Валерик лермонтов жанр: «Валерик» анализ стихотворения Лермонтова по плану кратко – история создания, идея, композиция, образы

Содержание

«Валерик» анализ стихотворения Лермонтова по плану кратко – история создания, идея, композиция, образы

Вторая кавказская ссылка стала для Лермонтова очень плодотворной в творческом плане. В частности, там было написано одно из самых интересных его стихотворений – “Валерик”. Краткий анализ “Валерик” по плану, использованный на уроке литературы в 11 классе, поможет школьникам глубже понять это произведение.

Материал подготовлен совместно с учителем высшей категории

Опыт работы учителем русского языка и литературы - 27 лет.

Краткий анализ

Перед прочтением данного анализа рекомендуем ознакомиться со стихотворением Валерик.

История создания – написан “Валерик” в 1840 году и посвящён битве на одноимённой реке, в которой участвовал сам поэт.

Тема – красота и хрупкость жизни, которая вернее всего осознаётся на фоне смертельной опасности.

Композиция

– трёхчастная, первая и последняя части составляют обрамление для главной, собственно описания сражения.

Жанр – послание.

Стихотворный размер – четырёхстопный и двустопный ямб с нерегулярной рифмовкой.

Эпитеты“остынувший ум”, “тяжёлых лет”, “холодное размышление”, “последний цвет”, “больная душа”, “медные пушки”.

Метафоры“страницы прошлого читая”, “сердцем лицемерить”, “влачил я цепь тяжёлых лет”, “мой крест несу”,”штыки горят”, “темный и лукавый взор”.

Олицетворение – “сердце спит”.

История создания

Написанное в 1840 году, стихотворение “Валерик” придёт к читателю в 1843-м (оно напечатано в альманахе “Утренняя заря”), но история создания этого произведения началась несколько раньше. Это письмо-обращение к возлюбленной посвящено прекрасной Варваре Лопухиной, которую много лет любил поэт. Ей адресована поэтическая исповедь Лермонтова.

Во время написания этого произведения он находился в Чечне, во второй кавказской ссылке. В то время подразделение генерала Галафеева, под началом которого служил Лермонтов, вело активные военные действия, в частности, участвовало в сражении на речке Валерик, которое и описано в произведении. Несмотря на то, что у поэта был уже трехлетний опыт военной службы, фактически это было одно из первых сражений, в котором он участвовал.

Тема

Лермонтов пишет о войне и о любви; объединяя эти две темы в одну, он говорит о том, насколько хрупка жизнь. Но понимание этого обычно приходит к человеку только перед лицом неизбежной опасности для неё.

Вот и лирический герой осознает эту простую истину, только оказавшись на войне. Именно эту мысль он пытается передать своей возлюбленной, однако мало надеется на понимание, ведь у них нет “родства душ”.

Поэт говорит о войне как о чем-то беспощадном и бессмысленном, и несмотря на то, что он рассказывает о конкретном сражении, поднятая им тема имеет общечеловеческое значение и гуманистический смысл.

Композиция

Композиционно это стихотворение явно делится на три части.

В первой он обращается к любимой женщине, но при этом тон обращения совершенно лишён романтики. Лирический герой говорит о том, что война забрала у него иллюзии, касающиеся чувств. И хотя сердечная привязанность длилась долго, поэт более не верит в неё. Он с иронией говорит о своей уверенности в её равнодушии к нему.

Вторая часть произведения – это описание самого сражения, в котором Лермонтов использует множество образов, чтобы передать, насколько ужасно происходящее. Он намеренно обезличивает солдат, что делает сражение еще более ужасным и уродливым. Поэт ярко показывает контраст между светским обществом, о котором он говорил в первой части, и людьми, обречёнными на смерть.

Основная идея третьей части – показать светскому обществу, что поездка на Кавказ – это не увеселительная прогулка, которой её многие считают. И хотя фактически он обращается только к возлюбленной, здесь явно имеет место обобщение. При этом поэт не скрывает своей зависти к тем, кто не вкусил ужасов сражений.

Использованный Лермонтовым композиционный приём очень удачен: он делает любовные переживания героя и его восприятие войны единым целым.

Жанр

Это послание, поскольку написано в форме письма к женщине. В произведении переплелись черты любовной и военной лирики. В то же время в этом послании-исповеди есть элементы пейзажных зарисовок, рассуждения на философские темы и даже бытовые сцены.

Лермонтов использует четырёхстопный и двустопный ямб с нерегулярной рифмовкой для того, чтобы передать ритм боя, с одной стороны, и сделать диалоги естественными, с другой. Использованные в стихотворении приёмы максимально точно передают эмоции, о которых говорит Лермонтов.

Средства выразительности

Для передачи мыслей и чувств лирического героя автор также использует многочисленные тропы:

  • Эпитеты “остынувший ум”, “тяжелых лет”, “холодное размышление”, “последний цвет”, “больная душа”, “медные пушки”.
  • Метафоры “страницы прошлого читая”, “сердцем лицемерить”, “влачил я цепь тяжёлых лет”, “мой крест несу”,”штыки горят”, “тёмный и лукавый взор”.
  • Олицетворение “сердце спит”.

Эти средства выразительности помогают поэту правдиво рассказать о своих чувствах и переживания, при этом не завуалировав их.

Тест по стихотворению

Доска почёта

Чтобы попасть сюда - пройдите тест.

    
  • Вадим Калашников

    7/7

  • Артём Путин

    7/7

  • Татьяна Певницкая

    6/7

  • Антон Данилов

    7/7

  • Марина Тутынина

    7/7

  • Алексей Драницын

    7/7

Рейтинг анализа

Средняя оценка: 4.3. Всего получено оценок: 58.

М. Ю. Лермонтов «Валерик»:полный анализ -

Вторая кавказская ссылка стала для Лермонтова очень плодотворной в творческом плане. В частности, там было написано одно из самых интересных его стихотворений – “Валерик”. Краткий анализ “Валерик” по плану, использованный на уроке литературы в 11 классе, поможет школьникам глубже понять это произведение.

Краткий анализ

Перед прочтением данного анализа рекомендуем ознакомиться со стихотворением Валерик.
История создания

– написан “Валерик” в 1840 году и посвящен битве на одноименной реке, в которой участвовал сам поэт.

Тема – красота и хрупкость жизни, которая вернее всего осознается на фоне смертельной опасности.

Композиция – трехчастная, первая и последняя части составляют обрамление для главной, собственно описания сражения.

Жанр – любовно-военная лирика, очень редкое сочетание.

Стихотворный размер – четырехстопный и двухстопный ямб с нерегурярной рифмовкой.

Эпитеты – “остынувший ум”, “тяжелых лет”, “холодное размышление”, “последний цвет”, “больная душа”, “медные пушки”.

Метафоры – “страницы прошлого читая”, “сердцем лицемерить”, “влачил я цепь тяжелых лет”, “мой крест несу”,”штыки горят”, “темный и лукавый взор”.

Олицетворение – “сердце спит”.

«Валерик» М.Лермонтов

«Валерик» Михаил Лермонтов

Я к вам пишу случайно; право Не знаю как и для чего. Я потерял уж это право. И что скажу вам?— ничего! Что помню вас?— но, Боже правый, Вы это знаете давно; И вам, конечно, все равно.

И знать вам также нету нужды, Где я? что я? в какой глуши? Душою мы друг другу чужды, Да вряд ли есть родство души. Страницы прошлого читая, Их по порядку разбирая Теперь остынувшим умом, Разуверяюсь я во всем. Смешно же сердцем лицемерить Перед собою столько лет; Добро б еще морочить свет! Да и при том что пользы верить Тому, чего уж больше нет. Безумно ждать любви заочной? В наш век все чувства лишь на срок; Но я вас помню — да и точно, Я вас никак забыть не мог! Во-первых потому, что много, И долго, долго вас любил, Потом страданьем и тревогой За дни блаженства заплатил; Потом в раскаяньи бесплодном Влачил я цепь тяжелых лет; И размышлением холодным Убил последний жизни цвет. С людьми сближаясь осторожно, Забыл я шум младых проказ, Любовь, поэзию,— но вас Забыть мне было невозможно.

И к мысли этой я привык, Мой крест несу я без роптанья: То иль другое наказанье? Не все ль одно. Я жизнь постиг; Судьбе как турок иль татарин За все я ровно благодарен; У Бога счастья не прошу И молча зло переношу. Быть может, небеса востока Меня с ученьем их Пророка Невольно сблизили. Притом И жизнь всечасно кочевая, Труды, заботы ночь и днем, Все, размышлению мешая, Приводит в первобытный вид Больную душу: сердце спит, Простора нет воображенью… И нет работы голове… Зато лежишь в густой траве, И дремлешь под широкой тенью Чинар иль виноградных лоз, Кругом белеются палатки; Казачьи тощие лошадки Стоят рядком, повеся нос; У медных пушек спит прислуга, Едва дымятся фитили; Попарно цепь стоит вдали; Штыки горят под солнцем юга. Вот разговор о старине В палатке ближней слышен мне; Как при Ермолове ходили В Чечню, в Аварию, к горам; Как там дрались, как мы их били, Как доставалося и нам; И вижу я неподалеку У речки, следуя Пророку, Мирной татарин свой намаз Творит, не подымая глаз; А вот кружком сидят другие.

Люблю я цвет их желтых лиц, Подобный цвету наговиц, Их шапки, рукава худые, Их темный и лукавый взор И их гортанный разговор. Чу — дальний выстрел! прожужжала Шальная пуля… славный звук… Вот крик — и снова все вокруг Затихло… но жара уж спала, Ведут коней на водопой, Зашевелилася пехота; Вот проскакал один, другой! Шум, говор. Где вторая рота? Что, вьючить?— что же капитан? Повозки выдвигайте живо! Савельич! Ой ли — Дай огниво!— Подъем ударил барабан — Гудит музыка полковая; Между колоннами въезжая, Звенят орудья. Генерал Вперед со свитой поскакал… Рассыпались в широком поле, Как пчелы, с гиком казаки; Уж показалися значки Там на опушке — два, и боле. А вот в чалме один мюрид В черкеске красной ездит важно, Конь светло-серый весь кипит, Он машет, кличет — где отважный? Кто выйдет с ним на смертный бой. Сейчас, смотрите: в шапке черной Казак пустился гребенской; Винтовку выхватил проворно, Уж близко… выстрел… легкий дым… Эй вы, станичники, за ним… Что? ранен. — Ничего, безделка… И завязалась перестрелка…

Но в этих сшибках удалых Забавы много, толку мало; Прохладным вечером, бывало, Мы любовалися на них, Без кровожадного волненья, Как на трагический балет; Зато видал я представленья, Каких у вас на сцене нет…

Раз — это было под Гихами, Мы проходили темный лес; Огнем дыша, пылал над нами Лазурно-яркий свод небес. Нам был обещан бой жестокий. Из гор Ичкерии далекой Уже в Чечню на братний зов Толпы стекались удальцов. Над допотопными лесами Мелькали маяки кругом; И дым их то вился столпом, То расстилался облаками; И оживилися леса; Скликались дико голоса Под их зелеными шатрами. Едва лишь выбрался обоз В поляну, дело началось; Чу! в арьергард орудья просят; Вот ружья из кустов [вы]носят, Вот тащат за ноги людей И кличут громко лекарей; А вот и слева, из опушки, Вдруг с гиком кинулись на пушки; И градом пуль с вершин дерев Отряд осыпан. Впереди же Все тихо — там между кустов Бежал поток. Подходим ближе. Пустили несколько гранат; Еще продвинулись; молчат; Но вот над бревнами завала Ружье как будто заблистало; Потом мелькнуло шапки две; И вновь всё спряталось в траве. То было грозное молчанье, Не долго длилося оно, Но [в] этом странном ожиданье Забилось сердце не одно. Вдруг залп… глядим: лежат рядами, Что нужды? здешние полки Народ испытанный… В штыки, Дружнее! раздалось за нами. Кровь загорелася в груди! Все офицеры впереди… Верхом помчался на завалы Кто не успел спрыгнуть с коня… Ура — и смолкло.

— Вон кинжалы, В приклады!— и пошла резня. И два часа в струях потока Бой длился. Резались жестоко Как звери, молча, с грудью грудь, Ручей телами запрудили. Хотел воды я зачерпнуть… (И зной и битва утомили Меня), но мутная волна Была тепла, была красна.

На берегу, под тенью дуба, Пройдя завалов первый ряд, Стоял кружок. Один солдат Был на коленах; мрачно, грубо Казалось выраженье лиц, Но слезы капали с ресниц, Покрытых пылью… на шинели, Спиною к дереву, лежал Их капитан. Он умирал; В груди его едва чернели Две ранки; кровь его чуть-чуть Сочилась. Но высоко грудь И трудно подымалась, взоры Бродили страшно, он шептал… Спасите, братцы.— Тащат в торы. Постойте — ранен генерал… Не слышат… Долго он стонал, Но все слабей и понемногу Затих и душу отдал Богу; На ружья опершись, кругом Стояли усачи седые… И тихо плакали… потом Его остатки боевые Накрыли бережно плащом И понесли. Тоской томимый Им вслед смотрел [я] недвижимый. Меж тем товарищей, друзей Со вздохом возле называли; Но не нашел в душе моей Я сожаленья, ни печали. Уже затихло все; тела Стащили в кучу; кровь текла Струею дымной по каменьям, Ее тяжелым испареньем Был полон воздух. Генерал Сидел в тени на барабане И донесенья принимал. Окрестный лес, как бы в тумане, Синел в дыму пороховом. А там вдали грядой нестройной, Но вечно гордой и спокойной, Тянулись горы — и Казбек Сверкал главой остроконечной. И с грустью тайной и сердечной Я думал: жалкий человек. Чего он хочет. небо ясно, Под небом места много всем, Но беспрестанно и напрасно Один враждует он — зачем? Галуб прервал мое мечтанье, Ударив по плечу; он был Кунак мой: я его спросил, Как месту этому названье? Он отвечал мне: Валерик, А перевесть на ваш язык, Так будет речка смерти: верно, Дано старинными людьми. — А сколько их дралось примерно Сегодня?— Тысяч до семи. — А много горцы потеряли? — Как знать?— зачем вы не считали! Да! будет, кто-то тут сказал, Им в память этот день кровавый! Чеченец посмотрел лукаво И головою покачал.

Но я боюся вам наскучить, В забавах света вам смешны Тревоги дикие войны; Свой ум вы не привыкли мучить Тяжелой думой о конце; На вашем молодом лице Следов заботы и печали Не отыскать, и вы едва ли Вблизи когда-нибудь видали, Как умирают. Дай вам Бог И не видать: иных тревог Довольно есть. В самозабвеньи Не лучше ль кончить жизни путь? И беспробудным сном заснуть С мечтой о близком пробужденьи?

Теперь прощайте: если вас Мой безыскусственный рассказ Развеселит, займет хоть малость, Я буду счастлив. А не так?— Простите мне его как шалость И тихо молвите: чудак.

Анализ стихотворения Лермонтова «Валерик»

Судьба распорядилась так, что Михаил Лермонтов вынужден был оставить университет и принял решение связать свою жизнь с армией. Мечта совершить подвиг с детства будоражила воображение юного поэта, который считал, что родился слишком поздно и не смог принять участие в Отечественной войне 1812 года.

Именно по этой причине, когда начались военные действия на Кавказе, Лермонтов поступил в школу кавалерийских юнкеров, и уже в 1832 году в чине корнета поступил на службу в гвардейский полк. По воспоминаниям современником, Лермонтов отличался весьма своенравным и неуравновешенным характером, хотя люди, которые были знакомы с ним достаточно близко, утверждали обратное. Поэтому исследователи творчества этого поэта склонны предполагать, что он умышленно бросал вызов обществу, добиваясь ссылки на Кавказ. Так или иначе, но своей цели Лермонтов достиг, и в 1837 году попал в действующую армию, которая дислоцировалась в районе Тифлиса. Однако принять участие в настоящих боевых действиях поэту пришлось во время своей второй кавказской ссылки, и сражение у реки Валерик легло в основу одноименного стихотворения, написанного в 1840 году.

Начинается оно как любовное послание, адресованное вполне конкретной женщине – Варваре Лопухиной, к которой поэт питал весьма нежные чувства до самой смерти. Однако тон письма совсем лишен романтизма, так как Лермонтов осознанно развенчивает миф о влюбленности. Он отмечает, что с той, кому адресовано послание, у него нет духовной близости, и это – результат тех трагических событий, очевидцем которых довелось стать поэту. На фоне кровавой бойни, которая разгорелась на берегах далекой реки, свое увлечение этой юной особой Михаил Лермонтов воспринимает, как ребячество. И после памятного боя он настолько далек от светских условностей, что больше не хочет играть в игру под названием «любовь», демонстрируя попеременно то ревность и холодность, то восторг и умиление.

Все эти забавы для поэта остались в прошлом, он словно бы провел черту между прежней жизнью, в которой остались блистательные балы, и настоящим, где царят хаос, смута и смерть. Однако Лермонтов все же не может просто так отказаться от той, которая долгие годы пленяла его воображение, поэтому предпринимает выверенный шаг, пытаясь выставить самого себя в невыгодном свете. Автор надеется, что после откровений о настоящей войне, лишенных приукрашиваний, он прослывет чудаков, и его избранница сама сделает первый шаг для того, чтобы разорвать отношения. Именно поэтому поэт обращается к ней с определенной долей иронии, стараясь побольнее уколоть и обидеть.

Вторая часть стихотворения посвящена непосредственно военным действиям, и здесь автор дает волю своим чувствам, рассказывая, как «звенят орудья» и «пошла резня». Конечно же, подобные строчки совершенно не предназначены для светских львиц, грезящих балами и театром. Однако такой прием Лермонтов использует умышленно, чтобы показать контраст между двумя мирами, такими близкими и столь недосягаемыми. В одном из них самой большой печалью является отсутствие внимания со стороны кавалеров, а в другом люди умирают за высокие идеалы на глазах у своих верных товарищей, и их жизнь не стоит ровным счетом ничего.

В третьей части стихотворения Лермонтов вновь переходит от повествования к общению с возлюбленной, хотя очень тщательно пытается замаскировать свои чувства. «В забавах света вам смешны тревоги дикие войны», — отмечает поэт, намекая на то, что подобные чувства испытывает все светское общество, для которых поездка на Кавказ воспринимается, как увлекательное приключение. Однако Лермонтов знает цену таким путешествиям, поэтому искренне завидует тем, кто не знает, каково это — видеть смерть солдат и понимать, что этой жертвы все равно никто не оценит.

История создания

Написанное в 1840 году, стихотворение “Валерик” придет к читателю в 1843-м (оно напечатано в альманахе “Утренняя заря”), но история создания этого произведения началась несколько раньше. Это письмо-обращение к возлюбленной посвящено прекрасной Варваре Лопухиной, в которую много лет любил поэт. Ей адресована поэтическая исповедь Лермонтова.

Во время написания этого произведения он находился в Чечне, во второй кавказской ссылке. В то время подразделение генерала Галафеева, под началом которого служил Лермонтов, вело активные военные действия, в частности, участвовало в сражении на речке Валерик, которое и описано в произведении. Несмотря на то, что у поэта был уже трехлетний опыт военной службы, фактически это было одно из первых сражений, в котором он участвовал.

«Валерик»(Я к вам пишу случайно, — право…), анализ стихотворения Лермонтова

Стихотворение «Валерик» написано Михаилом Лермонтовым во время второй кавказской ссылки в 1840 году. Спустя три года оно впервые было напечатано в альманахе «Утренняя заря». В произведении описано сражение на речке Валерик, в котором поэт участвовал. Он находился в отряде генерала Галафеева. Это подразделение вело активные военные действия в Чечне.

Тема произведения вечна и актуальна для всего человечества. Это осознание хрупкости, красоты и ценности жизни перед лицом смертельной опасности в беспощадной и бессмысленной войне.

Жанр стихотворения можно определить как редкое сочетание любовной и военной лирики, где присутствуют и зарисовки пейзажа, и философские размышления, и сцены быта горцев. Это послание-исповедь героя своей возлюбленной. Оно было адресовано Варваре Лопухиной, к которой Лермонтов многие годы испытывал нежные чувства.

Первая и последняя части стихотворения, где поэт говорит о своей любви, как бы обрамляют главную часть произведения с описанием сражения. Такой композиционный прием удачно соединяет переживания героя и трагические события войны в единое целое.

Первая часть, хоть и обращена к любимой женщине, совершенно лишена романтического настроения. Лермонтов оправдывает это тем, что после пережитой кровавой бойни былые чувства кажутся ему игрой. Все светские развлечения остались для поэта в прошлом, а в настоящей жизни царят уныние и хаос. Однако автор не в силах отказаться от долгой сердечной привязанности, поэтому стремится оттолкнуть от себя возлюбленную иронией и воспоминаниями о пережитом ужасе. Он считает, что и любимая к нему равнодушна, у них нет душевной близости.

Душою мы друг другу чужды, Да вряд ли есть родство души.

Вторая часть стихотворения описывает военные действия. Здесь тон повествования меняется, возрастает число переносов одного предложения в смежных строчках. Лермонтов вводит множество глаголов, избегает личных местоимений: «дело началось», «подходим ближе», «вдруг с гиком кинулись». Все это создает картину хаоса и нервозности, движения обезличенных масс, уродливой реальности.

После битвы снова возникают образы отдельных людей – солдата, генерала, лирического героя. Лермонтов, как и в «Бородино», показывает военные действия с точки зрения их рядового участника. Этот новый для того времени прием находит свое выражение в точных и простых описаниях, как в сцене с умирающим капитаном.

Особый трагизм происходящего автор видит в том, что русские и горцы, чей вольный и гордый дух вызывает глубокое уважение, должны убивать друг друга в этом бессмысленном и кровопролитном конфликте. Как и в других произведениях, посвященных Кавказу, Лермонтов выражает несогласие с методами, которыми проводилось присоединение этих территорий к России.

И с грустью тайной и сердечной Я думал: жалкий человек. Чего он хочет!.. Небо ясно, Под небом места много всем, Но беспрестанно и напрасно Один враждует он — зачем?

В стихотворении автор ни разу не называет чеченцев врагами. Он употребляет только положительные определения – «горцы», «удальцы». А перед описанием жестокой схватки и вовсе заявляет о своей любви к этому народу. Характерен и образ «кунака» лирического героя – чеченца Галуба.

Жестокую прозу войны автор противопоставляет поэзии природы, грубый язык военных команд – торжественному и величественному слогу, которым описывает горный пейзаж. «Гордые и спокойные» вершины гор должны напоминать человеку о вечности, стремлении к духовным высотам.

Третья часть стихотворения вновь обращена к возлюбленной. Свои глубокие мысли и чувства лирический герой пытается представить как чудачества, с горечью полагая, что тревоги войны выглядят дикими и нелепыми среди светских забав. При этом Лермонтов подразумевает, что так считает не только его возлюбленная, но и все светское общество.

В стихотворении «Валерик» поэт использовал разнообразные изобразительные средства. Подвижный четырехстопный и двустопный ямб, нерегулярная рифмовка нескольких строф подряд, многочисленные сверхсхемные ударения, охватывающие, перекрестные и смежные рифмы поразительно точно передают и естественные интонации диалогов, и рваный ритм боя, и величие горных вершин, и слегка ироничные философские рассуждения автора.

Белинский оценивал значение «Валерика» в творчестве Лермонтова как проявление его особенного таланта. Поэт умел прямо смотреть на истину и чувства, не приукрашая их.

  • «Родина», анализ стихотворения Лермонтова, сочинение
  • «Парус», анализ стихотворения Лермонтова
  • «Пророк», анализ стихотворения Лермонтова
  • «Тучи», анализ стихотворения Лермонтова
  • «Герой нашего времени», краткое содержание по главам романа Лермонтова
  • «Демон», анализ поэмы Лермонтова
  • «Бородино», анализ стихотворения Лермонтова
  • «Утес», анализ стихотворения Лермонтова
  • «Листок», анализ стихотворения Лермонтова
  • «Дума», анализ стихотворения Лермонтова
  • «Три пальмы», анализ стихотворения Лермонтова
  • «Нищий», анализ стихотворения Лермонтова
  • «Молитва (В минуту трудную…)», анализ стихотворения Лермонтова
  • «Смерть поэта», анализ стихотворения Лермонтова
  • «Выхожу один я на дорогу», анализ стихотворения Лермонтова

По произведению: «Валерик»

По писателю: Лермонтов Михаил Юрьевич

Тема

Лермонтов пишет о войне и о любви, объединяя эти две темы в одну – он говорит о том, насколько хрупка жизнь. Но понимание этого обычно приходит к человеку только перед лицом неизбежной опасности для нее. Вот и лирический герой осознает эту простую истину, только оказавшись на войне. Именно эту мысль он пытается передать своей возлюбленной, однако мало надеется на понимание, ведь у них нет “родства душ”.

Поэт говорит о войне как о чем-то беспощадном и бессмысленном – и несмотря на то, что он рассказывает о конкретном сражении, поднятая им тема имеет общечеловеческое значение и гуманистический смысл.

Жанр, направление, размер

С одной стороны, в произведении проскальзывают ноты романтизма, такие как невозможность одинокого и несчастного героя быть рядом с любимой (а в романтизме 1820-х-1830-х годов присутствует мотив неразделенной любви). Но, с другой стороны, герой вынужден сражаться на поле боя (который описывается довольно реалистично) и стремится зарекомендовать себя с лучшей стороны (что, к сожалению, в реальной жизни не имело успеха — М.Ю. Лермонтов был незаслуженно вычеркнут из списка тех, кто был представлен к награде). Его описания битвы наполнены яркими красками, что свидетельствует о том, насколько остро герой переживает происходящее:

Мы живо представляем себе рубящихся с врагами казаков, отмечаем их героизм в бою и стойкость, несмотря на полученные в ходе сражения ранения – всё это позволяет отнести данное произведение к реализму.

Лирический герой не видит смысла в столь жестоким сражении, его душа стремится к покою, к такому обществу, где каждый человек друг другу брат, где все уважительно относятся друг к другу и не боятся попасть под пулю по причине другого вероисповедания или национальности.

Написанное в духе любовно-военной лирики, данное произведение является посланием. Отчасти это – исповедь лирического героя, отчасти – признание возлюбленной и самому себе в оставшихся в душе живых чувствах, которые не смогли погубить ни ссылка, ни война, ни расстояние. Направление данного произведения – реализм. Размер – четырёхстопный и двустопный ямб.

Композиция

Композиционно этот стих явно делится на три части.

В первой он обращается к любимой женщине, но при этом тон обращения совершенно лишен романтики. Лирический герой говорит о том, что война забрала у него иллюзии, касающиеся чувств. И хотя сердечная привязанность длилась долго, поэт более не верит в нее и всячески отталкивает девушку, к которой обращается. Он много иронизирует и говорит о своей уверенности в ее равнодушии к нему.

Вторая часть композиции – это описание самого сражения, в котором Лермонтов использует множество образов, чтобы передать, насколько ужасно происходящее. Он намеренно обезличивает солдат, что делает сражение еще более ужасным и уродливым. Поэт ярко показывает контраст между светским обществом, о котором он говорил в первой части, и людьми, обреченными на смерть.

Основная идея третьей части – показать светскому обществу, что поездка на Кавказ – это не увеселительная прогулка, которой ее все считают. И хотя фактически он обращается только к возлюбленной, здесь явно имеет место обобщение. При этом поэт не скрывает своей зависти к тем, кто не вкусил ужасов сражений.

Использованный Лермонтовым композиционный прием очень удачен: он делает переживания героя из-за возлюбленной и его восприятие войны единым целым.

Лермонтов «Валерик» — параллель между светской жизнью и войной

Начинается произведение как любовное послание. Автор пишет письмо с войны девушке, но не с признанием в любви, а просто с описанием своих военных будней. Михаил Юрьевич специально или неосознанно пытался сделать Варваре больно, уколоть ее самолюбие, оттолкнуть от себя. Он считает, что между ними нет духовной близости и виноваты в том трагические события, случившиеся на Кавказе. После увиденных смертей поэт воспринимает любовь как ребячество – об этом говорит и анализ.

«Валерик» Лермонтова во второй части описывает непосредственно военные действия. Здесь автор во всех красках расписывает сражение и дает волю своим чувствам. Конечно, истории о раненных и мертвых друзьях, умирающих командирах никак не предназначены для молодой девушки, светской львицы, мечтающей о походах в театр или на бал. Поэт специально в своем произведении сравнивает два мира – это показывает и анализ. «Валерик» Лермонтова высветил бессмысленность жизни светских дам, заботящихся лишь о нарядах и кавалерах. В то же время он показал судьбы простых солдат, умирающих за высокие идеалы.
В завершительной третьей части произведения автор вновь обращается к возлюбленной. Хоть и замаскированно, но все же Михаил Юрьевич укоряет Лопухину в том, что для нее поездка на Кавказ воспринимается как увлекательное путешествие, светское общество попросту не может понять всех тягот войны – именно это показывает анализ. «Валерик» Лермонтова говорит о бессмысленности человеческих жертв. Поэт, всю жизнь стремившийся попасть на войну, только в кровавом сражении понял, что во всем этом нет смысла и ничем нельзя оправдать смерть человека.

Жанр

Это уникальное произведение, в котором переплелись черты любовной и военной лирики. В то же время в этом послании-исповеди есть элементы пейзажных зарисовок, рассуждения на философские темы и даже бытовые сцены.

Лермонтов использует четырехстопный и двухстопный ямб с нерегулярной рифмовкой для того, чтобы передать ритм боя с одной стороны и сделать диалоги естественными с другой. Использованные в стихотворении приемы максимально точно передают эмоции, о которых говорит Лермонтов.

Средства выразительности

Для передачи мыслей и идей автор также использует многочисленные тропы:

  • Эпитеты – “остынувший ум”, “тяжелых лет”, “холодное размышление”, “последний цвет”, “больная душа”, “медные пушки”.
  • Метафоры – “страницы прошлого читая”, “сердцем лицемерить”, “влачил я цепь тяжелых лет”, “мой крест несу”,”штыки горят”, “темный и лукавый взор”.
  • Олицетворение – “сердце спит”.

Эти средства выразительности помогают ему рассказать правду о своих чувствах и переживания, при этом не завуалировав их.

Лермонтов «Валерик» – анализ и история создания

Неозаглавленное стихотворение, которому позже было принято давать название «Валерик», стало известно после гибели Лермонтова. Черновой автограф доставил с Кавказа в Москву родственник и друг поэта А. А. Столыпин. С Кавказа же была доставлена и копия, сохранившаяся в архиве Ю. Ф. Самарина: ее привез офицер И. Голицын. Хотя в стихотворении описаны события, происходившие в Чечне летом 1840 года, факт обнаружения копии и автографа после гибели Лермонтова и на Кавказе позволил исследовательнице (Э. Г. Герштейн) предположить, что Лермонтов писал это стихотворение не в 1840 году, как это считается до сих пор, а летом 1841 года, в Пятигорске. Впрочем, это еще нуждается в уточнении.

В послании описана экспедиция генерала Галафеева на левый фланг Кавказской линии и происшедшее 11 июля кровопролитное сражение на речке Валерик в Чечне. Сосланный в кавказскую армию, Лермонтов принимал участие в походе, отличился в сражении при Валерике и был представлен к награде. Представляя его к ордену, Галафеев писал, что Лермонтову было поручено наблюдать за действиями передовой штурмовой колонны и уведомлять о ее продвижении, «что было сопряжено с величайшею для него опасностью». Несмотря на это, Лермонтов «исполнял возложенное на него поручение с отменным мужеством и хладнокровием и с первыми рядами храбрейших ворвался в неприятельские завалы».

 

Сергей Безруков читает стихотворение М. Ю. Лермонтова «Валерик»

 

Сохранился «Журнал военных действий» отряда Галафеева. В этом журнале день за днем описывается поход и подробно изложен ход валерикского сражения. Если сопоставить лермонтовское стихотворение с записями этого «Журнала», то видно, как точно изобразил поэт действительные события и в то же время как умело отобрал и обобщил самое главное. Лермонтов изображает войну с точки зрения ее рядового участника – конкретно, без всяких прикрас, с огромным уважением к доблести русских солдат и офицеров.

Белинский относил «Валерик» к числу «замечательнейших произведений» Лермонтова и отмечал, что оно отличается «этою стальною прозаичностью выражения, которая составляет отличительный характер поэзии Лермонтова и которой причина заключалась в его мощной способности смотреть прямыми глазами на всякую истину, на всякое чувство, в его отвращении прикрашивать их».

По черновикам видно, что, добиваясь максимальной простоты в передаче своих впечатлений, Лермонтов отбрасывает торжественные слова «огонь батальный», «на месте сечи», которые ассоциируются с традиционными военными описаниями. Новый стиль Лермонтова, оставаясь высокопоэтичным, все больше сближается с обыденной повседневной речью.

Валерик, или Валарик, – речка в Чечне, приток Сунжи. Название это происходит от чеченского слова «валлариг» – мертвый. Поэтому Лермонтов и называет Валерик – «речкой смерти», вкладывая в это двойной смысл: носящая название «речки смерти» – она в день сражения действительно стала речкой смерти.

 

По материалам статей Ираклия Андронникова.

опыт жанрового анализа) – тема научной статьи по языкознанию и литературоведению читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

МЕДЛЕННОЕ ЧТЕНИЕ

С.И. Ермоленко К ВАМ ПИШУ. ..»

«Валерик» М.Ю. Лермонтова: Опыт жанрового анализа

12 сентября 1840 года поручик М.Ю. Лермонтов пишет своему другу А.А. Лопухину «из действующего отряда в Чечне»: «У нас были каждый день дела, и одно довольно жаркое, которое продолжалось 6 часов сряду. Нас было всего 2 000 пехоты, а их до 6 тысяч, и все время дрались штыками. У нас убыло 30 офицеров и до 300 рядовых, а их 600 тел осталось на месте... вообрази себе, что в овраге, где была потеха, час после дела еще пахло кровью. Когда мы увидимся, я тебе расскажу подробности очень интересные, - только бог знает, когда мы увидимся» (VI, 456)1. Свое желание рассказать о валерикском «деле» Лермонтов реализовал в стихотворении, обращенном не к «милому Алеше», а к его сестре В.А. Лопухиной-Бахметевой - женщине, которую, по мнению А.П. Шан-Гирея, поэт любил едва ли не «до самой смерти своей». Смена адресата не могла не вызвать изменения первоначального замысла «рассказа»: вместо «подробностей» военных баталий, «очень интересных» для мужчин, но утомительных для женщин , на первый план выступило сердечное осмысление не только событий, свидетелем и участником которых был воин-поэт, но и всего, что было пережито им перед лицом смерти.

В результате возникает сложное по своему характеру лирическое переживание, для выражения которого не подходит ни один из традиционных жанров лирики. Стремясь наиболее полно и точно передать новое, в сравнении с ранним периодом, мироощущение личности, Лермонтов в последние годы своего творчества приходит к созданию особых жанровых обра-

1 Здесь и далее цит. по: Лермонтов М.Ю. Собр. соч.: В 6 т. - М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1954 - 1957 (с указанием тома и страницы).

2 «Может быть, когда-нибудь я засяду у твоего камина и расскажу тебе долгие труды, ночные схватки, утомительные перестрелки, все картины военной жизни, которых я был свидетелем. Варвара Александровна [жена А.А. Лопухина. - С.Е.] будет зевать за пяльцами и, наконец, уснет от моего рассказа.» (<16-26 октября 1840 г. Из крепости Грозной в Москву>. VI, 457).

Светлана Ивановна Ермоленко — доктор филологических наук, профессор кафедры русской и зарубежной литературы Уральского государственного педагогического университета (г. Екатеринбург).

зований, которые нередко называют «синкретическими» или, что точнее, «синтетическими».

Мы исходим из понимания лирического жанра как художественной структуры, которая порождает определенный тип миропережива-ния и в которой с большей или меньшей степенью отчетливости проступают контуры образа мира, соответствующего данному миропережи-ванию. Следовательно, постановка вопроса о синтезе жанров предполагает рассмотрение того, как в одном произведении соотносятся разные типы миропереживания (и стоящие за ними разные образы мира).

Формы сопряжения, сочленения жанровых структур в целом лирического стихотворения, при всем их конкретном многообразии, вероятно, могут быть двух типов. Первый тип - контаминация, когда два жанра оказываются рядом, один в соответствии с какой-то внутренней логикой «переходит», не исчезая, в другой («Умирающий гладиатор», 1836). Второй - ассимиляция, когда один жанр, являясь «основанием» синтеза, «поглощает» в себе другой жанр; последний же напоминает о себе в структуре «большого» целого мотивом, настроением, усложняя и обогащая образ миропереживания. Один из самых простых видов ассимиляции -использование так называемых «вставных» жанров, как бы сохраняющих свою целостность внутри «большой» структуры, но в то же время получающих новый, дополнительный смысл и значение только в контексте целого («Как часто, пестрою толпою окружен», 1840). Возможно и более гибкое «включение» одних жанровых структур в другие - через вхождение образных координат одного жанра в образные координаты другого: ритмов одного жанра в ритмо-мелодическую организацию другого, через внедрение элементов сюжета, свойственного одному жанру, в сюжет другого и т.д. При этом совсем не обязательно, чтобы в структуру «большого» целого входила другая жанровая форма во всем своем объеме. Ее «полномочным представителем» может быть лишь какой-то один характерный жанровый элемент: образ-эмблема ли, типичный ли ритмический рисунок или какая-то устойчивая деталь поэтического

мира. Но обязательно это будет такой элемент, который вызывает память о целом жанре («Смерть Поэта», 1837).

Таким образом, в процессе жанрового синтеза возникает «сплав» нескольких образов ми-ропереживания, который есть, по сути дела, качественно новый, более сложный образ, не сводящийся к механической «сумме» входящих в него «составляющих» (а за ним стоит уже «свой», тоже более сложный образ мира). Рожденная в процессе синтеза индивидуальная жанровая форма может быть неповторима, свойственна только данному стихотворению, она не укладывается в какие бы то ни было традиционные жанровые классификации. Но понимание данного синтетического жанрового образования, его семантики, постижение эстетической концепции, в нем заключенной, возможно не иначе, как только на путях анализа тех жанров, которые «вошли» в этот синтез.

Следовательно, обращаясь к синтетическим жанровым формам, созданным Лермонтовым в последние годы жизни, нужно попытаться выявить, какие конкретно жанровые структуры «сплавились» в данном стихотворении, «память» каких жанров в нем актуализирована, каковы варианты взаимодействия этих разных жанровых структур.

Анализ поздней лермонтовской лирики показывает, что могут сочетаться друг с другом жанры не только контрастные по типу миропе-реживания («Смерть Поэта», «Как часто, пестрою толпою окружен») или, напротив, сходные, близкие («Памяти А.И.О<доевско>го», 1839). Синтез может быть основан и на принципе взаимодополнения, когда рождается такой «сплав» образов миропереживания, при котором ни один из этих образов не вытесняется другими, не исчезает, «растворяясь» в другом (что обычно бывает при ассимиляции), но продолжает «жить» в новом целом как его органическая составная часть.

Таков характер миропереживания в «Валерике» (1840). По своей форме стихотворение относится к жанру послания - «письма», обращенного к женщине:

Я к вам пишу случайно...

Здесь важно, что основанием синтеза становится именно послание, вбирающее в себя и исповедь сердца, и философскую медитацию, свойственную элегии или монологу, и батальные сцены, восходящие к стихотворному очерку. Эта способность послания вмещать в себя теперь элементы разных жанровых структур свидетельствовала о глубоких изменениях,

происходящих в поздней лермонтовской лирике, в посланческом жанре в частности.

В юношеских посланиях поэта все усиливающаяся сосредоточенность на внутреннем мире лирического субъекта приводила к тому, что традиционно «посланческая», диалогически

3

открытая модель мира смещалась в сторону замкнутой в себе монологической модели. А это означало, что адресат постепенно вытеснялся из послания, становился как бы ненужным: в монологической модели ему уже не находилось больше места, как, впрочем, и всему остальному, что выходило за рамки субъективного мира лирического «Я», напряженно замкнутого на себе самом. Вот и получалось, что диалог, основа и «душа» послания, превращался в монолог, исповедь перед другим «Я» - в

разговор с самим собой («Сам с собою гово-

\4

рю. ..») .

В «Валерике» происходит возвращение к диалогической жанровой структуре послания. Восстанавливается в своих правах адресат, который не является теперь бледной тенью лирического субъекта, а реально существует (для последнего), живет не только в его душе, но и в одном с ним мире. Адресат «письма» - женщина, которую «много и долго, долго» любил, продолжает любить герой стихотворения (что, как не признания в любви, означают эти вздохи-восклицания, вырывающиеся из самой глубины растревоженного воспоминанием сердца: «Но я вас помню...», «Я вас никак забыть не мог!», «... но вас / Забыть мне было невозможно»). Главное же состоит в том, что адресат теперь наделяется собственным духовным опытом, своим взглядом на жизнь, который вовсе не обязательно должен совпадать с мировосприятием самого лирического субъекта.

Отсюда проблематичность возможности достижения взаимопонимания («Душою мы друг другу чужды, / Да вряд ли есть родство души»). .Ты в Мире”. Диалогична сама основа жанра. Это означает, что диалогичен образ миропереживания, порождаемый жанровой структурой послания <...> .Посланию свойствен такой образ миропереживания, в котором соотносятся "мои" и "твои" чувства, вызванные "моим" и "твоим" отношением к Миру, "моя" и "твоя" сферы бытия, устремленные навстречу друг к другу» (Ермоленко С.И. Лирика М.Ю. Лермонтова: жанровые процессы. - Екатеринбург, 1996. - С. 188-189).

4 См. об этом: Там же. - С. 185-219.

ют. Дай вам Бог / И не видать; иных тревог / Довольно есть»). Не является ли это стремление встать на точку зрения человека с другим духовным опытом, что связано с прорывом замкнутости внутреннего «я», условием всякого подлинного диалога, без которого последний не может состояться вообще?

Как бы то ни было, лирический субъект «Валерика» открыт для общения, готов к диалогу в любой его форме, лелея тайную надежду на «родство души», а значит, и на взаимопонимание:

. ..если вас

Мой безыскусственный рассказ Развеселит, займет хоть малость,

Я буду счастлив. А не так? -Простите мне его как шалость И тихо молвите: чудак!.. (II, 173).

Форма исповеди, обращенная к любимой женщине, да еще к тому же вылившаяся «из-под пера» человека, прошедшего через суровые испытания войны, исключает возможность неискренности и фальши. С неподдельной «безыскусственностью» лирический субъект говорит с адресатом «письма» не только о своих чувствах, но и о войне.

Едва ли не впервые появляется в русской литературе предвосхищающее толстовское изображение войны «в настоящем ее выражении - в крови, в страданиях, в смерти...»5. И где? Не в прозе и даже не в поэме, а в лирике:

Едва лишь выбрался обоз В поляну, дело началось;

Чу! в арьергард орудья просят;

Вот ружья из кустов выносят,

Вот тащат за ноги людей И кличут громко лекарей;

А вот и слева, из опушки,

Вдруг с гиком кинулись на пушки;

И градом пуль с вершин дерев Отряд осыпан. Впереди же Все тихо - там между кустов Бежал поток. Подходим ближе.

Пустили несколько гранат;

Еще подвинулись; молчат;

Но вот над бревнами завала Ружье как будто заблистало;

Потом мелькнуло шапки две;

И вновь все спряталось в траве.

Т о было грозное молчанье,

Не долго длилося оно,

Но в этом странном ожиданье Забилось сердце не одно.

Вдруг залп. глядим: лежат рядами.

(II, 170)6.

5 ТолстойЛ. Н. Собр. соч.: В 20 т. - Т. 2. - М., 1997. - С. 82.

6 «Лермонтовское описание войны не прямо похоже, но оно в духе более поздних описаний Толстого. Лермонтовым была сделала важная в литературном смысле заявка, которую после него в полной мере осуществил Толстой» (Маймин Е.А. Лев Тол-

На небольшом пространстве поэтического текста Лермонтов достигает своего рода стереоскопичности, объемности изображения войны. В памяти лирического субъекта всплывают «все картины военной жизни», которых он «был свидетелем» (VI, 457): сцены «кочевого» военного быта («Кругом белеются палатки; / Казачьи тощие лошадки / Стоят рядком, повеся нос; / У медных пушек спит прислуга, / Едва дымятся фитили...») и «сшибок удалых» («Уж близко... выстрел... легкий дым... / Эй вы, станичники, за ним... / Что? ранен!.. - Ничего, безделка... / И завязалась перестрелка...»), диалоги, словно выхваченные из самой жизни и перенесенные на бумагу, сохраняющую естественные разговорные интонации человеческих голосов, которые удивительно точно передает подвижный 4-стопный ямб с многочисленными пирри-хиями и сверхсхемными ударениями:

Г де вторая рота?

Что, вьючить? - что же капитан?

Повозки выдвигайте живо!

Савельич! Ой ли - Дай огниво!. . (II, 168).

Один план изображения быстро сменяется другим, непринужденная «говорная» интонация - иной, соответствующей эпической манере повествования:

Раз - это было под Г ихами,

Мы проходили темный лес;

Огнем дыша, пылал над нами Лазурно-яркий свод небес.

Нам был обещан бой жестокий (II, 169).

Таким «зачином» предваряется описание боя при Валерике - «речке смерти» («названье», «верно, / Дано старинными людьми») -центральная часть «рассказа» героя послания. Тяготея к точности, конкретности изображения, поэт вместе с тем стремится уйти от прямой очерковости, документальности, в чем убеждает сравнение окончательного текста с вариантами автографа. В черновом варианте читаем:

У нас двух тысяч под ружьем Не набралось бы;

Орудий восемь навели На дерева. .. ;

И ружей вдруг из семисот (И ружей вдруг из пятисот)

Осыпал нас огонь батальный... ;

Второй и третий батальон... ;

Уж раза три чеченцы тучей Кидали шашки наголо...

(Три раза шашки наголо...) (II, 288 - 291).

стой. - М., 1984. - С. 43). Курсив автора цитируемого фрагмента - С.Е.

В окончательном тексте при описании сражения исчезает «протокольная» сухость документа, которая лишь напоминает о себе отдельными точными деталями («Потом мелькнуло шапки две...»; «И два часа в струях потока / Бой длился»; «А сколько же дралось примерно / Сегодня? - Тысяч до семи»).

Лермонтов преодолевает в себе и соблазн натурализма, понятный при изображении войны. Так, один из самых ярких фрагментов картины валерикского сражения - описание «потока», запруженного мертвыми телами, - первоначально имел следующий вид:

...тела

Нагие грудами лежали Огромной кучею, текла Струями кровь (II, 291).

Очевидно, даже такое описание кажется Лермонтову недостаточно точным и сильным, и он вводит в него новые детали:

. тела

Солдат изрубленных лежали

Нагие кучей, кровь текла

Струею дымной по каменьям (II, 291-292).

Однако же, верный новым принципам изображения, несовместимым с прежним «оглушающим языком», поэт откажется от излишней нагруженности натуралистическими подробностями, леденящими душу. Его лирический субъект скажет, в конце концов, проще и вместе с тем выразительней:

Ручей телами запрудили.

Хотел воды я зачерпнуть...

(И зной и битва утомили

Меня), но мутная волна

Была темна, была красна (II, 171).

Подчиняясь логике развития лирического сюжета, поэт все время идет от описания к осмыслению изображаемого, от конкретного факта к обобщению:

И с грустью тайной и сердечной Я думал: жалкий человек.

Чего он хочет!.. небо ясно,

Под небом места много всем,

Но беспрестанно и напрасно Один враждует он - зачем? (II, 172).

Однако же философский вопрос «зачем?» возникает в тексте стихотворения не сразу. В варианте автографа вместо «сердечной» думы («мечтанья») лирического субъекта первоначально была резкая инвектива по адресу чело-века-«зверя», чья злая, агрессивная природа является источником всевозможных конфликтов и войн:

Я молвил: жалкий человек,

Как зверь он жаден, дик и злобен,

К любви и счастью неспособен;

Пускай же гибнет поделом.

И стало мне смешно. (II, 292).

Замена, произведенная Лермонтовым, не случайна. Благодаря ей война вводилась в контекст философских размышлений поэта о природе человека, жизни и смерти, добре и зле -этих вечных антиномиях бытия.

В «Валерике» получает художественное воплощение мысль о противоестественности войны, которую потом подхватит и разовьет Л.Н. Толстой. Главным аргументом против войны у Лермонтова, как и у автора «Севастопольских рассказов», становится природа, дающая право на жизнь всем людям («Под небом места много всем...»). Война же, отнимая это исконное, дарованное самой природой право, вступает с ней в коренное противоречие. Величественный кавказский пейзаж, столь любимый Лермонтовым:

А там вдали грядой нестройной,

Но вечно гордой и спокойной,

Тянулись горы - и Казбек

Сверкал главой остроконечной (II, 172) -

несет в «Валерике» очень важную смысловую нагрузку. «Гордые и спокойные» горные вершины служат напоминанием человеку о вечности, о горних высотах духа, в стремлении к которым и состоит его истинное предназначение.

Человек по изначальной природе своей, утверждает поэт, вовсе не «зверь». Это война делает его «жадным, диким и злобным», превращая в убийцу-«зверя» («Резались жестоко, / Как звери...»). На самом деле человек создан для «любви и счастья», сердце его открыто для милосердия и добра. Даже закаленные в боях и походах старые солдаты-«усачи», не раз встречавшиеся лицом к лицу со смертью, не очерствели душой, не утратили способности сострадать. Каждый из них переживает, не стыдясь слез, гибель «капитана» как свое личное горе («На ружья опершись, кругом / Стояли усачи седые... / И тихо плакали...»).

Однако Лермонтов пишет не «батальный» очерк с прямо и открыто выраженной авторской позицией, а любовное послание, в которое война «входит» не как самостоятельный предмет изображения, но как факт внутренней жизни лирического субъекта, как источник его переживания. «Валерик» - это взгляд на войну «изнутри», из глубины потрясенного «я». Испытания, через которые проходит лирический субъект - участник войны, изменяют весь строй

его мыслей и чувств. «Страницы прошлого читая», лирический субъект «теперь остынувшим умом» по-новому осмысляет не только себя, но и мир, который он хочет постичь. Война, вся сопутствующая ей атмосфера вражды и ненависти научила героя «Валерика» ценить самые простые, естественные человеческие чувства, которые связуют, соединяют людей, ведут к взаимному согласию и пониманию. Это новое мировосприятие, скрытое за характерной лермонтовской иронией и даже скепсисом («...что пользы верить / Тому, чего уж больше нет?..»; «В наш век все чувства лишь на срок...»; «Судьбе, как турок иль татарин, / За все я ровно благодарен»), пронизывает весь «безыскусственный рассказ» лирического субъекта. Именно любимой женщине несет он свою правду о войне, свое выстраданное понимание жизни и смерти, в свете которого его любовь к ней предстает как высшая духовная ценность.

«Валерик» ясно показывает, как изменяется мировосприятие «лермонтовского человека». Уходя от антитетичности мышления, обусловленного романтической концепцией двоемирия, при котором одно начало исключает другое, ему противоположное, лирический субъект поэта приближается к постижению бытия в его целостности. Целостное миросозерцание предполагает представление не о взаимоисключении, а о взаимодополнении, когда разные начала бытия (жизнь - смерть, мир - война, любовь - ненависть, добро - зло) понимаются как существующие в единстве и борьбе, со- и противопоставлении. Этому новому миропониманию соответствует новый тип миропережива-ния, рождающийся в процессе жанрового синтеза, «сплава» различных жанровых структур, отражающий реальное многообразие бытия.

Чем же обеспечивается художественная целостность, органичность «сплава» различных жанровых структур? Очевидно, единством личности лирического субъекта, его духовной жизни, единством самого процесса лирического переживания, носителем которого он является.

Стало быть, разные «миры», вызывающие разные типы переживаний, существуют во внутреннем мире субъекта, в его сознании. И он ищет себя между этими «мирами», пытаясь угадать свое «назначенье». В столкновении разных «миров» в сознании личности проявляется ее внутренний драматизм, в их сцеплении, сопряжении - полнота и стереоскопичность ее переживания, в их переходе друг в друга преломляется мучительный процесс осмысления человеком своих отношений с Миром, поисков своего места в нем. Мышление «мирами», иными словами - бытийное мышление порождает масштабное, философское по своей фактуре переживание, которое получает воплощение в зрелой лирике поэта.

Явление жанрового синтеза обнаруживает качественный сдвиг в лирике Лермонтова последних лет. Существует распространенное мнение о том, что, в отличие от пушкинской гармоничности, объемности видения мира, Лермонтов однотонален, даже одномотивен, монологичен. Если это справедливо, то лишь по отношению к раннему периоду творчества поэта. Тяготение зрелого Лермонтова к синтетическим жанровым образованиям свидетельствует о том, что он открывает многомерность, полифоничность в самом восприятии и переживании личности, осознавшей свою сопричастность сложному и противоречивому миру.

Если в юношеской лирике стремление к выражению полноты, объемности внутренней жизни личности осуществлялось в «лирическом дневнике» - метажанровом единстве, состоящем из стихотворений, сходных по типу миро-переживания, то в зрелые годы Лермонтов достигает подобного эффекта уже в пределах одного произведения, представляющего собой «сплав» различных жанровых структур с разными типами миропереживаний. Все это говорит об изменении лермонтовской концепции человека и мира, о совершенствовании способов лирического самовыражения, углублении психологизма в поздней лирике поэта.

Анализ стихотворения Михаила Лермонтова «Валерик» ❤️| Лермонтов М.

Ю.

М. Ю. Лермонтов вошел в русскую литературу как продолжатель традиций Пушкина. Стихи были жизнью, его делом, его протестом. Поэт чувствует свое одиночество, тоску, непонимание; он бесконечно любит свой народ, ясно отделяет подлинный патриотизм от мнимого. Почти вся его жизнь связана с Кавказом. По окончании юнкерской школы Лермонтов вышел корнетом Лейб-гвардии гусарского полка и по воле судьбы попал на Кавказ, который любил с детства:

Хотя я судьбой на заре моих дней,

О южные горы, отторгнут от вас,

Чтоб вечно их помнить,

Там надо

быть раз:

Как сладкую песню отчизны моей,

Люблю я Кавказ.

Сейчас наша жизнь, жизнь молодых людей нашего времени так тесно связана с Кавказом, что не читать стихи Лермонтова нельзя, особенно стихотворение «Валерик». На Кавказе особый народ, своеобразная жизнь, дух, обычаи, традиции… В колыбельных песнях матери поют мальчикам о том, как «злой чечен ползет на берег, точит свой кинжал», как они вырастут, «смело вденут ногу в стремя и возьмут ружье…». Они не могут иначе, это их образ жизни, закон предков. Их легенды воспевают мужество и героизм, стойкость и отвагу, выносливость и терпение. Эпизоды из жизни

этого вольнолюбивого и воинственного народа показал поэт в стихотворении “Валерик”, написанном в 1840 году.

Автор избрал эпистолярный жанр для выражения своих мыслей, чувств, воспоминаний, наблюдений.

Начинается письмо с объяснения случайности его написания:

Я к вам пишу случайно; право,

Не знаю, как и для чего.

Я потерял уж это право.

И что скажу вам? – ничего!

Что помню вас? – но, боже правый,

Вы это знаете давно;

И вам, конечно, все равно.

Первые строки напоминают письмо Татьяны к Онегину, они настраивают на искренность всего послания, правдивость и открытость повествования. Это подтверждает запоздалое признание в любви:

Во первых, потому, что много

И долго, долго вас любил,

Потом страданьем и тревогой

За дни блаженства заплатил…

С людьми сближаясь осторожно,

Забыл я шум младых проказ,

Любовь, поэзию, – но вас

Забыть мне было невозможно.

Далее лирический герой рассказывает нам и своей возлюбленной, что он многое повидал в жизни, но признается: «…крест несу я без роптанья», «я жизнь постиг», «судьбе … за все я ровно благодарен; у бога счастья не прошу и молча зло переношу». Судьба забросила героя на Кавказ, где ему пришлось познакомиться с жизнью горцев:

И жизнь всечасно кочевая,

Труды, заботы, ночь и днем…

На личном опыте он постиг трудности этого простого и непритязательного бытия, когда после физической работы «сердце спит, простора нет воображенью… И нет работы голове…».

Автор рисует мирную картину фронтового быта на фоне дивной природы Кавказа:

Зато лежишь в густой траве

И дремлешь под широкой тенью

Чинар иль виноградных лоз;

Кругом белеются палатки;

Казачьи тощие лошадки

Стоят рядком, повеся нос,

У медных пушек спит прислуга.

Но это все-таки военный лагерь, и скрытая угроза, готовность к бою слышатся в следующих строках:

Едва дымятся фитили;

Попарно цепь стоит вдали;

Штыки горят под солнцем юга.

Чем же заняты бойцы в этот знойный полуденный час? Как и обычно, старые и бывалые поучают молодых, неопытных бойцов, вспоминая свои давние подвиги или геройство своих отцов и дедов:

Вот разговор о старине

В палатке ближней слышен мне;

Как при Ермолове ходили

В Чечню, в Аварию, к горам;

Как там дрались, как мы их били,

Как доставалося и нам…

Доставалось нам при Ермолове, достается и сейчас, на том же Кавказе, в той же Чечне и Аварии. Гибнут люди, молодые, красивые, здоровые. Прошли не годы, не десятилетия – столетия, а все остается по-прежнему:

Вот ружья из кустов выносят,

Вот тащат за ноги людей

И кличут громко лекарей;

А вот и слева, из опушки,

Вдруг с гиком кинулись на пушки,

И градом пуль с вершин дерев

Отряд осыпан.

Как похоже на современную хронику из Чечни, репортаж с места боевых действий!

Хотя сейчас применяется не то оружие, не те масштабы боев: людей гибнет гораздо больше с обеих сторон, бойцы стали жестокими, изощренными в убийствах. Не остановиться ли и тем, и другим, не подумать ли о мирной жизни?

А Лермонтов продолжает описывать ужасные по тем временам схватки на реке Валерик, впадающей в Терек, на реке, которая, покраснев от крови убитых, несла трупы в Каспий:

« … Вон кинжалы,

В приклады!»- и пошла резня.

И два часа в струях потока

Бой длился. Резались жестоко,

Как звери, молча, с грудью грудь,

Ручей телами запрудили.

…мутная волна

Была тепла, была красна.

Сотни человеческих жизней унесла смерть. И тем не менее каждая судьба трагична, каждого бойца кто-то ждет дома, надеется, что он вернется, – ведь каждый из убитых чей-то муж, отец или сын.

… на шинели Спиною к дереву лежал Их капитан. Он умирал; В груди его едва чернели Две ранки; кровь его чуть-чуть сочилась. Но высоко грудь И трудно поднималась, взоры Бродили страшно, он шептал… … Долго он стонал, Но все слабей и понемногу Затих и душу отдал богу; На ружья опершись, кругом Стояли усачи седые… И тихо плакали…

Горечь утраты… Ведь совсем недавно этот человек шутил и смеялся, ел простую солдатскую похлебку, как и все, готовился к бою. А теперь его нет. И никогда его не будет…

Поэт продолжает повествование, рисуя страшную картину после боя:

Уже затихло все; тела

Стащили в кучу; кровь текла

Струею дымной по каменьям,

Ее тяжелым испареньем

Был полон воздух…

И опять же все эти ужасные события происходят на фоне спокойной и величественной природы Кавказа:

Окрестный лес, как бы в тумане,

Синел в дыму пороховом.

А там, вдали, грядой нестройной,

Но вечно гордой и спокойной,

Тянулись горы – и Казбек

Сверкал главой остроконечной.

Природа далека от войны, она не хочет принять жестокости, не понимает, зачем люди убивают друг друга столько веков подряд. Зачем льется кровь, гремят выстрелы, совершается богопротивное дело, в мире царствует зло? Зачем, когда жизнь так хороша, земля прекрасна, и на ней так много места для мирного и счастливого существования людей самых разных национальностей?

Я думал: «Жалкий человек. Чего он хочет!… небо ясно, Под небом места много всем, Но беспрестанно и напрасно Один враждует он – зачем?

Тогда на речке смерти погибло «тысяч до семи» -столько же осталось вдов, сирот, родителей, не дождавшихся сыновей…

На вопрос, сколько же погибло горцев, ответить никто не смог. Зато на чьи-то слова: «Да будет им в память этот день кровавый!» –

Чеченец посмотрел лукаво

И головою покачал.

Да, такой это народ, не прощающий обид, веками мстящий за кровь погибших предков. От деда к отцу, от отца к сыну передается кровавый завет: «Убей врага!». И идет череда убийств, идет веками, даже тысячелетиями. “Чеченский след” обнаружен при расследовании массовых убийств ни в чем не повинных людей, когда были взорваны жилые дома в Москве и Волгодонске. Захват заложников в Москве во время представления мюзикла «Норд-Ост» был произведен чеченскими террористами. Продолжится ли кровавый список? Продолжить можно до бесконечности… Но надо ли? И кому это нужно, кому выгодно?

Ясно, что не нам, простым людям, любящим жизнь, своих близких, родных. Даже мысль об убийстве кажется нам страшной и нелепой. Мы не хотим видеть кровавые сцены, как не хотел видеть их лирический герой М. Ю. Лермонтова:

… и вы едва ли

Вблизи когда-нибудь видали,

Как умирают.

Дай вам бог

И не видать: иных тревог

Довольно есть.

Действительно, как много в нашей жизни тревог, забот, волнений. Как много надо успеть, узнать, услышать, открыть для себя! Так пусть наша земля будет спокойно цвести под голубым мирным небом, пусть никогда не гремят взрывы, не звучат выстрелы, обрывающие человеческие жизни. Вероятно, об этом думал великий русский поэт М.Ю. Лермонтов, изображая в стихотворении «Валерик» кровавые сцены жестокой войны.

Анализ стихотворения Лермонтова "Валерик" - Анализ стихотворения, Лермонтов Михаил Юрьевич

Судьба распорядилась так, что Михаил Лермонтов вынужден был оставить университет и принял решение связать свою жизнь с армией. Мечта совершить подвиг с детства будоражила воображение юного поэта, который считал, что родился слишком поздно и не смог принять участие в Отечественной войне 1812 года.

Именно по этой причине, когда начались военные действия на Кавказе, Лермонтов поступил в школу кавалерийских юнкеров, и уже в 1832 году в чине корнета поступил на службу в гвардейский полк. По воспоминаниям современником, Лермонтов отличался весьма своенравным и неуравновешенным характером, хотя люди, которые были знакомы с ним достаточно близко, утверждали обратное. Поэтому исследователи творчества этого поэта склонны предполагать, что он умышленно бросал вызов обществу, добиваясь ссылки на Кавказ. Так или иначе, но своей цели Лермонтов достиг, и в 1837 году попал в действующую армию, которая дислоцировалась в районе Тифлиса. Однако принять участие в настоящих боевых действиях поэту пришлось во время своей второй кавказской ссылки, и сражение у реки Валерик легло в основу одноименного стихотворения, написанного в 1840 году.

Начинается оно как любовное послание, адресованное вполне конкретной женщине – Варваре Лопухиной, к которой поэт питал весьма нежные чувства до самой смерти. Однако тон письма совсем лишен романтизма, так как Лермонтов осознанно развенчивает миф о влюбленности. Он отмечает, что с той, кому адресовано послание, у него нет духовной близости, и это – результат тех трагических событий, очевидцем которых довелось стать поэту. На фоне кровавой бойни, которая разгорелась на берегах далекой реки, свое увлечение этой юной особой Михаил Лермонтов воспринимает, как ребячество. И после памятного боя он настолько далек от светских условностей, что больше не хочет играть в игру под названием «любовь», демонстрируя попеременно то ревность и холодность, то восторг и умиление.

Все эти забавы для поэта остались в прошлом, он словно бы провел черту между прежней жизнью, в которой остались блистательные балы, и настоящим, где царят хаос, смута и смерть. Однако Лермонтов все же не может просто так отказаться от той, которая долгие годы пленяла его воображение, поэтому предпринимает выверенный шаг, пытаясь выставить самого себя в невыгодном свете. Автор надеется, что после откровений о настоящей войне, лишенных приукрашиваний, он прослывет чудаков, и его избранница сама сделает первый шаг для того, чтобы разорвать отношения. Именно поэтому поэт обращается к ней с определенной долей иронии, стараясь побольнее уколоть и обидеть.

Вторая часть стихотворения посвящена непосредственно военным действиям, и здесь автор дает волю своим чувствам, рассказывая, как «звенят орудья» и «пошла резня». Конечно же, подобные строчки совершенно не предназначены для светских львиц, грезящих балами и театром. Однако такой прием Лермонтов использует умышленно, чтобы показать контраст между двумя мирами, такими близкими и столь недосягаемыми. В одном из них самой большой печалью является отсутствие внимания со стороны кавалеров, а в другом люди умирают за высокие идеалы на глазах у своих верных товарищей, и их жизнь не стоит ровным счетом ничего.

В третьей части стихотворения Лермонтов вновь переходит от повествования к общению с возлюбленной, хотя очень тщательно пытается замаскировать свои чувства. «В забавах света вам смешны тревоги дикие войны», — отмечает поэт, намекая на то, что подобные чувства испытывает все светское общество, для которых поездка на Кавказ воспринимается, как увлекательное приключение. Однако Лермонтов знает цену таким путешествиям, поэтому искренне завидует тем, кто не знает, каково это — видеть смерть солдат и понимать, что этой жертвы все равно никто не оценит.

М. Ю. Лермонтов «Валерик»:полный анализ

Вторая кавказская ссылка стала для Лермонтова очень плодотворной в творческом плане. В частности, там было написано одно из самых интересных его стихотворений – «Валерик». Краткий анализ «Валерик» по плану, использованный на уроке литературы в 11 классе, поможет школьникам глубже понять это произведение.

Отрывок стихотворения «Валерик» М. Ю. Лермонтов

Я к вам пишу случайно; право

Не знаю как и для чего.

Я потерял уж это право.

И что скажу вам?— ничего!

Что помню вас?— но, Боже правый,

Вы это знаете давно;

И вам, конечно, все равно.

И знать вам также нету нужды,

Где я? что я? в какой глуши?

Душою мы друг другу чужды,

Да вряд ли есть родство души.

Страницы прошлого читая,

Их по порядку разбирая

Теперь остынувшим умом,

Разуверяюсь я во всем.

Смешно же сердцем лицемерить

Перед собою столько лет;

Добро б еще морочить свет!

Да и при том что пользы верить

Тому, чего уж больше нет?..

Безумно ждать любви заочной?

В наш век все чувства лишь на срок;

Но я вас помню — да и точно,

Я вас никак забыть не мог!

Во-первых потому, что много,

И долго, долго вас любил,

Потом страданьем и тревогой

За дни блаженства заплатил;

Потом в раскаяньи бесплодном

Влачил я цепь тяжелых лет;

И размышлением холодным

Убил последний жизни цвет.

С людьми сближаясь осторожно,

Забыл я шум младых проказ,

Любовь, поэзию,— но вас

Забыть мне было невозможно.

Краткий анализ стиха М. Ю. Лермонтов «Валерик»

Вариант 1

Михаил Юрьевич с раннего детства увлекался военной тематикой. Он был воодушевлен подвигами деда и отца. собирался связать свою жизнь с армией, хотел послужить родине, сделать что-то нужное и благородное. Писателя словно манил Кавказ, и те военные действия, которые набирали там обороты. После поступления в кавалерийскую школу Лермонтов в чине корнета пополнил ряды гвардейского полка.

Времена были тяжелые, но это, ничуть не испугало молодого юношу, который так жаждал подвигов. В 1840 году на реке Валерик произошла битва между восставшими чеченцами и российским полком. В этой битве принимал участие и Лермонтов. Он был своенравным и неуравновешенным. Хотя другие говорили, что во время битвы он показал доблесть, честь и героизм, к чему так долго шел. Именно битва на реке стала основой для написания стихотворения.

Лермонтов приступает за работу над стихом сразу после битвы. На первый взгляд стихотворение написано достаточно просто, но оно несет в своем замысле слишком сложную композицию. Стихотворение “Валерик” дает нам понять, что на Кавказе живет особый народ. У них свои обычаи и нравы. Мальчики, постепенно становясь крепкими и сильными, готовы на все лишь бы защитить свою землю от врага.

Такой их образ жизни, иначе жить они не могут. Они отважные и смелы, готовые идти до конца, не зря их героизм воспевается в местных легендах. Автор отчетливо описывает подробности сражения. На фоне кровопролития находится место и любовным чувствам, терзающим главного героя. Этим стихом Лермонтов хочет донести не только любовные чувства героя, даже не приобретенный военный опыт, это выражение чувств и воспоминаний о тяжелом прожитом времени в бою.

“Валерик” словно исповедь главного героя, адресованная любимой женщине. Трагизм наступившего события в том, что пережили солдаты, сражаясь с врагами, это все словно предано посланием для любимой, ждущей его, где-то там, вдали от всего.

Всему приходит конец, даже эта битва не стала исключением. После тяжелого рукопашного боя, многих потерь, уставшая земля и река долго были омыты “красными водами”. Наконец кровавый страшный день закончился, можно вздохнуть с облегчением, но воспоминания все же, не денутся никуда. В душе они поселились на долгое время.

Вариант 2

Одним из детских желаний Михаила Лермонтова было желание совершить подвиг. Он даже считал, что был рожден очень поздно, ведь пропустил Отечественную войну 1812 года. Скорее всего, следуя за детской мечтой, он поступил в кавалерийскую школу юнкеров и в 1832 году получил звание корнета, после чего был приписан к гвардейскому полку.

Первый боевой опыт молодой поэт получил, сражаясь возле реки Валерик, когда был сослан на Кавказ во второй раз. Именно эта битва стала основой стихотворения «Валерик», которое поэт написал в 1840 году.

Данное произведение можно разделить на три части. Первая из которых, адресована Варваре Лопухиной, и представляет собой любовное письмо. К Варваре поэт всю свою жизнь испытывал любовные чувства. Но вчитываясь в строки стихотворения, замечаешь, что «письмо» совсем не похоже на любовное, оно лишено всякой романтики, выражения нежных чувств. Поэт старается развеять мысли о влюбленности.

Он пишет, что теперь между ним и Варварой больше нет привязанности. Увидев ужас войны, Лермонтов говорит, что увлечение Лопухиной является ребячеством. Что теперь, он далек от этих светских забав и «играть» в любовь теперь не хочет, да и не имеет никакого морального права.

Теперь Лермонтов разделил свою жизнь на ту, что была до боя, и ту, что есть теперь. Мир, где заправляет светская мишура, балы и празднества он противопоставил миру, где царит смерть и хаос. Но все же, поэт не хочет быть инициатором разрыва с Варварой Лопухиной. В стихотворении он пытается показать себя не с наилучшей стороны, чтобы показаться чудным, и чтобы Варвара, прочитав эти строки, сама стала инициатором прекращения отношений с поэтом.

Во второй части стихотворения Лермонтов дал волю своим чувствам, описав битву возле реки Валерик. Тут он описывает весь трагизм войны. Именно таким описанием, поэт показывает разницу между двумя мирами. В одном из которых бедой является отсутствие внимания кавалера на балу, а в другом – гибель людей за призрачные идеалы.

Третья часть «Валерика» снова посвящена общению с любимой Варварой Лопухиной. Поэт старается вновь не выдать своих теплых чувств к девушке. Лермонтов, апеллируя к Варваре, словно обвиняет ее и все высшее общество в непонимании трагизма войны. Поэт говорит, что для них поездки на Кавказ, в места проведения сражений, являются лишь светской забавой.

Лермонтов, зная цену таких путешествий, понимает, что смерть солдат на поле боя никому не нужна, что их подвиги забудут и не оценят.

Стихотворение «Валерик»– анализ по плану

Вариант 1

Стихотворение М.Ю. Лермонтова «Валерик», написанное в 1940 году, считается одним из ярких произведений военной лирики в творчестве поэта. М.Ю. Лермонтов находится во второй своей ссылке на Кавказе, но в отличие от первой, сейчас он в гуще военных действий. Он воюет храбро, без оглядки, удивляя даже старых испытанных вояк своей удалью.

Друзьям в переписке, поэт пишет, что вошел во вкус войны, и она стала его родной стихией. Все происходящее вокруг, М.Ю Лермонтов отражает в своих лирических произведениях. Стихотворения этого периода грустные и мрачные, в них постоянно присутствуют мысли о смерти и одиночестве человека.

Стихотворение «Валерик» повествует о переломном в ходе войны сражении на реке с одноименным названием, в котором М.Ю. Лермонтов принимал непосредственное участие. Поэт пишет от первого лица, как бы пропуская через себя все происходящее в том страшном бою.

Стихотворение объединяет в себе военную и . Повествование состоит из нескольких частей, каждая из которых имеет ключевую мысль автора.

Произведение начинается обращением к возлюбленной. Варвара Александровна Лопухина была любимой поэта, именно к ней он пишет в стихотворении. Но строки лишены любви, в них скрыты другие чувства. Пересматривая холодным умом прошлое, автор разуверяется в том, что она, когда-то любила его. В них больше упрека в непостоянстве и равнодушии любимой к его судьбе. Да и сам он уже не тот, кто был прежде. После пережитого, для него пустыми кажутся его юношеские забавы, любовь, и само общество становится для него чуждым.

Далее начинается вторая часть повествования и поэт описывает боевые действия. Медленно перейдя от «турка и татарина» к Востоку поэт погружает нас в суровый быт военных. Нельзя не заметить, любовь и преклонение М.Ю. Лермонтова перед культурой и традицией народов Кавказа. Здесь душа его исцеляется и находится в забытье. Меняется и тон повествования, от тяжелого и мрачного, он становится спокойным и легким.

Поэт описывает картину простой фронтовой жизни. Недолгий отдых, между чередой внезапных атак. Перестрелки, короткие схватки и смерть, которая глядит в глаза солдатам. Чувствуется его поистине братская любовь к сослуживцам. В военном быте поэт находит своеобразный отдых своей истерзанной страстями душе. Его больше не мучает прошлое и он не думает о будущем. Есть только война, которая уносит жизни тысячи солдат.

«Трагический балет», «представления» — эти сравнения автор делает неслучайно. Для молодой светской барышни, у которой все интересы ограничены театрами и балами, эти понятия близки и понятны. Но сколько мрачной тоски звучит в словах автора. Между ним и любимой пропасть из пережитого на войне. И осознавая эту разницу, поэт намеренно не щадит свою слушательницу, описывая во всех подробностях главное сражение.

В бою на реке Валерик автор сливается с толпой. События сменяют одно другое молниеносно. Лермонтов использует в повествовании множество глаголов, постоянно меняет ритм.  Размер стихотворения двустопный ямб, с постоянно меняющейся рифмовкой. Рифма то перекрестная, то охватывающая, то смежная точно передает атмосферу боя, с выхваченными диалогами и военными командами, и философские рассуждения поэта.

Он беспощадно обрушивает на читателя весь ужас боя, где люди будто превратились в зверей в смертельной схватке. И после сражения М.Ю Лермонтов вновь переходит к лицам. Мы видим умирающего капитана, слезы бойцов, генерала, который пишет донесения, и случившуюся трагедию в лице каждого героя. И самое страшное, что нет в этом сражении победивших и проигравших, все случившееся для писателя – это кровожадное убийство, которое не оправдывают никакие цели.

После мы вновь слышим голос поэта. Он охватывает всю страшную картину происходящего вокруг, но не находит сожаления и печали.  И это, конечно, не равнодушие. Истерзанная битвой душа окаменела и все чувства в ней истощились. Как противопоставление кошмарному людскому действу, над всем ясное небо и спокойная величественная природа Кавказа. И глядя на весь этот вечный пейзаж, его мучает только одно.

Я думал: жалкий человек.

Чего он хочет!.. небо ясно,

Под небом места много всем,

Но беспрестанно и напрасно

Один враждует он — зачем?

Он спрашивает это, зная, что ответ на этот вопрос не знает ни один человек. Для М.Ю. Лермонтова чеченская война была трагедией. Он не понимал ее предназначения. За время своей ссылки, он проникся культурой и традициями горцев, и они перестали быть для него дикарями с кинжалов, которых надо истребить.

В заключительных строках стихотворения, он опять делает противопоставление светского общества, которое относится к поездке на Кавказ, как к увеселению, и жесткую реальность войны. Поэту осталось только попрощаться со своей возлюбленной. Не жалея, он пытается представить все высказанные чувства за безумие и оттолкнуть ее уже навсегда.

Вариант 2

История создания

Написанное в 1840 году, стихотворение “Валерик” придет к читателю в 1843‑м (оно напечатано в альманахе “Утренняя заря”), но история создания этого произведения началась несколько раньше. Это письмо-обращение к возлюбленной посвящено прекрасной Варваре Лопухиной, в которую много лет любил поэт. Ей адресована поэтическая исповедь Лермонтова.

Во время написания этого произведения он находился в Чечне, во второй кавказской ссылке. В то время подразделение генерала Галафеева, под началом которого служил Лермонтов, вело активные военные действия, в частности, участвовало в сражении на речке Валерик, которое и описано в произведении. Несмотря на то, что у поэта был уже трехлетний опыт военной службы, фактически это было одно из первых сражений, в котором он участвовал.

Тема

Лермонтов пишет о войне и о любви, объединяя эти две темы в одну – он говорит о том, насколько хрупка жизнь. Но понимание этого обычно приходит к человеку только перед лицом неизбежной опасности для нее. Вот и лирический герой осознает эту простую истину, только оказавшись на войне. Именно эту мысль он пытается передать своей возлюбленной, однако мало надеется на понимание, ведь у них нет “родства душ”.

Поэт говорит о войне как о чем-то беспощадном и бессмысленном – и несмотря на то, что он рассказывает о конкретном сражении, поднятая им тема имеет общечеловеческое значение и гуманистический смысл.

Композиция

Композиционно этот стих явно делится на три части.

В первой он обращается к любимой женщине, но при этом тон обращения совершенно лишен романтики. Лирический герой говорит о том, что война забрала у него иллюзии, касающиеся чувств. И хотя сердечная привязанность длилась долго, поэт более не верит в нее и всячески отталкивает девушку, к которой обращается. Он много иронизирует и говорит о своей уверенности в ее равнодушии к нему.

Вторая часть композиции – это описание самого сражения, в котором Лермонтов использует множество образов, чтобы передать, насколько ужасно происходящее. Он намеренно обезличивает солдат, что делает сражение еще более ужасным и уродливым. Поэт ярко показывает контраст между светским обществом, о котором он говорил в первой части, и людьми, обреченными на смерть.

Основная идея третьей части – показать светскому обществу, что поездка на Кавказ – это не увеселительная прогулка, которой ее все считают. И хотя фактически он обращается только к возлюбленной, здесь явно имеет место обобщение. При этом поэт не скрывает своей зависти к тем, кто не вкусил ужасов сражений.

Использованный Лермонтовым композиционный прием очень удачен: он делает переживания героя из-за возлюбленной и его восприятие войны единым целым.

Жанр

Это уникальное произведение, в котором переплелись черты любовной и военной лирики. В то же время в этом послании-исповеди есть элементы пейзажных зарисовок, рассуждения на философские темы и даже бытовые сцены.

Лермонтов использует четырехстопный и двухстопный ямб с нерегулярной рифмовкой для того, чтобы передать ритм боя с одной стороны и сделать диалоги естественными с другой. Использованные в стихотворении приемы максимально точно передают эмоции, о которых говорит Лермонтов.

Средства выразительности

Для передачи мыслей и идей автор также использует многочисленные тропы:

Эпитеты – “остынувший ум”, “тяжелых лет”, “холодное размышление”, “последний цвет”, “больная душа”, “медные пушки”.

– “страницы прошлого читая”, “сердцем лицемерить”, “влачил я цепь тяжелых лет”, “мой крест несу”,”штыки горят”, “темный и лукавый взор”.

Олицетворение – “сердце спит”.

Эти средства выразительности помогают ему рассказать правду о своих чувствах и переживания, при этом не завуалировав их.

Анализ стихотворения «Валерик» М. Ю. Лермонтов

Вариант 1

Эпизоды из жизни вольнолюбивого и воинственного народа Кавказа показал поэт М.Ю. Лермонтов в стихотворении «Валерик», написанном в 1840 году. Это стихотворение написано на основе наблюдений поэта над боевыми делами отряда генерал-лейтенанта Галафеева во время похода в Чечню. Речка Валерик существует на самом деле и впадает в реку Сунжу, правобережный приток Терека.

С 6 по 14 июля 1840 года Лермонтов участвовал в боях и, по преданию, вел журнал военных действий отряда генерала Галафеева. Совпадение текста “Журнала военных действий” и лермонтовского стихотворения дает представление о том, как точно воспроизвел он действительную обстановку похода и, в то же время, в каком направлении шло поэтическое освоение материала его наблюдений.

Из сопоставления текста стихотворения с соответствующими страницами “Журнала военных действий” видно, что совпадает в них не только фактическая основа, но и сам стиль, целые предложения “Журнала” и строки стихотворения.

Автор написал стихотворение в эпистолярном жанре для выражения своих мыслей, чувств, воспоминаний, наблюдений.

Тема этого произведения – это вечная во всей литературе тема жизни и смерти.

Этим стихотворением Лермонтов хотел показать, что в нашей жизни много тревог, забот, волнений. Как много надо успеть, узнать, услышать, открыть для себя. Автор хочет, чтобы наша земля спокойно цвела под голубым мирным небом, никогда не гремели взрывы, не звучали выстрелы, обрывающие человеческие жизни.

В «Валерике» имеются различные изобразительно-выразительные средства. Это эпитеты («широкой тенью», «тощие лошадки»), метафоры («в струях потока ») , градация ( «Как звери, молча, с грудью грудь») и т.д

Размер стиха – двустопный ямб, рифмовка лишена всякой упорядоченности: рифмы то перекрестные, то охватывающие, то смежные, причем могут рифмоваться два или три стиха без всякой регулярности Лермонтов вошел в русскую литературу как продолжатель традиций . Стихи были жизнью, его делом, его протестом.

Поэт чувствует свое одиночество, тоску, непонимание; он бесконечно любит свой народ, ясно отделяет подлинный патриотизм от мнимого. Почти вся его жизнь связана с Кавказом. По окончании юнкерской школы Лермонтов вышел корнетом Лейб-гвардии гусарского полка и по воле судьбы попал на Кавказ, который любил с детства

    В заключительных стихах философская 

    романтическая ирония переведена в бытовой план: все описанное в стихотворении 

    шутливо именуется «шалостью» «чудака», размышления которого над жизнью и смертью 

    не стоят внимания. В лучшем случае они способны «развеселить» и ненадолго занять 

    мысль и воображение адресата послания. 

Сейчас наша жизнь, жизнь молодых людей нашего времени так тесно связана с Кавказом, что не читать стихи Лермонтова нельзя, особенно стихотворение «Валерик». На Кавказе особый народ, своеобразная жизнь, дух, обычаи, традиции… В колыбельных песнях матери поют мальчикам о том, как «злой чечен ползет на берег, точит свой кинжал», как они вырастут, «смело вденут ногу в стремя и возьмут ружье…». Они не могут иначе, это их образ жизни, закон предков. Их легенды воспевают мужество и героизм, стойкость и отвагу, выносливость и терпение.

Да, такой это народ, не прощающий обид, веками мстящий за кровь погибших предков. От деда к отцу, от отца к сыну передается кровавый завет: «Убей врага!». И идет череда убийств, идет веками, даже тысячелетиями. “Чеченский след” обнаружен при расследовании массовых убийств ни в чем не повинных людей, когда были взорваны жилые дома в Москве и Волгодонске.

Захват заложников в Москве во время представления мюзикла «Норд-Ост» был произведен чеченскими террористами. Продолжится ли кровавый список? Продолжить можно до бесконечности… Но надо ли? И кому это нужно, кому выгодно?

Ясно, что не нам, простым людям, любящим жизнь, своих близких, родных.

Вариант 2

Судьба распорядилась так, что Михаил Лермонтов вынужден был оставить университет и принял решение связать свою жизнь с армией. Мечта совершить подвиг с детства будоражила воображение юного поэта, который считал, что родился слишком поздно и не смог принять участие в Отечественной войне 1812 года.

Именно по этой причине, когда начались военные действия на Кавказе, Лермонтов поступил в школу кавалерийских юнкеров, и уже в 1832 году в чине корнета поступил на службу в гвардейский полк. По воспоминаниям современником, Лермонтов отличался весьма своенравным и неуравновешенным характером, хотя люди, которые были знакомы с ним достаточно близко, утверждали обратное.

Поэтому исследователи творчества этого поэта склонны предполагать, что он умышленно бросал вызов обществу, добиваясь ссылки на Кавказ. Так или иначе, но своей цели Лермонтов достиг, и в 1837 году попал в действующую армию, которая дислоцировалась в районе Тифлиса. Однако принять участие в настоящих боевых действиях поэту пришлось во время своей второй кавказской ссылки, и сражение у реки Валерик легло в основу одноименного стихотворения, написанного в 1840 году.

Начинается оно как любовное послание, адресованное вполне конкретной женщине – Варваре Лопухиной, к которой поэт питал весьма нежные чувства до самой смерти. Однако тон письма совсем лишен романтизма, так как Лермонтов осознанно развенчивает миф о влюбленности. Он отмечает, что с той, кому адресовано послание, у него нет духовной близости, и это – результат тех трагических событий, очевидцем которых довелось стать поэту.

На фоне кровавой бойни, которая разгорелась на берегах далекой реки, свое увлечение этой юной особой Михаил Лермонтов воспринимает, как ребячество. И после памятного боя он настолько далек от светских условностей, что больше не хочет играть в игру под названием «любовь», демонстрируя попеременно то ревность и холодность, то восторг и умиление.

Все эти забавы для поэта остались в прошлом, он словно бы провел черту между прежней жизнью, в которой остались блистательные балы, и настоящим, где царят хаос, смута и смерть. Однако Лермонтов все же не может просто так отказаться от той, которая долгие годы пленяла его воображение, поэтому предпринимает выверенный шаг, пытаясь выставить самого себя в невыгодном свете.

Автор надеется, что после откровений о настоящей войне, лишенных приукрашиваний, он прослывет чудаков, и его избранница сама сделает первый шаг для того, чтобы разорвать отношения. Именно поэтому поэт обращается к ней с определенной долей иронии, стараясь побольнее уколоть и обидеть.

Вторая часть стихотворения посвящена непосредственно военным действиям, и здесь автор дает волю своим чувствам, рассказывая, как «звенят орудья» и «пошла резня». Конечно же, подобные строчки совершенно не предназначены для светских львиц, грезящих балами и театром.

Однако такой прием Лермонтов использует умышленно, чтобы показать контраст между двумя мирами, такими близкими и столь недосягаемыми. В одном из них самой большой печалью является отсутствие внимания со стороны кавалеров, а в другом люди умирают за высокие идеалы на глазах у своих верных товарищей, и их жизнь не стоит ровным счетом ничего.

В третьей части стихотворения Лермонтов вновь переходит от повествования к общению с возлюбленной, хотя очень тщательно пытается замаскировать свои чувства. «В забавах света вам смешны тревоги дикие войны», — отмечает поэт, намекая на то, что подобные чувства испытывает все светское общество, для которых поездка на Кавказ воспринимается, как увлекательное приключение. Однако Лермонтов знает цену таким путешествиям, поэтому искренне завидует тем, кто не знает, каково это — видеть смерть солдат и понимать, что этой жертвы все равно никто не оценит.

Вариант 3

Стихотворение «Валерик» написано Михаилом Лермонтовым во время второй кавказской ссылки в 1840 году. Спустя три года оно впервые было напечатано в альманахе «Утренняя заря». В произведении описано сражение на речке Валерик, в котором поэт участвовал. Он находился в отряде генерала Галафеева. Это подразделение вело активные военные действия в Чечне.

Тема произведения вечна и актуальна для всего человечества. Это осознание хрупкости, красоты и ценности жизни перед лицом смертельной опасности в беспощадной и бессмысленной войне.

Жанр стихотворения можно определить, как редкое сочетание любовной и военной лирики, где присутствуют и зарисовки пейзажа, и философские размышления, и сцены быта горцев. Это послание-исповедь героя своей возлюбленной. Оно было адресовано Варваре Лопухиной, к которой Лермонтов многие годы испытывал нежные чувства.

Первая и последняя части стихотворения, где поэт говорит о своей любви, как бы обрамляют главную часть произведения с описанием сражения. Такой композиционный прием удачно соединяет переживания героя и трагические события войны в единое целое.

Первая часть, хоть и обращена к любимой женщине, совершенно лишена романтического настроения. Лермонтов оправдывает это тем, что после пережитой кровавой бойни былые чувства кажутся ему игрой. Все светские развлечения остались для поэта в прошлом, а в настоящей жизни царят уныние и хаос. Однако автор не в силах отказаться от долгой сердечной привязанности, поэтому стремится оттолкнуть от себя возлюбленную иронией и воспоминаниями о пережитом ужасе. Он считает, что и любимая к нему равнодушна, у них нет душевной близости.

Душою мы друг другу чужды,

Да вряд ли есть родство души.

Вторая часть стихотворения описывает военные действия. Здесь тон повествования меняется, возрастает число переносов одного предложения в смежных строчках. Лермонтов вводит множество глаголов, избегает личных местоимений: «дело началось», «подходим ближе», «вдруг с гиком кинулись». Все это создает картину хаоса и нервозности, движения обезличенных масс, уродливой реальности.

После битвы снова возникают образы отдельных людей – солдата, генерала, лирического героя. Лермонтов, как и в «Бородино», показывает военные действия с точки зрения их рядового участника. Этот новый для того времени прием находит свое выражение в точных и простых описаниях, как в сцене с умирающим капитаном.

Особый трагизм происходящего автор видит в том, что русские и горцы, чей вольный и гордый дух вызывает глубокое уважение, должны убивать друг друга в этом бессмысленном и кровопролитном конфликте. Как и в других произведениях, посвященных Кавказу, Лермонтов выражает несогласие с методами, которыми проводилось присоединение этих территорий к России.

И с грустью тайной и сердечной

Я думал: жалкий человек.

Чего он хочет!.. Небо ясно,

Под небом места много всем,

Но беспрестанно и напрасно

Один враждует он — зачем?

В стихотворении автор ни разу не называет чеченцев врагами. Он употребляет только положительные определения – «горцы», «удальцы». А перед описанием жестокой схватки и вовсе заявляет о своей любви к этому народу. Характерен и образ «кунака» лирического героя – чеченца Галуба.

Жестокую прозу войны автор противопоставляет поэзии природы, грубый язык военных команд – торжественному и величественному слогу, которым описывает горный пейзаж. «Гордые и спокойные» вершины гор должны напоминать человеку о вечности, стремлении к духовным высотам.

Третья часть стихотворения вновь обращена к возлюбленной. Свои глубокие мысли и чувства лирический герой пытается представить, как чудачества, с горечью полагая, что тревоги войны выглядят дикими и нелепыми среди светских забав. При этом Лермонтов подразумевает, что так считает не только его возлюбленная, но и все светское общество.

В стихотворении «Валерик» поэт использовал разнообразные изобразительные средства. Подвижный четырехстопный и двустопный ямб, нерегулярная рифмовка нескольких строф подряд, многочисленные сверхсхемные ударения, охватывающие, перекрестные и смежные рифмы поразительно точно передают и естественные интонации диалогов, и рваный ритм боя, и величие горных вершин, и слегка ироничные философские рассуждения автора.

Белинский оценивал значение «Валерика» в творчестве Лермонтова как проявление его особенного таланта. Поэт умел прямо смотреть на истину и чувства, не приукрашая их.

Полный текст стихотворения «Валерик» М. Ю. Лермонтов

Я к вам пишу случайно; право

Не знаю как и для чего.

Я потерял уж это право.

И что скажу вам?— ничего!

Что помню вас?— но, Боже правый,

Вы это знаете давно;

И вам, конечно, все равно.

И знать вам также нету нужды,

Где я? что я? в какой глуши?

Душою мы друг другу чужды,

Да вряд ли есть родство души.

Страницы прошлого читая,

Их по порядку разбирая

Теперь остынувшим умом,

Разуверяюсь я во всем.

Смешно же сердцем лицемерить

Перед собою столько лет;

Добро б еще морочить свет!

Да и при том что пользы верить

Тому, чего уж больше нет?..

Безумно ждать любви заочной?

В наш век все чувства лишь на срок;

Но я вас помню — да и точно,

Я вас никак забыть не мог!

Во-первых потому, что много,

И долго, долго вас любил,

Потом страданьем и тревогой

За дни блаженства заплатил;

Потом в раскаяньи бесплодном

Влачил я цепь тяжелых лет;

И размышлением холодным

Убил последний жизни цвет.

С людьми сближаясь осторожно,

Забыл я шум младых проказ,

Любовь, поэзию,— но вас

Забыть мне было невозможно.

И к мысли этой я привык,

Мой крест несу я без роптанья:

То иль другое наказанье?

Не все ль одно. Я жизнь постиг;

Судьбе как турок иль татарин

За все я ровно благодарен;

У Бога счастья не прошу

И молча зло переношу.

Быть может, небеса востока

Меня с ученьем их Пророка

Невольно сблизили. Притом

И жизнь всечасно кочевая,

Труды, заботы ночь и днем,

Все, размышлению мешая,

Приводит в первобытный вид

Больную душу: сердце спит,

Простора нет воображенью…

И нет работы голове…

Зато лежишь в густой траве,

И дремлешь под широкой тенью

Чинар иль виноградных лоз,

Кругом белеются палатки;

Казачьи тощие лошадки

Стоят рядком, повеся нос;

У медных пушек спит прислуга,

Едва дымятся фитили;

Попарно цепь стоит вдали;

Штыки горят под солнцем юга.

Вот разговор о старине

В палатке ближней слышен мне;

Как при Ермолове ходили

В Чечню, в Аварию, к горам;

Как там дрались, как мы их били,

Как доставалося и нам;

И вижу я неподалеку

У речки, следуя Пророку,

Мирной татарин свой намаз

Творит, не подымая глаз;

А вот кружком сидят другие.

Люблю я цвет их желтых лиц,

Подобный цвету наговиц,

Их шапки, рукава худые,

Их темный и лукавый взор

И их гортанный разговор.

Чу — дальний выстрел! прожужжала

Шальная пуля… славный звук…

Вот крик — и снова все вокруг

Затихло… но жара уж спала,

Ведут коней на водопой,

Зашевелилася пехота;

Вот проскакал один, другой!

Шум, говор. Где вторая рота?

Что, вьючить?— что же капитан?

Повозки выдвигайте живо!

Савельич! Ой ли — Дай огниво!—

Подъем ударил барабан —

Гудит музыка полковая;

Между колоннами въезжая,

Звенят орудья. Генерал

Вперед со свитой поскакал…

Рассыпались в широком поле,

Как пчелы, с гиком казаки;

Уж показалися значки

Там на опушке — два, и боле.

А вот в чалме один мюрид

В черкеске красной ездит важно,

Конь светло-серый весь кипит,

Он машет, кличет — где отважный?

Кто выйдет с ним на смертный бой!..

Сейчас, смотрите: в шапке черной

Казак пустился гребенской;

Винтовку выхватил проворно,

Уж близко… выстрел… легкий дым…

Эй вы, станичники, за ним…

Что? ранен!..— Ничего, безделка…

И завязалась перестрелка…

Но в этих сшибках удалых

Забавы много, толку мало;

Прохладным вечером, бывало,

Мы любовалися на них,

Без кровожадного волненья,

Как на трагический балет;

Зато видал я представленья,

Каких у вас на сцене нет…

Раз — это было под Гихами,

Мы проходили темный лес;

Огнем дыша, пылал над нами

Лазурно-яркий свод небес.

Нам был обещан бой жестокий.

Из гор Ичкерии далекой

Уже в Чечню на братний зов

Толпы стекались удальцов.

Над допотопными лесами

Мелькали маяки кругом;

И дым их то вился столпом,

То расстилался облаками;

И оживилися леса;

Скликались дико голоса

Под их зелеными шатрами.

Едва лишь выбрался обоз

В поляну, дело началось;

Чу! в арьергард орудья просят;

Вот ружья из кустов [вы]носят,

Вот тащат за ноги людей

И кличут громко лекарей;

А вот и слева, из опушки,

Вдруг с гиком кинулись на пушки;

И градом пуль с вершин дерев

Отряд осыпан. Впереди же

Все тихо — там между кустов

Бежал поток. Подходим ближе.

Пустили несколько гранат;

Еще продвинулись; молчат;

Но вот над бревнами завала

Ружье как будто заблистало;

Потом мелькнуло шапки две;

И вновь всё спряталось в траве.

То было грозное молчанье,

Не долго длилося оно,

Но [в] этом странном ожиданье

Забилось сердце не одно.

Вдруг залп… глядим: лежат рядами,

Что нужды? здешние полки

Народ испытанный… В штыки,

Дружнее! раздалось за нами.

Кровь загорелася в груди!

Все офицеры впереди…

Верхом помчался на завалы

Кто не успел спрыгнуть с коня…

Ура — и смолкло.— Вон кинжалы,

В приклады!— и пошла резня.

И два часа в струях потока

Бой длился. Резались жестоко

Как звери, молча, с грудью грудь,

Ручей телами запрудили.

Хотел воды я зачерпнуть…

(И зной и битва утомили

Меня), но мутная волна

Была тепла, была красна.

На берегу, под тенью дуба,

Пройдя завалов первый ряд,

Стоял кружок. Один солдат

Был на коленах; мрачно, грубо

Казалось выраженье лиц,

Но слезы капали с ресниц,

Покрытых пылью… на шинели,

Спиною к дереву, лежал

Их капитан. Он умирал;

В груди его едва чернели

Две ранки; кровь его чуть-чуть

Сочилась. Но высоко грудь

И трудно подымалась, взоры

Бродили страшно, он шептал…

Спасите, братцы.— Тащат в торы.

Постойте — ранен генерал…

Не слышат… Долго он стонал,

Но все слабей и понемногу

Затих и душу отдал Богу;

На ружья опершись, кругом

Стояли усачи седые…

И тихо плакали… потом

Его остатки боевые

Накрыли бережно плащом

И понесли. Тоской томимый

Им вслед смотрел [я] недвижимый.

Меж тем товарищей, друзей

Со вздохом возле называли;

Но не нашел в душе моей

Я сожаленья, ни печали.

Уже затихло все; тела

Стащили в кучу; кровь текла

Струею дымной по каменьям,

Ее тяжелым испареньем

Был полон воздух. Генерал

Сидел в тени на барабане

И донесенья принимал.

Окрестный лес, как бы в тумане,

Синел в дыму пороховом.

А там вдали грядой нестройной,

Но вечно гордой и спокойной,

Тянулись горы — и Казбек

Сверкал главой остроконечной.

И с грустью тайной и сердечной

Я думал: жалкий человек.

Чего он хочет!.. небо ясно,

Под небом места много всем,

Но беспрестанно и напрасно

Один враждует он — зачем?

Галуб прервал мое мечтанье,

Ударив по плечу; он был

Кунак мой: я его спросил,

Как месту этому названье?

Он отвечал мне: Валерик,

А перевесть на ваш язык,

Так будет речка смерти: верно,

Дано старинными людьми.

— А сколько их дралось примерно

Сегодня?— Тысяч до семи.

— А много горцы потеряли?

— Как знать?— зачем вы не считали!

Да! будет, кто-то тут сказал,

Им в память этот день кровавый!

Чеченец посмотрел лукаво

И головою покачал.

Но я боюся вам наскучить,

В забавах света вам смешны

Тревоги дикие войны;

Свой ум вы не привыкли мучить

Тяжелой думой о конце;

На вашем молодом лице

Следов заботы и печали

Не отыскать, и вы едва ли

Вблизи когда-нибудь видали,

Как умирают. Дай вам Бог

И не видать: иных тревог

Довольно есть. В самозабвеньи

Не лучше ль кончить жизни путь?

И беспробудным сном заснуть

С мечтой о близком пробужденьи?

Теперь прощайте: если вас

Мой безыскусственный рассказ

Развеселит, займет хоть малость,

Я буду счастлив. А не так?—

Простите мне его как шалость

И тихо молвите: чудак!..

Михаил Юрьевич Лермонтов. "Валерик. Анализ стихотворения Михаила Лермонтова" Валерик Валерик Создавая историю

Кавказ и судьба Михаила Лермонтова тесно связаны. Он узнал быт и традиции этого свободолюбивого народа в детском доме, когда бабушка сама поехала с ним в горы лечить здоровье ослабевшего мальчика. Служба на Кавказе только укрепила в сердце молодого поэта любовь к этим красивым и удивительным местам.В своем поэтическом шедевре «Валерик» автор показал жизнь кавказского населения, людей, которым никогда не жить в рабстве.

Это произведение Лермонтова создано в 1840 году. События, заложенные в сюжете этого творения молодого поэта, реальны. Так, Михаил Лермонтов наблюдал за подвигами в битве генерал-лейтенанта Галафеева в Чечне. Сам Лермонтов около десяти дней июля 1840 года становится бойцом этого героического отряда и ведет журнал боевых ног.

В стихотворении автор воспроизвел то, что когда-то было записано в Военном журнале отряда.Исследователи творчества Лермонтова, изучив журнал и текст стихотворения, заметили, что совпадают не только военные факты и их последовательное изложение, но и целые предложения, а также стиль повествования.

Название работы Лермонтова произошло от реки Валерик, которая, по географическим данным, впадает в правый приток Терека - реку Суну. Для своего текста поэт выбирает эпистолярный жанр, позволяющий свободно выражать мысли и наблюдения, чувства и воспоминания.Основная поэтическая тема - это тема смысла жизни и тема смерти.

Лермонтов попытался передать представление о своем поэтическом шедевре, которое, несмотря на то, что в нашей жизни полны тревог и испытаний, необходимо успеть познать и свой внутренний мир. Каждый человек должен услышать себя, открыть и понять свой внутренний мир. Ведь человек не может жить без согласия с ним, без этого внутреннего знания. У поэта есть мечта, которую он передает поэтическими строками: эта прекрасная земля должна жить под мирным небом, и не должно быть войны, уносящей человеческую жизнь.Эта тема актуальна и в наши дни, и всегда будет близка и понятна современнику. Вероятно, это определено популярностью этого стихотворения.

Михаил Лермонтов использует в стихотворении Валерика различные выразительные художественно-речевые средства, позволяющие автору нарисовать картину, которая будет ясна и понятна читателю. В тексте Михаил Лермонтов использует эпитеты, метафоры, градации. Постоянные эпитеты: ширина тени , тощая лошадь . Существуют оригинальные метафоры: «В струях потока» .Привлекает внимание и интересная градация: «Как звери, молча, грудное вскармливание» .

Поэт использует простейший двусторонний размер - двуногий косяк, показывая этим как простой, так и незамысловатый сюжет. Но ритм всего стихотворения нарушен. Рифмы в нем не имеют регулярности и обычно рифмуются двумя или тремя стихами с использованием этого креста, затем смежных, а затем закрывающих рифм. Поэт продолжает тему одиночества и патриотизма, которую Александр Пушкин начал в русской литературе.Традиции своего учителя поэт бережно хранит и уважает.

В последних предложениях творчества Лермонтовского звучат философские размышления, в которых смешаны романтические настроения поэта. Этот метод позволяет автору донести свои мысли о чувствах до любого читателя. Все это описано с небольшой и грустной иронией, которая все больше переносится на бытовой уровень и уже более реалистична. Поэт надеется, что его читатель поймет всю глубину его поэтического замысла, сможет оценить его и задуматься над вопросами, которые он поднимает в его творчестве.

Михаил Лермонтов с детства мечтал связать свою судьбу с армией. Его постоянно восхищали подвиги отцов и дедов, которые принимали участие в году и хотели сделать что-то необычное, благородное, служить на благо Родины. Именно поэтому поэт бросил университет и поступил в школу кавалерийских юнкеров. Его постоянно привлекали военные действия на Кавказе, в 1832 году Михаил Юрьевич поступил на службу в гвардейский полк в звании Корнета.

Предпосылки для написания стихов

М. Лермонтов «Валерик» написал в 1840 году во время кровопролитного сражения на одноименной реке. Окружение характеризовало поэта как неуравновешенного и неизбежного молодого человека, хотя близкие друзья утверждали обратное. Скорее всего, писатель специально вел себя вызывающе, призывал общество влезть в связь с Кавказом - так говорится в анализе. Лермонтовский «Валерик» точно описывает битву, в которой участвовал автор.В действующей армии Михаил Юрьевич пал в 1837 году, но настоящую битву ему удалось увидеть только летом 1840 года.

Стихотворение написано для выражения чувств, мыслей, воспоминаний или наблюдений. Он был предназначен для любимого поэта - Варвара Лопухиной. Лермонтов до смерти любил ее, но постоянно отталкивал, потому что считал себя недостойным ее любви. В то время писатель вел журнал «Военные действия генерала Галафеева», о том, что его текст является основой стихотворения, в котором описывается сражение, но только его краткое содержание.

Лермонтов "Валерик" - Параллель между светской жизнью и войной

Работа начинается с того, что автор пишет письмо с Войны девушки, но не с признания в любви, а просто с описания своего военного. дней. Михаил Юрьевич специально или бессознательно пытался обидеть варвара, излить ее гордость, оттолкнуть его. Он считает, что между ними нет духовной близости и виноват в трагических событиях, произошедших на Кавказе.После увиденных смертей поэт воспринимает любовь как детство - об этом говорит анализ.

Валерик Лермонтов во второй части прямо описывает боевые действия. Здесь автор всеми красками раскрашивает битву и передает Уиллу свои чувства. Конечно, рассказы о раненых и погибших друзьях, умирающих полководцах не предназначены для юной девушки, свободной львицы, мечтающей о походах в театр или на бал. Поэт специально в своем творчестве сравнивает два мира - это показывает анализ.Валерик Лермонтов подчеркнул бессмысленность заботы дам только о нарядах и кавалерах. В то же время он показал судьбу простых солдат, умирающих за высокие идеалы.

В конце третьей части работы автор снова обращается к любимой. Хотя и замаскированный, но все же Михаил Юрьевич делает ставку на Лопухину, что для нее поездка на Кавказ воспринимается как увлекательное путешествие, просто не может понять всю войну войны - именно это и показывает анализ.Валерик Лермонтов говорит о бессмысленности человеческих жертв. Поэт всю жизнь стремился попасть на войну, только в кровопролитном бою понял, что во всем этом нет никакого смысла и ничто не может быть оправдано смертью человека.

Судьба распорядилась так, что он был вынужден покинуть университет и решил связать свою жизнь с армией. Мечта совершить подвиг с детства будоражила воображение молодого поэта, который считал, что родился слишком поздно и не сможет принять участие в Отечественной войне 1812 года.

Именно по этой причине начались боевые действия на Кавказе, Лермонтов пошел в школу кавалерийских юнкеров, а уже в 1832 году в чине Корнета поступил в служебный полк. По воспоминаниям современника, Лермонтов отличался очень своенравным и неуравновешенным характером, хотя люди, достаточно близко знакомые с ним, утверждали обратное. Поэтому исследователи творчества этого поэта склонны предполагать, что он намеренно бросил вызов обществу, ища связи с Кавказом.Так или иначе, но своей цели Лермонтов достиг, и в 1837 году попал в действующую армию, которая дислоцировалась в районе Тифлиса. Однако участвовать в этих боевых действиях поэту пришлось во время своего второго кавказского обращения, и битва на реке Валерике была основана на одноименном названии, написанном в 1840 году.

Начинается она как любовное послание, адресованное совершенно конкретной женщине - Варвар Лопухиной, к которой поэт до самой смерти испытывал очень нежные чувства. Однако тон письма полностью лишен романтики, поскольку Лермонтов сознательно раздражает миф о любви.Он отмечает, что с тем, кому адресовано послание, у него нет духовной близости, и это результат тех трагических событий, очевидец которых получил шанс стать поэтом. На фоне кровавой бойни, разразившейся на берегу далекой реки, свое увлечение этим юным особенным Михаил Лермонтов воспринимает как детство. И после запоминающейся борьбы он так далек от светских условностей, что больше не хочет играть в игру под названием «Любовь», демонстрируя то ревность и холодность, то восторг и безумие.

Все эти забавы для поэта остались в прошлом, он будет искать черту между прежней жизнью, в которой остались блестящие шары, и царят хаос, беспокойство и смерть. а Лермонтов Тем не менее, он не может просто отказаться от того, который много лет пленил его воображение, поэтому делает отступительный шаг, пытаясь выставить себя в невыгодном свете. Автор надеется, что после откровений настоящей войны, лишенных приукрашивания, он усилит чудаки, а его избранница сделает первый шаг к разрыву отношений.Поэтому поэт обращается к ней с определенной долей иронии, стараясь больше катиться и больше обижать.

Вторая часть стихотворения посвящена непосредственно военным действиям, и здесь автор передает Волю со своими переживаниями, рассказывая, как «Врудя звенит» и «пошел на бойню». Конечно, такие строчки совершенно не предназначены для светских львов, режущих бала и театра. Однако такой прием Лермонтов намеренно использует, чтобы показать контраст между двумя мирами, таким близким и таким недостижимым.В одном из них самая большая печаль - невнимательность со стороны кавалеров, а в другом люди умирают за высокие идеалы на глазах у верных товарищей, и их жизнь не стоит даже счета.

В третьей части стихотворения Лермонтова Снова возвращается из рассказа, чтобы пообщаться с любимой, хотя очень тщательно пытается замаскировать свои чувства. «В веселье света вы смешны до тревог диких войн», - отмечает поэт, намекнув, что такие чувства испытывает все светское общество, для которого поездка на Кавказ воспринимается как увлекательное приключение.Однако Лермонтов знает цену такого путешествия, поэтому искренне завидует тем, кто не знает, что такое смерть солдат, и понимает, что эту жертву никто не оценит.

Лермонтова Михаила Юрьевича редко предлагают на Валерике Валерик стихи редко предлагают в школе на уроке литературы. Этот товар довольно большой по объему. Чтобы понять его значение, необходимо хорошее знание истории России XIX века. Иногда учителя могут прочитать отрывок из него в классе, но преподавать его, как правило, не указывают.На нашем сайте стих можно полностью прочитать в онлайн-режиме или загрузить на свой телефон, компьютер или другой гаджет. Сделать все это можно абсолютно бесплатно.

Текст поэмы Лермонтова «Валерик» был написан в 1840 году. В нем поэт описывает события, участниками которых он был сам. Работа начинается с обращения к женщине: «Пишу тебе». После этих слов можно было подумать, что стихотворение будет посвящено объяснению в любви к ней. Ведь именно так началось любовное письмо Татьяны Лариной в романе на стихи Пушкина «Евгений Онегин».Но читая следующий стих, мы видим: начало обманчиво. Поэт сразу разделяет нас в этом предположении. Он пишет, что эта женщина про то, что ничего ей больше не чувствует, что у них нет родственных душ. Затем он рассказывает ей о том, как он был на войне, он там видел. Он все описывает кратчайшими красками, ничего не скрывая. Затем он снова поворачивается к даме. Лермонтова пишет, что ее сейчас не понимают. У нее одни балы и прочие светские развлечения. Михаил Юревич больше не интересуется.Он видел, как люди умирают, ничего не умирая. Он начал думать о более важных вещах, чем просто любовные разочарования. Он пытается понять: в чем смысл жизни.

События, описанные в стихотворении, вполне реальны. Они взяты из Военного журнала генерал-лейтенанта Галафеева, написанного также Михаилом Юрьевичем. С той лишь разницей, что в последнем поэт описал только боевые подвиги отряда. В стихе мы видим не только их, но и размышления Лермонтову о происходящем, его отношении к этому.

Пишу вам случайно; права
Не знаю как и для чего.
Я потерял это право.
А что я вам скажу? - Ничего такого!
Что я тебя запомнил? - Но, Боже правый,
Вы это давно знаете;
А вы, конечно, все равно.

И тебе тоже незачем,
Где я? что я? В какой глуши?
Мои души чужды друг другу
Да вряд ли сожрать душу родственникам.
Страница прошедшая чтение
Их порядок по порядку
Теперь остыть разум
Я говорю во всем.
Смешное сердце лицемерное
Перед столькими годами;
ХОРОШО ПРИ ШЕРСТИ СВЕТЕ!
Да и при том, что раньше веришь
Чего больше нет? ..
Безумно ждете любви по переписке?
В наш век все чувства только на время;
Но я тебя помню - и точно,
Я не мог тебя забыть!
Во первых потому что много
И давно любил тебя
Потом страдаю и тревогу
В дни блаженства оплачено;
Тогда в бесплодном покаянии
Я пролил цепь тяжелых лет;
И отражения холодные
Убитый последний цвет жизни.
С людьми подходите осторожно,
Я забыл шум юнджа,
Любовь, стихи, - а тебя,
, забыть было невозможно.

А я хоть и привык к этому
Крест мой ношу без Раптании:
Это иль другое наказание?
Не все по одному. Я живу на посту;
Судьба как турки Il Tatar
За все очень благодарен;
Бог счастья не просит
И молча несёт зло.
Возможно, небеса Востока
Я с учением своего пророка
Невольно собрал вместе.Черта
И жизнь полна кочевников,
Работы, заботы днем ​​и ночью,
Все, предпочитать, предотвращать,
Приводит к примитивному виду
Больная душа: Сердце спит,
Покупка нет воображину ...
А работы нет голова ...
Но ты лежишь в густой траве,
И спишь под широкой тенью
Виноград Чинар-Иль
Круг белых палаток;
Казачьи тощие кони
Стойка в ряд, рисунок носом;
Медные пушки спят слугу,
Едва дымят фитили;
Цепь Parly стоит в стороне;
Штыки горят под Югом Юг.
Вот разговор про старую
В палатке мне близко;
Как попал Ермолов
В Чечне, в аварии, в горы;
Как с ними боролись, как мы их победили,
Как обдумать и нас;
А рядом вижу
У реки, вслед за пророком,
Мирный татарский намаз
Творите, не сводя глаз;
А вот другие сидят кругом.
Мне нравится цвет их желтых лиц.
Такой же цвет обнаженных.
Их шляпы, рукава тонкие,
Их темные и сумасшедшие глаза.
И их гортанный разговор.
Чу - Дальний выстрел! Подруга
Шальная пуля ... приятный звук ...
Вот крик - и снова все вокруг
Сосет ... Но жара уже спит,
Веди коней по воде
Улучшенная пехота;
То один проскочил, то другой!
Шум, разговор. Где вторая компания?
Что, по размеру? -Какой капитан?
Хожу выставить живьем!
Савельич! О, Ли - дай свет! -
Подъем попал в барабан -
Гудит гудит;
Между колоннами въезда
Кольцо Рудя.Генерал
Нападающий со свитой раздавлен ...
В широком поле рассыпается
Как пчелы, с казачьим гиком;
Показал иконки
Там по краю - два и больше.
Но в Чалме один мюрид
В черкесском красный едет главное,
Лошадь светло-серая все кипит,
Он машет, цепляется - где же храбрый?
Кто выйдет с ним на смертельный бой! ..
Вот видите: в черной шляпе
Казак поставили Гребенской;
Винтовка вырвалась проворная
Кл... выстрел ... легкий дымок ...
Эй ты, Станники, за ним ...
Что? Ранен! ..- Ничего, балансировка ...
И началась перестрелка ...

А вот в этих гвоздях убрано
Весело много, толку мало;
Классный вечер, получилось
Мы ими восхищались
Без кровожадных пусто
Как трагический балет;
Но я видел представленный,
Какая у вас сцена ...

Однажды - это было под гифками,
Минули темный лес;
Огненное дыхание, запылал нас
Лазурно-яркий свод небес.
Нам обещали жестокую борьбу.
С гор Ичкерии далеко
Уже в Чечне на мужа
Толпы Удальцова стекались.
Над доптопскими лесами
Вокруг мелькали маяки;
И дым дошел до столба.
Он был покрыт облаками;
И ожившие леса;
Ужасные голоса
Под своими зелеными палатками.
Практически разошлось движение
На поляну началось;
Чу! В «Ариржарде» спрашивают Удью;
Вот ружье кустов [ты] носишь,
Вот тащит за ноги людей
И клише громко наркотиками;
А вот слева, с края,
Внезапно мы бросились с Гиком на ружье;
И град пуль с вершины деревьев
Отряд запутался.Впереди тот же
Все тихо - там между кустами
Поток. Подойти ближе.
Выпустить несколько гранат;
Все еще продвинутый; тихий;
А вот по бревнам бомба
Винтовка вроде сломалась;
Потом прошились две шапки;
И снова все спряталось в траве.
Это была грозная тишина,
Не долго это было
Но [в] этом странном ожидании
Сердце не стеснялось ни одного.
Вдруг залп ... Смотри: лежал рядами,
Что нужно? Местные полки
человек протестировано... в штыки,
Друг! Из нас.
Кровь загорелась в груди!
Впереди все офицеры ...
Езда устремились к рассветам
Кто не успел спрыгнуть с коня ...
Ура - и Смоллкло.- Кинжал,
В приклад! - И резня пошла.
И два часа в струях потока
Битва длилась. Жестокие
Словно звери, молча кормящие грудью,
Потоки тел разрушительны.
Хотел воды, буду плакать ...
(И жара, и битва утомила
Меня) но мутная волна
Было тепло, было красным.

На берегу, под тенью дуба,
Минуя обрушившийся первый ряд
Стоя по кругу. Один солдат
Стоял на коленях; Мрачный, грубый
Казалось, выражающие люди
Но слезы капают с ресниц,
Покрытые пылью ... на пахах,
Назад к лежащему дереву
Их капитан. Он умер;
В груди еле-еле черный
Две раны; Немного крови
Soooked. Но грудь высокая
И сильно встала, глаза
Бродили страшно, прошептал он...
Спасайтесь, братья. - Капли в Тору.
Подожди - разыскивается генерал ...
Не слышишь ... долго стонал,
Но все слабеет и постепенно
Сат и Душа отдал Бог;
На пушках прислонился
Стоял серый Усачи ...
А мы тихо плакали ... потом
Его боевые остатки
Накрыли плащом тщательно
И пострадали. Бивень Томми
Они смотрели [Я] неподвижно.
Между тем товарищи, друзья
Со вздохом чуть не позвонили;
Но не нашел в душе
Прошу прощения, ни грусти.
Все уже успокоилось; Кузов
Потянул в кучу; Кровь Tekla
Дым, курящий на камнях
Ее сильное испарение
Было полно воздуха. Генерал
Пение в тени по барабану
И рапорт принят.
Окружающий лес как бы в тумане
Синий в пороховом дыму.
А там был рис без удара,
Но вечно гордый и спокойный,
Горы протянулись - и Казбек
Сверкающий головой остроконечный.
И с грустью тайной и сердцем
подумал: жалкий человек.
Что он хочет! .. Небо ясное,
Под небом много всего,
Но постоянно и зря
Наслаждаться - почему?
Чайка прервала мой сон,
Попалась по плечу; ему было
Мой кунак: Я его спросил,
Как это имя разместить?
Он мне ответил: Валерик,
И переведите на ваш язык,
Так будет река смерти: Верно,
Дробили старики.
- А сколько воевали около
Сегодня? - от тысяч до семи.
- А много холма потеряно?
- Как узнать? - Почему ты не подумала!
Да! Уилл, здесь кто-то сказал,
Это в память об этом кровавом дне!
Чеченец посмотрел Лукаво
И покачал головой.

Но я борюсь с тобой, чтобы беспокоить
В веселье света ты веселый
Тревоги диких войн;
Твой разум, ты не привык мучить
Суровая мысль о конце;
На твоем молодом лице
Следы и грусть
Не найдешь и вряд ли
Рядом когда-нибудь увидел
Как умираешь. Дай бог
И не увидишь: другие будильники
Довольно там есть. В самоотверженности
Неужели лучше закончить жизненный путь?
И пыль спит сон
Со сном о близком пробуждении?

А теперь уж простите: если
Моя простая история
Совмещать, берет хоть немного,
буду счастлив.И нет? -
Простите как шалость
И тихонько молитесь: Чудак! ..

Вторая кавказская ссылка началась для Лермонтова очень плодотворно в творческом плане. В частности, там было написано одно из самых интересных его стихотворений - «Валерик». Краткий анализ Валерика по плану урока литературы в 11 классе поможет школьникам глубже понять это произведение.

Краткий анализ

История создания - Написана «Валериком» в 1840 году и посвящена битве на одноименной реке, в которой участвовал сам поэт.

Предмет - Красота и хрупкость жизни, наиболее актуальная на фоне смертельной опасности.

Композиция - Трехчастная, первая и последняя части составляют основу основного, фактического описания битвы.

Жанр - Любовно-военная лирика, очень редкое сочетание.

Поэтический размер - четырехниточный и двусторонний косяк с неправильной рифмой.

Epitts - «Холодный разум», «тяжелые годы», «холодное мышление», «последний цвет», «больная душа», «Медные ружья».

Метафора - «Чтение страницы», «Сердце в смешение», «Я обернул цепь тяжелых лет», «Мой Крест я ношу», штыки горят »,« Темные и вишневые глаза ».

Персонификация - «Сердце спит».

История создания

Написанное в 1840 году стихотворение «Валерик» придет к читателю в 1843 году (напечатано в альмане «Утренняя заря»), но история этого произведения началась несколько раньше.Это письмо-обращение к возлюбленным посвящено прекрасной варваре Лопухиной, в которой поэт любил много лет. Она адресована поэтическому признанию Лермонтова.

Во время написания этого произведения находился в Чечне, во втором Кавказском звене. В то время дивизия генерала Галафеева, в составе которой служил Лермонтов, вела активные боевые действия, в частности участвовала в сражении на реке Валерик, о котором рассказывается в произведении. Несмотря на то, что поэт имел трехлетний стаж военной службы, на самом деле это было одно из первых сражений, в которых он участвовал.

Тема

Лермонтов пишет о войне и о любви, объединяя эти две темы в одну - он говорит о том, насколько хрупка жизнь. Но понимание этого обычно приходит к человеку только перед лицом неминуемой для нее опасности. Вот и лирический герой осознает эту простую истину, только находясь на войне. Именно эту мысль он пытается передать своей возлюбленной, но при этом немного надеется на понимание, потому что у них нет «родства душ».

Поэт говорит о войне как о чем-то беспощадном и бессмысленном - и, несмотря на то, что он говорит о конкретной битве, возведенное им имение имеет общечеловеческое значение и гуманистический смысл.

Композиция

Композиционно этот стих четко разделен на три части.

В первом он обращается к любимой женщине, но при этом тон обращения полностью лишен романтики. Лирический герой предполагает, что война забрала его иллюзии, касающиеся чувств. И хотя сердечная привязанность длилась долго, поэт уже не верит в нее и всячески подталкивает девушку, к которой обращается. Он много поднимает и говорит о ее уверенности в своем безразличии к нему.

Вторая часть композиции - это описание самого сражения, в котором Лермонтов использует множество изображений, чтобы передать, насколько ужасно происходящее. Он намеренно наносит удары по солдатам, что делает бой еще более ужасным и уродливым. Поэт ярко показывает контраст между светским обществом, о котором он говорил в первой части, и людьми, обреченными на смерть.

Основная идея третьей части - показать светскому обществу, что поездка на Кавказ - неприятная прогулка, которую все считают.И хотя на самом деле он добавляет только любимых, явно есть обобщение. При этом поэт не скрывает своей зависти к тем, кто не вкусил ужасы сражений.

Композиция Лермонтова.

Жанр

Это уникальное произведение, в котором переплелись черты любовной и военной лирики. Вместе с тем в этой исповеди присутствуют элементы пейзажных зарисовок, рассуждения на философские темы и даже бытовые сюжеты.

Лермонтов использует четырехниточный и двухосный ямб с нерегулярным ритмом, чтобы с одной стороны передать боевой ритм, а с другой сделать диалоги естественными.Приемы, использованные в стихотворении, настолько точно переданы эмоциями, о которых говорит Лермонтов.

Средства выразительности

  • Epitts - «Холодный разум», «тяжелые годы», «холодное мышление», «последний цвет», «больная душа», «медные пушки».
  • Метафора - «Страницы прошлых чтений», «Сердце к несчастью», «Я обмотал цепь тяжелых лет», «Мой крест несет», «горят штыки», «Темные и безумные глаза».
  • Устранение - «Сердце спит.«

Эти выразительные средства помогают ему рассказать ему правду о своих чувствах и переживаниях, при этом не принимая их.

Тест по стихотворению

Рейтинговый анализ

Средняя оценка: 4.4. Всего получил оценок: 50.

Лермонтов "Валерик" - анализ и история создания. Анализ стихотворения «Валерик» м

Поэма «Валерик» написана Михаилом Лермонтовым во время второго кавказского упоминания в 1840 году. Три года спустя она впервые была напечатана в «Альманахе утренней зари».Произведение описывает битву на реке Валерик, в которой участвовал поэт. Он был в отряде генерала Галафеева. Эта дивизия вела активные боевые действия в Чечне.

Тема произведения вечна и актуальна для всего человечества. Это осознание хрупкости, красоты и ценности жизни перед лицом смертельной опасности в беспощадной и бессмысленной войне.

Жанр стихотворения можно определить как редкое сочетание любовной и военной лирики, где присутствуют зарисовки ландшафта и философские размышления, и сцены горцев.Это сообщение-признание героя своей возлюбленной. Оно было адресовано Варвар Лопухиной, к которой Лермонтов долгие годы испытывал нежные чувства.

Первая и последняя часть стихотворения, где поэт рассказывает о своей любви, как бы обрамляя основную часть произведения описанием битвы. Такая композиционная техника удачно объединяет переживания героя и трагические события войны в единое целое.

Первая часть хоть и адресована любимой женщине, но полностью лишена романтического настроения.Лермонтов оправдывает это тем, что после пережитой кровавой бойни ему кажутся прежние чувства. Все светские развлечения остались для поэта в прошлом, а в реальной жизни царят уныние и хаос. Однако автор не может отказаться от долгой сердечной привязанности, поэтому стремится оттолкнуть любимую иронию и воспоминания о переживании ужаса. Он считает, что оба любимых на это безразлично, у них нет душевной близости.

Мои души чужды друг другу

Вторая часть стихотворения описывает военные действия.Здесь меняется тон повествования, увеличивается количество переносов одного предложения в соседние строки. Лермонтов вводит много глаголов, избегает личных местоимений: «Дело началось», «подойти поближе», «Вдруг мы с Гиком бросились». Все это создает картину хаоса и нервозности, движения безличных масс, уродливой реальности.

После боя появляются изображения отдельных людей - солдата, генерала, лирического героя. Лермонтов, как и в Бородино, показывает военные действия с точки зрения их рядового участника.Эта новая для того времени техника выражается в точных и простых описаниях, как в сцене с умирающим капитаном.

Особую трагедию происходящего автор видит в том, что русские и горы, чей свободный и гордый дух вызывает глубокое уважение, должны убить друг друга в этом бессмысленном и кровавом конфликте. Как и в других произведениях, посвященных Кавказу, Лермонтов выражает несогласие с методами присоединения этих территорий к России.


Я подумал: жалкий человек.
Чего хочет! .. Небо чистое,
Под небом много всего,
Но постоянно и зря
Будешь наслаждаться - почему?

В стихотворении автор ни разу не называет чеченцев врагами. Он потребляет только положительные определения - «горцы», «удальцы». А перед описанием жестоких схваток и вовсе признается в любви к этому народу. Характерен образ «кунака» лирического героя - чеченского Галуба.

Жестокая проза войны противопоставляется поэзии природы, грубому языку воинских команд - торжественному и величественному слогу, который описывается горным пейзажем. «Гордые и спокойные» вершины гор должны напоминать человеку о вечности, стремлении к духовным высотам.

Третья часть стихотворения снова адресована возлюбленным. Лирический герой пытается представить себе их глубокие мысли и чувства, с горечью веря, что тревоги войны выглядят дико и нелепо среди светского веселья.При этом Лермонтов дает понять, что верит не только своей возлюбленной, но и всему светскому обществу.

В стихотворении «Валерик» поэт использовал различные штрафные средства. Подвижный четвероногий и двуногий батат, неправильные рифмы из нескольких строф подряд, многочисленные ультрашимпанты, обнимающие, перекрестные и смежные рифмы точно передают и естественные интонации диалогов, и рваный ритм битвы, и величие горных вершин. , и слегка ироничный философский аргумент автора.

Белинский оценил значение Валерика в творчестве Лермонтова как проявление его особого таланта. Поэт умел смотреть прямо на правду и чувства, а не приукрашивать их.

Пух "Валерик"

Пишу случайно - правильно
Не знаю как и для чего.
Я потерял это право.
А что я вам скажу? - Ничего такого!
Чем я вас запомнил? - Но право божье,
Вы это давно знаете;
А вы, конечно, все равно.

И тебе тоже незачем
Где я? что я? В какой глуши?
Мои души чужды друг другу
Да вряд ли сожрать душу родственникам.
Страницы прошедшие чтение
Их порядок по порядку
Теперь остыть ум
Я во всем говорю.
Смешное сердце лицемерное
Впереди столько лет;
ХОРОШО ПО ШЕРСТЯМ СВЕТУ!
Да и не смотря на то, что в преимущества верю
Чего там больше нет? ..
Безумно ждете любви по переписке?
В наше время все ощущения только на время,
Но я тебя помню - и точно
Я не мог тебя забыть!

Сначала потому что много
И давно любил тебя
Потом страдаю и тревогу
В дни блаженства я платил,
Потом в бесплодном покаянии
Я пихнул цепочку тяжелых лет
И отражений холодных
Убитый последний цвет жизни.
С людьми подходите осторожно,
Я забыл шум юнджа,
Любовь, стихи, - а тебя
забыть было невозможно.

А я к этому хоть и привык
Крест мой ношу без Раптании:
Это иль другое наказание? -
Не все по одному. Я жизнь поста.
Судьба как туркие иль татарин
За все точно благодарен,
Бог счастья не просит
И зла молча несёт.
Возможно небеса Востока
Меня с учением своего пророка
Невольно собрали вместе. Черта
И жизнь полна кочевников,
Работы, заботы днем ​​и ночью,
Все, предпочтение, предотвращение,
Приводит к примитивному облику
Больная душа: Сердце спит,
Покупка нет имаджину ...
И нет работы головы...
Но ты лежишь в густой траве
И спишь под широкой тенью
Виноградные лозы Чинар-Или
Круг белых палаток;
Казачьи тощие кони
Стойка в ряд, рисунок носом;
Медные пушки спят слугу,
Едва дымят фитили;
Цепь Parly стоит в стороне;
Штыки горят под Югом Юг.
Вот разговор про старую
В палатке рядом,
Как Ермолов ехал
В Чечне в аварии, в горы;
Как с ними боролись, как мы их били,
Как обдумать и нас.
А я вижу рядом
Река: За Пророком,
Мирная? Че татарин свой намаз
творит, не сводя глаз.
А вот другие сидят кругом.
Мне нравится цвет их желтых лиц,
Похож на цвет корма
Их шляпы, рукава тонкие,
Их темные и сумасшедшие глаза
И их гортанный разговор.
Чу - Дальний выстрел! Подруга
Шальная пуля ... приятный звук ...
Вот крик - и снова все вокруг
Сосет... А жара уже спа?
Ведущие кони на воде
Улучшенная пехота;
То один проскочил, то другой!
Шум, разговор: "Где вторая рота?"
- "Что, подгонять?" - «Какой капитан?»
- "Гуляем по роликам!"
«Савелич!» - "О, Ли!"
- "Подать свет? В!"
Взлет ударил по барабану,
Музыка гудит?
Между колонками вход
Кольцо Рудя.Генерал
Вперед со свитой раздавлен ...
В широкое поле разбросан,
Как пчелы, с гиком казаков;
Значки я показал
Там по краю - два и больше.
Но в чалме один мюрид
В черкесском красный едет главное,
Лошадь светло-серая все кипит,
Машет, цепляется - где же смельчак?
Кто пойдет с ним на смертельный бой! ..
Вот смотрите: в черной шляпе
Казак поставил на Гребенской,
Винтовка вырвалась проворно
Близко ... выстрел ... легкий дымок ...
«Эй, ты, Станники, за него ... »
-« Что? Раненый! .. »-« Ничего, балансирующий ... »
И началась перестрелка ...

А вот в этих сринктах сняли
Очень весело, мало смысла.
Круто вечером, получилось
Мы ими восхищались
Без кровожадных пусто
Как в трагическом балете.
Но я увидел представленный,
Какая у вас сцена ...

Однажды - это было под гифками -
Мы прошли темный лес;
Огненное дыхание, пламя нас
Лазурно-яркий свод небес.
Нам обещали жестокий бой.
С гор Ичкерии далеко
Уже в Чечне на мужа
Толпы Удальцова потекли.
Над доптоп лесами
Вспыхнули маяки около
И дым от них дошел до столба,
Его накрыли облака.
И ожившие леса,
Сгущенные голоса
Под своими зелеными шатрами.
Практически разобрался трафик
В Поляне началось.
Чу! В Арьергарде Удя спрашивают
Вот ружье кустов> Ты> носишь,
Вот тащит за? Ноги людей
И клише громкими наркотиками.
А вот слева, с кромки,
Вдруг мы с Гиком бросились на ружья,
И градом пули с верхушкой деревьев
Отряд запутался. Впереди все тот же
Все тихо - там между кустами
Паводок. Подойти ближе.
Выпустить несколько гранат.
Все еще перемещен; тихий;
А вот на бревнах бомба
Винтовка вроде сломалась,
Потом мелькнули две заглушки
И снова все спряталось в траве.
Это была грозная тишина,
Долговечная она,
Но> это странное ожидание
Сердце не стеснялось ни одно.
Вдруг залп ... Смотрим: лежа рядами -
Что нужно? - местные полки,
Народ проверял ... «в штыки,
Дружелюбно!» - Out of us.
В груди загорелась кровь!
Впереди все офицеры...
Езда устремились к рассветам
Кто не успел поваляться? Т с конем ...
«Ура!» - И Смоллкло. «Won Daggers,
В приклад!» - и бойня пошла.
И два часа в струях потока
Битва длилась. Жестоко порезанный
Как звери, безмолвно кормя грудью,
Потоки тел были разрушительны.
Захотелось воды черпаю
(И жара и бой устал
Мне)... но мутная волна
Было тепло, было красным.

На берегу, под тенью дуба,
Минуя обвал первого ряда
Стоя по кругу. Один солдат
Стоял на коленях. Мрачный, грубый
Казалось бы выразительные люди
Но слезы капают с ресниц,
Пылью ... на пахах,
Обратно к дереву лежит
Их капитан.Он умер.
В груди еле-еле черный
Две раны, кровь немножко
Суокед. Но грудь высокая
И сильно встала; Лица
Шли страшно, он шептал:
«Спасите, братцы. Капли в горы.
Постойте - Сбежал генерал ...
Не слышно ...» Шел долго ,
Но все слабеет, и постепенно
Безопасность и душу дал Бог.
На пушках прислонился
Стоял Усачи серый ...
А мы тихо плакали ... потом
Его боевые остатки
Накрыли плащом осторожно
И понесли. Бивень Томми
Смотрели им> недвижимость?
Между тем товарищи, друзья
Со вздохом чуть не позвонили
Но не нашел в душе
Простите, ни грусти.
Уже все успокоилось; Кузов
Потянул в связку; Кровь Текла
Дым дым на камнях
Ее сильное испарение
Было полно воздуха. Общий
Пение в тени на барабане
И рапорт принят.
Окружающий лес как бы в тумане
Синий в пороховом дыму.
А там был рис без удара,
Но вечно гордый и спокойный,
Горы протянулись - и Казбек
Сверкающая голова остроконечная.
И с грустью тайной и сердцем
Я подумал: «Несчастный человек.
Чего он хочет! .. Небо ясное,
Под небом много всего,
Но постоянно а зря
Один эмана он - зачем?
Чайка разбила мою мечту.
Попав в плечо, - он был
Мой кунак, - спросил я его,
Как разместить это имя?
Он мне ответил: «Валерик,
И переведи на свой язык,
Так будет река смерти: Правильно,
Дано стариками.«
-« А сколько воевали примерно
Сегодня? »-« тысяча к семи ».
-« И много холма потеряно? »
-« Как узнать? »- Почему Неужели ты не подумал! »
-« Да! Будет, - тут кто-то сказал, -
Это в память об этом дне кровавом! »
Чеченец посмотрел Лукаво
И покачал головой.

Но я борюсь с тобой, чтобы беспокоить
В веселье свет ты веселее
Тревоги диких войн.
Ваш ум вы не привык мучить
Тяжелые мысли о конце.
На твоем молодом лице
Следы и грусть
Не найдешь и вряд ли
Рядом когда-нибудь увидел
Как умираешь. Дай бог
И не увидишь: другие будильники
Довольно там есть. В самоотверженности
Не лучше закончить жизненный путь?
И пыль спит сон
Приснился близкий пробуждение?

А теперь уж простите:
Моя простая история
Совмещаю, берет хоть немного,
Буду счастлив.А не так ли?
Простите меня как шалость
И тихонько молитесь: Чудак! ..

Лермонтов Михаил Юрьевич

Пишу вам случайно; права
Не знаю как и для чего.
Я потерял это право.
А что я вам скажу? - Ничего такого!
Что я тебя запомнил? - Но, Боже правый,
Вы это давно знаете;
А вы, конечно, все равно.

И тебе тоже незачем,
Где я? что я? В какой глуши?
Мои души чужды друг другу
Да вряд ли сожрать душу родственникам.
Страница прошедшая чтение
Их порядок по порядку
Теперь остыть разум
Я говорю во всем.
Смешное сердце лицемерное
Перед столькими годами;
ХОРОШО ПРИ ШЕРСТИ СВЕТЕ!
Да и при том, что раньше веришь
Чего больше нет? ..
Безумно ждете любви по переписке?
В наш век все чувства только на срок;
Но я тебя помню - и точно,
Я не мог тебя забыть!
Во первых потому что много
И давно любил тебя
Потом страдаю и тревогу
В дни блаженства оплачено;
Тогда в бесплодном покаянии
Я пролил цепь тяжелых лет;
И отражения холодные
Убитый последний цвет жизни.
С людьми подходите осторожно,
Я забыл шум юнджа,
Любовь, стихи, - а тебя,
, забыть было невозможно.

А я хоть к этому привык
Крест мой ношу без Раптании:
Это иль другое наказание?
Не все по одному. Я живу на посту;
Судьба как турки Il Tatar
За все очень благодарен;
Бог счастья не просит
И молча несёт зло.
Возможно, небеса Востока
Я с учением своего пророка
Невольно собрал вместе.Черта
И жизнь полна кочевников,
Работы, заботы днем ​​и ночью,
Все, предпочитать, предотвращать,
Приводит к примитивному виду
Больная душа: Сердце спит,
Покупка нет воображину ...
А работы нет голова ...
Но ты лежишь в густой траве,
И спишь под широкой тенью
Виноград Чинар-Иль
Круг белых палаток;
Казачьи тощие кони
Стойка в ряд, рисунок носом;
Медные пушки спят слугу,
Едва дымят фитили;
Цепь Parly стоит в стороне;
Штыки горят под Югом Юг.
Вот разговор про старую
В палатке мне близко;
Как попал Ермолов
В Чечне, в аварии, в горы;
Как с ними боролись, как мы их победили,
Как обдумать и нас;
А рядом вижу
У реки, вслед за пророком,
Мирный татарский намаз
Творите, не сводя глаз;
А вот другие сидят кругом.
Мне нравится цвет их желтых лиц.
Такой же цвет обнаженных.
Их шляпы, рукава тонкие,
Их темные и сумасшедшие глаза.
И их гортанный разговор.
Чу - Дальний выстрел! Подруга
Шальная пуля ... приятный звук ...
Вот крик - и снова все вокруг
Сосет ... Но жара уже спит,
Веди коней по воде
Улучшенная пехота;
То один проскочил, то другой!
Шум, разговор. Где вторая компания?
Что, по размеру? -Какой капитан?
Хожу выставить живьем!
Савельич! О, Ли - дай свет! -
Подъем попал в барабан -
Гудит гудит;
Между колоннами въезда
Кольцо Рудя.Генерал
Нападающий со свитой раздавлен ...
В широком поле рассыпается
Как пчелы, с казачьим гиком;
Показал иконки
Там по краю - два и больше.
Но в Чалме один мюрид
В черкесском красный едет главное,
Лошадь светло-серая все кипит,
Он машет, цепляется - где же храбрый?
Кто выйдет с ним на смертельный бой! ..
Вот видите: в черной шляпе
Казак поставили Гребенской;
Винтовка вырвалась проворная
Кл... выстрел ... легкий дымок ...
Эй ты, Станники, за ним ...
Что? Ранен! ..- Ничего, балансировка ...
И началась перестрелка ...

А вот в этих гвоздях убрали
Весело много, толку мало;
Классный вечер, получилось
Мы ими восхищались
Без кровожадных пусто
Как трагический балет;
Но я видел представленный,
Какая у вас сцена ...

Однажды - это было под гифками,
Минули темный лес;
Огненное дыхание, запылал нас
Лазурно-яркий свод небес.
Нам обещали жестокую борьбу.
С гор Ичкерии далеко
Уже в Чечне на мужа
Толпы Удальцова стекались.
Над доптопскими лесами
Вокруг мелькали маяки;
И дым дошел до столба.
Он был покрыт облаками;
И ожившие леса;
Ужасные голоса
Под своими зелеными палатками.
Практически разошлось движение
На поляну началось;
Чу! В «Ариржарде» спрашивают Удью;
Вот ружье кустов [ты] носишь,
Вот тащит за ноги людей
И клише громко наркотиками;
А вот слева, с края,
Внезапно мы бросились с Гиком на ружье;
И град пуль с вершины деревьев
Отряд запутался.Впереди тот же
Все тихо - там между кустами
Поток. Подойти ближе.
Выпустить несколько гранат;
Все еще продвинутый; тихий;
А вот по бревнам бомба
Винтовка вроде сломалась;
Потом прошились две шапки;
И снова все спряталось в траве.
Это была грозная тишина,
Не долго это было
Но [в] этом странном ожидании
Сердце не стеснялось ни одного.
Вдруг залп ... Смотри: лежал рядами,
Что нужно? Местные полки
человек протестировано... в штыки,
Друг! Из нас.
Кровь загорелась в груди!
Впереди все офицеры ...
Езда устремились к рассветам
Кто не успел спрыгнуть с коня ...
Ура - и Смоллкло.- Кинжал,
В приклад! - И резня пошла.
И два часа в струях потока
Битва длилась. Жестокие
Словно звери, молча кормящие грудью,
Потоки тел разрушительны.
Хотел воды, буду плакать ...
(И жара, и битва утомила
Меня) но мутная волна
Было тепло, было красным.

На берегу, под тенью дуба,
Минуя обрушившийся первый ряд
Стоя по кругу. Один солдат
Стоял на коленях; Мрачный, грубый
Казалось, выражающие люди
Но слезы капают с ресниц,
Покрытые пылью ... на пахах,
Назад к лежащему дереву
Их капитан. Он умер;
В груди еле-еле черный
Две раны; Немного крови
Soooked. Но грудь высокая
И сильно встала, глаза
Бродили страшно, прошептал он...
Спасайтесь, братья. - Капли в Тору.
Подожди - разыскивается генерал ...
Не слышишь ... долго стонал,
Но все слабеет и постепенно
Сат и Душа отдал Бог;
На пушках прислонился
Стоял серый Усачи ...
А мы тихо плакали ... потом
Его боевые остатки
Накрыли плащом тщательно
И пострадали. Бивень Томми
Они смотрели [Я] неподвижно.
Между тем товарищи, друзья
Со вздохом чуть не позвонили;
Но не нашел в душе
Прошу прощения, ни грусти.
Все уже успокоилось; Кузов
Потянул в кучу; Кровь Tekla
Дым, курящий на камнях
Ее сильное испарение
Было полно воздуха. Генерал
Пение в тени по барабану
И рапорт принят.
Окружающий лес как бы в тумане
Синий в пороховом дыму.
А там был рис без удара,
Но вечно гордый и спокойный,
Горы протянулись - и Казбек
Сверкающий головой остроконечный.
И с грустью тайной и сердцем
подумал: жалкий человек.
Что он хочет! .. Небо ясное,
Под небом много всего,
Но постоянно и зря
Наслаждаться - почему?
Чайка прервала мой сон,
Попалась по плечу; ему было
Мой кунак: Я его спросил,
Как это имя разместить?
Он мне ответил: Валерик,
И переведите на ваш язык,
Так будет река смерти: Верно,
Дробили старики.
- А сколько воевали около
Сегодня? - от тысяч до семи.
- А много холма потеряно?
- Как узнать? - Почему ты не подумала!
Да! Уилл, здесь кто-то сказал,
Это в память об этом кровавом дне!
Чеченец посмотрел Лукаво
И покачал головой.

Но я борюсь с тобой, чтобы беспокоить
В веселье света ты веселый
Тревоги диких войн;
Твой разум, ты не привык мучить
Суровая мысль о конце;
На твоем молодом лице
Следы и грусть
Не найдешь и вряд ли
Рядом когда-нибудь увидел
Как умираешь. Дай бог
И не увидишь: другие будильники
Довольно там есть. В самоотверженности
Неужели лучше закончить жизненный путь?
И пыль спит сон
Со сном о близком пробуждении?

А теперь уж простите:
Моя простая история
Комбинировать, берет хоть немного,
буду счастлив.И нет? -
Простите как шалость
И тихонько молитесь: Чудак! ..

Лермонтов М.Ю., Гагарин Г.Г. Эпизод битвы с Валерикой 11 июня 1840, 1840 гг.

Судьба распорядилась, чтобы Михаил Лермонтов был вынужден покинуть университет и решил связать свою жизнь с армией. Мечта совершить подвиг с детства будоражила воображение молодого поэта, который считал, что родился слишком поздно и не сможет принять участие в Отечественной войне 1812 года.

Именно по этой причине начались боевые действия на Кавказе, Лермонтов пошел в школу кавалерийских юнкеров, а уже в 1832 году в чине Корнета поступил в служебный полк. По воспоминаниям современника, Лермонтов отличался очень своенравным и неуравновешенным характером, хотя люди, достаточно близко знакомые с ним, утверждали обратное. Поэтому исследователи творчества этого поэта склонны предполагать, что он намеренно бросил вызов обществу, ища связи с Кавказом.Так или иначе, но своей цели Лермонтов достиг, и в 1837 году попал в действующую армию, которая дислоцировалась в районе Тифлиса. Однако, чтобы принять участие в этих боевых действиях, поэт должен был во время своего второго кавказского обращения, а битва на реке Валерике была основана на одноименной поэме 1840 года.

Начинается она как любовное послание, адресованное совершенно конкретной женщине - Варвар Лопухиной, к которой поэт до самой смерти испытывал очень нежные чувства.

Варвара Лопухина

Однако тон письма полностью лишен романтизма, поскольку Лермонтов сознательно раздражает миф о любви.Он отмечает, что с тем, кому адресовано послание, у него нет духовной близости, и это результат тех трагических событий, очевидец которых получил шанс стать поэтом. На фоне кровавой бойни, разразившейся на берегу далекой реки, свое увлечение этим юным особенным Михаил Лермонтов воспринимает как детство. И после запоминающейся борьбы он так далек от светских условностей, что больше не хочет играть в игру под названием «Любовь», демонстрируя то ревность и холодность, то восторг и безумие.

Все эти забавы для поэта остались в прошлом, он будет искать черту между прежней жизнью, в которой остались блестящие шары, и царят хаос, беспокойство и смерть. Однако Лермонтов до сих пор не может просто отказаться от того, который много лет пленил его воображение, поэтому делает соответствующий шаг, пытаясь выставить себя в невыгодном свете. Автор надеется, что после откровений о настоящей войне, лишенной приукрашивания, он уступит место чудаку, а его избранница сделает первый шаг к разрыву отношений.Поэтому поэт обращается к ней с определенной долей иронии, стараясь больше катиться и больше обижать.

Вторая часть стихотворения посвящена непосредственно военным действиям, и здесь автор передает Волю со своими переживаниями, рассказывая, как «Врудя звенит» и «пошел на бойню». Конечно, такие строчки совершенно не предназначены для светских львов, режущих бала и театра. Однако такой прием Лермонтов намеренно использует, чтобы показать контраст между двумя мирами, таким близким и таким недостижимым.В одном из них самая большая печаль - невнимательность со стороны кавалеров, а в другом люди умирают за высокие идеалы на глазах у верных товарищей, и их жизнь не стоит даже счета.

В третьей части стихотворения Лермонтов снова переходит от рассказа к общению с любимой, хотя очень тщательно пытается замаскировать свои чувства. «В веселье света вы смешны до тревог диких войн», - отмечает поэт, намекнув, что такие чувства испытывает все светское общество, для которого поездка на Кавказ воспринимается как увлекательное приключение.Однако Лермонтов знает цену такого путешествия, поэтому искренне завидует тем, кто не знает, что такое смерть солдат, и понимает, что эту жертву никто не оценит.

Поэма «Валерик» написана Михаилом Лермонтовым во время второго кавказского упоминания в 1840 году. Три года спустя она впервые была напечатана в «Альманахе утренней зари». Произведение описывает битву на реке Валерик, в которой участвовал поэт. Он был в отряде генерала Галафеева.Эта дивизия вела активные боевые действия в Чечне.

Тема произведения вечна и актуальна для всего человечества. Это осознание хрупкости, красоты и ценности жизни перед лицом смертельной опасности в беспощадной и бессмысленной войне.

Жанр Стихотворение можно определить как редкое сочетание любовной и военной лирики, где присутствуют зарисовки ландшафта и философские размышления, и сцены горцев. Это сообщение-признание героя своей возлюбленной.Оно было адресовано Варвар Лопухиной, к которой Лермонтов долгие годы испытывал нежные чувства.

Первая и последняя часть стихотворения, где поэт рассказывает о своей любви, словно обрамляя основную часть произведения описанием битвы. Такая композиционная техника удачно объединяет переживания героя и трагические события войны в единое целое.

Первая часть хоть и адресована любимой женщине, но полностью лишена романтического настроения.Лермонтов оправдывает это тем, что после пережитой кровавой бойни ему кажутся прежние чувства. Все светские развлечения остались для поэта в прошлом, а в реальной жизни царят уныние и хаос. Однако автор не может отказаться от долгой сердечной привязанности, поэтому стремится оттолкнуть любимую иронию и воспоминания о переживании ужаса. Он считает, что оба любимых на это безразлично, у них нет душевной близости.

Мои души чужды друг другу
Да вряд ли сожрать душу родственникам.

Вторая часть поэмы описывает военные действия. Здесь меняется тон повествования, увеличивается количество переносов одного предложения в соседние строки. Лермонтов вводит много глаголов, избегает личных местоимений: «Дело началось» , «Подойди ближе» , «Вдруг мы с Гиком бросились» . Все это создает картину хаоса и нервозности, движения безличных масс, уродливой реальности.

После боя появляются изображения отдельных людей - солдата, генерала, лирического героя.Лермонтов, как и в Бородино, показывает военные действия с точки зрения их рядового участника. Эта новая для того времени техника выражается в точных и простых описаниях, как в сцене с умирающим капитаном.

Особую трагедию происходящего автор видит в том, что русские и горы, свободный и гордый дух которых вызывает глубокое уважение, должны убить друг друга в этом бессмысленном и кровавом конфликте. Как и в других произведениях, посвященных Кавказу, Лермонтов выражает несогласие с методами присоединения этих территорий к России.

И с печалью тайной и сердцем
подумал: жалкий человек.
Что он хочет! .. Небо ясное,
Под небом много всего,
Но постоянно и зря
Наслаждаться - почему?

В стихотворении автор ни разу не называет чеченцев врагами. Потребляет только положительные определения - «Горцы» , «Удальцы» . А перед описанием жестоких схваток и вовсе признается в любви к этому народу. Характеризуется I. изображение «кунака» Лирический герой - чеченец Галуба.

Жестокая военная проза противопоставлена ​​поэзии природы, грубому языку воинских команд - торжественному и величественному слогу, который описывает горный пейзаж. «Гордый и спокойный» Вершины гор должны напоминать человеку о вечности, стремлении к духовным высотам.

Третья часть стихотворения снова адресована возлюбленным. Лирический герой пытается представить себе их глубокие мысли и чувства, с горечью веря, что тревоги войны выглядят дико и нелепо среди светского веселья.При этом Лермонтов дает понять, что верит не только своей возлюбленной, но и всему светскому обществу.

В стихотворении «Валерик» поэт использовал различные мелкие средства. Подвижный четвероногий и двуногий батат, неправильные рифмы из нескольких строф подряд, многочисленные ультрашимпанты, обнимающие, перекрестные и смежные рифмы точно передают и естественные интонации диалогов, и рваный ритм битвы, и величие горных вершин. , и слегка ироничный философский аргумент автора.

Белинский оценил значение Валерика в творчестве Лермонтова как проявление его особого таланта. Поэт умел смотреть прямо на правду и чувства, а не приукрашивать их.

  • «Родина», анализ стихотворения Лермонтова, эссе
  • «Парус», анализ стихотворения Лермонтова

«Валерик»

Михаил Юрьевич Лермонтов в своей прозе предвидел Дуэль с Мартыновым, только поставил ее в книгу другого, счастливого для себя финала.Он предвидел и ссылку на Кавказ. В рассказе «Бал» он пишет: «Вскоре меня перевезли на Кавказ; это самое счастливое время в моей жизни. Я надеялся, что скука не проживет под чеченскими пулями, - напрасно: за месяц я так привык их кайф и близость смерти, что, верно, больше внимания уделяли комарам, - и мне стало скучнее прежнего, потому что я потерял последнюю надежду ... »

Около месяца, в мае 1840 года, он оставался в своем доме. родная и любимая Москва. По пути на Кавказ на три дня он останавливается в Новочеркасске у своего бывшего командира генерала М.Г. Хомутов, который, как и другие его командиры, очень хорошо относился к поэту. Был бы плохой офицер, тогда при всей его поэтической популярности и при всех связях типа Столыпина в войсках не уважали бы. Да и служил-то на Кавказе в боевых условиях. Итак, было за что ценить офицера.

Выехав из Москвы в конце мая, только 10 июня он добрался до Ставрополя, где находилась домашняя квартира командующего Кавказской линией. В своем тенговом пехотном полку, штаб которого располагался в Анапе, лейтенант ни разу не возил.Генерал-адъютант Павел Христорович Граббе высоко ценил Михаила Лермонтова и как храброго офицера, и как поэта и позволил ему продать достаточно, чтобы служить ему на Кавказе. По просьбе поэта Лермонтов был адресован чеченскому отряду генерала Аполлона Васильевича Галафеева.

В письме от 17 июня 1840 года Алексею Лопухину он торопливо заявил: «Завтра я иду в нынешний отряд, на левый фланг, чтобы взять Пророка Шамиля, которого, надеюсь, я не возьму, и если я Возьмите, я постараюсь отправить вам Доставка.Такой канал у этого пророка! Пожалуйста, позвольте этому с inspelinda; Индийских петухов в Чечне не знают, может, испугаются. "

Михаил Лермонтов жил, как правило, в Ставрополе. Но как только появлялась возможность, он вступал в боевые действия, которые обычно начинались в крепости Грозный, участвовал в экспедициях в маленькую и большую Чечню, а также в поход в Темир-Хан-Шур.В Ставрополе, как обычно, Лермонтов быстро оказался в центре города ярких и незаурядных людей, которые собраны из капитана Генштаба барона I.А. Выревский, к тому же, давно знакомый поэт. Это Алексей Столыпин (Монтго), Лев Сергеевич Пушкин, Сергей Трубецкая, Руфин Дорохов, доктор Майер, декабрист Михаил Назимов. Но светские развлечения Лермонтова устали.

Михаил Лермонтов после боя на Валерике. Рисунок Д. П. Палена. 1840

Генерал Аполлон Васильевич Галафеев. Акварельная копия Е. И. Висковатой с оригинала Д. П. Палена.

В том же письме своему другу Алексею Лопухину накануне выезда в отряд в боевую экспедицию 17 июня Лермонтов пишет: «Я здесь, в Ставрополе, уже с неделю и живу с Графом Ламбертом. , которая тоже едет в экспедицию и которая вздыхает на графин от зуба, о котором я прошу ей гадюку передать.«

Отряд был выдвинут 6 июля из крепости Грозный и после нескольких небольших сценок принял бой у реки Валерик. 11 июля 1840 года на обширной территории от нынешнего Валерика, особенно на вершине старого кладбище, между землями Валерика и Бала, на реке Гехи идет ожесточенная битва между царской и чеченской армиями. Около семи тысяч чеченских бойцов празднуют дружину царской армии.Михаил Лермонтов в этом бою проявил себя опытным и храбрым бойцом. Как было написано в сводке генерала Галафеева своему начальнику генерал-адъютанту Граббе от 8 октября 1840 года: «Тенгинскому пехотному полку лейтенанту Лермонтову при штурме вражеских отвалов на реке Валерик было дано указание наблюдать за действиями войск. передовая штурмовая колонна и известить начальника отряда о своих успехах, что это было связано с наибольшей опасностью того, что его противник прячется в лесу за деревьями и кустами.Но этот офицер, несмотря на любую опасность, с отменным мужеством и хладнокровием выполнил возложенное на него задание и с первых рядов храбрых воинов прорвался во вражеские зори. ».

За боевую храбрость поручик Лермонтов был представлен к ордену. Но из списка награжденных рукой императора Николая I Лермонтов был вычеркнут. А в дальнейшем при вручении ему золотой сабли за другие бои опять же, как говорится, награды герой не нашел.И как после этого двойного осознанного вычеркивания из списков награжденных за боевые заслуги верить в то, что Николай I недолюбливал поэта, придумали советские ученые. Обычно Николай I щедро награждает героев Кавказских сражений. Поэт ржавеет в битвах, в самых рискованных боевых походах, а император пишет Лермонтову строго держаться на полке, в тылу и не допускать никаких сражений. Он пожирал поэта последнюю причину прошения об отставке. Ли, Лермонтов был бы легко ранен, и, уже будучи раненым, император был вынужден удовлетворить прошение об отставке.А это значит, что поэт появился бы в Москве и Петербурге, основал бы свой журнал, продолжал бы возмущать народ своими стихами. Неприемлемый.

Император не хотел смерти поэта, он хотел его тихого угасания в казарме, подальше от столиц. Так граф Кляйнмихель ответил генералу Граббе:

«Милостивый государь Евгений Александрович!

В презентации от 5-го марта № 458 в последнюю минуту ваш сообразительный должен был подать заявку на награждение, среди других чиновников, переведенных 13 апреля , 1840 г. за проступок.- GW. Из Гусарского полка в Тенгинский пехотный полк, Лермонтова Лермонтова Орден Святого Станислава 3-й степени, за отличие, врученный ему в экспедиции противохау 1840 года.

Государь императора по списку список офицера, не превзошедшего ядро ​​монарха постановления о погашенной награде. - С Морским Величеством, заметив, что лейтенант Лермонтова находится не в его полку, а использовался в экспедиции с особенно неправильной казачьей командой, он соизволил бы сообщить вам, милостивый государь, о подтверждении, чтобы Лермонтов определенно состоял. впереди, и чтобы начальство ни под каким предлогом не решалось снимать его с фронтовой службы в своем полку.

Имею честь уведомить вас о таком монархе.

Подлинная подпись Граф Клейнмихель. «

Вот вам и монархическое правосудие!

Как я писал в« Журнале боевых действий Отряда на левом фланге Кавказской линии »(который, по ряду предположений, сам Михаил Лермонтов): «Кинжал и шашка уступили место штыку. Фанатичное безумие отчаявшихся мюридов не устояло перед хладнокровным мужеством русского солдата! Количество разбросанной толпы следовало отдать в моральную мощь стройного войска, и чеченцы побежали в Поляну на левом берегу реки Валерика, откуда кабинет из двух конных орудий, под командованием гвардейской конной артиллерии. лейтенанта Евинова, снова затащите их в лес."

Перекоснулись и чувства самого Михаила Лермонтова после первых боев. С одной стороны, с ее горячей шотландской горной кровью он дотянулся до боевых смертельных схваток и, наверное, ни разу не выстрелил и не крикнул в боях. Да. , и немало деревень и старинных башен было разрушено во время этих печатей с русскими отрядами. Как пишет сам поэт тому же Лопухину: «Я вошел во вкус войны и уверен, что для человека, привыкшего к сильным ощущениям от этого банка есть маленькие радости, которые, казалось бы, не проявляются.«Это было дальше, чем игра в карты или покорение сердец-красавиц. Это была уже игра со смертью. Как он пишет о битве на реке Валерик в том же письме к Лопухину:« ... в овраге, где там было весело ».

Недолговечный храбрец, готовый сражаться на всех фронтах, в нем одноименный и с древними шотландскими лошадьми, которые были близкими и свободолюбивыми чеченцами, он преследовал их больше, чем многие из их собственных национальных поэты, над всем этим правил небесный посланник, пришедший к нам по земле грешной.

Как часто бывает и с Лермонтовым, начинается обычное любовное послание бывшему другу юных лет. Пение романтических стихов. Но дальше любовные воспоминания плавно переходят в описание военного быта:

Круг белых палаток;

Казачьи тощие кони

Стенд в ряд, рисунок носом;

Медные пушки спят слугу.

Едва курят фитили;

Цепь Parly стоит в стороне;

Штыки горят под Югом Юг.

Следующие уже, как продолжение Бородино, рассказы стариков о прошедших боях:

Как прошел Ермолов

В Чечне, в аварии, в горы;

Как с ними сражались, как мы их победили,

Как обдумать и нас ...

Тут уже описанные далекие казачьи глотки с чеченскими мюридами. Такие молодые люди, а также солдаты и офицеры обеих сторон были ранены до времени без какой-либо военной выгоды для какой-либо из сторон.И, наконец, горячий туман на реке Валерик. И уже сам Михаил Лермонтов, как рассказывают очевидцы, даже не спрыгнув с лошади, бросился на рассветы, под огонь гор, насмерть. Но - понесло:

Езда устремились к рассветам

Кто не успел спрыгнуть с лошади ...

«Ура» - и Смоллкло. - "Фон Даггерс,

"

В зад! «- И пошла резня.

И два часа в струйных форсунках

Битва длилась.Жестоко вырезать

Как звери, молча, грудь кормления,

Потоки тел были разрушительны.

Хотел воды, буду плакать ...

(И жара и битва устали

Я) но мутная волна

Было тепло, было красным.

Тысячи убитых с одной стороны, тысячи с другой, и все во имя чего? Здесь из «Батальной поэзии» Михаил Лермонтов уходит далеко:

А там был рис неинсульта,

Но вечно гордый и спокойный,

Горы протянулись - и Казбек

Сверкающая голова остроконечного.

И с печалью тайной и сердцем

Я подумал: «Несчастный человек.

Что он хочет! .. Небо ясное,

Под небом много всего,

Но постоянно и зря

Получится удовольствие - почему? «

Ты будешь заниматься и сражаться тысячи лет, миллионы людей убивают, и нужно быть космическим, мистическим поэтом, чтобы не быть сторонним наблюдателем прямо с полей, все в крови. , и один из отчаянных каналов спецназа, и вдруг Русия Ушла и, увидев в синеве синей родной земли, просыпаюсь, почему среди ее земных красот так безжалостно режут и убивают друг друга.

Вечный вопрос: вчера, сегодня, завтра - почему? А потом спуститесь в землю грешную и уточните у своего Горского Кунака: как там называлось это кровавое место? Нужны ли вам земля и пространство этого нарастающего кровопролития, этой человеческой вражды?

Чайка перебивает мою мечту,

Попадание в плечо; ему было

Мой кунак: Я его спросил,

Как разместить это имя?

Он мне ответил: «Валерик,

И переведите на свой язык,

Так будет река смерти: Правильно,

Подарено стариками."

Обладая и храбростью, и опытом, и военными способностями, и действительно Михаил Лермонтов о Кавказской войне не имел только уверенности в ее необходимости. Какое-то роковое, игровое отношение поэта было ко всему происходящему:

Назад к дереву лежа

Их капитан. Он умер;

В груди еле черный

Два ранения; Немного крови

Soooked. Но грудь высокая

И встал, глаза

Они бродили страшно, прошептал он...

«Спасайте, братья. Нарисуйте в горах.

Подождите - Генерал в розыске ...

Не слышно ... "Он долго стонал,

Но все ослабевало, и постепенно

Сат и Душа дали Богу;

На пушках с опорой на

Стоял Усачи серый ...

А мы тихо плакали ... потом

Его остатки боя

Тщательно накрыт плащом

И пострадал. Бивень Томми

Им, смотрели> недвижимость.

Между тем товарищи, друзья

Со вздохом чуть не позвал;

Но не нашел в душе

Прошу прощения, ни грусти.

Поэма написана вскоре после битвы. Признание героя перед еще не забытым, некогда любимой женщиной. Вернее, исповедь перед собой и перед небом. Начав с любовного послания, перейдя к описанию битв и печальной Думы о природе мужчины, Лермонтов заканчивает стихотворение «Валерик» повторным обращением к так дорого ему когда-то женщине:

Но я борюсь, чтобы вы беспокоили

В веселье света ты веселый

Сигнализация диких войн;

Ваш ум вы не привыкли мучить

Серьезная мысль о конце;

На твоем молодом лице

Следы и грусть

Не найдешь и вряд ли

Рядом когда-нибудь увидел

Как умирает.Дай бог тебе

И не вижу: других сигналов тревоги

Довольно есть. В самоотверженности

Не лучше закончить жизненный путь?

И пыль спит

Сном о близком пробуждении?

Теперь прости: если ты

Моя история простоя

Комбинировать, занимает хоть немного,

Буду счастлив. А не так ли?

Простите меня за шутку

И тихо молись: Чудак! ..

Но если это любовное послание не сильно отличается, не любовным содержанием, думаю, стихотворение вряд ли станет одной из вершин в творчестве поэта.И все же эти «полюса чудака» были гораздо важнее «тревоги самоотверженности». Да и батальная лирика тоже сильно отличается от сцен из Бородино и других батальных творений поэта. Самое главное - это его прорыв, вглубь человека и его бытия, и это в чем-то леденящем, космическом, без сожаления и печали, демоническая печаль о человеке как таковом, прежде всего, определяет смысл стихотворения Валерика. Стих такой же ломанный и беспорядочный, как и сама война.Как и сама жизнь. Как давняя, иногда вспыхивающая любовь.

Позже, 12 сентября, Лермонтов пишет о случившемся уже из Пятигорска Алексея Лопухина: «Дорогой Алеша. Уверен, что ты получил мои письма, которые я тебе написал от действующего отряда в Чечне, но и я уверен. что вы мне не ответили, потому что я ничего не слышу о вас в письменной форме. Пожалуйста, не поленитесь: вы не можете себе представить, как тяжело думать, что друзья забывают. Поскольку я на Кавказе, я не получил никаких писем из дома, у меня даже нет новостей из дома.Может они и пропадают, потому что меня нигде не было на месте, а я все время гулял по горам с отрядом. У нас был каждый рабочий день, и одно довольно жаркое, которое длилось 6 часов. У нас было всего 2 тысячи пехотинцев, а их до 6 тысяч; и все время бились штыками. У нас потеря 30 офицеров и до 300 рядовых, а их 600 тел остались на месте, - вроде хорошо! - Представьте, что в овраге, где было веселье, через час после дела все еще пахло Кровью.Когда мы вас увидим, я расскажу вам очень интересные подробности - только Богу известно, когда мы увидим. Вылечился теперь почти совершенно и снова еда из воды в отряде в Чечню. Если вы мне напишете, то вот адрес: на Кавказской линии, в оперативном отряде генерал-лейтенанта Галафеева, на левом фланге. Я останусь здесь до конца ноября, а потом не знаю, куда поеду - в Ставрополь, на Черное море или в Тифлис. Я вошел во вкус войны и уверен, что для человека, привыкшего к сильным ощущениям от этого банка, есть маленькие радости, которые, казалось бы, не проявляются.Только скучно, что либо так жарко, что едешь в нацию, либо так холодно, что пробивает дрожь, либо нечего есть, либо денег нет - вот только вот у меня сейчас. Я все прожил, а в дом не отправил. Не знаю, почему ни одного письма от бабушки. Я не знаю, где она в деревне или в Питере. Напишите, пожалуйста, посмотрите в Москве. Поцелуй мне ручку от Варвары Александровны и прости. Будьте здоровы и счастливы.

Ваш Лермонтов. "

Храбрый поразил и вместе с тем мечтал об отставке и таял в стихах чеченцев, которые безжалостно снесли ему голову.Это жизнь! Как пишет генерал Галафеев: «Я весьма обязан успехам этого дня ... Я ровно отличился мужеством и самообладанием в этот день под огнем начальника кавалерии Его Величества полка лейтенанта графа Лермберта и Тенгина. Пехотный полк лейтенант Лерманц. Из дневника отряда Левый фланг Кавказской линии с 25 сентября по 7 октября 1840 г. »

После битвы Валерика поэт создает своеобразный художественный триптих: начало битвы на 11 июля 1840 года, момент решающего рукопашного боя, похороны погибших утром 12 июля.

«Эпизод из битвы с Валериком» здесь занимает главное место. Этот маленький акварельный шедевр был создан, когда Лермонтов вместе с художником Григорием Гагариным приехал в краткосрочный отпуск в воды Кавказа. Гагарин сделал только окраску. Сам Гагарин признает: «Рисунок Лермонтова, написанный мной во время его пребывания в Кисловодске» и дата - 11 июля 1840 года.

Битва на реке Валерик не была определяющей в Кавказской войне, но стала решающей для жизни обоих. и за позднюю зрелую поэзию Михаила Юрьевича Лермонтова.Он переживал, что заново открыли все свои сюжеты из «Героя нашего времени». Он классно боролся с чеченцами, но он также уважал их стремление к свободе, их свободу и независимость поведения. Чеченцы и сейчас, как мне писали в Грозном чеченские писатели, считают за нее Лермонтова. Участие в боях с ним прощается, а война воевать, нет первому центру, который. Но его уважение к кавказским народам, его родство с ними всегда высоко ценится на Кавказе.

Он признается почти в относительной тяги к ним, к их образу жизни, и как он не помнит свои горы шотландские корни:

Мне нравится цвет их желтых лиц,

Подобен цвету корма

Головные уборы, рукава тонкие,

Их темные и сумасшедшие глаза

И их гортанный разговор.

Даже в боях это не враги, это горы-удалят. Но в то же время Лермонтов понимает, что в противостоянии Азии и России Кавказ, по его мнению, должен находиться в орбите его родины.И поэтому он всегда ищет мирного союза, ищет мантию, а не разрушения.

В этот период жизнь Лермонтова-офицера и жизнь Лермонтова-поэта резко отделились друг от друга. При жизни Михаил Лермонтов после ранения своего друга, очередной формы Руфины Дороховой, взял его под командование отрядом отчаянных храбрецов, нынешнего спецназа. И по приказу командования выполнили смелые атаки на горцев. Он, всегда в жилетке и ласково одетый, в таких сослуживцах не было до переодевания.Как враждебно сообщает Лермонтову, одному из его вечных светских врагов барон Лев Васильевич Россилон:

«Лермонтов я хорошо помню. Он был неприятным, насмешливым человеком, хотел казаться чем-то особенным. Хвастался своей храбростью, как на Кавказе.

Лермонтов собирал каких-то грязных бандитов, не узнавал огнестрельного оружия, врезался во вражеских аул, вел партизанскую войну и был назван громким именем отряда Лермонтова.Но длилось это долго, потому что Лермонтов никуда не мог заморачиваться, всегда куда-то носился и ничего не доводил до конца. Когда я увидел его в Судаке, он изо всех сил старался быть непривычно неухоженным. На нем была красная танцовщица, которая, кажется, никогда не стиралась и выглядела написанной от руки из-под вечно расстегнутого сыртука поэта, которую он носил без эполета, что, впрочем, было на Кавказе в обычае. Гарсель Лермонтов на белом, как снежный конь, на котором, юноша, перекинув шляпу белого карлика, устремился в черкесские разбавления.Чистая молодость, для тех, кто поднялся на коня! Мы смеялись над ним.

Кроме того, по словам барона, Льва Россилона, Лермонтова была верте, слишком много о себе думала. Впрочем, слышу про себя подобные разговоры, Михаил Лермонтов, как бы кстати, заметил про барона Россилона: «Не тот немец, не поляк, а может быть и жидкий.

А про свой спецназ Лермонтов писал Алексею Лопухину, уже возвращающемуся в крепость Грозный:

«Пишу вам из крепости Грозный, в которую мы, то есть отряд, вернулись после 20-дневной экспедиции в г. Чечня.Не знаю, что будет дальше, но пока судьба меня особо не обидит: мне досталось в наследство от Дорохова, которого ранили, отобранный отряд Охотников, состоящий из сотни казаков - разных отрядов, добровольцев, татар и пр., это что-то вроде партизанского отряда, и если мне доведется с ним успешно действовать, то все что угодно даст; Я буду только командовать и не знаю лучше, насколько они надежны; но так как, наверное, мы еще будем драться всю зиму, то я успею их принять.Вот вам самое интересное.

Я отпустил меня от вас, ни от кого вы не получали три месяца. Бог знает, что с тобой случилось; Забыл что ли? Или [буквы] исчезнут? Я махнул рукой. Мне нечего мне писать: наша жизнь здесь вне войны, а экспедиции не описываются. Вы видите, как его побеждают законы. Может быть, когда-нибудь я пойду к твоему камину и расскажу тебе длинные работы, ночные схватки, утомительные перестрелки, все картинки военной жизни, свидетелем которых я был.Варвара Александровна будет зевать на обручи и, наконец, выпадет из моего рассказа, и вы назовете вас проводником в другую комнату, а я останусь одна, и я расскажу свой рассказ вашему сыну, который поставит меня на колено ... . Сделайте одолжение, напишите мне как можно больше. До свидания, будьте здоровы с чадами и домочадцами и поцелуйте для меня ручку от вашего сожителя.

Ваш Лермонтов. "

Все-таки настоящая война, как и любая другая, сделала Михаила Лермонтова из Юнка, несмотря на юный возраст, очень зрелым человеком.

После этих военных розыгрышей поэт вернулся в Ставрополь, уехал в Пятигорск. Затем загадочное путешествие по Крыму, знакомство или роман с французом Омемером де Геллем.

Изначально опубликованные в «Князе Павле Петровиче», Вяземские записки французского писателя, путешествующего по Кавказу, использовали все биографы Лермонтова, от Поля Висковатте до Павла Щеголева, вышли в 1933 году в знаменитом издании «Academia». Потом выяснилось, что они были добавлены, перманенты, изобретены великим мистификатором Вяземским, и все упоминания Омерме де Геля вычеркнуты.Они решили, что такого человека вообще не существует. Наши ученые любят выходить из крайностей в крайности. Но совсем недавно в Москве уже в качественном переводе с французского подлинные ноты Omemer de Gelle. Упоминания о Лермонтове нет, но это однозначно доказывает, что они были с поэтом на Кавказе одновременно.

А что, французского писателя не интересовал весь наш знаменитый уже в то время поэт? А чем, всегда ласкавший красивых женщин, Михаил Лермонтов был неинтересен очаровательной француженке, кроме писателя, увлеченного Россией? Пора французским славистам, как мне делать архив Оммера де Гелля? Уверен, что следы их общения обязательно найдутся.Думаю, скорее всего, князь Вяземский только добавил свои фантазии к реальным запискам путешественника, а может, и к устным рассказам? Делал Омермер де Гелле в Крыму с поэтом перед его последней поездкой в ​​Санкт-Петербург, никому до того времени неизвестной. Но наверняка они были знакомы на Кавказе.

После разоблачения тайн Вяземского почти никто не обращается к воспоминаниям генерала Э. И. Майделя, всю жизнь прослужившего на Кавказе. И он, невзирая на Вяземского, рассказывает о своих разговорах с Лермонтовым: «Вы знаете барона, я ездил к ней прошлой осенью (его французский друг.- В. Б.) В Ялте ... Ах, если бы вы знали, это для женщины! Маленькая и соблазнительная, как фея. Я писал ей французские стихи ... »Это была супруга французского консула в Одессе, знаменитого французского геолога Ксавье Оммера де Гелла. Ее звали Жанна Адель Эрно Омерме де Гелле. По воспоминаниям барона Майдела, Омерме де Гелле сказал о Лермонтове: «Это Прометей, прикованный к скалам Кавказа ... Кореец, торопясь грудью, не понимает, что они делают, иначе сами бы грудь себе разорвали... »Между прочим, она мало чем отличается от загадочной версии Вяземского:« Прости, Лермонтов ... Он плохой. Он не рожден для России. Его предок приехал из свободной Англии вместе со своим приятелем с дедушкой Петра Великого. А Лермонтов Великий Поэт ... »

Может быть, в этом розыгрыше была заложена реальная основа? Хорошо, что Екатерина Соснина, автор книги, посвященной бедным фактам биографии М.Ю. Лермонтова,« Черный бриллиант » ", сейчас занимался этой проблемой. Может быть, речь идет о французском семейном архиве Omemer de Gelle?

Поэт действительно писал тогда французские стихи, очевидно посвященные Omerme de Gelle:

... измученный призраком надежды,

В густой траве взвешивают переселенцев

И забудь, один,

Но вдруг мечта грустная:

Прикосновение красивых ножек.

Вне зависимости от того, находился ли Михаил Лермонтов в Крыму поздней осенью 1840 года или нет, возвращаясь в Ставрополь и участвуя в следующих боевых походах, за которые он уже был представлен командованием золотой сабли, также отвергнутой императором, он больше не об отставке, а, по крайней мере, об отпуске и получает его в самом конце 1840 года сроком на несколько месяцев.Вновь помогли неприятности любящей бабушки.

В Петербург он прибыл в начале февраля 1841 года. Он прибыл прямо к увлеченным читателям романа «Герой нашего времени». К нему приехал Герой Кавказа, получивший кровавый боевой опыт, раскаявшийся, подготовивший к выпуску книгу своих лучших стихотворений. Это был уже последний и самый триумфальный приезд известного русского поэта в покоренную столицу.

Я его ждал уже первую книгу лирических стихов в самом конце 1840 года.Достаточно удивиться Михаилу Юревичу. Из сотен написанных им стихотворений он отобрал всего 28. Предположим, что «смерть поэта» и «бес» не пропустили бы цензуру, но сколько еще классических стихов не было допущено к книге? У всех был бы такой спрос на русских поэтов.

Но все вышедшие - это шедевры мировой лирики. Не удержусь, чтобы не перечислить все стихи, выбранные поэтом в первой книге. Это «песня о ...купец Калашников »,« Бородино »,« пленник »,« молитва »(« Я, Богородица ... »),« Дума »,« Русалка »,« Палестинская ветвь »,« Не верю ... » , «Еврейская мелодия», «в альбоме» («как гроб одинокий ...»), «три пальмы», «в трудную минуту жизни ...» («Молитва»), «Дары Терека» , «Память Одоевского», «1 января», «Казачья колыбельная песня», «Журналист, чтец и писатель», «Воздушный корабль», «И скучно, и грустно», «Дитя», «Почему», «Спасибо», «От Гоэцы», «Мсыри», «Когда желтеет Нива»... »,« Соседка »,« Мы расстались, но твой портрет ... », и последняя, ​​написанная поэтом прямо в день отъезда из Петербурга на Кавказский переход от Карамзина, была величественной. и печальные финалы сборника Тучи.Книга была составлена ​​самим поэтом незадолго до выхода по ссылке.Почти все газеты, журналы и журналы писали о ней, от Булгарина до Белинского.

Итак, в феврале 1841 года в Петербурге, не какие-то отсылки к неизвестным офицерам с немаркированными стихами, как любят писать апологеты Мартынова, а на известного широкой публике лучшего русского поэта, прокурора новой русской прозы.

Или все вельможи и офицеры действительно были неграмотными необразованными людьми и ничего другого не знали? Когда мы наконец понимаем, что последний год жизни Лермонтова, 1841 год был годом жизни всех признанных гениальных русских поэтов. И все эти Мартынов и Васильчохи прекрасно понимали, кто на кого поднял руку. Как я понял это и император Николай I, и вся его семья. Как поняли Бенкендорф и Нессельроде.

Тем временем Михаил Лермонтов ждал Санкт-Петербурга.Петербургский карнавал. Ему были распахнуты двери всего Са Радон, его имя носили самые значимые и авторитетные аристократы.

Его ждали друзья и любящая бабушка.

Этот текст является ознакомительным.

Стихотворение появляется в виде письма рассказчика к своей возлюбленной. В первых рядах прослеживается намек на послание Онегина Несести Татьяне. В этом случае герой сообщает даме, что после долгой разлуки нет смысла будить сдвинутые чувства.Явно ощущается тревога по поводу невозможности будущей встречи.

Героиню явно не до возбужденного состояния избранника. Это не показывает интереса к его нынешнему местонахождению и его секретным реабилитациям. За некоторым разочарованием следует признание истинности взаимоотношений и серьезности намерений.

В настоящее время он участвует в сражении с черкесами, передавая реальную картину боевых действий. Влюбленного наверняка не беспокоят мысли о войне, о том, как сложно бороться с противником.Для размеренной светской жизни отвага и отвага борцов кажутся новыми. Раны - явление несерьезное. Солдаты проявляют отвагу и необычайную выдержку. От происходящего страдают мирные жители-мусульмане.

Картина жестокого боя пройдена. Бойцы сражались, нанося противнику жестокий удар, многие из которых пали в боях. Если вы хотите попить воды из реки, герой замечает в ней цвет раненых и убитых. На данный момент поэт явно протестует против бесполезности войны и гибели многих, в том числе мирных мусульман.Жизнь в мире и согласии без убийств невозможна. В стихотворении нет ответа.

Кунак сообщает название места «Валерик» - «Кровавая река», как будто местные жители предрекают предстоящую бойню. Мертвыми не считались, потому что их было много, особенно простого и местного населения. В конце рассказчик обращается к возлюбленной с вопросом, видела ли она чью-то смерть, не желая ее пережить. Произведение учит силе Духа и мужественному русскому характеру.

Картинка или рисунок валерика

Другой пересказ и отзывы для читателя дневника

  • Кратко Чешские мужчины

    Николай лак сильно выпал, и семья уехала из Москвы на родину, в бедное село Жуково. Ни жена Ольги, ни дочь Саша не остались в восторге от увиденного. Ничего не говорит друг другу, семья пошла к реке.

  • Краткое содержание Чехова Хирургия

    Работа А.П. Чехова рассказывает о невежестве в белом халате.По сюжету рейд совершает фельдшер земской больницы, который, оставаясь вместо врача «Для главного», важен Дычику, у которого невыносимо болит зуб

  • Краткое содержание War Niche

    Вспыльчивый молодой человек, причиняющий боль всему миру, колеблется со своей смертью. Ему даже не приходит в голову, как все выживут в Милом Сердце Людей.

  • Краткое содержание Шварц два клена

    Сказка Евгении Шварц «Два клена» рассказывает о победе добра над злом и хитростью.Главный герой сказки - злая Баба Яга. Она со всеми, ругается и скандалит очаровывает людей и животных

  • Краткое содержание Five Evening Володин

    Главному герою спектакля Ильину в Ленинграде не исполнилось 17 лет. Теперь он возвращается в свой родной город. Смотрит на дом, в котором давно снята комната в одной из коммунальных квартир

Анализ Валерика Лермонтова М.Ю. / Paulturner-Mitchell.com

Михаил Лермонтов с детства мечтал связать свою судьбу с армией.Он постоянно восхищался подвигами отцов и дедов, участвовавших в Отечественной войне 1812 года, и хотел сделать что-то необычное, благородное, служить на благо Родины. Поэтому поэт бросил университет и поступил в училище курсантов кавалерии. Его постоянно привлекали к боевым действиям на Кавказе, в 1832 году Михаил Юрьевич зачислен в Гвардейский полк в чине корнета.

Предпосылки для написания стихотворения

М.Лермонтов «Валерик» написал в 1840 году во время кровопролитного сражения на одноименной реке.Окружающие характеризовали поэта как неуравновешенного и своенравного молодого человека, хотя близкие друзья утверждали обратное. Скорее всего, писатель умышленно вел себя вызывающе, призывал общество вступить в связь с Кавказом - так говорится в анализе. «Валерик» Лермонтова точно описывает бой, в котором участвовал автор. Михаил Юрьевич был в армии в 1837 году, но настоящее сражение ему удалось увидеть только летом 1840 года.

Поэма написана в эпистолярном жанре для выражения чувств, мыслей, воспоминаний или наблюдений.Он был предназначен для любимой поэтессы - Варвары Лопухиной. Лермонтов любил ее до самой смерти, но постоянно отталкивал, потому что считал себя недостойным ее любви. В то время писатель вел журнал боевых действий генерала Галафеева, интересен тот факт, что его текст является основой стихотворения, в котором описывается сражение, а только его кратким содержанием.

Лермонтов "Валерик" - параллель между светской жизнью и войной

Произведение начинается с любовного послания.Автор пишет девушке письмо с войны, но не с признанием в любви, а просто с описанием ее военных будней. Михаил Юрьевич сознательно или бессознательно пытался причинить Варваре боль, уколоть ее гордость, оттолкнуть его. Он считает, что между ними нет духовной близости и виной тому трагические события, произошедшие на Кавказе. Увидев смерти, поэт воспринимает любовь как детство - это тоже доказывает анализ.

«Валерик» Лермонтов во второй части описывает непосредственно военные действия.Здесь автор раскрашивает битву во всех красках и дает волю своим чувствам. Конечно, рассказы о раненых и погибших друзьях, умирающих командирах никоим образом не предназначены для юной девушки, светской львицы, мечтающей пойти в театр или на бал. Поэт специально в своем творчестве сравнивает два мира - это шоу и анализ. «Валерик» Лермонтов подчеркнул бессмысленность жизни светских дам, которых волнуют только платья и кавалеры. В то же время он показал судьбу простых солдат, умирающих за высокие идеалы.

В заключительной трети произведения автор обращается к возлюбленной. Хотя и замаскированный, но все же Михаил Юрьевич Лопухин упрекает в том, что для нее поездка на Кавказ воспринимается как увлекательное путешествие, светское общество просто не может понять всех тягот войны - это показывает анализ. «Валерик» Лермонтов говорит о бессмысленности человеческих жертв. Поэт, всю жизнь пытавшийся попасть на войну, только в кровопролитном бою понял, что во всем этом нет смысла и ничто не может оправдать смерть человека.

Из «Валерика» Михаила Лермонтова, Стива Зайлера

Вот вступительный отрывок, который устанавливает центральную метафору книги:

Я возвращался домой по полям. Была середина лета; уборка сена закончилась, а рожь только начали жать. В это время года растет восхитительное разнообразие цветов - красно-белый и ароматный розовый клевер; молочно-белые ромашки с ярко-желтой серединкой и приятным пряным запахом; желтые цветы рапса, пахнущие медом; высокие колокольчики с белыми и сиреневыми колокольчиками в форме тюльпана; вика ползучая; желто-красная и розовая чесотка; подорожники со слабопахнущими аккуратно расположенными пурпурными, слегка розовыми соцветиями; васильки, ярко-синие на солнце и еще молодые, но бледнеющие и краснеющие к вечеру или к старости; и нежные, быстро увядающие цветы повилики с ароматом миндаля.Я собрал большой букет этих разных цветов и собирался домой, когда я заметил в канаве, в полном цвету, красивое растение чертополоха малинового сорта, которое в нашем районе называют «татарским», и старательно избегайте его при стрижке. - или, если они все же срубят его, выбросить из травы, опасаясь уколоть руки. Думая сорвать этот чертополох и положить его в центр своего букета, я спустился в канаву и, прогнав бархатного шмеля, глубоко проникшего в один из цветов и сладко заснувшего там, поставил работать, чтобы сорвать цветок.Но это оказалось очень сложной задачей. Мало того, что стебель кололи со всех сторон - даже через носовой платок, который я обматывал вокруг руки, - он был настолько сильным, что мне приходилось бороться с ним почти пять минут, ломая волокна одно за другим; и когда я наконец сорвал его, стебель был весь потрепан, и сам цветок уже не казался таким свежим и красивым. Более того, из-за грубости и жесткости он не казался на месте среди нежных цветов моего букета. Мне было жаль, что напрасно уничтожил цветок, который выглядел красиво на своем месте, и я выбросил его.«Но с какой энергией и упорством! С какой решимостью он защищался и как дорого продавал свою жизнь!» - подумал я про себя, вспоминая, сколько усилий стоило мне сорвать цветок.

Анализируйте Валерика Лермонтова М.Ю.

Михаил Лермонтов siden hans barndom drømte om at bindehans skæbne med hæren. Han beundrede konstant udnyttelsen af ​​fædre og bedtefar, der deltog i den patriotiske krig i 1812 og ønskede at gøre noget usædvanligt, ædle, tjene til hjemlandets gode.Derfor faldt poeten University of kom ind i kavalernes kadetter. Хан блев констант тильтруккет военного оперативника на Каукасе, в 1832 году оптог Михаила Юрьевича и гвардейский режим звонил корнету.

Форум "Валерик", скрев в 1840 г., под и бло дигт шлак на потоке с самм навн. De omkringliggende mennesker karakteriserede digteren som en ubalanceret og vejig ung mand, selvom nært venner hævdede det modsatte. Mest sandsynligt har forfatteren bevidst opført sig forsigtigt, udfordret samfundet til at komme ind i forbindelsen til Kaukasus - det er det, som analysen siger."Валерик" Лермонтов бескривер præcist kampen, hvor forfatteren deltog. Михаил Юрьевич вар и хэрен в 1837 году, люди хан формэдэ кун и другие виркелиги лагеря в 1840 году.

Digtet er skrevet i den epistolære жанр forudtryk для фолельзера, танкиста, наблюдателя и наблюдателя. Det var beregnet til den elskede digter - Варвара Лопухина. Lermontov elskede hende til sin død, men stødte konstant, fordi han betragtede sig uværdig для hendes kærlighed. På det tidspunkt udførte forfatteren en logbog om general Galafeevs militære Operation.Det er interessant, at hans tekst er grundlaget for digtet, hvor slaget beskrives, men kun dets korte indhold.

Лермонтов "Валерик" - en parallel mellem sekulært liv og krig

Arbejdet begynder som kærlighedsbudskab.Forfatteren skriver et brev fra krigen til pigen, men ikke med en kærlighedsbudskab. Михаил Юрьевич forsøgte bevidst eller ubevidst at gøre Varvara skadet, stikke sin stolthed, skubbe ham væk. Хан Менер, at der ikke er nogen åndelig nærhed mellem dem, og de tragiske hændelser, der er sket i Kaukasus, skyldes.Efter at have set dødsfaldene opfatter poeten krlighed som barnedskab - det er også bevist ved analysis.

"Валерик" Лермонтов и оперативник бескривердиректе. Ее мужик для детей и взрослых с синусом и давал удлуфт до ханса фолельзера. Selvfølgelig er историк о sårede og døde venner, døende kommandanter på ingen måde beregnet til en ung pige, en socialite, der drømmer om at gå til teatret eller til en bold. Digteren specielt i sit arbejde sammenligner de to verdener - dette viser og analyserer."Валерик" Лермонтов fremhævede meningsløsheden i live af sekulære damer, der kun bryr sig om kjoler og kavalerier. Samtidig viste han almindelige soldaters skæbne at dø для høje idealer.

I den sidste tredje del af arbejdet forfatterenappellerer igen til den elskede. Selvom forklædt, bebrejder Михаила Юрьевича Lopukhina для det faktum, at for hende er rejsen til Kaukasus opfattet som en spændende rejse, kan det sekulære samfund simpelthen ikke forstå hele krigen - det fact, som."Валерик" Лермонтов талер о меннслёшеден о детском предложении. Digteren, som havde stræbt efter krig hele sit liv, kun i en blodig kamp, ​​indså, at der i alt dette ikke var noget punkt, og intet kunne retfærdiggøre en people død.

Бит Застольных разговоров о Пушкине, Мицкевиче, Гете, Тургеневе и Сенкевиче

Об этой книге

Ключевые слова

Иоганн Вольфганг фон Гете Восточный Полис Россия мораль устный дискурс поэзия политика проза реализм

Авторы и аффилированные лица
  1. 1.Калифорнийский университет, США,

Библиографическая информация

  • Заголовок книги Застольные беседы о Пушкине, Мицкевиче, Гете, Тургеневе и Сенкевиче
  • Авторы Вацлав Ледницкий
  • Название серии Международный форум ученых
  • DOI https: // doi.org / 10.1007 / 978-94-015-2908-2
  • Информация об авторских правах Springer Нидерланды 1956
  • Имя издателя Спрингер, Дордрехт
  • электронные книги Архив книг Springer
  • ISBN в мягкой обложке 978-94-015-1753-9
  • электронная книга ISBN 978-94-015-2908-2
  • Номер издания 1
  • Количество страниц IX, 263
  • Количество иллюстраций 0 ч / б иллюстраций, 0 иллюстраций в цвете
  • Темы История, общая
  • Купить эту книгу на сайте издателя

Тема Родины в творчестве М.Ю. Лермонтов. Стихи Лермонтова о Родине

Михаил Юрьевич Лермонтов, безусловно, один из величайших русских поэтов, имя которого принесло литературе нашей страны мировую известность. По своему значению он стоит в одном ряду с такими великими гениями, как А.С. Пушкин и Н.В. Гоголь.

Основные творческие периоды поэта: романтический (1828-1832), переходный (1833-1836) и зрелый (1837-1841). Тема Родины в творчестве Лермонтова проходит через все его творчество.

С середины 1830-х годов поэт начал по-своему осваивать особую романтическую концепцию исторического и социального процесса, сложившуюся в то время в европейской философской эстетике и историографии (А.В. Шлегель, Г.Ф. Гегель, Г.Г. Гервинус, Г. . Гердер и др.), А также в литературе России и Европы (Ф. Шиллер, И. В. Гете, А. Бестужев, В. Скотт, Н. Полевой, К. Рылеев, ранний Гоголь и др.).

Связь времен и поколений

Как I.В. Гете, художник должен ощутить этот процесс как слияние прошлого и настоящего. По мнению Г. Гервинус, творческая личность, как его участник, должен стать борцом «в армии судьбы». Под судьбой понимается реализация вечных связей между будущим и прошлым в событиях настоящего.

Реализуя себя в подобной роли, Лермонтов встает на защиту человеческой личности. Чувствуя связь поколений и времен, Михаил Юрьевич в то же время переживает их драматический разрыв.Холодная действительность противопоставляется в сознании поэта героическому прошлому русского народа. Он препятствует подвигу, социально значимому поступку, истинной любви, которая объединяет людей в высокоразвитом обществе, выводит их на новый уровень нравственной и духовной самореализации и развития.

Личность-история-вечность

Противопоставляя прошлое настоящему, Лермонтов, тема природы и Родины раскрывается во многих произведениях, по мнению В.Ф. Егорова хочет исключить из формулы «личность-история-вечность» среднюю составляющую.Протестуя против истории, Михаил Юрьевич видит свою задачу в том, чтобы обвинить современное его поколение в бездействии и апатии (стихотворение «Мысль») и напоминать о славном героическом прошлом народа («Бородино»).

Д.С.Мережковский развенчивает миф Соловьева о якобы «демонизме» Лермонтова. Он пишет, что иногда, читая современную литературу, невольно возникает мысль, что она исчерпала русскую действительность. Связь последних пятидесяти лет в области литературы и действительности, пишет автор, была разрушена.Это отражено в творчестве Лермонтова.

"Песня о царе Иване Васильевиче"

«Песня о царе Иване Васильевиче…» входит в единый эпический текст, созданный автором как своего рода сон, сон о легендарном славном прошлом, когда русские были «настоящими людьми», способными на жертвы, подвиг. и подвиг во имя высокой цели, «вечного закона» бытия, побуждающий человека к таким героическим поступкам. Они продолжаются очень недолго, но веками остаются в памяти людей, соединяя «мгновение» с «вечностью».Тема Родины в творчестве Лермонтова часто раскрывается в таких актах, которые, по мнению Михаила Юрьевича, составляют очередные мифологические легенды, которые для художника и писателя, как А.С. Пушкин «счастливее» исторических воспоминаний.

Тексты песен нового типа

Лермонтов создал поэзию нового типа со своей поэзией, соединив в прямом взаимодействии традицию, исторический и личный опыт и новейшую философскую мысль. Он также синтезировал жажду земного счастья и интеллектуального размышления, синтез личных страстей и эмоций, священное, метафизическое слово и обычную речь.

Лермонтов опирался на все существенные философские концепции о личности и человеческом существовании (И. Кант, Г. В. Ф. Гегель, Ф. Шеллинг, И. Г. Фихте и др.), Но не отдавал предпочтения ни одному из них. Его поэтическая мысль превратилась в инструмент самопознания и познания окружающего мира, преодолевая присущую современному романтизму ограниченность рационализма и субъективизма философской мысли, устраняя дисгармонию современной действительности, стремясь к поиску подлинных духовных ценностей.

М.Ю. Лермонтов, разоблачая трагическое положение современной России и мыслящей личности в нашем государстве, постоянно искал различные возможности для возвращения человека в национальное целое, народ, команду, Бога. В результате поэт, усвоив и обобщив достижения русской и мировой поэтической мысли, открыл перспективы для развития нового направления - поэзии-символизма рубежа XIX - XX веков, а также поэзии народных масс. будущее в целом.

Тема Родины в поэзии Лермонтова раскрылась в непростое переходное время. С силой и выразительностью Лермонтова он воплотил мир переживаний и идей духовно развитой личности своей современной переходной эпохи. Сложившись как поэт в пограничный период распада феодально-крепостной системы и отсутствия определенности в будущем, он мощно выразил это промежуточное состояние духа, которое ломает оковы старых концепций, сковывающих его, но не разрушает. пока не найду новые основы.

М.Ю. Лермонтов. Родина: тема и идея

Тема Родины в творчестве Лермонтова, взаимоотношения личности и государства заставила Михаила Юрьевича обратиться к постановке острых этических и социально-философских проблем. В то же время он был неполным, так как личность в концепции поэта была не совокупностью отношений в обществе, а индивидом, рассматриваемым с точки зрения универсального характера.

«Мысль»

Лермонтова показывает личность в противопоставлении всему миру, действенное, но зачастую опасное для нее отрицание всего, что сковывает свободу возвышенных устремлений.В этом случае поэт обратился к своим современникам. В стихотворении «Дума», написанном в 1838 году, печальная мысль поколения, обреченного идти жизненным путем, не оставляя следов истории, заменяет его юношескую мечту о романтическом подвиге.

Лермонтов считал себя обязанным рассказать современникам правду о плачевном положении их совести и духа. По словам Михаила Юрьевича, это было покорное, безвольное, малодушное поколение, живущее без малейшей надежды на будущее.Таков был подвиг поэта, возможно, более трудный, чем готовность во имя своей страны и своей свободы умереть на эшафоте. Ведь не только враги Лермонтова, но даже те, для кого он сообщал эту печальную правду, обвиняли Михаила Юрьевича в клевете на современное общество. И только В. Белинский с его феноменальной проницательностью сумел увидеть в «холодном и нежном» отношении к жизни веру Лермонтова в честь и достоинство человеческой жизни.

Подвиг во имя Родины

Михаил Ю.не хотел и не умел скрывать свои мысли. Все стихи, драмы, стихотворения и трагедии, созданные его пером за тринадцать напряженных лет творчества, - поистине подвиг во имя Родины и свободы. Тема Родины в творчестве Лермонтова отражена не только в прославлении русской победы в стихотворении «Бородино», в знаменитых строках «Я люблю свою Родину…», но и во многих произведениях, где нет явная ссылка либо на свободу, либо на Родину, но назначение поэта, судьба поколения, бессмысленное кровопролитие, одинокий пленник, пустота жизни, ссылка.Напомнив своему поколению о героическом прошлом народа («Песня о царе Иване Васильевиче», «Бородино»), он выразил веру в творческий, героический потенциал человека, способного преодолеть трагедию будущего, историю и текущую ситуацию. . Любовь к Родине Лермонтова была активной, активной.

Герой Лермонтова в поэме «От Андрея Шенье» размышляет о необходимости социальных действий, в произведениях «10 июля 1830 г.» и «30 июля (Париж) 1830 г.». стремится участвовать в революционных боях и приветствует их участников, в стихотворении «Предсказание» его привлекают картины восстания.

Родина в ранних текстах

В героях ранней поэзии - Байроне и Наполеоне - Михаил Юрьевич также поет публичное действо. Однако его представления о революционных потрясениях, а также о герое волевого действия Наполеона противоречивы. Лермонтов пишет, что наступит роковой год, когда монархия будет свергнута, люди перестанут любить короля и «смерть и кровь станут пищей для многих». Описанная картина - результат восстания в государстве - мрачна и не похожа на то счастливое время, которое искал герой.Это апофеоз хаоса, разрушения, нечеловеческих страданий.

"Прогноз"

В стихотворении «Предсказание», написанном 16-летним поэтом в 1830 году, Лермонтов пророчествует о надвигающейся катастрофе и печальных последствиях таких событий. Страшную фигуру палача он изображает в черном плаще. Это метафора образа непроглядной тьмы, видимой уже сейчас из-за облаков и дыма целого века.

Уже в ранних стихах Лермонтов выражает неверие в людей и жизнь, отчаяние.Позже, преодолев влечение музы Байрон, он пытается найти опору для своих идеалов в самой реальности. Тема Родины в творчестве Лермонтова начинает звучать иначе. Он описывает любовь к родному краю (вспомните, например, анализ стихотворения «Родина» Лермонтова), чувство слияния с природой, которое превращается в переживание гармонии со всем мирозданием («Когда беспокоит пожелтение поля »).

«Бородино»

Тема Родины в творчестве Лермонтова раскрывается в знаменитой поэме «Бородино».Это произведение было опубликовано в «Современнике» в 1837 году. История создания стихотворения берет начало в раннем романтическом стихе «Бородинское поле». Лермонтов во многом изменил первоначальное произведение. Место неизвестного, но свободолюбивого оратора в своём свободолюбивом, абстрактном, занял «дядя» - довольно прозаический рассказчик, как показывает анализ стиха. Родина Лермонтова выглядит более реалистично, поскольку из текста убраны патетические стандартные детали, не соответствующие реальности событий.Например, ненастье, романтическая буря, якобы случившаяся накануне боя, сменилась ясной осенней ночью, что и было правдой. Это было не просто выяснение факта, такое продолжение действительности свидетельствовало о созревании творческого дара Лермонтова. Поэтому «Бородино» стоит в одном ряду с величайшими реалистическими шедеврами Михаила Юрьевича «Завет», «Родина» и «Валерик».

Смена жанра

Стихи Лермонтова на тему «Родина» в корне меняют жанр.На смену дидактике диспута раннего «Полевого Бородина» пришла естественная ироническая дидактика намеренно простого и ясного повествования. Работа «Бородино» - новинка. Скорее, это дидактический роман, в котором батальные сцены в своей полемике обращены в инертное, вялое, апатичное, по словам поэта, настоящее. Белинский интерпретировал Бородино как двустороннее произведение, в котором на первом плане - повествование о старом воине, реалистичное изображение батальной сцены, ее панорамы, а во втором - горечь упрека, противопоставляющая прошлое и настоящее. осуждение которого еще более резко прозвучало в стихотворении «Дума».

Тема Родины в творчестве Лермонтова неразрывно связана с понятием национальности и народа. Белинский отмечал, что Лермонтов проникся духом национальности, слился с ним. Еще раз отметим, что поэт работал в эпоху безвременья. В эти годы особенно остро стоит вопрос о дальнейшем развитии государства и его будущем. Патриотическое чувство Михаила Юрьевича зародилось очень рано и впоследствии стало важнейшим.Пятнадцатилетним юношей М.Ю. Лермонтов, тема его родины, пронизывающая все его творчество, писал: «Я люблю свою Родину и более многих» (стихотворение «Я увидел тень блаженства…»).

Новый лирический герой

После 1837 года лирический герой заметно изменился: он стал ощущать равенство с другими людьми, отходя от демонизма. Определяя себя жертвой времени, он признает себя его представителем. Есть интерес к жизни и другим людям, даже духовный, внутренний союз с ними, иногда переходящий в перевоплощение в солдата или пленника («Сосед», «Сосед», «Узник», «Пленный рыцарь»).В таком сближении герой открывает новые возможности. Он все больше ощущает тщетность индивидуализма, неразрешимость своих внутренних противоречий, стремится найти опору для своих идеалов. Тема Родины в творчестве Лермонтова начинает звучать по-новому.

Символический образ Родины

Поэт, будучи романтиком, создал символический обобщенный образ своей страны. Стихи Лермонтова на тему «Родина» изображают ее как некий идеал.Михаил Лермонтов, родина которого много значила, презирает людей, у которых ее нет, свободных от страданий и страстей. Он сравнивает их с облаками (стихотворение «Облака», 1840 г.), вечно холодными и свободными, несущимися на юг с надоевших бесплодных кукурузных полей.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *