В предании о покорении сибири ермаком встречается образ: 4 класс. Чтение. Произведения фольклора. Сказки, легенды, былины, героические песни. «Легенда о покорении Сибири Ермаком». — «Легенда о покорении Сибири Ермаком».

Содержание

Образ Ермака в произведениях авторов трёх эпох (на примере художественных произведений «С Ермаком на Сибирь» П. Краснова, «Ермак» Е. Фёдорова и «Ермак Тимофеевич князь Сибирский» Б. Алмазова)


Образ Ермака всегда притягивал внимание исследователей и писателей дореволюционного, советского и постсоветского периодов. В сохранившихся памятниках истории и произведениях художественной литературы дается неоднозначная оценка образа Ермака и исторических событий XVI в., что, однако, даёт возможность проследить отношение к этим событиям авторов, живших в совершенно разных временных и мировоззренческих пластах российской истории.
В исследовании личности Ермака и такого исторического события как взятие Сибири необходимо обратиться в первую очередь, к «Строгановской» и «Ремезовской» летописи – наиболее ранним сохранившимся произведениям (XVII – нач. XVIII вв.). В летописи Ремизова содержатся рисунки о Сибирском походе Ермака, рисунки как бы условны, но вместе с тем они динамичны и в них множество бытовых подробностей.
В XVIII в. литературных произведений практически нет, однако историография о походе Ермака огромна, она особенно примечательна исследовательскими работами Герхарда Фридриха Миллера. В июне 1748 г. в «Историческом собрании» оппонентом Г.Ф. Миллера выступал М. В. Ломоносов, по инициативе которого были исключены тезисы о «грабеже и разбое» войска Ермака. Историк Р. Г. Скрынников не нашел доказательств его участия в разбоях на Волге. Ломоносов был прав и в том, что русские появились в Сибири задолго до того, как Ермак «открыл вход в Сибирь военную рукою».

В XIX–XX вв. было написано много художественных произведений о Ермаке. К этой теме обращались: А.С. Пушкин, К.Ф. Рылеев, А. К Толстой, Н. Э. Гейнц, Д. Н. Мамин-Сибиряк, Л. А. Чарская и др. Если поэма «Ермак» А. А. Шишкова (1828) и роман «Ермак, Покорение Сибири» П.П. Свиньина (1834) оказалась практически незамеченными современниками то роман Н.А. Чмырева «Атаман волжских разбойников Ермак, князь Сибирский» (1874) пользовался популярностью у современников и переиздан в наши дни.
Все авторы показывали образ Ермака, как героя народного любимца.
Среди художественных произведений о Ермаке XX–нач. XXI вв. необходимо особо выделить три произведения: романы П. Краснова «С Ермаком на Сибирь» и Б. Алмазова «Ермак князь Сибирский» и двухтомник Е.Фёдорова «Ермак».
В них можно проследить идеологические установки разных исторических периодов: эпоху императорской России (П. Н. Краснов), эпоху советского периода (Е. Фёдоров) и идеологический выбор современной России, без идеологии, но в поиске национальной объединяющей идеи (Б. Алмазов).
Роман «С Ермаком на Сибирь» не случайно отражает монархические идеи автора. Пётр Николаевич Краснов – боевой генерал, один из лидеров белого движения, идейный монархист, талантливый литератор, написавший множество произведений. Роман о Ермаке был написан в 1929 году в эмиграции и посвящён предыстории знаменитого похода, его историческому предназначению, а также самому героическому деянию эпохи – присоединение Сибири к России, великолепного и богатейшего края. Ермак в романе предстаёт перед нами как человек, который на равных общается со знатными людьми, близкими к царю. При взятии Казани Ермак вхож был к князю Курбскому и даже давал советы: « — Садись атаман. Что присоветуешь? – ласково сказал ему Курбский и указал место на лавке». Через весь роман красной нитью проходит мысль, что казаки всегда верой и правдой служили только царю и никому более. В романе показано, что за взятие Казани царь наградил Ермака золотой именной медалью. Этими эпизодами подчёркивается, что Ермак был не простым казаком, а скорее всего, происходил из знатного рода и даже заслужил особое внимание царя. Характерный эпизод, подтверждающий вышесказанное повествует о следующем: один из членов дружины, немец Алонзий Фабрициус, рассказывая про Ермака, обмолвился, что тот служит теперь у Строгановых. Это высказывание возмутило Никиту Пана: «…Никогда, — сказал он, — казаки к Строгановым не нанимались. Врёт он – немец!.. Казаки – люди вольные. Они служат только одному государю Московскому… Служат по доброй воле… Казак на то и родился, чтобы царю пригодился!». Автор, являясь родовым казаком, этим монологом показал, что казаки имеют своеобразный менталитет, основанный на особом положении «государевых слуг». Причём понимали это в прямом смысле: не служба государству вообще, а служба лично царю, престолу. Подобное воззрение основывалось на исторической традиции: ещё в 1570 году Донское казачество подписало с Иваном IV своеобразное соглашение о разграничении полномочий, уникальное для российской истории. Казаки считали себя подотчётными лично царю. Строганов М.Я. в романе очень уважительно отзывается о Ермаке, подчёркивая его значимость в государевых делах: «…Так вот мой тебе совет. Здесь находится донской атаман Ермолай Тимофеевич, по прозвищу – Ермак… Так того Ермака слушайся во всём. Он худому тебя не научит».
В романе не акцентируется внимание о вольной жизни Ермака на Волге. О его походах за «зипунами» упоминается как бы вскользь: «Ходят – зипуна добывать. Воровским делом занимаются станичники. Слух был — и Ермак на Волге пошаливает». Подчёркивается его покаяние за содеянные грехи, и готовность искупить их не на словах а на деле. Вот как это описывается в романе: «Атаманы-молодцы, — сказал, — Ермак, – настало время нам исправить жизнь и заслужить перед царём московским его царскую милость. Заслужить великую славу казачью… Много крови на нас невинной… Грубостями мы на Волге занимались и через те грубости сами, чай, понимаете, что заслужили… Завоюем, атаманы-молодцы, Сибирь! – Скажем царю-батюшке: «Прости, государь, в чём согрубили тебе в прежние годы, прими от нас царство Сибирское с нашими казачьими головами»».
Пётр Николаевич, создавая образы казаков, был уверен в их казачьем происхождении. А Ермака соотносил только с Донскими казаками. Через весь роман проходит главная идея: казаки всегда верой и правдой служили царям и если и оступались, то каялись и смывали свои грехи перед государём на ратном поле во славу России: «На то казак и родился, что бы царю пригодиться». Именно при взятии Сибири талант Ермака как государственного деятеля проявился в полной мере, он начал приводить к присяге на верность Русскому Белому Царю целые кочевья и городки. И после гибели Ермака Сибирь уже на века и тысячелетия оставалась частью Великой России. Петр Николаевич закончил свой роман таким значительным высказыванием: «Чудная, бесконечная, несказанно прекрасная – Ермакова Сибирь!!!».
В произведении П. Н. Краснова «С Ермаком на Сибирь» идеологическая основа – монархизм, верность российского казачества царствующей династии, готовность отдать жизнь за эти идеалы. Чётко прослеживается мысль, что казаки – это самобытный, исторически сложившийся этнос.
Совсем другую идеологическую картину мы наблюдаем в двухтомном романе «Ермак» советского писателя Евгения Александровича Федорова. В романе подробно описывается вся предыстория похода Ермака в Сибирь, а идеологической основой подготовки похода выступает тезис о классовой борьбе трудового народа с угнетателями народных масс.
И это не случайно. Сам автор Е. А. Фёдоров родился в семье крестьянина-бедняка. Большую часть детства провел на Южном Урале в ст. Магнитной. История Урала и Сибири, память о далеком прошлом и жизнь рабочего люда в этих местах в начале XX в. наложила особый отпечаток на творчество будущего писателя. В 1955 году вышло его последнее крупное произведение – 2-томный роман «Ермак», в центре которого – раскол между атаманской верхушкой и казачеством. Вот как этот раскол описывает Е. Фёдоров: «Хлеба не сеял, а амбары полны! – закричала истомлённая жёнка. Амбары мои, и я им хозяин! – отрезал атаман». Атаман Андрей Бзыга предстаёт в романе как отрицательный персонаж: «… толст, пузат, словно турсук, налитый салом». Мало того он уже не прислушивается к казакам, а занимается личным обогащением: «… и тут от чужого добра жиреть стали богатеи». Евгений Александрович, следуя принятой советской отечественной историографии, даёт определение казакам как людям (крестьянам), бежавшим от феодально-помещичьей эксплуатации на окраины государства, и сам Ермак является таким беглецом: «Кого привёл? – хрипло, с одышкой спросил атаман. Рассейский бедун Дону поклониться прибыл. В станицу захотел попасть…». Эта идеологическая установка подтверждается и одном из эпизодов, — царский посол Болховский прибыл на Дон, где казаки устроили ему не совсем тёплый приём: «Эка вольница, не чуют, кого принимают! А в прочем, кто их знает, людишки тут беглые, опальные…». В этих описаниях чётко прослеживается советская историческая концепция в отношении происхождения казаков и их роли в классовой борьбе за счастье трудового народа. На Волге Ермак с дружиной грабил купцов. Но грабежи оправдывались тем, что купцы и являются ненасытными врагами народа. В произведении прослеживается угнетение народа, его злобу на власть, на бояр, князей и даже на служителей церкви: «Что бояре, что монахи – клещи на крестьянском теле. …Игумен – отец Пансий – чреслами велик и хапуга не малый» Особенно показателен фрагмент нападения Ермака с товарищами на дом игумена, поиск казны монастырской и описание прелюбодейство игумена Паисия с купчихой.
В этих эпизодах отражено и отрицание веры и богоборчество. Казаки и крестьяне выступают, если не ярыми атеистами, то склонными к этому явлению. Автор изображает служителей церкви грешниками и эксплуататорами, живущими за счёт угнетения трудового народа. Простые люди ненавидят их и готовы расправляться с ними при первой возможности. Ермак с казаками выступает не только заступником и защитником трудового народа, но и борцом с эксплуататорами: «… Зачем потребен тебе этот разбойник? …- Да нешто он разбойник?- вскрикнул парень. – Для бояр, ярыжек он губитель, а для нас — холопов брат родной…». А вот как об этом говорит сам Ермак: « Я не разбойник! – сказал он твёрдо, — а гнев божий, каратель за народ – вот кто я!».
Весь роман пронизан идеей борьбы за «трудников», освобождение простого народа от бояр и прочих эксплуататоров, и даже поход Ермака в Сибирь – это поиск территории, где нет бояр, князей и прочей несправедливости: «…Ермак невольно обращался мыслью к Северу, к просторам за Уралом. Много было слухов о тамошних землях… Вот бы куда уйти! Вот где ни бояр, ни царской воли…». И непросто найти эти земли, а податься туда всем народом – «на вольные земли, на вольную жизнь». В заключительной главе первой книги Е. Фёдоров подробно рассказывает, как и зачем Ермак с дружиной попал к Строгановым. Два года провела дружина казаков во владениях Строгановых. Описаны причины и зарождение конфликта между казаками и Строгановыми. В основе конфликта лежит борьба «трудников» за свои права и отказ Ермака усмирять солеваров: «Клянусь своей воинской честью, — торжественно сказал Ермак и, встав со скамьи, перекрестился перед образом, — убей меня громом, ежели я выну меч против холопа и ремесленника!…. – Хуже, Аникиевич, Ермаки отказались бить смердов!». Так, завершением конфликта заканчивается первая книга: Ермак с дружиной решили идти походом на Сибирское ханство. Вторая книга гласит уже о самом походе в Сибирь, о взаимоотношении казаков с местными народами и в первую очередь с МНС, которые были данниками хана Кучума. И здесь мы видим классовый подход к этим взаимоотношениям: «Только князь едет, берёт олешек, соболь берет, лис берёт… И хан плохо, и князь плохо… Верно, всё берут от вогуличей и остяков, худо им» [6. с. 21]. Казаки верят, что существует страна Лукоморье, где живут счастливые и свободные люди. И хотят идти искать эту страну для русского народа: «Пойдём в заветную землю, может там жаркое счастье для русского человека схоронено.
В боевых столкновениях с войнами хана Кучума казаки выступают и как освободители малочисленных народов от власти Кучума и как войско, представляющее великую Русь: «Правда твоя, из многих сёл, из разных краёв сошлись мы на путь-дорожку, и у каждого была своя матушка, ронявшая над колыбелью слёзы тревог и радости. Но и дело, на которое пошли мы, велико! Уложило оно героев в единую братскую могилу. И мир им – великим войнам! Помянет их Русь!». Автор подробно описывает, как принимал царь Иван Васильевич казачье посольство Ермака, как простил казаков за прошлые провинности. В романе описан пир, данный Иваном Грозным в честь казаков, и отношения царя к надменным боярам: «Чаю, в Сибири у вас помене чванства…Это прозвучало вызовом боярам, но они смолкли, проглотили обиду». Казаки поднимают тост за русский народ: «… А теперь дозволь, великий государь, выпить за наш русский народ. Он большой трудолюб и подмога в помыслах твоих, Иван Васильевич».
Этот тезис полностью отражает имперскую идею и русский патриотизм в жизни советского государства, которую использовал И.В. Сталин в 30-40-е годы. Именно в послевоенные годы русский народ на официальном уровне признаётся государствообразующим народом. Этот статус как бы закрепляется в словах тоста И.В. Сталина на приёме в Кремле 24 мая 1945 года: «Я поднимаю тост за здоровье русского народа не только потому, что он – руководящий народ, но и потому, что у него имеется ясный ум, стойкий характер и терпение». Неправда ли, как похожи эти два тоста!
В эпизоде приёма Ермаком пленного Маметкула очень ярко показаны и мудрость атамана, и уважение к храброму противнику, и милосердие и, конечно же, государственный подход к населению Сибири, врага лучше привлечь на свою сторону, вот как казаки дружины отнеслись к Маметкулу: «Вот это батько! В бою – храбрый воин, с побеждёнными – добрый управитель! Ай да батько! Ай да умница!». Ермак был искусным военным стратегом, это хорошо показал автор в период осады мурзой Карачой Искера, где находилась дружина казаков. Именно Ермак разработал искусный план уничтожения врага и снятия блокады Искера.
Необходимо отметить, что автор помимо описании сюжета с характерной ему советской идеологической направленностью, очень реалистично описывает природу, быт богатых и простых людей. Ермак выступает здесь справедливым посланником Руси, настоящим радетелем за простой народ Сибири. Фёдоров подробно описал, как Кучум Ермака с малой дружиной заманил в ловушку и как он геройски погиб в устье реки Вагай в ночь с 5 на 6 августа 1584 года, как татары Епанчинских юрт выловили мёртвого Ермака из Иртыша и шесть недель пировали и издевались над телом. Появляется в романе и легенда о том, что прах Ермака, непреданный земле, вызывает страшные сны и мистические явления, после чего «татарские князья и мурзы решили захоронить тело Ермака на бегишевском кладбище, под сосною. На поминках русского богатыря съели тридцать быков и десять баранов».
Таким образом, Е.А. Фёдоров, в романе «Ермак» отразил мировоззрение советского человека: богоборчество, борьба с угнетателями народных масс и вера в светлое будущее. Особенно явственно воплощена в произведении сталинская имперская идея и русский патриотизм.
Автором т.н. постсоветского периода акцент сделан на остросюжетность и развлекательность. Необходимо отметить и тот факт, что по Конституции РФ 1993 года признаётся идеологическое многообразие, и что сегодня никакая идеология не является государственной [10. с. 14]. Однако казачество, со своей многогранной историей, культурным своеобразием, этнической самобытностью сыграло значительную роль в непростой судьбе Российского государства.
С началом возрождением в 90-е годы казачество выработало свою идеологию, которая опиралась на систему философских, нравственных, культурных, религиозных убеждений, историческую память и православную веру, веротерпимость и любовь к человеку, не зависимо от его религиозных, политических и иных предпочтений. Апостол Иоанн выразил этот тезис так: «Как ты можешь любить Бога, которого не видишь, если не любишь человека, которого видишь?».
Исследователь начального периода возрождения казачества Тоболина Т.В. выявила три основные концепции возрождения казачества. Во-первых: казаки — собиратели, первооткрыватели и создатели Великого евроазиатского государства, становой хребет России, защитники Отечества — «часовые империи» (по мнению Андрея Смирнова. Во-вторых: казачество традиционные для русского народа культурные и социальные ценности: патриотизм, нравственность, духовность, веротерпимость и толерантность к другим этносам; казачья демократия. В-третьих: виктимизация казачества: великая роль казаков в создании и сохранении сильной России; огромное самопожертвование было осуществлено во благо Отечества.
Возрождение казачества – это, прежде всего, пробуждение и сохранение этнического сознания, самоидентификации. Это долгий процесс, рассчитанный не на одно поколение. Современные художественные работы о казачестве утверждали, что казаки – это особая исторически сложившееся культурно-этническая общность людей. Это было зафиксировано в Законе РСФСР от 26 апреля 1991 года №1107-1 «О реабилитации репрессированных народов» Статья 2.
Опубликованный в 2007 году остросюжетный роман Б.А. Алмазова «Ермак Тимофеевич — князь Сибирский» вызывает особый интерес в этом направлении. Борис Александрович, родовой донской казак, родился 05 августа 1944 года. С 1990 года Алмазов принимает активное участие в возрождении казачества. В начальный период возрождения являлся практически идеологом Союза казаков России. Его избирают первым атаманом казаков в Санкт-Петербурге, а затем атаманом Северо-Западного Округа «Союза казаков России».
Художественная канва романа строится на том, что в сердце Сибири хан Кучум собирает племена, чтобы напасть на Русь, обескровленную войнами, набегами крымцев и истерзанную опричниной, и добить её! Но Кучум не ведает, что через Уральские горы, через тайгу движутся по неизвестным Сибирским рекам быстроходные казачьи струги атамана Ермака. Автор задаётся вопросом: какие были они — легендарные вольные казаки. В романе чётко прослеживается мысль, что казаки – это особый этнос, имеющий глубокие исторические корни: «Не путайте крымских татар и запорожцев с этими казаками. Эти считают себя потомками кыпчаков и единым народом…Они долго считались родами, уточняли, где и какие принадлежат какому роду. Это было одно из любимых занятий вольных казаков, которые никак не хотели примириться с тем, что многих родов уже нет в степи, а имена многих – позабыты…И славянские князья за честь считали породниться со степными знатными родами. И слились степняки и жители лесов в один народ — русский». Автор особое внимание уделяет полиэтничности казачества и проблеме взаимоотношения казаков родовых, общественных, т.е. «вольных» и служилых т. н. реестровых, а так же взаимоотношения казаков и татар, состоящих на царской службе (т.е. тому, что и сегодня волнует российских казаков, их лидеров и науку). Вот как он описывает эту проблему в романе: «Казаки промеж себя разговаривали по-русски, но наблюдательный поляк заметил, что между казаками тоже проходит какая-то малозаметная грань, как между казаками и татарами. Одни именовали себя «служилыми», а других, говорящих только по-русски, во вспыхнувшей перебранке называли «воровскими»… Наши казаки служат в реестре, за полновесную монету, а эти вроде пастушьих псов, которых ни когда не кормят хозяева. Они всё добывают в бою. Он не стоит Царю ни копейки, хотя считается, что казаки и татары получают жалованье. Они получают только хлеб, соль и боеприпасы… Иногда сукно!..».
Подводя итоги, необходимо отметить, что во все времена политический режим, социальный строй, мировоззрение, характер развития культуры являлись основой общественной жизни любого государства. Три известных художественных произведения о Сибирском походе казачьего атамана Ермака раскрывают совершенно различные подходы к оценке событий, движущих сил, на одно реальное историческое событие и историческую личность. Роман П. Краснова ориентирует читателей на то, что казак с рождения и до смерти, служит только государю императору, а значит через него и Российской империи. Произведение Е. Фёдорова показывает, что казаки защитники угнетённого народа, но в тоже время радетели за сильное Российское государство, за сильную централизованную власть. В романе Б. Алмазова читатель находит важную мысль: во-первых; казаки делятся на этнических и служилых; во-вторых; они государственники, собиратели земель русских и её защитники.

Зайцев Г. С.,
канд. ист. наук ТюмГУ, Центр региональных справочных изданий

Покорение Сибири Ермаком - Суриков В. И. :: Артпоиск

Покорение Сибири Ермаком.


Описание

Большие батально-исторические картины были созданы в 90-х годах XIX века, то есть во второй половине жизни художника: «» — в 1895 году, «» — в 1899 году.

От основных исторических картин 80-х годов — «» (1881) и «» (1887), раскрывающих противоречия переломных эпох русской истории и связанную с этими противоречиями трагедию народных масс Руси 16 века, последующие работы отличает отсутствие трагических черт в обрисовке национально-героических образов и оптимистическая народно-патриотическая направленность.

По времени первая из батально-исторических картин — «Покорение Сибири Ермаком» — отделена от последней картины предыдущего десятилетия — «» — промежутком в восемь лет.

За эти годы художник пережил тяжелую личную трагедию — смерть жены в 1888 году, за которой последовал период душевной депрессии и упадка творческих сил. В поисках исцеления он едет в родную Сибирь и действительно находит там возрождение. Первой картиной, написанной им в годы нового подъема творческой энергии, была жанровая картина «» (1891).

Тесная внешняя и внутренняя связь сюжета картины и его трактовки с  батально-героической темой отмечалась уже современной художнику критикой.

Единственная бытовая картина народно героична в большей степени, чем многие батальные картины того времени; звучный колорит картины так же чист, свеж, жизнерадостен и народен, как и ее сюжет.
В. С. Кеменов справедливо говорит, что во «» «есть черты эпического начала, дыхание эпической богатырской силы, и эта картина в силу своей эпичности является как бы предвестницей следующего грандиозного замысла Сурикова — картины «Покорение Сибири Ермаком».

Если сопоставить даже сюжеты обеих картин, мы увидим, что в первой картине потомки донских казаков — покорителей Сибири берут «играючи» снежный городок, а во второй картине далекие легендарные предки сибирских казаков во главе с Ермаком берут столицу Сибирского царства город Искер. «» — эта, быть может, самая жизнерадостная бытовая картина классического русского искусства, была лишь «разбегом», лишь «подступом» к созданию монументального народно-героического полотна на суровую, близкую художнику-сибиряку батально-историческую тему — «».

Тема «Покорение Сибири Ермаком» заинтересовала не только потому, что он был сибиряком и вел свой род от донских казаков, пришедших в Сибирь с Ермаком. Он понял эту тему, как художник — историк народных масс, как художник — поэт героических дел русского народа.

А. М. Горький сказал о покорении Сибири русским народом: «Он, этот народ, без помощи государства захватил и присоединил к Москве огромную Сибирь, руками Ермака и понизовой вольницы,  беглой от  бояр...  Этим народом  сделано много дела, у него большая история...» Так же понял значение похода Ермака и . Тема «Покорение Сибири Ермаком» была для него новым вариантом его основной неизменной темы о народе, как действенной силе истории, о русском национальном характере, выковывавшемся и закалявшемся в исторических испытаниях.

После распада Золотой Орды на отдельные ханства-улусы, явившегося следствием разгрома монголо-татар Димитрием Донским на Куликовом поле, а затем после падения Казани Сибирское ханство оставалось последним оплотом монголо-татарской силы на Востоке. Хотя сибирский хан Едигер в 1555 году признал себя «данником» московского царя Ивана IV, но убивший Едигера и захвативший власть Кучум перебил московских послов и отказался платить дань. Примечательно, что Кучум считал себя потомком Чингисхана, точнее — Шейбани, внука Чингисхана и брата Батыя. Не надо забывать, что и в русском народе еще свежа была память о тяжком монголо-татарском иге. С приходом к власти Кучума хищнические набеги на русское Приуралье возобновились с новой силой. Поход Ермака в 1581—1582 годах за Урал в Сибирское царство был прежде всего ответом на эти набеги «кучумлян».

Иван Грозный, занятый длительной и тяжелой Ливонской войной, не мог выделить достаточно войск для защиты восточных границ Руси и потому разрешил владельцам огромных земель и промыслов в Приуралье «великопермским властелинам» купцам Строгановым охранять границы своих владений при помощи наемной военной силы.

Атаман «понизовой вольницы» Ермак Тимофеевич, «полевавший» дотоле на Волге, нападая на купеческие караваны, а иногда посягая и на «государеву казну», ушел от высланных против него царских войск в Пермскую землю и поступил со своей дружиной на службу к Строгановым. Строгановы, заинтересованные как в охране своих границ, так и в приобретении новых земель, оказали Ермаку материальную помощь, но, в сущности, поход против огромного Сибирского царства был предпринят Ермаком за свой страх и риск и, во всяком случае, без помощи государства.

В победе небольшой дружины Ермака над полчищами Кучума существенную роль сыграло не только огнестрельное оружие, которого не было у противника, но и то, что царство Кучума было «лоскутным», включавшим в себя множество сибирских племен, не спаянных внутренним единством и не заинтересованных в сохранении власти завоевателя — Кучума.

Однако окончание повода Ермака было лишь началом длительного и трудного процесса закрепления за Русью и освоения огромных просторов Сибири. Хотя Иван Грозный обласкал посланца Ермака Ивана Кольцо, принял сибирское царство «под свою высокую руку» и послал в Сибирь воеводу Волховского, но и это войско и казаки очутились в трудном положении, а сам Ермак погиб в одной из стычек с «кучумлянами», попав в засаДуиГутонув в Иртыше: его увлек на дно тяжелый панцырь, подарок паря. Но народы Сибирского царства все же вошли в состав Руси и связали свою судьбу с ее великой судьбой.

Русский народ видит в Ермаке одного из национальных героев, полководца, вышедшего из народа и способного вести народную рать на воинский подвиг, к победе, О Ермаке сложено много народных легенд, сказов и песен,  сохранившихся до нашего времени, так же как до наших дней многие деревни, поселки и урочища Сибири носят имя Ермака. Картина изображает решающий бой дружины Ермака с полчищами Кучума в октябре 1582 года на берегу Иртыша, близ города  Искера.

В народном сказе «Как Ермак взял Сибирь»,   записанном   в   Сибири,   об   этом   бое говорится:
И тут у них стала баталия великая
Со теми татарами котовскими;
Татары в них бьют со крутой горы,
Стрелы летят, как часты дожди,
А казакам взять не можно их.
И была баталия целой день,
Прибили казаки тех татар не мало число.
И тому татары дивовалися,
Каковы русски люди крепкие,
Что ни едино убить не могут их:
Каленых стрел в них, как в снопики, налеплено,
Только казаки все невредимы стоят; тому татары дивуются наипаче того...

В Кунгурской летописи XVII века есть описание боя, близкое к тому, что изображено на картине. Суриков по этому поводу говорил: «А я ведь летописи и не читал. Она сама (то есть картина.— В. С.) мне так представилась: две стихии встречаются. А когда я потом уж (по окончании картины) Кунгурскую летопись начал читать, вижу, совсем как у меня. Совсем похоже. Кучум ведь на горе стоял. Там у меня скачущие...»
Картина прежде всего поражает грандиозностью, «массовостью» изображенного на ней действия. Это — самая многофигурная из всех исторических композиций . В «» и «» — несколько десятков действующих лиц, воспринимаемых как большая толпа; в «Покорение Сибири Ермаком» — действующих лиц, по счету, не менее сотни, а по впечатлению — их тысячи, людское множество.

Тесно сгрудившаяся на своих ладьях дружина Ермака, как бы обрезанная рамой картины, вырастает в воображении зрителя в многочисленный отряд, а разноплеменное войско  Кучума,   теснящееся   на   узкой  прибрежной  полосе  под крутым обрывом, воспринимается, как несметное человеческое скопище, лучше всего определяемое древним татарским словом   «тьма».

Пейзаж картины — мутные воды Иртыша на первом плане, уходящий вглубь крутой глинистый берег, город с его башнями в туманной дали, сумрачное осеннее небо — также грандиозен и стихиен.

писал об этом произведении : «Впечатление от картины так неожиданно и могуче, что даже не приходит на ум разбирать эту копошащуюся массу со стороны техники, красок, рисунка. Все это уходит, как никчемное; и зритель ошеломлен этой невидальщиной. Воображение его потрясено...

Изображен момент решительного натиска казаков, когда их ладьи, образующие подобие клина, готовы врезаться в прижатое к крутизне берега человеческое месиво — «кучумлян». Два войска отделены друг от друга лишь узкой полосой воды да дымом выстрелов казацких ружей и пушки на носу атаманского струга.

Помещая дружину Ермака на первом плане слева, а войско Кучума отодвигая на второй и дальний план справа, художник привлекает внимание зрителя прежде всего к казацким ладьям. Здесь — богатырские, устремленные вперед фигуры, суровые лица, огненные взгляды, решительные жесты. И при этом — никакой беспокойной суетливости, грозное спокойствие, сдержанная напряженность, четкость движений, уверенность в своих силах. Некоторые фигуры особо выделены художником, хотя и слиты с общей массой. Таковы два пожилых казака в лодке на переднем плане: красивый бородач в шапке с желтым верхом, заряжающий ружье, и его сосед слева с густыми усами и выбивающимися из-под шапки волосами, держащий ружье обеими руками. В их обликах есть что-то типично казацкое, почти бытовое и вместе с тем что-то эпическое, былинно-богатырское. Таковы, в сущности, все персонажи в дружине Ермака.

Сам Ермак помещен художником на втором плане под стягом; на голове его шишак, рука протянута вперед, в сторону врага. Лицо, повернутое в профиль, выражает сосредоточенную решимость, волю к победе. Рядом с атаманом стоит его любимый есаул, горячий и смелый Иван Кольцо. Ермак показан в гуще своих боевых товарищей, так что видна лишь верхняя часть его фигуры, и выделен только шишаком и жестом руки, но этот жест говорит о воле полководца, вдохновляющего и ведущего за собой массу бойцов. Такого образа полководца мы не найдем ни в одной батальной картине какого-либо художника.

Стяг с образом «Спаса» (обычным для боевых знамен в древней Руси), под которым стоит Ермак, написан Суриковым с хранящегося в Оружейной палате исторического знамени государева полка, бывшего с Иваном Грозным под Казанью; по преданию, навершие этого знамени было у Димитрия Донского на Куликовом поле.  Это обстоятельство подтверждает, что Суриков понимал поход Ермака как завершение многовековой борьбы Руси с татарами.

Переходя к рассмотрению войска Кучума, зритель видит, что эта, по выражению , «копошащаяся масса» совсем не безлична, что художник подошел к изображению противников дружины Ермака с неослабным вниманием и глубокой проникновенностью.

Известно, что не только пристально изучал типы сибирских и донских казаков,   совершив  в  поисках  натуры  для  сподвижников  Ермака  поездку на Дон, но и объездил различные края Сибири для зарисовок и этюдов типов сибирских народов, входивших некогда в «лоскутное» царство Кучума: татар, вогулов, остяков, хакассов и др. Есть этюды даже для беспокойно-мечущихся всадников дальнего плана.

Присматриваясь к «копошащейся массе» кучумлян, замечаешь, что есть большое различие в трактовке художником татарских воинов и воинов иных мелких племен: татары защищаются с мрачной ожесточенностью (например, стреляющий из лука воин с круглым медным щитом), тогда как лица данников Кучума выражают растерянность, страх и изумление. глубоко понял трагедию мелких сибирских племен, насильно втянутых Кучумом в борьбу с неведомыми им людьми, поражающими своих врагов громом и огнем. Художником не забыт даже потрясающий бубном шаман, пытающийся заклясть грозного противника.

При этом, изображая типы сибирских племен, любуется своеобразием их национального облика и узорочьем их одежд из оленьего меха. Известны его слова о красоте человеческого лица: «Пусть нос курносый, пусть скулы,— а все сгармонировано. Это вот и есть то, что греки дали — сущность красоты. Греческую красоту можно и в остяке найти...»

Общее же впечатление от массы кучумлян — начинающееся смятение. Битва в разгаре, но близится перелом. В сущности он уже наступил: почти в центре картины изображены два воина Кучума, повернувшиеся спиной к наступающему противнику. В гуще обороняющихся их выделяют желтые пятна кафтанов. Смятение ярко выражено и в силуэтной группе татарских всадников на верху крутого берега: это Кучум со свитой, наблюдающие за боем. Некоторые в этой группе подняли к небу руки, другие мчатся к городу.

В Кунгурской летописи, написанной простым, народным, казачьим языком, не похожим на обычный «летописный», о результате боя за Искер сказано кратко и крепко: «Ермак сбил с куреня царя Кучума».

В картине нет ни одного убитого, хотя «стрелы летят как часты дожди». В первоначальных эскизах была первопланная фигура раненого казака, но потом художник убрал ее. Однако этой «условности» зритель не замечает, ибо, несмотря на отсутствие крови и мертвых тел, ожесточенность боя «не на живот, а на смерть» передана художником с непревзойденной силой.

Колорит «Покорения Сибири Ермаком» — свинцово-серые и золотисто-коричневые краски сибирской осени — сурово правдив и былинно-эпичен, органически спаян с изображенной драмой. На этом сумрачном фоне выделяются более яркие, но все же приглушенные пятна: красный кафтан лежащего в лодке казака, напоминающий цветом кровь, желтый верх шапки сидящего в лодке казака, медно-красный щит татарского стрелка, желтые кафтаны повернувшихся в панике спиной татарских воинов...

Прекрасно сказал о картине , видевший ее еще до показа на 23-й выставке передвижников: « .. .смотрю долго, переживаю событие со всем вниманием и полнотой чувства, мне доступной... чувствую, что с каждой минутой я больше и больше приобщаюсь, становлюсь, если не участником, то свидетелем огромной человеческой   драмы,  именуемой   «Покорение Сибири»...  Минуя живопись, показавшуюся мне с первого момента крепкой, густой, звучной, захваченной из существа действия, вытекающей из необходимости, я прежде всего вижу самую драму, в которой люди... отдают свою жизнь за что-то им дорогое, заветное. Суровая природа усугубляет суровые деяния. Вглядываюсь, вижу Ермака. Вон он там, на втором, на третьем плане; его «воля», непреклонная воля, воля не момента, а неизбежности... Впечатление растет, охватывая меня, как сама жизнь, но без ее ненужных случайностей, фотографических подробностей. Тут все главное, необходимое. Чем больше я смотрел на «Ермака», тем значительнее он мне казался как в живописи, так и по трагическому смыслу своему. Он охватывал все мои душевные силы, отвечал на все, чувства.

 

Конспект урока по Литературе "Исторические народные песни. Предания «о Пугачеве», «о покорении Сибири Ермаком»". Устное народное творчество. Предания как исторический жанр русской прозы

Услыхал царь Иван, что за Уралом лежит земля богаче той, которая ему подвластна. Знал он, что ту землю Сибирью зовут, много в ней всякого добра таится, да только далеко она от его царства. Много ночей и дней нс спал царь Иван, все думу думал: как это царство хана покорить, а его землю к своему царству прирезать? Думал, думал Иван, но ничего придумать не мог, не было у него той силы, которая бы покорила Кучумово царство. Занемог царь и слег в постель. Прислужники его, бояре, запечалились, боялись, как бы им без царя-спасителя не остаться, что же они тогда делать будут. Подошли они к его постели и спрашивают:

Отчего же ты, царь-батюшка, занемог, какая дума тяжелая на сердце твоем лежит?

Царь закрыл глаза и подумал, сказать ли им про свою думу или нет? Он знал, что бояре в деле ему не помогут, что потрясут они бородами да кафтанами, повздыхают, на том их совет и кончится. Так оно и получилось. Ушли бояре к себе восвояси. Подходит к царю один его бедный слуга из крестьян и спрашивает:

Откуда на тебя, царь-батюшка, хвороба навалилась?

Издалека, - ответил царь.

Может, помогу я тебе?

Бояре были - не помогли, а тебе и Бог не велел. Ты скажи-ка лучше, кто есть в моем царстве храбрый да удалый, кто смерти не боится, кого молния не ударит и гром не оглушит?

Подумал слуга и говорит:

Найдется в твоем царстве такой человек, слыхал я про него с малых лет, зовут его Ермак Тимофеевич, удалый казак донской, службу верную, царь-батюшка, он тебе сослужит.

Да и то верно, слыхал про него я, да только где он теперь есть, наверное, как в поле ветер, гуляет, где ночь проведет, где день просвищет.

Встал Иван-царь с постели, позвал к себе слуг верных и отправил их на Дон казака Ермака Тимофеевича искать. Объездили слуги весь Дон, всех конных и пеших порасспросили, все знают удалого казака Ермака, но никто не зияет, где он теперь гуляет. Вернулись слуги через год и сказали царю:

Всех птиц на Дону повидали, всех баб и мужиков пересчитали, а казака Ермака Тимофеевича нету.

Выгнал царь своих слуг из палат царских и позвал к себе верного слугу-крестьянина.

Разыщи ты мне Ермаки, службу верную сослужи, тогда ты у меня будешь слугой над всеми с лугами, а бояре тебе в пояс будут кланяться.

Ничего мне, царь-батюшка, от тебя не надо, а службу верную для Руси святой отслужу.

Надавал царь Иван мужику разные доспехи, из своей конюшни велел ему коня вывести, благословил ого своей рукой н и добрый путь отправил. Только выехал мужик за Москву, снял е себя все доспехи, облачился в крестьянскую одежу и пошел пешочком с посохом по дороге, куда глаза глядят. Долго шел мужик по дороге против солнца, борода по колено выросла, а про Ермака ни слуху ни духу. Не опечалился мужик, идет себе потихоньку и идет. Не заметил он, как дошел до крутых гор. Осмотрелся и видит - навстречу ему идет такой же странник, как и он. Встретились, остановились и завели разговор. Долго ли разговор шел, но только мужик узнал от странника, что Ермак бродит по Уралу.

Исходил мужик реки п горы Урала вдоль и поперек. Наконец ему удалось напасть на след атамана. Вскоре он нашел семью Ермака и передал ему просьбу царя Ивана. Ермак Тимофеевич явился к царю бел поклона, в шапке. Царь посмотрел на атамана и говорит:

Слыхал я про тебя разные вести, не носить бы тебе головы нa плечах, да царь милостив. Искупи свою вину, сослужи мне службу добрую. За Уралом нехоженая землица лежит, на земле той богатства несметные, ты пройди ту землю, излови хана Кучума, я людей его под власть Руси подведи.

Ермак Тимофеевна не стал перечить царю, вышел из царских палат, попросил есть-пить и пошел к своим казакам на Урал. Пришел. Рассказал обо всем своим удалым молодцам, и начали они собираться в поход, в чужую землю, куда русская душа не хаживала.

Летом в тот же год Ермак Тимофеевич дошел до Тобола, там построил лодки и добрался до Иртыша. Здесь он встретился с людьми из Кучумова царства. Долго бился Ермак с Кучумовыми людьми, пока они не испробовали казацкую силу и пока их много не полегло. Казаков погибло тоже немало, но Ермак все же одолел сибирского хана и привел его людей под власть русского царя. Самого страшного - Кучума - Ермак Тимофеевич хотел доставить в Москву, но он несколько раз обманывал атамана, и за это его казаки убили. Когда Кучумовы люди покорились Ермаку, казаки ему сказали:

Поезжай, наш атаман, и скажи, что теперь русские могут жить в Сибири, да и Кучуырвым людям с нами легче будет. Царь их был злой, как волк, а жадный, как поп.

Ермак Тимофеевич не поехал в Москву, а послал туда своего верного казака. Узнал царь Иван, что в Сибирь ворота открыты, и стал посылать в нее разных людей, кого по доброй воле, а кого так, силком. Вот и появились русские на сибирской земле и посейчас живут, а добра в ней всем хватит. Потому мы и про Ермака Тимофеевича помним, и про его удалых казаков.

Вопросы и задания

1. Какой из текстов преданий нам понравился? Какими народ представляет себе Пугачева и Ермака?

2. Уверены ли рассказчики, что говорят правду? Подтвердите примерами.

3. Так ли вы представляли себе эпизод покорения Сибири, как его изобразил художник В. Суриков на картине «Покорение Сибири Ермаком»?

Развивайте дар слова

1. Подготовьте пересказ предания «О покорении Сибири Ермаком», включив характерную для этого предания лексику, например: много в ней всякого добра таится, занемог, хвороба, доспехи, завел разговор, богатства несметные, нехоженая землица лежит, одолел сибирского хана и т. д.

2. В чем сходство и различие преданий и народных сказок? Покажите это на примерах в процессе пересказа фрагментов.

3. Какие слова и выражения из этого предания можно использовать в нашей речи и сегодня?

Проверенные ответы содержат информацию, которая заслуживает доверия. На «Знаниях» вы найдёте миллионы решений, отмеченных самими пользователями как лучшие, но только проверка ответа нашими экспертами даёт гарантию его правильности.

Услыхал царь Иван, что за Уралом лежит земля, а на той земле богатства несметные лежат. Знал,он что эту землю Сибирью зовут и что много в ней добра таится.Да только земля эта далеко от его царства и не знал он никак как это царства покорить, как сибирского хана покорить.
Долго царь мучился и не знал как поступить. Прислужники его, бояре, забеспокоились, боялись как бы им без царя не остаться. И спросили они его от чего же он так занемог, он им всё и рассказал, они покачали головой и ушли. Подошёл к царю один бедный слуга и спросил откуда на царя хвороба навалилась, он поведал всё слуге и тогда слуга рассказал что слышал об одном молодце Ермаке Тимофеевиче. Да вот только никто не знает где этот молодец, тогда царь вскочил с постели, позвал к себе слуг верных и отправил их на Дон казака Ермака искать. Объездили слуги весь Дон, всех порасспросили, все слыхали про удалого казака, но никто не знал где он находится. Вернулись слуги обратно и сказали царю что всю изыскали, но так и не нашли Ермака. Позвал царь к себе слугу своего верного крестьянина который всё ему поведал. Наказал ему что бы он разыскал Ермака, а государь в свою очередь даст слуге любые богатства, слуга согласился и без богатств.Снарядили слугу и отправили в путь, слуга снял всё это и отправился искать казака. Долго ходил мужик и услышал от странника, что Ермак по Уралу бродит.
Исходил мужик весь Урал вдоль и поперек. Наконец ему удалось найти след атамана, нашел он семью его и попросил передать просьбу царя. Явился Ярмак Тимофеевич к царю без поклона, в шапке.И рассказал царь о землице нехоженой за Уралом, о хане сибирском Кучуме, обо всём рассказал. Ярмак перечить не стал и пошёл казаков своих верных собирать.
Летом в тот же год казаки дошли до Тобола, там построили лодки и добрались до Иртыша.. Здесь встретились они с людьми из Кучумова царства,бились долго, много полегло народу. Казаков погибло не мало, но Ермак всё же одолел хана сибирского и привел людей его под власть русскую. Самого страшного Кучума, Ермак хотел доставить до царя, но тот был хитрым хотел обмануть казаков и им пришлось убить хана. Когда люди Кучума покорились Ермаку он отправил одного казака к царю, чтоб всё доложил ему. Узнал царь что ворота в Сибирь открыты теперь стал людей туда посылать, кого по воле, кого нет. Вот так и появились русские в Сибири и по сей день живут. Поэтому мы и помним про Ермака Тимофеевича и про всех его казаков удалых!

>>Предания. О Пугачеве. О покорении Сибири Ермаком

Предания

Прочитайте предания, связанные с Пугачевым и донским казаком Ермаком. Вспомним, что предания отражают события давно минувших лет и восприятие их современниками.

Разыщи ты мне Ермака, службу верную сослужи, тогда ты у меня будешь слугой над всеми слугами, а бояре тебе в пояс будут кланяться.

Ничего мне, царь-батюшка, от тебя не надо, а службу верную для Руси святой отслужу.

Надавал царь Иван мужику разные доспехи, из своей конюшни велел ему коня вывести, благословил его своей рукой и в добрый путь отправил. Только выехал мужик за Москву, снял с себя все доспехи, облачился в крестьянскую одежу и пошел пешочком с посохом по дороге, куда глаза глядят. Долго шел мужик по дороге против солнца, борода по колено выросла, а про Ермака ни слуху ни духу. Не опечалился мужик, идет себе потихоньку и идет. Не заметил он, как дошел до крутых гор. Осмотрелся и видит - навстречу ему идет такой же странник, как и он. Встретились, остановились и завели разговор. Долго ли разговор шел, но только мужик узнал oт странника, что Ермак бродит по Уралу.

Исходил мужик реки и горы Урала вдоль и поперек. Наконец ему удалось напасть на след атамана. Вскоре он нашел семью Ермака и передал ему просьбу царя Ивана. Ермак Тимофеевич явился к царю без поклона, в шапке.

Царь посмотрел на атамана и говорит:

Слыхал я про тебя разные вести, не носить бы тебе головы на плечах, да царь милостив. Искупи свою вину, сослужи мне службу добрую. За Уралом нехоженая землица лежит, на земле той богатства несметные, ты пройди ту землю, излови хана Кучума, а людей его под власть Руси подведи.

Ермак Тимофеевич не стал перечить царю, вышел из царских палат, попросил есть-пить и пошел к своим казакам на Урал. Пришел. Рассказал обо всем своим удалым молодцам, и начали они собираться в поход, в чужую землю, куда русская душа не хаживала.

Летом н тот же год Ермак Тимофеевич дошел до Тобола, там построил лодки и добрался до Иртыша. Здесь он встретился с людьми из Кучумова царства. Долго бился Ермак с Кучумовыми людьми, пока они не испробовали казацкую силу и пока их много не полегло. Казаков погибло тоже немало, но Ермак все же одолел сибирского хана и привел его людей под власть русского царя. Самого страшного - Кучума - Ермак Тимофеевич хотел доставить в Москву, но он несколько раз обманывал атамана, и за это его казаки убили. Когда Кучумовы люди покорились Ермаку, казаки ему сказали:

Поезжай, наш атаман, и скажи, что теперь русские могут жить в Сибири, да и Кучумовым людям с нами легче будет. Царь их был злой, как полк, а жадный, как поп.

Ермак Тимофеевич нe поехал в Москву , а послал туда своего верного казака. Узнал царь Иван, что в Сибирь ворота открыты, и стал посылать в нее разных людей, кого по доброй воле, а кого так, силком. Вот и появились русские на сибирской земле и посейчас живут, а добра в ней всем хватит. Потому мы и про Ермака Тимофеевича помним, и про его удалых казаков.

Вопросы и задания

1. Какой из текстов преданий вам понравился? Какими народ представляет себе Пугачева и Ермака?
2. Уверены ли рассказчики, что говорят правду? Подтвердите примерами.
3. Так ли вы представляли себе эпизод покорения Сибири, как его изобразил художник В. Суриков на картине «Покорение Сибири Ермаком»?

Развивайте дар слова

1. Подготовьте пересказ предания "0 покорении Сибири Ермаком" включив характерную для этого предания лексику, например: много в ней всякого добра таится, занемог, хвороба, доспехи, завел разговор, богатства несметные , нехоженая землица лежит, одолел сибирского хана и т. д.

2. В чем сходство и различие преданий и народных сказок? Покажите это на примерах в процессе пересказа фрагментов.

3. Какие слова и выражения из этого предания можно использовать в нашей речи и сегодня?

Литература, 8 класс. Учеб. для общеобразоват. учреждений. В 2 ч./авт.-сост. В. Я. Коровина, 8-е изд. - М.: Просвещение, 2009. - 399 с. + 399 с.: ил.

Содержание урока конспект урока опорный каркас презентация урока акселеративные методы интерактивные технологии Практика задачи и упражнения самопроверка практикумы, тренинги, кейсы, квесты домашние задания дискуссионные вопросы риторические вопросы от учеников Иллюстрации аудио-, видеоклипы и мультимедиа фотографии, картинки графики, таблицы, схемы юмор, анекдоты, приколы, комиксы притчи, поговорки, кроссворды, цитаты Дополнения рефераты статьи фишки для любознательных шпаргалки учебники основные и дополнительные словарь терминов прочие Совершенствование учебников и уроков исправление ошибок в учебнике обновление фрагмента в учебнике элементы новаторства на уроке замена устаревших знаний новыми Только для учителей идеальные уроки календарный план на год методические рекомендации программы обсуждения Интегрированные уроки

Предания - это рассказ, который передается устно от поколения к поколению.

«Преданья старины глубокой» - так пишет А.С. Пушкин о событиях, которые лежат в основе его поэмы «Руслан и Людмила».

Исследователи фольклора спорят о классификации этого жанра. В.К. Соколова в роботе «Русские исторические предания» выделяет 6 циклов (рис. 1).

Рис. 1. Классификация преданий В.К. Соколовой ()

Н.А. Криничная выделяет 8 сюжетных тематических групп (рис. 2).


Рис. 2. Классификация Н.А. Криничной ()

Популярность преданий можно объяснить тем, что грамотность и книги были мало кому доступны, а знать свое место в жизни и разбираться в событиях хотелось каждому. До XIX века предания заменяли литературу, трактуя события прошлого и настоящего времени. Предания рассказывают нам о событиях, про которые нельзя прочитать в книгах, но чаще всего приукрашенных. Например, народ считал, что в прежние времена жили великаны (рис. 3), поэтому на местах сражений находятся большие кости.


Рис. 3. Скелет великана ()

Народные герои наделяются волшебными качествами, например, Ермак считался неуязвимым, Степан Разин был колдуном. В центре событий в преданиях находится яркая историческая личность - царь, князь, генерал, атаман, разбойник. Из них можно узнать о великих исторических событиях: о взятии Иваном Грозным Казани (рис. 4), о покорении Ермаком Сибири.


Рис. 4. Взятие Иваном Грозным Казани ()

Вызывала интерес частная жизнь исторических личностей, например предания о том, как Петр I крестил сына простого крестьянина, о полководце XVIII века Румянцеве, который ловил рыбу в своем имении, о разговоре Суворова с солдатами.

Героями преданий становились силачи и разбойники (рис. 5). Разбойники нападают на людей и грабят их, клады прячут, зарывая в земле. Рассказывают предания о разбойничьих деревнях, жители которых заманивают путников к себе ночевать, а ночью убивают и грабят их.

Рис. 5. Разбойники ()

Не во всех преданиях разбойники являются отрицательными персонажами, часто они представлены как народные заступники, которые грабят богатых и помогают бедным. Такими героями являлись Степан Разин и Емельян Пугачев (рис. 6). Множество преданий о них свидетельствует о том, что они пользовались популярностью у простого народа.

Прочитайте предание «Пугачев и пушка» (рис. 7).

Рис. 7. Предание «Пугачев и пушка» ()

В предании большую роль играет рассказчик, который излагает событие и передает свое отношение к нему, а образ Пугачева грозен и внушает читателю мистический ужас. Расправа над человеком, который не подчинился самозванцу, является закономерной для того времени. Расправа над пушкой кажется бессмысленной (рис. 8), здесь повествование окрашено иронией рассказчика над Пугачевым.


Прочитайте предание «О происхождении Пугачева» (рис. 9).

Рис. 9. Предание «О происхождении Пугачева» ()

Данное предание не соответствует исторической правде: рассказчик считает, что Пугачев на самом деле был царем, и не говорит о смертной казни. Пугачев якобы является в Москву, и императрица уступает ему престол. Хотелось народу верить в это.

Народные предания не могут являться историческими документами, потому что народу свойственно приукрашивать прошлое.

Прочитайте самостоятельно предание «О покорении Ермаком Сибири». Об этом историческом событии мы говорили на прошлом занятии, когда разбирали исторические песни. Составим план этого предания (рис. 10).


Рис. 10. План предания «О покорении Ермаком Сибири» ()

Основная задача предания - рассказать об истории освоения сибирских земель. Но снова события приукрашены, ничего не говорится о враждебном отношении Ивана Грозного к Ермаку. Для Ивана Грозного цель похода - освоение Сибири, для Ермака - получение свободы. В предании противопоставлены бояре и бедный слуга-крестьянин, боярские советы бестолковы, а советы крестьянина - дельные для царя. Данное предание воплощает мечту народа о том, чтобы царь оценил народную мудрость и преданность.

Предания - своеобразный источник эпических жанров русской литературы. Писатели обращаются к народному творчеству для создания ярких образов, например А.С. Пушкин в произведении «Капитанская дочка».

Список литературы

  1. Меркин Г.С. Литература. 8 класс. Учебник в 2 частях - 9-е изд. - М.: 2013., Ч. 1 - 384 с., Ч. 2 - 384 с.
  2. Курдюмова Т.Ф. и др. Литература. 8 класс. Учебник-хрестоматия в 2 частях Ч. 1 - 12-е изд., 2011, 272 с.; Ч. 2 - 11-е изд. 2010, 224 с.
  3. Коровина В.Я. и др. Литература. 8 класс. Учебник в 2 частях - 8-е изд. - М.: Просвещение, 2009. Ч. 1 - 399 с.; Ч. 2 - 399 с.
  4. Бунеев Р.Н., Бунеева Е.В. Литература. 8 класс. Дом без стен. В 2 частях. - М.: 2011. Ч. 1 - 286 с.; Ч. 2 - 222 с.
  1. Toposural.ru ().
  2. Sokrnarmira.ru ().
  3. Nsportal.ru ().

Домашнее задание

  1. Что такое предание?
  2. Чем можно объяснить популярность преданий в свое время?
  3. Почему предания нельзя считать достоверным источником исторических событий?

Тема: Исторические народные песни. Предания «о Пугачеве», «о покорении Сибири Ермаком»

Цели: повторить жанры устного народного творчества; пока­зать особенности жанра народной песни, вызвать интерес учеников к этому жанру; развивать навыки выразительного чтения, навыки анализа текста.

Методические приемы: сообщения учащихся; работа в груп­пах, беседа, рассказ учителя, работа с учебником, выразительное чтение, элементы анализа текста.

Ход урока

I. Проверка домашнего задания

1. Пересказ статьи учебника «русская литература и история».

2. Ответы на вопросы учебника

Фольклора.

I I . Беседа с учащимися

Каковы особенности жанра сказки? Какие мечты народа во­площены в сказках?

Какие свойства характера воспеваются в народных сказках?

Какие типы сказок вам известны?

Чем отличается былина от сказки и что между ними общего?

Какие циклы былин вы знаете?

Вспомните героев былин. Расскажите о некоторых из них, используя иллюстрации к былинам и. Билибина, репродук­ции с картин в. Васнецова.

Что такое пословицы, поговорки? Приведите примеры, объ­ясните их смысл.

Что общего у пословиц и поговорок и чем они различаются?

Что вы знаете об обрядовом фольклоре? Чему посвящаются произведения обрядового фольклора?

I II . Рассказ учителя о народных песнях

Мы знакомы уже со многими жанрами устного народного твор­чества. В основном это эпические жанры. Особый пласт в русском фольклоре составляют народные песни. В песнях отображен и внешний мир, и внутренний мир человека. Одни песни посвящались историче­ским событиям, героям, выдающимся историческим личностям, дру­гие - переживаниям, связанным с любовными отношениями, семейной жизнью, с солдатской долей и т. Д. Известны бурлацкие, рекрутские, разбойничьи, ямщицкие песни.

Исторические песни часто не только изображают события или от­дельные их эпизоды, но и отражают чувства, переживания героев так, как это понимает народ. Частые герои исторических песен цари - иван грозный, петр первый, герои-воины - суворов, кутузов, народные вожди - ермак, разин, пугачев.

Народные песни в отличие от былин, исполнявшихся обычно ска­зителями, былинниками, создавались самыми разными людьми в ми­нуты, когда душевные переживания, потрясения требовали выражения в словах и мелодии. Песни передавались из уст в уста, от одного испол­нителя к другому, от одного поколения к другим, при этом шлифуясь и изменяясь. Среди множества безвестных певцов иногда появлялись талантливые народные поэты и исполнители.

Лирические песни изображают переживания, связанные с теми или иными жизненными обстоятельствами лирического героя. Этот герой безвестен, но каждый находил отклик чувствам, выраженным в песне. Исполнялись песни и в одиночку, и хором. Чаще всего лирические песни передают грустное, печальное настроение. Вся жизнь русского человека от рождения и до смерти сопровождалась песней.

Первые записи русских народных песен относятся еще к xvii веку. Интересно, что записаны они для английского путешественника ри­чарда джемса в 1619-1620 гг.

Особенно активно собиранием исторических и лирических песен, как и других видов фольклора, заинтересовались на рубеже xviii-xix веков. Среди собирателей - имена а.с. Пушкина, н.в. Гоголя, м.д. Чулкова, а.в. Кольцова, п.н. Рыбникова. Изучением песен занимались о.ф. И в.ф. Миллеры, а.н. Веселовский, б.н. Путилов, а.х. Востоков, а.н. Веселовский, в.я. Пропп и другие. Собиратели и исследователи песен оставили нам богатство, которое могло быть безвозвратно утеряно: ведь песни существовали в устной форме, лишь немногие из них поются до сих пор.

I V . Изучение темы «исторические песни и предания»

1. Слово учителя.

Мы ознакомимся сегодня с произведениями устного народного творчества, близкими по тематике, но различающимися по жанровым признакам; сопоставим исторические песни и предания, посвящен­ные конкретным историческим личностям - пугачеву и ермаку.

Предание - жанр устной несказочной прозы, рассказ об историче­ских лицах, событиях, отражающий восприятие их современниками.

Вспомним, что признаком жанра исторической песни тоже яв­ляется рассказ об определенных исторических лицах и событиях, в этих песнях тоже выражено отношение к ним народа.

В чем же различие этих жанров?

Сопоставив тексты исторических песен и преданий, попробуем ответить на этот вопрос.

2. Выразительное чтение исторических песен о пугачеве и предания о пугачеве

3. Беседа.

Что вы знаете о пугачеве, о восстании под его предводитель­ством?

Что вы узнали нового о пугачеве из предания?

Каким народ представляет себе пугачева?

Что общего в исторических песнях и предании о пугачеве? (общий герой, общее отношение к нему и событиям, связан­ным с его именем, как к реально существовавшим.)

В чем вы заметили разницу между исторической песней и преданием о пугачеве? (предание «о пугачеве» напоми­нает обычный бытовой рассказ, он лишен ритма, присущего народной песне, включает диалоги. Предание, скорее всего, более вариативно: при передаче его из уст в уста, из поколе­ния в поколение произошло столько дополнений и изменений текста, что потеряна логика событий, предание представ­ляет собой набор отрывочных и часто противоречащих друг другу сведений.)

- каковы различия в художественных особенностях жанров исторической песни и предания о пугачеве?

Ответ. Исторические песни о пугачеве близки по форме к лири­ческим песням, так как они ритмичны, напевны, хотя в них отсутст­вует рифма, в стихах (строках) разное количество слогов и ударений. Встречаются образы, присущие лирической песне: «добрый молодец», «родный батюшка», «сироты горемычны», постоянные эпитеты: «лес темный», «садик зеленый», «добрый молодец», «родный батюшка», «красное солнышко», «сироты горемычны», «крепку думушку»; по­вторы, анафоры (одинаковое начало строк), ряды синонимов: «выше леса темного, / выше садика зеленого», «кандалы мои, кандалики, / кандалы мои тяжелые», «как во темнице, во тюремнице». Характерен для лирической песни и параллелизм: пугачев умер - «красное сол­нышко закатилось».

В песнях явно выражено народное сочувствие пугачеву, сострада­ние. Это заметно и по множеству уменьшительных суффиксов: «звез­дочка», «садик», «кандалики», «тятенька», «маменька», и по обилию обращений, и по оценочной лексике: «добрый молодец», «походы уда­лые», «житье свободное», «народный заступник», «родный батюшка», «красное солнышко», «сироты горемычны». Пугачев изображается в песне как народный заступник, который отстаивал интересы народа, думал о нем и за него.

Песня «пугачев казнен» напоминает жанр плача, включает типич­ные для этого жанра устойчивые выражения: «на кого ты нас поки­нул?», «некому за нас заступиться».

Из художественных особенностей предания можно отметить на­личие диалогов, сочетание реалистичных деталей с полусказочными образами: «итальянская барышня», «княгиня», «оборотни казаки». Лексика предания приземленная: «сошелся», «скинула», «выпивка», «водка», «набегался», «народился». Для предания характерны обороты разговорной речи, разговорные частицы: «пугачев-то был-то был», «в конце-то концов», «ну вот», «мол». Достоверность предания прямо подчеркивается: «это все точно было».

- есть ли сходство исторических песен и предания о пугачеве с другими жанрами устного народного творчества? (исторические песни имеют общее с былинами: отсутствие рифмы, речитативный стих, в котором разное количество слогов и ударений. Как и былина, песни исполняются напевной ре­чью. Повторы, постоянные эпитеты, параллелизм тоже присущи былинам. Предание напоминает о жанрах легенды и сказки сочетанием реального и вымышленного.)

I II . Чтение предания «о покорении сибири ермаком» и беседа

К эпохе чьего царствования относится это предание?

Как проявляется в предании отношение народа к ермаку?

Внимательно посмотрите на репродукцию картины в. Сури­кова «покорение сибири ермаком». Так ли вы представляли себе эпизод покорения сибири, как его изобразил художник суриков?

Есть ли отличие в изображении ермака в предании и в исто­рической справке? Если да, то в чем? Приведите примеры из текста.

Какой из текстов преданий вам понравился? Какими народ представлял себе пугачева и ермака?

Уверены ли рассказчики, что говорят правду? Подтвердите примерами.

I V . Работа с пособием «читаем, думаем, спорим...»

1. Чтение преданий «петр и плотник», «царь петр и солдат».

2. Беседа по вопросам с. 13 («продолжаем знакомиться с пре­даниями...»).

Домашнее задание

1. Подготовить пересказ предания «о покорении сибири ермаком», включив характерную для этого предания лексику.

Конспект урока по Литературе "Исторические народные песни. Предания «о Пугачеве», «о покорении Сибири Ермаком»"

Тема: Исторические народные песни. Предания «о Пугачеве», «о покорении Сибири Ермаком»

Цели: повторить жанры устного народного творчества; пока­зать особенности жанра народной песни, вызвать интерес учеников к этому жанру; развивать навыки выразительного чтения, навыки анализа текста.

Методические приемы: сообщения учащихся; работа в груп­пах, беседа, рассказ учителя, работа с учебником, выразительное чтение, элементы анализа текста.

Ход урока

I. Проверка домашнего задания

1. Пересказ статьи учебника «русская литература и история».

2. Ответы на вопросы учебника

Фольклора.

II. Беседа с учащимися

- каковы особенности жанра сказки? Какие мечты народа во­площены в сказках?

- какие свойства характера воспеваются в народных сказках?

- какие типы сказок вам известны?

- чем отличается былина от сказки и что между ними общего?

- какие циклы былин вы знаете?

- вспомните героев былин. Расскажите о некоторых из них, используя иллюстрации к былинам и. Билибина, репродук­ции с картин в. Васнецова.

- что такое пословицы, поговорки? Приведите примеры, объ­ясните их смысл.

- что общего у пословиц и поговорок и чем они различаются?

- что вы знаете об обрядовом фольклоре? Чему посвящаются произведения обрядового фольклора?

III. Рассказ учителя о народных песнях

Мы знакомы уже со многими жанрами устного народного твор­чества. В основном это эпические жанры. Особый пласт в русском фольклоре составляют народные песни. В песнях отображен и внешний мир, и внутренний мир человека. Одни песни посвящались историче­ским событиям, героям, выдающимся историческим личностям, дру­гие - переживаниям, связанным с любовными отношениями, семейной жизнью, с солдатской долей и т. Д. Известны бурлацкие, рекрутские, разбойничьи, ямщицкие песни.

Исторические песни часто не только изображают события или от­дельные их эпизоды, но и отражают чувства, переживания героев так, как это понимает народ. Частые герои исторических песен цари - иван грозный, петр первый, герои-воины - суворов, кутузов, народные вожди - ермак, разин, пугачев.

Народные песни в отличие от былин, исполнявшихся обычно ска­зителями, былинниками, создавались самыми разными людьми в ми­нуты, когда душевные переживания, потрясения требовали выражения в словах и мелодии. Песни передавались из уст в уста, от одного испол­нителя к другому, от одного поколения к другим, при этом шлифуясь и изменяясь. Среди множества безвестных певцов иногда появлялись талантливые народные поэты и исполнители.

Лирические песни изображают переживания, связанные с теми или иными жизненными обстоятельствами лирического героя. Этот герой безвестен, но каждый находил отклик чувствам, выраженным в песне. Исполнялись песни и в одиночку, и хором. Чаще всего лирические песни передают грустное, печальное настроение. Вся жизнь русского человека от рождения и до смерти сопровождалась песней.

Первые записи русских народных песен относятся еще к xvii веку. Интересно, что записаны они для английского путешественника ри­чарда джемса в 1619-1620 гг.

Особенно активно собиранием исторических и лирических песен, как и других видов фольклора, заинтересовались на рубеже xviii-xix веков. Среди собирателей - имена а.с. Пушкина, н.в. Гоголя, м.д. Чулкова, а.в. Кольцова, п.н. Рыбникова. Изучением песен занимались о.ф. И в.ф. Миллеры, а.н. Веселовский, б.н. Путилов, а.х. Востоков, а.н. Веселовский, в.я. Пропп и другие. Собиратели и исследователи песен оставили нам богатство, которое могло быть безвозвратно утеряно: ведь песни существовали в устной форме, лишь немногие из них поются до сих пор.

IV. Изучение темы «исторические песни и предания»

1. Слово учителя.

Мы ознакомимся сегодня с произведениями устного народного творчества, близкими по тематике, но различающимися по жанровым признакам; сопоставим исторические песни и предания, посвящен­ные конкретным историческим личностям - пугачеву и ермаку.

Предание - жанр устной несказочной прозы, рассказ об историче­ских лицах, событиях, отражающий восприятие их современниками.

Вспомним, что признаком жанра исторической песни тоже яв­ляется рассказ об определенных исторических лицах и событиях, в этих песнях тоже выражено отношение к ним народа.

В чем же различие этих жанров?

Сопоставив тексты исторических песен и преданий, попробуем ответить на этот вопрос.

2. Выразительное чтение исторических песен о пугачеве и предания о пугачеве

3. Беседа.

- что вы знаете о пугачеве, о восстании под его предводитель­ством?

- что вы узнали нового о пугачеве из предания?

- каким народ представляет себе пугачева?

- что общего в исторических песнях и предании о пугачеве? (общий герой, общее отношение к нему и событиям, связан­ным с его именем, как к реально существовавшим.)

- в чем вы заметили разницу между исторической песней и преданием о пугачеве? (предание «о пугачеве» напоми­нает обычный бытовой рассказ, он лишен ритма, присущего народной песне, включает диалоги. Предание, скорее всего, более вариативно: при передаче его из уст в уста, из поколе­ния в поколение произошло столько дополнений и изменений текста, что потеряна логика событий, предание представ­ляет собой набор отрывочных и часто противоречащих друг другу сведений.)

— каковы различия в художественных особенностях жанров исторической песни и предания о пугачеве?

Ответ. Исторические песни о пугачеве близки по форме к лири­ческим песням, так как они ритмичны, напевны, хотя в них отсутст­вует рифма, в стихах (строках) разное количество слогов и ударений. Встречаются образы, присущие лирической песне: «добрый молодец», «родный батюшка», «сироты горемычны», постоянные эпитеты: «лес темный», «садик зеленый», «добрый молодец», «родный батюшка», «красное солнышко», «сироты горемычны», «крепку думушку»; по­вторы, анафоры (одинаковое начало строк), ряды синонимов: «выше леса темного, / выше садика зеленого», «кандалы мои, кандалики, / кандалы мои тяжелые», «как во темнице, во тюремнице». Характерен для лирической песни и параллелизм: пугачев умер - «красное сол­нышко закатилось».

В песнях явно выражено народное сочувствие пугачеву, сострада­ние. Это заметно и по множеству уменьшительных суффиксов: «звез­дочка», «садик», «кандалики», «тятенька», «маменька», и по обилию обращений, и по оценочной лексике: «добрый молодец», «походы уда­лые», «житье свободное», «народный заступник», «родный батюшка», «красное солнышко», «сироты горемычны». Пугачев изображается в песне как народный заступник, который отстаивал интересы народа, думал о нем и за него.

Песня «пугачев казнен» напоминает жанр плача, включает типич­ные для этого жанра устойчивые выражения: «на кого ты нас поки­нул?», «некому за нас заступиться».

Из художественных особенностей предания можно отметить на­личие диалогов, сочетание реалистичных деталей с полусказочными образами: «итальянская барышня», «княгиня», «оборотни казаки». Лексика предания приземленная: «сошелся», «скинула», «выпивка», «водка», «набегался», «народился». Для предания характерны обороты разговорной речи, разговорные частицы: «пугачев-то был-то был», «в конце-то концов», «ну вот», «мол». Достоверность предания прямо подчеркивается: «это все точно было».

— есть ли сходство исторических песен и предания о пугачеве с другими жанрами устного народного творчества? (исторические песни имеют общее с былинами: отсутствие рифмы, речитативный стих, в котором разное количество слогов и ударений. Как и былина, песни исполняются напевной ре­чью. Повторы, постоянные эпитеты, параллелизм тоже присущи былинам. Предание напоминает о жанрах легенды и сказки сочетанием реального и вымышленного.)

III. Чтение предания «о покорении сибири ермаком» и беседа

- к эпохе чьего царствования относится это предание?

- как проявляется в предании отношение народа к ермаку?

- внимательно посмотрите на репродукцию картины в. Сури­кова «покорение сибири ермаком». Так ли вы представляли себе эпизод покорения сибири, как его изобразил художник суриков?

- есть ли отличие в изображении ермака в предании и в исто­рической справке? Если да, то в чем? Приведите примеры из текста.

- какой из текстов преданий вам понравился? Какими народ представлял себе пугачева и ермака?

- уверены ли рассказчики, что говорят правду? Подтвердите примерами.

IV. Работа с пособием «читаем, думаем, спорим...»

1. Чтение преданий «петр и плотник», «царь петр и солдат».

2. Беседа по вопросам с. 13 («продолжаем знакомиться с пре­даниями...»).

Домашнее задание

1. Подготовить пересказ предания «о покорении сибири ермаком», включив характерную для этого предания лексику.

Как подарок Ивана Грозного погубил Ермака Тимофеевича: историческая правда России от РВИО

Одним из важнейших этапов становления российской государственности стало покорение Сибири. Самым известным покорителем Сибири по праву считается атаман Ермак.

Поход за «Камень»

После присоединения Казанского ханства восточным соседом России стало ханство Сибирское. Первоначально его правитель хан Едигер дал свое согласие на подданство Ивану IV, и в царскую казну даже стал поступать умеренный пушной налог – ясак. Однако всё это продолжалось недолго, в ханстве произошёл переворот, к власти пришёл хан Кучум, потомок Чингисхана.  Первоначально он продолжал считать себя вассалом царя, но позднее перестал платить ясак, обложил данью племена, подчинявшиеся Ивану Грозному, и даже начал нападать на уральские поселения русских купцов.


Портрет Ермака Тимофеевича

Важную роль на Урале играли купцы Строгановы, которым власти дали многие привилегии и даже дозволяли содержать стрелецкие войска. Но противостоять набегам сибирских князьков сил явно не хватало. Строгановы решили, что надо нанять людей умелых в ратном деле, которые смогут защитить границу и захватить новые территории.

Самыми подходящими для этой роли были казаки. Поход за «Камень» сулил большую прибыль, а воины были готовы ради выгодного предприятия на всё.

На призыв Строгановых откликнулся казачий отряд во главе с атаманом Ермаком Тимофеевичем. В поход выступили 1 сентября 1581 года. Целый год прошёл в пути и сражениях. Осенью 1582 года казаки Ермака приступили к осаде главного укрепления сибирского хана – Кашлыка на реке Тобол. После ожесточённого штурма город был взят. Войска Кучума были частью разгромлены, частью рассеяны. Племена хантов и манси присягнули на верность русскому царю.


В.И. Суриков. Покорение Сибири Ермаком

Царский подарок

Об успехах в Сибири было доложено царю Ивану Васильевичу. Ермак отправил специальное посольство с атаманом Иваном Кольцо. Известие о победе пришлось ко двору. Грозный был очень доволен тем, что небольшой казачий отряд преподнёс ему в подарок обширные земли. Царь на радости такой «простил» все старые прегрешения и даже наградил казаков. Среди подарков, которые достались Ермаку, как говорится в некоторых источниках, были и две кольчуги. Считается, что одна из них принадлежала князю Петру Ивановичу Шуйскому, герою Казанского похода 1550 года. Подарки атаману пригодились, так как боевые действия продолжались. Кучум вновь собрал войско и постоянно угрожал набегами отрядам казаков. Ермак носил сразу две кольчуги, причем и днём, и ночью. Эти средства защиты не раз выручали его в сложных ситуациях.

Однажды ночью на привале казаки были внезапно атакованы войском Кучума. Большинство казаков погибли, сложил голову и сам Ермак Тимофеевич. Он до последнего прикрывал отход своих бойцов, но запрыгивая в уходящий струг (русское парусно-гребное судно), атаман промахнулся и утонул. По одной из версий, две драгоценных кольчуги, подаренные царем, утянули его под воду. Это случилось 6 августа 1585 года. Тем не менее, именно Ермак совершил покорение Сибири. Царь направил в Сибирь военные подкрепления, Кучум был окончательно разбит, а впоследствии казнён ногайцами.


Миниатюра из «Истории Сибирской» С. У. Ремезова.
«Татарин Яныш, Бегишев внук, вытаскивает из реки тело Ермака»

После этих событий в Сибири началась новая история, стали возникать русские города, первым из которых стала Тюмень.

Источник: https://pinterest.com

Человек и история в фольклоре, древнерусской литературе и в литературе 18 века. Шемякин суд. Обоз. О покорении Сибири Ермаком. (Литература XVII-XVIII веков) 👍

В произведениях “Шемякин суд”, “Обоз”, “О покорение Сибири Ермаком”более точно выражен характер и темперамент людей тех времен.

В произведении “Шемякин суд” рассказывается о несправедливом суде. О судье, который готов даже виноватого в очень страшном деле оправдать за определенную плату. О том, как люди могут сделать проблему из обычной случайности или о том, как человек может быть жесток из-за денег.

Произведение “Шемякин суд” относится к демократической литературе. В этом произведение говорится о законах,

которые по сути придумал сам судья эти законы нелепы и хитры, они говорят о том, что невиноватый будет платить деньгами, семьей или даже жизнью.

Эта повесть помогает людям узнать, насколько бывает несправедлив мир.

В басне Ивана Андрееевича Крылова “Обоз” показаны исторические лица в виде великого полководца Кутузова и императора Александра 1.

В этом произведении рассказывается о том, что многие люди критикуют других в какой либо работе или трудовой деятельности, хотя сами не умеют делать того или другого. Как, например, в этой басне лошадь ругала коня”…А лошадь сверху молодая, ругает

бедного коня за каждый шаг..” за то, что он очень медленно вез горшки и указывала ему на то, что он не умеет этого делать-“ему бы только воду возить”-говорила она. Но когда лошадь сама принялась за дело, то упала в канаву вместе с горшками.

Такие же отношения были между Кутузывым и Александром 1. Император постоянно указывал полководцу на то, что он не умеет управлять войском. А в конце концов по его вене было проиграно Аустрелицкое сражение. В этой басне мораль проста, она повествует нам о том, чтобы люди унижали, не критиковали и тем более не осуждали людей, пока не убедятся в том что любой труд, он тяжелый.

В предании ” О покорении Сибири Ермаком” рассказывается о том, как раньше люди могли завоевать разные государства.

В этом произведении царь Иван захотел присоединить земли Сибири, а сделать эт мог только Ермак Тимофеевич. И долго его искали по земле Русской, а нашли возле Уральских гор. Попросили, чтобы Ермак сослужил службу царю пообещал ему за это богатство, но Тимофеевич ни чего не взял, а Сибирские земли все же завоевал.

И до сих пор на земле Сибири люди русские живут.

Ермак Тимофеевич — атаман казацкий

Вокруг одного только происхождения Ермака и его имени даже в научной литературе, не говоря уже о фольклоре, сложилось огромное количество версий. Одни историки считали его помором, выходцем с русского Севера, другие — уроженцем Урала, исходившим в молодости реки Каму и Чусовую. Бытует также версия о тюркском происхождении Ермака. Звучное имя легендарного атамана считается производной от Ермолая, Ермила, Еремея, а то и признаётся прозвищем казака, крещённого Василием. Великий русский историк Н. М. Карамзин приводил в своей «Истории государства Российского» описание внешности Ермака: «Он был видом благороден, сановит, росту среднего, крепок мышцами, широк плечами; имел лицо плоское, но приятное, бороду чёрную, волосы тёмные, кудрявые, глаза светлые, быстрые, зерцало души пылкой, сильной, ума проницательного». Этот портрет точно примиряет любые споры о малой родине Ермака. Он описан поэтично, но ведь и сам Карамзин именовал главу о Сибири поэмой.

Впрочем, где бы ни родился Ермак Тимофеевич и как бы ни выглядел, можно с уверенностью сказать, что поначалу он верховодил казачьей дружиной на Волге, грабил следующие по реке купеческие суда и был тем вполне доволен. Что же произошло потом?

Так встречаются братья

Весной 1581 года в небо потянулся дым от крыш русских поселений в вотчинах купцов Строгановых в Прикамье, разоряемых ногайскими татарами. Немногим позднее там же взбунтовались вогулы, в Поволжье — черемисы, а на исходе лета в Приуралье нагрянул пелымский князь Аблегирим: «князь ратью, а с ним людей семьсот человек, их де слободки на Койве, и на Обве, и на Яйве, и на Чюсовой, и на Сылве деревни все выжгли, и людей и крестьян побили, жон и детей в полон поймали, и лошади и животину отогнали…». Строгановы извещали об этом Москву в конце года, но к тому времени грозному царю уже было известно о творящихся лиходействах. На рубеже июня — июля 1581 года казаки сожгли столицу Ногайской орды Сарайчик.

Парсуна Ермака Тимофеевича, созданная в XVIII веке. Неизвестный автор портрета изобразил атамана в западной экипировке, что стало основанием для появления версии об участии немцев в Сибирском походе

Тогда же посол Русского царства у ногаев В. И. Пелепелицын собрался в путь-дорогу до Москвы с посланцами князя Уруса, обильной охраной в три сотни наездников и бухарскими купцами. На Волге, близ нынешней Самары, на караван напали и ограбили его лихие казаки: «Иван Кольцо, да Богдан Борбоша, да Микита Пан, да Савва Болдыря с товарыщи…». Среди имён будущих сподвижников Ермака сам он не упомянут, хотя годом ранее угнал у ногайского мурзы караван в тысячу голов, а весной 1581 года — ещё шестьдесят скакунов. Резвые кони пригодились казакам на западной окраине царства.

Вероятно, Ермак участвовал в сражениях Ливонской войны, будучи не рядовым казаком, а сотником. Важнейшее тому свидетельство — текст письма коменданта Могилёва, направленного в 1581 году Стефану Баторию, в котором упоминается «Ермак Тимофеевич — атаман казацкий».

Лев и единорог на знамени Ермака, бывшем с ним при покорении Сибири

К августу 1581 года станица, которую возглавлял Ермак, по версии историка А. Т. Шашкова, наряду с другими войсками была направлена Иваном IV на Волгу. Они вышли к Сосновому острову, где вольные казаки застигли врасплох русско-ногайское посольство. Там-то и встретились Ермак и его верные соратники по Сибирскому походу. Части ордынцев удалось уйти на Яик. Объединившиеся казаки преследовали их. Атаманы понимали: за налёт на посольский караван царь не погладит по головам, скорее уж головы покатятся с плах. На совете решено было следовать в Приуралье. По Волге казаки добрались до Камы, выше по её течению достигли реки Чусовой, затем Сылвы и здесь схлестнулись с людьми князя вогулов Аблегирима: «Нехто был в Сибири ж пелымский князь Аплыгарым, воевал своими татары Пермь Великую».

«Семь казаков»

За спиной владыки Пелыма стоял сибирский хан Кучум. Захватив власть над просторами вокруг Иртыша и Тобола ещё в 1563 году, он продолжил было платить ясак московскому царю. Но подавление очагов сопротивления узурпатору в Сибири среди татар, ханты и манси развязало ему руки. Восточные русские окраины занялись огнём.

Фрагменты из «Краткой сибирской летописи» Семёна Ремезова (СПб., 1880). Слева: «Слыша Ермак от многих Чюсовлян про Сибирь яко царь владелец, за Каменем реки текут на двое, в Русь и в Сибирь, с волоку реки Ница, Тагил, Тура пала в Тобол, и по них живут Вогуличи, ездят на оленях…». Справа: «Собрании воини в лето 7086 и 7, с Ермаком с Дону, с Волги и с Еику, из Астрахани, из Казани, ворующе, разбиша государевы казенные суды послов и Бухарцов на усть Волги реки. И слыша посланных от царя с казнью и овии от них разыдошася, другии от многаго числа разбегошася в различные грады и веси».
dlib.rsl.ru

Строгановы били челом Ивану Грозному, испрашивая сперва ратников для защиты, а вскоре — дозволения нанять их самим. Аккурат тогда на Чусовую пожаловал Ермак сотоварищи. Купцы остереглись упоминать их в челобитной: брать на свой кошт государевых разбойников было бы себе дороже. На исходе 1581 года царь Иван дал Строгановым добро не только на наём ратников, но и на ответные меры: «А которые вогуличи на их остроги войною приходят и задоры чинят… И на тех бы вогулич приходили, и над ними промысл я… войною изд осадите, и вперёд им неповадно воровать». Тогда же на Урал, в Чердынь, прибыл и новый воевода — не кто иной, как В. И. Пелепелицын. Он не забыл пережитого, хотя и не спешил припоминать своих обид людям Ермака. Те зазимовали на Сылве, периодически устраивая вылазки в вогульские улусы. Весна 1582 года вскрыла лёд на реках, а вслед за этим пришла и грамота от царя. Строгановы перекрестились и снарядили посольство к казакам. Приняв приглашение купцов, те 9 мая оставили лагерь на Сылве и пошли вниз, до устья Чусовой. Первоначально соглашение сводилось к походу в Пелым, чтобы отплатить Аблегириму той же монетой. Солепромышленники готовы были снабдить казаков и оружием, и припасами на совесть.

На сборы ушла большая часть лета. В конце августа сибирцы с вогулами сами напали на русские городки, как и год тому назад. Набег возглавлял старший сын хана Кучума Алей. Участвовали в нём и люди пелымского князя. «В это время дружина Ермака, отразившая нападение воинства Алея на Нижнечусовской острог и тем самым выполнившая свои обязательства перед М. Я. Строгановым, переменила свои планы в отношении похода на Пелым», — пишет Шашков. — «Волжские казаки решили ответить ударом на удар. А посему главной их целью стала теперь Сибирь».

За Камень!

Назвать затеянную экспедицию авантюрой — значит, не сказать ничего. Историки доселе спорят о численности войска Ермака. Минимумом обычно считаются 540 «православных воев», которых нередко «усиливают» тремя сотнями поляков, литовцев и немцев. Строгановы якобы выкупили у царя военнопленных с фронта Ливонской войны, а затем вверили атаману. Основным доводом служит походящая на западноевропейскую экипировка Ермака и его воинов на более поздних изображениях. Правда, по сведениям Семёна Ремезова, такие доспехи и шлемы имелись у всех участников похода, и в первую очередь у его предводителя. Ну а упомянутое число косвенно подкрепляется количеством стругов, на которых Ермак сотоварищи пошли «за Камень»: 27 судов, по 20 воинов на каждом.

Путь был невероятно тяжек. Вверх по Чусовой казаки пошли до реки Серебрянки, из которой струги пришлось тащить посуху волоком целых 25 вёрст (1 верста равна 1,07 км) до реки Баранчи, из неё — в Тагил, затем в Туру, из Туры в Тобол… «Казачьи струги, приспособленные для плавания на морях, шли под парусами, лавируя на многочисленных речных поворотах», — отмечал выдающийся советский историк Р. Г. Скрынников. — «Гребцы, сменяя друг друга, налегали на вёсла».

Фрагмент из «Краткой сибирской летописи» Семёна Ремезова (СПб., 1880): «Весне же пришедши, яко храбрии казацы видевше и разумевше, что Сибирская страна богата и всем изобилна и живущии люди в ней не воисты, и поплыша вниз по Тагилу майя в 1 день, разбиваше суды по Туре и до перваго князя Епанчи, идеже ныне Епанчин Усениново стоит; и ту собрашася много Агарян и бои починиша по многи дни, яко лука велика, вверх ходу 3 дни, и в той луке биюшеся велми до выезду, и ту казацы одолеша».
dlib.rsl.ru

Начало Сибирского похода Ермака до сих пор нередко датируют осенью 1581 года: с долгой дорогой и зимовкой в горах, ожиданием, пока на Тагиле не вскроется лёд и так далее. При всей сложности пути казаков эту версию следует признать преувеличением. Поход не затянулся на целый год — он проходил, как и начался, споро и решительно. Следование до столицы Кучума сильно замедлилось бы стычками с воинами из покорных ему улусов, но Погодинская летопись не содержит описаний сколь-либо серьёзных боёв. Первым из них стала встреча у Епанчина. Согласно выполненному дьяками Посольского приказа в Москве описанию со слов сподвижника Ермака, «догребли до деревни до Епанчины… и тут у Ермака с тотары с кучюмовыми бой был, а языка татарского не изымаша». Одному из подданных хана удалось сбежать. Вероятно, он и принёс в Кашлык весть о пришельцах с диковинными луками, что пышут огнём, веют дым и сеют смерть невидимыми стрелами.

Ермак лишился драгоценного эффекта неожиданности, заведомого преимущества в борьбе при сильном превосходстве неприятельских сил. Но ни атаман не отступил от задуманного, ни Кучум не был сильно встревожен: ведь он уже сделал свой ход, бросив Алея с войском на русские городища. Москва вела тяжёлую войну на западе и не могла позволить себе роскоши разбрасываться дружинами на востоке — пожалуй, так рассуждал хан. Тем не менее Кучум поспешил созвать для отпора всех способных держать лук и клинок из сибирских улусов. А вот тот факт, что он призвал хантские и мансийские селения под свои знамёна, сегодня вызывает сомнения у историков. Вскоре паруса казачьих стругов запестрели на глади Тобола. Местом исторической встречи казачьих атаманов стала переправа на Волге, хан же вышел с войском к берегу Иртыша, на Чувашев мыс.

Дата сражения — ещё один предмет спора историков. Она точно не известна доселе, «назначается» различными авторами на разные дни, но большинство и летописцев, и учёных сходятся на 26 октября (5 ноября по новому стилю) 1582 года. Согласно одной из версий, Ермак даже намеренно приурочил сечу ко дню памяти святого Димитрия Солунского. «Русские книжники, скорее всего, пытались придать «Сибирскому взятию» символический смысл», — отмечает историк Я. Г. Солодкин.

Фрагменты из «Краткой сибирской летописи» Семёна Ремезова (СПб., 1880) о бое на Чувашевом мысу. Слева: «Умыслиша ж вси казацы на совершенный удар, и се брань 4-я с Кучюмляны. Кучюму ж стоящу на горе и с сыном его Маметкулом у засеки; егда ж казацы, по воли Божии, изыдоша из города… И разишася вси воедино, и бысть брань велия…». Справа: «Оружия же не бе у Кучюмлян, точию луки и стрелы, копия и сабли. Бе же 2 пушки у Чюваш. Казацы ж умолвиша голк их; они ж бросиша их с горы в Иртыш. Стояще Кучюм на Чювашской горе и видев многое видение своих, зело плакашеся…».
dlib.rsl.ru

Казаков было в десять, а то и в двадцать раз меньше, нежели сибирцев. Однако отступать им было некуда, к тому же у Ермака сотоварищи имелось огнестрельное оружие. В начале битвы, когда казаки подобно морским пехотинцам высаживались на берег со стругов, «огненный бой» не приносил особого вреда противникам, укрывшимся за бревенчатым тыном. Однако, когда племянник хана Маметкул вывел сибирских татар из-за укрытия и бросил в атаку, казаки дали ещё несколько удачных залпов из пищалей. Остяцким и вогульским воинам было довольно и этого. Их князьки принялись уводить людей с поля брани. Уланы Кучума попытались спасти положение отчаянным ударом во главе с Маметкулом, но пуля настигла и его самого. Раненый сибирский военачальник едва не угодил в плен. Войско хана рассеялось. Кучум оставил столицу и бежал. Иногда между битвой и вступлением в Кашлык историки закладывают до двух дней, хотя неясно, зачем казакам было так мешкать. В тот же день атаманы сотоварищи вошли в покинутое сибирское городище.

Легенды о легенде

Последующая история экспедиции Ермака не менее былинна, чем её предыстория и ход до Чувашева мыса. Это определение не случайно: даже известные, считающиеся традиционными события заставляют исследователей спорить до хрипоты. Например, 5 декабря того же 1582 года оправившийся от ранения Маметкул во главе отряда напал на казаков атамана Богдана Брязги, отправившихся рыбачить на озеро Абалак. Те были перебиты. Разгневанный Ермак ринулся в погоню. Была ли то сеча, затмившая Чувашев мыс, или незначительная стычка? Источники дают основание для обеих точек зрения.

«Покорение Сибири Ермаком». Художник Василий Суриков, 1895 год

Далее, знаменитое посольство 1583 года в Москву от казаков, кланяющихся Ивану Грозному в ноги Сибирью. Алексей Толстой в «Князе Серебряном» превосходно описал этот луч света в темнеющем в преддверии Смуты царстве с прибытием ко двору сперва Строгановых, а затем и лихого атамана Ивана Кольцо: «Царь протянул к нему руку, а Кольцо поднялся с земли и, чтобы не стать прямо на червлёное подножие престола, бросил на него сперва свою баранью шапку, наступил на неё одною ногою и, низко наклонившись, приложил уста свои к руке Иоанна, который обнял его и поцеловал в голову». В действительности даже победители Кучума едва ли добрались бы до столицы без подорожной или грамоты на то от государя. Грамота, к слову, была — опальная. В ней Иван Грозный со слов воеводы Пелепелицына обвинял и Строгановых, и казаков: «И то зделалось вашею изменою… Вы вогуличь и вотяков и пелымцев от нашего жалованья отвели, и их задирали и войною на них приходили, да тем задором с Сибирским салтаном ссорили нас, а волжских атаманов, к себе призвав, воров наняли в свои остроги без нашего указу».

Иван Кольцо якобы погиб от рук прислужников советника хана Кучума Карачи, вероломно заманившего атамана и ещё 40 казаков в ловушку. Однако, если посланники Карачи и приезжали в Кашлык, как об этом говорится в труде Семёна Есипова, то должны были буквально столкнуться там с людьми воеводы Семёна Болховского, аккурат прибывшего на подмогу Ермаку. Вдобавок могла ли лихая ватага во главе с опытным атаманом польститься на посулы неприятельского вельможи? Как бы то ни было, случившееся являлось преданием уже для первых летописцев похода.

«Послы Ермаковы – атаман Кольцо с товарищами бьют челом Ивану Грозному Царством Сибирским». Гравюра XIX века

Наконец, дата смерти самого Ермака примерно ясна — она настигла победителя Кучума в августе 1584 года. Обстоятельства же её покрыты туманом неизвестности. Вполне вероятно, что атаман утонул в реке в ходе боя. Однако легенду о гибели Ермака из-за якобы утянувшего его на дно тяжёлого панциря, подаренного Иваном Грозным, следует и оставить в числе легенд.

В заключение хотелось бы вернуться к спорам о малой родине Ермака: пожалуй, они всё же не случайны. Простому казаку суждено было стать без преувеличения национальным героем, олицетворением движения России на восток, «за Камень», к Тихому океану — и первопроходцем на этом пути. Сибирский поход Ермака пришёлся на канун Смуты. Она подкосила государство, но не стёрла проторенной атаманом колеи. В известном смысле две даты — 5 ноября, день взятия Ермаком столицы Сибирского ханства, и 4 ноября, ныне День народного единства, — в российской истории сближает не только календарь.


Литература:

  1. Зуев А. С. Мотивация действий и тактика дружины Ермака в отношении сибирских инородцев // Уральский исторический вестник. 2011. № 3 (23). С. 26—34.
  2. Зуев Ю. А., Кадырбаев А. Ш. Поход Ермака в Сибирь: тюркские мотивы в русской теме // Вестник Евразии. 2000. № 3 (10). С. 38—60.
  3. Скрынников Р. Г. Ермак. М., 2008.
  4. Солодкин Я. Г. «Ермаково взятие» Сибири: дискуссионные проблемы истории и источниковедения. Нижневартовск, 2015.
  5. Солодкин Я. Г. «Ермаково взятие» Сибири: загадки и решения. Нижневартовск, 2010.
  6. Солодкин Я. Г. Остяцкие князья и хан Кучум накануне «Сибирского взятия» (к интерпретации одного летописного известия // Вестник угроведения. 2017. № 1 (28). С. 128—135.
  7. Шашков А. Т. Сибирский поход Ермака: хронология событий 1581—1582 гг. // Известия УрГУ. 1997. № 7. С. 35—50.

«Знамя Ермака» из собрания Оружейной палаты Кремля: легенда и факты

Аннотация

Историческое осмысление путешествия в Сибирь, которое привело к ее завоеванию и аннексии Россией, почти сразу же началось с сакрализации Ермака как его главного героя. Таким образом, появление «контактных реликвий», то есть предметов, принадлежавших легендарному завоевателю, было естественным. Среди них были доспехи и знамена Ермака: они были наделены определенной святой силой, придававшей им сакральный характер.Это, безусловно, относится к баннеру в Оружейной палате Кремля в Москве, на котором изображено явление архангела Михаила перед Иисусом Навином. Он был отправлен вместе с другими знаменами из Тобольска в начале XIX века и до недавнего времени без всяких сомнений приписывался Ермаку. В этой статье приводится доказательство того, что знамя было создано на столетие позже, чем предполагалось изначально, в конце 17 века. Об этом свидетельствует художественный характер баннера, элементы декора по краям, заимствованные из книжных иллюстраций, детали изображения фигур и пейзажа.Вряд ли знамя было вывезено в Тобольск после его создания в Москве, хотя существуют данные о производстве знамен в нескольких сибирских городах (Красноярск, Енисейск, Тобольск) в конце 17 века. Известно, что известный летописец и картограф С.У. Ремезов изготовил семь знамен, предназначенных для Тобольска в 1697 году. На основании этих фактов автор выдвигает гипотезу о том, что данное знамя, как и ряд других, хранилось в Кремле. Оружейная палата, изготовленные самим Ремезовым.Автор предполагает, что знамя датировано временами Ермака значительно позже, когда его истинное происхождение было забыто.

использованная литература

Барахович, П. Н. (2014). Знамя служилых людей Центральной Сибири XVII века (Енисейск, Красноярск). В Вестнике Красноярского государственного педагогического университета им. В.П. Астафьева, 2 (28), с.129–133.
Березиков Н.А., Люцидарская А.А. (2013). Знамена сибирских казаков-землепроходцев. В Вестнике Томского государственного университета. Сер .: История, 2 (22), с. 14–17.
Блажес, В. В. (2002). Фольклор Урала: Народная история о Ермаке (исследования и тексты). 186 с. Екатеринбург, Издательство Уральского университета.
Блажес, В.В. (2012). Кунгурская летопись. In Blazhes, В. В. и Созина, Е. К. (ред.). История литературы Урала: Конец XIV - XVIII т. (С. 238–243). Москва, Языки славянской культуры.
Брюсова, В. Г. (1984). Русская живопись XVII века. 420 с. Москва, Искусство.
Бусева-Давыдова И. Л. (2008). Культура и искусство в эпоху перемен: Россия семнадцатого века.364 с. Москва, Индрик.
Дергачева-Скоп, Е. И., Алексеев, В. Н. (2006). Ремезовская летопись: История Сибирская, Летопись Сибирская краткая Кунгурская: Исследование, текст, перевод. 267 с. Тобольск, Фонд «Возрождение Тобольской».
Эскин, Ю. М. (Ред.). (2007). Царский Титулярник. (Книга 1. Титулярник 1672 года). 244 с. Москва, Культурно-просветительный фонд имени Сергея Столярова.
Голованова М.П. (н..д.). Знамени второй половины XVI - конца XX века: каталог собрания Музеев Московского Кремля. (В печати).
Голованова, М. П. (2005). Реликвии российской истории из собрания Оружейной палаты Московского Кремля: Знамя Д. М. Пожарского. В Гербоведь, 83 (5), с.70–78.
Гольденберг, Л. А. (1990). Изограф земли сибирской: Жизнь и труды Семена Ремезова. 400 с. Магадан, Магаданское книжное издание.
Гольденберг, Л. А. (1965). Семен Ульянович Ремезов: Сибирский картограф и географ. 1642 - после 1720 г. [Семен Ульянович Ремезов: сибирский картограф и географ. 1642 - после 1720 г.]. 260 с. Москва, Наука.
Гордеев, Н. В. (1964). Оружие.В Оружейной палате (с. 11–72). Москва, Московский рабочий. Иконописцы царя Михаила Романова. (2007). 180 с. Москва, Художник и книга.
Хромов, О. Р. (2010). Рукописная книга с гравюрами - новый жанр в искусстве русской книги Позднего Средневековья и Нового времени. В книге и время, 3, с. 54–61.
Комаров И.А., Лаврентьев А.В. и Левыкин А.К. (ред., Сост.) (2001). Орел и лев: Россия и Швеция в XVII веке. 158 с. Москва, ИМА-пресс.
Котошихин, Г. К. (1852). О России в царстве Алексея Михайловича. 274 с. Санкт-Петербург, Издание Археографической комиссии.
Кузнецов, Е. В. (1892). К сведениям о знаменах Ермака. В Тобольских губернских ведомостях, 43, 24 октября.
Лихачев, Д. С. (1947). Русские летописи и их культурно-историческое значение. 499 с. Москва, Ленинград, Изд-во АН СССР.
Лосунов, А. М. (2012). Из истории святыни сибирского казачьего войска - Знамени Ермака Тимофеевича. В: Лосунов, А.М., Чуркин, М.К., Парыгин, Н.П. (ред.) Недбаевские исторические чтения (с.269–277). Омск, Изд-во ОмГПУ.
Маясова, Н. А. (1971). Древнерусское шитье. 140 с. Москва, Искусство.
Павла Иовия Новокомского книги о посольстве Василия, великого князя Московского, к папе Клименту VII. (1908). 320 с. Санкт-Петербург, Тип. М. А. Александрова.
Павленко, В. В. (2001). Сибирские реликвии в Московском Кремле. В Мир музее, 4, с.22–27.
Пестов, И. С. (1833). Записки об Енисейской губернии. 298 с. Москва, Университетская типография.
Петров, А. С. (2009). Византийская вышивка из Урбино: К вопросу о назначении памяти. Назначение пьесы. В «Убрусе», XII, с. 1–7. Санкт-Петербург.
Ромодановская, Е. К. (2012а). Иницирование культурно-письменной традиции. В Блажесе В.В. и Созина, Е. К. (Ред.). История литературы Урала. Конец XIV - XVIII т. (Стр. 210–214). Москва, Языки славянской культуры.
Ромодановская, Е. К. (2012б). Тобольское летописание Саввы Есипова. In Blazhes, В. В. и Созина, Е. К. (ред.). История литературы Урала. Конец XIV - XVIII т. (Стр. 225–229). Москва, Языки славянской культуры.
Ромодановская Е. К., Соболева Л. С. (2012). Литературно-публицистическая деятельность тобольских архиереев.In Blazhes, В. В. и Созина, Е. К. (ред.). История литературы Урала: Конец XIV - XVIII т. (С. 215–224). Москва, Языки славянской культуры.
Российские императоры и Оружейная палата. (2006). 280 с. Москва, Художник и книга.
Шульдяков В. (2008). Знамя Ермака: Два тайны бесценной реликвии Сибирского казачьего войны. Две тайны бесценных реликвий сибирских казачьих войск. В Тобольске и вся Сибирь.10. С. 151–158). Тобольск.
Сибирские летописи. (1907). 464 с. Санкт-Петербург, Импер. Археографическая комиссия.
Силаева Е.И. (Сост.). (1992). Произведения иконописцев Оружейной палаты Московского Кремля: Из собрания Останкинского дворца-музея. 112 с. Москва, Эрна ЛТД.
Соболева, Л. С. (2008). «Государев атаман» Ермак Тимофеевич: векторы идеализации.В сб. Дергачева-Скоп Э. И., Алексеев В. Н. Древнерусское духовное наследие в Сибири: научное изучение памятников традиционной русской книги на Востоке России. : в 2 т. (Том 2, с. 185–202). Новосибирск.
Соболева, Л. С. (2012). Строгановская летопись: концепция и образное решение. In Blazhes, В. В. и Созина, Е. К. (ред.). История литературы Урала: Конец XIV - XVIII т. (С. 230–237). Москва, Языки славянской культуры.
Тычинская, П.А. (2012). Образ архангела Михаила грозных сил в русском искусстве Позднего Средневекова. (Кандидатская диссертация по искусствоведению). 259 с. Москва, Гос. институт искусствознания.
Великанов, В. С. (2013). «Салатские трофеи»: полковое имущество стрелецких полков Нечаева и Протопопова, потерянное в изображениях при Салатах 18/29 марта 1703 года. ].В Старом Цейхгаузе, 52 (2/2013), с. 3–13.
Vibe, П. П. (2008). К вопросу о похищении Анненковым знаменем дружины Ермака. В Вибе, П. П., Назарцева Т. М. (Сост.) Известия Омского государственного историко-краеведческого музея, 14, стр. 285–290. Омск.
Вилинбахов, Г. В. (1982). Русские знамена XVII в. С изображением единорога. В Сообщениях Государственного Эрмитажа (Вып.IIIL). Ленинград.
Яковлев, Л. П. (1865). Русские старинные знамена. В «Древности Российского государства». Дополнение к III отд. (Часть 2: Подробная описание русских старинных знамен). Москва.

тимофеевич - Синонимы слова тимофеевич | Антонимы тимофеевича | Определение тимофеевича | Пример Тимофеевича | Синонимы слов API

Ермак Тимофеевич Боевой опыт Ермака до завоевания Сибири заключался в том, что он руководил казачьим отрядом царя в Ливонской войне 1558-83 годов и грабил торговые суда.Согласно легендам и народным песням, Ермак в течение многих лет участвовал в грабежах и грабежах на Волге вместе с гетманом Иваном Кользо и четырьмя другими казачьими вождями. Историк Валери Кивельсон называет группу Ермака «его бандой головорезов». Как и многие другие казаки, банда Ермака занималась «воровской» торговлей. Казакам было свойственно заниматься пиратством на Азовском или Каспийском море и грабить различных послов, а также русских или персидских купцов. Несмотря на то, что Ермак был бандитом, он заработал репутацию выдающегося и преданного русского бойца.Благодаря своему опыту участия в Ливонской войне, он изучил тактику войны и превзошел других гетманов в мастерстве.
Ермак Тимофеевич Вернувшись в Кашлык, Кольцо сообщил Ермаку о повелении царя передать ему Махмет-куль. Ермак, понимая, что это устранит единственный побудительный мотив Кучума к миру, тем не менее подчинился царю и организовал его транспорт.Неудивительно, что силы Кучума начали увеличивать частоту своих набегов. Ермак оказался в затруднительном положении, так как долгая зима не позволила собрать припасы и дань, а царское подкрепление еще не прибыло. По приказу царя Строгановы выделили в отряд подкрепления полсотни кавалерии. Однако лошади замедлили отряд к ползу по сибирскому ландшафту, и они даже не пересекли Урал до весны 1584 года.
Ермак Тимофеевич Героические усилия Ермака на Востоке России заложили основу для будущей российской экспансии и заселения.Вскоре после того, как Ермак и его первый отряд отправились в Сибирь, за ними последовали купцы и крестьяне, надеясь использовать часть богатства пушнины, изобилующей в этой стране. Эта тенденция росла в геометрической прогрессии после смерти Ермака, поскольку его легенда быстро распространилась по владениям, а вместе с ней и новости о стране, богатой мехами и уязвимой для российского влияния. Вскоре последовали попытки колонизации, так как Тюмень, первый известный город после смерти Ермака, был основан в 1586 году. Заселение этой территории способствовало становлению и развитию сибирского сельского хозяйства.Большинство этих фермеров на самом деле были солдатами, которые выращивали себе пропитание по необходимости.
Ермак Тимофеевич Действия Ермака также изменили значение слова «казак». Хотя неясно, имела ли группа Ермака какое-либо отношение к яицким или уральским казакам, известно, что их компания ранее была объявлена ​​вне закона российским правительством.Однако, отправив письмо и своего доверенного поручика Ивана Кольцо Ивану Грозному, Ермак в одночасье превратил образ казака из бандита в солдата, признанного московским царем. Теперь казаки Ермака были эффективно включены в военную систему и могли получать поддержку от царя. Это новое устройство также служило своего рода клапаном для сброса давления для казаков, которые давно доставляли неприятности на российской границе. Отправив как можно больше из них дальше на восток, в непокоренные земли, быстрорастущим и чрезвычайно прибыльным землям на границах русской территории была предоставлена ​​передышка.Таким образом, призыв Ермака о помощи породил новый тип казаков, которые, в силу своей связи с правительством, будут пользоваться значительной благосклонностью будущих российских правителей. Несмотря на этот новый сдвиг в ориентации, стоит отметить, что название «казак» осталось в Сибири, и что солдаты, посланные в качестве подкрепления, часто принимали это название. Более того, эта перестановка не обошлась без критики, и некоторые считали Ермака изменником казачьей фамилии. Такие недоброжелатели видели в смерти Ермака наказание за то, что он отказался от казачьего кодекса и стал пешкой царя.Соответственно, именно его доспехи, самый символ царя, влекли его к своей судьбе.
Ермак Тимофеевич О Ермаке много народных песен и стихов, которые отражают наше видение героя. Проследив трансформацию народных песен и стихов о Ермаке после его смерти, можно увидеть, как его статус как легендарной личности со временем развивался.
Ермак Тимофеевич Интересы русских в торговле мехом подогревали их желание расширяться на восток, в Сибирь. Конечной целью царя было дойти до Берингова пролива. Казанское татарское ханство было основано как лучший вход в Сибирь. В 1552 году модернизированная армия Ивана Грозного свергла ханство. После захвата Казани царь рассчитывал, что могущественная и богатая купеческая семья Строгановых возглавит экспансию на восток.В конце 1570-х годов Строгановы вербовали казачьих бойцов для вторжения в Азию от имени царя. Эти казаки избрали Ермака вождем своих вооруженных сил, и в 1582 году Ермак выступил с армией численностью 840 человек для нападения на Сибирское ханство.
Ермак Тимофеевич Особенности жизни Ермака, такие как его внешний вид, биография и даты событий, остаются предметом споров для историков, поскольку тексты, документирующие его жизнь, ненадежны.Однако его жизнь и завоевания оказали глубокое влияние на сибирские отношения, пробудив интерес России к региону и сделав Российское царство агрессивной имперской державой к востоку от Урала.
Ермак Тимофеевич Ермак впервые отправился в путешествие по Сибири из пограничного форта в Перми на реке Чусовая 1 сентября 1582 года, хотя другие источники утверждают, что он, возможно, начал свой поход в 1579 или 1581 году.При спуске по рекам команда использовала лодки с высокими бортами российского производства. На протяжении всего пути они сталкивались с яростным противодействием со стороны местных союзников Кучум-хана, но высокие борта их лодок действовали как щиты. При переходе через Урал казакам приходилось носить свое имущество на спине, потому что у них не было лошадей. Через два месяца армия Ермака наконец перешла Урал. Они пошли по реке Тура и оказались на окраине империи Кучум-хана.Вскоре они достигли столицы королевства Кашлика. 23 октября 1582 года армия Ермака участвовала в битве на Чувашском мысе, положившей начало трехдневным боям против племянника Кучума Махмет-кула и татарской армии. Пехота Ермака блокировала атаку татар массированным мушкетным огнем, в результате которого был ранен Махмет-кул, а татары не смогли забить ни одного раненного русского. Ермаку удалось захватить Кашлык, и битва ознаменовала «завоевание Сибири». Строгановская летопись описывает реакцию Кучум-хана на нападение на Кашлык и успех Ермака:
Ермак Тимофеевич Хан Кучюм, видя его разорение и потерю своего царства и богатства, сказал всем своим людям с горьким плачем: «О мурзы и князья, давайте бежать без промедления ... Строгановы послали против меня простых людей из своих крепостей в отомсти мне за зло, которое я причинил; они послали атаманов и казаков, Ермака и его товарищей, с немногочисленными их людьми.Он напал на нас, победил нас и причинил нам такой большой вред ».
Ермак Тимофеевич Вернувшись в Кашлык, Ермак решил сообщить Строгановым и царю о своих завоеваниях. Хотя его причины для этого неясны, эксперты полагают, что, помимо желания очистить свое имя от предыдущих проступков, Ермак также отчаянно нуждался в припасах. Для этого он послал своего доверенного лейтенанта Ивана Кольцо с полусотней человек, двумя письмами (по одному Строгановым и Ивану Грозному) и большим ассортиментом мехов для царя.Точная сумма, отправленная царю, оспаривается, так как описания варьируются от 2500 до 5000 и до шестидесяти мешков мехов. Приезд Кольцо к Строгановым был своевременным, поскольку Максим Строганов только что получил письмо от Ивана, в котором он осуждал Ермака и угрожал ему и его последователям смертью. Кользо, принесший известие о поражении Кучума, захвате Махмет-кула и покорении татарских земель, был таким образом хорошо принят вздохнувшимся Максимом. Максим обеспечил Кольцо жильем, едой и деньгами, прежде чем отправить его в путь.

Мог ли редкий меч принадлежать Ивану Грозному?

Ученые хотели бы услышать мнение европейских экспертов, которые могли бы пролить свет на его происхождение. Картина: The Siberian Times

Средневековый меч был обнаружен под деревом в Новосибирской области, и ученые стремятся раскрыть его секреты. Оружие было обнаружено случайно в 1975 году и остается единственным подобным оружием, когда-либо обнаруженным в Сибири.

Появилась захватывающая новая теория, согласно которой он мог принадлежать царю Ивану Грозному и поступил из царской оружейной в подарок во время завоевания Сибири.Гипотеза, объединяющая печально известного русского правителя и почитаемого героя битвы, может превратить ее в одну из самых интересных археологических находок в истории Сибири, хотя на данный момент многое остается неопределенным.

В чем уверены сибирские специалисты, так это в том, что это оружие с красивой гравировкой первоначально было изготовлено в Центральной Европе и, скорее всего, в бассейне Рейна в Германии, прежде чем отправиться на материковую часть Швеции или на остров Готланд, чтобы украсить его декоративной серебряной ручкой. и скандинавский образец хитрости.

Ученые хотели бы услышать мнение европейских экспертов, которые могли бы пролить свет на его происхождение.



Клинок был изготовлен в бассейне Рейна в Германии в конце 12 или начале 13 века. Фотографии: The Siberian Times

«На обеих сторонах клинка имеется сокращенная руническая надпись», - сказал археолог Вячеслав Молодин, руководивший раскопками в Венгеровском районе, на которых было обнаружено оружие.«Стиль каллиграфии доказывает, что ее делали люди, владеющие передовой техникой эпиграфического письма».

Ведущие российские специалисты в Эрмитаже в Санкт-Петербурге расшифровали латинскую надпись на клинке длиной один метр.

Основная надпись гласит: N [omine] M [atris] N [ostri] S [alva] t [ORis] Et [eRni] D [omini] S [alvatoRis] E [teRni] », с дополнительной на той же сторона лезвия говорит: C [hRis] t [us] Ih [esus] C [hRis] t [us] ». Это означает: «Во имя матери нашего вечного Спасителя, вечного Господа и Спасителя».Христос Иисус Христос ».

Надпись на обратной стороне труднее читать, но первое слово «NOMENE» - ясно видно - помогает восстановить остальные как «N [omine] O [mnipotentis]». М [АТЕР]. E [teRni] N [omin] e », что означает« Во имя Всевышнего ». Богородица. Во имя Вечного ».

Были широко распространены споры о том, как меч попал в Россию, предполагалось, что его либо пронесли по торговому пути, либо взяли в качестве военной добычи во время стычек в этом регионе.В рамках одной из гипотез академик Молодин предположил, что клинок, хранящийся в настоящее время в фондах Института археологии и этнографии в Новосибирске, мог быть взят из арсенала Ивана Грозного и привезен в Сибирь легендарным воином Иваном Кольцо, опередив его. завоевание региона.

Именно во время правления Ивана в конце 16 века Россия начала широкомасштабное исследование и колонизацию Сибири. Вождь казаков Ермак Тимофеевич был нанят, чтобы сразиться с татарскими войсками под командованием хана Кучума и Мурзы Карачи и возглавить экспансию империи на восток, с мечом, возможным подарком Кремля.

Меч был обнаружен у подножия дерева в лесостепи Бараба, менее чем в трех километрах от того места, где, как полагают, Кольцо, ближайший союзник Ермака, погиб в бою. Его объявили героем в феврале 1583 года, когда в Москве зазвонили церковные колокола, когда было объявлено, что он и Ермак взяли столицу Сибирского ханства Кашлык. Но его вновь обретенный статус знаменитости продлился недолго, и 18 месяцев спустя он был убит вместе с 40 мужчинами во время засады.

'Как будто он только что сошёл из какой-то рыцарской "сказки".Фотографии: The Siberian Times


Молодин предупреждает о вреде для здоровья своей новой теории, но говорит: «Представьте себе последний бой казачьего отряда во главе с Иваном Кольцо. Нападение было неожиданным. Представьте, что кого-то сразу же убивают вероломным ударом в спину, а кого-то еще хватает меч, чтобы сразиться с наступающими татарами.

'Они неравные силы и казаки пытаются прорваться сквозь толпы врагов, но ряды бойцов стремительно тают.Иван не бьет ни одного противника. В его руках сверкающий гигантский меч, подарок русского царя.

'В отчаянии Иван и несколько уцелевших казаков буквально пробиваются к поджидающим лошадям.

'Нога Ивана уже в стремени, и он мчится по степи, а лошадь уводит его подальше от кровавой битвы. Они преследуют его, летят стрелы. И тут внезапно меч выпадает из рук героя и падает на землю под молодой березкой.

«Я не уверен, что прав, воображая все это, но легенда действительно прекрасна».

Он сказал журналу Science First Hand: «Я должен отметить, что никто из ученых не упомянул об этом, возможно, потому, что они не восприняли это всерьез. Единственным, кому эта теория понравилась, был (замечен) академик (Алексей) Окладников. Он даже упомянул об этом в одной из своих последних работ.

«Гипноз выглядит настолько смелым и даже фантастическим, что в наши дни вряд ли я упомянул бы о нем в научной работе.Но с другой стороны, это выглядит очень красиво, плюс жизнь часто бывает невероятнее всего фантастического.

«Даже сейчас, когда пишу это, я считаю, что нельзя исключать версию о том, что меч мог попасть в Барабу вместе с отрядами Ермака. Несмотря на то, что у его казаков были сабли и огнестрельное оружие, они все еще использовали мечи. Так что вполне возможно, что они использовали их во время той поездки ».

Вячеслав Молодин: «Жизнь часто бывает невероятнее всего фантастического».Картина: The Siberian Times

Летом 1975 года молодой археолог Молодин работал на берегу реки Омь с группой студентов из Омска и Новосибирска. Их целью было изучение поселений и кладбищ бронзового века с упором на групповые захоронения.

На отдельном участке другая группа студентов вела раскопки возле большой березы, но Молодин дал ей указание не приближаться к ней, будучи уверенным, что там никого не похоронили.Однако руководитель группы раскопок Александр Липатов не подчинился требованиям и наткнулся на то, что, по их мнению, было ржавой косой, всего в пяти сантиметрах под травой. По мере того, как они копали дальше, выяснилось, что это был большой меч.

Молодин сказал The Siberian Times: «Меч не был спрятан намеренно или« закопан ». Он лежал на глубине 3-5 см, прямо под почвой возле родового дерева, недалеко от старой дороги. Я помню момент, когда мы его нашли, как будто это было вчера.

'Нам не полагалось работать в районе, где мы нашли меч. Один из моих младших коллег Александр Липатов решил «продлить» раскоп до большой березки. Я помню, как меня раздражало, когда я это увидел - участок вдоль корней березы было явно очень трудно выкопать, в то время как по моим оценкам могильный холм не доходил до дерева, поэтому расчищать это пространство не было смысла. в любом случае.

«Я выразил свои сомнения по этому поводу Александру, и он принял их, но сказал, что он нервничает из-за ошибки в определении границ участка и решил пойти немного дальше« на всякий случай ».

«Если бы не его« ошибка », мы бы никогда не нашли меч.



«Он был невероятно хорошо сохранился, но я боялся поднять его с земли». Фотографии: The Siberian Times

«Близилось время обеда, когда меня неожиданно попросили приехать на тот участок земли возле березки, чтобы, как они сказали,« проверить какую-нибудь железку ». «Скорее всего, это будет коса», - подумал я, когда шел к месту, где ее нашли.

'Оглядываясь назад, я вижу, что это была чистая удача. Каждому в нашей экспедиции хотелось взять его и подержать в руках, это было невероятное оружие ».

Г-н Молодин рассказал журналу Science First Hand: «Мы осторожно и медленно очистили почву, открыв полосу железа, которая была шире на одном конце и уже на другом. Нам потребовался час, чтобы полностью расчистить землю, чтобы увидеть массивный меч длиной около метра с типичной железной рукоятью средневековых рыцарских мечей с четко выраженной перекладиной и трехсторонним навершием.

'Он был невероятно хорошо сохранился, но мне было страшно поднять его с земли. Я боялся, что он развалится у меня в руках.

«Наконец я засунул свой тонкий нож под меч и поднял его ... Вы знаете, я видел такие мечи в музеях и в научных книгах, но это был мой первый раз, когда я держал их в руках. Как будто он только что сошел из какой-то рыцарской сказки.

'Я медленно повернул его, заметив серебряные блестки на гарде и клинке.Он был настолько хорошо сохранен, что его можно было практически сразу использовать в бою. Остальные тоже посмотрели на находку.

'Наконец, как вода, мчащаяся через плотину, прорвался шок от осознания того, что мы только что нашли, и мы начали разговаривать одновременно. Я не могу описать чувство удивления и волнения.

'Как он попал сюда, в самое сердце Западной Сибири, этот средневековый меч явно европейского вида? Как оно так хорошо сохранилось? Откуда это? '

«Каждому в нашей экспедиции хотелось взять его и подержать в руках, это было невероятное оружие».Фотографии: The Siberian Times

Подобные мечи не были типичными для России и Азии, и больше походили на те, что широко использовались европейскими рыцарями. После обширных исследований древнего оружия Вячеслав Молодин подготовил отчет о своих находках и пришел к выводу, что оно было из Европы и датировано концом XII или началом XIII века.

Вопросы о том, как этот меч попал в Россию из Швеции, задавали с 1976 года, и первая теория гласила, что его носили во время торговых миссий.

По мнению арабских историков, в середине XII века через Русь к реке Обь проходил древний северный путь, который назывался «Зырянская дорога» или «Русский тес». На протяжении веков археологи находили сокровищницу монет, серебряных сосудов и средневековых украшений на Урале и в низовьях Оби, путешествуя с запада.

Обратной стороной этой теории является то, что степь, где был найден меч, отделена от нижней и средней Оби сотнями километров заросших лесов и болот.Другие утверждали, что оружие могло легко попасть на восток в результате обмена или в качестве военной добычи в результате стычек между тюркскими народами степи и кочевым ургическим населением сибирской тайги.

Манси

Угрия (Югра или Юра) упоминается уже в произведениях старых Арабские авторы. Миссионер и путешественник Аль Гарнати пишет: "Но за Вису у Моря Тьмы лежит земля известен по имени Юра. Летом там очень длинные дни, чтобы солнце не зашло сорок дней, как купцы сказать; но зимой ночи такие же длинные.Купцы сообщают, что Тьма не далеко (от них), и что люди Юры идут туда и входят в него с факелами, и находят огромное дерево это похоже на большую деревню. Но на вершине дерева там сидит большое существо, мол это птица. И они приносят товары вместе, и каждый торговец выставляет свои товары отдельно от тех других; и он оставляет на них след и уходит, но когда он возвращается, он находит там товары, необходимые для его собственного страна… »(Аль Гарнати: 32). Если страна называлась Вису был отождествлен с древним Вепсаландом (из-за лингвистических родство с русским словом для вепсанцев, вес) или с Перми. (из-за географической близости с Югрой) сама Югра была единодушно ассоциируется с обско-уграми - ханты и Манси.В гигантском дереве, упомянутом Аль Гарнати, мы можем узнать Мировое Древо, знакомое по мифологиям различных североевропейских народы. Некоторые авторы также связали следующее сообщение о Аль Гарнати уграм: «А из Булгар путешествуют купцы. в страну язычников, называемую Вишу; чудесные бобровые шкуры приходят оттуда, а там берут клиновидные нешлифованные мечи сделано в Азербайджане, в свою очередь… Но жители Вису отнеси эти мечи в землю, которая находится рядом с Тьмой. у Черного моря, и они меняют мечи на соболиные шкуры.А также эти люди берут мечи и бросают их в Черное море; но Всевышний Аллах посылает им рыбу размером с гора; и они плывут к рыбе на своих кораблях и вырезают его плоть месяцами напролет »(там же: 58-59). должно быть ясно, что близость Тьмы и Черное море (полярные районы и Северный Ледовитый океан) не характерно одной только Угрии, и что последний отчет касается народов, которые производили значительная часть их средств к существованию за счет китобойного промысла.

Идол на реке Ляпине.
Фото А. Линтропа 1977 г.
Небольшой мансийский поселок на Ляпине.
Фото А. Линтропа 1977 г.

Главный герой священной истории, написанной Мункачи. в прошлом веке его старшая сестра учила так: "Когда уходите, посмотрите вниз; там будет семь суконных шатров. там и овцы и свиньи кишат вокруг них.Вы спускаетесь в палатки. Из палаток выйдут одноглазые; одним глазом каждого закончился, но другой цел. Вы спрашиваете их: "Чьих овец и свиней вы пасете?" Они ответят: «Мы пасем овец и свиней из Paryparseg ». потом скажи: «Не говори так, лучше скажи:» Мы пасемся овцы и свиньи из Tari-pes'-nimala-s'av . "После меня Придет Повелитель Огня, и если ты скажешь ему, что пасешь овец и свиней Paryparseg он сожжет вас своим огнем, но если вы скажете: «Мы пасем овец и свиней из Tari-pes'-nimala-s'av », у тебя все будет хорошо.«После этого вылечите их глаза ... Тогда продолжайте свой путь, вы подойдете к семи шатрам сукна, место будет изобиловать коровами. Спуститесь снова; люди с только одна рука выйдет из палаток. Вы спрашиваете их: «Чей скот пасешь? »… Иди снова, ты найдешь семь суконных шатров еще в одном месте. Там ты будешь вокруг видны только лошади. Когда вы подходите к ним, одноногие люди вылезу из палаток. Вы спрашиваете их: «Чьи лошади вы пасете? »…» (Шесталова-Фидорович 1992: 8-9).Рассказ о сотворении мира и установлении современного мирового порядка; герой фигурирует под именем of Тари-пес'-нимала-с'ав - самое популярное божество обских угров, Мировой Геодезист, рожденный от бога неба Нуми-Торум и Богиня Калтеш . Подробный отчет о последнем можно найти в эссе "Маленькая Мос-женщина. Рассказ из сказки ".

Богатая военная лексика обских угров и несколько мотивов в их мифологии и фольклоре подразумевают контакты со скотоводством. культуры степного ареала.Предположительно не все угорские скотоводы пробирались вместе с гуннами или вслед за ними через степи между Уралом и Аральским и Каспийским морями в Европу развиться в венгерские племена на травянистых равнинах Башкирии, но часть из них была вынуждена потоком Великого переселения в Западно-Сибирскую низменность, где они ассимилировались среди местные угорские охотники и рыболовы. Более того, вполне вероятно, что часть угорских племен, достигших Европы, также двинулась вверх по реки Волга и Кама и соприкоснулись с угорскими население верховий Печоры.Позднее влияние тюркских надо учитывать и народы - в XVI веке несколько обско-угорских князей были вынуждены платить дань сибирским хана и участвовать в военных авантюрах ханства. В некоторых источниках Алах, принц Коды, фигурирует как важный союзник сибирского хана Кучума и, как говорят, был награжден один из взятых у врага кольчуг Ермака (Бахрушин 1955, 1: 114). Тесные связи обских угров с тюркскими О татарах свидетельствует еще и тот факт, что еще в 1660-х гг. идея восстановления Кучумского ханства по-прежнему была популярна среди ханты Березово (Там же).

В XVI и XVII веках манси зарабатывали на жизнь в основном от охоты. Рыбалка играла менее значительную роль в их экономия, чем у хантов. Важная сфера деятельности было лесное пчеловодство. Деревья-ульи были частной собственностью; в собственник владел ими по праву «выкупа, наследства. и знак »(Бахрушин 1955,2: 97). Западный и Южный Манси разводили крупный рогатый скот и обрабатывали почву. Северные манси тоже пошли в оленеводстве.

Деревенский вид.Фото А. Линтропа 1977 г. Хлев и склад. Фото А. Линтропа 1977 г.

По некоторым данным, Новгород начал военные походы. против Югранов », живущих с самоедами в Стране полуночи »уже в конце первого тысячелетия (Бахрушин 1955,1: 86). В то время русские, вероятно, вступили в контакт с манси, которые еще жили в Европе, вдоль верхнего течение реки Печора, в окрестностях Коми.(См. Карту) Появляется название «Вогулы» (Вогуличи). сначала в 1396 г., обозначает племена манси, проживавшие вокруг Перми. В 15 веке Русские одноименные источники (Вогуличи, Гогуличи, Богуличи) дано манси, живущим на противоположной стороне Урала, по реке Пелым (Бахрушин 1955,1: 87). До тридцатых годов нынешнего века манси были известны под именем Вогулс; только после этого их собственное имя ( маанси или маанси маахум - народ манси).

Новгородские летописи рассказывают нам о военном походе при лидерство Ядрея в 1193 г., закончившееся разрушением Новгородские войска. В поражении возложили ответственность за некоторых новгородцев которые якобы «контактировали с югранами» (Бахрушин 1955,1: 75). В 13-15 веках Югра была предполагается отдать дань Новгороду. Но налоги можно было собрать только с помощью вооруженных сил. Летописи описывают несколько походы, упоминающие о сильном сопротивлении князей Юграна которые укрылись в своих твердынях.После аннексии Устюг под Москвой в 14 веке, начались московские походы вместо новгородских. В 15 веке московский самый важный опорный пункт в Пермской области и отправная точка для все экспедиции, идущие на Восток, была создана епархией на реке Вымь работы Стефана Пермского. Например, князь Василий перми вместе с вымскими воинами участвовали в 1465 г. экспедиция в Югру (Бахрушин 1955,1: 76). Но югранцы сделали не ограничиваться пассивным сопротивлением.Мы знаем, что в 1455 г. вогулы Пелымского начали поход под командованием князя Асыки. Москва ответила на походы 1465 г. и 1467; в ходе последнего был взят в плен князь Асыка. и привезли в Вятку (Бахрушин 1955,2: 113). В 1483 году Москва отправил поход против князей Югры и Кода; был взят в плен «великий князь» Молдан (Там же). В 1499 г. Москва направила большие силы против "Югры, Куды (Коды)". и Гогуличи », во главе с князьями Семеном Курбским, Петром Ушатый и Василий Гавриловы.4000 сильная армия, использующая собаку и оленьих упряжек дошли до Ляпинской крепости хантов, расположен на одноименной реке (Бахрушин 1955,1: 76-77). Нам говорят, что взято 40 опорных пунктов и 58 ханты и манси. князья попали в плен в экспедиции. Хотя уже на конце 15 века великий князь московский принял почетное звание титул князя Югры он получил только в середине 17-го века, что Москве удалось покорить Югрию. Манси Пелым то и дело отправлял встречные походы на земли Пермь.Таким образом, 1581 год вошел в историю как год Великой Отечественной войны. набеги на Кайгород и Чердынь. По оценкам Москвы, армия манси и их союзников, татар, насчитывала 700 человек. сильная (Бахрушин 1955,1: 99; 2: 144).

После завоевания Казани в 1552 году Москва, прежде довольно неудачная восточная политика претерпела капитальную замену. Бок о бок встать на сторону аристократии, которая до сих пор мирилась с нерегулярными платили дань с приграничных территорий, теперь появилась новая власть - предприниматели, желающие закрепиться в новые земли.Еще в 1558 году предприниматели Строгановы из Сола Вычегорск попросил у царя разрешения начать заселение новые земли. Сначала Строгановы в поисках лучшего условия для соледобычи, заняли земли у реки Кама, между устьями Лысьвы и Чусовой; но в нескольких лет они расширили свои владения вдоль Лысьвы и Чусовой и в 1574 г. ходатайствовал о праве поселиться также на «Сибирском море». сторона, за Камнями Югры (Урал), у реки Тагчей и Тобол, и Иртыш, и Обь и др. »(Бахрушин 1955,1: 96).Деревенские регистры того времени свидетельствуют о стремительном росте численности населения. богатство Строгановых: в 1579 г. был один городок, 30 села и поселки с 203 дворами и одним монастырем на своих землях; в 1649 г., однако, было три волости, четыре городища, одна слобода, шесть церковных деревень, и 231 деревня и поселок с 1844 дворами и населением всего 5701 душа (Бахрушин, 1: 97). И все что точно не находилось в «безлюдных регионах» и «темные леса, вдоль рек и озер пустыни», как они написали в своей петиции (там же: 96), но в стране с населением манси и татары.Естественно, что туземцы страны не бездельничали и оставались пассивными наблюдателями их изгнание «с большой силой» из «своих старые наследственные владения… основывать новые деревни и заселять новых людей, забрать их медовые леса и ловушку для бобра участков и рыболовных вод, которые давали продукцию для их оплата натурой »(то же: 98). Таким образом, Строгановы в своих Очередь имела повод пожаловаться царю. "Но нам говорят что те, чьи слободы расположены недалеко от границы, но Вогулы живут рядом со своими слободами, а местность покрыта лесами: что людям и фермерам не разрешается выходить на улицу их твердыни там, и им не разрешается пахать поля ни жечь кисть.Более того, нам говорят, что они и маленькие люди приходят тайно и прогоняют свой скот и кони и убивают людей; и они не пускают в слободы делают свое дело и испаряют соль », - Царское письмо резюмирует жалобы Строгановых. (То же: 98) Таким образом, в 1572 г. Строгановы попросили у царя разрешения преследовать Сибиряки беспрепятственно и «отомстят за несправедливость, постигло нас ". В том же году они действительно получили право «устанавливать опорные пункты вдоль Тахчея и Реки Тобол и держать огнестрельное оружие и содержать артиллеристов и аркебуз стрелков и охранников, взятых из сибиряков и ногайцев » (то же самое: 101).Кроме того, царь правил в 1572 году и снова в 1574 и 1781 гг., Что они имели право «сохранять добровольные Казаки и защищаются от вогулов с этими казаками. и их собственный народ »(то же самое: 100). Все, что привело к начало кампании в 1582-1584 гг., организованной и финансируемой Строгановых под предводительством казачьего предводителя Ермака Тимофеевича, который начался с уничтожения вогульского военного отряда, вторглись на территорию Строгановых и предназначались как карательные поход против пелымских манси и их союзника - сибиряка Ханство.

Несмотря на то, что Ермак сумел взять столицу Сибирского Ханство, Кашлык, это не повлекло за собой подчинения Сибири. Уже в 1592 г. был проведен очередной поход против пелымских манси. запущен. Он закончился в 1593 году, когда крепость Авлегирима, князя Пелым был взят, князь и его семья взяты в плен, а Русская крепость Пелым воздвигнута на месте цитадели. Хотя в следующем году Пелымское княжество потеряли свои земли, лежащие на Конде, манси не дали сопротивление.В 1599 году они снова принесли «войну, воровство. и предательство »на берега Чусовой и Курьи и разграбили там были владения Строгановых (Бахрушин, 2: 143-144).

Карта России напечатана Энтони Дженкинсон

В 1562 году, через десять лет после завоевания Казани Иваном IV заложил основы Российской Империи, новую карту России был напечатан в Лондоне Энтони Дженкинсоном с изображением Югрии, расположенной на нижнем течении Оби.На иллюстрации показано, как югранцы стоят на коленях. перед идолом, подобным Мадонне. В пояснительной записке говорится: «Злата Баба, Золотая Дама Обианов, усердно поклонялась Югранами. Священник спрашивает этого идола о том, что они должны делать или куда они должны идти; и она (чудесный оракул) дает ответы тем, кто обращается к ней за советом, и определенные последствия следить."

Первые сообщения о Золотой леди Обианцев находятся в Новгородские летописи XIV века со ссылкой на Стефана Перми.Далее золотой идол упоминается в 16 веке. подданными Великого князя Московского, уполномоченного описать торговые и военные пути расширяющейся России. Первое Известный нам европеец, который прокомментировал золотую леди, - это Матиас из Мехов, профессор Краковского университета. В связи с делом Ермака кампании, Сибирская летопись также рассказывает нам о золотой женщина: гетман Ермака по имени Иван Брязга вторгся в в районе Белогорья в 1582 году и сражались там с обско-угорами, которые защищали свою святыню - золотую женщину.(Видеть Карьялайнен 1918: 243-245, Шесталов 1987: 347.) И Григорий Новицкий. заявление о том, что раньше в одной святыне было в Белогорье вместе с медным гусем "величайший настоящий кумир », и что суеверные люди« сохранили этого идола и взял его в Конду теперь, когда идолопоклонство укоренился ", также считается относящимся к золотому женщина (Новицкий: 61). На самом деле ни один европеец никогда не видел этого кумира и, скорее всего, его никогда не существовало в описанном форма (как женщина в полный рост из золота).Основания для такого рода слухов предоставил обско-угорский фольклор, где Калтеш-эква обычно описывается как золотой. Отрывок из песни манси, собранные Мункачи, дает следующее описание ее:

Старшая сестра, Калтеш Золотая,
Идет во двор, распускает косы -
Через одну пасть текут семь Обс,
Через одну пасть поднимаются семь морей.
Из ее косичек день рассветает,
Из косичек восходит луна.
В березе за домом -
Золотые ее листья, золотые ее ветви -
Сидят семь кукушек с золотыми крыльями,
Золотые их хвосты;
Семь дней поют,
Семь ночей поют.
Радости нет конца
Ни ночью, ни днем;
Такова их песня - как
Серебряных монет, падающих изо рта;
Такова их песня - как
Золотых монет, выпадающих из их ртов.
Повсюду в мире
Плохо обутые, плохо одетые
Все живут своей песней
Дожить до наших дней.
(мансийский текст из Большой Медведицы: 109 <Василий Кириллич Номин, Няксимвол. Мой перевод.)

Новицкий, однако, писал об упомянутом выше гусе-идоле: "Кумир гуся, которому они очень поклоняются, отлит из меди. в виде гуся, его ужасная обитель находится в Белогорье. деревня на великой реке Оби. Согласно их суеверию поклоняются богу водоплавающих птиц - лебедям, гусям и другим птицам плавание по воде ... Его престол в храме сделан из разных виды сукна, холста и кожи, построенные как гнездо; в этом сидит монстр, которого всегда очень почитают, больше всего на времена ловли водоплавающих птиц в гнездах… Этот кумир такой печально известно, что люди приезжают из дальних деревень, чтобы совершить ужасные жертвоприношение ему - приношение крупного рогатого скота, в основном лошадей; и они уверен, что он (идол) является носителем многих благ, в основном обеспечение богатства водоплавающих птиц… »(Новицкий: 61).Мы могли бы добавить, что гусь был одной из форм внешности. самого популярного бога обских угров Мирового Геодезиста, и что Белогорье до сих пор иногда называют его домом. Новицкий также описывает место поклонения Обскому Владыке: «Дом Обского мастера предположительно находился недалеко от крепости. Самарово в устье реки Иртыш. По их языческая вера в то, что он был богом рыбы, изображенным в самых дерзкая манера: доска из дерева, нос как оловянная трубка, глаза стекло, рожки на макушке, покрытые лохмотьями, облаченные в пурпурной мантии (с позолоченной грудью).Оружие - луки, стрелы, копья, доспехи и т. д. - лежали рядом с ним. Согласно их язычникам Вера говорят о собранном оружии, что ему часто приходится сражайтесь в воде и побеждайте других вассалов. Безумные думал, что это ужасное чудовище особенно ужасно в тьму и в больших водах, что он проходит через все глубины, где он наблюдает за всеми рыбами и водными животными и дает каждому столько, сколько ему заблагорассудится »(Новицкий: 59).

С ростом влияния Москвы влияние православная церковь для обских угров увеличилась.Манси живущие к западу от Урала, скорее всего, уже крестили в конце 16 - начале 17 вв. Отчет 1600 года включает жалобу новокрещеного Манси Кузьма Арканшиев о лишении пашни, а пастбища и охотничьи угодья (Бахрушин 1955,2: 98). А исторические записи 1603 года записывают крещение манси на Чусовой - мурза Баим, Кулак и Казак Артыбашевы - и Тагильский манси Обайтко Комаев.Каждому из них было дано «по два куски сукна, рубаха и сапоги »и взяты правителю в Москве. В Москву уехали с подарками, мурза Баиму, например, досталось пять рублей «кусок тонкого сукна. и тафта »(Там же, с. 99). После вторжения в Пелым и заточения из Аблегрима в 1593 году местные манси попросили Таустея, младшего сын Аблегрима и Утшют, внук Аблегрима, чтобы править их страна. Умер Утшют, крещенный князем Александром в Москве. до прибытия на родину, еще до 1631 или 1632 Пелым правил его сын, которого окрестили Андреем (Там же.: 145). Крещение массового появления манси началось в начале 18 века. - в своей книге Новицкий описывает крещение пелымов. Манси в 1714 году и Конда манси в 1715 году. Слова села старец и смотритель святилища Нахратч Еплаев записано: «Мы все знаем, зачем вы пришли сюда - вы хотите отвратить нас от наших древних верований своим гладким языком лесть и вредить и уничтожать нашего уважаемого помощника, но это все напрасно, потому что вы можете взять наши головы, но мы не позволим ты сделаешь."(Новицкий: 92-93) Новицкий описывает вышеупомянутый идол следующим образом: «Идол вырезан из дерева, одет в зеленая одежда, злобное лицо было покрыто белым железом, на голову его надевали шкуру черной лисицы; все святилище, особенно его сайт, который был выше, чем где бы то ни было, был украшен с пурпурным сукном. Другие идолы поменьше поблизости, которые где помещенные ниже назывались слугами настоящего идола. думаю перед ним было много другого - кафтаны, белочка шкуры и т.д… »(Там же.: 93) Жители деревни просили оставить святилище нетронутым, говоря: "И даже если высший приказ вашего могущественного правителя - уничтожить наших идолов и святилищ, тем не менее, мы просим вас обложить их налогом, поскольку Ермак делал это в свое время, получая 3 рубля в год; давайте поднимем налог и мы дадим вам четыре (рубля) в год, если вы не подчиняться приказу ". (Там же: 94) Наконец Нахратш, который посоветовавшись со старейшинами, предлагает компромисс: «Мы сейчас подчиняться постановлениям и указу правителя.Так что не будем отбрасывать ваше учение, - сказал он священнослужителю, - мы только просим Не отвергать идола, столь почитаемого нашими отцами и дедами, и если хочешь крестить нас, почитай также нашего кумира, крестить это в более благородной манере - с золотым крестом. Тогда мы сами украсим и построим храм всеми иконами, по обычаю, и мы поместим среди них и нашу. Во-вторых, не позволяйте нам есть конину, потому что в мир, который нам так нравится, что мы готовы отдать свою жизнь что… Прежде всего мы просим вас не отделять нас от наши многочисленные жены и упрекают нас в нашем полигамии в будущем; вообще не крестите наших жен, мы каждый из нас выполним погружение для наших жен и перекрестные знаки.Если нам позволено все это мы примем вашу религию и правила ». (Там же: 94-95). И даже если манси из села Нахрат так и не поняли почему их важные предложения вызвали недовольство россиян которые продолжали говорить о уловках зла и путать света и тьмы (Там же: 95), они испугались угроз - многие из них были крещены, а святилище разрушено. Единственная уступка заключалась в том, что реформаторы согласились сжечь идол на другом берегу реки, подальше от деревенских людей (Там же.: 98). Уничтожение идолов для борьбы с язычниками верования встречались и в других местах: в 1723 году Было конфисковано 1617 различных идолов и духовных кукол. сгорел только в Берёсовском районе. (Бахрушин 1955,2: 106 - 107).

Святилище манси у Ляпина
(Карьялайнен 1922: 53).
Кумиры в Ханты-Мансийском музее под открытым небом
Фото А. Линтропа 1991 г.

Больше, чем принудительная христианизация, медленное, но устойчивое движение русских крестьян, охотников, купцов, фабрикантов и другие авантюристы на востоке оказались фатальными для манси.Крепости были построены на основных торговых путях, вокруг них раскинулись земли новоселов. Манси, жившие к западу от Урала, были первыми быть лишенным своих земель и стать экономически зависимым россиян. Следующими были манси, жившие на востоке. Кузьма Арканшиев, о котором мы упоминали выше, в 1600 г. жаловался, что крестьянин Матюська Кункин пас пастбища в Туре, житель Верхотурья Сидорка Чепурин взял свои старые поля, волость писарь Харка Недяков забрал свои пастбища, а вот Миколка и та же Матюска Кункин взял свои места для рыбалки и охоты на бобра на реке Черная и что все его животные умирают, но больше негде косить сено или обрабатывать поля " и что «русские охотятся на бобра и ловят рыбу на реке, но до основания города Верхотурье «земля все было его (Бахрушин 1955,2: 98-99).И манси-фермеры Табари пожаловался царю Михаилу: «а то, что раньше было нашим поля, пастбища и другие пахотные земли все отдано от нас, ваших сирот - русским табарским крестьянам »(там же). Размах потока на восток, пожалуй, лучше всего описан в реестр сельских земель 1608 г .: из 361 жителей волостей около Вима 35 человек погибло по ту сторону реки. Урала, кроме того, 8 местных жителей уехали в Сибирь, сбежавшие или завербованные казаки. Это означает, что почти 11% все население вместе отправилось на восток (Бахрушин 1955,1: 81).И не все из них были самыми почетными из нация. В 1623 году воевода Мангазейской крепости близ Таза. река писала, что всякие люди из Мезени, Пустозера и Вымского района приезжают люди, сбежавшие из дома, потому что налогов и накопленных долгов, а также из-за краж (там же). В 1638 году 24 из 63 дворов Ижемского и Усть-Цилемского района пустовали, так как «жители разъехались» по разным Русские и сибирские города (там же).

Дети манси.Фото А. Линтропа 1977 г.

Часть манси, оставшаяся в странной культурной среде. и экономическая зависимость стала русифицированной или татарской, в то время как часть лишенных полей, охотничьих и медовых лесов и рыболовные воды уходят в места, где новоселы еще не доехал. Процесс продолжался до 18 века. З.П. Соколова, изучившая складывающуюся и социальную структуру. Обско-угорских народов убедительно доказывает, что в XVIII в. и 19 века численность выходцев из Западной Сибири была увеличился в основном за счет новых поселенцев с юга и запада.В то время как в конце 19 века в доме проживали 1179 человек. приходы вокруг Конды, столетие спустя их было 1891 г. (Соколова 1983: 161).

Число манси, увеличивавшееся до последних десятилетий XIX века, начала сокращаться из-за гибели южных манси вокруг Конды, а к 1930-40-м гг. упала до 5500. Рост населения после 1940-х годов является лишь кажущимся. - по переписи населения 1989 г. зарегистрировано 8500 манси. но только 37,1% i.е. 3154 из них считали язык манси их родной язык. По переписи 1926 г. было еще 5179. Сегодня манси расселяются в основном в деревнях. на Северной Сосьве и ее притоках и в паре деревень недалеко от река Обь, населенная преимущественно ханствами. Меньший ряд живет также в Берёсово и Ханты-Мансийске. Последний скорее всего, единственное место, где можно было найти последние оставшиеся люди, говорящие на южно-мансийском диалекте.

Литература:
Бахрушин 1955, 1 = Бахрушин С.Б. Пути в Сибирь v XVI-XVII вв. Научные труды III. Избранные работы по истории Сибири XVI-XVII вв. vv. Tshast pervaja. Вопросы русской колонизации Сибири в XVI-XVII вв. vv. Москва 1955, сс. 72-136.
Бахрушин 1955, 2 = Бахрушин С.Б. Остятские и вогульские княжества v XVI и XVII вв. Научные труды III. Избранные работы по истории Сибири XVI-XVII вв. Цаст второй. История народов Сибири в XVI-XVII вв. Москва 1955, сс. 86-152.
Аль Гарнати = Путешествие Абу Хамида аль-Гарнати v Восточную Я Центральную Европу.Москва 1971.
Большая Медведица = Большая Медведица. Тематическая антология устного Поэзия на финно-угорских языках. Suomalaisen Kirjallisuuden Seuran Toimituksia 533. Pieksämäki 1993.
Karjalainen 1918 = Karjalainen, K.F. Jugralaisten usonto. Суомен suvun uskonnot III. Порвоо.
Карьялайнен 1922 = Карьялайнен, К.Ф. Die Religion der Jugra-V & oumlaut; lker II. FF Communications 44. Порвоо.
Новицкий = Новицкий Г. Краткое описание о народе остячком. Studia урало-алтайский III. Сегед 1973.Я сослался на венгерский перевод факсимильного издания книги, изданной в 1941 г. в г. Новосибирск - Новицкий Г. Краткое описание о народе остятском 1715.
Шесталов 1987 = Шесталов Ж. Тайна Сорни-най. Москва.
Шесталова-Фидорович 1992 = Священный сказ о сотворении земли. Мансийские мифы. Перевод О. Шесталовой-Фидорович. Ленинград - Ханты-Мансийск.
Соколова 1983 = Соколова З.П. Социальная организация хантов я манси в XVIII-XIX вв. Проблемы братии и рода.Москва.

% PDF-1.4 % 1 0 объект > / Метаданные 2 0 R / Страницы 3 0 R / Тип / Каталог / PageLabels 4 0 R >> эндобдж 5 0 obj > эндобдж 2 0 obj > транслировать uuid: b4d50968-a572-46b1-9b45-1daed6ff7c0fadobe: docid: indd: 9eb261fe-c3ac-11dd-8687-d945adb64e52proof: pdfe42ad5e8-c3a9-11dd-8687-d968de45-docd3ad5e4-11dd-8687-d968d7: docd4e4-8687-d968d6-8687-d968d6-8687 АртикулStream100.00100.00Inchesuuid: faf5bdd5-ba3d-11da-ad31-d33d75182f1b

  • СсылкаStream100.00100.00Inchesuuid: faf5bdd5-ba3d-11da-ad31-d33d75182f1b
  • Артикул 300.00300.00Inchesuuid: faf5bdd5-ba3d-11da-ad31-d33d75182f1b
  • Артикул 350.00350.00Inchesuuid: faf5bdd5-ba3d-11da-ad31-d33d75182f1b
  • Артикул 72.00 72.00 Inchesuuid: faf5bdd5-ba3d-11da-ad31-d33d75182f1b
  • Артикул 72.00 72.00 Inchesuuid: faf5bdd5-ba3d-11da-ad31-d33d75182f1b
  • СсылкаStream300.00300.00Inchesuuid: faf5bdd5-ba3d-11da-ad31-d33d75182f1b
  • Артикул 300.00300.00Inchesuuid: faf5bdd5-ba3d-11da-ad31-d33d75182f1b
  • Артикул 300.00300.00Inchesuuid: faf5bdd5-ba3d-11da-ad31-d33d75182f1b
  • Артикул 72.00 72.00 Inchesuuid: faf5bdd5-ba3d-11da-ad31-d33d75182f1b
  • 2015-01-29T13: 25: 27 + 08: 002015-01-29T13: 25: 44 + 08: 002015-01-29T13: 25: 44 + 08: 00Adobe InDesign CS3 (5.0.4)
  • JPEG256256 / 9j / 4AAQSkZJRgABAgEASABIAAD / 7QAsUGhvdG9zaG9wIDMuMAA4QklNA + 0AAAAAABAASAAAAAEA AQBIAAAAAQAB / + 4AE0Fkb2JlAGQAAAAAAQUAAozw / 9sAhAAKBwcHBwcKBwcKDgkJCQ4RDAsLDBEU EBAQEBAUEQ8RERERDxERFxoaGhcRHyEhISEfKy0tLSsyMjIyMjIyMjIyAQsJCQ4MDh8XFx8rIh0i KzIrKysrMjIyMjIyMjIyMjIyMjIyMjI + Pj4 + PjJAQEBAQEBAQEBAQEBAQEBAQEBAQED / wAARCAEA ALQDAREAAhEBAxEB / 8QBogAAAAcBAQEBAQAAAAAAAAAABAUDAgYBAAcICQoLAQACAgMBAQEBAQAA AAAAAAABAAIDBAUGBwgJCgsQAAIBAwMCBAIGBwMEAgYCcwECAxEEAAUhEjFBUQYTYSJxgRQykaEH FbFCI8FS0eEzFmLwJHKC8SVDNFOSorJjc8I1RCeTo7M2F1RkdMPS4ggmgwkKGBmElEVGpLRW01Uo GvLj88TU5PRldYWVpbXF1eX1ZnaGlqa2xtbm9jdHV2d3h5ent8fX5 / c4SFhoeIiYqLjI2Oj4KTlJ WWl5iZmpucnZ6fkqOkpaanqKmqq6ytrq + hEAAgIBAgMFBQQFBgQIAwNtAQACEQMEIRIxQQVRE2Ei BnGBkTKhsfAUwdHhI0IVUmJy8TMkNEOCFpJTJaJjssIHc9I14kSDF1STCAkKGBkmNkUaJ2R0VTfy o7PDKCnT4 / OElKS0xNTk9GV1hZWltcXV5fVGVmZ2hpamtsbW5vZHV2d3h5ent8fX5 / c4SFhoeIiY qLjI2Oj4OUlZaXmJmam5ydnp + So6SlpqeoqaqrrK2ur6 / 9oADAMBAAIRAxEAPwCbeU / KflW58q6L cXGi6fNNNp9rJJJJaws7u0MbMzM0ZJJJ3OKpt / gzyf8A9WHTf + kOD / qnirv8GeT / APqw6b / 0hwf9 U8Vd / gzyf / 1YdN / 6Q4P + qeKu / wAGeT / + rDpv / SHB / wBU8Vd / gzyf / wBWHTf + kOD / AKp4q7 / Bnk // AKsOm / 8ASHB / 1TxV3 + DPJ / 8A1YdN / wCkOD / qnirv8GeT / wDqw6b / ANIcH / VPFXf4M8n / APVh03 / p Dg / 6p4q7 / Bnk / wD6sOm / 9IcH / VPFXf4M8n / 9WHTf + kOD / qnirv8ABnk // qw6b / 0hwf8AVPFXf4M8 n / 8AVh03 / pDg / wCqeKu / wZ5P / wCrDpv / AEhwf9U8Vd / gzyf / ANWHTf8ApDg / 6p4q7 / Bnk / 8A6sOm / wDSHB / 1TxV3 + DPJ / wD1YdN / 6Q4P + qeKu / wZ5P8A + rDpv / SHB / 1TxV3 + DPJ // Vh03 / pDg / 6p4q7 / AAZ5P / 6sOm / 9IcH / AFTxV3 + DPJ // AFYdN / 6Q4P8Aqnirv8GeT / 8Aqw6b / wBIcH / VPFXeTP8AlD9B / wC2bZ / 8mI8VTrFXYq7FXYq7FXYq7FXYq7FXYq7FXYq7FXYq7FXYq7FXYq7FXYq7FXYqkvkz / lD9 B / 7Ztn / yYjxVOsVdirsVQep37adbfWFtp7w8gvpWyc33rvTwxVKf8WTf9WPVP + kc / wBcVd / iyb / q x6p / 0jn + uKu / xZN / 1Y9U / wCkc / 1xV3 + LJv8Aqx6p / wBI5 / rirv8AFk3 / AFY9U / 6Rz / XFXf4sm / 6s eqf9I5 / rirv8WTf9WPVP + kc / 1xV3 + LJv + rHqn / SOf64q7 / Fk3 / Vj1T / pHP8AXFXf4sm / 6seqf9I5 / rirv8WTf9WPVP8ApHP9cVd / iyb / AKseqf8ASOf64q7 / ABZN / wBWPVP + kc / 1xVM9K1NtTieRrO4s vTbjxuk9Nm2rVR4Yqj8VdirsVdiqS + TP + UP0H / tm2f8AyYjxVOsVdirsVdirsVdirsVdirsVdiqR zeVoprp7s6lqCGSQy + mk4EYq3Liq8Ps + 2Kp5irsVdirsVdirsVdirsVdirsVdiqS + TP + UP0H / tm2 f / JiPFU6xVa7rGjSOaKgLMfADc4qkX + OPK // AC3f8kpv + qWKu / xx5X / 5bv8AklN / 1SxVObW6gvbe O7tm9SGZeSNQioPswBxVWxV2KuxV2KuxV2KuxV2KuxV2KuxV2KuxV2KuxV2KuxVJfJn / ACh + g / 8A bNs / + TEeKp1iq1ioUl6BQDyJ6U71xVK / 0l5W / wCWrT / + RkP9cVd + kvK3 / LVp / wDyMh / riqquuaAi hU1GzVR0AnjAH / DYq3 + ntC / 6uVp / yPj / AOasVd + ntC / 6uVp / yPj / AOasVd + ntC / 6uVp / yPj / AOas Vd + ntC / 6uVp / yPj / AOasVd + ntC / 6uVp / yPj / AOasVd + ntC / 6uVp / yPj / AOasVd + ntC / 6uVp / yPj / AOasVXxazo88iww39tJI5oqJMjMxPYANiqNxV2KuxV2KuxV2KuxV2KuxVJfJn / KH6D / 2zbP / AJMR 4qnWKqc / pmCQSmkfBuZ / yab9MVef + h + Wf / LTL91x / wBU8Vd6H5Z / 8tMv3XH / AFTxV3ofln / y0y / d cf8AVPFXeh + Wf / LTL91x / wBU8Vd6H5Z / 8tMv3XH / AFTxV3ofln / y0y / dcf8AVPFXeh + Wf / LTL91x / wBU8Vd6H5Z / 8tMv3XH / AFTxVNNO8p + TtWt / rWn + rNDyKcuci7jqKOFPfFUX / gDy5 / vqX / kY2Kq1 n5K0Gxuory3jkEsDB0JkJFR7Yqn + KuxV2KuxV2KuxV2KuxV2KpL5M / 5Q / Qf + 2bZ / 8mI8VTrFVrKr qUYVVgQR4g4qlf8Ahby7 / wBW + H / gcVd / hby7 / wBW + H / gcVd / hby7 / wBW + H / gcVd / hby7 / wBW + H / g cVd / hby7 / wBW + H / gcVd / hby7 / wBW + H / gcVd / hby7 / wBW + H / gcVd / hby7 / wBW + H / gcVR1nY2mnw / V 7KJYIqluCCgqepxVEYq7FXYq7FXYq7FXYq7FXYq7FXYqkvkz / lD9B / 7Ztn / yYjxVOsVdirsVdirs VdirsVdirsVdirsVdirsVSzWtdttDSJ7mGecTEhRAoYjjTryZfHFUp / x / pn / ACxX / wDyKT / qrirH tXu / LGtXz391b6skrhVIjSELRRQfaLH8cVQX1Xyf / vnWf + Bg / pirvqvk / wD3zrP / AAMH9MVd9V8n / wC + dZ / 4GD + mKvStGEC6TZraiQQCFBGJqeoF4inPjtXxxVG4q7FUl8mf8ofoP / bNs / 8AkxHiqdYq 7FXYq7FXYq7FXYq7FXYq7FUp1yz1279D9C3qWXDn63NQ3OvHhSqN0ocVSn9D + ef + r1F / wA / 6pYq7 9D + ef + r1F / wA / wCqWKu / Q / nn / q9Rf8AP + qWKu / Q / nn / q9Rf8AP8Aqlirv0P55 / 6vUX / AD / qlirv0 P55 / 6vUX / AD / AKpYq79D + ef + r1F / wA / 6pYq79D + ef + r1F / wA / wCqWKslso7mK0hjvJBNcIiiWQbB nA3boMVV8VdiqS + TP + UP0H / tm2f / ACYjxVOsVa6bnFVn1iD / Ah5n / BDFXfWIP9 + J / wAEMVd9Yg / 3 4n / BDFUoutQ11LiRbO3tJYAf3bvccWI9xxOKqX6S8zf8slj / ANJJ / wCacVd + kvM3 / LJY / wDSSf8A mnFXfpLzN / yyWP8A0kn / AJpxV36S8zf8slj / ANJJ / wCacVd + kvM3 / LJY / wDSSf8AmnFXfpLzN / yy WP8A0kn / AJpxV36S8zf8slj / ANJJ / wCacVd + kvM3 / LJY / wDSSf8AmnFXfpLzN / yyWP8A0kn / AJpx VdHqPmMyKJLWyVCRyIuCSBXcgccVTr6xB / vxP + CGKu + sQf78T / ghirvrEH + / E / 4IYqvBDAEGoPQj FW8VdiqS + TP + UP0H / tm2f / JiPFU6xVTn / uJPtfYb7h3un7PvirzykP8AN5l / 4Ef81Yq6kP8AN5l / 4Ef81Yq6kP8AN5l / 4Ef81Yq6kP8AN5l / 4Ef81Yq6kP8AN5l / 4Ef81Yq6kP8AN5l / 4Ef81Yq6kP8A N5l / 4Ef81Yq6kP8AN5l / 4Ef81Yq6kP8AN5l / 4Ef81Yq6kP8AN5l / 4Ef81Yq6kP8AN5l / 4Ef81Yq6 kP8AN5l / 4Ef81Yq6kP8AN5l / 4Ef81Yq6kP8AN5l / 4Ef81Yq6kP8AN5l / 4Ef81Yq6kP8AN5l / 4Ef8 1Yq6kP8AN5l / 4Ef81YqzzS6fo21p6xHpJ / vT / fdP92f5XjiqLxV2KpL5M / 5Q / Qf + 2bZ / 8mI8VTrF VOf + 4k + 0Pgb7h3un7Pv4Yq8 / 9X / i7zP93 / N + Ku9X / i7zP93 / ADfirvV / 4u8z / d / zfirvV / 4u8z / d / wA34q71f + LvM / 3f834q71f + LvM / 3f8AN + Ku9X / i7zP93 / N + Ku9X / i7zP93 / ADfirvV / 4u8z / d / z firvV / 4u8z / d / wA34q71f + LvM / 3f834q71f + LvM / 3f8AN + Ku9X / i7zP93 / N + Ku9X / i7zP93 / ADfi rvV / 4u8z / d / zfirvV / 4u8z / d / wA34q71f + LvM / 3f834qzrTDXTrY1mNYk3uf747f7t / yvHFUVirs VSXyZ / yh + g / 9s2z / AOTEeKp1iqncGkEpqwojbp9obfs ++ KvOfrX / AC ++ Y / u / 6 / Yq761 / y ++ Y / u / 6 / Yq761 / y ++ Y / u / 6 / Yq761 / y ++ Y / u / wCv2Ku + tf8AL75j + 7 / r9irvrX / L75j + 7 / r9irvrX / L75j + 7 / r9irvrX / L75j + 7 / AK / Yq761 / wAvvmP7v + v2Ku + tf8vvmP7v + v2Ku + tf8vvmP7v + v2Ku + tf8vvmP 7v8Ar9irvrX / AC ++ Y / u / 6 / Yq761 / y ++ Y / u / 6 / Yq761 / y ++ Y / u / 6 / Yq761 / y ++ Y / u / wCv2Ku + tf8A L75j + 7 / r9irPtKblplq3KV6xIeVx / enbrJufi8cVRmKuxVJfJn / KH6D / ANs2z / 5MR4qnWKqdwaQS mrCiNun2ht + z74q85 + tf8vvmP7v + v2Ku + tf8vvmP7v8Ar9irvrX / AC ++ Y / u / 6 / Yq761 / y ++ Y / u / 6 / Yq761 / y ++ Y / u / 6 / Yq761 / y ++ Y / u / wCv2Ku + tf8AL75j + 7 / r9irvrX / L75j + 7 / r9irvrX / L75j + 7 / r9irvrX / L75j + 7 / AK / Yq761 / wAvvmP7v + v2Ku + tf8vvmP7v + v2Ku + tf8vvmP7v + v2Ku + tf8vvmP 7v8Ar9irvrX / AC ++ Y / u / 6 / Yq761 / y ++ Y / u / 6 / YqmukaTPrEUksWr6zbCNuJW5coTUVqAJG2xVl9p A1tbRW7SvO0SBDLIau5ApyY + JxVWxV2KpL5M / wCUP0H / ALZtn / yYjxVOsVWSsyxOykBgpILbKCB3 9sVYd + nvMP8A1ctC / wCR / wDzdirv095h / wCrloX / ACP / AObsVd + nvMP / AFctC / 5H / wDN2Ku / T3mH / q5aF / yP / wCbsVd + nvMP / Vy0L / kf / wA3Yq79PeYf + rloX / I // m7FXfp7zD / 1ctC / 5H / 83Yq79PeY f + rloX / I / wD5uxV36e8w / wDVy0L / AJH / APN2Ku / T3mH / AKuWhf8AI / 8A5uxV36e8w / 8AVy0L / kf / AM3Yq79PeYf + rloX / I // AJuxV36e8w / 9XLQv + R // ADdirv095h / 6uWhf8j / + bsVRNtd + c72My2c + k3EYPEvE7uoYAGlVJ33xVW / 537 / tW / 8AJTFXf879 / wBq3 / kpiqf2n1n6tF9d4fWOA9b068OdPi41 7YqrYq7FUl8mf8ofoP8A2zbP / kxHiqdYqsmKiFyy81CmqAVLCnSmKsL + v6B / 1K1z / wBIi4q76 / oH / UrXP / SIuKu + v6B / 1K1z / wBIi4q76 / oH / UrXP / SIuKphpFvoGrSSR / oA2fpANW5t1QNU0ovXFU0 / w5oH / Vutv + RS / wBMVd / hzQP + rdbf8il / pirv8OaB / wBW62 / 5FL / TFXf4c0D / AKt1t / yKX + mKu / w5 oH / Vutv + RS / 0xV3 + HNA / 6t1t / wAil / pirv8ADmgf9W62 / wCRS / 0xV3 + HNA / 6t1t / yKX + mKu / w5oH / Vutv + RS / wBMVRlpZWdhGYbKFLeNm5lI1CgsQBWg + WKq + KuxV2KuxV2KpL5M / wCUP0H / ALZtn / yY jxVOsVa64qs9FPF / + Db / AJqxV3op4v8A8G3 / ADVirTRxIpdmYKoJJ5vsB / ssVSr / ABH5b / 6uMf8A yNf + uKu / xH5b / wCrjH / yNf8AriqYWktnfQLc2kpmhaoV1kcg0ND + 1iqt6KeL / wDBt / zVirvRTxf / AINv + asVd6KeL / 8ABt / zVirvRTxf / g2 / 5qxV3op4v / wbf81Yq70U8X / 4Nv8AmrFXeini / wDwbf8A NWKu9FPF / wDg2 / 5qxV3op4v / AMG3 / NWKu9FPF / 8Ag2 / 5qxV3op4v / wAG3 / NWKrwKAAdvHf8AXire KuxVJfJn / KH6D / 2zbP8A5MR4qnWKuxVD314lhaS3jxySrEKlIhyc1IHwio8cVSL / ABxZ / wDVt1H / AJEL / wBVcVabztZMCraZqJUihBgUgg / 89MVQH6Z8rf8AUtzf9IMP / NWKu / TPlb / qW5v + kGH / AJqx VFweb9LtYhBa6RfQRLWkcdsiKK7mirIBiqr / AI4s / wDq26j / AMiF / wCquKu / xxZ / 9W3Uf + RC / wDV XFU1g1iK40ptWW3nSNFdjC6ATHgSKBOXU023xVjuqeYth2i1 + p32mam0XIPRYQpqK03EvviqT / V / KH / Vo1b / AID / AK + 4q76v5Q / 6tGrf8B / 19xV31fyh / wBWjVv + A / 6 + 4q76v5Q / 6tGrf8B / 19xV31fy h / 1aNW / 4D / r7irvq / lD / AKtGrf8AAf8AX3FXfV / KH / Vo1b / GP + vuKs + 0oQLplqLVHigESenHLs6r TYPud8VRmKuxVJfJn / KH6D / 2zbP / AJMR4qnWKrJSRE5VhGeJo56KadTXwxVhv1rWP + pu0 / 8A4G3 / AKYq761rH / U3af8A8Db / ANMVd9a1j / qbtP8A + Bt / 6Yq761rH / U3af / wNv / TFXfWtY / 6m7T / + Bt / 6 Yq761rH / AFN2n / 8AA2 / 9MVd9a1j / AKm7T / 8Agbf + mKu + налог / 1N2n / wDA2 / 8ATFU + tZLo6E8j6pBP PwkpqKhPSUgtRjx + D4e + KpD9a1j / AKm7T / 8Agbf + mKu + tax / 1N2n / wDA2 / 8ATFXfWtY / 6m7T / wDg bf8ApirvrWsf9Tdp / wDwNv8A0xV31rWP + pu0 / wD4G3 / pirvrWsf9Tdp // A2 / 9MVd9a1j / qbtP / 4G 3 / pirvrWsf8AU3af / wADb / 0xVltgZGsoGlnW6cxqWnjpxkNPtrx2ofbFURirsVSXyZ / yh + g / 9s2z / wCTEeKp1iqnNvDJ8HqfCfg / m2 + z9OKsI9Bv + pMX / kcv / VPFXeg3 / UmL / wAjl / 6p4q70G / 6kxf8A kcv / AFTxV3oN / wBSYv8AyOX / AKp4q70G / wCpMX / kcv8A1TxV3oN / 1Ji / 8jl / 6p4q70G / 6kxf + Ry / 9U8Vd6Df9SYv / I5f + qeKsitEI8vSJ + iRbnhL / uN5ght2 + Hlx / b + WKsd9Bv8AqTF / 5HL / ANU8Vd6D f9SYv / I5f + qeKu9Bv + pMX / kcv / VPFXeg3 / UmL / yOX / qnirvQb / qTF / 5HL / 1TxV3oN / 1Ji / 8AI5f + qeKu9Bv + pMX / AJHL / wBU8Vd6Df8AUmL / AMjl / wCqeKsy04UsLcfV / qdI1 / 0etfT2 + xXbpiqJxV2K pL5M / wCUP0H / ALZtn / yYjxVOsVU5yBBIWYxjg1XHVRTqKeGKvP8A63of / U2aj / 08f80Yq763of8A 1Nmo / wDTx / zRirvreh / 9TZqP / Tx / zRirvreh / wDU2aj / ANPH / NGKu + t6H / 1Nmo / 9PH / NGKu + t6H / ANTZqP8A08f80Yq763of / U2aj / 08f80Yq763of8A1Nmo / wDTx / zRirJ7KSzPlmSSPU557b05a6g / P1lALcmFRzqvbFWMfW9D / wCps1H / AKeP + aMVd9b0P / qbNR / 6eP8AmjFXfW9D / wCps1H / AKeP + aMV d9b0P / qbNR / 6eP8AmjFXfW9D / wCps1H / AKeP + aMVd9b0P / qbNR / 6eP8AmjFXfW9D / wCps1H / AKeP + aMVd9b0P / qbNR / 6eP8AmjFWc6W0badbNDO91GYkKTyV5yCmzty3qcVReKuxVJfJn / KH6D / 2zbP / AJMR4qnWKrJefpv6YBfieIboTTauKsW9Lzl / 1b9J / wCBb / mvFXel5y / 6t + k / 8C3 / ADXirvS85f8A Vv0n / gW / 5rxV3pecv + rfpP8AwLf814q70vOX / Vv0n / gW / wCa8Vd6XnL / AKt + k / 8AAt / zXirvS85f 9W / Sf + Bb / mvFXel5y / 6t + k / 8C3 / NeKpzbrqo0d1ngtlv + L8YYwfq5ap4VFa0PffFUm9Lzl / 1b9J / 4Fv + a8Vd6XnL / q36T / wLf814q70vOX / Vv0n / AIFv + a8Vd6XnL / q36T / wLf8ANeKu9Lzl / wBW / Sf + Bb / mvFXel5y / 6t + k / wDAt / zXirvS85f9W / Sf + Bb / AJrxV3pecv8Aq36T / wAC3 / NeKslshOLSEXSJ HOEX1Ei + wGpuE67Yqr4q7FUl8mf8ofoP / bNs / wDkxHiqdYqp3HAwS8wWTg3IL1IpvTFXnP1fyh / 1 aNW / 4D / r7irvq / lD / q0at / wH / X3FXfV / KH / Vo1b / AID / AK + 4q76v5Q / 6tGrf8B / 19xV31fyh / wBW jVv + A / 6 + 4q76v5Q / 6tGrf8B / 19xV31fyh / 1aNW / 4D / r7irvq / lD / AKtGrf8AAf8AX3FWVWKaWPKs qQ2tzHYenNyt5B / pBWrcwByO57b4qxX6v5Q / 6tGrf8B / 19xV31fyh / 1aNW / 4D / r7irvq / lD / AKtG rf8AAf8AX3FXfV / KH / Vo1b / gP + vuKu + r + UP + rRq3 / Af9fcVd9X8of9WjVv8AgP8Ar7irvq / lD / q0 при / wH / X3FXfV / KH / AFaNW / 4D / r7irPtKEC6Zai1R4oBEnpxy7Oq02D7nfFUZirsVSXyZ / wAofoP / AGzbP / kxHiqdYqsl5ek / FgjcTRz0U06muKsS / wCdh / 6miz / 5Fwf804q7 / nYf + pos / wDkXB / zTirv + dh / 6miz / wCRcH / NOKu / 52H / AKmiz / 5Fwf8ANOKu / wCdh / 6miz / 5Fwf804q7 / nYf + pos / wDkXB / z Tirv + dh / 6miz / wCRcH / NOKu / 52H / AKmiz / 5Fwf8ANOKp9F9Z / REhGopLOUbje0j4I1OtFHCinFUh / wCdh / 6miz / 5Fwf804q7 / nYf + pos / wDkXB / zTirv + dh / 6miz / wCRcH / NOKu / 52H / AKmiz / 5Fwf8A NOKu / wCdh / 6miz / 5Fwf804q7 / nYf + pos / wDkXB / zTirv + dh / 6miz / wCRcH / NOKu / 52H / AKmiz / 5F wf8ANOKsosfV + pwevMtzLwXnMgAWQ03Ycdt8VRGKuxVJfJn / ACh + g / 8AbNs / + TEeKp1iqybeJxw9 T4T8H823T6cVYZ9Wg / 6lBv8Ag0xV31aD / qUG / wCDTFXfVoP + pQb / AINMVd9Wg / 6lBv8Ag0xV31aD / qUG / wCDTFXfVoP + pQb / AINMVd9Wg / 6lBv8Ag0xV31aD / qUG / wCDTFU / tY0GgvGNLMC8JP8AcdUV apPw16fFiqQfVoP + pQb / AINMVd9Wg / 6lBv8Ag0xV31aD / qUG / wCDTFXfVoP + pQb / AINMVd9Wg / 6l Bv8Ag0xV31aD / qUG / wCDTFXfVoP + pQb / AINMVd9Wg / 6lBv8Ag0xVlungLY26rB9UAjUC36 + nt9jb wxVE4q7FUl8mf8ofoP8A2zbP / kxHiqdYqpz0EMhL + mOLVcfs7dfoxVgv1my / 6m + f / gGxV31my / 6m + f8A4BsVd9Zsv + pvn / 4BsVd9Zsv + pvn / AOAbFXfWbL / qb5 / + AbFXfWbL / qb5 / wDgGxV31my / 6m + f / gGxV31my / 6m + f8A4BsVZHZyQny5JIuqPPHwlrqJB5rQtVqdfhxVjn1my / 6m + f8A4BsVd9Zsv + pv n / 4BsVd9Zsv + pvn / AOAbFXfWbL / qb5 / + AbFXfWbL / qb5 / wDgGxV31my / 6m + f / gGxV31my / 6m + f8A 4BsVd9Zsv + pvn / 4BsVZpppVtPtmSc3amNSLhtjIKfbPzxVFYq7FUl8mf8ofoP / bNs / 8AkxHiqdYq sl5GJwih34mit0Jp0OKsT9DzL / 1YdN / 4T + uKu9DzL / 1YdN / 4T + uKu9DzL / 1YdN / 4T + uKoiwtdYku 401DRdPhtiT6kkYRmAoaUFT3xVPP0Xpn / LHB / wAik / 5pxV36L0z / AJY4P + RSf804q79F6Z / yxwf8 ik / 5pxV36L0z / ljg / wCRSf8ANOKt3EHo2E0NjbxM3BvTgICxsx / ZYbChPXFWNeh5l / 6sOm / 8J / XF Xeh5l / 6sOm / 8J / XFXeh5l / 6sOm / 8J / XFXeh5l / 6sOm / 8J / XFXeh5l / 6sOm / 8J / XFXeh5l / 6sOm / 8 J / XFXeh5l / 6sOm / 8J / XFXeh5l / 6sOm / 8J / XFWUWQlFnCJ4kglCLzij + wjU3VadhiqvirsVSXyZ / y h + g / 9s2z / wCTEeKp1iqnOxWGRgeJVWINK0oOtBirBv8AEF9 / 1dU / 6RLn + uKu / wAQX3 / V1T / pEuf6 4q7 / ABBff9XVP + kS5 / rirv8AEF9 / 1dU / 6RLn + uKu / wAQX3 / V1T / pEuf64q7 / ABBff9XVP + kS5 / ri q5fMl + laapGa + NlcH9dcVTPTvNtrFEw1O6NxKWqrRWsyALQbEFT3xVN9N13TtVleGzZ2eNeTc43Q UrTq6jFUxxV2KuxV2KuxV2KuxV2KuxV2KuxVJfJn / KH6D / 2zbP8A5MR4qnWKuxV2KuxV2KuxV2Ku xV2KqVybhbeRrRVecKTErmilqbBiO2KpJ9Z86 / 8ALFY / 8jHxVN9Pe / e1VtSjjiuSTzSIlkArtQn2 xVE4q7FXYq7FXYq7FXYq7FXYq7FUl8mf8ofoP / bNs / 8AkxHiqdYq7FXYq7FXYq7FXYq7FXYq7FXY q7FXYq7FXYq7FXYq7FXYq7FXYq7FWH + U / NnlW28q6Lb3GtafDNDp9rHJHJdQq6OsMasrK0gIII3G Kpt / jPyf / wBX7Tf + kyD / AKqYq7 / Gfk // AKv2m / 8ASZB / 1UxV3 + M / J / 8A1ftN / wCkyD / qpirv8Z + T / wDq / ab / ANJkH / VTFXf4z8n / APV + 03 / pMg / 6qYq7 / Gfk / wD6v2m / 9JkH / VTFXf4z8n / 9X7Tf + kyD / qpirv8AGfk // q / ab / 0mQf8AVTFXf4z8n / 8AV + 03 / pMg / wCqmKu / xn5P / wCr9pv / AEmQf9VMVd / j Pyf / ANX7Tf8ApMg / 6qYq7 / Gfk / 8A6v2m / wDSZB / 1UxV3 + M / J / wD1ftN / 6TIP + qmKu / xn5P8A + r9p v / SZB / 1UxV3 + M / J // V + 03 / pMg / 6qYq7 / ABn5P / 6v2m / 9JkH / AFUxV3 + M / J // AFftN / 6TIP8Aqpir v8Z + T / 8Aq / ab / wBJkH / VTFXf4z8n / wDV + 03 / AKTIP + qmKu / xn5P / AOr9pv8A0mQf9VMVd / jPyf8A 9X7Tf + kyD / qpirv8Z + T / APq / ab / 0mQf9VMVf / 9k =
  • application / pdf Библиотека Adobe PDF 8.0 Ложь конечный поток эндобдж 3 0 obj > эндобдж 4 0 obj > эндобдж 6 0 obj > эндобдж 7 0 объект > эндобдж 8 0 объект > эндобдж 9 0 объект > эндобдж 10 0 obj > эндобдж 11 0 объект > / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState> / XObject> >> / Тип / Страница / Аннотации [54 0 R] >> эндобдж 12 0 объект > / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState> >> / Тип / Страница >> эндобдж 13 0 объект > / ColorSpace> / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageC] / ExtGState> >> / Тип / Страница >> эндобдж 14 0 объект > / ColorSpace> / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageC] / ExtGState> >> / Тип / Страница >> эндобдж 15 0 объект > / ColorSpace> / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageC] / ExtGState> >> / Тип / Страница >> эндобдж 16 0 объект > / ColorSpace> / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageC] / ExtGState> >> / Тип / Страница >> эндобдж 17 0 объект > / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState> >> / Тип / Страница >> эндобдж 18 0 объект > / ColorSpace> / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageC] / ExtGState> >> / Тип / Страница >> эндобдж 19 0 объект > / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState> >> / Тип / Страница >> эндобдж 20 0 объект > / ColorSpace> / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageC] / ExtGState> >> / Тип / Страница >> эндобдж 21 0 объект > / ColorSpace> / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB] / ExtGState> >> / Тип / Страница >> эндобдж 22 0 объект > / ColorSpace> / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB] / ExtGState> >> / Тип / Страница >> эндобдж 23 0 объект > / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState> >> / Тип / Страница >> эндобдж 24 0 объект > / ColorSpace> / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC] / ExtGState> >> / Тип / Страница >> эндобдж 25 0 объект > / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState> >> / Тип / Страница >> эндобдж 26 0 объект > / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState> >> / Тип / Страница >> эндобдж 27 0 объект > / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState> >> / Тип / Страница >> эндобдж 28 0 объект > / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState> >> / Тип / Страница >> эндобдж 29 0 объект > / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState> >> / Тип / Страница >> эндобдж 30 0 объект > / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState> >> / Тип / Страница >> эндобдж 31 0 объект > / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState> >> / Тип / Страница >> эндобдж 32 0 объект > транслировать HVn7} ߯ SA , IE [C ​​(_) N ~ {ϐ \], nC⊜˙3ghɊ | geR4Ed: | -t3l [& ud ^ wIx9kX \ 7MVkrCOMCyMe 6, ^ 4 '槒 t: Χ? 4OyD] ׮3 Yq ~ KnQU3GCM гXTVJ! H] 2'jI ީ ֒ \ 9 y + O 啸 U [0j; # oSe˩ [C7A QW '? X0 [+ GD ZvB | # DXdr0 / + l ~ Ώ # c $ ^ Ke4 / rAQzBQ9 + = \ l6AJ ݋: ^ ,.ވ B; N ؉ p

    Другие особенности - Lonely Planet

    Reign of Modun, as shanyu of Huns; первая великая степная империя Монголии простиралась от Кореи до озера Байкал и на юг до северного Китая.

    Наследие двух тюркских империй; величайший правитель - Бильге Хан. После его смерти в 734 году возле озера Эгий воздвигнут памятник.

    Уйгурская империя занимает центральную Монголию до изгнания киргизским племенем; уйгуры перемещаются на юг, в западный Китай, и контролируют Шелковый путь почти 1000 лет.

    Рождение Тэмуджина, ребенка, которому суждено было стать Чингисханом, недалеко от реки Онон. Согласно легенде, Тэмуджин появляется со сгустком крови, зажатым в кулаке.

    Чингисхан созывает массовый конклав на Херлен-Голе и создает свою империю, которую он называет Великой Монгольской Нацией.

    Падение династии Юань в Китае. Правительство Монголии возвращается в Монголию, отказываясь подчиняться только что созданной династии Мин. Они продолжают править «северным юанем».

    Основание Эрдэнэ Зуу, первого буддийского монастыря в Монголии, на месте монгольской столицы Каракорума (современный Хархорин).

    Занабазар, прямой потомок Чингисхана и величайший художник в истории Монголии, признан первым Джебцун Дамба, верховным религиозным лидером Монголии.

    Маньчжуры побеждают Галдан-хана из Джунгарии и претендуют на западную Монголию для династии Цин, но некоторые западные монголы продолжают сопротивляться в течение нескольких поколений.

    Монголия объявляет независимость от Китая и назначает религиозного лидера Богд-хана главой государства.

    Хяхтинский договор подписан Монголией, Китаем и Россией, предоставляя Монголии ограниченную автономию.

    Безумный барон фон Унгерн-Штернберг ненадолго завоевывает Монголию, но Красная Армия и монгольские войска под командованием Д. Сухэ-Батора побеждают его.

    Богд-хан, восьмое воплощение Джебцун Дамбы, умирает; 26 ноября создана Монгольская Народная Республика.

    В результате буддийской чистки в Чойбалсане было разрушено 700 монастырей и 27 000 монахов и мирных жителей погибли. Среди жертв чисток - бывший премьер-министр П. Генден.

    Япония вторгается в Монголию из Маньчжурии в мае.С помощью Советского Союза и после тяжелых боев на Халх-Голе монголы нанесли поражение Японии к сентябрю.

    Завершено строительство Транссибирской железной дороги через Монголию, соединяющей Бейджин с Москвой.

    Монголия принята в ООН как независимая страна, но СССР продолжает оккупировать Монголию своими войсками и управлять страной как государством-сателлитом.

    Демократические демонстрации в Улан-Баторе. В июне проходят первые свободные многопартийные выборы, на которых Монгольская народно-революционная партия (МНРП) набирает 85% голосов.

    Демократическая коалиция становится первым некоммунистическим правительством, выигравшим выборы (хотя серия скандалов приводит к падению четырех сменявших друг друга правительств).

    С. Зориг, лидер демократической революции 1990 года, убит в своей квартире 2 октября. Убийц так и не нашли.

    На парламентских выборах, на которые идет жаркая борьба, МНРП с небольшим перевесом побеждает Демократическую коалицию. Протестующие заявляют о фальсификации результатов голосования, и последующие беспорядки заканчиваются четырьмя убитыми и сотнями арестованными.

    После победы на выборах Монгольская народная партия признает большие долги, объявляет финансовый кризис и принимает от МВФ экономическую помощь в размере 5,5 млрд долларов США для стабилизации экономики в течение следующего десятилетия.

    Испания борется за развеивание легенд об инквизиции и имперских зверствах | Испания

    За шаблонными представлениями о боях быков и пляжами, а также за стереотипами о солнечном свете и сангрии, фиестах и ​​сиестах таятся мрачные взгляды на Испанию, которые некоторые из ее жителей считают горько и неизменно несправедливыми.

    По их словам, на протяжении более 500 лет прошлое страны искажалось и искажалось пропагандой, которую распространяли ее бывшие противники и соперники. Так называемая « leyenda negra » - черная легенда - была создана летописцами в Англии и Нидерландах, которые якобы стремились изобразить своих римско-католических врагов как необычайно жестоких и кровожадных и преувеличить жестокость Испанской империи и инквизиции.

    Пять веков спустя недавно созданная группа, Фонд латиноамериканской цивилизации, надеется положить конец легенде, используя художественные фильмы, телепрограммы, книги и передвижные выставки, чтобы осветить исторический облик Испании.Фонд, состоящий из бизнесменов, дипломатов, журналистов, юристов, ученых и писателей, стремится восстановить утраченное чувство гордости за распространение испанской культуры.

    Согласно данным фонда, испанцы слишком долго чувствовали себя виноватыми и стыдились своего прошлого и беспокоились о том, как их видит остальной мир.

    «Нам необходимо повысить самооценку и сплоченность испанцев, когда дело касается их общей истории и того, что они внесли в человечество», - говорит Борха Карделус, писатель и вице-президент фонда.«Есть разные причины, по которым самооценка настолько низкая, но в основном это потому, что ни Испания, ни латиноамериканские страны не культивировали свой имидж».

    Карделус сказал, что, в отличие от Испании, США, Великобритания и Франция использовали культуру и образование для создания благоприятного международного имиджа. «Они сделали это блестяще хорошо, но не Испания», - говорит он. «Это означает, что имидж Испании создавали другие люди, за пределами Испании, и это то, что называется leyenda negra .

    Хотя он выделяет таких фигур, как голландец Теодор де Бри, чьи гравюры с изображением зверств испанской империи помогли укрепить репутацию конкистадоров как жестоких людей, Карделус возлагает большую часть вины за черную легенду у дверей знаменитого испанца.

    Доминиканский монах 16-го века Бартоломе де лас Касас давно прославился за его раннюю и яростную защиту коренных жителей Америки, но некоторые историки критиковали его за то, что он преувеличивал варварство испанцев и сильно ошибался.«Это правда, что благодаря своим преувеличениям и лжи Бартоломе де лас Касас сумел добиться от испанской короны и политиков страны защиты индейцев», - говорит Карделус.

    «В этом отношении его положение было очень похвальным. Но Бартоломе де лас Касас также предположил, что индейцев можно спасти, импортировав рабов из Африки ».

    Карделус, который весьма благосклонно относится к завоеванию Америки, утверждает, что Эрнан Кортес и Франсиско Писарро принесли «гораздо более гуманитарную систему» ​​покоренным ими империям ацтеков и инков.

    «Кортес и Писарро отправились на территории, которые восхваляли… но ацтеки практиковали человеческие жертвоприношения», - говорит он. «У Кортеса не было проблем с тем, чтобы вступить в союз с теми коренными народами, которые считали испанцев освободителями от угнетения ацтеков. Еще хуже обстояло дело с инками, империя которых была очень тоталитарной ».

    Более того, по его словам, черная легенда затмила роль Испании в разработке концепции прав человека через Школу Саламанки.

    Другие имеют более тонкое представление об имперских приключениях Испании и последующей репутации. «Я не отрицаю существования черной легенды - вы не можете отрицать доказательства этой негативной критики», - говорит Рикардо Гарсиа Карсель, историк и автор книг о черной легенде, Золотом веке и инквизиции. «Но я действительно сомневаюсь в фаталистическом менталитете жертвы, который окружает этот вопрос:« О, бедная Испания! Что мы сделали, чтобы заслужить это? »

    Если посмотреть на Испанскую империю с исторической точки зрения, говорит он, становится ясно, что у нее были как яркие пятна, так и уродливые тени.Возьмем, к примеру, испанскую литературу Золотого века и огромный интерес к произведениям Сервантеса, которые были переведены и распространились по всему миру.

    «Когда вы думаете о культурной проекции как в Европе, так и в Америке, были очевидные достоинства», - добавляет Гарсиа Карсель. «Нельзя отрицать существование этой выдающейся культурной империи. Но есть и сцены военного насилия, вроде разграбления Антверпена ».

    Некоторые предполагают, что беспокойство по поводу имиджа Испании в мире было вызвано недавним движением Каталонии за независимость.Фотография: Ману Фернандес / AP

    Он утверждает, что у Испании никогда не было необходимых ресурсов, чтобы придумать контрлегенду. «Он проиграл войну имиджа и войну общественного мнения в 16, 17 и 18 веках».

    Он также задается вопросом, вызвана ли эта последняя публичная демонстрация беспокойства по поводу международного имиджа Испании недавними событиями в Каталонии и периодической национальной тенденцией заниматься самоанализом. «Мы переживаем старую проблему национального самосознания и демонтажа национального государства под названием Испания, которое ставится под сомнение всем каталонским вопросом», - говорит он.

    «Среди этой национальной нестабильности мы наблюдаем возвращение фразы, которую мы считали мертвой и похороненной. Испания снова одержимо - почти невротично - зациклена на том, что думают другие люди ».

    Карделус отрицает наличие какого-либо политического аспекта в работе фонда и говорит, что тот факт, что его появление совпало с политическим кризисом в Каталонии, является чистой случайностью.

    Но он добавляет: «Это действительно подходящий момент, потому что одна из вещей, которые мы пытаемся сделать, - это объединить всех жителей Испании, когда речь идет о том, что мы сделали и что мы внесли.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *