В результате проведения александра 2 судебной реформы: СУДЕБНАЯ РЕФОРМА 1864 ГОДА В РОССИИ. ГРАНДИОЗНЫЙ УСПЕХ ИЛИ ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНЫЙ БЕСПОРЯДОК ГОСУДАРСТВЕННОЙ ЖИЗНИ? | Опубликовать статью ВАК, elibrary (НЭБ)

Содержание

СУДЕБНАЯ РЕФОРМА 1864 ГОДА В РОССИИ. ГРАНДИОЗНЫЙ УСПЕХ ИЛИ ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНЫЙ БЕСПОРЯДОК ГОСУДАРСТВЕННОЙ ЖИЗНИ? | Опубликовать статью ВАК, elibrary (НЭБ)

СУДЕБНАЯ РЕФОРМА 1864 ГОДА В РОССИИ. ГРАНДИОЗНЫЙ УСПЕХ ИЛИ ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНЫЙ БЕСПОРЯДОК ГОСУДАРСТВЕННОЙ ЖИЗНИ?

Научная статья

Коновалов А.А. *

Московский педагогический государственный университет (МПГУ), соискатель, Москва, Россия

* Корреспондирующий автор (konovalovalexandr111[at]rambler.ru)

Аннотация

Статья предлагает альтернативный взгляд на судебную реформу 1864 года в России. Даётся краткий сравнительный анализ судебной системы Российской империи пореформенного периода с прежней судебной системой, соотнесение реформированного суда с историческим опытом крупнейших европейских держав. В статье исследуются характерные черты судебной реформы, особенно важные в её исторической перспективе.

Ключевые слова: судебная реформа, великие реформы, судопроизводство, Российская империя, Александр II, либерализм.

 

JUDICIAL REFORM OF 1864 IN RUSSIA. GRAND SUCCESS OR A CONSISTENT MESS IN POLITICS?

Research article

Konovalov A.A. *

Moscow State Pedagogical University (MSPU), Moscow, Russia

* Corresponding author (konovalovalexandr111[at]rambler.ru)

Abstract

The paper offers an alternative view of the judicial reform of 1864 in Russia. The author provides a brief comparative analysis of the judicial system of the Russian Empire of the post-reform period with the previous judicial system, as well as the correlation of the reformed court with the historical experience of the largest European powers. The work explores the characteristics of judicial reform, especially important in its historical perspective.

Keywords: judicial reform, great reforms, legal proceedings, Russian Empire, Alexander II, liberalism. 

Введение

Актуальность выбранной темы обусловлена однозначностью трактовки судебной реформы 1864 года в современной исторической науке.

В последние годы многие отечественные исследователи дают ей исключительно положительную оценку [Буренков В. А. История реформ в России XVIII – начала XX. СПб, 2004; Смыкалин А. С. История судебной системы России. М., 2010; Томсинов В. А. Конституционный вопрос в России в 60-х – начале 80-х годов XIX века, М., 2013; Ляшенко Л. М.. Александр II. Победа и трагедия. М., 2011]. В российском обществе наших дней также сохраняется спрос на организацию справедливого судопроизводства, проблема подобного рода требует обращения к истории судебного дела в России, ведь правовое сознание современных россиян имеет свои истоки именно в исторических ситуациях прошлого.

Российское общество середины XIX века представляло собой сложный и, во многом, противоречивый социальный организм. Реформы Петра I, позволившие России в XVIII веке войти в ряды великих европейских держав, тем не менее, заложили фундаментальное противоречие внутри государства: Россия с начала XVIII века теряет свою цивилизационную монолитность, формируются две сильно различных между собой общественных страты: насильственно европеизированная государственная элита (дворянство) и оставшееся в традиционной культурно-исторической парадигме большинство населения (крестьянство).

Самым ярким и наиболее опасным для основ государства явлением XVIII века, обнажившим различия в мироощущении элиты и народных масс, стало Крестьянское восстание 1773-1775 гг., спровоцировавшее ускоренное проведение предшествующей судебной реформы Екатерины II [2, C. 108]. В долговременной перспективе эти культурно-исторические различия повлияли и на результаты реформы 1864 года.  Одной из главных проблем русского общества середины XIX века стала низкая эффективность бюрократического аппарата, в особенности в деле судопроизводства. Система управления государством, созданная ещё при императрице Екатерине II, стремительно устаревала. Причиной этому обычно принято считать неукоснительный рост бюрократического аппарата в империи. Однако если взглянуть на проблему «канцелярской волокиты» чуть глубже, то сами причины роста бюрократического аппарата становятся очевидными. Сравним два факта: население России в 1782 году ─ 28 миллионов человек; население России незадолго до Крымской войны (1851 г.
) ─ 69 миллионов (данные ревизий народонаселения) [11, С. 82]. За 70 лет мы наблюдаем более чем двукратный прирост населения. При этом за следующие после Екатерины II три царствования, основы государственного управления (при всех текущих нововведениях) оставались неизменными. Постоянный рост штата чиновников низшего и среднего звена, при существующих принципах управления, был единственным возможным способом вести государственные дела. Уже поэтому николаевский «канцелярский гнёт» являлся закономерным явлением, при этом его отрицательное влияние на существовавшую судебную систему было катастрофическим, это признавалось на всех уровнях российского общества [5, С. 112-113].

Судебная система, как одна из основ любого государства, всегда является отражением модели управления.  Именно судебная система в России 50-х гг. XIX века была наиболее подвержена структурному кризису. Как мы уже выяснили, штат чиновников рос, а жалованье рядовых чиновников судебного ведомства и, прежде всего, судей, год от года только уменьшалось.

Катализатором кризиса стала Крымская война. В её ходе, бюджет Министерства юстиции был урезан на треть [8, С. 70]. Во многих губерниях жалования судебных чиновников, не выплачивались в течении нескольких кварталов [8, С. 71]. В таких условиях естественным и единственным средством к существованию чиновников судебного аппарата первой инстанции стала взятка.

Судебная система России после Крымской войны полностью дискредитировала себя и на самом верху. Комиссиями по подготовке к судебной реформе были выявлены тысячи нерешённых дел с более чем десятилетним сроком давности [1, С. 263]. Такие дела находили «под сукном» у высших судебных чиновников губернского и общегосударственного уровня.

В начале царствования Александра II необходимость реформирования судов осознавалась всецело и государством, и обществом. Существующая модель судопроизводства критиковалась на всех уровнях. Причём, одним из главных инициаторов реформирования выступало само Министерство юстиции, не справлявшееся с тупиковой ситуацией. Чем же стала новая судебная реформа? Как она повлияла на дальнейшее развитие русского общества? На эти вопросы мы и постараемся дать ответ ниже.

Судебная реформа 1864 года радикально изменила всю систему судопроизводства в России, широко повлияв и на методы государственного управления. Детали судебной реформы не входят в поле исследования, однако, кратко перечислим важнейшие преобразования.

До реформы судоустройство делилось по территориальному признаку на 2 уровня: уездный и губернский. Общегосударственным органом судебной системы являлся Правительствующий Сенат. К середине XIX века дело, передаваемое с уездного на губернский уровень, должно было пройти как минимум через 4 различных инстанции [10, С. 74]. При этом, каждая вышестоящая ступень могла отменить решение нижестоящей, и отправить дело обратно для повторного рассмотрения (кроме дел особой важности). Судебная власть была тесно переплетена с исполнительной: губернатор, как и губернский прокурор, мог отменить все решения уездных и губернских инстанций. В Сенате рассмотрение дела друг за другом вели уже 6 инстанций  [10, С. 76]. Если с уголовными делами всё, рано или поздно, заканчивалось на губернском уровне, то многие гражданские дела оседали на годы в различных инстанциях от сельских расправ до департаментов Сената. Ситуация, вызванная Крымской войной (сокращение бюджета и жалований), парализовала работу перегруженных судов. Вместо существовавшей, с 20 ноября 1864 года в России вводилась судебная система, в основу которой был заложен не территориальный, а делообразующий принцип. Для дел меньшей важности (в основном, гражданских) вводился мировой суд. Его основной задачей стало быстрое решение мелких тяжб, посредством заключения мирового соглашения, что отражено в названии [4, С. 38]. Для прочих дел был организован окружной суд, определяющую роль в котором стал играть новый для России институт адвокатуры, а так же коллегия присяжных заседателей. Процессы в окружном суде стали гласными, всесословными и состязательными, что обычно признаётся за высшее достижение судебной реформы.

Сенат же стал высшей кассационной инстанцией, его полномочия в судопроизводстве были сильно урезаны, и ограничивались, в основном, вынесением решений, касающихся порядка судопроизводства. Сенат либо оставлял приговор в силе, либо отправлял дело для повторного рассмотрения другим составом суда.Судебная реформа изначально была обречена на стремительный успех, поскольку в её результате обеспечивалась быстрая работа судов первой инстанции и Сената. Судебное делопроизводство стало прозрачным, многолетние дела «под сукном» или в «долгом ящике» ушли в прошлое. Большинством исследователей судебная реформа признаётся самой успешной и последовательной из Великих реформ. Однако проанализируем долговременную историческую перспективу этого явления, и отметим ниже одну редко упоминаемую деталь произошедшей реформы.Все великие реформы Александра II принято считать либеральными. Таковыми они и являлись по своей сути, обеспечивая правовую основу для очередной европеизации русской жизни. Принципы гласности, открытости и свободы под конец царствования даже чуть было не переросли в принцип конституционности (различные проекты конституции неоднократно рассматривались в Государственном совете).
В этой связи Судебная реформа безусловно последовательна. Примером для её проведения послужила судебная система одного из самых либеральных государств Европы ─ Франции [8, С. 143-144]. Однако взглянем, какой именно Франции. Не просто либеральной, а революционной. Судебная система, схожая с нашей после 1864 года ─ тот же суд присяжных, те же институциональные принципы, идентичные по устройству мировые суды [8, там же], ─ складывается во Франции в годы свержения монархии и революционного террора конца XVIII века, в годы краха французской государственности, иначе говоря, ─ в годы, не имеющие ничего общего с законностью. Откуда же такой «гласный» суд возникает в самой Франции?Революционная Франция воспользовалась многовековым опытом своих давних врагов ─ англичан, в Великобритании действительно богатая традиция открытого суда, суд присяжных появляется ещё в 1166 году (как последовательная мера после Великой хартии вольностей). Именно в Англии и берёт своё начало идеология прав и свобод личности, идеология либерализма.
До вершин свободолюбия островного соседа Франция «дорастает» только через крах государственности, голод и смерти сотен тысяч людей. Такая ситуация, в первую очередь, говорит о весьма сильном несоответствии ближайшей страны континентальной Европы англо-саксонским принципам судопроизводства. Однако Франция, вступив однажды на дорогу свободомыслия, более не изменяла своего пути, и система прижилась. С издержками, со скрипом, но начала исправно работать, создав уникальную правовую культуру. Произошло ли это же в России эпохи великих реформ? Реформа прижилась, и, как любая в России радикальная перемена, даже быстрее, чем этого можно было ожидать. Однако законности создать так и не получилось. Место взятки низшим судебным чиновникам заняла плата новоявленной адвокатуре, быстро заимевшей огромное влияние. Место судьи заняло «общественное мнение», то есть голос либерально настроенной толпы. Место канцелярской волокиты заняла цирковая театральность открытых процессов. Апофеозом сложившейся ситуации стало знаменитое дело петербургского губернатора Трепова  в 1878 году [7, С.
214-222], тогда суд присяжных, на пару с общественным мнением, признал невиновной убийцу и политическую террористку Засулич, когда вина её не подлежала никакому сомнению. Либеральная судебная реформа 1864 года проводилась в крестьянской России, в её истории не было семи столетий «английского» пути. Реформами 1861 и 1864 годов правительство снимало с себя ответственность за основную часть народонаселения государства ─ крестьян, «освобождая» их на произвол судьбы. Эту ситуацию ярко иллюстрирует анонсированная выше деталь судебной реформы. Для крестьян был организован выборный волостной суд. К процедуре этого суда не предъявлялось никаких требований, включая даже соответствие действовавшему законодательству [4, С.41]. Судья в таком суде мог меняться от дела к делу. Максимально возможное наказание по решению такого суда составляло до шести месяцев тюремного заключения. Не смотря на это, при попущении полиции и местных органов власти, подобные суды нередко решали дела даже о крупных кражах, и, что самое невероятное, об убийствах [4, С.
41]. Большинство населения России (более 65%) судебная реформа предоставила самому себе. Из этого появляется неутешительный вывод: для тогдашнего правительства более важен был политический имидж, нежели забота о справедливом суде для большинства подданных.

Заключение

Безусловно, реформы дали и положительный результат. Но он оказался скоротечен. Великим реформам действительно удалось решить массу проблем государственного управления, но не удалось разрешить главной великой проблемы, которая даже и не стояла в их повестке, ─ ею являлся глубинный конфликт европеизированной национальной элиты и традиционного народа, то есть крестьянства. После либеральных реформ императора Александра II эти два совершенно разных мира ещё более удалились друг от друга, а значит, в основе всей жизни Российской империи усугублялось упорно незамечаемое противоречие.Судебная реформа успешно решила проблему недееспособности российского суда. Огромную роль в этом сыграл учрежденный мировой суд, в разы ускоривший разбирательства по основному массиву дел. Новые суды, в отличие от предыдущих, быстро и эффективно заработали как отлаженный механизм. Реформа соответствовала общему духу прочих, проводимых в это же время, а значит, была последовательна. Исходя из этих позиций, реформа, несомненно, выглядит успешной. Но в её основаниях мы обнаруживаем чуждые основной массе населения принципы. Принципы «английского» пути, или иными словами либерализма, которые шли вразрез с мироощущением крестьянина, оставались ему непонятными. Психология русского крестьянина тяготела к устоявшимся веками правовым нормам, а не к концепции правового государства, впервые описанной Джоном Локком, которая и была положена в основу судебной реформы 1864 г.  Российское крестьянство в её результате осталось изолированным сословным пространством, ─ судебным производством между крестьянами ведал сословный волостной суд, являвшийся сторонним звеном судебной системы.  Общая судебная практика касалась крестьян лишь в исключительных случаях, это означает, что культурно-исторический раскол между элитой и народом консервировался проводившимися преобразованиями. В этом смысле, судебная реформа и стала последовательным беспорядком государственной жизни. Именно такой подход правительства к решению неотложных проблем, во многом, и приведёт к краху исторической России в 1917 году.

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. Виленский Б.В., Подготовка судебной реформы 20 ноября 1864 года в России / v. Саратов, 1963.
  2. Вортман Р., Развитие русского правового сознания / Вортман Р., // Политическая наука. Реформа и власть. ─ М., 1998.
  3. Гуценко К.Ф. Правоохранительные органы / Гуценко К.Ф., Ковалев М.А. М.,2007.
  4. Левандовский А.А. – Взрывная сила судебных уставов / Левандовский А.А. // Россия XXI. 2006. – № 3.
  5. Кайзер Ф.Б., Русская судебная реформа 1864 года: к истории русской юстиции от Екатерины II до 1917 года / Кайзер Ф.Б. , // Политическая наука. Реформа и власть. ─ М., 1998.
  6. Кони А.Ф., Отцы и дети судебной реформы / Кони А.Ф. М., 2003.
  7. Кони А.Ф., Собрание сочинений в восьми томах/ Кони А.Ф, Т. 5, – М., 1968.
  8. Кротких М.Г. Самодержавие и судебная реформа 1864 года в России / Кротких М.Г.. Воронеж, 1989.
  9. Кутафин О.Е. Судебная власть России. История. Документы. В шести томах. Т. 3 / Кутафин О.Е., Лебедев В.М., Семигин Г.Ю., – М., 2003.
  10. Попова А.Д., Судебная реформа 1864 года и развитие гражданского общества во второй половине XIX века / Попова А.Д.,// Общественные науки и современность. – М., 2002 – №3.
  11. Россия/Население/Статистика населения // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). СПб., 1890—1907.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Vilensky B.V. Podgotovka sudebnoy reformy 20 noyabrya 1864 goda v Rossii [Preparing judicial reform on November 20, 1864 in Russia. ] / Vilensky B.V Saratov, 1963. [in Russian]
  2. Wortman R., Razvitiye russkogo pravovogo soznaniya [Development of Russian legal consciousness] / Wortman R., // Politicheskaya nauka. Reforma i vlast’ [Political science. Reform and power]. ─ M., 1998. [in Russian]
  3. Gutsenko K.F. Pravookhranitel’nyye organy [Law enforcement agencies]. / Gutsenko K.F., Kovalev M.A., – M., 2007. [In Russian]
  4. Lewandowski A.A. Vzryvnaya sila sudebnykh ustavov [Explosive power of judicial charters] / Lewandowski A.A. // Russia XXI. – 2006. – No. 3. [in Russian]
  5. Kaiser F.B. Russian judicial reform of 1864: to history of Russian justice from Catherine II to 1917 / Kaiser F.B. // Politicheskaya nauka. Reforma i vlast’ [Political science. Reform and power]. ─ M., 1998. [in Russian]
  6. Kony A,F, Ottsy i deti sudebnoy reformy [Fathers and children of judicial reform] / Kony A,F, – M., 2003. [in Russian]
  7. Kony A.F. Sobraniye sochineniy v vos’mi tomakh [Collected Works in eight volumes] Kony A. F. Vol. 5, – M., 1968. [in Russian]
  8. Krotkikh M.G. Samoderzhaviye i sudebnaya reforma 1864 goda v Rossii [Autocracy and judicial reform of 1864 in Russia]. / Krotkikh M.G Voronezh, 1989. [in Russian]
  9. Kutafin O.E. Sudebnaya vlast’ Rossii. Istoriya. Dokumenty. V shesti tomakh [Judicial branch of Russia. Story. Documents. In six volumes] / Kutafin O.E., Lebedev V.M., Semigin G.Yu V. 3 – M., 2003. [in Russian]
  10. Popova A.D., Samoderzhaviye i sudebnaya reforma 1864 goda v Rossii [Judicial reform of 1864 and the development of civil society in the second half of the XIX century] / Popova A.D., // Obshchestvennyye nauki i sovremennost’ [Social sciences and modernity]. – M., 2002 – No. 3. [in Russian]
  11. Russia/Population/Population statistics // Encyclopedic Dictionary of Brockhaus and Efron: 86 volumes (82 volumes and 4 additional). St. Petersburg, 1890-1907. [in Russian]

В России введена новая судебная система

20 ноября (2 декабря) 1864 г. император Александр II ввёл в действие одновременно четыре новых законодательных акта, изменивших систему судоустройства Российской империи: Учреждение судебных установлений; Устав уголовного судопроизводства; Устав гражданского судопроизводства и Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями.

Вопрос о необходимости внесения изменений в судебное законодательство России был поставлен ещё в правление Николая I. Уже тогда подготовительными работами в этом направлении начал заниматься коронный юрист граф Д. Н. Блудов. Именно он стал инициатором проведения полномасштабной судебной реформы, подготовив к 1860 г. проекты будущих уставов. К их рассмотрению были привлечены ведущие представители правовой науки. Выработанные ими основные положения преобразований были опубликованы для всеобщего обсуждения, что позволило учесть замечания практикующих юристов при подготовке окончательного варианта законопроектов.

Основные положения реформы строились с учётом как существующей зарубежной практики, так и специфики сложившихся в России экономических, социальных, политических, демографических, этнических, религиозных и иных условий. Главной целью реформы было упрощение судебной системы страны, её организационное отделение от административных органов, предоставление правоспособности широким слоям населения, а также укрепление судебной власти и обеспечение её независимости.

Александр II так охарактеризовал сущность судебных уставов: «Рассмотрев сии проекты, Мы находим, что они вполне соответствуют желанию Нашему водворить в России суд скорый, правый, милостивый, равный для всех подданных Наших, возвысить судебную власть, дать ей надлежащую самостоятельность и вообще утвердить в народе то уважение к закону, без коего невозможно общественное благосостояние и которое должно быть постоянным руководителем всех и каждого от высшего до низшего».

В соответствии с уставами 20 ноября (2 декабря) 1864 г. в России вводилась новая система судебных органов со строго определённой компетенцией: мировая юстиция, институт судебных следователей и адвокатура. Также был учреждён суд присяжных и реорганизована прокуратура, что позволило ввести в судебный процесс состязательность сторон защиты и обвинения. Судебная власть отделялась от исполнительной. Провозглашалась независимость и несменяемость судей.

Судебные уставы вводились в жизнь постепенно и сначала действовали только в Санкт-Петербургском и Московском судебных округах. К 1894 г. они распространились на всей территории Европейской России, но в ряде округов — без суда присяжных.

Судебная реформа 1864 г. не была реализована в полной мере в связи с принятием в последующие 20 лет около 700 судебных узаконений, вступивших в противоречие с основными положениями Уставов. Однако заложенные в ней принципы оказали существенное влияние на судебную систему императорской России и были учтены при формировании советской судебной системы 1920-х гг.

Лит.: Виленский Б. В. Подготовка судебной реформы 20 ноября 1864 г. в России. Саратов, 1963; Кони А. Ф. Отцы и дети судебной реформы: к пятидесятилетию судебных уставов. М., 1914; Коротких М. Г. Самодержавие и судебная реформа 1864 г. в России. Воронеж, 1989; Трусов А. И. Образец законотворчества и правовой культуры [Электронный ресурс] // КонсультантПлюс. Б.д. URL: http://civil.consultant.ru/sudeb_ustav/.

См. также в Президентской библиотеке:

Сборники Президентской библиотеки. [Вып. 1]: Подготовка судебной реформы 1864 года: первые законопроекты : сборник документов : к 150-летию Судебных уставов, 20 ноября 1864 г. СПб., 2014 (Серия "Документы и материалы»);

Судебная реформа 1864 года: коллекция.

История: Наука и техника: Lenta.ru

155 лет назад с утверждением императором Александром II новых Судебных уставов в России началась долгожданная судебная реформа, в корне изменившая прежнюю устаревшую правовую систему. Как российский суд из царства произвола, волокиты и несправедливости за короткий срок стал едва ли не самым образцовым в Европе? В канун юбилея Судебных уставов 1864 года «Лента.ру» вспоминает о судьбе самой успешной из Великих реформ Александра II.

В судах черна неправдой черной,
И игом рабства клеймлена;
Безбожной лести, лжи тлетворной
И лени, мертвой и позорной,
И всякой мерзости полна!

Так характеризовал нашу страну в последние годы царствования Николая I знаменитый поэт и философ Алексей Хомяков. Стихотворение под названием «России», написанное в марте 1854 года в канун тяжелых поражений в Крымской войне, вовсе не свидетельствовало о его лютой русофобии — наоборот, Хомяков был известен как пылкий патриот-славянофил. Но осознание того, что даже на фоне всеобщей деградации государственных институтов николаевской России судопроизводство находилось в самом плачевном состоянии, объединило тогда всех — славянофилов и западников, либералов и консерваторов.

В то время суд в России имел крайне скверную репутацию. «Законы святы, да судьи супостаты», «судье полезно, что в карман полезло», «суд, что паутина: шмель проскочит, а муха увязнет» — эти пословицы более чем красноречиво говорят об отношении русского народа к тогдашнему правосудию.

Карикатура на российскую судебную систему. Конец 1850-х годов

Внизу надпись: «На четвереньках челобитник, на нем взмостились писаря. На них вскарабкался повытчик и сам везет секретаря. Судья ж на всех верхом сидит. Спроси ж, читатель: "Кто больше всех из них кряхтит?"»

Лубочные рассказы о «Шемякином суде», предшественнике нынешнего «басманного правосудия», известны были по всей стране. Продажность судей, их низкая квалификация и зависимость от административных властей, бюрократическая волокита, обвинительный уклон судебных решений стали притчей во языцех.

Этому способствовало то, что дореформенный суд основывался на запутанном, бессвязном и устаревшем законодательстве. Оно представляло собой свод многочисленных и противоречивых юридических актов предыдущих царствований, начиная от Соборного уложения 1649 года царя Алексея Михайловича и указов его сына Петра I. Как таковой единой судебной системы в стране вообще не существовало — для каждого сословия был свой суд.

Материалы по теме

00:29 — 14 мая 2017

Судебные функции тогда выполняли местная администрация и полицейские чины. Ни о какой состязательности и равноправии сторон или презумпции невиновности не было и речи — судебные заседания проходили в закрытом режиме, без присутствия обвиняемого и обвинителя, а вердикты основывались исключительно на исследовании следственных дел. Некоторые тяжбы вообще могли рассматриваться годами и даже десятилетиями. Царицей доказательств считалось признание, которое нередко выбивалось с помощью угроз, избиений и пыток (официально отмененных в 1801 году, но по-прежнему широко применявшихся в следственной практике). Разумеется, все это создавало благодатную почву для многочисленных злоупотреблений и произвола в судопроизводстве.

Неудивительно, что к началу правления Александра II отвратительное состояние российского суда, в котором практически невозможно добиться правды и справедливости и с которым надо было срочно что-то делать, стало очевидным как для общества, так и для всего правящего класса. Понимал это и сам новый император. В манифесте от 19 марта 1856 года о завершении Крымской войны для России он провозгласил: «Да… совершенствуется ее внутреннее благоустройство; правда и милость да царствуют в судах ее, да развивается повсюду и с новою силою стремление к просвещению». В указе от 20 ноября 1864 года о введении Судебных уставов, с которого судебная реформа официально началась, ее главной задачей Александр II определил «водворить в России суд скорый, правый, милостивый и равный для всех подданных наших, возвысить судебную власть, дать ей надлежащую самостоятельность».

Нельзя сказать, чтобы эта реформа проводилась на пустом месте. Как это обычно бывает в России, любые преобразования основываются на фундаменте неосуществленных проектов предыдущей эпохи. Первые попытки усовершенствовать российское судопроизводство предпринял еще знаменитый реформатор и составитель Свода законов Российской империи Михаил Сперанский сначала при Александре I, а затем при Николае I — но не снискал их одобрения. В середине 1840-х годов предложения улучшить работу судов подавал один из чиновников II отделения царской канцелярии граф Дмитрий Блудов, но тоже не добился особого успеха.

«В это время всеобщего умственного гнета и законодательного застоя, время боязни пред решительными преобразованиями и пристрастия к полумерам... предложенное графом Блудовым мероприятие также носило чисто паллиативный характер, — писал об атмосфере 1840-х годов дореволюционный историк и юрист Григорий Джаншиев. — О необходимости полного переустройства и дезинфекции зараженного насквозь здания старого тайного суда, известного всем своею чудовищною продажностью, невероятным невежеством, бесконечной волокитой, никто и не думал». Понятно, что в условиях «подмороженной» николаевским царствованием России все эти робкие попытки что-либо изменить были обречены. Успех судебной реформы был невозможен без коренных преобразований во всех сферах общественной жизни, прежде всего в карательно-следственной системе.

И хотя Николай I часто проявлял недовольство российским судом, он вообще не желал что-либо существенно менять. Адвокаты, присяжные заседатели, независимые от власти судьи — все это император искренне считал вздорными европейскими выдумками, чуждыми и вредными России и русским людям. Однако его сын Александр II принял страну в таком состоянии, что уже не мог позволить себе постоянно откладывать давно назревшие системные перемены, особенно в судопроизводстве. К тому же в этом вопросе он мог опираться на широкий общественный и внутриэлитный консенсус.

Материалы по теме

00:03 — 12 августа 2017

Судебная реформа проводилась в числе других преобразований Александра II, получивших потом название Великих реформ (крестьянская, городская, земская, военная и реформа образования). Ее подготовка затянулась на несколько лет. Причиной тому стали ожесточенные споры в окружении императора о том, каким должен быть новый суд. За это время в Государственный совет было представлено 14 вариантов реформы, занявших 72 тома.

Условно их можно разделись на три направления. Ретрограды, оставшиеся при дворе еще с николаевской эпохи (вроде министра юстиции графа Виктора Панина), вообще противились всяким преобразованиям. Им противостояли прогрессивные чиновники (государственный секретарь Владимир Бутков, помощник статс-секретаря Государственного совета Сергей Зарудный и сенатор Николай Буцковский), выступавшие за радикальную реформу с созданием принципиально новой системы правосудия. Эти представители правящей элиты хотя и сформировались внутри николаевской властной вертикали, но, находясь в ней на вторых и третьих ролях, видели все ее изъяны и, выдвинувшись вперед при молодом Александре II, понимали необратимость перемен.

Промежуточное положение между ними занимал уже упоминавшийся граф Дмитрий Блудов, достигший к тому времени преклонного возраста. Вспомнив либеральные увлечения своей молодости (при Александре I граф был активным участником общества «Арзамас»), он вновь предложил свой проект десятилетней давности, направленный на незначительное усовершенствование прежнего судопроизводства. Но теперь, в «оттепельные» годы первых лет царствования Александра II, его идеи уже выглядели явно недостаточными и устаревшими.

После отмены крепостного права в 1861 году подготовка судебной реформы заметно ускорилась, чему способствовали два кадровых решения Александра II. Во-первых, вся работа над ней была сосредоточена в отдельной комиссии канцелярии Государственного совета, которую курировал Бутков. Во-вторых, либерал Замятнин сменил своего начальника консерватора Панина на посту министра юстиции (тот занимал его еще с 1841 года). Отвергнув половинчатые предложения Блудова, комиссия внимательно и скрупулезно изучила положения западноевропейского законодательства на предмет их внедрения в российскую практику. При этом ей удалось избежать соблазна слепо и механически перенести на русскую почву заграничные судебные нормы и традиции.

Комиссия отработала на редкость добросовестно — любые предлагаемые к внедрению западные новшества тщательно изучались с учетом российской специфики. Например, реформаторы очень долго не могли решить, какой тип суда присяжных больше подходит для нашей страны: англосаксонский или континентальный. В первом случае присяжные в своем вердикте определяли, виновен ли подсудимый, во втором — помимо этого, вместе с профессиональным судьей устанавливали ему вид и меру наказания. В результате после долгих споров выбрали смешанную модель, больше похожую на англосаксонский вариант.

Сергей Зарудный — один из авторов судебной реформы 1864 года

Эта тщательность и добросовестность стала залогом того, что из всех Великих реформ Александра II именно судебная реформа оказалась самой успешной и наиболее завершенной. Возможно, сыграло свою роль и то, что все участники комиссии были сравнительно молодыми людьми прогрессивных взглядов и единомышленниками. Помимо упоминавшихся выше Владимира Буткова, Сергея Зарудного (кстати, он вообще не имел юридического образования) и Николая Буцковского, активную роль в разработке и продвижении реформы сыграли новый товарищ (заместитель) министра юстиции Николай Стояновский и московский губернский прокурор Дмитрий Ровинский — все они по праву могут считаться ее отцами.

Важно было и то, что перед тем, как представить проект будущей реформы на утверждение императору, Зарудный добился его публикации в печати с последующим публичным обсуждением. Понятно, что эта новация стала настоящим прорывом для тогдашней России, постепенно просыпающейся после дремотного морока затянувшегося николаевского царствования.

Новые Судебные уставы, подготовленные комиссией Зарудного и подписанные Александром II указом от 20 ноября 1864 года, ознаменовали подлинную революцию в российской юриспруденции (хотя они поначалу действовали не на всей территории страны). Отныне суд и следствие разделялись (институт судебных следователей появился еще в 1860 году), суд становился гласным и независимым от администрации.

Провозглашался принцип устного и состязательного характера судопроизводства, а также презумпции невиновности и равенства всех перед законом. Впервые в России учреждались институты адвокатуры, мировых судей и присяжных заседателей, а затем и нотариата. Одновременно с судебной реформой происходила гуманизация тюремной системы, ставшая возможной после двухлетней командировки в Европу чиновника по особым поручениям МВД Михаила Галкина-Враского, автора книги «Материалы к изучению тюремного вопроса». Он стремился к тому, чтобы российская тюрьма перестала быть филиалом ада на земле и приобрела цивилизованный вид.

Реформа уравнивала перед законом почти все сословия — отдельный суд оставался только для крестьян, военных (действие фильма «История одного назначения» происходит именно в середине 1860-х годов), духовенства и высших чиновников империи. Независимость судей обеспечивалась их несменяемостью — они назначались указом императора пожизненно. Вместо прежней запутанной и многоступенчатой структуры новая судебная система России теперь разделялась на общие (рассматривали как уголовные, так и гражданские дела) и мировые суды (для незначительных дел), полномочия между которыми были четко разграничены. К общим судам еще относились окружные суды и судебные палаты, к местным — мировые и волостные суды, а также съезды мировых судей. Для каждой из этих двух категорий судов имелась только одна вышестоящая апелляционная инстанция и общая для них обеих — Сенат.

Судебная реформа быстро принесла первые результаты: резко сократились сроки рассмотрения дел (от нескольких лет до нескольких недель), значительно уменьшился документооборот. Но главное — российский пореформенный суд способствовал перевороту в сознании огромных людских масс, увидевших стремительное сокращение дистанции между законом и справедливостью. Миллионы прежде бесправных крестьян и разночинцев стали не только объектами судопроизводства, но и полноценными его участниками. Авторитет суда как важнейшего государственного института среди всех сословий пореформенной России поднялся на небывалую прежде высоту.

Материалы по теме

00:03 — 13 мая 2019

Многочисленные скептики, предрекавшие крах судебной реформы из-за якобы дремучести и невежества «неготового» к ней русского народа, были посрамлены. Главный идеолог реформы Сергей Зарудный отвечал им еще во время ее подготовки в конце 1850-х годов: «Трудно думать, чтобы люди где-либо и когда-либо были приготовлены для дурного и незрелы для хорошего. Правильный закон никогда не сделает зла…» Газета «Московские ведомости» в декабре 1864 года восторженно писала: «Прежние судебные учреждения были только придатком администрации. Теперь является новое начало, которое должно оказать действие повсюду и видоизменить весь строй нашего гражданского быта». За короткий срок буквально из ниоткуда в нашей стране возникла мощная и влиятельная юридическая корпорация, представители которой отныне стали одними из самых уважаемых людей в обществе. Блестящие адвокаты Александр Урусов, Владимир Спасович, Федор Плевако и Дмитрий Стасов быстро оказались, как выразились бы сейчас, медийными знаменитостями и лидерами общественного мнения.

Конечно, пореформенный суд в России вовсе не был лишен изъянов. Не зря на него нередко критически смотрели классики русской литературы — достаточно вспомнить «Братьев Карамазовых» Достоевского, «Напрасные опасения» Салтыкова-Щедрина или «Воскресение» Толстого. Но с высоты сегодняшнего времени надо понимать, что все его недостатки были проблемами совсем иного уровня, нежели раньше.

Картина Михаила Шабельникова «Речь Петра Алексеева на "процессе пятидесяти"»

«Процесс пятидесяти» («процесс москвичей») — политический суд над молодыми народниками, проходивший в 1877 году. Петр Алексеев — один из обвиняемых по делу, чья знаменитая речь в суде 9 марта 1877 года стала программной для будущих поколений российских революционеров.

Вскоре проявились и другие последствия судебной реформы, на которые ее авторы явно не рассчитывали. В 1870-е годы правительство Александра II постепенно взяло курс на сворачивание преобразований, чем вызвало недовольство радикально-либеральной части общества. Открытость слушаний и рассмотрение дел присяжными заседателями привели к чрезмерной политизации судебных решений. Теперь суд уже упрекали (часто не без оснований) в оправдательном уклоне.

Апофеозом этой тенденции стало оправдание судом присяжных в 1878 году первой российской террористки Веры Засулич, вызвавшее восторг либеральной общественности и возмущение консерваторов. Женщина стреляла в петербургского градоначальника генерала Федора Трепова, желая отомстить ему за незаконный приказ о порке в тюрьме народника Алексея Боголюбова, арестованного за участие в первой в истории России молодежной политической демонстрации у Казанского собора в декабре 1876 года. Трепов выжил, получив тяжелое ранение, но власти решили процесс над Засулич сделать показательным. Министр юстиции граф Константин Пален прямо заявил об этом председательствующему на суде знаменитому русскому юристу Анатолию Кони: «Обвинитель, защитник, присяжные — вздор, все зависит от вас». Однако Кони, будучи принципиальным человеком, отказался давить на присяжных — даже наоборот: на судебных слушаниях он фактически поддержал адвоката.

Материалы по теме

00:02 — 2 июля 2019

После скандального оправдания Засулич дела о покушениях на представителей власти вывели из-под юрисдикции суда присяжных (позже этот перечень существенно расширили). Решив, что судебная реформа зашла слишком далеко, правительство попыталось отыграть назад и, как тогда говорили, «испортить» ее. Удобным поводом для этого стала русско-турецкая война 1877-1878 годов. Поэтому царский указ от 9 августа 1878 года передавал «...обвиняемых в вооруженном сопротивлении властям... или нападении на чи­нов войска и полиции... военному суду для суждения по законам военного времени». Эта политика особенно усилилась после убийства террористами Александра II в марте 1881 года, после которого его Великие реформы сменились контрреформами следующего императора — Александра III.

По удивительной гримасе истории бывший член комиссии по разработке судебной реформы 1864 года Константин Победоносцев, при новом самодержце прослывший одиозным «серым кардиналом», в октябре 1885 года представил Александру III записку, предусматривавшую, по сути, пересмотр главных положений Судебных уставов 1864 года. В ней предлагалось «…устранить публичность по некоторым делам и умножить разряды дел, по закону производимых в закрытом заседании», «…принять решительные меры к обузданию и ограничению адвокатского произвола», постепенно «отделаться» от суда присяжных, который якобы «служит к гибельной деморализации общественной совести и к извращению существенных целей правосудия». Обращаясь к императору, Победоносцев не скрывал своих целей: «В Российском государстве не может быть отдельных властей, независимых от центральной власти государственной».

Александр III поставил на записке положительную резолюцию и даже спустя несколько дней уволил министра юстиции Дмитрия Набокова (деда знаменитого писателя), который до этого успешно отбивал все нападки придворных реакционеров на суд присяжных. Но, по счастью, к тому времени судебную реформу уже невозможно было полностью повернуть вспять.

Картина Константина Савицкого «В ожидании приговора суда»

Изменения, вызванные ею в российском обществе, стали необратимыми. Напрасно тот же Победоносцев еще в 1881 году жаловался Александру III, что «нигде в мире суд не обособлен так, как у нас в России». Ретроградам лишь в 1889 году удалось добиться упразднения института мировых судей и замены их земскими участковыми начальниками. Однако эта затея оказалась неудачной, и в 1912 году мировой суд снова восстановят.

Формально реформа длилась 35 лет и официально закончилась 1 июля 1899 года, когда новые судебные органы появились в отдаленных уездах Вологодской губернии. На самом деле в некоторых районах Сибири и Дальнего Востока установление нового суда согласно Уставам 1864 года растянулось вплоть до Первой мировой войны. Однако затем этот процесс в силу известных исторических обстоятельств надолго прервался. Но когда-нибудь — и скорее раньше, чем позже — бесценный опыт судебной реформы Александра II непременно пригодится и в современной России.

Судебные реформы прибыли в Сибирь на русских тройках — Российская газета

Новые суды Сибири

Судебная реформа 1864 г., инициированная Александром II, растянулась на несколько десятилетий. В Сибири, как и по всей стране, почти тридцать лет обсуждали, как же приступить к ее осуществлению. Наконец, в 1894 г. на пост министра юстиции был назначен Николай Валерианович Муравьев, перед которым была поставлена задача завершить распространение Судебных уставов на всю империю.

20 октября 1894 г. была создана министерская комиссия для разработки преобразования сибирского суда, а через год Муравьев запросил у императора разрешение начать действовать. Николай II, дав согласие, написал в "высочайшем соизволении": "Дай бог, чтобы Сибирь через два года получила столь необходимое ей правосудие наравне с остальной Россией"1. 1 марта 1896 г. министр юстиции представил проект в Государственный совет. Там документ обсуждался 6 апреля и 8 мая 1896 г.2, а 13 мая был утвержден в виде "Временных правил о применении Судебных уставов к губерниям и областям Сибири"3.

Учреждение Временных правил сибирские власти и общественность встретили с энтузиазмом. Проводилась работа по разделению губерний на мировые участки, по найму жилья и помещений для мировых судей. Министерство юстиции пыталось в короткие сроки решить проблему укомплектования судебных органов. В июне 1896 г. в Сибирь командировались старшие председатели и прокуроры Казанской и будущей Иркутской судебных палат. Цель их поездки состояла в изучении местных кадров для работы в реорганизованных судах. Всем российским судебным палатам предлагалось указать лиц, желавших перейти на службу в Сибирь. Собранный материал поступил на обсуждение особого министерского совещания, где окончательно устанавливались служащие, получившие назначения в сибирские судебные установления4.

12 февраля 1897 г. в присутствии Муравьева состоялась встреча императора Николая II с высшими чинами будущих учреждений правосудия края: старшим председателем Иркутской судебной палаты, прокурором той же палаты, председателями всех окружных судов и их прокурорами5.

Статистические данные показывали, что 47% назначений в новые сибирские суды выпало на долю людей, так или иначе знакомых с регионом, а 53% назначенцев увидели этот край впервые6. На небывалую высоту поднимался общий образовательный уровень местных судей. Из назначенных 81,5% получили высшее юридическое образование, 10,3% - высшее неюридическое и лишь 8,2% не имели аттестата о высшем образовании, но обладали достаточной юридической практикой7.

Высочайшим повелением от 19 февраля 1897 г. Муравьеву предоставлялось право утвердить проекты разграничения губерний и областей Сибири на судебно-следственные участки, а также назначить до 1 июля 1897 г. почетных мировых судей8. Император позволил министру юстиции лично открыть Иркутскую судебную палату и Иркутский окружной суд.

Открытие новых судов планировалось на 2 июля 1897 г. За несколько дней стали приезжать высокие гости. Вечером 29 июня Иркутск встречал Муравьева - единственного министра юстиции Российской империи, побывавшего в Сибири. Он преодолел путь на восток с представительной делегацией, в которую входили, в частности, директоры первого и второго департаментов Министерства юстиции С.С. Манухин (министр юстиции в 1905 г.9) и Н.Э. Шмеман: до Канска - на специальном поезде, далее, до места назначения - на пятерке и пятнадцати тройках лошадей10. На приветствие иркутского городского головы он ответил: "Я считаю великим для себя счастьем быть исполнителем мудрой царской воли, даровавшей Сибири новые суды"11.


Всеобщее ликование

Ажиотаж, сопровождавший первые шаги реформы в регионе, показывает, насколько важной представлялась она сибирякам. Всеобщее воодушевление по ее поводу превратилось в настоящий праздник. "Русские ведомости" писали, что "ни один из провинциальных судебных округов не открывался с такой торжественностью, как сибирский"12. В Томске, ожидая наплыв горожан на открытие новых судебных учреждений, полицмейстер А.А. Зеленский распорядился назначить к зданию губернского суда усиленный наряд, приказав не пускать в судебные помещения посторонних и расположив публику на противоположной стороне улицы13. Городские думы, мещанские и купеческие общества выделяли средства на проведение торжеств, улицы украшались флагами, судебные здания роскошно декорировались, устраивались праздничные обеды, иллюминации, организовывались народные гуляния14. Население края, уставшее от произвола дореформенной юстиции, ликовало.

Главную речь на открытии новой системы правосудия в Иркутске произнес Муравьев. Он был уверен, что реформа проводится в полном соответствии с Судебными уставами, а предпринятые отклонения от общего судоустройства и судопроизводства представлялись ему "глубоко обдуманными". Министр указал на особую миссию мировых судей: "В глуши, в одиночестве, среди суровой природы и чуждых людей это будет своего рода подвигом, но пусть даже и так - сознательный подвиг и бескорыстная жертва возвышают и облагораживают того, кто способен на них!"15.


С чувством глубокой благодарности

В биографию знаменитого дореволюционного юриста Муравьева - блестящего оратора, поднявшего обвинительную речь в суде на уровень искусства16, человека, который "правды свет зажег над миром" и "зло открыто обличал"17 - была вписана еще одна яркая страница. За деятельность по завершению судебной реформы 1864 г. в стране, в частности в Сибири, он удостоился благодарности императора: "Николай Валерианович. По вступлении моем на престол я обратил особое внимание на необходимость распространения области применения Судебных уставов императора Александра II, дабы во всех, даже самых отдаленных местностях России действовало скорое, беспристрастное и близкое к народу правосудие..."18

На сибиряков Муравьев произвел благоприятное впечатление, и они еще долго сохраняли к нему теплые чувства. Когда в 1905 г. он, назначенный послом в Италию, покидал должность управляющего министерством, в его адрес поступило множество телеграмм, в одной из которых сибирские судьи писали: "Ваши сердечные и высоко справедливые отношения к нам, судебным деятелям, укрепили навсегда в сердцах наших чувства глубокой благодарности вам и самые светлые воспоминания о тех минутах, когда нам приходилось видеть вас, слушая с умилением и гордостью ваши поучения и речи"19.


Итоги преобразований

Почувствовать положительные изменения можно было уже в июле 1897 г., когда во время празднеств в Томске министр юстиции выслушивал благодарности за продвижение в правительстве вопроса о дополнении единственного в Сибири университета - Томского - юридическим факультетом20.

Летом 1897 г. сибиряки благодаря усилиям Муравьева стали свидетелями коренных изменений судебных порядков, вместе с тем получив очередную порцию надежд. Все-таки, несмотря на разные ограничения, реализовались основополагающие принципы Судебных уставов: независимость судебной власти и несменяемость судей, равенство всех перед законом, гласность и состязательность судопроизводства, право обвиняемого на защиту.


1. РГИА. Ф. 1405. Оп. 542. Д. 240. Л. 1; Д. 250. Л. 1.
2. Судебная реформа в Сибири. СПб. 1896. С. 3.
3Полное собрание законов Российской империи (ПСЗ)-III. Т. 16. N 12932.
4. Замещение должностей в новых судебных учреждениях Сибири // Журнал Министерства юстиции. 1897. N 4. С. 115; Статистический обзор Тобольской губернии за 1897 г. Тобольск, 1898. С. 40; Тобольские губернские ведомости. 1897. 19 июля.
5. Представление государю императору высших чинов судебных установлений Сибири // Журнал Министерства юстиции. 1897. N 3. С. 44.
6. Плотников М. Хроника внутренней жизни // Русское богатство. 1898. N 2. С. 201; Статистический обзор Тобольской губернии за 1897 г. С. 40; Тобольские губернские ведомости. 1897. 26 июля.
7. Замещение должностей в новых судебных учреждениях Сибири. С. 117-118; Статистический обзор Тобольской губернии за 1897 г. С. 40-41.
8. ПСЗ-III. Т. 17. N 13775.
9. Министерская система в Российской империи: К 200летию министерств в России. М., 2007. С. 230-231.
10. Яковлев Я.А., Рассамахин Ю.К. Рассказы о томской прокуратуре. Томск, 2004. Т. 1. С. 278.
11. Восточное обозрение. 1897. 2 июля.
12. Цит. по: Восточное обозрение. 1897. 24 августа.
13. Томский листок. 1897. 2 июля.
14. Иркутские губернские ведомости. 1897. 9 июля; Сибирский вестник. 1898. 3 января; Сибирский листок. 1897. 29 июня; Тобольские губернские ведомости. 1897. 12 июля; Томский листок. 1897. 1 июля.
15. Муравьев Н.В. Из прошлой деятельности. СПб. 1900. Т. 2. С. 410-416.
16. Панов П.И. Министр юстиции, генерал-прокурор Российской империи Н.В. Муравьев - в служении закону // Вестник Московского университета. Сер. 21. Управление (государство и общество). 2005. N 1. С. 19-36.
17. Баранцевич Е.М. На смерть Николая Валериановича Муравьева (скончался 1 декабря 1908 г.). Томск, 1908. С. 1.
18. Высочайший рескрипт, данный на имя министра юстиции, статс-секретаря, тайного советника Муравьева // Журнал Министерства юстиции. 1899. N 7. С. 3-4.
19. Журнал Министерства юстиции. 1905. N 2. С 88.
20. Томский листок. 1897. 13 июля.

Верховному Суду Российской Федерации 90 лет — Верховный Суд Российской Федерации




            ВЕРХОВНОМУ СУДУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ 90 ЛЕТ


     Исполнилось  90  лет  со  дня   учреждения   Верховного   Суда
Российской Федерации.
     Это важный исторический рубеж в деятельности высшего судебного
органа страны по гражданским,  уголовным,  административным  делам,
подсудным судам общей юрисдикции.
     В   соответствии   с   Конституцией    Российской    Федерации
государственная власть в  нашей  стране  осуществляется  на  основе
разделения на законодательную, исполнительную и судебную.  Судебная
власть самостоятельна и действует независимо от  законодательной  и
исполнительной властей.
     Утверждению судебной власти в современной России предшествовал
длительный исторический период развития  общественных  отношений  и
отечественной    государственности,    каждый     этап     которого
характеризовался   особой   ролью   суда   в   системе   институтов
государственной власти, спецификой судебной системы и осуществления
правосудия.
     Многовековой путь, который  прошло  российское  правосудие  от
первых  упоминаний  о  судах  до  современного  состояния  судебной
системы, достаточно наглядно отражает основные  вехи  отечественной
истории, происходившие в стране события и их воздействие на  право,
правоприменение,  в  том  числе  на  судопроизводство.   Столь   же
отчетливо  через  историю  суда  можно  оценить   и   роль   многих
исторических  личностей,  государственных  деятелей,   начиная   от
Древней Руси до  современной  России,  оказавших  свое  влияние  на
становление и развитие отечественного правосудия  и  всей  судебной
системы  в  целом.  Несомненный   интерес   представляют   вопросы,
связанные с изменениями роли и места суда по мере совершенствования
общественных отношений  и  развития  российской  государственности,
взаимосвязи  правосудия  с  другими  государственными  институтами,
влияния отечественных традиций на тенденции правосудия.
     Рубежом  первого  тысячелетия  (конец  X -  начало  XI   века)
отмечена закладка первого камня в фундамент российского правосудия.
События тех давних времен связаны  с  именами  Новгородского  князя
Гостомысла и  Киевского  князя  Владимира  Святославовича,  которые
оставили заметный след в нашей истории своими великими свершениями.
Кроме  храбрости  и  мудрости  в  государственных  делах  правитель
Новгорода проявил  себя  и  как  справедливый  судья.  А  с  именем
Киевского князя Владимира связывают не только принятие христианства
на Руси, но и издание первого государственного акта о суде -  Указа
о десятинах, судах и людях церковных.
     Оттуда же - из глубины  веков,  со  времен  опричнины  исходят
первые сведения о внесудебных расправах и чрезвычайных  судилищах -
беззакониях, насаждавшихся властью  в  наиболее  драматические годы
отечественной истории.
     Поистине     революционной     эпохой     был     сравнительно
непродолжительный  по   историческим   меркам,   но   исключительно
плодотворный и важный период истории российского  суда -  от  Свода
законов  до  судебной  реформы  1864 года,  когда  судебное   право
развивалось  наиболее  интенсивно  и   гармонично.   Подготовка   и
осуществление судебной реформы  позволили  создать  одно  из  самых
демократических и совершенных для того  времени  законодательств  о
правосудии    и    судебной     системе.     Трудно     переоценить
революционизирующее влияние реформ 60-х годов XIX столетия  на  всю
общественную жизнь России, на ускорение цивилизационных  процессов.
Судебная реформа 1864 года показала  роль  личности  в  обеспечении
успешного ее  проведения,  значение  государственной  поддержки  на
самом высоком уровне, которую она получила от великого  реформатора
Императора Александра II. И  наоборот -  отсутствие  действительной
заинтересованности  власти  в  достижении  прогрессивных   перемен,
связанных  с  осуществлением  правосудия,  непоследовательность   и
половинчатость   реформирования   обрекают   судебную   систему   и
судопроизводство на застой и даже деградацию.
     Осмысление исторического значения и опыта  проведения  прошлых
судебных реформ имеет чрезвычайно важное значение и для утверждения
судебной власти в современной России.
     Стремительное развитие экономики на рубеже XIX-XX веков вывело
Российскую империю в передовые промышленные и  сельскохозяйственные
державы. Однако  наличие  целого  ряда  полуфеодальных  пережитков,
особенно   в   крестьянском   хозяйстве    России,    обусловливало
противоречивый  характер  многих  государственных  и   общественных
институтов,  сдерживало  дальнейшее  продвижение  страны  по   пути
утверждения демократического государства и общества. Это отразилось
и на судебной системе, и на правосудии, постепенно  сдававших  одну
за другой ранее завоеванные позиции.
     В результате революций,  потрясших  страну  в  1917 году,  вся
правоприменительная  система  России,   включая   суды,   оказалась
политизированной. Не  осталось  места  состязательности,  равенству
сторон,  ушли  в  прошлое  и  большинство  других   демократических
принципов судопроизводства. Профессиональных юристов сменили  люди,
большинство из которых имели весьма посредственное представление  о
праве и едва умели читать. Право и  законность  в  судопроизводстве
уступили   место   революционному    правосознанию,    политической
целесообразности,  правосудие   оказалось   вверено   революционным
трибуналам и чрезвычайным внесудебным органам.
     Февральская  буржуазная  революция,  октябрьский  переворот  и
установление    Советской    власти     сопровождались     разгоном
Учредительного  Собрания,  Правительствующего   Сената   вместе   с
подведомственными   ему   судебными   учреждениями,   прокуратурой,
адвокатурой.  Вслед  за  этим  последовали  гражданская   война   и
острейшая    борьба    за    власть,    сопровождавшиеся    жесткой
непримиримостью к  классовым  и  идеологическим  противникам;  НЭП,
индустриализация, коллективизация, а  потом  Великая  Отечественная
война -  самая  страшная   и   кровопролитная   во   всей   истории
человечества... Иначе говоря, страна на десятилетия  погрузилась  в
постоянную бескомпромиссную борьбу с  кем-то  и  с  чем-то.  А  раз
борьба, значит, и соответствующие ее характеру  чрезвычайные  меры,
дальнейшее свертывание законности.
     Однако объективность требует констатировать, что все  это  еще
не  означало,  что  в  государстве  ничего  не  предпринималось   к
возрождению   демократических   принципов   и   форм    отправления
правосудия, утвердившихся в России в  результате  судебной  реформы
Александра II  и  свернутых  Декретом  N 1   Советской   власти  от
24 ноября 1917 г. "О суде". Свидетельством стремления к возрождению
прогрессивных традиций отечественного правосудия  явилось  принятие
ВЦИК РСФСР 31 октября 1922 г. Положения о  судоустройстве  РСФСР  с
учреждением Верховного Суда РСФСР и судебной системы  республики  с
одновременным упразднением репрессивных судебных органов первых лет
Советской власти.
     Между  тем  проводимая  в  стране  политика,   основанная   на
классовом   марксистско-ленинском   учении,   и    законодательство
советского периода неизменно сохраняли положения о  демократическом
централизме,  руководящей  роли  коммунистической  партии  во  всех
сферах государственной деятельности,  в  том  числе  в  организации
судебной деятельности и отправлении правосудия,  в  соответствии  с
которыми  главными  задачами   являлись   защита   социалистических
завоеваний и существующего государственного строя. Это не позволяло
говорить ни о самостоятельности судов,  ни  о  независимом  статусе
судей в их современном  понимании,  особенно  с  учетом  того,  что
организационное   обеспечение   их   деятельности    осуществлялось
исполнительной  властью,  а  приоритеты  осуществления   правосудия
устанавливались советским  и  партийным  руководством.  Членство  в
коммунистической  партии  являлось  обязательным  условием  занятия
судейской должности, что, в  свою  очередь,  возлагало  на  каждого
судью-коммуниста обязанность  исполнять  все  партийные  решения  и
установки партийного руководства.
     Даже  провозглашенная  в  конце  XX  столетия  перестройка  не
повлекла  за  собой  поступательного  и   прогрессивного   развития
советского правосудия, закрепления в нем и реализации действительно
демократических  принципов  и  форм.  Начавшись  с   одновременного
реформирования политической и экономической систем общества, она не
оказала значимого влияния на общее положение дел в судебной системе
и  правосудии,  где  накопилось  множество   проблем,   требовавших
решения. Эти проблемы  достаточно  четко  обозначены  в  материалах
Первого Всероссийского съезда судей, а затем отражены и в Концепции
судебной реформы, одобренной  Верховным  Советом  РСФСР  в  октябре
1991 г.
     Следует объективно признать, что в историческом опыте развития
суда в России в дореволюционную эпоху и в советское  время  все  же
имелось немало ценного и полезного, что  можно  было  использовать,
осуществляя построение правового  государства  и  проводя  судебную
реформу в современной России.
     При проведении судебной реформы весьма пригодилось обращение к
отечественному и зарубежному опыту осуществления правосудия. Прежде
всего это касается использования прогрессивных тенденций развития с
учетом политических, социальных, экономических и правовых  факторов
становления, эволюции и функционирования судопроизводства  в  нашей
стране,  что  позволило  за  относительно   короткий   исторический
промежуток времени на качественно  новом  уровне  выработать  новые
подходы в развитии судебной системы, в совершенствовании правосудия
и реализовать их на практике.
     Именно  Верховный  Суд  Российской  Федерации,   опираясь   на
поддержку судейского сообщества, выступил как инициатор  проведения
в стране  судебной  реформы  и  стал  последовательным  проводником
большинства намеченных в ней прогрессивных преобразований.
     Главным    историческим    достижением    организаторской    и
законотворческой деятельности Верховного Суда Российской  Федерации
и   органов   судейского   сообщества   явилось   утверждение    на
конституционном уровне судебной власти  в  Российской  Федерации  и
нового статуса российского судьи.
     Сегодня судебная власть в России обладает  всеми  необходимыми
атрибутами  государственной   власти.   Законодательно   закреплены
основополагающие   юридические,    материальными    организационные
гарантии самостоятельности судов, независимости, неприкосновенности
и  несменяемости,  демократический  порядок  назначения  судьи   на
занимаемую должность, освобождения от  должности,  прекращения  его
полномочий.  Установлены  всеобщая  обязательность   вступивших   в
законную силу судебных постановлений и  недопустимость  какого-либо
вмешательства в деятельность суда по осуществлению правосудия.
     Особенностью нового времени стало выдвижение  на  первый  план
интересов человека и гражданина, принятие мер по защите его прав  и
свобод, расширение доступа к  правосудию.  Именно  судебная  власть
призвана обеспечить их защиту от любых правонарушающих  действий  и
решений, от кого бы они ни исходили, в том числе и  от  должностных
лиц, обладающих властными полномочиями, и от государства  в  целом.
Тем самым  через  судебную  власть  в  обществе  утверждаются  идеи
справедливости и  гуманизма,  воспитывается  и  формируется  новая,
более высокая правовая культура населения.
     Воздействие правового государства на  общество  осуществляется
через   законы,   выражающие   интересы    общества.    Государство
обеспечивает не  только  принятие  законов,  но  и  их  исполнение,
обеспечивает привлечение к ответственности всех, кто не соблюдает и
нарушает  законы.  Только  в  правовом   государстве   утверждаются
всеобщая законность, действительно правовой порядок, права, свободы
и законные интересы граждан, социальная стабильность и, в  конечном
счете, обеспечивается будущее страны и общества.
     Государственная власть,  весь  государственный  аппарат  могут
нормально    функционировать    только    при    условии,     когда
самостоятельная, независимая судебная власть вправе и  в  состоянии
оценить любое решение и поведение властных институтов и должностных
лиц с точки зрения их соответствия либо несоответствия закону.
     В   процессе   судебной   реформы   успешно   решены   вопросы
модернизации  и  совершенствования  судебной  системы,   расширения
доступа  к  правосудию,  обеспечения  гласности  и   информационной
открытости деятельности суда.
     Судебная реформа реализована по  большинству  основополагающих
направлений.  Однако  это  вовсе   не   означает   остановки   либо
свертывания усилий  по  дальнейшему  развитию  и  совершенствованию
демократических    начал    в    организации    и     осуществлении
судопроизводства. Верховный  Суд  Российской  Федерации  продолжает
оставаться  последовательным  проводником  внедрения  инновационных
подходов в осуществлении судебной  деятельности,  которые  позволят
вывести российское правосудие на более высокий уровень,  отвечающий
самым современным мировым стандартам.
     Представить и оценить процесс реформирования судебной системы,
деятельность судебной власти, отдельных ее институтов, казалось бы,
несложно, поскольку все происходило и происходит на  наших  глазах.
Однако в действительности дело это чрезвычайно трудное, ибо  многое
еще не устоялось, не отложилось должным образом в нашем сознании  и
в сознании общества, не  созрело  для  объективных  и  всесторонних
оценок.
     Время беспристрастно и объективно  расставляет  все  по  своим
местам. И думается, что на  весах  времени  вклад  Верховного  Суда
Российской Федерации в становление и утверждение в стране  судебной
власти, в проведение судебной реформы  и  развитие  демократических
начал в отечественном правосудии будет признан достойным.


     Председатель Верховного Суда
     Российской Федерации,
     доктор юридических наук, профессор,
     Заслуженный юрист Российской Федерации             В.М.ЛЕБЕДЕВ

В Оренбурге прошла научно-практическая конференция, посвященная судебной реформе 1864 года | Инициативы

В Оренбурге 27–28 ноября прошла научно-практическая конференция, посвященная 150-летию судебной реформы и 80-летию Оренбургского областного суда.

В первый день на базе Оренбургского областного суда состоялось пленарное заседание, в котором приняли участие председатель Оренбургского областного суда В.А. Емельянов, вице-губернатор – заместитель председателя правительства – руководитель аппарата Губернатора и Правительства Оренбургской области Д.В. Кулагин, прокурор Оренбургской области И.В. Ткачев, председатель Арбитражного суда Оренбургской области Г.В. Чердинцева, начальник управления Судебного департамента при Верховном Суде РФ в Оренбургской области В.К. Купчик, а также судьи, представители правоохранительных органов и средств массовой информации,  преподаватели и деканы вузов Оренбурга. Докладчики осветили роль судебной реформы 1864 года в истории и современности, значимость судов в укреплении российской государственности, открытость и гласность судопроизводства сегодня, факторы эффективного взаимодействия судов со СМИ.

– В этом году мы празднуем несколько важных дат: 80-летие Оренбургской области, 150-летие Оренбургской губернии, 80-летие областного суда и, конечно, 150-летие судебной реформы. Почему в XIX веке стало возможным провести судебную реформу? К тому времени судебная система в России в прежнем ее виде не могла дальше существовать: она носила ярко выраженный сословный характер, была сложной, запутанной, и, фактически, суд подменяла полиция. По данным юстиции, в то время в судах скопилось около трех миллионов нерассмотренных дел. Поэтому необходимость судебной реформы стояла очень остро. 3 декабря (а по старому стилю это 20 ноября) 1864 года императором Александром II были учреждены четыре основных Судебных устава: «Учреждение судебных установлений», «Устав гражданского судопроизводства», «Устав уголовного судопроизводства», «Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями». В результате проведения реформы появились суд присяжных, мировые судьи, адвокатура. Судебная реформа упорядочила судебную систему и установила рассмотрение дел в первой и апелляционной инстанциях. Судебная реформа 1864 года имеет огромнейшее значение, это одна из основных реформ принятых в истории России, – отметил в своем выступлении Виктор Александрович Емельянов.

Далее с докладом «Роль и значение судов в укреплении российской государственности» выступил вице-губернатор, председатель Оренбургского регионального отделения Ассоциации юристов России Д.В. Кулагин. О суде присяжных по судебной реформе 1864 года – председатель Арбитражного суда Оренбургской области Г.В. Чердинцева. Прокурор Оренбургской области И.В. Ткачев сообщил об ускоренных формах отправления правосудия в истории и современности.

– В последний раз торжественные мероприятия, посвященные судебной реформе 1864 года, проходили в 1914 году, сто лет назад. Я считаю это неправильным. Преемственность законов, развитие научной мысли должны быть вектором, определяющим развитие сегодняшнего законодательства, – выступая перед собравшимися, подчеркнула судья Арбитражного суда Оренбургской области в отставке, доцент кафедры гражданского права и процесса МГЮА, канд.юрид.наук С.И. Анисимова.

Адвокат Н.Н. Чебачев заострил Внимание присутствующих на том, что судебная реформа в Оренбургский край пришла с опозданием, только спустя 34 года – в 1898 году. Это связано с такими факторами, как отдаленность нашего региона от центра, приграничность территории, неудобство дорог, социально-экономические причины того времени.

Практикующие журналисты рассказали присутствующим о современном состоянии взаимодействия судов со СМИ. Заместитель директора филиала ФГУП ВГТРК ГТРК «Оренбург» С.Г. Губернская предложила представителям судейского сообщества принимать участие в передачах проходящих в прямом эфире, помогать журналистам находить экспертов для компетентных комментариев. Также она предложила проводить круглые столы или специальные занятия для СМИ, на которых журналисты смогли бы повысить уровень своей юридической грамотности. О правилах подачи судебной информации на телевидении рассказала заместитель главного редактора на ООО «Орен-ТВ» Т.А. Ленкова. Все докладчики отметили важность, значимость информационного сотрудничества.

С докладом «Исполнение судами Оренбургской области постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 13.12.2012 года № 35  «Об открытости и гласности судопроизводства и о доступе к информации о деятельности судов» выступил судья Оренбургского областного суда А.В. Батаев. Он подчеркнул: «Каждое развитое демократическое государство должно получить доступ к полной и достоверной информации о судопроизводстве и открытый доступ к правосудию для всех граждан и, конечно, для лиц с ограниченными возможностями, что на высоком уровне реализуется в Оренбургской области».

Мировой судья судебного участка № 3 Соль-Илецкого района Е.С. Волкова наглядно (со слайдами и видеороликом) рассказала гостям конференции о правовом воспитании несовершеннолетних в нашей области. Сделав экскурс в историю вопроса, она подробно остановилась на современном этапе взаимодействия судов с учебными заведениями области.

– Соль-Илецкий районный суд тесно сотрудничает cо школами и дошкольными учреждениями  города и района. Стали  доброй традицией встречи, круглые столы с коллективами учителей, учащихся, родителей, проводятся различного рода творческие конкурсы. С 2011 года в Соль-Илецком районном суде действует программа обучения детей дошкольного возраста. Занятия с детьми проводятся в игровой форме, детям разъясняется, какими правами они обладают и что нарушение этих прав недопустимо. Во время путешествия по сказочной стране ребята встречаются как с положительными, так и с отрицательными героями, совместными усилиями «плохие» персонажи перевоспитываются. Всего же судами области за 9 месяцев текущего года проведено более 300 подобных мероприятий – поделилась опытом формирования правового мировоззрения у детей Елена Сергеевна.

Во второй день на юридических кафедрах ОГУ, ОГАУ, Оренбургского института (филиала) МГЮА прошли секционные заседания с участием почетных гостей, председателей и судей Оренбургской области, преподавателей, студентов. В своих выступлениях участники подробно осветили самые разные аспекты влияния судебной реформы как на становление гражданского общества в XIX веке, так и на современное состояние судебной системы.

На базе факультета филологии и журналистики ОГУ состоялся круглый стол на тему: «Современные масс-медиа и судебная власть – практика и проблемы взаимодействия».

С приветственным словом к собравшимся обратились заместитель председателя Оренбургского областного суда В.М. Ушаков,  проректор по научной работе С.Н. Летута ОГУ, декан факультета филологии и журналистики ОГУ И.А. Солодилова.

 В ходе заседания были обсуждены вопросы позиционирования судебной власти в современном медиа-пространстве. С докладами выступили преподаватели университета, представители областных СМИ и судебной системы области. О судебной системе в зеркале общественного мнения рассказала руководитель социологического центра «Общественное мнение» Г.В. Шешукова. В своем выступлении «Об актуальных задачах информационной деятельности судов» мировой судья судебного участка № 3 Дзержинского района г. Оренбурга В.И. Копылова отметила, что судебная система России наиболее открыта по сравнению с другими странами.

Темой доклада студентки факультета филологии и журналистики ОГУ Д.Р. Елкибаевой стал образ судебной власти в региональном Интернет-пространстве, студентка отделения журналистики ОГПУ О.Л. Крячкова на примерах публикаций оренбургских СМИ проанализировала нарушение деонтологических норм журналистами региональной прессы. Подводя итоги заседания, представители СМИ и судебной системы высказали предложения о дальнейшем проведении встреч в подобном формате.

 

«Главный смысл этой реформы не понят» // Интервью Владимира Томсинова к 150-летию Судебной реформы

Сегодня исполняется 150 лет со дня подписания императором Александром II Судебных уставов. Эту дату традиционно связывают с началом Судебной реформы 1864 года — одной из Великих реформ Александра II. Однако это не совсем верно: первый и принципиальный документ реформы был подписан за два года до этого, а порядок реализации реформы определен только через год.

О причинах реформы, ее подготовке и трудностях осуществления рассказывает в интервью Закон.ру Владимир Алексеевич ТОМСИНОВ, заведующий кафедрой истории государства и права МГУ. По его мнению, смысл этой реформы, изменившей парадигму российской цивилизации, до сих пор до конца не понят.

В подготовке и проведении интервью принимал участие Александр Верещагин, доктор права Эссекского университета.

Владимир Багаев: Владимир Алексеевич, в этом месяце исполняется 150 лет Судебной реформе Александра II. Как Вы относитесь к этой дате?

— Сейчас говорят, что 20 ноября по юлианскому календарю и 2 декабря по григорианскому календарю исполнится 150 лет Судебной реформе. Но в этой фразе — миф. Во-первых, Судебная реформа долго готовилась. Во-вторых, ее реализация началась не 20 ноября. Подписал Судебные уставы император Александр II 20 ноября 1864 года. И ничего не было сказано о том, как она будет реализовываться. А в январе 1865 года создается специальный комитет во главе с государственным секретарем Владимиром Петровичем Бутковым. Туда вошли в основном те, кто разрабатывал эту реформу. Комитету поручается разработать Положение о введении в действие принятых судебных уставов. И на первых же его заседаниях начинаются споры. Одни говорят, что судебную реформу надо вводить сразу целиком во всей территории России. Министр юстиции Дмитрий Николаевич Замятнин говорит, что нет, давайте сначала в двух столичных округах попробуем. Правда, судебные округа были гораздо больше губерний — примерно 10 губерний центральных. С ним, в конце концов, согласились. Вопрос этот разрешился окончательно 19 октября 1865 года, когда Александр II подписал Положение о введении в действие Судебных уставов.

— Известно, что 23 апреля 1866 года состоялось торжественное открытие судебных учреждений в Москве и в Санкт-Петербурге. Однако в целом введение Судебной реформы растянулось на 25 лет. Еще в начале 1890-х открывали новые суды.

В.Б.: По какой траектории двигалось распространение?

— Из центра на места, потому что очень трудно было вводить судебную реформу на окраинах, особенно на Кавказе. Суд присяжных — как его там формировать?!

В.Б.: Такой вопрос до сих пор стоит. Например, на том же Северном Кавказе.

— Я уверен, что там суд присяжных не нужен. Его там не сформируешь, потому что клановые интересы слишком сильны. Суд присяжных предполагает наличие государственного сознания, освобожденного от всяких этнических пристрастий. Такое было возможно только в Центральной России.

В.Б.: Наверное, не только этнических.

— Да, и других предрассудков: классовых, социальных.

В.Б.: Суд присяжных — это единственная причина отсрочки?

— Мне кажется, отложили еще из-за кадровой проблемы. На всей территории страны одномоментно наполнить суды подходящими людьми было невозможно. Поэтому временно сохранили на части территории старые суды. Люди, которые там работали, в новых судах вряд ли смогли бы  рассматривать дела как надо.

Беда старого суда была в кадрах. Многие судьи даже юридического образования не имели. Суды поглощались канцелярией, судебная деятельность оказывалась сплошной писаниной. Поэтому данная служба была непрестижной. Как и сейчас, кстати. Кто идет у нас в судьи? Бывшие помощницы судей, секретарши, которые заочно окончат юрфак или диплом купят.

При любой судебной реформе сразу же встает вопрос: «А судьи кто?» Интересный факт: еще до реформы, в 1835 году, Николай I создал Императорское училище правоведения. Оно было предназначено для подготовки судебных деятелей. Причем деятелей нового типа — которые будут независимы от начальства. Поэтому зачисляли в студенты только детей, у которых родители не ниже 5-го класса по Табели о рангах: это уровень действительного статского советника или генерала. Все эти люди нередко имели титулы — князья, графы, и были состоятельными. Там была разносторонняя программа, включавшая и образование, и воспитание. Главное — создавали людей и их братство. Ко времени введения в действие Судебных уставов было более 400 выпускников Училища правоведения. Почти все они пошли в суды.

В.Б.: Возможно, появилась какая-то клановость?

— Конечно. И в этом нет ничего плохого. Должны судебные органы быть наполнены аристократами и по духу, и по званию. Они должны составлять своего рода касту, и это обеспечит их независимость. Это английский принцип.

В.Б:. Если такие хорошие люди в суды шли, зачем была нужна реформа?

— Потому что в старых судах они проявить себя не могли. Суды были зависимы от администрации, от губернаторов, которые даже судей утверждали. Многие судебные органы имели не только судебные функции, но и административные. Судьи попадали в зависимость от начальников старой закалки.

В.Б.: В каком смысле? Их могли убрать?

— Могли убрать, могли просто мешать работать. Приговоры некоторых судов поступали на утверждение губернатору.

В.Б.: А пересматривал кто их?

— Если губернатор не соглашался с этим решением, то суд мог обратиться в Правительствующий Сенат. А вы же понимаете, на чьей стороне он будет. Вообще со времен Петра I считалось так: Россия — огромная территория, создать какую-то систему управления невозможно. Поэтому надо выбрать подходящее количество людей (10–20 человек) и отдать им целые куски территорий в полное распоряжение. Но только чтобы не воровали. То же самое было и в XIX веке. Считалось, что для улучшения губернского управления надо прежде всего подобрать хороших губернаторов.

В.Б.: В некоторых регионах и сейчас так.

— Да. Возьмите, например, Чечню. В России почему-то мышление властвующих одинаковое во все времена.

Александр Верещагин: У меня сложилось впечатление, что Судебная реформа носила несколько анонимный характер. Нет главного деятеля. Ведь обычно определенная реформа связана с какими-то конкретными именами. А здесь — россыпь имен, их много, а главного реформатора нет. Это правильное впечатление?

— Да. Но был все-таки Сергей Иванович Зарудный. Я бы ему отдал предпочтение, потому что главным двигателем был он. Победоносцева именно он пригласил.

В.Б.: А кем он был?

— Зарудный был математиком по образованию и астрономом по увлечению. Притом с Украины, из запорожских казаков. Окончил Харьковский университет со степенью кандидата математических наук. Приехал в Петербург, чтобы поступить в Пулковскую обсерваторию, но каким-то образом попал в Министерство юстиции. Служил там с 1843 года. Почему двигателем этой реформы стал именно человек, не имевший базового юридического образования? Потому что базовое юридическое образование — в то время это путы были. Сейчас этот феномен называют профессиональной деформацией. Человеку они мешали взглянуть по-новому на судебную систему, правопорядок. А надо было ведь изобрести что-то новое.

Кстати, благодаря Зарудному мы можем по документам проследить, как готовилась и проводилась Судебная реформа. Он собрал все документы реформы в 74 тома — знаменитое «Дело о преобразовании судебной части в России». Всего существует три экземпляра дела: один в Российском государственном историческом архиве, другой — в Публичной библиотеке им. М.Е. Салтыкова-Щедрина, а третий не знаю, где. Я уже сколько времени стучу в разные двери, чтобы это все издали. Денег надо много. Но это уникальное произведение.

Так что среди реформаторов я Зарудному отдал бы предпочтение. Хотя и статс-секретарь Бутков сыграл большую роль. Также Николай Иванович Стояновский, Николай Андреевич Буцковский.

А.В.: Дмитрий Александрович Ровинский.

— Да, Ровинский — очень сильная фигура. Вообще, есть книга Анатолия Федоровича Кони «Отцы и дети судебной реформы» (1914 года). В ней Кони отдал должное всем. Но особенно он выделяет Зарудного.

В.Б.: Вы говорили, что реформа началась раньше 1864 года.

— Конечно. В 1857 году граф Дмитрий Николаевич Блудов представил императору проект устава гражданского судопроизводства. Любопытна эволюция Блудова. Он —  главный управляющий вторым отделением Собственной Его Императорского Величества канцелярии, занимавшимся кодификацией законодательства. Назначен в 1839 году после смерти Михаила Михайловича Сперанского. Всегда готов был волю начальства выполнять. В 1847 году получил указание от Николая I — разработать новый устав гражданского судопроизводства. Тогда думали, можно обойтись без широкой судебной реформы. Гражданское судопроизводство затрагивало интересы предпринимателей, и поэтому решили пойти им навстречу и создать хотя бы гражданский процесс нормальный, чтобы они были как-то защищены. Блудов начал разработку. За 10 лет ознакомился с тем, какое у нас судопроизводство, и в 1857 году он подает записку Александру II, где доказывает, что необходимо полностью сломать всю старую судебную систему и создать новую, потому что старую усовершенствовать невозможно.

В литературе часто изображается, будто сначала консерваторы пытались систему всего лишь подновить, а потом пришли радикалы, которые все переделали. Ничего подобного: все реформы Александра II начали разрабатываться именно при Николае I. Единственное отличие: тогда они разрабатывались втайне от публики, а теперь открыто. Ведь как это делалось раньше, при Николае I? Разрабатывали чиновники. Кто входил в эти секретные комитеты? Только чиновники.

В.Б.: Экспертов не привлекали?

— Нет. А здесь впервые стали привлекать профессоров — и по крестьянской реформе, и по судебной, и по университетской. Их включают  в комитеты и комиссии. Победоносцев, например, был профессором Московского университета. Хотя конечно, он служил и в Сенате, в московском департаменте, но прославился не этим, а своими статьями о судах, о реформе гражданского судопроизводства и тем, что был очень хорошим историком права. Его пригласили в 1861 году в комиссию по разработке судебной реформы. Конечно, в каждом таком комитете были и чиновники. В.П. Бутков возглавлял эту комиссию,  министр народного просвещения Головнин — комитет по разработке университетской реформы, генерал-лейтенант Яков Иванович Ростовцев — комитет по крестьянской реформе. Но в состав комитета непременно входили эксперты, ученые. Значит, это первое отличие реформ при Александре II — по составу комитетов, разрабатывавших их проекты. Второе отличие: в первую очередь думали не о деталях реформы, а об основных началах, и старались получить их одобрение от императора. Так, сразу сформулировали основные цели университетской реформы: необходимы совершенно новые университеты как автономные корпорации, новая программа юридического факультета, которая создаст совершенно новую юридическую науку, направленную не на обслуживание действующего законодательства, а на разработку модели будущего правопорядка.

То же самое было и с Судебной реформой. Вначале утвердили ее концепцию. Это произошло 29 сентября 1862 года, когда были приняты Основные положения преобразования судебной части в России.

В.Б.: Что было решено в 1862 году и что в 1864 году? В чем разница?

— В 1862 году все основополагающие принципы Судебной реформы закрепили законодательно. Разработка непосредственно текста уставов началась, видимо, в январе 1863 года. Точная дата не сохранилась. Александр II издал указ, где обязал разработать уставы на основе положений новейшей юридической науки и опыта осуществления правосудия в Западной Европе, то есть в ведущих странах. Это поворотный момент. Кстати, все эти принципы изложил Победоносцев в большом очерке о реформах в гражданском судопроизводстве, опубликованном в 1859 году в «Русском Вестнике», который издавал Катков. Я этот очерк в 2010 году во втором номере журнала «Закон» опубликовал. Дело в том, что Победоносцев попал в очень трудную ситуацию. Он как раз в 1859 году пришел на наш факультет преподавать. Адъюнкт Никольский уехал на стажировку, и вместо него Победоносцеву дали читать курс гражданского судопроизводства и гражданского права. Гражданское право он, понятно, читал легко. А про гражданское судопроизводство задумался: ведь его решено реформировать, и если он будет рассказывать о старой судебной системе, то студенты будут не готовы работать в новом суде. Поэтому он начал преподавать западноевропейские принципы правосудия. Он заранее знал, что именно они будут внедряться. Поэтому еще за три года до принятия Основных положений он просто изложил смысл этих принципов.

В.Б.: Какие принципы были положены в основу?

— Первый принцип — обособить судебную власть от исполнительной и законодательной, сделать ее самостоятельной. Второй принцип — несменяемость судей. Это как гарантия независимости. Реформаторы не оговорили сразу, как именно обеспечить эту независимость судей от администрации. Но потом очень умно ее обеспечили: создали судебные округа, которые не совпадали с губерниями. Это освободило судей от влияния губернского начальства.

В.Б.: Можно аналогию провести с арбитражными округами.

— Да, тоже хорошая идея. Так и надо делать судебную реформу. Вообще судебные округа не должны совпадать с административными. Это, пожалуй, самое серьезное обстоятельство, которое обеспечивает независимость судьи от администрации. Но они, конечно, палку перегнули. Они обеспечили независимость судей почти буквально от всего, кроме императора. Да и он не решался их трогать.

А.В.: Я читал, что в 1866 году был случай с Марком Николаевичем Любощинским, сенатором гражданского кассационного департамента. Он в петербургском земстве произнес речь, которая государю сильно не понравилась. Император потребовал удаления его с должности. После чего министр Замятнин объяснил императору, что вообще-то вы сами утвердили несменяемость судей. Тот вначале очень удивился. Но когда удостоверился, что, действительно, отказался от права сменять судей, велел оставить Любощинского на должности. Получается некое самоограничение самодержавия.

— Да, конечно.

В.Б.: Какие еще принципы легли в основу реформы?

— Далее гласность. Прежде суд был за закрытыми дверями, производство в основном письменное. А гласность предполагает все-таки устность и публичность. И это тоже обеспечение независимости судей. Ведь все видят, как рассматривается дело. Плюс адвокатура: еще Победоносцев в своем очерке показал, что адвокатура на самом деле призвана защищать не только права обвиняемых, а должна обеспечить в то же время и независимость суда, и гласность, и качество судопроизводства. Почему? Потому что это — элемент состязательности. И это еще один принцип, который вошел в основные положения. Потому что судебное решение отличается от административного тем, что вырабатывается в результате столкновения аргументов. Поэтому оно всегда более обоснованно. Со времени принятия Великой хартии вольностей все время говорят, что смысл ее в неприкосновенности личности, имущества. Да ничего подобного! Там это имущество забирается, личность арестовывается, задерживается. Не в этом главное значение данной Хартии. А в утверждении принципа, по которому лишить человека существенных для его жизни благ можно только по судебному решению. Вот это уже записано в Великой хартии вольностей (ст. 39 варианта 1215 года или ст. 29 варианта 1225 года). А у нас это только во время Судебной реформы утвердилось.

Судебная реформа изменила сущность суда. У нас раньше суд был частью государственного аппарата и фактически орудием карательной власти. Порой просто издевался над людьми. Поэтому не случайно Сергей Михайлович Соловьев в одном из последних томов своей «Истории» говорит об отношении русских судей к суду в середине XVIII века: «При слове „суд“ вздрагивал русский человек». Я подобное читал и у Ивана Сергеевича Аксакова, у него есть очерк „Русь“, где он пишет, что когда вспоминает о старом суде, то „мороз дерет по коже“».

А.В.: Кстати, хороших поговорок о суде, по-моему, нет в русском языке.

— Нет. И это показательно. Потому что суд представлялся как орудие карательной власти. А ведь в нормальном обществе суд — это необходимое условие общественной жизни. На самом деле суд — это институт не государства, а общества. Потому что общественная жизнь предполагает столкновение различных интересов. И значит, нужно создавать такие процедуры и такие институты, которые постоянно эти конфликты разрешают.

Но об этом никто прямо не говорил. Я нигде не нашел — ни в документах, ни в мемуарах, ни в воспоминаниях такой взгляд на суд. Но когда я смотрю на эту реформу, я вижу, что, по сути, именно этот взгляд проводился. Хотя, мне кажется, они сами не вполне сознавали, что делали. Просто увидели, что на Западе суд эффективно работает. Как эффективно? Вот я вам пример приведу: в 1701 году в британском Акте о престолонаследии закрепляется правило, которая еще в 1641 году Карлом I признавалось: судья остается на должности до тех пор, «пока ведет себя хорошо». Как вы думаете, когда в Англии обнаружился судья, который ведет себя плохо? Через 130 лет.

В.Б.: И что же он такого наделал?

— Самое любопытное, что он ничего не сделал, но у населения городка, где он судил, возникло подозрение, что он берет взятки. Доказать никто ничего не смог. Но поскольку было устойчивое подозрение, его удалили.

В.Б.: Возможно, здесь поступили слишком строго.

— Но зато судебная власть на англосаксонском Западе — это самая авторитетная власть. Судья высшего суда намного выше по статусу, чем любой министр, даже премьер-министр.

В.Б.: Как развивалась реформа после начала введения ее в действие? Вы говорили, что ее проводили постепенно.

— Почти сразу после начала Судебной реформы  на нее начинается первое контрнаступление. Причем иногда со стороны тех самых людей, что участвовали в разработке Судебных уставов. Тот же Победоносцев где-то в 1885 году подал Александру III специальную записку с критикой новых судебных учреждений. Выдающийся публицист Михаил Никифорович Катков, издатель влиятельнейшего «Русского Вестника», изначально одобрял реформу, включая суд присяжных. Но прошло какое-то время, и он стал выступать и против суда присяжных, и против реформы вообще.

В.Б.: А что поменялось?

— Гласность означала, что судебное заседание — открытое. К чему это привело в России? Жизнь у нас скудная, особенно в провинции. А судебное заседание — это спектакль. И даже лучше: это ведь настоящая жизнь. И в суд потянулась публика — студенты, бабули.

В.Б.: Что в этом плохого?

— Как что плохого? Не забывайте, что в суд запустили присяжных. «Улица пришла в судебное заседание» — говорил о них с одобрением адвокат Сергей Аркадьевич Андреевский. Но публика не сидит молча — она реагирует, она переживает, выражает свое отношение. И что получается? Публика влияет на судебное решение. Адвокаты это быстро поняли, раскусили суть присяжных, — это обычные люди. Зачем же тогда ломать голову над аргументами, выстраивать строгую правовую логику — никто не разберется в этом. Зачем эту юридическую материю вообще преподносить? Надо выступить так, чтобы тебя эмоционально поддержали, покрыли аплодисментами. И это извратило адвокатскую деятельность — адвокаты стали превращаться в артистов.

В.Б.: Но при этом они оставались юристами.

— Как сказать. Посмотрите, кто выдвинулся в основном в адвокаты. Не те, кто говорили скучно, но действительно могли аргументированно обосновать невиновность своего подзащитного или необходимость что-то взыскать. Выдвинулись хорошие ораторы, которые знали психологию толпы, умели подать себя, ввернуть словечко. Тот же Андреевский выдвинулся не как адвокат-ученый, а как адвокат-поэт. Хотя Судебная реформа предполагала, конечно, именно вынесение решения на основе аргументов. И предполагала большую роль науки. Потому что судья готовится в учебных заведениях на основе изучения юридических наук и выносит решение, анализируя те или иные доказательства в свете научного понимания. А тут поэзия приходит в судебную практику и вытесняет эту науку. Почему? Потому что суд — гласный, а судебное заседание — спектакль. К тому же в газетах стали все подробно описывать. Вспомните процесс Веры Засулич. Она стреляла в петербургского губернатора Трепова и ранила его. Но суд присяжных, под влиянием эмоциональной речи адвоката Петра Александрова, признал ее невиновной. И ее с Александровым на руках выносят из зала. Председательствующий суда Анатолий Федорович Кони прекрасно понимал несостоятельность позиции Александрова. Но и он не знал, что делать. Известно, что Александр II спросил его: «Как прекратить эту вакханалию? В газетах везде Засулич оправдывают». А Кони ему говорит: «Ваше Величество, единственный способ прекратить — оправдать ее».

Победоносцев в итоге написал специальную записку о том, что гласность у нас разрушила характер адвокатской деятельности и что суд присяжных принял совершенно не то направление. Он отметил, что вроде бы суд присяжных должен был обеспечить независимое мнение о виновности, а получилось, что суд присяжных оказался наиболее уязвимым перед публикой, перед общественным мнением. Победоносцев ставил вопрос: когда внедряли принцип независимости судей, почему мы все время думали о независимости от администрации и не учли, что помимо администрации на суд влияет еще улица, газеты и так далее. Значит, есть проблема — надо обеспечить еще независимость от давления со стороны общества. А как обеспечить, если не ограничить суд присяжных? Так что вскоре пошел процесс ограничения суда присяжных.

В.Б.: Получается, в Судебной реформе не понравились публичность и гласность?

— В известной степени да. Суды формировали общественную атмосферу не в том направлении, которое требовалось для прочного государства. И еще — несменяемость. Казалось бы, хороший принцип, обеспечивающий независимость судей. Но спрашивается: «А кто судьи-то?!» Для хороших судей это действительно хороший принцип. А если судья — пьяница, взяточник, кто угодно, а сменить его нельзя.

В.Б.: Но за преступление можно наверняка сменить.

— А как вы поймаете за преступление? Не так просто. Еще бывают такие проступки судей, которые предосудительны, допустим, а привлечь ни за что нельзя. А ясно, что мерзавец.

В.Б.: Были такие случаи?

— Было массово такое. Но в целом ситуация стала намного лучше, ведь из старых судов в новые судей старались не брать. Но здесь тоже был риск: кандидатов в судьи никто толком не знал. И только их практическая деятельность могла показать, какие они на самом деле.

А.В.: Есть вот такая гипотеза — согласитесь Вы с ней или нет: тот факт, что самодержавие начало неуклонно выводить политические дела из компетенции общих судов, особенно после дела Засулич (1878), объективно позволял сохранить независимость обычной юстиции, поскольку избавлял высшую администрацию от искушения контролировать всю судебную систему насквозь. Имелось в виду: если нужно гарантировать «правильный» исход политического дела, то давайте будем рассматривать его в рамках специальных чрезвычайных судов.

— И в то же время от общества эти чрезвычайно ажиотажные дела скрывались.

А.В.: Да. А сейчас получается так, что у нас любые дела должны рассматриваться на общих основаниях, в результате чего политическим властям  приходится контролировать всю судебную систему целиком. Просто для  того, чтобы в любом случае, в каком бы суде ни оказалось дело с политическим оттенком, всегда можно было обеспечить по нему «правильное решение».

— Совершенно справедливо. Я думаю, что тогда это было очень мудрое решение — отделить политические дела. И, кстати, Победоносцев к нему призывал постоянно. Он так и считал.

В.Б.: То есть это не сразу было сделано?

— Нет, не сразу. Это с 1870-х годов началось, когда были приняты первые решения, которые называют отходом от принципов Судебной реформы, или контрреформой. Но это неверный взгляд. Контрреформа — это то, что направлено против реформы. А тут было скорее исправление недостатков реформы.

В.Б.: Каких именно?

— Во-первых, в 1874 году ликвидировали самоуправление в среде адвокатов, упразднив советы присяжных поверенных; указом от 9 августа 1878 года дела о государственных преступлениях и некоторые преступления против должностных лиц были переданы в ведение военного суда, что означало рассмотрение их без участия суда присяжных; министру юстиции в феврале 1887 года было предоставлено полномочие ограничивать публичность судебных заседаний, в 1889 году императором было принято решение изъять из компетенции суда присяжных целый ряд других преступлений. В этом же году были, по существу, упразднены мировые суды. Правда, в 1912 году их восстановят. Ограничениям в 1880-е годы подверглись принципы несменяемости судей, гласности суда.

В недостатках Судебной реформы явно разобрались не до конца. Почему? Главный, может быть, порок нашего общества — оно ажиотажно воспринимает любое нововведение. В России людей, смотрящих на все чисто объективно, с точки зрения интересов общества, государства, всегда было мало: каждый всегда примыкал к какой-то группировке или партии, к каким-то взглядам. И поэтому, когда стала осуществляться реформа, сразу же появились недовольные ею, развернули критику против этой Судебной реформы, противники реформы стали объединяться, развернули активную деятельность против нее. То есть Судебная реформа, сам процесс введения ее в действие был очень политизирован. Это беда русского общества — у нас во всем усматривают что-то политическое. И к судебной реформе, к сожалению, общество, особенно интеллигенция, образованный класс, отнеслось прежде всего, как к политической реформе. Она почему-то оценивалась интеллигенцией с позиции противостояния власти: в независимом суде, несменяемом суде видели прежде всего барьер против государственной власти. Никто не думал о том, что надо просто создавать нормальную общественную жизнь и с точки зрения соответствия этой жизни оценивать Судебную реформу, а не с позиции — ограничивает она власть самодержца или нет.

Кстати, мировой суд — это тоже интересная особенность этой реформы. В проектах реформы не было нигде сказано, что создается суд как институт общественной жизни, но по тем мерам, которые предпринимались реформаторами, можно видеть, что они представляли суд именно как часть общественной жизни, как институт, который способствует ее нормализации. Потому что поняли две вещи: что есть огромное количество споров совершенно незначительных, и если эти споры пойдут в обычные суды, их разрешение затянется. А если эти суды еще расположены за 200–300 километров от селения, то кто вообще туда поедет? Расходы на ведение дела в судах будут большими. Поэтому решили создать мировой суд, избираемый всеми сословиями, который должен был рассматривать эти незначительные споры. Мировые суды должны были быть почти во всех населенных пунктах, чтобы любой мог обратиться. В них применялся упрощенный порядок разбирательства. Мировой суд, мне кажется, есть одно из основных достижений этой Судебной реформы, поскольку он как раз и позволил придать новым судам вот этот общественный характер, роль инструмента для нормализации общественной жизни. И конечно, именно это качество судебной власти является наиболее ценным для нас.

То, что суд на самом деле это институт общественной жизни, в полной мере никогда в России не осознавалось. В России на суд смотрели или как на часть государственного аппарата, или как на институт, противостоящий государственной власти. Отчасти поэтому так и получилось, что 20 ноября 1864 года были только подписаны Судебные уставы, основополагающие законодательные акты Судебной реформы, а осуществление этой реформы на практике затянулось. И когда в 1890-е годы завершилось введение Судебных уставов в действие, то обнаружилось, что пора уже новые создавать. И стали разрабатывать проекты новых судебных уставов. Ведь в это время заканчивалась работа над проектом нового Гражданского уложения, в 1905 году он был целиком напечатан. К нему явно был необходим новый гражданско-процессуальный устав. И действительно, в 1912 году внесли серьезные изменения в Устав гражданского судопроизводства. Так что, по существу, Судебная реформа растянулась на 50 лет, до Первой мировой войны.

В.Б.: Что бы Вы сделали иначе? Может, так поставить вопрос?

— Во-первых, я принял бы специальные меры, чтобы не допускать публику в суд, чтобы не превращать суд в спектакль. Далее, нужно было принять меры, для того чтобы суды действительно наполнялись людьми авторитетными. Избирались только мировые судьи, но ведь основная масса важных дел вершилась в окружных судах. А там назначаемые сверху судьи-чиновники. То есть если на суд смотреть как на институт общественной жизни, то судебные деятели должны иметь особый статус, но не статус чиновника. Но их и орденами награждали, и классные чины им присваивали. А еще надо было, мне кажется, отнять у Правительствующего Сената судебную функцию и создать специальный кассационный суд. 

В.Б.: То есть Вы считаете, что следовало и Сенат от судебных функций освободить?

— Я думаю, что до конца отделение, обособление суда от законодательной и исполнительной власти не произошло. На уровне Сената — точно.

А.В.: Правильно ли я Вас понимаю, что все-таки суд присяжных был для России чем-то чрезмерным и непривычным для того времени?

— Да, конечно. Представьте себе коллегию присяжных. В нее входили и князья, и крестьяне, и купцы — самые разные люди. Она обычно составлялась из представителей различных сословий. И вот они вместе в одной коллегии, а покидать здание суда, пока дело рассматривается, нельзя, спали на одних лавках. Крестьяне с князем на равных общались. Какое было необычное явление!

А.В.: Зато слияние сословий.

— Кстати, когда Судебную реформу стали проводить, увидели этот успех и стали даже тосты произносить за слияние сословий. Такое впечатление тогда возникало, что сословия как бы слились, поскольку Судебная реформа была основана на принципе равенства, всесословности. Суд стал общим для всех. Судебная реформа создала в самодержавном государстве своего рода республику. Небольшую, но самостоятельную. На это не обращают внимание. У нас очень скучно эту Судебную реформу описывают. А по-настоящему осмыслить не могут ее значение, потому что Судебная реформа 1864 года была не только государственной реформой, это была одновременно реформа общественной жизни, обновление Русской цивилизации. Общество стало другим благодаря Судебной реформе. И вот сейчас бы я именно с судебной реформы начал обновлять современное наше общество, у нас же катастрофическое состояние общества. Стабильность в нем держится во многом благодаря внешней опасности. Все понимают, что против России начинается война самая настоящая — на уничтожение. Конечно, было бы разумнее для Запада оставить Россию в покое. Она никогда под влиянием внешней опасности не рассыпалась. Всегда она взрывалась изнутри — от внутренних противоречий.

В.Б.: Суды могут в этом обновлении участвовать?

— Да. Если внешняя опасность исчезнет, внутренние противоречия у нас очень сильно обострятся. Причем между обществом и государством. Это совершенно очевидно. Государство организовано по феодальному принципу. И независимого, нормально устроенного и нормально действующего суда нет совершенно. Поэтому, конечно, надо все обновлять. Но за какой шнурок надо ухватиться, чтобы действительно создать новую ткань? Я думаю, за суды. Приведу несколько примеров, что такое суды в общественной жизни. Английская революция. Самое сложное в революции — это выйти из нее. Передел собственности страшный — грабежи, огромные массивы земельной собственности переходят в другие руки. К тому же совершенно незаконно. И встает вопрос: как восстановить нарушенные права? Интересен с этой точки зрения опыт Англии. В мае 1660 года английский парламент признает Карла II королем и призывает его в Лондон. Карл II был очень озабочен проблемой восстановления законного порядка, но как это сделать — устроить новый передел собственности, преследование революционеров развернуть? Он отказался от грубых, широкомасштабных мер в этом направлении, но в принятой в начале апреля 1660 года Бредской декларации (такое название от того, что была подписана им в городе Бреда, в Нидерландах) предложил более разумный и спокойный метод решения проблемы выхода из революции. Действительно, нарушены имущественные права, массовое нарушение прав. Что делать? Государство, конечно, может издать закон о возврате земельной собственности или дворцов прежним хозяевам. Карл этого не делает. Вместо этого он заявляет в этой декларации, что всякий, кто считает, что его права нарушены, должен обратиться в суд. То есть английское общество из революции, из гражданской войны вывели судебные органы, потому что судебные решения принимаются в результате скрупулезного исследования обстоятельств дела, при учете противоположных мнений и аргументов. Когда закон издается, то это общий закон для всех ситуаций. И это всегда несправедливо — он никогда всего не учтет. А судебное решение — более удачный способ решения общественных проблем. Судебные органы — это органы мира, а не насилия.

В.Б.: Получается, суды могут нормализовать общественную жизнь в сложные времена. Но я так понял, что, собственно, результатом реформы 1864 года было то, что она скорее взбудоражила общество.

— Взбудоражила, с одной стороны. Но лет через двадцать все успокоилось. Судебные заседания уже не вызывали ажиотажа. И у нас сейчас ажиотажа не будет, ведь есть масса других развлечений. Но важно, что Судебная реформа означала отдушину для очень многих. Появилась сфера, где талантливые люди могли себя свободно проявить. Отчего государство взрывается? Не потому что нищета наступает, а потому что появляется достаточное количество людей, пассионариев, которые никак не могут себя в этом государстве проявить. Поэтому они взрывают его. А Судебная реформа 1864 года как бы открыла пространство для проявления талантов. Самые талантливые люди пошли в суды. И мы видим, какие все-таки были блестящие адвокаты, несмотря на то что адвокатская деятельность стала неким ораторством, даже позерством.

А.В.: А независимость от администрации все-таки была обеспечена? Не было никакого аналога телефонного права?

— Не было. Знаете, боялись судов. Поймите, уже была развитая печать, пресса, общественное мнение. Не дай бог, если узнали бы газетчики, что кто-то звонил, — да и телефонов еще не было.

В.Б.: А судья и не скажет никому, что на него надавили, а он послушался.

— Конечно, скорее всего, были такие эксцессы. Но представьте себе, если бы это стало известно. А потом,  чиновникам и самим интересен был суд. У нас чиновничество, конечно, убогое, потому что не понимает собственных интересов.

А.В.: Тогда или сейчас?

— И сейчас, и тогда. Интересу чиновничества очень соответствует независимый суд. Почему? От тюрьмы и от сумы не зарекайся. У чиновника больше шансов претерпеть несправедливость, унижения, чем у нормального человека. Он же на виду, правильно?

В.Б.: Судебная защита нужна чиновнику?

— Ему судебная защита со стороны независимого суда даже больше нужна, чем обычному человеку. Но именно чиновники, наделенные властью, и губят суд, который мог бы в трудные моменты их защитить. Так же, как поступили олигархи наши. Они в 1990-е годы загубили полностью остатки советского суда. Ходорковский же, насколько мне известно, тоже нередко давил на суд. У него же постоянно были конфликты, споры в судах. И что получилось? Он сам под этот, им удавленный, суд и попал. И суд оказался не защитником его, а катком, который прошелся по нему, раздавил его самого. Но он же сам его превратил в каток. Только раньше он этот каток направлял на других людей, а потом каток развернулся и пошел на него. Вот что такое суд. Нельзя его в каток превращать. Каток может, конечно, катиться впереди чиновника, а может потом повернуться и раздавить своего давителя.

Кстати, проведение Судебной реформы сопровождалось еще очень важным процессом: это был процесс самоорганизации юристов в целое отдельное сословие. Юридические общества начали возникать в России как раз с 1865 года.

В.Б.: Какая у них функция была?

— Судебная реформа зиждилась на соединении науки и практики. И юридические общества мыслились как общества, где наука соединяется с практикой. Членами общества становились ученые-правоведы и одновременно практикующие юристы. И те и другие делали доклады, которые совместно обсуждались. Наука с практикой соединялась в этих обществах.

В.Б.: Это был полностью результат профессиональной самоорганизации?

— Да. Эти общества ведь даже законопроекты разрабатывали, обсуждали законы, судебные дела. Возникли спонтанно органы содействия правосудию. И журналы юридические сразу появились: «Журнал Министерства юстиции» (1860 год), потом «Юридический вестник», затем «Журнал гражданского и уголовного права». А уже к концу XIX — началу XX века и газеты юридические стали появляться, и новые юридические журналы. Сама юридическая периодика вместе с Судебной реформой развивалась. Раньше на юридические издания особенного внимания не обращали, и поэтому нередко были такие случаи, что судья выносил какое-то решение на основе им же самим придуманного закона. А кто его мог проверить? Лишь в 1833 году Cвод законов появился. И преподавание было оторвано от судебной практики. А когда судебная реформа начала проводиться, судебные решения уже выносились строго на основе закона, с учетом аргументов сторон. Дела стали интересными. Настоящее разбирательство пошло. И эти дела были очень привлекательны для изучения, для споров. В журналах печатались даже специальные статьи с разбором этих дел. Они обсуждались на заседаниях юридических обществ.

В.Б.: И при этом, я так понимаю, эти решения не имели такого строго прецедентного характера.

— Даже там, где прецедент официально не считается источником права, он все равно применяется как источник права. Потому что требуется единообразие при вынесении решения. По аналогичным делам решение должно быть все-таки единообразным, потому что этого требуют интересы поддержания правопорядка.

А.В.: Этого требует равенство перед законом.

— Да, и я помню, как в советские времена точно так же — берет телефон мой знакомый судья и звонит: «Вась, вот такое дело у тебя было? Ты какое решение принял?» Все ориентируются на практику. Так что запрещай  ориентироваться на судебное решение (как во французском кодексе было сделано) не запрещай — без разницы, все равно будет ориентация стихийная на судебную практику. Международный суд правосудия не признает прецедентов. Но он все же ориентируется на свои решения по аналогичным делам, принятые в предыдущие периоды. А официально не признает, что это прецедент.  

Судебную реформу второй половины XIX века в России еще надо изучать по-настоящему, осмысливать. Особенно сейчас.

В.Б.: Что недоизучено? Чего не хватает, чего мы не знаем?

— По-настоящему смысл этой реформы не понят. Ведь впервые произошло достаточно удачное внедрение принципов правосудия из другой цивилизации в русскую. Один из основных пороков Русской цивилизации — это пренебрежительное отношение к суду и закону, вообще ко всему юридическому. И вот впервые появилось уважение к суду. Эта судебная реформа — и я собираюсь это обязательно показать — имела цивилизационный характер, она меняла парадигму Русской цивилизации в какой-то ее части. Потому что у Русской цивилизации два главных порока: первое — это персонализация власти. В Англии институционализация верховной государственной власти произошла в XVI веке, во Франции в XVII веке стали различать властвующую персону, монарха и институт монархической власти. В России же это различие только в XIX веке оформилось, благодаря Сперанскому. В частности, наиболее ценное государственное имущество было привязано уже не к личности императора, а к трону, к должности. Я использовал эту идею в своих экспертных заключениях при рассмотрении во французских судах спора между Российским государством и религиозной ассоциацией Константинопольской патриархии по поводу земельного участка в Ницце и возведенного на нем Свято-Николаевского собора. Я доказал, что император Александр II, купив в 1865 году этот участок, приобрел его не на свою личность, а на свою должность, что этот участок поступил в категорию имущества, которое по 412-й статье первой части 10-го тома Свода законов Российской империи  всегда принадлежа царствующему императору, не могло быть продано, передано, завещано. Следовательно, это имущество было привязано к трону, к должности, а не к личности. Это как раз элемент институционализации, потому что царствующий государь уже не может распоряжаться имуществом, как хочет. Самое ценное имущество передается вместе с троном.

В.Б.: Персонализация — это одна из проблем. А вторая?

— А вторая проблема — это пренебрежение правом, законом и судом, судебными процедурами. Почему-то на них смотрят как на орудие насилия, а не как на условие нормальной жизни. Это воззрение пытался преодолеть Иван Александрович Ильин. Он ведь на право смотрел, как на условие нормальной жизни. Об этом его знаменитая работа «О сущности правосознания»…

В.Б.: Получается, он там признавал, что Судебная реформа не помогла нам избавиться от пренебрежения к праву?

— Он признавал, что русская катастрофа 1917 года во многом была вызвана таким пороком Русской цивилизации, как пренебрежение правосознанием, что к праву у нас отношение негативное было. То есть закон не соблюдался, на него смотрели, как на некое зло. Хотя на самом деле законность — условие нормальной общественной жизни. Ильин связывал русскую катастрофу 1917 года не с большевистским переворотом — на самом деле большевики захватили власть в уже распадавшейся России, когда уже все рушилось, — а с пороками русского сознания, русской цивилизации. И я думаю, вот эти пороки Судебная реформа начала преодолевать, действительно стала внедрять уважение к суду, а значит, и к праву. Но до конца так и не избавила русское общество от этих страшных пороков. Потому что суды оказались как бы в центре политической борьбы между революционерами и самодержавием. Почему появился термин «политический процесс»? Назвать процесс политическим — значит сказать глупость. Судебный процесс может быть или уголовным, или гражданским. Но тем не менее политические процессы назвали политическими. Само это определение уже несет негативный характер, раз в суде процессы политические — значит суд является орудием политики. А это же были уголовные дела на самом деле. Но их представляли как политические. А это значит, что преступник оправдывался в общественном мнении. Он шел на эшафот или на каторгу, а общество смотрело на него как на потерпевшего. Потому что назвали процесс политическим. И Судебная реформа не смогла этой несуразицы преодолеть.

Все эти процессы, имевшие политический оттенок, надо было выделить в особое ведомство и особыми органами их рассматривать. Вместо этого делались попытки создать судебную систему для всех видов дел. А нужно было пойти по пути создания нескольких систем. Ведь военно-полевые суды же остались в военном ведомстве.

В.Б.: Может, такие дела по другим процедурам должны были рассматриваться?

— Они потом по особой процедуре и стали рассматриваться, в особом порядке. Но я думаю, что надо было создавать совершенно отдельные судебные органы для них.

Назвать, например, политическую юстицию трибуналами; неважно как — главное, надо было вообще закрытыми эти процессы сделать. Ведь получилось, что на них распространялись все принципы Судебной реформы и они поэтому превращались в инструмент революционной пропаганды, да еще сочувствие к революционерам возбуждали. Надо было ограничить относительно этих процессов применение принципов Судебной реформы 1864 года, и тогда спасли бы саму судебную реформу. А здесь получалось, что для того, чтобы обеспечить ограничение гласности при этих политических процессах, вынуждены были ограничивать гласность для всей судебной системы.

А.В.: То есть это бросало тень на весь суд. А лучше было бы сделать меньшей сферу суда, но пусть это будет настоящий суд. Сферу суда меньше, зато внутри нее он полноценен.

— Да, совершенно верно.

А.В.: Как Вы считаете, можно ли тем не менее сказать, что эта реформа была самой успешной из всех российских правовых реформ?

— Да, конечно. Я в этом просто уверен. Самой успешной за всю русскую историю. Знаете, в чем ее успех? Когда проводится реформа, можно элементарно определить, успешна она или нет. Если в новые органы, созданные реформой, идет все талантливое в обществе, то эта реформа успешна. Здесь именно так и было. Нигде столько ярких личностей не появилось в России в то время, как в литературе и в судах. 

 

                                  Интервью взяли Владимир Багаев и Александр Верещагин

Александр II | Император России

Жизнь

Будущий царь Александр II был старшим сыном великого князя Николая Павловича (который в 1825 году стал императором Николаем I) и его жены Александры Федоровны (которая до замужества с великим князем и крещения в православной церкви , была принцессой Шарлоттой Прусской). Юность и ранняя зрелость Александра были омрачены властной личностью его доминирующего отца, от авторитарных принципов правления которого он никогда не смог освободиться.Но в то же время по наущению матери ответственность за нравственное и интеллектуальное развитие мальчика возложили на поэта Василия Жуковского, гуманитарного либерала и романтика. Александр, довольно ленивый мальчик среднего интеллекта, на протяжении всей жизни сохранял следы романтической чувствительности своего старого учителя. Напряженность, созданная противоречивым влиянием Николая I и Жуковского, наложила свой отпечаток на личность будущего императора. Александр II, как и его дядя Александр I до него (которого воспитывал швейцарский наставник-республиканец, последователь Руссо), должен был превратиться в «либерализирующего» или, по крайней мере, гуманного самодержца.

Александр вступил на престол в возрасте 36 лет после смерти своего отца в феврале 1855 года в разгар Крымской войны. Война показала явную отсталость России по сравнению с более развитыми странами, такими как Англия и Франция. Поражения России, ставшие печатью окончательной дискредитации репрессивного режима Николая I, спровоцировали в образованной элите России общее стремление к радикальным переменам. Именно под влиянием этого широко распространенного побуждения царь приступил к серии реформ, направленных на «модернизацию», чтобы привести Россию в соответствие с более развитыми западными странами.

Александр II, фрагмент портрета неизвестного художника, XIX век; в коллекции миссис Мерриуэзер Пост, Хиллвуд, Вашингтон, округ Колумбия

Предоставлено Хиллвудом, Вашингтон, округ Колумбия

Одной из первых забот нового императора (после того, как весной 1856 года в Париже был заключен мир на условиях, которые русская общественность сочла суровыми), было улучшение коммуникаций. У России в то время была только одна значимая железнодорожная линия, которая соединяла две столицы Санкт-Петербурга.Петербург и Москва. При воцарении Александра было менее 600 миль (965 км) путей; когда он умер в 1881 году, около 14 000 миль (22 525 км) железной дороги находились в эксплуатации. В России, как и везде, строительство железных дорог, в свою очередь, означало общее оживление экономической жизни в прежде преимущественно феодальном земледельческом обществе. Развивались акционерные общества, банковские и кредитные учреждения. Было облегчено перемещение зерна, основной статьи экспорта России.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту.Подпишитесь сейчас

Такого же эффекта достигла и другая мера модернизации - отмена крепостного права. Столкнувшись с ожесточенным противодействием землевладельческих интересов, Александр II, преодолевая свою естественную праздность, принял активное личное участие в тяжелой законодательной работе, которая 19 февраля 1861 года завершилась принятием Закона об освобождении. Одним росчерком пера самодержца десятки миллионов человеческих ценностей получили личную свободу. Более того, посредством затяжной операции по выкупу они были также наделены скромными земельными наделами.Хотя по ряду причин реформа не достигла своей конечной цели - создания экономически жизнеспособного класса крестьянских собственников, ее психологическое воздействие было огромным. Его описывали как «величайшее социальное движение со времен Французской революции», и оно стало важным шагом на пути к освобождению труда в России. Но в то же время это помогло подорвать и без того пошатнувшиеся экономические основы класса российских землевладельцев.

Отмена крепостного права повлекла за собой коренную перестройку некоторых архаичных административных институтов России.Наиболее вопиющие нарушения старой судебной системы были исправлены судебным статутом 1864 года. России впервые была предоставлена ​​судебная система, которая во многих отношениях могла выдерживать сравнение с судебной системой западных стран (фактически, во многих отношениях она вслед за Францией). Местное самоуправление, в свою очередь, было преобразовано статутом 1864 года, учредив выборные местные собрания, известные как земства. Их постепенное введение расширило сферу самоуправления, улучшило местное благосостояние (образование, гигиена, медицинское обслуживание, местные ремесла, агрономия) и принесло первые лучи просвещения в отсталые русские деревни.Вскоре земские сельские школы сильно поддержали распространение сельской грамотности. Тем временем просвещенный военный министр Дмитрий Милютин проводил обширную серию реформ, затрагивающих почти все ветви российской военной организации. Воспитательная роль военной службы была подчеркнута заметным усовершенствованием военных училищ. Армейский статут 1874 года впервые ввел призыв на военную службу, в результате чего юноши всех сословий подлежали военной службе.

Александр II

Александр II, цветная гравюра на дереве XIX века.

© Photos.com/Thinkstock

Лейтмотивом этих реформ - а было много меньших из них, влияющих на различные аспекты российской жизни, - была модернизация России, ее освобождение от феодализма и принятие западной культуры и технологий. Их цель и результаты заключались в снижении классовых привилегий, гуманитарном прогрессе и экономическом развитии. Более того, Александр с момента своего воцарения установил политическую «оттепель». Политзаключенные были освобождены, а сибирским ссыльным разрешили вернуться.Лично терпимый император устранил или смягчил тяжелую инвалидность, отягощающую религиозные меньшинства, особенно евреев и сектантов. Были сняты ограничения на выезд за границу. Были отменены варварские средневековые наказания. Жесткость русского правления в Польше ослабла. Однако, несмотря на эти меры, было бы неправильно, как это иногда делается, называть Александра II либералом. На самом деле он был твердым сторонником автократических принципов, искренне убежденным как в своем долге поддерживать данную Богом автократическую власть, унаследованную им, так и в неготовности России к конституционному или представительному правлению.

Практический опыт только укрепил эти убеждения. Таким образом, ослабление русского правления в Польше привело к патриотическим уличным демонстрациям, покушениям на убийства и, наконец, в 1863 году к национальному восстанию, которое было лишь с трудом подавлено - и под угрозой вмешательства Запада со стороны поляков. Еще более серьезным, с точки зрения царя, было распространение нигилистических доктрин среди русской молодежи, выпуск радикальных листовок, создание тайных обществ и начало революционного движения.Правительство после 1862 года все чаще реагировало репрессивными полицейскими мерами. Пик наступил весной 1866 года, когда молодой революционер Дмитрий Каракозов попытался убить императора. Александр, храбро выдержавший перед лицом огромной опасности, спасся почти чудом. Эта попытка, однако, оставила свой след, завершив его обращение в консерватизм. Следующие восемь лет главным министром царя, поддерживавшим свое влияние, по крайней мере частично, пугая своего хозяина реальными и мнимыми опасностями, был Петр Шувалов, глава тайной полиции.

Период реакции на покушение Каракозова совпал с поворотным моментом в личной жизни Александра, началом его связи с княгиней Екатериной Долгорукой, молодой девушкой, к которой стареющий император был страстно привязан. Роман, который невозможно было скрыть, поглотил энергию царя, ослабив его авторитет как в собственном семейном кругу (жена, бывшая принцесса Мария Гессен-Дармштадтская, родила ему шестерых сыновей и двух дочерей), так и в Петербурге.Петербургское общество. Более того, его чувство вины сделало его уязвимым для давления панславянских националистов, которые использовали больную и фанатичную императрицу в качестве своего защитника, когда в 1876 году Сербия оказалась втянутой в войну с Османской империей. Несмотря на то, что Александр был решительно миролюбивым человеком, он стал сопротивляться угнетенным славянским народам и в 1877 году наконец объявил войну Турции. После первоначальных неудач русское оружие в конце концов восторжествовало, и в начале 1878 года авангард русских войск стоял лагерем на берегу Мраморного моря.Главной наградой за победу России - серьезно уменьшенной европейскими державами на Берлинском конгрессе - была независимость Болгарии от Турции. Соответственно, эта страна до сих пор чтит Александра II среди своих «отцов-основателей» статуей в центре своей столицы, Софии.

Александр II

Александр II, иллюстрация Джеймса Тиссо для выставки « Vanity Fair» , октябрь 1869 года.

© Photos.com/Thinkstock

Сравнительный военный провал в 1877 году, усугубленный сравнительным провалом дипломатии за столом переговоров, положил начало серьезному кризису в Российском государстве.Начиная с 1879 года произошел всплеск революционного терроризма, вскоре сосредоточившийся на личности самого царя. После безуспешных попыток застрелить его, сорвать поезд и, наконец, взорвать Зимний дворец в самом Санкт-Петербурге, Александр, который под личной атакой проявил непоколебимое мужество, основанное на фаталистической философии, доверил верховную власть временному диктатору. Министру внутренних дел графу Михаилу Лорис-Меликову было предъявлено обвинение в уничтожении террористической организации (называвшейся «Народная воля») при одновременном примирении с умеренными взглядами, которые были отчуждены репрессивной политикой, проводимой с 1866 года.В то же время после смерти императрицы в 1880 году царь в частном порядке женился на Екатерине Долгорукой (родившей ему троих детей) и собирался провозгласить ее своей супругой. Чтобы сделать этот шаг приемлемым для российской общественности, он намеревался соединить это заявление со скромной уступкой конституционалистским устремлениям. Должны были быть две законодательные комиссии, в состав которых войдут косвенно избранные представители. Эта так называемая Лорис-Меликовская конституция, в случае ее реализации, могла бы стать зародышем конституционного развития в России.Но в тот день, когда после долгих колебаний царь наконец подписал прокламацию о своих намерениях (1 марта 1881 г.), он был смертельно ранен бомбами в ходе заговора, организованного Народной волей.

Можно сказать, что он был великой исторической фигурой, но не был великим человеком, что то, что он делал, было важнее того, чем он был. Его Великие реформы действительно имеют такое же значение, что и реформы Петра Великого и Владимира Ленина, но влияние его личности было намного хуже, чем у них.Место царя в истории - существенное - почти полностью связано с его положением абсолютного правителя огромной империи, находящейся на решающем этапе своего развития.

Великие реформы (Россия) | Encyclopedia.com

график великих реформ
вызывает
освобождение крепостных
другие великие реформы
последствия / воздействие
библиография

Между 1861 и 1874 годами Александр II, царь России (годы правления 1855–1881), объявил основные реформы в социальной сфере России. судебная, образовательная, финансовая, административная и военная системы.Его программа стала известна как Великие реформы. Эти акты освободили примерно 40 процентов населения от кабалы, создали независимую судебную систему, учредили самоуправляющиеся советы в городах и сельских районах, ослабили цензуру, изменили военную службу, укрепили банковское дело и предоставили университетам большую автономию. Александр II реализовал эту программу всего за тринадцать лет с помощью своего брата великого князя Константина Николаевича, реформаторских бюрократов и консервативных государственных служащих, которые ставили верность царю выше своих политических предпочтений.

Великие реформы открыли период быстрого социально-экономического развития, которому не было равных в истории России, за исключением правления Петра Великого (годы правления 1682–1725). Реформы сформировали несколько ключевых принципов: освобождение крестьян от многовекового личного рабства, законность как противоядие от произвола и каприза в судебной и административной системах, большая открытость ( гласность, ) в официальных и гражданских делах и гражданское участие всех членов общество. Общие цели заключались в ускорении экономического развития и восстановлении военного превосходства России как великой державы после ее отрезвляющего поражения в Крымской войне (1853–1856 гг.).Это поражение заставило признать, что неграмотные и неграмотные российские солдаты с их устаревшим оружием и тактикой не могут сравниться с солдатами западноевропейских держав, которых пустили в ход с преимуществами промышленной революции.


1855: Александр II становится царем России

Империя 1856: Россия признает поражение в Крымской войне

1861: Освобождение помещичьих / дворянских крестьян и учреждение волостных судов

1862: Создана Государственная казна; опубликован государственный бюджет

1863 г .: Освобождение удельных крестьян; устав университета; отмена унижающих человеческое достоинство телесных наказаний в армии

1864: Земский статут; судебная реформа

1865: Временное положение о цензуре

1866: Освобождение государственных крестьян; создание Государственного банка

1874: Закон о всеобщей военной службе

Историки давно обсуждают причины Великих реформ.Марксистские историки бывшего Советского Союза определили экономический кризис в крепостном хозяйстве и рост крестьянских беспорядков до 1861 года как доказательства «кризиса феодализма» и растущего политического сознания трудящихся масс. Другие позднесоветские историки, такие как Петр Зайончковский и В.А. Федоров, а также большинство западных ученых утверждали, что крепостное хозяйство не находилось в упадке, хотя и имело небольшой потенциал для динамического роста, и что «восстания» редко были массовыми, но часто отдельные акты пассивного сопротивления.Историки-интеллектуалы указали на рост аболиционистских и реформаторских настроений среди критиков крепостного права и государственной коррупции. Первые критические замечания относятся к концу восемнадцатого века, когда появились такие произведения, как «» Александра Радищева «Путешествие из Петербурга в Москву » (1790), указывающие не только на злоупотребления крепостного права, но и на судебную и административную коррупцию. Такие писатели, как Иван Тургенев (1818–1883) и художники, как Алексей Венецианов (1780–1847), также сочувственно изображали кабальных крестьян России, подчеркивая их человеческое достоинство.Однако поражение в Крымской войне оказалось решающим в побуждении Александра II и таких видных деятелей, как министр внутренних дел Петр Валуев, инициировать фундаментальные изменения.

Краеугольным камнем Великих реформ было освобождение крестьян России. Они разделились на три группы. Собственные или дворянские крепостные были собственностью отдельных землевладельцев и жили в условиях фактического рабства; Александр II провозгласил их освобождение от личного рабства 3 марта (19 февраля по старому стилю) 1861 года.Удельные крестьяне жили за счет личных владений семьи Романовых; Александр II предоставил им личную свободу в 1863 году. В 1863 году они получили земельные наделы, а в 1865 году они получили выкуп на сорок девять лет. они получили свободу в 1866 году.

Основная «свобода», которую получили крестьяне, заключалась в устранении личной, произвольной и капризной власти их благородных и государственных хозяев. Члены дворянского помещичьего поместья и царские агенты уже не могли покупать и продавать крестьян, закладывать их за наличные, распоряжаться их повседневными трудами, определять, на ком и когда они жениться, переезжать из одного имения в другое, разбивать семьи, бить их, требовать от них сексуальных прав, изгонять их в Сибирь, навязывать им как полицию, так и судебную власть, требовать, чтобы они собирали лесные продукты, такие как ягоды, для кладовых своих хозяев, или решали, кто пойдет на военную службу практически всю свою взрослую жизнь.

Закон об эмансипации включал земельную реформу, в результате которой крестьянам была передана половина дворянских земель. Реформаторы постарались спроектировать этот перенос так, чтобы он не вызвал опасной нестабильности в деревне. Они также пытались смягчить экономические удары по дворянству и гарантировать, что крестьяне будут продолжать выращивать урожай и платить налоги. Эти цели привели к ограничению крестьян и возможности экономического принуждения дворянства; свобода крестьян, таким образом, была неоднозначной.

За исключением крепостных крестьян и тех крестьян, которые предпочли бесплатно «надел бедняков» в размере четверти размера других наделов, освобожденные крестьяне получали землю, за которую они должны были платить государственные выкупные платежи, назначенные на сорок девять лет. Земля досталась не отдельным крестьянам, а официально учрежденным коммунам, чьи крестьянские лидеры наблюдали за распределением земли и брали на себя некоторые функции (например, сбор налогов), которые раньше выполняли крепостные собственники. Закон запрещал освобожденным крестьянам покидать назначенные им коммуны в течение девяти лет; после 1870 г. они могли уехать, но только с одобрения руководства коммуны.

Многие крестьяне были разочарованы тем, что не получили землю даром, и большинство бывших крепостных получили меньше земли, чем обрабатывали до освобождения. Их земля обычно не включала критических лесов, лугов или выхода к водным путям. Большинство поселений по передаче земли завышали цены на землю и, следовательно, выкупные платежи. Бывшие государственные крестьяне обычно получали больше земли, чем обрабатывали ранее. Многие бывшие крепостные впоследствии были вынуждены заключать грабительские соглашения со своими бывшими хозяевами, предоставляя рабочую силу в обмен на доступ к господскому лесу, источникам воды и лугам.

Несмотря на разочарование и протесты крестьян, нехватку земли и невыполнение своих обязательств по уплате налогов и выкупа, два факта указывают на положительное влияние эмансипации: население Российской Империи, которое на 80 процентов составляло крестьянство, резко увеличилось в размерах. постэмансипационные годы в демографических свидетельствах улучшения здоровья освобожденного крестьянства, особенно детей; в последующие десятилетия крестьяне стали покупать больше земли у дворян. К 1905 году крестьяне приобрели более 25 миллионов гектаров (62 миллионов акров) земли.

Реформаторы включили в законодательство об освобождении особый крестьянский суд ( волостный суд, или волостной суд), чтобы освободить крестьян от судебной тирании их бывших хозяев, одновременно создав гибридный судебный институт, который обучал крестьян законам. В судах были крестьянские судьи, которые разрешали мелкие гражданские споры в соответствии с обычным правом, ссылаясь на свод законов штата (с помощью грамотного клерка), чтобы гарантировать, что их решения не нарушают статутное право.Городские суды претерпели реформу и расширение в 1889 году и просуществовали до конца имперской эпохи. К 1900 году сотни тысяч крестьян ежегодно передавали свои споры в эти суды, хорошо осведомленные о судебных процедурах.

Прогресс в направлении верховенства закона, гласности или прозрачности судебного разбирательства и гражданской активности также характеризовал судебную реформу 1864 года. Эта реформа установила независимую судебную систему, ввела суд присяжных по уголовным делам, открыла судебные заседания для общественности и установил мировых судей.Крестьяне были включены в число тех, кто имел право выступать в качестве присяжных, а гласность судебных заседаний позволяла журналистам освещать дела. Судебные протоколы показывают, что большинство присяжных составляли крестьянское большинство, потому что представители знати старались избегать обременительных обязанностей присяжных. Мировые судьи существовали в сельской местности до 1889 года, а в городах - до 1917 года. К началу века они привлекли сотни тысяч дел.

Земская реформа 1864 г. обратилась к необходимости новой системы местного управления.Крепостные владельцы и государственные администраторы несли большую ответственность за надзор за общественными работами и благосостоянием. Верные реформаторскому принципу участия общественности, реформаторы создали местные уездные и губернские советы, земства с местными избранными делегатами от крестьянских общин, рядов помещиков и городов. На советы возложили ответственность за экономическое и социальное благополучие своего региона. Эти органы местного самоуправления оказались успешными в программах общественного здравоохранения, начальном образовании, страховании от пожаров и статистических бюро.Они также стали горнилом русского либерализма, потому что земские работники приобрели уверенность в своем живом знании нужд сельской России. Земства в конечном итоге оказались благодатной почвой для противостояния царскому режиму. Городская реформа 1870 г. учредила городские советы, подобные земствам, которые были еще более успешными.

Две дополнительные реформы 1860-х годов поддержали высшее образование и расширили свободу печати: университетский статут 1863 года и новые «временные» правила о цензуре 1865 года.Руководящей фигурой в реформе университета был А. В. Головнин, министр просвещения с 1861 по 1866 г. Новый статут формировался на фоне растущей студенческой активности. Несмотря на свой отказ предоставить студентам больше прав, реформаторы предоставили профессорам университетов значительную автономию в отношении учебных программ, найма и продвижения по службе, а также внутренних университетских судебных разбирательств. Государство также увеличило бюджеты университетов и предоставило стипендии аспирантам и ученым для обучения за рубежом.Другие образовательные реформы открыли среднее образование для любого учащегося, который мог сдать вступительные экзамены, независимо от социального статуса. Устав университета не открывал университеты для зачисления студенток.

Растущему числу образованных россиян стало больше читать после того, как правительство ослабило цензуру в 1865 году. В результате серьезных политических и литературных попыток до сенсационных газет, специализирующихся на ужасных преступлениях и скандалах, быстро увеличивалось количество журналов и газет.«Временные» правила просуществовали до двадцатого века.

Великие реформы также касались экономического развития и вооруженных сил напрямую через банковские меры и военную реформу 1874 года. Под руководством Михаила Рейтерна, министра финансов, государство учредило Государственный банк. В течение 1860-х годов он также начал публиковать годовой бюджет (дальнейшее воплощение принципа прозрачности), централизованные государственные финансы во вновь сформированном Государственном казначействе и поддерживал коммерческое банковское дело с помощью субсидий для поощрения инвестиций.Политика сработала: с 1864 по 1874 год в России открылось шестьдесят коммерческих банков; они помогли профинансировать последующее промышленное развитие России.

Военная реформа 1874 года была последней Великой реформой. Дмитрий Милютин, военный министр с 1861 по 1881 год, возглавил реформы в армии, а великий князь Константин Николаевич - на флоте. Милютин курировал ликвидацию классовой службы (крестьяне, служащие под началом знатных офицеров), чрезмерно централизованное военное управление, устаревшее оружие и тактику, которая отдавала предпочтение боевой точности, а не проворным боевым навыкам.В 1863 году он убедил Александра II отменить бесчеловечные телесные наказания, характерные для военной службы. В течение следующих десяти лет Милютин сократил срок службы с двадцати пяти до пятнадцати лет, пересмотрел офицерское образование, привел военные судебные процедуры в соответствие с судебной реформой 1864 года, улучшил условия для солдат, создал в империи военные округа для децентрализации управления, спонсировал открытые дискуссии через военные журналы и разработанные программы по обучению крестьянским солдатам базовой грамотности.К концу 1860-х годов процент грамотных солдат вырос с 10 до 50 процентов. 13 января (1 января по старому стилю) 1874 года Александр II провозгласил самую драматичную реформу Милютина: закон о всеобщей военной службе, который требовал от каждого гражданина мужского пола служить до пятнадцати лет на действительной и резервной службе в армии, которая, таким образом, стала гражданской. а не по классу. Чем выше образование призывника, тем ниже срок его действительной службы.

В результате Великих реформ дворянство утратило две ключевые определяющие характеристики своего статуса: владение другими людьми, которые предоставляли им бесплатный труд, и свободу от военной службы.По мере того, как земства и реформированные суды укоренились, помещики также утратили свою доминирующую роль в сельской жизни, даже обнаружив, что их бывшие крепостные могут судить их на суде присяжных. Освобожденные крестьяне, хотя и разочарованные условиями земельной реформы, использовали суд и земство для отстаивания своих интересов и участия в общественной жизни. Многие сами стали помещиками. Расширение возможностей получения образования через земские школы, университеты и институты, а также военная служба повысили грамотность крестьян и стимулировали рост профессий среди других сословий.Российская империя оставалась преимущественно аграрным, неграмотным и сельским обществом (в 1897 году более 80 процентов населения все еще проживало в сельской местности), но поддерживаемая государством индустриализация и урбанизация открывали возможности для всех слоев общества. К 1913 году Российская империя находилась в высшем эшелоне мировой экономики.

Великие реформы, однако, не изменили политической структуры империи. Русский царь оставался самодержцем, выше закона и без каких-либо формальных ограничений своей личной воли.Напряжение между социальными и экономическими преобразованиями, проведенными Великими реформами, и стойким патриархальным патернализмом автократической системы обострилось после 1881 года, когда радикальные популисты убили Александра II, «царя-освободителя». В конце концов, российские граждане как наследники Великих реформ отвергнут продолжающееся отношение царя к ним как к детям-иждивенцам, нуждающимся в родительском руководстве.

См. Также Александр II; Россия; Крепостные, Освобождение.

Первичные источники

Фриерсон, Кэти А., изд. и пер. Письма из деревни Александра Николаевича Энгельгардта, 1872–1887 гг. Нью-Йорк и Оксфорд, Великобритания, 1993. Наиболее влиятельные свидетельства очевидцев сельских отношений в сельской местности в первые два десятилетия после освобождения.

Вторичные источники

Бербанк, Джейн. Русские крестьяне в суд: правовая культура в деревне, 1905–1917. Блумингтон, Индиана, 2004. Окончательное исследование городских судов в позднюю имперскую эпоху.

Эклоф, Бен. Русские крестьянские школы: чиновничество, деревенская культура, народная педагогика, 1861–1914. Беркли и Лос-Анджелес, 1986. Окончательный отчет о земских образовательных программах.

Эклоф, Бен, Джон Бушнелл и Лариса Захарова, ред. Великие реформы в России, 1855–1881 гг. Блумингтон, Индиана, 1994. Антология статей российских, американских и британских ученых.

Эммонс, Теренс. Русское дворянство и крестьянское освобождение 1861 года. London, 1968.

Эммонс, Теренс и Уэйн С. Вучинич, ред. Земство в России: опыт местного самоуправления. Кембридж, Великобритания, 1982. Антология статей по различным земским программам.

Поле, Даниэль. Конец крепостного права: дворянство и бюрократия в России, 1855–1861 гг. Кембридж, Массачусетс, 1976.

Frieden, Nancy Mandelker. Русские врачи в эпоху реформ и революций, 1856–1905 гг. Принстон, Нью-Джерси, 1981.Окончательное изучение земских программ здравоохранения.

Фриерсон, Кэти А. «Вся Россия горит!» Культурная история пожара и поджога в России поздней империи. Сиэтл, Вашингтон, 2002. Включает главы по земскому страхованию от пожаров и программам планирования села.

Хох, Стивен Л. «О хороших числах и плохих: Мальтус, тенденции населения и уровень жизни крестьян в России позднего периода Империи». Славянское обозрение 53, вып. 1 (1994): 41–75.

Кучеров Самуэль. Суды, адвокаты и процессы при последних трех царях. Нью-Йорк, 1953.

Линкольн, В. Брюс. Великие реформы: самодержавие, бюрократия и политика перемен в имперской России. DeKalb, Ill., 1990. Отличное исследование происхождения, деталей и воздействия реформ.

Луна, Дэвид. Отмена крепостного права в России, 1762–1907 гг. Лондон, 2001.

Воробец, Кристин Д. Крестьянская Россия: семья и сообщество в период после освобождения от власти. Princeton, N.J., 1991.

Wortman, Richard S. Развитие российского правового сознания. Чикаго, 1976.

Зайончковский Петр А. Отмена крепостного права в России. Отредактировано и переведено Сьюзен Вобст. Галф Бриз, штат Флорида, 1978 год. Главное позднесоветское исследование эмансипации.

Кэти А. Фриерсон

Энциклопедия современной Европы: Европа 1789-1914: Энциклопедия эпохи промышленности и империи

Средство правовой защиты: суд присяжных в России

Сразу после освобождения русских крестьян в 1861 году был проведен ряд либеральных государственных и общественных реформ.Одна из них, Великая судебная реформа, ввела в Россию суд присяжных. Двадцать лет спустя стало возможным, что бывший крепостной может входить в одно жюри со своим бывшим господином [1]. Действительно, эта система присяжных стала одной из наиболее заметных демократических реформ в Российской империи [2]. Это демонстрирует, что демократические изменения в России возможны, даже в судебной системе, и этот факт сейчас, возможно, важнее, чем когда-либо. Несмотря на множество текущих судебных реформ, россияне по-прежнему относятся к своей правовой системе с пренебрежением.Они не верят в его институты и считают его «… неэффективным, несправедливым или откровенно коррумпированным». [3] Россия находится в периоде «правовой несостоятельности», будучи неспособной адекватно выполнять основные юридические функции, поскольку население не верит в правила. закона и считает законы незаконными. [4] Хотя эта задача кажется сложной, Россия может добиться прогресса, сосредоточив внимание на более мелких, разрозненных реформах для восстановления веры. Учитывая успех судов присяжных в имперской России, поощрение роста числа судов присяжных дает реальную возможность преодолеть юридическую неудачу.

I. Российская правовая традиция

Чтобы по-настоящему понять текущие и прошлые изменения в российской правовой системе, важно сначала понять российскую правовую традицию. Питер Х. Соломон точно определяет два ключевых аспекта, по которым следует анализировать российскую правовую традицию: власть и культура. В русской традиции под властью понимается правовая система, управляемая одним сильным человеком, и на протяжении большей части истории он был автократическим правителем [5]. Томас С. Оуэн утверждает, что в России редко было верховенство закона, а скорее «власть закона.«Будь то царь или коммунистическая партия, правящая элита не подчинялась тем же правилам, что и остальное население; закон часто был средством навязывания нации имперской или советской воли [6]. Под культурой понимается значимый опыт или преобладающее отношение, которое формирует отношение населения к закону. Нынешний культурный кризис в России проистекает из апатии и недоверия, унаследованных от советской правовой культуры [7]. Однако важно проанализировать российскую правовую традицию с одним дополнительным фактором - манипулируемостью.Управляемость относится к способности людей влиять на исход судебного или судебного решения. Например, до Великих реформ репутация дворянина могла иметь большое значение при вынесении окончательного вердикта [8]. Централизованная власть, дисфункциональная правовая культура и высокий уровень манипулирования присутствовали в обеих прошлых системах и существуют в России сегодня. Однако исторически суды присяжных существовали только в одной системе - царской. Почему? Ответ кроется в различиях между авторитарной царской и тоталитарной советскими системами.

Суд присяжных в царской России

Между российской правовой традицией и западной существуют разительные отличия. Эти два пути разошлись столетия назад. У России был минимальный контакт с римским правом, если вообще был вообще, в то время как Западная Европа получила от него основу. Кроме того, удаленность России изолировала страну от большей части эпохи Возрождения, во время которой начал возникать философский и теоретический диалог по широкому кругу вопросов, включая право. [9] Большая часть истории Западной Европы определялась борьбой между церковью и государством.Напротив, Православная Церковь явно подчинялась государству, так что этот конфликт никогда не возникал [10].

Екатерина Великая учредила первую систему судов в России в 1775 году. Хотя система Екатерины фактически устанавливала как единый гражданский процесс, так и судебную администрацию, она имела определенные ограничения. Суды были организованы по классовой принадлежности. Были дворцы исключительно для дворян, исключительно для купцов и исключительно для крестьян. Крепостные же не имели авторитета и получали справедливость от дворянства.[11] Мало что было сделано с российской правовой системой до периода Великих реформ 1860-х годов. Отсутствие развития не было уникальным для России; это явно ознаменовалось застоем. Как хорошо было видно во время Крымской войны; Россия оказалась неспособной мобилизовать силы и вести войну на своей собственной земле [12]. После этой катастрофы и последующего международного затруднения новый царь Александр II прагматично приступил к реформированию России, чтобы сделать свою империю более конкурентоспособной с Европой. Вскоре стало очевидно, что первым шагом должно быть эмансипация.[13] По мере того как империя боролась с этим, другие системные проблемы проявлялись все ярче. Коррупция и неэффективность стали повсеместным явлением в российской судебной системе. В ответ Александр II ввел Великую судебную реформу 1864 года [14].

Великие реформы сильно повлияли на российскую правовую систему в нескольких ключевых областях. Во-первых, они отделили суды от имперской и провинциальной администрации, что позволило судам действовать как независимая сфера внутри правительства, а не как инструмент правительства.[15] Кроме того, они внедрили важные концепции в российскую судебную систему, в том числе: способность использовать компетентных и конкурирующих адвокатов, уголовное и гражданское судопроизводство и суд присяжных. [16] Хотя все реформы внесли свой вклад в функционирование правовой системы, суд присяжных будет иметь наибольшее долгосрочное воздействие, поскольку он привнес в Россию состязательность, западную судебную процедуру. Система, существовавшая до 1864 года, была основана на устаревшей процедуре расследования, которая подчеркивала: «… презумпция виновности, преимущественно письменное разбирательство и центральное значение« признания »как доказательства вины.[17] И наоборот, состязательная процедура подчеркивала «… презумпцию невиновности, первостепенное значение устной речи при вынесении судебного решения и официальное соблюдение строгих стандартов доказывания при оценке показаний и вещественных доказательств» [18]. Суды присяжных естественным образом воплощали принцип характеристики состязательной процедуры. По иронии судьбы, новая враждебная российская правовая система так и не избежала полностью наследства следственной процедуры и вместо этого превратилась в «консенсусный дизайн», в котором упор делался на диалог и взаимодействие всех сторон.[19]

Суды присяжных сначала начинались в Санкт-Петербурге и Москве, а затем распространились по России. Хотя система была задумана как довольно эксклюзивная, она стала одним из наиболее демократических институтов в имперской России. Система жюри опиралась на пул потенциальных присяжных, которые были должностными лицами местных органов власти, старейшинами крестьян или землевладельцами, что сокращало большинство из числа имеющих право голоса. Однако зажиточные землевладельцы и государственные чиновники считали службу присяжных неприятной и обременительной.[21] Следовательно, крестьяне в присяжных, за исключением Москвы и Санкт-Петербурга, где было меньше крестьянского населения, превосходили по численности других членов. Крестьяне составляли более 90% населения, но их социальный класс редко был вовлечен или представлен в каких-либо политических институтах. Поскольку крестьяне составляли большинство присяжных, система вряд ли была такой, какой предполагалось имперским правительством, но, безусловно, была признаком прогресса. Тем не менее, по оценкам, с момента своего создания эта система рассматривала три четверти всех уголовных дел в имперской России.[22]

Кроме того, суды присяжных и судебные реформы способствовали созданию правовой среды, которая поощряла либеральное мышление и свободу слова в зале суда. [23] Как

… самый демократичный из всех институтов, созданных Великими реформами…. Суды присяжных имели право принимать решения о помиловании, что ранее было исключительной прерогативой правительства штата; их приговоры повлияли на изменение правовых актов; и их деятельность является примером принципа большинства в судебных делах….[24]

После убийства царя Александра II силы реакции начали атаковать суды присяжных, потому что крестьянские суды часто выносили «неправильные» вердикты и нельзя было доверять отправлению правосудия «правильно». Действительно, в нескольких исключительных случаях присяжные освобождали явно виновных политических преступников. Критики утверждали, что отсталый русский народ «еще не созрел» для такой гражданской ответственности и демократии. Тем не менее критика оставалась поверхностной.Противники суда присяжных были в первую очередь озабочены защитой прав имперского правительства или самодержавия над все более радикальными элементами в российском обществе [25].

Другой ключевой областью, затронутой Великой судебной реформой, была концепция равенства перед законом независимо от класса [26]. В конечном итоге именно эта концепция стала несовместимой с имперским правительством и обреченным судом присяжных, потому что, безусловно, русский самодержец не был равен любому другому гражданину России.Правовая система рассматривалась как средство обеспечения соблюдения царских законов. Суды присяжных часто становились площадками для открытого общественного и политического инакомыслия. К сожалению, по мере того, как в России разжигались силы перемен, правовая система стала инструментом для сдерживания радикальных настроений [27]. Действительно, имперская администрация переложила ответственность за рассмотрение политических преступлений с судов первой инстанции на провинциальную администрацию или местные «чрезвычайные режимы». Во второй половине XIX века царское правительство продолжало предпринимать шаги по противодействию реформированию правовой системы и подчинению ее самодержавию.[28] Несмотря на эти усилия, Великие реформы оставили в имперской России респектабельную функционирующую судебную систему, подобной которой постсоветская Россия еще не смогла создать. [29]

Суд присяжных оставался сложной частью имперской правовой системы. Более того, было возможно провести судебную реформу, потому что «… формальная законность - это одна из черт либерального государства, которую авторитарный режим может принять, не обязательно подрывая себя» [30]. Царская Россия столкнулась с кризисами во всех трех аспектах российской правовой традиции. но смог избежать юридических провалов, предоставив гражданам определенную степень свободы.

Влияние тоталитаризма на советскую правовую систему

К моменту Октябрьской революции Россия находилась в правовом кризисе, но все еще проводила важные реформы, унаследованные от древнего режима . По мере того как политический климат становился все более радикальным,

Скудная база государственного и частного правопорядка, которая была создана в России в первые годы двадцатого века - Дума, полунезависимые суды, частично реформированное корпоративное право, золотой стандарт в качестве основы для иностранных инвестиций - была полностью разрушен большевистской революцией.Все конституционные ограничения были отменены диктатурой пролетариата во главе с Коммунистической партией [31].

Большевики отвергли концепцию верховенства закона как мелкобуржуазную конструкцию. Более того, либеральные институты, такие как система присяжных, были распущены и в конечном итоге дискредитированы коммунистической интеллигенцией. Революционеры не только не доверяли правящему классу и правительственным властям, они не доверяли всей системе, независимо от ее либерального внешнего вида.[32]

Ленин и другие советские лидеры вскоре осознали истинное значение правовой системы в России и внушили России законы как средство контроля над населением. [33] Хотя правовая система изначально провозглашала всех граждан равными, на практике это происходило редко. Унитарная судебная система вскоре разделилась на региональные, территориальные, верховные и внесудебные суды (трибуналы, часто связанные с силами внутренней безопасности), все с разным уровнем влияния и возможностей. Кроме того, довольно рано в советском опыте суды перестали быть объективными, часто уделяя особое внимание номенклатуре.[34] Более того, по иронии судьбы суды вернулись к инквизиционной процедуре, очень похожей на систему, существовавшую до Великих реформ.

Типичным признаком «... большевистского отправления правосудия было предпочтение лояльных кадров перед опытными» [35]. По мере того, как Сталин консолидировал власть, лояльность стала еще более важной в правовой системе. Для начала политических чисток требовались политически лояльные судьи и юристы. Однако вскоре Сталин добавил к отправлению правосудия дополнительную характеристику: террор.Этот режим террора подкреплялся осознанием населением того факта, что не справедливость определяет исход судебного решения, а, скорее, прихоти боссов Коммунистической партии [36]. Сочетание террора и почти неконтролируемых внесудебных органов без судебного надзора привело к Великим чисткам, в результате которых погибло около 8 миллионов человек [37]. К концу сталинской эпохи и во время десталинизации советское население усвоило две важные вещи. Во-первых, приемлема любая альтернатива режиму, который чистит и сажает в тюрьму большой процент своего населения, даже если он тоталитарный.Во-вторых, закон и судебная система являются инструментами государства, а не для защиты людей от государства [38].

Как только Хрущев пришел к власти, он решил улучшить Советский Союз с помощью амбициозных реформ. В рамках правовой системы эти реформы были действительно направлены на укрепление равенства перед законом и создание достаточно независимой судебной системы. По иронии судьбы, Хрущев не только полагался на членов местной коммунистической партии, чтобы они вмешались и проводили свои реформы, но и призывал их вмешаться.[39] Результатом стало не равенство перед законом и независимая судебная власть, а система, которая возвела нескольких членов партии над населением и подчинила суды политически целесообразным пожеланиям партии. [40] Эпоха Брежнева, которую часто называют периодом zastoi (стагнации), видела продолжающийся рост политического вмешательства в правовую систему. [41] К моменту прихода Горбачева к власти советская правовая система претерпела минимальные реформы и во многом напоминала ту же систему, которая существовала в конце правления Хрущева.Когда Горбачев ввел перестройку и гласность, он понял, что

Реструктуризация с особой ясностью выявила консерватизм нынешней правовой системы нашей страны, которая по большей части все еще ориентирована не на демократические или экономические, а на командно-административные методы управления с их многочисленными запретами и мелкими постановлениями. Таким образом, многие действующие законодательные акты стали тормозом общественного развития [42].

Горбачев признал, что реформированная правовая система может помочь в проведении и соблюдении его политических и экономических реформ.Правовые реформы были сосредоточены в первую очередь на расширении юрисдикции судов, поощрении судебной независимости и усилении защиты в уголовных делах [43]. Даже после этих реформ в систему оставалось мало веры. Действительно, две трети студентов-юристов Тбилисского университета «… считают [ред.] Участие защитника в судебном процессе чистой формальностью… [говорят], что оно практически не влияет на исход дела» [44]. реформы Горбачева мало что значили; Советский Союз прекратил свое существование через три года.В годы, последовавшие сразу за правовой реформой Горбачева 1988 г., политическая среда стала все более радикальной. Дебаты о правовой реформе последовали этому примеру и также стали радикальными. Дебаты перестали сосредотачиваться на реформировании правовой системы, а вместо этого предложили с помощью «Концепции судебной реформы», чтобы система была полностью пересмотрена, чтобы обеспечить большую судебную независимость, усиление судебных полномочий по судебному надзору и досудебным расследованиям, а также радикально изменить уголовную процедуру. в том числе суд присяжных - учреждение, которое исчезло с царских времен.[45]

Конечно, первоначальный отказ большевиков от суда присяжных был идеологическим. Они хотели разорвать любые связи со старым режимом и начать все сначала. Более того, диктатура пролетариата и централизация большевистского авангарда затрудняли представление о либеральной правовой системе, основанной на верховенстве закона. К тому времени, когда Сталин консолидировал власть и создал тоталитарное государство, суды присяжных и независимая правовая система были невозможны. Однако стоит задуматься над тем, столкнулся ли Советский Союз с внутренним правовым провалом; Коммунистическая партия имела всю власть, советская правовая культура пронизывала правовую систему, а номенклатура могла манипулировать многими правовыми решениями.На протяжении всего существования Советского Союза население мало уважало закон, но скорее уважало принудительный характер правоохранительных механизмов [46]. Принуждение со стороны тоталитарного государства было единственной субстанцией, способной скрепить советскую правовую систему.

Понимание юридических нарушений в России

Когда Советский Союз сделал свой последний вздох, катастрофические экономические и политические перемены охватили страну. Государственные учреждения начали разрушаться, закон и порядок начали исчезать.С 1989 по 1990 год количество нераскрытых преступлений выросло на 39%. В том же году количество краж резко возросло на 62% [47]. Совершенно очевидно, что на закате Советского Союза и в ближайший постсоветский период механизмы поддержания государственной дисциплины были неспособны обеспечивать соблюдение законности и порядка. Эти реалии дискредитировали верховенство закона и способствовали тому, что Денис Галлиган назвал «юридическим провалом». Чтобы понять юридический провал в России, нужно рассматривать его в широком контексте.

Как правило, юридическая неудача может возникать по множеству причин, начиная от нечетких законов с большими лазейками до судебных или юридических институтов, неспособных выполнять свою миссию.Хотя этому может быть много факторов, правовая несостоятельность России в первую очередь проистекает из наследия советского тоталитарного правления и последующей «нелегитимности [российского] закона» [48]. Русские, как правило, довольно циничны, когда дело доходит до легитимности закона. Дело не в том, что они считают, что жить в рамках правовых рамок бессмысленно или что они презирают закон, скорее, средний россиянин считает, что все остальные игнорируют закон, и поэтому они должны последовать их примеру. [49] Корни этого цинизма и чувства незаконности закона кроются в советском наследии России, где закон был инструментом правительства.После распада Советского Союза «… право во многих отношениях считалось людьми чуждым и принудительным, [но] его нельзя было игнорировать. Это не означало, что [закон] нужно было соблюдать; это означало только то, что для продолжения жизни нужно избегать и обходить закон; его нужно было эксплуатировать, манипулировать и вести переговоры »[50]. По сути, советское наследие способствовало созданию среды, которая привела к правовым сбоям.

Несмотря на цинизм и несостоятельность законодательства в России, либеральная западная юридическая практика не кажется дискредитированной среди большинства россиян.Действительно, в серии хорошо задокументированных опросов, проведенных в 1992–2000 годах, большинство россиян высоко ценили концепцию верховенства закона, и отношение россиян к верховенству закона за этот период, похоже, улучшилось [51]. Еще более обнадеживающей была корреляция между поддержкой верховенства закона и развитием демократических институтов. Короче говоря, несмотря на правовую и политическую среду, в которой живут многие россияне, большинство опрошенных выступают за верховенство закона и демократию.[52] «Однако то, что люди предпочитают, не всегда идеально предсказывает их поведение»; Русские остаются заложниками системы, которая медленно меняется и склонна вознаграждать тех, кто действует вне закона [53]. Как примирить это противоречие? Реформирование системы присяжных в России может привести к понижению легитимности закона и помочь положить конец правовым сбоям [54].

Правовая система в переходный период и кризис

Переход от советской правовой системы к демократической правовой системе начался с документа «Концепция судебной реформы», принятого в 1991 году.Документ Концепции явился «планом» судебной реформы, сформулированным известными российскими исследователями уголовного права. В этом плане намечены многие судебные реформы, включая суд присяжных [55]. Несмотря на то, что суд присяжных также гарантирован новой Конституцией России, суд присяжных подвергается все большему количеству нападок [56]. Критики считали, что суды присяжных представляют собой импортирование англо-американских правовых традиций в российскую правовую среду, которая не требует их. Конечно, на первый взгляд остатки советской правовой системы несовместимы с западными судами присяжных, но в этом и заключался весь смысл Концепции - реформировать российскую правовую систему и отделить эту систему от советского наследия.[57] Хотя сначала оппонентам удалось помешать введению суда присяжных в России, к октябрю 1993 года суд присяжных был успешно включен в российский Юридический кодекс. Однако оппозиции удалось выйти из системы присяжных с небольшим финансированием и подорвать объективный характер отбора присяжных [58].

Тем не менее, к началу 1995 года, после всего лишь одного года существования в девяти регионах России, суды присяжных прошли с высокой степенью успеха.[59] При том, что процент оправдательных приговоров в десять раз выше, чем в стандартных уголовных судах (18,5% оправдательных приговоров по сравнению с 1,7%), российские присяжные охотно отвергали незаконно полученные доказательства и активно участвовали в судебных разбирательствах. Кроме того, суды присяжных проходили достаточно эффективно и, как правило, завершались в течение нескольких дней. «Эксперимент» в первый год его проведения был настолько успешным, что официальные лица начали предлагать ввести суды присяжных в других регионах России. [60]

Несмотря на успех суда присяжных, есть еще проблемы, которые предстоит решить.Реально суды присяжных происходят в половине одного процента случаев. Одна из причин этого - их ограниченная юрисдикция. Обвиняемый может потребовать суда присяжных только по делам об убийстве, государственной измене или особо жестоком изнасиловании. [61] Это означало, что во многих громких делах не было возможности привлекать присяжных, которые могли бы привлечь внимание к ним и к верховенству закона. Однако высокий процент оправдательных приговоров оставался неизменным в течение последних десяти лет, составляя от 15% до 20% в судах присяжных по сравнению с.От 8% до 1,5% в стандартных исследованиях. [62] Инквизиторская процедура, унаследованная от Советского Союза, часто приводила к неофициальному сотрудничеству между судьями и государственными прокурорами, создавая атмосферу сговора и коррупции и давая государству преимущества. Однако присяжные признали, что суды соблюдают установленные правовые стандарты, что ограничивало неофициальное сотрудничество и проявлялось в более высоком проценте оправдательных приговоров. [63]

Несмотря на успехи, достигнутые судом присяжных, и относительно небольшое число, которое фактически имеет место, суды присяжных чрезвычайно дороги.В 1990-е годы на суды присяжных приходилось около 25% бюджета региональных судов [64]. Суды присяжных, как правило, являются дорогостоящим мероприятием, и при разработке реформы присяжных в Концепции были предприняты согласованные усилия по обеспечению адекватной оплаты присяжных. Авторы Концепции понимали, какие неприятности возникли в царской России, когда потребовали явки дворянства для присяжных заседаний. Результат - трехдолларовая дневная заработная плата. Хотя по американским меркам это не так много, эта относительно высокая заработная плата, похоже, помогла удержать присяжных после того, как они были вызваны на работу.[65] Тем не менее, это также истощило бюджеты судов и препятствовало дальнейшему распространению судов присяжных.

В начале 2004 года Владимир Путин одобрил законопроект об учреждении судов присяжных по всей России. С результатами, аналогичными прошлым годам, в результате расширенного состава судов присяжных были оправданы 17% подозреваемых. [66] Тем не менее, проведенные судебные реформы еще не привели к значимым долгосрочным реформам. Действительно, проблемы, с которыми сталкивается система присяжных, только усугубляются системными проблемами судебной системы, включая ее недостаточную судебную независимость.Президент Путин недавно указал, что «независимость судебной власти - это не почетная привилегия, а необходимое условие [для] выполнения ею своего конституционного долга в системе разделенных властей» [67]. Однако в России по-прежнему мало независимости. судебная власть. Последние годы были отмечены усилиями Кремля укрепить свою власть над судебной системой и повлиять на судебные решения [68]. Во многих высших и окружных судах председатели судов, а также большинство судей назначаются на разный срок президентским указом.Когда срок полномочий судьи истекает, Кремль проверяет работу судьи и решает, назначать ли его повторно. Эта система по своей сути вынуждает судей, которые ценят гарантии занятости, сочувствовать политике Кремля. [69] Признавая важность независимости судебной системы, Россия ввела понятие пожизненных назначений в судебную систему. Эта реформа продвигалась очень медленно. К 1998 г. только 23,6% российских судей получали пожизненные назначения [70]. К сожалению, пожизненное назначение не обязательно означает, что судья не подвержен влиянию извне.Например, если у судьи есть карьерные амбиции, чтобы перейти в суд более высокой инстанции, он должен сначала пройти новую оценку исполнительной властью для продвижения по службе. [71]

Еще одна проблема, с которой сталкивается российская судебная система, - это растущая нагрузка и низкие зарплаты. Количество дел, переданных в российские суды, неуклонно росло, но бюджеты и штат судов не успевали за этим. Опасность такой ситуации очевидна: в 2000 году президент Путин указал, что эти проблемы были «… причиной судебных ошибок и поверхностного невнимательного рассмотрения дел.[72] Сочетание большой рабочей нагрузки и низкой заработной платы породило апатию и горечь, что неизбежно привело к повсеместному распространению коррупции. [73] Действительно, Валерий Зорькин, председатель Конституционного суда России, указал, что исследования показывают, что компании, безусловно, способны коррумпировать членов судебной власти. Зорькин утверждает, что «взяточничество в судах стало одним из крупнейших рынков коррупции в России» [74].

Порядок действий

Как и в период царской России, предшествовавший Великим реформам, России сейчас угрожают институционализированные правовые и судебные проблемы.Однако обнадеживает тот факт, что Великая судебная реформа увенчалась успехом, когда Россия казалась безнадежно отсталой. Учитывая это, у России есть надежда. Первым шагом в реформе должно быть получение более крупных финансовых обязательств со стороны правительства. Чтобы должным образом провести все необходимые судебные реформы, текущий бюджет, вероятно, придется утроить. [75] Суды присяжных обходятся дорого, но если Россия надеется расширить этот жизненно важный аспект необходимых реформ, эти средства имеют решающее значение. Россия также должна рассмотреть вопрос о расширении юрисдикции судов присяжных.Узкая юрисдикция в делах об убийствах, государственной измене и насильственных изнасилованиях по своей сути ограничивает количество дел присяжных до лишь части дел, рассматриваемых судами [76]. Расширение юрисдикции, вероятно, приведет к появлению более громких дел, которые хорошо отразятся на судебной системе и продемонстрируют, что граждане России являются важной частью судебного процесса. Влияние повышения роли судов присяжных в России может быть значительным. Присяжные помогли добиться прозрачности в российских судах. Поскольку присяжные постоянно отвергают неправомерно полученные доказательства и ставят под сомнение как защиту, так и прокуроров, суды становятся более подотчетными.Суды присяжных часто приводят к увеличению бремени доказывания на обвинение. [77] Хотя официально обвиняемый считается невиновным до тех пор, пока его вина не будет доказана, процедура расследования часто, кажется, ставит судью на сторону обвинения [78]. Присяжные проверяют это злоупотребление, вынуждая сотрудников правоохранительных органов соблюдать надлежащие процедуры для получения допустимых доказательств.

Заключение

Однажды, когда я разговаривал с русским юристом, она сказала, что проблема с судами присяжных в том, что в России их раньше не было.Она заявила, что люди не готовы к ним и ими легко манипулировать. В очередной раз она выразила врожденное убеждение, что русский народ не готов к реформам; они не достойны демократических институтов! Неудивительно, что многие россияне не осознают масштабов суда присяжных в имперской России до революции. Конечно, в то время были проблемы с проведением и проведением судов присяжных, но по большей части они были очень успешными и демократичными.В то же время существуют проблемы с нынешней системой суда присяжных в постсоветской России. Вопрос в том, в настоящее время препятствия на пути к успешной реализации суда присяжных преодолеть труднее, чем препятствия, возникшие при отмене крепостного права и самодержавия? Ответ на этот вопрос еще предстоит увидеть, но очевидно то, что Россия, поддерживая суд присяжных, имеет возможность бороться с правовыми нарушениями.

Библиография

Бейкер, Питер.«Россия проверяет жюри методом проб и ошибок; Суды медленно отказываются от советской модели ». The Washington Post , 2 сентября 2003 г. http://www.lexis-nexis.com/.

«Трудное возвращение суда присяжных в России». РИА Новости , 6 июля 2004 г. http://www.lexis-nexis.com/.

Dline, Ирина и Ольга Шварц. «Жюри все еще не решает вопрос о суде присяжных в России». Обзор конституции Восточной Европы . Vol. 11, № 1/2, зима / весна 2002 г. http: // www.law.nyu.edu/eecr/.

Эклоф, Бен, Джон Бушнелл и Лариса Захарова ред. Великие реформы в России, 1855–1881 гг. . Блумингтон: Издательство Индианского университета, 1994.

Галлиган, Денис Дж. И Марина Куркчиян ред. Право и неформальная практика: пост- Коммунистический опыт . Оксфорд: Oxford University Press, 2003.

.

Горбачев Михаил. «О ходе выполнения решений 27 -го съезда КПСС и задачах углубления структурной перестройки.Отчет на 19-й Всесоюзной конференции КПСС 28 июня 1988 г. Опубликован в «Правде» и «Известиях» 29 июня 1988 г. Опубликован в «Текущий дайджест советской / постсоветской прессы» на компакт-дисках, 1982–2000 гг.

Ильеш А. и советник юстиции Руднев В. «Борьба с преступностью - иллюзии и реальность». Известия , 24 июля 1990 г .: 2. Опубликовано в "Текущий дайджест советской / постсоветской прессы" База данных на компакт-дисках, 1982-2000 гг.

«В прошлом году жюри рассматривало каждое десятое дело в России.» Информационное агентство ИТАР-ТАСС , 1 февраля 2005 г. http://www.lexis-nexis.com/.

Кирпичников Алексей. «Российская прокуратура атакует судебную реформу». Сегодня, 10

март 1993 г. Опубликовано в "Текущий дайджест советской / постсоветской прессы" База данных на компакт-дисках, 1982-2000 гг.

Марковиц, Инга. «Экспорт реформы законодательства - но поедет ли она?» Cornell International Law Journal (37 Cornell Int ’L.J. 95), 2004. http: //www.lexis-nexis.com /.

Мереу, Франческа. «Судьи, потерявшие работу, высказываются». Moscow Times , 6 октября 2004 г. http://www.cdi.org/russia/johnson/default.cfm.

Пайпс, Ричард. Россия при старом режиме . Нью-Йорк: Macmillan Publishing Company, 1992.

.

«Президент Путин высказывается о независимости судебной власти». РИА Новости, 30 ноября 2004 г. http://www.lexis-nexis.com/.

Рязановский Николай Викторович История России .Шестое изд. Нью-Йорк: Oxford University Press, 2000.

.

Руднев Валерий. «Присяжные - это не« мягкосердечные старые дяди »». «Известия» , 16 марта 1995: 5. Опубликовано в «Текущий дайджест советской постсоветской прессы» на компакт-дисках, 1982–2000 годы.

Сакс, Джеффри Д. и Катарина Пистор, ред. Верховенство закона и экономические реформы в России . Боулдер: Westview Press, 1997.

Савицкий В. «Пути перестройки правовой системы: престиж адвокатуры.» Правда , 22 марта 1987 г .: 3. Опубликовано в« Текущий дайджест советской / постсоветской прессы »на компакт-дисках, 1982–2000 гг.

Сетон-Уотсон, Хью. Российская Империя 1801-1917 гг. . Оксфорд: The Clarendon Press, 1967.

.

Соломон, Питер Х. и Тодд С. Фоглесонг. Суды и переходный период в России: вызовы Судебная реформа . Боулдер: Westview Press, 2000.

Соломон, Питер Х. изд. Реформирование правосудия в России, 1864–1996: власть, культура и пределы Правопорядка .Армонк: M.E. Sharpe, 1997.

.

Трефилов Иван. «Судебная реформа по мнению Даля: финансирование судебной системы не соответствует планам по ее реформированию». Сегодня, , 28 ноября 2000: 5. Опубликовано в «Текущий дайджест советской / постсоветской прессы», база данных на компакт-дисках, 1982–2000 годы.

Тропин Сергей. «Суды присяжных могут изменить страну и людей». Известия , 27 октября 1993 г ​​.: 4. Опубликовано в "Текущий дайджест советской / постсоветской прессы" База данных на компакт-дисках, 1982-2000 гг.

Уоллес, сэр Дональд Маккензи. Под редакцией Кирилла Э. Блэка. Россия: накануне войны и революции . Princeton: Princeton University Press, 1961.

.

Заподинская, Екатерина. «Итоги работы судов присяжных в России:

народных»

Представителя милосердны к павшим ». Коммерсант-Daily , 23 марта 1995 г .: 14. Опубликован в базе данных CD-ROM «Текущий дайджест советской / постсоветской прессы», 1982–2000 гг.

Зорькин Валерий.«Взяточничество в судах стало одним из крупнейших рынков коррупции». Георгий Ильичев. Известия , 25 октября 2004 г. Опубликовано в «Текущий дайджест постсоветской прессы». 56, нет. 43. http://www.lexis-nexis.com/.

Сноски

[2] Хью Сетон-Уотсон, Российская Империя 1801-1917 гг. (Oxford: The Clarendon Press, 1967), 356. [3] Валерий Зорькин, «Взяточничество в судах стало одним из крупнейших рынков коррупции», интервью Георгия Ильичова, Известия , 25 октября 2004 г., в «Текущем дайджесте постсоветской прессы», т.56, нет. 43, http://www.lexis-nexis.com/. [4] Денис Дж. Галлиган, «Правовой провал: закон и социальные нормы в посткоммунистической Европе», в Право и неформальные практики: посткоммунистический опыт, ред. Денис Дж. Галлиган и Марина Куркчиян (Oxford: Oxford University Press, 2003), 3-5. [5] Питер Х. Соломон-младший, «Судебная реформа в российской истории», в № Реформирование правосудия в России, 1864–1996: Власть, культура и пределы правового порядка, изд. . Питер Х. Соломон-младший (Армонк: М.Э. Шарп, 1997), 18.[6] Томас К. Оуэн, «Самодержавие и верховенство закона в российской экономической истории», в «Верховенство закона и экономическая реформа в России», ред. Джеффри Д. Сакс и Катарина Пистор (Боулдер: Westview Press, 1997), 24. [7] Соломон, Реформирование правосудия в России, 1864–1996: власть, культура и пределы правового порядка , 18. [8] Соломон, Реформирование правосудия в России, 1864–1996: Власть, культура и пределы правового порядка, 6. [9] Джеффри Д. Сакс и Катарина Пистор, «Введение: прогресс, подводные камни, сценарии и упущенные возможности», в «Верховенство закона и экономическая реформа в России», ред.Джеффри Д. Сакс и Катарина Пистор (Боулдер: Westview Press, 1997), 4. [10] Майкл Ньюсити, «Русская правовая традиция и верховенство закона», в «Верховенство закона и экономическая реформа в России», , ред. Джеффри Д. Сакс и Катарина Пистор, 47–8. [11] Соломон, Реформирование правосудия в России, 1864–1996: Власть, культура и пределы правопорядка, 6. [12] Лариса Захрова, «Самодержавие и реформы 1861–1874 гг. В России: выбор путей развития», в: Великие реформы России, 1855–1881, , ред.Бен Эклоф, Джон Бушнелл и Лариса Захарова (Bloomington: Indiana University Press, 1994), 20-1. [13] Захрова, 30-1. [14] Сэр Дональд Маккензи Уоллес, Россия накануне войны и революции, , изд. Сирил Э. Блэк (Princeton: Princeton University Press, 1961), 67, 73. [15] Николай Рязановский, История России , изд. Шестое. (Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета, 2000), 376. [16] Рязановский, 377; Соломон, Реформирование правосудия в России, 1864-1996: власть, культура и пределы правопорядка, 6.[17] Гириш Н. Бхат, «Консенсусное измерение российского уголовного судопроизводства в поздней империи: пример суда присяжных», в книге Реформирование правосудия в России, 1864–1996: власть, культура и пределы правопорядка, изд. Питер Х. Соломон младший, 62 года. [18] Бхат, 65-6. [19] Бхат, 66-7. [20] Александр К. Афанасьев, «Присяжные и суды присяжных в Императорской России, 1866–1885 гг.», В книге Великие реформы в России, 1855–1881, , ред. Бен Эклоф, Джон Бушнелл и Лариса Захарова, 215–216. [21] Афанасьев, 224-5.[22] Афанасьев, 218-21, 214. [23] Хью Сетон-Уотсон, 356. [24] Афанасьев, 228. [25] Уоллес 86-7, 83-4; Сара Дж. Рейнольдс, «Опираясь на прошлое: суды присяжных в современной России», в книге Реформирование правосудия в России, 1864–1996: Власть, культура и пределы правового порядка, изд. . Питер Х. Соломон младший, 393 года. [26] Рязановский, 377; Соломон, Реформирование правосудия в России, 1864-1996: власть, культура и пределы правопорядка, 6. [27] Ричард Пайпс, Россия при старом режиме (Нью-Йорк: Макмиллан Паблишинг Компани, 1992), 296.[28] Соломон, Реформирование правосудия в России, 1864–1996: Власть, культура и пределы правового порядка, 8. [29] Соломон, Реформирование правосудия в России, 1864–1996: Власть, культура и пределы правопорядка, 8; Уильям Вагнер, «Гражданское право, индивидуальные права и судебная активность в России поздней империи», в Реформирование правосудия в России, 1864–1996: Власть, культура и пределы правового порядка, изд. . Питер Х. Соломон младший, 36 лет. [30] Трубы, 296. [31] Сакс и Пистор, 6.[32] Рязановский, 478; Сетон-Уотсон, 357. [33] Соломон, Реформирование правосудия в России, 1864–1996: Власть, культура и пределы правового порядка, 10-11. [34] Там же, 11 [35] Там же. [36] Габор Т. Риттерспорн, «Внесудебные репрессии и суды: их отношения в 1930-е годы» в журнале Реформирование правосудия в России, 1864–1996: власть, культура и пределы правового порядка, изд. . Питер Х. Соломон-младший, 204 года; Джейн Бербанк, «Правовая культура, гражданство и крестьянская юриспруденция: перспективы с начала двадцатого века», в книге Реформирование правосудия в России, 1864–1996: Власть, культура и пределы правового порядка, изд. .Питер Х. Соломон младший, 101 год. [37] Там же, 506. [38] Там же, 204. [39] Йорлам Горлицкий, «Политическая реформа и вмешательство местных партий при Хрущеве», в № Реформирование правосудия в России, 1864–1996: Власть, культура и пределы правового порядка, изд. . Питер Х. Соломон младший, 256. [40] Там же, 274. [41] Там же. [42] Михаил Горбачев, «О ходе выполнения решений 27 -го съезда КПСС и задачах углубления реструктуризации», Правда и Известия , 29 июня 1988 г., в Текущем сборнике Советов. / База данных CD-ROM постсоветской прессы, 1982-2000.[43] Питер Х. Соломон-младший и Тодд С. Фоглсонг, Суды и переходный период в России: вызов судебной реформы (Боулдер: Westview Press, 2000), 8. [44] В. Савицкий, «Пути реструктуризации правовой системы: престиж адвокатуры», Правда, , 22 марта 1987: 3, в Текущем дайджесте базы данных на компакт-дисках советской / постсоветской прессы, 1982 г. -2000. [45] Соломон и Туманная Песня, 11. [46] Денис Дж. Галлиган, 7. [47] А. Иллеш и советник юстиции В. Руднев, «Борьба с преступностью - иллюзии и реальность», «Известия », 24 июля 1990 г., в «Текущем дайджесте базы данных компакт-дисков советской / постсоветской прессы», 1982–2000 гг.[48] ​​Галлиган, 2-4; Марина Куркчиян, «Незаконность закона в постсоветских обществах», в Право и неформальные практики: посткоммунистический опыт, ред. . Денис Дж. Галлиган и Марина Куркчиян, 25 лет. [49] Куркчиян, 26-7. [50] Галлиган, 7. [51] Джеймс Л. Гибсон, «Отношение россиян к верховенству закона: анализ данных опросов», в Право и неформальные практики: посткоммунистический опыт, ред. Денис Дж. Галлиган и Марина Куркчиян, 88-9. [52] Гибсон, 89. [53] Галлиган, 90.[54] Куркчиян, 45. [55] Рейнольдс, 376-7. [56] Питер Бейкер, «Россия проверяет присяжных методом проб и ошибок; Суды медленно отказываются от советской модели », The Washington Post , 2 сентября 2003 г., http://www.lexis-nexis.com/; Алексей Кирпичников, «Российская прокуратура атакует судебную реформу», «Сегодня», 10 марта 1993 г., в «Текущем дайджесте базы данных советской / постсоветской прессы» на компакт-дисках, 1982–2000 гг. [57] Кирпичников [58] Сергей Тропин, «Суды присяжных могут изменить страну и людей», Известия , 27 октября 1993 г ​​.: 4, Текущий дайджест базы данных на компакт-дисках советской / постсоветской прессы, 1982–2000 гг.[59] Изначально суды присяжных были санкционированы в Ивановской, Московской, Ростовской, Рязанской, Саратовской и Ульяновской областях, а также в Алтайском, Краснодарском и Ставропольском краях. Екатерина Заподинская, «Итоги работы суда присяжных в России: народные представители милосердны к павшим», Коммерсантъ-Daily , 23 марта 1995 г .: 14. Опубликовано в «Текущий дайджест советской / постсоветской прессы». База данных ROM, 1982-2000 гг. [60] Заподинская; Валерий Руднев, «Присяжные - это не« мягкосердечные старые дяди »», Известия , 16 марта 1995: 5, в Текущем дайджесте базы данных на компакт-дисках советской постсоветской прессы, 1982–2000 гг.[61] Бейкер. [62] Руднев; Бейкер. [63] Ирина Длайн и Ольга Шварц, «Суд присяжных еще не определен в отношении будущего суда присяжных в России», Восточноевропейский конституционный обзор , том. 11, № 1/2, зима / весна 2002 г. http://www.law.nyu.edu/eecr/. [64] Инга Марковиц, «Экспорт реформы законодательства - но поедет ли она?» Cornell International Law Journal (37 Cornell Int ’L.J. 95), 2004. http://www.lexis-nexis.com/. [65] Рейнольдс, 387; Бейкер. [66] Франческа Мереу, «Судьи, потерявшие работу, высказываются», Moscow Times , 6 октября 2004 г., http: // www.lexis-nexis.com/; «Жюри рассматривает каждые 10 тыс. дел в России в прошлом году», Информационное агентство ИТАР-ТАСС, 1 февраля 2005 г., http://www.lexis-nexis.com/. [67] «Президент Путин высказывается о независимости судебной власти», РИА Новости, 30 ноября 2004 г. http://www.lexis-nexis.com/. [68] Соломон и Туманная Песня, 33, 36. [69] Мереу; Соломон и Туманная Песня, 191. [70] Соломон и Туманная Песня, 32. [71] Там же, 33-4 [72] Иван Трефилов, «Судебная реформа по мнению Даля: финансирование судебной системы отстает от планов ее реформирования», Сегодня, , 28 ноября 2000: 5, в Текущем сборнике советской / постсоветской прессы на компакт-диске. База данных, 1982-2000 гг.[73] «Президент Путин высказывается о независимости судебной власти», РИА Новости, , 30 ноября 2004 г. [74] Зорькин. [75] Трефилов, 5. [76] Бейкер. [77] Там же. [78] Соломон и Туманная Песня, 177.

реформ в России при царе Александре II: примеры и влияние - видео и стенограмма урока

В этом уроке мы исследуем реформы царя Александра II в России XIX века. Александр освободил русских крепостных и ускорил индустриализацию России до своего убийства 1881 года.

Реформы Александра II

В природе несколько видов пауков поедают своих матерей после вылупления. Каким бы ужасным это ни было, это мало чем отличается от отношений, которые некоторые просвещенные и / или реформаторские монархи в ранней современной истории имели со своими политическими программами. Чем больше свобод или прав они предоставляют, тем больше вероятность того, что люди будут использовать эти свободы, чтобы просить большего. Так было, конечно, в девятнадцатом веке Россия за царь Александр II .Александр II провел широкомасштабные и радикальные реформы, в первую очередь положив конец крепостному праву, но был убит группой националистических террористов.

Крымская война

Александр II стал царем в 1855 году после смерти своего отца, Николая I. В 36 лет Александра готовили к правлению, но никакие исследования не могли адекватно подготовить его к кризису, в котором находилась Россия, когда он принял трон. В 1855 году Россия находилась в эпицентре изнурительной Крымской войны против Великобритании, Франции и Османской империи на юге России.Россия не только потеряла сотни тысяч граждан и солдат, но и проиграла войну.

В то время как Россия потеряла территорию на Балканах и была вынуждена удалить любое российское военно-морское присутствие с Черного моря, унижение от проигрыша трем иностранным державам в самой России, вероятно, нанесло больше всего ущерба. Провал заставил Александра понять, что Россия не может конкурировать ни в военном, ни в экономическом отношении с великими европейскими державами XIX века. Многие из этих стран в прошлом веке подверглись массовой индустриализации, и их армии были оснащены плодами этого процесса - более технологически совершенным оружием, которое можно было производить по более низкой цене.В России же, с другой стороны, все еще существовала преимущественно аграрная экономика, основанная на крепостничестве, которая не могла покрыть расходы на крупномасштабные войны XIX века.

Реформа

Царь Александр осознавал важность индустриализации, если Россия снова сможет считать себя крупным игроком на международной арене. Чтобы создать резерв рабочей силы, необходимый для передового промышленного производства, Александр решил положить конец крепостному праву в России, став последней страной в Европе, которая положила конец феодальной практике, согласно которой крестьянство, хотя и не являлось рабами, было навсегда связано со своим землевладельцем и его собственностью. земля собственника.Предложенные Александром реформы разозлили традиционных русских землевладельцев, хотя многие положения серьезно ограничивали действия и передвижения 22 миллионов недавно освобожденных крепостных. Например, вместо того, чтобы предоставлять крепостным права на землю, которую их семья обрабатывала в течение нескольких поколений, бывшие крепостные были обязаны покупать или арендовать землю у своих бывших лордов, что часто делало эти семьи намного беднее, чем когда они были привязаны к земле.

Хотя логистика прекращения крепостного права в России, безусловно, вызвала некоторое напряжение, в сочетании с дальнейшими реформами Александр укрепил российскую экономику и модернизировал российское общество.Александр построил огромное количество железных дорог по всей России, чтобы облегчить экономическое производство, и российский экспорт сельскохозяйственных культур и полезных ископаемых резко вырос. Он ввел несколько ключевых мер, которые позволили больше свободы прессы и сделали государственное образование более доступным для населения России. Вдобавок рост российской экономики позволил Александру оплачивать военные реформы, включая оснащение российских войск новейшим огнестрельным и другим вооружением.

Война и убийство

Ослабление царем Александром законов о цензуре привело к распространению политических брошюр и риторики по всей Российской империи, некоторые из которых стимулировали националистические движения, подобные тем, которые также имели место в Германии и Италии.Например, в 1863 году в подконтрольной России Польше произошло националистическое восстание, которое Александр жестоко подавил. Однако националисты не только прервали дела России - в 1870-х годах восстание болгарских националистов против Османской империи дало России возможность восстановить влияние на Балканах, которое она утратила из-за Крымской войны. Россия поддержала националистов в восстании и помогла Болгарии завоевать независимость, хотя российскому влиянию препятствовало одновременное влияние Англии и Австро-Венгрии в регионе.

Несмотря на военный успех за рубежом, реформы дома оставили Александра мало друзей в России. Интеллектуалы и националисты в значительной степени считали, что его реформы были слишком небольшими и разрозненными, в то время как традиционное дворянство было расстроено освобождением крепостных и нападками на их традиционные права. На жизнь Александра было совершено несколько покушений, прежде чем националистическая группа успешно взорвала его карету в Санкт-Петербурге в 1881 году, убив 62-летнего царя.

Краткое содержание урока

Реформы царя Александра II помогли модернизировать российское общество и экономику.Конец крепостничества , хотя и непопулярный, помог создать резерв рабочей силы, необходимый для развитого промышленного производства. Эта модернизация российской экономики позволила Александру позволить себе военное оборудование и провести реформы, необходимые для возвращения Россия международной известности. Точно так же его либеральные реформы, касающиеся прессы, образования и общества, предоставили россиянам больше свобод, чем они имели при любом предыдущем режиме. К несчастью для Александра, эти возросшие свободы и одновременные националистические движения, захлестнувшие Европу в XIX веке, стали его окончательной гибелью.

Результаты обучения

По завершении этого урока вы, возможно, будете обладать знаниями, необходимыми для:

  • Подробная информация об усилиях Александра II по модернизации России после его прихода к власти в 1855 году
  • Считать поражение в Крымской войне на российской земле толчком к модернизации
  • Перефразируйте реформы, введенные Александром II
  • Помните, что эти реформы в основном подготовили дело к его убийству

Биография Александра II, Императора России

Родился: Москва, 17 (29) апреля 1818 года
Умер: Санкт-Петербург.Санкт-Петербург, 1 (13) марта 1881 г.

Царствовал: 1855-1881

Когда в 1855 году на престол взошел Александр II, Россия, ослабленная позорным поражением в Крымской войне, находилась в таком кризисном состоянии, что новому императору пришлось проводить реформы в столь масштабных масштабах, что они были сопоставимы с грандиозными. реформы его знаменитого предка Петра Великого. Для проведения этих реформ по всей стране требовался мир. Таким образом, в 1856 году был подписан Парижский мирный договор, который во многих отношениях был невыгоден для России, но дал стране столь необходимую мирную передышку.Главный внутренний вопрос, который нужно было решить, - это проблема, по которой правительство и элита не были единодушны: крестьянская реформа. Тем не менее Александр II согласился с планом, по которому крестьяне могли покупать свою личную свободу у помещиков, и таким образом он освободил крестьян и отменил крепостное право.

Крымская война выявила недостатки в организации русской армии, и Александр также предпринял реформу вооруженных сил, в результате которой в России был введен призыв на военную службу.Его судебная реформа оказала огромное положительное влияние на общество, и впервые в России был введен суд присяжных. Существенные новые полномочия были переданы местным органам власти в ходе сельских и городских реформ. Разнообразные достижения Александра II вошли в историю России как «Великие реформы».

Оправившись от катастрофических последствий Крымской войны, Россия снова стала активно участвовать во внешнеполитической арене и приобрела обширные территории в Средней Азии, на Кавказе и на Дальнем Востоке.В 1877-1878 годах Россия снова вела войну с Турцией с провозглашенной целью освобождения славянских народов Юго-Восточной Европы от турецкого ига.

Александр II со свитой в Арсенальном зале Гатчинского дворца

Автор: Михай Зичи

В последние годы жизни Александра его жена, царица Мария Александровна, была больна, нечасто участвовала в светских или придворных мероприятиях и по большей части жила уединенно в собственных квартирах за пределами Петербурга на территории Петергофа.Между тем энергичный и ласковый Александр влюбился в юную княжну Екатерину Долгорукову. Император предоставил ей квартиру в Зимнем дворце, и от их союза появилось несколько детей. После смерти Марии Александровны, несмотря на сопротивление ее собственных детей с Александром, император женился на своей любовнице, получившей титул княгини Юрьевской. Новая жена императора не была любимицей императорской семьи и после смерти императора была вынуждена немедленно покинуть дворец.

Можно предположить, что реформы Александра II создали более свободный, либеральный климат в стране. Однако для радикально настроенных членов общества эти реформы не были последовательными или достаточно обширными. Революционные организации поставили перед собой цель убить царя. За годы своего правления Александр пережил ряд покушений, совершенных радикальной организацией «Воля народа», в том числе взрыв в Зимнем дворце и крушение королевского поезда, но всегда оставался невредимым.Однако 1 марта 1881 года террористы «Народной воли» смертельно ранили императора на набережной Екатерининского канала (ныне канал Грибоедова). По иронии судьбы, именно в этот день Александр II решил принять проект министра Лорис-Меликова, который дал бы России Конституцию ...

Убийство Александра II 13 марта 1881 года в Санкт-Петербурге.

неизвестного художника

Александр похоронен в соборе Петропавловской крепости, в гробнице, покрытой серо-зеленым нефритом.

Причины восстановления суда присяжных в России

1В 1864 году впервые в России был учрежден суд присяжных. Это был неотъемлемая часть демократических реформ, осуществленных Александром II, царем, освободил крестьян от крепостного права в 1861 году. Были представлены прокурор и коллегия адвокатов. Уголовное расследование было делегировано следователям, входившим в состав окружных судов. Судьи стали несъемный и формально независимый.Система мировых судей была созданный.

2 Разрабатывая и практически воплощая судебную реформу, Александр II хотел устранить недостатки российской системы правосудия, такие как медленные рассмотрение дел, сложная судебная система, бесправный статус обвиняемый и наглый взяточничество. Царь-реформатор провозгласил свои цели в лозунг: «Пусть в судах правит правда и милость!»

3 Указом Временного правительства (от 24 ноября 1917 г.) - так называемый Ленинский Указ о суде №1.1 - все судебные органы (включая схему суды, работавшие с присяжными), учрежденные Александром II, были упразднены. Вместо этого местные суды в лице судьи и двух народных заседателей, а также были созданы революционные трибуналы.

4 В течение следующих семидесяти лет не было никаких попыток возобновить суды присяжных. Сделано в СССР. Советские ученые раскритиковали суды присяжных как буржуазное изобретение, противоречащее идеалам социалистической законности.

5В 1990 году к власти пришел новый корпус народных депутатов. Независимость провозглашены суверенитет Российской Федерации (РФ) и реформы. 24 октября 1991 г. по инициативе Президента РФ Б. Н. Ельцина Верховный Совет одобрил Концепцию судебной реформы. Один из основных аспектом судебной реформы было возвращение суда присяжных. Авторы Компания Concept отметила следующие преимущества суда присяжных: более коллективный характер, неоспоримая независимость, меньший риск злоупотреблений и ошибок.В Концепция гласит: «... Суд присяжных - инструмент решения нестандартных ситуаций, где из-за возможных последствий грешить против справедливости, а не нарушения абстрактного правового регулирования ».

6 Законом от 1 ноября 1991 г. внесены изменения в Конституцию РФ. 1978 г. Одна из этих модификаций создала правовую основу для введение суда присяжных.

7Работа по подготовке Положения о суде присяжных и условий его практическая реализация в России началась в соответствии с распоряжением Президента Указ (No.530-рп) от 22 сентября 1992 г. Как и в прошлом веке, предусматривалось поэтапное введение суда присяжных. Прежде всего, были суды присяжных. созданы в тех регионах, где есть интерес, а также адекватные условия. Главы Ставропольского Края , Москвы, Иванова, Рязани и Саратова области, области взяли на себя организацию работы суда присяжных. Позже еще 4 региона (Алтайский и Краснодарский , край , Ростовская и Ульяновская области , ) присоединился к ним.16 июля 1993 г. соответствующее законодательство было одобрено Общегосударственным голосованием, провозгласил право обвиняемого выбрать суд присяжных в случаях, предусмотренных федеральный закон.

8 Согласно Закону от 16 июля 1993 г. любой гражданин Российской Федерации который не моложе 25 лет, не имеет судимости, полностью дееспособен и включен в избирательные списки, может быть присяжным заседателем. На основе случайного выбора местная администрация составляет список присяжных из избирательных списков. потом административные представители каждого конкретного суда, использующие компьютеры, случайным образом выбрать из списка жюри количество членов жюри, необходимое для участия в испытаниях.От кандидатов, явившихся в суд по результатам При опросе и жеребьевке формируется жюри из 12 человек с двумя альтернативными присяжными.

9 Все дела, которые уполномочены рассматривать суды краев и областей , подпадают под юрисдикция суда присяжных. Это случаи самых тяжких преступлений, таких как как убийство при отягчающих обстоятельствах, терроризм, тяжкие злоупотребления со стороны должностных лиц, и некоторые преступления против государственной власти и правосудия. Обвиняемый, независимо от того, или она признает вину, может потребовать суда присяжных.В противном случае дело будет рассмотрено традиционным судом, состоящим из судьи и двух народных заседателей.

10 В настоящее время суды присяжных в России имеют следующие особенности: также характерно для судов присяжных, существовавших в России в конце 19-го века. начало 20 века: распределение компетенции между судьей и присяжные; организационное отделение жюри от профессиональной скамьи, отсутствие причин, приведенных для вердиктов, вынесенных присяжными и присяжными, юридической безответственности за их решения; возможность оправдать обвиняемого, нарушившего уголовный закон, если он не виновен с точки зрения общества, обязательность приговора вернулся жюри.Вердикт, вынесенный присяжными, может быть отменен Кассационная палата Верховного Суда РФ только в случаях, когда законные нарушены правила судопроизводства или назначенное судьей наказание явно слишком легкий.

11 Перед началом заседания присяжных судья проводит предварительное слушание где ходатайства сторон, в том числе ходатайства об исключении полученных доказательств с нарушением закона считаются.

12 Российские суды существенно отличаются от исследований по англосаксонскому модель.Во-первых, сохраняется смешанная форма судопроизводства. Расследование проводится на следственной основе с сохранением промежуточных результатов в секрете и обвиняемый не был проинформирован о собранных доказательствах до тех пор, пока расследование завершено. Все доказательства направляются прокуратурой. власти в суд. Свидетели и эксперты рассматриваются как объективные источники доказательства - не на стороне обвинения или защиты. Второй, Российское судопроизводство не состоит из двух отдельных этапов: вынесение приговора. и приговор с перерывом в несколько месяцев.В в соответствии с российской системой решение о наказании принимает судить на том же заседании, но без участия присяжных. В-третьих обвиняемый, независимо от того, признает ли он свою вину, имеет возможность выбрать между традиционными судебными процессами с участием народных заседателей и суд присяжных. В-четвертых, в отличие от правил большинства юрисдикций США расставание слова судьи представляют собой краткое изложение доказательств. И в-пятых, российское жюри заполняет в длинной и сложной анкете.Есть вопросы, есть ли предъявлено обвинение и доказана вина обвиняемого и доказан ли обвиняемый рекомендуется пощады. В случае положительного ответа на вопрос относительно милосердие, наказание обязательно будет смягчено.

13 В отличие от своих испанских и австрийских коллег, российские присяжные не обосновывать свои решения.

14 Положения о суде присяжных, содержащиеся в Разделе X Уголовного кодекса Процедуры в РФ распространились только на краевые и областные суды, хотя изначально планировалось ввести суды присяжных на более низких уровнях судебной системы, таких как районные (городские) суды.Судьи первых пяти упомянутых регионов имели возможность применять новые положения с 1 сентября 1993 года. Через четыре другие субъекты РФ, упомянутые выше, новые положения были реализовано в 1 января 1994 г.

15Введены суды присяжных заседателей как альтернатива советским законам. производство инквизиторского типа. На сегодняшний день существуют две разные системы юридических в России функционирует судопроизводство: состязательное, в девяти судах, следственное в 2000 других судов.

16Первое заседание присяжных заседало в суде области Саратова 15-17 декабря, г. 1993. С тех пор судом присяжных было рассмотрено около 500 дел. Соотношение оправдательных приговоров к обвинительным - 1: 4 (в традиционных судах соотношение из 1: 200). В 1998 году российские суды присяжных рассмотрели 538 уголовных дел, по которым составляют 5% от общего количества уголовных дел, рассмотренных по 88 краевой области судами и более 30% от общего количества рассмотренных уголовных дел те девять российских судов, в которых были созданы суды присяжных.В случаях рассмотрены судами присяжных 617 человек были осуждены, а 165 человек были осуждены. оправдан.

17 Несмотря на относительно небольшую долю уголовных дел, рассматриваемых судами присяжных, Реформаторы возлагали большие надежды на эту форму судопроизводства. Большинство из них надежды оправдались.

18 Повторное введение судебных заседаний присяжных в России и практическая реализация его модель в девяти регионах страны рассматривалась как инструмент эволюционного замена советского судопроизводства, следственного по форме и репрессалий в по существу, с состязательным разбирательством.Раздел X Уголовного кодекса Процедура, относящаяся к суду присяжных, описывает состязательную процедуру и впервые вводит термин и статью о противодействии. Вместе с введение судами присяжных некоторых доказательственных норм, которые действовали с 1961 г., были доработаны. В частности, основания для исключения незаконно полученных доказательства были перечислены. Предполагалось, что параллельное функционирование следственных и состязательные судебные разбирательства дадут возможность обучать юристов (судьи, прокуроры, защитники, ученые-юристы), ценить и принимать демократические виды судопроизводства по достоинству и стать пропагандистами юридической науки и практики.Юристы, работающие в традиционная система судопроизводства претерпела изменения, чтобы внимательно присмотреться к противнику слушаний, переучиваться на конкретных примерах и привыкать к новому система правосудия. Эти результаты были достигнуты. Эти люди могли занимать лидирующие позиции в реформированной системе правосудия по противоборству разбирательства. К сожалению, уникальный опыт этих людей не был оценен. Да и сами они были незащищены от сторонников старая школа юридического мышления.

19 Присяжные, выбранные из местного населения, сумели воспротивиться обычно суровые федеральные уголовные законы (например, о преступлениях на транспорте), несмотря на того, что прокуроры, выражая волю «центра», настаивали о неукоснительном соблюдении этих законов. Однако с 1996 г. РФ принял ряд решений и внедрил процедуры, которые оставляют место для манипуляций, таких как отмена оправдательных приговоров, вынесенных присяжных под надуманными предлогами.Так, в 1996 г. временное безумие (обстоятельство что существенно снижает юридическую ответственность за убийство) был почти снят из юрисдикции присяжных. В 1999 г. жюри вынесло «крайне либеральный вердикт». почитали только потому, что судья не перебивал обвиняемого, когда он говорил о пытках, которым он подвергался со стороны полиции, чтобы заставить его умолять виновный.

20 Как и ожидалось, введение суда присяжных положительно повлияло на правовую теория и практика.С одной стороны, снисходительность присяжных была одним из причины смягчения уголовного закона в 1996 году. С другой стороны, некоторые противоборствующие процедуры и идеи были также применены к традиционным правовым разбирательства. Например, традиционные суды начали рассматривать ходатайства о исключить неуместные доказательства. В некоторых случаях протоколы допросов, где не зафиксировано, что подозреваемый или обвиняемый были проинформированы об их праве молчать, были подавлены.

21 Все практики и юристы признают, что предварительная ведется расследование уголовных дел, переданных в суд присяжных более основательно и с лучшим соблюдением закона.К сожалению, этот факт не улучшать процесс расследования других уголовных дел. Пытаясь избежать вынесение оправдательными приговорами присяжных по делам, в которых обвиняемый находился в заключения под стражу, прокуроры разработали методы изъятия этих дел из-под юрисдикции судов присяжных.

22Планировалось поэтапно ввести в РФ суды присяжных по большему количеству субъектов. ступенчатая основа. В 1995 г. чиновники еще из 12 регионов, таких как Республика Карелия; Калужская, Нижегородская и Орловская области ; Москва, ул.Петербург и Белгород выразил заинтересованность во введении суда присяжных. Тем не менее соответствующий закон еще не принят Госдумой.

23 Постановление Конституционного Суда РФ от 2 февраля 1999 г. признал право каждого человека, обвиняемого в преступлении, за которое капитал наказание возможно, будет рассмотрено судом присяжных вне зависимости от региона. Тем не мение, реализация этого права была делегирована законодателям, а не практикующим юристам. В результате конституционное право человека и гражданина появляться в суды присяжных практически не реализованы.

24 Хотя проект нового УПК РФ предусматривает Всероссийское внедрение суда присяжных, компетенция судов присяжных будет значительно уменьшено. Авторы проекта рекомендуют доработать статьи. о доказательствах. Изменения изменяют относительно строгие требования к доказательства, которые в настоящее время существуют. Суд присяжных подвергается резкой критике со стороны некоторых губернаторов. (например, в Рязани и Саратове), СМИ и представителями закона принудительное исполнение приговоров, которые, по их мнению, являются слишком мягкими и чрезмерно щепетилен в отношении обвинительных доказательств.

25 Таким образом, потенциал, достигнутый с введением суда присяжных, не был полностью реализован. осуществленный. Риск отмены суда присяжных или неправильного толкования его судебного характера и метаморфоза этого института в фикцию существует.

По каким причинам и с какими результатами Александр II пытался реформировать российские институты?

Александр II был правителем России в 1855-1881 годах. Это были времена бушующей напряженности, поскольку Россия потеряла свое международное положение после Крымской войны 1855 года.Александра II называли «царем-освободителем», потому что он признавал военную слабость и признавал необходимость крепостных для улучшения ситуации в стране. Он провел множество реформ, направленных на крепостных крестьян, чтобы укрепить Россию и сохранить самодержавие. Критики говорят, что он просто «одевался в окно», и реформы никогда не предназначались для благополучия крепостных. Чтобы оценить результаты, мы должны сосредоточиться на конкретных реформах (военные, законодательные, образовательные органы местного самоуправления). Во-первых, реформы, нацеленные на крепостных, были мотивированы страхом Александра перед революцией и начались с Закона об освобождении, который давал крепостным немногим больше, чем свободу, поскольку они все еще были привязаны к своей земле миры и должны были платить «выкупные платежи» в течение 49 лет.Они по-прежнему были революционными, и таких изменений в России никогда не было. Во-вторых, военная реформа была стимулирована отменой крепостного права и поражением русских войск в Крымской войне. Результаты реформ включали модернизацию армии, но также были первой попыткой большего равенства и атакой на классовую войну. В-третьих, необходимо было законодательство, поскольку крестьянам нужно было определить свое место в России. Изменения улучшили правовую систему на местном уровне, хотя крестьяне рассматривались отдельными судами, что усилило классовое разделение.В-четвертых, реформа местного самоуправления означала введение в 1864 г. земств. Дворянство сохранило свое доминирующее положение, поэтому реформы не были угрозой самодержавию и поощряли классовое разделение, но в то же время улучшили управление и доказали, что русские могут быть демократическими. Наконец, реформа образования стала большим шагом в модернизации и укреплении России. Это позволило повысить уровень жизни россиян.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *