Васька буслаев: Василий Буслаев – смотреть онлайн – КиноПоиск

Содержание

Былина «Василий Буслаев» (Бой с новгородцами)

Древние Российские стихотворения, собранные Киршею Даниловым Про Василья Буслаева: № 10
автор Кирша Данилов[1]

       В славном великом Нове-граде
А и жил Буслай до девяноста лет,
С Новым-городом жил, не перечился,
Со мужики новогородскими
Поперек словечка не говаривал.
Живучи Буслай состарелся,
Состарелся и переставился.
После ево веку долгова
Оставалася его житье-бытье
И все имение дворянское,
Осталася матера вдова,
Матера Амелфа Тимофевна,
И оставалася чадо милая,
Молодой сын Василей Буслаевич.
Будет Васинька семи годов,
Отдавала матушка родимая,
Матера вдова Амелфа Тимофеевна,
Учить ево во грамоте,
А грамота ему в наук пошла;
Присадила пером ево писать,
Письмо Василью в наук пошло;
Отдавала петью́ учить церковному,

Петьё Василью в наук пошло.
А и нет у нас такова́ певца́
Во славном Нове-городе
Супротив Василья Буслаева.
Поводился ведь Васька Буслаевич
Со пьяницы, со безумницы,
С веселыми удалами добрыми молодцы,
Допьяна уже стал напиватися,
А и ходя в городе, уродует:
Которова возьмет он за руку, —
Из плеча тому руку выдернет;
Которова заденет за ногу,—
То из гузна[2] ногу выломит;
Которова хватит поперек хребта, —
Тот кричит-ревет, окарачь[3] ползет;
Пошла-та жалоба великая.
       А и мужики новогородския,
Посадския, богатыя,
Приносили жалобу оне великую
Матерой вдове Амелфе Тимофевне
На тово на Василья Буслаева.
А и мать-та стала ево журить-бранить,
Журить-бранить, ево на ум учить.
       Журьба Ваське не взлюбилася,
Пошел он, Васька, во высок терем,
Садился Васька на ременчетой стул,
Писал ерлыки[4] скоропищеты,
О[т] мудрости слово поставлено:
«Кто хощет пить и есть из готовова,
Валися к Ваське на широкой двор,
Тот пей и ешь готовое
И носи платье розноцветное!».
Россылал те ерлыки со слугой своей
На те вулицы широкия
И на те частыя переулачки.
В то же время поставил Васька чан середи двора,
Наливал чан полон зелена вина,
Опущал он чару в полтара ведра.
Во славном было во Нове́-граде́,
Грамоты люди шли прочитали,
Те ерлыки скоропищеты,
Пошли ко Ваське на широкой двор,
К тому чану зелену вину.
Вначале был Костя Новоторженин,
Пришел он, Костя, на широкой двор,
Василей тут ево опробовал:
Стал ево бити червленым вязом,
В половине было налито
Тяжела свинцу чебурацкова[5],
Весом тот вяз был во двенадцать пуд;
А бьет он Костью по буйной голове,
Стоит тут Костя не шевел(ь)нится,
И на буйной голове кудри не тряхнутся.
Говорил Василей сын Буслаевич:
«Гой еси ты, Костя Новоторженин,
А и будь ты мне назва́ной брат
И паче мне брата родимова!».
А и мало время позамешкавши,
Пришли два брата боярченка,
Лука и Мосей, дети боярские,
Пришли ко Ваське на широкой двор.
Молоды Василей сын Буслаевич
Тем молодцам стал радошен и веселешонек.
Пришли тут мужики Залешена,
И не смел Василей показатися к ним,
Еще тут пришло семь брато́в Сбродо́вичи,
Собиралися-соходилися
Тридцать молодцов без единова,
Он сам, Василей, тридцатой стал.
Какой зайдет — убьют ево,
Убьют ево, за ворота бросят.
Послышел Васинька Буслаевич
У мужиков новгородскиех
Канун варен, пива яшныя,[6] —
Пошел Василей со дружинею,
Пришел во братшину[7] в Никол(ь)шину:
«Не малу мы тебе сып[8] платим:
За всякова брата по пяти рублев!».
А за себе Василей дает пятьдесят рублев,
А и тот-та староста церковной
Принимал их во братшину в Никол(ь)шину,
А и зачали оне тут канун варен пить,
А и те-та пива ячныя.
Молоды Василей сын Буслаевич
Бросился на царев кабак
Со своею дружиною хорабраю,
Напилися оне тут зелена вина
И пришли во братшину в Никол(ь)шину.
А и будет день ко вечеру,
От малова до старова
Начали уж ребята боротися,
А в ином кругу в кулаки битися;
От тое борьбы от ребячия,
От тово бою от кулачнова
Началася драка великая.
Молоды Василей стал драку разнимать,
А иной дурак зашел с носка,
Ево по уху оплел,
А и тут Василей закричал громким голосом:
«Гой еси ты, Костя Новоторженин
И Лука, Моисей, дети боярския,
Уже Ваську меня бьют!».
Поскокали удалы добры молодцы,
Скоро оне улицу очистели,
Прибили уже много до́ смерти,
Вдвое-втрое перековеркали,
Руки, ноги переламали, —
Кричат-ревут мужики посадския.
       Говорит тут Василей Буслаевич:
«Гой еси вы, мужики новогородския,
Бьюсь с вами о велик заклад:
Напущаюсь я на весь Нов-город битися-дратися
Со всею дружиною хоробраю —
Тако вы мене с дружиною побьете Новым-городом,
Буду вам платить дани-выходы по смерть свою,
На всякой год по́ три тысячи;
А буде же я вас побью и вы мне покоритися,
То вам платить мне такову же дань!».
И в том-та договору руки оне подписали.
Началась у них драка-бой великая,
А и мужики новгородския
И все купцы богатыя,
Все оне вместе сходилися,
На млада Васютку напущалися,
И дерутся оне день до вечера.
Молоды Василей сын Буслаевич
Со своею дружиною хороброю
Прибили оне во Наве́-граде́,
Прибили уже много до́ смерте.
А и мужики новгородские догадалися,
Пошли оне с дорогими подарки
К матерой вдове Амелфе Тимофевне:
«Матера вдова Амелфа Тимофевна!
Прими у нас дороги подарочки,
Уйми свое чадо милоя
Василья Буславича!».
       Матера вдова Амелфа Тимофевна
Принимала у них дороги подарочки,
Посылала девушку-чернавушку[9]
По тово Василья Буслаева.
Прибежала девушка-чернавушка,
Сохватала Ваську во белы́ руки́,
Потащила к матушке родимыя.
Притащила Ваську на широкой двор,
А и та старуха неразмышлена
Посадила в погребы глубокия
Молода Василья Буслаева,
Затворяла дверьми железными,
Запирала замки булатными.
А ево дружина хоробрая
Со темя́ мужики новгородскими
Дерутся-бьются день до вечера.
       А и та-та девушка-чернавушка
На Вольх-реку ходила по воду,
А [в]змолятся ей тут добры молодцы:
«Гой еси ты, девушка-чернавушка!
Не подай нас у дела у ратнова,
У тово часу смертнова!».
И тут девушка-чернавушка
Бросала она ведро кленовоя,
Брала коромысла кипарисова,
Коромыслом тем стала она помахивати
По тем мужикам новогородскием,
Прибила уж много до́ смерте.
И тут девка запыша́лася,
Побежала ко Василью Буслаеву,
Срывала замки булатныя,
Отворяла двери железные:
«А и спишь ли, Василей, или так лежишь?
Твою дружину хоробраю
Мужики новогородския
Всех прибили-переранили,
Булавами буйны головы пробиваны».
       Ото сна Василей пробужается,
Он выскочил на широкой двор,
Не попала палица железная,
Что попала ему ось тележная,
Побежал Василей по Нову-городу,
По тем по широким улицам.
Стоит тут старец-пилигримишша,
На могучих плечах держит колокол,
А весом тот колокол во триста пуд,
Кричит тот старец-пилигримишша:
«А стой ты, Васька, не попорхивай,
Молоды глуздырь, не полетывай!
Из Волхова воды не выпити,
Во Нове́-граде людей не выбити;
Есть молодцов сопротив тебе,
Стоим мы, молодцы, не хвастаем!».
Говорил Василей таково слово:
«А и гой еси, старец-пилигримишша,
А и бился я о велик заклад
Со мужики новгородскими,
Апричь почес(т)нова мона́стыря,
Опричь тебе, старца-пилигримишша,
Во задор войду — тебе убью!».
Ударил он старца во колокол
А и той-та осью тележную, —
Начается старец, не шевелнится,
Заглянул он, Василей, старца под колоколом —
А и во лбе глаз уж веку нету.
       Пошел Василей по Волх-реке,
А идет Василей по Волх-реке,
По тои Волховой по улице,
Завидели добрыя молодцы,
А ево дружина хоробрая
Молода Василья Буслаева:
У ясных соколов крылья отросли,
У их-та, молодцов, думушки прибыло.
Молоды Василей Буслаевич
Пришел-та молодцам на выручку.
Со темя́ мужики новогородскими
Он дерется-бьется день до вечера,
       А уж мужики покорилися,
Покорилися и помирилися,
Понесли оне записи крепкия[10]
К матерой вдове Амелфе Тимофевне,
Насыпали чашу чистова се́ребра,
А другую чашу краснова зо́лота,
Пришли ко двору дворянскому,
Бьют челом-поклоняются:
«А сударыня матушка!
Принимай ты дороги подарочки,
А уйми свое чадо милая,
Молода Василья со дружиною!
А и рады мы платить
На всякой год по три тысячи,
250 На всякой год будем тебе носить
С хлебников по хлебику,
С калачников по калачику,
С молодиц повенешное[11],
С девиц повалешное[12],
Со всех людей со ремесленых,
Опричь попов и дьяконов».
Втапоры матера вдова Амелфа Тимофевна
Посылала девушка-чернавушка
Привести Василья со дружиною.
Пошла та девушка-чернавушка,
Бежавши-та девка запыша́лася,
Нельзя пройти девки по улице:
Что полтеи́[13] по улице валяются
Тех мужиков новогородскиех.
Прибежала девушка-чернавушка,
Сохватала Василья за белы руки,
А стала ему россказавати:
«Мужики пришли новогородския,
Принесли оне дороги подарочки,
И принесли записи заручныя
Ко твоей сударыне матушке,
К матерой вдове Амелфе Тимофевне».
Повела девка Василья со дружиною
На тот на широкий двор,
Привела-та их к зелену вину,
А сели оне, молодцы, во единой круг,
Выпили ведь по чарочке зелена вина
Со тово урасу[14] молодецкова
От мужиков новгородских.
Скричат тут робята зычным голосом:
«У мота и у пьяницы,
У млада Васютки Буславича,
Не упита, не уедено,
В кра́сне хо́рошо не ухо́жено,
А цветнова платья не уно́шено,
А увечье на век зале́зено!».
И повел их Василей обедати
К матерой вдове Амелфе Тимофеевне.
Втапоры мужики новогородския
Приносили Василью подарочки
Вдруг сто тысячей,
И затем у них мирова́ пошла́,
А и мужики новогородския
Покорилися и сами поклонилися.

Из сборника «Древние Российские стихотворения, собранные Киршею Даниловым».
Источник: Древние Российские стихотворения, собранные Киршею Даниловым. — 2-е дополн. изд. — М.: Наука, 1977. — 488 с. — (Лит. памятники).

Примечания:

1. Ки́рша Данилов (1703-1776; Урал, Невьянский завод П. А. Демидова) – молотовой мастер Невьянского завода Демидовых, музыкант и сказитель, составитель первого сборника русских былин, исторических, лирических песен, духовных стихов (71 текст с нотами).

О личности Кирши долгое время доподлинно ничего не было известно. Предполагалось, что он был певец и сказитель, составивший сборник песен по поручению П. Демидова.
Оригинальное название былины — «Василья Буслаев». Васи́лий Бусла́ев – герой новгородского былинного эпоса. По данным С. А. Азбелева, насчитывающего 53 сюжета героических былин, Василий Буслаев является главным героем трёх из них (№ 40, 41 и 42 по составленному Азбелевым указателю): «Василий Буслаев и новгородцы», «Поездка Василия Буслаева» или «Смерть Василия Буслаева». Два последних названия относятся к одной и той же былине.
Василий Буслаев — новгородский герой, представляющий собой идеал молодецкой безграничной удали. Это самый знаменитый из персонажей фольклора, носящих имя Василий.
В данной былине говорится о политической борьбе в Новгороде, в которой он принимает участие. Васька Буслаев бунтует против посадского люда, приходит на пиры и затевает ссоры с «купцами богатыми», «мтужиками (мужами) новгородскими», вступает в поединок со «старцем» Пилигримом – представителем церкви. Со своей дружиной он «дерѐтся-бьѐтся день до вечера». Посадские мужики «покорилися и помирилися» и обязались платить «на всякий год по три тысячи». Таким образом, в былине изображено столкновение между богатым новгородским посадом, именитыми мужиками и теми горожанами, которые отстаивали самостоятельность, независимость города. (вернуться)

2. Гу́зно – задняя часть у человека, животного. (вернуться)

3. О́карачь – на четвереньках. (вернуться)

4. Ерлы́к (ярлы́к) – письменное повеление.
Истор. в Золотой Орде — письменное повеление хана. (вернуться)

5. Чебурацкий свинец – гиря. Чебурацкий – эпитет свинца. (вернуться)

6. Яшное пиво – ячменное.
«Пивом» считался и ячменный напиток «ол» или «олус». Один из способов варки ржаного пива в Сервеной Руси подробно описан в рассказе Русского странника.
В русских былинах пиво было источником силы. Илья Муромец, чтобы стать могучим богатырём, должен был прежде выпить пива крепкого. На Руси все значимые события сопровождались распитием пива: рождение ребёнка, крестины, переезд в новый дом, свадьба, похороны и поминальные застолья. (вернуться)

7. Братчина – складчина, ссыпчина; праздник на общий счёт. (вернуться)

8. Сыпь (сып) – доля в складчине. (вернуться)

9. Чернавка – стар. служанка в барском доме (обычно выполняющая чёрную, черновую работу). (вернуться)

10. Записи – договор об условиях боя и о принятых ставках, заключённый между новгородцами и Василием Буслаевым. Принося эти записи, новгородцы тем самым признают своё поражение. (вернуться)

11. Повенечное – плата, сбор за венчание. (вернуться)

12. Повалечное (повалешное) – сбор (с валька) за мытьё белья на плоту. (вернуться)

13. Полть (мн. ч. полтеи) – половина туши, разрубленной вдоль. (вернуться)

14. Урас – поражение. (вернуться)


Глава из книги Б. Н. Путилова «Древняя Русь. Боги, герои, люди»

Василий Буслаев

Василий Буслаев — новгородский богатырь, который ведет себя «неправильно», то есть поступает вопреки принятому порядку, нормам, нарушает запреты, не верит в предсказания и — в конце концов — гибнет. Василий Буслаев — единственный в своем роде герой, хотя кое в чем он похож на других богатырей Древней Руси. Он обладает истинно богатырской силой, которая дана ему от рождения, досталась от отца. Но силу эту Василий употребляет по-своему — совсем не так, как Илья Муромец или Вольга.

Василий вырастает в Великом Новгороде.

Будет Василий семи годов,
Стал он по городу похаживать,
На княженецкий двор он загуливать,
Стал шутить-от, пошучивать,
Шутить-от шуточки недобрые
Со боярскими детьми, со княженецкими:
Которого дернет за руку — рука прочь,
Которого за ногу — нога прочь,
Двух-трех вместе столкнет — без души лежат.

В семилетнем богатыре пробуждается качество, которое потом станет одним из главных, — озорство. А в семнадцать лет он постигает «воинские науки и рыцарские». Ощутив «в себе силушку великую», он изготовляет специальные палицу, копье, лук и саблю. Он устраивает пир и из приглашенных выбирает дружину под стать себе. Каждому желающему попасть к нему он предлагает испытание: поднять одной рукой чару с вином в полтора ведра, а затем выпить «единым вздохом». Прошедших это испытание Василий подвергает еще одному — бьет каждого по голове дубиной — «черняным вязом». Находятся такие, кто выдерживает его удары.

Как ударит Потанюшку черняным вязом,
Черняным вязом да в буйну голову:
Идет-то Потанюшка — не трёхнется,
Не трехнется, да и не ворохнется,
Со буйной головы колпак не воротится…
Как ударит в камешек чернянымвязом —
Камень тот рассыпался.

Так набирается у Василия Буслаева «тридцать удалых добрых молодцев». И сам Василий, и его дружина описываются с некоторой иронией: вряд ли они способны на подвиги, подобные тем, что совершают киевские богатыри. Зато они азартно дерутся на Волховом мосту с «мужиками новгородскими», бражничают, заводят драки на пирах.

Буслаев — новгородский бунтарь, ему не по нраву городские порядки. Явившись на Никольщину-братчину со своей дружиной, он устраивает здесь ссору, она выливается в побоище на улицах. Матери удается ненадолго запереть его в погребе, но он освобождается, хватает валявшуюся ось тележную, спешит к Волхову мосту.

И видит дружину хоробрую попячену,
Стоит дружина до колен в крови,
Головки шалыгами прощелканы,
Платками руки перевязаны
И ноги кушаками переверчены.
Говорит Васильюшка Буславьевич:
* Ай моя дружина хоробрая!
Вы теперь позавтракали,
Мне-ка дайте пообедати…
И начал мужиков пощелкивать,
Осью железною помахивать:
Махнет Васильюшка — улица,
Отмахнет назад — промежуточен
И вперед просунет — переулочек.

Там, где Василий Буслаев, шутка и кровь, потеха и трагедия всегда рядом:

Во той ли во реченьке Волхове
На целую на версту на мерную
Вода с кровью смесилася.

Теперь Василий переносит свои подвиги за пределы Новгорода. Он снаряжает корабль и обращается к матери:

Дай мне благословение великое —
Идти мне, Василью, в Ерусалим-град,
Со всею дружиною хороброю,
Мне-ка Господу помолитися,
Святой святыне приложитися,
Во Ердане-реке искупатися.

Мать готова дать ему благословение — но только на добрые дела.

То коли ты, дитя, на разбой пойдешь,
А и не носи Василья сырая земля.

Смысл поездки — самый благочестивый, уже сказанному Василий добавляет:

У меня смолоду было бито-граблено,
Под старость надобно душу спасать.

Итак, Василий с дружиной становятся паломниками к святым местам. Однако поездка их туда и обратно — это цепь различных нарушений, греховных поступков, это вызов таинственным силам.

По дороге в Иерусалим Василий попадает на какую-то гору и видит человеческий череп. Он пинает его ногой и вдруг слышит в ответ:

Ты к чему меня, голову, побрасываешь?
Я, молодец, не хуже тебя был.
Умею я, молодец, валятися
А на той горе Сорочинския,
Где лежит пуста голова,
Пуста голова молодецкая,
А лежать будет голове Васильевой.

Василий, однако, не обращает внимания на грозное предупреждение. У него есть свое твердое понятие: «А не верую я ни в сон, ни в чох, а верую я в свой червленый вяз»; то есть для него собственная сила превыше всяких предсказаний и угроз.

И в Иерусалиме он поступает как озорник: конечно, служит обедни, панихиду, прикладывается к святыням, но в то же время — нарушая все нормы — купается в Иордани, где крестился Иисус Христос.

На обратном пути Василий останавливается на той же горе.

Здесь лежит «сер горюч камень»,
В ширину-то камень тридцать локот,
В долину-то камень да сорок локот,
Вышина его, у камешка, ведь трех локот.

На камне надпись. В разных текстах она разная, но основной смысл заключается в том, что через камень нельзя скакать вдоль — иначе можно сломить голову. Запреты, конечно, не для Василия. Он зовет всю дружину скакать через камень. Сначала они скачут поперек — и ничего не случается. Василий предлагает:

Не честь-то хвала да молодецкая,
Не выслуга будет богатырская, —
Мы будем скакать да вдоль по камешку,
Мы вперед-mo скочим, назад отскочим…
Разбежался, скочил вдоль по каменю —
И не доскочил только четверти,
И тут убился под каменем.
Где лежит пуста голова,
Там Василья схоронили.

По-разному можно толковать эту трагическую развязку. Василий гибнет, потому что посмел нарушать запреты? Но киевские богатыри не раз действовали вопреки запретам. Да и многие герои мировой мифологии поступали так же и побеждали. Может быть, Василий — не настоящий герой и не имеет права на такой поступок?

Подумаем-ка еще об одном: что за камень, у которого Василия ждет гибель? Это — могильный камень, под ним погребен богатырь. Прыгать через камень — значит оскорблять память умершего, и этот проступок не должен остаться безнаказанным.

Камень — символ Смерти, знак ее владений. Василий словно бы пытается нарушить границу этого царства и остаться при этом живым. Но Смерть забирает его совсем. Наконец, можно считать и так, что Василий платится за все грехи и нарушения, какие он совершил прежде…

Образ Василия Буслаева исполнен такой глубины содержания и таких противоречий, что людям Древней Руси было о чем подумать, слушая былины о новгородском богатыре.

Сказка Василий Буслаев читать онлайн полностью, Русские былины


В славном великом Новеграде
А и жил Буслай до девяноста лет,
С Новым-городом жил, не перечился,
Со мужики новогородскими
Поперек словечка не говаривал.
Живучи Буслай состарился,
Состарился и переставился.
После его веку долгого
Оставалася его житье-бытье
И все имение дворянское,
Осталася матера вдова,
Матера Амелфа Тимофевна,
И оставалася чадо милая,
Молодой сын Василий Буслаевич.
Будет Васенька семи годов,—
Отдавала матушка родимая,
Матера вдова Амелфа Тимофеевна,
Учить его во грамоте,
А грамота ему в наук пошла;
Присадила пером его писать,
Письмо Василью в наук пошло;
Отдавала петью учить церковному,
Петьё Василью в наук пошло.
А и нет у нас такова певца
Во славном Новегороде
Супротив Василья Буслаева.
Поводился ведь Васька Буслаевич
Со пьяницы, со безумницы,
С веселыми удалыми добрыми молодцы,
Допьяна уже стал напиватися,
А и ходя в городе, уродует:
Которого возьмет он за руку, —
Из плеча тому руку выдернет;
Которого заденет за ногу, —
То из гузна ногу выломит;
Которого хватит поперек хребта, —
Тот кричит-ревет, окарачь ползет.
Пошла та жалоба великая, —
А и мужики новогородские,
Посадские, богатые,
Приносили жалобу они великую
Матерой вдове Амелфе Тимофевне
На того на Василья Буслаева.
А и мать-то стала его журить-бранить,
Журить-бранить его, на ум учить.
Журьба Ваське не взлюбилася,
Пошел он, Васька, во высок терем,
Садился Васька на ременчатый стул,
Писал ерлыки скорописчаты,
От мудрости слово поставлено:
«Кто хощет пить и есть из готового,
Валися к Ваське на широкий двор,
Тот пей и ешь готовое
И носи платье разноцветное».
Рассылал те ерлыки со слугой своей
На те вулицы широкие
И на те частые переулочки.
В то же время поставил Васька
Чан середи двора,
Наливал чан полон зелена вина,
Опущал он чару в полтора ведра.
Во славном было во Новеграде
Грамотны люди шли прочитали
Те ерлыки скорописчаты,
Пошли ко Ваське на широкий двор,
К тому чану зелену вину.
Вначале был Костя Новоторженин,
Пришел он, Костя, на широкий двор,
Василий тут его опробовал —
Стал его бита червленым вязом,
В половине было налито
Тяжела свинцу чебурацкого,
Весом тот вяз был во двенадцать пуд;
А бьет от Костю по буйной голове, —
Стоит тут Костя не шевельнется,
И на буйной голове кудри не тряхнутся.
Говорил Василий сын Буслаевич:
«Гой еси ты, Костя Новоторженин!
А и будь ты мне названый брат,
И паче мне брата родимого».
А и мало время позамешкавши,
Пришли два брата боярченка,
Лука и Мосей, дети боярские,
Пришли ко Ваське на широкий двор.
Молоды Василий сын Буслаевич
Тем молодцам стал радошен и веселешонек.
Пришли тут мужики залешана,
И не смел Василий показатися к ним.
Еще тут пришло семь братов Сбродовичи.
Собиралися, соходилися
Тридцать молодцов без единого,
Он сам, Василий, тридцатый стал.
Какой зайдет — убьют его,
Убьют его, за ворота бросят.
Послышал Васенька Буслаевич —
У мужиков новгородскиих
Канун варен, пива ячные,
Пошел Василий со дружиною,
Пришел во братшину в Никольшину.
«Немалу мы тебе сыпь платим —
За всякого брата по пяти рублев».
А за себе Василий дает пятьдесят рублев.
А и тот-то староста церковный
Принимал их во братшину в Никольшину,
А и зачали они тут канун варен пить,
А и те-то пива ячные.
Молоды Василий сын Буслаевич
Бросился на царев кабак
Со своею дружиною хороброю,
Напилися они тут зелена вина
И пришли во братшину в Николыпину.
А и будет день ко вечеру, —
От малого до старого
Начали уж ребята боротися,
А в ином кругу в кулаки битися.
От тое борьбы от ребячия,
От того бою от кулачного
Началася драка великая.
Молоды Василий стал драку разнимать,
А иной дурак зашел с носка,
Его по уху оплел,
А и тут Василий закричал громким голосом:
«Гой еси ты. Костя Новоторженин
И Лука, Моисей, дети боярские!
Уже Ваську меня бьют».
Поскакали удалы добры молодцы,
Скоро они улицу очистили,
Прибили уже много до смерти,
Вдвое-втрое перековеркали,
Руки, ноги переломали, —
Кричат мужики посадские.
Говорит тут Василий Буслаевич:
«Гой еси вы, мужики новогородские!
Бьюсь с вами о велик заклад —
Напущаюсь я на весь Новгород битися, дратися
Со всею дружиною хороброю;
Тако вы мене с дружиною побьете Новым-городом,
Буду вам платить дани-выходы по смерть свою,
На всякий год по три тысячи;
А буде ж я вас побью и вы мне покоритеся,
То вам платить буду такову же дань»;
И в том-то договору руки они подписали
Началась у них драка-бой великая,
А и мужики новгородские
И все купцы богатые,
Все они вместе сходилися,
На млада Васютку напущалися,
И дерутся они день до вечера.
Молоды Василий сын Буслаевич
Со своею дружиною хороброю
Прибили они во Новеграде,
Прибили уже много до смерти.
А и мужики новгородские догадалися,
Пошли они с дорогими подарки
К матерой вдове Амелфе Тимофевне:
«Матера вдова Амелфа Тимофевна!
Прими у нас дороги подарочки,
Уйми свое чадо милое
Василья Буславича».
Матера вдова Амелфа Тимофевна
Принимала у них дороги подарочки,
Посылала девушку-чернавушку
По того Василья Буслаева.
Прибежала девушка-чернавушка,
Сохватала Ваську во белы руки,
Потащила к матушке родимыя,
Притащила Ваську на широкий двор,
А и та старуха неразмышлена
Посадила в погребы глубокие
Молода Василья Буслаева,
Затворяла дверьми железными,
Запирала замки булатными.
А его дружина хоробрая
Со темя мужики новгородскими
Дерутся, бьются день до вечера
А и та-то девушка-чернавушка
На Волх-реку ходила по воду,
А взмолятся ей тут добры молодцы:
«Гой еси ты, девушка-чернавушка!
Не подай нас у дела у ратного,
У того часу смертного».
И тут девушка-чернавушка
Бросала она ведро кленовое,
Брала коромысла кипарисова,
Коромыслом тем стала она помахивати
По тем мужиками новогородскиим,
Прибила уж много до смерти.
И тут девка запышалася,
Побежала ко Василыо Буслаеву,
Срывала замки булатные,
Отворяла двери железные:
«А и спишь ли, Василий, или так лежишь?
Твою дружину хоробрую
Мужики новогородские
Всех прибили, переранили,
Булавами буйны головы пробиваны».
Ото сна Василий пробуждается,
Он выскочил на широкий двор, —
Не попала палица железная,
Что попала ему ось тележная,
Побежал Василий по Нову-городу,
По тем по широким улицам.
Стоит тут старец-пилигримище,
На могучих плечах держит колокол,
А весом тот колокол во триста пуд,
Кричит тот старец-пилигримище:
«А стой ты, Васька, не попорхивай,
Молоды глуздырь, не полетывай:
Из Волхова воды не выпити,
Во Новеграде людей не выбити, —
Есть молодцов сопротив тебе,
Стоим мы, молодцы, не хвастаем».
Говорил Василий таково слово:
«А и гой еси, старец-пилигримище!
А и бился я о велик заклад
Со мужики новгородскими,
Опричь почестного монастыря,
Опричь тебе, старца-пилигримища.
Во задор войду — тебя убью».
Ударил он старца во колокол
А и той-то осью тележною, —
Начается старец, не шевельнется.
Заглянул он, Василий, старца под колоколом, —
А и во лбе глаз уж веку нету.
Пошел Василий по Волх-реке,
А идет Василий по Волх-реке,
По той Волховой по улице,
Завидели добрые молодцы,
А его дружина хоробрая,
Молода Василья Буслаева, —
У ясных соколов крылья отросли,
У их-то, молодцов, думушки прибыло.
Молоды Василий Буслаевич
Пришел-то молодцам на выручку.
Со темя мужики новогородскими
Он дерется, бьется день до вечера,
А уж мужики покорилися,
Покорилися и помирилися,
Понесли они записи крепкие
К матерой вдове Амелфе Тимофевне,
Насыпали чашу чистого серебра,
А другую чашу красного золота,
Пришли ко двору дворянскому,
Бьют челом, поклоняются:
«А сударыня матушка!
Принимай ты дороги подарочки,
А уйми свое чадо милая,
Молода Василья со дружиною.
А и рады мы платить
На всякий год по три тысячи,
На всякий год будем тебе носить
С хлебников по хлебику,
С калачников по калачику,
С молодиц повенечное,
С девиц повалечное,
Со всех людей со ремесленых,
Опричь попов и дьяконов».
Втапоры матера вдова Амелфа Тимофевна
Посылала девушка-чернавушка
Привести Василья со дружиною.
Пошла та девушка-чернавушка,
Бежавши та девка запышалася,
Нельзя пройти девке по улице:
Что полтеи по улице валяются
Тех мужиков новогородскиих.
Прибежала девушка-чернавушка,
Сохватала Василья за белы руки,
А стала ему рассказывати:
«Мужики пришли новогородские,
Принесли они дороги подарочки,
И принесли записи заручные
Ко твоей сударыне матушке,
К матерой вдове Амелфе Тимофевне».
Повела девка Василья со дружиною
На тот на широкий двор,
Привела-то их к зелену вину,
А сели они, молодцы, во единый круг,
Выпили ведь по чарочке зелена вина
Со того урасу молодецкого
От мужиков новгородских.
Скричат тут робята зычным голосом:
«У мота и у пьяницы,
У млада Васютки Буславича
Не упито, не уедено,
В красне хорошо не ухожено,
А цветного платья не уношено,
А увечье навек залезено».
И повел их Василий обедати
К матерой вдове Амелфе Тимофеевне.
Втапоры мужики новогородские
Приносили Василью подарочки
Вдруг сто тысячей,
И затем у них мирова пошла,
А и мужики новогородские
Покорилися и сами поклонилися.

Теги: богатыри героическая про людей

Похожие сказки

Другие сказки автора

«Василий Буслаев» за 5 минут. Краткое содержание сборника

Бой с новгородцами

Девяносто лет живёт в Новгороде Буслай. Ни с кем он не спорит и не вздорит: ни с Новгородом, ни со Псковом, ни с Москвой. Когда Буслай умирает, у него остаётся сын Василий. Когда Василию исполняется семь лет, он начинает ходить по городу, заходить на княжеский двор и «шутить» с прочими детьми: «Которого дёрнет за руку — рука прочь, которого за ногу — нога прочь».

Продолжение после рекламы:

Матушке Василия, Мамелфе Тимофеевне, многие жалуются на поведение сына, и она не пускает Василия гулять по Новгороду. Когда юноше исполняется семнадцать лет, он делает себе ратную сбрую и задаёт пир. На этом пиру Василий выбирает дружину — тридцать молодцев без единого.

Потом Василий Буслаев пирует у новгородских князей. Там он вызывает на бой весь Новгород.

Мамелфа Тимофеевна, узнав об этом, выводит сына с княжеского пира и сажает в глубокие погреба. А на Волховском мосту мужики новгородские сходятся с Васильевой дружиной. Они начинают бой. Перевес на стороне новгородских мужиков.

Дворовая девушка Мамелфы Тимофеевны выходит на Волхов с железными коромыслами. Она видит, что дружина Василия терпит поражение. Девушка хватает коромысло и начинает бить им новгородцев.

А потом девушка-чернавушка бежит к погребу и рассказывает Василию, что дружина его в беде. Василий просит девушку отпереть двери. Когда она выпускает Василия Буслаева, тот хватает тележную ось, идёт на Волховский мост и убивает этой осью множество человек. Новгородских мужиков остаётся совсем мало, но бой продолжается.

Брифли существует благодаря рекламе:

Новгородские князья идут к Мамелфе Тимофеевне и просят, чтобы она уняла своего сына. Мать и сама боится Василия. Она советует обратиться к Старчищу Пилигримищу, крестовому отцу Василия Буслаева. Он живёт в Сергиевом монастыре. Князья едут туда, умоляют Старчище Пилигримище, чтобы он пришёл на Волховский мост и уговорил Василия прекратить побоище. Старчище, вняв их просьбам, приходит и пытается унять Василия, но тот убивает его железной осью.

Новгородские князья снова идут к Мамелфе Тимофеевне с той же просьбой. Мать догадывается, что нужно подойти к сыну не спереди, а сзади. Она обнимает Василия за плечи и просит прекратить бой.

Василий роняет ось. Он хвалит мать за то, что она зашла сзади — иначе и ей бы несдобровать. Теперь Василий Буслаев останавливает битву.

Новгородские князья падают Василию в ноги, приглашают в гости к себе и просят, чтобы он убрал тела убитых. Василий приказывает убрать трупы. Он идёт домой — лечить свою храбрую дружину.

Василий Буслаев молиться ездил

Василий Буслаев просит благословения у своей матушки, Мамелфы Тимофеевны, поехать в Иерусалим, отвезти пожертвование. Мать предостерегает Василия, что дорога в Иерусалим опасна, и говорит, что спасти свою душу можно и здесь. Но Василий просит благословения второй и третий раз, говорит, что хочет приложиться к Господней гробнице, и в конце концов заявляет, что поедет и без благословения. Тогда мать благословляет его ехать.

Василий снаряжает корабль, берет с собой свою храбрую дружину. Когда они подплывают к Сорочинской горе, Василий видит на ее вершине крест. Он приказывает остановить корабль, чтобы помолиться кресту. Но когда Василий Буслаев поднимается на гору, креста там не оказывается. Василий находит только человеческий череп и пинает его ногой. Череп говорит, что тоже раньше был богатырём, и предсказывает: Василий Буслаев не вернётся домой, а будет похоронен рядом с ним. Но Васька не верит в это.

Корабль приплывает в Иерусалим. Молодцы прикладываются к Господней гробнице, делают вклад — сорок тысяч. Потом Василий идёт к Иордань-реке и купается в ней нагим телом. Мимо проходит старая женщина. Она говорит Василию, что здесь нельзя купаться нагим, и предсказывает ему, что он не вернётся домой. Но Васька только плюёт в ее сторону, не веря этим словам.

Продолжение после рекламы:

Со своей дружиной Василий отправляется в обратный путь. Снова подъезжают они к Сорочинской горе, и опять на ее вершине Василий видит крест. Вся дружина поднимается на гору. Но креста они не находят, а видят «сер-горюч камень». Васька предлагает друзьям забаву: скакать поперёк камня, вперёд и назад. А потом — вдоль камня. Василий Буслаев падает и разбивается. Перед смертью он просит дружину, чтобы череп, лежащий на этой горе, положили вместе с ним в гроб. Дружина выполняет его волю. Над могилою ставят крест, а на нем делают надпись о двух богатырях, лежащих здесь. В знак скорби дружина убирает с корабля все украшения.

В Новгороде мать Василия Буслаева, Мамелфа Тимофеевна, ждёт сына. Она смотрит в подзорную трубу и видит корабль, на котором уже нет украшений. Мать плачет: она понимает, что на корабле нету и хозяина.

Мамелфа Тимофеевна идёт в церковь служить панихиду по Василию Буслаеву.

Василий Буслаев, 1982 — Фильмы

Сюжет фильма-сказки Василий Буслаев разворачивается во времена процветания Великого Новгорода. Говорят, что тогда в городе жил славный парень Василий, которого было видно издалека. Он отличался богатырским телосложением и не менее знатной силой. Окружающим было жаль только, что свои возможности молодец не в то русло направлял. Герой жил в собственное удовольствие, любил хулиганить и кланяться никому не желал. Единственным человеком, которого он почитал и внимательно слушал, была его мама.

Несмотря на праздный характер, парню нравилось помогать простому люду, а вот бояре его побаивались, так как считали, что молодец до них запросто добраться может. Зато девушки очень сильно любили Василия. Однажды его даже поймали на задворках с Агнией и заставляли жениться. Впрочем, так и не смогли – паренек соглашался в сарае всю жизнь просидеть, лишь бы холостяком остаться. Вот там его и настигла новость о том, что дружина князя Полоцкого была разгромлена, а сам барин попал в плен.

Василий решает, что его силу богатырскую негоже прятать возле маминой юбки и по сараям, поэтому начинает собирать собственный отряд. Для этого молодой человек использует разные хитрые методы, дабы только лучшие шли с ним рука об руку. В дружину попадает и дочь Олега Полоцкого – Ксения. Отряд избранных отправляется в далекий путь, где им предстоит встретиться и сразиться с достойными соперниками. Но сможет ли обычный деревенский парень противостоять опытному войску и освободить князя из басурманского плена? В фильме Василий Буслаев герою предстоит столкнуться со многими препятствиями.

Сюжет фильма-сказки Василий Буслаев разворачивается во времена процветания Великого Новгорода. Говорят, что тогда в городе жил славный парень Василий, которого было видно издалека. Он отличался богатырским телосложением и не менее знатной силой. Окружающим было жаль только, что свои возможности молодец не в то русло направлял. Герой жил в собственное удовольствие, любил хулиганить и кланяться нико

Краткое содержание Былины про Василия Буслаева ❤️


История персонажа

Русская литературная традиция берет свое начало из былин и сказаний, веками складывавшихся в народе и передаваемых из уст в уста. Эти произведения воспевали народных героев, богатырей и защитников русской земли. Кроме Ильи Муромца, Алеши Поповича и Добрыни Никитича существовали и другие представители сильного пола, на которых ориентировался простой народ. Василий Буслаев был таким персонажем.

↑ Это интересно знать

Былины и легенды Василия Буслаева вдохновляли многих советских кинорежиссеров. Как ни странно Василий Буслаев фигурирует как персонаж в фильме «Александр Невский» 1938 года от Эзенштейна. Витязь в фильме так же был по-мододецки удал, любил свою мать, однако Эзенштейн наградил его куда большим умом, опытом и мудрости, чем было у него в былинах. Получился зрелый и мудрый былинный новгородский витязь. У Васильева в фильме персонаж куда больше похож на былинного витязя. Точно такой же удалой, высокомерный немного хвастливый любитель показать свою силу и ловкость.

История создания

Действующее лицо сложенных новгородцами былин, Василий Буслаев – коренной житель Новгорода, как и Садко, и Хотен Блудович. Эпос, повествующий об их приключениях, передает и типичную бытовую жизнь большого русского города. Василий Буслаев, сын Буслая и Амальфы Тимофеевны, был персонажем более чем 70 былинных сказаний. Среди них «Спор Василия Буслаева с новгородцами» и «Василий Буслаевич молиться ездил». Тексты, составленные жителями Русского Севера, передавались из поселения в поселение и распространялись по Пермской, Вологодской и Московской областям, уходя к Дону.


Иллюстрация к сказу «Василий Буслаев»

Уже в 16 веке упоминания о Василии Буслаеве находили в археологических артефактах и памятниках фольклора. А в 18 веке былины о Василии Буслаеве опубликованы в сборнике В.А. Левшина «Русские сказки».

Летопись гласит, что богатырь творил деяния в 1171 году, хотя конкретных подтверждений этому не представляется. Но песни, сложенные в Древнем Новгороде 12 века, описывали героя.

Элементы русского эпоса отразились и в исландских сагах, где упоминается Боси, сын Буслы. Несложно провести параллель между именем этого героя и Буслаевым.


Василий Буслаев

Исторические свидетельства подтверждают, что эпические сказания о Василии Буслаеве формировались в период освоения славянами приильменских земель. В это время государство переживало момент самоопределения в области экономики, политики и культуры. Происходили раздоры между поселениями и этнические распри, за которыми следовали противостояния князей и бояр. Бедный гусляр Садко быстро стал богатым новгородским купцом. А Василий Буслаев, не веривший ни во что и уверявший: «Мой бог меня рабом не кличет», – погиб в Палестине.

Василий Буслаев в былинах

В 1136 году Новгород обрел свободу в княжеских ставленниках, и положение правителей стало прочным. Сильная дружина была больше не нужна, но герои, вроде Василия Буслаева, оставались с палицей в руках. Языческий бог Перун завещал использовать орудие в память о себе и, выполняя наказ бывшего божества, Буслаев собрал дружину, используя палицу.


Перун

Отдельное место занимает в былине сюжет, описывающий бой с новгородцами. С помощью червленого вяза Василий побеждает соперников, но, выступив против горожан, он становится противником города и церкви. В пылу азарта богатырь разбивает колокол, символизирующий мир, чем навлекает на себя гнев Богородицы. Она является к матери Буслаева и просит утихомирить сына. Мир в городе восстанавливается благодаря божественным напутствиям.

Сюжет, описывающий стычку с новгородцами, модифицировался и постоянно переносился во временном пространстве. В финале он был приурочен к событиям 1570 года. Василий якобы хвалился на пиру в тереме Ивана Грозного, что способен побороть царское войско. Вопреки историческим реалиям, герой сдерживает слово и становится правителем Новгорода.


Василий Буслаев

Факты и события жизни города сочетаются в эпосе вне зависимости от времени их осуществления в реальности. Происходящее описывает события от момента основания города до 16 века, в том числе и хождение Василия Буслаева в Иерусалим. Существуют разные интерпретации логики повествования. В одной версии Василий Буслаев предстает паломником 13-15 века или раскаявшимся человеком с богатым прошлым. В альтернативном варианте он борец с религиозными предрассудками и скептик. Возможно существование двух сюжетов, которые со временем слились воедино, давая повод для противоречивой трактовки.

12-13 века были эпохой строительства, возведения архитектурных памятников русского зодчества и святынь, поэтому путешествия в Царьград и Палестину были обязательными. Былина о Василии изображает поход на Восток. Военные мотивы усматриваются в необходимости материнского благословения и сбора оружия. Паломнические путешествия могли обойтись без этих деталей. В святой земле Василий разбивается о камень и погибает. В различных трактовках гибель воина связывают с борьбой с неверными или с расплатой за грехи.


Иллюстрация к произведению «Мефодий Буслаев»

Сегодня писатель Дмитрий Емец продолжает традицию былинных авторов, воспевая Мефодия Буслаева, прототипом которому наверняка послужил персонаж русского эпоса.

Краткое содержание Былины про Василия Буслаева

Былины про Василия Буслаева
Бой с новгородцами

Девяносто лет живет в Новгороде Буслай. Ни с кем он не спорит и не вздорит: ни с Новгородом, ни со Псковом, ни с Москвой. Когда Буслай умирает, у него остается сын Василий. Когда Василию исполняется семь лет, он начинает ходить по городу, заходить на княжеский двор и «шутить» с прочими детьми: «Которого дернет за руку — рука прочь, которого за ногу — нога прочь».
Матушке Василия, Мамелфе Тимофеевне, многие жалуются на поведение сына, и она не пускает Василия гулять по Новгороду. Когда юноше исполняется семнадцать лет, он делает себе ратную сбрую и задает пир. На этом пиру Василий выбирает дружину — тридцать молодцев без единого.

Потом Василий Буслаев пирует у новгородских князей. Там он вызывает на бой весь Новгород.

Мамелфа Тимофеевна, узнав об этом, выводит сына с княжеского пира и сажает в глубокие погреба. А на Волховском мосту мужики новгородские сходятся с Васильевой дружиной. Они начинают бой. Перевес на стороне новгородских мужиков.

Дворовая девушка Мамелфы Тимофеевны выходит на Волхов с железными коромыслами. Она видит, что дружина Василия терпит поражение. Девушка хватает коромысло и начинает бить им новгородцев.

А потом девушка-чернавушка бежит к погребу и рассказывает Василию, что дружина его в беде. Василий просит девушку отпереть двери. Когда она выпускает Василия Буслаева, тот хватает тележную ось, идет на Волховский мост и убивает этой осью множество человек. Новгородских мужиков остается совсем мало, но бой продолжается.

Новгородские князья идут к Мамелфе Тимофеевне и просят, чтобы она уняла своего сына. Мать и сама боится Василия. Она советует обратиться к Старчищу Пилигримищу, крестовому отцу Василия Буслаева. Он живет в Сергиевом монастыре. Князья едут туда, умоляют Старчище Пилигримище, чтобы он пришел на Волховский мост и уговорил Василия прекратить побоище. Старчище, вняв их просьбам, приходит и пытается унять Василия, но тот убивает его железной осью.

Новгородские князья снова идут к Мамелфе Тимофеевне с той же просьбой. Мать догадывается, что нужно подойти к сыну не спереди, а сзади. Она обнимает Василия за плечи и просит прекратить бой.

Василий роняет ось. Он хвалит мать за то, что она зашла сзади — иначе и ей бы несдобровать. Теперь Василий Буслаев останавливает битву.

Новгородские князья падают Василию в ноги, приглашают в гости к себе и просят, чтобы он убрал тела убитых. Василий приказывает убрать трупы. Он идет домой — лечить свою храбрую дружину.

Василий Буслаев молиться ездил

Василий Буслаев просит благословения у своей матушки, Мамелфы Тимофеевны, поехать в Иерусалим, отвезти пожертвование. Мать предостерегает Василия, что дорога в Иерусалим опасна, и говорит, что спасти свою душу можно и здесь. Но Василий просит благословения второй и третий раз, говорит, что хочет приложиться к Господней гробнице, и в конце концов заявляет, что поедет и без благословения. Тогда мать благословляет его ехать.

Василий снаряжает корабль, берет с собой свою храбрую дружину. Когда они подплывают к Сорочинской горе, Василий видит на ее вершине крест. Он приказывает остановить корабль, чтобы помолиться кресту. Но когда Василий Буслаев поднимается на гору, креста там не оказывается. Василий находит только человеческий череп и пинает его ногой. Череп говорит, что тоже раньше был богатырем, и предсказывает: Василий Буслаев не вернется домой, а будет похоронен рядом с ним. Но Васька не верит в это.

Корабль приплывает в Иерусалим. Молодцы прикладываются к Господней гробнице, делают вклад — сорок тысяч. Потом Василий идет к Иордань-реке и купается в ней нагим телом. Мимо проходит старая женщина. Она говорит Василию, что здесь нельзя купаться нагим, и предсказывает ему, что он не вернется домой. Но Васька только плюет в ее сторону, не веря этим словам.

Со своей дружиной Василий отправляется в обратный путь. Снова подъезжают они к Сорочинской горе, и опять на ее вершине Василий видит крест. Вся дружина поднимается на гору. Но креста они не находят, а видят «сер-горюч камень». Васька предлагает друзьям забаву: скакать поперек камня, вперед и назад. А потом — вдоль камня. Василий Буслаев падает и разбивается. Перед смертью он просит дружину, чтобы череп, лежащий на этой горе, положили вместе с ним в гроб. Дружина выполняет его волю. Над могилою ставят крест, а на нем делают надпись о двух богатырях, лежащих здесь. В знак скорби дружина убирает с корабля все украшения.

В Новгороде мать Василия Буслаева, Мамелфа Тимофеевна, ждет сына. Она смотрит в подзорную трубу и видит корабль, на котором уже нет украшений. Мать плачет: она понимает, что на корабле нету и хозяина.

Мамелфа Тимофеевна идет в церковь служить панихиду по Василию Буслаеву.

Экранизации

Приверженцем язычества описывает Василия Буслаева фильм 1982 года. Кинокартина имела жанр сказки. Режиссер Геннадий Васильев поведал зрителям о том, как герой собрал ватагу и в компании Ксении, дочери князя Глеба, отправился в Византию. В ходе разнообразных коллизий жители Новгорода оказываются пленниками, угнанными в Константинополь, дружину Василия и Ксению берут в плен. Богатырь отстаивает честь родных земель, дает отпор врагам и возвращает новгородцев на русскую землю. На пиру он вызывает на бой несогласных. Купцы нападают на героя, но весть о том, что на Русь надвигается враг, примиряет соперников.


Дмитрий Золотухин в роли Василия Буслаева

Главные роли в фильме исполнили Дмитрий Золотухин, Ирина Алферова, Валерий Носик, Наталья Крачковская и другие.

Брим В. А. Былина о Василии Буслаеве в исландской саге — Статьи — Северная Слава



Брим В. А. Былина о Василии Буслаеве в исландской саге — Статьи — Северная Слава

В. А. Брим

Изучение так называемого «норманнского периода» в России встречает большие препятствия, так как источников в нашем распоряжении сравнительно мало; а эти немногочисленные памятники, чаще всего, отделены от событий большим географическим расстоянием или значительным хронологическим промежутком. Они составлены либо в далекой от России Исландии, либо — если они русского происхождения — возникли не ранее XI века, и позднее.

Понятно поэтому, что подобного рода воспоминания об исторических событиях не передают происшествия в действительном свете. Часто сохранились только случайные, глухие отголоски первоначального предания — обломки, по которым нельзя восстановить плана и композиции древнего оригинала. В России и в Скандинавии старые, сказания вошли в общую поэтическую традицию, подвергаясь переработке и изменениям соответственно со стилем каждой национальной литературы и с общественными и эстетическими запросами отдельной страны и эпохи. В разной среде одно и то же предание могло утратить разные мотивы и части, могло притянуть к себе разные новые элементы и, в конце концов, одно и то же зерно может дать в двух 312 литературах два произведения до того несходных, что предположение о первоначально одинаковой основе их должно показаться едва ли не абсурдом.

Тем более поучительны те случаи, в которых еще удается установить следы общности таких преданий, которые — казалось — должны быть совершенно различного происхождения. Такой случай хотелось бы отметить в настоящей работе.

В исландской литературе сохранился ряд известий о смелом викинге БОСИ, совершившем, между прочим, поездку на восток в Биярмаланд. Эти предания были письменно зафиксированы и дошли до нас в трех редакциях, а именно: две редакции так называемой «Bòsa-saga» и метрическая перефразировка «Bósa-rímur».

Старшая прозаическая редакция возникла, в дошедшей до нас форме, не раньше XIV столетия, но по многим признакам можно судить, что уже эта форма есть результат довольно длительного и весьма сложного развития. По своему характеру она примыкает к так называемым Fornaldursögur, т. е., она стремится сохранить и воссоздать исторический характер и быт героической эпохи Скандинавии, не давая слишком много места фантастическому материалу.

Младшая редакция саги сохранилась только в рукописях XVII и XVIII веков и составлена, вероятно, после 1600 года. По сравнению со старшей, она отличается обильным введением в нее фантастического элемента и сказочных мотивов, попавших на север в позднее средневековье после эпохи Крестовых походов. Этим определяется ее историко-литературный тип: она есть представитель очень распространенных «Lygisögur Norđrlanda» — «лживых», т. е. фантастических саг.

Третий вариант дают «Bósarímur». Они написаны в конце XV или в начале XVI века неизвестным поэтом на основании старшей редакции. Как стихотворное переложение старого прозаического текста они, конечно, не имеют особого значения, но 313 могут, все-таки, оказаться полезными при разборе спорных деталей или сомнительных мотивов.

«Босасага», очевидно, пользовалась в Скандинавии значительной популярностью. Об этом свидетельствует, между прочим, сравнительно большое число рукописей. Старшая редакция дошла до нас не менее, чем в двадцати рукописях: списков младшей мы имеем восемь; «Bósarímur» содержатся в двух старых списках.

На основании всего этого материала было сделано издание «Bósasaga» и «Bósarímur» О. Л. Иричеком1. Этим прекрасным изданием только и можно пользоваться при изучении нашего памятника. Критическая литература о нем немногочисленна и незначительна2.

Из вышесказанного вытекает, что основным текстом при разборе саги должна служить старшая редакция XIV века, ибо два другие варианта находятся в прямой зависимости от нее, так что одна только старшая редакция имеет самостоятельное значение.

Приведу краткое содержание саги по этой редакции.

Геррауд, сын короля Ринга из Остготаланда, заключил дружбу с молодым Боси. Боси был сыном некоего Твари (Þvari) или Брюнтвари (Brynþvari) и его жены Брюнгильды, дочери короля Агнара из Ноатуна (или Ноагарда). Уже рано Боси показал свою необычайную силу. Во время игры он искалечил придворных короля. Они пожаловались на это королю, и Боси был изгнан из страны. Вместе с ним отправился его друг Геррауд. Во время отсутствия Боси его отец терпит несправедливости и притеснения со стороны Сиода, второго сына короля Ринга. Когда Боси возвращается домой, он мстит за отца и 314 убивает Сиода. За это он попадает в тюрьму, и король Ринг приговаривает его к смертной казни. Но вечером приходит приемная мать Боси, колдунья Бусла, и произносит заклинания (Busluboen). Уступая ей, король отменяет смертный приговор. Однако, — по приказу короля — оба побратима должны отправиться в Биармаланд, чтобы достать там из храма Иомалы яйцо дракона (gammsegg.?), исписанное золотыми буквами. Они выполняют это поручение и освобождают там же прекрасную дочь короля Годмунда, по имени Лейда. По возращении домой, они оба участвуют в знаменитой Бравальской битве. Во время их отсутствия Биармийцы нападают на Остготаландт, убивают короля Ринга, и увозят похищенную Лейду обратно. Тогда Боси и Геррауд едут снова в Биармаланд. Переодетыми они проникают во дворец, где происходит празднество. Боси играет здесь так искусно на арфе, что заставил танцевать всех собравшихся. Воспользовавшись удачным моментом, они освобождают Лейду и уезжают домой. Наконец, Боси становится правителем Биармаланда.

На этом кончается основное содержание саги, поскольку она имеет значение для нашей цели.

Этот древнейший текст, который мы пересказали, представляет из себя тип Fostbroedrasaga, т. е., саги о побратимах. Но она относится к этому литературному виду только по случайным, внешним признакам, ибо мотив побратимства нигде не выступает вперед, как основной фактор, определяющий действие. Надо вообще сказать, что довольно трудно восстановить композицию саги и ее художественную идею. По-видимому, первоначальный план уже рано был осложнен и нарушен многочисленными прибавками и изменениями. И понятно, почему Финнур Ионссон отнесся очень строго к литературной ценности нашего памятника3. Главный интерес сосредоточен, очевидно, на поездке 315 в Биармаланд и на связанных с этим приключениях, причем Геррауд постоянно отступает назад перед личностью своего смелого побратима Боси. На это основное содержание, саги обратил внимание К. Ф. Тиандер4, который сравнил «Босасагу» в отношении художественного плана с поэмой Виланда «Оберон». Оба произведения построены на одной и той же сказочной схеме: герой провинился перед своим царем, а тот, вместо наказания, дает ему поручение, подвергающее героя большим опасностям и являющееся равносильным пожизненному изгнанию», (стр. 293). Вторая часть саги «является подражанием первой», (стр. 300).

Дальнейший анализ нашего памятника приводит, однако, еще к некоторым наблюдениям, проливающим свет на его возникновение. Дело в том, что можно установить параллели между сагой о Боси и былиной о Василии Буслаеве.

В былинном репертуаре сохранились два сюжета, связанные с личностью Василия Буслаева: его ссора, с Новгородцами и его поездка на богомолье и смерть. Эти песни дошли до нас в обработке XVI века, а, может быть, и более позднего времени, что и вызвало попытку С. К. Шамбинаго доказать, что главное содержание былины представляют события времени Иоанна, Грозного, и что за, фигурой Василия Буслаева скрывается сам царь Иван Васильевич Грозный5. Но такой подход не встретил сочувствия. Бытовые черты XVI века считаются результатом скоморошьей обработки, а сама, былина была сложена, может быть, в XIV или XV веке. На это указывают многие особенности быта, характерные для эпохи расцвета и самостоятельности Новгорода: «ушкуйничество» Василия Буслаева, «братчины», паломничество, тип его матери, богатой, независимой по положению женщины, и др. Личность героя представляет 316 некоторую загадку в историческом отношении. Правда, в Никоновской летописи, составленной в середине XVI века, упомянуто под 1171 годом имя посадника Василия Буслаева, убитого во время похода новгородцев на Югру: — «Того же лѣта преставися въ Новгородѣ посадникъ Васька Буславичъ». — Но Никоновская летопись, как известно, охотно заимствует сведения из народного эпоса, и поэтому возможно, что и сюда имя попало из былины, тем более, что оно не встречается в других летописных сводах, точно также, как не упомянут там поход на Югру6.

Других материалов для истории этой былины у нас нет. Но тут могут оказаться полезными данные из вышеуказанной исландской саги о Боси.

При внимательном изучении видно, что некоторые детали того и другого памятника можно сопоставить. Правда, получается далеко не полный параллелизм, но если учесть длительное и независимое друг от друга развитие как былины, так и саги, то эти сближения не лишены некоторого интереса, хотя они не в достаточной мере ясны и бесспорны, так что можно было бы на них построить окончательные выводы о связи обоих преданий. Но ценность их в том, что они определенно намекают на один уклон русско-скандинавских отношений, о котором до сих пор больше догадывались, чем знали.

Прежде всего обращает на себя внимание звуковое сходство имени «Busla» — приемной матери Боси — с отчеством русского героя «Буслаевич». По поводу последнего имени мы находим следующее объяснение у А. И. Соболевского: — «Буслав» из Богуслав, с опущением г = h, откуда отчество Буславлевич, искаженное Буславьевич, Буславьич, — тоже одно из древних и общеславянских имен. Оно было у нас в древности, по-видимому, 317 в значительном употреблении7». На, другое возможное толкование наводит диалектическое слово — имя нарицательное — приведенное в «Толковом словаре» В. Даля: — «Буслай м. разгульный мот, гуляка, разбитной малый (от бус = самый мелкий дождь), орл. оболтус, болван, неуклюжий, мужиковатый человек8». Совершенно ясно, что слово «Буслаев, Буслаевич» является скорее всего русской формой и нет необходимости искать для нее объяснения в других языках. Наоборот, имя «Busla» непонятно с точки зрения древне-северного языка, так что предположение о заимствовании его из русского вполне приемлемо. Таким образом, допустимо только, что «Busla» вышло каким-нибудь образом из русского «Буслаев».

Указанное сближение дает нам некоторое основание для более рискованного сопоставления, которое оправдывается только совокупностью других параллельных фактов, говорящих о связи этих двух памятников. Я имею в виду имена, «Василий» и «Боси». Каждое из них само по себе совершенно ясно и весьма обычно в соответствующей среде. Об имени «Василій», конечно, даже не приходится говорить. Но скандинавское «Bòsi» тоже известно во всех германских языках уже с древнего времени. Засвидетельствовано оно и у западных германцев: у Григория Турского мы встречаем имя «Boso»; в рунической надписи, найденной в Германии около Freilaubersheim, мы читаем «Boso wraet runa» = «Босо написал руны»9. Корень этого слова обычно связывают с русским «басня»; «Bōso» означает человека, знающего заклинания и магические песни. Очевидно, у нас нет причин, которые могли бы нас заставить говорить о 318 заимствовании. Но возможность заимствования одного имени и замены его другим существует. И, опять-таки, основою мы должны считать скорее всего русское имя. Надо иметь в виду, что былинный текст не дает одну только полную форму «Василий». Наряду с нею встречается также: Васенька, Васютка, Васька.

В летописи тоже приводится форма: «Васька». Из этого можно заключить, что уменьшительная, ласкательная Форма «Васька — Вася» была в былине обычной. При переходе в Скандинавию естественно было заменить русское «Вася» каким-нибудь другим, близким по звукам именем. Лучше всего могло тут подойти имя «Bósi». Таковой мне представляется связь этих двух имен.

Но повторяю, такое сопоставление получает оправдание лишь в том случае, если оно является одним звеном в цепи нескольких других более убедительных аргументов. Такие материалы можно действительно привести.

В первой части былины о ссоре Василия Буслаева с новгородцами мы имеем следующий рассказ.

«Повадился ведь Васька Буслаевич
Со пьяницы, с безумницы,
С веселыми, удалыми добрыми молодцы,
До-пьяна уже стал напиватися,
А и ходя в городе уродует:
Которого возьмет он за руку,
Из плеча тому руку выдернет;
Которого заденет за ногу.
То из г…. ногу выломит;
Которого хватит поперек хребта,
Тот кричит, ревет, окорочь ползет.
Пошла то жалоба великая»10. 319

С этим эпизодом нашего памятника я предлагаю сравнить следующий рассказ исландской саги, приведенный в III главе по старшей редакции11:

Это случилось один раз, что дружина устроила игру в мяч, и они играли с большим увлечением, и вот они завели игру с Боси. Но он играл очень смело и вырвал руку у одного королевского мужа. На следующий день он сломал другому ногу. В третий день двое помогали друг другу против него. Но он выбил мячом у одного глаз, а другого он повалил и сломал ему шею. Тогда они кинулись за своим оружием и хотели убить Боси.

Эти два отрывка, конечно, очень близки друг к другу. Само по себе указанное сходство может быть случайным, но рядом с другими сопоставлениями оно приобретает несколько большее значение.

Отмеченная выше близость имен в связи с этим, одинаковым в обоих памятниках, эпизодом позволяет строить догадку о какой-нибудь зависимости их.

При этом будет вероятнее предположение, что оригиналом послужила русская былина, и не скандинавский рассказ. На эту мысль наводит, прежде всего, разбор имени Буслай > Busla. В скандинавском словаре имя «Busla» стоит совершенно одиноко, без всяких связей: — оно объяснимо скорее всего, как заимствование. Русское же «Буслай» пользуется широким распространением и имеет даже объяснение.

Мнение, что русский текст следует признать первоначальным, получает подтверждение, если мы рассмотрим сагу в полном ее объеме. Основное ее содержание представляют рассказы о поездках двух побратимов на восток. Этот тип широко распространен в скандинавской литературе, и ему посвящена работа К. Ф. Тиандера «Поездки скандинавов в Белое море», 320 1906. При составлении таких рассказов, конечно, существовал некоторый шаблон, на что указал тоже К. Ф. Тиандер. По этому шаблону, скорее — по этой литературной моде, разрабатывались все произведения такого типа, так что легко могло исчезнуть индивидуальное — географическое, историческое и этнографическое содержание отдельного рассказа. Этими литературными влияниями так затрудняется выявление исторической подкладки какой-нибудь саги, что и отмечено в исследовании К. Ф. Тиандера.

Если мы примем все это во внимание и вычтем из «Боса-саги» все общие черты, то останется перед нами рассказ о каком-то молодце, по имени Боси, у которого была приемная мать по имени Бусла. Уже с детства он отличается буйным нравом. Во время игры он искалечил дружинников короля и за это едва не подвергся смертельной опасности. Затем он совершил какое-то путешествие на далекий восток.

Все только что сказанное применимо и к Василию Буслаеву. Можно даже привести одну поездку на восток, которую он совершил. В былинном тексте про нее, правда, не говорится, но у нас нет основания думать, что все Новгородские предания об этом местном богатыре сохранились. Более того, мы можем отгадать, что потеряно. Выше уже было отмечено, что Никоновская летопись сообщает под 1171 годом о смерти посадника Василия Буслаева: — «Того же лета преставися в Новгороде посадник Васька Буслаевич». Он умер во время похода, предпринятого Новгородцами на Югру. Очевидно, мы имеем в нем типичного представителя «ушкуйников», — тех предприимчивых и отважных торговцев, ездивших из Новгорода на далекий север и восток, которые особенно выделялись в Новгородской жизни XIII–XIV века. Былина, сложенная немного позднее, могла потерять самый рассказ о поездке ушкуйника на Югру, ибо это бытовое явление в то время уже исчезло. Но она, в общих чертах, сохранила верно черты характера молодого и 321 независимого ушкуйника, которому дома тесно, и который поэтому постоянно приходит в столкновение с обычаями и порядками, родины.

Но до XIV века, вероятно, существовало какое-то предание о походе Василия Буслаева на, восток, о чем свидетельствует Никоновская летопись.

Может быть, все это новгородское, русское, сказание о буйстве Василия Буслаева дома, о его поездке на восток перешло в XIII–XIV веках в Скандинавию, где оно было переработано сообразно со вкусами и литературной модой другой среды.

Обратное предположение, что русская былина заимствована из Скандинавии, и что Боси — действительное историческое лицо — на самом деле совершил поход в Биармаланд, трудно допустимо. В начале XIII века совершенно прекращаются поездки скандинавов в Биармию: — в 1222 г. состоялся последний поход — Ивара с Залива и Андреса Ремень-Щита12.

Более того, — в исландской саге сохранилось даже смутное воспоминание о том, что Боси… т. е. Васька Буслаев, как-то связан с Новгородом: а именно, во II главе старшей редакции говорится, что мать Боси называлась Брюнгильдой; она была дочерью короля Агнара из Ноатуна (Ноагарда), т. е. Новгорода, — «hùn var dòttir Agnars konungs ùr Nòatunum (Nòagörđum)13. Сага, очевидно, помнила, что Василий Буслаев, т. е. Боси, был происхождением из Новгорода. Но в связи с общей стилистической переработкой она, сделала, мать героя дочерью короля из Новгорода.

Таковы те данные, на которых строится предположение о русской, былинной, основе исландской саги о Боси. В истории русско-скандинавских взаимоотношений до сих пор 322 преимущественно рассматривалось влияние скандинавов на Россию. А между тем, обратное течение заслуживает тоже большого внимания, как показывает, хотя бы, пример только что разобранной саги.


Примечания

1 О. L. Jiriczek. Die Bòsa-saga in zwei Fassmigeu. Strassburg. 1893. O. L. Jiriczek. Die Bòsarímur. Breslau 1894.

2 Сравн. Е. Mogk. Nordische Literatur (Grundr. d. germ. Phil. her. v. H. Paul, 1902. II. 726; 846.

3 Finnur Jònsson. Den oldnorske og oldislandske Literature historic. II. 825–826

4 К. Тиандер. Поездки скандинавов в Белое море, 1906, стр. 232–302.

5 С. К. Шамбинаго. Песни времени царя Ивана Грозного. 1914.

6 Сравн. М. Сперанский. «Русская устная словесность» 1917, стр. 318. Его же. «Былины» 1919. Пт., стр. 71–73. Б. Соколов «Былины» 1918. Стр. 213-217.

7 А. И. Соболевский. «Заметки о собств. именах. I. Имена в великорусских былинах». Сборн. отд. русск. яз. и слов. И. Ак. Наук, 1910 г., т. LXXXVIII, № 3, стр. 244.

8 В. Даль. Толковый словарь живого великорусок, языка, III изд. под ред. проф. И. А. Бодуэна-де-Куртенэ, 1903 г. том I.

9 R. Henning. «Die deutschen Runendenkmäler» 1889, стр. 78–87; сравн. также: Förstemann «Altdeutsches Namenbuch» 1916.

10 М. Сперанский, «Былины» 1919 г., т. II, стр. 75. (Памятники мировой литературы). Сравн. Сборник Кирши Данилова, Изд. под ред. П. Н. Шефера, 1901, стр. 31.

11 «Die Bòsa-saga in zwei Fassungen», her. v. O. L. Jiriczek, 1893 стр. 7.

12 К. Тиандер. «Поездки скандинавов в Белое море», стр. 433–437.

13 «Die-Bosa-Saga in zwei Fassungen», her. v. O. L. Jiriczek, стр. 5.

Источник: Язык и литература, 1926, т. I, стр. 311–322

Сканирование: dubadam.livejournal.com

OCR: Александр Рогожин

Василий буслаев. Новгородские былины Героями новгородских былин были

Сергей Николаевич Азбелев (род. 1926) — советский и российский филолог и историк. Доктор филологических наук, профессор, ведущий научный сотрудник Института русской литературы (ИРЛИ) РАН (Пушкинский Дом), профессор Новгородского государственного университета имени Ярослава Мудрого. Участник Великой Отечественной войны. Автор многих работ по истории, литературе и фольклору Древней Руси. Ниже размещен фрагмент из книги: Устная история в памятниках Новгорода и Новгородской земли (учебное пособие по курсу «источниковедение»). СПб.: «Дмитрий Буланин», 2007.

И.Е. Репин. «Садко» (1876), фрагмент

Два одинаково популярных героя новгородского эпоса различаются, в частности, тем, что по-разному связаны с летописными известиями о них. Степень этой соотнесенности и степень достоверности одного из таких известий были предметом дискуссий не только эпосоведов, но и историков. Если о Василии Буслаеве — в сущности только одно летописное свидетельство, хотя и повторенное в нескольких памятниках, то довольно много сведений, относящихся прямо или косвенно к прототипу былинного Садко. Летописи сообщали, что в 1167 г. Сотко Сытинич заложил в новгородском Детинце каменную церковь Бориса и Глеба, которая просуществовала до конца XVII в. Былины повествуют, что Садко построил в Новгороде одну или несколько церквей. С.М. Соловьев, решительно утверждавший историчность Василия Буслаева, по вопросу об историчности Садко высказывался осторожно; «Сходство песенного Садка с летописным, — пишет он, — заключается в том, что и в песне богатый гость — охотник строить церкви». Еще менее определенно писал по этому поводу Ф.И. Буслаев. Упомянув, что былинный Садко строил церкви, исследователь замечает: «…эта подробность согласуется с известиями новгородских летописей о том, что нигде на Руси не строилось так много церквей простыми гражданами, как в Новгороде», но не упоминает летописного Сотко Сытинича.

А.Н. Веселовский не сомневался, что в былине отразился, по сходству имен, реальный Сотко Сытинич, строитель церкви Бориса и Глеба. Из построенных же Садко, согласно былинам, церквей, по мнению исследователя, «первичной является церковь в честь Николы, спасшего Садку из моря». По мнению А.Н. Веселовского, реальный Сотко Сытинич, спасенный во время бури Борисом и Глебом, построил в их честь церковь, что и отмечено в летописи. Народное же предание заменило Бориса и Глеба более популярным Николой. В.Ф. Миллер, выводивший былину о Садко в основном из финского эпоса, по вопросу об отношении его к летописному Сотко Сытиничу фактически придерживался того же взгляда, что и Веселовский. Отождествлял Сотко Сытинича с былинным Садко и А.В. Марков.

Впоследствии А.Н. Робинсон датировал былину о Садко XI в. — на основании того, что церковь Бориса и Глеба была заложена Сотко Сытиничем в 1167 г. Эта же точка зрения была высказана Д.С. Лихачевым. Рассказав о построенной Сотко Сытиничем церкви, он пишет: «Естественно, что имя ее строителя перешло в эпос и вокруг построения церкви Бориса и Глеба создались легенды. Именно об этом рассказывают позднейшие былины:

Шел Садко, Божий крам сорудил
А во имя Софии Премудрые,

и другие варианты былин о Садке приписывают ему построение еще двух церквей: Степана архидиакона и Николы Можайского, Поздние летописи называют Садка под 1167 годом — „Сатко богатый» («Софийский временник»). Не может быть поэтому сомнений в том, что „Сатко» летописи и Садко былин — одно и то же лицо. Тем самым датируется и возникновение сказаний о нем». Не касаясь пока существа вопроса, устраним затемняющие его фактические неточности. В цитированном Д. С. Лихачевым тексте былины Садко построил храм «во имя Софии Премудрые», летопись же сообщает о церкви Бориса и Глеба (чего нет ни в одной записи былины), следовательно, нелогично утверждение, будто бы данный вариант былины «рассказывает именно об этом». Неверно, что в тексте «Софийского временника» говорится «Сатко богатый» — в нем сказано просто «Сотко».

2
Обратимся к летописям. О построении Сотко Сытиничем церкви Бориса и Глеба сообщают в том или ином контексте 25 летописных памятников. Это Новгородская 1-я летопись обоих изводов, Новгородская 2-й, Новгородская 3-я обеих редакций, Новгородская 4-я и Новгородская 5-я летописи, Новгородская Карамзинская, Новгородская летопись по списку Дубровского, Новгородская Большаковская, Новгородская Уваровская, Новгородская Забели некая, Новгородская Погодинская летопись всех трех редакций, Летописец новгородских владык, Новгородский летописец по списку Н.К. Никольского, Новгородский летописец, обнаруженный А.Н. Насоновым, Псковская 1-я летопись, Софийская 1-я, Летопись Авраамки, Вол го дек о-Пермская, Тверская, Типографская, Московский летописный свод конца XV в., Рогожский летописец, Владимирский летописец, Воскресенская и Никоновская летописи.

14 летописей содержат известие о самой закладке церкви Сотко Сытиничем в 1167 г. Приводим его по древнейшей из них — Новгородской 1-й летописи старшего извода: «На ту же весну заложи Съдко Сытиниць церковь камяну святую мученику Бориса и Глеба, при князи Святославе Ростиславици, при архиепископе Илии». В остальных случаях текст или совпадает с приведенным, или сокращен или несколько распространен внесением топографических уточнений («в Каменном граде», «в Околотке», «над Волховом по конец Пискупли улицы»). Эти уточнения согласуются между собой и соответствуют местоположению церкви на древних планах Новгорода. В дальнейшем церковь многократно упоминается в летописях и актах. В частности, сообщается об ее освящении в 1173 г., о восстановлении ее после пожара в 1441 г. и о разборке за ветхостью в 1682 г. В одном из таких упоминаний (под 1350 г.) говорится, что церковь «поставил Сотко Сытинич».

21 летопись упоминает церковь Бориса и Глеба вместе с именем ее строителя еще в другой связи. Сообщая о гибели от пожара в 1049 г. деревянной церкви св. Софии (после чего был построен каменный Софийский собор), эти летописи указывают, что деревянная София стояла на том месте, где впоследствии Сотко Сытинич построил церковь Бориса и Глеба: «Месяца марта в 4, в день суботный, сгоре святая Софея; беаше честно устроена и украшена, 13 верхи имущи, а ту стояла святая Софея конець Пескупле улице, идеже ныне поставил Сотъке церковь камену святого Бориса и Глеба над Волховом» (цитируем но Новгородской 1-й летописи младшего извода, так как в старшем этого известия нет; в других летописях встречаются несущественные для нас сейчас сокращения и дополнения, аналогичные тем, которые наличествуют в приведенном выше известии 1167 г.). Эти данные с несомненностью свидетельствуют, что строитель церкви Бориса и Глеба, возведенной в Новгороде в 1167 г., Сотко Сытинич — вполне реальное историческое лицо.

Во всех летописях имя его читается почти одинаково: Сотко (в подавляющем большинстве случаев), Сътко, Содко, Съдко, Сотка, Сотке, Сотъке; в одном случае — явно испорчено: Сьткомо (Тверская летопись). Незначительно варьируется и отчество: Сытинич (в большинстве случаев), Сытиничь, Сытиниць, Сытенич, Сыгьнич, Сытничи, Стънич, Сотичъ; в одном случае испорчено: Сочник (Новгородская 2-я летопись). В былинах формы имени по существу те же: Садко, Садке, Сотко, Садка, Садок. Отчества своего героя былины не сохранили, но постройку им храма запомнили прочно. Само же имя строителя и имя отца его не уникальны: в сходных формах и в различных видоизменениях, иногда в форме отчества или прозвища, они сравнительно часто встречаются в летописях и древнерусских актах, например, новгородский посол Семен Судоков (под 1353 г.), начальник сторожевого отряда Григорий Судок (под 1380 г.), князь Сытко (под 1400 г.), воевода Судок (под 1445 г.), вотчинник Иван Федорович Судок Монастырев (под 1464 и 1473 гг,), Судок Иванов сын Есипов (под 1503 г.), митрополичий дьяк Судок (под 1504 г.), крестьянин Сотко (под 1565 г.), каргопольский вотчинник Сотко Григорьев сын Дворянинов (XVI в,). Кроме имени и отчества, никаких сведений о строителе церкви Бориса н Глеба летописи, к сожалению, не сообщают, в связи с чем М.К. Каргер даже писал, что «отождествление этого знатного боярина, имя которого упоминается летописью „с отечеством», с былинным гостем Садко, давно принятое в исторической и археологической литературе, требует еще серьезных обоснований».

Д.С. Лихачев довольно неудачно пытался обосновать это величиной постройки. По его словам, «церковь Бориса и Глеба, до самого своего разрушения в XVII веке, была самой большой церковью в Новгороде, единственной, превосходившей своими размерами патрональный храм Новгорода — Софию» и поэтому «вокруг построения церкви Бориса и Глеба — столь необычной по своим размерам в Новгороде — создались легенды». Ошибочное мнение, что храм имел столь огромные размеры, может основываться только на одном обстоятельстве. Изображение новгородского Детинца на Хутынской иконе XVI— XVII вв. показывает церковь Бориса и Глеба большей, чем Софийский собор. Однако на этом же изображении Софию превосходит и звонница, которая сохранилась без существенных переделок до сих пор и реальные размеры которой не могут идти в сравнение с Софийским собором. Давно известно, что соотношение величины отдельных изображений на древнерусских иконах и миниатюрах совершенно произвольно. На другом изображении Новгородского Детинца, примерно того же времени (XVII в.), храм Бориса и Глеба выглядит в несколько раз меньше Софии. Других изображений церкви Бориса и Глеба, кроме этих двух, не сохранилось.

Археологическими раскопками был вскрыт ее фундамент. Оказалось, что площадь ее основания была в два раза меньше площади основания Софийского собора. Таким образом, реальные размеры церкви Бориса и Глеба не дают повода предполагать, что исключительная величина ее вызвала создание легенд о ее построении, поскольку о построении гораздо большего по размерам Софийского собора никаких легенд не сохранилось. Но все же, согласно археологическим данным, храм Бориса и Глеба представлял собой «исключительно монументальное сооружение, не уступавшее по своим размерам одной из самых величественных построек Новгорода — собору Георгия в княжеском Юрьеве монастыре». Уместно напомнить, что за 40 лет до того, как Сотко Сытинич начал строить храм Бориса и Глеба, в городе произошел переворот. Новгородцы лишили власти и изгнали своего князя Всеволода Мстиславича (внука Владимира Мономаха). Новгородское княжество фактически стало республикой, часто сотрясаемой междоусобными столкновениями городских партий, — хотя новгородцы и приглашали потом князей, сильно ограничивая, однако, их прерогативы. Борьба за власть между противостоящими группировками, порой доходившая до многолюдных кровавых схваток, длилась 350 лет: вплоть до упразднения республиканского строя Иваном III, который завершил объединение русских земель, присоединив Новгород к Московскому государству. Вскоре он уничтожил татаро-монгольское иго, которое продолжалось два с половиной столетия, а установилось из-за использованного врагами отсутствия единства у тогдашних правителей Руси.

Как известно, князья Борис и Глеб (сыновья Владимира Святого), вероломно убитые в 1117 г. домогавшимся единоличной власти их братом, были официально причислены русской церковью к лику святых уже в 1171 г. Убийца их, Святополк, получил прозвание Окаянного, а святые Борис и Глеб стали религиозным символом противостояния междоусобным браням, духовными покровителями княжеского рода, освящавшими принцип нерушимости наследственных прав. Возведение в центре средневекового Новгорода, в его цитадели, внушительного храма, посвященного именно этим святым (еще до их официальной канонизации), не могло не иметь тогда важного символического смысла. Это должно было восприниматься там как осуждение кровавых раздоров, а может быть, и как проявление симпатии к княжеской династии, члены которой именно здесь не имели уже реальной власти.

В былинах говорится неодинаково о поводах построения церкви. Самая ранняя запись дошла в знаменитом Сборнике Кирши Данилова. Как и в ряде других вариантов, здесь Садко соревнуется в богатстве с Новгородом: он берется скупить все товары новгородских купцов. В одних вариантах былины ему это удается, в других — нет. Согласно тексту Кирши Данилова, Садко трижды выигрывает состязание. Каждый раз он воздает небесам благодарность, возводя храм. Былина, таким образом, сообщает о трех церквах, которые построил Садко. Это свидетельствует, что он хорошо запомнился как выдающийся храмоздатель, хотя величественная церковь, реально сооруженная на его средства, давно не существовала уже ко времени, когда начали записываться былины. Но народная память приписала Садко постройку Софийского и Никольского соборов, воздвигнутых на самом деле новгородскими князьями в ту пору, когда они были еще полновластными правителями Новгорода. У Кирши Данилова читаем:

И влаживал ему Бог в ретиво сердце:
Шед Садко, Божий храм сорудил,
А и во имя Сафеи Премудрыя,
Кресты, маковицы золотом золотил,
Местиы иконы изукрашевал,
Изукрашевал иконы, чистым жемчугом усадил,
Царские двери вызолачевал.

В таких же выражениях былина повествует дальше о постройке храма во имя святого Николая. Оказывается, что уже более 400 лет назад народная молва строителю великолепной церкви в честь благоверных князей-мучеников Бориса и Глеба стала приписывать и причастность к возведению древнейшего княжеского собора — святой Софии, ставшего государственным символом Новгорода. Летописцы XII—XV вв, верно указывали, что создателем этого храма был сын Ярослава Мудрого. Но составлявшаяся в конце XVI в. Новгородская 2-я летопись сообщает под 1045 г.: «Заложи князь Володнмер Ярославич и владыко Лука святую Софию каменную в Великом Новегороде, Сотко Сытинич и сытине». Летописец переписал основную часть текста из своего древнего источника, а добавление сделал, очевидно, на основании былины. Оно исторически недостоверно, так как между построением Софийского собора и храма Бориса и Глеба прошло больше 120 лет, но показывает, насколько доверяли в те времена устному эпосу.

Другой пример — добавление в известиях о построении Сотко Сы- тиничем церкви Бориса и Глеба. В Новгородском летописце, обнаруженном А. Н, Насоновым в рукописи середины XVI в., об этой церкви сказано, что ее построил «Сотке богатой». Такую же замену «Сотко Сытинич» на «Сотко богатой» находим в Новгородской Уваровской летописи, составленной в конце XVI в., и во всех последующих новгородских летописях, восходящих к ней: в Новгородской 3-й обеих редакций, Новгородской Забелинской, Новгородской Погодинской всех трех редакций (первоначальная редакция этой последней в одном случае из двух дает «компромиссное» чтение: «Сотко Сотичь богатой»). Переделка «Сотко Сытинич» на «Сотко богатой» была, очевидно, следствием уверенности летописцев, что Сотко Сытинич — это тот самый «Садко богатый гость», о котором поется в былинах.

4
Эпические повествования о Садко составляют небольшой цикл нз трех произведений. В устном бытовании они исполнялись народными певцами иногда по отдельности, но чаще в разных сочетаниях по две былины, соединенных в одну, а изредка — и все вместе в одном исполнении. Так как большинством записей зафиксированы контаминации сюжетов о Садко, прежние труды по русскому эпосу вели, как правило, речь об одной посвященной ему былине, хотя и передаваемой певцами с разной степенью полноты и последовательности. Отмечали, однако, разнобой в сюжетном составе наличных вариантов, разновременность возникновения отдельных частей. Работы В.Ф. Миллера, А.Н. Веселовского и других эпосоведов прояснили это еще до начала прошлого века. Но сам тезис о самостоятельном происхождении каждого из трех сюжетов был выдвинут вполне отчетливо более четырех десятилетий назад в статье Б. Мериджи А вскоре Т.М. Акимова, внимательно рассмотрев все введенные к тому времени в науку записи, убедительно доказала, что ими представлена не одна былина, посвященная Садко, а три.

Построение храма находится не только в центре былины о состязании Садко с Новгородом. Оно перешло и в другую былину о нем, посвященную путешествию на дно морское. В вариантах ее обычно герой, спустившийся на воду, чтобы умилостивить морского царя, попадает в подводное царство; вернуться оттуда удается благодаря совету святого Николы. Ему в благодарность, по своему обещанию, Садко строит потом церковь. Но опять-таки следует обратить внимание на старейшую запись Кирши Данилова. Здесь нет такого обещания, а из текста ясно, что Садко относился к прихожанам этой церкви, уже стоявшей в Новгороде до того, как ом отправился в плавание: выполнив у морского царя совет святого Николы —

Ото сна Садко пробу жался.
Он очутился под Новым-городом,
Узнал он церкву — приход своих,
Тово Николу Можайскова,
Перекрестился крестом своим.

Название Борисоглебской церкви в былинах забылось. Один из основных исследователей былин о Садко А.Н. Веселовский предполагал, что оно было заменено названием Никольской церкви из-за известной близости между святым Николой и святыми Борисом и Глебом по времени их церковного чествования и по некоторым народным представлениям о них. Имя святого Николы со временем стало особенно популярным именно в Новгороде, где существовала «братчина Николыци- на» (куда вступает былинный Садко) — купеческое сообщество, небесным покровителем которого считался святой Николай. Он же был и покровителем мореплавателей, а Садко, согласно наиболее распространенной из былин о нем, вел заморскую торговлю, и караван его кораблей чуть не погиб от бури, но Садко спасается, следуя совету святого Николы. По мере эволюции былины в ней и появилось представление, что «Садко богатый» возвел церковь именно святому Николе. Как считал А.Н. Веселовский, «на этой стадии развития легенда осложнилась далее темн элементами сказки, которыми наполнены, за выключением эпизода о Николе, дошедшие до нас былины».

Былинные повествования о морском царе и его воздействии на судьбу Садко, конечно, сказочного происхождения. Наиболее развитой вид они приобрели с появлением еще одной былины о Садко: бедный гусляр на берегу Ильменя усладил своей игрой повелителя водной стихии и за то получил от него богатство. Это стало как бы преамбулой к основной былине о состязании богатого Садко с Новгородом (хотя есть и другие былинные вари а цй л в объяснении того, как разбогател Садко). Финальной же в образовавшемся цикле оказалась та самая былина, где Садко, вынужденный отблагодарить морского царя за богатство, попадает к нему на дно, здесь должен развлекать его своей игрой, потом выбирать себе невесту, рискуя остаться тут навсегда, если бы не мудрые советы святого, позволившие вернуться в Новгород. Основательно изучавший эпос о Садко В.Ф. Миллер справедливо считал исконным центральный сюжет, где Садко состязается с Новгородом: повествование могло иметь в основе историческую реальность. Не только у Кирши Данилова, но и в ряде других записей именно этот сюжет изображает своего героя храмоздателем. Как замечал В.Ф. Миллер, «летопись не называет Садка торговым гостем, но нетрудно предположить, что исторический Садко свои богатства, давшие ему средства построить каменный храм, приобрел, как и другие новгородские богачи, путем обширной внешней торговли». Ученый считал, что существовало «новгородское предание, составившее основу былины»; позднее же «к имени этого исторического лица» прикрепились «сказочные мотивы».

Возможные источники подобных мотивов указывали Веселовский, Миллер и другие исследователи в фольклоре не только славянских народов, причем близкие параллели оказались, в частности, у карел, обитающих в тех же местах, где особенно интенсивно бытовали былины о Садко. Игру героя на гуслях в подводном царстве, например, объясняли воздействием карело-финских рун. Но самая интересная параллель, на которую обратил внимание А.Н. Веселовский, нашлась во французском средневековом романе. Герой его по имени Садок, плывя в бурю на корабле, по жребию принужден броситься в море (как виновник опасности), чтобы не погибли его спутники; после этого буря утихает, а сам Садок спасается. Такова же схема сюжета в третьей былине о Садко. Как предполагал Веселовский, «и роман, и былина независимо друг от друга восходят к одному источнику». Сам этот источник пока не обнаружен. Но вполне очевидно, что народному певцу, знавшему былину о Садко, естественно было воспринять такое произведение как повествование об иных приключениях того же героя. Интенсивная заморская торговля древнего Новгорода давала широкий простор международному обмену фольклорными сюжетами, В.Ф. Миллер писал, что упомянутый эпизод о Садоке, вследствие совпадения имен, повлиял на былину, дошедшую до нас. Ученый полагал, что образ Садко-купца позднее расширился представлением о нем как гусляре. Дело в том, что об игре на гуслях нет речи в одной из двух былин о нем у Кирши Данилова: Садко получает богатство от Ильмень- озера, послужив ему не как гусляр. Миллер знал еще одну запись, где речь даже идет именно о пребывании Садко у морского царя, предлагающего герою невесту, но нет игры его на гуслях. Правда, этот текст без начала. Однако уже после смерти Миллера были записаны еще два любопытных варианта былины о пребывании Садко у морского царя. Тут хорошо сохранилось начало:

Еще жил Садко купец, гость богатой.
Не мало раз Садко по морю беги вал,
Морского царя ничем не даривал.

Здесь тоже идет речь и о невесте, но тоже нет речи о том, что герой — гусляр. Необязательно объяснять это позднейшим забвением: оба варианта записаны в сибирском заполярном поселке Русское Устье, где веками сохранялась в изоляции старая фольклорная традиция, которую принесли новгородцы, переселившиеся сюда, согласно их преданиям, еще во времена Ивана Грозного. Есть записанные в разных местах русские мифологические рассказы о том, как герой обогатился благодаря водяному. Некоторые из них близки повествованию о получении богатства без помощи игры на гуслях в былине о Садко. Есть и рассказы, где речь идет о будто бы состоявшейся женитьбе на дочери водяника, в отличие от былины, где герою удалось этой женитьбы избежать.

Сказочно-мифологические подробности в былинах о Садко — результат сложного и, вероятно, долгого взаимодействия между старинными русскими и нерусскими фольклорными сюжетами и тем историческим зерном, которое лежало в основе устного повествования о новгородском строителе знаменитого храма XII столетия. В былинах он прославился еще и как гусляр — подобно другому популярному герою нашего эпоса Добрыне Никитичу, хотя историческим прототипом былинного Добрыни был не богатый новгородец XII в., а государственный и военный деятель X—XI столетий, связанный своей биографией с Новгородом. Но, в отличие от Добрыни Никитича или Ставра Годиновича, былинный Садко — гусляр профессиональный, что отмечал еще В.Ф. Миллер. Он справедливо писал о наличии «следов скоморошьей обработки» главным образом в «былинах-новеллах», изображавших «происшествия городской жизни». Относящаяся к их числу трилогия о Садко — наиболее яркое свидетельство вклада, который внесли, очевидно, именно новгородские скоморохи в уснащение исторической основы эпических песен сказочными эпизодами из своего разнородного репертуара профессиональных гусляров.

5
Спор о том, как соотносятся былины о Василин Буслаеве с летописными известиями, имеет значительную протяженность. Еще И.И. Григорович в своем «Опыте о посадниках новгородских» не сомневался, что «посадник Васка Буславич», о смерти которого Никоновская летопись сообщает под 1171 г., — историческое лицо. Н.М. Карамзин иронически относился к этому летописному известию. В противоположность ему С.М. Соловьев писал, со ссылкой на Никоновскую летопись, что «в древних русских стихотворениях из лиц исторических является действующим новгородец Василий Буслаев». Аргументированно отклонял подобную точку зрения И.Н. Жданов, указывая, что новгородские летописи такого посадника не знают, причем «не упоминают о нем и перечни новгородских посадников». В.Ф. Миллер и А.В. Марков (а позже — А.И. Никифоров), напротив, не видели оснований сомневаться в достоверности указания Никоновской летописи. С.К. Шамбинаго, отмечая, что «Никоновская летопись часто пользуется для своих вставок песенным материалом», а в древнейшей летописи Новгорода — Новгородской 1 -й — «не значилось такого посадника» (в 1171 г. посадником был, согласно этой летописи, Жирослав), причем ((Другие летописи о Васке не упоминают вовсе», заключает, что это известие Никоновской летописи «не находит соответствия с действительностью».

А.Н. Робинсон не только не сомневался в достоверности летописного известия, но и датировал, вслед за В.Ф. Миллером, на основании этого известия сами былины: «Никоновская летопись, — пишет он, — под 1171 г. отмечает смерть „посадника Васки Буславича», на основании чего былины о нем могут быть отнесены к XII в.». Д.С. Лихачев, принимая эту датировку и повторив основные доводы предшественников в пользу фольклорного происхождения летописного известия, писал: «Необычная для летописи форма имени посадника («Васка»), но обычная для былин о нем, также свидетельствует, чт о это известие было взято из последних». Однако собственный аргумент Д.С. Лихачева несостоятелен: такие же уменьшительные имена новгородских посадников (Иванко Павлович, Михалко Степанич, Мирошка Незнанич, Иванко Дмитриевич и т. п.) постоянно фигурируют в летописях. Попытаемся внести в этот вопрос ясность с учетом недавних исследований. В настоящее время известно указание на Василия Буслаева не в одной, а по существу в трех летописях. Это, во-первых, Никоновская летопись (под 1171 г.): «Того же лета преставился в Новегороде посадник Васка Буславичь»; Новгородская Погодинская летопись, в ее первоначальной редакции (под тем же годом): «Того же году преставился в Великом Новеграде посадник Василий Буславиев», и, наконец, сокращенная редакция этой же летописи (тоже под 1171 г.): «Того же лета преставился в Новеграде посадник Васка Буславиев».

Обе редакции Новгородской Погодинской летописи относятся к последней четверти XVII в. Ни одна из предшествовавших ей новгородских летописей (а их теперь известно, кроме кратких летописцев, восемь, причем некоторые дошли в нескольких редакциях) подобного известия не содержит, как и вообще каких-либо упоминаний о Василии Буслаеве. Ни в одной из опубликованных неновгородских летописей, кроме Никоновской, составленной в середине XVI в., сведений о нем также нет. Есть основания полагать, что в Новгородскую Погодинскую летопись это известие попало из Никоновской (непосредственно или опосредованно), так как в новгородских источниках Новгородской Погодинской летописи — в Новгородской Забелинской и Новгородской 3-й летописях — такого известия нет. В самой же Никоновской оно помещено непосредственно за рассказом о победе новгородцев над суздальцами, который восходит к текстам, читающимся в новгородских летописях, до нас дошедших и о Буслаеве не упоминающих. Тщательно составлявшиеся перечни новгородских посадников, дошедшие в составе Новгородской 1-й летописи по рукописи XIV в., имени Василия Буслаевича (или Богуславовича) не содержат. Это касается не только времени около 1171 г., но и всех предшествовавших этому году посадников, что существенно, так как если бы известие о смерти «Васки Буславича» в 1171 г. было достоверно, оно не обязательно должно было означать смерть степенного посадника (т. е. отправлявшего свою должность в 1171 г.), как думал С. К. Шамбинаго; новгородские посадники продолжали носить это звание и после того, как переставали выполнять посаднические функции.

В списках посадников значится несколько лиц, носивших имя Василия, однако все они относятся ко времени не ранее середины XIV в. Не названо вообще ни одного посадника, отчество которого хотя бы отдаленно походило на «Буслаевич» или «Богуславович». Отпадает соображение П.А. Бессонова о том, что Василий мог «скрываться» в ранних новгородских летописях под языческим именем: известие Никоновской летописи должно было восходить к одной из этих же ранних летописей. Однако давно доказано, что именно Никоновская летопись включала известия, почерпнутые из фольклорных источников. Это заставляет полагать, что такому же источнику обязано своим происхождением и упоминание ею «Васки Буславича». И.Н. Жданов предполагал, что существовал сюжет, где Васька становится посадником. Если такой сюжет действительно существовал и в нем, как и в возможном источнике «Повести» В.А. Левшина (о ней см. ниже), упоминался Садко, то нет ничего удивительного, если знакомый с этим сюжетом летописец счел за лучшее поместить известие о смерти «посадника Васки Буславича» в хронологической близости от известия о Сотко Сытиниче, которого он закономерно отождествлял с фольклорным Садко. Внимание Никоновской летописи к былинным богатырям и даже к фольклорным персонажам, которые отсутствуют в дошедших до нас произведениях устной традиции, но, очевидно, фигурировали там прежде, — факт, в достаточной мере оправдывающий такое предположение (не исключающее, конечно, возможности реальной основы).

Хотя, в отличие от былинного Садко, былинный Василий Буслаев не соотнесен пока с вполне определенным историческим прототипом, существуют довольно близкие исторические параллели. Особенно интересный материал такого рода рассматривал Б.М. Соколов, комментируя былины о Буслаеве и о Садко в редко используемой из-за малого тиража антологии 1918 г. Две былины о Василии Буслаеве — о его ссоре с новгородцами и о поездке в Иерусалим, известные в значительном числе записей, иногда объединялись сказителями в одну. Иных произведений былинного эпоса об этом герое не записано, но можно предполагать, что если не былины, то предания о Василии Буслаевиче, содержание которых дошедшими былинами не покрывается, существовали. В пользу этого свидетельствуют отражения фольклора об этом герое в исландском эпосе, чему была посвящена работа В.А. Брима. Сопоставив исландский и русский материал, автор пришел к заключению, что должно было существовать предание о походе Василия Буслаева на Восток. Оно отразилось в Боса- саге, старшая редакция которой, представленная значительным числом рукописей, появилась ие ранее XIV в. и имеет переклички как с первой, так и со второй былинами. Другим свидетельством может служить «Повесть о сильном богатыре и старославенском князе Василии Богуслаевиче», сочиненная В. А. Лев- шиным во второй половине XVIII в. на основе фольклора. Как писала

А.М. Астахова, «для истории русского былинного эпоса „Повесть Левшина представляет большой интерес как отражение одного из устных вариантов XVIII века былины о Василии Буслаеве». И хотя «непосредственный источник „Повести» нам неизвестен», а сама она «не простой пересказ былины», но «литературное произведение, опирающееся на былинный материал», текст ее содержит «детали, которые известны в последующей устной традиции». Нельзя относить к не дошедшему до нас варианту, который использовал Левшин, все отсутствующие в нем детали «Повести», но среди них почти наверняка были и такие, которые отобразили особенности именно этого устного источника. Любопытно, что в тексте Левшина среди второстепенных персонажей фигурирует «Садко богатый гость», а сам Василий в итоге становится князем Новгорода и повелителем всей Русской земли.

Былины о Садко и о Василии Буслаеве дают полезные иллюстрации к результатам исследований социально-политической структуры Новгорода, которые в последние десятилетия существенно обогатились ценнейшими материалами, добытыми в результате беспрецедентных археологических открытий. Несмотря на изменения, внесшие много сказочного в былины о Садко и породившие несколько смысловых неясностей, темных мест в былинах о Василии Буслаевиче, и там и тут достоверно переданы многие характерные черты социального быта Новгорода в XII—XV вв.: заклады, братчины, набор дружины молодым боярином, бой на Волховском мосту, вызванный борьбой за власть, огромный размах торговли, паломничества в Святую землю — все это, как и многое другое, ярче и полнее отобразило реальную жизнь древнего Новгорода, чем несколько схематизированные порой картины древнего Киева в былинах о подвигах его богатырей.

По данным С.А. Азбелева, насчитывающего 53 сюжета героических былин, Василий Буслаев является главным героем двух из них (№№ 40 и 41 по составленному Азбелевым указателю).40. Василий Буслаев и новгородцы41. Поездка Василия БуслаеваВасилий Буслаев — новгородский герой, представляющий собой идеал молодецкой безграничной удали. Это самый знаменитый из персонажей фольклора, носящих имя Василий.Первый из посвящённых Василию Буслаеву былинных сюжетов рассказывает о его конфликте с городской общиной. С юных лет для Васьки нет никаких стеснений; он всегда делает так, как ему вздумается, не обращая внимания на тот вред, который приносят его поступки. Настроив против себя большинство новгородцев, он собирает дружину из таких же сорвиголов, как он сам, и буйствует всё более и более; только мать его имеет над ним хотя бы тень власти. Наконец, подзадоренный на пиру, Василий бьётся об заклад, что будет биться во главе своей дружины на Волховском мосту со всеми новгородскими мужиками. Бой начинается, и угроза Василия избить всех противников до единого близка к осуществлению; только вмешательство матери Василия спасает новгородцев.Василий Буслаев Второй из посвящённых Василию Буслаеву былинных сюжетов изображает этого героя уже не юношей, но зрелым человеком. Чувствуя тяжесть своих грехов, Василий отправляется их замаливать в Иерусалим. Но паломничество к Святым местам не меняет характер героя: он демонстративно нарушает все запреты и на обратном пути гибнет самым нелепым образом, пытаясь доказать своё молодечество.Тип Василия Буслаева был мало разработан в дореволюционной научной литературе. Большинство исследователей высказались в пользу оригинальности этого типа, считая его олицетворением могущества самого Новгорода, тогда как Садко служит олицетворением его богатства.Одним из главных героев знаменитого фильма Сергея Эйзенштейна «Александр Невский», снятого в 1938 г., является новгородский парень Васька Буслай (не Буслаев!). Этот персонаж «унаследовал» две свойственные былинному Василию Буслаеву черты: бесшабашную удаль и почтение к матери. В остальном кинематографический герой резко отличен от былинного: он не противопоставляет себя общине, а его бьющая через край энергия умело направляется князем Александром в нужное русло (ему поручается самое важное и самое опасное место в предстоящем бою). Весёлый и гораздый на выдумки Васька Буслай представлен другом-соперником степенного боярина Гаврилы Алексича. В Ледовом побоище оба совершают великие подвиги, а в конце фильма Буслай сам великодушно признаёт первенство старшего друга в воинской доблести.В 1982 г. режиссёром Геннадием Васильевым был снят фильм-сказка «Василий Буслаев». Автором сценария были использованы отдельные мотивы былин о Василии Буслаеве (причём в очень вольной трактовке).

Былинные сюжеты, героем которых является Василий Буслаев

По данным С.А. Азбелева, насчитывающего 53 сюжета героических былин, Василий Буслаев является главным героем трёх из них (№ 40, 41 и 42 по составленному Азбелевым указателю ).

40. Василий Буслаев и новгородцы

41. Поездка Василия Буслаева

42. Смерть Василия Буслаева

Образ Василия Буслаева в былинах

Василий Буслаев — новгородский герой, представляющий собой идеал молодецкой безграничной удали. Это самый знаменитый из персонажей фольклора, носящих имя Василий .

Первый из посвящённых Василию Буслаеву былинных сюжетов рассказывает о его конфликте с городской общиной. С юных лет для Васьки нет никаких стеснений; он всегда делает так, как ему вздумается, не обращая внимания на тот вред, который приносят его поступки. Настроив против себя большинство новгородцев, он собирает дружину из таких же сорвиголов, как он сам, и буйствует всё более и более; только мать его имеет над ним хотя бы тень власти. Наконец, подзадоренный на пиру , Василий бьётся об заклад, что будет биться во главе своей дружины на Волховском мосту со всеми новгородскими мужиками. Бой начинается и угроза Василия избить всех противников до единого близка к осуществлению; только вмешательство матери Василия спасает новгородцев.

Второй из посвящённых Василию Буслаеву былинных сюжетов изображает этого героя уже не юношей, но зрелым человеком. Чувствуя тяжесть своих грехов, Василий отправляется их замаливать в Иерусалим . Но паломничество к Святым местам не меняет характер героя: он демонстративно нарушает все запреты и на обратном пути гибнет самым нелепым образом, пытаясь доказать своё молодечество.

Тип Василия Буслаева был мало разработан в дореволюционной научной литературе. Большинство исследователей высказались в пользу оригинальности этого типа, считая его олицетворением могущества самого Новгорода , тогда как Садко служит олицетворением его богатства.

Герой кинематографа

Николай Охлопков (слева) в роли Васьки Буслая. Фильм «Александр Невский»

Одним из главных героев знаменитого фильма Сергея Эйзенштейна «Александр Невский «, снятого в 1938 г., является новгородский парень Васька Буслай (не Буслаев!). Этот персонаж «унаследовал» две свойственные былинному Василию Буслаеву черты: бесшабашную удаль и почтение к матери. В остальном кинематографический герой резко отличен от былинного: он не противопоставляет себя общине, а его бьющая через край энергия умело направляется князем Александром в нужное русло (ему поручается самое важное и самое опасное место в предстоящем бою). Весёлый и гораздый на выдумки Васька Буслай представлен другом-соперником степенного боярина Гаврилы Алексича . В Ледовом побоище оба совершают великие подвиги, а в конце фильма Буслай сам великодушно признаёт первенство старшего друга в воинской доблести.

В 1982 г. режиссёром Геннадием Васильевым был снят фильм-сказка «Василий Буслаев ». Автором сценария были использованы отдельные мотивы былин о Василии Буслаеве (причём в очень вольной трактовке).

Примечания

Литература

  • Н. И. Костомаров Историческія монографіи и изслѣдованія, Том 8. СПБ. Тип. К. Вульфа, 1868. стр 124-148

Ссылки

Wikimedia Foundation . 2010 .

  • Василий Косой
  • Сокар

Смотреть что такое «Василий Буслаев» в других словарях:

    ВАСИЛИЙ БУСЛАЕВ — ВАСИЛИЙ БУСЛАЕВ, СССР, киностудия им. М.Горького, 1982, цв., 81 мин. Сказ. По одноименной поэме Сергея Наровчатова. Услыхал однажды посадский сын Васька Буслаев от странников тревожную весть, будто напали на Русь страшные враги, разорили ее.… … Энциклопедия кино

    ВАСИЛИЙ БУСЛАЕВ — герой былин новгородского цикла (14 15 вв.), гуляка и озорник, вступивший в бой со всем Новгородом … Большой Энциклопедический словарь

    Василий Буслаев — герой былин новгородского цикла (XIV XV вв.), гуляка и озорник, вступивший в бой со всем Новгородом. * * * ВАСИЛИЙ БУСЛАЕВ ВАСИЛИЙ БУСЛАЕВ, герой былин новгородского цикла (14 15 вв.), гуляка и озорник, вступивший в бой со всем Новгородом … Энциклопедический словарь

    Василий Буслаев — ВАСИЛИЙ (Васька) БУСЛАЕВ фольклорный персонаж, герой новгородских былин Буслаев и новгородцы и Смерть Буслаева. Подобно др. былинным богатырям В. Б. наделен фантастич. силой, необычайно быстро растет, испытывая свою физич. мощь на сверстниках,… … Российский гуманитарный энциклопедический словарь

    Василий Буслаев — герой двух былин новгородского цикла, созданных в период расцвета торговой и политической жизни Новгорода в 14 15 вв. и испытавших позднейшие влияния 16 17 вв. Осуждение В. Б., бесшабашного пьяницы и ушкуйника, вступающего в бой со всем… … Большая советская энциклопедия

    ВАСИЛИЙ БУСЛАЕВ — герой русских былин, боярский сын, связавшийся с новгородской вольницей, бесшабашный пьяница и ушкуйник, вступавший в бой со всем Новгородом. Погиб на пути из Св. Земли, куда ездил замаливать грехи.

Новгородские былины не разрабатывали воинской тематики. Они выразили иное: купеческий идеал богатства и роскоши, дух смелых путешествий, предприимчивость, размашистую удаль, отвагу. В этих былинах возвеличен Новгород, их герои — купцы.

Чисто новгородским богатырем является Василий Буслаев. По В. И. Далю, «буслай» — «разгульный мот, гуляка, разбитной малый». Таким и предстает герой. Ему посвящены две былины: «Про Василья Буслаева» (или «Василий Буслаев и новгородцы») и «Поездка Василия Буслаева».

Первая былина отразила внутреннюю жизнь независимого Новгорода в XIII—XIV вв. Предполагается, что в ней воспроизведена борьба новгородских политических партий.

Рожденный от пожилых и благочестивых родителей, рано оставшийся без отца, Василий легко овладел грамотой и прославился в церковном пении. Однако у него проявилось еще одно качество: необузданное буйство натуры. Вместе с пьяницами он начал допьяна напиваться и уродовать людей. Богатые посадские мужики пожаловались его матери — матерой вдове Амелфе Тимофеевне. Мать стала Василия журить-бранить, но ему это не понравилось. Буслаев набрал себе дружину из таких же молодцов, как и он.

Далее изображается побоище, которое в праздник устроила в Новгороде перепившаяся дружина Буслаева. В этой обстановке Василий предложил ударить о велик заклад: если Новгород побьет его с дружиною, то он всякий год будет платить дани-выходы по три тысячи; если же он побьет — то мужики новгородские будут ему платить такую же дань. Договор был подписан, после чего Василий с дружиной прибили… многих до смерте. Богатые мужики новгородские кинулись с дорогими подарками к Амелфе Тимофеевне и стали ее просить унять Василия.

С помощью девушки-чернавушки Васька был доставлен на широкий двор, посажен в погреби глубокие и крепко заперт. Между тем дружина продолжала начатый бой, но не могла устоять против целого города и стала слабеть. Тогда девушка-чернавушка взялась помогать дружине Василия — коромыслом прибила уж много до смерте. Затем она освободила Буслаева. Тот схватил ось тележную и побежал по широким новгородским улицам. По пути он натолкнулся на старца-пилигримища:

Стоит тут старец-пилигримишша,

На могучих плечах держит колокол,

А весом тот колокол во триста пуд…

Но и он не смог остановить Василия, который, войдя в задор, ударил старца и убил. Затем Буслаев присоединился к своей дружине: Он дерется-бьется день до вечера. Буслаев победил новгородцев. Посадские мужики покорилися и помирилися, принесли его матери дорогие подарки и обязались платить на всякой год по три тысячи. Василий выиграл пари у Новгорода, как и Садко-купец в одной из былин.

Былина «Поездка Василия Буслаева» повествует о путешествии героя в Ерусалим-град с целью замолить грехи. Однако и здесь проявилась его неукротимость («А не верую я, Васюнька, ни в сон, ни в чох, а и верую в свой червленой вяз «). На горе Сорочин ской Василий кощунственно пнул прочь с дороги человеческий череп. В Иерусалиме, несмотря на предостережение бабы залесной, купался во Ердане-реке со всей своей дружиной. На обратном пути снова пнул человеческий череп, а также пренебрег надписью на некоем мистическом камне:

«А и кто-де у камня станет тешиться,

А и тешиться-забавлятися,

Вдоль скакать по каменю, —

Сломить будет буйну голову».

Василий прыгнул вдоль по каменю — и погиб. Таким образом, он не смог выполнить благочестивых намерений, остался верен себе, умер грешником.

Иной тип героя представляет Садко. В. Г. Белинский писал о нем: «Это уже не богатырь, даже не силач и не удалец в смысле забияки и человека, который никому и ничему не дает спуску; это и не боярин, не дворянин: нет, это сила, удаль и богатырство денежное, это аристократия богатства, приобретенного торговлею, — это купец, это апофеоза купеческого сословия. Садко выражает собою бесконечную удаль; но эта сила и удаль основаны на бесконечных денежных средствах, приобретение которых возможно только в торговой общине».

О Садко известны три сюжета: чудесное обретение богатства, спор с Новгородом и пребывание на дне у морского царя. Обычно два или все три сюжета исполнялись в контаминированном виде, как одна былина (например: «Садко»).

Первый сюжет имеет две версии. По одной купец Садко пришел с Волги и передал от нее привет слезному озеру Ильменю. Ильмень одарил Садко: превратил три погреба выловленной им рыбы в монеты. По другой версии, Садко — бедный гусляр. Его перестали звать на пиры. С горя он играет во гусли яровчаты на берегу Ильмень-озера. Из озера вышел царь водяной и в благодарность за игру научил Садко, как разбогатеть: Садко должен ударить о залог великий, утверждая, что в Ильмень-озере есть рыба-золотые перья. Ильмень дал в сети три таких рыбины, и Садко сделался богатым купцом.

Второй сюжет также имеет две версии. Раззадорившись на пиру, Садко бьется с Новгородом об заклад, что на свою несметну золоту казну может повыкупить все товары новгородские. По одной версии так и происходит: герой выкупает даже черепки от битых горшков. Согласно другой версии, в Новгород каждый день прибывают все новые товары: то московские, то заморские. Товаров со всего да со бела свету не выкупить; как ни богат Садко, а Новгород богаче.

В третьем сюжете корабли Садко плывут по морю. Дует ветер, но корабли останавливаются. Садко догадывается, что морской царь требует дани. Царю не нужно ни красного золота, ни чистого серебра, ни мелкого скатного жемчуга — он требует живой головы. Трижды брошенный жребий убеждает, что выбор пал на Садко. Герой берет с собой гуселки яровчаты и, оказавшись на морском дне, потешает царя музыкой.

От пляски морского царя сколебалосе все сине море, стали разбиваться корабли, начали тонуть люди. Утопающие вознесли мольбы Николе Можайскому — святому покровителю на водах. Он явился к Садко, научил изломать гусли, чтобы остановить пляску морского царя, а также подсказал, как Садко выбраться из синего моря. По некоторым вариантам спасенный Садко возводит соборную церковь в честь Николы.

В образе Садко трудно увидеть реальные исторические черты. Вместе с тем былина подчеркивает его удаль, что верно отражает колорит эпохи. Отважным купцам, преодолевающим водные просторы, покровительствовали божества рек и озер, симпатизировал фантастический морской царь.

Образ новгородского купца-корабельщика естественно вписывается в систему всего русского фольклора. На своих дорогих кораблях приплывает в Киев Соловей Будимирович. На Соколе-корабле плывут по синему морю Илья Муромец и Добрыня Никитич («Илья Муромец на Соколе-корабле»). Сказка «Чудесные дети» в ее самобытной восточнославянской версии также создала яркий образ купцов-корабельщиков, торговых гостей. Этот образ встречается и в других восточнославянских сказках.

Киевская Русь активно пользовалась водными торговыми путями. М. В. Левченко описал устройство судов древнерусского флота. «Ладьи досчатые», вмещавшие от 40 до 60 человек, изготавливали из долбленой колоды, обшивали досками (позже таким же способом строили свои суда запорожцы). Б. А. Рыбаков отметил, что в VIII—X вв. древнерусские флотилии насчитывали до двух тысяч судов.

В. Ф. Миллер отнес к новгородским — по ряду бытовых и географических признаков — былину «Вольга и Микула». Областная ориентация этого произведения сказалась в том, что новгородец Микула изображен более сильным, чем племянник киевского князя Вольга со своей дружиной.

Вольга отправился в пожалованные ему киевским князем три города за сбором дани. Выехав в поле, он услышал работу оратая: оратай понукивает, сошка поскрипывает, омешики по камешкам почиркивают. Но приблизиться к пахарю Вольге удалось только через два дня. Узнав, что в городах, куда он направляется, живут мужики… разбойники, князь пригласил оратая с собой. Тот согласился: выпряг кобылку, сел на нее и поехал. Однако вскоре он вспомнил, что оставил сошку в борозде — ее надо вытащить, отряхнуть от земельки и бросить за ракитов куст. Вольга трижды посылает дружинников убрать сошку, но ее не могут поднять ни пять, ни десять добрых молодцев, ни даже вся дружинушка хоробрая. Пахарь Микула вытаскивает сошку одной рукой. Противопоставление переходит и на коней: конь Вольги не может угнаться за кобылкой Микулы Селяниновича.

Образ Вольги испытал некоторое влияние образа мифического Волха: в зачине сообщается, что Вольга умеет оборачиваться волком, птицей-соколом, щукой-рыбою. Это давало основание возводить архаичную основу сюжета к конфликту между древним охотником и более цивилизованным земледельцем. Однако идея былины прежде всего состоит в том, что князю противопоставлен чудесный пахарь, наделенный могучей силой.

Зуева Т.В., Кирдан Б.П. Русский фольклор — М., 2002 г.

Главным персонажем былин являются богатыри. Они воплощают идеал мужественного, преданного родине и народу человека. Герой сражается в одиночку против полчищ вражеских сил. Среди былин выделяется группа наиболее древних. Это так называемые былины о «старших» богатырях, связанные с мифологией. Герои этих произведений являются олицетворением непознанных сил природы, связанные с мифологией. Таковы Святогор и Волхв Всеславьевич, Дунай и Михайло Потык.

Во второй период своей истории на смену древнейшим богатырям пришли герои нового времени — Илья Муромец , Добрыня Никитич и Алеша Попович . Это богатыри так называемого киевского цикла былин. Под циклизацией понимается объединение былинных образов и сюжетов вокруг отдельных персонажей и мест действия. Так сложился киевский цикл былин, связанный с городом Киевом.

В большинстве былин изображен мир Киевской Руси. В Киев едут богатыри на службу князю Владимиру, его же защищают они от вражеских полчищ. Содержание этих былин носит преимущественно героический, воинский характер.

Другим крупным центром древнерусского государства был Новгород. Былины новгородского цикла — бытовые, новеллистические 4 . Героями этих былин были купцы, князья, крестьяне, гусляры (Садко, Вольга, Микула, Василий Буслаев, Блуд Хотенович).

Мир, изображенный в былинах, это вся Русская земля. Так, Илья Муромец с заставы богатырской видит высокие горы, луга зеленые, леса темные. Былинный мир «светел» и «солнечен», но ему угрожают вражеские силы: надвигаются темные тучи, туман, гроза, меркнут солнце и звезды от несметных вражеских полчищ. Это мир противопоставления добра и зла, светлых и темных сил. В нем борются богатыри с проявлением зла, насилия. Без этой борьбы невозможен былинный мир.

Каждому богатырю присуща определенная, доминирующая черта характера. Илья Муромец олицетворяет силу, это самый мощный русский богатырь после Святогора. Добрыня тоже сильный и храбрый воин, змееборец, но еще и богатырь-дипломат. Его князь Владимир отправляет с особыми дипломатическими поручениями. Алеша Попович олицетворяет смекалку и хитрость. «Не силой возьмет, так хитростью» — говорится про него в былинах. Монументальные образы богатырей и грандиозные свершения — плод художественного обобщения, воплощение в одном человеке способностей и силы народа или социальной группы, преувеличение реально существующего, т.е. гиперболизация 5 и идеализация 6 . Поэтический язык былин торжественно-напевный и ритмически организованный. Его особые художественные средства — сравнения, метафоры, эпитеты — воспроизводят картины и образы эпически возвышенные, грандиозные, а при изображении врагов — страшные, безобразные. 7

В разных былинах повторяются мотивы и образы, сюжетные элементы, одинаковые сцены, строки и группы строк. Так, через все былины киевского цикла проходят образы князя Владимира, города Киева, богатырей. Былины, как и другие произведения народного творчества, не имеют закрепленного текста. Передаваясь из уст в уста, они изменялись, варьировались. Каждая былина имела бесконечное множество вариантов.

В былинах совершаются сказочные чудеса: перевоплощение персонажей, оживление мертвых, оборотничество. В них присутствуют мифологические образы врагов и фантастические элементы, но фантастика иная, чем в сказке. Она основана на народно-исторических представлениях. Известный фольклорист XIX века А.Ф. Гильфердинг писал:

«Когда человек усомнится, чтобы богатырь мог носить палицу в сорок пуд или один положить на месте целое войско, эпическая поэзия в нем убита. А множество признаков убедили меня, что северно-русский крестьянин, поющий былины, и огромное большинство тех, которые его слушают, — безусловно верят в истину чудес, какие в былине изображаются. Былина сохраняла историческую память. Чудеса воспринимались как история в жизни народа». 8

В былинах много исторически достоверных примет: описание деталей, старинного вооружения воинов (меч, щит, копье, шлем, кольчуга). В них воспевается Киев-град, Чернигов, Муром, Галич. Называются другие древнерусские города. События разворачиваются и в Древнем Новгороде. В них обозначены имена некоторых исторических деятелей: князь Владимир Святославич, Владимир Всеволодович Мономах. Эти князья соединились в народном представлении в один собирательный образ князя Владимира — «Красно Солнышко».

В былинах много фантастики, вымысла. Но вымысел является поэтической правдой. В былинах отразились исторические условия жизни славянского народа: завоевательные походы печенегов и половцев на Русь, разорение селений, полон женщин и детей, разграбление богатств. Позднее, в XIII-XIV веках, Русь находилась под игом монголо-татар, что тоже отражено в былинах. В годы народных испытаний они вселяли любовь к родной земле. Не случайно былина — это героическая народная песня о подвиге защитников Русской земли.

Однако былины рисуют не только героические подвиги богатырей, вражеские нашествия, битвы, но и повседневную человеческую жизнь в ее социально-бытовых проявлениях и исторических условиях. Это находит отражение в цикле новгородских былин. В них богатыри заметно отличаются от былинных героев русского эпоса. Былины про Садко и Василия Буслаева включают не просто новые оригинальные темы и сюжеты, но и новые эпические образы, новые типы героев, которые не знают другие былинные циклы. Новгородские богатыри, в отличие от богатырей героического цикла, не совершают ратных подвигов. Объясняется это тем, что Новгород избежал ордынского нашествия, полчища Батыя не дошли до города. Однако новгородцы могли не только бунтовать (В. Буслаев) и играть на гуслях (Садко), но и сражаться и одерживать блистательные победы над завоевателями с Запада.

Новгородским богатырем предстает Василий Буслаев . Ему посвящены две былины. В одной из них говорится о политической борьбе в Новгороде, в которой он принимает участие. Васька Буслаев бунтует против посадского люда, приходит на пиры и затевает ссоры с «купцами богатыми», «мужиками (мужами) новгородскими», вступает в поединок со «старцем» Пилигримом — представителем церкви. Со своей дружиной он «дерется-бьется день до вечера». Посадские мужики «покорилися и помирилися» и обязались платить «на всякий год по три тысячи». Таким образом, в былине изображено столкновение между богатым новгородским посадом, именитыми мужиками и теми горожанами, которые отстаивали самостоятельность, независимость города.

Бунтарство героя проявляется даже в его кончине. В былине «Как Васька Буслаев молиться ездил» он нарушает запреты даже у гроба господня в Иерусалиме, купаясь голым в Иордан-реке. Там же он и погибает, оставшись грешником. В.Г. Белинский писал, что «смерть Василия выходит прямо из его характера, удалого и буйного, который как бы напрашивается на беду и гибель». 9

Одной из самых поэтических и сказочных былин новгородского цикла является былина «Садко». В.Г. Белинский определил былину «как один из перлов русской народной поэзии, поэтический апофеоз 10 Новгороду». 11 Садко — бедный гусляр, разбогатевший благодаря искусной игре на гуслях и покровительству Морского царя. Как герой он выражает собой бесконечную силу и бесконечную удаль. Садко любит свою землю, свой город, семью. Поэтому он отказывается от несметных богатств, предложенных ему, и возвращается домой.

Итак, былины — это поэтические, художественные произведения. В них много неожиданного, удивительного, невероятного. Однако в основе своей они правдивы, передают народное понимание истории, народное представление о долге, чести, справедливости. Вместе с тем они искусно построены, язык их своеобразен.

Странные воины Новгорода

Г-н Великий Новгород всегда выделялся среди других городов России. В нем были особенно сильны вечевые традиции, и долгое время роль князя сводилась к арбитражу и организации защиты внешних границ. Большую роль в политике и общественной жизни играли богатые семьи, но все письма и договоры были скреплены архиепископом — именно иностранные путешественники называли его «владыкой города». Необычными были и новгородские воины.Казалось бы, недостатка во врагах никогда не было: литовцы, шведы, рыцари меча, языческие племена — было от кого защищать и обширные владения, и родной город. Да и по своему характеру новгородцы были людьми очень предприимчивыми и задиристыми. Тем не менее, новгородских богатырей всего два — Садко и Василий Буслаевы, да и то не совсем «правильные». Правда, иногда в число новгородских богатырей входит правнук некоего Ратмира (Ратши) Гаврила Олексич.Но Гаврило Олексич не делал героя в одиночку, как Илья Муромецу, и не сражался с чудовищами, как Добрыня и Алеша Попович — он совершал свои подвиги в составе новгородского войска. Прославился он во время Невской битвы (1240 г.), когда, преследуя шведов, попытался сесть на корабль на лошади, но был брошен в воду. У Гаврилы Олексич было два сына: Иван Морехина и Акинф. Одним из внуков Ивана был Григорий Кэннон, который считается основателем дворянского рода Пушкиных.От другого сына Гаврилы, Акинфа, они родили клан Каменских, один из которых стал героем статьи Проклятый генерал. Николай Каменский и его прозвище Суворов.
А вот Василия Буслаева, который, как и Гаврило Олексич, по воле С. Эйзенштейна стал героем знаменитого фильма «Александр Невский», на защите русских земель практически никто не видел, и оружие у него не героическое. — чаще всего именуется «вяз черный» (дубинка).

Василий Буслаев и Гаврило Олексич в фильме С.Эйзенштейн «Александр Невский», 1938

Известны две былины об этом богатыре: «Василий Буслаев и Новгород» (записано 20 вариантов) и «Путешествие Василия Буслаева» (15 записей).

В И. Даль сообщает, что слово «буслай» буквально означает «развратный болван, гуляка, сломленный парень». Между тем про отца Василия говорит:

«С Новым Городом не спаривался,
С Псковом не дрогнул,
И с Матушкой Москвой не переставал разговаривать».

Следовательно, есть основания полагать, что «Буслаев» »- это не отчество, а тем более не фамилия, а характеристика этого богатыря, ставшего уже с 7 лет:

« Шутка, шутка,
Шутка — из недоброй шутки
С боярскими детьми, с княжеский:
Которая отрывает руку — руку,
Которая за ногу — отрывает ногу,
Два или три вместе столкнутся —
лежат без души.

А когда Васька подрос, его «озорство» и «шутки» стали носить чисто меркантильный характер. Набиралась толпа из 30 человек, многие из которых, судя по прозвищам (Новоторженин, Белозерянин и др.), Были чужеземцами. людей, а не новгородцев, он стал ходить по пэрам, заводя ссоры с «купцами богатыми» и «новгородскими мужиками». И даже представители Церкви («старик» Пилигрим) не избежали «шалости» Васькина. некоторые тексты, этот старик тоже крестный отец Буслаева:

«Ты послушай меня, я тебе крестный отец,
Я научил тебя читать и писать, я научил творить добрые дела», — обращается он к нему.
На что Васька отвечает: «Когда ты меня учил, я деньги взял».

И далее:

«Ты, черт возьми, да ты мой крестный отец,
Вода несет тебя, но все не в то время.
И он ударил свой затемненный козырёк
И он убил старчещиса, своего крестного отца».

В результате «горожане поработили и помирились» и обязались платить «ежегодно по три тысячи». Некоторые исследователи считают, что в эпосе воспроизведена «борьба новгородских политических партий».Однако можно скорее предположить, что Васька предстает здесь как типичный «криминальный авторитет» и рэкетир.


Василий Буслаев против новгородцев, иллюстрация Р. Смирнова

Не исключено, что команда Буслаева могла также оказывать услуги по защите своих клиентов или, наоборот, организовывать нападения на своих оппонентов. Существование таких «бригад» еще в XV веке подтверждает митрополит Иона, сообщивший в письме новгородскому архиепископу Евфимию, что они существуют в Новгороде:

«Между распрями и распрями, и убийствами, и кровопролитием, и жестокими нападениями. были созданы и созданы православным христианством; они наняли это злое и безбожное дело, наняли по обе стороны злорадства и жажды кровопролития, пьяниц и беспечных, злых людей о своих душах ».

Любопытны познавательные тесты, которым подвергаются кандидаты Буслаева: нужно было одной рукой поднять бокал с половиной ведра и выпить его, после чего Василий тоже бил их по голове своим любимым «черным вязом». . Понятно, что после таких тестов человек стал либо инвалидом, либо психопатом с посттравматическими расстройствами личности и поведения. Однако я думаю, что в данном случае у нас есть место с гиперболическим описанием ритуала посвящения в уши: чаша с вином, может быть, и большая, но не «полведра», и удар дубинки, вероятно, был чисто символическим. .

Однако в той же эпопее оказывается, что в Новгороде есть богатырь и он сильнее Буслаева. Точнее — богатырка. Это какая-то черная женщина, служанка его матери, которая по ее приказу в разгар «эпической» уличной драки легко утаскивает с улицы убыточного Ваську и запирает его в подвал. Некоторые объясняют это неожиданное послушание буйного Буслаева его боязнью ослушаться матери, но это совершенно не в характере этого героя, который, по его собственным словам, не верит ни во сне, ни в удушье, а только в самое то. печально известный, черный вяз.Далее уже рассказывается о «подвигах» черного мешка. Доставив Ваську «по договоренности», эта девушка, видя, что его друзья побеждены, «роняет кленовые ведра из кипарисового рукава» и начинает орудовать ими, как дубинкой, «забивая многих противников до смерти».


Рябушкин Б.П. Девушка-Чернавушка бьет новгородцев. 1898

И тут, плюнув на приказ любовницы, отпускает Василия, завершающего погром «новгородских мужиков», закончившийся соглашением об уплате той ежегодной «дани».

В следующей эпопее Василий вдруг осознает, что у него есть:

«Молодого человека обворовали,
До старости надо спасти душу».
Или, в другой версии:
«У меня есть совершил великое преступление,
Он многих новгородцев побил ».

Снаряжая корабль, обращается к матери:

« Дай мне великое благословение
Пойти ко мне, Василий, в Ерусалим-град,
Со всем отрядом ужаса
Я молю Господа
Закрой святыню
В реке Ердане плыви.

Зная цену этих благих намерений сына, мать дает ему благословение с оговоркой:

«Если ты, дитя, пойди грабить,
И не носи Василия влажную землю».

Однако, Ваське в таких условиях благословение не нужно, он «как вьюн уворачивается», а мать уступает, даже помогает с оборудованием:

«Булат от жары растоплен,
Сердце матери растворяется,
И она дает много свинца, пороха,
И дает запасы зерна Василия,
И дает оружие длинное,
Береги тебя, Василий, буйствуй головой.»


Расстрелять плоскодонную гребную лодку с парусом. Название происходит от реки Аскуй — правого притока Волхова под Новгородом, где строились такие лодки. Современная реконструкция


Василий Буслаев и его группа, иллюстрация

По дороге в Иерусалим банда Буслаева встречается с разбойниками, которых «три тысячи, бусы грабят, галеры, корабли алые» .Но, «вкусив» васькинского «вяза», грабители «кланяются» ему сделайте ценные подарки и даже дайте гида.


Новгородские ушкуйники. Миниатюра из Лицевой хроники

Еще одно препятствие на пути — «Субой быстрый, но древко толстое», то есть сильное течение и высокая волна, с этим успешно справляется опытная команда Василия. Далее на Сорочинской горе (от названия реки, которая сейчас называется Царица — приток Волги) Буслаев видит череп и не находит ничего лучше, чем пнуть его ногой. И слышит жуткое предупреждение:

«Я молодец и ни мили,
лежу на Сорочинских горах,
Да солги тебе по правую руку.«

Изображения черепа и змей с подобными надписями часто встречались на лицевых синодиках, распространенных в средневековой Руси. Например:

« Смотри, мужик, и пойми, это твоя голова, после твоей смерти будет твоя ».

Слова мертвой головы не производят на Василия ни малейшего впечатления, более того, кажется, что он воспринимает их как вызов. Так, например, достигнув Святой Земли, вопреки предупреждениям, купается обнаженным в реке Иордан. На обратном пути, на той же Сорочинской горе, где лежит череп, Буслаев уже находит

«Серый камень горючий,
Камень шириной в тридцать локтей,
В долине камень в сорок локтей,
Высота его. камешек, на три локтя.

Камень явно могильный, на нем есть надпись, запрещающая перепрыгивать через него. Однако есть тексты, в которых надпись, наоборот, носит характер призыва: «Кто прыгнет этот камень и прыгнет?». В любом случае персонаж не дает Буслаеву просто пройти мимо: он сам перепрыгивает через камень, а своим товарищам приказывает прыгнуть. Затем она решает усложнить задачу: по одной версии, она перепрыгивает через камень вдоль, а не поперек, по другой — «лицом назад».И вот удача окончательно покидает этого героя:

«И не четвертовали только четверти,
А потом убили под камнем».

Спутники похоронили его, как и было предсказано — возле черепа.

Здесь мы, вероятно, имеем дело с дохристианскими представлениями о том, что мертвые могут брать с собой людей, перешагивающих через труп или через могилу. Особенно опасно перешагивать через могилу вместе, так как в этом случае человек не просто переходит путь умершего, а делит с ним свой путь.

Конечно, были попытки соотнести эпос Василия Буслаева с каким-либо реальным историческим лицом. И. Григорович (русский историк 1171 в.) И С.М. Соловьев рассказал о новгородском посаднике Ваське Буславиче, о смерти которого сообщает Никоновская летопись (середина XVI века) под 1171 годом. Кроме Никоновской, смерть этого посадника упоминается в Новгородской Погодинской летописи (записано в последняя четверть XNUMX века): «В том же (XNUMX) году в Великом Новеграде скончался посадник Василий Буславьев.«Предполагается, что эта новость попала в эту хронику с Никоновской. Этой новости доверяли литературный критик А. Н. Робинсон и советский историк и филолог Д. С. Лихачев.

Но Н. М. Карамзин отнесся к этой летописной новости с недоверием. Академик И. Н. Жданов. выяснив, что в списках новгородского градоначальника нет Василия Буслаева или человека с хотя бы отдаленно похожей фамилией, С.К. Шамбинаго считал Никоновскую летопись ненадежным источником из-за частых вставок «песенного материала».С ним согласны современные исследователи, считающие, что Никоновская летопись включает «новости, собранные из фольклорных источников». Но в гораздо более «авторитетном» среди историков Новгородской Первой летописи некоем Жирославе в 1171 году был назван посадником.

Еще один новгородский богатырь — знаменитый Садко, опять же, совершенно не похож на героев былин о Новгороде. Киевский цикл. Садко не обладает богатырской силой, но он отличный (возможно, гениальный) гуслар и певец. Именно его голос привлекает морского царя, от которого герой получает награду, делая его одним из первых новгородцев.


Д. Беляков в роли Садко, Архангельский драматический театр

Собрано 40 вариантов эпоса «Садко», которые по месту записи делятся на 4 группы — Олонецкую, Беломорскую, Печорскую и Урало-Сибирскую. Среди последних — эпопея о кузнечном деле Невьянского Демидовского завода, знаменитый Кирша Данилов. В то же время есть только одна абсолютно полная версия, содержащая все эпизоды, — записанная онегским рассказчиком А.П. Сорокиным (записи также получены из 10 былин).Эпос Сорокина о Садко состоит из трех частей, которые у других рассказчиков оказываются отдельными песнями.

О происхождении Садко былины существуют разные версии: по первой Садко — коренной новгородец, по второй — пришелец. Вторая версия кажется более предпочтительной, поскольку в эпопее Кирши Данилова сообщается, что, разбогатев, Садко остается изгоем и даже просит царя морского: «Научи меня жить в Новгороде».

Морской царь ему советует:

«Приведи тебя с людьми с обычаями,
И вот уже об их обеде, Доспей,
Позови молодых людей, горожан,
И они узнают и ведати.«

Думаю, коренной новгородец сам догадался, кого пригласить на« благородное застолье », кого одолжить и с кем завести необходимые знакомства. Но не будем забегать вперед.

Прежде всего, пусть Мы говорим, почему Садко пришлось петь одному на берегу Ильменского озера. Оказывается, его почему-то больше не приглашали на застолья (возможно, репертуар уже не подходил, а может, Садко позволял себе какое-то дерзость), и он был в состоянии депрессии.Привлеченный его пением, морской царь предлагает ему награду. По самой известной версии, Садко должен был обыграть пешку с именитыми людьми, чтобы поймать золотое перо в Ильменском озере.


Кадр из фильма «Садко», 1952 г.

Не совсем понятно, какое значение имеет эта рыба, и чем эта ипотека так интересна новгородским купцам: ну, может быть, в озере есть очень редкая рыба. . Если человек спорит, возможно, он уже поймал ее и знает место, где она находится.Почему по этому незначительному поводу поставил на карту все свое состояние? Для менее распространенной, но более логичной версии Садко нанимает рыболовную артель, которая ловит для него много большой и маленькой, красной и белой рыбы. Ночью пойманная (и сложенная в сарай) рыба превращается в золотые и серебряные монеты — это рекорд того же Кирши Данилова.

На этом заканчивается первая часть эпоса «Сорокин» (и первые песни других сказочников о Садко). А второй начинается с того, что, разбогатев, Садко остается чужим в Новгороде и, следуя совету морского царя, пытается наладить контакты с влиятельными людьми.Но и здесь он терпит неудачу, потому что на этом празднике новая ссора с именитым Новгородом. В итоге он снова делает ставку на то, что сможет купить все новгородские товары. Иногда ему это удается, и он снова сбивает с толку новгородских купцов, но чаще Садко терпит неудачу (ведь товары все время привозят: сначала московские, потом иностранные, и цены на них растут). Так или иначе, Садко оказывается обладателем огромного количества ненужных товаров, которые нельзя продать в Новгороде. А вот с наличными, наверное, уже проблемы.Поэтому ему и приходится плыть «за океан» — попробуй их осознать: начинается третья, самая сказочная (и, как считается, самая древняя и архаичная) часть эпоса.


Садко, кадр из советского фильма 1952 г.

Через Волхов, Ладожское озеро и Неву Садко выходит в Балтийское море, оттуда в дальние страны (в некоторых вариантах эпоса даже называется Индия), где успешно продает все товары .


Андрей Рябушкин. «Садко, богатый новгородский гость», 1895 г.

Главное приключение начинается по дороге домой.Странная буря обрушивается на море: вокруг огромные волны, ветер ломает паруса, но корабли Садко стоят на месте. В былинах, записанных на Русском Севере, Садко посылает посмотреть, сидит ли его корабль на «затопленной луже» (подводное рассыпание камней, типичное для Белого моря). Но сам он уже понимает, что дело плохо: у него, судя по всему, есть неоплаченные долги морскому королю, и он делает все возможное, чтобы избежать встречи с «благодетелем». Сначала Садко прибегал к старинному обряду «кормления моря», о котором помнили в Новгороде, а в начале ХХ века рыбаки бросали в воду хлеб-соль.Садко не тратит время на мелочи — приказывает бросить в море бочки с золотом, серебром и жемчугом. Однако шторм не утихает, и корабли, как и прежде, стоят на месте, и всем становится ясно, что требуется человеческое жертвоприношение (те же новгородские рыбаки все же бросили в воду соломенное чучело в качестве подменной жертвы в конце XIX века). В.Г. Белинский, как известно, восхищался «дерзостью» Садко, в том числе его готовностью спасти товарищей ценой своей жизни.Однако эта «готовность» выглядит несколько сомнительной, и в этой ситуации Садко ведет себя не слишком прилично: зная, кого требует к себе морской царь, он всячески пытается обмануть судьбу. Вначале он объявляет, что пойдет к морскому королю, жребий которого утонет, затем — наоборот, который останется на плаву, и на этот раз он сделает свою «жребий» из железа, а его подчиненные получат «ветеринарную помощь». » — Все напрасно. Понимая, наконец, что морского царя не обманешь, Садко в последний раз (как он думает) играет на арфе, надевает самую дорогую соболью шубу и приказывает спустить в море дубовый плот.На этом плоту он засыпает, а просыпается уже в морском царстве. Учитывая, что Садко снова просыпается в финале эпической истории — на берегу реки Чернавы (или Волхова), некоторые считали его подводным приключением мечтой.

Итак, находясь внизу, Садко встречается с морским царем. Есть несколько версий причины такого «звонка». Согласно первой, самой прозаической и неинтересной, морской царь действительно не довольствуется тем, что не получает дани:

«Ты, Садко, богатый купец!
Ты всегда был Садко, у моря,
Но я, царь, дани не взывал.
Да ладно, Садко, я тебя заживо кусаю?
Садко, хочешь, я сожгу тебя огнем?

Согласно второму, он хочет задать Садко несколько вопросов: он требует, чтобы он судил его в споре с царицей:

«Я тогда потребовал тебя здесь,
Скажи мне, скажи мне и скажи мне
Что делать у вас в России дорого?
У нас разговор с царицей,
Золото или серебро в России дорого
Или железо там дорогое? »

Садко отвечает, что золото дорого, а людям железо нужно.

По одной из версий, морской царь хочет сыграть в шахматы с Садко. Но чаще хочется еще раз послушать свою игру на арфе и пение.


Корольков В. «Садко»

Садко должен играть и петь три дня без перерыва. Он не знает, что царский танец вызвал на поверхности страшную бурю, об этом ему сообщил седой бородатый старик, в котором Садко узнает святителя Николая Можайского. Так как, согласно легенде, в Софийском соборе Киева рядом с его изображением была найдена ранее утонувшая, но живая и вся мокрая девушка, Никола часто называли «Мокрой» и считали покровителем моряков и терпящих бедствие.


Икона Николая Чудотворца. Конец XII — начало XIII века, Новгород

Святой велит ломать арфу — ломать струны и ломать колышки. Морской король перестает танцевать, и шторм стихает. Затем следует «предложение, от которого нельзя отказаться»: царь требует, чтобы Садко принял новую награду и женился в его королевстве. По совету святителя Николая Садко выбирает самую некрасивую из предложенных ему невест — Чернаву. Есть две версии необходимости такого выбора.Согласно первой, она единственная земная девушка в подводном царстве; Согласно второму, Чернава — воплощение настоящей реки, протекающей под Новгородом.


И. Репин, «Садко»

Спящий после свадебного застолья, герой просыпается на земле. Вскоре они возвращаются в Новгород и его корабли. Завершается эпопея обещанием Садко построить в Новгороде «соборную церковь».

Существуют ли настоящие прототипы этого новгородского купца-героя? Трудно поверить, но новгородские летописи утверждают, что Садко (Сотко, Стко, Сотка) Сытинич (Ситиниц, Стинич, Сотич), спасенный св.Николая, построил церковь Бориса и Глеба в Детинце. И не один, два или три — всего об этом говорят 25 источников. Среди них: Новгородская первая летопись обоих изводов, Новгородская вторая, Новгородская третья, четвертая и пятая, Новгородская Карамзинская, Новгородская Большаковская, Новгородская Уваровская, Новгородская Забелинская, Новгородская Погодинская, Летописец новгородских мастеров, Псковская первая летопись, Софийская первая, Пермская Черскинская Летописец новгородских мастеров, Первая Псковская летопись, Софийская первая, Пермская Черскинская Летописец новгородских мастеров, Первая Псковская летопись, Софийская первая, Пермская Черскинская, Летописец Новгородских мастеров, Псковская первая летопись, Софийская первая, Пермская Черскинская, Летописец новгородских мастеров, Псковская первая летопись, Софийская первая, Пермская Т.летописный свод конца XV ​​века, Рогожский летописец, Владимирский летописец, Воскресенский и Никоновский летописцы и т. д.

14 источников содержат сведения об основании этой церкви в 1167 году. Также сообщалось, что она была построена на месте первого деревянного Софийского собора, сгоревшего в 1049 году. А потом эта церковь много раз упоминается в летописях и актах: сообщается о ее освящении (1173 г.), о восстановлении после пожара (1441 г.), о разборке на ветхость (1682 г.).


Новгородский Детинец на Хутинской иконе, XVI — XVII вв.

Это одно из двух изображений новгородской Борисоглебской церкви, которое кажется больше и выше Софийского собора, дошедшего до наших дней. .

Многие исследователи полагают, что со временем над реальной историей о купце, спасенном в море, скрываются откровенно фантастические подробности. Возможно, какое-то влияние оказали финские легенды о певце Вайнемейнене и морском короле Ахто. Среди оптимистов были такие авторитетные историки, как А.Веселовский Н. Миллер, А. Марков и Д.С.Лихачев, сделавшие довольно смелое заявление о том, что «Садковские летописи и Садковские былины — одно и то же лицо». Но каждый, конечно, волен иметь собственное мнение по этому поводу.

Былин о Василии Буслаеве вкратце ❤️

Битва с новгородцами

Девяностолетний живет в Новгороде Буслаеве. Он ни с кем не спорит и ни с кем не ссорится: ни с Новгородом, ни с Псковом, ни с Москвой.Когда Буслай умирает, остается его сын Василий. Когда Василию исполняется семь лет, он начинает гулять по городу, ходить на княжеский двор и «шутить» с другими детьми: «Кого за руку тянет — за руку, кому за ногу — за ногу».

Мать Василия, Мамельфа Тимофеевна, многие жалуются на поведение сына, и она не разрешает Василию гулять по Новгороду. Когда юноше исполняется семнадцать, он делает себе боевую упряжь и устраивает пир. На этом застолье Василий выбирает отряд — тридцать человек без единого.

Потом Василий Буслаев

пиров с новгородскими князьями. Там он призывает на бой весь Новгород.

Мамельфа Тимофеевна, узнав об этом, забирает сына с княжеского пира и помещает в глубокие подвалы. А на Волховском мосту новгородские крестьяне сходятся с дружиной Васильевой. Они начинают драку. Шансы на стороне новгородских мужиков.

Мамельфа Тимофеевна, молодая девушка, выходит на Волхов с железными качелями. Она видит, что отряд Василия разбит.Девушка хватается за рокера и начинает бить их с новгородцами.

И тут девушка-черноволосая бежит в подвал и сообщает Василию, что его отряд в беде. Василий просит девушку отпереть дверь. Когда она отпускает Василия Буслаева, он хватает ось телеги, идет к Волховскому мосту и убивает этой осью множество людей. Новгородских мужиков очень мало, но битва продолжается.

Новгородские князья идут к Мамельфе Тимофеевне и просят ее забрать сына. Сама мама боится Василия.Она советует обратиться к крестному отцу Василия Буслаева Старщу Пилигримищу. Живет в Сергиевом монастыре. Туда идут князья, умоляя Паломническое Старчище прийти на Волховский мост и уговорить Василия прекратить резню. Старик, вняв их просьбам, приходит и пытается успокоить Василия, но

он убивает его железным топором.

Новгородские князья снова обращаются к Мамельфе Тимофеевне с той же просьбой. Мама догадывается, что к сыну нужно подходить не спереди, а сзади.Она обнимает Василия за плечи и просит прекратить драку.

Василий роняет ось. Он хвалит свою мать за то, что она подошла сзади — иначе она была бы недовольна. Теперь Василий Буслаев останавливает бой.

Новгородские князья падают к ногам Василия, приглашают его в гости и просят очистить трупы умерших. Василий приказывает убрать трупы. Он идет домой — лечить свой отважный отряд.

Василий Буслаев помолился о путешествии

Василий Буслаев просит благословения у своей матери Мамельфы Тимофеевны на поездку в Иерусалим, чтобы принять пожертвование.Мать предупреждает Василия, что дорога в Иерусалим опасна, и говорит, что здесь можно спасти свою душу. Но Василий второй и третий раз просит благословения, говорит, что хочет поцеловать гроб Господа, и в конце заявляет, что пойдет без благословения. Затем мать благословляет его уйти.

Василий снаряжает корабль, берет с собой отважный отряд. Когда они подплывают к Сорочинской горе, Василий видит крест на ее вершине. Он приказывает кораблю остановиться, чтобы помолиться кресту. Но когда Василий Буслаев поднимается на гору, креста там нет.Василий находит только человеческий череп и бьет его ногой. В черепе написано, что он тоже был героем, и предсказано: Василий Буслаев не вернется домой, а будет похоронен рядом с ним. Но Васька в это не верит.

Корабль плывет в Иерусалим. Молодцы приложите к могиле Господню, сделайте пожертвование — сорок тысяч. Затем Василий идет к реке Иордан и купается в ней обнаженным телом. Проходит старуха. Она говорит Василию, что здесь нельзя купаться голым, и предсказывает ему, что он не вернется домой.Но Васька просто плюет в ее сторону, не веря этим словам.

Василий со своей свитой отправляется в обратный путь. Снова подъезжают к горе Сорочина, и снова на ее вершине Василий видит крест. Вся эскадрилья поднимается на гору. Но они не находят креста, а видят «серогорючий камень». Васька предлагает друзьям развлечься: перепрыгивать через камень вперед и назад. А потом — по камню. Василий Буслаев падает и разбивается. Перед смертью он попросил отряд положить череп, лежащий на этой горе, вместе с ним в гроб.Дружина исполняет его волю. Над могилой поставьте крест и сделайте на нем надпись о двух героях, лежащих здесь. В знак печали отряд снимает с корабля все украшения.

В Новгороде мать Василия Буслаева Мамельфа Тимофеевна ждет сына. Она смотрит в телескоп и видит корабль, на котором больше нет украшений. Мама плачет: она понимает, что на корабле хозяина тоже нет.

Мамельфа Тимофеевна идет в церковь отслужить панихиду Василию Буслаеву.


Барслаевская битва с Новгородом. Василий Буслаев в былинах о Василии Буслаеве и Новгороде

Русская литературная традиция берет свое начало от эпоса и яичек, веков людей, которые были в народе и передавались из уст в уста. Эти произведения преследовали народных героев, героев и защитников земли русской. Кроме того, были и другие представители сильного пола, на которых ориентировался простой народ. Таким персонажем был Василий Буслаев.

История создания

Действующее лицо появившегося новгородца Собственного, Василий Буслаев — коренной новгородец, вроде бы и Хотн Блуудович. Эпос, повествующий об их приключениях, передает типичную бытовую жизнь большого русского города. Василий Буслаев, сын Буси и Амальфы Тимофеевны, был героем более 70 эпических сказок. Среди них «диспут Василия Буслаева с Новгородом» и «Василий Буслаевич пошел молиться». Тексты, составленные жителями Русского Севера, были перенесены из поселка в поселок и распространены по Пермской, Вологодской и Московской областям, выходящим на Дон.

Иллюстрация к сказу «Василий Буслаев»

Уже в XVI веке упоминание о Василии Буслаеве встречается в археологических артефактах и ​​памятниках фольклора. А в 18 веке былины Василия Буслаева были опубликованы в сборнике В.А. Левшина «Русские сказки».

В летописи говорится, что геройский труд действует в 1171 году, хотя это не кажется конкретным подтверждением. Но в песнях, сложенных в древнем Новгороде 12 века, описан герой.

Элементы русского эпоса нашли отражение в исландских сагах, где упоминается сын Босли. Нетрудно провести параллель между именем этого героя и Буслаевым.


Исторические свидетельства подтверждают, что былины Василия Буслаева сформировались в период освоения славянами Прилеменских земель. В это время государство пережило момент самоопределения в области экономики, политики и культуры. Произошел раскол между поселениями и этническим распределением, за которым последовало противостояние князей и бояр.Бедный Гусарий Садко быстро стал богатым новгородским купцом. А Василий Буслаев, не веривший ни во что не подтвержденное: «Боже мой не покупается с рабом», умер в Палестине.

Василий Буслаев в эпониме

В 1136 году Новгород получил свободу в княжеских сказаниях, и положение правителей укрепилось. Сильный отряд больше не понадобился, но герои, такие как Василий Буслаев, остались с кастрюлей в руках. Бог языческий, ты хотел использовать инструмент в память о себе и, исполнив бывший Божественный, Буслаев собрал отряд, используя Башню.


Отдельное место занимает сюжет в эпониме, описывающий борьбу с Новгородом. С помощью синорского вяза Василий побеждает соперников, но, притесняя горожан, становится противником города и церкви. В пылу Азарта Богатырь раскалывает колокол, символизирующий мир, что приносит гнев Богородицы. Она к маме Буслаевой и просит успокоить сына. Мир в городе восстанавливается благодаря божественным возможностям.

Сюжет, описывающий потрясение с Новгородом, доработали и постоянно переносили во временное пространство.В финале он был посвящен событиям 1570 года. Василий якобы навалился на пэра в Терече, который способен одолеть царское войско. Вопреки историческим реалиям герой сдерживает слово и становится правителем Новгорода.


Факты и события из жизни города объединены в эпос вне зависимости от времени их воплощения в реальности. Происходящее описывает события с момента основания города до 16 века, в том числе Бурслаев Василий в Иерусалиме.Существуют разные трактовки логики повествования. В одной из версий Василия Буслаева предстает паломником 13-15 века или раскаявшимся человеком с богатым прошлым. Как вариант, у него есть борец с религиозными предрассудками и скептик. Наличие двух сюжетов, которые со временем слились воедино, дав повод для противоречивой интерпретации.

12-13 века были эпохой строительства, возведения архитектурных памятников русской архитектуры и святынь, поэтому поездки в Царьград и Палестину были обязательными.В былинах о Василии изображен поход на Восток. Военные мотивы навещают потребность в материнском благословении и коллекционировании оружия. Без этих деталей можно было обойтись в паломничестве. На Святой Земле Василий раскалывается камнем и умирает. В разных трактовках смерть воина связана с борьбой с неверным или с крахом грехов.


Иллюстрация к произведению «Мефодий Буслаев»

Сегодня писатель продолжает традиции эпических авторов, чихнув, которые наверняка были прообразом персонажа русского эпоса.

Shielding

Глава язычества описывает фильм Василия Буслаева 1982 года. Кинокарттина имела жанр сказки. Режиссер Геннадий Васильев рассказал зрителям о том, как герой собрал Ватагу и в компании Ксении, дочери князя Глеба, отправился в Византию. В ходе самых разных конфликтов новгородцы оказываются узниками, повешенными в Константинополе, Бразина Василий и Ксения попадают в плен. Богатырь защищает честь родной земли, разжигает врагов и возвращает Новгород на землю Русскую.Он вызывает разногласия по поводу страха. Купцы нападают на героя, но враг наступает на Россию, мирит соперников.


Главные роли в фильме исполнили и другие.

Цитаты

Богатырская сила и слава Василия Буслаева неотъемлемо следуют в литературных произведениях и на показах. Герой описан крепко сложенным человеком, который не боится перипетики сражений, но важно отстаивать правду. Единственное, что отличает его от товарища по защите Родины, — это сомнения в вере и Боге.

Для героя нет непреодолимых препятствий.

«Бусемент крепок! Буземент, братья, смело! Ух ты! В одну сторону будет махать — улица, а в другую ждать — переулок!», — говорят в новостях.

Но герой не верит, что его сила дана Всевышнему. После замены Божественного Пантеона язычников новый Бог не поверил всем, и Скептик Буслаев был среди верующих мужчин.

Для Василия Буслаева Вера в Господа сравнима с рабством.Не привыкший подчиняться ничьей, в разговоре Кристиана и Русича он заявляет:

«Если раб зовет раба — он либо смеется, либо платит. Если вольным русиком вы называете раба — он .. … будет бороться. »

Для героя подчинение божественному сравнимо с изменой собственному богатырскому достоинству. Важный и решающий фактор его жизни — сила и отвага. Поэтому богатырь смело лезет в конфликты и раздаёт и не боится дальних поездок, какие бы перспективы у них ни были.

«На словах вы все как по шелухе, а как работать, дойдете до печки, береги!», — говорит Василий Буслаев, всегда готовый встать на защиту Родины и встать на защиту. Новгород даже в борьбе с его жителями.

Прочитать за 5 минут

Битва с новгородцами

Девяносто лет живёт в Новгороде Буслай. Он ни с кем не спорит и не возьмется за дело: ни с Новгородом, ни с Псковом, ни с Москвой. Когда Буслай умирает, он остается сыном Василия.Когда Василию исполняется семь лет, он начинает гулять по городу, выходить на княжеский двор и «шутить» с другими детьми: «Кого за руку пихают — рука далеко, у кого нога нога».

Мать Василия, Мамельфа Тимофеевна, многие жалуются на поведение Сына, и она не позволяет Василию пройтись по Новгороду. Когда юноше исполняется семнадцать лет, он заставляет себя переодеться и просит пир. На этом страхе Василий выбирает отряд — тридцать молодых людей без такового.

Потом Василий Буслаев поет у новгородских князей. Там он весь Новгород поднимает.

Мамельф Тимофеевна, узнав об этом, берет сына из княжеского пирса и кладет в глубокий подвал. А на Волховском мосту новгородцы сходятся с Васильевой Дивой. Они начинают битву. Деревья на стороне новгородцев.

Дворница Мамельф Тимофеевна выходит на ворши с железными качелями. Она видит, что дружина Василия терпит поражение. Девушка хватает качельку и начинает им новгородцев бить.

И тут девушка Черновушка бежит в подвал и сообщает Василию, что его дружина в беде. Василий просит девушку отпереть двери. Когда она освобождает Василия Буслаева, он хватает ось телевизора, идет к Волховскому мосту и убивает этой осью множество людей. Новгородцев осталось очень мало, но битва продолжается.

Новгородские князья идут к Мамельфе Тимофеевне и просят ее обидеть ее сына. Мама и сама боятся Василия. Она советует обратиться к началу Паломничества, крестному отцу Василию Буслаеву.Живет в Сергиевом монастыре. Туда идут князья, умоляют старшего паломника прийти к Волховскому мосту и уговаривают Василия остановиться поближе. Старший, парит своими просьбами, подходит и пытается поймать Василия, но тот убивает его железным топором.

Новгородские князья снова идут к Мамельфе Тимофеевне с той же просьбой. Мама угадала, что к сыну нужно подходить не спереди, а сзади. Она обнимает Василия за плечи и просит прекратить драку.

Василий роняет ось.Он хвалит маму за то, что она пришла сзади — иначе ей бы навязали. Теперь Василий Буслаев останавливает бой.

Новгородские князья падают к Василию на ноги, приглашают себя в гости и просят убрать тела умерших. Василий приказывает убрать трупы. Идет домой — вылечите свой отважный отряд.

Василий Буслаев молился

Василий Буслаев просит благословения у своей матери Мамельфы Тимофеевны, поехать в Иерусалим, принять пожертвование. Мать предупреждает Василия, что дорога в Иерусалим опасна, и говорит, что здесь можно спасти душу.Но Василий просит благословения второй и третий раз, говорит, что хочет приобщиться к Хозяину Могилы, и в конце концов заявляет, что пойдет без благословения. Затем мать благословляет его уйти.

Василий оснащается кораблем, берет с собой свой отважный отряд. Когда они подплывают к Сорочинской горе, Василий видит на ее вершине крест. Он приказывает остановить корабль, чтобы помолиться кресту. Но когда Василий Буслаев поднимается на гору, крест там не получается. Василя находит только человеческий череп и пинает его ногой.В черепе написано, что и раньше было теплее, и предсказано: Василий Буслаев не вернется домой, а будет похоронен рядом с ним. Но Васька в это не верит.

Корабль плывет в Иерусалиме. Молодец обратился в Могилу лорда, сделай взнос — сорок тысяч. Затем Василий идет к реке Иордан и купается в ее теле нагим. Мимо проходит старуха. Она говорит Василию, что здесь нельзя проплыть мимо Нагима, и предсказывает ему, что он не вернется домой. Но Васька только плюет в ее сторону, не веря этим словам.

Вместе с приятелем Василий возвращается в обратный путь. Они снова подъезжают к Сорочинской горе, и снова на ее вершине Василий видит крест. Весь отряд поднимается на гору. Но они не находят креста, а видят «Камень Сер-Гульчинг». Васька предлагает друзьям развлечься: прыгать по камню, вперед и назад. А потом — по камню. Василий Буслаев падает и разбивается. Перед смертью он просит у друга череп, лежащий на этой горе, сложить вместе с ним в гроб. Отряд выполняет его волю.На могилу ставят крест, и делают надпись о двух лежащих здесь богатырях. В знак скорби отряд снимает с корабля все украшения.

В Новгороде мать Василия Буслаева Мамельф Тимофеевна ждет своего сына. Она смотрит в набитую трубу и видит корабль, на котором уже нет украшений. Мама плачет: она понимает, что на корабле нет хозяина.

Мамельф Тимофеевна идет в церковь служить памятнику Василию Буслаеву.

Два былины о Василии Буслаевиче — о его Бунте против Новгорода и о его смерти —
представляют собой вершину в развитии тех песен эпоса, содержанием которых служит
Социальная борьба. Былины о Василии Буслаевиче — творение чисто новгородское. Итак,
Два новгородских богатыря, Садко и Василий Буслаевич, удивляются двум различным этапам развития русского эпоса
. Шоппинг Новгорода, поэтический возведенный в былине
Садко, здесь — попытка разрушения и разрушения.Содержание этой эпопеи
восстания Буслаевича служит Бусе Василию против Новгорода. Из более древнего эпоса
нам известно лишь одно, имеющее некоторое сходство с ним, это былины про Бунте Ильи
Муромец против Владимира, но былины про Василия Буслаевича носят более яркий
выраженный конкретно исторический характер; Сила столкновения в нем многократно
Превосходство силы столкновения в былинах про Илью и Владимира.
Василий Буслаевич — Герой Новгорода, но песни о нем обычны.

Содержание и смысл его борьбы были понятны каждому русскому крестьянину, где бы
Где бы ни исполнялись эти песни.
Художественная сила этих эпосов прекрасно понимала М. Горький. В письме К. Фединой
он писал: «Васька Буслаев — не выдумка, а одно из величайших и, может быть, самое
значительных художественных обобщений в нашем фольклоре». Недаром в письме
Редакция журнала » Библиотека поэтов », где предполагалось издать антологию эпоса, Горький
требовал, чтобы в первых главах были даны такие былины как« буслаи »и былины про
Бунте Илья против Владимира.Горький тут произвел сравнение, которое не вышло в
Голова не одного из ученых, а между тем именно это сравнение помогает раскрытию
Смысла былины Василия Буслаевича. Известно также, что Горький собирался написать
пьес «Васька Буслаев» и что вместе с Шаляпиным он работал над либретто к опере
Васька Буслаев.
Возникшие в Новгороде песни о Василии Буслаеве в силу художественности и
идейного значения его содержания были общественным достоянием.
Былины о Василии Буслаевиче очень распространены. Часто
былины о борьбе со своим Новгородом и былины о его смерти объединяются певцами в одно целое
. Песня о Бунте записывалась и издавалась около 20 раз, песня о смерти Василия Буслаевича
— около 15 раз, в объединенном виде их записали более 25 раз. Всего,
Таким образом, опубликовано около 60 сообщений эпоса о Василии
Буслаевиче, которые охватывают все основные направления распространения эпоса к моменту
Записи.
Василий Буслаевич в образе ученого или индивидуалиста, вроде немецкого
Зигфрида, или русского пьяницы и буяна, «Широкая природа», полувольного и типичного новгородского живописца
. Только его изображали Робертом Дьяволом, позаимствованным у Запада
, другие — как Иван Грозный, «Грядущий» Новгород. Иногда говорится, что
Он умер нечестиво, а иногда, что он раскаялся и пошел излить свои грехи в
Иерусалим. Хотя некоторые отдельные наблюдения были сделаны правильно, старая русская наука
не могла понять и определить смысл и значение этого эпоса.
Новгородские былины обратили особое внимание на Белинского. Как и в других делах
, отсутствие материала не дало Белинскому возможности полностью правильно определить
ценность образа Буслаевича Василия. Это удалось сделать в наши дни горькими.
Белинский основан на версии Курши Данилова, испорченной переработкой кабачка
: в нем — и это единственный случай — изображен Василий Буслаевич
пьяница; Друг он забирает у бояр. На фрашине есть бой и
и т. Д.Поединок заканчивается тем, что новгородцы завоевывают Василий Буслаевич и
платят ему огромную дань.
Эта интерпретация стоит особняка и не встречается во многих других записях.
Еще одним источником, где находился Белинский, была сказка из Сахаровского собрания
«Русские народные сказки», 1841 год. Текст Сахарова — подделка. Здесь
Швартовка сказка из сборника Чулакова и стихи Кирси Данилова.
И все-таки Белинскому даже через недостаточный и искаженный материал удалось.
Угадайте истинное значение эпонима.Первое, что утверждает Белинский, — это
Органическая связь былин с Новгородом и его общественным строем. Она выражает
«Историческое значение и гражданство» Новгорода. Белинский правильный
Я определил, что «Новгород был городом аристократии». Взгляд советской науки на
г. Государственный строй Новгорода сводится к тому, что Новгород был аристократическим

г.

республика. Белинский также понимал, что в древнем Новгороде было
года интенсивной классовой борьбы.«С самого начала стихотворения вы видите существование в Новгороде
двух классов — аристократии и мобилей, которых точно нет в Ладе между
нами». Отсюда для нас ясна и методика изучения былин: былины должны быть
Изучено в связи с классовой борьбой древнего Новгорода. Далее, в истории Новгорода
Одним из решающих моментов было его отношение к Москве. Этот вопрос Белинский
решает правильно; Он понимает то, чего не поняли некоторые ученые, осудили
Политику Грозного и «завоевателя» Новгорода видели в этом.«Если бы Москва
допустила существование Новгорода, он пал бы сам и стал легкой добычей
Польши или Швеции». Торговля развила в Новгороде особый дух юношества, и
Василий Буслаевич художественно выражает этот новгородский
русских удалений, порожденных исторические условия, в которых находился
г. Новгород. В Буслаеве — «юная жизнь». Он «рвет, как паутина,
Слабую ткань общественной морали».
Такова краткая точка зрения Белинского.Вводя в заблуждение чирстный материал
Данилова, Белинский не до конца раскрыл значение образа Василия Буслаевича и что-то в
ошибся, но показал ту методику своего исследования, которая должна базироваться на
Современном изучении этой песни.
Повествование о борьбе Василия Буслаевича с Новгородом обычно предшествует
Упоминанию об отце. Его отцу в отдельных песнях посвящено не более двух-трех строк
, но эти строки повторяются так часто и упорно, что кажутся
несмотря на то, что отец Василия Буслаевича в будущем повествовании
роли не играет.Для нас фигура Отца важна, потому что она определяется социальной средой
, из которой происходит Василий Буслаевич.
В начале песни, а также для ряда разбросанных по песне, можно установить
совершенно точно, что старый буслай считает принадлежащим к
самому зажиточному слою новгородского населения. Он очень богат. Как было создано его богатство,
не говорит. Его никогда не называют купцом. В одном случае его называют принцем. Есть
Глухой намекает на то, что он не унаследовал свое состояние, а я дал сам.«В
годы отец ушел без портвейна» (Fish. 198), — так подчеркивает мать его сына-каравая. Но W.
Он был отрядом, и он был богат. варианты
Не повторяется, хотя это не противоречит всему внешнему виду Отца. Умирая, он уходит
Имеет у сына огромное богатство.

Осталось жить — быть
И вся безнаказанность благородна.
(K.D.10)

Ниже мы увидим, что его сын Василий Буслаевич всегда кажется богатым.Это, например,
, его можно собрать и держать один большой отряд на свои средства.
Во всем остальном отец Василия, на первый взгляд, цифра
кажется совершенно бесцветной. Он доживает до глубокой старости — чаще всего до 90
лет — и мирно настигает, оставив маленького сына на руках вдовы. Нарисовано
Копченый старик, не вмешивающийся в политическую жизнь.

С новым городом не парой
С Псковом он не взялся
А с Матушкой Мостушка не приехал.
(Рыба. 150)

Упоминание о трех городах: Новгороде, Пскове и Москве —
ценных исторических свидетельства и важного материала для понимания образа Отца и понимания всего
эпоса. Слова «с новым городом не пара» означают, что он никогда не был в оппозиции к правящей верхушке.
Буслай жил спокойно, потому что общественное устройство Новгорода доставляло ему
Полное удовлетворение. «Спорил» с Новгородом он о чем.
Отношения между Новгородом и Псковом были очень сложными.Оба города долгое время
сохраняли независимость по отношению к Москве; До середины XIV века Псков входил в число
«окраин» Новгорода; Новгород отправил в Псков Памеса и наехал на нем
князей — кормит. Впоследствии (1348 г.) Новгород был вынужден признать
Пскова независимостью и назвать его своим «младшим братом». Слова «с Псковом он
не помирился» отражают конкретное историческое прошлое. Отец Василий Буслаевич
Портрет стоящего вдали от боя с Псковом.Светодиодные гирлянды позволяют датировать
этим местом былин XIV века.
Наконец, слова «с матерью Москва не дошла» являются ответом на борьбу
Новгорода с Москвой. Буслай проявил скромность по отношению к Москве, выполнив
нужды. Как мы увидим, его сын окажется сторонником Москвы и врага
Новгорода, с которым он будет сражаться. Новгород потерял свою независимость
при Иване III (1471-1478). Других упоминаний Москвы в эпосе нет, а преследуемые в нем события
не имеют отношения к новгородско-московским отношениям.
События былины связаны с классовой борьбой внутри Новгорода. Формы, в которых она течет
, можно отнести к XV веку.
Таким образом, те несколько строк, в которых говорит Бусела, дают нам около
Материала для хронологического ограничения. Они многое дают для понимания внешнего вида Героя
. Происходит из наиболее состоятельной и консервативной части
новгородского населения.
После смерти отца Василия воспитывает мать Амельфой Тимофеевна.В ней
Вариант можно заметить некоторую зависимость от былины молодости и воспитания
Добрыни.
Воспитание должно сделать из Василия такого же смиренного, не спорящего с
новгородцем, каким представлен его отец. Он получил религиозное образование.
Его, например, обучают церковному пению, и этот певец выходит из этого.
Новгород еще не был.

А такого певца у нас нет.
(K.D.10)

Воспитание Василий Буслаевич обычно ведет свою мать, а Василий Буслаевич на

.

всю жизнь ей полностью подчиняется.Он подчиняется только ей, и никакой другой Власти
для него не существует.
Мать — не единственный человек, воспитывающий Василия. Из дальнейшего мы узнаем, что
покойного отца в некоторой степени заменяет своего крестного отца, принадлежащего
церковным монашеским советам. Он известный монах, старик, иногда — настоятель
Софийского собора. Фигура этого крестного получится позже. Напоминает
Василию, что

Я учил вас грамоте,
Он наставлял хорошие дела.
(Grieng. I, 39)

Нам это важно, потому что показывает, в каком направлении подъезжал Василий
Буслаевич.
Все усилия его воспитателей проходят напрасно. Василий Буслаевич вырастает
полной противоположностью своего отца и крестного отца. Дело здесь не в психологическом
Оппозиция скромного отца, смуглого сына. Случай здесь в противостоянии
Два поколения с различным общественным сознанием. Сын богатого Новгорода,
г. в лучших условиях, все обеспечено, он рвется с тем путем, которым в
г. он был воспитан, и заявляет о своей борьбе за жизнь, но до смерти.
Он уже очень рано.В некоторых вариантах Василий семь
лет, играя с новгородскими детьми на улице, улодает их: кто возьмется за руку, в этой руке
, кто за ногой, в той ноге, и т. Д. Только такая форма
Обекова, она свидетельствовала бы только о бунте и дурном нраве Василия. Однако у нас
У нас есть ряд текстов, которые заставляют нас иначе взглянуть на эту шалость.

На абордаж город,
По князю двора бухает
Шутить, рывком
Шутки шутки недобрые,
С боярами, с князем.
(Рыба. 150)

«Шутки» Василия Буслаевича направлены против бояр и княжеских детей,
которых он ненавидит с детства. Что озорство Беслаевича Василия Беслаевича послало против них
, это видно в таких текстах, где об этом прямо не говорится. В тех случаях
, когда не сказано, на каких детей он «банит», мы видим не
детей, а их родителей, которые приходят жаловаться и угрожать его матери Амельф
Тимофеевне. Жалуется богатый мужчина.

И Новгородцев,
Посал, богатый,

Подали жалобу они великие
Мать вдовы Амельф Тимофеевны.
(K.D.10)

Слово «Посад» более правильно передает новгородскую среду, чем «Боярский» и
«Княжна». Значение слова «Посад» менялось на протяжении ряда веков, но здесь оно
Используется в его первоначальном значении — «шоппинг».
В тексте сборника Кирси Данилова, где подчеркивается, что Василий Буслаевич
выучил церковным пением, он, вопреки строгому церковному воспитанию, начинает
Пить.

С веселыми ударами молодцы
Дюпан уже стал водить.
(K.D.10)

В пьяном виде он начинает морочить голову, что вызывает жалобы приземляющихся богатых людей.
Таким образом, сильный и встревоженный Василий Буслаевич, силы которого нет
заявок и который обречен простаивать в силу своего богатства, постепенно
Начинает ненавидеть свою культурную среду. Ненавижу это чисто инстинктивно,
бессознательно. Лучший церковный певец Новгорода в пьяном виде дает завещание
Свои сокровенные чувства.
Таким образом, конфликт растет медленно и постепенно.Никаких внешних строк
нет. Есть внутренний, скрытый, пока еще плохо осознаваемый антагонизм.
Борьба вступает в новую фазу развития, когда Василий Буслаевич подрос.
Выбери себе состав. Браслен Василий Буслаевич совсем другой,
, нежели воинские дружины старинного киевского эпоса. При внутриполитической борьбе, которой
в Новгороде, каждая политическая партия должна была иметь свою
боевую организацию, свою вооруженную силу. Политическая борьба часто принимала форму кровавых столкновений.Мы знаем об этом из исторических документов. Митрополит
Ион (середина XV века) писал новгородским архиепископом Евфимией: он жаловался на
Тот факт, что в Новгороде «есть какие-то насадки, и спряжения, и убийства, и
кровопролития, и они создали и сотворили православную христианскую лепку; и
Зло и участник концерта были наняты, наняты по обе стороны от мрачного и десятка
Бладройролит, пьяных и о своих душах разоблачающих злословящих людей ». Церковь
Учение изображает эту борьбу в обвинительной форме, изображает народная песня
Один из видов этой борьбы по своему внутреннему значению и направлениям.
Внешних причин, по которым Василий Буслаевич набирает отряд, может быть
разнообразных. Итак, он набирает отряд после того, как Новгород пожаловался
Ему, его мать угрожала ему утонуть. Он набирает ее «с отроком», но по существу
Уже видно, что этот отряд назначен на войну с Новгородом.
В некоторых случаях для получения отряда мать советует ему в таких, например, выражениях:

Возьми друга Хоробруй,

Чтоб в Нью Граде никого не обидели.
(Рыба. 169)

В других случаях мать советует ему собрать отряд по примеру его отца, который «без
Порт пошел», но с помощью отряда сам себе сделал состояние (Рыба 148).
Однако чаще всего сбор отрядов ничем не мотивирован. Друг прописан
За внутриполитическую борьбу. База данных предвещает и готовит
Collision.
Сбор отряда — один из самых ярких и красочных моментов в этом эпониме.
Обычно Василий Буслаевич созывает на праздник весь Новгород. Он разбрасывает
улиц или извилистых дорог, буквы на стрелках на стрелках.

Кто хочет пить и есть, да из готового
Поставить Ваське на широкий двор
Тот выпить и поесть готов
И надеть разноцветное платье.
(K.D.10)

Это обращение прямо адресовано руководителям, самым бедным слоям населения.
Оказывается, охотники пьют и едят уже готово, да еще и одеться в цветное платье
в Новгороде есть за разумную сумму.
В назначенный день

И собрались новгородцы, уважай
Собрались, пропуска,
И пошли к Василию на кошельке почести.
(Рыба. 169)

Нашел их силуэты черный и черный,
Черный и черный, как черная ворона.
(Рыба 17)

Это Ваське налил гол, бедняга. Она готова к любому виду действий, от которых потребуется всего
. Это люди отчаянные и решительные, люди, которым нечего терять,
Очень опасны для ручных и богатых.
Социального друга дружины можно определить очень точно: это не несколько
Неуверенный «Святой Кабацкий» киевский эпос, это представители мастерской
Ремесленная работа в условиях феодального города, которая будет виднее ниже.

Знаки, мыла, иголки,
Люди недобрые всякие.

Обычно по подсчетам Василия Буслаевича его вообще не поставляли,
Накормите и оденьте всю эту толпу. Толпе нужно, чтобы он выбрал его из ее
Друга из тридцати приличных.Достойный в глазах Василия Буслаевича — это
Самый храбрый, сильный, выносливый и бесстрашный.
Толпа узнала новое состояние. На дворе стоит огромное вино Чан в сорока бочках
И Чара в ведре. Сам Василий Буслаевич стоит вокруг Чана огромным вязом. На пирс
приглашаются только те, кто сможет поднять и выпить чару и нанести удар по голове.
вяз кричащий.

Кто прядет к сезону зеленого вина,
Отмерить чару половинкой ведра,
Отвесить чай с половиной нуды,
А кто жарит вязь,
То пойдут на депутатское застолье.
(Рыба. 64)

Те, кто выдержит это испытание, попадают к Василию в его храбрый отряд и даже
Приняты к нему в Кресте Братьев. Остальные могут уйти.
Таким образом, это не только наемные «недобрые люди»,
всегда готовые к любому кровопролитию. Это тесно связано с общими интересами отряда Cross Brothers,
Готовы к битве и смерти и знать, кто их враг. Из дальнейшего будет видно, что
Главный враг — купец Новгород, и конфликт этой былины имеет конфликт
Между обездоленными рабочими и людьми, отвергнутыми в торговле.
Охотников выдержать испытание — это, однако, немного. Прогулялись еще за подарком
угощение. Мужчины уходят с застолья, очень выразительно ругаясь Василия Буслаевича.
Но не все идут. Из толпы, ради которой созван весь этот праздник.
Отряд обычно набирается из тридцати человек, из которых поименованы и
Трое описаны более подробно. Их имена для нас не безразличны, потому что они
дают представление о том, из чего состоит этот отряд.Уже выше мы видели, что
Васьки идут «Места, мыло, иголки». Для нас не имеет значения, находится ли
под «приметой» сапожников и под «шитьем» портных, или же это мастер,
Изготовление шитья и игл. Сюда можно было бы назвать другие поделки. Для нас важно
Что отряд составлен из людей ремесленного дела. Там же указаны имена
Друзья отряда: Хром болтающийся (Поташенька СУТУН Горбат, Данилушка
СУТУЛ ГОРБАТ), Томас, «Толстяк, Самоделка» (Томас Толстокеневников, Пояс Томас
), котельная Пригарин, Костя Новоторженин (Костя-Лоста Новотощинин,
Ванюшка Новоторжанин), Васька Белозерянин (Костя Белозеренин).
Эти имена показывают двойную картину. С одной стороны, воинов действительно
человек. Состоит из рук ремесленников: поясные, кожеголовые, шустрые.
Понятно, что речь идет о коже и шелухе. В названии «Котельный Пригарин» мы узнаем
котельника, получившего свое название от того, что он черный, как
Кабельные котлы.

Эта картина типична для развитых феодальных городов. Ремесло достигло в
г. древнерусских городов высокой степени развития и совершенства.
В 1583–1584 годах в древнем Новгороде было известно около двухсот ремесел.
«Характеризуется большой дифференциацией в ремесленном производстве. В производстве
Одежды были специальные сарафаны, подметальные машины, аллегоны,
Душевые тряпки, Упанчники, каффтаны и т. Д.» Такую же картину дают и другие поделки. В
В производстве металлических изделий были булавки, прутья, мясники, в
Оружейной палаты — лучники, сабли, колье и т. Д. Для певца не нужно
Перечислить все те ремесла, которые представлены в дружине Василия Буслаевича.
Упоминаются представители важнейших ремесел по производству одежды,
Кожаные изделия и изделия из металла.
С другой стороны, отряд не из Новгорода, а из семенного народа: эти люди
не связаны по своему происхождению с Новгородом. Они руководствуются не местными, а более общими интересами. Костя Новоторженин — из новой торговли, Васька — из Белозерска и т. Д. Наконец, в состав отряда входят люди с ограниченными физическими возможностями.Потаня обычно
Изображается либо хром, либо горбатый. Телесные недостатки в контрасте
Они подчеркивают, выделяют необычайную физическую и моральную силу этих людей.
Именно эти очень убогие и обездоленные люди полны величайшей силы, которой еще нет
Поиск приложений, как и власть Василия Буслаевича.
Василий Буслаевич иногда не верит, что Потани выдержит своего рыцаря. А вот певцы
Иногда подробно останавливаются на пробке.

И схватил Ваську черный Вяз,
Бил Васька Ключ от буя на голову.
Ребята встают — не волнуйтесь,
На нем Синь Кафтан не сломается
Кудри черные не светят
Полностью чарпер в руки не попадет.
(Сайрус. В, 8)

Талькучко хром
Василию на широкий двор,
Этому чару зеленого вина.
Я взял чайман одной рукой
И он выпил зарядник за один спирт.
Как выскочить Василий с новым сеном
Вяз Василий Смелвый,
На хромированных ножках удариться:
Тупость стоит — не смущает,
О буйковой головке Кудри волноваться не будет.
(Рыба. 169)

Итак, Василий Буслаевич набирает отряд из 29 человек и зовет ее в свои покои «Пей
Напитки сладкие».

Конфликт, который давно назрел, вылился наружу. Отряд набирается в порядке
Привести его в действие. В этом конфликте более-менее ясно Василий
Буслаевич, лицо его дружины. Непонятно — непонятно противник, с которым он
вступает в бой.
Чтобы определить врага, а тем самым понять и определить смысл, идею песни,
Необходимо изучить те внешние формы, в которые переливается конфликт.Эти формы
могут быть разными и частично зависеть от певца, от его мировоззрения и степени
Одаренности.
Одной из форм конфликта является столкновение.
Во время Пира Братчина. «Братство» в том смысле, в котором оно употреблено в
We arena, это застолье, подходящее для церковных праздников. Кирши
Данилова Бричин едет в Николин день и называется «братство Никольчинского».
У братства был староста. Кирси Данилову называют церковной старостью.
Брат, устроенный в определенные дни церковного календаря, мог быть
относящимся к соответствующим храмам и храмовым праздникам.
В Brother все делили равные доли. Василий вносит Паи за каждого из своих
Друзей по 5 рублей, но он вносит 50. Состоятельные люди помимо припоя
Чтобы заработать любые суммы на лучшее занятие:

На каждого брата по пять рублей
А себе Василий дает пятьдесят рублей.
(K.D.10)

Доля могла быть произведена зерном: «Они бросили семнадцать обедов хлеба» (Кир.V, 3).
Ребята-Новгородская,
На пионах им было позавидовать
Никола Зиновьевич, Фома Родионович,
Решили собрать брата Никольчище;
Измельчили двенадцать мер,
Сварили зеленое вино.
(Сайрус. В, 8)

Никола Зиновьевич и Томас Родионович — имена Старост; Такие имеются в
. Некоторые другие варианты.
Исторически фрахин имел более широкие функции, чем те, которые описаны в
гавани. Они были по всей России, но особенно яркую и конкретную форму занял
Новгород.
«Братства» можно было назвать постоянными союзами, которые даже имели даже
Право судить своих членов. Они были связаны с ремеслами и имели место в городах, где было развито
ремесел. Казалось, это какие-то начальные
Форма рабочего агрегата. В эпонимах эта сторона не отражена, но мы уже
заметили, что толпа, которая подводит двор к Василию Буслаевичу, частично состоит из
представителей различных промыслов.
Петр Братчины дал начало самым разным конфликтам.В былинах о Василии

Буслаевича мы видим двустороннюю картину: происходит непонимание между выливаемыми
членами Братчина и не принятыми в него, которые тоже хотят размазать.
Конфликт может также возникнуть между членами самого Братчина. В обоих случаях конфликт
носит социальный характер. Прием в Brother был определен путем внесения доли; много,
Самые бедные не смогли этого сделать. Мы видели, что Пай составляет отряд
Василия Буслаевича.Таким образом, при столкновении, происходящем между членами
брата, а не членами ее, происходит столкновение между кустарно закрепленным верхом
и «голами».
В то же время оба внутри фрашина имели неравенство. Братчинский старец, несомненно,
года принадлежал к кругам, связанным с церковью и торговлей. Столкновение
Происходит между старшим и его людьми и остальными членами Братчина.
По тексту Кирси Данилов Василий Буслаевич усыновлен в Братчине.Но во время пир
Он покидает ее и уходит к Кареву Кабаку.
Никаких внешних поводов для Василия Буслаевича от Петра Братчина нет.
Причина в том, что в Бразине Василию Буслаевичу нет места. Он понимает суть
Причин лучше, чем его отряд, который остается с фрачем. Но когда O.
возвращается, он обнаруживает, что члены его отряда уже сражаются с членами Братчина, хотя
Они приняты в него. Битва сначала носит суровый характер кулачного боя, но вскоре
вступает в серьезное столкновение.

И будет день к вечеру
От малого к старому
Начались драки
И в другом кругу в кулаки бьют;
Из борьбы с ребенком
Из той борьбы из кулака
Началась большая битва.
(K.D.10)

Василий начинает раздавать этот бой, но получает удар по щеке. С криком «уже Васька,
меня, бей» Василий зовет своих воинов; Кровопад начинается,
принимает такие размеры, что искалеченные люди и трупы
лежат на улицах Новгорода.
Тем не менее, это лишь одна из форм начала конфликта. К концу песни конфликт примет
Форма уже не драка, а настоящая битва, битва.
Таким образом, мы видим, что в тексте Кирси Данилова конфликт происходит между
членами Братчина, потому что Василий Буслаевич и его дружина, попавшие в него,
Но, по сути, это не относится к его социальной ситуации.
По другим данным, сам Василий Буслаевич, находясь на Петре Братчине, начинает ссору.
Пьяный пьяный, он выливает из камеры все вино и издевается над фарами.

Я не боюсь вас, Никола Зиновьевич,
Я не боюсь вас, Томас Родионович,
Я не боюсь только Новгорода!

(Сайрус. В, 3, 8)

В остальных случаях Василий Буслаевич вообще не состоит в Братчине. Его не зовут на PI
, но он сам не имеет себе равных.
Когда видят, что Василий Буслаевич идет с товарищем, твердо твердо от него
Кладите калитку.Но маленький Васька закрывает брешь или пролезает через тайну и
открывает дверь изнутри (Рыба 195, ср. АСТ. 14).
Такова форма начала конфликта. Она сообщила нам отголоски жизни далекой
эпохи Новгорода в чрезвычайно ярких и исторически достоверных формах.
Социальная природа конфликта абсолютно ясна. Известно, что Василий Буслаевич
забил своей дружине с «гола» кустарного происхождения. Ремесленная мастерская
Одежда персонажей и братство.Однако надо предположить, что внутри у корабля было
Очень существенная дифференциация. Ремесло было основной формой производства, и
оно объединяло как богатых предпринимателей, так и труд. Из былин
видно, что «братство» объединяло более состоятельных, что «фары» такого фрашина
принадлежали людям, обладающим властью и властью. Поэтому названы их имена. Их
— люди знатные. Если так, становится понятно, почему Василий Буслаевич
демонстративно держится с ними и заявляет, что не боится их почему Василий Буслаевич
Иногда их даже не берут в Братчин или не пускают на застолье.Он со своим отчаянным другом
Представляет иную силу, чем братство. Мошенничество было объединением
Вокруг старосты несомненно купец и богат. Друг Василия Буслаевича
олицетворяет силу людей, с этой общественной организацией оставшихся на борту
человек, которым нечего терять, имея в лице Василия Буслаевича своего идейного
Начальника и его материальную поддержку. Следовательно, дело не в такой пьяной драке, как эта
Иногда объясняется некоторыми исследователями, а в борьбе различных социальных сил.
Братство — явление, характерное для XV-XVI веков. Что такое братство, певцы стали
Забудьте, а из многих вариантов братство уже исчезло. На смену ей пришла
Княжеская груша: конфликт начинается не на брате, а на княжеском застолье. Эта форма
— несколько бесцветная, больше нет ничего конкретно новгородского. Но такая замена
была возможна, потому что певцы, забыв о Братчине, не забыли и поняли
Classroom collision.В этих вариантах первое столкновение
происходит между Василием Буслаевым и новгородским князем. Эта форма напоминает былины о
Саре Илье и Владимире. Княжеский пирс иногда противопоставляется перу, которого созывает
Василий Буслаевич и на котором он набирает отряд. Новгород
Собрать ИП

О многих князьях, о боярах,
О русских сильных воинах.
(Рыба. 64)

«Русских могучих пацанов» в этом случае придется признать
механически ПИР — Князь и Боярский, а для калибровки на нем ни одного героя
Получается.На этом застолье Василия Буслаевича не вызывают. Но он сам идет на него. Его хоть я.
Допускают, но сажают на самом последнем месте, за дубовым столом. Конфликт здесь

разыгрывается в формах, очень напоминающих эпизод о ссоре Владимира и
Ильи.
Говорите здесь зовут гостей:

«А ты, Василий Буслаевич!
Хотя ты сидишь в большом углу,
Ты гость незваный
А мы видимые гости.» —
«Хотя я гость незваный
Куда поставить, посиди там,
А что тут подержать, пью да.»
(Рыба. 64)

В Пудоговске он, пришедший на княжеское застолье без приглашения, садится на скамейку в большом
Уголке и начинает шипать от гостевых скамеек и толкать их в сеню. Гости в страхе
Впереди бегут они (рыб. 169; ср. Мар. 52). Так Василий Буслаев разгоняет
Княжеский пир и сам занимает место налива. Открытый бой в данном случае не
.
Такова первая фаза конфликта. Второй идет сразу после первого.Был Василий до Петра Братчина, или на Княжеской Горошине, он не довольствуется теми
Больших или малых потрясений, которые происходят. Он вызывает все
Новгорода, и этот бой оформляется договором, на каком основании он должен
. Если Василия называют «сражаемся, воюем на весь Новгород», то слова «весь
Новгород» не следует понимать буквально.
Понятно, что заключая сделку с князем или со старшими Братчинскими, Василий имеет против
себя не весь Новгород, а свою верхушку и наемную силу.Поскольку они держат в своих руках
Силы, они могут собрать очень значительные силы на битву.
Противники Василия Буслаевича очень довольны: они думают, что Василий вызывает их
на неравный бой с пьяными глазами; ловят на слове «ставят рекорды» или «борются около
Знака», то есть записывают условия боя и определяют ставку.
Битва должна произойти на Волховском мосту. Если Василий «Свамат» перед мостом, или
У моста, или посреди моста, —

Веди тренд на смерть
Отрежь ему буй;
А как пойдет третья выносливость,
Больше делать нечего.
(Рыба. 169)

Вся эта часть эпоса исторически сложилась в том смысле, что Волховский мост в древнем Новгороде
Это было место, где обычно происходила борьба. Есть не только веселые
кулачных боев, но были схватки и другой характер. Новгородом управляло вече.
Ночная борьба иногда принимала очень острые формы. Иногда одновременно

собрались два Вайра: один на торговой стороне, другой на Софии, и между
участниками другого Уэйта произошли кровавые столкновения на Волховском мосту
.
Сделка фиксируется ставкой. Противники Василия Буслаевича, как представители
денежных богатств, обычно закладывали огромные суммы, до 200000 рублей. Василий,
Как экстремальный катер, склоняет голову.

И ударил Ваську о большой ипотеке
Не о сотне рублей, не о тысяче
Омыл Ваську о своей буйной голове:
Прикоснись к Ваське со всем Новгородом.
(Сайрус. В, 8)

Мы видим, как мастерски изображены рост событий и напряженность конфликта.
Решающий бой должен произойти на следующий день. У него действительно бывает
Но не так, как этого ждет Василий Буслаевич, и не так, как этого хотят его оппоненты.
После Перы Василий обычно приходит домой и рассказывает о знакомой маме.
Иногда, приходя домой, он начинает догадываться, что его застала неожиданность и что
Битва неравная. В таких случаях он приходит домой скрученным.
Теперь настал момент для действий его матери. Эпическая мать Василия Буслаевича —
Амельфа Тимофеевна — представляет образ героической женщины и матери в русском эпосе
.Во всем Новгороде нет никого сильнее ее жестокого сына. Но у Амельфы
Тимофеевны такой сильный характер и такой авторитет своего сына,
, что она — единственный человек во всем Новгороде, который может его приручить и справиться с
Ним.
Первое, что делает мать для укрощения и спасения Василия Буслаевича — она ​​
положила его в «железную клетку», за решетку и замки или глубокую яму, в погреб под каменной плитой
, остановила его в кандалах, или заботится о стене, или все это
окутывает шелковыми веревками.Иногда сажают на 12 дверей при 12 замках.
После этого она бежит к старцу или к князю с богатыми дарами, чтобы вернуть
Записи, уничтожить состояние. Однако такая попытка всегда встречает отказ.

Мне не нужна Миса Злата, серебро,
Не нужен еще один скудный жемчуг,
Мне нужно быть головой Васильева.
(Гильф 284)

Я не могу простить, когда режу голову.
(Рыба. 169)

Такой отказ показывает, насколько ожесточенно дошел конфликт и насколько
Василий Буслаевич опасен для новгородских князей и старосты.

Князья не хотят отказываться от битвы, так как эта битва обещает им голову Василия, их
Политического врага, которого они хотят таким образом устранить.
На следующее утро, по уговорам, начинается битва. Бой, как и положено князьям,
г. Ведется неравными силами.

Василий с товарищем,
И мужики идут в бой все новенькие.
(Рыба. 64)

Отряд Василия выходит на бой один, без своего лидера. Василий Буслаевич находится в своей келье
и спит мертвым сном либо под влиянием застолья, либо от «прощающего»
Напиток, который в некоторых (редких) случаях отменяет мать.
Разбудить Баслаевича Василия, новую, эпизодическую, но все же для нас
очень важную фигуру, фигуру девушки Чернавки, «верной служанки» Василия Буслаевича,
которая заставляет все черное работать: воду тянет, «пугает» ( т.е. подметание) камеры и т. д.
г. Эта девушка, выходя утром со своим рокером в Волхов, видит драку и тоже видит
Что дело идет не так. Сильно пострадал отряд Буслаевой:

Головы в лом.
Головы связаны.
(Сайрус. В, 8)

Шабами головы проезд
Шарфы руки перевязаны
И ноги свиньи перевернуты.
(Рыба. 150)

Эта «девочка», рабыня Василия Буслаевича и его матери, оказывается, однако,
Топ стать. Она полная единомышленница Василия Буслаевича. Она бросается
Несколько десятков человек ставят в бой и свой рокер. После этого она запускает
Дом, ломает все замки, сдвигает решетки и будит Василия Буслаевича.
Вот такая вот эта девушка, по которой мужчина для Василия Буслаевича не столько
Челье, сколько тот же отряд, видящий в нем своего лидера. Эта девочка девчонка
Я уступаю удалению больше всего из отряда Василия Буслаевича.
Василий Буслаевич обычно вскакивает и не оставляет себе даже времени
руку. Хватает первый вяз или телескопическую ось и спешит к мосту.
Он пополняет свой отряд и удаляется, предлагая ей отдохнуть, и он начинает себя
Помахать шелапугой или пузырем по головам Новгорода.Через час он распространяется с
Всех Новгородцев, пришедших с ним на битву, а затем начинает уничтожать всех
направо и налево; В некоторых вариантах он начинает разрушать городские постройки.
Формы схваток на Волховском мосту, как мы видели, достаточно исторические. Прямо здесь,
Это случилось, произошел бурный страх; А между тем, что произошло в истории,

и то, что происходит в эпониме, есть разница. Василий Буслаевич возглавляет не тех
, у которых вечером были его представители, а тех, у кого их там не было.Внутренняя борьба к
Вечер шла между разными партиями одного класса. В эпосе борьба происходит между
рабочими и богатыми людьми. Он развивает форму своего рода новгородской
«парламентской» борьбы и выливается в форму открытого восстания.
Новгородские летописи отметили многочисленные случаи, когда бедняк был Новгород
Население восстало против боярской знати и крупного купца. Особым
произошло значительное восстание в Новгороде в 1418 г., во время которого пострадали
г. Многие новгородские бояре были разбиты боярами.С тех
Восстаний были уничтожены не только жители, но и дворы. Вот что идет Василию
Буслаевичу: Он начинает разрушать дома, — конечно, не те ремесленники, которые состоят в
его дружине, а богатые. О таком событии летопись сообщает:
«И опять они ринулись пьяными на Ивана Ивлича, по чудесной улице; И с ним
Боярских домов много разграбили, а монастырь святителя Николая на поле разграбили. , поговорка:
«Вот это боярские жители.«
Примерно случай происходит в эпониме. Видя, что Василий Буслаевич
Разрушают дома, новгородцы призываются на помощь крестному отцу Василию Буслаевичу.
Иногда крестовый поход вызывает мать Василия Буслаевича, но чаще всего он
есть сам, никто не звонил, а теперь идет навстречу Василию Буслаевичу к своему
владению.
Это в конце былины фигуры принадлежат к самым ярким путям, созданным русским эпосом
.
Так как у Василия Буслаевича нет отца, его место брошено Отцом Креста или Богом.
Он глубокий старик. Обычно это монах Кириллова или любого другого монастыря
. Часто он паломник или бывший паломник. Это называется «Паломничество начала
года». Очень часто к его имени добавляют: Игнатийше, Елизарище, Андронисте,
Угрюмо и т. Д. Согнулся от старости:

К земле, Игнатущицкий плуг,
Костлога Игнатийское поддерживается.
(Кир. I, 3)

Тем не менее, этот старик — могучая лодка и силач. Его Новгород так и называется
Помогите Василию обидеть своей властью или силой.
Но самое странное в этом старике — это его одежда. Его голову накрыл огромный церковный колокол
штук. Некоторые ученые усмотрели в этом недоразумение: «Колокол» как будто есть испорченная византийская «Кукулла», то есть голова земли греков, имеющая форму конуса или колокола.
Данная точка зрения не обоснована материалами. Греческий земельный колпак мы видели в
г. Мы были около Добрыне-Смикеса, дело не в колпаке, а о настоящем,
Тяжелый, большой колокол, склонившийся на голову.Колокол иногда бывает из Софийского храма.
«Колокольчик софуна колокольчиком по голове» (Рыба 64). Иногда старейшина на дороге к мосту
Снимает колокол с колокольни и надевает ему на голову (Рыба. 72). Вес этого колокола
кг указывается иначе — от тридцати до трех тысяч фунтов. Вот колокол здесь

понимается не в переносном, а в самом буквальном смысле, это видно по тому, что
Старший опирается на язычок от колокола.

Он надел на голову монастырский колокол,
Который колокол весил ровно три тысячи:
Он идет, де, колокольные знаки,
Вот Калинов мост клянчат.
(Гильф. 259)

Столет-паломник, как бы олицетворял в своем лице тот старый Новгород, против
Воюет Василий Буслаевич. Когда с завоеванием Новгорода до Москвы осталось
Вражеский колокол был отнят, это означало потерю независимости Новгорода от Москвы.
Колокол — знак старого, коммерческого, независимого от Москвы Новгорода.Отнюдь не случайно
этот колокол на голове старика иногда называют большим колоколом с
Софийского собора. Это тот же символ в другом выражении.
Иногда к Василию Буслаевичу обращается старик с приличным указанием:

Вы слушаете, да, я отец Бога, потому что
Я научил вас грамоте, наставил добрые дела.
(Grieng. I, 39)

Однако доброта старика мнимая и притягательная, и Василий это понимает.
Когда вы меня учили, то я деньги забрал.
(АСТ. 14)

К этим словам Василий добавляет ругань, которую певец не проиграл, а сказал:
Как бы ругая себя за Василия Буслаевича.
Обычно старик полон злобы, презрения и ненависти. Он ведет князей (рыба. 158), за
идет за целой толпой (рыба. 17). Он идет наказать Василия Буслаевича, а в
году в некоторых случаях пытается его убить. Уговоры и воровства старика полны
Мят, Зла и презрения к Василию Буслаевичу.Он хочет, чтобы он
«Типа», то есть вместо того, чтобы целовать его, чтобы ударить его.

Молодая валюта не прозаичка
А щенок не проляй,
Где мои хобби,
Василий Сын Буслаевиц,
И надо с этим замолчать.
(мельница 93)

А стой, Васька, не наливай,

Молодой Глоудар, не летай!
(K.D.10)

Молодой Бобзун, не наливайте,
Да, вы ходили ко мне в кабинет.
(мельница 14)

Старик раскрывает Василию молодость (пуенате, Кеникок, Глоуп, Бобзун).
Соответственно, Василий в своих репликах издевается над своей старостью.
Будь ты проклят, а ты крестный отец,
Вода уносит тебя, но все не вовремя.
(Марка 52)

Отвечает на ругань старика:
Нельзя бродить, шишки старые ухабистые,
Не привезли, корзина дэранти,
Дантри корзина, жрет!
(Сайрус. В, 3)

Василий принимает вызов старика и изо всех сил поражает ось телевизора
Колокол.
Сколько я называл тебя крестным отцом
На столетии ты не давал мне яиц;
Теперь мы зацепимся за вас:
Вот вам красное яйцо — Христос воскрес!
(Сайрус.В, 8)

Чаще встречается такая реплика Василия по состоянию старичка:
Ау ты, крестовый поход отец мой!
Ты мне не дано про дни Христа,
И дам тебе яйцо про дни Петрова.
(Рыба 17)

От удара колокол иногда разбивается на разбой. Иногда старец выдерживает удар, но
Когда Василий заглядывает под колокол, он обнаруживает, что у старца от удара с орбит
выскочили глаза.
В одной записи глаза ворши падают и «плавают, как голуби.«Удар обычно убивает
. Появился старейшина.

.

И ударил его фиолетово-черный
Софина Большой Звонок

И убил Андроника старшего,
Его отца крестового похода.
(Рыба. 64)

В одном случае Василий сплетает старца в китов; Он идет за ним под мостом.

Нет дяди и живого
Раздавил язык колокольчиками.
(Рыба 72)

Вседержитель Василия настолько велик, что, вытерпев с крестным отцом, он издевается над
над своим телом.
Еще сердце в нем не плата,
Еще одна благодать над телом Васьки Буслаева Сын:
«Лежишь ты здесь, сурово режешь,
Вот Яйцо — Христос Воскрес!»
(Кир. V, 3)

Понятно, что встреча этих двух новгородцев знаменует собой встречу двух мировоззрений, двух стилей жизни
. Прав был Белинский, когда писал: «Этот старик-паломник —
Поэтический апоферапоз Новгорода, поэтический символ его государственности». Боевой С.
Не на жизнь, а на смерть, Василий Буслаевич вступает в борьбу со всей системой,
, который делит Новгород на богатых гостей, князей и бояр, с одной стороны, и «черных
Людей», трудовых людей, из которых состоит его дружина, с другой.Он показывает, что
Идея «господина Великого Новгорода» в народном сознании давно пошатнулась и
разрушена. Не Иван III и не Иван IV раскололи Софийский колокол, знамя Новгородской
«Свобода»; В народной песне его Новгородец разрушен во главе ремесленников.
Хотя в основном эффекты не имеют отношения к московско-новгородским отношениям,
Эти отношения здесь все еще стесняются в восприятии народных языков.
По сути, борьба в этой эпопее идет не против Москвы, а против своего
Новгорода и сильных людей общины.То, что воплощение всей системы
Сделано лицом духовного титула — отнюдь не случайно. В старике
можно узнать черты древнего новгородского «Владыки», то есть архиепископа. Софийской церкви принадлежало
огромных земли и денег. Новгородский архиепископ.
был одним из первых лиц республики. Он председательствовал в Верховном суде, вел
сношения с иностранными государствами, был посредником между Новгородом и
немецкими товарами. Возглавляя церковь, «Владыка» действительно мог держать в своих руках
человека когда-либо.Понятно, что та народная ненависть, которая окружает эпоним
«Владыка». Недаром в некоторых случаях Василий Буслаевич, убивая старца, продолжает
Поединок уже не мечом и не копьем, а языком колокола.
Итак, бой завершился полной победой Василия. Убив старика, он продолжает уничтожать
бояр и купеческих каменных хоров.

И дома Василия напугали на каменные дома.
(Рыба. 169)

Видя, что Василий Буслаевич рушит дома, видя свою полную победу, Новгород
Правители, «губернатор» или «старшина» прибегают к последнему орудию, чтобы его парить:
Они просят помощи его матери.
Мы уже знаем, что мать — высший, самый священный
авторитет. Амельф Тимофеевна когда-либо пыталась спасти сына от битвы, но, как мы видели,
года это не удалось. Никакие железные решетки не могли удержать его.
Теперь она надеется не на решетку, а на их материнский авторитет. С осторожностью Велиести
, чтобы не попасть под его удар, она подходит к нему сзади и касается его плеча
. Оказывается, она «упала ему по плечу у сильных».»Она уговаривает Его
» Помогите «,» укрепите «свое сердце,» оставьте «ваши могучие плечи.
Василия застигнут врасплох. У него нет ни матери, ни малейшего сопротивления. Мать
Он забирает свой дом, и он скрывает его беспрекословный.

А потом берет Василлу Родную матушку за ручки для белых,
Уводит к себе на покой в ​​близких:
А там Василюшка покормить-тыкал,
В покоях похоронить и с ним повеселиться.
(Рыба 72)

Есть такие варианты, при которых мама накрывает шубой и приносит на руки
Дом маленьким ребенком (Рыба 64).Иногда также сообщается, что все трупы завалены
Улицы города и сейчас их убирают.
Итак, история заканчивается. Легко заметить, что внутренне эпизоды не закончены. На
На чьей стороне победа? Василий Буслаевич внешне победил. Он уничтожил своих врагов,
Завернул в бой с ними. Но победа не была доведена до конца. Враг побежден, но не уничтожено
. Враг не уничтожен в песне, как и не уничтожен в современной
Эпос истории.Эпос привлекает столкновение общественной силы, он показывает, на чьей стороне
Истина, на чьей стороне люди.
У нас и в этом случае отражена характеристика более поздней эпической поэтики
, согласно которой правый герой не наблюдает победы, а его противник не терпит
Поражения. Внутренний марсоход героя своим внешним поражением создает трагический образ героя, а Василия Буслаевича — образ именно трагичный. Таким образом,
вызывает у слушателя высшую степень симпатии.Трагическая интерпретация героя еще
Еще подчеркивает правильность дела, за которое он борется.
Есть несколько отдельных случаев, вариантов, в которых певцов не устраивает
Что Василий Буслаевич, выиграв борьбу, снова попадает под опеку матери.
В этих вариантах победа доведена до конца. Однако в художественных
они получаются менее убедительными, в них нарушается историческая правда
реальности.

Есть варианты, в которых Новгород предлагает власть Василию Буслаевичу.Итак, Б.
Печорский вариант:

Покорили кое-что все да хороший новгород,
выданы, закрытые ключи.
(Онч.94)

Такой конец означает, что власть, которая была в руках купцов, князей, бояр,
Правитель, теперь перешла в руки вождя обездоленных.
Такой же конец имеется в былинах, записанных Гильфердингом в Петербурге из
Крестьянин из Новоладожского уезда:

Да, как Василий Богуслаевич стал
Владеть и всем новым градом.
(Тихая и мельничная 289)

Нет сомнений в том, что такой конец — более позднее введение, результат творческой обработки
Scene. С другой стороны, бывают такие случаи, когда исход борьбы сводится к
вон по ипотеке, когда Василий Буслаевич начинает проводить жизнь в безделье, и
вон — в результате порчи и непонимания песни. Несоизмеримость исхода борьбы —
Оригинальная и исторически наиболее оправданная форма исхода. Но та же незавершенность
влечет за собой продолжение, в котором Василий Буслаевич переносит борьбу уже в
Другой район, в другой плоскости.Это песня об уходе Василия Буслаевича из Новгорода
и его смерти. Так одна песня с необходимостью порождает другую, и многие
Певцы объединяют два эпизода о Василии Буслаевиче в один.

Согласно С.А.Азбеляну, насчитывающему 53 Сцены героического эпоса, Василий Буслаев является главным героем двух из них (№№ 40 и 41 по составленному указателю Азбеля) .40. Василий Буслаев и новгородцы 41. Драйв Василий Буслаевавасил Буслаев — Герой Новгорода, который идеально подходит от Менотки безлимитное удаление.Это самые известные фольклорные персонажи, носящие имя Василий. Первый из Бусенов, посвященный Василию, эпос повествует о его конфликте с городской общиной. С юных лет для Васьки нет принуждения; Он всегда поступает так, как поступит, не обращая внимания на тот вред, который приносят его действия. Настроив против себя большинство новгородцев, он собирает отряд из того же Сорвиголова, что и он сам, и все больше баффает; Только его мать имеет над ним хоть тень власти.Наконец, подставившийся Перу Василий Бегун по ипотеке будет сражаться во главе своего отряда на Волховском мосту со всеми новгородцами. Битва начинается, и угроза Василия обыграет всех противников до единого, близкого к реализации; Только вмешательство матери Василия спасает новгородцев. Беслаев из второго подвижника, посвященного Василию Буслаеву, в эпической сказке изображает этого героя уже не богом, а зрелым человеком. Чувствуя тяжесть ее грехов, Василий идет влить их в Иерусалим.Но паломничество по святым местам не меняет характера героя: он демонстративно нарушает все запреты и на обратном пути самым нелепым образом пытается доказать свою молодость. Тип Василий Буслаев был мало оформлен в дореволюционной научной литературе. Большинство исследователей высказывались в пользу оригинальности этого типа, считая его олицетворением власти самого Новгорода, тогда как Садко служит олицетворением его богатства. Один из главных героев знаменитого фильма Сергея Эйзенштейна «Александр Невский», снятого в 1938 году, — новгородский парень Васлай Бусед (не Буслаев!).Этот персонаж «унаследовал» две характерные черты беслаевской черты: жертвенное удаление и уважение к матери. В остальном кинематографический герой резко отличается от эпоса: он не противопоставляет себя общине, а его энергии тонут через край, умело возглавляемый князем Александром в нужном направлении (ему доверено самое главное и опасное место в мире). предстоящий бой). Веселое и многообещающее о Васлае Художественная литература Васлая представлена ​​другом могущественного боярина Гаврилием Алексичем.На льду есть и великие подвиги на льду, и в конце фильма сам Бусели щедро отмечает чемпионство старшего друга в военной доблести. В 1982 году фильм-сказку «Василий Буслаев» снял режиссер Геннадий Васильев. Автор сценария использовал отдельные мотивы эпоса Василия Буслаева (причем в очень свободной интерпретации).

Бувловка жила — не стояла,
Уже Бувловка давилась.
Остался ебаный милый
Милый Чоджо Рогги,
Юный Василушка Бесславович.
Стал Васенька на улице накачать,
Не лёгкие анекдоты в шутку:
Рукой убери руку,
Подниму ногу прочь,
И что в горб ударит
Пойдёт, сам сузился.
И говорят новгородцы:

Тебе с этим удачи

Там Василий на широких улицах,
Я не веселый домой ходит, не доволен,

«А ты, мой ребенок милый,
Милый Чоджо Рогги ,
Юный Василушка Буславевич!
Что вы пошли не веселили, не порадовали?
Кто на дотацию привез? »-
« А на спуске меня никто не обидел.
Возьму руку — руку прочь,
Позади кого ногу отрублю,
А в горб ударил
Пойдет, сам сузился.
И сказали мужики в Новгород,
Что мне с Эстой удачи
Судоходная река будет Волхов.
А мать говорит слова:
«Ага, Василушка Буславевич!
Отметьте знакомый Хоробруй,
Чтобы в новостях никто не обиделся.
И налил Василий Чашу зеленого вина,
Отмерь чашу в полтора года ведра,
Став чашей двора
И сам приговорил к чаше:
«Кто возьмет эту чашу одной рукой
И выпей эту чашу за единый дух,
Этот друг мой храм! «
И сел на пояс стула,
Писал ярлыки соискателя
В ярлыках Васенька прописал:
« Зовет кошелек почестей »;
Ярлыки привязаны к стрелкам
И стрелы пустили новую новость.
И пошли мужики Новгородские
Из Тии, из церквей, из Собора,
Стрелы толкать,
Владыка стали стрелами смотреть:
«К кошельку почестей зовет Василия».
И собрались мужики под Новгородом,
Собрались, пропуска,
И пошли к Василлю на кошельке почестей.
А у Василлы будет на широкий двор,
А сами они такие слова говорят:
«Ау ты, Василушка Буславич! ,
Проба красного золота.«
Эта речь его не слышала.
Прыгнул Василий по широкому двору,

И я тряхнул Василия во дворе выносливых,
И он закричал, чтобы он затихал:
Где махает — там улица
Бегу по переулку ;
А потом мужики Чести,
Уречи лежат, проходит,
Хелли мужики любят погоду.
А я к Василию поехал в Терему Златоверхи:
Немного идет, новенькое идет
К Василушке на широкий двор,
Это Костя Новоторжанин
К той зелени вина
А она взяла зарядку одной рукой,
Я эту зарядку выпил за один спирт.

Она схватила Василий Длингед Вяз,
Когда коста ударилась о ступицу.
Стоит косточка — не стесняется,

«Ай ты, Костя Новоторжанин!
Белочка моя благочестивая,

Хром болтается
Василю на широкий двор,
К такой зелени вина»
Зарядник взял одной рукой
А он зарядник на спиртное выпил.
Как выскочил Василий с новым сеном,
Схватил Василий Длингед Вяз,
Ударил болтающийся на хромированных ножках:
Стоит тупость — не смущает,
По буйковой головке Кудри не переживет.
«Ая болтается хром!
Белочка ли моя набожная,
Загляни в мои покои Белокаменны».
Немного идет, новенькое идет,
Есть хомушка горбатый
К такой зелени вина
Зарядник взял с собой. one hand
И он выпил зарядник за один спирт.
Того и бить не пошло с новой Сены:
«Останься ка в палате белых
Пей нам сладкие напитки
То есть так сахар,
И бояться одного в Новегеле!»
И поймал Василий три дружины в Незграде.
И началось при князе Новгороде рис.
На князей многих, на бояр,
На мальчиков сильных сильных.
И молодец Василла не осилил.
Говорит Матери — это слова:
«А ты, государь Матерь,
Честная вдова Авдота Васильевна!
Пойду к князьям на кошельке почетном».
Авдота Васильевна констатирует:
«А ты, мой ребенок! милый,
Милый Чодзё Розон!
Есть место для вечеринок
И незваному гостю нет места.
Он, Василий, мать не послушал,
И взял свой отряд
И пошел к князю на кошельке с честью.
У ворот прозрения не спросили,
Дверь не спросили канализацию,
Прямо пошли в столовую гридну.
Он левой ногой в столовой гридну,
И правой ногой для дубового стола,
Для дубового стола, в большом углу,
И перешел на скамейку в углу хайнинг,
И я поддержал Василий правой рукой,
Правая рука и правая нога:
Все стальные гости в углу хайнинга;
И двинулись в лавку в угол справа
И напугал ее левую руку налево:
Все стальные гости на свежем сене.
Остальные гости выкатились,
От страха домов убежали.
И Василий пошел за дубовым столом
С приятелем Коробровым.
Опять все на день собрали,
Все на пиру уволили,
Все на поцарапанные варочные котлы,
И все на пиру раскрасили.
Костя Новоторжанинов сказал:
«А мне нечего делать, буст, выпускной
Я остался с отцом Маленека,
Малесенек остался Зеленек. Голова всех на Новгород,
Разделение трех монастырей — Спасение Преображения,
Мать Пресвятой Богородицы
Да, Смоленский монастырь.
Ударили о большой ипотеке,
И в записях написали
И руки положили на
И головы отозвали:
«Иди Василль утром по Волховскому мосту;
Хотя Василла приветствует на мосту,
— веди в сокровищницу для смертных,
Отрежь ему буй;
Сравняйся с Василлой на мосту,
Веди тренд на смерть
Отрежь ему буй;
Хотя Василла будет соответствовать Мосту Сцены,
Веди тренд на смерть
Отрежь голову буя.
А как пойдет третья выносливость,
Больше делать нечего.
А я поехал к Василию с пырьем домой,
е мерс иди домой, не рад.
И напрягает свою желанную маму
Честная вдова Авдота Васильевна:
«А ты, милый мой ребенок,
Милый Чоджо Розон!
То, что вы не веселились, не радовались? «
Говорит Василушка Буславиевич:
» Я поругался с мужиками по поводу большой ипотеки:
Прогулка утром по Волховскому мосту;
Хотя они приветствуют меня на мосту,
По крайней мере, поставят меня на мост
Хотя сцена моста приветствуется
Веди меня в сокровищницу для смертных
Отрежь мне буй.
А как проеду третью штамповку,
Больше делать нечего.
Как слышала Авдота Васильевна
Заперта в железной камере
Двери железные подпирают
Вяз ли кричит.
И налил чашу из красного золота,
Другая чаша из чистого серебра,
Третья чаша с жемчугом скудна,
И пострадала в дар князю Новгородскому,
Прощать сына своей возлюбленной.
Сказал князь Новгородский:
«Торжественно прости, когда я отрублю голову!»
Пошла домой Авдота Васильевна,
Шла скрученная, запечатанная,
Золотая россыпь красная, и чистое серебро,
И срезать жемчуг на чистом поле,
Он сам сказал эти слова:
«Мне не дорого ни золото, ни серебро, ни жемчуг слепленный.
А дорога дождливая голова
Любимая сына
Юная Василушка Буслаева.
А спит Василий, не проснется.
Как собрались мужики,
Собрались, переходит,
С Салыгами Запорожной;
Кричат в целом голова:
Иди, Василий, через Волхов мост,
Рушай ка заветы большие!
И прыгнул хомушка горбатый,
Убил его сил на всю службу
И убил что он сил еще на сотню,
Он убил его силы за третью сотню
Убил он силой до пятисот.
В смену выскочил тупой хром
И выскочил Костя Новоторжанин.
И раба мыльная, Васильева Порто,
Платье на реке на Волхове;
И это превратилось в прыжок девушки из перьев,
Это стало королевством, чтобы смыть,
Убил силы тогда за всю службу
Убил силы за другой
Убитые силы затем на третью сотню
Убит сила его до пяти сотня.
И задилась в железную клетку,
Там же сказано те слова:
«Ау ты, Василушка Буславич!
Ты спи, Василий, не просыпайся,
И твоя благочестивая белка
По крови ходит, она на коленях бродит.»
От сна Василий просыпается,
И сам говорит эти слова:
» Ай ты, любезный мой слуга!
Из бидона железных дверей.
Как железные двери его открыли
Схватил Василий свой стриженый вяз
И пришел на мост к Волховскому,
Сам говорит такие слова:
«Ай ай сам — храм хозяина!
Посмотри заодно держись сейчас,
А сейчас поиграю с ребятами поиграю. «
И тряс Василий на мосту беречь,
И крикнул промыть мимо Вяза:
Куда попадает — там улица,
Переулок бегущий;
А потом мужики Чести,
Уречи лежат, проходит,
Хелленцы любят погоду.
И крестовый поход идет крестным братом,
В руках Шага Ниноснут Поуд,
И сам говорит такие слова:
«Да ты, мой крестовый поход,

Не забивай крест свой брат!
Вспомни, как мы с тобой учились. :
Я был над тобой тогда старшим братом,
А теперь буду над тобой старшим братом.
Сказал Василий такие слова:
«А ты, мой крестоносец!
Ты лач принес мне?
А мы есть к чему пойти,
Голов, брат, поиграй.»
И устроив крестовый поход брату
Шагоя, чтобы хватило Василле в буйне.
Василию хватило, чтобы Шагу правой рукой
И избил потом брата левой рукой
И пнул влево
Давно брат а души нет;
И сам сказал такие слова:
«Нет друга на старом
На этом брате крусад
Как брат пришел, она на плече ружье несла.
И Василий пошел по мосту с Щаго.
И Растерет Василюшка Буслаев
Идет крестовый поход, старый паломник:
На пробужденной голове колокола заглядывает тысяча,
В правой руке язык пятисот фунты.
Говорит пожилой паломник:
«А ты, мой Чадолко Крест,
Молодой дым, не лей,
В твой поход, не забивай!»
И Василий Буславевич поможет:
«А ты, мой крестовый поход!
Да. к черту возит в то время
На любимой мятке?
А у нас есть куда пойти,
Голов, батюшка, поиграй.
И наклонив Скалью девяносто порохом,
Как она ударила отца в бугорку головой
Так и разлетелась колокольчик на нож в нож:
Есть крестный — не судороги,
Желтые локоны не побеспокоят.
Влез отец против глаз
И хлестал потом крестного окуня
В байне, голова сплошная
И глаза выскакивали, как миски для заваривания.
А дома Василия напугали на каменные дома.
И вышла Матерь Пресвятой Богородицы
Из того Смоленского монастыря:
«Эй, Авдоты Васильевна! семена.«
Авдота Васильевна вышла с новым сеном,
Сварила свою Caute Cad.

Василий Буслаев. Буслаев Василий Василий Буслаев и Новгород

Согласно С.А.Азбеляну, насчитывающему 53 Сцены героического эпоса, Василий Буслаев является главным героем двух из них (№№ 40 и 41 по составленному указателю Азбеля) .40. Василий Буслаев и новгородцы 41. Драйв Василий Буслаевавасил Буслаев — Герой Новгорода, который идеально подходит от Менотки безлимитное удаление. Это самые известные фольклорные персонажи, носящие имя Василий.Первый из Бусенов, посвященный Василию, эпос повествует о его конфликте с городской общиной. С юных лет для Васьки нет принуждения; Он всегда поступает так, как поступит, не обращая внимания на тот вред, который приносят его действия. Настроив против себя большинство новгородцев, он собирает отряд из того же Сорвиголова, что и он сам, и все больше баффает; Только его мать имеет над ним хоть тень власти. Наконец, подставившийся Перу Василий Бегун по ипотеке будет сражаться во главе своего отряда на Волховском мосту со всеми новгородцами.Битва начинается, и угроза Василия обыграет всех противников до единого, близкого к реализации; Только вмешательство матери Василия спасает новгородцев. Беслаев из второго подвижника, посвященного Василию Буслаеву, в эпической сказке изображает этого героя уже не богом, а зрелым человеком. Чувствуя тяжесть ее грехов, Василий идет влить их в Иерусалим. Но паломничество по святым местам не меняет характера героя: он демонстративно нарушает все запреты и на обратном пути самым нелепым образом пытается доказать свою молодость.Тип Василий Буслаев был мало оформлен в дореволюционной научной литературе. Большинство исследователей высказывались в пользу оригинальности этого типа, считая его олицетворением власти самого Новгорода, тогда как Садко служит олицетворением его богатства. Один из главных героев знаменитого фильма Сергея Эйзенштейна «Александр Невский», снятого в 1938 году, — новгородский парень Васлай Бусед (не Буслаев!). Этот персонаж «унаследовал» две характерные черты беслаевской черты: жертвенное удаление и уважение к матери.В остальном кинематографический герой резко отличается от эпоса: он не противопоставляет себя общине, а его энергии тонут через край, умело возглавляемый князем Александром в нужном направлении (ему доверено самое главное и опасное место в мире). предстоящий бой). Веселое и многообещающее о Васлае Художественная литература Васлая представлена ​​другом могущественного боярина Гаврилием Алексичем. На льду есть и великие подвиги на льду, и в конце фильма сам Бусели щедро отмечает чемпионство старшего друга в военной доблести.В 1982 году фильм-сказку «Василий Буслаев» снял режиссер Геннадий Васильев. Автор сценария использовал отдельные мотивы эпоса Василия Буслаева (причем в очень свободной интерпретации).

Василий Буслаев — Герой новгородского эпоса.

Главный герой трех эпосов новгородского цикла («Василий Буслаев и новгородцы», «Поездка Василия Буслаева», «Смерть Василия Буслаева»). Вероятно, они появились не ранее XIV века, потому что в образе Василия Буслаева традиционные героические черты либо отсутствуют, либо просто перечислены.В поздних версиях герой даже выступает под именем Васька-пьяница.

Первый из них, посвященный эпическим рассказам Василия Бурслаева, рассказывает о его конфликте с городской общиной. С юных лет для Васьки нет принуждения; Он всегда поступает так, как поступит, не обращая внимания на тот вред, который приносят его действия. Настроив против себя большинство новгородцев, он собирает отряд из того же Сорвиголова, что и он сам, и все больше баффает; Только его мать имеет над ним хоть тень власти.Наконец, подставившийся Перу Василий Бегун по ипотеке будет сражаться во главе своего отряда на Волховском мосту со всеми новгородцами. Начинается битва и угроза Василия обыграет всех противников до единого, близкого к реализации; Только вмешательство матери Василия спасает Новгород.

Во втором буслаевском эпосе, посвященном Василе, герой уже не юноша, а уже зрелый мужчина. Чувствуя тяжесть ее грехов, Василий идет влить их в Иерусалим.Но паломничество по святым местам не меняет характера героя: он демонстративно нарушает все запреты и на обратном пути самым нелепым образом пытается доказать свою молодость.

В былинах сообщается следующая информация о герое: он родился в Великом Новгороде. Когда ему было семь лет, тогда:

Стал на абордаж города,
На княжеский двор заглядывать
Пришучивал-отшучивал,
Анекдот анекдот недобрый
С боярами, с князем,
Которая сушит руки — рука прочь
Чья нога та нога прочь
Два-три вместе упадут — без души лгать.


Постепенно он чувствует «Великое Силуэ» и изготавливает героическое оружие — Плитку, лук, копье и саблю. Затем Василий забирает из тридцати колодцев «белку Горобруй». Однако отличие его действий от действий традиционных воинов в том, что Василий не сражается ни с какими противниками, а вместе с товарищами только клеймит и тянет по мосту «с новгородцами». Появившись с другом на Братчине — общем празднике Николая-Чудотворца, — он удовлетворяет бой.Мужчины новгородцы пытаются усомниться в нарушителях порядка. Прихватив ось телевизора, Василий

начал мастерство мужчин
Саид Василушка — улица,
Провода — промежуточные.
В Тобенке Волхов
На всю милю по мерной
Вода с примесью крови.


Василий Буслаев вступает в своеобразное противостояние со всеми новгородцами. Но под влиянием матери, «честной вдовы», он вынужден признать свою неправоту. Понимая, что совершенный грех необходимо искупить, Василий вооружается кораблем и просит Мать благословить его:

Дай мне великое благословение —
Пойти ко мне, Василль, в Юрусалым Град,
Я молюсь Господу
Свят. святыня appless
В реке Эрдан смыли.
Мать дает ему благословение, но только на добрые дела.


По дороге в Иерусалим Василий поднимается «на Сорочинскую гору» и видит человеческий череп на земле. Когда он сбил ногу с пути, его голос внезапно:

Почему ты, голова, скидываешься?
Я, молодец, был не хуже тебя,
А на той горе Сорочинской,
Где лежит пусто
Пусти голову
И будет голова Васильевой.


Но Василий не обращает внимания на предупреждение:

И я не верю ни в сон, ни в холе
И верю в свой грешный вяз.


В Иерусалиме Василий совершает все заложенные ритуалы, подает обед, памятную записку, прикладывает к святыням, но в итоге нарушает порядок — купается в Иордании, где крестился Иисус Христос. Рассчитав прошлые грехи, он сразу совершит новый. На обратном пути Василий останавливается на горе, но теперь видит «Камень Бел-Гульчинг», под которым отсюда и богатырь. На камне надпись, укладка, что по камню нельзя ездить. Но Василий снова нарушает запрет:

Заштопал, по камню затуманил
И не состыковался только четверть,
А потом убил под камнем.
Где лежит пусто
Там Василла шумиха.


Камень символизирует границу владения смертью. Василий пытался вырваться за границу ее царства, недоступного живому, поэтому смерть забирает его.

Вначале Василий Буслаев, Василий Буслаев, выступает как сын бояр, но потом его происхождение не упоминается. Такое признание позволяет ярче показать роль Василия Буслаева как главы бедняков, приставляя богатые корабли.

Ф. С. Капица. Тайны славянских богов.Мир древних славян магических обрядов и ритуалов. Славянская мифология христианские праздники и обряды.

Лев Прозоров

Василий Буслаев

1.Кто он?

Вряд ли найдется так много людей, которые не смеялись над Василием Буслаевым. Он посвящен поэме Сергея Наровчатова и фильму Геннадия Васильева. Новгородские стельки появились и в фильме Сергея Эйзенштейна «Александр Невский». К тому времени он так и не появился — как мы скоро увидим, прототип эпического героя не дожил до ледяной стороны более полувека — и, может быть, не на месте.Буслаев всегда был олицетворением Новгородской волости и новгородского ржавчины, Александр Ярославич эту вольность жестко, чтобы не сказать жестоко, давил, заставляя вольный северный город платить дань Ордан-хану. Будь они современниками — были бы врагами, но не союзниками … Ну да, не об этом. Вернемся к нашей бусле. Помимо стихов и кинематографистов, ловкость и молодость Василия Буслаева бросили вызов художникам Андрею Рябушкину и Константину Васильеву, художникам Фана и бесчисленным иллюстраторам русского эпоса.

В целом образ Василия Буслаева хоть и не сравнится с такими титаническими фигурами, как воины эпоса Киевский князь Святослав или Евпатий Коловрат, но уже давно и прочно вошел в русскую культуру.

Но кто он? Сказочный герой, плод народной фантазии, «литературного обобщения» олицетворяет личность времени и вычеркивает г. Великий Новгород?

Василию Буслаеву повезло больше, чем героям русских легенд.

Можно твердо сказать — жил на свете.Мы знаем где. Мы даже знаем об этом, когда — во всяком случае, мы знаем, когда он умер.

2. Обритисом в одну строку

«Посадка в Новгороде насаждения Васи Буславича»
Так гласит Никоновская летопись под 1171 годом.

Стало, в этом году исполняется 840 лет со дня смерти Василия Буслаевича — он же Буславич, Буслаев, а потом просто Буслай. То, что в летописях — а в эпониме, сохранившем имя новгородского Ледека, он назван в честь «Васьки» — не оскорбление, не признак пренебрежения.Только Московская Русь построила полную форму имени, только при дворе московских государей и на подвластных им основаниях сокращенная форма имени стала уничижительной — «Болопишко Твой Ивашко Данилкин, лоб бьющий». В старом, Дотар-сити и Князьях, бывало, было то же самое — стоит вспомнить сражения с крестоносцами князя Вячко. То же самое и у других славян — на польском престоле были короли по имени Мешко и Лешко — тоже любили затемняющие формы, но кто рискнет сказать, что короли не уважали? Да и в других странах такие обычаи сохранил Донин — во главе огромной страны, мировой державы не так давно стоял человек по имени Билл Клинтон, так везде было и звали — Билл, и никто на самом деле не помнил, что Билл — всего лишь уменьшительное от Уильяма.

Но вернемся к нашей бусле. Помимо имени, подтверждающего его новгородское происхождение, из скрягой летописи мы узнаем, что Васька Буславич был при жизни помещика. А кто такой ландангер? На землях, по выражению историка Николая Костомарова, «северные русские ненормальности» — Новгород, Псков, Вятки и др. — ланданген был очень почтен. В Старине помещиков называли княжескими наместниками, но к 1171 г. Великий Новгород уже выбрал ланданж.Вместе с Владыкой-архиепископом и главой новгородского ополчения Мускусом Посадан возглавил все Новгородское государство. Вместе с ними ландан заложил города на новгородских землях, отправил посольство, вёл городскую казну, отправил и принял посольство, вёл суд и руководил вече. Он раздал начальству, всем этим старейшинам, берег, соцк, посев, кобстер, давящий, кросс, березы и судебные приставы, по «валландам» — подчиненные новгородские земли.У Постанова была собственная печать и свой отряд, а зарплату он получал со специальным налогом. Короче говоря, ландангису можно назвать нынешним президентом Северной республики.

Значит, Василий Буслаев был человеком в Новгороде, как выясняется, далеко не последним.

И вот тут начинаются странности.

3. Фокус с исчезновением

Никоновская летопись — Москва. Его летописи были, конечно, в Новгороде. Да вот беда — ни одна новгородская летопись не знает Посадку Василия Буслаева.И даже подробные списки Посадов — были и такие — перечисленные невероятными властителями вольных романов от легендарных государств государства до последнего, последних десятилетий Новгородской волости, умалчивают о нашем герое.

Странно?

Не то слово.

Для сравнения заменим Москву на СССР, а Новгород на США. Представьте, что в газете «Правда» мы читаем президенту некролога, скажем, Джима Джимкинса. Но в американских газетах нет фактов о некколологе, но даже есть упоминания о том, что Джим Джимкинс когда-то жил, не говоря уже о том, что сидел в Белом доме.Ни в газетах, ни в журналах, ни в книгах — нигде.

Как поживаешь, читатель?

Первое предположение — президент Джима Джимкинса признал только Москву. Предположим, это был кандидат от коммунистов, победивший на выборах, но буржуазные негодяи сфальсифицировали голосование, а потом просто выпустили следующего экстрасенса с пистолетом на бедолагу Джимкинса. Как говорится, Пиф-Паф, ой-ой …

Неужели так? Да легко. А в Новгороде была партия, державшая, как говорили, руку сначала Суздальских, а потом московских великих князей.

Вот только … этого никто не скрывал. В новгородских летописях довольно честно и подробно рассказывается обо всех перипетиях политической жизни республики. Кто был для кого, кто хотел дружить с немцами, кто с Литвой, кто с Москвой, и что сделало жертв кандидата с проигравшими — все было по-другому. Некоторые уступили место преемнику, и, сохранив почетное и веское звание «старого десанта» — такой суд мог и руководить судом, и предупреждать в армии.Если противники были настроены более чем мрачно, с опорой на сушу, то случалось, разошлись не только с столбом — и они могли забить насмерть, а в волки сбросить голову с моста. И все это, повторяю, записано в летописи, а не отмыто от них.

Значит, дело не в политике — или не только в ней. Будет небольшая политика в отношении имени главы республики, искоренять из всех письменных источников в не слишком застенчивых.

В чем дело?

В поисках ответа на этот интересный вопрос нам придется перечитать былины о Василии Буслаеве.

4. Жодыновня

Странность окружает Василия до рождения. В нем старательно подчеркивается, что его отец, Буслая или Буслав, ни с кем не ссорился, старался жить мирно — зачем такое миролюбие в ерунде торгового города? Так люди себя ведут, чувствуя уязвимость — чем был уязвим отец Василия?

В некоторых вариантах параллельный Буслав идет просить зачатия Сына «Камню Бел Гурюч». Перед ним «объясняет», то есть объявляется, «Бабыш Матера» встает и Корисон ему, что он поторопился с просьбой на три месяца — еще немного, и его сын может родиться неуязвимым.

Вскоре после рождения сына Буслав умирает. Мать (имена меняются с варианта на вариант — Унтыла, Мамельф, Авдота и др.) Старается дать сыну покойного Лучшее образование — Василий учится читать, писать, церковное пение. Но он уже играет дикую, неукротимую натуру, он валяется со сверстниками и теми, кто старше его, и легко готовит им пирожные. Недовольные новгородцы грозятся «сломать Волхов» Буслаеву — то есть утопить его в реке. Кстати, высшая мера в новгородском законодательстве! Вряд ли это предполагалось просто для подростковых драк, произвольно опасных для здоровья.В некоторых вариантах мать сжигает сына, в некоторых местах, услышав об угрозах «новгородцев», прямо советует ему собрать отряд, чтобы избежать столь сомнительных почестей. Василий собирает отряд. Более того, когда по его звонку те же «новгородцы», идущие из церквей от Собора », Василий« подводит »их« яичницей », или, проще говоря, дубинкой. В своем отряде Костя Новоторзынин, Васька Белозеренин, «Мужские галеры» или «Заеножан» — то есть люди с окраины Новгородской земли, в городе.

Вскоре Василия с дружиной незваных объявляют на Пизу новгородского князя или на Братчин Николчин, то есть на устраивающий общину застолье в церкви Святого Николая. Там новая ссора и Василий мелькает с новгородскими «мужиками», что называется, «забивает стрелу». В том случае, если Василию с другом удастся пройти по мосту через Волхов — при активном противодействии горожан, это понятно — новгородцы обязуются заплатить Василию Дану. Иначе в одних вариантах Василий с самим воинами должен отдать дань уважения Новгороду, в других — потерять голову.

Мать, пытаясь спасти Сына от столь невыгодного пари, запирает спящую буслаеву. Между тем между его приятелем и Новгородом начинается битва. «Черновушка», очевидно, горничная Василия, пробирается к нему во двор с качалкой, выводит хозяина и рассказывает ему о бедственном положении его людей. В некоторых вариантах это положение описано несколько странно — в инструкции

Ручки

белые,
Имеют складные ножки
И они приводятся в движение рекой.


Буслаев с отрядом врывается на место расправы, освобождает своих людей и прорывается с новой силой. Против него идет крестовая атака, а затем крестный отец, монах, несущий на плечах софийский колокол и колокольный язык вместо священника. Василий, не слишком раздумывая, расправляется с обоими, сопровождая смертельный удар издевательским «Вот яйцо — Христос воскрес!». Он разбивает колокол Святой Софии, главной христианской святыни Новгорода. Кстати, этот эпизод понравится иллюстраторам серии.

Отдельный силач забирает только его мать. По одним из вариантов, на эту покорную просьбу к ней обращались дары «новгородцев», а по другому — прошение Богородицы к ней (!). Василий соглашается помириться с Новгородом и получает дань. В ряде вариантов все обозначено проще и понятнее — Василий стал «своим и со всем новым градом».

То есть явно стал флигелем.

Поражает наличие некоего не обозначенного, но явного антагонизма между Василием и остальным Новгородом.Несмотря на то, что Василий, христианское имя, изучал церковь, ему неоднократно противостояли не только новгородские, но и новгородские христиане. Новгород грозит расправиться с ним не так просто, а как с растерянным или еретиком. Он проезжает со двора, кто приехал сюда из Соборной церкви. Он не придает значения Крестному Братству и, не задумываясь, поднимает руку на крестного отца, на колокол Софии. Даже Богородица — это ни в коем случае не сам Василий, а его мать — что принято считать производным, так как больше «своих» новгородцев, чем ее сын.

5. Язычники крещеного Новгорода

Однако, как я уже сказал Василию, что было его душой, когда он разбил Софийский колокол? Ведь не диалектический материализм, правильное слово. А до первых христианских ересей осталось не одно столетие. В XII веке на новгородских землях православное христианство могло противостоять только одному врагу — язычеству.

Позвольте, могу я сказать неподготовленному читателю, что за язычество речь? Еще в конце первого века, почти за двести лет до смерти Посадки Василия Буслаева, Новгород был крещен огнем и мечами Добрыни и Патита.

Не все так просто.

«Слово Невежими о почте», написанное не ранее конца XI века, упоминает жителей Новгородской земли, «Шлема» вместе с половцами и волжскими болгарами среди нехристианских народов. И никакого кита — когда Мук пришел в Новгород в 1071 году и начал поднимать народ против епископа, просто засосанного, Черниговского князя со своим приятелем «народ весь ходил за Магни». В 1166 году — как раз при жизни Василия Буслаева — новгородский епископ Илья сказал, что «земля наша недавно крещена», и вспомнил как свидетель «первого Попова».

Приверженность Новгорода древней вере и археологам подтверждается. В 1964 году в усадьбе на Ильинской улице, которую начали застраивать с конца XI века, ученые обнаружили останки жертвоприношения коня. И такие находки остаются обычными вещами вплоть до слоев XIII века. Деревянные идолы встречаются и позже. В двадцатых годах XIII века летописи упоминают в Новгороде особый налог для стойких в язычестве — «Бойня». В 1227 году Волхивов снова открылся в Новгороде, но… впрочем, их время уже прошло — новгородского архиепископа быстро сожгли Cudesmen. Но это еще не конец. В XIV веке этакий христианин сердится на язычников в грамоте Берчинского.

Среди жителей сельской местности и далеких «волостей» г. Великий Новгород вдали от Собора Святой Софии и архиепископа древней веры, естественно, продержались еще дольше. Судя по всему, Василий набирает воинов из этих земель не случайно. Еще в конце XIV, начале 15 века монахи, обнаруженные на русском севере монастыря, сильно рисковали подвергнуться нападению со стороны «многих неправильных людей».И не всегда это был дикий «удушье». Архиепископ Новгородский Макарий в письме к московскому великому князю Ивану Васильевичу, будущему грозненскому королю, пожаловался на «плохую мол. Идольскую», сохранившуюся «во многих русских местах» его епархии. А «Устав святого Саввы», записанный на новгородских землях примерно в те же годы, требовал от духовников исповедовать его духовные записки: «Ли Вилам, или род, и розеницы, и Перун, и Конь, и Мокоши не молились. Еще раз — это XVI век.Здесь, кстати, получает вменяемое объяснение эпизод, когда новгородцы «почему-то» сгоняют к реке связанных людей Буслаева. Да крестят собираются! Так же, как и двумя веками ранее, крестится киевский отряд.

Зная все это, можно предположить, что Буслав, отец Василий, был просто язычником — недаром сын попросил не чудотворную икону, а у «Белохобского камня» и явился ему, а не Богородица. , как его вдова Христианка, А «Бабыше Матера».Именно поэтому подчеркивалась его миролюбие и новаторство, что приходилось объяснять как язычник без единой христианской черты (а возможно, священник — Бузель, Богуслав, боги прославленных) мог мирно жить в городе, уже в главный христианин. Крестился ли он — сказать сложно. С одной стороны, нет никаких указаний на его христианство, с другой — брак откровенного гена на женщине из явно христианской семьи как-то не подпадает под определение «Нова-Сити не попал».«

А вот с самим Василием все получается довольно интересно. Он не просто язычник. У него христианское имя. У него есть крестный. Он учился« певческой церкви », то есть воспитан как христианин. он действует как язычник, во главе Ватаги из языческого Окраина противостоит мундиру Матери, и — их частям тоже. Юноша, которого воспитывала мать христианина, идет по тропе отца-язычника, более того, он переходит к прямому конфликту, где его отец, видимо, шел на компромиссы.Удивительная аналогия с князем Святославом — толерантным к христианам сыном Генталя Игоря и христианки Ольги, выросшего Ярым и восточным противником новой веры.

Игорь Яковлевич Фроянов упоминает весь кающийся канон, существующий в России для людей, рожденных в Православии, впавших в язычество, а затем решивших вернуться. Очевидно, что случаи, когда крещеные русичи решали вернуться к богам богов, были не столь уж редкими, для них был установлен особый канон.

Если ландангис, глава Новгородской республики, хоть на время, пусть будет даже не просто язычником, а отступником христианской веры — это вполне могло стать поводом, чтобы всякие воспоминания о горят солетроспоты со страниц новгородской летописи.

6. Гибель Василия Буслаева: былины и история

По эпониму, после победы над «Новгородцами» Василий Буслаев отправился купаться на Святую Землю, где и скончался. В некоторых вариантах он объясняет свое путешествие так — «много бито-ограбленных смалод, надо спасти душу». Этими словами впоследствии часто описывается благочестие людей, живших, мягко говоря, не слишком праведной жизнью. А как насчет Василия? Во-первых, он далеко не старый — он неженатый парень, лидер Ватаги — такой же нелюбопытный юноша.Во-вторых, он его бил, а он ограбил?

При паломничестве дружины Буслаевой она берет «оружие» — тоже хорошее для «размахивающего грешника». Мать Василия подозревает, что Сын собрался «на грабеж».

Но вершина всего — это путь в «Ерусалим». Буслаев плывет туда «у Каспицкого моря», по пути разбивается с «казаками» на одном острове, или на том же, или на другом — в зависимости от варианта — камнями на «Камне Бел-Галч». «с предупреждающей надписью и / или На мертвой голове, что ему пророчит смерть.Путешествие продолжается, он падает в Иерусалим — прямо из «Каспийского» моря — но есть еще одно кощунство, еле купаясь в «реке Эрдан». На обратном пути снова посещаем остров с головой и камнем. Прыгает через камень вопреки предупреждению надписи — или совершает прыжки, запрещенные этим способом надписи — и умирает.

Вариант с путешествием по «Каспицкому» морю, несомненно, более поздний. Хотя бы потому, что не было никого в России до Петровского моря. И «Повесть временных лет», и «Хождение за три моря» Афанасия Никитина, и «Казанский рассказ» времен Ивана Грозного, и даже «Повесть о Савве Грудциной» первые романовы называют это море Хвалис Хваджи, Хвали, хвала, наконец, но не по крайней мере Каспиан.

Более того, в некоторых воплощениях Василий плывет по Волхову, попадая в «Вирант» или «Великую», то есть Балтику, море. Вот, кстати, ключ к более позднему варианту «Каспицкое море». Дело в том, что иногда это море еще называют «Волынским» — по названию стоящего на нем торгового города прибалтийских славян Волынь, чье невероятное богатство чуть ли не в один голос оспаривается русскими былинами о князе Степановиче, немецком писателе-современнике Адаме. Бременского, Поздненемецкие и скандинавские легенды и «Сага о Йомсвикинге».А Волынское и прашнское по слухам почти не отличить. Во всяком случае, эта версия возникла, повторяю, поздно.

А на Балтике был остров, где были и прототипы «разбойных казаков» и «Сухие головы» и «Бел-Гули». Более того, значение этого острова для русских язычников было вполне сопоставимо со значением Иерусалима для православных христиан. Главная святыня славянского язычества, которую посещали паломники от двухсотлетней крещеной Чехии в XI веке как крещеной Чехии.Оплот Грозных Морских Друзей Южной Балтики. Остров «Русь» из арабских источников, русских заговоров и сказок Буян, нынешний Рюген.

Почему племена для «Святой Земли» язычников для Василия были гибельны?

Ответ дает Год смерти Василия Буслаева — точнее, я думаю, это так — год, в который весть о его смерти дошла до летописца.

60-е годы XII века — время гибель последних очагов древней веры славян и русов на южном берегу Боевого моря.В 1160 году вождь воодушевил вождя Никлот, несколько десятилетий успешно противостоявший натиску христиан-католиков из Дании и Германии. Его сын профессор Сислав поднял восстание в 1164 году, но пострадал. Затем последовали семь (!) Лагерей датчан на Рюгене. А в 1168 году святыня славянских дворцов пала.

В 1170 году датчане, немцы и поляки обрушились на Поморие, ставшее после этого христианским приделом.

В какие годы христианства, зародившегося после молитвы «Камня Бел Гурюч», предсказанного «Младенцем-матерью», которая принесла себе отряд из народа языческого и подняла руку на мрачный Новгород, пошел Василий Буслаев к морю «Велика».

И этот факт заставляет меня лично под другим углом взглянуть на всю его историю.

И вот тогда с «кричащим вязом» молодые делишки вырвались на вершину новгородского общества? В десантную комнату тогда не вошли — в помощь братьям по вере, защитникам Пранодины — ведь именно оттуда, из Померании Варыжского, пришли когда-то предки Новгорода …

Туда, в заморский поход , новгородский землепашец вычеркивает и скрещивает голову.Скорее всего, все еще защищая Руген-Буян, за три года до того, как весть о его смерти достигла русских земель.

Увы, для уже крещеного Новгорода смерть защитника языческой святыни была лишь дополнительным поводом стереть память о нем из всех его летописей и грамоты. Только песни, прославляющие его удаляют — и только в цепляющем намеках, за которые она была, это удаление.

И строчка в чужих хрониках. О том, как Посадан Новгород, давили на Василия Буслаева.

Бувловка жила — не стояла,
Уже Бувловка давилась.
Остался ебаный милый
Милый Чоджо Рогги,
Юный Василушка Бесславович.
Стал Васенька на улице накачать,
Не лёгкие анекдоты в шутку:
Рукой убери руку,
Подниму ногу прочь,
И что в горб ударит
Пойдёт, сам сузился.
И говорят новгородцы:

Тебе с этим удачи

Там Василий на широких улицах,
Я не веселый домой ходит, не доволен,

«А ты, мой ребенок милый,
Милый Чоджо Рогги ,
Юный Василушка Буславевич!
Что вы пошли не веселили, не порадовали?
Кто на дотацию привез? »-
« А на спуске меня никто не обидел.
Возьму руку — руку прочь,
Позади кого ногу отрублю,
А в горб ударил
Пойдет, сам сузился.
И сказали мужики в Новгород,
Что мне с Эстой удачи
Судоходная река будет Волхов.
А мать говорит слова:
«Ага, Василушка Буславевич!
Отметьте знакомый Хоробруй,
Чтобы в новостях никто не обиделся.
И налил Василий Чашу зеленого вина,
Отмерь чашу в полтора года ведра,
Став чашей двора
И сам приговорил к чаше:
«Кто возьмет эту чашу одной рукой
И выпей эту чашу за единый дух,
Этот друг мой храм! «
И сел на пояс стула,
Писал ярлыки соискателя
В ярлыках Васенька прописал:
« Зовет кошелек почестей »;
Ярлыки привязаны к стрелкам
И стрелы пустили новую новость.
И пошли мужики Новгородские
Из Тии, из церквей, из Собора,
Стрелы толкать,
Владыка стали стрелами смотреть:
«К кошельку почестей зовет Василия».
И собрались мужики под Новгородом,
Собрались, пропуска,
И пошли к Василлю на кошельке почестей.
А у Василлы будет на широкий двор,
А сами они такие слова говорят:
«Ау ты, Василушка Буславич! ,
Проба красного золота.«
Эта речь его не слышала.
Прыгнул Василий по широкому двору,

И я тряхнул Василия во дворе выносливых,
И он закричал, чтобы он затихал:
Где махает — там улица
Бегу по переулку ;
А потом мужики Чести,
Уречи лежат, проходит,
Хелли мужики любят погоду.
А я к Василию поехал в Терему Златоверхи:
Немного идет, новенькое идет
К Василушке на широкий двор,
Это Костя Новоторжанин
К той зелени вина
А она взяла зарядку одной рукой,
Я эту зарядку выпил за один спирт.

Она схватила Василий Длингед Вяз,
Когда коста ударилась о ступицу.
Стоит косточка — не стесняется,

«Ай ты, Костя Новоторжанин!
Белочка моя благочестивая,

Хром болтается
Василю на широкий двор,
К такой зелени вина»
Зарядник взял одной рукой
А он зарядник на спиртное выпил.
Как выскочил Василий с новым сеном,
Схватил Василий Длингед Вяз,
Ударил болтающийся на хромированных ножках:
Стоит тупость — не смущает,
По буйковой головке Кудри не переживет.
«Ая болтается хром!
Белочка ли моя набожная,
Загляни в мои покои Белокаменны».
Немного идет, новенькое идет,
Есть хомушка горбатый
К такой зелени вина
Зарядник взял с собой. one hand
И он выпил зарядник за один спирт.
Того и бить не пошло с новой Сены:
«Останься ка в палате белых
Пей нам сладкие напитки
То есть так сахар,
И бояться одного в Новегеле!»
И поймал Василий три дружины в Незграде.
И началось при князе Новгороде рис.
На князей многих, на бояр,
На мальчиков сильных сильных.
И молодец Василла не осилил.
Говорит Матери — это слова:
«А ты, государь Матерь,
Честная вдова Авдота Васильевна!
Пойду к князьям на кошельке почетном».
Авдота Васильевна констатирует:
«А ты, мой ребенок! милый,
Милый Чодзё Розон!
Есть место для вечеринок
И незваному гостю нет места.
Он, Василий, мать не послушал,
И взял свой отряд
И пошел к князю на кошельке с честью.
У ворот прозрения не спросили,
Дверь не спросили канализацию,
Прямо пошли в столовую гридну.
Он левой ногой в столовой гридну,
И правой ногой для дубового стола,
Для дубового стола, в большом углу,
И перешел на скамейку в углу хайнинг,
И я поддержал Василий правой рукой,
Правая рука и правая нога:
Все стальные гости в углу хайнинга;
И двинулись в лавку в угол справа
И напугал ее левую руку налево:
Все стальные гости на свежем сене.
Остальные гости выкатились,
От страха домов убежали.
И Василий пошел за дубовым столом
С приятелем Коробровым.
Опять все на день собрали,
Все на пиру уволили,
Все на поцарапанные варочные котлы,
И все на пиру раскрасили.
Костя Новоторжанинов сказал:
«А мне нечего делать, буст, выпускной
Я остался с отцом Маленека,
Малесенек остался Зеленек. Голова всех на Новгород,
Разделение трех монастырей — Спасение Преображения,
Мать Пресвятой Богородицы
Да, Смоленский монастырь.
Ударили о большой ипотеке,
И в записях написали
И руки положили на
И головы отозвали:
«Иди Василль утром по Волховскому мосту;
Хотя Василла приветствует на мосту,
— веди в сокровищницу для смертных,
Отрежь ему буй;
Сравняйся с Василлой на мосту,
Веди тренд на смерть
Отрежь ему буй;
Хотя Василла будет соответствовать Мосту Сцены,
Веди тренд на смерть
Отрежь голову буя.
А как пойдет третья выносливость,
Больше делать нечего.
А я поехал к Василию с пырьем домой,
е мерс иди домой, не рад.
И напрягает свою желанную маму
Честная вдова Авдота Васильевна:
«А ты, милый мой ребенок,
Милый Чоджо Розон!
То, что вы не веселились, не радовались? «
Говорит Василушка Буславиевич:
» Я поругался с мужиками по поводу большой ипотеки:
Прогулка утром по Волховскому мосту;
Хотя они приветствуют меня на мосту,
По крайней мере, поставят меня на мост
Хотя сцена моста приветствуется
Веди меня в сокровищницу для смертных
Отрежь мне буй.
А как проеду третью штамповку,
Больше делать нечего.
Как слышала Авдота Васильевна
Заперта в железной камере
Двери железные подпирают
Вяз ли кричит.
И налил чашу из красного золота,
Другая чаша из чистого серебра,
Третья чаша с жемчугом скудна,
И пострадала в дар князю Новгородскому,
Прощать сына своей возлюбленной.
Сказал князь Новгородский:
«Торжественно прости, когда я отрублю голову!»
Пошла домой Авдота Васильевна,
Шла скрученная, запечатанная,
Золотая россыпь красная, и чистое серебро,
И срезать жемчуг на чистом поле,
Он сам сказал эти слова:
«Мне не дорого ни золото, ни серебро, ни жемчуг слепленный.
А дорога дождливая голова
Любимая сына
Юная Василушка Буслаева.
А спит Василий, не проснется.
Как собрались мужики,
Собрались, переходит,
С Салыгами Запорожной;
Кричат в целом голова:
Иди, Василий, через Волхов мост,
Рушай ка заветы большие!
И прыгнул хомушка горбатый,
Убил его сил на всю службу
И убил что он сил еще на сотню,
Он убил его силы за третью сотню
Убил он силой до пятисот.
В смену выскочил тупой хром
И выскочил Костя Новоторжанин.
И раба мыльная, Васильева Порто,
Платье на реке на Волхове;
И это превратилось в прыжок девушки из перьев,
Это стало королевством, чтобы смыть,
Убил силы тогда за всю службу
Убил силы за другой
Убитые силы затем на третью сотню
Убит сила его до пяти сотня.
И задилась в железную клетку,
Там же сказано те слова:
«Ау ты, Василушка Буславич!
Ты спи, Василий, не просыпайся,
И твоя благочестивая белка
По крови ходит, она на коленях бродит.»
От сна Василий просыпается,
И сам говорит эти слова:
» Ай ты, любезный мой слуга!
Из бидона железных дверей.
Как железные двери его открыли
Схватил Василий свой стриженый вяз
И пришел на мост к Волховскому,
Сам говорит такие слова:
«Ай ай сам — храм хозяина!
Посмотри заодно держись сейчас,
А сейчас поиграю с ребятами поиграю. «
И тряс Василий на мосту беречь,
И крикнул промыть мимо Вяза:
Куда попадает — там улица,
Переулок бегущий;
А потом мужики Чести,
Уречи лежат, проходит,
Хелленцы любят погоду.
И крестовый поход идет крестным братом,
В руках Шага Ниноснут Поуд,
И сам говорит такие слова:
«Да ты, мой крестовый поход,

Не забивай крест свой брат!
Вспомни, как мы с тобой учились. :
Я был над тобой тогда старшим братом,
А теперь буду над тобой старшим братом.
Сказал Василий такие слова:
«А ты, мой крестоносец!
Ты лач принес мне?
А мы есть к чему пойти,
Голов, брат, поиграй.»
И устроив крестовый поход брату
Шагоя, чтобы хватило Василле в буйне.
Василию хватило, чтобы Шагу правой рукой
И избил потом брата левой рукой
И пнул влево
Давно брат а души нет;
И сам сказал такие слова:
«Нет друга на старом
На этом брате крусад
Как брат пришел, она на плече ружье несла.
И Василий пошел по мосту с Щаго.
И Растерет Василюшка Буслаев
Идет крестовый поход, старый паломник:
На пробужденной голове колокола заглядывает тысяча,
В правой руке язык пятисот фунты.
Говорит пожилой паломник:
«А ты, мой Чадолко Крест,
Молодой дым, не лей,
В твой поход, не забивай!»
И Василий Буславевич поможет:
«А ты, мой крестовый поход!
Да. к черту возит в то время
На любимой мятке?
А у нас есть куда пойти,
Голов, батюшка, поиграй.
И наклонив Скалью девяносто порохом,
Как она ударила отца в бугорку головой
Так и разлетелась колокольчик на нож в нож:
Есть крестный — не судороги,
Желтые локоны не побеспокоят.
Влез отец против глаз
И хлестал потом крестного окуня
В байне, голова сплошная
И глаза выскакивали, как миски для заваривания.
А дома Василия напугали на каменные дома.
И вышла Матерь Пресвятой Богородицы
Из того Смоленского монастыря:
«Эй, Авдоты Васильевна! семена.«
Авдота Васильевна вышла с новым сеном,
Сварила свою Caute Cad.

Песни прославил могучий богатырь Василий Буслаев. Он известен только своей мощью, богатством и пандусом. Это несовместимый богатырь. [См. Василий Буслаев — краткое содержание былин.]

Василий Буслаев. 1982 фильм

В детстве мать дала ему учиться диплом; Он легко научился писать «Перышко», читать и петь в церкви. Но наука не пошла ему на пользу, потому что он все же начал проявлять свой буйный, бешеный нрав и лопату с плохими людьми,

Я начал напиваться;
И идет по городу и срочно;
Которую он возьмет за руку
Вытащите руку из плеча.

Делает это, он не из злого умысла, а из зла, из желания сражаться.

Тогда Василий, или Васька, как его часто называют в эпонах, набирает отряд, заманивая к себе на службу обещанием всегда сладко есть и пить, без особого труда и труда, — другими словами: есть и пьет бабло .

Друг отряда появляется следующим оригинальным способом. Васька забирает желающих пройти к себе на службу во двор, где он их увидит с вином и ощутит силу приходящих к нему, нанося каждый страшный удар по голове «кричащего вяза», налитого до половины привести.Кто выдержит это испытание, достоин быть гласным Васька Буслаев. Его первый рабочий и соратник — Костя Новоторженин, удаленный молодец, который от страшного удара по голове даже «Кудри не расцвел».

Так подбирает сам Васька Буслаев в отряде из двадцати девяти подпитанных молодых людей, ему самому тридцать. Вместе с этим приятель Буслаев предлагает новгородцам «Бесс о великой ипотеке», но ипотека уже не Садко. Василий приглашает всех в Новгород на бой с ним и его другом, кто кого победит? Начинается ужасный полдень; Васька «уродов» и баффов:

Они начали свою борьбу-борьбу Великие…
Василий прошел через Бычью реку.
А есть Василий у воловьей реки,
Для богослужения на улице.
С теми мужиками под Новгородом
Воюет, день до вечера бьет.
Сильно сбил,
Дважды, утроился
И мужчины победили
Пообщались, подошли.

Они просят крестного отца Васьки, «старого паломника», арендовать их диверсионный спортзал. Но когда старец-паломник с церковным колоколом на голове оказывается на месте путешествия, Буслаев убивает его.

В описании этой страшной битвы несомненное отражение знаменитого новгородского дракона, часто происходившего накануне вечерних собраний, и вмешательство паломников-исцелителей с церковным колоколом на голове напоминает вмешательство церкви. власти, епископы и новгородские митрополиты, часто приходили распоряжаться и упоминать о воюющих.

Наконец, новгородские крестьяне напали на мать Василия Буслаева, чтобы та «обидела своего ребенка».«Маме удалось остановить Ваську: она подошла сзади и положила руки ему на плечи. Он огляделся, остановился и похвалил мать за то, что она догадалась:« А потом, — говорит, — если ты выйдешь впереди, я тебя убью ». Этот Васька показывает, что в пылу битвы он совсем забыт, чем увлекается: умеет не разбирать, а мать убивать.

Другие серии рассказывают о путешествии Василия Буслаева с другом на Святую Землю, в Иерусалим.

Много бит, разбойник,
До старости я должен спасти душу.

Но на Святой Земле Васька оставляет свой «жестокий обычай». Подойдя к Иерусалиму, он видит на дороге человеческий череп, «пустую голову», а рядом — камень. Он толкает ногу, не уважая «пустую голову», и прыгает через камень, не обращая внимания на слова мертвой головы, предсказывающей, что тот, кто прыгнет через этот камень, сломает «буйную голову».

Идя в Иорданию, несмотря на всеобщее уважение к Святому, к реке, в которую раз в год, в день крещения, погружаются благочестивые люди в одежде и с молитвой, — Буслаев без всякого благоговения со своим приятелем купается в Джордан Нагиш.

Но это предел его безудержного бунта. Вернувшись в Иерусалим, Васька снова видит на дороге череп, а рядом — роковой камень. Васька предлагает своему отряду прыгнуть через камень, говоря, что сам отпрыгнет.

Васька бросился назад, споткнулся, упал на камень и погиб насмерть, «голову коричневую сломал». Отряд похоронил его мертвой головой.

Василий Буслаев — Герой новгородского эпоса. По словам С.А.Азбелова, насчитывающего 53 рассказа героического эпоса, Василий Буслаев является главным героем трех из них (No.40, 41 и 42 по знаку Азбеля): «Василий Буслаев и Новгород», «Поездка Василия Буслаева» или «Смерть Василия Буслаева». Последние два имени относятся к одному эпосу.

Образ Василия Буслаева в эпонах

Василий Буслаев — Новгородский Герой, идеал которого Менотка безлимитное удаление. Это самые известные фольклорные персонажи, носящие имя Василий.

Первый из них, посвященный эпическим рассказам Василия Бурслаева, рассказывает о его конфликте с городской общиной.С юных лет для Васьки нет принуждения; Он всегда поступает так, как поступит, не обращая внимания на тот вред, который приносят его действия. Настроив против себя большинство новгородцев, он собирает отряд из того же Сорвиголова, что и он сам, и все больше баффает; Только его мать имеет над ним хоть тень власти. Наконец, подставившийся Перу Василий Бегун по ипотеке будет сражаться во главе своего отряда на Волховском мосту со всеми новгородцами.Битва начинается, и угроза Василия обыграет всех противников до единого, близкого к реализации; Только вмешательство матери Василия спасает Новгород.

Во втором буслаевском эпосе, посвященном Василе, герой уже не юноша, а уже зрелый мужчина. Чувствуя тяжесть ее грехов, Василий идет влить их в Иерусалим. Но паломничество по святым местам не меняет характера героя: он демонстративно нарушает все запреты и на обратном пути самым нелепым образом пытается доказать свою молодость.

Тип Василия Буслаева мало разработал в дореволюционной научной литературе. Большинство исследователей высказывались в пользу оригинальности этого типа, считая его олицетворением власти самого Новгорода, тогда как Садко служит олицетворением его богатства.

Герой кино

Одним из главных героев известного фильма Сергея Эйзенштейна «Александр Невский», снятого в 1938 году, является новгородский парень Васлай Буслай (не Буслаев!). Этот персонаж «унаследовал» две характерные черты черты Буслаева: опрометчивые удаления и уважение к матери.В остальном кинематографический герой резко отличается от эпоса: он не противопоставляет себя общине, а его энергии тонут через край, умело возглавляемый князем Александром в нужном направлении (ему доверено самое главное и опасное место в мире). предстоящий бой). Веселое и многообещающее о Васлае Художественная литература Васлая представлена ​​другом могущественного боярина Гаврилием Алексичем. На льду есть и великие подвиги на льду, и в конце фильма сам Бусели щедро отмечает чемпионство старшего друга в военной доблести.

В 1982 году фильм-сказку «Василий Буслаев» снял Геннадий Васильев, в главной роли — Дмитрий Золотухин. Автор сценария использовал отдельные мотивы эпоса Василия Буслаева (причем в очень свободной интерпретации).

Странные герои Новгород

Владыка Великий Новгород всегда выделялся среди других городов России. Особенно сильны были вечевые традиции, и роль князя долгое время ограничивалась арбитражем и охраной внешних границ.Большую роль в политике и общественной жизни играла богатая семья, но во всех письмах и договорах архиепископ скрепил своей печатью — этим своим иностранным путешественником и называл его «господином городом». Необычными были и новгородские воины. Казалось бы, у врагов недостатка никогда не было: литовцы, шведы, рыцари сабли, языческие племена были от кого и огромные владения, и свой город защищать. Да и по природе своей новгородцы были людьми очень смелыми и дерзкими. Впрочем, новгородских героев всего двое — Садко и Василий Буслаевы, и это не совсем «правильно».Однако иногда среди новгородских воинов оказывается и Гаврило Олексич — правнук одного из (РТСИ). Но Гаврило Алексич не только героизм, как Илья Муромец, и не воевал со зверями, как Добрыня и Алеша Попович, — свои подвиги он совершил в новгородских войсках. Прославился он во время Невской битвы (1240 г.), когда в погоне за шведами на лошадях попытался войти в корабль, но был брошен в воду. У Гаврилы Олексич было два сына: Иван Марина и Акинф. Одним из внуков Ивана был Григорий Гун, который считается основоположником дворянского рода Пушкиных.От другого сына Гаврилы, из Акинфе, вел свою семью Каменских, один из которых стал героем статьи.

Но Василий Буслаев, который, как и Гаврило Олексич, Вилли Сергеевич Эйзенштейн, стал героем знаменитого фильма «Александр Невский», на самом деле в защите земли Русской не видел ничего, а оружие у него геркулесово — часто упоминается «вяз карнановый» (Дубин).

Василий Буслаев и Гаврило Алексич в фильме Эйзенштейна «Александр Невский», 1938

Есть два эпоса о герое: «Василий Буслаев и Новгород» (написано 20 вариантов) и «Поездка Василия Буслаева» (15 записей) .

Даль говорит, что слово «буслай» буквально означает «буйный расточитель, плейбой, дерзкий парень». Между тем отец Василий заявил:

«С Новым городом не повязан
С Псковом он не вадареву,
А с Матерью Москвой был парез».

Следовательно, есть основания полагать, что «Буслаев» — это не отчество и тем более не имя, а характеристика этого героя, которому 7 лет было:

«Шутка, посзукиваны
Шутка из плохого. анекдот
С боярскими детьми, с княгинецким:
Которая отрывает руку,
Которая нога — нога прочь,
Двое-трое вместе оттолкнут
Без души врут.

А когда Васька подрос, его «шалости» и «приколы» превратились в чисто меркантильный характер. Набирает банду из 30 человек, многие из которых, судя по никнеймам (Новоторжок, Белозерный и т. Д.), Были именно таковыми. людей, а не новгородцев, он стал ходить на праздники, затеять ссоры с «богатыми купцами» и «новгородцами». И даже представители Церкви («старец» паломник) не избежали ВАС «шалостей». тексты этому старику — и даже крестному отцу Буслаеву:

«Ты меня послушай, да я твой отец, дядя
Я могу читать, тебя учили делать добрые дела, наставляли», — обращается он к нему.
Что говорит Васька: «Когда ты меня учил, деньги брали».

Далее:

«Ты будешь адом, но крестный отец ты мой,
Вода несет тебя, все время.
И ударил мой ваиком почерневший
И убил старцида, своего священника крестового похода».

В конце концов «горожане и мужики завоевывают и померелию» и обязались выплатить «всего в год три тысячи». Некоторые исследователи считают, что эпос воспроизводится в «борьбе новгородских политических партий».Но можно предположить, что Васька выступает здесь как типичный «криминальный авторитет» и рэкетир.

Василий Буслаев против новгородцев, иллюстрация Р. Смирнова

Не исключено, что банда Буслаева могла также оказывать услуги по защите своих клиентов или, наоборот, устраивать нападения на их оппонентов. Существование таких «бригад» еще в пятнадцатом веке подтверждает митрополит Иона, который в письме новгородскому архиепископу Евфимию в Новгороде:

«Междоусобные споры, и раздоры, и убийства, и кровопролитие, и были созданы и действуют. за создание душесовичей православного христианства; за злое и мерзкое наемное дело, нанятых с обеих сторон, злорадствующих и желающих кровопролития, паневич и прадакса своей души, затворник людей «.

Любопытные кандидаты на мытарства в банде Буслаева: нужно было одной рукой поднять бокал вина в полведра и выпить его, затем Базилика и бить их по голове своим любимым «вязом карнани». Понятно, что после таких тестов человек стал инвалидом или психопатом с посттравматическими расстройствами личности и поведения. Однако я думаю, что в данном случае перед нами сайт с гиперплазированным описанием ритуала посвящения в ушкуйники: чаша вина значительна, а не «полведра», и удар дубинки был, вероятно, чисто символическим.
Однако в той же эпопее оказывается, что есть в Новгороде богатырь и посильнее Буслаева. Точнее богатырка. Это этакая девушка-чернавка, служанка его матери, которая по ее приказу в разгар «эпической» уличной драки легко утаскивает незадачливого Ваську с улицы и запирает его в погребе. Некоторые объясняют это неожиданное насильственное послушание Буслаева своим страхом ослушаться матери, но это совершенно не в характере этого героя, которому, по его собственным словам, он не верит, ни спит, ни чихает, а только в самых пресловутых. , вяз карнани.Далее рассказали о «подвигах» Чернавки. Нося Ваську «нарочно», но эта девушка, видя, что его друзья побеждены, «сбрасывает кипарисовую качалку кленового ведра», и начинает орудовать ими как дубинкой, избивая многих противников «насмерть».

Рябушкин Б.П. Чернавская девушка избивает новгородцев. 1898 г.

И тут, не обращая внимания на приказ своего хозяина, производит Василия, который завершает погром «новгородцев», завершает договор об уплате той же годовой «дани».

Следуя эпосу, Василий понимает, что у него есть:

«Молодой был Бито-граблайн
Старость должна спасти душу».
Или, как вариант:
«Великий грех совершил,
Пригвоздил много новгородцев».

Панцирь, он обращается к матери:

«Дай мне благословение великое
Пойти ко мне, Василий в Ерусалим-град,
Со всем отрядом хоробрих,
И-ка Господа popolitica
Святыня Приоритет
В реке Эргене искупаться «.

Зная цену этим благим намерениям сына, мать дает ему благословение с оговоркой:

«Если ты, дитя, на грабеж уйдет,
И не носи Василия сырую землю».

Впрочем, Васьки благодарить на таких условиях не надо, он «как угорь копошится», а мать неполноценная, даже с техникой помогает:

«Булат от тепла рустплац
Сердце матери распадается,
И дает много свинца, пороха,
И дает Василию запасы хлеба,
И дает оружие далгарно
Позаботься о тебе, Василий, свирепый его голова ».

The Eyelet — плоскодонная гребная лодка с парусом. Название происходит от реки Акви — правого притока Волхова недалеко от Новгорода, где строились такие лодки. Современная реконструкция

Василий Буслаев и его банда, иллюстрация

По дороге в Иерусалим банда Буслаева встречает грабителей, у которых «три тысячи, грабят бусы, галеры, алые корабли разбивают». Но, «имея» ВАС «вяз», грабители ему «поклоняются», приносят богатые дары и даже дают проводника.

Новгородские ушкуйники.Миниатюра из иллюстрированной хроники

Еще одно препятствие — «субой быстрый, толстый вал», то есть сильное течение и высокие волны, с этой опытной командой Василий тоже справляется. Дальше Сорочинская гора (от названия реки, которая сейчас называется Царица, притока Волги) Буслаев видит череп и ничего не находит, кроме как пнуть его ногой. И слышит торжественное послание:

«Я был хорош, но не ты за версту,
Я лежал в горах у Сорочинского,
Да, легат ты по правую руку от меня».

Распространенные в средневековой Руси синодической лицевой стороны часто встречались изображения черепов и змей с аналогичными надписями. Например:

«Смотри, человек, и учись, Чиа, эта глава, твоя воля — твоя».

По словам Василия, мертвая голова не производит ни малейшего впечатления, более того, кажется, что он воспринимает их как вызов. Например, когда они достигли Святой земли, несмотря на предупреждения, купались обнаженными в реке Иордан. На обратном пути, на той же Сорочинской горе, где лежит череп, Буслаев уже

«Сер горючий камень
Широкий камень тридцать место
В долине камня сорок место
Высота его, галька, т.к. три места «.

Могильный Камень четко, на нем есть надпись, запрещающая прыгать через него. Однако есть тексты, в которых надпись, напротив, носит характер вызова: «Кто этот камень скочит, да прыгнешь?». Во всяком случае, природа не позволяет Буслаеву просто пройти мимо: он сам перепрыгивает через камень, а своим товарищам приказывает прыгнуть. Затем решает усложнить задачу: в одном варианте перепрыгивает через камень поперек, в другом — «назад». И тут удача окончательно уходит от героя:

«И проскакал четверть,
А потом убился под камнем».

Соратники похоронили его, как и было предсказано, рядом с черепом.

Здесь мы, вероятно, имеем дело с дохристианскими представлениями о том, что мертвые могли брать с собой людей, перешагнувших через труп или могилу. Особенно опасно перешагивать через могилу, так как в этом случае человек не просто переходит дорогу мертвому, а делится с ним своим путем.
Конечно, были попытки соотнести эпос Василия Буслаева с каким-то реальным историческим лицом. И. И. Григорович (русский историк XIX века) и С.М. Соловьев рассказал о новгородском посаднике Васке Луславице, гибель которого по Никоновской летописи (написанной в середине XVI века) под 1171 г. Кроме Никона, о смерти этого воеводы сказано в Новгород-Погодинской летописи (записано в последняя четверть XVII века): «в том же (1171) году скончался в Великом Новеграде посадник Василий Буслаев». Предполагается, что эта новость попала в настоящую хронику Nikon. Этой новости доверяют также литературовед А.Н. Робинсон и советский историк и филолог Д.С. Лихачев.
Но Н.М.Карамзин относился по летописным новостям с недоверием. Критиковали за это и академика И. Н. Жданова, который уточнил, что в списке новгородских мэров нет ни Василия Буслаева, ни человека с фамилией хотя бы отдаленно похожим. С. К. Чамбиньо считал хронику Nikon ненадежным источником из-за частых вставок «песенного материала». С ним согласны и современные ученые, считающие, что летопись Никона включает «новости, почерпнутые из фольклорных источников.Но в гораздо более «авторитетных» историках Первой Новгородской летописи градоначальником 1171 года по имени Ярослав.
Другой новгородский богатырь — знаменитый Садко, опять же, совершенно не похож на героев былин киевского цикла. У Садко есть геркулесовы. силы, но является великим (возможно, гениальным) гусенистом и певцом.Именно его голос привлекал морского царя, от которого герой получает приз, строящий его среди первых людей Новагорода.

Дмитрий Беляков в роль Садко, Архангельский драматический театр

Собрано 40 вариантов эпоса про Садко, которые по месту входа разбиты на 4 группы Олонецкая, Беломорская, Печорская и Урало-Сибирская.В эпосе Молотова мастер Невьянского завода Демидов, знаменитый Кирса Данилов. Он абсолютно полный, вмещает все эпизоды, только один записан у онегского сказочника А.П. Сорокина (из него же были записаны еще 10 былин). У Сорокина эпос о Садко состоит из трех частей, в которых у других рассказчиков есть отдельные песни.
О происхождении былин Садко приводят разные версии: в первой из них Садко — уроженец Новгорода, во второй — последний человек. Вторая версия кажется более предпочтительной, так как в эпосе кирса Данилов сообщил, что, побогаче, Садко остается изгоем, и даже морской царь просит: «Научи меня жить в Новиграде».
Морской царь ему советует:

«Посадись ты с людьми с таможни,
И только об их обеде доспа
Достань юноши, горожане,
И будут знать и ведати».

Думаю, что корень новгородский, и он бы знал, кого пригласить в «поэстэн ПИР», кому льстить и кому нужен опыт для начала. Но не будем забегать вперед.
Прежде всего, расскажите, почему Садко пришлось одному петь на берегу Ильменского озера. Оказывается, его почему-то перестали приглашать на застолья (может репертуар перестал устраивать, а может Садко позволил себе некоторую наглость), и он был в состоянии депрессии.Привлеченный его пением, морской царь предлагает ему награду. В самой известной версии Садко нужно обыграть с известными людьми и держу пари, что поймают в Ильмене-озере-рыбе-Золотом загоне.

Кадр из фильма «Садко», 1952 г.

Непонятно, какая ценность эта рыба и чем эта ставка так интересна новгородским купцам: ну, может быть, в озере водится какая-то очень редкая рыба. Если мужчина спорит, он, возможно, поймал ее и знает, где она находится. Зачем в таком банальном деле ставить на карту все свое состояние? Менее распространенная, но более логичная версия, Садко нанимает рыболовную артель, которая ловит ему много большой и маленькой красно-белой рыбы.Ночью пойманная (и сложенная в сарае) рыба превращается в золотые и серебряные монеты — это рекорд того же кирса Данилова.
На этом заканчивается первая часть эпоса Сорокина (и первая песня Садко других сказителей). А вторая начинается с того, что более богатым, более странным остается Садко в Новгороде, который, следуя совету морского царя, пытается наладить контакты с влиятельными людьми. Но и здесь ему это не удалось, потому что на этом празднике случается новая ссора со знаменитым Новгородом.В конце концов, он снова бьет пари: можно купить все товары Новгорода. Иногда ему это удается, и он снова бросает вызов новгородским купцам, но большинство Садко терпит неудачу (потому что продукты все время падают: сначала московские, потом иностранные, и цены на них растут). Как бы то ни было, Садко — владелец огромного количества ненужных товаров, продать которые в Новгороде невозможно. Но с наличными деньгами, наверное, проблемы. Поэтому ему нужно плыть по «морю» — попытаться их реализовать: с него начинается третья и самая сказочная (и считается самой древней и архаичной) частью эпоса.

Садко, кадр из советского фильма 1952 г.

Через Волхов, Ладожское озеро и Неву Садко впадает в Балтийское море, от него в далекой стране (в некоторых версиях эпоса даже называют Индией), где удачно продам всю продукцию.

Андрей Рябушкин. «Садко, богатый гость Новгородский», 1895

Главное приключение начинается по дороге домой. Море вокруг бьет чудовищный шторм — огромные волны, ветер рвет паруса, но корабли Садко на месте.В былинах, написанных на Русском Севере, Садко передает взгляд: не сидя — его повозка на «Люду подводную» (подводные камни, характерно для Белого моря). Но он уже догадался, в чем дело: он, видимо, оставил королю неоплаченные долги и делает все возможное, чтобы избежать встречи с «благодетелем». Сначала Садко прибегнул к старинному обряду «кормления моря», который в Новгороде помнят, в начале ХХ века рыбаки бросали в воду хлеб с солью.Садко не пустяк — приказывает бросить в море бочки с золотом, серебром и жемчугом. Однако шторм продолжается, а корабли все еще стоят, и становится ясно, что требуются человеческие жертвы (новгородских рыбаков в конце XIX века иногда бросали в воду в качестве заместительной, заместительной жертвы, соломенного человечка). В.Г. Белинский, как известно, восхищался «доблестью» Садко, в том числе его готовностью спасти товарищей своей жизнью. Однако у «готовых» это несколько сомнительно, и в этой ситуации Садко тоже не ведет себя прилично: зная, кому нужен морской царь, он пытается обмануть судьбу.Вначале заявляет, что морской царь уйдет тот, чья судьба утонет, потом — наоборот, чей останется на плаву, и свой «жребий» он теперь делает из железа, а его подчиненные, их «веление» — все зря . Поняв, наконец, что морской царь ловит Садко последний раз (как он думает) за игрой на арфе, надевает самую дорогую соболью шубу и приказывает спуститься на плот морского дуба. На этом плоту он засыпает, а просыпается в морском королевстве. Учитывая, что в финальной эпопее Садко снова просыпается на берегу реки Чернавы (или Каунаса), некоторые считали его подводное приключение перед сном.
Итак, оказавшись внизу, Садко встречается с морским царем. Есть несколько версий причин этого вызова. По первому, самому прозаичному и неинтересному, царь морской, действительно недовольный тем, что не получил дани:

«Ой ект, Садко купец богатые!
Ты навсегда, Садко, море ходило ,
А я царь, но дань не пецивал.
Да я хочу сделать, Садко, я ивком спану?
Да они хотят знать, Садко, тебя огонь сожжет? »

Во-вторых, он хочет задать несколько вопросов Садко: требует рассудить его спор с Королевой:

«Мне то тебе сюда требовалось
Скажи мне, скажи и скажи мне
Что у тебя в России дорого?
Мы У Королевы мы говорим
Золото или серебро в России дорого,
Или Булат-железо дорого? »

Садко говорит, что золото дорогое, а техника людям нужна.
В одиночной версии морской царь хочет сыграть с Садко в шахматы. Но больше всего ему хочется услышать, как он играет на арфе и поет.

Корольков В. «Садко»

Играть и петь Садко есть три дня без перерыва. Он не знает, какой танец морского царя вызвал на поверхности страшную бурю, сообщается, что он находится возле седобородого старика, в котором Садко узнает о Святом Никола Можайском. Так как в Софийском соборе Киева, по преданию, рядом с ним ранее была найдена утонувшая, но живая и мокрая девушка, Никола часто называли «Мокрой» и считали покровителем моряков и бедствий.

Икона Святого Николая. Конец XII — начало XIII века Новгород

Святые приказы сломать арфу, порвать струны и вырвать Станецкий. Морской король прекращает танцевать, и шторм прекращается. Затем следует «предложение, от которого нельзя отказаться»: король требует, чтобы Садко принял новую награду и женился в его королевстве. По совету святителя Николая Садко выбирает самую некрасивую из предложенных невест — Чернаву. Есть две версии необходимости такого выбора. Во-первых, она единственная землянка в подводном царстве, во-вторых, Чернава — воплощение настоящей реки, протекающей под Новгородом.

Репин, Садко

Засыпая после свадьбы, герой просыпается на земле. Скоро вернется в Новгород и его корабли. Завершается эпос обещанием Садко построить в Новгороде «Церковь».
Существуют ли реальные прототипы этого новгородского купца-героя? В это трудно поверить, но новгородские летописи утверждают, что Садко (Котко, Сытко, Ткачество) Сатанинский (Сатанинский, Стинс, Сотик) спас святителя Николая, построив в цитадели церковь святых Бориса и Глеба. И не один, два или три — всего около 25 источников.Среди них: первая Новгородская летопись обе версии сцены, вторая Новгородская, Новгородская третья, четвертая и пятая, Новгород Карамзин, Большаковская Новгород, Новгород Уваров, Новгород Забелин, Погодинская Новгород, Новгородский летописец владык, первая Псковская летопись. , Софийская первая, Пермь, Тверь, Московская летопись конца XV ​​века, Рогожский летописец, Владимирский летописец Воскресения, Никоновская летопись и т. Д.

14 источников содержат известие о закладке церкви в 1167 году.Сообщается также, что он был построен на месте первого деревянного Софийского собора, сожженного в 1049 году. А потом эта церковь много раз упоминалась в летописях и актах: сообщается о ее освящении (1173 год), восстановлении после пожара. (Г. 1441), снос из-за ветхости (1682).


Новгород Детинец Хутин на иконе XVI – XVII веков

Это одно из двух сохранившихся изображений новгородской церкви Бориса и Глеба, которая здесь кажется больше и выше Св.Софийский собор

Многие исследователи считают, что настоящая история выжившего в море купца со временем наслоила откровенно фантастические подробности. Возможно какое-то влияние финской легенды о Вайнамойнене, певце и морском короле Ахто. Среди оптимистов оказались такие авторитетные историки, как А. Н. Веселовский, В. Ф. Миллер, А. В. Марков и Д. С. Лихачев, сделавшие довольно смелое заявление о том, что «Летопись Садко Садко и былины — одно и то же». Но, конечно, свободно иметь свое мнение по этому поводу.

Facebook

Твиттер

Pinterest

Мефодий Буслаев, Полуночный волшебник | Затмение

Вы читаете бесплатный превью
Страницы с 8 по 17 не показаны в этом предварительном просмотре.

Вы читаете бесплатный превью
Страницы с 24 по 51 не показаны в этом предварительном просмотре.

Вы читаете бесплатный превью
Страницы с 56 по 62 не показаны в этом предварительном просмотре.

Вы читаете бесплатный превью
Страницы с 67 по 68 не показаны в этом предварительном просмотре.

Вы читаете бесплатный превью
Страницы с 79 по 101 не показаны в этом предварительном просмотре.

Вы читаете бесплатный превью
Страницы с 105 по 110 не показаны в этом предварительном просмотре.

Вы читаете бесплатный превью
Страницы с 114 по 118 не показаны в этом предварительном просмотре.

Вы читаете бесплатный превью
Страницы с 123 по 128 не отображаются в этом предварительном просмотре.

Вы читаете бесплатный превью
Страницы с 135 по 143 не показаны в этом предварительном просмотре.

Вы читаете бесплатный превью
Страницы с 147 по 154 не показаны в этом предварительном просмотре.

Вы читаете бесплатный превью
Страницы с 165 по 174 не показаны в этом предварительном просмотре.

Иван Владимирович Лебедев — Борцовский портал «Самсон»

Иван Владимирович Лебедев.Профессиональный рестлер

Имя Ивана Владимировича Лебедева (псевдоним <Дядя Ваня>) связано с профессиональной борьбой в цирке и популяризацией атлетического спорта в России. Воспитанник доктора Краевского, Лебедев был первоклассным спортсменом, но широкую известность получил как организатор чемпионатов по французской борьбе и главный редактор спортивного журнала «Геркулес», автор популярных книг по борьбе. легкая атлетика «Сила и здоровье», «Тяжелая атлетика», «История профессиональной французской борьбы».

О журнале «Геркулес» нужно сказать особо. В 1912 году любители тяжелой атлетики и борьбы получили замечательный подарок: под девизом «Каждый может и должен быть сильным» начал выходить двухнедельный иллюстрированный спортивный журнал «Геркулес». Тираж составил 27 тысяч экземпляров.

Во многих городах России были открыты спортивные арены и кружки, занятия проходили под руководством любителей спорта, иногда известных спортсменов. Методических пособий на занятия тяжелой атлетикой было очень мало и поэтому выпуск журнала Геркулес с радостью встретили все любители легкой атлетики.На его страницах наряду с многочисленными портретами борцов, спортсменов, боксерами были напечатаны очерки по историям физической культуры, статьи по анатомии и физиологии человека, отчеты о соревнованиях по борьбе, тяжелой атлетике и некоторым другим видам спорта. Надо сказать, что в 1912 году России принадлежало 17 рекордов по тяжелой атлетике. Авторами статей выступили известные спортсмены: А.К. Анохин, Л.А. Чаплинский и другие. В рубрике «Сила и здоровье» Лебедев сохранил секцию тяжелой атлетики, в которой напечатаны комплексы упражнений с гантелями, гирями и штангой.Даны гигиенические и методические рекомендации начинающим спортсменам. Эти публикации были прекрасным руководством по тяжелой атлетике и физическому развитию.

В «Овсяных хлопьях» помещались биографические очерки о многих выдающихся спортсменах и борьбе. Вот, например, какая характеристика дана российскому атлету Николаю Вахтурову: «Николай Вахтуров! А из« парада », ласково улыбаясь, тяжело выступает громадная фигура нижегородского атлета. Спонтанный борец.По размаху натуры и по темпераменту — переданный нам в эпосе ХХ века Васька Буслаев. В мускулистом теле воплощена «идея удара». Безрассудный российский борец ломает всех, кто попадает в его объятия. Даже очень зарезервированные оркестровые места разрываются аплодисментами, которые на галерее переходят в настоящую бурю ».

И вот характеристика, данная журналом знаменитому Ивану Заикину: «Заикин идет вкрадчивой, кошачьей походкой на лук. Мускулы Геракла Фарнезского.Горько ошибается тот, кто, глядя на его робкую особу, подумает, что его борьба мягка, как его улыбка. Это один из самых умных борцов мира, безжалостный в борьбе и использующий огромную силу в такие моменты, когда противник всего ожидает меньшего нападения. Долго пришлось на все стороны обменяться поклонами бывшего летчика, отказавшегося от полетов под облаками на арену цирка ».

Актер Александрийского театра Григорий Григорьевич Ге: «В последние годы осознание необходимости поднять в себе здоровую природу охватило все слои общества.И тут пришло спортивное спасение. Вряд ли кто-нибудь из современной молодежи хорошо знает, что таким был врач Краевский. А пока этот скромный человек с седыми кудрями заложил твердую основу нашего физического возрождения. Вряд ли вполне понимает, по природной скромности, и преемник Краевского И.В. Лебедев, какой большой бизнес он делал и делает. Ему кажется, что он просто фанатично любит спорт и занимается своим любимым делом: организует спортивные кабинеты, организует чемпионаты по борьбе и выступает на аренах цирка с «парадом».Может быть, в таких спектаклях в глазах интеллигенции можно будет проглядывать и что-то предосудительное … Пристало ли человеку с университетским образованием заниматься таким невысоким бизнесом? На это можно возразить: пристало ли Мечникову чистить кроликов и обезьян? Основная задача и у Мечникова, и у Лебедева — избавить человечество от всех болезней.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.