Великое литовское княжество это: Project MUSE — Великое Княжество Литовское в Исторической Памяти Белорусов–Русинов: От Средневековья к Модерну

Содержание

Magisteria

MagisteriaАCreated using FigmaVectorCreated using FigmaПеремоткаCreated using FigmaКнигиCreated using FigmaСCreated using FigmaComponent 3Created using FigmaOkCreated using FigmaOkCreated using FigmaOkЗакрытьCreated using FigmaЗакрытьCreated using FigmaGroupCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using Figma��� �������Created using FigmaEye 2Created using FigmafacebookCreated using FigmaVectorCreated using FigmaRectangleCreated using FigmafacebookCreated using FigmaGroupCreated using FigmaRectangleCreated using FigmaRectangleCreated using FigmaНа полный экранCreated using FigmagoogleCreated using FigmaИCreated using FigmaИдеяCreated using FigmaVectorCreated using FigmaСтрелкаCreated using FigmaGroupCreated using FigmaLoginCreated using Figmalogo_blackCreated using FigmaLogoutCreated using FigmaMail.ruCreated using FigmaМаркер юнитаCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using FigmaРазвернуть лекциюCreated using FigmaГромкость (выкл)Created using FigmaСтрелкаCreated using FigmaodnoklassnikiCreated using FigmaÐCreated using FigmaПаузаCreated using FigmaПаузаCreated using FigmaRectangleCreated using FigmaRectangleCreated using FigmaПлейCreated using FigmaДоп эпизодыCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using FigmaСвернуть экранCreated using FigmaComponentCreated using FigmaСтрелкаCreated using FigmaШэрингCreated using FigmaГромкостьCreated using FigmaСкорость проигрыванияCreated using FigmatelegramCreated using FigmatwitterCreated using FigmaCreated using FigmaИCreated using FigmavkCreated using FigmavkCreated using FigmaЯCreated using FigmaЯндексCreated using FigmayoutubeCreated using FigmaXCreated using Figma

И.

Я. Фроянов

XPOHOC
ВВЕДЕНИЕ В ПРОЕКТ
ФОРУМ ХРОНОСА
НОВОСТИ ХРОНОСА
БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА
ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ
БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ
ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЕ ТАБЛИЦЫ
СТРАНЫ И ГОСУДАРСТВА
ЭТНОНИМЫ
РЕЛИГИИ МИРА
СТАТЬИ НА ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕМЫ
МЕТОДИКА ПРЕПОДАВАНИЯ
КАРТА САЙТА
АВТОРЫ ХРОНОСА

Родственные проекты:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ
ДОКУМЕНТЫ XX ВЕКА
ИСТОРИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ
ПРАВИТЕЛИ МИРА
ВОЙНА 1812 ГОДА
ПЕРВАЯ МИРОВАЯ
СЛАВЯНСТВО
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
АПСУАРА
РУССКОЕ ПОЛЕ

История России

от древнейших времен до начала XX в.

Под. ред. И.Я. Фроянова

IV. ВОСТОЧНОСЛАВЯНСКИЕ ЗЕМЛИ И ВЕЛИКОЕ КНЯЖЕСТВО ЛИТОВСКОЕ В XIII-XVI ВВ.
Возникновение и развитие Великого кляжсства Литовского (ВКЛ)

«Дранг нах Остен» («Натиск на Восток») — страшная опасность, которая угрожала в XIII в. Руси, дамокловым мечом нависла и над населением прибалтийских земель. Под ударами «орденских братьев» пали русские крепости в Прибалтике, рыцари захватили территории племенных союзов ливов, куршей, эстов и др. - предков современных латышей и эстонцев. Ожесточенное сопротивление рыцарям оказывали литовцы.

Литовцы достаточно поздно появляются на авансцене европейской истории, их политичсская и экономичсская жизнь, о которой нам сообщают источники начиная со второй половины XII в. , дышит глубокой архаикой. Распадаясь на множество разрозненных племен, литовцы уже тогда состояли из двух этнографических групп — аукштайте (верхняя Литва) жемайте (нижняя или «Жмудь» русских источников). Они занимались земледелием, скотоводством и всякого рода промыслами: охотой, рыболовством, добычей меда диких пчел. Литовцы были хорошими воинами, а под влиянием немецкой агрессии весь быт их перестраивается на военный лад. Прекрасно зная свои леса и болота, литовцы хитростью заманивали рыцарей в чащобу, наносили неожиданные удары по немецким замкам. О многих славных победах литовцев повествуют немецкие хронисты, которых трудно заподозрить в симпатиях к противнику. Однако справиться с таким сильным врагом, как рыцари, литовцы не могли: не хватало ни людских, ни материальных ресурсов. В этих условиях начинается экспансия литовцев на юг и юго-восток, начинается литовское «завоевание».

Распространялся, собственно, не литовский этнос, а власть литовских князей, причем процесс проникновения в русскую среду этой власти был постепенным, капиллярным. Литовские князья утверждаются на столах в некоторых русских городах. Явление это напоминает появление на Руси несколькими столетиями раньше Рюриковичей. Натиск на Русь становится интенсивнее после тою, как литовскому князю Миндовгу удается уничтожить своих противников и добиться некоторой централизации. Происходит это в 40-50-х годах XIII в. Централизация была относительной, «союз союзов» литовских племен был рыхлым, и «самодержетво» Миндовга (по определению русского летописца) — не более чем цветастый риторический оборот. Однако именно в это время начинает складываться ядро Литовско-Русского государства, или как оно чаще называется в исторической литературе: «Великое княжество Литовское в узком смысле этого слова».
Территориальный рост продолжался и при преемниках Миндовга, особенно при князе Гедимине (1316-1341 гг.). В состав центра будущего государства входят земли верхней Литвы — аукштайте и «приросшие» к ним земли Черной Руси, — т.е. Понеманья, а также некоторые части Полоцкой и Турово-Пинской земель. Тут необходимо обратить внимание на одно очень интересное явление. Уровень политического развития литовских «завоевателей» был ниже, чем восточнославянского населения. В то же время литовские князья нуждались в тех материальных и людских ресурсах, которыми обладали русские земли. Такого рода обстоятельства обусловили русификацию верхушки литовцев. Литовские князья принимают крещение в православие, усваивают русский язык, культуру. Одно время даже столица формирующегося государства находилась на русской территории — в Новгородке Литовском.
Позже она была перенесена в Вильно, но характер отношений между этносами в формирующемся государстве остался тем же. Дело, начатое первыми великими литовскими князьями, было продолжено князьями Ольгердом и Кейстутом. Они договорились между собой, разделив функции: Кейстут занимался обороной Литвы от рыцарей, а Ольгерд осуществлял захваты русских земель. В состав Великого княжества Литовского вошли такие древнерусские земли, как Полоцкая, Смоленская (уже при Витовте в начале XV в.), Киевская, Чернигово-Северская, Волынская, самая южная — Подолье. Долго шла борьба за Галичину, которая в конце концов оказалась в руках Польши. Древнерусские земли входили в состав Великого княжества на правах автономии. Дело в том, что великие князья литовские придерживались принципа «мы старины не рухаем, а новин не вводим», довольствовались сбором дани с присоединенных земель и привлечением к участию в общеземском ополчении местных вооруженных сил.
Такого рода отношения закреплялись в специальных договорах — уставных: грамотах, весьма напоминавших договоры Новгорода с князьями. Формировалось федеративное государство, пусть со своеобразной, средневековой, но федерацией. Процесс складывания данного государства нет оснований идеализировать — при его создании лилась кровь, захватывались земли, но оно создавалось не одним только насилием. Дело в том, что некоторые русские земли были сами заинтересованы в поддержке литовских князей, не без основания видя в них защиту от татар. Внешняя опасность, необходимость вести борьбу на несколько фронтов, была одной из основных причин возникновения Великого княжества Литовского. С другой стороны, такой характер генезиса государства приводил к тому, что русские земли в составе Литовско-Русского государства долгое время сохраняли свои особенности, внутреннюю структуру и политическое устройство.
В этом смысле именно Великое княжество Литовское наследовало многие черты экономического и политического быта русских земель еще киевского периода нашей исторпн.

Унии Литвы с Польшей

Ситуация в этом регионе начинает меняться в конце XIV в. В соседней Польше пресеклась правящая династия. После двенадцатилетнего правления венгерского короля Людовика на престоле оказалась его дочь Ядвига. Польские паны, короновав ее, одновременно поставили вопрос о ее браке с Ягайло Ольгердовичем — великим князем литовским. В 1385 г. брак был заключен. Одновременно была заключена и польско-литовская уния (союз), которая должна была знаменовать объединение двух государств. Однако она так и осталась на бумаге. В Великом княжестве Литовском вокняжился Витовт Кейстутьевич, который сумел добиться самостоятельности Великого княжества в борьбе с Ягайло, с которым у него были и личные счеты - Ягайло был повинен в смерти отца Витовта.

Между тем объединение русских земель и Литвы, как пусть и номинальный, но союз с соседним славянским государством — Польшей, дало в области внешней политики блестящие результаты. Еще в 1362 г. в битве у Синих Вод (Подолье) русско-литовские войска разбили войска трех татарских царевичей, а в 1410 г. грянула знаменитая Грюнвальдская битва. С той и с другой стороны в битве участвовало около 60 тыс. человек — цифра для эпохи средневековья огромная. Польскими войсками командовал Ягайло, а литовско-русские возглавил Витовт, участвовали отряды из Чехии и татары. Все это воинство нанесло сокрушительное поражение Ордену. Был убит даже магистр — глава Ордена — фон Юнгинген. Хотя развить этот успех соединенные силы не смогли — осада крепости Мальборг (главного форпоста крестоносцев в Прибалтике) окончилась ничем, но Ордену был нанесен страшный удар, от которого он так и не сумел оправиться.

Совместная победа на поле между селениями Грюнвальд и Танненберг привела к заключению в местечке Городло (Восточная Польша) следующей унии — Городельской. Она, впрочем, также оказалась в реальности лишь личной, номинальной - оба государства сохранили свою самостоятельность. Значение Городельской унии 1413 г. состоит в том, что именно с нее начинается весьма неоднозначный процесс — процесс полонизации и католицизации Великого княжества Литовского. По условиям унии католики получили определенные привилегии при доступе к «урядам» — государственным должностям. Польская знать браталась с литовской, передавая ей свои гербы, начинала формироваться чуждая народным массам по своей вере и даже этнической принадлежности элита. Другими словами, именно Городельская уния создала предпосылки для наступления Польши на русские земли Великого княжества Литовского.

В условиях начавшейся полонизации, ухудшения положения русских в Великом княжестве Литовском вспыхнула война, которая в литературе получила название «восстание Свидригайло», в ходе движения, возглавленного князем Свидригайло Ольгердовичем, возникла ситуация, когда Великое княжество Литовское распалось на две части: «Литва посадила на великое княжение Сигизмунда Кейстутьевича, а русские земли держались стороны Свндригайло и именно его посадили на «великое княжение Русское». В политическом развитии Великого княжества Литовского период этот был переломным. Пока Сигизмунд подтверждал унию с Польшей, русские земли жили своей жизнью, пытались построить отдельное политическое здание. Однако «восстание Свидригайло» потерпело поражение, а после гибели князя Сигизмунда на престоле в Вильно утверждается Казимир Ягеллончик, правление которого знаменовало новую эпоху и которое по значению можно сравнить с правлением Ивана III в Великом княжестве Московском. Казимир восстанавливает пошатнувшиеся уже было основы униатской политики, в своем лице династически вновь объединяет два государства. Впрочем, основы политики унии остаются достаточно неустойчивыми и во второй половине XV-начале XVI вв. Униатский процесс продолжился и при преемниках Казимира - великих князьях Александре и Сигизмунде, но завершился лишь в правление Сигизмунда-Августа, когда в 1569 г. в условиях постоянной борьбы Великого княжества Литовского с Российским государством была заключена Люблинская уния (в городе Люблине в Польше), имевшая важнейшее значение в истории Восточной и Центральной Европы. На европейских картах появилось новое государство — Речь Посполитая. Правда, Великое княжество и в составе Речи Посполитой сохраняло определенную самостоятельность, но территория ее теперь ограничивалась собственно Литвой и землями Белоруссии, а все южные земли (Украина) отошли непосредственно в состав Короны, т. е. Польши.

От общины к крупному землевладению

Такова внешняя канва событий. Но как развивалась «внутренняя» история этого огромного региона Восточной Европы? В состав Великого княжества Литовского вошли древнерусские города-государства, которые в ряде районов еще долгое время сохраняли свою социально-политическую структуру и экономическую основу в виде землевладения общин. Со временем усиление княжеской власти привело к росту так называемой служебной системы - организации, имевшей место и у других народов Центральной и Восточной Европы. Все большая часть населения начинает нести «службу» в пользу княжеской власти, города-государства сменили «княжества» — своеобразные военно-служилые государства, в которых большинство населения было обязано служебными отношениями князю, но было свободным и не находилось в той или иной зависимости. По типу такого рода государства строится и само Великое княжество Литовское в целом. В этом государстве XIV-первой половины XV в. еще очень сильна была община, литовско-русское право основывалось на Русской Правде. Лишь постепенно начинают зарождаться сословия, процесс формирования которых занимает XV-первую половину XVI в. Этот процесс был ускорен появлением крупного иммунизированного землевладения, получившего развитие во второй половине XV столетия. Крупное землевладение привело к тому, что высшее сословие в государстве составили землевладельцы — бояре, которые на польский манер получили название «панов», «шляхты». К ним со временем присоединились и княжеские роды уцелевших в борьбе с великокняжеской властью остатков Рюриковичей и Гедиминовичей. Название «бояре» со временем перешло на верхушку крестьянства — довольно многочисленную категорию, несшую военную службу. Военную службу несло и «тяглое» и «данное» крестьянство, но основу их служебных отношений составляла дань и выполнение всякого рода работ. По мере развития иммунизированного землевладения именно эти отряды крестьян в наибольшей степени пополняли отряд «непохожего» крестьянства — первый симптом крепостнических отношений. Особое сословие со временем сложилось в городах: мещане, которые несли в государстве ряд повинйостей. Консолидации этого сословия весьма содействовало распространение такой разновидности иммунитета, как магдебургское право, которое постепенно и весьма болезненно прививалось в русских землях.

Иммунизированное землевладение в конечном итоге привело и к изменению государственного строя Великого княжества Литовского. Уходили в прошлое вечевые собрания и прежняя княжеская власть утрачивала свои функции, а все большую роль в политической жизни земель начинали играть бояре — шляхта. Рада - совет вокруг великого князя литовского (почти полный аналог древнерусской думы) начинает разрастаться и превращается в «великий вальный сойм» — подобие польских шляхетских сеймов. Формирование этого государственного учреждения относится в концу XV — первой половине XVI столетия. Землевладельцы с мест отправлялись в центр, где на собраниях шляхты и решали основные проблемы политической жизни государства. Появление «великого вального сойма» знаменовало формирование новой государственности — сословно-аристократической. Так шло развитие государственности западнорусских земель: от древнерусских городов-государств к княжествам и военно-служилой государственности — и, затем, к сословно-аристократическому государству.

Процесс эволюции государственных организмов сопровождался и изменением налоговой системы Великого княжества Литовского. На протяжении XIV-XV вв. здесь существовали архаические древнерусские налоги и повинности (полюдье, дары и т.д.), которые лишь постепенно меняли свой облик. Существенные изменения в налоги и повинности вносило иммунизированное землевладение, так как при передаче землевлалельцу прежних повинностей многие из них просто исчезли.

В русских землях Великого княжества Литовского лишь постепенно изменялся и характер социальной борьбы. Борьба, характерная для древнерусского периода — борьба между свободными, которые в ходе нее распадались на партии, возглавляемые боярскими группировками. Эти архаические формы социального противостояния сменялись противоборством между различными сословиями, формировавшимися в государстве, а также борьбой общин с государственным аппаратом.

Все эти тенденции социально-экономической и политической жизни получили дальнейшее развитие во второй половине XVI-первой половине XVII в.

Формирование восточно-славянских народностей

На протяжении XV-первой половины XVII вв. формируются украинская, белорусская и русская народности. Определенные различия в языке, материальной культуре появляются еще в период расселения восточных славян по Русской равнине. Хотя в XI-XII вв. сохранялась идея восточнославянского единства, разобщенность политической жизни в рамках городов-государств также способствовала накоплению различий между восточнославянскими общностями. Сильный импульс этому процессу был дан перипетиями бурного XIII столетия. Как мы уже знаем, земли будущих Украины и Белоруссии оказались в составе Великого княжества Литовского. Здесь на основе древнерусского литературного языка сформировался белорусско-украинский язык, который стал государственным языком в Литовско-Русском государстве. Со временем, особенно после Люблинской унии, в результате проникновения в него оборотов живой народной речи формируются украинский и белорусский языки. Определенную роль в этом процессе играл и церковнославянский литературный язык.

Название «Украина» появляется уже в конце XII в. для обозначения древнерусских земель, неносредственно граничивших со степью. Термин употреблялся в значении край, «краина», окраина, земля. В значении «земля», «страна» Украина, Вкраина употребляются в устном народном творчестве, в думах и песнях, относящихся к XVI-XVII вв.

В XIV в. в источниках появляется название Великая Русь, а с конца XV в. — Россия. Тогда же появилось название Белая Русь, которое относилось к землям, на которых формировалась белорусская народность. Одновременно в официальных документах и в литературных произведениях употреблялось название Малая Русь. В народных массах это название не привилось.

Помимо языка и названия постепенно складывается определенная общность экономической жизни, а также общность психического склада, культуры и быта. Естественно, что географический фактор играл здесь далеко не последнюю роль: на Украину большее влияние оказывала степная тюркская культура, а на Белоруссию более близкая польская.

 

Вернуться к оглавлению

 

налоговая и таможенная системы Великого княжества Литовского. Вісник. Офіційно про податки

Более 200 лет, в ХІV — XVІ вв., Киев, Приднепровье, часть Подолья и Волыни входили в состав Великого княжества Литовского. В 1363 г., пользуясь ослаблением Киевской Руси после монголо-татарского нашествия и раздробленностью между русскими удельными князьями, литовские дружины во главе с великим князем Ольгердом (Альгирдасом) завладели Киевом и присоединили его к своему государству. Продвигаясь на восток и юг украинских земель, литовские войска вытеснили ордынцев за пределы украинской территории. В скором времени литовские дружины под руководством следующего властителя княжества Витовта (Витаутаса, 1350 — 1430 гг.) расширили владения Литвы до черноморского побережья. Сначала захваченные литовцами земли находились на положении автономных удельных княжеств. Так, в Киеве первым ставленником новых захватчиков стал князь Федор — брат литовского князя Гедемина. Княжество Федора, который согласно Густинской летописи был одним из потомков князя Киевского Олега, удостоверяло сохранение на Киевщине традиции княжеского правления, унаследованного от древнерусских времен.

Однако князь Федор правил в Киеве недолго. После его устранения от власти Ольгерд передал Киев и Переяслав в удельное владение своему сыну Владимиру, который возглавлял городскую власть более 30 лет (1363 — 1394 гг.).

Захватив украинские и белорусские земли, Литва в первой половине XIV в. превратилась во влиятельное восточноевропейское государство. Вместе с тем в период своего расширения собственно сама Литва (объединение балтийских народностей аукштайтов и жемайтов) составляла только около 1/12 освоенной Великим княжеством Литовским территории. Очевидно, это обстоятельство, а также высокий уровень культуры, экономики и права захваченных литовцами славянских земель способствовали значительному влиянию южных и восточных соседей Литвы на ее социально-экономическое и культурное развитие. Литовское княжество унаследовало древнерусскую (киевскую) культуру, письменность, право, государственную организацию и судебную практику. Однако оно всегда сохраняло литовское верховенство, хотя и не возражало против права удельных князей на самоуправление и административный и налоговый иммунитет.

Значительный вклад в дело восстановления экономического и торгового потенциала стольного града после татаро-монгольского лихолетия внес князь Владимир Ольгердович. Он приложил немало усилий для сохранения сложившегося административного и хозяйственного устройства города на Днепре. Придерживаясь курса на повышение экономического и политического веса Киева в составе великокняжеского государства, он всячески поддерживал киевских купцов, ремесленников и, как это ни выглядит странным сегодня, старался сократить, ограничить уплату киевлянами разного рода налогов и сборов в общегосударственную казну. При этом, по воспоминаниям современников, отчитываясь перед великим князем, всегда ссылался на опустошение и разруху, причиненные городу ордынскими оккупантами, а также на приграничное положение Киева и опасные набеги на стольный град кочевников и разных грабительских банд. И надо признать, литовские властители шли навстречу киевлянам. При князе Владимире Ольгердовиче все налоги и сборы в великокняжескую казну — так называемая подданщина — были номинальными и выражались в нескольких сотнях киевских динариев. Между прочим, эта монета отличалась высоким качеством. Она чеканилась из серебра высшей пробы с именем князя Владимира и на протяжении XV — XVI вв. приобрела ценность не только в Киеве, но и во всем Поднепровье, а также на Волыни и в Литве.

В 1394 г. Великий князь Витовт призвал на киевский престол Ивана Ольгердовича Скиргайлу, который так же, как и его брат и предшественник, добивался от Литвы более независимого статуса Киева в пределах великокняжеского государства. Правительство, очевидно, понимая экономический и политический вес города, время от времени шло на существенные уступки Киеву. Они проявлялись в предоставлении городскому населению торговых, налоговых, таможенных льгот и преференций и расширении прав местной власти. Вместе с тем великокняжеское правительство поддерживало достаточно влиятельный на то время в Киеве институт самоуправления. В целом же надо признать, что, по свидетельству летописных источников, раннесредневековый Киев на протяжении XIV — XV вв. занимал ведущее, консолидирующее место в сфере экономики, финансового дела, правоотношений, культуры не только на украинских землях, но и в Восточной Европе. Торгово-хозяйственное, культурное и религиозное влияние города на Днепре сказалось и на наших соседях — Польше, Молдове, Московщине, Беларуси.

С 1455 по 1470 г. княжеский престол в Киеве занимал правнук Великого князя Литовского Олелька Владимировича — Семен. Он придавал большое значение торговле города с соседними государствами, прежде всего с Византией, Крымом и Молдовой. На южной границе в понизовье Днепра (возле современных Бендер), а также в самом его устье он основал таможенные амбары (заставы) и перевозы, где взимали пошлину в княжескую казну. Постоянно действовали таможенные амбары и на других речных переправах — возле Чернигова, Канева, Переяслава, Черкасс, а также в Киеве и Вышгороде.

При поддержке великокняжеских властителей Литвы вдоль южных рубежей государства закладывались новые крепости и таможни. Крупнейшим среди них стал прочный замок и таможенная застава Дашев (ныне Очаков). На месте отбитого у кочевников поселения Хаджибей был основан морской порт (ныне Одесса).

В 1516 г. Великий князь Литовский Сигизмунд І предоставил Киеву «право немецкое названное Майдебурское» и уравнял его таким образом со столицей княжества  Вильнюсом. Своей «Подтвердітельной грамотой» князь определил: «…Дабы мещане и все житель Киевские теперь и на потомъ будучіе, и ихъ потомки и наследники во всехъ ротахъ обходилися и справлялися такъ, якъ полономошная установа и звичай права, именуемое Майдебурское, означает». По Магдебургскому праву город получил полномочия на собственные самоуправление, судоустройство, независимость купеческих объединений и ремесленных цехов. В Киеве были образованы собственные городские налоговая и таможенная службы. Заметно уменьшились налоговые отчисления в великокняжескую казну. Солидные привилегии по уплате пошлины получили киевские и иностранные купцы. В первой половине XVI в. Киев получил княжескую привилегию на проведение двух ежегодных ярмарок: Богоявленской (в январе) и Рождествобогородицкой (в сентябре). Доходы от ярмарок — а они были довольно существенными — поступали в городскую казну. Киевские ярмарки имели общегосударственное значение. Сюда привозили товары купцы со всей Украины, Литвы, Польши, Молдовы, Турции, России, Крыма, а также из стран Европы, Закавказья, Ближнего Востока.

Что касается налоговой системы, то она была относительно умеренной и основывалась прежде всего на взимании налогов с ремесленных цехов и купечества среднего достатка. Богатые торговцы, шляхта, владельцы ремесленных цехов, городские урядники — бурмистры, райцы, лавники — полнее всего пользовались привилегиями, предоставленными Магдебургским правом. Об этом, в частности, упоминалось в Ипатьевськой летописи. Так, купцы — владельцы магазинов уплачивали государственный налог — две копы литовских грошей в год. За содержание места в торговом ряду на рынке (торжище) продавец хлеба, овощей, других недорогих товаров каждую субботу уплачивал торговый налог — воеводину — одну деньгу (серебряная монета весом около 1 г). Более существенные налоги и пошлину уплачивали рыбаки. Согласно так называемой Уставной грамоте Великого князя Александра (1494 г.) таможенными сборами облагали рыбу, которую отвозили лодками «из Черкасс водою». Взимать пошлину был назначен магистратом осьмник (от слова «восемь», «осім»). Сначала он должен был получать в казну восьмую часть ввезенного в город товара. Что касается рыбы, ввезенной на продажу со стороны Черкасс, то в соответствии с Уставной грамотой
«… осьмник має обмитити рибу на березі і своє десятоє маєт взятии». Что касается соленой рыбы, то с каждой бочки в городскую казну взимались два литовских гроша. Отдельно регламентировалось взимание налога с улова осетров, каких на то время, по воспоминаниям современников, в Днепре было много. «От десяти осетров», на основании той же грамоты, осьмник «мав взяти каждого десятого».

Правовой базой Киева во времена господства Литвы были Литовские уставы — объединенные кодексы гражданского, уголовного, земельного и налогово-таможенного права. Всего на протяжении XVI в. были изданы три устава: Старый (1529 г.), Волынский (1566 г.) и Новый (1588 г.).

Первый устав утверждал принципы незыблемости властных полномочий Великого князя, прав и привилегий католического и православного духовенства, шляхты и рыцарства. Вместе с тем он очерчивал вопросы торговли, налогового и таможенного дела. Так, в п. 21 раздела І именем литовского монарха определялось: «… аби жаден чловек в панстве нашем великом князстве Литовском не смел новых мыт вымышляти ани уставляти ани на дорогах, ани на местах, ани на мостах… Кроме которые были з стародавна установленные, а мели бы на то листы предков наших великих князей або наши. А хто бы колвек мел уставляти новые мыта, тогды тое имение, у котором уставил, тратит и спадывает на нас господара» (то есть утрачивает свое имение в пользу князя Литвы. — Авт.). Пунктом 22 раздела І правящая верхушка княжества и мещанство, в том числе жители Киева, были освобождены от «плачення податку серебщизною званого» (денежный налог, который взимался со всех крестьян в Литве и на захваченных ею украинских и белорусских землях, предназначался для содержания войска и составлял от 10 до 30 серебряных литовских грошей «з лану», равного около 17 га земли).

Второй Литовский устав (1566 г. ) в основном дублировал нормы предыдущего акта. Вместе с тем вводилось новое правило, по которому духовенство, шляхта и «радці светські» освобождались от пошлины и налогов только при продаже зерна и других товаров «з власних гумен», то есть товаров «не куплених, а правдивое роботи його домовое». Этим же уставом устанавливалась смертная казнь — «вогнем» — за подделку документов, печатей и фальсификацию золотых и серебряных монет. Наиболее детализированным был устав 1588 г., в котором в значительной степени сохранились основные принципы древнерусского права. Особенно тщательно были отработаны нормы уголовного права (наказание за соучастие в совершении преступления, определение пособников и подстрекателей к преступлению; усиленное наказание за кражу — до повешения включительно; за причинение вреда шляхтичу — отрубывание руки и т. п.). Во время 25-летней Ливонской войны (1558 — 1583 гг.) литовское правительство значительно повысило налоги на продажу и помол зерна, реализацию алкогольных напитков и драгоценных металлов. Последний (третий) Литовский устав был переведен на латинский, польский, французский и русский языки. В течение более 250 лет, вплоть до 1840 г., он действовал в Литве, а также Киеве, Беларуси, Подольской и Волынской губерниях.

В 1569 г. по Люблинскому соглашению Литва и Польша объединились в единое государство — Речь Посполитую. Украинские земли и стольный град Киев были подчинены польской администрации. Оккупация Украины поляками продолжалась вплоть до победной освободительной войны украинского народа под предводительством Богдана Хмельницкого (1648 — 1654 гг.).

 

татары и Великое княжество Литовское (1250—1370 годы) — Реальное время

Украинский историк Ярослав Пилипчук специально для «Реального времени» подготовил цикл статей о взаимоотношениях татарских государств (Золотой Орды и постордынских ханств) со странами нынешнего Европейского союза. Вышли материалы о связях со скандинавами, немцами, Венгрией и Румынией, Италией, Ватиканом и народам Балкан. В рамках цикла наш автор описывает историю взаимодействия Орды и Великого княжества Литовского.

Недолгий союз

Начало отношений Великого княжества Литовского с Золотой Ордой можно датировать 50-ми годами XIII в. Тогда и Литва, и Галицко-Волынская Русь поддерживали отношения с Инокентием IV, и из рук его легатов король Литвы Миндовг и князь Галицкий Даниил Романович получили свои короны. Активность этих правителей Папа Римский направил против Улуса Джучи. Около Взвягеля (Новоград-Волынского) было назначено место сбора литовских и галицко-волынских войск. После взятия этого города литовцы и русины должны были двинуться далее на восток и взять Киев. Но от этих масштабных планов пришлось отказаться.

Альянс между Данилом Романовичем и Миндовгом не был крепким. По данным летописца 1257 г., русины, не дожидаясь литовцев, взяли Взвягель. Д. Баронас датирует эту кампанию 1255 г. По мнению Э. Гудавичюса, события около Взвяголя могут быть датированы 1255 г. Сами события, которые последовали за взятием русинами Взвяголя, исследователь считает кровавым недоразумением. Враждебные действия монголов против литовцев, по мнению исследователя, были обусловлены походом войск литовцев и половчан на Смоленск.

Закрепиться не удалось

Когда на территорию Галицко-Волынской Руси в 1258 г. пришел Бурундай, военачальник и темник Батыя, Романовичи были вынуждены капитулировать перед монголами, поскольку сил для того, чтобы противостоять ему, у них не было. Галицко-Волынское государство признавало свою зависимость от Улуса Джучи. После этого русины и монголы вторглись в Литву. При этом участие русинов в этом походе было вынужденным. Бурундай заставил волынского князя Василька Романовича отправиться в поход с ним, чтобы окончательно устранить возможность союза между Галицко-Волынским и Литовским государствами.

Общая монгольско-русинская кампания в Литве, по мнению литовского ученого Д. Баронаса, произошла в 1258—1259 гг. По сведениям галицко-волынской летописи, Василько в 6768 г. (1260 г., на самом деле в 1259 г.) вместе с Бурундаем совершил поход на Нальшию (Нальшаны, историческая область в составе Литвы) и собственно Литву. В папской булле от 15 июля 1258 г. был провозглашен крестовый поход против татар. Папа Римский желал, чтобы крестоносцы прибывали в Литву. Кампания монголов и русинов против литовцев может быть датирована 1258—1259 гг. Монголам не удалось установить в Литве систему баскачества, они только опустошили область Нальшиа (Нальшаны). Поход Бурундая в Литву фактически не принес ощутимых политических результатов для Джучидов. Миндовг был вынужден на некоторое время войти в сферу влияния Улуса Джучи, но фактически оставался независимым правителем.

Великий князь Миндовг. Страница из книги Александра Гваньини «Описание Европейской Сарматии»

Поражение от литовцев

Литовское направление внешней политики Золотой Орды возобновилось при Ногае. Причиной для похода были враждебные действия литовцев относительно русинов. В 1274 г. великий князь литовский Тройден совершил нападение на Подляшье (историко-географическая область на белорусско-польском пограничье) и сжег Дорогичин (сейчас город в Польше). Лев Данилович отбил у литовцев Дорогичин. Именно он в 1275 г. организовал общий с монголами поход на Литву. Лев, по версии галицко-волынского летописца, послал к Менгу-Тимуру помощь. Литовцы отстояли Новогрудок. В 1276 г. пруссы, поселенные Тройденом под Слонимом, были атакованы Романовичами. Пребывая в сложной геополитической ситуации, ощущая давление со стороны Ливонского Ордена, литовцы уступили русинам Слоним и Волковыйск. Сообщалось, что монголы много зла принесли Литве и только крамолы вынудили русинов отступить. В 1277 г. началась новая война Романовичей с Тройденом. Войска Галицко-Волынского государства и вспомогательные силы монгола Мамшея атаковали Черную Русь и подошли к Гродно. Галицко-волынский летописец сообщает, что Лев Данилович вместе со своими союзниками потерпел сокрушительное поражение от литовцев. Но литовский ученый А. Дубонис указывает на то, что литовцы после этой победы почему-то не стали атаковать волынское пограничье, а Тройден во время похода на Малопольшу даже отправил на помощь Льву Даниловичу вспомогательные контингенты. Литовцы в этом походе взяли большую добычу.

Когда Чернобыль был литовским

Поход татар Мамшея и русинов Льва Даниловича откорректировал внешнюю политику Тройдена, развернув ее на восток. Другими словами, Тройдену было выгодно поддерживать мир на своих южных границах. Тройден формально оставался независимым от Льва Даниловича и Ногая, но не проводил враждебной им политики. Можно заметить, что Ногай и Менгу-Тимур соревновались между собой в вопросе: кто приведет Литву к зависимости. Однако попытки и Ногая, и Менгу-Тимура были одинаково безуспешными. Литовцы не дали русинским и джучидским войскам продвинуться далее Черной Руси. В целом, походы 1275 и 1277 гг. были одинаково неудачными. Попытки втянуть Литву или в состав Улуса Джучи, или сделать ее вассалом Улуса Ногая не увенчались успехом. Лев Данилович использовал вспомогательные войска монголов для решения своих задач, однако это не имело значительного эффекта. При помощи монголов Романовичи обеспечили себе мир на северных границах.

Литовское направление политики Улуса Джучи возобновилось в связи с событиями в Галицко-Волынской Руси. Последние Романовичи заключили союз с рыцарями Тевтонского Ордена, повторяя политику своих предшественников. Они в 1320 г. позволили купцам из Торуня (город на севере Польши, на реке Висле) торговать в своих владениях. Украинский историк П. Грицак, изучающий диаспоры, считал, что они заключили союз с поляками и тевтонцами против татар и литовцев. Романовичи надеялись на помощь своих западных союзников на случай войны с Улусом Джучи. Польский король Владислав Локетек просил у Папы Римского помочь Романовичам, провозгласив крестовый поход против татар. Уже в 1323 г. Романовичам противостояли основные силы Узбека. Как и Данило Галицкий, сыновья Юрия I Львовича напрасно ждали помощи с запада.

Когда русины потерпели окончательное поражение, польский король Владислав Локетек писал Папе Римскому о том, что татары могут аннексировать Волынь и Галичину. Он охарактеризовал последних Романовичей как двух князей схизматиков, которые были несокрушимым щитом от татар. Он сообщал, что они погибли в борьбе с татарами.

Нужно сказать, что татары в 1324 г. напали на Литву. Прусский хронист Петр фон Дусбург говорит о вторжении татар в 1326 г. Во время этого похода в плен к татарам попал сын великого князя литовского Гедимина Наримант. Что послужило причиной таких действий татар? Известно, что в 30-х годах XIV в. епископ Филофей, который был ставленником литовцев, правил Полоцкой и Туровской епархиями. А это значит, что до этого времени Турово-Пинская земля перешла под управление Литвы. Это должно было произойти после смерти Романовичей. На севере Киевской земли Гедимин овладел Чернобылем. В 1333 г. смоленский князь использовал литовцев в усобице против своего противника. В 1340 г. Гедимин также помогал смолянам в борьбе против татар и коалиции русских князей Северо-Восточной Руси. Для обуздания литовской экспансии Узбек поставил на престол Киевского княжества князя Федора и приставил к нему баскака. Естественно, было бы странно, если бы татары не извлекли пользы для себя от победы над Романовичами. Галицко-Волынская держава после поражения от татар утратила контроль над Понизьем (Подольем). Из данных Маттео Виллани известно, что до того, как стать вассалом венгерского короля, этот регион зависел от татар. Правитель Подолья был упомянут Маттео Виллани как король Прославии при описании походов венгерского короля Лайоша (Людовика) І Великого.

Михаил Ярославич Тверской у Узбека. Рисунок В.П. Верещагина

Войны за галицко-волынское наследство

В 1323—1325 гг. развернулась борьба за получение титула правителя Галицко-Волынской державы. На престол претендовали княжич Болеслав Тройденович из Мазовии, добжинский князь Владислав Земовитович, литовский князь Любартac Гедиминович, глоговские князья Генрих II и Ян. Кроме того, был жив Даниил Острожский, потомок боковой линии Романовичей, но он не имел права на престол. Любарт Гедиминович был свояком Льва Юрьевича, поскольку княжна Леонида из Романовичей была женой Гедимину и матерью Любарту. Казалось бы, Любарт был наиболее подходящим претендентом на престол. Но правителем Галицко-Волынской державы стал самый молодой из претендентов — мазовецкий княжич Болеслав, который принял православие и имя Юрий ІІ. Он титулировался, как «князь Руси», «князь Руси, Галичины и Лодомерии», «господарь и князь Руси», «князь всей Малой Руси». Через несколько лет после восхождения на престол Болеслав-Юрий ІІ попробовал проводить самостоятельную политику. Он женился на дочке Гедимина, заключил альянс с тевтонскими рыцарями, выступал на стороне татар в ряде кампаний против Польши и Венгрии. Кроме того, он стал стимулировать эмиграцию католиков в страну и подарил одному из городов Галичины магдебургское право, то есть возможность самоуправления. Такая политика князя не устраивала бояр, и они отравили князя. Смерть Болеслава-Юрия ІІ стала причиной длительной войны за галицко-волынское наследство. Этим термином называется серия конфликтов с 1340 по 1392 гг. определенное участие в ней приняли и татары при правлении Узбека и Джанибека.

Любарт-Дмитрий правил как удельный князь в Волыни. Именно с того времени у Любарта-Дмитрия должны были завязаться контакты с волынскими боярами и ханом Узбеком, которые он использовал в 1340 г., когда началась война за галицко-волынское наследство. В ней, с одной стороны, принимал участие Любарт Гедиминович вместе со своими литовскими родственниками и русинами Галицко-Волынского государства, с другой стороны, против них воевали Польша и Венгрия. Союзниками Любарта в борьбе были галицкий боярин Дмитрий Детько и Даниил Острожский. Одним из наиболее значимых событий правления хана Узбека был поход на Польшу в 40-х годах XIV в. По данным польских хронистов боярин Дмитрий Детько из Перемышля и князь Данило из Острога призвали на помощь к себе правителя татар (хана Узбека). По версии гнезненского автора (Яна из Чарнкова), вышеупомянутые русины донесли, что Казимир III запретил платить дань татарам. Узбек собрал большую армию и изгнал поляков из Галичины и Волыни. По сведениям из письма прусских епископов, отправленного в Рим, становится известно, что татары собрали большое войско и с ними выступили русины и литовцы. Данные тевтонских клириков датированы первыми числами декабря 1340 г. Немецкий хронист Иоанн Винтертурский сообщал, что союзниками татар, кроме русинов, были какие-то язычники. Этими союзниками были литовцы. Пражский каноник Бенеш Крабицы из Вейтмиля упоминал русинов и литовцев как союзников. Союзное войско русинов, литовцев и татар подошло к Висле, но не смогло переправиться через реку вследствие ожесточенного сопротивления поляков.

Чехарда на троне

Смерть Узбека внесла разительные изменения в европейскую политику. После его смерти Золотой Орде уже было не до центральноевропейских и балканских дел. Золотая Орда при Джанибеке потеряла ряд собственных владений на западе. Самоустранение Тинибека и Джанибека от западных дел плохо сказалось на Галицко-Волынской Руси. В Галичине заправляло местное боярство. В Волыни стал хозяином литовско-русский князь, младший сын Гедимина Любарт Гедиминович, который был свояком последних Романовичей и формально имел право на все владения этой династии.

По данным папской буллы от 29 июня 1341 г., король Казимир ІІІ, который встретил сопротивление русинов и татар, отказался от права наследства на земли Галицко-Волынского государства. В обмен на это местные бояре признали некоторую зависимость от польского короля и выставили вспомогательный воинский контингент. Казимир ІІІ несколько преувеличивал свои успехи. Никаких вспомогательных войск и признания русинами зависимости от него он не добился. Но в Галичине также была сильна про-польская партия. В нее входили бояре Вовчок из Дроговижа, братья Ходко, Петр и Осташок Корчаки и другие. При помощи местного боярства Казимир ІІІ овладел Сяноцкой землей перед 1345 г.

В историографии преобладает мнение, что Сяноцкая и Перемышльская земли отошли к Польше вследствие военных действий в 1343—1344 гг. Тогда же литовско-русский князь, младший сын Гедимина Любарт-Дмитрий пригласил на Волынь нескольких Гедиминовичей, которые стали его вассалами. Среди них были Кориатовичи. В самом Великом княжестве Литовском зимой 1344—1345 гг. состоялся государственный переворот. Ольгерд сместил Явнута (великий князь литовский (1341—1345 гг.), который был вынужден бежать в Москву. Наримант же бежал к татарам. Через год Наримант вернулся в Пинск, а Явнуту был отдан Заславль. Опора Любарта на Гедиминовичей указывает на то, что он не доверял галицким боярам.

Ольгерд с дружиной (ves.lv)

Платить дань Орде

Сигналом для активных действий для польского короля (когда тот оккупировал Галичину и часть Волыни) было посольство от татар в Польшу в 1349 г. По сведениям составителя Меховских анналов, именно татарам принадлежала инициатива заключения договора с поляками в 1349 г. Условия союза стыдливо умалчивались. Но, по сведениям письма тевтонского магистра Папе Римскому, в 50-х годах XIV в. польский король платил дань с Галичины Узбеку. Проинформированный тевтонцами Папа Римский в 1357 г. сделал внушение Казимиру за союз с татарами. Он напомнил, что татары некогда разорили Венгрию, а также сообщил, что тевтонские рыцари жалуются на него из-за союза с литовцами.

Ранее Казимир ІІІ без застенчивости сообщал гофмейстеру Тевтонского Ордена Книпроде, что для участия в походе на литовцев к нему прибывают семь татарских князей с множеством людей и за это он им заплатил особую дань. Следовательно, именно Казимир III был заинтересованной стороной и, наверняка, посольству татар в Польшу предшествовало посольство поляков в Улус Джучи. В обмен на дань польский король купил нейтралитет татар. О союзе поляков и татар говорит один интересный факт. В 1348 г. к татарам прибыло посольство от великого князя литовского Ольгерда, которое возглавлял Корьят-Михаил. Литовский князь предлагал татарскому хану союз. Ольгерд был заинтересован в союзе с татарами потому, что в 1348 г. литовцы потерпели поражение от тевтонцев в битве при Стреве. Войска русинов и литовцев из Бреста, Владимира-Волынского, Витебска, Полоцка, Смоленска понесли значительные потери. Союз был нужен для успешных действий против поляков, но Джанибек проигнорировал эту просьбу. По просьбе московского князя Семена Ивановича Корьята-Михаил и другие литовские делегаты были арестованы.

По информации польского хрониста Яна из Чарнкова, Любарту-Дмитрию удалось освободить от поляков Владимир и Львов, взять замки Владимира, Белза, Бреста, совершить рейд в Люблинскую, Сандомирскую и Радомскую земли. Этот поход был осуществлен не силами одной Волыни, а коалиционным войском Гедиминовичей. Его можно датировать 1350 г. Казимир III, естественно, не оставил это без ответа. Он готовился к новой кампании. Казимир III пообещал Лайошу І земли Галичины и Волыни при условии выкупа земель и смерти без наследников. Казимир ІІІ писал Папе Римскому Клементу VI, что ему необходимы деньги для борьбы против татар, хотя сами татары были нейтральными по отношению к Польше. Казимир ІІІ обещал учредить на землях русинов семь католических епархий с митрополией. То, что Любарт-Дмитрий рассматривался татарами как князь зависимой территории, ярко иллюстрируют события 1340—1341 гг. Стоит обратить внимание, что Любарт-Дмитрий в 1349 или 1350 г. отправил посольство из своих бояр, чтобы вызволить членов посольства Карийотаса-Михаила из плена. Два ордынских вассала — Любарт-Дмитрий Гедиминович волынский и Семен Иванович московский урегулировали этот вопрос видимо не без одобрения Джанибека. Кориат-Михаил и другие литовцы были освобождены за выкуп. Любарта-Дмитрия воспринимали как вассала Улуса Джучи, что ярко отображено в польских описаниях событий 1340—1341 гг.

Вассал моего вассала…

Любарт-Дмитрий как золотоордынский вассал в 1352 г. призвал к себе на помощь татар. Татарские отряды продвинулись далеко на запад и вторглись в Люблинскую землю. Генрих из Ребдорфа сообщал, что много татар и русинов выступили в поход против короля Краковии и вошли в Польшу. Составитель Дубницкой хроники указывал на присутствие татар в Галичине в марте—апреле 1352 г. Среди противников венгров были названы татары и русины. Русины, упомянутые в хронике в этот период времени, были волынянами. Было указано также, что литовцы и татары не оставили полякам и венграм продовольствия во время похода короля Лайоша І. Кампания складывалась для венгров непросто. Они не смогли взять замок Белза, который храбро оборонял литовский воевода Дрозге. Сам венгерский король чуть не погиб при осаде Белза. Сняв осаду, следуя через Лонднию (Владимир-Волынский), венгры прибыли к селению Придипоч и реку Етел (Итиль). Итиль можно отождествить с Днестром, а Придипоч находился в Подолье.

Однако это не означало конца борьбы за наследство Болеслава-Юрия II. Стороны продолжали дипломатическую деятельность, привлекая татар на свою сторону. В этом более преуспел Казимир ІІІ. Еще в 1351 г. Кейстут упоминал о татарах как о врагах Литвы. В 1352 г. литовцы уже переманили на свою сторону татар. Пользуясь их нейтралитетом, Любарт-Дмитрий в 1353 г. осуществил несколько походов на Галичину. В одном из походов он вторгся на Сандомирскую землю и дошел до Завихоста. Во время татарско-литовского согласия в 1350—1353 гг., в грамоте зафиксировавшей перемирие Любарта-Дмитрия с Казимиром III в 1352 г., было указано, что если татары будут воевать с поляками, то литовцы должны будут воевать совместно с татарами. В договоре была зафиксирована зависимость Волыни от Улуса Джучи. Был сохранен ряд условий вассальной зависимости. Как и при Романовичах, правители Волыни должны были воевать на стороне соседей и наверняка платили татарам дань. Среди литовских князей в событиях 1351—1352 гг. принимали участие Юрий Наримунтович, Явнут и Кейстут.

Карта runivers.ru

Джанибек пожертвовал Брянском ради Азербайджана и Ирана

В 1354 г. Папа Римский уступил Казимиру ІІІ половину десятины из церковных доходов из Польши для борьбы с татарами и литовцами. В 1355 г. польский король одолжил у Лайоша І некоторую сумму денег. Уже в 1355 г. Казимир III подкупил татарских военачальников, чтобы, если нужно будет, использовать их против литовцев. Татарские наемники вызвали панику у тевтонских рыцарей, которые с жалобой на Казимира ІІІ обратились к самому Папе Римскому, а тот, в свою очередь, сделал выговор польскому королю. В 1363 г. Папа Римский отпустил грехи тем, кто собирался воевать на стороне Казимира III против литовцев, татар и других неверных и схизматиков.

В борьбе за благосклонность татар в правление хана Джанибека явным было преимущество поляков. Литовцы же в 1356 г. сделали попытку овладеть Брянском. Но когда еще был жив Джанибек, брянский князь вернул себе землю, получив от хана ярлык. При Бердибеке ситуация изменилась. В 1357—1358 гг. литовцы заняли территорию Брянского княжества. Очевидно Бердибек вообще не интересовался войнами на территории Руси и при условии уплаты дани мог оставить действия литовцев без внимания. В связи с этими событиями вокруг Брянска кажется удивительной пассивность татар в 1356—1357 гг. Как сюзерены они должны были бы защищать своих вассалов, что не отмечено в летописях. Время для похода против Брянска литовцами было подобрано как нельзя кстати. Занятый подготовкой похода во владения Чобанидов в Азербайджане Джанибек не мог оказать действенной помощи своим русским союзникам. В экономическом отношении Азербайджан и Иран были привлекательней, чем лесистая Брянская земля. Одержав победу в сражении у Саидобада, заняв Тебриз и казнив Малика Ашрафа, Джанибек достиг результата, который он ожидал. Более того, сюзеренитет Джучидов признали Джалаириды в Багдаде, Афрасиабиды в Амуле, Эмир Вали в Базаре (Джурджан). Под контроль Джучидов был взят южный отрезок Шелкового пути. Джанибек был готов пожертвовать Брянском ради Азербайджана и Ирана.

Реальной помощи Брянск не мог дождаться, поскольку войска Джанибека находились на юге. А Джанибеку в 1357 г. вообще было не до походов, поскольку сразу же после завоевания Азербайджана он заболел и возвращался в степи уже серьезно больным, а Бердибек не дал ему вылечиться и, вероятно, был причастен к смерти отца. По сведениям одного из восточных хронистов, Бердибек вместе с эмиром Тоглубаем задушил отца. Воспользовавшись этим, эмир Тебриза Ахиджук отпал от Золотой Орды, и Бердибек потерял завоеванный его отцом Азербайджан. Бердибек в 1357—1359 гг. казнил 12 своих братьев и был занят борьбой за власть. В самой Золотой Орде зрело недовольство этим ханом, и в 1359 г. Бердибека убил Батуид Кульна, который, сам того не желая, начал эпоху «Великой Замятни», в которой ханы сменялись очень быстро.

Баскака попросили из Киева?

Украинский ученый Ф. Шабульдо считал, что литовское влияние на Киевскую землю распространилось уже в 1357 г. Подчинение же Киева литовцам он датировал 1361—1362 гг. Уже в 1360 г. митрополит Алексей был вынужден переехать во Владимир-на-Клязьме, а затем в Москву. По нашему мнению, уже перед 1360 г. Ольгерд вторгся во владения киевского князя. Такие активные действия литовцев стали возможны после смерти Джанибека и начала «Великой Замятни» в Улусе Джучи. В 1362 г. Киев окончательно перешел под власть Литвы. Местный князь был смещен. На его место литовцами был поставлен Владимир Ольгердович. Неизвестно находился ли при нем баскак, но монеты Киевского княжества еще некоторое время чеканились с джучидской тамгой.

Принимая во внимание «Великую Замятню» (чехарда хана) в Улусе Джучи логично предположить, что администрация баскака скорее всего была изгнана из Киева. Ф. Шабульдо полагал, что литовцы во время похода на Коршев на Быстрой Сосне в 1362 г. овладели Черниговом, Новгород-Северским, Трубчевском, Путивлем и Курском. В связи с этим, Коршев, скорее всего, был конечным пунктом похода литовцев и опорным пунктом татар в Северской земле. По мнению украинского исследователя, Андрей Ольгердович овладел Трубчевском, а Константин Ольгердович стал князем Чернигова.

В 1362 г. Кориатовичи напали на опорный пункт татар на Подолье — город Торговица. Недалеко от города произошла битва, известная как Синеводское сражение. В ней были разбиты войска трех эмиров татарских владений между Днепром и Дунаем.

Битва на Синих Водах (slavyanskaya-kultura.ru)

На протяжении 6070-х годов XIV в. войска Кориатовичей заняли днепровско-днестровское междуречье и сделали невозможным неожиданное нападение татар на Волынь. Фронт действий переместился на Ингул и в Буджак. Политика Кориатовичей была весьма агрессивной. Их войска продвинулись на юг до Аккермана (Белгорода-Днестровского). В 1374 г. Юрий Кориатович занял Аккерман. За храбрость в бою против татар он предоставил Якше Литавору село Зубровцы. Юрий Кориатович владел Аккерманом как молдавский господарь. Одновременно он был и подольским князем. В 1377 г. Юрий Кориатович был отравлен молдавскими боярами. Возможно, причиной смерти этого Гедиминовича было желание присоединить Молдавию к Подольскому княжеству. Также важную роль сыграло признание Кориатовичами своей вассальной зависимости от Лайоша I в 1377 г. Александр Кориатович был охарактеризован же в папской булле как тот, кто воевал против татар (не Мамая, а западных эмиров). Мамай не был другом литовцев. Между ними был дружественный нейтралитет. Мамай не вступался за эмиров в степях на запад от Днепра. Гедиминовичи не лезли в дела Крыма и вообще власть Гедиминовичей на территории бывшего Переяславского княжества установилась лишь во времена Витовта.

Справка

Ярослав Пилипчук окончил Национальный педагогический университет им. М.П. Драгоманова в Киеве в 2006 году по специальности «История и право». В 2010 г. в Институте востоковедения им. А.Ю. Крымского НАН Украины защитил диссертацию по специальности «Всемирная история. Монгольское завоевание Дешт-и-Кипчак в XIII веке».

Великое княжество Литовское никогда не было «белорусским государством»

Официозный ревизионизм в Белоруссии набирает обороты и продуцирует догмы явно мифического происхождения, которые последовательно вбиваются в головы школьников и студентов. Важнейшим постулатом националистической трактовки истории, фактически взятой на вооружение чиновниками пресловутой «идеологической вертикали», является миф о «тысячелетней истории белоруской государственности».

На примитивном уровне населению не разъясняют, в чём разница между историей белорусского государства и формами государственности на нынешних белорусских землях. В итоге чиновниками «идеологической вертикали», продажными пропагандистами из госСМИ и конъюнктурщиками из среды интеллигенции миф о «тысячелетней истории белоруской государственности» трактуется как якобы бесспорный научный факт. Белорусскому государству якобы тысяча лет.

Обоснование этого политического мифа было возложено на Институт истории НАН Белоруссии. К этому ревизионистскому сочинительству подключили «и других заинтересованных». Так, на основе националистического фейка начала XX века была развёрнута бурная деятельность по освоению огромных бюджетных средств. Пятитомник «истории белоруской государственности» издан Академией наук. На подходе ещё один «ценный научный труд» — 400-страничный талмуд по всё той же «истории белоруской государственности» в версии учебника для вузов.

Руководитель «рабочей группы по оптимизации содержания и структуры цикла социально-гуманитарных дисциплин в учреждениях высшего образования при Министерстве образования» Игорь Марзалюк, снова получивший мандат «палаточника» по итогам так называемых парламентских выборов, рассказал государственному информагентству БелТА:

«Рабочая группа при Министерстве образования была создана более года назад. За это время по нашей инициативе появилось около десяти программ по социально-гуманитарным дисциплинам. Эти программы были утверждены на уровне учебно-методического объединения БГУ. Одна из них посвящена философии, вторая — учебному курсу, который ранее никогда не читался».

Написание учебника под новую авторскую программу завершилось. Рукопись уже в Минобразе. Сообщается, что по этому учебнику новый курс будет читаться во всех вузах постсоветской республики. Возможно, главный автор даже подарит плод своих усилий послу России Дмитрию Мезенцеву, у коего регулярно бывает на приёмах.

В монографии три раздела: первый посвящён «истории государственных образований» на территории современной Белоруссии — от Полоцкого и Туровского княжеств до БССР и РБ. Второй раздел посвящён становлению и развитию институтов власти — от князей до президента (с «царскими полномочиями», как высказался о своём статусе Александр Лукашенко). Третья часть посвящена «основам белорусоведения» — дисциплины, которая давно преподаётся в вузах республики, даруя «хлебные карточки» не нашедшим себя в настоящей истории и других классических дисциплинах.

Согласно официальному сообщению, руководил проектом могилёвский историк и шоумен Игорь Марзалюк. Соавторами нового учебника стали такие известные проводники «белорусизации» новой волны, как ректор Могилёвского госуниверситета Денис Дук, получивший скандальную известность в процессе чудесного обретения и упорной атрибуции «тысячелетнего» так называемого «россонского идола». По совершенно случайному совпадению Игорь Марзалюк тоже числится сотрудником этого университета и соавтором совместных с Дуком исследований. Более того, он также имеет в активе свой идеологически заточенный фейк — «Шлем Изяслава».

В авторский коллектив также попали декан истфака Белгосуниверситета Александр Кохановский, профессор кафедры источниковедения этого же факультета Сергей Ходин, бывший декан этого же факультета, ныне директор Госинститута управления и социальных технологий БГУ Пётр Бригадин и другие «государственные учёные». К сожалению, им не удалось выйти за рамки краеведения и оставить заметный след в мировой науке. Однако по местечковым меркам эти деятели вполне-таки «ведущие ученые страны».

При СССР «навуковцы» подобного уровня находились в тени таких светил, как Борис Рыбаков и Валентин Янин. Ситуация радикально изменилась после расчленения государства на лимитрофные криптофеодальные уделы, следствием чего, помимо прочего, стала тотальная деградация науки. В новой политической обстановке возник запрос на ревизию официальной историографии. Спрос ринулись удовлетворять не только корыстолюбивые вчерашние преподаватели марксизма-ленинизма и мгновенно перековавшиеся корифеи диалектического материализма. Им на пятки наступали тщеславные представители молодой поросли, воспринявшей эксгумированный национализм как инструмент свержения авторитетов и завоевания своего места под солнцем со всеми сопутствующими бонусами.

В народной памяти этот период назвали «лихими девяностыми», а в националистической трактовке — «возрождением». Не случайно в туркменской постсоветской историографии официально прописан термин «великое возрождение», а в Белоруссии русофобы всех мастей сплотились вокруг «Белорусского народного фронта „Возрождение“». Члены БНФ тоже приложили руку к написанию академического пятитомника по «истории белоруской государственности», сторонники этой же партии задействованы и в написании вузовского учебника.

Нет ничего странного в том, что товарищи эмигрировавшего в США лидера БНФ Зенона Позняка теперь ходят в товарищах его непримиримого врага Александра Лукашенко. При этом одни считают, что Лукашенко стал жертвой манипуляций «свядомых», другие — что собственной поверхностности, наивности и некомпетентности. На самом деле Лукашенко остался верен себе и своей патологической жажде власти. Ради неё он в конце 80-х говорил одно, в начале 90-х — другое, а в начале 2000-х — третье.

Пресловутые «перевёртыши» — не перестроечный продукт советской эпохи, таких хватало всегда и везде, на Западе и на Востоке. Вспомнить хотя бы Германию 30-х, которую Лукашенко на заре своей президентской карьеры откровенно провозгласил «образцом президентской республики». Тогда, при гитлеровском режиме, вчерашние служители Веймарской республики за повышенный паёк создавали технологии перековки поколения в новый тип людей. И сейчас в Белоруссии апеллируют к «первому поколению», родившемуся и достигшему совершеннолетия при единственном бессменном правителе, как будто это серьёзный аргумент.

Ревизионизм и мифотворчество в духе этнического местечкового шовинизма позапрошлого века необходимо строителям «сильной и процветающей» в контексте синтеза новой идентичности белорусов. Потомки русских должны забыть о Древнерусском государстве, о многовековом угнетении под скипетрами литовских государей и польских королей, о кровавом этноциде и долгожданном воссоединении с Россией спустя почти шесть веков, о создании большевиками первого белорусского государства и о многом другом, что не вписывается в программы курсов «белорусоведения», «истории белорусской государственности» и тому подобных наукообразных коллекций побасенок.

Многие помнят, как Лукашенко характеризовал такое мифотворчество в первые годы своей президентской карьеры, ссылаясь на своего учителя истории Якова Трещенка. Могилёвский историк успел написать и в 2003 году издать свою «Историю Беларуси» в двух частях. В части первой — «Досоветский период», в третьем абзаце введения он констатировал: «Белорусское государство реально существует только с 1 января 1919 г., со времени образования БССР». В этом году, кстати, исполнилось 100 лет провозглашению этого самого государства, на что Лукашенко не отреагировал даже формальным поздравлением сограждан.

Прошло почти полтора десятилетия. В опубликованном 24 декабря интервью радиостанции «Эхо Москвы» ученик Трещенка ответил на вопрос Алексея Венедектова — братья ли белорусам литовцы?

«Конечно, братья. Учитывая особенно, что мы были когда-то в Великом княжестве Литовском. Это было белорусское государство, и литовцы там были, часть поляков. Белорусское. Как историк вы должны знать. И никто не оспаривает сегодня. Я не говорю о Речи Посполитой потом. И, конечно, мы очень близки, у нас корни там. У нас там женились, особенно на северо-западе, люди, некоторые еще и одинаково разговаривают с литовцами. Куда от этого денешься», — рассказал Лукашенко.

«То есть братья», — переспросил Венедиктов. Лукашенко ответил: «Да».

Вспомнились советские лозунги и плакаты с надписями «братья навек»: русский с китайцем, русский с негром, русский с ещё кем-то. Из относительно недавних скандалов на тему братства — фильм «Мы братья». Совсем свежий пример политических спекуляций на тему братства белорусов с литовцами и поляками — русофобская феерия с перезахоронением останков польских террористов в Вильнюсе, на которую был откомандирован зампред совмина Белоруссии Игорь Петришенко.

Познания Лукашенко в истории всеобще известны. Многие помнят, как он с трибуны призывал участников «Всебелорусского народного собрания» не стесняться гордиться Франциском Скориной — одним из пионеров печатного дела в Восточной Европе, который якобы «жил в Питере и творил там» — то есть почти за полтора столетия до основания Санкт-Петербурга Петром I. Братство белорусов с литовцами — очевидно, новое слово в этнологии. До этого Лукашенко явил себя как литературовед, утверждая, что он изучал в школе стихи Василя Быкова — белорусского прозаика конца XX века. Теперь вот выяснилось, что ВКЛ «было белорусское государство».

Белорусов как нации ещё не было — такое самоназвание закрепилось лишь к концу XIX века, а «белорусское государство» уже было. Монархи этого «белорусского» государства — сплошь «белорусы», судя по именам, от первых (Миндовг, Тройнат, Войшелк, Шварн, Тройдень, Довмонт и т. д.) до последнего — Станислава Августа Понятовского. Знать была представлена такими «белорусами», как Радзивиллы, Чарторыйские, Вишневецкие, Замойские… Ни один из них не называл себя белорусом, но государство у них было «белорусское».

Великое княжество Литовское — уже само название с очевидностью подтверждает слова Лукашенко. Герб литовских князей был государственным символом с XIV века? Не проблема: белорусские националисты объявили его в начале XX века «беларускай Пагоней», а литовскую династию Гедыминовичей — «беларусами».

Как говорится, если факты против такой теории, то тем хуже для фактов. Заявление о том, что её «никто не оспаривает сегодня» — откровенная ложь. Учёные Литвы и других стран никогда не признавали ВКЛ «белорусским» государством. Александр Носович в монографии «Почему Беларусь не Прибалтика» обратил на это внимание:

«По поводу собственного политогенеза в Литве нет никаких разночтений. Великое княжество Литовское — это государство литовцев, расширившееся до размеров балтийско-черноморской империи. ВКЛ было многонациональным государством, но его центром была сегодняшняя Литва и правили им литовские князья — этнические литовцы».

Белорусские учёные — Лев Криштапович, Всеслав Зинькевич и многие другие не считают ВКЛ даже формой «белорусской государственности». Например, в этом году профессор Криштапович опубликовал рецензию на пятитомное заказное сочинение статусных «змагаров», констатировав:

«Сотрудники Института истории НАН Беларуси, толкуя об исторической форме белорусской государственности в ВКЛ, отождествляют разные понятия — государственность на Белой Руси в эпоху ВКЛ и белорусскую государственность. В этом плане квазиисторики напоминают нерадивых учеников, которые при изучении стран мира путают Швецию со Швейцарией, а Австрию с Австралией. Что, кстати, доходчиво объяснил видный литовский историк Станислав Лазутка «белорусизаторам» по поводу их бредней о Великом княжестве Литовском как белорусском государстве. Cтанислав Лазутка отмечал, что Великое княжество Литовское — это государство «не «Русско-Литовское» или «Белорусско-Литовское» или как там еще, а именно Литовское, как это убедительно показал крупный советский русский историк Владимир Терентьевич Пашуто».

«Трактовки ВКЛ как белорусского национального государства неоднократно подвергались аргументированной критике, и на сегодняшний день можно с высокой долей уверенности говорить об их научной несостоятельности, несмотря на то, что они сохраняют свою актуальность в качестве идеологического концепта, используемого определенными политическими силами», — сделал вывод при разборе этого мифа современный белорусский учёный Всеволод Шимов.

Лукашенко хотелось бы, чтобы «никто» не оспаривал его тезисы о ВКЛ как белорусском государстве, об отечественных войнах как «не наших», об отсутствии среди белорусов сторонников вхождения Белоруссии в состав России, а также прочие заявления в максималистском духе. Однако чем чаще он произносит такие безапелляционные глупости, тем больше возникает подозрений в утрате им связи с объективной реальностью.

Многое сделано для того, чтобы возражения Лукашенко не звучали — по крайней мере публично. Хорошим уроком стал прошлогодний приговор по делу белорусских публицистов, критиковавших современное белорусское националистическое мифотворчество, ревизионизм и откровенную русофобию. После этого желающих открыто или под псевдонимами заявлять расходящееся с позицией официоза мнение существенно поубавилось.

При гитлеровской оккупации в Белоруссии также не наблюдалось особого плюрализма мнений, что не помешало Елене Мазаник в 1943 году отправить в ад немецкого генерал-комиссара Вильгельма Кубе. Обошлось без публицистической критики, митингов и тому подобного. Кстати, с тех пор на улицах Минска впервые исчез русский язык и появились вывески с латинским шрифтом.

Лукашенко в интервью Венедиктову заявил, что РФ должна оказывать экономическую помощь экс-БССР потому, что постсоветская Россия является правопреемницей СССР. Кремль мог бы посоветовать обратиться за помощью к другим бывшим метрополиям — Вильнюсу или Варшаве. Тем более, что в свете политического разворота Минска на Запад с литовцами и поляками обнаруживается всё больше «братства», да и фенотипического сходства обнаружено больше с «не чужими» людьми из стран Евросоюза.

Максим Самойлов

Вильнюс. Введение. | izi.TRAVEL

Город занимает площадь 400 кв.км. и является крупнейшим политическим, экономическим и культурным центром Литвы. Вильнюс считается крупным городом, однако строения занимают всего лишь 20 % общей площади, остальная же часть- это водоемы, парки, скверы и зеленые аллеи.
Население Вильнюса насчитывает 550 тыс. человек. Национальный состав очень разнообразен: в городе проживают литовцы, поляки, русские, белорусы, евреи, представители других национальностей.
Главная достопримечательность Вильнюса – это Старый город, с узкими извилистыми улицами, постройками разного времени и храмами разных конфессий. Старый город Вильнюса является одним из крупнейших в восточной Европе, он занимает площадь 360 га. В 1994 г. Старый город Вильнюса был внесен ЮНЕСКО в список всемирного культурного наследия, а в 2008-м Вильнюс, наряду с Линцем, назван Культурной столицей Европы – 2009.
Название города менялось со временем. В письменных источниках ХIV в. на латинском языке встречается название Вильна, в русских летописях ХV-XVI вв. – Вильно, в литовских источниках, начиная с XVII столетия, встречается нынешняя форма – Вильнюс.
Первые поселения на территории Вильнюса относятся еще к эпохе мезолита. Позже территория Литвы была заселена балтами, к востоку от них жили финно-угорские племена и племена восточных славян.
Формирование Литовского княжества как государства началось тогда, когда рядом с Литвой появилась Киевская Русь. Русь представляла угрозу племенам балтов. В русских летописях встречаются упоминания о походах русов в литовские земли уже в Х в. В ХI в. давление Руси на Литву усилилось. Для лучшей защиты на территории Литвы начали строить первые деревянные замки. На территории современного Вильнюса такой замок появился в XI в. В долине рек Вильняле и Нярис на горе Пилиес была построена деревянная крепость. Она явилась основанием будущего города Вильнюса, но города, как такового, тогда еще не было.
В ХII в. на Руси началась эпоха феодальной раздробленности. Походы против литовцев теперь совершались реже, Литва, наоборот, усиливалась. К концу XII в. Литовское княжество объединило находящиеся по соседству более мелкие княжества. К середине XIII в. литовский великий князь Миндаугас присоединил к Литве несколько княжеств бывшей Киевской Руси. Так появилось Великое княжество Литовское. Оно занимало всю территорию нынешней Литвы, Белоруссии и часть Украины. Поскольку Великое княжество Литовское окончательно сформировалось при Миндаугасе, его считают основателем государства. Границы Великого княжества продолжали расширяться и при его потомках. Новые земли были присоединены при великом князе Гедиминасе, который взошел на престол в 1315 г. При нем же был основан город Вильнюс.
Первое упоминание о городе Вильнюсе относится к 1323 г., когда Гедиминас в письме назвал Вильно своим стольным городом. Существует легенда об основании Вильнюса, согласно которой литовский князь Свинторог выбрал местом своего погребения долину, где сливаются реки Вильняле и Нярис. Он наказал своему сыну похоронить его здесь и совершать на этом месте жертвоприношения. Долина получила название Швянторагис. Спустя много лет, Гедиминас возвращался с охоты и решил заночевать в этой долине. Во сне ему привиделся волк на горе. Этот волк выл, как целая стая волков. На утро Гедиминас попросил жреца растолковать сон. Жрец объяснил, что гора означает замок и город, который здесь заложит великий князь. Город станет центром всех литовских земель. А вой волков означает славу, которая распространится по всему миру благодаря достоинствам жителей города.
Город быстро рос. Уже в первой половине XIV в. он имел три крепости: первая – Верхняя – на горе Пилиес, или на Замковой горе, вторая – Нижняя – была расположена в долине Швянторагис (ныне – территория Кафедральной площади), а третья – Кривая – находилась на правом берегу р. Вильняле. Уже тогда Вильнюс стал крупным административным и торговым городом, через него проходили торговые пути, ведущие в разные страны. В 1382 г. великим князем литовским стал Ягайло. Его правление ознаменовалось заключением Кревской унии с Польшей в 1385 г. Согласно положениям унии, Ягайло обещал жениться на польской королеве Ядвиге, креститься сам и обратить в католическую веру языческую Литву. После брака с Ядвигой Ягайло был провозглашен королем обоих государств – Польши и Литвы. В 1387 г. Литва была крещена. В городе было учреждено Вильнюсское епископство, стали строиться католические костёлы. В том же году Ягайло даровал Вильнюсу Магдебургское право. Оно предоставляло городу самоуправление и возможность иметь собственный суд.
Крещение Литвы и дарование Вильнюсу Магдебургского права способствовало дальнейшему развитию города. Но первые христианские храмы появились на территории Вильнюса еще до принятия христианства. Первый храм был построен в 1345 г., это Пятницкая церковь. В следующем 1346 г. появилась церковь Пречистой Божьей Матери. Вспомним также, что многие княжества Киевской Руси вошли в состав Литвы и оставались православными. При этом большая часть населения литовских земель оставалась язычниками. Но разные религии мирно сосуществовали. Литовцы проявили терпимость к православным и после принятия католичества как государственной религии. Таким образом, на территории сегодняшнего Вильнюса вы можете увидеть православные, католические и униатские церкви, стоящие рядом друг с другом. А из-за того, что Литва крестилась сравнительно поздно, в культуре литовцев сохранилось много языческих элементов.
В XIV-XVI вв. Вильнюс рос и развивался. После победы над крестоносцами в Грюнвальдской битве в 1410 г., возросло значение Вильнюса как центра торговли. Местные купцы торговали со многими городами Западной и Восточной Европы. В начале XV в. в городе появился рынок. Он располагался на месте Ратушной площади. К нему вели главные улицы города – Пилес и Диджёйи. На этих улицах располагались многочисленные ремесленные лавки и купеческие дома. Ремесло было одним из главных занятий жителей города. Самым популярным ремеслом у литовцев было ювелирное, а если говорить точнее – создание изделий из янтаря. Его привозили из Жемайтии, с берегов Балтики. Высокое качество этих изделий, сделанных средневековыми мастерами, вы можете оценить в небольших музеях, расположенных в Старом городе. Там же можно увидеть и более поздние изделия из керамики, которой литовцы тоже очень гордятся.
В конце ХV в. ремесленники Вильнюса стали объединяться в профессиональные сообщества. В городе насчитывалось более 20 таких сообществ. Это были объединения ювелиров, ткачей, сапожников, оружейников и других. Вильнюсские купцы получили право свободной торговли по всей Литве, без уплаты пошлин. Вершины своего развития город достиг в XVI в. В 1524 г. в Вильнюсе была открыта первая бумажная мастерская, а в 1536 – стекольная. В том же году был построен первый каменный мост через р. Нярис.
В то время Вильнюс опередил многие европейские города по устройству водопровода. Деревянный водопровод был проведен в город в XVI в. Это было дорогим удовольствием: за пользование им жители платили по 8 грошей с человека. Поэтому водопроводом пользовались только зажиточные горожане. Остальные брали воду из общественных колодцев. Известно, что один из них располагался около нынешнего Университета, а другой – у синагоги на Немецкой улице.
Город часто страдал от пожаров. После пожара 1530 г., уничтожившего больше половины города, были проведены меры усиления пожарной безопасности. Король Сигизмунд Август заказал в Кракове сто пожарных насосов, в городе появилось большое количество кожаных ведер, шестов и других приспособлений для тушения огня. Все эти предметы хранились в Ратуше.
Вильнюс был резиденцией многих литовско-польских королей: Казимира, Александра, Сигизмунда Старого, Сигизмунда Августа. Здесь строили свои дворцы представители знати: Ходкевичи, Радвилы, Сапеги и другие. В 1579 г. в Вильнюсе была основана Иезуитская академия, позже преобразованная в Университет.
В ХVI в. Литва вела частые войны с Россией. Иногда опасность угрожала непосредственно Вильнюсу. В связи с этим в первой трети XVI в. город был обнесен крепостной стеной с десятью городскими воротами. Из 10 ворот старой городской стены сохранились только одни: это Аушрос вартэй, или Ворота Зари.
В 1569 г. Литва и Польша объединились в единое государство – Речь Посполиту. С этого времени Вильнюс стал терять свое значение как столица государства, но по-прежнему оставался крупным торговым городом.
В XVII-XVIII вв. из-за многочисленных пожаров и войн Вильнюс сильно пострадал: целые кварталы города были разрушены или сгорели. В 1610 г. в городе вспыхнул сильнейший пожар, уничтоживший 9 костёлов и почти 5000 домов.
В середине XVII в. Речь Посполита вступила в войну с Россией. Русские войска захватили Вильнюс и прилегающие к нему территории. Поляки не хотели мириться с этим и стремились вернуть себе потерянные земли. Литовцы считались союзниками поляков, так как жили они в объединенном государстве. Но литовский гетман Януш Радвил предал польского короля, и заключил Кейданский договор со Швецией. Согласно этому договору, Литва переходила под протекторат Швеции. Теперь за Прибалтику боролись три государства: Польша, Швеция, и Россия. Но Польша отвоевала у своих врагов прибалтийские владения, и в 1660 г. Вильнюс снова вошел в состав Речи Посполитой. За это время Вильнюс не раз пострадал от пожаров и разрушений, которые учинили в городе сначала русские, потом шведы, а затем поляки.
К концу XVII столетия Речь Посполита достигает наивысшего расцвета. Однако это был уже не равноправный союз Польши и Литвы, а польское королевство, в состав которого входила Литва. Правда, с течением времени Польша утратила былое могущество. С 1733 г., после смерти короля Августа II Сильного, польское государство стало предметом споров европейских держав. Франция, Пруссия, Россия и Австрия воевали за так называемое польское наследство. Раздоры между державами прекратились после третьего раздела Речи Посполитой в 1795 г. Польско-Литовское государство перестало существовать. Его территория была поделена между Пруссией и Россией, часть досталась Австрии. Среди прочих земель России досталась и часть Литвы, включавшая в себя Вильнюс. Вильнюс получил русифицированное название Вильна и стал центром Виленской губернии. Он оставался в этом качестве до 1918 г.
Во время войны за польское наследство Вильнюс не раз был оккупирован иностранными войсками. В 1749 г., в городе начался сильнейший голод, который унес жизни 24 тысяч человек. Войны, голод и эпидемии приостановили рост населения. К концу XVIII в. в Вильнюсе проживало 56 тысяч человек.
В начале XIX в. в Вильнюсе по решению властей были разрушены городские средневековые стены. К тому времени город разросся, средневековые оборонительные строения теряли свое предназначение. Летом 1812 г. город был захвачен войсками Наполеона. Потерпев поражение от русской армии, разбитая французская армия возвращалась на родину также через Вильнюс. Все это привело к очередному разрушению города.
После окончания войны с Наполеоном состоялся Венский конгресс. На нем Александр I добился включения в состав России части герцогства Варшавского, созданного Наполеоном. Эта часть бывшего герцогства стала именоваться царством Польским. Император даровал Польше конституцию, но в 1830 г. в Варшаве вспыхнуло восстание, которое вскоре охватило Вильнюс. Через год мятеж был жестоко подавлен Николаем I, вильнюсский университет на время был закрыт.
В 1863 г. в Польше и Литве вспыхнуло новое восстание, подавленное генералом М. Н. Муравьёвым. Руководители восстания Калиновский и Сераковский были казнены в Вильнюсе на площади Лукишкес. После восстания правительство постаралось придать Вильнюсу русский характер. Были восстановлены и заново отстроены православные храмы. Муравьев принял ряд мер по уменьшению польского влияния в литовских землях. Но вместе с тем был введен запрет на использование в печати литовского языка.
В середине XIX в. началось строительство железнодорожной магистрали Петербург – Варшава. Поезда должны были проезжать через Вильнюс. В то время он был не только центром собственно Виленской губернии. В ведении виленского генерал-губернатора в разное время находились Ковенская, Гродненская и другие губернии. Таким образом, Вильнюс был центром обширных западных владений Российской империи. Здесь строились фабрики и заводы, город был центром торговли. Все это диктовало необходимость строительства железной дороги. 4 сентября 1860 г. в Вильнюс прибыл первый паровоз, а через месяц, 1 октября в литовскую столицу на поезде прибыл Александр II. Строительство железной дороги способствовало не только развитию промышленности и торговли. В городе все чаще останавливались известные политики, писатели, ученые. Всё больше открывалось гостиниц и ресторанов.
К концу XIX в. территория Вильнюса заметно расширилась. Центр города постепенно смещался на северо-запад. Со времен средневековья городская застройка не была подчинена строгому плану. Как в любом средневековом городе, в Вильнюсе были узкие кривые улочки. Но с течением времени город разрастался и к концу XIX в. возникла необходимость составить план застройки города. Такой план был составлен в 1872 г. При выполнении этого плана центр города был чуть сдвинут на северо-запад. Тогда же появился будущий проспект Гедиминаса, который сегодня является главной улицей города. Тогда он получил название Ковенского, затем Георгиевского.
В конце XIX в Вильнюс стал центром белорусского национального возрождения. Здесь были напечатаны первые газеты на современном белорусском языке. Печатались литературные произведения, действовали белорусские организации. Интересно, что по данным переписи 1897 года, доля литовцев в населении Вильнюса составляла всего 2%. Большая часть приходилась на поляков (40%), евреев (30%), русских (20%) и белорусов (4%). Неудивительно, что на рубеже веков начался этап возрождения собственно литовской культуры. Запрет на использование литовского языка был отменен в 1904 г. В Вильнюсе вскоре появились первые выпуски газет на родном для литовцев языке. В 1905 г. в городе собрался Великий Вильнюсский Сейм, который сформулировал требования политической автономии Литвы. Тогда это было лишь прожектом.
С началом Первой мировой войны Литва была оккупирована Германией. Во время пребывания кайзеровских войск в Вильнюсе, переименовали главную улицу города. Георгиевский проспект стал называться Георгштрассе, на немецкий манер.
Литовцы решили договориться с Германией о восстановлении независимости. В феврале 1918 г. литовское правительство издало Акт о независимости Литвы, однако в этом же году Германия потерпела поражение на Западном фронте и оставила Вильнюс. В городе появились польские отряды. Выбор Литвы был небольшой: или стать частью Польши, или войти в состав конфронтировавшей с ней Советской России. До 1922 г. на территории Литвы даже существовало независимое государство под названием Срединная Литва, столицей которого был Вильнюс, однако в 1922 г. вся Литва была включена в состав Польши. При этом в конституции 1928 г. Вильнюс был назван столицей литовских земель.
В межвоенный период Вильнюс снова стал центром белорусского национального движения. В городе работал музей братьев Луцкевичей, действовала белорусская гимназия. В то же время поляки притесняли литовцев, так в храмах были запрещены богослужения на литовском языке. Единственной церковью, где это допускалось, был костёл Св. Николая. Большая часть литовской интеллигенции в то время покинула город.
По печально известному пакту Молотова-Риббентропа в 1940 г. Литва вошла в состав Советского Союза как Литовская ССР, но уже в июне 1941 г. она была оккупирована немецкими войсками. За годы войны в Вильнюсе была уничтожена почти половина жилого фонда, взорваны мосты, водопровод, уничтожены памятники культуры. Немецкая оккупация длилась до лета 1944 г. После ухода немцев из Литвы началось постепенное восстановление полуразрушенного Вильнюса, к 1959 г. была полностью восстановлена промышленность.
Однако литовцы не переставали бороться за свою независимость. Литва стала первой советской республикой, которая объявила о своем выходе из Советского Союза. С 1990 г. Вильнюс стал столицей независимой Литовской республики. Открылась новая страница в истории города. Дошло даже до курьеза: сейчас на территории Вильнюса существует независимое государство. Это отделившийся от города район Ужупис, который обладает правом самоуправления, и носит название Ужупская республика. Она образовалась в 2001 г. У республики есть свой флаг, парламент и даже армия из 12 человек. Нужно отметить, что власти литовской столицы относятся с уважением к суверенитету этого карликового государства.
Познакомившись с городом вы убедитесь, что, несмотря на все потрясения, главная достопримечательность – Старый город Вильнюса – пострадал незначительно. Сегодня Вильнюс – это уютный, зеленый город, в котором можно увидеть многочисленные памятники культуры. Он является наследником некогда сильного и влиятельного государства.
Теперь давайте пройдемся по улицам Вильнюса и познакомимся с его достопримечательностями.
Мы начнем нашу прогулку с конца проспекта Гедиминаса.

История | Посетите Литву | Добро пожаловать в Литву

Доисторические времена

 

Первые люди поселились на территории Литвы около 12 000 г. до н. э., а в 3000–2500 гг. до н. э. пришли индоевропейцы — балты. В V–VIII вв. на западных землях образовались союзы племен: пруссы, ятвяги, курши, земгалы, литовцы, латгалы. В X в. балты-язычники попали в кругозор католических миссий Европы. В 1009 г. в описании миссии св. Брунона первый раз было упомянуто название Литвы.

Название Литвы впервые было упомянуто в Кведлинбургских анналах 1009 г., в описании миссии св. Брунона в языческие земли.

Королевство и толерантность

 

В средние века образовалось литовское государство  –  Великое Княжество Литовское. Считается, что на картах мира Литовское государство появилось 6 июля 1253 г., после коронации Миндаугаса, правителя объединённой Литвы. Папской буллой Литве был присвоен высочийший титул – королевства. Это означало признание Литвы всей Западной Европой и ее принятие в качестве равноправного члена западноевропейской политической системы. В 1387 г. официально окрещенная Литва избрала западный путь развития: начала развивать письменность, учреждать школы, а литовские студенты отправлялись учиться в европейские университеты.


Король литовский Миндаугас

От Балтийского до Чёрного моря

 

Ещё одну важную победу мы одержали в 1410 году, когда вместе с Польшей разбили силы ордена Крестоносцев в Грюнвальдской битве. В то время Литва достигла вершины своей мощи –  территория ВКЛ простерлась от Балтийского до Чёрного моря и от Польши до Смоленска. Литва стала важной политической силой в Восточной и Центральной Европе. Несмотря на то, что в те времена все иноземцы считались потенциальными врагами, причиной успешного развития Литвы была именно толерантность к религиям и местным обычаям других народов.


В начале XV в. территория Великого Княжества Литовского простиралась от Балтийского до Чёрного моря. Фото: К. Ванагас/ BFL.

Первая письменная Конституция в Европе

 

Литовские Статуты, составлявшие правовую основу древнего государственного правопорядка, свидетельствуют, что еще в XVI в. Литва стала интегральной частью Центральной Европы. Ещё выше юридическая мысль поднялась в конце XVIII в., а именно в 1791 г. когда была принята Конституция 3 Мая, ставшая первой в Европе, опередив конституцию Франции, и второй в мире.

Старейший университет восточной Европы

Истоки высшего образования в Литве связаны с учрежденным в 1579 г. Вильнюсским университетом. Его основание стало важнейшим и политически весомым событием культурной жизни ВКЛ конца XVI в. Вильнюсский университет стал первой высшей школой не только в Великом Княжестве Литовском, но и во всей Восточной Европе.


Вильнюсский университет — старейший в Восточной Европе. Фото: архив ВУ

Книгоношество – феномен XIX века

 

Книгоношество появилось как сопротивление действиям царской власти, напревленным против Литовской Католической Церкви и запретившей литовские молеюные книги с целью установления православия. Книгоношество выразилось в печати литовских изданий за границей, больше всего в тогдашней Пруссии, Малой Литве и Америке, их нелегальном перевозе через границу и распространении. Это культурное движение, участниками которого были в основном крестьяне и которое считалось частью национального движения Литвы, заложило основу для восстановления независимости Литвы в 1918 г. и до сих дней остается важным для сохранения национального самосознания, поэтому книгоношество нередко именуют феноменом литовской истории XIX века. В 2004 г. UNESCO оценило книгоношество как уникальное и не имеющее аналогов во всем мире.

1918–1940 – годы развития

16 февраля 1918 г. двадцать смелых и решительных доверенных народа подписали Акт о независимости Литвы, в котором провозглашалось, что Литва „восстанавливает независимое, основанное на демократических принципах государство Литва, с Вильнюсом в качестве своей столицы, и прекращает все государственные отношения, которые ранее связывали это государство с другими нациями“. Защитив независимость в борьбе с поляками и большевиками, на Учредительном Сейме 1920 г. Литва утвердила демократическую парламентскую структуру. Символом подъема стал подвиг литовских летчиков Стяпонаса Дарюса и Стасиса Гиренаса – в 1933 г. они одни из первых в мире перелетели Атлантический океан (из США в Европу). Гражданское общество и культурные ценности периода Литовской Республики помогли Литве выдержать советскую оккупацию и стали идейной основой восстановления Независимости.


16 февраля 1918 г. Сигнатары Акта о независимости Литвы. Фото: Национальный музей Литвы

Советская оккупация и аннексия

 

15 июня 1940 г. Советский Союз оккупировал Литву и 14–18 июня осуществлял массовые ссылки жителей Литвы в глубину Советского Союза. Но мы выдержали и это: пережили не только советскую, но и немецкую оккупацию. На защиту независимости Литвы поднялись партизаны. Годы их борьбы – один из самых драматических и трагических периодов в истории Литвы.

Поющая революция

В июне 1988 г. была основана инициативная группа Литовского движения за перестройку. Она вдохнула в нас веру и надежду: движение за освобождение – Саюдис – объял всю Литву. 23 августа 1989 г., во время 50-летия пакта Молотова-Риббентропа, отменившего независимость прибалтийских стран, мы соединили три балтийские столицы – Вильнюс, Ригу и Таллинн – 650-километровой цепью держащихся за руки людей. Живой Балтийский путь символически отделил прибалтийские государства от Советского Союза – так наши люди выразили желание быть свободными. Долго ждать не пришлось. 11 марта 1990 года было восстановлено независимое Литовское государство. Однако правительство Советского Союза в знак сопротивления 13 января 1991 года отправило в Вильнюс специально созданные десантные группы, вооруженные тяжелой военной техникой. Но оружие нас на испугало: мы отразили советскую агрессию мирно – без оружия, только песнями и бесконечной верой. Поэтому события того времени в Литве нередко называются поющей революцией. Так уже третий раз в истории Литва начала эпоху самостоятельной жизни.


«Балтийский путь» — 23 августа1989 г. живая людская цепь соединила Вильнюс, Ригу и Таллинн.

Членство в НАТО и ЕС

 

В 2004 г. Литва, вступившая в НАТО и Европейский Союз, вернулась в сообщество стран Европы. Став членом ЕС, Литва формально стала страной-донором и оказывает помощь Белоруссии, Украине, Молдове, странам Южного Кавказа, Афганистану, Ираку а в формате ЕС выполняет обязательства мноосторонней помощи.

LitvakSIG | Штетлс

Исследовательский проект Великого княжества Литовского (ВКЛ)

Исследовательский проект Великого Герцогства был начат Соней и Дэвидом Хоффманами. Они выявили документы, относящиеся к еврейским семьям, которые жили в районе Великого княжества в 17-18 веках. После обнаружения архива или другого хранилища, в котором хранились эти документы, проект организовал дублирование и перевод этих документов.

Переводы налоговой и переписной ведомостей 1784 и 1765 годов, относящиеся к городам Литвы, теперь доступны в LitvakSIG. Имейте в виду, что интересующий вас город может быть зарегистрирован в более крупном Кахале. Таблицы Excel для каждого Кахала размещены на сайтах нашей исследовательской группы (защищены паролем). сборников в формате PDF 1784 списков по районам можно скачать с этой общедоступной страницы.

Историческая справка: Великое княжество Литовское и Речи Посполитой

При Люблинской унии в 1569 году Великое княжество Литовское и Королевство Польское объединились, чтобы сформировать Содружество , на территорию которого входили современные Беларусь, Литва, Украина и часть Польши. Содружеством управлял парламент, сейм , состоящий из знатных землевладельцев. Дворяне или дворяне составляли примерно двенадцать процентов населения в 18 веке, или около одного миллиона человек. Они избрали Великого князя Литовского и короля Польши.

Прибалтика 1772 (Техасский университет)

Правительство Содружества предоставило евреям значительную автономию на своей территории. Еврейские налогоплательщики — около 25 процентов глав семей, проживавших в каждом кагале ( еврейская община ) — избирали представителей в Совет четырех земель в Польше и в Совет Литвы.Эти советы были посредниками между еврейскими общинами и правительством Содружества. Ко второй половине 18 века из-за растущего вмешательства Австрийской и Российской империй, стремящихся расширить свои территории, Содружество стало слабым политически и экономически. Коррупция была широко распространена в правительстве штата и в руководстве кагалов , и многие кагалов оказались неплатежеспособными.

18-е Еврейские записи Великого княжества

В 1764 Сейм упразднил еврейские советы.Был введен подушный налог в размере двух злотых на человека, который должен был взиматься каждым кагалом , который теперь непосредственно контролировал свои дела. Была проведена перепись для каждой общины, чтобы определить количество евреев, подлежащих обложению налогом. Двадцать лет спустя, в 1783 , Комиссия Казначейства Великого Герцогства приказала руководителям кагалов провести еще одну перепись всех евреев старше одного года в для увеличения налога. Согласно опубликованным источникам, еврейские переписи также проводились в Великом княжестве в 1650, 1662, 1775 и 1790 годах.Сохранились переписные или налоговые списки 1784, 1765 и 1775 годов, в которых перечислены евреи Великого княжества Литовского. Речь Посполитая продолжалась до конца 18 века, когда эта территория вошла в состав трех других империй — России, Австро-Венгрии и Пруссии.

Налоговые списки Великого княжества Литовского 1784 и 1765 годов

Скачать налоговые ведомости 1784 — сборники в формате PDF по районам

Налоговые ведомости за 1784 и 1765 годы сгруппированы по округам, затем по большим и малым кагалам .Около кагалов, включали несколько небольших городков, деревень, таверн, гостиниц и мельниц. Списки kahal иногда разделялись землевладельцами, которые могли быть членами знати, церкви или короны. Имена землевладельцев указаны для многих городов.

Эти списки различаются по удобочитаемости и количеству содержащейся в них информации. Они написаны на польском языке латинскими буквами, поэтому имена легко узнаваемы. Включенная информация может включать имя, имя или отчество отца, имя жены, имена детей и имена других родственников, рабочих, слуг, квартиросъемщиков и квартирантов.Для некоторых городов имена детей и жен не включены. Иногда отмечают занятия, чаще в списках крупных городов, таких как Вильнюс. Списки крупных городов часто сгруппированы по улицам, затем по домам, иногда с указанием имени владельца дома. Дети в возрасте до одного года не были включены, и некоторые ученые считают, что многие другие дети были исключены из списка и что некоторые из более бедных семей, возможно, не были зарегистрированы.

Документы переписи 1784 г. включают современные Беларусь, Литву, Польшу и северные районы Украины.Восточная часть Беларуси была аннексирована Россией до 1784 года, поэтому в список не вошли части Могилева и Витебска. Согласно каталогу Минских архивов, территория, аннексированная Россией, была включена в перепись, проведенную Российской империей в 1782 году. Другие списки XVII — XVIII веков для Королевства Польского также доступны в других архивах, например как Архив старых актов в Варшаве.

Другие типы документов, включающих имена евреев, были собраны в этот период и могут быть найдены в различных восточноевропейских архивах.В некоторых случаях сохраняется только статистическая или сводная информация, но в некоторых из этих документов есть списки людей и семей. Многие документы, такие как описей имения, , занесены в каталог как часть архивных фондов, принадлежащих представителям знати или других богатых землевладельцев, называемых магнатов .

Многие еврейские семьи жили и работали на земле и в городах, принадлежащих богатым землевладельцам и знати. Архивные фонды, содержащие документы о собственности помещиков, также включают имена и другую информацию о евреях.Система аренды , согласно которой использовалась краткосрочная аренда с предоплатой (обычно на срок от одного до трех лет) для управления всеми видами бизнеса или аренды земли, была широко распространена среди евреев. Многие евреи арендовали у помещиков фермы, мельницы, таверны и другие предприятия. В XVIII веке до 80 процентов еврейских глав домашних хозяйств в сельской местности были arendarz , то есть держали arendarz (аренда).

В 18 веке местные землевладельцы часто составляли инвентарные списки поместья, в которых описывался folwark — поместье и окружающие сельскохозяйственные предприятия, — которые могли включать урожай, животных, леса, мельницы, производство и продажу спиртных напитков.

В описи

описывались также границы, участки, здания, люди, которые там жили, типы фермерских хозяйств и других предприятий, города или деревни в поместье, а также доход, который они приносили. Сегодня многие из этих инвентарных списков существуют в архивах и других хранилищах, таких как библиотеки и музеи.

Как найти наших предков по записям 18 века:

по следу бумаги, связывающему документы XIX и XVIII веков

Поскольку от евреев не требовалось иметь фамилии до начала 1800-х годов, в списках Великого Герцогства за 1784 и 1765 годы есть только несколько семей с фамилиями.Это одно из главных препятствий на пути к поиску вашей семьи по этим документам 18 века.

Чтобы узнать свою семью до того, как у нее была фамилия, вам необходимо найти ее в списках, в которых у нее были фамилии. Многие типы документов 19-го века могут помочь вам вернуться к 18-му веку. Чем больше семейная группа, которую вы сможете идентифицировать в записях начала 19 века, тем больше у вас шансов правильно идентифицировать ее в более ранних документах.

Великое княжество Литовское

Великое княжество Литовское

Великое княжество Литовское было последним языческим государством в Европе.Не имеющая выхода к морю и защищенная густыми лесами и непроходимыми водно-болотными угодьями, Литва была избавлена ​​от участи других балтийских народов, которые были обращены в христианство или убиты немецкими и скандинавскими колонизаторами между концом XII и началом XIV веков.

Их географическое положение также защищало литовцев от русских войск и Золотой Орды, которые завоевали большую часть Восточной Европы в середине 13 века. Тем не менее, положение Литвы в системе реки Нямунас позже сделало бы ее важным экономическим перекрестком в торговле между Восточной и Западной Европой.

В XIV веке Литва процветала под властью ряда способных правителей, называемых «великими князьями», подражая своим соседям на востоке, правителям Руси. Возникшее государство, основанное в древней (и нынешней) столице Вильнюсе, начало расширяться на восток, в русские земли, оставленные отступающими татарами. К 1323 году они захватили Киев, древнюю русскую столицу.


Выживание этого языческого государства на границах христианского мира глубоко встревожило папство, которое предпринимало многочисленные попытки обратить литовцев в другую веру.Несмотря на все их усилия, окончательное обращение Литвы произошло не по наущению папских легатов, а по просьбе польской знати, предложившей великому князю Ягайле руку королевы Ядвиги и трон Королевства Польского.

В 1386 году великий князь Ягайла стал королем Польши Владиславом II. Литва, которую христиане в XIII и XIV веках называли «порождением сатаны», теперь вместе с Польшей стала «оплотом христианского мира», защищая ее сначала от татар, а затем от турок-османов.

Литовское государство в то время было крупнейшим в Европе, простираясь от Балтийского до Черного моря. Даже после смерти последнего члена династии в 1572 году созданное ими государство оставалось важным игроком в европейской политике.

Ранняя Литва

Первое упоминание о Литве в западных источниках встречается в записи в Кведлинбургской летописи за 1009 год, в которой говорится, что там был замучен миссионер епископ польский Кверфурт Бруно.Однако историки мало что знают о Литве до середины XIII века.

Его географическое положение делало его почти непроходимым для армий во все дни, кроме самых холодных зимних месяцев, что избавило его от первых волн западноевропейской экспансии вдоль побережья Балтийского моря, а также от территориальных амбиций различных русских князей и разрушительных действий властей. Золотая Орда.

Литовское общество в то время управлялось разрозненным объединением кланов, основанных на городищах, которые поддерживали себя в основном за счет сельского хозяйства, но также торговли и грабежа.В начале 13 века власть объединилась вокруг лидеров одного из этих кланов — Рингаудаса, сын которого Миндаугас правил Литвой 25 лет (1238–1263).

Во время правления Миндаугаса он начал проявлять более активный интерес к делам своих западных соседей. Он предоставил немецким купцам право торговать своими землями и даже вступил в союз со своими бывшими врагами, тевтонскими рыцарями, против западных литовцев, которые не желали подчиняться его власти.

Этот союз со своими немецкими соседями символизировал крещение Миндаугаса в 1251 году.Два года спустя он был коронован папой Иннокентием IV, став королем Литвы. В том же году Кристиан, член Тевтонских рыцарей, был возведен на трон в качестве епископа Ливонии в новом соборе в Вильнюсе.

Обращение Миндаугаса в христианство, хотя и было признаком папской дипломатии, не имело далеко идущих последствий для Литвы по нескольким причинам. Сначала его примеру последовали очень немногие из подданных Миндаугаса. Во-вторых, новая политика, последовавшая за его обращением, в том числе союз с тевтонскими рыцарями, привела к еще большему раздражению дворян, которые уже были недовольны правлением Миндаугаса.

В 1259 году разочарованный епископ покинул свое место, а через год восставшие западные литовцы нанесли тевтонским рыцарям сокрушительное поражение. В следующем году Миндаугас отступил, но некоторых из его подданных утихомирить было нелегко. Два года спустя, в 1263 году, был убит первый великий правитель литовцев.

За смертью Миндаугаса последовали семь лет гражданской войны, в ходе которой были убиты трое его преемников. В 1270 г. появился новый правитель, Трайденис, член одного из соперничающих кланов литовской знати.Убежденный язычник, Трайденис правил Литвой, пока не умер естественной смертью в 1282 году. Есть пробел в исторических свидетельствах в годы после его смерти, но к 1290 году возникла новая династия, которая будет править Литвой (а после 1385 года и Польшей) до 1572 года.

Литовцы поклонялись пантеону богов во главе с Перкунасом, эквивалентом скандинавского Тора. Немногочисленные литературные источники, описывающие религию литовцев, были написаны христианами, которые часто не были нейтральными наблюдателями языческих обычаев, которые они часто пытались вписать в рамки своей собственной системы убеждений. Одним из примеров этого было заявление летописца Тевтонских рыцарей начала XIV века Петра Дусбургского о том, что языческий «папа» возглавил литовский культ.

Используя эти источники и другие описания балтийской религии и археологические источники, историки утверждали, что литовская религия была слабо организована и основывалась на поклонении природе. Священники и жрицы гадали, бросая жребий и принося в жертву животных.

Кратковременное появление христианства в Вильнюсе, похоже, оказало некоторое влияние на литовское язычество, поскольку археологические раскопки Вильнюсского собора показали, что языческий храм был возведен на месте церкви Миндаугаса после его кончины.

Якобы лидером литовского культа был великий князь, и кажется, что правители после Миндаугаса узнали, что монументальное религиозное здание может быть мощным выражением центральной власти. Наиболее вероятным строителем храма был Гедиминас, восстановивший Вильнюс как политическую столицу в первые годы своего правления.

Основание Великого княжества

Герб Великого княжества Литовского

Основатель новой династии Пукуверас не оказал большого влияния на Литву из-за своего недолгого правления (1290–1295 гг.).С другой стороны, во время правления его сыновей Витениса (1295–1315) и Гедиминаса (1315–1342) Литва резко расширилась в политическом, географическом и экономическом отношении и стала одним из самых важных государств в центрально-восточной Европе.

В 1298 году во время спора между архиепископом и мещанами Риги и тевтонскими рыцарями Витенис предложил рижанам литовский гарнизон для защиты этого важного торгового центра от общего врага. Хотя в 1313 г. рижане были наконец вынуждены изгнать языческий гарнизон, дипломатические и экономические отношения между литовцами и рижанами продолжались.Гедиминас продолжил эту политику, когда его брат умер в 1315 году.

Гедиминас построил литовскую экономику, приглашая иностранцев селиться в деревнях и городах, отправляя письма в многочисленные немецкие города. Он также предоставил немецким купцам щедрые привилегии на всей территории своего королевства и гарантировал их безопасность на определенных маршрутах, называемых vredelant, или «земля мира».


Хотя торговля с язычниками была осуждена папством, особенно торговля военными припасами, торговля преобладала на протяжении всего периода крестовых походов, даже между литовцами и тевтонскими рыцарями.Фактически торговля между этими двумя государствами помогала финансировать их войны друг с другом.

Гедиминас осознавал необходимость создания военных союзов со своими соседями-католиками, риганами и поляками, против их общего врага, тевтонских рыцарей. Но он должен был быть осторожным, чтобы не оскорбить своих подданных — языческих литовцев, а также православных русских, которые быстро становились большинством жителей Литовского государства. Литовцы уже давно принимают активное участие в делах своих русских соседей, а некоторые известные литовцы крестились по восточному обряду.

Например, один из сыновей Миндаугаса стал православным монахом и в конечном итоге стал покровителем Пскова, а другой его сын, Вайсвилкас, также удалился в православный монастырь после трех лет правления Литвой (1264–1267). Помимо отсутствия собственной письменной культуры, литовские правители использовали при своих дворах язык своих православных подданных, канцелярский русинский.

В годы правления Гедиминаса эти контакты активизировались. Благодаря сочетанию завоеваний и брачных союзов литовское правление распространилось дальше на русские земли, поскольку литовцы заполнили вакуум власти, оставленный отступающими татарами.К 1323 году Гедиминас завоевал Киев, древнюю столицу Руси.

В 1315 году Гедиминас учредил отдельный митрополит для Литвы в Новгородке, что освободило его православных подданных от церковного контроля московского митрополита. В течение следующего столетия эта литовская митрополия будет понижена до статуса епископства, а затем снова повышена, поскольку Константинопольский патриарх стремился манипулировать политическим ландшафтом Руси.

Христианизация Литвы

В то же время, когда он обратился к главе Восточной церкви, Гедиминас также активно искал помощи у лидера Западной церкви, чтобы договориться о перемирии с тевтонскими рыцарями.Платой за это перемирие будет обращение Литвы.

Гедиминас сообщил Папе Иоанну XXII о своих намерениях в 1322 году и присоединился к своим давним союзникам, архиепископу и горожанам Риги, в осуждении злодеяний, совершенных их общим противником, тевтонскими рыцарями. В его письме излагается история взаимоотношений Литвы с латинским христианством, отмечается обращение Миндаугаса в христианство, а также защита Риги его братьями.

Однако, когда в 1324 году прибыли папские посланники, Гедиминас передумал, что привело к тому, что некоторые более ранние ученые стали утверждать, что его письмо папе было риганским подделкой. Гедиминасу напомнили о судьбе Миндаугаса некоторые из его языческих и православных подданных.

Когда папские легаты отбыли в 1325 году, Гедиминас посмотрел на запад в поисках нового союзника и нашел короля Польши Владислава Локитека, который также участвовал в споре с тевтонскими рыцарями. В том же году Альдона (крещенная Анна), одна из дочерей Гедиминаса, вышла замуж за единственного сына Владислава Казмира (Казмир). Хотя польско-литовский союз распался после смерти Анны в 1339 году, память об этом союзе оказала огромное влияние на судьбы обоих государств.

После смерти Гедиминаса в 1342 году его сын Яунутис вступил на престол великого князя. Несмотря на то, что он был избранным наследником своего отца, его правление было недолгим (1342–1345), потому что его брат Альгирдас изгнал его в ссылку в Москву. Правление великого князя Альгирдаса оказалось длительным (1345–1377 гг.), Отчасти потому, что он примирил свое положение не только с Яунутисом, которому он подарил землю из своей вотчины, но и с шестью другими своими братьями.

Его младший брат, Кестутис, был его самым большим союзником, и ему была поручена важная задача — защищать западную границу Литвы от тевтонских рыцарей.Альгирдас продолжал отцовскую программу экспансии на Русь, нападая на Москву и пытаясь восстановить митрополию для Литовской Руси. Он также пошел по стопам своего отца, предложив креститься — на этот раз как папе в Авиньоне, так и патриарху Константинополя, — а затем отрицая эти намерения.

Несмотря на эти уловки, он, как и его отец, терпимо относился к христианам, жившим в его королевстве, по крайней мере, до тех пор, пока они уважали литовские религиозные обычаи.Пятеро францисканцев убедились в этом на собственном горьком опыте, когда были казнены за прозелитизм.

Когда Альгирдас умер, он хотел, чтобы его трон перешел к его сыну Ягайле, но Кестутис бросил вызов престолонаследию своего племянника. В 1381 году Кестутис сверг Ягайлу, но через год узурпатор был убит. Когда Ягайла вернулся к власти в 1382 году, он рассматривал возможность взять в жены московскую княжну в надежде в конечном итоге выполнить претензии своего отца на титул великого князя всея Руси.

Однако возрождение власти татар, о котором свидетельствовал их разграбление Москвы в 1382 году, заставило молодого великого князя повернуть на запад в поисках невесты, в царство Польское, с которым его дед был в союзе и которое также только что было потерял своего короля.

Союз с Польшей

Когда король Польши Казимир III Великий умер без сына в 1370 году, его корона перешла к его племяннику Людовику Анжуйскому, королю Венгрии. После его смерти в 1382 году дворяне двух королевств разделились относительно того, кто должен его сменить. После двух лет борьбы было решено, что его старшая дочь Мария унаследует его в Венгрии, а его младшая дочь Ядвига унаследует его в Польше.

В 1384 году в возрасте 10 лет Ядвига была коронована королевой.Хотя ранее она была обручена с Вильгельмом фон Габсбургом, принцем Австрии, польская знать отвергла этот брак и вместо этого посмотрела на восток, в языческую Литву. Однако это не было таким уж странным решением, учитывая исторические отношения между двумя государствами, и первой женой короля Казимира была литовская принцесса.

Когда великий князь Ягайла принял христианство в 1386 году, что было одним из предварительных условий его вступления на престол, он взял христианское имя Владислав, имя отца Казимира, союзника его деда Гедиминаса и реставратора польского царство.В следующем году Владислав II вернулся в Вильнюс и основал там епископство, чтобы управлять обращением своих языческих подданных в христианство.

Когда в 1399 году умерла бездетная Ядвига, польско-литовское государство оказалось перед дилеммой. На двух важных собраниях в 1401 и 1413 годах польская и литовская знать решили сделать Кревскую унию (названную в честь места, где она была создана в 1385 году) постоянной.

Фактически, в отличие от других современных слияний государств, таких как Кальмарская уния, объединившая скандинавские королевства в 1397 году, польско-литовский союз оказался прочным, даже пережив гибель династии Ягайло (названной в честь польского версия имени Ягайлы — Ягайло) в 1572 году.

Основываясь на этом консенсусе, Владислав II возглавил армию против вечных врагов Польши и Литвы, тевтонских рыцарей, нанеся им сокрушительное поражение в Грюнвальдской битве в 1410 году.

Грюнвальдская битва в 1410

Его второй сын, Казимир IV (его первый сын, Владислав III, был убит, пытаясь остановить продвижение турок-османов в Европу в битве при Варне в 1444 году), был правителем, равным своему отцу как по способностям, так и по долголетию. — в то время как его отец правил Польшей-Литвой 45 лет (до 1434 г.), Казимир правил 48 лет (до 1492 г.).Он также победил тевтонских рыцарей в Тринадцатилетней войне (1454–1466 гг.) И аннексировал многие рыцарские владения, ранее принадлежавшие Польше.

Некоторые ученые называют его «отцом Центральной Европы», потому что его сыновья правили соседними королевствами Богемии и Венгрии в дополнение к Польше-Литве, а его внуком был Альбрехт фон Гогенцоллерн, последний великий магистр тевтонских рыцарей, который секуляризовал орден в 1525 году и основал династию, которая должна была править Пруссией (а затем и Германией) до конца Первой мировой войны. Воспитанием этих детей занимался выдающийся ученый Ян Длугош, написавший первую всеобъемлющую историю Польши.

Четвертый сын Казимира, Зигмунт I «Старший», как его отец и дед правили более 40 лет (1506–1448 гг.) И расширили свое королевство за счет тевтонских рыцарей, которые в два этапа (1525 и 1561 гг.) были включены в королевство.

Однако его правление было омрачено растущей мощью двух его восточных соседей — Москвы и Османской империи.Из-за этих угроз Зигмунт обратился за помощью к империи Габсбургов на запад. В 1515 году на Венском конгрессе была устроена двойная свадьба.

Сын Зигмунта, король Венгрии и Богемии Людовик, женится на дочери императора, а сын императора женится на дочери Зигмунта, Анне. К сожалению для территориальных амбиций Польши и Литвы, бездетный Людовик погиб, пытаясь защитить Венгрию от османов в битве при Мохаче в 1526 году. Габсбурги теперь контролировали то, что осталось от Венгрии, а также Богемии.

После этой катастрофы Зигмунт короновал своего сына, Зигмунта II Августа, соправителем в 1529 году в возрасте девяти лет. Он и его отец правили вместе почти два десятилетия — «Старший» в Кракове и Зигмунт II в Вильнюсе. Спустя годы после смерти отца бездетный и больной Зигмунт II очень хотел, чтобы наследие его семьи как правителей единого польско-литовского государства не закончилось с его смертью.
Ближе к концу своей жизни он почти каждый год созывал Сейм (парламент), пытаясь убедить польскую и литовскую знать сформировать объединенную республику, управляемую избранным монархом.1 июля 1569 года религиозные и светские магнаты Польши и Литвы поклялись Зигмунту поддержать Люблинскую унию, которая объединила их две земли. Три года спустя последний из ягеллонцев умер.

Наследие государства, созданного Ягайлой, сохранится еще долго после падения его династии. Последний языческий правитель в Европе превратил свое государство в «оплот христианского мира», и несколько его потомков отдали свои жизни, защищая его. Но Польша Литва также была многонациональным и многоконфессиональным государством, выживание которого требовало терпимости.

В 1573 году Варшавская конфедерация гарантировала религиозные права всех подданных Польши и Литвы — католиков, православных и протестантских христиан, а также евреев и мусульман. Республика, созданная Зигмунтом II, крупнейшее государство в Европе того времени, просуществовала более двух веков, пока в конце 18 века не была окончательно разделена между Россией, Пруссией и Австрией.

1. Геополитическое и геокультурное пространство Великого княжества Литовского

Киаупиене, Юрате.«1. Геополитическое и геокультурное пространство Великого княжества Литовского». Между Римом и Византией: золотой век политической культуры Великого княжества Литовского. Вторая половина пятнадцатого века — первая половина семнадцатого века , Амстердам: Academic Studies Press, 2020, стр. 4-25. https://doi.org/10.1515/9781644691472-004 Киаупиене, Дж. (2020). 1. Геополитическое и геокультурное пространство Великого княжества Литовского. Между Римом и Византией: золотой век политической культуры Великого княжества Литовского.Вторая половина пятнадцатого века — первая половина семнадцатого века (стр. 4-25). Амстердам: Academic Studies Press. https://doi.org/10.1515/9781644691472-004 Kiaupiene, J. 2020. 1. Геополитическое и геокультурное пространство Великого княжества Литовского. Между Римом и Византией: золотой век политической культуры Великого княжества Литовского. Вторая половина пятнадцатого века — первая половина семнадцатого века гг. Амстердам: Academic Studies Press, стр.4-25. https://doi.org/10.1515/9781644691472-004 Киаупиене, Юрате. «1. Геополитическое и геокультурное пространство Великого княжества Литовского» г. Между Римом и Византией: золотой век политической культуры Великого княжества Литовского. Вторая половина пятнадцатого века — первая половина семнадцатого века , 4-25. Амстердам: Academic Studies Press, 2020. https://doi.org/10.1515/9781644691472-004. Киаупиене Я.1. Геополитическое и геокультурное пространство Великого княжества Литовского. В: Между Римом и Византией: золотой век политической культуры Великого княжества Литовского. Вторая половина пятнадцатого века — первая половина семнадцатого века гг. Амстердам: Academic Studies Press; 2020. С. 4-25. https://doi.org/10.1515/9781644691472-004

микроисторий: социальные и культурные отношения в Великом княжестве Литовском (1387-1795)

Школа славянских и восточноевропейских исследований
Тавитон-стрит, 16 — Лондон
События

51.5253611 -0,13155879999999342

Дата / время
20 марта — 21 марта, 9:00 — 18:30

Расположение
Школа славянских и восточноевропейских исследований


Великое княжество Литовское было одним из крупнейших и наиболее разнообразных в языковом, этническом и религиозном отношении государств в Европе позднего средневековья и раннего Нового времени. На его территории пересекались восточный и западный христианские миры, протестантская Реформация достигла значительных успехов, одна из самых многочисленных еврейских общин в мире достигла зрелости, в то время как мусульмане, караимы, старообрядцы и другие нашли свои ниши.В преимущественно аграрную экономику и общество было интегрировано несколько сотен городских общин, многие из которых процветали веками.

В середине 1380-х годов Великое княжество Литовское вступило в длительный и часто трудный процесс объединения с Королевством Польским, кульминацией которого стало формирование объединенного «Содружества двух народов» в 1569 году. — Содружество Литвы в 1795 году, история и память Великого княжества Литовского были предметом споров среди его наследников, включая современных литовцев, белорусов, поляков, украинцев, татар, латышей, русских и израильтян.Эта конференция направлена ​​на то, чтобы раскопать уровень ниже этих в значительной степени несовместимых мета-нарративов, исследуя новые истории о сообществах, кланах и культурах Великого Герцогства в «микроисториях».

При участии профессора Дэвида Фрика (Калифорнийский университет в Беркли) в качестве основного докладчика и семнадцати других историков из Беларуси, Литвы, Польши, Великобритании и США на конференции будут рассмотрены вопросы социальных и культурных отношений в докладах, посвященных микроисториям. ‘отдельных лиц, семей, корпораций и кварталов на основе ранее игнорировавшихся или недостаточно используемых источников.

Среди этих вопросов спикеры рассмотрят:

  • Модели внутри-, межконфессиональных и трансконфессиональных отношений в небольших городах и сельских районах Великого княжества Литовского
  • Узы покровительства и клиентуры
  • Взаимодействие между муниципальными, церковными, академическими корпорациями и частными лицами и семьями
  • Социальные и правовые барьеры между разными слоями дворянства
  • Социальные и культурные границы Великого княжества Литовского и Содружества двух народов

Сайт конференции

Билеты можно приобрести для общего (30 фунтов стерлингов) и льготного приема (20 фунтов стерлингов; студенты, не являющиеся студентами UCL, выпускники SSEES, пенсионеры), а в некоторых случаях доступен бесплатный вход (для высокопоставленных лиц, спикеров, организаторов, сотрудников UCL и студентов. ) здесь .

[ДИКИЕ МЛЕКОПИТАЮЩИЕ ВЕЛИКОГО КНЯЗЬЯ ЛИТОВСКОГО В РАБОТАХ ЖАН-ЭММАНУЭЛЯ ГИЛИБЕРТА]

Среди множества тем активной научной работы, которую Жан Эммануэль Жилибер (1741-1814) проводил в Гродно и Вильнюсе, важное место занимают его наблюдения за дикими млекопитающими. Королевское покровительство и забота Антония Тизенгауза, казначея Великого княжества Литовского и губернатора Гродно, позволили Жилиберту сохранять и наблюдать за дикой фауной, захваченной королевскими службами в королевских лесах, в том числе в Беловежской пуще.Таково происхождение самки зубра, которую содержал Жилиберт в Гродно. Его описание, опубликованное в «Indagatores naturae» в Литве (Вильнюс, 1781 г.), на протяжении десятилетий стало основным источником информации о поведении, пищевых предпочтениях и анатомии зубров. Европейская наука только начала проявлять интерес к зубрам, поэтому отчет Жилибера вошел в научный оборот посредством французских энциклопедий естествознания (в основном, Histoire naturelle Жоржа Буффона) и работ Жоржа Кювье или Этьена Жоффруа Сен-Илера. Помимо описания зубров, Жилиберт оставил целую серию наблюдений за дикими млекопитающими, населяющими леса Великого княжества Литовского. Его рассказы о лосях сыграли важную роль в создании базы знаний об этом виде. В первой половине 18 века лось был известен в основном по фантастическим описаниям в произведениях эпохи Возрождения и по рецептам, посвященным использованию лосиных копыт для лечения эпилепсии. Наблюдения Жилиберта помогли опровергнуть такие суеверия.Точно так же информация из первых рук Гилиберта подтвердила широко распространенные легенды о буром медведе (например, мнение о том, что белые медведи, принадлежащие к другим видам, кроме белых медведей, встречаются в Литве). Список видов, за которыми учёный внимательно следит, намного длиннее и включает рысь, волк (и гибриды волка и собаки), бобра, барсука, лису, ежа и даже белую мышь. Также он комментирует виды млекопитающих, отсутствовавшие в то время в Литве, но известные либо из земледелия, либо из пушного промысла (росомаха, сурок бобак или степной хорек). Также и в этих случаях описания Жилиберта часто были первой достоверной информацией, которая вошла в оборот в европейской науке. Его рассказы не были свободны от ошибок и ошибок — но они в основном были результатом новаторской роли его работы. Некоторые из его экспериментов по разведению могут вызвать искреннюю улыбку читателя сегодня, например, попытка накормить бобра рыбой или подать рысью вареную фасоль. Великое княжество Литовское.Если смотреть с современной точки зрения, его мысли на удивление актуальны. В своем восхвалении «первозданной природы, свободной от человеческих действий и не нарушенной случайно или нетерпением человеческих желаний» он звучит очень похоже на сегодняшних восхвалений первобытного леса Беловежи.

Canto Fiorito — музыка Великого княжества Литовского XVII века

Связи прошлого и настоящего часто открывают неизведанные пласты художественной жизни, а также спасают от забвения интересные факты музыкальной жизни. Обнаружение рукописей нот 17-го века увеличило наш исторический запас более поздней литовской музыки, показывая повседневную жизнь и творчество музыкантов, живших здесь. Они также помогли описать долгий путь Литвы к семье христианских стран Западной Европы.
В конце 16 века, когда движение Реформации утихло и католицизм возродился, искусство барокко вскоре достигло самой северной католической страны — Великого княжества Литовского. Многие дворяне, которые хотели искупить свои грехи и грехи своих отцов из-за конфессиональных заблуждений, вернулись в католицизм и стали покровителями церковного искусства.Среди прочего, они поддерживали сакральную музыку в поддерживаемых ими церквях.
Множество новшеств в музыкальной жизни появилось между 1587–1648 годами, когда страной управляли правители Содружества Двух Наций — представители шведской династии Васа, известной своей исключительной любовью к Эвтерпе, древнегреческой музе музыки. . Из Италии были приглашены лучшие исполнители, среди которых известные итальянские композиторы Лука Маренцио, Тарквинио Мерула и Марко Скакки, работавшие в королевском ансамбле. Итальянские музыканты развивали различные музыкальные жанры и распространяли важные открытия и инновации в стиле барокко: бассо континуо, seconda Practica, stile moderno, музыкальную риторику, теорию аффектов. функциональная гармония. Все это увенчалось драматизмом per musica спектаклей. Во дворце Нижнего замка в Вильнюсе состоялись три премьеры: в 1636 году Il ratto di Helena, в 1644 году Андромеда и в 1648 году Circe delusa. Группа, получившая известность во всей Европе, стала источником музыки в стиле барокко и образцом для подражания дворянам Великого княжества Литовского.
Одним из них был Лев Сапега (1557–1633), известный государственный и военный деятель, дипломат, законодатель, меценат, Вильнюсский воевода, Великий гетман герцогства, подготовивший к публикации выдающийся юридический документ — Третий статут Литва (1588 г.).
Вильнюсский королевский оркестр под управлением Сапеги был известен на всю страну, а самой большой знаменитостью был его лидер, итальянский композитор и исполнитель Джованни Баттиста Коччола (вторая половина XVI — начало XVII века). Поскольку о жизни композитора в его родной стране или за рубежом известно очень мало, литературные упоминания его имени открывают широкие возможности для различных интерпретаций его жизни. Не исключено, что Коччиола прибыл в Содружество Двух Наций вместе с некоторыми из своих соотечественников. Вскоре его заметил Сапега, который пригласил его возглавить дворцовый оркестр, и там он провел долгий период своей творческой жизни.
Первое упоминание о Джованни Баттисте Коччоле как об известном композиторе мотетов было в трактате Михаила Преториуса под названием Syntagma Musicum (1619, Лейпциг).
Справочник Эрнеста Людвига Гербера Historisch-Biographisches Lexikon (1790, Лейпциг) содержит существенные факты о композиторе, таким образом: «… знаменитый композитор прошлого века из Верчелли в качестве концертмейстера канцлера Литвы Лео Сапеги. В 1612 году в Венеции были изданы песнопения и четыре издания мессы для восьми голосов с бассо континуо. В сборнике Бергмана Parnassus musicus (1615, Венеция) есть различные песнопения этого композитора ».
Другим важным источником был Concentusharmonici ecclesiastici, напечатанный в Антверпене в 1625 году двух-, трех-, четырех- и пятиголосных композиций с бассо континуо.На титульном листе указано: «Joannis Baptistae Cocciolae Vercelensis. Illustrissimi Domini D. Leonis Sapihae Cancellarij Magni Ducatus Lituaniae Musicae Magistri ».
Информация об этом издании была напечатана в каталогах Франкфуртской книжной ярмарки осенью 1625 г. и весной 1626 г. (Карл Альберт Гёлер, Die Messkataloge im Dienste der Musikalischen Geschichtsforschung, Лейпциг, 1901).
В 18 веке, когда начали публиковаться биографии наиболее известных композиторов, стало известно имя Джованни Баттиста Коччола.Он был отмечен как концертмейстер королевского оркестра канцлера Литвы Лео Сапеги, и что его мотет и восьмиголосая месса с бассо континуо были напечатаны в Венеции в 1612 году. Тот факт, что Коччола был музыкантом Сапеги, был отмечен и в других Публикации XIX века.
Произведения Коччолы обнаружены в собраниях рукописей нот в Литве, Польше и Германии.
* В 1569 году, когда была заключена Люблинская уния, Королевство Польское и Великое княжество Литовское стали называться Содружеством двух народов.

Работа мечты, которую никто не хотел: городские палачи в Великом княжестве Литовском

В больших городах Великого княжества Литовского будут работать палачи, которым будет поручено пытать подозреваемых в совершении преступлений и зрелищно казнить их, если они будут признаны виновными. Хотя палачи хорошо платили, они подвергались социальному остракизму, поэтому должности часто занимали иностранцы.

В Вильнюсе и других городах Великого княжества Литовского с конца 15 века работают палачи.До этого их мрачную работу выполняли другие люди, например, реабилитированные преступники.

Подлахия, область на территории современной Польши, была первой среди земель Великого княжества, где на постоянной основе работал палач. Уголовный кодекс короля Казимира 1465 года предусматривает применение пыток в делах, связанных с воровством. В трех литовских статутах (1529, 1566 и 1588) также упоминаются палачи. Третий Статут (1588 г.) предписывал замковым судам Великого Герцогства нанимать палачей, хотя неясно, насколько тщательно этот приказ соблюдался.

Первые палачи в старом Вильнюсе

Мы не знаем и, вероятно, никогда не узнаем, когда первый палач начал работать в Вильнюсе. Наиболее вероятная дата — начало 15 века, когда городу было предоставлено самоуправление. Согласно Магдебургской привилегии 1432 года, wójt (мэр) Вильнюса имел право назначать смертную казнь — практика, требующая палача.

Однако первая задокументированная казнь произошла намного позже: в 1580 году городской палач обезглавил Гжегожа Осчика, магната, ставшего предателем, на Ратушной площади.

Именно на той же площади палач сжег десятки книг, признанных еретическими, 14 апреля 1581 года, незадолго до Пасхи. Теодор Нарбутт, который жил двести лет спустя и оставил наиболее подробный отчет об этом событии, возможно, не самый надежный источник, но он говорит, что в тот день рано утром несколько телег с дровами, связками соломы и книги, прибывшие на площадь.

Палач с помощью монахов-доминиканцев бросил дрова и солому в яму, прежде чем положить туда книги.Затем священник произнес речь, и после того, как доминиканский экзорцист вручил ему факел, палач Игнаций совершил обряд и поджег книги. Густые клубы дыма продолжали подниматься в небо до конца дня.

Игнаций, Анджей и их коллеги

Если рассказ правдив, он дает нам имя первого задокументированного палача в Вильнюсе — Игнаций. В исторических источниках упоминаются и другие палачи, работавшие в Вильнюсе в 16, 17 и 18 веках.Это Анджей Вроблевски (1657–1671), Иоганн Розовиен (1675–1677), Пауль Липкнехт (1677–1678), Адам Эстерманн (1679–1692), Николай (1693–1712), Фридрих (1712–1737), Мартин ( 1750? –1752), Шмидт (1752–?) И Местерхази (? –1797).

Местерхази мог быть последним постоянным палачом в Вильнюсе. Скорее всего, немец, он много раз фигурировал в книгах муниципальных расходов за 1797 год. Местерхази умер в конце 1797 года, и магистратура Вильнюса оплатила его похороны.Якобы город не нанимал другого палача после него.

Местерхази был явно слишком слаб, чтобы работать в последние годы своей жизни, поэтому Вильнюс нанял палача из Гродно для выполнения его обязанностей с 14 января по 5 февраля 1797 года и с 19 апреля по 6 мая того же года.

Ни один из известных палачей не был местным. Обычно позиции заполняли немцы из Кенигсберга или поляки из Кракова. Большинство из них жили на улице Субоч.

Дорогостоящее дело найма палача

Небольшой город Великого княжества часто не мог позволить себе нанять палача на полный рабочий день, поэтому его часто приглашали из таких мест, как Вильнюс. Иногда город заимствовал их из других мест, включая Лиду (1678 и 1679), Каунас (1679 и 1692), Кедайняй (1693) и Кенигсберг (1737).

Палач был муниципальным чиновником, в его важные функции входило пытать подозреваемых по важным делам под надзором судебных чиновников. Запрещались пытки с целью получения признания в отношении государственных служащих, беременных женщин и детей младше 14 лет.

Понятно, что палач отвечал за приведение в исполнение приговоров суда, от самых мягких (например, изгнание из города) до смертной казни через повешение, обезглавливание, четвертование, сожжение, утопление, захоронение заживо и т. Д.

За каждое предложение палач получал фиксированную плату, установленную муниципальным правительством. Палачу также требовали убирать с улиц фекалии и мертвых животных и вывозить их за город, ловить бродячих собак и присматривать за городской тюрьмой. Однако для выполнения большинства этих задач он нанимал помощников.

Горы золота и публичное презрение

В середине XVIII века палач в Вильнюсе зарабатывал 300 злотых в год, огромная сумма, превышающая зарплату бургомистра (250 злотых) и в три раза превышавшую зарплату муниципального заседателя, которому платили 100 злотых. год.Палачи получали дополнительные деньги за пытки, казни, захоронение трупов и другие работы.

Как и все служители города, они получали от города подарки на важнейшие христианские праздники. Им дали красное сукно вместо одежды, так как вильнюсский палач был обязан носить красное по немецкой моде. Он также получал злаки для пропитания.

Но мало кто завидовал его положению. Палачи были в основном социальными изгоями, хотя в XVI веке некоторые юристы начали утверждать, что эта профессия является добродетельной, потому что она важна для общества.

Тем не менее, палачи жили в своей особой субкультуре, женились на дочерях и вдовах друг друга. Изгнанные из общества, они часто пристрастились к алкоголю и проводили свободное время в публичных домах. Ненавидимые большинством граждан, они иногда подвергались насилию, как Иоганн Розовиен, немец, который работал в Вильнюсе между 1675 и 1677 годами и был застрелен неизвестным человеком.

Искусство пыток

В Литве, как и в остальной Европе, преступников перед смертью подвергали жестоким пыткам, в том числе порке, раскаленным клешням и резанию ушей.Мужчин и женщин пытали за тяжкие преступления, в первую очередь связанные с верой. Порка на посту, известная как пост о позоре, была одним из самых легких наказаний за мелкие кражи впервые. Столб для битья был украшен головой Фемиды, богини справедливости. Вот почему люди, привязанные к столбу, говорили, что они «целуют каргу ратуши».

Уилинг был, пожалуй, самым жестоким наказанием, которое требовало перелома костей преступника перед установкой изуродованного тела в колесо на высоком столбе, чтобы все горожане могли видеть мертвого преступника. Другие суровые приговоры включали в себя кол, четвертование и сожжение. Казне обычно предшествовали три раунда пыток.

Палачи в Вильнюсе, по сравнению с их коллегами в Западной Европе, где искусство пыток было довольно сложным, использовали относительно простые инструменты, такие как железные крючки, клещи, веревки, ножи, свечи и т. Д.

Меч палача

Основным оружием при исполнении смертной казни были меч и обоюдоострый топор.Оригинальный меч с деревянной ручкой с медной отделкой, изображением Фемиды и надписью на немецком языке был утерян в начале 20 века.

Другой обоюдоострый меч, найденный в 1928 году в Вильнюсе, имел две надписи на немецком языке: «Когда я поднимаю этот меч, я желаю злодею вечной жизни» и «Когда я приговариваю грешника к смерти, он попадает в мои руки». Последний раз меч видели в белорусском музее в межвоенный период.

История является частью проекта Orbis Lituaniae Вильнюсского университета

LRT English Newsletter
Каждую пятницу утром.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.