Тори и виги в англии: Виги и Тори в Англии и истории – кратко об ирландском вопросе, социальная базе и религиозные приоритетах

К. МАРКС. ВЫБОРЫ В АНГЛИИ. — ТОРИ И ВИГИ

 

Лондон, пятница, 6 августа 1852г.

 

Результаты общих выборов в британский парламент уже известны. На них я остановлюсь более подробно в еврей следующей статье {см. http://lugovoy-k.narod.ru/marx/08/50.htm}.

Какие же партии боролись между собой или поддерживали друг друга во время избирательной кампании?

Это — тори, виги, либерал-консерваторы (пилиты), фритредеры par excellence {в истинном значении слова} (приверженцы манчестерской школы, сторонники парламентской и финансовой реформы) и, наконец, чартисты.

Виги, фритредеры и пилиты объединились между собой в оппозиции к тори. Избирательная борьба собственно и разыгралась между этой коалицией, с одной стороны, и тори, с другой. Что же касается чартистов, то они стояли в оппозиции как к вигам, пилитам и фритредерам, так и к тори, выступая таким образом против всей официальной Англии.

Политические партии Великобритании в достаточной степени известны в Соединенных Штатах. Поэтому можно ограничиться здесь лишь несколькими штрихами, чтобы напомнить наиболее характерные особенности каждой из этих партий.

Тори до 1846г. слыли хранителями традиций старой Англии. Говорили, что они видят в английской конституции восьмое чудо света, что они laudatores temporis acti {восхвалители минувшего} и ревностные приверженцы трона, высокой церкви, привилегий и вольностей британских подданных. Отмена хлебных законов в роковом 1846г. и тот вопль отчаяния, который эта отмена исторгла у тори, показали, что тори являются ревностными приверженцами одной лишь земельной ренты, и в то же время разоблачили секрет их привязанности к политическим и религиозным учреждениям старой Англии. Ведь это наиболее подходящие для

крупной земельной собственности учреждения, при помощи которых она — земельная аристократия — до настоящего времени господствовала в Англии, да и сейчас еще пытается удержать свое господство. 1846 год вскрыл во всей наготе те материальные классовые интересы, которые составляют действительную основу партии тори. 1846 год сорвал с тори освященную традицией львиную шкуру, под которой до сих пор скрывались классовые интересы этой партии. 1846 год превратил тори в протекционистов. Слово «тори» было священным именем, — «протекционисты» стало житейским прозвищем; «тори» звучало как политический боевой клич, «протекционист» звучит как экономический вопль отчаяния; «тори», казалось, обозначало идею, принцип, «протекционист» выражает материальные интересы. Чему покровительствуют эти сторонники покровительственных пошлин? Своим собственным доходам, ренте со своих собственных земель. Таким образом, тори, в конечном счете, являются такими же буржуа, как и прочие; разве есть на свете такой буржуа, который не покровитель­ствовал бы собственному кошельку? От других буржуа тори отличаются в той же мере, в какой земельная рента отличается от торговой и промышленной прибыли.
Земельная рента консервативна, — прибыль выступает как сторонница прогресса; земельная рента национальна, — прибыль космополитична; земельная рента верует в государственную церковь, — прибыль же от рождения является диссиденткой. Отмена хлебных законов в 1846г. была лишь признанием уже свершившегося факта, давно уже происшедшего изменения в Элементах английского гражданского общества, а именно: подчинения интере­сов землевладения интересам денежных кругов, земельной собственности — торговле, сельского хозяйства — фабричной промышленности, деревни — городу. Как можно еще сомневаться в этом факте, когда сельское население Англии количественно относится к городскому, как один к трем? Материала ной основой могущества тори являлась земельная рента. Земельная рента регулируется ценами на продукты питания, цены же эти искусственно удерживались на высоком уровне при помощи хлебных законов. Отмена хлебных законов понизила цены на продукты питания, что, в свою очередь, понизило земельную ренту, а с падением ренты рушилась и реальная мощь тори, на которой покоилось их политическое могущество.

Что же теперь пытаются сделать тори? Удержать за собой политическую власть, социальная основа которой уже перестала существовать. А каким путем они могут добиться этого? У них нет иного пути, кроме

контрреволюции, т. е. реакции государства против общества. Они борются за насильственное сохранение таких учреждений и такой политической власти, которые были обречены на гибель с того момента, когда численность городского населения превысила численность сельского в три раза. Такого рода попытка неизбежно должна закончиться поражением тори; она ускорит и обострит социальное развитие Англии и повлечет за собой кризис.

Тори вербуют своих сторонников среди той части фермеров-арендаторов, которые либо еще не отучились видеть в лендлордах своих естественных повелителей, либо экономически зависят от них, либо еще не понимают, что между интересами фермера и интересами лендлорда ровно столько же общего, сколько между интересами человека, берущего взаймы, и интересами ростовщика.

Тори находят сторонников и поддержку также в кругах, заинтересованных в колониальных барышах и прибылях от судоходства, и среди приверженцев государственной церкви, — словом, среди всех тех элементов, которые считают необходимым защищать свои интересы против неизбежных последствий развития современной фабричной промышленности и против подготовленной ею социальной революции.

Потомственным врагом тори являются виги — партия, у которой с американскими вигами нет ничего общего, кроме названия.

Английские виги образуют в политической естественной истории такой вид, который, подобно всем представителям класса амфибий, преспокойно существует, но с трудом поддается описанию. Назовем ли мы их, по примеру их противников, тори в отставке? Или будем видеть в них защитников определенных народных принципов, как это предпочитают делать писатели континента? В последнем случае мы могли бы попасть в такое же затруднительное положение, в какое попал историограф вигов, г-н Кук, с большим naivete {простодушием, наивностью} заявивший в своей «Истории партий», что хотя партия вигов и опирается на ряд «либеральных, нравственных и просвещенных принципов», но ей, к величайшему сожалению, за все время ее более чем полуторавекового существования каждый раз, когда она была у власти, что-нибудь да мешало провести эти принципы в жизнь.

Таким образом, виги, по признанию их собственного историка, на деле представляют собой нечто весьма отличное от провозглашаемых ими «либеральных и просвещенных принципов». Эта партия, таким образом, оказывается точь-в-точь в положении того пьяницы, который, представ перед лорд-мэром, утверждал, что он в принципе сторонник трезвости, но по воскресеньям каждый раз совершенно случайно напивается пьяным.

Но оставим в стороне принципы вигов; мы сможем лучше выяснить, кем они являются, на основании исторических фактов, по тому, что они делают, а не по тому, во что они когда-то верили и что хотели бы внушить о своей роли другим людям.

Подобно тори, виги принадлежат к числу крупных землевладельцев Великобритании. Больше того, наиболее старинные, богатые и надменные землевладельцы Англии как раз и образуют ядро партии вигов.

Чем же они отличаются от тори? Виги являются аристократическими представителями буржуазии, промышленного и торгового среднего класса. За то, что буржуазия предоставляет им, этой олигархии аристократических родов, монополию управления и исключительное право замещения государственных должностей, они делают буржуазии все те уступки, неизбежность и неотложность которых уже обнаружились в ходе самого социального и политического развития, и помогают ей добиться проведения их в жизнь. Не больше и не меньше. И каждый раз, когда такого рода неотвратимая мера принимается, виги громогласно возвещают, что тем самым достигнут предел исторического прогресса, что все общественное развитие дошло до своей конечной цели, после чего они «цепко держатся» за эту «предельную точку». Виги могут легче, нежели тори, перенести сокращение своих доходов от аренды, так как они считают, что являются божьей милостью откупщиками доходов Британской империи. Они могут отказаться от монополии, созданной хлебными законами, пока они рассматривают монополию правительственной власти как свое родовое достояние.

Со времени «славной революции» 1688г., за исключением кратких перерывов, связанных главным образом с первой французской революцией и последовавшей за ней реакцией, государственные должности постоянно принадлежали вигам. Кто вспомнит этот период истории Англии, тот не обнаружит у вигизма других, отличительных признаков, кроме стремления сохранить власть своей родовой олигархии. Интересы и принципы, которые виги помимо того время от времени защищают, принадлежат не им самим, а навязаны им развитием промышленного и торгового класса — развитием буржуазии. Подобно тому как после 1688г. виги объединились с финансовыми магнатами, которые как раз к тому времени приобрели большое влияние, так в 1846г. мы видим их объединившимися с промышленными магнатами. Виги столь же мало сделали для проведения билля о реформе в 1831г., как и для проведения фритредерского билля 1846 года. Оба эти реформистские движения — как политическое, так и торговое — были движениями буржуазии.
Как только одно из этих движений настолько усиливалось, что становилось непреодолимым, как только оно превращалось в то же время в вернейшее средство для изгнания тори с правительственных постов, — виги выступали на сцену, брали бразды правления в свои руки и обеспечивали себе ту часть плодов победы, которая касалась правительственной власти. В 1831г. они довели политическую сторону реформы как раз до той грани, до которой ее нужно было довести, чтобы буржуазия не осталась совершенно неудовлетворенной; после 1846г. они ограничили свои фритредерские мероприятия настолько, насколько это было необходимо, чтобы спасти для земельной аристократии как можно больше привилегий. Каждый раз они перехватывали движение для того, чтобы помешать его дальнейшему развитию и в то же время вернуть себе свои посты.

Совершенно очевидно, что с того момента как земельная аристократия окажется не в состоянии больше удерживать свои позиции, играя роль самостоятельной силы, и вести борьбу за власть в качестве самостоятельной партии — словом, когда тори окончательно падут, в английской истории не останется места и для вигов. Раз аристократия уничтожена, какой толк в аристократическом представительстве буржуазии, противо­стоящем этой аристократии?

В средние века, в начальную пору подъема городов, германские императоры, как известно, ставили над ними имперских наместников — «advocati» — для защиты этих городов от окре­стного дворянства. Но когда благодаря росту населения и богатства города оказывались достаточно сильными и независимыми, чтобы не только отражать нападение дворян, но и нападать на них, они немедленно прогоняли титулованных наместников — advocati.

Виги были такими advocati для британской буржуазии, и их монополия на власть должна рухнуть в тот самый момент, когда рухнет монополия тори на землю. Виги вырождались из партии в клику по мере того, как буржуазия приобретала больше независимости и силы.

Само собой ясно, какую отвратительную смесь разнородных элементов должны представлять собой английские виги: приверженцы феодальной системы и в то же время сторонники Мальтуса; денежные мешки с феодальными предрассудками; аристократы без чувства чести; буржуа без промышленной энергии; ретрограды с прогрессивными фразами на устах; поборники прогресса, фанатически преданные консерватизму; дельцы, отмеривающие гомеопатическими дозами реформы; покровители всякого рода кумовства; великие мастера подкупа; ханжи в религии, тартюфы в политике. Массы английского народа отличаются здоровым эстетическим чутьем. Они питают поэтому инстинктивное отвращение ко всему пестрому и двусмысленному, к летучим мышам и к партии Рассела. Вместе с тори народные массы Англии, городской и сельский пролетариат, питают ненависть к «денежным мешкам», а вместе с буржуазией они ненавидят аристократов. В вигах же народ ненавидит и тех и других — аристократию и буржуазию, лендлорда, который его угнетает, и денежного туза, который его эксплуатирует. В лице вигов народ ненавидит олигархию, которая правит Англией в течение более ста лет и которая отстранила народ от управления его собственными делами.

Пилиты (либерал-консерваторы) являются не партией, а скорее воспоминанием о партийном деятеле, о покойном сэре Роберте Пиле. Но англичане слишком прозаический народ, чтобы считать воспоминания пригодными на что-либо иное, кроме сочинения элегий. Теперь же, когда английский народ повсюду в стране воздвиг покойному сэру Роберту Пилю монументы из бронзы и мрамора, он тем более считает возможным обойтись без ходячих монументов Пилю в лице Грехемов, Гладстонов, Кардуэллов и т. д. Так Называемые пилиты представляют собой не что иное, как штаб чиновников, вышколенных для себя Робертом Пилем. И так как штаб этот довольно многочисленный, то эти чиновники на мгновение забывают, что за ними нет никакой армии. Таким образом, пилиты — это бывшие сторонники Пиля, которые не решили еще, к какой партии им примкнуть. Но такого рода колебания, понятно, не являются достаточным основанием для образования самостоятельной политической партии.

Остаются еще фритредеры и чартисты. Их краткие характеристики я дам в следующей статье.

Написано К. Марксом 2 августа 1852г.

Напечатано в газетах «NewYork Daily Tribune» №3540, 21 августа 1852г.

u «The People’s Paper» №22, 2 октября 1852г.

Подпись: Карл Маркс

Печатается по тексту газеты «NewYork Daily Tribune», сверенному с текстом газеты «The Peoples Paper»

Перевод с английского

Содержание

210-214 – Англия – король, парламент, тори и виги

210.

Победа парламента в Англии

В Англии после Славной революции (1689), в то время, как везде на материке господствовала абсолютная монархия, совершалось дальнейшее развитие старой конституции в смысле еще большего усиления парламента. Поэтому просвещенный абсолютизм не затронул Англии, тем более еще, что здесь существовало уже многое из того, к чему на материке Европы только еще стремились, именно существовали равенство всех перед законом (отсутствие сословных привилегий), свобода сельского населения (отсутствие крепостного права), подчинение церкви государству и веротерпимость.

Декларация прав, изданная парламентом при возведении на престол Вильгельма III (1689–1702), самым точным образом определила права и взаимные отношения короля и нации. Она подтвердила старые бесспорные права парламента и подданных и разрешила в пользу нации вопросы, бывшие предметом спора: король не мог освобождать от исполнения законов; для содержания войска стало требоваться разрешение парламента; члены обеих палат не могли подвергаться преследованию за свои речи в парламенте; за подданными обеспечивались свобода выборов и право подавать королю и парламенту петиции и т. п. Эта декларация в царствование Вильгельма III была дополнена другим парламентским Актом о престолонаследии (1701). По смерти Вильгельма III, не имевшего детей, престол должен был перейти к Анне, второй дочери Якова II, равным образом бездетной, и парламент постановил передать после её кончины английскую корону в дом ганноверских курфюрстов, которые по женской линии происходили от Якова I. По указанному акту король должен был принадлежать к англиканской церкви, и не мог давать какие-либо должности иностранцам. У короля, далее, было отнято право миловать преступников в том случае, если они приговаривались к наказанию самим парламентом, как это бывало с министрами, и вместе с тем правительство лишалось права без согласия парламента сменять судей, что обеспечивало их независимость. По принципу, господствовавшему в Англии и раньше, «король не мог поступать неправильно», и за все злоупотребления властью отвечали дурные советники короля; Акт о престолонаследии, подтвердив это общее правило, постановил, чтобы впредь все королевские приказания подписывались теми членами тайного совета, которые давали королю в данном случае совет и тем брали на себя ответственность за него перед парламентом. Вскоре (1711) принцип неответственности короля и ответственности министров был подтвержден еще раз, после чего королевские приказания без подписи того или другого министра уже не могли иметь никакой силы, и министры во всех своих действиях должны были давать отчет парламенту. Еще одна статья акта о престолонаследии запрещала членам парламента занимать в то же время какие-либо должности по правительственному назначению, но через несколько лет (1716) из этого правила сделано было исключение для министров: именно членам парламента разрешалось занимать министерские должности, но лишь под условием сложения с себя депутатских полномочий и вторичного избрания в своем округе. Таким образом, акт о престолонаследии утвердил ответственность министров за все правительственный действия, исключительное право парламента судить министров и судей и независимость судей от короны.

211. Господство вигов

И декларация прав, и Акт о престолонаследии были делом партии вигов, которая совершила вторую революцию. Среди ториев было не мало сторонников лишенной престола династии, получивших название якобитов. Они даже составляли заговоры и делали попытки восстания. Вот почему королевская власть после второй революции должна была опираться преимущественно на вигов и брать министров главным образом из этой партии. В общем такова была политика Вильгельма III, сходившегося с вигами и на мысли о необходимости борьбы с Людовиком XIV. Королева Анна (1702–1714), при которой продолжалась Война за Испанское наследство и произошло слияние Англии и Шотландии в единую Великобританию (1707), тоже большую часть своего царствования была в союзе с вигами, во главе которых стоял Мальборо, прославившийся военными подвигами в войне за испанское наследство. Первые два короля из ганноверской династии, занявшей английский престол в 1714 г., Георг I (1714–1727) и Георг II (1727–1760), тоже искали поддержки у партии вигов, которой они были обязаны возведением своим на престол. При них якобиты все еще продолжали свои происки. Сначала они действовали в пользу сына Якова II (Якова III), но впоследствии в роли претендента на английский престол выступил внук Якова II (Карл-Эдуард), сделавший даже попытку восстания (1745–46) против Георга II. В общей сложности почти беспрерывно виги господствовали в Англии семьдесят лет, от Славной революции до смерти Георга II (1689–1760), а это обстоятельство только благоприятствовало дальнейшему развитию прав парламента. Уже при Вильгельме III парламент стал собираться ежегодно, и контроль палаты общин над бюджетом сделался действительнее. Желая упрочить за собою господство в парламенте, виги при Анне провели закон, по которому члены палаты общин стали выбираться на семилетний срок. Но особенно усилился парламент при первых двух королях из ганноверской династии. Георг I не говорил по-английски и совсем не знал английских законов, а также подолгу жил в своем родном Ганновере, предоставляя управлять Англией министрам и более всего заботясь лишь о том, чтобы они не вызывали неудовольствия в парламенте. Георг II продолжал эту политику, хотя уже и выражал неудовольствие на то, что в Англии «королем сделались министры». В свою очередь последние, будучи ответственными перед парламентом, старались действовать в согласии с его большинством. Это имело громадные последствия для всей английской конституции.

212. Парламентское министерство

Главным событием во внутренней жизни Англии при первых двух Георгах было образование парламентского министерства. Хотя министры и были по закону ответственными перед парламентом, но они от него не зависели. Король мог назначать министров не из той партии, которая имела большинство в парламенте, и даже совсем не из членов парламента. Со времени первых ганноверских королей вошло в обычай составлять однородное и парламентское министерство, т. е. делать министрами наиболее выдающихся членов господствующей в палате общин партии. В двадцатых и тридцатых годах, т. е. в конце царствования Георга I и в начале царствования Георга II во главе министерства стоял виг Роберт Уолпол. Он всегда имел за себя большинство в парламенте, хотя достигал этого далеко не честными путями, но в начале сороковых годов он пал. На материке начиналась Война за Австрийское наследство, и Георг II, заинтересованный германскими делами по своему Ганноверу, держал сторону Марии Терезии. В этом смысле направил свою иностранную политику и Уолпол, но парламент был против планов короля и Уолпола. Тогда правительство распустило палату общин, но лишь только новые выборы опять дали оппозиционное большинство, которое тоже осудило политику министерства, Уолпол вышел в отставку (1742). С этого времени и установился обычай, получивший силу закона, чтобы министерство, не имеющее большинства в палате общин, выходило в отставку (или обращалось к голосу страны посредством новых выборов). Таким образом, наиболее существенные права короны в Англии перешли к министерству, само же министерство стало зависеть от господствующей в палате общин партии, т.е. палата общин получила первенствующее значение в государственной жизни Англии.

213. Система выборов в Англии

Сама палата общин не была, однако, представительницей всех классов общества. Правом выбора в графствах пользовались лишь землевладельцы и самостоятельные сельские хозяева с известным годовым доходом. Так как в XVIII веке в Англии почти совсем исчез класс мелких собственников из крестьян, и земли сосредоточились в руках помещиков, которые отдавали отдельные участки в аренду фермерам, ведшим хозяйство наемными рабочими, то избирательными правами в графствах только и могли пользоваться помещики (лендлорды) да фермеры. Более крупные землевладельцы были большею частью виги, средние и мелкие – преимущественно тори, фермеры же в голосовании на выборах зависели от своих землевладельцев. Благодаря этому, в парламент попадали лишь одни богатые и влиятельные люди, нередко пускавшие в ход и деньги. Кроме того в Англии были местечки (бурги), получившие еще в средние века право выбирать своих представителей в палату общин, но многие из них находились в полном упадке, вследствие чего даже получили название гнилых местечек; избирателей в них было мало, и их голоса легко было покупать или разными другими влияниями направлять в желательную сторону. В городах также право избрания принадлежало лишь привилегированным корпорациям; притом многие новые города, успевшие вырасти и развиться в XVIII в., были лишены этого права. Вот почему нижняя палата представляла преимущественно поземельную аристократию, и почему капиталисты, обогатившиеся торговлею, стремились приобретать имения и входить в состав класса помещиков (джентри). Конечно, такая палата отстаивала главным образом интересы одного только общественного класса, а её члены, обязанные своим избранием деньгам или аристократическим влияниям, сами продавали свои голоса. Уолпол держался во главе правления двадцать лет преимущественно путем подкупа членов нижней палаты, раздавая им деньги или оказывая разные милости в виде должностей, монополий и т. п. После Уолпола и другие министры пользовались тою же системою, но лучшие люди Англии были против неё, и уже в начале царствования Георга III был поставлен на очередь вопрос о парламентской реформе (1770). Разрешиться, однако, этому вопросу суждено было нескоро.

214. Георг III

Господство вигов поколебалось со вступлением на престол Георга III (1760–1820), в начале царствования которого окончилась Семилетняя война с большою выгодою для Англии. Главным деятелем в это время был великий оратор и энергичный министр Уильям Питт, принадлежавший к партии вигов, но осуждавший систему подкупов и другие заведомо бесчестные средства. (Он при жизни получил название «великого коммонера» и носил титул графа Чатама. В отличие от своего сына, государственного деятеля конца XVIII и начала XIX в., он называется Питтом Старшим.) Георг III был, однако, против вигов и вообще против парламентского правления, желая возвратить короне полную независимость в назначении министров. По временам ему это удавалось, и министрами делались лично угодные королю люди, но это вызывало оппозицию со стороны парламента. Благодаря новой политике короля, власть все-таки перешла теперь к тори, отказавшимся уже совсем от якобитизма. В это длинное царствование от Англии отделились её североамериканские колонии, образовавшие из себя демократическую республику Соединенных Штатов, а во Франции тоже произошла демократическая революция, встреченная некоторою частью английского общества с сочувствием. Под влиянием этих событий в самой Англии рядом со старыми партиями ториев и вигов зародилась новая, демократическая партия, которая впоследствии вступила в борьбу за парламентскую реформу.

Исторические особенности трансформации финансово-экономической и политической системы Англии на рубеже XVII-XVIII вв. в контексте феномена Финансовой революции

Исторические особенности трансформации финансово-экономической и политической системы Англии на рубеже XVII-XVIII вв. в контексте феномена Финансовой революцииЯвление Славной революции принесло за собой последствия по всех сферах жизни общества. В дальнейшем исследователи будут называть экономические последствия этого периода в Англии специальным термином – «финансовая революция». Данные изменения в английской экономике необходимо рассматривать как отдельный и самостоятельный процесс, в результате которых, была изменена система кредитования государства, ограничения прав монарха, подтверждение прав парламента, и др.

Взаимоотношения Вильгельма III и парламента

Еще с ранних Стюартов между парламентом и королевской властью возникали конфликты. Королю очень сильно не нравился один из аспектов прав парламента, а именно, что при установлении новых налогов, нужно обязательно согласие парламента. Хотя в то же время короли Испании и Франции устанавливали нужные им налоги по своему собственному усмотрению. Впоследствии политика ранних Стюартов, направленная на установление абсолютной монархии, привела к коренным изменениям в обществе. В 1688 г. в Англии произошла Славная революция, которая привела к свержению Якова II, и английский престол занял статхаудер и правитель Нидерландов, протестант по вероисповеданию – Вильгельм Оранский. Новый король правил совместно Марией II Стюарт, которая была дочерью Якова II. В правление нового короля была издана «Декларация о правах», которая в последствие легла в основу «Билля о правах», где было четко прописаны ограничения королевской власти и гарантированы права парламента. Первая часть «Билля» описывала все проступки Якова II, из-за которых он лишился престола. Вторая часть – это правила, для нового короля, которые ограничивали его власть и подтверждали права парламента. Королю было запрещено устанавливать новые и ликвидировать старые законы, провозглашён регулярный созыв парламента, и, самое важное, исключительное право парламента назначать новые налоги. Третья часть содержала условия наследования английской короны. Теперь юридически было закреплено право парламента о назначении новых налогов (при инициативе короля, должно быть получено разрешение от парламента) это гарантировало англичанам их экономические права и свободы.

Межпартийная борьба «вигов» и «тори» в парламенте

Прежде чем говорить о противостоянии двух партий: «тори» и «виги» необходимо дать краткий комментарий о том, что же собой представляют, данные политические партии. Прежде всего, следует сказать о том, что и тори и виги заседали в Палате Общин. Партия «виги» — члены партии были торгово-промышленными представителями, выступали за ограничение абсолютной монархии, а также активно поддерживали «Билль об исключении», который лишал короны претендента на трон Якова II после Карла II из-за их приверженности к католичеству. Также партия выступала за религиозную терпимость (для протестантов, отличавшихся от Английской церкви), но совершенно не поддерживала приверженцев католичества, ещё не мене важный аспект – это вовлечение в войну с Францией. Впоследствии партия «вигов» стала придерживаться либеральных взглядов, поддерживая реформы во всех сферах общества. Придерживаясь таких взглядов, они выступали за развитие сферыуслуг, торговли и финансов.

Противники «вигов» — «тори», были представителями земельной аристократии, они выступали за сохранение традиционных прав монархии, выступающей в качестве противовеса власти парламента. Тори также поддерживали религиозную терпимость, но подчеркивали послушание английской Церкви, также были убеждены в том, что нужно ограничить участие Англии в зарубежных войнах. «Тори» ещё с момента формирования поддерживали монархию, так как она могла повлиять на парламент.

«Тори» представители земельной аристократии, то их доход напрямую зависит от земли, а также от налога на эту землю, чем он меньше, тем больше их доход.
После Славной революции 1688 г. борьба между двумя партиями началась с ещё большей силой. После отречения Якова II от престола, его место занял правитель Нидерландов Вильгельм Оранский, с которым был подписан «Билль о правах», который окончательно закрепил все позиции партии вигов, абсолютная власть монарха стала ограниченной, против чего и противостояли тори. Теперь главным вопросом, который нужно было решать парламенту это – большая задолженность государства, поскольку государственный долг был трансформирован, и перешел на долгосрочные контракты с меньшими процентами. Партия «вигов» выступала за политику развития государственного долга, для участия в войнах, партия «тори» выступала против развития государственного долга, её представители поддерживали политику огораживания, были против наложения налога на землю и дохода с этих земель, который, собственно, и шел на погашение государственного долга. «Тори» активно критиковали такую политику, они говори о том, что правительство все на всего использует земельные проценты.

Кто такие тори в англии. Возникновение партий вигов и тори

Тори

ТО́РИ неизм.; мн. (ед. то́ри, м.). [англ. tory] Политическая партия в Англии в 17 — 19 вв., представлявшая интересы крупных землевладельцев-дворян (предшественница современной партии консерваторов).

то́ри

(tory), английская политическая партия; возникла в конце 70-х — начале 80-х гг. XVII в. Выражала интересы земельной аристократии и высшего духовенства англиканской церкви. Чередовалась у власти с партией вигов. В середине XIX в. на её основе сложилась Консервативная партия.

ТОРИ

ТО́РИ (англ. tory, слово ирландского происхождения), английская политическая партия в 17-19 веках.
Партия тори начала складываться в конце 1660-х годов, как группировка сторонников абсолютной власти короля Карла II Стюарта (см. КАРЛ II Стюарт) — так называемая «партия двора». Большинство из них были представителями высшей аристократии и духовенства, которые придерживались теории «божественного права» монарха на престол. Стремление парламента ограничить всевластие монарха «партия двора» считала кощунственным и незаконным, а в религиозной сфере ее члены были твердыми последователями англиканской церкви (см. АНГЛИКАНСКАЯ ЦЕРКОВЬ) и противились расширению прав религиозных меньшинств. Лидером «партии двора» был фаворит короля граф Денби, которые и возглавлял правительство. В 1667 году «партии двора» удалось отменить «Трехгодичный акт», обязывавший короля созывать парламент не реже, чем раз в три года.
Усиление королевской власти вызывало противодействие со стороны парламента, где сложилась оппозиционная «партия страны». Ряд неудач во внешней и внутренней политике, непопулярные войны с Голландией, вынудили уйти в отставку правительство графа Денби, и на парламентских выборах 1679 и 1680 года «партия двора» потерпела поражение. Размежеванию политических сил способствовала парламентская полемика 1680-1681 годов вокруг «Билля об исключении» герцога Йоркского -принца Якова Стюарта (см. ЯКОВ II Стюарт (1633-1701)) из престолонаследия и условиях созыва парламента. Именно тогда за представителями партий закрепились бранные клички, которыми обменивались оппоненты. Представителей «партии страны» называли вигами (см. ВИГИ в Великобритании) (Whig в Шотландии — человек вне закона), а «партии двора» — тори (Tory ирл. грабитель). На открытии парламента 1681 года виги появились с отрядами вооруженных сторонников, что напомнило англичанам об ужасах гражданских войн во времена Английской революции (см. АНГЛИЙСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ) . Маятник общественных симпатий качнулся в сторону тори, участие вигов в ряде заговоров 1683 года дискредитировало их партию, и «партия двора» вновь стала силой определяющей направление правительственной политики.
Поддержка тори обеспечила в 1685 году восшествие на престол короля-католика Якова II Стюарта. Однако проводимая новым королем политика расширения прав католиков вызывала протест, как вигов, так и тори — в большинстве своем приверженцев англиканской церкви. Союз тори и вигов позволил в 1688-1689 годах сравнительно легко осуществить Славную революцию (см. СЛАВНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ) и свергнуть Якова II с престола. Позиция тори, настаивавших соблюдении легитимности, во многом определила судьбу престола, который был передан в 1689 году дочери Якова II — Марии II Стюарт (см. МАРИЯ II Стюарт) и ее супругу Вильгельму III Оранскому (см. ВИЛЬГЕЛЬМ III Оранский) . Одновременно власть королей была ограничена «Биллем о правах» (см. БИЛЛЬ О ПРАВАХ в Великобритании) , ставшем основой для становления парламентской монархии.
В годы правления Вильгельма III Оранского (1689-1702) ведущую роль в управлении государством играли виги. Сохраняли они свое преобладающее влияние и во время царствования второй дочери Якова II — королевы Анны Стюарт (см. АННА СТЮАРТ) (1702-1714). Затянувшаяся война за испанское наследство (см. ИСПАНСКОЕ НАСЛЕДСТВО) вызвала недовольство в Англии, в 1710 году правительство вигов пало и к власти пришли тори. Их лидер виконт Болингброк (см. БОЛИНГБРОК Генри) начал мирные переговоры и в 1713 году заключил выгодный для Англии Утрехтский мир (см. УТРЕХТСКИЙ МИР) . К этому времени вновь обострился вопрос о престолонаследии — королева Анна была бездетна. Тори выступали за передачу трона находившемуся в изгнании брату королевы — принцу Уэльскому (так называемому Якову III Стюарту), при условии его отказа от католичества. Виги настаивали соблюдении парламентского акта 1701 года, согласно которому престол Великобритании должен был перейти дальнему родственнику Стюартов — ганноверскому курфюрсту Георгу Людвигу (см. ГЕОРГ I Английский) . Отказ принца Уэльского отречься от католичества предопределил победу вигов и падение кабинета Болингброка.
В годы правления первых королей Ганноверской династии — Георга I и Георга II — правительство неизменно формировали виги, а тори занимали нишу парламентской оппозиции. Начиная с 1720-х годов формируются новые социально-философские, идейно-религиозные, политические, организационные и тактические основы партии тори. К руководству партией приходит новое поколение лидеров, которое признавало прогресс человеческого общества, как исключительно эволюционный процесс и интерпретировало принципы Славной революции в интересах аристократических слоев. В религиозной сфере тори неизменно поддерживали приоритет прав последователей англиканской церкви перед диссентерами (см. ДИССЕНТЕРЫ) . Вместе с вигами, тори составили ведущую силу в британской двухпартийной системе (см. ДВУХПАРТИЙНАЯ СИСТЕМА) , но до второй половины 18 века не имели шансов сформировать кабинет министров. К середине 18 века тори окончательно сформировались как партия, выражающая интересы земельной аристократии, представители которой, наряду с с верхушкой англиканского духовенства, составляли ядро партии. Наряду с этим тори опирались на поддержку значительных слоев британского дворянства и буржуазии.
Кардинальным образом политическая ситуация переменилась при короле Георге III (см. ГЕОРГ III Английский) (1760-1820), который был решительным противником вигов и считал, что они умаляют права монарха. Опираясь на тори, королю удалось устранить вигов от власти и в 1770 году сформировать торийское правительство лорда Норриса. Фактическим главой этого правительства был сам Георг III. Но неудачи английских войск в попытках подавить Американскую революцию (см. ВОЙНА ЗА НЕЗАВИСИМОСТЬ В СЕВЕРНОЙ АМЕРИКЕ) 1775-1783 годов привели к падению королевского правительства.
Отказавшись сотрудничать с вигами, Георг III в 1783 году призвал к власти так называемых «умеренных» или «новых» тори во главе с Уильямом Питтом-младшим (см. ПИТТ Уильям (младший)) , который руководил британским правительством до 1806 года. Конец 18 — начало 19 века стали временем гегемонии тори в британской политике: они неизменно формировали правительственные кабинеты и побеждали на парламентских выборах. В эти десятилетия Великобритания пережила промышленный переворот, бурный рост экономики, кардинально изменилась социальная структура британского общества. Рядом законов тори реформировали бюджетно-финансовую структуру государства, способствовали расширению свободной торговли и промышленному росту. Во внешней политике этот период ознаменован напряженной борьбой с революционной и наполеоновской Францией, в конце концов увенчавшейся полной победой.
Изменения внутриполитической структуры британского общества, рост городского населения, усиливавшееся влияние на социальную жизнь буржуазии, интеллигенции, наемных работников — все это превращало британскую избирательную систему в архаичный, оторванный от реалий жизни институт. Однако он обеспечивал лендлордам (см. ЛЕНДЛОРДЫ) — основной опоре тори — значительное количество мест в парламенте. Проводя умеренные реформы в интересах развития британской промышленности и торговли, тори были решительными противниками изменений в избирательной системе.
Хлебные законы 1815 года и репрессивная политика кабинета Роберта Каслри (см. КАСЛРИ Роберт Стюарт) подорвали политическое влияние тори. В их рядах росло понимание необходимости перемен. Либерально настроенные тори (Дж. Каннинг, Р. Пиль) начали поск компромисса с оппозицией, требующей парламенской реформы, что в свою очередь привело к обострению разногласий внутри тори. На этом фоне в конце 1820-х годов в Великобритании были наконец приняты законы уравнивающие в правах последователей всех религиозных конфессий.
На парламентских выборах 1830 года тори потерпели поражение и правительство сформировали виги, которые в 1832 году провели избирательную реформу, расширившую представительство в парламенте от промышленных городов, снизившую имущественный ценз для голосования и ликвидировавшую систему «гнилых местечек» (см. ГНИЛЫЕ МЕСТЕЧКИ) . Эта реформа нанесла серьезный удар по тори, которым пришлось приспосабливаться к новым политическим условиям. В середине 19 века на основе старой партии тори сложилась Консервативная партия Великобритании (см.

Английский журнал Фригольдер от 25 июня 1716 г. пишет: «Едва ли не вся английская нация разделяется на вигов и тори, ибо немного найдется таких, кто держится в стороне, не приемля ни одного из сих именований. Казалось бы, мы вправе счесть, что всякий член сообщества, уверенно принимающий воззрения той или этой партии, глубоко их исследовал, обдумал и убедился в их превосходстве над принципами партии отвергнутой. Однако мы знаем, что большая часть наших сограждан послушна лишь предрассудкам, внушенным воспитанием, либо личным пристрастиям, либо уважению к тем, кто в сердце своем, быть может, и не разделяет мнений, прилежно внушаемых толпе. Более того, многие приверженцы одной из партий, несомненно, оказались бы согласными с противником, если бы им удалось выразить истинные свои чувства и высказать собственное мнение». Таким образом, в Англии в 17-19 веках велось постоянное противостояние между представителями двух партий — вигов и тори. Именно на эти две партии попеременно в течение двух столетий опирались руководители страны.

тори виги реформа парламент

Виги — английская политическая партия в 17-19 веках. Партия вигов начала складываться в конце 1660-х годов, как группировка противников абсолютной власти короля Карла II Стюарта. К этому времени сторонникам абсолютизма — так называемой «партии двора» — удалось значительно усилить властные полномочия короля. Лидером партии двора был фаворит короля граф Денби, которые и возглавлял правительство. В 1667 году сторонникам абсолютизма удалось отменить «Трехгодичный акт», обязывавший короля созывать парламент не реже, чем раз в три года.

Оппозиция королевскому правительству консолидируется в палате общин. В противовес партии двора оппозиционеры называли себя «партией страны». Они критиковали коррупцию и распущенность двора, внешнюю политику правительства, в частности, союз с абсолютистской Францией. Как и «партия двора», оппозиция состояла из аристократов, поддерживаемых частью английской финансовой элиты. В 1670-х годах «партии страны» во многом удавалось корректировать решения правящего кабинета.

Ряд неудач во внешней и внутренней политике, непопулярные войны с Голландией, вынудили уйти в отставку правительство графа Денби. На парламентских выборах 1679 и 1680 годов «партия страны» одерживала победу. Размежеванию политических сил способствовала парламентская полемика 1680-1681 годов вокруг «Билля об исключении» герцога Йоркского — принца Якова Стюарта — от престолонаследия и условиях созыва парламента. Именно тогда за представителями партий закрепились бранные клички, которыми обменивались оппоненты. Представителей «партии страны» называли вигами (Whig в Шотландии — человек вне закона), а «партии двора» — тори (Tory из ирландского — «грабитель»). На открытии парламента 1681 года виги появились с отрядами вооруженных сторонников, что напомнило англичанам об ужасах гражданских войн во времена Английской революции. Маятник общественных симпатий качнулся в сторону тори, участие вигов в ряде заговоров 1683 года дискредитировало их партию, многие ее лидеры были арестованы или эмигрировали и «партия страны» была дезорганизована.

По сути, виги выступали за ограничение прерогатив королевской власти, усиление позиций парламента. В религиозной политике они поддерживали диссидентов, членов протестантских сект, не входивших в англиканскую церковь, и выступали за наделение их гражданскими правами. В тоже время виги были решительными противниками предоставления равных прав католикам. Среди лидеров вигов были бывшие королевские министры граф Шефтсбери и герцог Бекингем-младший.

Поддержка тори обеспечила в 1685 году восшествие на престол короля-католика Якова II Стюарта. Однако проводимая новым королем политика расширения прав католиков вызывала протест, как вигов, так и тори — в большинстве своем приверженцев англиканской церкви. Союз тори и вигов позволил в 1688-1689 годах сравнительно легко осуществить Славную революцию и свергнуть Якова II с престола. Виги считали, что парламент в праве передать престол кому угодно, но тори настаивали на соблюдении принципа легитимности. В результате компромисса престол был передан в 1689 году дочери Якова II — Марии II Стюарт и ее супругу Вильгельму III Оранскому. По настоянию вигов королевская власть была ограничена «Биллем о правах», который послужил основой для становления парламентской монархии.

Среди тори оставалось немало приверженцев свергнутого короля и особенно его сына принца Уэльского, которого после смерти отца называли Яковом III Стюартом. Поэтому Вильгельм III в годы своего правления Англией (1689-1702) опирался на вигов. Такое же положение сохранялось при королеве Анне Стюарт (1702-1714), хотя по своим политическим и религиозным убеждениям она была близка тори. В этот период большинство министров подбирались так называемой «Вигской хунтой» в палате лордов.

Виги выступали за активную внешнюю политику Англии, целью которой было обеспечение ее торговых интересов. Они были сторонниками вмешательства Англии в войну за испанское наследство (1700-1713) и поддерживали в парламенте предложения о выделении военных субсидий; один из лидеров вигов, герцог Мальборо, командовал английской армией во Фландрии и Германии. Но война затянулась, и военные тяготы вызвали недовольство в стране. На волне этого недовольства в 1710 году на выборах в парламенте победили тори, выступавшие за скорейшее заключение мира.

Но пребывание тори у власти оказалось недолговечным. К этому времени вновь обострился вопрос о престолонаследии — королева Анна была бездетна. Тори выступали за передачу трона находившемуся в изгнании брату королевы — принцу Уэльскому, при условии его отказа от католичества. Виги настаивали на соблюдении парламентского акта 1701 года, согласно которому престол Великобритании должен был перейти дальнему родственнику Стюартов — ганноверскому курфюрсту Георгу Людвигу. Отказ принца Уэльского отречься от католичества предопределил победу вигов и падение правительства тори.

Первые короли Ганноверской династии — Георг I (1714-1727) и Георг II (1727-1760) — слабо ориентировались в английской политике и даже плохо владели языком своих британских подданных. Гарантию сохранения престола они видели в вигах и полностью доверили им формирование правительства. В первой половине 18 века кабинет министров неизменно возглавляли виги, среди которых выделялись Роберт Уолпол (премьер-министр в 1724-1742) и Уильям Питт-старший. За эти годы правления Великобритания добилась значительных успехов во внешней политике, вела успешную колониальную экспансию. Ей удалось нанести поражение Франции в войне за австрийское наследство (1740-1748) и Семилетней войне (1755-1763), остановить французскую экспансию в Европе, вытеснить французов из Индии и Северной Америки. Рост промышленности и господство в мировой торговле сделали Великобританию одним из самых могущественных государств своего времени.

Доминирование вигов на внутриполитической арене закончилось с приходом к власти нового короля Георга III (1760-1820), который считал, что виги умаляют права монарха. Опираясь на тори, королю удалось устранить вигов от власти и в 1770 году сформировать новый кабинет министров. Фактическим главой этого правительства был сам Георг III. Неудачи английских войск в попытках подавить Американскую революцию 1775-1783 годов привели к падению королевского правительства. Но Георг III отказывался сотрудничать с вигами, в 1783 году он призвал к власти так называемых «умеренных» или «новых» тори во главе с Уильямом Питтом-младшим. В результате перегруппировки политических сил часть вигов перешла в правящую партию тори. Конец 18 — начало 19 века стали временем гегемонии тори в британской политике, виги отошли на второй план, играя роль оппозиции его величества. Во время Великой французской революции часть вигов во главе с Эдмундом Берком решительно поддерживали войну с Францией, но другая часть во главе с Чарльзом Фоксом осуждала антифранцузскую политику. Войны с революционной и наполеоновской Францией длились четверть века и завершились полной победой Великобритании.

В этот период Великобритания пережила промышленный переворот, бурный рост экономики, кардинально изменилась социальная структура британского общества. Рост городского населения, усиливавшееся влияние на социальную жизнь буржуазии, интеллигенции, наемных работников вызвал усиление либерального крыла партии вигов, побудил ее занять более радикальные позиции, прежде всего в вопросе о парламентской реформе.

К этому времени британская избирательная система превратилась в архаичный, оторванный от реалий жизни институт. Однако он обеспечивал лендлордам — основной опоре тори — значительное количество мест в парламенте. Проводя умеренные реформы в интересах развития британской промышленности и торговли, тори были решительными противниками изменений в избирательной системе.

Хлебные законы 1815 года и репрессивная политика кабинета Роберта Каслри подорвали политическое влияние тори. Даже в их рядах росло понимание необходимости перемен. Либерально настроенные тори (Дж. Каннинг, Р. Пиль) начали поиск компромисса с оппозицией, требующей парламентской реформы. На этом фоне в конце 1820-х годов в Великобритании были приняты законы уравнивающие в правах последователей всех религиозных конфессий.

Американские тори и виги не были оформившимися политическими партиями. Они не имели программы, устава, партийных организаций. Обычно название тори («лоялистов») и вигов («революционеров») давалось всем, кто участвовал в борьбе на той или другой стороне. Главными организующими центрами для вигов были законодательные собрания колоний, Континентальный конгресс и командование армией колоний. Сторонники английского правительства — тори — были аристократы-землевладельцы, имевшие грамоты на земли от английского короля, или лица, купившие земли у аристократов и приобретшие вместе с землей пожалованные королем права. В рядах тори стояли также привилегированные купцы, некоторые богатые плантаторы южных колоний, духовенство господствовавшей англиканской епископальной церкви, королевские судьи, чиновники. Тори группировались вокруг командования и штаба английской армии, а их сторонники вели подрывную работу в тылу у колонистов. Всего за время войны англичанам помогало от 30 до 50 тысяч лоялистов. Кроме того, на стороне лоялистов сражалось значительно больше индейцев, чем на стороне вигов. Во время войны и по ее окончании до 100 тысяч лоялистов, считая и членов их семейств, переселились в Канаду и в вест-индские колонии Англии.

Основным оплотом лоялистов были Нью-Йорк, Нью-Джерси и Джорджия. Сильные позиции у них были и в Пенсильвании и в обеих Каролинах.

Виги опирались на Массачусетс и другие колонии Новой Англии, на Мэриленд, Виргинию и на западные районы большинства колоний. Купцы кое-где разделились на два лагеря, но в Новой Англии они единодушно боролись против англичан.

Основной силой вигов было фермерство, которое требовало земли и, в частности, права свободного заселения земель на Западе. За вигами шли также рабочие мануфактур, ремесленники и мелкая буржуазия городов — те слои, которые больше всего страдали от гнета английской администрации. Вигов возглавляла буржуазия американских колоний. Видную роль играли у вигов Джордж Вашингтон, Гамильтон, Джей, богатый купец-контрабандист Хэнкок. Большим влиянием пользовался также банкир и купец Моррис.

В лагере вигов имелось буржуазно-демократическое крыло, представленное Т. Джефферсоном, С. Адамсом, В. Франклином, Т. Пэйном и другими. В числе вигов оказалась и часть южан-плантаторов, преимущественно из Виргинии, где вследствие истощения земель рабовладельческое хозяйство переживало острый кризис и где плантаторы были особенно недовольны королевским запрещением переселяться на Запад.

В лагере революции имелись расхождения, а иногда и возникала борьба между консервативным крылом, состоявшим из богатых людей — купцов, плантаторов, и либеральным или радикальным крылом, в котором были мелкие фермеры, ремесленники, рабочие. Эти противоречия сказывались и в борьбе за руководство корреспондентскими комитетами, и в конфликтах между радикальными, буржуазно-демократическими деятелями конгресса (С. Адамсом и другими) с главнокомандующим Вашингтоном, и по вопросу о призыве негров в армию, и по многим другим. В годы войны за независимость в американских колониях чрезвычайно обострилась внутренняя борьба. Но основное размежевание сил происходило между двумя лагерями — вигов и тори. Корреспондентские комитеты проводили конфискацию земель тори, сражавшихся против колонистов или занимавшихся подрывной деятельностью в тылу. Раздраженное саботажем и подрывной деятельностью тори население врывалось в жилища местных богачей, сторонников англичан, и расправлялось с ними. Народные массы решительно пресекали подрывную деятельность тори.

Значение слова «виги» нельзя рассматривать вне контекста английской истории и политики XVII-XIX веков. А также вне связи со словом «тори». Тори и виги — это две политические партии, которые постоянно находились в жестком противостоянии. Рассмотрим некоторые наиболее значимые моменты этого противостояния.

Формирование оппозиции

Как указано выше, виги — это одна из английских политических партий, действовавших в период XVII-XIX веков. Она начала формироваться в конце 1660-х, когда представляла собой группу противников короля Карла II Стюарта и его абсолютистской политики.

Сторонниками же короля была «партия двора». В 1667 году последние отменили «Трехгодичный акт», предписывающий монарху собирать парламент не реже, чем 1 раз в 3 года. Оппозиционные виги сконсолидировались в и назвали себя «партией станы», в противоположность правящей партии.

Они подвергали резкой критике распущенность двора, процветавшую коррупцию и внешнюю политику (в том числе заключение союза с абсолютистской Францией). Основной состав партии — аристократы, как и у их противников. Их поддерживала часть финансовой элиты Англии.

В числе первых побед партии были:

  • Корректировка некоторых решений правящего кабинета.
  • Отставка правительства, возглавляемого графом Денби.
  • Победа на выборах в парламент в 1679, 1680 годах.

Бранные клички

Что такое «виги» в переводе с шотландского? Оказывается, это «человек вне закона». Так стали называть представителей «партии страны» их противники. Но, в свою очередь, они также получили обидную кличку — «тори», что по-ирландски значит «грабитель».

Основой политики «людей вне закона» было ограничение власти короля и усиление парламентских позиций. В области религии они выступали в поддержку диссидентов, протестантских сект, не являвшихся частью англиканской церкви. Виги ратовали за предоставление последним гражданских прав. Но одновременно они решительно протестовали против равных прав католиков.

Временный компромисс виги и тори

В 1865 году при поддержке тори на престол взошел Яков II Стюарт, король-католик. Но его политика по расширению прав приверженцев этой религии вызвала недовольство представителей обеих партий. Ведь в большинстве они придерживались англиканской церкви.

Временный союз виги и тори в 1688-89 годах во многом способствовал осуществлению Славной революции и свержению короля. На престол взошла его дочь, и ее супруг При этом виги настояли на ограничении самодержавия «Биллем о правах», впоследствии легшим в основу становления института парламентской монархии.

Противостояние

Король Вильгельм III (1689-1702), а также Анна Стюарт (1702-1714) опирались на вигов. Тогда большинство кандидатур на министерские посты подбирались с подачи «вигской хунты» в палате лордов. Виги приветствовали активную внешнюю политику по обеспечению торговых интересов Англии, а также войну 1700-1713 годов за испанское наследство.

Однако вследствие недовольства в стране из-за тягот, вызванных этой войной, выборы в парламент в 1710 году выиграли тори. Они выступали за немедленное заключение мира. Хотя их пребывание у власти оказалось краткосрочным — до тех пор, пока на трон не вступили представители Ганноверской династии.

Успехи

Последние видели в вигах гарантию сохранения за собой престола и поручили им формирование правительства. Изучая вопрос о том, кто это такие — виги, нужно отметить, что возглавляемое ими правительство в 1724-1742 годах добилось успехов во внешней политике, усилив колониальную экспансию Великобритании. Франции в войне 1740-1748 годов за австрийское наследство было нанесено поражение.

А также она проиграла Семилетнюю войну 1755-1763 годов. Была остановлена французская экспансия на Европейской территории, в Индии и Северной Америке. Благодаря росту промышленности и господству в мировой торговле Великобритания превратилась в могущественнейшее государство того времени.

Падение вигов

Это период, относящийся к приходу власти Георга III (1760-1820). Он считал, что эта партия умаляет права монарха. Король фактически отстранил вигов от власти, опираясь на их противников — тори. В 1770 году он сформировал новый кабинет министров.

Георг III отказался сотрудничать с вигами и тогда, когда королевское правительство пало. Это произошло вследствие неудач английских военных, пытавшихся подавить Американскую революцию (1775-1783). Конец 18 — начало 19 века явились временем доминирования тори в политике Британии. Тогда как виги полностью ушли в оппозицию.

Радикальные позиции

В годы Великой французской революции в среде вигов наблюдается раскол. Одна их часть поддерживала войну с Францией, другая была против нее. Тем не менее она закончилась победой англичан. Жизнь в Великобритании кардинально изменилась. Она характеризовалась бурным ростом экономики, усилением влияния буржуазии.

В партии вигов усилилось либеральное крыло, и она заняла более радикальные позиции. Прежде всего это касалось вопроса о парламентской реформе. Тогда как тори решительно выступали против изменений избирательной системы, обеспечивавшей им парламентское большинство.

Избирательная реформа все же была проведена. В дальнейшем наблюдается чередование в нахождении у власти вигов и тори. В середине XIX века виги — это партия, отражавшая интересы буржуазии. Она объединилась с родственными ей группами в политике и образовала Либеральную партию, сохранившую неофициальное название «виги».

Глава XXIV. ВИГИ И ТОРИ

Как только Карл II понял, что выборы в парламент не дали нужного ему результата, он отсрочил начало его работы почти на год. Именно в этом, 1680, году в английском обществе вошли в употребление названия «виги» и «тори», обозначавшие политические партии, которым было суждено разделить Британские острова почти на два столетия. Глубинные причины их противостояния лежали в религиозной сфере. Тем не менее в правление Карла II произошло оформление либеральных политических идей. Англия развивалась, и религиозные противоречия, прежде во многом определявшие политический прогресс, отныне занимали второе место. На смену войне верований пришла грязная и неконтролируемая борьба партий.

В течение этого 1680 года, до начала работы нового парламента, джентри, основу экономического и политического могущества которого составляли земельные владения, стало проявлять все больше беспокойства, так как отдавало себе отчет, что радикальные протестантские элементы готовы к насилию. Партия, поддерживающая короля и англиканскую церковь, все отчетливее видела в агитации Шефтсбери знакомые черты, характерные для кромвелевской диктатуры. Все чаще старшее поколение со страхом и ненавистью вспоминало о гражданской войне и годах республики. В городах многие тысячи людей подписывали петиции против герцога Йоркского, а в сельской местности мысль о том, что он может занять трон, вызывала ужас и полное неприятие.

Только что оформившиеся политические партии, вместо того чтобы решить, как они будут называться, стали давать едкие прозвища друг другу. Слово «виг» первоначально обозначало угрюмого, фанатичного шотландского пресвитерианина, стяжателя и ханжу, а «тори» — ирландского разбойника-паписта, грабящего поместья. Обе стороны не стеснялись в выражениях. «Тори — это чудовище с английским лицом, французским сердцем и ирландской совестью. Это широколобое существо с огромным ртом, задом, похожим на два бедра-окорока, полностью лишенное мозгов. Тори похожи на диких кабанов, подрывающих конституцию, покушающихся на оба оплота нашей свободы — на парламент и судей…» Сторонники короля заявляли: «Напыщенная речь вигов состоит из вздохов, всхлипываний, стонов, икоты, причем особый оттенок всему этому придает гнусавость».

Знакомясь с этими выражениями, полными презрения и ненависти, понимаешь, что Англия едва избежала еще одной жестокой гражданской войны. Однако же сами прозвища «тори» и «виги» не только прижились, но и стали любимыми и горячо превозносимыми теми, кто считает себя принадлежащими к той или иной партии. Постепенно они вошли в жизнь нации, став выражением двух основных типов английского темперамента. И виги, и тори способствовали величию страны; и тем, и другим принадлежит немало достижений во благо Англии. Партийная приверженность передавалась в семьях из поколения в поколение. Ораторы и знаменитые писатели, уверенные в привлекательности ставших популярными слов «виги» и «тори», употребляли их с гордостью и любовью.

Обеспокоенный Карл, не решаясь обострять отношения с уже четвертым своим парламентом, применил уловку, которая заставляет вспомнить бесполезный Большой совет (Magnum Consilium) времен его отца. Сэр Уильям Темпл, посол в Гааге и главный сторонник антифранцузской политики, предложил план преобразования Тайного совета путем сокращения его численности и в то же время увеличения властных полномочий его членов. Тридцать влиятельных представителей обеих партий, половина из которых занимала бы государственные посты, а другая половина являлась независимой, должны были заменить старый неофициальный кабинет, CABAL, потворствовавший заключению тайного Дуврского договора. В результате, как предполагалось, политика короля должна стать открытой; тайной дипломатии надо положить конец — что бы из этого ни вышло. К этому времени Карл уже полностью порвал отношения с Людовиком XIV, щедро рассовывавшим взятки членам оппозиции. Король принял план Темпла. Новый Тайный совет собрался. Его председателем король назначил вождя оппозиции Шефтсбери. Все старания Карла умиротворить противников ни к чему не привели. Разногласия были слишком велики, и внутри Совета быстро образовался узкий круг лиц, который и вел все дела. Участие в работе Совета ни в коей мере не удовлетворило Шефтсбери. Он по-прежнему оставался во главе вигов и, недовольный компромиссом, даже использовал свое высокое положение для защиты интересов партии. Когда в октябре 1680 г. парламент наконец собрался, на первом же заседании Шефтсбери снова выступил в защиту проекта акта «Об исключении». В этот момент он достиг вершины своей популярности и благодаря тому, что пользовался властью как министр и поддержкой как вождь оппозиции, приобрел значительное влияние. Билль прошел через палату общин, и борьба переместилась в палату лордов.

Конфликт сторонников короля с оппозицией закончился благополучно, и большая заслуга в этом принадлежит прежде всего государственному деятелю, благодаря которому слово «оппортунист» приобрело уважительный оттенок. Джордж Сэвил, маркиз Галифакс, был противником как папства, так и Франции. В его характере хладнокровие и сдержанность сочетались с широтой суждений и способностью к решительным действиям, что случается очень редко. Он умел находить компромисс и следовать ему с упорством и твердостью, характерными обычно только для экстремистов. Он мог поддерживать то одну сторону, то другую, не теряя при этом уважения обеих. При этом Галифакс всегда умел быть выше всех насмешек и клеветы приспособленцев, переходивших из лагеря в лагерь, преследуя своекорыстные интересы.

Галифакс, яростно выступавший против Дэнби, разгромил проект акта «Об исключении» в палате лордов. Его задачу облегчал тот факт, что оппозиция испытывала трудности с выдвижением собственной кандидатуры преемника Карла II, что для всех являлось очевидным. Часть тех, кто был настроен против Якова, поддерживала идею возвести на трон его старшую дочь Марию, жену славного протестантского принца Оранского, в жилах которого также текла кровь английских монархов. Некоторое время к этому варианту склонялся и Шефтсбери, но затем предпочел сделать ставку на бастарда Монмута. Шефтсбери добился включения Монмута в Тайный совет и ввел его в партию вигов. Виги вовсю распространяли слух о полной законности притязаний Монмута. Карл питал искреннюю и нежную привязанность к своему красивому и храброму старшему сыну, несмотря на его происхождение. Так почему бы королю не уступить давлению и не разогнать тучи, сгущающиеся вокруг династии, провозгласив Монмута своим законным сыном? Но такую мысль Карл никогда не рассматривал — потому что она ему не нравилась, как не нравилась она и палате лордов, в которой каждый пэр владел землей, пользовался богатством и властью только благодаря строжайшему следованию принципу наследственного права. Англиканская церковь отказалась короновать бастарда.

Шестьюдесятью тремя голосами против тридцати пэры отвергли билль «Об исключении». Страсти вокруг «папистского заговора» постепенно утихали по мере того, как жертв становилось все больше. Когда в ноябре 1680 г. один из последних осужденных, лорд Стаффорд, заявил на эшафоте о своей невиновности, толпа закричала: «Мы верим тебе!» Ложь, слухи И домыслы, распространяемые Оутсом и ему подобными, с каждым месяцем теряли правдоподобность. Судьи все более критически оценивали показания, на основании которых католиков осуждали на смерть, находя в них несоответствия и противоречия. Паника была слишком сильной, чтобы продолжаться долго. То, что король разорвал союзнические отношения с Людовиком XIV, способствовало умиротворению политических страстей. Карл, заметив изменившиеся настроения общества, увидел в этом возможность созвать более благожелательно настроенный к себе парламент. Маркиз Галифакс, только что оказавший королю ценнейшую политическую услугу, выступил против роспуска действующего собрания: он считал, что с ним еще можно вести дела. Но Карл после дебатов в Тайном совете не согласился с мнением большинства. «Джентльмены, — сказал он, — я слышал достаточно». В третий раз за три года избирателям предстояло сделать свой выбор. Но англичане, столкнувшись с явным вызовом со стороны короля, проголосовали так же, как и в предыдущий раз. Радикальных изменений в соотношении сил не произошло.

Было объявлено, что новый парламент соберется в Оксфорде, где на короля не смогут оказывать давления ни лондонский Сити, ни отряды сторонников Шефтсбери, называвшиеся «Белыми ребятами». Итак, избранные в палату общин виги и тори отправились в Оксфорд.

Карл разместил в городе свою гвардию, а несколько дорог, ведущих в Лондон, контролировали войска. Лорды-виги прибыли с вооруженными слугами, которые с почтительной враждебностью готовящихся к дуэли джентльменов посматривали на королевских гвардейцев и придворных щеголей. Депутаты приезжали группами по сорок — пятьдесят человек, причем лондонских парламентариев сопровождали вооруженные горожане. Назревал конфликт, и никто не мог поручиться, что он обойдется без кровопролития. Значительное большинство палаты общин все еще намеревалось провести акт «Об исключении».

Судя по всему, Карл предусмотрел два варианта развития событий и подготовился к каждому из них. Он обратился к Лоуренсу Хайду, сыну Кларендона и зятю герцога Йоркского, компетентному финансисту, с поручением самым тщательным образом изучить состояние доходов, получаемых короной. Может ли король, соблюдая строгую экономию, «жить за свой счет»? Самую значительную статью расходов составляли нужды военно-морского флота, о содержании которого король заботился больше, чем о собственных удовольствиях. Хайд доложил, что существующие таможенные сборы и налоги, вотированные парламентом, не обеспечивают исполнение всех статей расходов. Однако при условии жесткой экономии дефицит будет не так уж и велик. Затем Карл поручил Хайду вести переговоры с Людовиком XIV. В итоге Англия стала ежегодно получать сумму в 100 тысяч фунтов — эти деньги стали платой за обязательство не чинить препятствий французским устремлениям на континенте. Получая ежегодные субсидии от французского короля, Карл имел возможность действовать независимо от настроений оппозиционного ему парламента. Англия оказалась примерно в такой же ситуации, как при короле Иоанне Безземельном, который в похожих обстоятельствах сделал свою страну феодальным поместьем Папы римского . Историки XX века, судящие о действиях Карла исходя из современных им конституционных стандартов, неодобрительно отзываются о монархе, продавшем внешнюю политику государства за 100 тысяч фунтов в год. Однако если оценивать события XVII в. с современной точки зрения, то религиозная нетерпимость, господствовавшая в парламенте, и методы действия вигов во главе с Шефтсбери тоже достойны осуждения.

Карл II не намеревался постоянно следовать в русле политики Людовика XIV: для него союз с Францией представлялся лишь одним из вариантов развития событий, если сотрудничество с парламентом окажется невозможным. Карл показал, что готов идти на уступки тем, кто опасался восшествия на престол короля-католика, о чем свидетельствует предложенный им план. Принцип наследования священен и не может быть нарушен, но должны быть приняты все меры, чтобы обеспечить незыблемость позиций протестантских сил. Обращение наследника престола в католицизм не может лишить его прав на трон, но он не будет обладать реальной властью. Яков займет престол формально. Управление страной необходимо оставить за протестантскими силами; его будут осуществлять протектор и Тайный совет. Если у Якова родится сын, то он должен быть воспитан в протестантском духе и взойдет на трон по достижении совершеннолетия. При отсутствии сына править должны дочери Якова, протестантские принцессы — сначала Мария, а после нее Анна. Протектором при них становится не кто иной, как Вильгельм Оранский.

Без сомнения, король мог пойти на такое урегулирование и затем, отказавшись от поддержки Франции, вступить в союз с голландцами и протестантскими князьями Германии. Нельзя осуждать Карла за этот план, сам факт появления которого свидетельствует о тяжелой внутренней борьбе в душе короля. Но Шефтсбери имел иные планы. Виги сделали ставку на Монмута. Как только парламент начал заседания, их настроения стали вполне очевидны.

Король в своей речи высказал неодобрение в адрес предыдущего парламента, действия которого он назвал неблагоразумными и возбуждающими в обществе раскол. Палата общин переизбрала бывшего спикера, который в своем выступлении намекнул, что депутаты не видят причин менять курс. На заседании палаты лордов Шефтсбери, остающийся членом Тайного совета и входивший в состав правительства, в присутствии пораженных ужасом пэров в жесткой форме предъявил Карлу своеобразный ультиматум. Королю была вручена бумага с требованием объявить Монмута наследником. Карл ответил, что это противоречит как закону, так и справедливости.

«Если вас удерживают только закон и справедливость, — сказал Шефтсбери, — положитесь на нас и предоставьте нам действовать. — Мы примем статуты, которые придадут законность мерам, необходимым для успокоения нации». «Не заблуждайтесь, — ответил король. — Я не уступлю. Запугать меня вам не удастся. С возрастом люди обычно становятся менее уверенными, но со мной дело обстоит наоборот. Сколько бы мне ни осталось прожить, я не намерен пятнать чем-либо свою репутацию. На моей стороне закон и требования разума. Меня поддерживают все благонамеренные люди, а также церковь, — здесь он указал на епископов, — и наш союз ничто не в состоянии разрушить».

Заседание палаты общин, состоявшееся через два дня после этого события, 26 марта 1681 г., было решающим. Один видный член парламента изложил своим коллегам план установления Протектората на время правления Якова, то есть план короля Карла. Возможно, король не возражал бы, чтобы его план подвергся обсуждению в палате. Но Оксфорд уже превратился в военный лагерь; обе группировки, и виги, и тори, были враждебно настроены друг против друга и вооружены. Взрыв мог последовать в любой момент. Как Яков был готов пожертвовать троном ради своей веры, так и Карл рискнул спокойствием в стране ради сохранения принципа наследования. Он пошел бы на все, чтобы Монмут не преградил Якову путь к трону, хотя именно из-за Якова возникла проблема престолонаследия.

Палата общин приняла резолюцию, требующую исключить герцога Йоркского из числа преемников Карла, и занялась новой редакцией билля «Об исключении».

В следующий понедельник, 28 марта 1681 г., в Оксфорд проследовали два портшеза. В первом находился Карл; в ногах у него была спрятана корона; во втором, окна которого тщательно зашторили, чтобы ничей посторонний глаз не мог проникнуть внутрь, везли скипетр и полное королевское одеяние. Король направился в палату лордов, заседавшую в здании школы геометрии Оксфордского университета. В палате общин шло обсуждение вопроса о законности преследования со стороны короны за клевету, когда в дверь постучал герольдмейстер «Черный жезл» и депутатов пригласили в палату лордов. Большинство из них полагало, что король заявит о новых принципиальных уступках их требованиям, поэтому, увидев Карла на троне в полном облачении, они приготовились услышать приятные для себя известия. Каково же было удивление депутатов, когда вместо этого из уст канцлера прозвучали слова: «Парламент от имени короля объявляется распущенным!» Последствий этого решения короля предсказать не мог никто. Сорок лет назад Шотландская ассамблея отказалась подчиниться предписанию короны и разойтись. Сто лет спустя Национальное собрание Франции также воспротивится воле короля и заявит о продлении своих полномочий.

Но в Англии в 1681 г. память о гражданской войне была еще слишком свежа. Почтение к закону парализовало способность депутатов сопротивляться. Король под усиленной охраной гвардейцев возвратился в Виндзор. Шефтсбери попытался превратить остатки распущенного парламента в революционный конвент, но его никто не желал слушать. Карл точно рассчитал свои действия. То, что вчера было парламентом, считавшим себя ответственным за судьбу страны и готовым вступить в борьбу с королем, сегодня превратилось в толпу людей, соперничающих за кареты, чтобы вернуться домой.

С этого времени позиции Шефтсбери стали ослабевать, а влияние маркиза Галифакса — увеличиваться. Казни католиков вызвали в обществе естественную реакцию, которая еще более усилилась, когда англичане увидели, что парламент, распущенный третий раз подряд, безропотно подчинился королю. Через два месяца Карл почувствовал себя достаточно уверенным, чтобы обвинить Шефтсбери в подстрекательстве к мятежу. К тому времени он находился почти при смерти. Невзгодам удалось сломить его здоровье, но дух лидера вигов по-прежнему оставался бодрым. Во время суда сторонники Шефтсбери пришли в отчаяние, увидев его состояние — он еле мог идти. Члены жюри присяжных графства Миддлсекс, многие из которых принадлежали к партии вигов, написали на билле с обвинениями против Шефтсбери только одно слово — «IGNORAMUS» . Это означало, что они считают улики против него недостаточными. В соответствии с законом Шефтсбери был освобожден. Между тем в Оксфорде одного из вигов повесили, причем обвинение против него было сформулировано так же, как и против Шефтсбери. Продолжать борьбу обессиленный Шефтсбери уже не мог. Он советовал своим сторонникам поднять восстание и, видимо, в качестве подготовительной меры рассматривал возможность убийства короля. Ему удалось бежать в Голландию, где он надеялся получить поддержку. Он умер в Гааге, прожив там всего несколько недель.

Шефтсбери нельзя назвать архитектором парламентской системы. Прежде всего он являет образец революционера-пуританина. Шефтсбери прекрасно понимал все тонкости политики и великолепно разбирался в запутанной партийной игре; однако он намеренно запятнал себя кровью ни в чем не повинных католиков, потому что прежде всего стремился к триумфу вигов и либеральных идей. Хотя его влияние можно сравнить с влиянием Пима, борьба, которую он вел против короны всю свою жизнь, не оставила существенного следа в истории Англии.

Всю Англию занимал теперь один вопрос — будет ли гражданская война. Многие пребывали в волнении, опасаясь, что если на трон взойдет Яков, то им придется выбирать — либо обращаться в католичество, либо идти на костер, как это было при Марии. Эти страхи еще больше усилились, когда в мае 1682 г. в Англию вернулся Яков.

Бывший офицер «круглоголовых» Р. Рамбольд по прозвищу «Ганнибал», дежуривший у эшафота в Уайтхолле в памятный день 30 января 1649 г., жил теперь в местечке Рай-Хауз у Ньюмаркет-роуд. Был составлен заговор, участники которого планировали не больше не меньше, как устроить покушение на жизнь короля и герцога Йоркского. Они задумали нейтрализовать небольшой эскорт, сопровождавший их во время прогулки верхом возле Ньюмаркета. Для осуществления их плана было достаточно пятьдесят хорошо вооруженных человек. Одновременно (но совершенно независимо от этого заговора) виги готовили вооруженную акцию. Их лидеры провели тайное совещание и все продумали. Значительная часть тех, кто спустя несколько лет свергнет Якова II с трона, уже была готова к борьбе. Но с самого начала события разворачивались не в пользу заговорщиков Из-за пожара, случившегося в Ньюмаркете и уничтожившего изрядную часть города, Карл и Яков вернулись в Лондон на несколько дней раньше, чем предполагалось, и покушение на Ньюмаркет-роуд провалилось. Они, ни о чем не подозревая, спокойно проследовали мимо Рай-Хауз, а через три недели заговорщиков выдал предатель. К удивлению Карла, оказалось, что оружие против него готовы обратить гораздо более широкие круги оппозиционеров, чем он думал ранее.

Когда известие о заговоре распространилось по стране, обстановка в Англии сразу изменилась. До сего времени виги эксплуатировали угрозу «папистского заговора» и заставляли простых людей верить в то, что король вот-вот будет убит католиками. Теперь же все узнали о заговоре вигов с целью устранения короля. Опасение, что смерть Карла возведет на трон его брата-католика, только усилило и без того свойственное англичанам почтение к монархии. Выросла и личная популярность Карла. С этого момента он стал хозяином положения. Маркиз Галифакс настаивал на созыве нового парламента, но король был по горло сыт этими собраниями. Имея субсидии Людовика, он мог сам оплачивать необходимые расходы. К этому времени уже тридцать католиков стали жертвами сфабрикованных обвинений, и Карлу пришлось скрепя сердце подписать им смертные приговоры; потому не удивительно, что он позволил себе отомстить вигам.

За участие в заговоре поплатились двое знаменитых людей — лорд Уильям Рассел и Элджернон Сидни. Ни тот ни другой не злоумышляли против короля, но лорд Рассел знал о подготовке к восстанию, а у Сидни нашли неопубликованную статью, в которой оправдывалось сопротивление королевской власти. Партия тори требовала возмездия. Карл назвал Рассела и Сидни врагами монархии — такими же, как и сэр Генри Вэн-младший. После публичного суда оба они взошли на эшафот. Расселу было обещано помилование, если он заявит о своем признании принципа непротивления королевской власти, но он отказался это сделать. Сидни перед смертью успел изложить фундаментальные принципы партии вигов. Во время следствия и суда и Рассела, и Сидни пытались переубедить, но поколебать их не смогли. Л. Ранке говорит об этом так: «Любопытная особенность XVII столетия в том, что столкновение политических и религиозных мнений тех, кто боролся за верховную власть, формировало в них устойчивые убеждения, возвышающие их над партийными распрями.

Падал жребий — и они либо обретали власть и простор для осуществления своих идей, либо подставляли шею под топор палача».

Казнь Уильяма Рассела и Элджернона Сидни имела большое значение. Мучеников за веру было в избытке и прежде. Протестанты, католики, пуритане, пресвитериане, анабаптисты, квакеры — все они прошли этим нелегким путем и не изменили своим убеждениям. Могущественные министры пали, когда их политика потерпела крах; цареубийцы с гордостью встретили настигшую их кару. Но Рассел и Сидни стали первыми, пострадавшими за партийные интересы. Многие поколения вигов чтили их как защитников своих идей, за которые «Гемпден пал на поле боя, а Сидни умер на эшафоте». Во многом благодаря им партия вигов вошла в историю. Когда мы рассуждаем о том, насколько ценны для нас принципы свободного управления, в то время только пробивавшие себе дорогу к признанию, то должны отдать должное этим людям, провозгласившим их еще в XVII веке.

После расправы над участниками «Ржаного заговора» в Англии никто уже не мог бросить вызов власти Карла. Он немедленно воспользовался этим, чтобы укрепить позиции тори. Опорными пунктами вигов были города. Они контролировали местное самоуправление (магистраты) и мировые суды. Для обеих партий являлось чрезвычайно важным завоевать позиции, обеспечивающие им победу на парламентских выборах. Судебное давление и различные манипуляции помогли кандидатам тори занять большинство постов на выборах шерифов в Лондоне, и теперь суды жестоко расправлялись с преступившими закон вигами. Ничего подобного оправданию Шефтсбери случиться уже не могло. Успех, достигнутый в Лондоне, тори закрепили в провинции. Муниципалитеты, которые последние несколько лет контролировали виги, издавна имели ряд прав и свобод — было решено проверить правомочность пользования ими. Во многих случаях, к удовольствию королевских судей, обнаружились серьезные нарушения. Муниципалитеты, опасаясь судебных преследований, испрашивали у короля новые грамоты, положившись на милость Карла. Сельские джентльмены, ревниво относившиеся к привилегиям городов, поддержали правительство. Таким образом, виги, потерпев поражение в сельской местности, начали терять власть и в городах. Но все же партия вигов смогла сохраниться как политическая сила, и в самом скором времени ход событий помог им восстановить утраченные позиции.

Хотя Карл одержал победу над оппозицией, во внешнеполитических делах вопреки собственным желаниям он был вынужден следовать тем курсом, который определял его французский казначей. Жить королю приходилось все более бережливо; его любовницы Тревожились за свое будущее и стремились получить как можно больше пенсий, назначенных им из доходов почтового ведомства. Лишь флот пользовался вниманием и заботой Карла. Людовик XIV продолжал вести агрессивные войны. Его армии вторглись в Испанские Нидерланды, он прибрал к рукам Страсбург, французские войска тревожили германские княжества. Никто в Европе не мог противостоять Людовику. Англия, игравшая важную роль в европейских делах при Елизавете и Кромвеле, утратила свои позиции и почти не вмешивалась в события на континенте. Она была всецело поглощена внутренними делами, а также сосредоточилась на торговле в Индии и на западном побережье Африки и развитии колоний.

В эпоху Реставрации в Новом Свете происходили немалые перемены, причем часто инициатива принадлежала самим колонистам — ни Лондон, ни Англия не имели к ним никакого отношения. «Компания Гудзонова залива», образованная в 1669 г., основала первые фактории в Канаде. Английские рыбаки, обосновавшиеся на острове Ньюфаундленд, возродили основанную ранее короной колонию. Англичане практически завершили заселение восточного побережья Американского континента. Захват англичанами Нью-Йорка в 1664 г. и образование поселения Нью-Джерси привели к тому, что вдоль атлантического побережья Северной Америки с севера на юг протянулась сплошная цепь английских колоний. Пенсильвания стала убежищем для всех, кто подвергался религиозным преследованиям, принимая беглецов из всех стран Европы. Южнее Пенсильвании были основаны колонии Северная и Южная Каролина, названные в честь короля Карла II. К концу правления Карла в американских колониях проживало около четверти миллиона поселенцев, не считая все возрастающего числа негров-рабов, доставляемых на кораблях из Африки. Местные органы власти — ассамблеи — последовательно утверждали в колониях традиционные английские права и свободы, сопротивляясь вмешательству в свои внутренние дела королевских министров. Не так уж много англичан предвидели широкие перспективы, ожидающие сравнительно небольшие и далекие американские поселения.

Одним из этих немногих был сэр Уинстон Черчилль. На склоне лет он опубликовал книгу под названием «Divi Britannici», где с гордостью писал о новых горизонтах, раскрывающихся перед Британией XVII века, «простирающихся до далеких регионов в солнечной Америке».

Но освоить огромные просторы мира Британии еще предстояло.

Постепенно разговоры об отстранении Якова от наследования трона стихли. Сам Яков энергично выступал за поддержку французских армий в Европе и мечтал о том, чтобы с помощью французского оружия вернуть Англию в лоно католической церкви. Тем не менее его популярность возросла: героическое поведение наследника престола во время войны с голландцами не было забыто. Фактически Яков вернулся к исполнению прежних функций: он снова возглавил флот, хотя и не занимал теперь пост лорда-адмирала. Яков, готовясь к трудной миссии, лежащей перед ним, доказывал Карлу необходимость проводить активную внешнюю политику; но король не питал никаких иллюзий относительно своих возможностей в этом отношении.

Карлу было 56 лет, и внешне он выглядел энергичным и сильным человеком, но на самом деле его здоровье было серьезно подорвано из-за беспорядочного образа жизни. Однако считать, что он провел всю жизнь в погоне за удовольствиями — значит недооценивать его.

Карл обладал целеустремленным характером и острым интеллектом. Его молодые и зрелые годы прошли в беспрерывной борьбе. Трагедия, свидетелем которой он стал в юности, лишения, испытанные в годы изгнания, двадцать пять лет, в течение которых он, оставаясь у власти, находился в центре сложных политических интриг, необходимость принятия решений, навязанных врагами, — все это стало для него немалым испытанием и наделило богатым жизненным опытом и мудростью. Маркиз Галифакс, пользовавшийся полным доверием монарха, побуждал его снова созвать парламент, и Карл, возможно, согласился бы с ним, но 2 февраля 1685 г. его внезапно сразил апоплексический удар. Доктора тщетно пытались облегчить его страдания, пробуя различные снадобья и средства, но улучшения не наступало. Король, чувствовавший, что его страдания затягиваются, демонстрируя превосходство над смертью, извинился перед ними за то, что выбрал для своей кончины столь неподходящее время. Рядом с умирающим находились все высшие лица государства, в том числе и Яков, готовый помочь брату спасти свою душу. К Карлу привели престарелого отца Хаддлстоуна, католического священника, помогавшего ему скрываться в дни его молодости. Теперь ему предстояло принять короля в лоно католической церкви, дать ему последнее утешение. В полдень 6 февраля 1685 г. мучения Карла прекратились. Всю свою жизнь Карл II тайно склонялся к католицизму, но веру сменил только перед смертью. Он мало во что верил и руководствовался в своей жизни не религиозными, а политическими принципами, в первую очередь принципом наследственной преемственности монархической власти. Карл имел все права на трон и добился его. Многие считали, что в религиозных вопросах он отличается терпимостью, но король был скорее циничен, чем жесток, и скорее безразличен, чем толерантен. Главной его заслугой многие историки считают заботу о военно-морском флоте. автора Пыляев Михаил Иванович

ГЛАВА XXIV Откупщик К[андалин]цев. Грек Зой Павлович. Любитель собачьей комедии. Чревовещатель А. Ваттемар. Старик Яша и его собака. Г-жа Рединг. Князь Тенишев и статский советник Троицкий.Лет пятьдесят тому назад, с сентября месяца, весь фешенебельный Петербург предпринимал

Из книги Записки княгини автора

Из книги Гордон Лонсдейл: Моя профессия — разведчик автора Корнешов Лев Константинович

Глава XXIV Вильсон был парень что надо — работяга, смел, надёжен, вежлив и находчив, как герой современного детектива. Не было, казалось, такой ситуации, из которой он не нашёл бы выхода. Словом, на него можно было положиться буквально во всём.И вдруг в октябре 1957 года

Из книги Семь столпов мудрости автора Лоуренс Томас Эдвард

Глава XXIV На следующий день, ранним утром, увидев, что «Хардинг» разгружают без конфликтов, я сошел на берег к шейху Юсуфу и нашел его, когда он помогал испуганным жителям деревни, полиции из племени биша и команде людей старого Мавлюда наскоро сооружать баррикаду на конце

Из книги Исторические очерки Дона автора Краснов Петр Николаевич

Глава XXIV Турецкая война 1806–1812 годов. Дело Атаманского полка под Рассеватом на Дунае 4 сентября 1810 года. Переправа вплавь через Дунай.Между Россией и Турцией шел давнишний спор из-за обладания Молдавой и Валахией. Наполеон предложил свое посредничество, чтобы примирить

Из книги История крепостей. Эволюция долговременной фортификации [с иллюстрациями] автора Яковлев Виктор Васильевич

Из книги Три путешествия автора Стрейс Ян Янсен

Глава XXIV Празднование нового года. Весть из Бойнака. Другие известия. Комья огня падали с неба. Выбирают для шаха 500 красивых девушек. Купец спасает свою дочь необычным путем. Я. Я. Стрейс пишет в Смирну. Казачьего начальника привозят в Шемаху. Он должен отвезти в мешке

Из книги Записки автора Дашкова Екатерина Романовна

Глава XXIV Современная политика носила самый утешительный характер. Шведская война кончилась. Война с турками, казалось, обещала самые счастливые результаты, чему, нет сомнения, содействовали храбрость наших солдат и искусство некоторых отличных полководцев. Мирный

Из книги Проект Новороссия. История русской окраины автора Смирнов Александр Сергеевич

Глава XXIV Перестройка и Украина. От ограниченной культурно-территориальной автономии к независимости. Противоборство коммунистической и националистической элит. Начало нового этапа украинизации как насильственной ассимиляции неукраинцев и русскоязычного населения.

Из книги История Малороссии — 5 автора Маркевич Николай Андреевич

Глава XXIV Стр. 33. 34. Коварство Польского Сейма.Об унии. 127.Стр. 35–37. Письмо Виговского к Царю.См. приб. IV том моей Истор. № VI стр. 34Стр. 38. Смерть Пушкаря.Конисский.Летопись Писаревская.Стр. 39. Силко.Летопись Фроловская.Летопись Писаревская.Летопись Разумовского.Рубан. I.

Из книги Партизанское движение в Приморьи. 1918-1922 гг. автора Ильюхов Николай Кириллович

ГЛАВА XXIV. Разложение армии Колчака и этапы этого разложения. — Заговор Чемеркина. — Гайдовское восстание. — Восстание егерей. — Победы Красной армии; партизаны ставят вопрос о захвате власти. — Центр революционной работы переносится в города.Процесс разложения

это кто такие? Их противостояние с тори

Значение слова «виги» нельзя рассматривать вне контекста английской истории и политики XVII-XIX веков. А также вне связи со словом «тори». Тори и виги – это две политические партии, которые постоянно находились в жестком противостоянии. Рассмотрим некоторые наиболее значимые моменты этого противостояния.

Формирование оппозиции

Как указано выше, виги – это одна из английских политических партий, действовавших в период XVII-XIX веков. Она начала формироваться в конце 1660-х, когда представляла собой группу противников короля Карла II Стюарта и его абсолютистской политики.

Сторонниками же короля была «партия двора». В 1667 году последние отменили «Трехгодичный акт», предписывающий монарху собирать парламент не реже, чем 1 раз в 3 года. Оппозиционные виги сконсолидировались в палате общин и назвали себя «партией станы», в противоположность правящей партии.

Они подвергали резкой критике распущенность двора, процветавшую коррупцию и внешнюю политику (в том числе заключение союза с абсолютистской Францией). Основной состав партии – аристократы, как и у их противников. Их поддерживала часть финансовой элиты Англии.

В числе первых побед партии были:

  • Корректировка некоторых решений правящего кабинета.
  • Отставка правительства, возглавляемого графом Денби.
  • Победа на выборах в парламент в 1679, 1680 годах.

Бранные клички

Что такое «виги» в переводе с шотландского? Оказывается, это «человек вне закона». Так стали называть представителей «партии страны» их противники. Но, в свою очередь, они также получили обидную кличку – «тори», что по-ирландски значит «грабитель».

Основой политики «людей вне закона» было ограничение власти короля и усиление парламентских позиций. В области религии они выступали в поддержку диссидентов, протестантских сект, не являвшихся частью англиканской церкви. Виги ратовали за предоставление последним гражданских прав. Но одновременно они решительно протестовали против равных прав католиков.

Временный компромисс виги и тори

В 1865 году при поддержке тори на престол взошел Яков II Стюарт, король-католик. Но его политика по расширению прав приверженцев этой религии вызвала недовольство представителей обеих партий. Ведь в большинстве они придерживались англиканской церкви.

Временный союз виги и тори в 1688-89 годах во многом способствовал осуществлению Славной революции и свержению короля. На престол взошла его дочь, Мария II, и ее супруг Вильгельм III Оранский. При этом виги настояли на ограничении самодержавия «Биллем о правах», впоследствии легшим в основу становления института парламентской монархии.

Противостояние

Король Вильгельм III (1689-1702), а также Анна Стюарт (1702-1714) опирались на вигов. Тогда большинство кандидатур на министерские посты подбирались с подачи «вигской хунты» в палате лордов. Виги приветствовали активную внешнюю политику по обеспечению торговых интересов Англии, а также войну 1700-1713 годов за испанское наследство.

Однако вследствие недовольства в стране из-за тягот, вызванных этой войной, выборы в парламент в 1710 году выиграли тори. Они выступали за немедленное заключение мира. Хотя их пребывание у власти оказалось краткосрочным – до тех пор, пока на трон не вступили представители Ганноверской династии.

Успехи

Последние видели в вигах гарантию сохранения за собой престола и поручили им формирование правительства. Изучая вопрос о том, кто это такие – виги, нужно отметить, что возглавляемое ими правительство в 1724-1742 годах добилось успехов во внешней политике, усилив колониальную экспансию Великобритании. Франции в войне 1740-1748 годов за австрийское наследство было нанесено поражение.

А также она проиграла Семилетнюю войну 1755-1763 годов. Была остановлена французская экспансия на Европейской территории, в Индии и Северной Америке. Благодаря росту промышленности и господству в мировой торговле Великобритания превратилась в могущественнейшее государство того времени.

Падение вигов

Это период, относящийся к приходу власти Георга III (1760-1820). Он считал, что эта партия умаляет права монарха. Король фактически отстранил вигов от власти, опираясь на их противников – тори. В 1770 году он сформировал новый кабинет министров.

Георг III отказался сотрудничать с вигами и тогда, когда королевское правительство пало. Это произошло вследствие неудач английских военных, пытавшихся подавить Американскую революцию (1775-1783). Конец 18 — начало 19 века явились временем доминирования тори в политике Британии. Тогда как виги полностью ушли в оппозицию.

Радикальные позиции

В годы Великой французской революции в среде вигов наблюдается раскол. Одна их часть поддерживала войну с Францией, другая была против нее. Тем не менее она закончилась победой англичан. Жизнь в Великобритании кардинально изменилась. Она характеризовалась бурным ростом экономики, усилением влияния буржуазии.

В партии вигов усилилось либеральное крыло, и она заняла более радикальные позиции. Прежде всего это касалось вопроса о парламентской реформе. Тогда как тори решительно выступали против изменений избирательной системы, обеспечивавшей им парламентское большинство.

Избирательная реформа все же была проведена. В дальнейшем наблюдается чередование в нахождении у власти вигов и тори. В середине XIX века виги – это партия, отражавшая интересы буржуазии. Она объединилась с родственными ей группами в политике и образовала Либеральную партию, сохранившую неофициальное название «виги».

Основные политические партии Великобритании. Справка

Три основные силы

Лейбористская партия (Labour Party) — правящая партия Соединенного Королевства, находится у власти с 1997 года. Лидер (с 2007 года) — премьер-министр Великобритании Гордон Браун (Gordon Brown, 59 лет).

Лейбористская партия была образована в начале ХХ века при активном участии представителей рабочего движения левой направленности («labour» в переводе с английского означает «труд», «рабочая сила»). В течение долгих лет лейбористы занимали левую часть политического спектра Великобритании. Профсоюзы по-прежнему продолжают играть заметную роль в партии.

На фоне резкого падения популярности среди избирателей молодое поколение лейбористов во главе с Тони Блэром, Питером Манделсоном и Гордоном Брауном в середине 1990-х годов разработало идеологию «нового лейборизма». Партия отказалась от социалистических идей и стала левоцентристской, начав борьбу за избирателей английского среднего класса. Это не замедлило сказаться на росте рейтингов партии, и в 1997 году лейбористы получили рекордное за всю историю количество мандатов (418) и абсолютное большинство (в 179 мест) в Палате общин.

Лейбористы выступают за сохранение необходимой роли государства в экономике, ликвидацию общественного неравенства и поддержку социальных программ в области образования, здравоохранения и борьбы с безработицей, наличие ограниченной экономическими нуждами иммиграции, защиту прав меньшинств и активную европейскую интеграцию.

На всеобщих парламентских выборах в 2005 году лейбористы получили долю в 35,3% голосов и 356 мест (абсолютное большинство) в парламенте. Тони Блэр стал первым лидером лейбористов, который привел партию к победе на выборах три раза подряд. Однако в 2005 году лейбористы победили с заметно меньшим результатом, чем в 1997 или 2001 году. Причиной этого стали электоральная усталость от пребывания у власти одной партии, негативное отношение общества к британскому участию в войне в Ираке, разочарование избирателей в политике лейбористов и проблемы внутри самой партии.

Лейбористы традиционно пользуются популярностью избирателей в индустриальных районах северной и северо-западной Англии, в Лондоне, а также в Шотландии и Уэльсе.

В настоящее время в опросах общественного мнения лейбористы набирают 27-33% голосов.

Главным лозунгом партии на предстоящих выборах является фраза «Справедливое будущее для всех» («Future fair for all»).

Консервативная партия (Conservative Party), в политическом и разговорном обиходе также известная как «тори» (по названию старинной партии, из которой выросли современные консерваторы). С 1997 года — крупнейшая оппозиционная партия Соединенного Королевства. Лидер (с 2005 года) — глава «теневого» кабинета министров Дэвид Кэмерон (David Cameron, 43 года).

После ухода из большой политики самого харизматичного лидера консерваторов ХХ века — «железной леди» Маргарет Тэтчер, консерваторы пережили не лучший период своей истории: низких рейтингов, частой смены лидеров в поисках яркой личности и попыток реформировать программу партии.

На выборах 2005 года консерваторы набрали 32,3% голосов избирателей и получили 192 места в Палате общин, вновь став официальной оппозицией Ее Величества. Под руководством Дэвида Кэмерона партия провела ребрендинг, сделав своим символом зеленое дерево, как символ приверженности партии экологическим вопросам, ранее остававшимся прерогативой левых партий. Кэмерон омолодил состав «теневого кабинета» консерваторов, сдвинув партию к центру политического спектра и начав борьбу за новые группы избирателей.

Консерваторы при формировании списков кандидатов на выборы 2010 года, вслед за другими партиями, сделали ставку на равенство и разнообразие, прежде всего на увеличение доли женщин, представителей этнических и других меньшинств.

Главными пунктами программы консерваторов является сокращение излишнего финансирования социальных программ и роли государства в экономике, более ответственное расходование государственных средств, поощрение частной предпринимательской инициативы, защиту традиционных семейных ценностей, принятие закона об обязательном вынесении на референдум любого решения о передаче властных полномочий от Великобритании к Евросоюзу.

Консерваторы традиционно пользуются популярностью избирателей в богатых сельских районах в центральной, южной и юго-восточной Англии, а также в зажиточных районах Лондона.

В настоящее время в опросах общественного мнения консерваторы набирают 35-41% голосов.

Главным лозунгом партии на предстоящих выборах является фраза «Время для перемен» («Time For Change»).

Либерал-демократическая партия (Liberal Democrats) — третья по величине и влиянию политическая партия Великобритании. Название часто сокращается до слова «либдемы» (Lib Dems). Лидер (с 2007 года) — Ник Клегг (Nick Clegg, 43 года).

Либерал-демократическая партия была образована в 1988 году в результате объединения Либеральной и Социал-демократической партий. В британском политическом спектре «либдемы» занимают наиболее центристскую позицию с небольшим уклоном влево. Лидер партии Ник Клегг придерживается более правоцентристских позиций, чем большинство его соратников в руководстве партии.

Либерал-демократы наиболее страдают от отсутствия пропорциональной избирательной системы в Великобритании. Так, на парламентских выборах 2005 года они получили 22,1% голосов избирателей, но лишь 62 места в Палате общин (менее 10% от общего числа мандатов). Именно поэтому «либдемы» активно продвигают идею перехода к пропорциональной избирательной системе взамен нынешней мажоритарной.

Помимо этого, в программе партии сильна экологическая и проевропейская составляющая, они выступают за выборность Палаты лордов; в экономике — за меньшее вмешательство государства. «Либдемы» завоевали уважение тем, что, в отличие от лейбористов и консерваторов, не поддержали в свое время участие Британии в иракской кампании.

В настоящее время в опросах общественного мнения либерал-демократы набирают 18-21% голосов. Наиболее активно их поддерживают жители юго-западной Англии, Корнуолла, сельских районов Шотландии и Уэльса, а также университетских городов Оксфорда и Кембриджа.

Либерал-демократы с 1997 года последовательно улучшали свои результаты на выборах, и многие комментаторы отводят им ключевую роль в случае если ни одна из двух ведущих партий не наберет абсолютного большинства и возникнет ситуация «подвешенного парламента».

В своем предвыборном лозунге либерал-демократы сочетали основные посылы Лейбористской и Консервативной партий — «Перемены, которые работают на вас: построение более справедливой Британии» («Change that works for you: building a fairer Britain»).

Национальные партии

В Шотландии и Уэльсе традиционно сильны позиции местных национальных партий — Шотландской национальной партии (Scottish National Party, SNP) и уэльской «Плейд камри» (Plaid Cymru).

SNP является первой по величине фракцией в шотландском парламенте и формирует правительство меньшинства. «Плейд камри» является второй по величине фракцией в Ассамблее Уэльса и вместе с лейбористами формирует коалиционное правительство.

Главными пунктами программ обеих партий является достижение независимости Шотландии и Уэльса, а по мере движения к этой цели — завоевание максимальной автономии в рамках Соединенного Королевства и Европейского Союза.

В общенациональном парламенте позиции SNP и «Плейд камри» гораздо слабее. Шотландские националисты на выборах в 2005 году получили 1,5% голосов и 6 мест в Палате общин, уэльские набрали 0,6%, победив в 3 депутатских округах.

Отдельная партийная система существует в Северной Ирландии, где в настоящее время действуют четыре основных партии. Две из них — Демократическая юнионистская партия (Democratic Unionist Party, DUP) и Ольстерская юнионистская партия (Ulster Unionist Party, UUP) — выступают за сохранение Северной Ирландии в составе Соединенного Королевства и защищают интересы протестантского большинства Ольстера. Другие две — Социал-демократическая рабочая партия (Social Democratic and Labour Party, SDLP) и «Шинн фейн» (Sinn Fein) — защищают интересы республиканцев и выступают за объединение Ирландии.

Две крайние силы североирландского политического спектра — DUP и «Шинн фейн» в настоящее время формируют коалиционную администрацию Ольстера.

По результатам выборов в 2005 году DUP получила 0,9% голосов от общего числа голосовавших в Соединенном Королевстве и 9 мест, UUP — 0,5% и 1 место (в настоящее время UUP заключила пакт о сотрудничестве с британской Консервативной партией), SDLP — 0,5% и 3 места, «Шинн фейн» — 0,6% и 5 мандатов.

Депутаты «Шинн фейн» в течение многих лет бойкотируют свои депутатские обязанности в Лондоне, так как их работа в парламенте требует принесения присяги на верность британскому монарху, что противоречит их политическим убеждениям.

Голоса малых парламентских фракций становятся важны при свободном голосовании, когда правящая партия не может заставить своих членов голосовать единым фронтом и для прохождения правительственного законопроекта может не хватить голосов.

Политические маргиналы

По одному месту в парламенте имеют микропартии Respect («Уважение») и Health Concern («Забота о здоровье»). Партия Respect была образована в 2004 году, а ее единственным представителем в парламенте является изгнанный из Лейбористской партии ультралевый депутат Джордж Гэллоуэй. Он прославился своей неуемной критикой британской кампании в Ираке, участием в реалити-шоу «Большой брат», судебными тяжбами с британскими СМИ, защитой социалистических идеалов и поддержкой экстремистских движений. Партия Health Concern образована в городе Киддерминстер и первоначально выступала за восстановление упраздненного отделения «скорой помощи» в местной больнице, но затем расширила свою повестку.

Не представленными в парламенте до сих пор остаются три влиятельные политические силы Великобритании, которые уже имеют мандаты в местных органах власти и в Европарламенте (выборы в него проводятся по пропорциональной системе).

Это Партия независимости Соединенного Королевства (UK Independence Party, UKIP), которая своей главной задачей ставит выход страны из Европейского Союза. В 2005 году партия набрала 2,2% голосов по всей стране, но не победила ни в одном округе.

Это Зеленая партия (Green Party), которая продвигает вопросы защиты окружающей среды, выступает за локализацию экономики и легализацию легких наркотиков, занимая при этом умеренно-евроскептические позиции. На выборах 2005 года партия набрала 1,0% голосов британцев, однако не получила мандатов в парламенте.

Это ультраправая Британская национальная партия (British National Party, BNP), которая выступает за запрещение иммиграции в Великобританию, восстановление телесных наказаний и частичное восстановление смертной казни за особо тяжкие преступления — педофилию, терроризм и убийства. Лишь в 2010 году партия разрешила принимать в свои ряды представителей других рас и этносов, помимо белых британцев. BNP в настоящее время имеет одного депутата в Лондонской ассамблее и двоих — в Европарламенте, однако в британском парламенте депутатов у нее пока нет. На последних выборах в парламент она набрала 0,7% голосов.

В 2005 году в выборах участвовало в общей сложности около 60 партий, депутаты от которых набрали больше 500 голосов. Среди них встречались весьма экзотические, например, «Альянс за легализацию конопли», «Сделаем политиков историей», «Партия шотландских пенсионеров». Кроме того, в различных округах были представлены известные политические и общественные движения, которые не пользуются большой популярностью в Британии — социалисты, коммунисты, христианские демократы и другие.

Согласно опросам общественного мнения, малые партии на предстоящих выборах могут рассчитывать в совокупности на 9-17% голосов избирателей.

Политические партии Англии в оценках ранних просветителей ✥ Historia provinciae

Лабутина Т. Л.

Аннотация

В статье автор обращает внимание на дискуссионный характер проблемы формирования политических партий и становления двухпартийной системы в Англии в XVII – начале XVIII вв. в зарубежной и отечественной историографии. На основе анализа произведений современников эпохи – известных деятелей просветительского движения Г.  Болингброка, Дж. Свифта, Д. Дефо, Р. Стиля, Дж. Аддисона, маркиза Галифакса – делается вывод о существовании в указанный период ранних партий – тори и вигов – и их борьбе за власть.

Об авторах

Лабутина Татьяна Леонидовна

Институт всеобщей истории РАН
Москва, Россия
tlabutina2007@yandex.ruСписок литературы

    1. Аддисон Дж. Эссе из журнала «Фригольдер» // Англия в памфлете. Английская публицистическая проза начала XVIII века. М.: Прогресс, 1987. С. 410–412.
    2. Блэк Дж., Иванов С.В. История Британских островов. СПб.: Евразия, 2008.
    3. Болингброк  Идея о Короле-Патриоте // Болингброк. Письма об изучении и пользе истории. М.: Наука, 1978. С. 197–239.
    4. Болингброк  Рассуждение о партиях // Болингброк. Письма об изучении и пользе истории. М.: Наука, 1978. С. 165–196.
    5. Ерохин В.Н. Политические партии и общество в Великобритании в конце XVII – начале XIX вв.: историографический очерк // Политические партии Англии. Исторические очерки. СПб.: Алетейя, 2017. С. 16–30.
    6. Киселев А.А. Проблема формирования английской двухпартийной системы в историографии // Политические партии Англии. Исторические очерки. СПб.: Алетейя, 2017. С. 31–42.  
    7. Ковалев М.А. Парламентские партии середины XVIII века в представлениях теоретиков консервативной оппозиции (Г. Болингброк, Д. Юм) // Британский парламент вчера и сегодня. М.: Институт всеобщей истории РАН, 2016. С. 169–177.
    8. Ковалев М.А. Партия тори в эпоху вигской олигархии в отечественной историографии // Британский мир. История Британии: современные исследования. М.: Институт всеобщей истории РАН, 2015. С. 195–201.
    9. Лабутина Т.Л.  Культура и власть в эпоху Просвещения. М.: Наука, 2005. 458 с.
    10. Лабутина Т.Л. Политическая борьба в Англии в период Реставрации Стюартов (1660–1681 гг.). М.: Наука, 1982. 207 с.
    11. Лабутина Т.Л. У истоков современной демократии. Политическая мысль английского Просвещения. М.: ИРИС-ПРЕСС, 1994. 303 с.
    12. Политические партии Англии. Исторические очерки. СПб.: Алетейя, 2017. 356 с.
    13. Свифт Дж. Дневник для Стеллы. М.: Наука, 1981. 616 c.
    14. Семенов С.Б. Политические взгляды английских радикалов XVIII века. Самара: Самарский государственный университет, 1995.
    15. Семенов С.Б. Радикальное движение и борьба за парламентскую реформу в Англии во второй половине XVIII века. Самара: Изд-во Самарского научного центра РАН, 2008. 360 с.
    16. A Speech Supposed to be Spoken by R. Steele, Esq. at the Opening This Parliament. L.: Б.и., 1714.
    17. Addison J. Selections from Addison’s Papers Contributed to the Spectator. Oxford: Oxford University Press, 1894.
    18. Addison J. The Free-Holder or Political Essay. L.: Clarendon-Press, 1751.
    19. Bolingbroke H. St. A Letter to Sir William Windham. L.: Mallet, 1787.
    20. Bolingbroke Lord Viscount H. St. John. Letters on the Spirit of Patriotism. L.: Mallet, 1757.  
    21. Clark  J. C.D. English Society 1688–1832. Religion, Ideology and Politics during the Ancient Regime. Cambridge: Cambridge University Press, 2000.
    22. Defoe D. A Hymn to the Mob. L.: Б.и., 1715.  
    23. /Defoe D./ A Review. Vol. 8. L.: Б.и., 1711.
    24. /Defoe D./ A True Collection of the Writings of the Author of the True-Born Englishman. Vol. I. L.: Б.и., 1703.  
    25. Defoe D. The Shortest Way to Peace Union // Famous Pamphlets. L.: Routledge, 1890.
    26. Feiling K. History of the Tory Party. 1640–1714. Oxford: Oxford University Press,1924.
    27. Hilton B. Bad, Mad and Dangerous People? England 1688–1727. Oxford: Oxford University Press, 2006.
    28. Hoppit J. A Land of Liberty? England 1689–1727. Oxford: Oxford University Press, 2000.
    29. Hume D. Of the Parties of Great Britain // Hume D. Essays. L.: Longmans, Green and Co., 1923.
    30. Namier L. The Structure of Politics in the Accession of George III. Vol. I. L.: Macmillan, 1929. 290 p.
    31. Steele R. Sir Roger De Coverley. Essays from the Spectator. Boston: Small-Boston, 1882.
    32. The Complete Works of George Savile First Marquess of Halifax. Oxford: Oxford University Press,1912.
    33. The Examiner. L.: Б.и., 1712.
    34. Walcott R. English Politics in the Early Eighteenth-Century. Cambridge (Mass.), 1956.
    35. Western J.R. Monarchy and Revolution. The English State in 1680’s. L.: Macmillan, 1972. 421 p.
    36. Wilson W. Memoirs of the Life and Times of Daniel Defoe, Containing a Review of His Writings and His Opinions upon a Variety of Important Matters Civil and Ecclesiastical. L.: Macmillan, 1830. Vol. 2, 3.

Англия, XVII–XVIII вв., политические партии, тори и виги, двухпартийная система, просветители

Лабутина Т.Л. Политические партии Англии в оценках ранних просветителей // Historia Provinciae – журнал региональной истории. 2017. Т. 1. № 2. С. 5–19. DOI: 10.23859/2587-8344-2017-1-2-1

Кто были виги? — Партия вигов

Партия вигов была основана в 1678 году, в начале современной политической истории Великобритании. Ключевыми принципами вигов были защита людей от тирании и продвижение человеческого прогресса. После осуществления «Славной революции» в 1688 году, которая установила верховенство парламента над короной, виги основали Банк Англии в 1694 году, а затем разработали Акт о союзе между Англией и Шотландией в 1707 году. В течение следующих 150 лет, Виги заложили основы достойной и демократической современной Британии.В тот период в Великобритании было всего две политические партии; виги, которые продвигались вперед, и тори, которые пытались сдерживать ситуацию.

Было шестнадцать премьер-министров вигов, и основными периодами прогресса в Британии в то время были Превосходство вигов (1714-60) и Возрождение вигов (1806-34). Виги приняли ряд про-иммиграционных мер и законов, обеспечивающих полноценное участие религиозных меньшинств в общественной жизни. Виги отменили работорговлю в 1807 году и отменили рабство на всей территории Британской империи в 1833 году.Возможно, наиболее примечательно то, что виги приняли Закон о Великой реформе в 1832 году, который расширил электорат и сделал парламент более представительным для страны в целом.

Партия вигов была распущена в 1868 году, и реформаторский дух вигов унаследовали либералы и Лейбористская партия. Многие великие реформы 20 века были выполнены в духе виггери; такие как Закон о народном представительстве 1918 года, который предоставил женщинам право голоса, создание Национальной службы здравоохранения и государства всеобщего благосостояния послевоенным лейбористским правительством, а также реформы Роя Дженкинса в 1960-х годах, которые декриминализовали гомосексуальность и отменили смертную казнь. .Этот дух виггов был усилен основанием Социал-демократической партии в 1981 году и запуском новых лейбористов в 1994 году, но к началу 21 века у обоих этих движений закончились идеи. К тому времени, когда в 2008 году в Великобритании обрушился глобальный финансовый кризис, не было заслуживающего доверия прогрессивного ответа, и тори снова смогли определить политическую повестку дня.

Возвращение вигов >>

«Я виг и готов действовать, как великие виги в старые времена, которые никогда не позволяли соблазнять себя банальными фразами, когда предстояло иметь дело с большими политическими опасностями.

Депутат-либерал сэр Уильям Харкорт

Кто были виги? | Национальный фонд

Этика вигов

По сути, консорциум аристократических фракций, основанный на противостоянии крайностям как монархической, так и парламентской власти, виги никогда не придерживались какой-либо идеологии. Скорее, они стояли за идеал служения нации, религиозной терпимости и защиты людей от институционального гнета.

В отличие от партии тори, члены которой считали корону и церковь гарантами социального и политического порядка, виги считали, что нации лучше обслуживает вежливый коммерциализм и сохранение гражданских свобод.

Часто обвиняемые в непоследовательности, они, тем не менее, достигли политического превосходства между 1688 и 1760 годами. После этого они распались на различные фракции и не вернули власть до 1800-х годов.

Герои и мученики

Из-за того, что они так часто сплотились вокруг одного дела, от исключения до Славной революции до американской и французской революций и реформ, виги регулярно превозносили ключевых фигур этих событий до статуса героев и мучеников.

Мифология, окружавшая такие фигуры, была сильной и сформировала более позднее политическое поведение вигов.

Несмотря на то, что они имели репутацию беспринципных, они несли ответственность за законодательство, поощряющее религиозную терпимость на протяжении 1700 и 1800-х годов, а также за разработку Билля о реформе 1832 года.

Виги были окончательно включены в Либеральную партию под руководством Уильяма Гладстона в 1859 году.

Вид на пейзаж вигов

Хотя вигов часто называют городской партией, великие семьи вигов были видными землевладельцами, приверженными идее, что их земли предназначены как для их собственного обогащения, так и на службе прогресса и нации в целом.

Сады вигов, как правило, выражали политическую принадлежность их владельцев, с скульптурами героев вигов и ландшафтами, культивировавшимися, чтобы продвигать идеи свободы через открытые взгляды и отсутствие формальностей.

Откройте для себя наши места с связями с вигами:

Виги и тори

Палата общин из Лондонский микрокосм (1808-10)

Грузинская политика

С приближением всеобщих выборов в Великобритании 7 мая политика — неизбежная тема для разговоров. Я обнаружил, что столь же невозможно исследовать ведущих деятелей позднего грузинского общества, не столкнувшись с ужасной темой.

В грузинский период существовало две основные политические партии: виги и тори. Джорджиана Кавендиш, герцогиня Девонширская, ее сестра леди Бессборо, актриса Мэри Робинсон, леди Мельбурн и скульптор Энн Сеймур Дамер были горячими сторонниками вигов. С другой стороны, герцогиня Гордон была ведущей политической хозяйкой тори.

Политический женский коллаж © Рэйчел Ноулз1
Вверху слева: Джейн, герцогиня Гордон;
Вверху справа: Джорджиана Кавендиш, герцогиня Девонширская;
Справа посередине: Генриетта Понсонби, графиня Бессборо;
Нижний ряд слева направо: Мэри Робинсон;
Элизабет Лэмб, виконтесса Мельбурна; Энн Сеймур Дамер

Виги и тори Названия двух партий происходят от конца 17 века, когда существовало две политические фракции: одна поддерживала Джеймса, герцога Йоркского, будущего Джеймса II, а другая хотела, чтобы он был исключен из наследства из-за его католицизма. Оба названия возникли как оскорбительные выражения, используемые их оппонентами. Исключителей прозвали виггаморами или вигами, сравнивая их с шотландскими пресвитерианами, восставшими против установленной церкви; антиэксклюзионистов называли тори, так называли разбойников-католиков и разбойников в Ирландии.

Что такое виг?

Фундаментальное убеждение вигов состояло в том, что политическая власть принадлежала народу и что монарх был у власти только из-за неписаного договора с народом: если монарх злоупотреблял этой властью, народ был уполномочен устранить их.Они считали, что с несогласными следует мириться, и выступали за экономические и политические реформы.

Виги поддержали Славную революцию 1688 года, утвердив на троне протестантов Вильгельма III и Марию вместо католика Якова II. Виги, как правило, были земельной аристократией и богатым средним классом, которые использовали свое покровительство, чтобы обеспечить своим представителям власть. Они использовали свое влияние для установления ганноверского преемства в 1714 году.


Палаты лордов и общин
из новой фотографии Лондона Ли (1827)
Что такое тори? Тори поддерживали монархию и существующее положение вещей. Они выступали за установленную церковь и против религиозной терпимости и иностранных связей.

Поддержка тори католика Якова II и его потомков привела к тому, что они были заклеймены как якобиты, и они не находились в правительстве до 1762 года.

Фокс и Питт

В начале правления Георга III казалось, что эти две партии были плохо определены, и правительство было сформировано больше из друзей короля, чем из каких-либо определенных политических убеждений.

В последующие десятилетия обе партии стали более прочными. Уильям Питт Младший стал премьер-министром тори в 1783 году, а Чарльз Джеймс Фокс возглавил оппозицию. Новая партия вигов Фокса представляла религиозных диссидентов, промышленников и сторонников реформ.


Слева: Чарльз Джеймс Фокс из Исторические и посмертные воспоминания
сэра Натаниэля Рраксола (1884)
Справа: Уильям Питт Младший из Мемуары Георга IV Р Хьюиш ( 1830)

Джордж, принц Уэльский, будущий Георг IV, не ладил со своим отцом и, что неудивительно, поддерживал Фокса и вигов. Принц стал близким другом Фокса, который вел распутный образ жизни и был известен своим пьянством, азартными играми и распутством.Георг III не любил Фокса и обвинял его в том, что он сбил с толку своего старшего сына.

Кризис Регентства

В конце 1788 года Георг III пережил свой первый серьезный приступ психической нестабильности. Казалось вероятным, что принц будет назначен регентом, чтобы править вместо своего отца и сформировать правительство из его друзей-вигов, включая Фокса, Чарльза Грея и Ричарда Бринсли Шеридана. Однако в феврале 1789 года король выздоровел, и правительство Питта продолжало свое существование.


Георг IV, сэр Томас Лоуренс
© Национальная портретная галерея Фото © Эндрю Ноулз
The Foxite Whigs Французская революция привела к новому кризису вигов, расколол партию по поводу ее отношения к революции.Радикалы под руководством Чарльза Джеймса Фокса поддерживали революционеров, в то время как более умеренные виги под руководством Эдмунда Берка осудили революцию и перешли на сторону тори Питта после насилия 1794 года. Небольшое количество оставшихся фокситских вигов было не более чем группой политического давления.

Конец вигов

По иронии судьбы, и Питт, и его соперник Фокс умерли в 1806 году, в один и тот же год лишив вигов и тори их сильнейших лидеров.

К тому времени, когда принц Уэльский наконец стал регентом в 1811 году, он бросил своих друзей-вигов — все его премьер-министры были тори.

К середине 19 века обе стороны поменялись. Последний премьер-министр вигов ушел в отставку в 1866 году, и виги были поглощены новой либеральной партией; Тори были переименованы, по крайней мере формально, в консерваторов.


Рэйчел Ноулз пишет чистый / христианский исторический роман, действие которого происходит во времена Джейн Остин. Она делится своими исследованиями в этом блоге с 2011 года. Рэйчел живет в красивом грузинском приморском городке Уэймут, Дорсет, на южном побережье Англии, со своим мужем Эндрю.

Узнайте больше о книгах Рэйчел и подпишитесь на ее информационный бюллетень здесь.

Если вам понравился этот блог и вы хотите воодушевить меня и помочь мне сделать мои исследования свободными, пожалуйста, купите мне виртуальную чашку кофе, нажав кнопку ниже.

Банкноты
(1) Источники изображений в коллаже:
Герцогиня Ричмондская — из La Belle Assemblée (1808)
Герцогиня Девонширская — по Томасу Гейнсборо c1785-7 из Две герцогини, семейная переписка (1898)
Графиня Бессборо — из La Belle Assemblée (1810)
Виконтесса Мельбурн — от В обществе вигов, корреспонденция , под редакцией Мейбл, графини Эйрли (1921)
Мэри Робинсон — из Поэтические произведения покойной миссис Мэри Робинсон (1806)
Энн Сеймур Дамер — из La Belle Assemblée (1810)

Источники
Словарь британской истории (OxfordReference. com) OUP 2013
Акерманн, Рудольф и Пайн, Уильям Генри, Микрокосм Лондона или Лондона в миниатюре Том 1 (Рудольф Акерманн 1808-1810, перепечатано в 1904 году)
Митчелл, LG, Фокс, Чарльз Джеймс (1749- 1806), Оксфордский национальный биографический словарь (Oxford University Press, 2004; онлайн-издание, октябрь 2007 г., по состоянию на 2 июля 2013 г.)

Веб-сайт парламента Великобритании

вигов и тори | Encyclopedia.com

ВИГИ И ТОРИ. Имена «виги» и «тори» применялись с середины семнадцатого века к политическим группировкам в парламенте, которые объединялись за счет смены комбинаций патронажа, личной преданности, особых интересов и политических принципов; они не были организованными политическими партиями в современном смысле этого слова.Имена продолжали использоваться, даже несмотря на то, что люди и проблемы со временем менялись. Виги в целом поддерживали парламентское превосходство и коммерческую экспансию. После революции 1688 года они покрыли тори пятном королевского абсолютизма. Торизм окончательно рухнул после того, как крайние элементы попытались свергнуть ганноверское правопреемство в 1715 году. Политика во время правления Георга I и II (1714–1760) превратилась в соревнование о том, кто будет обладать властью и покровительством. Принципиальные вопросы все еще горячо обсуждались, но основная борьба велась за продвижение в рамках установленной политической системы, основанной на верховенстве короля в парламенте, то, что англичане называли смешанным правительством.С приходом на престол Георга III некоторые группы вигов поддержали право короля более решительно выбирать и контролировать своих министров, при условии, что он получит поддержку большинства в Палате общин. Другие виги утверждали, что только парламент, над которым они намеревались доминировать, должен выбирать министров и контролировать их. Джордж и его сторонники, которых называли «друзьями короля», боролись за усиление роли короля в 1760-х годах, заплатив огромную цену за последовательность колониальной политики. С назначением лорда Норта в 1770 году у Джорджа наконец появился премьер-министр, с которым он мог работать.

Американцы, которые возражали против усиления имперского контроля над колониями, приняли название «виг», чтобы обозначить свою приверженность законодательному верховенству, в данном случае верховенству их собственных местных законодательных органов над министрами, парламентом и, в конечном итоге, королем, который, по их мнению, был осуществление над ними деспотической и тиранической власти. Использование этого имени также связывало их по духу с длинным списком людей, которые выступали против заговоров против прав англичан.Тот факт, что Джордж и его министры получили одобрение своих законодательных органов — и сами были стойкими защитниками законодательного превосходства — не был тем, что американские виги предпочли признать. В соответствии с этой точкой зрения, после 1775 г. американские виги назвали тех, кто продолжал поддерживать короля, «тори». Сторонники короля называли себя «лоялистами».

СМОТРИ ТАКЖЕ Георгий III .

отредактировано Гарольдом Э.Селески

Очерк английской художественной литературы

В течение долгого времени в британской политике двумя основными партиями были тори (ныне Консервативная партия) и Whigs (ныне Либерал-демократы).

Термин виг происходит от Закон об исключении кризис 1678-1681 гг. Виги были теми, кто поддерживал исключение Джеймс II и VII с престолов Англии, Ирландии и Шотландии («Просители») и Тори были те, кто выступал против этого ( Противники).Оба имени изначально были оскорблениями: «виггамор» был погонщиком скота, а «тори» — это ирландский термин для обозначения преступника.

Обычно тори были связаны с помещиками и землевладельцами. Церковь Англии, тогда как виги были больше связаны с великими дворянскими домами, денежными процентами, и религиозное инакомыслие. Оба по-прежнему были привержены действовавшей в то время политической системе. Ни одну из групп нельзя считать настоящей политической партией в современном понимании этого слова.

В ранний ганноверский период виги стали доминирующей партией в правительстве. из-за ассоциации тори с Якобитизм. За этот долгий период тори практически вымерли как активная политическая сила. Это изменилось во время правления Георга III, который надеялся восстановить свою власть, освободившись от великих магнатов вигов, и Возникла новая партия тори, созданная в основном бывшими умеренными вигами, такими как Уильям Питт Младший.В Британская Северная Америка, Виггери были тесно связаны с Патриотами. Заигрывание вигов (и их лидера, Чарльз Джеймс Фокс) с якобинством в первые годы Французская революция, а также их решительная поддержка Католическая эмансипация, оставил их в основном вне власти на период между 1783 и 1830 годами.

В 1830 году виги наконец вернулись к власти, и администрация Лорд Грей осуществил ряд важных реформ, в первую очередь парламентских Закон о реформе 1832 г. и отмена рабства.Однако виги оставались в значительной степени консервативной партией. (как и тори), и в целом выступали против любых дальнейших изменений в Британская государственная система. Примерно в это же время великий историк вигов Томас Бабингтон Маколей начал пропагандировать то, что позже было сформулировано виговским взглядом на историю, в что вся английская история считалась ведущей к кульминационному моменту прохождения законопроекта о реформе лорда Грея. Точка зрения вигов привела к серьезным искажения в более поздних взглядах на историю 17-го века, поскольку Маколей и его последователи пытались вписаться в сложную фракционную политику Реставрация в аккуратные категории политических разделений начала 19 века.

Либеральная партия (термин впервые был использован официально в 1868 году, но использовались в разговорной речи в течение десятилетий до этого.) возникла из коалиции между вигами, сторонниками тори свободной торговли Роберт Пил, и левых радикалов, которые были впервые созданы, Пилит Лорд Абердин в 1852 году и более прочно объединены под прежним каннингитским тори. Лорд пальмерстон в 1859 году. Хотя сначала виги составляли наиболее важную часть коалиции, вигговские элементы новой партии постепенно теряли влияние во время долгое лидерство пилитов Уильям Юарт Гладстон, и многие из старых аристократов-вигов вышли из партии по этому поводу. самоуправления Ирландии в 1886 году, чтобы помочь сформировать Либеральная юнионистская партия.Однако юнионисты обратились к защите в начале двадцатого века, (вдохновленный собственным лидером либеральных юнионистов, Джозеф Чемберлен, вероятно, наименее виггский персонаж в партии) еще больше оттолкнул более ортодоксальных вигов, однако, и к началу двадцатого века виггерство было в значительной степени неуместным и без естественного политического дома.

Историческая справка

Партия вигов в США была на протяжении большей части своей истории озабочены продвижением внутренних улучшений, таких как дороги, каналы, железные дороги, углубления рек и др.Это интересовало многих Жители Запада в этот период были изолированы и нуждались в рынках. Авраам Линкольн большую часть этого периода был вигом.

Имя вошло в употребление в 1680-х годах в Англии, когда возникла угроза об установлении линии католических королей, начиная с Якова II. Протестантский элемент, считавший, что парламент может предотвратить такое преемственности, стал называться виги после радикальной пресвитерианской группы в Шотландии — вигаморы, в то время как партия придерживается доктрины права короля Якова II (и, естественно, в том числе католиков) как просто элементы роялистов), были названы Tories после некоторых групп ирландских католиков, ставших вне закона из-за крестовый поход англичан против церкви, за которую они держались.

Обозначение британских лоялистов во время американской революции — как Тори — это хорошо известно. И многие на революционной стороне должны были отождествлялись с английскими вигами, которые продолжали быть партией в в пользу того, что парламент держит короля под контролем.

Во время президентства Эндрю Джексона первый действительно хорошо организованный возникли политические партии.Демократическая партия, с самим Джексоном в качестве точки сплочения, привел к радикальным перемены, в том числе президентство, которое впервые поставило под угрозу затмить Конгресс.

Джексон изменил восприятие президентское вето. Это было истолковано как нечто президент мог бы это сделать, если бы посчитал закон неконституционным, хотя в Конституции об этом не говорится.Джексон в конце концов заложили прецедент, согласно которому президент мог наложить вето на законопроект по существу любые основания.

Джексон также имел полную свободу действий в изменении состава своего кабинета. так, как не сделал ни один другой президент. У него был свой первый кабинет массово уйти в отставку, что для многих в то время выглядело как падение г. правительство «, но он относился к этому как к чему-то, что президент имел право сделать.

Все это привело к тому, что оппозиция заговорила о короле Андрее I и изобразите таким образом Джексона в политических карикатурах.

Виги и тори Британские политические партии

Ниже приводится подробная статья, в которой обсуждаются виги и тори, политические силы в Великобритании, которые сформировались в 1680-х годах до 1850-х годов. Давайте обсудим их оба ниже.

Виги

Виги — британская политическая партия в парламенте Соединенного Королевства, в который входят Англия, Ирландия и Шотландия.В их основе лежит конституционная монархия. Это означает, что они обратились к противодействию абсолютной монархии.

В 1688 году виги были в сильной оппозиции Дома Стюартов, Королевского Дома Европы. Виги были на пике своей власти в 1715 и 1760 годах. Они полностью контролировали правительство до правления короля Георга III. Виги пришли к власти благодаря королю Георгу I, который помог вигам, помешав восстанию якобитов.

Портрет Роберта Уолпола — лидера вигов

Годы с 1714 по 1783 годы были известны как олигархия вигов. Первым величайшим лидером партии вигов был Роберт Уолпол — премьер-министр Великобритании во времена короля Георга II. Он был способным британским государственным деятелем и с 1742 года стал известен как сэр Роберт Уолпол.

Происхождение вигов

Слово «виг» происходит от слова «виггамор», что буквально переводится как «погонщик скота». Слово виггамор возникло во времена рейда виггаморов в Эдинбурге, Шотландия. По сути, это было слово для описания шотландских погонщиков скота, пришедших за кукурузой с вечеринки Кирка.Следовательно, этих шотландских повстанцев называли виггаморами.

Слово «виг» вошло в английскую политику во время принятия «закона об исключении», который был критическим для определения того, кто унаследовал трон после смерти короля Карла II. Термин был оскорблением тех, кто хотел исключить брата Карла II — Джеймса — герцога Йоркского, который был католиком.

Портрет Джеймса II, герцога Йоркского

История вигов

Превосходство вигов впервые проявилось во время кризиса Билла об исключении, когда они выступили против римско-католического брата короля Карла II, герцога Йоркского — Якова II. Их соперники, тори, выступали за абсолютную монархию и против Закона об исключении. Однако в том же году, в августе и сентябре, численность тори значительно увеличилась.

Портрет короля Карла II Соединенного Королевства Англии и Ирландии

Таким образом, король Карл II распустил парламент, после чего они встретились в Оксфорде в марте 1681 года. В течение этого времени, благодаря поддержке французского короля Людовика XIV, виги пали из-за его репрессий.И многие из министров, включая лорда Шефтсбери, Уильяма Рассела и сэра Томаса Армстронга, были казнены за государственную измену.

После Славной революции 1688 года король Вильгельм III назначил вигов, а также тори министрами в парламенте. Было замечено, что министры тори были более дружелюбны и благосклонны по сравнению с вигами. Однако число вигов постепенно увеличивалось за счет хунто-вигов, группы молодых политиков, руководивших политической группой.

Идеологии вигов

В первые дни виги выступали против католиков как королей. Они считали католическую церковь угрозой свободе. Большинство политических идей вигов было основано на политических идеях Джона Локка, английского философа и врача, известного как «отец либерализма».

Портрет Джона Локка, отца либерализма

В 1770-х годах идеи были больше основаны на классическом либерализме Адама Смита — шотландского экономиста и философа.

Лидеры партии вигов

Портрет Уильяма Питта Старшего — одного из лидеров партии вигов

Роберт Уолпол был первым известным британским государственным деятелем, принадлежавшим к партии вигов.Другими известными членами парламента были Уильям Питт, старший, Чарльз Джеймс Фокс — британские государственные деятели и сын Генри Фокса, лорд Грей — британские государственные деятели и премьер-министр в течение 4 лет, лорд Мельбурн — британские государственные деятели и правая рука молодежи. Королева Виктория; он также занимал пост премьер-министра, лорд Рассел и лорд Пальмерстон — оба премьер-министры в конце викторианской эпохи.

Тори

Тори возникли примерно в то же время, что и виги, то есть в 1678 году, когда разразился кризис закона об исключении.Они поддерживали Джеймса II, герцога Йоркского, чтобы он унаследовал трон после своего брата короля Карла II, а также поддерживали католическую эмансипацию, которую этот вопрос принесет.

Он был основан в 1678 году. Их идеология была основана на эпохе якобитов. Позже это было известно как торизм в Соединенном Королевстве.

Принципы и политические идеи партии тори восходят к гражданской войне в Англии, которая разделила страну между Длинным парламентом и роялистами.Примерно в 1760-е годы партия прекратила свое существование и действовала под другим названием. Затем они возродились в начале 18 века, когда новым лидером стал Уильям Питт Младший.

Происхождение тори

Слово тори произошло от ирландского слова «toir», что означает «преследовать». Позже в середине 17 века его называли «тоирадхе», что переводилось как «преступник». Это произошло во время кризиса закона об исключении, когда ирландские крестьяне поселились в шотландском нагорье.Они были в поддержку католика Якова II — герцога Йоркского.

«Тори» было, таким образом, оскорбительным прозвищем для сторонников Якова II.

История тори

Благодаря поддержке тори и некоторым другим факторам, Яков II унаследовал трон. Однако он не так сильно поддерживал и продвигал католицизм. Но он заметил, что из-за этого теряет поддержку тори. Поэтому он начал агрессивную католическую политику по всей Англии, а также распространил ее на Ирландию.Это привело к массовой революции 1688 года.

Картина «Славная революция 1688 года в Англии»

Тори были могущественной и доминирующей партией даже во время правления королевы Анны. Однако в это время между вигами и тори шла массовая конкуренция. Даже король Вильгельм II признал, что тори были гораздо более дружелюбны к королевскому дому и монархии, чем виги. Все его министры были тори, но из-за прихода хунто-вигов это пришлось прекратить.

Правительство тори в значительной степени управлялось государственным секретарем — Робертом Харли, первым графом Оксфорда. Однако, когда королева Анна сильно заболела и умерла, ее сменил Георг I Ганноверский, и таким образом началась грузинская эра, в которой виги должны были играть более важную роль.

Тори идеологии

Идеологии тори основаны на консерватизме. Сегодня партия тори переименована в Консервативную партию. Они основывались на принципах Эдмунда Берка, которого позже назвали «отцом консерватизма».Они выступали за абсолютную монархию и освобождение католицизма.

Портрет Эдмунда Берка

Они считали Церковь высшим руководящим органом. Они также поддерживали англиканскую англиканскую церковь.

Лидеры партии тори

Портрет Джеймса Батлера

Джеймс II, герцог Йоркский, считается выдающимся лидером тори. Джеймс Батлер — первый герцог Ормондский и ирландский государственный деятель также был лидером тори. Затем последовали Уильям Питт Младший и Роберт Дженкинсон — второй граф Ливерпульский, государственный деятель и премьер-министр Великобритании, а также Артур Уэлсли, дважды занимавший пост премьер-министра.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.