укрепить тем, чтобы разжечь войну между католиками и протестантами. Только при взаимной уступчивости, только при одинаковой терпимости с обеих сторон можно изменить нынешнее положение вещей и добиться того, чтобы в будущем нация действительно стала единой и великой».

В этом была трагедия германского народа. Национальное единство и взаимную терпимость немцев разных христианских вероисповеданий Гитлер цементировал неприкрытой расовой ненавистью.

Христианские церкви Гитлер до поры до времени готов был терпеть как необходимый массам институт. Но он не намерен был вступать в какие-либо устойчивые отношения с ними. И не скрывал своего презрения к людям, глубоко и искренне верующим в христианского Бога. В «застольных разговорах» в ставке фюрер настаивал, что «партия хорошо делает, что не вступает ни в какие отношения с церковью. У нас никогда не устраивались молебны в войсках. Пусть уж лучше — сказал я себе — меня на какое-то время отлучат от церкви или предадут проклятию. Дружба с церковью может обойтись очень дорого. Ибо, если я достиг чего-либо, мне придется во всеуслышание объявить: я добился этого только с благословения церкви. Так я лучше сделаю это без ее благословения, и мне никто не предъявит счет…

Если бы не националисты-добровольцы, то в 1918 —  1920 годах священники у нас стали бы жертвой большевизма. Попы опасны, когда рушится государство. Тогда они собирают вокруг себя темные силы и вносят смуту: какие только трудности не создавали римские папы германским императорам! Я бы с удовольствием выстроил всех попов в одну шеренгу и заставил побеспокоиться о том, чтобы в небе не появились английские или русские самолеты. В данный момент (осенью 1941 года. — Б. С.) больше пользы государству приносит тот, кто изготавливает противотанковые орудия, чем тот, кто машет кропилом…»

Тогда же Гитлер высказал сомнения в христианских Догматах с рационалистической точки зрения и подчеркнул значение языческих элементов культуры, которые ничуть не ниже христианских, хотя и не имеют уже сегодня прежнего религиозного значения: «В наши дни человек, знакомый с открытиями в области естествознания, уже не сможет всерьез воспринимать учение церкви: то, что противоречит законам природы, не может быть Божественного происхождения, и Господь, если пожелает, поразит молнией также и церковь. Целиком основывающаяся на взглядах античных мыслителей, религиозная философия отстает от современного уровня развития науки.

В Италии и Испании это закончилось резней (Гитлер имел в виду процессы инквизиции. — Б. С.).

Я не хочу, чтобы у нас случилось то же самое. Мы счастливы, что сохранились Парфенон, Пантеон и другие святыни, хотя с религиозной стороной этих сооружений мы уже давно не имеем ничего общего. Будь их у нас еще больше, это было бы просто великолепно. Мы ведь все равно не будем поклоняться в них Зевсу…

Я ничего не знаю о загробном мире и достаточно честен, чтобы открыто признаться в этом. Другие же утверждают, что кое-что знают о нем, а я не могу представить доказательства, что это не так.

Крестьянке я бы не хотел навязывать свою философию. Учение церкви тоже своего рода философия, пусть даже и не стремящаяся отыскать истину. Но поскольку людям крупномасштабные материи недоступны, это не страшно. В итоге все в общем-то сводится к признанию беспомощности человека перед вечным законом природы. Не повредит также, если мы придем только лишь к выводу, что спасение человека — в его стремлении постичь волю Божественного провидения, а не в вере в свою способность восстать против закона. Это же просто замечательно, когда человек безропотно чтит законы.

Поскольку любые потрясения суть зло, лучше всего будет, если нам удастся, просвещая умы, постепенно и безболезненно преодолеть такой институт, как церковь. Самыми последними на очереди были бы, видимо, женские монастыри».

Сам Гитлер христианство и церковь отвергал, в существование загробного мира не верил, а верил только в существование Бога в виде Божественного провидения, чью волю, как полагал, и должен исполнять истинный фюрер. Он ощущал себя сверхчеловеком, которому позволено вершить законы Божеские и человеческие. Но масса — это другое дело. Массе необходима церковь, хотя бы для того, чтобы удержать людей от нарушения государственных законов. И церковная организация должна сохраниться до того времени, когда возникнет идеальное национал-социалистическое государство, основанное на расовых законах и состоящее только из расово и социально полноценных членов. А такое возможно лишь после установления мирового господства Германской империи. До этого времени придется терпеть противоестественное сосуществование антихристианского государства и церкви, которая необходима для сохранения стабильности государственных институтов, а также институтов семьи и собственности. Но никакая непосредственная связь ни с одной из церквей не должна осквернять национал-социалистической партии.

Гитлер вопрошал: «Сделали ли научные открытия людей счастливыми? Не знаю. Но они счастливы, имея возможность придерживаться самых различных вероисповеданий. Значит, нужно быть терпимее в этом вопросе». Но при этом он считал, что «человек, придерживающийся ложной веры, выше того, кто вообще ни во что не верит. Так, профессор-большевик воображает, что одержал победу над Божьим промыслом. Этим людям с нами не совладать. Неважно, черпаем ли мы свои идеи из катехизиса или из философских трактатов, у нас всегда есть возможности для отступления, они же с их сугубо материалистическими взглядами в конце концов просто сожрут друг друга». Но в войне победили как раз большевики-материалисты.

Гитлер прямо провозгласил отказ от принципов христианского гуманизма и утверждал, что человеческая жизнь не имеет абсолютной ценности: «Не следует так уж высоко ценить жизнь каждого живого существа. Если эта жизнь необходима, она не погибнет».

Таким образом, фюрер допускал существование вечной жизни, которая лишь меняет форму своего бытия. Вот только загробного мира, как считал Гитлер, не существует, поскольку душа, покинув бренное тело, тотчас находит для своего воплощения другую оболочку. Он утверждал: «Наша религиозность — это вообще наш позор… Христианский тезис о загробном мире я ничем не могу заменить, поскольку он совершенно несостоятелен. Но вера в вечную жизнь имеет под собой определенные основания. Ум и душа возвращаются в общее хранилище, как, впрочем, и тело. Мы ляжем удобрениями в почву, на которой появится новая жизнь. Я не хочу ломать голову в поисках ответов на вопросы «почему?» и «отчего?». Все равно нам не дано проникнуть в глубину души.

Если и есть Бог, он дает не только жизнь, но и способность познания. И если я с помощью данного мне Богом разума регулирую свою жизнь, то могу ошибаться, но не солгу.

Переселение тел в загробный мир невозможно хотя бы уже потому, что каждый, кто был бы вынужден взирать сверху на нас, испытывал бы страшные муки: он просто бы бесился от ярости, видя те ошибки, которые непрерывно совершают люди…

Я стремлюсь к такому порядку вещей, когда каждый твердо бы знал о себе: он живет и умирает во имя сохранения своей расы (по всей видимости, фюрер был убежден, что «истинный ариец», ставящий интересы германской расы превыше всего, и после смерти найдет себе новое воплощение только в представителях своей расы, а не в каких-нибудь евреях, и тем более — не в свиньях, коровах или лягушках. — Б. С.). Задача состоит в том, чтобы воспитать в людях высочайшее уважение к тем, кто особенно отличился в борьбе за выживание расы. Очень хорошо, что я не пустил попов в партию. 21 марта 1933 года—в Потсдаме — встал вопрос: идти или не идти в церковь? Я завоевал государство, не испугавшись проклятий обеих конфессий. Если бы я тогда в самом начале прибег к услугам церкви — мы пошли к могилам королей, а государственные деятели отправились в церковь, — то меня постигла бы судьба дуче» (Муссолини заключил конкордат с Ватиканом).

Когда в осажденном Берлине фюрер пустил в себя пулю, он, быть может, верил, что все равно не умрет, а его душа перейдет в бездну космоса, чтобы потом воскреснуть в новой реинкарнации. Как и всякому мистику, ему был близок этот пункт буддизма и ряда других восточных религий, в том числе «арийских» (информация о перевоплощении душ содержится в древней «Книге Коляды» и других дохристианских источниках славянской культуры. — Ред.).

История свастики | Энциклопедия Холокоста

У свастики долгая история. Ее использовали по крайней мере за 5000 лет до того, как Адольф Гитлер создал нацистский флаг. Слово «свастика» происходит от санскритского «svastika», что означает «счастье» или «благоденствие». Мотив рисунка (крест с загнутыми концами) предположительно впервые появился в Евразии во времена неолита и, возможно, символизировал собой движение солнца по небу. Свастика до сих пор является священным символом в таких религиях, как индуизм, буддизм, джайнизм и одинизм. Ее часто изображают на храмах и домах в Индии и Индонезии. У свастики есть также древняя история в Европе, где ее обнаруживали на артефактах дохристианских европейских культур.

Этот символ пережил свое возрождение в конце девятнадцатого века, в частности после обширных археологических раскопок, проведенных известным археологом Генрихом Шлиманом. Шлиман обнаружил крест с загнутыми концами на месте древней Трои. Он сравнил его со знаками похожей формы, нарисованными на глиняных изделиях, найденных в Германии, и предположил, что это был «важный религиозный символ наших далеких предков».

В начале двадцатого века свастика широко использовалась в Европе. Этот символ имел много значений, но наиболее известен был как символ удачи и успеха. Однако труды Шлимана вскоре взяло на вооружение народное (нем. völkisch) движение, для которого свастика стала символом «принадлежности к арийцам» и националистической гордости немецкого народа.

Гипотеза об арийском происхождении немецкого народа, вероятно, стала одной из главных причин того, что в 1920 году свастика, или Hakenkreuz (нем. «крест с загнутыми концами»), была официально принята нацистской партией в качестве своего символа.

Нацистская партия, однако, была не единственной партией, использовавшей свастику в Германии. После Первой мировой войны свастика была принята в качестве символа несколькими ультраправыми националистическими движениями. Как символ она стала ассоциироваться с идеей расово «чистого» государства. К тому времени, когда нацисты получили контроль над Германией, значения свастики изменились навсегда.

В книге «Майн Кампф» Адольф Гитлер писал: «Тем временем я после многочисленных попыток определил окончательную форму: флаг с красным фоном, белым кругом и черной свастикой в середине. После долгих попыток я также нашел определенную пропорцию между размером флага и размером белого круга и определил форму и толщину линий свастики».

Изображаемая на флаге, упоминавшемся Гитлером в «Майн Кампф», а также на предвыборных плакатах, нарукавных повязках, медалях и эмблемах военных и других организаций, свастика стала наиболее узнаваемым символом нацистской пропаганды. Могущественный символ был призван вызывать гордость у арийцев, а также внушать ужас евреям и всем остальным, считавшимся врагами нацистской Германии.

Несмотря на происхождение, свастика стала так часто ассоциироваться с нацистской Германией, что ее использование в наши дни часто вызывает разногласия.

Дополнительная литература

Heidtmann, Horst. “Swastika” (Хейдтман Хорст «Свастика»). Энциклопедия Третьего рейха, 937-939. Нью-Йорк: Macmillan, 1991.

Heller, Steven. The Swastika: Symbol Beyond Redemption? (Хеллер Стивен «Свастика: символ без права на искупление?»). Нью-Йорк: Allworth Press, 2000.

Quinn, Malcolm. The Swastika: Constructing the Symbol (Куинн Малкольм «Та самая свастика: конструирование символа»). Лондон: Routledge, 1994.

Религиозные взгляды Адольфа Гитлера. Был ли Гитлер противником христианства

Религиозные взгляды Адольфа Гитлера — достаточно исследованная тема. И если бы только ссылались на авторитетные источники по этому вопросу, то, вероятно, никто бы и не стал особо дискутировать по поводу религиозных взглядах лидера нацистской Германии.

Но поскольку в обществе до сих пор выдвигаются тезисы, что Гитлер был язычником или атеистом, приходится все же данную тему затрагивать. С точки зрения христианской идеологии выгодно представлять Гитлера как неоязычника или атеиста, то есть выставить его маргиналом, который не сможет дискредитировать «самую правильную религию» — христианство.

Однако проблема: факты свидетельствуют — Гитлер был христианином, а не кем-то еще. Причем ничего удивительного в этом нет, так как христианская идеология времен Гитлера уж очень сильно отличалась от того, что принято в современности или, по крайней мере, до конца Второй мировой войны.

Гитлер как антихристианин

Представлять Гитлера как антихристианина выгодно с той точки зрения, что таким образом Гитлер не может собой дискредитировать массовую религию. Сторонников версии, что Гитлер был противником христианства, достаточно много.

Это положение высказывают как обыватели, так и историки. Например, позиция историка Егора Яковлева: «никаким другом Православия, и вообще христианства, Адольф Гитлер не был»[1].

Приведем самые типичные примеры, которые показывают, каким Гитлер был антихристианином. Во-первых, рассмотрим популярный ресурс «Русская семерка», где автор, похоже, не знаком с азами логики и способен всего в нескольких абзацах себе же противоречить:

Адольф не отходил от католичества, но и практически не имел к последнему прямого отношения. С другой стороны, многие исторические факты указывают на то, что фюрер был заядлым сторонником антихристианства. Тому подтверждения всемирно известные застольные речи Гитлера, в которых он высказывался, что христианство способно уничтожить всё благородное в людях. При этом большинство историков сходятся во мнении, что фюрер стремился категорически запретить любую религию в Германии, установив вместо нее культ поклонения древним языческим богам.

Публичное отношение фюрера ко всей религии можно определить как оппортунистический прагматизм. В открытую Гитлер никогда не отстаивал идею атеизма, но при этом стремился как можно сильнее уменьшить влияние христианства на граждан Германии. При этом, он не однократно заявлял, что нацизм – это светская идеология, которая основана исключительно на научных исследованиях, и для которой в перспективе не приемлемо сосуществование с любой религией.

При всем этом деятельность фашистов под руководством Адольфа Гитлера была во многом направлена на пропаганду неоязыческих оккультных идей. Тому подтверждение экспедиции за знаниями в Тибет, создание специального подразделении «Аненербе», работники которого изучали оккультизм, попытки в нордическом направлении переписать Библию, выбор свастики с индийскими корнями и пр. [2]

Такое ощущение, что автор ставил знак равенства между язычеством и атеизмом, а вместе с тем позволяет себе говорить, что Гитлер от католичества не отходил, но затем не имел к нему никакого отношения.

И главное здесь то, что нет никакой ссылки. Подробно разбирать этот поток сознания смысла не имеет. Потому что есть более интересный источник, который уже все-таки пытается как-то подкреплять свою мысль ссылкой.

Это апологет православия «Успокоитель», который довольно долгий период в «Живой журнале» отстаивал ценности православия. Итак, его аргументация:

«Высказывания же Гитлера в зрелом возрасте чрезвычайно противоречивы. Однако бросается в глаза то, что его добрые слова в адрес церкви и христианства имели место в основном на раннем этапе становления фашизма с целью обеспечения политической поддержки, либо нейтралитета со стороны верующих. Но на самом деле саму церковь и ее служителей — презирал.
С одной стороны: «Правительство Рейха видит в христианстве непоколебимый фундамент морали и нравственности народа.» «(1)(1933 год — год победы Гитлера на выборах)
С другой стороны: «»Величайший ущерб народу наносят священники обеих конфессий. Я не могу им теперь ответить, но все заносится в мою большую записную книжку. Придет час, и я без долгих церемоний рассчитаюсь с ними.
Если бы не опасность распространения большевизма по всей Европе, я бы не стал препятствовать революции в Испании: там бы истребили всех попов. Если у нас попы придут к власти, то в Европу вернутся самые мрачные времена средневековья.
Партия хорошо делает, не вступая ни в какие отношения с церковью. У нас никогда не устраивались молебны в войсках. Пусть уж лучше — сказал я себе — меня на какое-то время отлучат от церкви или предадут проклятию. Дружба с церковью может обойтись очень дорого.» «(Эта фраза была сказана уже в 1941 году)»[3]
.

Вот это мы и должны подробнее рассмотреть, потому что здесь имеет место основная аргументация в пользу того, что Гитлер не был христианином, а был принципиальным противником христианской религии.

Собственно в чем проблема цитат? Первая цитата из публичного выступления Гитлера, к ней претензий быть не может. Однако вторая цитата — не публично выступление. Эта цитата взята из книги «Застольные беседы Гитлера». Собственно книга написана после Второй мировой войны Генри Пиккером, который был заключенным в Великобритании. Это книга «по воспоминаниям», где задним числом человек мог от себя что угодно сказать. Но христианами, которые хотят доказать «антихристианство» Гитлера, конечно, выгодно использовать данный источник.

Как могла выйти данная книга? А вот какая там легенда: Пиккер якобы записывал монологи Гитлера в Верховной ставке в период войны с СССР. Что тут примечательно? А то, что якобы после окончания работы Гитлер лично разрешил Пиккеру все эти записки забрать с собой. Нигде, кроме как у самого Пиккера, их почему-то не оказалось.

Отметим, что Пиккер в послевоенные годы нуждался в деньгах, и книга изначально издавалась как потенциальный «бестселлер», где нужно было показать, что Гитлер был демоном из преисподней. Скажем то, что первоисточников у Пиккера не было. Он «по памяти» писал то, что якобы слышал 10 лет назад. Доверять этому или нет — вопрос открытый.

Но нужно отметить, что антихристианские высказывания Гитлера имеются только у Пиккера, который никогда не входил в круг ближайших соратников Гитлера. Пиккер по факту был юристом, занимался бумажкой работой. Несомненно, что с Гитлером он пересекался, но сомнительно, что Гитлер перед ним начал бы так сильно откровенничать. Это было явно невыгодно Гитлеру, который в публичной политике выставлял себя как сторонник христианства, причем активным. Любая утечка информации подобного рода могла бы стать для Гитлера не очень приятной.

Также отметим, что Гитлер как антихристианин есть не во всех «застольных беседах», а исключительно в нескольких переводах. Особенно это заметно в переводе Хью Тревора-Ропера, чей перевод историки считают некорректным, так как, по их мнению, в перевод Тревор-Ропер внес много своего[4]. И если другие переводы еще вызывают споры, то перевод Тревора-Ропера, безусловно, относят в основном к фальшивке[5].

Почему это игнорируют сторонники христианства? Главный источник информации о том, что Гитлер был антихристианином — это книга весьма сомнительного автора, который некоторое время в Верховной ставке был юристом, причем даже не единственным. Никто, кроме него, из этой ставки о подобном же не свидетельствовал.

Ричард Докинз по поводу Гитлера отмечал следующее:

«В 1920 году близкий соратник Гитлера, впоследствии ставший заместителем фюрера, Рудольф Гесс написал о нём в письме премьер-министру Баварии: «Я очень близко и хорошо знаком с герром Гитлером. Это — необычайно благородный человек, исполненный бесконечной доброты, религиозных чувств, хороший католик». Мне, конечно, могут возразить, что, поскольку Гесс так отчаянно промахнулся с «благородством» и «бесконечной добротой», возможно, и «хорошего католика» не следует принимать слишком всерьёз! Вряд ли к Гитлеру можно без иронии применить эпитет «хороший» в его прямом значении; кстати, последнее замечание приводит на ум уморительный, самый нелепый из слышанных мною аргумент, почему Гитлер должен был быть атеистом. Много раз в разных вариантах повторялся следующий довод: Гитлер был дурным человеком, христианство учит добру, следовательно, Гитлер не мог быть христианином! Замечание Геринга о Гитлере «только католик может объединить Германию», следовательно, имело в виду просто воспитанного в католической вере человека, а не верующего католика?»[6].

Вот этот вопрос и рассмотрим подробнее. А также сравним, в пользу какой версии аргументов больше — в пользу того, что Гитлер был христианином или в пользу того, что Гитлер был язычником или атеистом.

Гитлер как христианин

Теперь рассмотрим версию, что Гитлер был христианином. Вначале об отношении Гитлера к язычникам и атеистам. Благо, Гитлер по этому поводу все же высказывался однозначно.

Вот позиция Гитлера по поводу язычников:

«Большинство же [язычников] пробиралось в наши ряды для того, чтобы продолжать тянуть свою собственную волынку и получить возможность проповедовать свои прежние старинные идеи. Ну, а что это были за идеи, это даже трудно пером описать.

Самым характерным для этих натур является то, что у них всегда на устах примеры из эпохи старогерманского героизма, что они постоянно болтают о седой старине, о мечах и панцирях, каменных топорах и т. п., а на деле являются самыми отъявленными трусами, каких только можно себе представить. Размахивая в воздухе зазубренными жестяными мечами, натягивая на себя страшную шкуру медведя и напяливая на голову самый страшный головной убор, они для текущего дня проповедуют борьбу посредством так называемого «духовного оружия» и разбегаются как зайцы при появлении первой же группки коммунистов с резиновыми палками в руках. Будущие поколения никак не смогут увековечить образа этих людей в новом героическом эпосе.

Я слишком хорошо изучил этих господ, чтобы испытывать к их фокусничеству что-либо другое, кроме чувства презрения. В народной массе они вызывали только смех. Появление таких «вождей» было только на руку евреям. Для евреев это были подходящие защитники идеи нового германского государства. К тому же претензии этих господ совершенно чрезмерны. Они считают себя умнее всех, несмотря на то, что все их прошлое красноречиво опровергает такую претензию. Наплыв подобных людей становится настоящей карой божией для честных прямодушных борцов, которые не любят болтать о героизме прошлых веков, а хотят в наш нынешний грешный век на деле выказать хоть немножко собственного практического героизма»[7].

Это не слова какого-нибудь юриста, который работал в ставке, а это слова самого Гитлера, его жизненная позиция, от которой он никогда не отказывался. Если тактические союзы со сторонниками эзотерики были возможны до победы полной, то после победы эти тактические союзы исчезали.

Например, Эрих Фридрих Вильгельм Людендорф был создателем «Общества познания бога» и союза «Германский народ», часто негативно высказывался против официальных религиозных культов — католичества в особенности. После победы Гитлера его эзотерические структуры были запрещены, как и многие религиозные секты[8].

Еще один пример: Рудольф фон Зеботтендорф, неоязычник, который в 1933 году издал книгу «До прихода Гитлера: документы раннего периода национал-социалистического движения». Книга моментально была запрещена, а Зеботтендорф бежал из Германии. Причем это был сторонник нацизма с языческими взглядами[9].

Теперь по поводу атеистов. Гитлер говорил прямо:

«У нас не было сомнений, что людям нужна, необходима эта вера. Поэтому мы повели борьбу с атеистическим движением, и не только путём теоретических дискуссий: мы вырвали его с корнем»[10].

Под борьбой имеется в виду запрет атеистических обществ, потому что для Гитлера атеизм — практически синоним марксизма. Также Гитлер высказывался о светских школах:

«Светские школы недопустимы, так как в таких школах нет религиозного обучения, а общее нравственное обучение без религиозного основания зиждится на пустоте; следовательно, воспитание личности и религия должны основываться на Вере. Нам нужные верующие люди»[11].

Когда нацистская партия стала правящей партией, по инициативе Гитлера было закрыта организация Deutscher Freidenkerbund[27] (Немецкий союз свободомыслящих), где преимущественно находились атеисты, но не коммунисты. То есть нетерпимость Гитлера к атеизму очевидна.

Теперь же к вопросу о вере Гитлера. Во-первых, Гитлер состоял в нацистской партии, а там было 25 пунктов. В 24 пункте указано следующее:

«Мы требуем свободы для всех религиозных вероисповеданий в государстве, до тех пор, пока они не представляют угрозы для него и не выступают против нравственных и моральных чувств германской расы. Партия, как таковая, стоит на позициях позитивного христианства, но при этом не связана убеждениями с какой-либо определённой конфессией. Она борется с еврейско-материалистическим духом внутри и вне нас и убеждена, что дальнейшее выздоровление нашего народного организма может быть достигнуто путём постоянного оздоровления внутри себя. Последнее возможно осуществить, реализуя принцип приоритета общественных интересов над своими личными»[12].

Гитлер выступал за единство католиков и протестантов ради «высшей цели». Но, однако, партия однозначно называла себя христианской, и никогда от этого не отказывалась. В сети мы можем увидеть много фотографий с молебнов, где присутствуют члены партии НСДАП[13].

В 3 рейхе постоянно возводились новые храмы и почти любые общественные мероприятия не обходились без присутствия представителей культов. Выше приводилась цитата от христианского апологета «Успокоителя», где указывалось, что Гитлер якобы негативно был настроен к служителям культа.

А вот цитата Гитлера настоящая по поводу служителей культа:

«Надо признать, что на одного недостойного священника приходятся тысячи и тысячи честных пастырей, сознающих все величие своей миссии. В нашу лживую развращенную эпоху люди эти являются зачастую цветущими оазисами в пустыне»[7].

Однозначное высказывание Гитлера о том, что собой представляет нацизм как движение:
«Мы не потерпим никого в наших рядах, кто нападает на идеи христианства… фактически, наше движение — христианское»[14].

Подобное Гитлер озвучивал лично и публично. Он всегда представлялся как сторонник христианского учения. Просто из-за того, что в Германии была специфическая ситуация (католиков и протестов было примерно одинаковое количество), НСДАП не выбирал конфессию конкретную, так как это могло бы расколоть движение. Гитлер прямо агитировал за то, чтобы ради нацистских идей объединялись католики и протесты.

В 1936 году с Гитлером беседовал кардинал Михаэль фон Фаульхабер, который после беседы докладывал Ватикану:

«Канцлер Рейха несомненно живёт с верой в Бога. Он признаёт христианство строителем западной культуры»[15].

Касательно 1941-45 гг., когда якобы и были написаны эти «застольные беседы Гитлера», адъютант Гитлера Герхард Энгель в своем дневнике писал, что Гитлер утверждал:

«Сейчас, как и раньше, я католик и навсегда останусь им»[16].

Заметим, что, конечно, считать это абсолютно достоверным свидетельством невозможно, однако это записано именно в 1941 году, а не в 1951, то есть это никакие не конъюнктурные соображения, а личная запись, которая соответствовала высказываниям Гитлера, как публичным, так и в узком кругу.

Период войны

Отметим, что в период нацистской Германии существовало отдельно движение «Немецкие христиане»[17], которое поддерживало идеи Гитлера и призывало в свои ряды всех христиан-протестов. Это движение не подвергалось никаким гонениям и до последнего дня поддерживалось нацистским режимом. Исчезло движение с самим режимом (лидер, как и Гитлер, застрелился).

Есть версия, что якобы в годы войны Гитлер резко стал негативно относиться к религии. Эта версия «подкрепляется» при помощи «застольных бесед Гитлера». Ссылаясь на «застольные беседы», отдельные западные историки считают, что Гитлер во время войны уж точно был «антиклерикалом»[18].

Эрих Редер писал, что после того, как Гитлер стал главой Германии, в армии в плане «духовного окормления» ничего не изменилось:

«Нацистская партия провозгласила „позитивное христианство“ в качестве составной части своей программы. Военные капелланы продолжали отправлять свои службы, как и до этого… Я старался поощрять возможно более тесное общение офицеров и слуг Божьих»[19].

Возможно, это касается лишь простой армии, но в том же СС были язычники? Так вот, в СС была брошюра «Тебя зовут СС», где было написано следующее:

«Вера — священное слово. Поэтому его не стоит употреблять всуе… Вера создает человека, безверие губит его…

Мы не верим в слепую судьбу, управляющую людьми. Однако мы верим в Божественное Провидение, вдохнувшее осмысленность в каждую жизнь, избравшее нас орудием Божественной Воли… Вы сами вольны решать, каким путем пойдете в этой жизни. Вами не управляет слепой рок. Вы выбираете по собственной воле — следуйте наставлению совести, ибо это путь к Богу. Это путь из вечности в вечность…

Никогда не проси награды — трудись во исполнение долга. Тот, кто требует от нас быть добрыми и набожными за серебряники, искушает нас и уводит от Бога. Он посланник дьявола, даже если сулит нам рай».

С СС все интереснее потому, что там была статистика. И вот: В 1940 году 54,2 % личного состава СС называли себя протестантами и 23,7 % — католиками[7]. Естественно, надпись Gott mit uns (бог с нами) на пряжках солдат третьего рейха символизирует не какого-то языческого бога, а именно бога христианского.

В годы войны активно использовалась тема «богоборчества» большевиков: изображались плакаты, где большевики разрушают церкви и кресты, а нацисты — оберегают их. Вместе с тем особо нужно сказать о православном культе.

Незадолго до войны в Германии появился православный кафедральный собор, причем построен был за государственный счет. Представители православной церкви в эмиграции писали Гитлеру:

Ваше Высокопревосходительство! Высокочтимый Господин Рейхсканцлер!

Когда мы взираем на наш Берлинский соборный храм, ныне нами освящаемый и воздвигнутый благодаря готовности и щедрости Вашего Правительства после предоставления нашей Святой Церкви прав юридического лица, наша мысль обращается с искренней и сердечной благодарностью прежде всего к Вам, как к действительному его создателю.

Мы видим особое действие Божьего Промысла в том, что именно теперь, когда на нашей Родине храмы и народные святыни попираются и разрушаются, в деле Вашего строительства имеет место и создание сего храма. Наряду со многими другими предзнаменованиями этот храм укрепляет нашу надежду на то, что и для нашей многострадальной Родины еще не наступил конец истории, что Повелевающий историей пошлет и нам вождя, и этот вождь, воскресив нашу Родину, возвратит ей вновь национальное величие, подобно тому, как Он послал Вас германскому народу… лучшие люди всех народов, желающие мира и справедливости, видят в Вас вождя в мировой борьбе за мир и правду [20].

Православная церковь за рубежом в целом разделяла взгляды Гитлера и поддерживала его. К православной церкви на территории СССР белогвардейская церковь относилась негативно, причем постоянно данная церковь подчеркивала свой антисемитизм:

«Давнее тесное сближение с коммунистическим правительством, во главе которого стоит кровавый тиран Сталин и в котором участвует достаточное количество евреев, фанатически ненавидящих христианство и беспощадно истребляющих русский народ, набрасывает мрачную тень на облик нового патриарха»[21].

После начала войны многие православные деятели за рубежом открыто поддержали Гитлера. И это использовалось нацистской пропагандой активно. Чего стоят, например, слова Митрополита Серафима (Лукьянова):

«Да благословит Всевышний великого Вождя Германского народа, поднявшего меч на врагов самого Бога… Да исчезнут с лица земли масонская звезда, серп и молот»[7].

Религиозная политика на оккупированных территория была очевидна:

«представители германской администрации и офицеры вермахта помогали открытию храмов и даже приказывали делать это»[22].

Общая статистика по открытию храмов поражает:

Общая статистика открытых в оккупированных районах РСФСР храмов такова: на северо-западе — 470, в Курской области — 332, в Ростовской — 243, в Краснодарском крае — 229, Ставропольском — 127, в Орловской области — 108, Воронежской — 116, Крымской — 70, Смоленской — 60, Тульской — 8 и около 500 в Орджоникидзевском крае, Московской, Калужской, Сталинградской, Брянской и Белгородской областях, то есть всего примерно 2150 храмов. В Белоруссии было открыто не менее 600 храмов, а на Украине — не менее 5400 православных церквей[7].

Ну и официальную позицию нацизма изложил К. Розенфельдер в письме министру А. Розенбергу:

«Использование всех сил на Востоке в борьбе против большевизма также требует привлечения Православной церкви. Поэтому следует разрешить Православным церквам или православным церковным группам созвать всеобщий Синод или Поместный собор против большевизма. Эта уступка может в большей мере способствовать использованию Церкви в германских интересах и создать благоприятное впечатление у верующего населения»[23].

Нельзя сказать, что православная церковь всегда вставала на сторону нацистской Германии. Нет, тут все в основном зависело от того, кто контролировал территорию. Собственно на оккупированных территориях попы в основном молились за победу Германии в войне, а на территориях, которые контролировались СССР, молились за победу СССР. Ничего необычного тут нет.

Некоторые выводы

Какие выводы по поводу религиозных взглядов Гитлера можно сделать, исходя из имеющихся фактов? Во-первых, публично Гитлер всегда был сторонником христианства. Он всегда был противником как язычества, так и атеизма. Атеизм у него ассоциировался с коммунизмом, если судить по речам.

Даже если предположить, что тайно Гитлер негативно относился к христианству, то едва ли это что-то меняет. Тем более никаких оснований считать, что Гитлер был настроен против христианства, нет. В действительности большинство ультраправых движений в странах, где христианство являлось доминирующей религией, были христианскими.

Это и движения вроде Ку-клукс-клана, и фашистское движение в Италии, и движение фалангистов в Испании, а также в прошлом какие-нибудь черносотенские банды. Почему из этого списка «выпадает» Адольф Гитлер с нацисткой партией — понять сложно.


Тем более мы должны понимать, что антисемитизм в рамках христианской религии долгие годы считался нормой. Полно антисемитских высказываний и со стороны католиков, и со стороны протестантов. Например, Мартин Лютер был явным противником иудаизма и еврейского народа в целом. Вот что писал Лютер по поводу евреев:

«Я зарекся более не писать о евреях или против них. Однако когда я узнал, что эти жалкие, проклятые люди не устают заманивать к себе даже нас, христиан, я напечатал эту маленькую книжицу, чтобы находиться среди тех, кто противостоит действиям евреев, полным яда, и кто советует христианам быть настороже. Я бы ни за что не поверил, что христианин может быть втянут евреями в их изгнание и жалкое существование. Но бог этого мира — дьявол, и где бы ни отсутствовало слово Божие, задача дьявола упрощается, причем не только в отношении слабых, но и сильных. Да поможет нам Бог. Аминь»[24].

Если кто-то полагает, что католики терпимо относились к евреям, то стоит помнить про изгнание евреев из Испании[25]. Ну и в православной традиции было нечто схожее. Во-первых, евреи жили за чертой оседлости, то есть отдельно от всего общества, а также периодически имели место еврейские погромы.

Да и задолго до этой традиции антисемитизм присутствовал в христианстве. Например, святой Иоанн Златоуст писал:

«Если ты уважаешь все иудейское, то что у тебя общего с нами?. . Если бы кто убил твоего сына, скажи мне, ужели ты мог бы смотреть на такого человека, слушать его разговор?.. Иудеи умертвили Сына твоего Владыки, а ты осмеливаешься сходиться с ними в одном и том же месте? Когда узнаешь, что кто-нибудь иудействует, — останови, объяви о нём, чтобы тебе и самому не подвергнуться вместе с ним опасности»[26].

В принципе, нужно понимать, что более-менее терпимое отношение к евреям началось в лучшем случае с конца XIX века, причем со стороны далеко не всех христиан. До окончания Второй мировой войны антисемитизм внутри христианских групп был достаточно распространенным явлением. Он имеет место и сейчас, только в меньшей мере. И не является, естественно, официальной позицией ведущих церквей.

Поэтому делать вид, что никаким образом невозможно представить Гитлера христианином — это просто воспринимать историю как нечто механическое с «абсолютными законами», причем судить события по временам современным, игнорируя принцип историзма.

Источники

Источники

  1. Цифровая история: 5 мифов, оправдывающих Гитлера. URL: https://oper.ru/video/view.php?t=2080
  2. К какой религии относил себя Адольф Гитлер. URL: https://russian7.ru/post/k-kakoy-religii-otnosil-sebya-adolf-gi/
  3. Был ли Гитлер христианином? URL: https://ycnokoutellb.livejournal.com/36396.html
  4. Carrier, R.C. (2003). «‘Hitler’s Table Talk’: Troubling Finds» German Studies Review 26 (3): 561-576.
  5. Prowe, Diethelm (2013). «Review Hitler by A. N. Wilson.» Central European History 46 (02): 437.
  6. Докинз Р. Бог как иллюзия, 2016.
  7. Жуков. Д. «Оккультный Рейх». Главный миф XX века, 2009.
  8. David Nicholls, Adolf Hitler: A Biographical Companion, ABC-CLIO, 1 January 2000, p.159.
  9. Mark Sedgwick, Against the Modern World, p. 97.
  10. Baynes, 1942, p. 378.
  11. Мартин Лютер и Гитлер о боге, религии, морали и еврейском вопросе. URL: http://www.atheism.ru/library/Heimdall_1.phtml
  12. 25 Punkte Programm der Nationalsozialistischen Deutschen Arbeiterpartei. URL: http://www.documentarchiv.de/wr/1920/nsdap-programm.html
  13. https://imgprx.livejournal.net/fe3d252e99fde64913b7220885eefeb45f925c77/C_VvtWUOOQuT8jbBZxgMUu2TtCgrm-ZqCfcVuAwkuqfbKGj2GL8CfyiPEeBznXtraLfTAd-JqvY3QsC2mOntVlQm7VMIAxxQEmgI3efY_1wrKEH8VTISIfWHP-fdMz92cynIvoU4_Ypu5cX3MEAfFFA9rFfJ4SoFi8yrm5Npn2Y
  14. Речь в Пассау, 27 октября 1928
  15. Kershaw, Ian. Hitler a Biography. — W. W. Norton & Company., 2008.
  16. Toland, John . Adolf Hitler: The Definitive Biography. — New York: Anchor, 1992.
  17. 17. Эванс Р. Третий рейх. Дни триумфа: 1933—1939 — Астрель, У-Фактория, 2010.
  18. Burleigh, Michael (2001). The Third Reich — A New History.
  19. Редер Э. Гросс-адмирал. Воспоминания командующего ВМФ Третьего рейха. М., 2004.
  20. Церковная жизнь, 1938. № 5-6.
  21. Шкаровский М.В. Русская православная церковь при Сталине и Хрущеве. М., 2000. С. 328.
  22. Там же. С. 144.
  23. Одинцов М. И. «Власть и религия в годы войны. (Государство и религиозные организации в СССР в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.)», М., 2005. 540с.
  24. Почему Мартин Лютер был антисемитом? URL: https://inosmi.ru/history/20170422/239183161.html
  25. Цур Й, Евреи в эпоху перемен, с. 140, 2006.
  26. http://www.magister.msk.ru/library/babilon/greek/zlatoust/zlato037.htm
  27. https://de.wikipedia.org/wiki/Deutscher_Freidenker-Verband

Оскорбление пророка Мухаммеда — не свобода творчества, заявил Путин

Оскорбление пророка Мухаммеда и размещение фотографий нацистов на сайте «Бессмертного полка» — это не свобода творчества. Свобода должна строиться в первую очередь на уважении к другим, заявил российский президент Владимир Путин в ходе ежегодной большой пресс-конференции.

Отвечая на вопрос об уголовном преследовании за размещение в сети различных материалов и свободе самовыражения, российский лидер напомнил о случаях, когда на сайте проекта «Бессмертный полк» были опубликованы фотографии нацистских преступников, в том числе Адольфа Гитлера и Генриха Гиммлера.  

«Размещение Гитлера или Гиммлера на сайте «Бессмертного полка» — это свобода творчества? Давайте мы задумаемся над этой стороной дела. […] Оскорбление в адрес пророка Мухаммеда — это что такое? Это свобода творчества? Я считаю, что нет», — отметил Путин.

Подобные действия он назвал нарушением свободы на вероисповедание и нарушение святых чувств людей, которые исповедуют ислам, а также подчеркнул, что не может быть движения вперёд без свободы: власти страны должны обеспечить её гражданам. В то же время нужно позаботиться, чтобы не страдали чувства и не нарушались права других людей, считает глава государства. 

Читайте также:

• Путин объяснил, почему не берёт с собой на отдых в тайгу Мишустина • Людям старше 18 лет тоже нужна помощь в борьбе с тяжёлыми заболеваниями, заявил Путин • Путин назвал очевидным позитивный эффект льготной ипотеки для семей

Президент добавил, что в России привыкли с уважением относиться к традициям и культуре различных народов.  

23 декабря Путин провёл традиционную ежегодную пресс-конференцию. Встреча президента с журналистами продолжалась три часа 56 минут, за это время он ответил на 55 вопросов.

Площадкой для проведения пресс-конференции был выбран Манеж. В связи с ограничениями по коронавирусу на мероприятии присутствовали около 500 представителей СМИ, которые были заранее определены Кремлём. Вопросы успели задать 17 представителей федеральных СМИ, 19 журналистов СМИ региональных, четыре сотрудника зарубежных изданий и два блогера.

«Карательные меры против всего немецкого населения Поволжья…»

68-й день войны — 28 августа 1941 года — стал одним из самых тяжких. Именно в этот день финские войска заняли Выборг, а немецкие захватили Таллин, столицу советской Эстонии. Начался трагический Таллинский переход наших кораблей, сопровождавшийся большими потерями. Именно в эти дни стала неизбежной блокада Ленинграда. Далеко от Карелии и Прибалтики, на юге нашей тогда большой страны немецкие войска 28 августа 1941 года захватили Днепропетровск на берегах Днепра — угроза стратегического окружения советских войск к востоку от Киева стала реальностью.

Этот августовский день, один из самых тяжелых среди всех 1418 дней войны, стал последним и для Autonome Sozialistische Sowjetrepublik der Wolgadeutschen. Стремительное и катастрофичное для СССР наступление германского рейха, в сущности, смело и эту небольшую республику русских немцев, находившуюся тогда за 800 км от линии фронта. Именно в этот день, 28 августа 1941 года, появился указ, требовавший «переселить все немецкое население, проживающее в районах Поволжья, в другие районы».

Deutsche Welt на берегах Волги

Немцы на берегах Волги поселились еще в царствование Екатерины II. Царица немецкого происхождения, пытаясь заселить малолюдные поволжские степи, пригласила переселенцев из многочисленных княжеств раздробленной тогда Германии. Первое немецкое село на Волге основали летом 1764 года. Сегодня эта бывшая немецкая колония Moninger называется Нижняя Добринка и располагается в Камышинском районе Волгоградской области.

Переселявшиеся в Россию по-немецки трудолюбивые крестьяне и ремесленники внесли свой весомый вклад в освоение и развитие экономики Поволжья. Впрочем, немецкие переселенцы в XVIII–XIX веках оседали не только на берегах Волги. Крупные немецкие колонии появились и в Новороссии, на юге современной Украины, и на Северном Кавказе. Немало немцев проживало в Прибалтике. Еще больше — в польских губерниях, являвшихся в те столетия частью Российской империи.

Вообще, на начало XX века немцы стали одним из крупнейших нацменьшинств нашей страны — почти 2,5 миллиона к 1914 году. По численности российские подданные, для которых родным был «язык Шиллера и Гете», тогда уступали только русским, украинцам, полякам, евреям, белорусам, казахам, татарам и финнам. Немцы Поволжья составляли лишь небольшую часть этой огромной германоязычной диаспоры, разбросанной от Петербурга до молдавской Бессарабии, от Прибалтики до Грузии (немецкие колонии были даже в окрестностях Тифлиса, ныне Тбилиси).

На эту тему

Веками проживая в Российской империи, немцы сохраняли этническое самосознание, свое протестантское вероисповедание и слабо ассимилировались. Зачастую до XX века обитатели немецких сел редко и весьма ограниченно общались с иным местным населением. «Колонисты» — так их обычно называли царские чиновники, и это имя стало нарицательным, — поколениями жили в собственном Deutsche Welt, немецком мире, даже на берегах Волги воспроизводя хозяйственный и культурный быт, аналогичный селам где-нибудь в Вюртемберге или Гессене.

Отметим, что до XX века Россия никогда не воевала с Германией. Столкновения с крестоносцами давно стали «преданьями старины глубокой», в Новое же время можно вспомнить лишь войну России с Пруссией при царице Елизавете. Но и тогда против пруссаков наши войска сражались в союзе с другими немцами — австрийцами и саксонцами.

Собственно единая Германия из конгломерата мелких курфюршеств, герцогств и королевств возникла лишь во второй половине XIX столетия, а общенемецкое самосознание и того позже. Сами немецкие «колонисты», оказавшиеся в России, в зависимости от территориального происхождения зачастую воспринимали себя больше какими-нибудь гессенцами или швабами, чем в целом германцами.

Точно так же и в России немцев до конца XIX века воспринимали не представителями единой большой и сильной Германии, а выходцами из мелких государств Центральной Европы, с которыми наша страна никогда не воевала и которые никогда не представляли для нас даже потенциальной опасности. Все изменило XX столетие — сначала объединенная Германия стала нацеленной на экспансию могучей силой в мировой политике и экономике, а затем началась Первая мировая война.

«Лучше пусть немцы разорятся, чем будут шпионить…»

В августе (о, этот вечно роковой август!) 1914 года Россия впервые столкнулась в войне с массой немцев — со всем Deutsche Welt в виде двух могучих империй со столицами в Берлине и Вене. Эта война, ставшая сразу мировой и невиданно кровавой, не могла не отразиться на российских немцах. По обе стороны фронтов тогда бушевал накал патриотизма, переходящего в шовинизм.

На эту тему

В России вскоре дошло до немецких погромов в Москве, а еще раньше зазвучали и первые требования о депортации немецкого населения. В разгар войны немецкоязычных подданных русского царя подозревали в шпионаже и сочувствии противнику. «Лучше пусть немцы разорятся, чем будут шпионить…» — так на третий месяц войны высказался начальник штаба царской армии генерал Николай Янушкевич. Тогда же с подачи армейского командования начались первые попытки депортации немецкого населения в прифронтовых губерниях, но они натолкнулись на возражения гражданских властей. Однако по мере ожесточения войны эти возражения были сняты.

Уже в декабре 1914 года верховный главнокомандующий великий князь Николай Николаевич (дядя последнего русского царя) приказал очистить от немцев-колонистов Привислинский край, то есть все девять губерний российской части Польши, где проживало порядка полумиллиона немецких крестьян. Об этих событиях у нас как-то не принято вспоминать — все внимание постсоветских историков сосредоточено на депортациях эпохи Сталина, но, как видим, первые массовые депортации начались еще при царе в разгар Первой мировой войны.

К исходу 1915 года царские власти провели «чистку» прифронтовых районов — то есть осуществили самую первую массовую депортацию населения в истории России. Из польских губерний тогда выселили порядка 400 тысяч немцев-колонистов, а из Волынской губернии — 115 тысяч.

По приказу армейских властей немцы должны были выезжать на восток в обязательном порядке за собственный счет. В условиях войны и разгоравшегося экономического кризиса это превращалось в неизбежное и тотальное разорение семей вынужденных переселенцев. При этом в процессе принудительной депортации немецких колонистов из польских и украинских губерний военные власти в каждом немецком поселении брали заложников, чтобы исключить какое-либо сопротивление. Затем заложников также вывозили вглубь России.

Словом, все то, что в Поволжье началось 28 августа 1941 года, в более западных регионах происходило еще при царе и на четверть века раньше. При этом последний русский монарх Николай II, у которого обе бабушки были немецкими принцессами, не забыл и о немцах с берегов Волги. Как пишут современные российские историки немецкой диаспоры Аркадий Адольфович Герман и Игорь Рудольфович Плеве: 

В феврале и декабре 1915 года император Николай II подписал ряд законов, которые лишили немцев, проживавших в западных губерниях страны, их земельных владений и права на землепользование. Эти законы планировалось распространить и на немцев Поволжья. Все немецкое население Поволжья подлежало выселению в Сибирь. Выселение хотели начать с весны 1917 года…

«Arbeiten wir nach Stachanow-Art!..»

Царская власть до весны 1917 года не дожила. После февральской революции властям стало не до выселения поволжских немцев. Однако один из их главных центров — городок Екатериненштадт в Самарской губернии — успели патриотично переименовать в Екатериноград. Впрочем, Екатериноград на картах России тоже существовал недолго — вскоре, в 1919 году, большевики переименовали этот населенный пункт в Марксштадт.

Покровск, столица Автономной социалистической республикой немцев Поволжья, 1928 год

© Bundesarchiv/CC BY-SA 3. 0 de/Wikimedia Commons

Именно советские власти спустя год после октябрьской революции на части земель Самарской и Саратовской губерний создали первую немецкую автономию в России — «Трудовую коммуну немцев Поволжья», вскоре ставшую Autonome Sozialistische Sowjetrepublik der Wolgadeutschen, Автономной социалистической республикой немцев Поволжья. Столицей новой республики назначили расположенный на левом берегу Волги, напротив Саратова, городок Покровск, в 1931 году переименованный в Энгельс. Так что автономия советских немцев могла похвастаться двумя городами, носящими немецкие имена классиков марксизма, — Маркс и Энгельс.

На эту тему

Немцам Поволжья удалось пережить гражданскую войну, хотя и не без проблем с продразверсткой и голодом, но относительно благополучно в сравнении с другими регионами. Прямые военные действия обошли стороной территории их компактного проживания на берегах Волги. Чего нельзя сказать о немецких колонистах в Новороссии, на юге современной Украины. К началу XX века их насчитывалось немногим меньше, чем в Поволжье, — более 350 тысяч. И когда в 1918 году эти территории оккупировали австрийские и германские войска, местные немецкие колонисты, напуганные за предыдущие годы Первой мировой войны антинемецкой политикой и настроениями, вполне массово поддержали оккупантов, в результате все последующие годы гражданской междоусобицы окрестные крестьяне всех многочисленных национальностей Новороссии дружно жгли немецкие села.

И хотя на исходе гражданской войны советским властям удалось погасить эту этническую вражду, но, в отличие от поволжских соплеменников, многочисленные немцы советской Украины вместо собственной нацреспублики получили лишь урезанную версию автономии — семь небольших «национальных» районов в Днепропетровской и Одесской областях Украинской ССР. В итоге, хотя немецкие колонии были разбросаны достаточно широко по бывшей Российской империи, немецкая республика возникла лишь в Поволжье, став главной витриной и главным политическим представительством немецкоязычных граждан советской страны.

Карта АССР Немцев Поволжья, 1922 год

© Public Domain/Wikimedia Commons

До середины 30-х годов минувшего века Autonome Sozialistische Sowjetrepublik der Wolgadeutschen жила вместе со всем Советским Союзом, переживая все его успехи и все проблемы той бурной эпохи. Немцы составляли более 60% населения автономной республики, в которой использовалось два официальных языка делопроизводства и школьного обучения — русский и немецкий. На немецком языке издавались десятки газет, главной в республике была ежедневная газета Nachrichten (в переводе на русский — «Известия»). С ее страниц в 1935 году можно было прочитать, например, призывы Arbeiten wir nach Stachanow-Art! — в переводе на русский: «Будем работать по-стахановски!»

«…Я жду Гитлера и хочу ему помогать…»

К исходу 30-х годов минувшего века в СССР проживало почти полтора миллиона этнических немцев. И лишь четверть от этого числа компактно обитали в автономной республике на берегах Волги.

Возникновение нацистского режима в Германии той эпохи не могло не сказаться на советских немцах. Идеология Гитлера, модернизированный им немецкий национализм в те годы были весьма привлекательны как для населения Германии, так и для многих представителей немецкоязычной диаспоры, разбросанной по всему миру — от США и Латинской Америки до Поволжья. К тому же германские пропагандисты и спецслужбы Третьего рейха целенаправленно работали в этом направлении.

Из Кремля тогда явно не без тревоги наблюдали, как по всему миру в среде немецкой диаспоры возникают пронацистские организации — как легальные, так и законспирированные. Например, в 1938 году именно такие организации этнических немцев, компактно проживавших на западе Чехословакии (район Судеты или по-немецки Sudetenland), сыграли ключевую роль в «судетском кризисе», который стал детонатором для ликвидации чешской государственности.

На эту тему

Недоверие к собственным немцам подстегнул и 1940 год. Тогда, напомним, к СССР были присоединены Прибалтика, Молдавия и западные части Белоруссии и Украины. На этих территориях издавна проживало множество немецких колонистов. СССР по договору с гитлеровской Германией не препятствовал их выезду в Третий рейх, если местные немцы примут такое решение, — и к весне 1941 года в Германию из этих западных областей Советского Союза уехали более 400 тысяч человек. В итоге для стороннего наблюдателя складывалось устойчивое впечатление, что сотни тысяч некогда русских немцев сознательно выбрали государство Гитлера.

Естественно, все это подогревало недоверие к немцам, остававшимся в нашей стране. Например, военное командование уже с середины 30-х годов не направляло немецких призывников служить в западные военные округа — их отправляли преимущественно в Среднюю Азию и на Дальний Восток.

Роковой день 22 июня 1941 года лишь подстегнул эти опасения. В первые дни войны в военкоматы на территории Autonome Sozialistische Sowjetrepublik der Wolgadeutschen поступило более тысячи заявлений от поволжских немцев с просьбами отправить их на фронт для борьбы с Гитлером. Но спецслужбы фиксировали в автономной республике и противоположные факты.

Так, некий Кунстман утверждал, что Гитлер «скоро доберется до Москвы, чтобы положить конец большевикам, и для нас это было бы не хуже, а лучше…» Житель колонии Бальцер (ныне город Красноармейск Саратовской области) Иоганн Кем, обсуждая с соседями ход военных действий, заявил: «Я жду Гитлера и хочу ему помогать, когда он будет здесь». Служащий из Энгельса по фамилии Рейхерт говорил: «В войне против СССР Германия прежде всего постарается создать опору у нас в Немреспублике»

Отдельные факты прогитлеровских настроений среди поволжских немцев не отрицают и современные историки российской немецкой диаспоры. Такие настроения не были всеобщими, но неизбежно напрягали и пугали руководство страны, особенно на фоне стремительных и грандиозных военных успехов Гитлера. Заметим, что эти успехи, особенно наглядные летом 1941 года, порождали коллаборационистские настроения даже среди множества граждан СССР, этнически и культурно весьма далеких от германского мира. И на этом фоне советские немцы неизбежно выглядели особенно подозрительно.

В августе 1941 года, когда положение на фронтах после проигранных приграничных сражений стало по-настоящему катастрофичным, у высших властей явно сдали нервы. То, что в Первую мировую готовил царь Николай II, при генеральном секретаре Сталине стало реальностью. Началась депортация поволжских немцев.

«Ночью страшно выли собаки…»

Указ Президиума Верховного Совета СССР «О переселении немцев, проживающих в районах Поволжья» был обнародован 28 августа 1941 года. Сама депортация готовилась заранее — накануне, 27 августа, Лаврентий Берия, нарком (министр) внутренних дел, подписал секретный приказ № 001158 «О мероприятиях по проведению операции по переселению немцев из Республики немцев Поволжья, Саратовской и Сталинградской областей».

Немецкая деревня Штреккерау, Саратовская область, 1939 год

© Bundesarchiv/CC BY-SA 3.0 de/Wikimedia Commons

Публичный указ обосновывал депортацию тем, что «по достоверным данным, полученным военными властями, среди немецкого населения, проживающего в районах Поволжья, имеются тысячи и десятки тысяч диверсантов и шпионов…» Секретный приказ такими пропагандистскими страшилками не оперировал и был по-военному конкретен: в Поволжье для выселения немцев направлялись почти 5 тысяч сотрудников НКВД и 10 тысяч солдат. Операцией по выселению руководили заместитель наркома внутренних дел Иван Серов и замначальника конвойных войск Михаил Кривенко.

Ольга Леонгард, в 1941 году 13-летняя девочка, так вспоминала тот злополучный час, днем 28 августа, когда поволжские немцы узнали о депортации:

«Собирали мы, школьники и взрослые, помидоры в поле. Их выросло в тот год целое море — большие, сладкие, мясистые, красивые, как игрушки. Погода стояла солнечная и, несмотря на конец лета, даже жаркая. Время подходило к обеду. Женщины разбрелись по полю — только косынки белые виднеются.

Вдруг видим — председатель колхоза Вильгельм Киндер скачет к нам на лошади галопом. Все насторожились — никогда он так лошадей не гонял. Подъехал, а на нем лица нет. Перевел дух, с трудом выдавил из себя: «Плохая весть… Всех немцев из Поволжья выселяют, в газете напечатано. Кончайте работу, идите домой, начинайте готовиться…»

Председатель к другим бригадам ускакал, а мы никак не можем прийти в себя. Шли домой — всю дорогу плакали, пришли в село — там тоже рев стоит. От волнения все мечутся, не знают, что делать, ищут, с кем переговорить, посоветоваться.

В тот же день в селе появились военные. Они ходили по домам, сверяли списки. Отъезд назначили на 3 сентября… 1 сентября, когда я должна была пойти в шестой класс, школа уже не работала. Учителя тоже собирались в дорогу. Дети поменьше этому только обрадовались… 3 сентября половину нашего села большим обозом под надзором вооруженных людей переправили к железной дороге».

Оставалось все: дома, мебель, сады, полные созревших яблок и груш, засаженные огороды… Другая половина жителей села с собранными вещами ждала своей горькой участи еще семь мучительных дней. Ночью страшно выли собаки — плакали по хозяевам. И мы тоже плакали, убитые горем и полной неизвестностью впереди…

К тому моменту органы НКВД уже имели немалый опыт депортаций (вспомним, например, переселение 170 тысяч корейцев с Дальнего Востока в Среднюю Азию в 1937 году). Депортация поволжских немцев в условиях войны прошла без каких-либо фактов сопротивления. Переселяемым разрешалось брать с собой личное имущество и продовольствие — до 1 тонны на семью. В пути полагалось бесплатно горячее питание два раза в сутки и полкило хлеба на человека.

Объявленная 28 августа и стартовавшая 3 сентября «спецоперация» по депортации завершилась за 17 суток. С территории исчезающей Autonome Sozialistische Sowjetrepublik der Wolgadeutschen в те дни в Сибирь и Среднюю Азию отправили 438 тысяч немцев, еще более 73 тысяч их соплеменников выселили из ближайших районов соседних областей. В том же сентябре 1941 года специальным указом бывшую территорию АССР НП, Автономной социалистической советской республики немцев Поволжья, разделили между Саратовской и Сталинградской областями.

«Для предупреждения серьезных кровопролитий…»

Массовое переселение за Урал местами серьезно изменило демографию и статистику — так, к 1945 году четверть населения Александровского района Томской области составляли поволжские немцы. Они же составили более 6% населения Казахстана (а в некоторых районах этой республики — до трети), так что в 70-е годы минувшего века рассматривался даже вопрос о возрождении немецкой автономии, но уже на землях Казахской ССР.

Была ли депортация 28 августа 1941 года необходимой? Конечно никаких «тысяч и десятков тысяч диверсантов и шпионов» в немецкой республике на берегах Волги тогда не имелось — эти обвинения были пропагандой военного времени. Высшее руководство страны просто не могло публично признаться, что лишь подозревает сотни тысяч граждан в потенциальной нелояльности и сочувствии противнику.

Сегодня стоит признать, что поводы для таких подозрений были. Как пишет российский историк Аркадий Герман, сам из поволжских немцев: «Факты поддержки этническими немцами оккупантов, их сотрудничества с оккупационными властями в установлении «нового порядка» имели место…»  Там, где наступающие войска Гитлера застали компактное проживание немецких колонистов (в основном в Причерноморье на Украине), были и встречи немецких солдат с цветами, и военные отряды из местных немцев, сформированные для поддержки оккупационной администрации.

На эту тему

Словом, причины для опасений в разгар войны — и не просто войны, а в разгар военной катастрофы! — у высшего руководства страны имелись. Вдобавок ожесточение мирового конфликта — борьбы в прямом смысле не на жизнь, а насмерть — диктовало свою логику, далекую от понятий мирного времени. Ведь в Германии немцы тогда массово, вполне искренне и даже с восторгом поддерживали Гитлера — не было никаких гарантий, что этим не увлекутся и немецкие диаспоры.

При этом объявленная ровно 80 лет назад депортация не была чем-то небывалым для той эпохи — вспомним и царские депортации немцев в ходе Первой мировой, напомним и проведенную в 1942 году депортацию граждан США японской национальности после начала конфликта Токио и Вашингтона.

Если произойдут диверсионные акты, затеянные по указке из Германии немецкими диверсантами и шпионами, в Республике немцев Поволжья или прилегающих районах и случится кровопролитие, Советское правительство по законам военного времени будет вынуждено принять карательные меры против всего немецкого населения Поволжья…» — гласил указ от 28 августа 1941 года и подчеркивал, что выселение проводится именно «во избежание таких нежелательных явлений и для предупреждения серьезных кровопролитий…

Здесь напомним, что на второй год войны гитлеровские войска прорвались к Волге и достигли границ бывшей Autonome Sozialistische Sowjetrepublik der Wolgadeutschen. Оккупация между Волгой и Доном оставила о себе самые страшные воспоминания — люди, ее пережившие, потерявшие убитыми родственников и детей, едва ли смогли бы в те годы нормально соседствовать с этническими немцами. Именно депортация отправила всех Wolgadeutschen туда, где непосредственные ужасы немецкой оккупации были далеки и могли быть известны только из газет, где можно было избежать массовых этнических «разборок» и безоглядной личной мести по национальному признаку.

При всех неоспоримых страданиях немцев Поволжья в годы войны, их участь и рядом не стоит с тем смертным ужасом, что достался людям на оккупированных Третьим рейхом территориях. Потому основные претензии поволжских немцев за депортацию должны быть направлены к своим соплеменникам из Германии, которые когда-то массово пошли за политиком на букву Гэ…

«В Освенциме не было антидепрессантов». Как Эдит Эгер прошла концлагерь и выжила, чтобы до 90 лет помогать другим людям

Эдит Ева Эгер родилась в Венгрии, занималась балетом.  В 1944 году ее вместе с семьей отправили в Аушвиц, где она прошла все ужасы концентрационных лагерей. А 4 мая 1945 года молодой американский солдат нашел Эдит, едва живую, в куче трупов. После войны Эдит переехала в Чехословакию, где вышла замуж. В 1949 году они с мужем переехали в США, вообще не говоря на английском. В 1969 году она получила научную степень по психологии в Техасском университете в Эль-Пасо. Затем прошла стажировку в докторантуре в Военном медицинском центре имени Уильяма Бомонта в Форт-Блиссе (штат Техас). Доктор Эгер ведет клиническую практику в Ла-Хойя (штат Калифорния), работает на факультете психологии в Калифорнийском университете в Сан-Диего и помогает ветеранам, военнослужащим и жертвам физических и психических травм.

В 90 лет Эдит Эгер написала книгу «Выбор: о свободе и внутренней силе человека», которая стала мировым бестселлером, включенным Биллом Гейтсом в список своих рекомендаций. А Опра Унфри во время интервью призналась, что работа Эгер перевернула ее жизни.  В России перевод книги выходит в июле в издательстве «МИФ». В рамках прямого эфира, организованного издательством, доктор ответила на вопросы главного редактора Forbes Woman Юлии Варшавской — о том, как перестать быть жертвой и стать счастливым, почему она больше не ненавидит своих надзирателей в концлагере и почему война заставляет обычных людей быть палачами. 

Эдит начинает разговор с признания в любви к русскому балету и воспоминаний о встрече с Михаилом Барышниковым: «Я восхищаюсь танцорами балета. Мне в свое время довелось встретиться с Барышниковым. Когда  в лагере я танцевала для доктора Менгеле (немецкий врач, проводивший медицинские опыты на узниках концлагеря Освенцим во время Второй мировой войны. — Forbes Woman), я закрыла глаза и представляла, что танцую под Чайковского, «Ромео и Джульетту» в Будапештской опере. А когда я встретилась с Барышниковым, я заметила, что есть что-то такое особенное в русской крови. Нечто явно связанное с той самой русской душой.  Как поразительно раскрывается русская душа в искусстве. Когда я изучала психологию, я много обращалась к русской литературе, к Достоевскому, к «Преступлению и наказанию». 

Реклама на Forbes

Доктор Эгер, почему вы решили написать эту книгу сейчас, когда прошло столько лет. Когда мы оглядываемся назад — даже на 5-10 лет, — мы видим многие вещи иначе, чем оно было на самом деле. Почему вы взяли такую большую паузу?

Вы, наверно, заметили, что предисловие к книге написал Филипп Зимбардо, профессор из Стэнфордского университета. Он в течение долгого времени требовал от меня написать такую книгу. Он говорил: «Большая часть все еще живых людей, переживших Холокост, — это мужчины, поэтому нужен женский голос в этом хоре. А я долго отвечала, что мне нечего сказать, я как-то не признавалась, что мне есть, о чем рассказать. В итоге получилось, что моя книга — это женский голос, рассказывающий о том, о чем писал Виктор Франкл. Он говорил о некоем божьем даре, а я скорее могу говорить о даре памяти. И вы тоже можете написать книгу, которая станет даром вашим детям, внукам и правнукам. И эта книга станет для них своеобразным памятным даром о вас.

«Мне в Освенциме говорили, что я недочеловек, что я раковая опухоль на теле человечества. И вот я все еще здесь, потому что я отказывалась к этому прислушиваться»

Как вы думаете, почему люди в старшем возрасте постоянно возвращаются к своим детским воспоминаниям? 

Я думаю, что мы рождаемся способными испытывать радость, любовь. Рождаемся в любви и радости. Потом появляется мама, запрещает вам трогать то и это. И вы для себя делаете какие-то выводы. У меня была красивая сестра. Я была третьей дочерью, родители хотели, чтобы после двух прекрасных красивых дочерей родился сын. Они были немножко расстроены, когда появилась я. Но я считаю, что каждый может переписать собственный сценарий. Я точно не всем радовала свою маму, но в итоге я много училась, изучала греческий, латынь, закончила университет с отличием. Я, кстати, всегда рекомендую людям посмотреть фильм «Парень-каратист» (The Karate Kid. — Forbes Woman), где есть замечательная фраза, что самая главная сила — это сила ума. Вашу биологию, не говоря уже про биохимию, можно поменять только за счет того, как вы с собой разговариваете, что вы себе говорить, глядя на себя утром в зеркало. Человек не рождается для ненависти, а рождается для любви и радости. А вот эти представления о том, что мы дружим с кем-то против кого-то еще, — это все уже наносное.

Мне в Освенциме (в мировой практике принято использовать немецкое название «Аушвиц», а не польское «Освенцим». — Forbes Woman) говорили, что я недочеловек, что я раковая опухоль на теле человечества. И вот я все еще здесь, потому что я отказывалась к этому прислушиваться. Меня же нельзя заставить думать так, а не иначе, меня нельзя заставить испытывать те или иные чувства, которые я не хочу в себя пускать. И в этом ключ к восстановлению контроля над собственной жизнью, в этом ключ к возможности переписать тот сценарий, который тебе кто-то навязывает. Мне говорили, когда мне было 40, что мне нужно поступать в докторантуру. Я говорила: это же бессмысленно, мне будет 50, когда я закончу. А мне на это хорошо ответил научный руководитель: «Ну 50-то вам будет в любом случае».

«И на самом деле умереть, конечно, проще, чем жить»

И я считаю, что каждый человек должен научиться быть для себя хорошей матерью. Это самые важные отношения, и это те отношения, которые с вами могут пройти через всю жизнь. Любые другие рано или поздно прервутся. Зависимость — это путь к депрессии.

Помните ли вы момент в своей жизни, когда вы решили переписать собственный сценарий?

В каком-то смысле Виктор Франкл со своей книгой «Человек в поисках смысла» мне очень помог. После того, как меня освободили, меня часто посещали суицидальные мысли, у меня была тифозная горячка, я сильно болела: было трудно дышать, у меня была переломана спина. Каждое утро я задавалась вопросом: «А зачем?» То есть ощущала себя в том самом экзистенциальном вакууме, про который писал Франкл. Но в какой-то момент я поняла, что могу снова начать свою жизнь. Правда, я-то столкнулась с темой концлагерей, когда мне было шестнадцать, и я была влюбленной девочкой, а он был состоявшимся врачом 39 лет. Я себе говорила в лагере: если я сегодняшний день переживу, я завтра встречусь со своим парнем, который мне всегда говорил, что у меня очень красивые глаза и очень красивые руки, и поэтому мне было ради чего жить.

И на самом деле умереть, конечно, проще, чем жить. Я много работала с людьми, которые оказывались на такой развилке в своей жизни, когда им очень хотелось умереть. Элизабет Кюблер-Росс (американский психолог, создательница концепции психологической помощи умирающим больным и исследовательница околосмертных переживаний. — Forbes Woman) говорит, что этот момент — это момент последнего чествования жизни. Я могу сказать, что я на смертном одре буду очень счастлива, потому что я знаю, что каждый свой день проживаю с мыслями о том, как я могу пригодиться другим людям, как я могу быть хорошим образцом для подражания, хорошей ролевой моделью.

Если вы ко мне придете и скажете: я стала жертвой сексуального насилия, чем вы можете мне помочь? Я могу сказать, что прошла Освенцим, но кажется, что мне было проще, потому что я знала своих врагов, а вы, возможно, просто не знаете. Я очень надеюсь, что это мое выступление подтолкнет вас заглянуть в себя и присмотреться к тому внутреннему нарративу, которым вы себя кормите. И надеюсь, вы навсегда откажетесь от слов «никогда» и «всегда» — слов, которые мы часто используем в предложениях: у меня никогда не получается, я никогда не найду хорошего мужчину и так далее. Это крайне непродуктивные слова, очень трудно от чего-то отказаться, поэтому эти слова не могут уйти из вашего лексикона просто так, их нужно будет чем-то заменить. И будет здорово, если вы сможете заменить чем-то, что будет гораздо ближе к подлинным вам.

Современный человек часто левополушарен, особенно это касается мужчин, конечно. Им всегда хочется логики, в то время как женщинам проще думать и чувствовать сердцем. Я вас призываю посетить те места, где вы были несчастны, и таким образом лучше узнать себя, соприкоснуться с собой, и такое ваше путешествие позволит вам вспомнить какие-то важные развилки собственной жизни, вспомнить, как принимались те или иные важные решения.

Я полностью согласна с тем, что вы говорите о выборе в пользу свободы, об отказе от виктимизации. Но бывает так, что смотришь на каких-то людей — и невозможно отделаться от ощущения, что они просто родились быть несчастными. Они с детства депрессивны и всем недовольны. Почему так происходит и что с ними можно сделать, как им помочь?

Действительно многие люди принимают вот такое странное решение, и здесь, конечно, они получают определенный выигрыш. Любое поведение отвечает потребностям человека. Дети воспринимают не то, как мы говорим, а то, как мы делаем. Вы можете сколько угодно рассказывать детям, что ваш брак счастливый, но если они регулярно видят, как вы друг на друга кричите и ссоритесь, их трудно убедить в обратном. И больше того, мы так часто говорим своим детям фразу «да, но». Это ужасная фраза, нужно научиться вместо «да, но» говорить «да, и».

«Часто мы решаем, когда не получаем чего-то желанного, что мир не принял нас. А мир просто не принял наше предложение — это совершенно разные вещи»

Скажем, если вы были первым ребенком, ваши отношения с матерью, например, будут отношениями заботы и любви. А ваши отношения с отцом почти всегда будут достаточно жесткой конкуренцией. Так часто бывает у мальчиков, которые хотят быть во всем похожими на отцов, либо во всем быть на них непохожими. И некоторые идут по стопам отца, занимаются тем же бизнесом. А некоторые, наоборот, «кем угодно хочу быть, только не как мой отец», и ту же самую энергию направляют на то, чтобы доказать, что они совсем на отца не похожи. И в этом смысле они оказываются точно так же заложниками, заключенными своей внутренней тюрьме.

Пожалуйста, познакомьтесь с собою раньше, будьте конгруэнтны, то есть подружите ум, сердце и тело как можно раньше. Если вас кто-то будет по-дурацки обвинять, называть глупой, даже не нужно оправдываться. Вместо этого лучше скажите, что вы чувствуете, когда вы слышите такие вещи, что вам хотелось бы, чтобы происходило вместо вот этих дурацких обвинений.

Реклама на Forbes

Ведь не бывает никаких проблем, бывают просто вызовы. Не бывает кризиса, бывают просто переходные ситуации. Это же легкое решение — повторить путь, который вы уже прошли когда-то. Вместо этого попробуйте найдите в себе смелость пойти на риск и сделать что-то новое. Очень часто мы решаем, когда не получаем чего-то желанного, что мир не принял нас. А мир просто не принял наше предложение — это совершенно разные вещи. И часто мы ожидаем чего-то от людей, чего у них на самом деле нет, ждем от них заботы и любви, а они не могут ими поделиться. И любовь к себе, кстати говоря, не имеет никакого отношения к нарциссизму.

Обложка книги «Выбор»·Издательство МИФ

Вы много пишете о личной памяти, о личных переживаниях, а что вы думаете о коллективной памяти? На ваш взгляд, необходимо ли, чтобы целая страна «переписала собственный сценарий» в отношении войны?

Можно сказать, что жизнь — своеобразный «шведский стол», когда мы набираем то, что нам нравится. И каждый для себя выбирает, что у него в жизни произошло. Я как-то общалась с Эрихом Фроммом в Мексике, и он сказал: я перебрался в Мексику из Америки, потому что не хотел жить в тяжело больном обществе. И действительно, часто бывает, что людям приходится перебираться в какую-то другую страну из-за своего прошлого.

«Научитесь подвергать сомнению позиции авторитетов, потому что особого веса они все равно не имеют»

Но если бы мне кто-нибудь, например, сказал, что Холокоста не было, я бы не сказала этому человеку, что он неправ, потому что я видела Холокост своими глазами. Потому что я знаю, что правды нет, что правда по определению субъективна: у меня своя правда, у него — своя. Если он себя убедил в чем-то, зачем мне тратить время на его переубеждение? Именно поэтому я, общаясь со школьниками, всегда говорю: научитесь, пожалуйста, как можно быстрее критическому мышлению, научитесь подвергать сомнению позиции авторитетов, потому что особого веса они все равно не имеют. Помните, что ответственность за вашу жизнь лежит только на вас, поэтому только вам нужно задаваться вопросами о том, чего вы хотите. Мне ужасно нравятся книги Толстого и Достоевского, потому что эта прекрасная русская литература посвящена тому, из чего, собственно, сочинена жизнь: противоположность любви — не ненависть. Для меня ненависть даже не так страшна, как индифферентность. Говорят, что мертвую собаку никто пинать не будет. Для меня ненависть — это отражение своеобразного, но все же внимания. Мне кажется, что мне удалось поменять ненависть на жалость. Я с жалостью относилась к охранникам в их униформе, к тем, кто меня истязал, избивал, но я знала, что они ничего не могут сделать с моим духом.

У меня есть сын, ему 7 лет, и я собираюсь с ним рано или поздно поговорить о войне. Я понимаю, что он меня будет спрашивать, почему такое количество людей совершили такое количество чудовищных преступлений. И что мне ему ответить?

Реклама на Forbes

Когда ребенок спрашивает вас о таких вещах, ни в коем случае не отвечайте «потому что», если это весь ваш ответ. Попробуйте показать ему фильм «Скрипач на крыше» и добавьте, что вот как-то так и произошло. У него есть история, у него в венах течет определенная кровь — это некая константа, которую он не может поменять. Человек не может поменять параметры собственной крови, это его гены.

«В каждом из нас есть и Гитлер, и масса прекрасных вещей. Я предпочитаю видеть в жизни хорошее и учиться хорошему из прошлого, и я отказываюсь от ненависти, потому что ненависть — это тюрьма»

Но есть определенная среда, и вы можете ему рассказать, как реагировать на остальное. Я прекрасно понимала, что бороться с охранниками в Освенциме бессмысленно: стоит поднять на них руку, тебя тут же пристрелят. Я пару месяцев назад выступала в синагоге, и мне кто-то сказал, что я трусиха, потому что я не пыталась постоять за себя. Я говорю, знаете, тогда было уже немного поздно. Этот человек меня, правда, не слушал, а только угрожающе размахивал руками. Я с такими людьми вообще никогда не спорю, я просто говорю: спасибо вам за то, что поделились своим мнением. Мне кажется, то же самое должно быть и нашим ответом на буллинг, потому что те, кто пытается других людей запугать, обычно действуют из собственного страха, и чем больше они говорят, тем больше они расслабляются. Не позволяйте другим людям влиять на ваше эмоциональное состояние. Другой человек не властен над вами, разве что вы ему эту власть сами передаете. И в каждом из нас есть и Гитлер, и масса прекрасных вещей. Я предпочитаю видеть в жизни хорошее и учиться хорошему из прошлого, и я отказываюсь от ненависти, потому что ненависть — это тюрьма.

«Мне кажется, что человек может быть настолько свободен, насколько он хочет быть свободен»

Есть ли у вас ощущение, что мы сейчас живем в мире, где подобное не может повториться?

Да, мне так кажется.

Почему?

Реклама на Forbes

Я часто говорю, что мой долг — рассказывать о том, что происходило в годы Холокоста, долг перед моими родителями. Эти годы на самом деле показали, что происходит, когда хорошие люди совершают страшные вещи. Но я себя при этом не чувствую жертвой, хотя со мной происходили определенные ужасные вещи. А ведь жертва невозможна без процесса виктимизации. Я часто говорю, что у меня есть рана, но я в этой ране не живу: я берегу эту рану, я забочусь об этой ране, я ее не игнорирую, но я не свожу свое существование к ней. Мне кажется, что человек может быть настолько свободен, насколько он хочет быть свободен. Я себя чувствую совершенно свободным человеком, и когда я поехала снова в Германию, я с удивлением узнала, что больше всего евреев сейчас живет именно в Германии — и хорошо живут. Я приезжаю в Германию и всегда заказываю хороший венский шницель, а не бегаю с лупой и не ищу нацистов. Я очень надеюсь, что мне удастся подтолкнуть вас к поиску и нахождению любви к себе, а не поиску жертвы. У меня, кстати, семеро правнуков — и да, это моя главная месть Гитлеру.

«Любовь — это умение в первую очередь отпускать»

Многие люди в нынешней нашей ситуации сравнивают коронавирус с войной, что вы об этом думаете? Будет ли у нас посттравматический синдром после этого карантина?

Мне кажется, эта ситуация действительно непростая, и здесь нужно вспомнить различия между стрессом и дистрессом. Ну и конечно, вспомнить историю про реакции типа бей/беги. Я прекрасно понимала в Освенциме, что я не могу ни бежать, ни сражаться, потому что если я полезу на охранника, меня пристрелят, если дотронусь до колючей проволоки, я умру на месте. И что мне оставалось делать? Мне оставалось искать опору в себе, потому что опоры вне меня не было. Действительно, есть люди, которые чувствуют себя жертвами и ждут, что кто-то к ним придет и спасет. Поэтому я всегда говорю родителям: не воспитывать зависимых детей, которые будут ждать, что им кто-то завтрак приготовит, книжку будет читать. Родители любят баловать своих детей, но в итоге становятся их рабами. Но в Освенциме я научилась искать опору внутри себя.

Да, конечно, меня очень расстраивает то, что сейчас происходит, но мне кажется, что из этой ситуации можно вынести массу плюсов, можно больше узнать о других людях. Вот, например, живете вы в браке, и этот карантин может стать прекрасной возможностью признать, что вы с партнером совершенно не обязаны быть одним человеком, вы имеете право на собственное мнение, на разногласия, на собственный голос. И когда прятаться некуда в условиях карантина, это важное осознание приходит ко многим людям. Это прекрасная возможность попрактиковаться в отпускании, ведь любовь — это умение в первую очередь отпускать.

Согласны ли вы с тем, что трудные времена формируют сильных людей, а спокойные, наоборот, взращивают слабость?

Реклама на Forbes

Мне кажется, чем больше человек страдает, тем сильнее он становится, и этого действительно не отнять. Вообще мне кажется, что все, что с нами в жизни происходит, — это возможность. Возможность не остановиться, а узнать себя, познать себя, если хотите. Я не знаю, каким человеком я была бы, если бы в моей жизни не было Освенцима, хотя многое из того, что я осознала, я осознала сильно позже — лет через двадцать, уже после чтения Франкла. Я когда-то очень хотела освоить английский так, чтобы говорить без акцента. Столько лет билась над этим в университете — и ничего не получилось. Видите, я до сих пор говорю с акцентом. Я приехала в Штаты без гроша в кармане, ни слова не говоря по-английски, — и смотрите, сегодня я стала доктором. Я верю в образование, но я не меньше верю в эмоциональный интеллект, чем в IQ. Я стала очень хорошим клиницистом благодаря образованию, но точно так же я остаюсь 16-летней Евой Эгер, для которой лучшей школой стал Освенцим. И я здесь нет противопоставления.

У меня был один пациент, который через несколько лет после окончания терапии позвонил мне и сказал: никогда не забуду, как вы мне сказали, что в Освенциме не было антидепрессантов.

Что стало для вас поворотной точкой, с чего началось ваше исцеление от травмы? 

Я помню, как работала с двумя ветеранами вьетнамской войны. У меня уже была своего рода репутация: когда обычные врачи военного госпиталя уже не знали, что делать с определенными пациентами, их посылали ко мне. Вот было два парня, прошедших Вьетнам, у которых была такая хроническая злость, они все время мучились вопросом: почему это происходит со мной? Они проклинали Бога, родину, винили окружающих. И при этом один из них в какой-то момент сказал: я из инвалидного кресла ближе к земле, мне лучше видно красивые цветы, я могу смотреть детям в глаза, не опускаясь. Я понимала, что нет смысла сравнивать мой жизненный опыт с их жизненным опытом, и после работы с ними я решила, что мне нужно вернуться в Освенцим. Можно сказать, что мое излечение началось как раз с этого момента. Я позвала с собой сестру, она назвала меня идиоткой, из чего я сделала вывод, что для нас с ней этот опыт был совершенно разным. Я не стала повторно звать сестру, я сказала ей: мы потеряли семью, но у нас никогда не было возможности их похоронить, и я считаю разумным отправиться в Освенцим, который по сути является крупнейшим кладбищем в мире. Я осознала, что мне очень важно вернуться туда и почувствовать этот градус ярости. И мне кажется, что невозможно прийти к прощению, если ты не прошел этап ярости, сколько не заливайте его шоколадом. Это важное переживание, его нужно пройти, его нужно признать, я даже говорила своему терапевту: не давай мне подняться, пока во мне не поднимутся эти чувства. Чтобы без интеллектуализации или какой-то медикаментозной терапии с ними работать, чтобы с ними снова встретиться. Мужчины хотят осознавать, хотят умом почувствовать, умом охватить собственные чувства, но это неправильный метод — их нужно испытывать, это единственный путь. И потом в какой-то момент ты выпускаешь эту ярость и понимаешь, что это временное явление. И появляются силы на любовь к себе. Я ни от чего не бегу, я ничего не забыла, я не борюсь ни с чем, я примирилась со своим прошлым, и это существенное отличие.

Издательство МИФ

Как вы нашли в себе смелость не просто простить людей, которые творили с вами чудовищные вещи, но и простить себя за то, что с вами произошло?

Реклама на Forbes

Это самое сложное. Даже когда я окончила с отличием университет, я не пришла на выпускную церемонию, потому что не могла себе простить, что я здесь, а других важных людей нет. Прощение — это дар, который я несу в себе. У меня нет, знаете, какой-то божественной силы прощать вас или кого-то еще, но у каждого человека есть возможность выбора, есть возможность отпустить ту часть себя, которая продолжает жить в ощущении злобы и ненависти. Если я остаюсь в этом состоянии, я оказываюсь замороженной жертвой Холокоста, а я выбираю жить настоящим. Каждое утро у каждого из нас есть возможность принять решение о том, как мы хотим, чтобы этот день прошел. Я уже нахожусь на вечернем этапе своей жизни, я хочу радоваться тому, что я живу, чтобы быть хорошим образцом для подражания, показать молодым людям, как важно обходиться без агрессии.

У меня был 14-летний мальчик, который мне однажды сказал: я собираюсь убить всех чернокожих, всех евреев, всех мексиканцев. Короче, молодой нацист. Я могла бы, наверное, рассказать ему, как своими глазами видела, что мою мать уводят в газовую камеру. Если бы я это сделала, получилось бы, что я прислушалась к той части себя, которая требует мести. Но я знаю, что я в этом мире для того, чтобы учиться слушать с состраданием. Если ты ненавидишь немца, найди немца в себе, как я искала в себе Гитлера. Человек, который вам наиболее неприятен, — ваш самый главный учитель. И то, что я сейчас описываю, не моя официальная работа — это мое призвание, я его сама выбрала. Потому что однажды я поняла, что была спасена ровно для того, чтобы у меня была возможность нести в мир слова о любви и спасении, а не о злобе и ненависти.

А как вы относитесь к религии, доктор Эгер, помогает ли она в таких ситуациях?

Мне кажется, что религия может быть чем-то хорошим, если она учит объединению людей, учит поддержке и любви, а не ненависти. Но очень часто я сталкиваюсь не с религией, а с религиозностью. Это когда люди говорят: если ты не веришь в то, во что верю я, тебе не место на небесах. Вот это я не могу принять. Мне кажется очень важным объединять людей, самых разных людей, поэтому я стараюсь в каждом человеке найти какую-то часть, к которой можно воззвать и сказать: возлюби ближнего своего. Как Иисус говорил: все дети отправляются на небо, и дети прекрасны.

При этом дети часто друг друга задирают, достаточно плохо обходятся друг с другом, объединяются в банды, обижают других детей. То есть дети действительно часто оказываются такими зверятами, сбивающимися в стаи. Поэтому я говорю взрослым: первым делом найдите врага в себе, тогда вам придется признать, что вы постоянно совершаете ошибки и что нет места перфекционизму. У меня внучка училась в классе для одаренных детей, где у многих IQ был выше 140, и она переживала, что ей не место в этой школе. И я ей рассказала про Освенцим, про то, чем отличается реагирование от отвечания, и она в итоге решила, что будет продолжать учиться. Она решила, что не позволит другим людям определять собственную судьбу, и в какой-то момент, когда дошло дело до поступления в университет, выяснилось, что интеллектуальные трудности, которые она испытывала в школе, она успешно преодолевала при помощи усидчивости. В итоге она прекрасно защитила кандидатскую в UСLA.

Реклама на Forbes

Не разрешайте другим людям определять вашу личность, помните, что у каждого внутри есть большая сила. Я посоветую вам хорошее упражнение. Напишите «я» — и дальше массу хороших определений: я сильная, я красивая, я чувственная и так далее. И таким образом у вас появляется еще одна возможность вернуть себе себя. Гораздо проще на самом деле быть собой, чем пытаться казаться кем-то другим.

Вы могли бы назвать три книги, которые поменяли вашу жизнь?

В любом случае можно вспомнить Виктора Франкла «Человек в поисках смысла». Я часто говорю, что моя книга — это как бы женская версия Франкла. На меня достаточно сильно повлиял Абрахам Маслоу с его концепцией потребностей человека. Вообще я считаю, что очень важно изучать работы тех, кто вам неприятен. Я вот в свое время таким образом пришла к изучению работ Карла Роджерса.

Книги Кюблер-Росс можно почитать — в этом ключе тоже.

И есть Алис Миллер. Про меня даже иногда говорят, что я вторая Алис Миллер. Алис Миллер в свое время писала, что немецкая образовательная система — это ядовитая педагогика. Но я еще раз повторю, как важно исследовать полярности, давать право голоса и другой стороне тоже.

Реклама на Forbes

Какой верою отмерено: адепты нетрадиционных религий во власти Украины | Статьи

Масштабный религиозный кризис на Украине приобретает всё более причудливые очертания. Пока каноническая православная церковь пытается противостоять натиску раскольников и Константинопольского патриархата, влиятельные украинцы один за другим уходят в нетрадиционное христианство, сектантство и даже язычество. Кто и во что верит в украинской власти и как это сказывается на общественных и политических процессах — разбирались «Известия».

Пастор национальной безопасности

В конце сентября центр Киева официально перекрыли для массовых мероприятий. Недоумевающим разъясняли: на Украине отмечается День благодарения. Никого из организаторов и сочувствующих не смутило, что классический День благодарения отмечается в США, в конце ноября. Год назад его праздновали в Киеве впервые и, судя по нынешнему размаху, решили сделать ежегодным.

Праздник возник не на пустом месте: его придумали украинские протестанты. А точнее баптисты, или, как они сами предпочитают себя называть, евангельские христиане. Сложностей с организацией не возникло: близкие к официальным организаторам люди отмечали, что одним из главных лоббистов нового праздника был секретарь Совета национальной безопасности и обороны (СНБО) Александр Турчинов. Традиционно его роль в современной политике Украины недооценивают, забывая, что именно он на несколько месяцев в 2014 году стал исполняющим обязанности президента Украины и заодно исполнял обязанности председателя Верховной рады — беспрецедентный случай совмещения должностей. Затем Турчинов передал пост главы государства Петру Порошенко, а кресло спикера украинского парламента уступил Владимиру Гройсману. Сам в конце 2014 года занял пост секретаря СНБО и до сих пор его занимает, хотя в высших органах власти осталось не очень много политиков, пришедших на свои должности на гребне государственного переворота.

Празднование Дня благодарения в Киеве

Фото: facebook.com/Podyaka.org

За эти годы Турчинов стал очень влиятельным чиновником. Это связывают не только с его нынешней должностью, но и с умением договариваться — можно напомнить, что долгое время он был правой рукой Юлии Тимошенко, затем ушел в политический проект Арсения Яценюка. Собственно, баптистом Турчинов стал еще в 1999 году, и в те времена это выглядело некоторой экзотикой. Однако после первого украинского майдана, в 2005 году, Турчинов займет пост главы Службы безопасности Украины, и евангельские христиане раз и навсегда перестанут считаться чем-то неожиданным в коридорах украинской власти.

И связано это с историческими и политическими корнями баптистов. Зародилось это протестантское движение в Великобритании, но окрепло уже в США: на сегодняшний день самая крупная община евангельских христиан именно там. Но дело даже не в ее величине, а в политической представленности во власти США. В Америке уже долгие годы существует лоббистская организация «Братство», членами которой в основном являются именно баптисты. По некоторым данным, в нее входят или имеют с ней связи не менее трети всех сенаторов и конгрессменов. «Братство» — организатор ежегодного Молитвенного завтрака, мероприятия, которое считают своим долгом посетить многие крупные украинские политики. Именно с подачи этой религиозной организации сенат США в 2012 году резко высказался в поддержку Юлии Тимошенко (после ее заключения в тюрьму). Нет сомнений, что партия Юлии Тимошенко задействовала тогда именно «церковный» канал для выхода на политическую элиту США. В партии Тимошенко хватает баптистов, но именно Турчинов в то время был самым высокопоставленным.

Секретарь Совета нацбезопасности и обороны (СНБО) Украины Александр Турчинов на заседании Верховной рады Украины в Киеве

Фото: РИА Новости/Стрингер

Косвенно влияние Турчинова в нынешней украинской власти подчеркивает его политическое долголетие. За годы работы в должности президента Украины Петр Порошенко сумел избавиться от всех сторонников бывшего премьера Арсения Яценюка. Кроме одного — Александра Турчинова. При этом нужно понимать, что в условиях украинской вертикали власти глава СНБО по ряду параметров не уступает премьер-министру. Помимо этого, Юлия Тимошенко — главный на сегодня претендент на победу на президентских выборах — не оставляет попыток помириться с Турчиновым. Об этом, в частности, сообщал портал «Страна.ua». По данным издания, она «встречалась в Вашингтоне с руководством Баптистской церкви в США с целью попросить их повлиять на позицию Александра Турчинова в контексте предстоящих президентских выборов».

Лучшую оценку влиятельности Александра Турчинова дали сами украинские евангельские христиане. До последнего времени церковная жизнь на Украине в основном описывалась противостоянием канонической УПЦ с раскольниками и автокефалистами (сторонниками отделения Украинской православной церкви от общерусского православия). Теперь же протестанты замахнулись на выход в первые ряды, официально заявив о создании Всеукраинского собора протестантских церквей, а координировать этот процесс поручили как раз Турчинову.

Националисты-язычники

Еще одна ветвь нетрадиционных религиозных течений — это язычники. В нее так или иначе входят большинство боевиков правого толка на Украине, они еще до майдана конфликтовали с православной церковью. Однако, как позже оказалось, причина этому совсем не воинствующий атеизм. Сегодня радикалы разделились на две основные группы. Одни превратились в боевые отряды раскольников и помогают им захватывать храмы УПЦ, в основном на Западной Украине. Другие (а таковых всё больше) — открыто проповедуют языческие верования.

Оплот язычества — так называемый добровольческий батальон «Азов», подразделение в составе национальной гвардии Украины. Там воюют язычники не только из Украины, есть также «братья по вере» из России, Белоруссии, стран Европы. Подразделение создавалось в Мариуполе в 2014 году, однако его костяк составили харьковские националисты из организации «Патриот Украины» Андрея Билецкого (сегодня — народный депутат Украины и лидер партии «Национальный корпус», в которой немало ветеранов «Азова»). Язычество же занес в батальон соратник Билецкого из Запорожья, ныне покойный заместитель начальника штаба гражданского корпуса «Азов» Ярослав Бабич. Есть и другие версии — о том, что вероисповедание этого толка занесло из России или Швеции, но язычники из этих стран появились в батальоне значительно позднее.

Бойцы батальона «Азов» принимают присягу на верность Украине на Софийской площади в Киеве перед отправкой в Донбасс

Фото: РИА Новости/Евгений Котенко

Уже в 2016 году «Азов» прогремел на всю страну установкой идола Перуна на своей базе в Мариуполе. С тех пор батальон не снижает накала. В 2017 году его боевики впервые провели ритуал поминовения павших. Всё как у скандинавов, а затем и у Гитлера: костры, факелы, прожекторы в небо, щиты с именами погибших, лозунги о памяти и мести. В этом году мероприятие повторили. Похоже, оно теперь стало традиционным. Сам Билецкий если и не исповедует язычество, то по крайней мере активно его культивирует, и не только у себя в батальоне. В 2017 году именно он взялся отстаивать интересы общины язычников «Родобожие», когда те обратились к властям Киева с просьбой об официальной регистрации.

Открытых язычников среди политиков пока немного. Язычницей была супруга бывшего президента Украины Виктора Ющенко — Катерина Ющенко. Она, как и ее родители, исповедует так называемую РУН-веру — неоязычество под украинским соусом. Оформилось оно в среде украинской диаспоры в США и уже оттуда в начале девяностых годов прошлого века перекочевало на Украину. Сами язычники называют среди своих сторонников многих политиков: «…Александр Емец (народный депутат нескольких созывов, в 1994–1996 годах занимал посты министра и вице-премьера в кабинете министров Украины), Григорий Омельченко (депутат рады, герой Украины) и бывший глава Национального банка Вадим Гетьман. Немало «свободовцев» тоже в рядах РУН-веры, Олег Тягнибок (лидер «Свободы») нам симпатизирует», — перечислял в 2016 году один из львовских язычников. Сами политики подтверждать это пока не спешат.

В любом случае вскоре число язычников в украинской политике вырастет, причем довольно существенно. Дело в том, что «Азов» уже имеет свое политическое крыло. Многие отслужившие в батальоне затем становятся членами «Национального корпуса». На выборах в будущем году они наверняка пройдут как минимум в областные, районные, городские и поселковые советы.

Кто во что горазд

Еще одна представленная в эшелонах украинской власти секта — это сайентологи. По некоторым данным, к ним причисляют руководство государственной компании «Укрзализныця» (управление железными дорогами страны) — отчасти по этой причине известную книгу Рона Хаббарда до недавнего времени можно было купить прямо в железнодорожных кассах, вместе с билетом. Причисляют к секте и семью бывшего премьер-министра Украины Арсения Яценюка: одним из адептов учения считается его сестра, которая живет в США.

Леонид Черновецкий

Фото: РИА Новости/Сергей Старостенко

Канонический же пример влияния религии на украинскую политику — секта «Посольство Божье». Она была основана еще в 1994 году, но известность приобрела в 2006-м, когда один из ее адептов, Леонид Черновецкий, сенсационно выиграл выборы мэра Киева. Причем выиграл при активной поддержке адептов этой секты, тогда она стала сетевой структурой по предвыборной работе (злые языки говорили о подкупе) с неимущими жителями Киева. Их голоса обеспечили кресло столичного мэра на шесть лет. Любопытная деталь: в девяностые годы прошлого столетия в «Посольство Божье» входил и Александр Турчинов — еще до того, как окончательно перешел к баптистам.

Союз протестантов и государства

Национальный день молитвы — мероприятие с таким названием проводилось в этом году в Киеве уже третий год подряд. Его инициатором в 2015 году выступил баптист из Великобритании Дэвид Хэтэуэй, к участию пригласили и представителей иных протестантских течений. Впрочем, его инициатива была не первым примером такого государственного моления. Духовный центр «Возрождение» (религиозная секта, основанная на Украине Владимиром Мунтяном в 1997 году) в 2014 году буквально возродилась из пепла. А всё потому, что именно они в 2014 году первыми додумались молиться не просто так, а за Украину. А заодно — за президента Украины Петра Порошенко и мэра Киева Виталия Кличко.

И властям это действительно на руку. Ведь Порошенко совсем не нужна медиакартинка «На Украине преследуют православную церковь и отбирают у нее храмы». Попенять на это Киеву за последние годы успели не только предстоятели православных церквей, но и ООН, ОБСЕ и даже Госдеп США. Поэтому такие мероприятия протестантов для украинской власти весьма выгодны. К тому же сам формат их проведения в центре Киева вполне понятен и объясним. Это — своего рода ответ на крестный ход за мир на Украине, организованный канонической УПЦ летом 2016 года.

Национальный день молитвы. Киев, Украина

Фото: facebook.com/NationalPrayerDayforUkraine

Таким образом, и секты, и так называемый традиционный протестантизм для Украины не новость, всё это было уже 20–25 лет назад. Одни действительно ищут спасения в сектах на фоне перманентного экономического кризиса. Другие, справедливо рассудив, что выживать лучше в составе малых групп (криминальных или религиозных), обращаются в нетрадиционные религии с мыслью попасть в корпорацию, где свои помогают своим и тянут своих наверх. Так, по слухам, Турчинов в свое время успел перекрестить в баптистов большую часть аппарата партии Тимошенко.

При всех прошлых президентах именно православие было единственным религиозным союзником власти. Даже Ющенко во время религиозных праздников сначала ехал к раскольникам во Владимирский собор, а затем — в каноническую УПЦ в лавру. После «революции достоинства» эта монополия была нарушена, а затяжной религиозный кризис может смениться серьезным укреплением позиций протестантов и раскольников: на Украине с нетерпением ожидают автокефалии от Константинопольского патриарха, чтобы поскорее начать создание поместной церкви — то есть православной и без москалей.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

 

Религия Гитлера | Reading Religion

Содержание религиозных взглядов Адольфа Гитлера — наряду с отношениями нацизма и религии в целом — вызывало споры с тех пор, как Гитлер появился на неспокойной политической сцене Германии в 1920-х годах. Ученые выдвинули противоречивые мнения, утверждая, что Гитлер был атеистом, своего рода христианином, оккультистом или неоязычником. Историк Рихард Вейкарт тщательно изучил многочисленные заявления Гитлера, свидетельства его соратников и обширную историографическую литературу, чтобы предложить убедительные доказательства того, что Религия Гитлера была в основном пантеизмом или чем-то подобным ему.

Вейкарт приходит к выводу в серии эссе длиной в одну главу, которые позволяют ему отвергнуть различные правдоподобные религиозные варианты религии Гитлера. Это непростая задача. Вейкарт справедливо утверждает, что Гитлер «был религиозным хамелеоном [и] типичным религиозным лицемером» (13). Гитлер определенно не был системным мыслителем, и он сделал много, казалось бы, противоречивых заявлений о религии. Одним из достоинств этой книги является то, как Вейкарт помещает эти утверждения в надлежащий контекст.

Пространство не позволяет дать исчерпывающее изложение рассуждений Вейкарта о религии Гитлера. Тем не менее, мы можем получить полезное понимание его аргументов, кратко рассмотрев несколько правдоподобных объяснений религии Гитлера — варианты, которые Вейкарт отвергает.

Учитывая склонность Гитлера к свободомыслию, его многочисленные высказывания, критические по отношению к традиционному христианству, и его превознесение науки — с ее известными претензиями на знание — над религией, может показаться, что Гитлер был по своей сути атеистом. Вейкарт, однако, показывает, что в своей типично запутанной манере Гитлер верил, «что некий Бог существует» (65). И что «Бог» — часто называемый «Провидением» — приведет Германию к победе при условии, что немецкий народ продолжит борьбу — ключевое понятие для Гитлера — с «решительностью, силой воли, усердием и готовностью пожертвовать собой ради своей цели». расовые товарищи» (65).

Несмотря на то, что Гитлер был признан католиком, он никоим образом не был обычным христианином. Он отверг такие вещи, как божество, воскресение и чудеса Иисуса; христианская этика любви; возможность личных отношений с Богом; и любое обращение к откровению.Правда, он пытался «выдавать себя за христианина, когда это соответствовало его политическим целям» (105). Тем не менее его публичные исповедания христианской веры маскировали его извращенное, так называемое «позитивное христианство», которое, как и следовало ожидать, было религией борьбы и насилия. Действительно, гитлеровский Иисус был арийцем с «кнутом», который боролся против «еврейского материализма». А его святой Павел был «подлым раввином первого века» (97), который «извратил учение Иисуса» (97–98). Долгосрочной целью Гитлера было упразднение христианских церквей в Германии, но он выбрал постепенный подход к контролю путем усиления ограничений.При этом он был убежден, что христианство «постепенно исчезнет» (144), поскольку наука сделает его учения абсурдными.

Некоторые считали Гитлера оккультистом или язычником. Несомненно, некоторые высокопоставленные нацисты, в первую очередь Генрих Гиммлер, склонялись в этом направлении. Но Вейкарт приводит доказательства того, что отношение Гитлера к обоим было «в целом негативным» (193).

После сужения диапазона религиозных вариантов Гитлера Вейкарт откровенно отмечает, что разумные доводы могут быть сделаны для других альтернатив — агностицизма, деизма и нехристианского теизма.Однако в конечном счете он заключает, что Гитлер, скорее всего, был «научным пантеистом», подчеркивавшим детерминизм законов природы. Есть немало свидетельств того, что Гитлер приравнивал вечную природу к Богу, «приписывая природе волю и действия, которые обычно предназначаются для божества» (210). Поскольку природа для Гитлера была источником морального закона, неудивительно, что он рассматривал «природу как оправдание своей насильственной политики» (216). Дело о гитлеровском пантеизме усложнялось тем, что личные религиозные убеждения диктатора часто сдерживались политической целесообразностью.Он был достаточно политически подкован, чтобы осознавать необходимость народной поддержки своего режима, особенно в годы войны. Таким образом, он призывал Всемогущего, Божественного Провидения и Творца и прибегал к некоторой традиционной религиозной терминологии в своих публичных высказываниях, а в частном порядке определял их нетрадиционными способами. Ничто из этого, согласно Вейкарту, не меняет большой вероятности того, что Гитлер был пантеистом.

Опираясь на свою более раннюю работу о нацизме и эволюционной этике, Вейкарт завершает свою книгу двумя главами, посвященными некоторым пугающим последствиям гитлеровской религии.Диктатор придерживался агрессивной, ориентированной на арийцев социал-дарвинистской позиции, согласно которой все, что продвигало нордическую расу, было морально хорошим, а все, что вело к биологическому вырождению, было предосудительным. Это превратилось в «безжалостное видение мира», где «борьба за существование была этическим императивом с божественной санкцией» (253–54). Такие вещи, как «жестокость, угнетение, убийства и даже геноцид, были [поэтому] морально оправданы, по его мнению, если они способствовали делу немецкого Volk .Гитлер культивировал бессердечную совесть, «которую не заботило, если некоторые люди будут истреблены в глобальной борьбе за существование» (262). Его так называемая религия оправдывала «непрекращающееся убийство, чтобы лучшие [читай арийцы и немцы в особенности] жили» (269).

Weikart оказывает большую услугу, разбирая все доказательства, внося ясность в спорные дебаты и указывая читателям на гитлеровский пантеизм. Его подход к устранению возможных религиозных вариантов является разумным, но он приводит к изрядному количеству дублирований и повторений.

Несомненно, Гитлер был демоническим, наполненным ненавистью оппортунистом. Более того, Гитлер, появившийся на страницах Вейкарта, был свободомыслящим пантеистом, холодно принявшим суровую логику извращенного набора убеждений. И эти убеждения, как мы все знаем, имели совершенно ужасающие последствия.

Project MUSE — Религия Гитлера. Извращенные убеждения, которые двигали Третьим рейхом Ричарда Вейкарта (рецензия)

В этой в высшей степени читаемой и проницательной книге Ричард Вейкарт исследует личные убеждения Адольфа Гитлера.Вопросы о религии Гитлера продолжают воодушевлять и разделять ученых, не в последнюю очередь потому, что Гитлер часто лгал о своих религиозных убеждениях, чтобы смягчить и ввести в заблуждение своих сторонников и получить политическое преимущество.

Неудивительно, что Гитлер был очень озабочен христианством и католической и протестантской церквями в Германии. Вейкарт бросает вызов ученым, в первую очередь Рихарду Штайгманн-Галлу, который, частично основываясь на раннем примирительном тоне Гитлера по отношению к церквям, пришел к выводу, что Гитлер был «искренним христианином, по крайней мере, до 1937 года» (стр.71). Вместо этого Вейкарт утверждает, что «доказательства убедительны против того, что Гитлер принимал любую форму христианства на протяжении большей части своей взрослой жизни» (стр. 105). Помимо его порочного личного осуждения церквей и «христианства с его кротостью и дряблостью», внимательное прочтение речей Гитлера, которые часто цитируются как доказательство его христианской веры, обнаруживает такое искаженное представление о христианстве, что немногие признают его таковым ( стр. 96). Гитлер поддержал своего рода Kampfchristentum (Христианство меча), в котором Иисус изображался как «драчливый антисемит», чтобы убедить христиан присоединиться к его преследованию евреев (стр.77).

Хотя Вейкарт признает роль христианского антисемитизма в «подготовке почвы для Холокоста», он, тем не менее, утверждает, что гитлеровский антисемитизм «не имел ничего общего с христианством или религией» (стр. 171). Некоторых ученых, несомненно, возмутит это утверждение, которое согласуется с выводом автора о том, что Гитлер полностью отверг христианство и в долгосрочной перспективе стремился уничтожить церкви. В этом обсуждении Вейкарт внимательно следит за существующей историографией по этой теме, и многие аргументы и доказательства, которые он представляет, покажутся исследователям церквей знакомыми. Дело в том, что автор не проводил архивных исследований для данной монографии, а полагался на опубликованные первичные и вторичные источники. Однако, что делает работу Вейкарта примечательной и важной, так это его методичный и широкий анализ, который помещает знакомую историю сложных отношений Гитлера с христианскими церквями в более широкое обсуждение бесчисленных философских школ мысли и духовных движений, которые могли повлиять на убеждения Гитлера.

Если Гитлер не был христианином, то во что он верил, если во что-то верил? Вейкарт показывает, насколько сложно связать Гитлера с конкретными людьми и движениями.Гитлер, например, восхищался Фридрихом Ницше с его акцентом на «примате воли к власти» (стр. 23). Тем не менее, трудно определить, в какой степени ницшеанство повлияло на убеждения Гитлера, не в последнюю очередь потому, что Ницше не интересовал биологический расизм. Одержимость Гитлера расизмом, антисемитизмом и социальным дарвинизмом временами приводила к популярному выводу, что оккультные движения, такие как ариософия, сформировали религиозные взгляды Гитлера. Вейкарт предлагает увлекательный обзор немецких и австрийских оккультных движений девятнадцатого и двадцатого веков, который будет представлять большой интерес для многих читателей.Но, как и большинство ученых, он отвергает утверждение о том, что Гитлер был оккультистом, по той простой причине, что нацисты преследовали оккультизм. Более того, пагубные расистские идеи, сформировавшие основные принципы нацизма, были настолько широко распространены в то время, что Гитлеру определенно не нужно было обращаться к оккультизму, чтобы узнать о них.

Вейкарт заключает, что скорее всего Гитлер был ученым пантеистом, приравнивавшим природу и космос к Богу. Будучи пантеистом, Гитлер считал, что человечество должно подчиниться жестоким законам природы, требующим «непрерывного убийства, чтобы жили лучшие» (с.269). Именно по этой причине, утверждает Вейкарт, разъяснение религии Гитлера не может быть отброшено как простая сноска в истории, как любопытная, но в конечном счете неважная мелочь. Скорее, религия Гитлера, его «преданность природе как божественному существу» имели мрачное следствие: законы природы стали его непогрешимым проводником. ..

Аудиокнига недоступна | Audible.com

  • Эвви Дрейк начинает больше

  • Роман
  • От: Линда Холмс
  • Рассказал: Джулия Уилан, Линда Холмс
  • Продолжительность: 9 часов 6 минут
  • Полный

В сонном приморском городке штата Мэн недавно овдовевшая Эвелет «Эвви» Дрейк редко покидает свой большой, мучительно пустой дом спустя почти год после гибели ее мужа в автокатастрофе. Все в городе, даже ее лучший друг Энди, думают, что горе держит ее взаперти, и Эвви не поправляет их. Тем временем в Нью-Йорке Дин Тенни, бывший питчер Высшей лиги и лучший друг детства Энди, борется с тем, что несчастные спортсмены, живущие в своих самых страшных кошмарах, называют «улюлюканьем»: он больше не может бросать прямо и, что еще хуже, он не может понять почему.

  • 3 из 5 звезд
  • Что-то заставило меня продолжать слушать….

  • От Каролина Девушка на 10-12-19

Вера Гитлера: споры о нацизме и религии

На прошлой неделе Q & В дебатах между кардиналом Джорджем Пеллом и Ричардом Докинзом было интересно, что взгляды обоих мужчин на нацизм были одновременно противоположными и в то же время полностью совпадающими.

Пелл утверждал, что нацизм и сталинизм были «двумя великими атеистическими движениями прошлого века». Докинз ответил, что Сталин был атеистом, а Гитлер — нет. Однако они оба согласились с тем, что Гитлер представлял собой «олицетворение социального дарвинизма» (Пелл) или что некоторые из того, чего он пытался достичь, возникли «в результате дарвиновского естественного отбора» (Докинз).

Частично это то и дело было тем аргументом, который часто возникает в современных дебатах, часто посредством процесса, который можно назвать нацисты.Это то, что можно было бы резюмировать в футболке с лозунгом: «Я в порядке, ты фашист» (со стрелкой, указывающей в крайнее право).

Но как могут быть такие противоположные взгляды, когда речь идет о нацизме и атеизме? Люди могут не осознавать этого, но расхождение во мнениях между Пеллом и Докинзом отражает глубокие разногласия среди самих историков относительно того, что нацисты думали о религии.

Нацизм сам по себе последовательно был расовой идеологией, и Ян Кершоу отметил в своей исчерпывающей биографии Гитлера, что одна из немногих вещей, в которых мы можем быть уверены, это то, что с самого начала своей политической карьеры и до горького конца Гитлер придерживался «анти- Семитизм, основанный на расовой теории. »

Однако когда мы смотрим на религию, в ней мало согласия. Три основных направления мысли заключаются в том, что нацисты придерживались неоязычества, что их идеология сама по себе сформировала «политическую религию» или что они отстаивали определенную форму христианства.

Аргумент о том, что нацисты были язычниками, основан на том факте, что они возникли из ультранационалистического движения vцlkisch в Германии, которое имело причудливый набор эзотерических и мистических религиозных представлений. Гитлеру, безусловно, были известны идеи одного из самых влиятельных авторов, Гвидо фон Листа, который стремился заново открыть для себя утраченную мудрость «арманенов», предположительно высшей касты жрецов языческого бога Вотана (или Одина).Он предложил сделать это главным образом с помощью рун и скандинавской поэзии, такой как Эдда.

На самом деле, когда нацисты впервые отпраздновали Рождество в Мюнхене (в 1920 г.), они сделали это как празднование солнцестояния, и в сообщении об этом событии в их собственной газете отмечалось, что ужасная ситуация, в которой оказалась Германия, «была предсказана в в Эдде и в учениях Арманенов в древности». Они имели в виду отрывки об апокалиптическом Рагнареке или «сумерках богов» в поэтической Эдде.(Возможно, люди не думали, что Hell Boy на самом деле имеет под собой много оснований, но «Рагнарок» также появился в официальном комментарии к нацистской программе.)

Но придерживался ли таких идей Гитлер? В одной из наиболее полных речей Гитлера 1920 года, которые у нас есть, он сделал прямые ссылки на некоторые концепции Листа и утверждал, что все арийцы строили «культы света» везде, где они основывали цивилизации в мире. Гитлер включал в число таких «культов света» любое использование свастики (нацистского солнечного колеса), считая языческие руны в Европе, индуистские храмы в Индии и буддийские храмы в Японии.»

В той же речи он пренебрежительно отозвался о Библии как о слишком еврейской: «одно можно сказать наверняка, что никакой антисемит ее не написал». Тем не менее в конце августа 1920 года он утверждал, что нацисты «поддерживают любую христианскую деятельность» и продвигают нацизм как «евангелие возрождения Германии».

Это последнее заявление и ему подобные привели к аргументу, что нацизм сам по себе был «политической религией», вовлекающей людей в движение политической веры посредством использования митингов и ритуалов, которые создавали светский вид литургического опыта.

Расистская идеология была чем-то общим для всех нацистов, и в некоторых письмах и выступлениях членов партии, безусловно, были идеи формирования «нового культа», хотя значительная часть аргументов основывается на манере, в которой Гитлер писал о религии. и политическая вера в Mein Kampf .

Хорошо известно, что Гитлер быстро отошел от эзотерического мира движения vцlkisch , потому что он не хотел тайного общества посвященных, характерного для этой традиции.Он хотел создать массовое движение. В результате в Mein Kampf он решительно написал в поддержку католической церкви и ее авторитетных традиций и догм. Это было не из любви к содержанию церковного учения, а потому, что он считал, что нацисты могут использовать такие формы для создания своего собственного «политического исповедания», переходя от « vцlkisch чувства» к абсолютной вере в правоту церкви. Нацистский расовый национализм.

Гитлер утверждал, что отсутствие компромисса в католической догме может быть использовано в качестве модели для «догматов» нацистской партии, подразумевая установление догматической идеологической веры, которая была бы нетерпима к любой другой такой вере.На практике, однако, нацисты быстро и свободно играли со своими «партийными догмами» для достижения политических выгод.

Что подводит нас к третьему аспекту: был ли Гитлер христианином? Решительно нет, если рассматривать христианство в его традиционной или ортодоксальной форме: Иисус как сын Божий, умирающий за искупление грехов всего человечества. Абсурдно утверждать, что Гитлер (или любой из нацистов) придерживался христианства в такой форме.

Идея всеобщего спасения через смерть Христа на кресте — центральная тема недавнего празднования Пасхи — была полной анафемой для нацистов, которые выступали за спасение по расе, а не по благодати.Однако в равной степени верно и то, что были ведущие нацисты, которые придерживались формы христианства, которая была «арианизирована».

В целом можно утверждать, что все ведущие нацисты измеряли религию серией расовых барьеров, а это означает, что: Иисус не мог быть евреем, он должен был быть арийцем; героический боец, а не пассивная жертва; Ветхий Завет должен был быть отвергнут, а Новый Завет очищен.

В рукописных заметках Гитлер также выступал за критический обзор Библии, чтобы выяснить, какие разделы соответствуют «арийскому» духу.В этих же заметках он сделал «биогенетическую» историю в качестве основного библейского акцента, утверждая, что первородный грех был исключительно расовым вырождением — грехом против крови.

Некоторые нацисты полагали, что христианство в целом было слишком «иудейским», чтобы преодолеть расовые барьеры и стать религией, соответствующей немецкой «расовой душе» и «германской морали». Тем не менее, Гитлер выразил большую поддержку «арийскому» Христу, как правило, фигуре, которая полностью соответствовала его собственной программе: яростному антисемиту по имени Иисус.

Это можно увидеть в любимом библейском отрывке Гитлера, Иисус очищает храм от менял (Марка 11, Матфея 21), который он рассматривал как раннюю модель своей предполагаемой борьбы против «материалистических» евреев. В какой-то момент он свел миссию Христа к следующему: «это только средства меняются с течением времени; то, что раньше было кнутом, сегодня — блэкджек».

Мы также должны помнить, что «Христос» — это не фамилия Иисуса, а титул, и до сих пор не ясно, действительно ли Гитлер верил в божественность Иисуса.Он называл Иисуса «Господом и Спасителем», но одновременно утверждал, что единственной причиной распятия была антисемитская борьба «за этот мир», а не за другой.

Тем не менее, Гитлер часто приводил доводы в пользу идеи творца, божества, чьей работой была природа и естественные законы, смешивая Бога и природу до такой степени, что они становились одним и тем же. Это снова возвращалось к расе и означало, что он утверждал в Mein Kampf , что нельзя избежать «команд» «вечной природы» или «Всемогущего Творца»: «в том, что я защищаю себя от еврея, я сражаясь за дело Господне. »

По этой причине в некоторых недавних работах утверждалось, что Гитлер был деистом. В своей знаменитой речи 1938 года он, как известно, утверждал, что нацизм — это « vцlkisch — политическая доктрина, выросшая из исключительно расистских взглядов» и основанная на «самом остром научном знании». Тем не менее, в той же речи он заявил, что нацистский «культ» был исключительно тем, что уважал природу и, следовательно, был «предначертан Богом».

Был ли Гитлер атеистом? Возможно нет. Но по-прежнему очень трудно установить его личные религиозные убеждения, и споры продолжаются.Он был проницательным пропагандистом, из-за чего отличить риторику от реальности еще труднее.

Историки постоянно подтверждают, что Гитлер развил абсолютную веру в две вещи: в крайнюю форму национализма и в самого себя.

Сэмюэл Кёне — научный сотрудник Исследовательского института Альфреда Дикина , работающий над официальными взглядами нацистов на религию. Его предыдущие исследования включают публикации о взаимосвязях между национализмом и религией, и он был соредактором журнала Terror War Tradition: Studies in European History .

Какая религия была у Гитлера? | Католики Ответы

У идеологов есть идеи

Я десятилетиями изучал вопрос о религии Гитлера. Помню, в 1990-х годах я просматривал указатели биографий Гитлера в книжных магазинах в поисках информации по этому вопросу. Однако эти биографии мало что говорили, и было трудно найти конкретную информацию. Они обсуждали его преследование евреев и, в меньшей степени, христиан, но мало места уделяли тому, во что он лично верил.

Как будто у Гитлера либо не было религиозных взглядов, либо они были не важны. Это никогда не казалось мне правдоподобным из-за фигуры Гитлера.

Дело не только в том, что он был авторитарным диктатором. Я могу представить себе человека, у которого нет особых взглядов на вопросы о Боге и загробной жизни, который в конечном итоге окажется у политической власти, а затем сделает ужасные вещи, чтобы сохранить ее. Такой человек был бы просто оппортунистом. У него может быть расстройство личности, из-за которого он совершает экстремальные поступки, чтобы сохранить власть, но это не значит, что у него твердые взгляды на религиозные вопросы.

Однако Гитлер был не просто оппортунистом. Он был идеологом. Об этом свидетельствовал его оголтелый антисемитизм. Такой же была его идеология арийской расы господ, его план построения «Тысячелетнего рейха» для Германии и его вера в всеобъемлющую судьбу своего движения.

Идеологи одержимы идеями, а значит, у них неизбежно есть взгляды на Большие Вопросы. Есть Бог или нет? Что же он хочет? Есть ли загробная жизнь? Какова наша окончательная судьба?

Идеологи не должны поддерживать традиционные религии.С девятнадцатого века коммунистические идеологи яростно выступали против веры в Бога и загробную жизнь. Однако это лишь заменило традиционные религии новой: атеизмом. Далее, вместо того, чтобы видеть за историей божественный план, они видели законы материальной вселенной, обеспечивающие неизбежный триумф коммунизма над другими системами.

Таким образом, казалось неизбежным, что у Гитлера будут какие-то взгляды на религиозные темы — взгляды, которые вдохновили бы его идеологию войны, расизма и судьбы.

Практический вопрос

Я интересовался этой темой сам по себе — просто чтобы понять, казалось бы, необъяснимое историческое зло, — но для меня это был также отчасти практический вопрос.

Гитлер и девяносто процентов всех, кто родился в Австрии в то время, были крещены католиками. Это позволяло антикатоликам легко изображать Гитлера как верного сына церкви, который просто довел антисемитизм, характерный для европейских христианских кругов, до его логической и убийственной крайности.

В 1963 году немецкий драматург Рольф Хоккут опубликовал пьесу под названием « Наместник », в которой Папа Пий XII, понтифик во время Второй мировой войны, изображался как не предпринявший никаких действий против или даже осудивший Холокост. В 1999 году британский журналист Джон Корнуэлл опубликовал книгу « Папа Гитлера: Тайная история Пия XII », в которой он утверждал, что понтифик военного времени был антисемитом и молчал перед лицом убийства шести миллионов европейских евреев.

Историки подвергли обе работы резкой критике, но эта литература помогла разжечь огонь тех, кто хотел изобразить католическую церковь в дружеских отношениях с нацизмом.

В действительности против этого решительно выступала Церковь. Еще до войны кардинал Эудженио Пачелли — будущий Пий XII — внес свой вклад в энциклику 1937 года Mit Brennender Sorge (нем. «С жгучим беспокойством»), в которой осуждалась нацистская идеология. Чтобы подчеркнуть решительное неприятие ее церковью, эта энциклика была написана на немецком языке вместо обычной латыни и контрабандой ввезена в Германию, чтобы ее читали с кафедры каждой католической церкви в Вербное воскресенье.

В нем осуждался нацистский «так называемый миф о расе и крови», а также многочисленные действия германского государства, и после его выхода «Гитлер был вне себя от ярости.Двенадцать станков были захвачены, сотни людей отправлены либо в тюрьмы, либо в лагеря» (Антон Гилл, Почетное поражение; История немецкого сопротивления Гитлеру ).

Во время войны Пий XII руководил тайными усилиями католиков по спасению евреев из концентрационных лагерей, а в своей книге « Три папы и евреи » ортодоксальный раввин Пинхас Лапид подсчитал, что «окончательное число еврейских жизней, в спасении которых католики Церковь была орудием таким образом не менее 700 000 душ, но, по всей вероятности, она гораздо ближе к России.. . 860 000».

Оппозиция Пия XII Гитлеру была настолько хорошо известна, что он написал заявление об отставке в случае, если он будет схвачен нацистами, чтобы новый папа мог быть избран в нейтральной стране, вдали от нацистского контроля (Андреа Торниелли, Франциск : Папа Нового Света ).

После смерти Пия XII Голда Меир, которая должна была стать премьер-министром Израиля, заявила: «Когда в десятилетие нацистского террора наш народ постигла страшная мученическая смерть, голос папы возвысился за жертв.Жизнь нашего времени обогатилась голосом, говорящим о великих нравственных истинах над суматохой повседневных конфликтов. Мы оплакиваем великого служителя мира».

Фальстарт, лучшая информация

Несмотря на оппозицию церкви нацистской идеологии, вопрос о религии Гитлера имел для меня практический аспект с апологетической точки зрения. Одно дело показать, что Гитлер отвернулся от католического учения, но лучше точно определить, во что он пришел к вере.

Я думал, что у меня многообещающая зацепка, когда я нашел книгу Нацисты и оккультизм 1989 года американского журналиста Дасти Склара. Он связал нацистскую идеологию с различными оккультными и неоязыческими идеями, циркулировавшими в то время в Австрии, и какое-то время я полагался на эту книгу.

Однако я пришел к выводу, что, хотя Скляр был прав в том, что такие идеи присутствовали в этосе того времени, книга была ненаучной, и эти идеи нельзя было просто приписать Гитлеру.Я также наткнулся на ненадежные документальные фильмы, которые аналогичным образом пытались изобразить нацизм как принципиально оккультное/неоязыческое движение.

К счастью, в последние годы гораздо больше информации о религиозных убеждениях Гитлера стало доступно и легче найти благодаря Интернету. На сегодняшний день существует несколько качественных трактовок предмета.

Одним из них является книга американского историка Ричарда Вейкарта 2016 года « Религия Гитлера: искаженные убеждения, которые двигали Третьим рейхом» . Это сбалансированная, тщательно аргументированная работа, в которой взаимодействуют взгляды разных ученых и документируются убеждения Гитлера с использованием его собственных сочинений и речей, а также мемуаров его соратников.Цитаты в следующих разделах можно найти в нем, если не указано иное.

Оккультист или язычник?

Те, кто связывает Гитлера с оккультизмом или неоязычеством, могут указать на тот факт, что в Вене, Австрия, где Гитлер жил в раннем взрослом возрасте, существовали известные оккультные общества. Далее, к этой деятельности были привлечены некоторые его соратники. Генрих Гиммлер, глава СС, передового органа наблюдения и террора в Германии и оккупированной немцами Европе; и Альфред Розенберг, лидер нацистского образования, оба выступали за возрождение немецкого язычества, включающего поклонение таким божествам, как Вотан (Один) и Тор.

Но это не означало, что Гитлер разделял эти взгляды. Вейкарт отмечает: «На партийном съезде в Нюрнберге в сентябре 1938 года Гитлер выступил лицом к лицу с неоязычеством в своей собственной партии. Некоторых немцев беспокоили попытки Розенберга и Гиммлера воскресить древнегерманских богов, обряды и святыни. Гитлер заверил своих последователей, что это не отражает официальную позицию партии и не соответствует его собственной точке зрения».

Гитлер не только публично дистанцировался от таких взглядов, но и высмеивал их в частном порядке.По словам нацистского архитектора Альберта Шпеера, Гитлер сказал о религиозных усилиях Гиммлера: «Что за вздор! Здесь мы, наконец, достигли возраста, в котором всякая мистика осталась позади, и теперь он хочет начать все сначала. С таким же успехом мы могли бы остаться в церкви. По крайней мере, у него были традиции. Подумать только, что когда-нибудь я стану святым СС! Вы можете себе это представить? Я бы в гробу перевернулся».

Вейкарт также отмечает: «Военный адъютант Гитлера также вспоминал, что Гитлер не одобрял планы Гиммлера вновь ввести культ Вотана и Тора. В октябре 1941 года Гитлер снова разглагольствовал о глупости попыток возродить культ Вотана».

Атеист?

Безбожное поведение Гитлера позволяло некоторым легко изображать его атеистом. Миллионы смертей, за которые он был ответственен, представляют собой бойню, сравнимую только с убийствами атеистических, коммунистических диктаторов двадцатого века, таких как Сталин, Мао или Пол Пот, и легко рассматривать Гитлера как человека, который не боялся ни Бога, ни человека.

Некоторые современники даже описывали Гитлера в атеистических терминах.Одним из них был один из первых руководителей нацистской партии Отто Штрассер. Другим был друг Гитлера Эрнст Ханфштенгль, который сказал: «К тому времени, когда я познакомился с ним, он был во всех отношениях атеистом» («Гитлер : Мемуары нацистского инсайдера, обратившегося против фюрера» ).

Но Штрассер и Ханфштенгль оба отвернулись от Гитлера, и их описания его как атеиста, возможно, были попыткой нанести ущерб его репутации или дистанцироваться от него. Ханфштенгль, в частности, сказал, что он был атеистом только «во всех смыслах и целях», предполагая, что он был нерелигиозным, но не убежденным неверующим в Бога.

Согласно его публичным заявлениям, Гитлер не был атеистом. В 1937 году он заметил, что национальный гимн Германии «представляет собой клятву Всевышнему, его воле и его делу: ибо не человек создал этот Volk [т. е. немецкий народ], но Бог, тот Бог, который стоит выше всех нас».

Однако многие политики прибегают к неискренним разговорам о Боге, чтобы выслужиться перед своими избирателями, и нет никаких сомнений в том, что Гитлер был заядлым лжецом, который воздерживался от полного раскрытия своих религиозных убеждений, чтобы не потерять поддержку среди верующих.Так что справедливо спросить, действительно ли Гитлер верил в божество или же он просто говорил то, что, по его мнению, люди хотели услышать.

«Это была просто поза для всеобщего обозрения?» пишет Вейкарт. «Скорее всего, не. Гитлер не только апеллировал к Провидению как к своему проводнику во многих публичных речах и в обеих своих книгах, но и в своих частных монологах. Его ближайшие коллеги также свидетельствовали, что он считал, что Провидение помазало его для особой задачи».

Христианин?

Если Гитлер исповедовал веру в Бога, даже наедине, мы должны спросить, в какое божество он верил.Был ли это христианский Бог?

В своих речах и письмах он пытался создать впечатление, что это так. Однако его антагонизм по отношению к историческому христианству был настолько силен, что он публично переосмыслил его. В начале своей карьеры он сказал, что поддерживает то, что он называл «позитивным христианством», согласно которому Иисус был великим арийцем, боровшимся против еврейского материализма.

Затем он использовал этот образ Иисуса-борца, чтобы вдохновить своих последователей на борьбу. В 1923 году он выступил с речью, в которой сказал: «Мы должны снова вывести христианство на передний план, но христианство боевое [ Kampfchristentum ]», которое не предполагало «немого принятия и страдания, а скорее учение о борьбе» против несправедливость, говоря: «Настало время сражаться кулаком и мечом.

Понимание Гитлером Христа было странным. По его словам, Иисус не был евреем. Вейкарт отмечает: «В апреле 1921 года он сказал толпе в Розенхайме, что не может представить себе Христа иначе, как светловолосым и голубоглазым, ясно дав понять, что считает Иисуса арийцем. В интервью одному журналисту в ноябре 1922 года он на самом деле заявил, что Иисус был германцем».

Хотя Гитлер был готов принять Иисуса за мученическую смерть из-за его оппозиции еврейским обычаям, он не верил в Воскресение.По словам доверенного лица Гитлера Отто Вагенера, Гитлер заявил, что «тело Христа было извлечено из гробницы, чтобы оно не стало объектом почитания и материальной реликвией великого нового основателя религии».

С течением времени Гитлер перестал придавать значение «позитивному христианству» и наедине признал, что это была поза.

Еще в 1931 году Вейкарт пишет: «Геббельс зафиксировал, что Гитлер хотел выйти из католической церкви, но выжидал подходящего момента.Желание Гитлера, казалось, взволновало Геббельса, хотя он и признал, что оно вызовет скандал. Но Геббельсу нравилась мысль, что он, Гитлер и другие нацистские лидеры когда-нибудь массово покинут церкви».

Гитлер также предвидел полную гибель христианства. В 1937 году министр пропаганды Йозеф Геббельс записал в своем дневнике: «Фюрер считает, что христианство созрело для уничтожения. Это может занять много времени, но это произойдет».

Одной из причин, по которой на это потребовалось время, было то, что Гитлер чувствовал, что ему необходимо сохранить единство немецкого народа для ведения войны.Однако потом все будет по-другому. В 1941 году он сказал своим окружным лейтенантам: «Между христианским и германо-героическим мировоззрением существует неразрешимое противоречие. Однако это противоречие не может быть разрешено во время войны, но после войны мы должны подойти к разрешению этого противоречия».

Однако его отказ от христианства не означал принятия атеизма. Как Гитлер в частном порядке сказал редактору нацистской газеты Гансу Циглеру: «Вы должны знать, что я язычник. Я понимаю, что это означает: нехристианин.Конечно, у меня есть внутреннее отношение к космическому Всевышнему, к Божеству».

Так кем же был Гитлер?

Если Гитлер не был оккультистом, неоязычником, атеистом или христианином, то кем он был?

Ответ заключается в том, что в религиозном отношении, как и в других вопросах, он был эклектиком, который не следовал установленной школе мысли. Вместо этого он заимствовал различные идеи, которые циркулировали в культуре его времени. Если бы нам пришлось описать его религиозные взгляды одной фразой, мы могли бы сказать, что он был псевдонаучным эволюционным пантеистом.Каждый из этих элементов требует некоторой распаковки.

Пантеизм

Пантеизм — это точка зрения, согласно которой Бог и мир тождественны. Он подчеркивает имманентность Бога в природе за счет его трансцендентности. Он начал набирать обороты в Европе в 1600-х годах благодаря еврейскому философу Баруху Спинозе, а затем немецкому философу Г.В.Ф. Гегель.

В пантеизме отсутствует личный Бог, отдельный от творения. Вместо этого сам мир понимается как духовная сущность.Вот почему Гитлер все еще мог утверждать веру в «космического Всемогущего», несмотря на его неприятие иудео-христианского Бога.

Природа произвела на Гитлера сильное впечатление — о чем свидетельствуют как его расовые теории, так и образы природы в нацистской пропаганде, — и поэтому он был склонен отождествлять Бога с природой.

В 1941 году он говорил о «беспомощности человечества перед вечным законом природы. Это не вредно, если только мы придем к познанию того, что все спасение человечества заключается в том, чтобы попытаться постичь Божественный Промысел и не верить, что он может восстать против этого закона.

Как указывает Вейкарт, «В этом отрывке Гитлер приравнял «божественное провидение» к естественным законам, которые также вечны».
Гитлер не верил, что мир был создан. Вместо этого оно было вечным, и вместо того, чтобы обратиться к любящему Творцу, который может вмешаться в человеческую историю, Гитлер считал, что люди должны просто подчиниться железным законам природы.

Эволюция

Это приводит к следующему элементу религии Гитлера: она была сильно сосредоточена на эволюции.Это причина его расовой политики.

Гитлер полагал, что в процессе эволюции природа создала иерархию рас, с нордическими немцами наверху и такими группами, как евреи и африканцы, гораздо ниже. Поскольку эволюция предполагает выживание наиболее приспособленных, Гитлер считал, что конфликты между этими расами естественны и желательны, что более слабые должны быть порабощены или уничтожены, чтобы мог процветать превосходящий.

Именно поэтому он выступал против смешения рас, потому что это означало бы ослабление высших линий человечества путем введения в их линии генетически низшего материала.И именно поэтому он одобрял эвтаназию, которая, по его мнению, помогала отсеять генетически дефектных и слабых из генофонда. Все это, по мнению Гитлера, способствовало процессу эволюции и, таким образом, соответствовало «воле» природы.

Этим также объясняется неприязнь Гитлера к христианству с его упором на равенство всех народов и стремлением помочь слабым.

Псевдонаука

Хотя некоторые идеи Гитлера разделяли социал-дарвинисты и евгенисты его эпохи, они остаются в основе своей ненаучными.Понимаемая как чисто естественный процесс (в отличие от инструмента разумного Творца), эволюция не привела бы к возникновению иерархии организмов или, в пределах человечества, рас.

Гитлер, как и многие другие, неправильно понимал концепцию выживания наиболее приспособленных. Это не означает, что выживает сильнейший или самый агрессивный. Наоборот, это означает выживание тех форм жизни, которые наиболее «приспособлены» или адаптированы к окружающей среде. Таким образом, рыбы эволюционно приспособлены для жизни под водой, а люди эволюционно приспособлены для жизни на суше.

По мере того, как среда меняется с течением времени, меняется и то, что считается «подходящим». Вот почему динозавры вымерли, а млекопитающие начали заполнять оставленные ими экологические ниши. Именно поэтому во время холодной войны многие опасались, что люди не будут приспособлены к жизни после ядерной войны, а тараканы — могут.

Если бы эволюция была чисто естественным процессом, как считал Гитлер, то не было бы постоянного всеобщего стандарта приспособленности, а была бы только адаптация к изменяющимся условиям.

У Гитлера было упрощенное понимание эволюции, и он не принимал во внимание такие вещи, как развитие альтруистического поведения или то, как общее выживание вида может быть обеспечено за счет помощи его физически более слабым членам, чтобы они могли внести любой уникальный вклад, который они могли.

Псевдонаучный характер его понимания можно увидеть, рассмотрев его политику против смешения рас. Почему это должно применяться только на уровне рас? Почему бы не применить его к отдельным родословным внутри рас?

Следуя логике Гитлера, можно утверждать, что высшая семья никогда не должна скрещиваться с низшими семьями, чтобы не испортить свои гены, но мы знаем, к чему это приведет: инбридинг и все негативные последствия, которые из него вытекают. Мало того, что генетически сходные популяции склонны к врожденным дефектам, они также более уязвимы к болезням, потому что, если появляется микроб, который работает против определенного набора генов, а эти гены есть у всех, популяция может быть смертельно повреждена.

Следовательно, размножение вне своей группы часто способствует большей устойчивости популяции, и особи, появившиеся в результате таких союзов, часто проявляют большую силу — явление, известное в биологии как гибридная сила.

Заключение

Ужасно, что псевдонаучные идеи Гитлера привели его к принятию псевдорелигии, которая привела к гибели миллионов невинных людей в результате геноцида и войны. Его пример свидетельствует о том зле, к которому может привести ослепление себя истинным Богом и Его посланием любви и сострадания ко всем.

Религия Гитлера: Извращенные убеждения, управлявшие Третьим рейхом. Ричард Вейкарт | Журнал церкви и государства

Получить помощь с доступом

Институциональный доступ

Доступ к контенту с ограниченным доступом в Oxford Academic часто предоставляется посредством институциональных подписок и покупок. Если вы являетесь членом учреждения с активной учетной записью, вы можете получить доступ к контенту следующими способами:

Доступ на основе IP

Как правило, доступ предоставляется через институциональную сеть к диапазону IP-адресов. Эта аутентификация происходит автоматически, и невозможно выйти из учетной записи с проверкой подлинности IP.

Войдите через свое учреждение

Выберите этот вариант, чтобы получить удаленный доступ за пределами вашего учреждения.

Технология Shibboleth/Open Athens используется для обеспечения единого входа между веб-сайтом вашего учебного заведения и Oxford Academic.

  1. Щелкните Войти через свое учреждение.
  2. Выберите свое учреждение из предоставленного списка, после чего вы перейдете на веб-сайт вашего учреждения для входа.
  3. Находясь на сайте учреждения, используйте учетные данные, предоставленные вашим учреждением. Не используйте личную учетную запись Oxford Academic.
  4. После успешного входа вы вернетесь в Oxford Academic.

Если вашего учреждения нет в списке или вы не можете войти на веб-сайт своего учреждения, обратитесь к своему библиотекарю или администратору.

Вход с помощью читательского билета

Введите номер своего читательского билета, чтобы войти в систему. Если вы не можете войти в систему, обратитесь к своему библиотекарю.

Члены общества

Многие общества предлагают своим членам доступ к своим журналам с помощью единого входа между веб-сайтом общества и Oxford Academic. Из журнала Oxford Academic:

  1. Щелкните Войти через сайт сообщества.
  2. При посещении сайта общества используйте учетные данные, предоставленные этим обществом. Не используйте личную учетную запись Oxford Academic.
  3. После успешного входа вы вернетесь в Oxford Academic.

Если у вас нет учетной записи сообщества или вы забыли свое имя пользователя или пароль, обратитесь в свое общество.

Некоторые общества используют личные аккаунты Oxford Academic для своих членов.

Личный кабинет

Личную учетную запись можно использовать для получения оповещений по электронной почте, сохранения результатов поиска, покупки контента и активации подписок.

Некоторые общества используют личные учетные записи Oxford Academic для предоставления доступа своим членам.

Институциональная администрация

Для библиотекарей и администраторов ваша личная учетная запись также предоставляет доступ к управлению институциональной учетной записью.Здесь вы найдете параметры для просмотра и активации подписок, управления институциональными настройками и параметрами доступа, доступа к статистике использования и т. д.

Просмотр учетных записей, вошедших в систему

Вы можете одновременно войти в свою личную учетную запись и учетную запись своего учреждения. Щелкните значок учетной записи в левом верхнем углу, чтобы просмотреть учетные записи, в которые вы вошли, и получить доступ к функциям управления учетной записью.

Выполнен вход, но нет доступа к содержимому

Oxford Academic предлагает широкий ассортимент продукции.Подписка учреждения может не распространяться на контент, к которому вы пытаетесь получить доступ. Если вы считаете, что у вас должен быть доступ к этому контенту, обратитесь к своему библиотекарю.

Религия Гитлера: извращенные убеждения, которые двигали Третьим рейхомРичард Вайкарт | Исследования Холокоста и геноцида

Получить помощь с доступом

Институциональный доступ

Доступ к контенту с ограниченным доступом в Oxford Academic часто предоставляется посредством институциональных подписок и покупок.Если вы являетесь членом учреждения с активной учетной записью, вы можете получить доступ к контенту следующими способами:

Доступ на основе IP

Как правило, доступ предоставляется через институциональную сеть к диапазону IP-адресов. Эта аутентификация происходит автоматически, и невозможно выйти из учетной записи с проверкой подлинности IP.

Войдите через свое учреждение

Выберите этот вариант, чтобы получить удаленный доступ за пределами вашего учреждения.

Технология Shibboleth/Open Athens используется для обеспечения единого входа между веб-сайтом вашего учебного заведения и Oxford Academic.

  1. Щелкните Войти через свое учреждение.
  2. Выберите свое учреждение из предоставленного списка, после чего вы перейдете на веб-сайт вашего учреждения для входа.
  3. Находясь на сайте учреждения, используйте учетные данные, предоставленные вашим учреждением.Не используйте личную учетную запись Oxford Academic.
  4. После успешного входа вы вернетесь в Oxford Academic.

Если вашего учреждения нет в списке или вы не можете войти на веб-сайт своего учреждения, обратитесь к своему библиотекарю или администратору.

Вход с помощью читательского билета

Введите номер своего читательского билета, чтобы войти в систему. Если вы не можете войти в систему, обратитесь к своему библиотекарю.

Члены общества

Многие общества предлагают своим членам доступ к своим журналам с помощью единого входа между веб-сайтом общества и Oxford Academic. Из журнала Oxford Academic:

  1. Щелкните Войти через сайт сообщества.
  2. При посещении сайта общества используйте учетные данные, предоставленные этим обществом. Не используйте личную учетную запись Oxford Academic.
  3. После успешного входа вы вернетесь в Oxford Academic.

Если у вас нет учетной записи сообщества или вы забыли свое имя пользователя или пароль, обратитесь в свое общество.

Некоторые общества используют личные аккаунты Oxford Academic для своих членов.

Личный кабинет

Личную учетную запись можно использовать для получения оповещений по электронной почте, сохранения результатов поиска, покупки контента и активации подписок.

Некоторые общества используют личные учетные записи Oxford Academic для предоставления доступа своим членам.

Институциональная администрация

Для библиотекарей и администраторов ваша личная учетная запись также предоставляет доступ к управлению институциональной учетной записью. Здесь вы найдете параметры для просмотра и активации подписок, управления институциональными настройками и параметрами доступа, доступа к статистике использования и т. д.

Просмотр учетных записей, вошедших в систему

Вы можете одновременно войти в свою личную учетную запись и учетную запись своего учреждения.Щелкните значок учетной записи в левом верхнем углу, чтобы просмотреть учетные записи, в которые вы вошли, и получить доступ к функциям управления учетной записью.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.