В каком городе родился никитин афанасий: Афанасий Никитин – что открыл в географии, путешествие купца в Индию (5 класс)

Содержание

АФАНАСИЙ НИКИТИН. Самые знаменитые путешественники России

АФАНАСИЙ НИКИТИН

«Доселе географы не знали, что честь одного из древнейших, описанных европейских путешествий в Индию принадлежит России Иоаннова века… — писал в своей «Истории государства Российского» Н.М. Карамзин. — Оно доказывает, что Россия в XV веке имела своих Тавернье и Шарденей, менее просвещенных, но равно смелых и предприимчивых, что индейцы слышали о ней прежде, нежели о Португалии, Голландии, Англии. В то время, как Васко да Гама единственно мыслил о возможности найти путь от Америки к Индостану, наш тверитянин уже путешествовал по берегу Малабара». Так писал великий русский историограф о великом русском путешественнике Афанасии Никитине.

Афанасий Никитин был родом из Твери, уже с XIV века являвшейся одним из самых крупных городов на Руси. «Тверь в Москву дверь» — говорилось в народе.

Тверские купцы торговали с Литвой, Новгородом и Крымом. С возвышением Москвы они втягивались в круг торговых интересов стольного града, но сами по-прежнему продолжали торговать с Крымом через Смоленск, входивший в это время в состав Великого княжества Литовского.

Очевидно, еще до своего знаменитого «Хождения за три моря» Никитин успел побывать в Крыму, Грузии, Турции, Валахии и Подолии, которые уже не раз посещали русские путешественники.

В 1466 году в Москве произошли события, которые сыграли важную роль в судьбе Афанасия Никитина. К великому князю московскому Ивану III приехал посол владетеля Ширванского царства Фаррух-Ясара Хасан-бек, привезший Ивану III богатые подарки. В ответ великий князь московский подарил Фаррух-Ясару девяносто кречетов для охоты, снарядив в Ширван своего посла Василия Папина, родом происходившего из Твери.

К этому посольству и решил присоединиться Афанасий Никитин, чтобы повезти в Ширван свои товары. Тверские купцы снарядили два судна и получили проезжую грамоту своего князя Михаила Борисовича и тверского посадника Бориса Захаровича.

Весной 1466 года, нагрузив свои суда товарами, тверские купцы поплыли вниз по Волге.

Волжский торговый путь со второй половины XII века являлся одной из главных дорог для русской торговли. По ней русские купцы ездили в Шемаху, Персию и Среднюю Азию, где покупали шелк, жемчуг, который на Руси назывался «гурмызским зерном» (по острову Ормузу, где он добывался) и пряности: перец, шафран, мускус, а также краски, которыми славились восточные страны. Из Московской Руси вывозили меха («мягкую рухлядь»), воск, мед, кожи, холсты и охотничьих птиц — соколов и кречетов.

Из судов для торгового судоходства на Руси в XV веке наиболее широкое распространение получили струги. На больших стругах имелась палуба с каютой посредине, так называемый чердак. Струги ходили на парусах и веслах. Небольшие быстроходные суда, поднимавшие не более тридцати человек, назывались ушкуями. Для морского плавания строили большие корабли — бусы. Управляли бусами опытные кормщики, помощники их назывались носовщиками. Грузоподъемность бусов доходила до нескольких сот тонн.

В Калязине Никитин посетил недавно основанный Троицкий монастырь, где встретился с его основателем игуменом Макарием и его братией.

Вслед за этим тверские купцы доплыли до Углича, в котором также сделали остановку. Уже в Костроме, входившей в Московские земли, путешественники взяли грамоту великого князя на отпуск за границу.

Однако встретиться с московским посольством Афанасию Никитину и его спутникам в Нижнем Новгороде не пришлось, поскольку посольство Василия Папина уже отплыло из этого города. Суда Тверских купцов две недели простояли в Нижнем, ожидая приезда сюда посольства Хасан-бека, возвращавшегося из Москвы в Ширванское ханство, в надежде присоединиться к нему. После прибытия Хасан-бека в Нижний Новгород караван из посольского и купеческого кораблей взял курс по направлению к Астрахани.

Нижний Новгород был последним городом на Московской земле. Далее начинались земли Казанского ханства. Пройти Казань удалось благополучно. Однако впереди лежали земли Золотой Орды и Астраханского ханства, проезд по которым был небезопасен. Местные разбойники, для которых нападение на купеческие караваны, следующие по воде и суше, было необычайно доходным промыслом, вполне могли ограбить караван.

Уже недалеко от Астрахани, в рукаве Волги — Бузани путники встретили трех астраханских татар, под величайшим секретом сообщивших, что хан Касим, зная о следовании торгового каравана, подстерегает его с тремя тысячами татар.

Перепуганный Хасан-бек нанял сообщивших ему татар в качестве проводников за кусок полотна и кафтан-однорядку с тем, чтобы они провели их незаметно мимо засады. Однако Хасан-бек ошибся, положившись на честность нанятых проводников. В лунную ночь, когда суда попытались бесшумно пройти мимо засады, татарам, находившимся на палубах, удалось подать весть об идущем караване.

Часть судов удачно проскочила мимо засады, но главное судно, на котором находились все товары Никитина и его товарищей, запуталось в рыболовных сетях и встало.

В результате перестрелки были убиты один русский купец и два татарина. С судна, на котором находились товары, купцы перешли на другое, а оставленные товары немедленно были разграблены татарами. Судну, на котором находился Хасан-бек, удалось оторваться и уйти в Каспийское море, но другое село на мель и было захвачено татарами. Четверо купцов попали в плен, остальные были ограблены.

В море удалось уйти лишь двум суднам, на первом находились Хасан-бек, Афанасий Никитин, тверские и иранские купцы, остальные московские и тверские купцы плыли на втором судне.

Внезапно разыгралась буря, и второе судно было выброшено на берег в районе Тархи. Сбежавшиеся горцы-кайтакцы, окружив судно, осмотрели его, и, убедившись, что грабить там особенно нечего, забрали в рабство путешественников.

Судно, на котором находились Хасан-бек и Афанасий Никитин, все же сумело добраться до одного из главных городов Ширванского ханства — Дербента. Здесь Никитин, наконец, встретился с Василием Папиным и поведал ему о своих злоключениях. Первым делом Никитин обратился с просьбой к Папину и Хасан-беку о помощи в возвращении своих земляков из кайтакского плена.

После доклада Хасан-бека Фаррух-Ясару о происшедшем, тот написал кайтакскому князю Халил-беку письмо, который приходился ему шурином, гневное письмо, где потребовал возвращения посланных к нему людей и товаров.

Пленные скоро прибыли в Дербент, но товаров вернуть не удалось, поскольку они давно разошлись в разные стороны.

Большинство купцов оказалось в положении нищих, потому они решили идти к Фаррух-Ясару и просить его оказать им помощь. Правитель Ширвана сочувственно отнесся к ним, но оказывать материальную помощь наотрез отказался, ссылаясь на трудности в своем государстве.

Некоторые отправились домой, а другие, лишившись товаров на занятые деньги, чтобы, вернувшись домой, не попасть в кабалу, устроились на заработки в Шемахе или Баку.

Никитин с некоторыми из его спутников отправился в Дербент, а затем в Баку за Каспийское море, свое «первое море». Путь его лежал в земли Персии.

На Руси издавна велась торговля с Персией. Русские и персидские купцы в качестве главного караванного пути использовали Волгу и Каспийское море. Из Персии вывозили шелка, а ввозили полотно, медь и меха («мягкую рухлядь»).

Этот путь крепко охранялся Московским государством, и ни одни купцы, кроме русских и персидских, не могли использовать его в своих торговых интересах. Если какие-нибудь из иноземных купцов попытались бы проехать через Московские земли в Персию или Шемаху, то им отвечали, что в «шахову землю дороги никому давать не велено» или запугивали нападениями «воров» на Волге, из-за чего «и русские люди нынче в Персию ходить перестали».

Известия о жизни в Персии постоянно приходили и были хорошо знакомы в Московском государстве, и Никитин не мог о них не слышать. Во многом он уже был достаточно хорошо подготовлен к поездке и встрече с Персией и ее жителями.

Из Баку Никитин переправился в”Барферуш (область Мазандарин). Здесь он остановился в селении Чебокаре (Чипокуре), где прожил полгода, а затем начал свои путешествия по Персии. Вначале он двинулся в Сари, лежащую на реке Теджене, затем направился в Али-Абад и в Амолу — самый большой город Мазандарина. Месяц он прожил в Реи — величайшем из городов Средневековой Персии, развалины которого находятся вблизи нынешнего Тегерана. Потом о выехал на юг в Кашан, оттуда на юго-запад, пробыв около месяца в Наине и Йезде. Затем Никитин вновь выехал на юг — в Керман, Сырчан и Торум, откуда отправился в Лар, лежащий на западе, с запада на восток — в Бендер, откуда переправился на остров Ормуз и Бахрейн.

Никитин попал в места, в которые, видимо, никогда не ступала нога его соотечественников. В Ормузе он увидел один из главных центров торговли между Востоком и Западом, куда привозились индийские товары и откуда они затем доставлялись через Черное море в страны Средней Азии и через Ширван на Русь.

Товары, направляемые в Индию из азиатских и африканских стран, везли на пятипарусных судах, снабженных перегородками, чтобы в случае пробоины вода не могла распространиться по всему судну.

Главным грузом, перевозившимся на таких судах, были лошади, чрезвычайно высоко ценимые в Индии, которые ежегодно переправляли через Ормуз тысячами.

Если раньше Никитина лишь манила далекая Индия, о которой до него доходили только легенды, то в Ормузе он почувствовал, что она здесь, где-то рядом. И он решил рискнуть и отправиться туда. На оставшиеся деньги он купил дорогого жеребца, рассчитывая продать его в Индии, потому что ходили слухи о том, что «во Индейской же земли коне се у них не родят, в их земле родятся волы да буволы».

Необходимо отметить, что еще в древнерусской литературе XII —XIII веков большой популярностью пользовалось у русских читателей «Сказание об Индейском царстве», изображавшее страну, где водились диковинные животные, слоны и гиппопотамы, таинственные саламандры, птицы-фениксы, текла волшебная река Геон, наполненная драгоценными кармакоулами (карбункулами), сверкавшими по ночам, как огонь. Былины, рассказывающие о дружбе Ильи Муромца с приезжим из Индии молодым Дюком Степановичем, красочно изображали народы и обычаи индусов.

Путь по Индейскому океану в то время был необычайно тяжел, особенно во время тропического зноя. На корабле для питья пассажиров был наполнен один общий сосуд с водой. Команда корабля тщательно берегла пресную воду, поскольку в таком длительном пути ее приходилось расходовать крайне экономно. О питании в таком длительном пути каждому путнику приходилось заботиться самому. Нередко на торговые корабли нападали и морские пираты, грабившие, а то и убивавшие их пассажиров.

Первой пристанью, где пришвартовалось судно (даб), на борту которого находился Никитин, стал город Маскат. Порт на оманском берегу Аравийского полуострова. К югу от Маската даб сделал остановку в Калхате и Диу.

После многодневного путешествия даб Никитина прибыл в один из главных городов Гуджарата (независимого мусульманского владения в Индии), город-порт Камбай. Город славился производством шелковых и бумажных тканей, которыми снабжались как Персия, Турция, Сирия и Аравия, так и все острова Индийского океана.

Кроме тканей в Гуджарате производилась знаменитая растительная краска индиго, а также смола, идущая на приготовление лаков и политуры. В Гуджарате добывались соль и драгоценный камень — сердолик.

Шесть недель Никитин плыл морем до Чаула — гавани на побережье Индии к югу от Бомбея. Здесь сходились торговые пути между северо-западной и южной Индией. Лишь в Чауле Никитин ступил на землю сказочной Индии. Но поразила его не ее природа, поскольку он уже не раз встречал на своем пути удивительные восточные пейзажи, а сами люди Индии, их необычная внешность, одежды, драгоценности.

Однако и сами индусы дивились внешности Никитина, поскольку большинство из них еще никогда не встречало в своей земле «белого человека», светловолосого и голубоглазого.

Не все в Индии нравилось русскому путешественнику. Есть в основном приходилось брынец (рисовую кашу с маслом или молоком и с различными приправами). Не нравилась ему и дороговизна местной жизни, из-за которой он отказывал себе даже в вине или в сынде (медовом взваре).

Составив первые впечатления об Индии, Никитин двинулся через Габские горы в глубь Южной Индии.

Пусть его пролегал по Декану, отделенному от рек Нид и Ганг невысокими горами. В речных долинах жители занимались земледелием.

Из Чаула Никитин добрался до города Пали, а из него — до горной крепости Джуннар, входившей в Бахманидское царство. Здесь его и застала зима, которая в отличие от зимы русской была хоть и бесснежной, но ливневой, что сделало дороги непроходимыми.

Зиму Никитин провел в местном подворье (дхарме-сале), поскольку в саму крепость приезжих не пускали. Помещение было чистым и удобным, жрецы-брахманы заботились о паломниках. И мусульманин, и индус пользовались одинаковым вниманием брахманов.

Но беда настигла русского путешественника не в дхарме-сале. Узнав о дорогом жеребце, который был у Никитина, наместник крепости Асад-хан попросту отнял его у него. Вначале хан поступил так с Никитиным, поскольку считал, что он простой немусульманин, которому незачем иметь таких дорогих коней. Однако, узнав, что Никитин — русский, и едва ли не первый христианин, оказавшийся в этой земле, он предложил Никитину, который пришел к нему с просьбой вернуть коня, перейти в мусульманскую веру. Он даже обещал ему дать в придачу тысячу золотых. В противном случае Асад-хан угрожал оставить коня себе. Наместник Джуннара дал Никитину четыре дня на размышление. Русский путешественник решительно отказался перейти из православия в магометанство, и все же его не могла не страшить собственная судьба, ведь с потерей коня он лишался не только своего последнего достояния, но и возможности вернуться на родину. И Бог услышал молитвы Афанасия Никитина.

В эти четыре дня он встретил своего старого знакомого хоросанца Махмета (скорее всего, это был крупный сановник бахманидского султана Махмуд Гаван, у которого Асад-хан находился в подчинении) и поведал ему свою историю. Приехав к Асад-хану, тот потребовал, чтобы чужестранцу вернули коня и отпустили на все четыре стороны. Наместнику крепости пришлось вернуть Никитину его богатство.

И в августе лишь только после прошедших ливней просохли дороги, Никитин, не желая оставаться в Джуннаре, в котором он столько пережил, отправился в столицу Бахманидского царства, город Бидар. Дорога его шла по землям, населенным воинственными маратхским и теленчанским племенами. Но никаких происшествий с русским путешественником по пути не случалось, и в середине сентября Никитин прибыл в Бидар.

Чем дальше он путешествовал в глубь Индии, тем более она поражала его воображение. Он уже не раз встречал на своем пути священных животных, обезьян и змей, которым в индийских городах посвящались храмы, где они жили в великом множестве, слышал рассказы о птице «гукук» — сове, крик которой приносит несчастье.

Но засиживаться в Бидаре он долго не мог, поскольку слухи о большой ярмарке, которая в октябре начиналась в Аланде, звали его в этот город. Здесь он рассчитывал продать своего коня. Однако в первый раз его постигло разочарование. На ярмарку в Аланд собиралась вся торговая Индия, и лишь одних коней иногда сюда привозили до двадцати тысяч.

Проделав путь 12 «ков» (120 км) из Бидара в Аланд, Никитин в середине ноября вновь вернулся в столицу Бахманидского царства.

Теперь он смог более внимательно ознакомиться с городом, в центре восточной части которого находился дворец султана. Сам город был окружен мощными каменными стенами с воротами, покрытыми куполом.

Город защищал сильный гарнизон, тысячная стража надежно охраняла все его входы, чиновники («кяферы») записывали всех входящих и выходящих из него. Не всякий иностранец мог быть допущен в Бидар. Однако Никитин пользовался расположением властей и потому ему не раз доводилось видеть выезды султана, которые представляли поистине театральное зрелище.

Но скоро Никитин понял, что действительными правителями страны является не султан, а «бояре», в основном хоросанцы, и первым из них является Махмуд Гаван, отличающийся своим умом. Этот фактически первый человек государства на свои средства построил в Бидаре духовную школу (медресе), собрав в ней библиотеку в три тысячи рукописей. Немалую часть средств Махмуд Гаван расходовал на войско, другую тратил на дела благотворительности.

На Рождество Никитину удалось расстаться со своим жеребцом, продав его за приличную сумму, поскольку цена за хорошего коня доходила до 200 золотых динаров. С такими деньгами русский путешественник мог предпринять новое путешествие в глубь Индии.

Этому способствовали не только средства, вырученные после продажи коня, но и то, что к этому времени он достаточно хорошо познакомился с местным населением, как с городским, так и с сельским, которое, проникнувшись доверием к чужестранцу из далекой Московии, не скрывало от него своих традиций и обрядов, приглашало в свои хижины, знакомя с бытом своих семей.

С этими людьми Никитин и отправился в священный город Парвату на празднование Шиваратри — праздника йоги, посвященному главному богу индусов Шиве.

Огромный храм поразил Никитина, еще более поразили его большие статуи индуистских богов, установленные внутри самого храма.

И если до этого Никитин знакомился с религией, обычаем и бытом мусульманского населения Индии, то теперь перед ним предстала религия и культура индусов-брахманов.

В своих путешествиях по Индии Никитин потерял уже счет числам и дням месяцев. И несмотря на то, что в своих поездках он говел и постился, он мог только догадываться о днях праздника Рождества Христова и Святого Воскресения и мог лишь гадать о них только по приметам.

Никитин вернулся из Парваты в Бидар, где стал свидетелем триумфа бахманидского султана по случаю его победы над индийцами. Многие свидетели этой войны (1409–1471) рассказали ему о ходе военных действий. Однако путешественник понял, что итогом этой трехлетней войны стало лишь присоединение к Бахманидскому царству порта на берегу Малабара — Гоа и крепости Белчаян. Взять главный город Виджаяначар войска султана так и не смогли. Война обошлась населению Бахманидского царства в кругленькую сумму, но самое главное, погибло множество воинов в ходе боев, а также от голода и болезней.

Из Бидара Никитин отправился на юго-запад Бахманидского государства в город Райчур, являющийся центром одноименной области, славящейся добычей алмазов. Алмазы добывали в каменных копях, которые правители Райчура сдавали в наем частным владельцам. Алмазы были в большом ходу по всей Индии. Знать любила украшать ими свою одежду, паланкины, сбрую и, конечно, оружие.

Прошло пять лет скитаний по странам Востока, Никитин давно уже начал тосковать по Руси, по родной Твери и по Волге. И он решил трогаться в обратный путь.

Однако прежде, чем начинать путешествие, он хотел понять, какой же дорогой возвращаться на родину.

Но он сразу решил не идти через Аравию, куда в Мекку спешили поклониться святыням тысячи паломников. Путешественник опасался, что там-то его непременно заставят принять ислам.

И все же он решил перебраться из Бидара в Кукуру, где закупил алмазы и сердолики, которые затем продал на базаре в Голконде, чтобы раздобыть денег на обратный путь. Затем он вернулся в Гулбарг, а из него через Аланд в Дабул, откуда рассчитывал перебраться на судне в Ормуз, откуда три года назад отплыл в Индию.

Заплатив за проезд два золотых, Никитин оказался на палубе торгового судна. Почти целый месяц корабль стоял в открытом море, но спустя месяц путники вместо Ормуза неожиданно увидели берега Африки и скоро поняли, что оказались вблизи Северной Эфиопии, жители которой давно имели дурную славу морских разбойников. Эфиопы (барбары) не различали, кто мусульманин, индус или христианин, а грабили всех подряд.

И все же путникам пришлось высадиться на берег и одарить местное население рисом, хлебом и перцем. Все обошлось благополучно, и через пять дней судно покинуло берега Африки и через двенадцать дней прибыло в Маскат. По Персидскому заливу корабль тронулся дальше и через девять дней прибыл в Ормуз.

Дальнейший путь Никитина пролегал через Персию и Шираз. Затем через Исфахан он направился к Тебризу, проведя неделю в Кашану. Именно в Тебризе в это время находилась столица Персии.

Тебриз переживал в это время пору своего подлинного расцвета. Он находился на пересечении караванных путей и был центром ткацкого производства. К тому же сюда поступало немало тканей со всех концов Персии, Закавказья и Западной Европы.

В городе бурными темпами велось строительство зданий. Уже была возведена Синяя мечеть. Строились медресе Насрийэ и обширный крытый рынок Кайсарийэ.

Шаха Узун Хасана в это время не было в столице. В сопровождении двора и войска он кочевал по стране, осматривал свои владения. В это время его лагерь находился в 25 милях от столицы.

Сюда прибыл и русский путешественник и пробыл в шахской ставке десять дней.

Отсюда он мог пройти в свою родную Тверь хорошо знакомым ему путем, через Тавриз, Армению, Ширванское ханство, Каспийское море и Волгу. Однако даже спустя пять лет после начала своего путешествия он хорошо помнил, чем закончился для него и его спутников путь через Астрахань.

И он решил отправиться к Черному морю в Трапезунд. Некогда этот город считался столицей Черноморской империи, население которой состояло из греков, казов и грузин. Но еще задолго до прибытия Никитина город был основательно заброшен и фактически уже давно принадлежал туркам, которые переселили его знатное население в Константинополь, а молодежь отдали в рабство.

И здесь русского путешественника постигло новое несчастье — турецкие чиновники, заподозрив в нем агента персидского шаха, решили обыскать его вещи. Не найдя ничего подозрительного, они все же взяли себе почти все имеющиеся деньги и ценные вещи. И только тогда его отпустили восвояси.

Никитин поспешил найти корабль для переезда через Черное море и, заплатив золотой, тронулся в путь. Но напрасно путешественник так скоро рассчитывал попасть в Кафу (Феодосию).

Ветер погнал корабль к Вонаде (мыс на южном берегу Черного моря), а оттуда прямо направил обратно в Трапензунд. Пятнадцать дней корабль простоял в Платане, недалеко от Трапензунда, но все попытки выйти в море кончались неудачей из-за отсутствия попутного ветра.

С трудом перебравшись через море, корабль оказался в порту Балаклаве — греческой колонии.

И все же, наконец, третье море, Черное, Никитиным было перейдено.

За девять дней Никитин прошел от Балаклавы до Кафы, принадлежавшей в это время греческим колонистам.

Никитин застал Кафу накануне ее падения. Некогда большой город с мощной крепостью (высокие каменные стены с башнями), ведущий обширную торговлю, гордость Генуэзской республики, которая считала этот город «владычицей великого моря», а Черное море «Генуэзским озером», теперь переживал период своей агонии. Республика уже давно передала права на свои колонии банку св. Георгия.

В Кафе Никитин встретился со своими земляками и стал расспрашивать их о событиях в своей земле. Те в свою очередь с удивлением слушали его рассказы о далекой Индии, которые им казались чем-то похожими на сказку.

В Тверь Никитин отправился через земли Великого княжества Литовского. Но по дороге вблизи Смоленска он неожиданно тяжело заболел и скончался. Перед смертью он передал спутникам записки о своем «Хождении за три моря».

Купцы привезли эти записки к дьяку Великого князя Василию Мамыреву, ведавшему посольскими делами. Со временем они распространились в разных вариантах, приобрели свое традиционное название. В XVIII веке, разбирая архив Троице-Сергиевого монастыря их обнаружил Карамзин.

Почему решили везти частные записки тверского купца обязательно в Москву и при этом именно к дьяку великого князя?

По всей вероятности, это просил сделать сам умиравший автор книги. Но и Афанасий Никитин не решился бы послать свою книгу в Москву, если бы не был уверен в том, что к ней отнесутся там со вниманием. Он хорошо знал, что его книгу в Москве ждут. Лишь предварительной договоренностью между Афанасием Никитиным и дьяками Московского великого князя можно объяснить факт внесения «Хождения» Никитина в такой официальный государственный документ, каким в XV веке была русская летопись.

Он не только успел перед смертью закончить свою книгу, но и литературно ее оформить. Это видно из первых же начальных строк: «Се написах грешное свое хожение за три моря: перьвое море Дербеньское, дорие Гундустаньскиа, третье море Черное, дорие Стембольскиа». Все это свидетельствует, что книга Никитина написана уже после окончания им своего путешествия.

Никитин был не только одним из величайших путешественников своего времени, но и талантливым писателем, давшим поистине образец произведения, в котором деловая точность описаний соединилась с выразительностью живой разговорной русской речи XV века. Можно точно сказать, что Афанасий Никитин был хорошо знаком с книжной традицией древнерусской литературы.

Сам он умел ценить книги, возил их с собой во время своих «хождений за три моря» и, когда его ограбили дочиста татары, жалел не столько о пропаже имущества и товаров, сколько о потере книг.

Книга Никитина открывала новую страницу в истории русского литературного языка. Как писатель, Афанасий Никитин создал собственную литературную манеру, свой особый неповторимый литературный стиль, обратившись к живой образности русского разговорного языка своего времени. Вместе с тем Афанасий Никитин не боялся вводить в книгу и сугубо деловую лексику официальных документов московских приказов.

Еще одной особенностью книги Никитина стало введение в текст «Хождения за три моря» тюркских, арабских и персидских слов, что тоже можно считать вполне осознанным литературно-стилистическим приемом.

И эпический текст повествования наполнялся в то же время эмоциональными красками.

Русские путешественники оставили немало своих путевых записок. Описания таких «хожений» есть у новгородца Стефана, ходившего в Царьград (1348–1349), Игнатия Смольнянина (т.е. жителя Смоленска), тоже путешествовавшего в Царьград, Палестину и Афон (1389–1405), «гостя» Василия в Иерусалим и Египет (1465–1466). Все эти книги сыграли огромную роль в развитии географических знаний. «Хождение за три моря» продолжало уже сложившуюся традицию.

Уже в наше время в 1955 году по проекту скульптора С.М. Орлова в Твери (тогдашнем Калинине) был возведен величественный памятник Афанасию Никитину. Бронзовая фигура путешественника, стоящего на корме судна, устремлена к Волге, словно готовится вновь отправиться в свое «хождение за три моря».

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Никитин Афанасий Умер в 1475. Русские предприниматели. Двигатели прогресса

Никитин Афанасий

Умер в 1475

Афанасий был купцом из города Твери. Во времена Афанасия Тверь не входила в Московское княжество, она была еще самостоятельным княжеством. Афанасий родился в крестьянской семье Никиты, по-видимому, «Никитин» – отчество Афанасия, а не фамилия. Неизвестно, в каком году родился Афанасий Никитин.

Этот человек совершил путешествие в 1468–1474 годах. Он ездил по Кавказскому побережью Каспийского моря, Персии, Индии, Турции, Крыму и югу Руси. Обратный путь его лежал через африканский берег – Сомали, – Маскат и Турцию. Он вел путевые записки, известные человечеству как произведение «Хождение за три моря». Записки представляют собой не описание паломничества, а поездки по торговым делам. Оно насыщено наблюдениями обо всей жизни заморских стран – политическом устройстве, экономике и культуре диковинных народов.

Перед путешествием Афанасий, собиравшийся развернуть широкую торговлю в районе современной Астрахани, получил грамоту от Великого князя Тверского Михаила Борисовича.

Афанасий Никитин входил в товарищество купцов. Они снарядили два судна, наполнив их разным товаром для выгодной торговли. Торговал Афанасий Никитин, как видно из его записей, «рухлядью», то есть пушниной. Она очень ценилась на многочисленных рынках нижней Волги, а также Северного Кавказа. Другие купцы имели свои суда в этом караване, который плыл по Волге. По всей вероятности, Афанасий Никитин был опытным купцом, к тому же смелым и решительным. Он до этого не один раз посещал заморские страны – Византию, Молдавию, Литву, Крым. В прошлые разы ему удавалось благополучно возвращаться домой с диковинным товаром, об этом он косвенно упоминает в дневнике.

Тверские купцы выехали из родного города летом 1466 года. Они плыли на двух судах, собираясь осуществить заморскую торговлю в далеких краях: в низовьях Волги и за морем Дербенским – Хвалынским, – так в старину называлось Каспийское море. По своей сути это была обычная коммерческая поездка каравана речных судов по Волге из Твери до Астрахани для налаживания экономических связей с азиатскими купцами. По Великому шелковому пути, проходящему через знаменитую Шемаху, шла оживленная торговля. В планах Афанасия Никитина посещения Персии и Индии не было.

Караван судов плыл мимо городов Калязина, Углича, Костромы, Плеса. Об этой части пути в дневнике Афанасия очень короткие записи: всем известные места, обычная походная жизнь. В Нижнем Новгороде произошла длительная остановка. Здесь караван плыл «сторожко и с опаской», ездить по Волге в то время было небезопасно: местные разбойничьи шайки татар нещадно грабили купцов.

Все же в дельте Волги на тверских купцов напал отряд астраханского хана Касима. Путешественникам пришлось взяться за оружие. Нападающие татары «застрелили у нас человека, а мы у них двух застрелили», – сообщает Никитин. К несчастью, одно из суден не прошло через рыболовный ез, а второе село на мель. Татары разграбили эти суда, в плен попало четыре русских путешественника.

Уцелевшим двум судам удалось пробиться в Каспийское море. Однако меньшее из них судно, на котором было «6 москвичь да 6 тверичь», во время бури разбило и выбросило на прибрежную мель близ Тархы (Махачкалы). На побережье жили кайтаки, которые разграбили товар, нескольких путешественников же захватили в плен. В Твери Никитин брал товар для заморской торговли в долг, поэтому утрата товара грозила ему по возвращении не только позором, но и привела бы его в долговую яму. Возвращаться в Тверь он не мог, а торговать ему было нечем – все пропало. Так и пришлось Никитину решиться пойти в разведку в чужие страны в надежде на удачу и собственную смекалку и предприимчивость. Никитин много слышал об Индии и ее сказочных богатствах и рискнул отправиться именно туда. Путь лежал через Персию.

С десятком русских купцов Афанасий Никитин попал на посольское судно. До города Дербента добрались благополучно, а из Дербента в Баку. Прежде всего Никитин позаботился об освобождении пленных. Хлопоты его увенчались успехом: кайтаки через год освободили купцов. Но товар разбойники не вернули.

Из Баку в сентябре 1468 года Никитин отправился в прикаспийскую персидскую область Мазандеран. Перевалив горы, которые он называет Эльбурс, затем двинулся на юг. Никитин ехал по южным странам не торопясь, иногда по месяцу жил в каком-нибудь поселении, пытаясь заниматься торговлей. Он пересек Персию от Чапакура на южном побережье Каспия вплоть до Ормуза, куда он попал весной 1469 года. Город-порт Ормуз тогда был большим и оживленным портом Каспийского моря, где пересекались торговые пути из Малой Азии, Египта, Индии и Китая. Товары из Ормуза доходил и до Руси. Особо были известны «гурмыжские зерна» (жемчуг). Никитин, узнав, что из этих мест вывозят в Индию лошадей, которые там «не родятся» и очень дорого ценятся, приобрел на последние деньги хорошего коня с целью выгодно продать его в Индии. Из Ормуза по Индийскому океану он доплыл до Индии: 23 апреля 1471 года сел на судно и через шесть недель прибыл в индийский город Чаул. Он надеялся, что там можно продать коня и дешево купить товары для перепродажи их на Руси.

Выгодно сбыть жеребца удалось не сразу. Никитин долго путешествует по разным городам Индии под видом простого ходжи. Его подвергали гонениям. Много натерпелся он от местных властей. Наконец он достиг Бидара, многолюдной столицы государства Бахмани. Только здесь ему удается продать коня. Тверской купец Афанасий Никитин около трех лет путешествовал по Индии. Его путевые записи соотносятся с индийскими хрониками 1471–1474 годов, уточняют и дополняют их. Никитин описал все диковинное и необычное для русского человека: пышные выезды местного султана, страшную нищету крестьян. Его удивляли кастовые и религиозные различия: «разных вер люди друг с другом не пьют, не едят, не женятся».

Странствия за морями Афанасия Никитина продолжались. В январе 1472 года он добрался до священного города Парвата, там он прожил полтора года. Затем почти полгода Никитин провел в одном из городов «алмазной» провинции Райчур. Наконец он принял решение вернуться на родину.

Купеческая деятельность Афанасия Никитина не имела успеха. Он совершил единственную торговую сделку – перепродал таки жеребца, как сам описывает в «Хождении». Но она обошлась ему в убыток. В его дневнике с досадой записано: «Меня обманули псы-басурмане: они говорили про множество товаров, но оказалось, что ничего нет для нашей земли… Дешевы перец и краска. Некоторые возят товар морем, иные же не платят за него пошлину. Но нам они не дадут провезти без пошлины. А пошлина большая, да и разбойников на море много».

Никитину предстоял путь домой – через Персию и Трапезунд к Черному морю и далее в Кафу (Феодосию). До родной Твери он, однако, так и не добрался. Первый русский путешественник «за три моря» умер в дороге под Смоленском – тогда это была территория Великого княжества Литовского – осенью 1474 года.

В 1475 году рукопись «Хождения за три моря» попала в руки московского дьяка Василия Момырева. Прочитав, тот сразу же понял, какую ценность представляют записи купца. Ведь до Никитина русские люди не бывали в Индии. Текст Никитина был внесен в Летописный свод 1489 года. Но этот текст, при включении его в летопись, был значительно сокращен. В XVI–XVII веках «Хождение…» неоднократно переписывалось. Историк и писатель Н.М. Карамзин в начале XIX века случайно наткнулся на один из летописных сводов «Хождения…». Благодаря ученому далекое путешествие тверского купца Афанасия Никитина стало известно читающей общественности.

Афанасий Никитин по праву считается не только первым русским путешественником вообще. Его можно считать европейским купцом, побывавшим в Индии за четверть века до знаменитого португальца Васко да Гамы.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

№ 8. Афанасий Никитин (? — 1475)

Хожение за три моря

Афанасий Никитин… Одна из самых легендарных личностей в истории не только Твери, но и всего нашего Отечества. Сведений о его жизни крайне мало. Мы не знаем, как он выглядел, когда родился, как прожил большую часть своей жизни. Мы не знаем, как он умер и где похоронен. Все, что нам известно, донесли до нас его записи, которые он вел на протяжении своего путешествия в Индию, его знаменитые дневники, получившие название «Хожение за три моря».

Тверь многим обязана историку и писателю Николаю Михайловичу Карамзину. Именно он нашел в архиве Троице-Сергиева монастыря дневники Афанасия Никитина и поведал миру о тверском купце, который добрался до берегов Индии еще во второй половине ХV века. Именно эти дневники и послужат нам путеводной нитью в нашем путешествии за три моря, которое мы совершим вместе с Афанасием Никитиным.

Тверь середины пятнадцатого века была одним из крупнейших русских городов, столицей Тверского княжества. Центром города был кремль, среди построек которого возвышались купола Спаса Златоверхого, главного храма Твери. А рядом с кремлевскими станами располагался торг, где среди многочисленных купеческих разговоров можно было услышать и рассказы о далекой Индии. Говорили, что это блаженная земля, «расположенная неподалеку от рая, где нет ни татя, ни разбойника, ни завидлива человека и что полна эта земля всякого богатства». Тверской купец Афанасий Никитин, который отправлялся в свои торговые странствия в 1468 году, увидел совсем другую Индию. Правда, в ту пору он и не предполагал, что дорога заведет его столь далеко.

Афанасий Никитин отправлялся в Ширванскую землю, где тверским купцам не раз уже приходилось бывать. Путь туда был непрост. Волга принадлежала русским князьям только до Нижнего Новгорода. Дальше начинались владения татар, которые зачастую нападали на караваны русских купцов и грабили их. Такая участь постигла и караван Афанасия Никитина. Надо сказать, что большинство товаров Афанасий Никитин взял в долг под предполагаемую прибыль. Так что в Твери его ждала долговая тюрьма. И тогда тверской купец принимает решение продолжить странствия.

Так он достиг первого моря на своем пути – моря Каспийского, или, как его в ту пору называли, Хвалынского. Здесь во время сильной бури его корабль потерпел крушение, и русские купцы лишились последнего. Перед Афанасием Никитиным встал выбор – или идти в те города Персии и Турции, которые уже хорошо знакомы русским купцам, или отправиться в куда менее известные области, туда, где находится легендарная Индия. Афанасий Никитин выбирает второй путь. В своих дневниках он перечисляет несколько городов и селений, через которые вела его дорога, рассказывает о морских странствиях по заливу Индийского океана (это и было его второе море), пока не сделает такую запись: «И тут Индийская страна!».

Афанасий Никитин первым из европейцев достиг Индии. Знаменитый португальский мореплаватель Васко де Гама добрался до этих берегов лишь четверть века спустя. Разбогатеть в Индии Афанасий Никитин не сумел — не было оборотного капитала, да и богатейшие индийские товары, о которых говорили персидские купцы, оказались мифом.

Немало пришлось претерпеть Афанасию Никитину и как православному христианину. Правители того государства, в которое попал Никитин, были мусульманами и требовали, чтобы он обратился в их веру. Сулили ему за это различные блага, торговые льготы, однако Афанасий Никитин, несмотря ни на что, остался христианином.

Настало время возвращаться на русскую землю. Вскоре на пути Афанасия Никитина встало третье море – Черное. Он пересекает его просторы и попадает в город Каффу, как в ту пору называли Феодосию. Здесь он встречает русских купцов, с которыми и продолжает путь. Еще совсем немного, и он окажется на столь желанной родной земле, о которой Афанасий Никитин не забывал все эти годы. «А русскую землю да Бог сохранит. На этом свете нет страны подобной ей. Почему князья земли русской не живут друг с другом как братья? Пусть устроится русская земля, а то мало в ней справедливости» — эти слова появляются в записках Афанасия Никитина еще в далекой Индии.

Итак, караван купцов берет путь из Каффы на Смоленск. Вот и долгожданная Русь. Однако увидеть стены Тверского кремля, услышать звон колоколов Спаса Златоверхого Афанасию Никитину было не суждено. На обратной дороге он умирает, совсем немного не доехав до Смоленска. Что стало причиной его гибели, неизвестно.

Спутники Афанасия Никитина привезли в Москву тетради – рассказ тверского купца об Индии и хожении за три моря. Рассказ, которому суждено было пережить века.

В Твери на берегу Волги есть памятник Афанасию Никитину. Он установлен на пьедестале из серого гранита. Тверской купец отправляется в далекий край без оружия. В руке свиток бумаги для заключения торговых сделок и соглашений, к поясу привязан кошель с деньгами. Создается ощущение, будто Афанасий Никитин сейчас взойдет на корабль, по традиции украшенный коньком-ростром, и отправится в далекий путь…

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Афанасий Никитин — путешественник и первопроходец из Твери. Никитин, афанасий

Что сделал Афанасий Никитин? Открытия в географии тверского купца повлияли на развития науки. А как именно Вы узнаете в этой статье.

Что открыл Афанасий Никитин и в каком году?

Был купцом из Твери. Он является первым русским исследователем-путешественником. Путешествие Афанасия Никитина в Индию было осуществлено еще за 30 лет до мореплавателя Кроме того, он побывал в Африке и Персии. А свои путешествия купец описал в труде «Хождение за три моря». Под тремя морями подразумеваются Черное и Каспийское моря, Индийский океан.

Путешествие Афанасия Никитина в Индию представляет особую ценность для потомков.

Стоит сразу отметить, что путешествие планировалось с банальной коммерческой целью: продать — обменять – купить – продать как можно выгоднее. И достичь поставленной задачи ему все же не удалось. Зато результатом данного странствия стало написание книги, первого реального описания далекой, неведомой страны. До него сказочная Индия была известна на территории Руси только по литературным источникам и легендам. И ему, человеку XV века, удалось увидеть воочию почти легендарную страну. В «Хождении за три моря» он талантливо описал все, что увидел на ее землях.

Афанасий Никитин открытия, которого имеют весомое значение для науки, ступил на территорию Индии в 1469 году. Он в подробностях описал государственный строй страны, религии местных жителей, торговлю, вооружение армии, представления о морали и местные права. В его книге впервые для европейцев прозвучали слова Будда, слон, обезьяна. Русский путешественник также записал информацию о тех городах и местностях, где он не успел побывать, зато слышал о них от местных индийцев. В книге имеется информация о Калькутте, Цейлоне, Индокитае.

— русский путешественник, купец и писатель, родился в 1442 году (дата не является документально подтверждённой) и скончался в 1474 или в 1475 году близ Смоленска. Родился в семье крестьянина Никиты, так что Никитин это, строго говоря, не фамилия путешественника, а его отчество: в то время у большинства крестьян не было фамилий.

В 1468 году предпринял экспедицию в страны Востока и побывал в Персии, и Африке. Описал своё путешествие в книге «Хождение за три моря».

Афанасий Никитин — Биография

Афанасий Никитин, биография которого известна историкам лишь частично, родился в городе Тверь. Достоверных сведений о его детстве и юности не существует. Известно, что в довольно молодом возрасте он стал купцом и посещал по торговым делам Византию, Литву и другие страны. Его коммерческие предприятия были довольно успешны: он благополучно возвращался на родину с заморским товаром.

Он получил от Великого князя Твери Михаила Борисовича грамоту, которая позволяла ему развернуть обширную торговлю в районе нынешней Астрахани. Некоторым историкам этот факт позволяет считать тверского купца тайным дипломатом и лазутчиком Великого князя, но документальных свидетельств этому предположению нет.

Афанасий Никитин начал своё путешествие весной 1468 года, отправившись водным путём мимо русских городов Клязьмы, Углича и Костромы. По плану, достигнув Нижнего Новгорода, караван первопроходца должен был из соображений безопасности присоединиться к другому каравану, который вёл Василий Папин, московский посол. Но караваны разминулись — Папин уже ушёл на юг, когда Афанасий прибыл в Нижний Новгород.

Тогда он дождался прибытия из татарского посла Хасанбека и уже с ним и другими купцами пошёл к Астрахани на 2 недели позже, чем было запланировано. Отправляться в плаванье одиночным караваном Афанасий Никитин посчитал опасным — в то время вдоль берегов Волги хозяйничали татарские банды. Караваны судов благополучно прошли Казань и ещё несколько татарских поселений.

Но уже перед самым прибытием в Астрахань караван был ограблен местными разбойниками — это были астраханские татары под предводительством хана Касима, которого не смутило даже присутствие своего соотечественника Хасанбека. Разбойники отобрали у купцов весь товар, купленный, кстати сказать, в кредит. Торговая экспедиция была сорвана, два судна из четырёх потерял. Дальше всё складывалось тоже не лучшим образом. Два оставшихся судна попали в Каспийском море в шторм, и их выбросило на берег. Возвращение на родину без денег и товара грозило купцам долговой ямой и позором.

Тогда купец решил поправить свои дела, вознамерившись заняться посреднической торговлей.

Так началось знаменитое путешествие Афанасия Никитина, описанное им в своём литературном труде «Хождение за три моря».

Сведения о путешествии Афанасия Никитина

Персия и Индия

Через Баку Никитин отправился Персию, в область под названием Мазандеран, затем перебрался через горы и двинулся дальше на юг. Путешествовал он без спешки, подолгу останавливаясь в селениях и занимаясь не только торговлей, но и изучая местные языки. Весной 1469 года он прибыл в Ормуз — большой портовый город на пересечении торговых путей из , Малой Азии (), Китая и Индии.

Товары из Ормуза были уже известны в России, особенно славился ормузский жемчуг. Узнав, что из Ормуза экспортируют в города Индии лошадей, которых там не разводят, решился на рискованное коммерческое предприятие. Купил арабского жеребца и в надежде хорошо перепродать его в Индии сел на корабль, отправляющийся в индийский город Чаул.

Плавание заняло 6 недель. Индия произвела на купца сильнейшее впечатление. Не забывая о торговых делах, по которым он, собственно, сюда и прибыл, путешественник увлёкся этнографическими исследованиями, подробно записывая увиденное им в свои дневники. Индия предстаёт в его записях чудесной страной, где всё не так, как на Руси, «а люди ходят всё чёрные да нагие». Афанасия поражало то, что почти все жители Индии, даже небогатые, носят золотые украшения. К слову, сам Никитин тоже поразил индийцев — местным жителям редко доводилось раньше видеть здесь белых людей.

Однако, выгодно продать жеребца в Чауле не удалось, и он отправился вглубь страны. Он побывал в небольшом городке в верховьях реки Сины, а затем отправился в Джуннар.

В своих путевых заметках не упускал бытовых подробностей, а также описывал местные обычаи и достопримечательности. Это было едва первое правдивое описание быта страны не только для Руси, но даже и для всей Европы. Путешественник оставил записи о том, какую пищу здесь готовят, чем кормят домашних животных, как одеваются и каким товаром торгуют. Описан даже процесс изготовления местных хмельных напитков и обычай индийских хозяек дома спать с гостями в одной постели.

В крепости Джуннар пришлось задержаться уже не по своей воле. «Джуннарский хан», отобрал у него жеребца, когда узнал, что купец не басурманин, а пришелец из далёкой Руси, и выставил иноверцу условие: или тот переходит в исламскую веру, или не только не получит коня, но и будет продан в рабство. Хан дал ему 4 дня на размышление. Русского путешественника спас случай — ему встретился старый знакомый Мухаммед, который поручился перед ханом за чужестранца.

В течение 2 месяцев, проведённых тверским купцом в Джуннаре, Никитин изучал сельскохозяйственную деятельность местных жителей. Он увидел, что в Индии пашут и сеют пшеницу, рис и горох в сезон дождей. Описывает он и местное виноделие, в котором в качестве сырья используются кокосовые орехи.

После Джуннара он посетил город Алланд, где действовала большая ярмарка. Купец намеревался продать здесь своего арабского скакуна, да снова не получилось. На ярмарке и без его жеребца было множество хороших коней для продажи.

Лишь в 1471 году Афанасию Никитину удалось продать своего коня, да и то без особой выгоды для себя, а то и с убытком. Это случилось в городе Бидар, куда путешественник прибыл, пережидая в других поселениях сезон дождей. Он остановился в Бидаре надолго, сдружившись с местными жителями.

Русский путешественник рассказал им о своей вере и своей земле, индусы тоже многое поведали ему о своих обычаях, молитвах, семейном укладе. Множество записей в дневниках Никитина касаются вопросов религии индийцев.

В 1472 году он прибыл в город Парват, священное место на берегу реки Кришны, куда со всей Индии шли верующие на ежегодные празднества, посвящённые богу Шиве. Афанасий Никитин отмечает в дневниках, что это место имеет для индийских брахманов такое же значение, как для христиан Иерусалим.

Тверской купец путешествовал по Индии ещё полтора года, изучая местные нравы и пытаясь вести торговые дела. Однако коммерческие начинания путешественника потерпели крах: товара, подходящего для вывоза из Индии на Русь он так и не нашёл.

Африка, Иран, Турция и Крым

На обратном пути из Индии Афанасий Никитин решил посетить восточное побережье Африки. Согласно записям в дневниках, в Эфиопских землях ему едва удалось избежать ограбления, откупившись от разбойников рисом и хлебом.

Затем он вернулся в город Ормуз и двинулся через Иран, в котором шли военные действия, на север. Он миновал города Шираз, Кашан, Эрзинжан и прибыл в Трабзон (Трапезунд), турецкий город на южном берегу чёрного моря. Казалось, возвращение близко, но тут удача снова отвернулась от путешественника: он был взят под арест турецкими властями как иранский шпион и лишён всего оставшегося имущества.

По словам самого путешественника, дошедшим до нас в виде записей, всё, что осталось у него на тот момент — это сам дневник, да желание вернуться на Родину.

Ему пришлось занять под честное слово денег на дорогу до Феодосии, где он намеревался встретить купцов-соотечественников и с их помощью отдать долги. В Феодосию (Кафу) он смог добраться только осенью 1474 года. Зиму Никитин провёл в этом городе, завершив записки о своём путешествии, а весной отправился по Днепру обратно в Россию, в родной город Тверь.

Однако вернуться туда ему было не суждено — он скончался в городе Смоленске при неизвестных обстоятельствах. Скорее всего, годы скитаний и перенесённых путешественником лишений подорвали его здоровье. Спутники Афанасия Никитина, московские купцы привезли его рукописи в Москву и передали их дьяку Мамыреву, советнику царя Ивана III. Позже записи были включены в летописи 1480 года.

В XIX веке эти записи были обнаружены русским историком Карамзиным, который и опубликовал их в 1817 году под авторским заглавием. Три моря, упоминаемых в названии труда — это Каспийское море, Индийский океан и Чёрное море.

Купец из Твери оказался в Индии задолго до прибытия туда представителей европейских государств. Морской путь в эту страну был открыт португальским купцом на несколько десятков лет позже, чем туда пришел русский торговый гость . Что он открыл в далёких землях и почему его записи представляют для потомков такую ценность?

Хотя коммерческая цель, которая побудила первопроходца на столь опасное путешествие, не была достигнута, результатом странствий этого наблюдательного, талантливого и энергичного человека явилось первое реальное описание неведомой далёкой страны. До этого в Древней Руси сказочная страна Индия была известна лишь по легендам и литературным источникам того времени.

Человек XV века увидел легендарную страну своими глазами и сумел талантливо рассказать об этом своим соотечественникам. В своих записях путешественник пишет о государственном строе Индии, религиях местного населения (в частности о «вере в буты» — так Афанасий Никитин услышал и записал имя Будды, священное для большинства жителей Индии того времени).

Он описал торговлю Индии, вооружение армии этой страны, рассказал об экзотических животных (обезьянах, змеях, слонах), местных нравах и представлениях индийцев о морали. Записаны им и некоторые индийские легенды.

Русским путешественником описаны также города и местности, в которых он сам не побывал, но о которых слышал от индийцев. Так, он упоминает , и Индокитай, места, которые в то время были ещё совершенно неизвестны русскому человеку. Сведения, тщательно собранные первопроходцем, позволяют нам сегодня судить о военных и геополитических устремлениях индийских правителей того времени, состоянии их армий (вплоть до числа боевых слонов и количества колесниц).

Его «Хождение за три моря» было первым текстом подобного рода в русской литературной словесности. То, что он не описывал только лишь святые места, как это делали паломники до него, придаёт сочинению неповторимое звучание. В поле его внимательного зрения попадают не объекты христианской веры, а люди с другой религией и другим укладом жизни. Его записки лишены какой-либо официальности и внутренней цензуры, и этим особенно ценны.

Рассказ об Афанасии Никитине и его открытиях — видео

Путешествие Афанасия Никитина началось в Твери, оттуда маршрут пролегал по реке Волге через Нижний Новгород и Казань до Астрахани. Затем первопроходец побывал в Дербенте, в Баку, в Сари, после чего двинулся по суше через Персию. Добравшись до города Ормуз, он снова сел на корабль и прибыл на нём в индийский порт Чаул.

В Индии он посетил в пеших странствиях множество городов, среди которых Бидар, Джуннар и Парват. Далее по Индийскому океану он приплыл в Африку, где провёл несколько дней, а потом — опять же водным путём вернулся в Ормуз. Далее пешим ходом через Иран он пришёл в Трапезунд, оттуда добрался до Крыма (Феодосия).

«И тут Индийская страна, и простые люди ходят нагие, а голова не покрыта, а груди голы, а волосы в одну косу заплетены, все ходят брюхаты, а дети родятся каждый год, а детей у них много. Из простого народа мужчины и женщины все нагие да все черные. Куда я ни иду, за мной людей много — дивятся белому человеку» (Афанасий Никитин. Хожение за три моря).

Вторая половина XV в. стала решающим моментом для объединения русских земель в централизованное государство, происходившего на фоне окончательного освобождения от монгольского владычества и при постоянном давлении с запада. Значительно усилившаяся Москва, постепенно распространившая свою власть на окружавшие княжества, главным образом северные и восточные, не собиралась останавливаться на достигнутом. А главным соперником Москвы в борьбе за первенство была не раскинувшаяся от Балтики до Урала Новгородская республика, помышлявшая всего лишь о независимости, а расположенное под боком небольшое, но своенравное Тверское княжество. Время от времени тверские князья замирялись с московскими и помогали последним одолеть кого-нибудь — например, новгородцев, но затем снова порывали с Москвой и в поисках союзника против нее заигрывали сначала с Ордой, а позже с Литвой.

Однако борьба эта не носила характера постоянной конфронтации — с регулярными боевыми действиями, наступлениями и массовыми разрушениями. На экономической жизни княжеств, в частности на торговле, она если и сказывалась, то в малой степени. Развитие городов, торговли и рост купечества, подорванные монгольским нашествием и возобновившиеся уже в начале XIV в., привели к выделению купеческих братчин — богатых и влиятельных групп «гостей» (так на Руси именовали купцов, торговавших с другими городами и странами) в Новгороде, Москве, Твери, Нижнем Новгороде и Вологде.

Летом 1466 г. из Твери в далекое плавание вниз по Волге отправились два купеческих судна: их путь лежал на Каспий, или, как его называли в старину, — Дербентское море. Главой каравана был Афанасий Никитин (строго говоря, Никитин сын, т. е. Никитич) — по всей видимости, человек бывалый, походивший и поплававший немало. С первых дней путешествия Афанасий начал вести дневниковые записи. Из них видно, что волжский путь был ему хорошо знаком. Караван проследовал мимо Калязина, Углича, Костромы, Плеса, а в Нижнем Новгороде остановился надолго. Здесь купцы ожидали караван посла Ширвана (историческая область на юго-западном берегу Каспийского моря): тот возвращался из Москвы на родину. Тверичи решили присоединиться к нему: плыть дальше по Волге было небезопасно из-за татар, а с посольством казалось как-то надежнее.

Без особых проблем купцы с посольством прошли Казань, миновали почти все татарские земли, но в одном из рукавов волжской дельты на них напал отряд астраханских татар. Купцы в то время умели многое, в том числе и оборонять свое добро. Завязался бой. Они проскочили бы, да, на беду, одно судно застряло на мели, а другое на рыболовном езу (плетне). Татары разграбили их и захватили в плен несколько человек. Двум судам, в том числе большому посольскому, на котором находился Афанасий и еще десять купцов, удалось выйти в море. Здесь их подстерегало еще одно несчастье: налетела буря, и меньшее судно выбросило на мель близ Тарки (ныне Махачкала). Местные жители, кайтаки, купцов захватили в плен, а товар разграбили. Афанасий же добрался до Дербента и сразу начал хлопотать об освобождении пленных и возвращении товара. Через год людей отпустили, но товар не отдали.

Купцы вернулись на родину. Лишь немногие — те, что брали для торговли товары в долг, — отправились кто куда в поисках возможного заработка: возвращение домой без средств означало бы позор и долговую яму. А что же Афанасий? Он пошел на юг, к Баку. По одной из версий, он тоже брал товары в долг и не хотел попасть в яму. По другой, Афанасий никому ничего не задолжал, но все равно решил с пустыми руками не возвращаться. Из Баку в сентябре 1468 г. он отплыл в персидский Мазендеран и провел там около восьми месяцев. Затем, перейдя хребет Эльбурс, Афанасий продолжил путь на юг. Постепенно, от города к городу, иногда оставаясь в них на продолжительное время (всего в Персии купец пробыл два года), он дошел до Ормуза — порта на берегу Персидского залива, где сходились оживленные торговые пути из Египта, Малой Азии, Индии и Китая.

Здесь Афанасий услышал, что в Индии очень дорого ценятся лошади. Он купил хорошего коня, сел на судно и через полтора месяца прибыл в индийский Чаул (южнее современного Бомбея). Судя по всему, Индия немало удивила путешественника. Эта страна не была похожа ни на одну землю, виденную им ранее. Удивительным казалось все — и огромные змеи, ползавшие по улицам городов, и скакавшие по стенам и головам жителей орды обезьян, к которым население относилось с почтением, и гастрономические пристрастия этого самого населения, и невероятное количество распространенных здесь религиозных верований… Но более всего поразили купца сами местные жители — темнокожие и совершенно нагие, кроме тех, что побогаче, прикрывавших материей голову и бедра. Зато все, в том числе самые бедные, носили золотые украшения: серьги, браслеты, ожерелья. Впрочем, к наготе окружающих Афанасий быстро привык, а вот обилие золота не давало ему покоя.

Приобретенного в Ормузе коня купцу никак не удавалось продать — ни в Чауле, ни в Джуннаре, уже в глубине страны. Более того, наместник Джуннара силой забрал у Афанасия жеребца. А выяснив, что чужеземец — не мусульманин, наместник поставил его перед тяжелым выбором: либо он принимает ислам и получает назад своего коня, да еще и деньги в придачу, либо остается без жеребца, а сам становится рабом. На счастье Афанасия, в Джуннаре ему встретился старый знакомый Мухаммед, который, узнав о беде русского, просил наместника смилостивиться. Правитель оказался сговорчивым: в свою веру не обратил, не поработил и коня возвратил.

Переждав сезон дождей, Афанасий повел коня в далекий Бидар, столицу огромного государства Бахмани, а затем на ярмарку в Алланд. И все напрасно: продать жеребца не получалось. Вернувшись в Бидар, в декабре 1471 г. он все-таки от него избавился — почти через год после покупки. Из Бидара Афанасий отправился в священный город Парват, где стал свидетелем величественного праздника ночи, посвященного богу Шиве.

Из Парвата он снова возвратился в Бидар, а через год ушел в Каллур — город в алмазоносной провинции, где прожил около полугода.

За три года, что Афанасий провел в Индии, он стал очевидцем многих событий, включая кровопролитные войны, религиозные праздники и многое другое. Огромное впечатление на него произвел праздничный выезд султана: «…с ним двадцать везиров великих выехало да триста слонов… Да тысяча коней верховых в золотой сбруе, да сто верблюдов с барабанами, да трубачей триста, да плясунов триста, да триста наложниц…». Им были собраны ценные сведения и о тех местах, где сам он не побывал: о столице государства Виджаянагар и порте Кожикоде, об острове Шри-Ланка, о большом порте Пегу в устье Иравади, где жили буддийские монахи, торговавшие драгоценными камнями.

Одному на чужбине тяжело, тем более среди людей иной веры. Если не считать таинственного Мухаммеда, близких людей за все эти годы Афанасий не обрел. Ведь случайные знакомые, торговцы да женщины не в счет. Окончательно истосковавшись, он решил возвращаться на родину. Коммерческие результаты путешествия, со слов самого путешественника, оказались неутешительными: «Меня обманули псы-басурмане: они говорили про множество товаров, но оказалось, что ничего нет для нашей земли». В Дабуле, расположенном на западном побережье Индии, купец сел на корабль, идущий в Ормуз.

Из Ормуза он уже знакомой ему дорогой отправился к Каспийскому морю. Пройдя владения Узун-Хасана и задержавшись в его стане, путник двинулся к черноморскому порту Трапезунду, принадлежавшему османскому правителю Мухаммеду II, который в то время воевал с Узун-Хасаном. Афанасия заподозрили в шпионаже в пользу последнего. Его тщательно обыскали и отпустили, но добро «выграбили все». Только поздней осенью 1474 г. (по другим данным — 1472 г.) с большими приключениями он переправился через Черное море и добрался до генуэзской Кафы (ныне Феодосия). Это уже почти дом, здесь слышна русская речь… На этом записи путешественника обрываются. Можно предположить, что в Кафе он провел зиму, а весной отправился на север. Он пошел через земли Великого княжества Литовского, дружественного Твери, но враждебного Москве. Дорогой, не доходя Смоленска, Афанасий умер.

Тетради, исписанные его рукой, попали в Москву, к великокняжескому дьяку Василию Мамырёву, а тот распорядился включить их в летопись. Впоследствии записки путешественника, получившие название «Хожение за три моря», неоднократно переписывались. Это ценный географический и исторический документ, содержащий сведения о населении, хозяйстве, обычаях, природе Индии и других стран.

В «Хожении», как и в самом путешествии, немало таинственного. Почти ничего не известно о самом Афанасии, даже его возраст. Удивительно, что, лишившись товара, он умудрился пройти всю Персию, приобрести дорогого коня, а затем, не сумев сразу продать его, целый год содержать. Кто такой Мухаммед, каждый раз оказывавшийся рядом в трудную для Афанасия минуту и обладавший даром джинна из бутылки отводить от путешественника все беды? В «Хожении», наряду с христианскими молитвами, рассыпаны столь же многочисленные мусульманские. Возможно, оказавшись в неправославной стране, Афанасий был вынужден конспирироваться и следовать местным правилам, однако известно, что свои записки он приводил в порядок уже в Кафе. Еще одна загадка. Таинственной представляется и смерть путешественника.

В поисках морского пути в Индию Христофор Колумб в 1492 г. открыл Америку, а пять лет спустя Васко да Гама положил начало завоеванию Индостана. Афанасий сын Никитин побывал в Индии за 30 лет до португальца и оставил лучшее для своего времени описание этой удивительной страны.

ЦИФРЫ И ФАКТЫ

Главный герой: Афанасий Никитин (Никитич), тверской купец
Другие действующие лица: Посол Ширвана; Мухаммед, покровитель Афанасия; Василий Мамырёв, дьяк
Время действия: 1466-1474 гг. (по другим данным, 1466-1472 гг.)
Маршрут: Из Твери по Волге до Каспия, из Дербента в Индию
Цель: Торговля и, возможно, какая-то секретная миссия
Значение: Лучшее описание Индии в XV в.

3427

Владимир Дергачев

Тверской купец Афанасий Никитин по воле судьбы стал великим русским путешественником, оставившим путевые заметки, известные под названием «Хождение за три моря». Год рождения его неизвестен, умер (или трагически погиб?) в 1447 году вблизи Смоленска (на территории Великого княжества Литовского) на обратном пути из путешествия, можно сказать в нескольких шагах от дома. В Афанасии Никитине сконденсировалась важная черта русской ментальности — устремленность за горизонт. Это не было авантюрой, опытный и смелый купец уже посещал Константинополь в Византии, Литву, Крым и Молдавское княжество и благополучно возвращался с заморскими товарами.

Путешествие по Волге, Каспию, Персии, Аравийском морю, Индии, Турции и Черноморью продолжалось с середины 1471 до начала 1474 года (по другой датировки — с 1468 по 1474 год).

Первоначально целью купеческой поездки было налаживание торговых связей с азиатскими купцами, ведающими торговлей по , проходящему через кавказскую Шемаху. Русские купцы везли преимущественно пушнину. Русские купцы отправились вниз по Воле в сопровождении посла ширван-шаха (властителя) Шемахи. Плавание по Волге шло благополучно, но возле Астрахани на реке Бузан купцы были ограблены татарами. Разбойники отняли товар, закупленный, очевидно, в кредит. Возвращение на Русь без товара и без денег грозило долговой ямой. Но часть купцов вернулось назад, а Никитин отправился дальше на Восток. Чтобы пустым не возвращаться в Тверь и не оказаться в долговой яме купец поплыл на Дербент, далее на Баку, Шемаху и Персию, где купил жеребца, которого решил выгодно продать в Индии и закупить товар для русской земли. Но и эта сделка особой выгоды не принесла.

Афанасий Никитин пробыл в Индии три года: «И тут есть Индейская страна, и люди все ходят наги, а голова не покрыта, а груди голы, а власы в одну косу заплетены, а все ходят брюхаты, а дети родятся на всякий год, а детей у них много. А мужики и жонкы все нагы, а все черны. Яз куды хожу, ино за мною людей много, да дивуются белому человеку…». «Индусы быка называют отцом, а корову — матерью. На помете их пекут хлеб и кушанья варят, а той золой знаки на лице, на лбу и по всему телу делают. В воскресенье и в понедельник едят они один раз на дню». В своих записях Никитин употреблял выражения ненормативной лексики великого и могучего русского языка. В академических переводах крепкие слова исчезли.

В 1387 году на юге Индии было образовано первое мусульманское государство Бахмани, к югу от которого располагалась Виджаянагарская империя. С 1429 года столица султаната была перенесена в Бидар, который и посетил русский купец: «В Бидаре луна полная стоит три дня. В Бидаре сладких плодов нет. В Индостане большой жары нет. Очень жарко в Ормузе и на Бахрейне, где жемчуг родится, да в Джидде, да в Баку, да в Египте, да в Аравии, да в Ларе. А в Хорасанской земле жарко, да не так. Очень жарко в Чаготае. В Ширазе, да в Йезде, да в Кашане жарко, но там ветер бывает. А в Гиляне очень душно и парит сильно, да в Шамахе парит сильно; в Багдаде жарко, да в Хумсе и в Дамаске жарко, а в Халебе не так жарко».

Маршрут хождения Афанасия Никита за три моря

На снимке памятник Афанасию Никитину в Феодосии (бывшей Кафе). В 2002 году памятник Афанасию Никитину был открыт в индийском городе Ревданда.


http://leto.feodom.com/upload/arts/51.JPG

Исследователи путешествия «за три моря» пытаются ответить на вопрос, как удалось в чужих краях выжить русскому купцу? Возможно, ему помогла местная традиция: «А жены их со своими мужьями спят днем, а ночью ходят спать к чужестранцам, да спят с ними, да дают им корм и приносят с собой сахарную еду и вино сахарное, да кормят и поят гостей, чтобы их любили, а любят гостей людей белых, потому что их люди очень черны. А зачнет жена от гостя дитя, и мужья дают корм. А родится дитя белое, тогда гостю пошлины триста тенек…». Слова Никитина не вызывают сомнения, об этом в последствии писал и Марко Поло. Но скитания на чужбине были не легкими: «А все черные люди злодеи, а женки все бл…, колдуны да воры, да обман, да зелье, господ морят ядом».

Но, в первую очередь, купеческая жилка Афанасия Никитина искала выгодный товар для русской земли. Чтобы по возвращению в Тверь не только расплатиться с долгами, но и остаться с прибылью. В своих заметках он пишет о шелке, сандаловом дереве и жемчуге. Но больше всего его привлекли местные алмазы. Возможно, он и пытался их привести в русскую землю, но был ограблен и убит под Смоленском.

Мировая известность выдающегося представителя нашей страны Афанасия Никитина по праву принадлежит этому великому путешественнику и исследователю русских территорий, хотя сведений о нем до нашего времени дошло очень и очень мало. Современники знают Афанасия Никитина как известного мореплавателя, который первый из европейцев побывал в Индии, открыв ее на 25 лет раньше, чем туда попал португальский мореплаватель Васко да Гамма.

Не осталось никаких сведений о месте и дате его рождения, неизвестно чем он занимался до того, как занялся исследованиями. Историкам его ранняя биография известна частично. Некоторые ученые, на основании обрывочных сведениях, считают, что родился Афанасий примерно 1440 году, в крестьянской семье. Звали отца Афанасия Никита, отсюда и его фамилия. Что заставило оставить крестьянский труд Афанасия – неизвестно, но в довольно молодом возрасте он поступил в услужение к купцу в торговом караване и первое время исполнял разные мелкие поручения, постепенно набираясь опыта. Вскоре, ему удается не только набраться опыта, но и завоевать большой авторитет среди торговцев и купцов. А вскоре Никитин начал водить торговые караваны самостоятельно. По торговым делам ему приходилось бывать в разных государствах – Литве, Византии, Крыму. Коммерческие походы Афанасия всегда сопровождались удачей, и он возвращался на родину с полными кораблями заморских товаров.

Начало индийского похода

В 1446 году, в самое подходящее время для путешествия, в начале лета, купцы из города Тверь собрались в «заморские страны», опасное и далекое плаванье. На продажу заготовили дорогой товар – мех, который очень ценился на рынках по берегам Волги и Северного Кавказа. Купцы долго решали, кого поставить главой каравана. В конце концов, выбор пал на Афанасия Никитина – ответственного и честного человека с репутацией бывалого путешественника, с огромным опытом и много повидавшего в своей жизни.

Уже в те далекие времена, река Волга стала центром международного торгового пути. Корабли под руководством Никитина должны были пройти по реке к «Хвалынскому морю» (это устаревшее название Каспийского моря).

Так как этот путь для Никитина был уже не нов и не раз пройден, то и путевые заметки путешественника до Нижнего Новгорода очень скудные и краткие. В городе караван примкнул к ширванским судам во главе с Хасанбеком, которые возвращались из Москвы.

Караван успешно миновал город Казань и другие татарские поселения. В дельте реки Волги купцы вздохнули с облегчением. Но здесь и произошло неожиданное нападение астраханских татар под предводительством хана Касима. В записках Никитина кратко описан бой с татарами. Были убиты несколько человек с обеих сторон. К несчастью, одно судно село на мель, а второе зацепилось за рыболовные снаряжения. Эти суда были полностью разграблены, а четыре человека взяты в плен.

Остальные суда пошли дальше. Недалеко от Тархы (район современной Махачкалы), корабли оказались в эпицентре бури и оказались выброшены на побережье, люди были захвачены, а остатки товара разграблены местным населением. Афанасий по воле случая, плыл на судне посла, поэтому ему удалось благополучно добраться до следующего города — Дербента. Сразу же он, с оставшимися товарищами, стал добиваться освобождения пленных. Их ходатайства увенчались успехом, и через год люди оказались на свободе. Но товар оказался потерян безвозвратно, возвращать его никто не собирался.

Набрав огромный долг, Никитин не мог и думать о возвращении на родину. Там его ждали позор и долговая яма. Остался один выход – стать путешественником поневоле и отправится на чужбину, надеясь только на успех нового предприятия. Поэтому он продолжил свой путь, направившись в Баку, оттуда, путешественник отправляется в крепость Мазандеран, и там задерживается надолго. Все это время он ведет свои записи, повествуя о природе, городах и быте населения Закавказья.

Афанасий Никитин в Индии

В начале 1469 года Афанасий собирается в сказочный город Ормуз, известный своими самоцветами, с населением более сорока тысяч человек. Наслышанный о сказочной Индии, ее богатстве, он, желая разбогатеть и раздать долги, отправляется именно туда. Здесь он решается на опасный шаг – покупает арабского жеребца, в надежде выгодно пристроить его индийцам.

Уже 23 апреля 1471 года ему удается добраться до индийского города, под названием Чаул. Здесь он никак не может с выгодой продать коня, и путешественник отправляется вглубь страны. Постепенно он проходит через всю Индию, надолго останавливаясь в приглянувшихся местах. Так он пожил несколько недель в Джуннаре, затем в Бидаре и Алланде. Афанасий с удовольствием изучает быт, обычаи, архитектуру и легенды коренного населения. Он старательно ведет записи, увлекшись этнографическими исследованиями, и тщательно фиксирует свои наблюдения. В рассказах Никитина об Индии, эта страна представлена как сказочная, здесь все не так, как на Русской земле. Сильно удивляло, что все ходят в золоте, даже самые бедные. Стоить сказать, что и сам Никитин тоже удивлял индийцев – раньше им не приходилось встречать белокожих людей со светлыми волосами. Среди коренного населения он был известен, как «хозе Исуф Хоросани», который часто и подолгу жил в домах у простых индийцев, не претендуя на роскошь.

В 1472 году исследователь добирается до священного для каждого индийца места – города Парвата, где с интересом изучает религию индийцев-брахманов, их религию, праздники и обряды. Через год Афанасий побывает в Райчул — «алмазной области» Индии. В общем, путешественник провел на чужбине чуть более трех лет. Это время он провел с огромной пользой, исследовав неведомую страну, ее особенности. Он тщательно записывает обычаи, законы, быт местного населения, становится свидетелем нескольких междоусобных войн. Вскоре, Афанасий Никитин решает возвращаться на родину.

Путь домой

Приняв решение возвратиться домой, Никитин тщательно готовится к отъезду. На имеющиеся деньги он закупает товар – местные драгоценные камни и украшения. В начале 1473 года он отправляется в Дабул, к морю, где сел на судно, на котором почти три месяца добирался до Ормуза. Торгуя по дороге пряностями, он достигает Трабзона, посетив по пути кочевых туркмен. Власти Трабзона спутали исследователя с туркменом и арестовали весь товар, находившийся при нем, в том числе и индийские самоцветы. Дневник и записи, при этом не заинтересовали их. Добравшись до Феодосии, путешественник нашел русских купцов, с которыми и покидает чужбину. Но на родину он так и не добрался. Оставив попутчикам свои записи, он тихо скончался недалеко от Смоленска, где-то на территории Великого Княжества Литовского. Это случилось весной 1475 года. Бесценные дневники были доставлены купцами великому князю.

Значение путешествия Афанасия Никитина

Так завершилось «хождение за три моря» Афанасия Никитина – первого русского путешественника. Путевые записи, переданные великому князю, оценили очень высоко, так как до Никитина ни один европеец не бывал в Индии. Тетрадь с наблюдениями путешественника была включена в исторические летописи страны. В течение следующих столетий записи Никитина переписывались и дополнялись не один раз.

Научный подвиг этого исследования нельзя переоценить. Этот труд считается первым описанием неизвестных стран. В нем находятся наблюдения о политическом, экономическом и культурном устройстве «заморских» стран, в том числе Индии.

Коммерческая поездка на деле оказалась великим исследованием. Экономически, путешествие в Индию оказалось убыточным, ведь пригодного для русского человека товара не оказалось, а самоцветы и драгоценности облагались огромной пошлиной.

Самый важный итог путешествия – Афанасий Никитин стал первым русским путешественником, побывавшим в средневековой Индии, и давший правдивое представление о ней. Только через тридцать лет в Индию попадут португальские колонизаторы.

Тест. Хождение за три моря

Будьте внимательны! У Вас есть 10 минут на прохождение теста. Система оценивания — 5 балльная. Разбалловка теста — 3,4,5 баллов, в зависимости от сложности вопроса. Порядок заданий и вариантов ответов в тесте случайный. С допущенными ошибками и верными ответами можно будет ознакомиться после прохождения теста. Удачи!

Список вопросов теста

Вопрос 1

Верно ли следующее утверждение?
Афанасий Никитин — это русский путешественник, купец.

Варианты ответов
Вопрос 2

Верно ли следующее утверждение?
Никитин — это не фамилия Афанасия, а его отчество по отцу.  

Варианты ответов
Вопрос 3

В каком городе родился Афанасий Никитин?

Варианты ответов
  • Тверь
  • Москва
  • Смоленск
  • Феодосия
Вопрос 4

В каком городе умер Афанасий Никитин?

Варианты ответов
  • Смоленск
  • Тверь
  • Ревданде
  • Феодосия
Вопрос 5

Выберите из списка те моря, которые пересёк Афанасий Никитин во время своего путешествия в Индию?

Варианты ответов
  • Чёрное море
  • Аравийское море
  • Средиземное море
  • Каспийское море
Вопрос 6

На берегу какой реки расположен город, в котором родился Афанасий Никитин?

Варианты ответов
  • Волга
  • Днепр
  • Лена
  • Обь
Вопрос 7

Какое животное взял с собой в Индию Афанасий Никитин, чтобы с выгодой его там продать?

Варианты ответов
  • конь
  • овца
  • свинья
  • курица
Вопрос 8

Определите, какие утверждения являются верными, а какие — неверными?
 

Варианты ответов
  • Базар — это было первое место, которое посетил Афанасий Никитин в Ширванском ханстве.
  • На пути из Твери в Индию, Афанасий Никитин выучил два языка: персидский и арабский.
  • Афанасий Никитин в Индии прожил около 10 лет.
  • Осенью 1474 года в Твери Афанасий Никитин умер.
Вопрос 9

Какой стране было посвящено большая часть записей Афанасия Никитина за время его путешествия?
Ответ дайте в именительном падеже. 

Вопрос 10

Какое название получила книга Афанасия Никитина?

На каком море не побывал афанасий никитин. Афанасий никитин краткая биография

Никитин Афанасий (умер в 1475) — тверской купец, путешественник, первым из европейцев посетивший в Индию (за четверть века до открытия пути в эту страну Васко да Гамой), автор Хожения за три моря.

Год рождения А.Никитина неизвестен. Крайне скудны и сведения о том, что заставило этого купца предпринять в конце 1460-х в рискованное и длительное путешествие на Восток, в сторону трех морей: Каспийского, Аравийского и Черного. Его он описал в своих заметках, озаглавленных Хожение за три моря.

А я пошел в Дербент, а из Дербента в Баку… Налгали мне псы бусурманы, наговорили, что всякого нашего товара там много, а вышло, что нет ничего на нашу землю, все товар белый на бусурманскую землю, перец да краски — это дешево, но зато пошлины большие да на море разбойников много.

Никитин Афанасий

Точная дата начала путешествия также не известна. В 19 в. И.И.Срезневский датировал его 1466-1472, современные российские историки (В.Б.Перхавко, Л.С.Семенов) полагают точной дату 1468-1474. Согласно их данным, караван из нескольких судов, объединивший русских торговцев, отправился из Твери по Волге летом 1468. Бывалый купец Никитин до этого не раз посещал дальние страны — Византию, Молдавию, Литву, Крым — и благополучно возвращался домой с заморским товаром. Данное путешествие также началось гладко: Афанасий получил грамоту от Великого князя Тверского Михаила Борисовича, собираясь развернуть широкую торговлю в районе современной Астрахани (некоторым историкам это сообщение дало основание видеть в тверском купце тайного дипломата, лазутчика тверского князя, однако документальных подтверждений тому нет).

В Нижнем Новгороде Никитин должен был в целях безопасности присоединиться к русскому посольству Василия Папина, но тот уже ушел на юг, и торговый караван его не застал. Дождавшись возвращения из Москвы татарского посла Ширвана Хасан-бека, Никитин с ним и с другими купцами отправился в путь на две недели позже намеченного. Под самой Астраханью караван из посольского и купеческих судов ограбили местные разбойники — астраханские татары, не посчитавшись, что на одном из кораблей плыл «свой» и к тому же посол. Они отняли у купцов весь товар, закупленный в кредит: возвращение на Русь без товара и без денег грозило долговой ямой. Товарищи Афанасия и он сам, по его словам, «заплакав, да разошлися кои куды: у кого что есть на Руси, и тот пошел на Русь; а кой должен, а тот пошел, куды его очи понесли».

Желание поправить дела с помощью посреднической торговли погнало Никитина дальше на юг. Через Дербент и Баку он попал в Персию, пересек ее от Чапакура на южном побережье Каспия до Ормуза на берегу Персидского залива и по Индийскому океану к 1471 году доплыл до Индии. Там он провел целых три года, посетив Бидар, Джункар, Чаул, Дабхол и другие города. Денег он не нажил, но обогатился неизгладимыми впечатлениями.

На обратном пути в 1474 Никитину довелось побывать на побережье Восточной Африки, в «земле Эфиопской», дойти до Трапезунда, затем оказаться в Аравии. Через Иран и Турцию он добрался до Черного моря. Прибыв в Кафу (Феодосия, Крым) в ноябре, Никитин не рискнул отправляться дальше в родную Тверь, решив дождаться весеннего купеческого каравана. Здоровье его было подорвано длительным путешествием.

Возможно, в Индии он приобрел какое-то хроническое заболевание. В Каффе Афанасий Никитин, по-видимому, познакомился и близко сошелся с богатыми московскими «гостями» (купцами) Степаном Васильевым и Григорием Жуком. Когда их объединенный караван тронулся в путь (скорее всего, в марте 1475), в Крыму было тепло, но по мере продвижения на север погода становилась все холоднее. Подорванное здоровье А.Никитина дало о себе знать и он неожиданно скончался. Местом его захоронения условно считается Смоленск.

Желая поведать другим то, что повидал сам, А.Никитин вел путевые записки, которым придал литературную форму и дал заглавие Хожение за три моря. Судя по ним, он внимательно изучал жизнь, быт и занятия народов Персии и Индии, обратил внимание на государственный строй, управление, религию (описал поклонения Будде в священном городе Парвате), рассказал об алмазных копях, торговле, вооружении, упомянул экзотических животных — змей и обезьян, таинственную птицу «гукук», якобы предвещавшую смерть и др. Его записки свидетельствуют о широте кругозора автора, дружественном отношении к чужим народам и нравам тех стран, где он побывал. Деловитый, энергичный купец и путешественник не только искал товары, нужные русской земле, но внимательно наблюдал и точно описывал быт и нравы.

Познакомился я со многими индейцами и объявил им о своей вере, что я не бусурманин, а христианин, и они не стали от меня скрывать ни об еде своей, ни о торговле, ни о молитвах и жен своих от меня не прятали; я расспросил все об их вере, и они говорят: веруем в Адама, а Бут — это Адам и род его весь. Вер в Индии всех 84 веры, и все веруют в Бута, а вера с верою не пьёт, не ест, не женится». Индия заняла в его записках особое место: «И тут есть Индейская страна, и люди все ходят наги, а голова не покрыта, а груди голы, а власы в одну косу заплетены, а все ходят брюхаты, а дети родятся на всякий год, а детей у них много. А мужики и жонкы все нагы, а все черны. Яз куды хожу, ино за мною людей много, да дивуются белому человеку…

— тверской купец пятнадцатого века, писатель-путешественник. Дата рождения Никитина в точности не известно. Никитин – первый русский исследователь, сведения о путешествии которого сохранились до наших дней.

В 1466 году, когда посол владетеля Шемахи, ширван-шаха Форус-Есара, именем Асан-бег, бывший у великого князя Иоанна Третьего, собрался в обратный путь в Шемаху вслед за русским послом Василием Папиным, Никитин, проведавший о московском посольстве в Шемаху, решил вместе с ним отправиться туда для распространения русских товаров. Он с товарищами снарядил два судна, получил проезжую грамоту от тверского князя Михаила Борисовича и посадника Бориса Захарьича и с благословения владыки Геннадия, помолившись в соборе Спаса Золотоверхого, поплыл вниз по .

В Костроме Никитин получил от великого князя Александра Васильевича великокняжескую проезжую грамоту за границу и с ней поехал в , где думал сойтись с послом московским Папиным, но не успел его захватить. Дождавшись приезда шемахинского посла Асан-бега, он вместе с ним поплыл Волгой далее, благополучно опустился к рукаву – Бузану, но подле Астрахани был ограблен татарами.

Татары отпустили из устья Волги только два судна, но одно из них разбилось во время бури о берег, и бывшие на нем русские люди захвачены в плен горцами – кайтанами. Никитину, однако, удалось добраться до Дербента, где он застал московского посла Василия Папина, которого стал просить позаботиться об освобождении захваченных кайтанами русских. Русские были освобождены и вместе с Никитиным представлены в Кайтуне ширван-шаху, который принял их очень ласково, но на просьбу помочь возвратиться на родину отвечал отказом, ссылаясь на то, что их слишком много.

Пришлось русским людям расходиться в разные стороны, причем Никитин, по его собственным словам, «пошел к Дербенту, из Дербента к Баке, где горит огонь неугасимый, а потом за море». Свое путешествие Никитин впоследствии назвал «хождением за три моря» — , Индейское и . «Хождение» Никитина можно разделить на четыре части:

  • Путешествие от Твери до южных берегов Каспийского моря;
  • Первое путешествие по Персии;
  • Путешествие по Индии;
  • Обратное путешествие чрез Персию на Русь.

Путешествие его по Индии продолжалось почти три года: от весны 1469 года до января или февраля 1472 года. Описание этого путешествия занимает большую часть дневника Никитина. Он отправился из Ормуза на Фоминой неделе 9-го или 10-го апреля 1469 года и в двадцатых числах апреля подошел к берегу в Диу, затем имел остановку у Камбои по пути к Чювилю, куда прибыл через шесть недель.

Продолжая свое путешествие через горы Гатские до Пали, Умри и далее к Чюнейру, Никитин не забывал своего торгового дела и, по-видимому, умел и на чужбине извлекать из него выгоду. Из Чюнейра, где он чуть не лишился свободы за отказ переменить веру, Никитин отправился через Кулонгер и Кольберг в Великий Бедерь, где оставался несколько месяцев. В течение следующего затем года Никитин, по-видимому, продолжал путешествовать по Индии, что видно из подробных, изобличающих самовидца, описаний городов Биджьнагура и Рачюра.

С наступлением 1471 г. Никитин задумал вернуться на родину, что осуществить было нелегко вследствие происходивших в то время на войн. За месяц до байрама он вышел из Бедеря и чрез Кельберг, Кулури, город, знаменитый драгоценными камнями, особенно сердоликом, Алянд, куда он прибыл, вероятно, во второй половине октября 1471 года, Камендрию, Кынаряс, Сур, в начале 1472 года добрался до Дабыля. Таким образом, во время своего путешествия по Индии Никитин объехал значительную часть западного полуострова, между реками Кистной и Годавери, то есть области Аурунгабад, Бедерь, Гейдерабад и Беджапур.

Вместе с описаниями местностей, которые он посетил, он занес в свои записки и замечания о природе страны и ее произведениях, о народе, его нравах, верованиях и обычаях, о народном управлении, войске. Его заметки о народном управлении, несмотря на свою сбивчивость, любопытны тем, что их нет в рассказах других современников. Из животных он обратил внимание на слонов, буйволов, верблюдов, обезьян, живущих, по его словам, в горах, по скалам и по . Подробно описаны Никитиным, в особых заметках пристани Индийского моря. Описание это особенно любопытно, так как дает довольно подробные сведения о торговле и мореплавании того времени. Путешественник указывает, чем богата каждая пристань.

Припоминая свой отъезд, он отметил, что Дабыль – город очень большой, что туда съезжается все поморье Индейское и Ефиопское. Там Никитин сел в судно, плывущее до Ормуза. Однако занесли корабль в сторону и после месячного плавания он пристал к берегу в виду Ефиопских гор, где подвергся нападению туземцев. Через пять дней корабль продолжал плавание, а через двенадцать Никитин высадился в Мошкате. Здесь он отпраздновал шестую за время своего странствования Пасху и после девятидневного плавания прибыл в Ормуз, откуда по знакомым местам добрался до расположенного близ Тавриза стана знаменитого завоевателя Западной – Асан-бега, где провел десять дней, чтобы разведать, каким путем можно пробраться на север.

В сентябре 1472 года он через Арцингам направился в Трапезонт. Здесь Никитин подвергся обыску, причем у него «все, что мелочь добренькая, они выграбили все». С большим трудом, вследствие частых бурь на , удалось мореплавателю добраться до , а оттуда к Кафе, где он облегченно воскликнул: «милостию Божиею преидох три моря». Неизвестно, какой дорогой воротился Никитин на Русь, но можно думать, что возвращался он через и .

Умер Афанасий Никитич, не доехав до Твери, — в Смоленске. Лучшая характеристика Афанасия Никитина и его дневника, внесенного в полном виде в «Софийский временник» под 1475 годом под заглавием «Написание Офонаса тверитина купца, что был в Индеи четыри года, а ходил, сказывают, с Васильем Папиным», — дано академиком И. И. Срезневским. «Как ни кратки записки, оставленные Никитиным, — говорит он, — все же и по ним можно судить о нем как о замечательном русском человеке пятнадцатого века. И в них он рисуется, как православный христианин, как патриот, как человек не только бывалый, но и начитанный, а вместе с тем и как любознательный наблюдатель, как путешественник-писатель, по времени очень замечательный, не хуже своих собратьев иностранных торговцев пятнадцатого века. По времени, когда писаны, его записки принадлежат к числу самых верных памятников своего рода: рассказы ди Конти и отчеты одни могут быть поставлены вровень с «Хождением» Никитина. Как наблюдатель, Никитин должен быть поставлен не ниже, если не выше современников-иностранцев».

Никитин Афанасий (ум. 1475, ок. Смоленска) — тверской купец, путешественник. В 1466 отправился с товаром в «Ширванскую землю» на Сев. Кавказе. Под Астраханью караван Никитин Афанасий был ограблен ногайскими татарами. Не желая, вернувшись домой, стать за долги холопом, Никитин Афанасий «от многыя беды поидох до Индеи», куда добрался после многих тягот в 1469. Часто без средств и с риском для жизни три года путешествовал по стране, рассказав о ее управлении, хоз-ве, религии, быте, природе в сочинении «Хождение за три моря», ставшем не только точным источником сведений об Индии, но и памятником древнерус. лит-ры, переведенным на многие языки. Обстоятельства смерти Никитин Афанасий на обратном пути на родину неизвестны.

Об Афанасии Никитине нет других биографических сведений, кроме того, что он был купцом из города Твери. Совершил путешествие в Персию, Индию (1466-1474). На обратном пути посетил африканский берег (Сомали), Маскат, Турцию. Путевые записки «Хожение за три моря» (точное название дневника) — ценный гео

графический документ и литературно-исторический памятник. В них автор рассказывает историю своих странствований по Кавказскому побережью Каспийского моря, Персии, Индии, Турции, Крыму и югу России.

Летом 1466 года купцы из Твери на двух судах отправились для заморской торговли в далекое плавание:

вниз по Волге за море «Дербенское», или «Хвалынское» — так в старину называли Каспийское море.

Главой каравана избрали Афанасия Никитина. Караван плыл мимо Калязина, Углича, Костромы, Плёса. Короткие строки дневника говорят, что путь по Волге Никитину был знаком. В Нижнем Новгороде — длительная

остановка. Плыть по Волге в то время было небезопасно: нападали татары.

В Нижнем Новгороде русские купцы присоединились к возвращавшемуся из Москвы на родину ширванскому посольству во главе с Хасанбеком.

Караван плыл «сторожко и с опаской». Благополучно миновали Казань и другие татарские город

а, но в дельте Волги на них напал отряд астраханского хана Касима. Купцы взялись за оружие. Татары «застрелили у нас человека, а мы у них двух застрелили», сообщает Никитин. К несчастью, одно судно застряло на рыболовном езу, а другое село на мель. Татары разграбили эти суда и захватили в плен четыр

ех русских.

Уцелевшие два судна вышли в Каспийское море. Меньшее судно, на котором было «6 москвичь да 6 тверичь», во время бури разбило и выбросило на прибрежную мель близ Тархы (Махачкалы). Жители побережья кайтаки разграбили товар, а людей захватили в плен.

Афанасий Никитин с десятью русски

ми купцами, находясь на посольском судне, благополучно добрался до Дербента. Прежде всего, он начал хлопотать об освобождении пленных. Хлопоты его увенчались успехом: через год купцы были освобождены. Но товар кайтаки не вернули.

Никитин был из тех купцов, что брали товар для заморской торговли в

долг, и утрата товара грозила ему на родине не только позором, но и долговой ямой.

В сентябре 1468 года Никитин из Баку отплыл в прикаспийскую персидскую область Мазандеран, а затем, перевалив горы Эльбурс, двинулся на юг. Путешествовал не торопясь, иногда по месяцу жил в каком-нибудь селении, з

анимаясь торговлей. Весной 1469 года он добрался до «пристанища Гурмызьского», так он называет Ормуз — большой и оживленный порт, где пересекались торговые пути из Малой Азии, Египта, Индии и Китая. Товар из Ормуза доходил и до России, особенно славились «гурмыжские зерна» (жемчуг). Узнав, что отсюд

а вывозят в Индию лошадей, которые там «не родятся» и очень дорого ценятся, тверяк купил хорошего коня и из Гурмыза «…пошел есми за море Индейское…» 23 апреля 1471 года Никитин сел на судно и через шесть недель прибыл в индийский город Чаул.

Индия поразила его. Даже не сама земля, столь не по

хожая на его родные места, а люди — темнокожие, нагие, босые. Лишь у тех, кто побогаче да познатнее, на голове да бедрах фата — кусок материи, но у всех, даже и бедных — либо золотые серьги, либо браслеты на руках и ногах, а вокруг шеи — украшение тоже из золота. Никитин недоумевал: если есть золото

Отчего же они не купят хоть какую одежду, чтобы прикрыть свою наготу? Но в Чауле ему не удалось выгодно продать коня, и в июне он отправился через Западные Гаты в глубь страны, за 200 верст от моря, на восток, в небольшой городок в верховьях Сины (бассейн Кришны), а оттуда на северо-запад, в Джунн

ар — крепость, стоящую на высокой горе, к востоку от Бомбея. Асад-хан, наместник Джуннара, соблазнился превосходным конем и повелел силой забрать его. Вдобавок, узнав, что жеребец принадлежал иноверцу, Асад-хан вызвал русина к себе во дворец и посулил вернуть жеребца и отвесить тысячу золотых в прид

ачу, если чужеземец согласится перейти в магометанскую веру. А нет, так не видать тому жеребца, да и самого продаст в рабство.

Хан отвел на размышление четыре дня. Никитина спас случай — помог своим ходатайством случайно встреченный старый знакомый Мухаммед. Хан показал, что может быть милостив:

не стал понуждать менять веру и вернул жеребца.

Никитин шел в Индию в надежде взять товар на Русь, «ано нет ничего на нашу землю».

Дождавшись, как подсохнут дороги после сезона дождей, в сентябре, повел жеребца еще дальше, за 400 верст, в Бидар, столицу бесерменского (мусульманского) государст

ва Бахмани, владевшего тогда почти всем Деканом до реки Кришны на юге,- «город большой, многолюдный». Затем пошел он дальше — в Алланд, где открывалась большая ярмарка и где он надеялся выгодно продать жеребца. Только напрасно на это рассчитывал: тысяч двадцать коней собралось на ярмарке, и Никитину

продать своего жеребца не удалось.

Только в Бидаре, в декабре 1471 года продал он, наконец жеребца. В 1472 году из Бидара Афанасий направился в священный город Парват, на правом берегу Кришны, куда богомольцы шли на праздник ночи, посвященный богу Шиве (Сиве). Путешественник отмечает, что этот г

ород для индийцев-брахманов так же священен, как для мусульман Мекка, для православных Иерусалим. На этот большой праздник собиралось до 100 тысяч человек.

Из Парвата Афанасий Никитин снова вернулся в Бидар, который оставил в апреле 1473 года. Пробыв пять месяцев в одном из городов «алмазной» обл

асти Райчур, решил возвращаться «на Русь».

Никитин был разочарован результатами путешествия: «Меня обманули псы-басурмане: они говорили про множество товаров, но оказалось, что ничего нет для нашей земли… Дешевы перец и краска. Некоторые возят товар морем, иные же не платят за него пошлин. Но н

ам они не дадут провезти без пошлины. А пошлина большая, да и разбойников на море много»Из краткого вступления к его «Хожению…», включенному в «Львовскую летопись» под 1475 год, видно, что он, «Смоленска не дойдя, умер [в конце 1474 — начале 1475 года], а писание своей рукой написал, и его рукопис

ные тетради привезли гости [купцы] в Москву…»Тетради, исписанные рукою Никитина, попали в Москву, к дьяку великого князя Василию Мамыреву. Тот сразу же понял, какую ценность они представляют — ведь до Никитина русские люди не были в Индии. В XVI-XVII веках «Хожение…» неоднократно переписывалось.

Современникам Афанасий Никитин известен как мореплаватель и торговец, купец стал первым из жителей европейских стран, кто побывал в Индии. Путешественник открыл восточную страну за 25 лет до и других португальских путешественников.

В путевых записках «Хождение за три моря» российский путешественник подробно описал быт и политическое устройство восточных стран. Рукописи Афанасия были первыми на Руси, которые описывали морское путешествие не с точки зрения паломничества, а с целью рассказа о торговле. Сам путешественник считал, что его записки – это грех. Позже, в 19 веке, рассказы Афанасия опубликованы известным историком и писателем и вошли в «Историю государства Российского».

Детство и юность

О детских годах русского путешественника известно мало, так как биографию Афанасия Никитина начали записывать во время экспедиций купца. Мореплаватель родился в середине 15 века в городе Тверь. Отец путешественника – крестьянин, звали его Никитой. Поэтому «Никитин» – это отчество, а не фамилия.


Больше о семье, как и о юности путешественника, биографам ничего не известно. Афанасий в молодом возрасте стал купцом и успел повидать многие страны, например, Византию и Литву, где путешественник продвигал торговлю. Товар Афанасия пользовался спросом, поэтому нельзя сказать, что юноша жил в бедности.

Экспедиции

Афанасий Никитин, как опытный купец, стремился расширить торговлю в нынешней Астрахани. Мореплаватель получил разрешение тверского князя Михаила Борисовича III, поэтому Никитина рассматривали как тайного дипломата, однако исторические данные не подтверждают эти догадки. Получив поддержку первых государственных лиц, Афанасий Никитин отправился в дальний путь из Твери.

Мореплаватель поплыл через реку Волгу. Первоначально путешественник остановился в городе Клязин и отправился в монастырь. Там он получил благословение у игумена, а также помолился Святой Троице, чтобы путешествие сложилось благополучно. Далее Афанасий Никитин отправился в Углич, оттуда в Кострому, а затем в Плес.


Маршрут путешествия Афанасия Никитина

По словам путешественника, маршрут проходил без препятствий, однако в Нижнем Новгороде экспедиция мореплавателя затянулась на две недели, так как там купец должен был встретиться с послом Ширванского государства Хасан-беком. Первоначально Никитин хотел присоединиться к русскому посольству Василия Папина, но тот уже уплыл на юг.

Беда случилась, когда команда Афанасия проплывала мимо Астрахани: мореплавателей настигли татарские разбойники и разграбили корабль, а одно судно и вовсе утонуло.


Карта времен Афанасия Никитина

Путешественники не могли вернуться на родину, так как их ждали долговые обязательства за то, что те не сохранили товар, который был закуплен на государственные деньги в кредит. Некоторые из моряков, у которых хоть что-то осталось дома, возвратились на Русь, остальные люди Никитина разошлись в разные стороны, кто-то остался в Шемахе, некоторые отправились на работу в Баку.

Афанасий Никитин надеялся улучшить материальное положение, поэтому решил отправиться в плавание в сторону юга: из Дербента неунывающий мореплаватель отправился в Персию, а из Персии добрался до оживленного порта Ормуза, который представлял собой пересечение торговых путей: Малой Азии, Индии, Китая и Египта. В рукописях Афанасий Никитин называл этот порт «пристанищем Гурмызьским», знакомый на Руси поставками жемчуга.

Прозорливый торговец в Ормузе узнал, что оттуда поставляют редких жеребцов, которых не разводят в индийской стране, и там они дорого ценятся. Купец приобрел коня и с надеждой сбыть товар по заоблачной цене отправился на евразийский материк в Индию, территория которой хоть и была тогда на картах, но оставалась неизведанной европейцами.


В город Чаул Афанасий Никитин приплыл в 1471 году и прожил в незнакомом государстве три года, однако не возвратился на родину. Русский путешественник детально описал быт и устройство солнечной страны в своих рукописях.

Афанасий удивлялся тому, как индийские жители ходят по улице: женщины и дети гуляли нагими, а у князя были покрыты покрывалом бедра и голова. Но зато чуть ли не у каждого человека были золотые украшения в виде браслетов, что удивляло русского купца. Никитин не понимал, почему индийцы не могут продать драгоценные украшения и купить одежду, чтобы прикрыть наготу.


Иллюстрация книги Афанасия Никитина «Хождение за три моря»

Также его впечатлило, что население Индии было большое, и почти каждая вторая жительница страны ожидала ребенка.

В Чауле Афанасий не продал жеребца по выгодной цене, поэтому в начале весны мореплаватель отправился в самую глубинку Индии. Купец добрался до северо-западной крепости Джуннар, где встретился с Асад-Ханом, ее хозяином. Наместнику понравился товар Афанасия, однако он возжелал заиметь коня бесплатно и отнял его силой. В ходе разговора Асад узнал, что русский путешественник исповедует иную религию и обещал вернуть животное с золотом в придачу, если купец примет ислам. Наместник дал Никитину 4 дня на раздумья, в случае отрицательного ответа Асад-Хан пригрозил русскому купцу смертью.


Издания книги Афанасия Никитина «Хождение за три моря»

По книге «Хождения за три моря» Афанасия Никитина спас случай: наместнику крепости встретился знакомый старик Мухаммед, перед которым правитель показал милость и отпустил чужеземца, вернув коня. Однако историки спорят до сих пор: принял Афанасий Никитин магометанскую веру или же остался верен православию. Такие сомнения оставил купец из-за оригинальных записок, которые были насыщенны иноземными словами.

Также Никитин удивлялся обычаям Индии и экзотическим животным, в чужеземной стране он впервые увидел змей и обезьян. Путешествие в невиданные края было красочным и ярким, но Афанасий остался недоволен, ведь торговой выгоды купец так и не увидел. По словам мореплавателя, солнечная страна торговала красками и дешевым перцем – нечего было увезти на родину, чтобы получить прибыль. Индийское пребывание Никитина было интересным, но бедным: продажа единственного коня обошлась купцу в убыток и наложением штрафа.

Личная жизнь

О личной жизни Афанасия Никитина ученым неизвестно, ведь жизнеописание русского мореплавателя составлялось благодаря запискам купца. Были ли у Никитина дети, ждала ли его верная супруга – тоже остается загадкой. Но, судя по рукописям торговца, Афанасий Никитин был целеустремленным и неунывающим человеком, который не боялся трудностей в незнакомой стране. За три года путешествий Афанасий Никитин освоил чужеземные языки, в его дневниках встречались арабские, персидские и тюркские слова.


Нет фотографичных портретов Никитина, до современников дошли только примитивные рисунки. Известно, что купец обладал простой славянской внешностью и носил квадратную бороду.

Смерть

Скитаясь по солнечным странам, Афанасий Никитин жил мечтою вернуться на родину. Мореплаватель собрался в обратный путь и отправился в торговый порт Ормуз, откуда и началось путешествие в Индию. Из Ормуза купец отправился на север через Иран и оказался в Трабзоне, турецком городе. Местные турецкие жители приняли русского мореплавателя за шпиона, поэтому взяли Никитина в плен, отобрав все, что было на судне. Единственное, что осталось у мореплавателя при себе – рукописи.

Афанасия отпустили из ареста, и торговец отправился в Феодосию: там он должен был встретиться с русскими купцами, чтобы занять денег и расквитаться с долгами. Ближе к осени 1474 года купец приехал в феодосийский город Кафу, где провел зиму.


Весной Никитин намеревался отправиться по Днепру в Тверь, но умер в городе Смоленске. Причина гибели Афанасия Никитина остается загадкой, но ученые уверены, что продолжительное путешествие по разным странам с различными климатическими условиями резко ухудшило здоровье мореплавателя.

Записки Никитина были доставлены в Москву купцами, которые сопровождали странника. Дневник Никитина передали советнику князя , и в 1480 году рукописи вошли в летопись.

Именем русского мореплавателя были названы улицы и переулки в России, а также набережная в городе Твери. В 1958 году «Мосфильмом» было отснято кино «Хождение за три моря», а в 1955 в Твери поставлен памятник Никитину. Также памятники русскому купцу есть в Кафе и в штате Махараштра.

Мировая известность выдающегося представителя нашей страны Афанасия Никитина по праву принадлежит этому великому путешественнику и исследователю русских территорий, хотя сведений о нем до нашего времени дошло очень и очень мало. Современники знают Афанасия Никитина как известного мореплавателя, который первый из европейцев побывал в Индии, открыв ее на 25 лет раньше, чем туда попал португальский мореплаватель Васко да Гамма.

Не осталось никаких сведений о месте и дате его рождения, неизвестно чем он занимался до того, как занялся исследованиями. Историкам его ранняя биография известна частично. Некоторые ученые, на основании обрывочных сведениях, считают, что родился Афанасий примерно 1440 году, в крестьянской семье. Звали отца Афанасия Никита, отсюда и его фамилия. Что заставило оставить крестьянский труд Афанасия – неизвестно, но в довольно молодом возрасте он поступил в услужение к купцу в торговом караване и первое время исполнял разные мелкие поручения, постепенно набираясь опыта. Вскоре, ему удается не только набраться опыта, но и завоевать большой авторитет среди торговцев и купцов. А вскоре Никитин начал водить торговые караваны самостоятельно. По торговым делам ему приходилось бывать в разных государствах – Литве, Византии, Крыму. Коммерческие походы Афанасия всегда сопровождались удачей, и он возвращался на родину с полными кораблями заморских товаров.

Начало индийского похода

В 1446 году, в самое подходящее время для путешествия, в начале лета, купцы из города Тверь собрались в «заморские страны», опасное и далекое плаванье. На продажу заготовили дорогой товар – мех, который очень ценился на рынках по берегам Волги и Северного Кавказа. Купцы долго решали, кого поставить главой каравана. В конце концов, выбор пал на Афанасия Никитина – ответственного и честного человека с репутацией бывалого путешественника, с огромным опытом и много повидавшего в своей жизни.

Уже в те далекие времена, река Волга стала центром международного торгового пути. Корабли под руководством Никитина должны были пройти по реке к «Хвалынскому морю» (это устаревшее название Каспийского моря).

Так как этот путь для Никитина был уже не нов и не раз пройден, то и путевые заметки путешественника до Нижнего Новгорода очень скудные и краткие. В городе караван примкнул к ширванским судам во главе с Хасанбеком, которые возвращались из Москвы.

Караван успешно миновал город Казань и другие татарские поселения. В дельте реки Волги купцы вздохнули с облегчением. Но здесь и произошло неожиданное нападение астраханских татар под предводительством хана Касима. В записках Никитина кратко описан бой с татарами. Были убиты несколько человек с обеих сторон. К несчастью, одно судно село на мель, а второе зацепилось за рыболовные снаряжения. Эти суда были полностью разграблены, а четыре человека взяты в плен.

Остальные суда пошли дальше. Недалеко от Тархы (район современной Махачкалы), корабли оказались в эпицентре бури и оказались выброшены на побережье, люди были захвачены, а остатки товара разграблены местным населением. Афанасий по воле случая, плыл на судне посла, поэтому ему удалось благополучно добраться до следующего города — Дербента. Сразу же он, с оставшимися товарищами, стал добиваться освобождения пленных. Их ходатайства увенчались успехом, и через год люди оказались на свободе. Но товар оказался потерян безвозвратно, возвращать его никто не собирался.

Набрав огромный долг, Никитин не мог и думать о возвращении на родину. Там его ждали позор и долговая яма. Остался один выход – стать путешественником поневоле и отправится на чужбину, надеясь только на успех нового предприятия. Поэтому он продолжил свой путь, направившись в Баку, оттуда, путешественник отправляется в крепость Мазандеран, и там задерживается надолго. Все это время он ведет свои записи, повествуя о природе, городах и быте населения Закавказья.

Афанасий Никитин в Индии

В начале 1469 года Афанасий собирается в сказочный город Ормуз, известный своими самоцветами, с населением более сорока тысяч человек. Наслышанный о сказочной Индии, ее богатстве, он, желая разбогатеть и раздать долги, отправляется именно туда. Здесь он решается на опасный шаг – покупает арабского жеребца, в надежде выгодно пристроить его индийцам.

Уже 23 апреля 1471 года ему удается добраться до индийского города, под названием Чаул. Здесь он никак не может с выгодой продать коня, и путешественник отправляется вглубь страны. Постепенно он проходит через всю Индию, надолго останавливаясь в приглянувшихся местах. Так он пожил несколько недель в Джуннаре, затем в Бидаре и Алланде. Афанасий с удовольствием изучает быт, обычаи, архитектуру и легенды коренного населения. Он старательно ведет записи, увлекшись этнографическими исследованиями, и тщательно фиксирует свои наблюдения. В рассказах Никитина об Индии, эта страна представлена как сказочная, здесь все не так, как на Русской земле. Сильно удивляло, что все ходят в золоте, даже самые бедные. Стоить сказать, что и сам Никитин тоже удивлял индийцев – раньше им не приходилось встречать белокожих людей со светлыми волосами. Среди коренного населения он был известен, как «хозе Исуф Хоросани», который часто и подолгу жил в домах у простых индийцев, не претендуя на роскошь.

В 1472 году исследователь добирается до священного для каждого индийца места – города Парвата, где с интересом изучает религию индийцев-брахманов, их религию, праздники и обряды. Через год Афанасий побывает в Райчул — «алмазной области» Индии. В общем, путешественник провел на чужбине чуть более трех лет. Это время он провел с огромной пользой, исследовав неведомую страну, ее особенности. Он тщательно записывает обычаи, законы, быт местного населения, становится свидетелем нескольких междоусобных войн. Вскоре, Афанасий Никитин решает возвращаться на родину.

Путь домой

Приняв решение возвратиться домой, Никитин тщательно готовится к отъезду. На имеющиеся деньги он закупает товар – местные драгоценные камни и украшения. В начале 1473 года он отправляется в Дабул, к морю, где сел на судно, на котором почти три месяца добирался до Ормуза. Торгуя по дороге пряностями, он достигает Трабзона, посетив по пути кочевых туркмен. Власти Трабзона спутали исследователя с туркменом и арестовали весь товар, находившийся при нем, в том числе и индийские самоцветы. Дневник и записи, при этом не заинтересовали их. Добравшись до Феодосии, путешественник нашел русских купцов, с которыми и покидает чужбину. Но на родину он так и не добрался. Оставив попутчикам свои записи, он тихо скончался недалеко от Смоленска, где-то на территории Великого Княжества Литовского. Это случилось весной 1475 года. Бесценные дневники были доставлены купцами великому князю.

Значение путешествия Афанасия Никитина

Так завершилось «хождение за три моря» Афанасия Никитина – первого русского путешественника. Путевые записи, переданные великому князю, оценили очень высоко, так как до Никитина ни один европеец не бывал в Индии. Тетрадь с наблюдениями путешественника была включена в исторические летописи страны. В течение следующих столетий записи Никитина переписывались и дополнялись не один раз.

Научный подвиг этого исследования нельзя переоценить. Этот труд считается первым описанием неизвестных стран. В нем находятся наблюдения о политическом, экономическом и культурном устройстве «заморских» стран, в том числе Индии.

Коммерческая поездка на деле оказалась великим исследованием. Экономически, путешествие в Индию оказалось убыточным, ведь пригодного для русского человека товара не оказалось, а самоцветы и драгоценности облагались огромной пошлиной.

Самый важный итог путешествия – Афанасий Никитин стал первым русским путешественником, побывавшим в средневековой Индии, и давший правдивое представление о ней. Только через тридцать лет в Индию попадут португальские колонизаторы.

Афанасий никитин краткая биография — сочинения, рефераты, доклады. Никитин афанасий, русский путешественник, тверской кузнец

Начало деятельности Афанасия Никитина

О выдающемся представителе русского народа Афанасии Никитине известно очень мало. Нет достоверных сведений о его рождении (дате и месте), о детских и отроческих годах. Но слава великого путешественника и исследователя заслуженно принадлежит этому смелому человеку.

По некоторым данным, Афанасий Никитин родился в семье крестьянина Никиты. Это значит, что «Никитин» это отчество Афанасия, а не фамилия. Дата рождения также неизвестна. Некоторые ученые датируют ее, примерно, $1430-1440$ годами.

Замечание 1

Известно, что он оставил крестьянский труд и примкнул к купечеству. Вначале он нанимался в торговые караваны, как сейчас сказали бы, «разнорабочим». Но постепенно он завоевал авторитет среди купцов и стал водить купеческие караваны сам.

Начало индийского похода

Летом $1446$ года тверские купцы на нескольких ладьях отправились в далекое плаванье «в заморские страны». Главой каравана купцы поставили Афанасия Никитина. К тому времени он уже имел репутацию человека бывалого, много исходившего и повидавшего. По Волге, игравшей уже в те времена, роль международного торгового пути, суда должны были спуститься к «Хвалынскому морю». Так в те годы называли Каспий.

Путевые заметки Никитина по дороге до Нижнего Новгорода краткие. Это свидетельствует, что путь был ужу не нов. В Нижнем Новгороде купцы присоединились к ширванскому посольству Хасанбека, возвращавшемуся из Москвы.

В дельте Волги караван подвергся нападению астраханских татар и был разграблен. Четверо русских купцов попали в плен. Уцелевшие суда вышли в каспийское море. Но в районе нынешней Махачкалы суда были разбиты во время бури и разграблены местными жителями.

Афанасий Никитин, набравший товар в долг, не мог возвратиться домой. Поэтому он отправился в Баку, который был тогда крупным торговым и промышленным центром. Из Баку в $1468 $году Никитин отплыл в персидскую крепость Мазандеран, где пробыл более восьми месяцев. Он описывает Эльбрус, природу Закавказья, города и быт местных жителей.

Афанасий Никитин в Индии

Весной $1469$ года он прибывает в Ормуз. В Ормузе тогда проживало более $40$ тыс. жителей. Купив в Ормузе коней, Никитин переправляется в Индию. В индийский город Чаул он прибыл $23$ апреля $1471$ года. Лошадей в Чауле выгодно продать не удалось. И Никитин отправляется в глубь страны. В Джуннаре купец провел два месяца. Затем он двинулся еще дальше на $400$ верст в Бидар, Алланд. Во время пути Афанасий Никитин старается как можно больше узнать из жизни чужого народа (обычаи, легенды, верования, особенности архитектуры). Много времени Никитин проживал в семьях простых индийцев. Его прозвали «хозе Исуф Хоросани».

В $1472$ году афанасий Никитин посещает священный город Парват, где описывает религиозные праздники индийцев-брахманов. В $1473$ году он посещает алмазную область Райчур. После этого Нкитин принимает решение о возвращении «на Русь».

Замечание 2

В Индии Афанасий Никитин провел около трех лет. Он стал свидетелем войн между индийскими государствами, дает описание индийских городов и торговых путей, особенностей местных законов.

Путь домой

Закупив драгоценных камней, Никитин в $1473$ году направляется к морю в Дабул (Дабхол). Из этого порта он переправляется в Ормуз. По пути он описывает «Ефиопские горы» (высокие берега полуострова Сомали).

Никитин выбрал путь домой через Персию и Трапезунд к Чёрному морю и далее в Кафу и через Подолию и Смоленск. В Кафе он провел зиму $1474-1475$ года, привел в порядок свои записи и наблюдения.

Весной $1475$ года по Днепру Никитин двинулся на север. Но до Смоленска он так и не добрался. Умер Афанасий Никитин на территории Великого княжества Литовского. Его записи торговыми людьми были доставлены московскому дьяку великого князя Василию Мамыреву.

Значение путешествия Афанасия Никитина

На протяжении последующих двух столетий записки Афанасия Никитина, известные как «Хождение за три моря», неоднократно переписывались. До нас дошли шесть списков. Это было первое в русской литературе описание не паломничества, а коммерческой поездки, насыщенное наблюдениями о политическом устройстве, экономике и культуре других стран. Сам Никитин называл своё путешествие грешным, и это первое в русской литературе описание антипаломничества Научный подвиг Никитина трудно переоценить. До него русских людей в Индии не было. С экономической точки зрения путешествие оказалось не выгодным. Товара, пригодного для Руси, не оказалось. А тот товар, который бы принес прибыль, облагался большой пошлиной.

Замечание 3

Но главным итогом было то, что Афанасий Никитин, за тридцать лет до колонизации португальцами, был первым европейцем, давшим правдивое описание средневековой Индии. В новое время записки Никитина были обнаружены Н. М.Карамзиным в составе Троицкого сборника. Карамзин опубликовал отрывки в $1818$ году в примечаниях к «Истории государства Российского».

«И тут Индийская страна, и простые люди ходят нагие, а голова не покрыта, а груди голы, а волосы в одну косу заплетены, все ходят брюхаты, а дети родятся каждый год, а детей у них много. Из простого народа мужчины и женщины все нагие да все черные. Куда я ни иду, за мной людей много — дивятся белому человеку» (Афанасий Никитин. Хожение за три моря).

Вторая половина XV в. стала решающим моментом для объединения русских земель в централизованное государство, происходившего на фоне окончательного освобождения от монгольского владычества и при постоянном давлении с запада. Значительно усилившаяся Москва, постепенно распространившая свою власть на окружавшие княжества, главным образом северные и восточные, не собиралась останавливаться на достигнутом. А главным соперником Москвы в борьбе за первенство была не раскинувшаяся от Балтики до Урала Новгородская республика, помышлявшая всего лишь о независимости, а расположенное под боком небольшое, но своенравное Тверское княжество. Время от времени тверские князья замирялись с московскими и помогали последним одолеть кого-нибудь — например, новгородцев, но затем снова порывали с Москвой и в поисках союзника против нее заигрывали сначала с Ордой, а позже с Литвой.

Однако борьба эта не носила характера постоянной конфронтации — с регулярными боевыми действиями, наступлениями и массовыми разрушениями. На экономической жизни княжеств, в частности на торговле, она если и сказывалась, то в малой степени. Развитие городов, торговли и рост купечества, подорванные монгольским нашествием и возобновившиеся уже в начале XIV в., привели к выделению купеческих братчин — богатых и влиятельных групп «гостей» (так на Руси именовали купцов, торговавших с другими городами и странами) в Новгороде, Москве, Твери, Нижнем Новгороде и Вологде.

Летом 1466 г. из Твери в далекое плавание вниз по Волге отправились два купеческих судна: их путь лежал на Каспий, или, как его называли в старину, — Дербентское море. Главой каравана был Афанасий Никитин (строго говоря, Никитин сын, т. е. Никитич) — по всей видимости, человек бывалый, походивший и поплававший немало. С первых дней путешествия Афанасий начал вести дневниковые записи. Из них видно, что волжский путь был ему хорошо знаком. Караван проследовал мимо Калязина, Углича, Костромы, Плеса, а в Нижнем Новгороде остановился надолго. Здесь купцы ожидали караван посла Ширвана (историческая область на юго-западном берегу Каспийского моря): тот возвращался из Москвы на родину. Тверичи решили присоединиться к нему: плыть дальше по Волге было небезопасно из-за татар, а с посольством казалось как-то надежнее.

Без особых проблем купцы с посольством прошли Казань, миновали почти все татарские земли, но в одном из рукавов волжской дельты на них напал отряд астраханских татар. Купцы в то время умели многое, в том числе и оборонять свое добро. Завязался бой. Они проскочили бы, да, на беду, одно судно застряло на мели, а другое на рыболовном езу (плетне). Татары разграбили их и захватили в плен несколько человек. Двум судам, в том числе большому посольскому, на котором находился Афанасий и еще десять купцов, удалось выйти в море. Здесь их подстерегало еще одно несчастье: налетела буря, и меньшее судно выбросило на мель близ Тарки (ныне Махачкала). Местные жители, кайтаки, купцов захватили в плен, а товар разграбили. Афанасий же добрался до Дербента и сразу начал хлопотать об освобождении пленных и возвращении товара. Через год людей отпустили, но товар не отдали.

Купцы вернулись на родину. Лишь немногие — те, что брали для торговли товары в долг, — отправились кто куда в поисках возможного заработка: возвращение домой без средств означало бы позор и долговую яму. А что же Афанасий? Он пошел на юг, к Баку. По одной из версий, он тоже брал товары в долг и не хотел попасть в яму. По другой, Афанасий никому ничего не задолжал, но все равно решил с пустыми руками не возвращаться. Из Баку в сентябре 1468 г. он отплыл в персидский Мазендеран и провел там около восьми месяцев. Затем, перейдя хребет Эльбурс, Афанасий продолжил путь на юг. Постепенно, от города к городу, иногда оставаясь в них на продолжительное время (всего в Персии купец пробыл два года), он дошел до Ормуза — порта на берегу Персидского залива, где сходились оживленные торговые пути из Египта, Малой Азии, Индии и Китая.

Здесь Афанасий услышал, что в Индии очень дорого ценятся лошади. Он купил хорошего коня, сел на судно и через полтора месяца прибыл в индийский Чаул (южнее современного Бомбея). Судя по всему, Индия немало удивила путешественника. Эта страна не была похожа ни на одну землю, виденную им ранее. Удивительным казалось все — и огромные змеи, ползавшие по улицам городов, и скакавшие по стенам и головам жителей орды обезьян, к которым население относилось с почтением, и гастрономические пристрастия этого самого населения, и невероятное количество распространенных здесь религиозных верований… Но более всего поразили купца сами местные жители — темнокожие и совершенно нагие, кроме тех, что побогаче, прикрывавших материей голову и бедра. Зато все, в том числе самые бедные, носили золотые украшения: серьги, браслеты, ожерелья. Впрочем, к наготе окружающих Афанасий быстро привык, а вот обилие золота не давало ему покоя.

Приобретенного в Ормузе коня купцу никак не удавалось продать — ни в Чауле, ни в Джуннаре, уже в глубине страны. Более того, наместник Джуннара силой забрал у Афанасия жеребца. А выяснив, что чужеземец — не мусульманин, наместник поставил его перед тяжелым выбором: либо он принимает ислам и получает назад своего коня, да еще и деньги в придачу, либо остается без жеребца, а сам становится рабом. На счастье Афанасия, в Джуннаре ему встретился старый знакомый Мухаммед, который, узнав о беде русского, просил наместника смилостивиться. Правитель оказался сговорчивым: в свою веру не обратил, не поработил и коня возвратил.

Переждав сезон дождей, Афанасий повел коня в далекий Бидар, столицу огромного государства Бахмани, а затем на ярмарку в Алланд. И все напрасно: продать жеребца не получалось. Вернувшись в Бидар, в декабре 1471 г. он все-таки от него избавился — почти через год после покупки. Из Бидара Афанасий отправился в священный город Парват, где стал свидетелем величественного праздника ночи, посвященного богу Шиве.

Из Парвата он снова возвратился в Бидар, а через год ушел в Каллур — город в алмазоносной провинции, где прожил около полугода.

За три года, что Афанасий провел в Индии, он стал очевидцем многих событий, включая кровопролитные войны, религиозные праздники и многое другое. Огромное впечатление на него произвел праздничный выезд султана: «…с ним двадцать везиров великих выехало да триста слонов… Да тысяча коней верховых в золотой сбруе, да сто верблюдов с барабанами, да трубачей триста, да плясунов триста, да триста наложниц…». Им были собраны ценные сведения и о тех местах, где сам он не побывал: о столице государства Виджаянагар и порте Кожикоде, об острове Шри-Ланка, о большом порте Пегу в устье Иравади, где жили буддийские монахи, торговавшие драгоценными камнями.

Одному на чужбине тяжело, тем более среди людей иной веры. Если не считать таинственного Мухаммеда, близких людей за все эти годы Афанасий не обрел. Ведь случайные знакомые, торговцы да женщины не в счет. Окончательно истосковавшись, он решил возвращаться на родину. Коммерческие результаты путешествия, со слов самого путешественника, оказались неутешительными: «Меня обманули псы-басурмане: они говорили про множество товаров, но оказалось, что ничего нет для нашей земли». В Дабуле, расположенном на западном побережье Индии, купец сел на корабль, идущий в Ормуз.

Из Ормуза он уже знакомой ему дорогой отправился к Каспийскому морю. Пройдя владения Узун-Хасана и задержавшись в его стане, путник двинулся к черноморскому порту Трапезунду, принадлежавшему османскому правителю Мухаммеду II, который в то время воевал с Узун-Хасаном. Афанасия заподозрили в шпионаже в пользу последнего. Его тщательно обыскали и отпустили, но добро «выграбили все». Только поздней осенью 1474 г. (по другим данным — 1472 г.) с большими приключениями он переправился через Черное море и добрался до генуэзской Кафы (ныне Феодосия). Это уже почти дом, здесь слышна русская речь… На этом записи путешественника обрываются. Можно предположить, что в Кафе он провел зиму, а весной отправился на север. Он пошел через земли Великого княжества Литовского, дружественного Твери, но враждебного Москве. Дорогой, не доходя Смоленска, Афанасий умер.

Тетради, исписанные его рукой, попали в Москву, к великокняжескому дьяку Василию Мамырёву, а тот распорядился включить их в летопись. Впоследствии записки путешественника, получившие название «Хожение за три моря», неоднократно переписывались. Это ценный географический и исторический документ, содержащий сведения о населении, хозяйстве, обычаях, природе Индии и других стран.

В «Хожении», как и в самом путешествии, немало таинственного. Почти ничего не известно о самом Афанасии, даже его возраст. Удивительно, что, лишившись товара, он умудрился пройти всю Персию, приобрести дорогого коня, а затем, не сумев сразу продать его, целый год содержать. Кто такой Мухаммед, каждый раз оказывавшийся рядом в трудную для Афанасия минуту и обладавший даром джинна из бутылки отводить от путешественника все беды? В «Хожении», наряду с христианскими молитвами, рассыпаны столь же многочисленные мусульманские. Возможно, оказавшись в неправославной стране, Афанасий был вынужден конспирироваться и следовать местным правилам, однако известно, что свои записки он приводил в порядок уже в Кафе. Еще одна загадка. Таинственной представляется и смерть путешественника.

В поисках морского пути в Индию Христофор Колумб в 1492 г. открыл Америку, а пять лет спустя Васко да Гама положил начало завоеванию Индостана. Афанасий сын Никитин побывал в Индии за 30 лет до португальца и оставил лучшее для своего времени описание этой удивительной страны.

— русский путешественник, купец и писатель, родился в 1442 году (дата не является документально подтверждённой) и скончался в 1474 или в 1475 году близ Смоленска. Родился в семье крестьянина Никиты, так что Никитин это, строго говоря, не фамилия путешественника, а его отчество: в то время у большинства крестьян не было фамилий.

В 1468 году предпринял экспедицию в страны Востока и побывал в Персии, и Африке. Описал своё путешествие в книге «Хождение за три моря».

Афанасий Никитин — Биография

Афанасий Никитин, биография которого известна историкам лишь частично, родился в городе Тверь. Достоверных сведений о его детстве и юности не существует. Известно, что в довольно молодом возрасте он стал купцом и посещал по торговым делам Византию, Литву и другие страны. Его коммерческие предприятия были довольно успешны: он благополучно возвращался на родину с заморским товаром.

Он получил от Великого князя Твери Михаила Борисовича грамоту, которая позволяла ему развернуть обширную торговлю в районе нынешней Астрахани. Некоторым историкам этот факт позволяет считать тверского купца тайным дипломатом и лазутчиком Великого князя, но документальных свидетельств этому предположению нет.

Афанасий Никитин начал своё путешествие весной 1468 года, отправившись водным путём мимо русских городов Клязьмы, Углича и Костромы. По плану, достигнув Нижнего Новгорода, караван первопроходца должен был из соображений безопасности присоединиться к другому каравану, который вёл Василий Папин, московский посол. Но караваны разминулись — Папин уже ушёл на юг, когда Афанасий прибыл в Нижний Новгород.

Тогда он дождался прибытия из татарского посла Хасанбека и уже с ним и другими купцами пошёл к Астрахани на 2 недели позже, чем было запланировано. Отправляться в плаванье одиночным караваном Афанасий Никитин посчитал опасным — в то время вдоль берегов Волги хозяйничали татарские банды. Караваны судов благополучно прошли Казань и ещё несколько татарских поселений.

Но уже перед самым прибытием в Астрахань караван был ограблен местными разбойниками — это были астраханские татары под предводительством хана Касима, которого не смутило даже присутствие своего соотечественника Хасанбека. Разбойники отобрали у купцов весь товар, купленный, кстати сказать, в кредит. Торговая экспедиция была сорвана, два судна из четырёх потерял. Дальше всё складывалось тоже не лучшим образом. Два оставшихся судна попали в Каспийском море в шторм, и их выбросило на берег. Возвращение на родину без денег и товара грозило купцам долговой ямой и позором.

Тогда купец решил поправить свои дела, вознамерившись заняться посреднической торговлей.

Так началось знаменитое путешествие Афанасия Никитина, описанное им в своём литературном труде «Хождение за три моря».

Сведения о путешествии Афанасия Никитина

Персия и Индия

Через Баку Никитин отправился Персию, в область под названием Мазандеран, затем перебрался через горы и двинулся дальше на юг. Путешествовал он без спешки, подолгу останавливаясь в селениях и занимаясь не только торговлей, но и изучая местные языки. Весной 1469 года он прибыл в Ормуз — большой портовый город на пересечении торговых путей из , Малой Азии (), Китая и Индии.

Товары из Ормуза были уже известны в России, особенно славился ормузский жемчуг. Узнав, что из Ормуза экспортируют в города Индии лошадей, которых там не разводят, решился на рискованное коммерческое предприятие. Купил арабского жеребца и в надежде хорошо перепродать его в Индии сел на корабль, отправляющийся в индийский город Чаул.

Плавание заняло 6 недель. Индия произвела на купца сильнейшее впечатление. Не забывая о торговых делах, по которым он, собственно, сюда и прибыл, путешественник увлёкся этнографическими исследованиями, подробно записывая увиденное им в свои дневники. Индия предстаёт в его записях чудесной страной, где всё не так, как на Руси, «а люди ходят всё чёрные да нагие». Афанасия поражало то, что почти все жители Индии, даже небогатые, носят золотые украшения. К слову, сам Никитин тоже поразил индийцев — местным жителям редко доводилось раньше видеть здесь белых людей.

Однако, выгодно продать жеребца в Чауле не удалось, и он отправился вглубь страны. Он побывал в небольшом городке в верховьях реки Сины, а затем отправился в Джуннар.

В своих путевых заметках не упускал бытовых подробностей, а также описывал местные обычаи и достопримечательности. Это было едва первое правдивое описание быта страны не только для Руси, но даже и для всей Европы. Путешественник оставил записи о том, какую пищу здесь готовят, чем кормят домашних животных, как одеваются и каким товаром торгуют. Описан даже процесс изготовления местных хмельных напитков и обычай индийских хозяек дома спать с гостями в одной постели.

В крепости Джуннар пришлось задержаться уже не по своей воле. «Джуннарский хан», отобрал у него жеребца, когда узнал, что купец не басурманин, а пришелец из далёкой Руси, и выставил иноверцу условие: или тот переходит в исламскую веру, или не только не получит коня, но и будет продан в рабство. Хан дал ему 4 дня на размышление. Русского путешественника спас случай — ему встретился старый знакомый Мухаммед, который поручился перед ханом за чужестранца.

В течение 2 месяцев, проведённых тверским купцом в Джуннаре, Никитин изучал сельскохозяйственную деятельность местных жителей. Он увидел, что в Индии пашут и сеют пшеницу, рис и горох в сезон дождей. Описывает он и местное виноделие, в котором в качестве сырья используются кокосовые орехи.

После Джуннара он посетил город Алланд, где действовала большая ярмарка. Купец намеревался продать здесь своего арабского скакуна, да снова не получилось. На ярмарке и без его жеребца было множество хороших коней для продажи.

Лишь в 1471 году Афанасию Никитину удалось продать своего коня, да и то без особой выгоды для себя, а то и с убытком. Это случилось в городе Бидар, куда путешественник прибыл, пережидая в других поселениях сезон дождей. Он остановился в Бидаре надолго, сдружившись с местными жителями.

Русский путешественник рассказал им о своей вере и своей земле, индусы тоже многое поведали ему о своих обычаях, молитвах, семейном укладе. Множество записей в дневниках Никитина касаются вопросов религии индийцев.

В 1472 году он прибыл в город Парват, священное место на берегу реки Кришны, куда со всей Индии шли верующие на ежегодные празднества, посвящённые богу Шиве. Афанасий Никитин отмечает в дневниках, что это место имеет для индийских брахманов такое же значение, как для христиан Иерусалим.

Тверской купец путешествовал по Индии ещё полтора года, изучая местные нравы и пытаясь вести торговые дела. Однако коммерческие начинания путешественника потерпели крах: товара, подходящего для вывоза из Индии на Русь он так и не нашёл.

Африка, Иран, Турция и Крым

На обратном пути из Индии Афанасий Никитин решил посетить восточное побережье Африки. Согласно записям в дневниках, в Эфиопских землях ему едва удалось избежать ограбления, откупившись от разбойников рисом и хлебом.

Затем он вернулся в город Ормуз и двинулся через Иран, в котором шли военные действия, на север. Он миновал города Шираз, Кашан, Эрзинжан и прибыл в Трабзон (Трапезунд), турецкий город на южном берегу чёрного моря. Казалось, возвращение близко, но тут удача снова отвернулась от путешественника: он был взят под арест турецкими властями как иранский шпион и лишён всего оставшегося имущества.

По словам самого путешественника, дошедшим до нас в виде записей, всё, что осталось у него на тот момент — это сам дневник, да желание вернуться на Родину.

Ему пришлось занять под честное слово денег на дорогу до Феодосии, где он намеревался встретить купцов-соотечественников и с их помощью отдать долги. В Феодосию (Кафу) он смог добраться только осенью 1474 года. Зиму Никитин провёл в этом городе, завершив записки о своём путешествии, а весной отправился по Днепру обратно в Россию, в родной город Тверь.

Однако вернуться туда ему было не суждено — он скончался в городе Смоленске при неизвестных обстоятельствах. Скорее всего, годы скитаний и перенесённых путешественником лишений подорвали его здоровье. Спутники Афанасия Никитина, московские купцы привезли его рукописи в Москву и передали их дьяку Мамыреву, советнику царя Ивана III. Позже записи были включены в летописи 1480 года.

В XIX веке эти записи были обнаружены русским историком Карамзиным, который и опубликовал их в 1817 году под авторским заглавием. Три моря, упоминаемых в названии труда — это Каспийское море, Индийский океан и Чёрное море.

Купец из Твери оказался в Индии задолго до прибытия туда представителей европейских государств. Морской путь в эту страну был открыт португальским купцом на несколько десятков лет позже, чем туда пришел русский торговый гость . Что он открыл в далёких землях и почему его записи представляют для потомков такую ценность?

Хотя коммерческая цель, которая побудила первопроходца на столь опасное путешествие, не была достигнута, результатом странствий этого наблюдательного, талантливого и энергичного человека явилось первое реальное описание неведомой далёкой страны. До этого в Древней Руси сказочная страна Индия была известна лишь по легендам и литературным источникам того времени.

Человек XV века увидел легендарную страну своими глазами и сумел талантливо рассказать об этом своим соотечественникам. В своих записях путешественник пишет о государственном строе Индии, религиях местного населения (в частности о «вере в буты» — так Афанасий Никитин услышал и записал имя Будды, священное для большинства жителей Индии того времени).

Он описал торговлю Индии, вооружение армии этой страны, рассказал об экзотических животных (обезьянах, змеях, слонах), местных нравах и представлениях индийцев о морали. Записаны им и некоторые индийские легенды.

Русским путешественником описаны также города и местности, в которых он сам не побывал, но о которых слышал от индийцев. Так, он упоминает , и Индокитай, места, которые в то время были ещё совершенно неизвестны русскому человеку. Сведения, тщательно собранные первопроходцем, позволяют нам сегодня судить о военных и геополитических устремлениях индийских правителей того времени, состоянии их армий (вплоть до числа боевых слонов и количества колесниц).

Его «Хождение за три моря» было первым текстом подобного рода в русской литературной словесности. То, что он не описывал только лишь святые места, как это делали паломники до него, придаёт сочинению неповторимое звучание. В поле его внимательного зрения попадают не объекты христианской веры, а люди с другой религией и другим укладом жизни. Его записки лишены какой-либо официальности и внутренней цензуры, и этим особенно ценны.

Рассказ об Афанасии Никитине и его открытиях — видео

Путешествие Афанасия Никитина началось в Твери, оттуда маршрут пролегал по реке Волге через Нижний Новгород и Казань до Астрахани. Затем первопроходец побывал в Дербенте, в Баку, в Сари, после чего двинулся по суше через Персию. Добравшись до города Ормуз, он снова сел на корабль и прибыл на нём в индийский порт Чаул.

В Индии он посетил в пеших странствиях множество городов, среди которых Бидар, Джуннар и Парват. Далее по Индийскому океану он приплыл в Африку, где провёл несколько дней, а потом — опять же водным путём вернулся в Ормуз. Далее пешим ходом через Иран он пришёл в Трапезунд, оттуда добрался до Крыма (Феодосия).

Никитин Афанасий (ум. 1475, ок. Смоленска) — тверской купец, путешественник. В 1466 отправился с товаром в «Ширванскую землю» на Сев. Кавказе. Под Астраханью караван Никитин Афанасий был ограблен ногайскими татарами. Не желая, вернувшись домой, стать за долги холопом, Никитин Афанасий «от многыя беды поидох до Индеи», куда добрался после многих тягот в 1469. Часто без средств и с риском для жизни три года путешествовал по стране, рассказав о ее управлении, хоз-ве, религии, быте, природе в сочинении «Хождение за три моря», ставшем не только точным источником сведений об Индии, но и памятником древнерус. лит-ры, переведенным на многие языки. Обстоятельства смерти Никитин Афанасий на обратном пути на родину неизвестны.

Об Афанасии Никитине нет других биографических сведений, кроме того, что он был купцом из города Твери. Совершил путешествие в Персию, Индию (1466-1474). На обратном пути посетил африканский берег (Сомали), Маскат, Турцию. Путевые записки «Хожение за три моря» (точное название дневника) — ценный географический документ и литературно-исторический памятник. В них автор рассказывает историю своих странствований по Кавказскому побережью Каспийского моря, Персии, Индии, Турции, Крыму и югу России.

Летом 1466 года купцы из Твери на двух судах отправились для заморской торговли в далекое плавание: вниз по Волге за море «Дербенское», или «Хвалынское» — так в старину называли Каспийское море.

Главой каравана избрали Афанасия Никитина. Караван плыл мимо Калязина, Углича, Костромы, Плёса. Короткие строки дневника говорят, что путь по Волге Никитину был знаком. В Нижнем Новгороде — длительная остановка. Плыть по Волге в то время было небезопасно: нападали татары.

В Нижнем Новгороде русские купцы присоединились к возвращавшемуся из Москвы на родину ширванскому посольству во главе с Хасанбеком.

Караван плыл «сторожко и с опаской». Благополучно миновали Казань и другие татарские города, но в дельте Волги на них напал отряд астраханского хана Касима. Купцы взялись за оружие. Татары «застрелили у нас человека, а мы у них двух застрелили», сообщает Никитин. К несчастью, одно судно застряло на рыболовном езу, а другое село на мель. Татары разграбили эти суда и захватили в плен четырех русских.

Уцелевшие два судна вышли в Каспийское море. Меньшее судно, на котором было «6 москвичь да 6 тверичь», во время бури разбило и выбросило на прибрежную мель близ Тархы (Махачкалы). Жители побережья кайтаки разграбили товар, а людей захватили в плен.

Афанасий Никитин с десятью русскими купцами, находясь на посольском судне, благополучно добрался до Дербента. Прежде всего, он начал хлопотать об освобождении пленных. Хлопоты его увенчались успехом: через год купцы были освобождены. Но товар кайтаки не вернули.

Никитин был из тех купцов, что брали товар для заморской торговли в долг, и утрата товара грозила ему на родине не только позором, но и долговой ямой.

В сентябре 1468 года Никитин из Баку отплыл в прикаспийскую персидскую область Мазандеран, а затем, перевалив горы Эльбурс, двинулся на юг. Путешествовал не торопясь, иногда по месяцу жил в каком-нибудь селении, занимаясь торговлей. Весной 1469 года он добрался до «пристанища Гурмызьского», так он называет Ормуз — большой и оживленный порт, где пересекались торговые пути из Малой Азии, Египта, Индии и Китая. Товар из Ормуза доходил и до России, особенно славились «гурмыжские зерна» (жемчуг). Узнав, что отсюда вывозят в Индию лошадей, которые там «не родятся» и очень дорого ценятся, тверяк купил хорошего коня и из Гурмыза «…пошел есми за море Индейское…» 23 апреля 1471 года Никитин сел на судно и через шесть недель прибыл в индийский город Чаул.

Индия поразила его. Даже не сама земля, столь не похожая на его родные места, а люди — темнокожие, нагие, босые. Лишь у тех, кто побогаче да познатнее, на голове да бедрах фата — кусок материи, но у всех, даже и бедных — либо золотые серьги, либо браслеты на руках и ногах, а вокруг шеи — украшение тоже из золота. Никитин недоумевал: если есть золото, отчего же они не купят хоть какую одежду, чтобы прикрыть свою наготу? Но в Чауле ему не удалось выгодно продать коня, и в июне он отправился через Западные Гаты в глубь страны, за 200 верст от моря, на восток, в небольшой городок в верховьях Сины (бассейн Кришны), а оттуда на северо-запад, в Джуннар — крепость, стоящую на высокой горе, к востоку от Бомбея. Асад-хан, наместник Джуннара, соблазнился превосходным конем и повелел силой забрать его. Вдобавок, узнав, что жеребец принадлежал иноверцу, Асад-хан вызвал русина к себе во дворец и посулил вернуть жеребца и отвесить тысячу золотых в придачу, если чужеземец согласится перейти в магометанскую веру. А нет, так не видать тому жеребца, да и самого продаст в рабство.

Хан отвел на размышление четыре дня. Никитина спас случай — помог своим ходатайством случайно встреченный старый знакомый Мухаммед. Хан показал, что может быть милостив: не стал понуждать менять веру и вернул жеребца.

Никитин шел в Индию в надежде взять товар на Русь, «ано нет ничего на нашу землю».

Дождавшись, как подсохнут дороги после сезона дождей, в сентябре, повел жеребца еще дальше, за 400 верст, в Бидар, столицу бесерменского (мусульманского) государства Бахмани, владевшего тогда почти всем Деканом до реки Кришны на юге,- «город большой, многолюдный». Затем пошел он дальше — в Алланд, где открывалась большая ярмарка и где он надеялся выгодно продать жеребца. Только напрасно на это рассчитывал: тысяч двадцать коней собралось на ярмарке, и Никитину продать своего жеребца не удалось.

Только в Бидаре, в декабре 1471 года продал он, наконец жеребца. В 1472 году из Бидара Афанасий направился в священный город Парват, на правом берегу Кришны, куда богомольцы шли на праздник ночи, посвященный богу Шиве (Сиве). Путешественник отмечает, что этот город для индийцев-брахманов так же священен, как для мусульман Мекка, для православных Иерусалим. На этот большой праздник собиралось до 100 тысяч человек.

Из Парвата Афанасий Никитин снова вернулся в Бидар, который оставил в апреле 1473 года. Пробыв пять месяцев в одном из городов «алмазной» области Райчур, решил возвращаться «на Русь».

Никитин был разочарован результатами путешествия: «Меня обманули псы-басурмане: они говорили про множество товаров, но оказалось, что ничего нет для нашей земли… Дешевы перец и краска. Некоторые возят товар морем, иные же не платят за него пошлин. Но нам они не дадут провезти без пошлины. А пошлина большая, да и разбойников на море много»Из краткого вступления к его «Хожению…», включенному в «Львовскую летопись» под 1475 год, видно, что он, «Смоленска не дойдя, умер [в конце 1474 — начале 1475 года], а писание своей рукой написал, и его рукописные тетради привезли гости [купцы] в Москву…»Тетради, исписанные рукою Никитина, попали в Москву, к дьяку великого князя Василию Мамыреву. Тот сразу же понял, какую ценность они представляют — ведь до Никитина русские люди не были в Индии. В XVI-XVII веках «Хожение…» неоднократно переписывалось: до нас дошло по крайней мере шесть списков.

Афанасий Никитин, купец из Твери. По праву считается не только первым русским купцом, побывавшим в Индии (за четверть века до португальца Васко да Гамы), но и первым русским путешественником вообще. Имя Афанасия Никитина открывает список блестящих и интереснейших морских и сухопутных русских исследователей и первооткрывателей, имена которых золотыми буквами вписаны мировую историю географических открытий.
Имя Афанасия Никитина стало известно современникам и потомкам благодаря тому, что он все время своего пребывания на Востоке и в Индии вел дневник, или точнее, путевые заметки. В этих заметках он со многими деталями и подробностями описал посещенные им города и страны, быт, нравы и традиции народов и правителей… Свою рукопись автор сам назвал «Хожение за три моря». Три моря – это Дербентское (Каспийское) Аравийское (Индийский океан) и Чёрное.

Совсем немного не дошел на обратном пути А.Никитин до родной Твери. Рукопись «Хожения за три моря» его товарищи передали в руки дьяка Василия Мамырёва. От него она попала в летописные своды 1488 года. Очевидно, что современники оценили важность манускрипта, коли решили включить его текст в исторические хроники.

Краткие сведения о путешествии Афанасия Никитина

Никитин Афанасий Никитич

Тверской купец. Год рождения неизвестен. Место рождения – тоже. Скончался 1475 под Смоленском. Точная дата начала путешествия тоже неизвестна. По мнению ряда авторитетных историков, это скорее всего 1468 год.

Цель путешествия:

обычная коммерческая экспедиция по Волге в составе каравана речных судов из Твери до Астрахани, налаживание экономических связей с азиатскими купцами, ведущими торговлю по Великому Шелковому пути, проходящему через знаменитую Шемаху.

Косвенно подтверждает это предположение тот факт, что русские купцы пошли вниз по Волге в сопровожденииАсан-бека , посла властителя Шемахи, ширван-шаха Форус-Есара. Шемаханский посол Асан-бек был с визитом в Твери и в Москве у великого князя Ивана III, и отправлялся восвояси вслед за русским послом Василием Папиным.

А. Никитин с товарищами снарядили 2 судна, нагрузив их разным товаром для торговли. Товаром Афанасия Никитина, как видно из его записей, была рухлядь, то есть пушнина. Очевидно, что в караване плыли суда и других купцов. Следует сказать, что Афанасий Никитин был купец опытный, смелый и решительный. До этого не раз посещал дальние страны – Византию, Молдавию, Литву, Крым – и благополучно возвращался домой с заморским товаром, чему есть косвенные подтверждения в его дневнике.

Шемаха

один из важнейших пунктов на протяжении всего Великого Шёлкового пути. Расположен на территории нынешнего Азербайджана. Находясь на пересечении караванных путей, Шемаха являлась одним из крупных торгово-ремесленных центров на Ближнем Востоке, занимая важное место в торговле шёлком. Ещё в XVI веке упоминаются торговые связи шемахинских и венецианских купцов. В Шемахе вели торговлю азербайджанские, иранские, арабские, среднеазиатские, русские, индийские и западноевропейские купцы. Шемаха упоминается А. С. Пушкиным в «Сказке о золотом петушке» («Подари ж ты мне девицу, шемаханскую царицу»).

Караван А. Никитина заручился проезжей грамотой от великого князя Михаила Борисовича для перемещения по территории тверского княжества ивеликокняжескою проезжей грамотой за границу, с которой и поплыл в Нижний Новгород. Здесь планировали сойтись с послом московским Папиным, тоже следовавшим в Шемаху, но не успел его захватить.

Поидох от Спаса святаго златоверхаго и сь его милостию, от государя своего от великаго князя Михаила Борисовича Тверскаго…

Интересно, что изначально Афанасий Никитин посещения Персии и Индии не планировал!

Путешествие А. Никитина можно условно разделить на 4 части:

1) путешествие от Твери до южных берегов Каспийского моря;

2) первое путешествие по Персии;

3) путешествие по Индии и

4) обратное путешествие через Персию на Русь.

Весь его путь хорошо виден на карте.

Итак, первый этап — путешествие по Волге. Оно шло благополучно, вплоть до Астрахани. Возле Астрахани экспедиция была атакована разбойными шайками местных татар, корабли потоплены и разграблены

Бандиты отняли у купцов весь товар, закупленный, очевидно, в кредит. Возвращение на Русь без товара и без денег грозило долговой ямой. Товарищи Афанасия и он сам, по его словам, «заплакав, да разошлися кои куды: у кого что есть на Руси, и тот пошел на Русь; а кой должен, а тот пошел, куды его очи понесли».

Путешеcтвенник поневоле

Таким образом, Афанасий Никитин стал путешественником поневоле. Путь домой заказан. Торговать нечем. Осталось одно – пойти в разведку в чужие страны в надежде на судьбу и собственную предприимчивость. Наслышанный о сказочных богатствах Индии, он направляет свои стопы именно туда. Через Персию. Прикинувшись странствующим дервишем, Никитин подолгу останавливается в каждом городе, и делится своими впечатлениями и наблюдениями с бумагой, описывая в дневнике быт и нравы населения и правителей тех мест, в которые заносила его судьба.

А яз пошелъ к Дербенти, а из Дербенти к Баке, где огнь горить неугасимы; а изъ Баки пошелъ есми за море к Чебокару. Да тутъ есми жил в Чебокаре 6 месяць, да в Саре жил месяць, в Маздраньской земли. А оттуды ко Амили, и тутъ жилъ есми месяць. А оттуды к Димованту, а из Димованту ко Рею.

А из Дрея к Кашени, и тутъ есми был месяць, а из Кашени к Наину, а из Наина ко Ездеи, и тутъ жилъ есми месяць. А из Диесъ къ Сырчану, а изъ Сырчана къ Тарому…. А изъ Торома к Лару, а изъ Лара к Бендерю, и тутъ есть пристанище Гурмызьское. И тут есть море Индийское, а парьсейскым языкомъ и Гондустаньскаа дория; и оттуды ити моремъ до Гурмыза 4 мили.

Первое путешествие Афанасия Никитина через персидские земли, от южных берегов Каспийского моря (Чебукара) до берегов Персидского залива (Бендер-абаси и Ормуза), продолжалось более года, от зимы 1467 до весны 1469.

Из Персии, из Порта Ормуз (Гурмыз) Афанасий Никитин отправился в Индию. Путешествие Афанасия Никитина по Индии продолжалось предположительно три года: от весны 1469 до начала 1472 (по другим данным – 1473). Именно описание пребывания в Индии занимает большую часть дневника А. Никитина.

А Гурмызъ есть на острове, а ежедень поимаеть его море по двожды на день. И тут есми взял первый Великъ день, а пришел есми в Гурмыз за четыре недели до Велика дни. А то есми городы не все писал, много городов великих. А в Гурмызе есть солнце варно, человека сожжет. А в Гурмызе был есми месяць, а из Гурмыза пошел есми за море Индийское.

И шли есмя морем до Мошката 10 дни; а от Мошката до Дегу 4 дни; а от Дега Кузряту; а от Кузрята Конбаату. А тут ся родит краска да лекъ. А от Конбата к Чювилю, а от Чювиля есмя пошли въ 7-ую неделю по Велице дни, а шли в таве есмя 6 недель морем до Чивиля.

Прибыв в Индию, он совершат «исследовательские походы» вглубь полуострова, подробно исследует его западную часть.

И тут есть Индийская страна, и люди ходят все наги, а голова не покрыта, а груди голы, а власы в одну косу заплетены, а все ходят брюхаты, а дети родятся на всякый год, а детей у них много. А мужики и жонкы все нагы, а все черны. Яз куды хожу, ино за мною людей много, да дивуются белому человеку. А князь ихъ — фота на голове, а другая на гузне; а бояре у них — фота на плеще, а другаа на гузне, княини ходят фота на плеще обогнута, а другаа на гузне. А слуги княжие и боярьскые — фота на гузне обогнута, да щит, да меч в руках, а иные с сулицами, а иные с ножи, а иные с саблями, а иные с луки и стрелами; а вси наги, да босы, да болкаты, а волосовъ не бреют. А жонки ходят голова не покрыта, а сосцы голы; а паропки да девочки ходят наги до семи лет, сором не покрыт.

Обычаи и уклад жизни индусов переданы в «Хожении за три моря» детально, с многочисленными деталями и нюансами, которые подмечал пытливый взгляд автора. Подробно описываются богатые пиры, выезды и военные действия индийских князей. Хорошо отражена и жизнь простого народа, а также природа, животный и растительный мир. Многому из увиденного А.Никитин давал свою оценку, впрочем, достаточно объективную и непредвзятую.

Да о вере же о их распытах все, и оны сказывают: веруем въ Адама, а буты, кажуть, то есть Адамъ и род его весь. А веръ въ Индеи всех 80 и 4 веры, а все верують в бута. А вера с верою ни пиеть, ни ястъ, ни женится. А иныя же боранину, да куры, да рыбу, да яйца ядять, а воловины не ядять никакаа вера.

Салтан же выезжает на потеху с матерью да з женою, ино с ним человекъ на конех 10 тысящь, а пеших пятьдесят тысящь, а слонов выводят двесте, наряженых в доспесех золоченых, да пред ним трубников сто человекъ, да плясцов сто человекъ, да коней простых 300 в снастех золотых, да обезьян за ним сто, а все гаурокы.

Чем конкретно занимался Афанасий Никитин, чем питался, каким образом добывал средства к существованию – об этом можно только догадываться. Во всяком случае, сам автор нигде этого не уточняет. Можно предположить, что коммерческая жилка в нем сказывалась, и он вел какую-то мелкую торговлю, либо нанимался служить к местным купцам. Кто-то сказал Афанасию Никитину, что в Индии в большой цене породистые жеребцы. За них, якобы, можно выручить хорошие деньги. И наш герой привез с собой в Индию жеребца. А что из этого вышло:

И яз грешный привезлъ жеребца в Индийскую землю, и дошелъ есми до Чюнеря богъ далъ поздорову все, а стал ми во сто рублев. Зима же у них стала с Троицына дни. А зимовали есмя в Чюнеря, жили есмя два месяца. Ежедень и нощь 4 месяцы всюда вода да грязь. В те же дни у них орют да сеют пшеницу, да тутурган, да ногут, да все сьестное. Вино же у них чинят в великых орехех — кози гундустанская; а брагу чинят в татну. Кони же кормят нофутом, да варят кичирисъ с сахаром, да кормят кони, да с маслом, порану же дают имъ шешни. В Индийской же земли кони у них не родят, вь их земле родятся волы да буйволы, на тех же ездят и товар, иное возят, все делают.

А в том в Чюнере ханъ у меня взял жеребца, а увядал, что яз не бесерменянин — русинъ. И он молвит: ‘Жеребца дам да тысящу златых дам, а стань в веру нашу — в Махмет дени; а не станеш в веру нашу, в Махмат дени, и жеребца возму и тысячю златых на голове твоей возму’…. И господь богъ смиловался на свой честный праздникъ, не оставил милости своеа от меня грешнаго и не велелъ погибнути в Чюнере с нечестивыми. И канун Спасова дни приехал хозяйочи Махмет хоросанецъ, и бил есми ему челом, чтобы ся о мне печаловал. И он ездил к хану в город да меня отпросил, чтобы мя в веру не поставили, да и жеребца моего у него взял. Таково осподарево чюдо на Спасовъ день.

Как видно из записей, А. Никитин не дрогнул, не променял отцову веру на посулы и угрозы мусульманского правителя. А коня он, в конце концов, продаст почти без всякого навара.

Вместе с описаниями местностей, которые Афанасий Никитин посетил, он занес в свои записки и замечания о природе страны и ее произведениях, о народе, его нравах, верованиях и обычаях, о народном управлении, войске и т.п.

Индеяне же не едят никоторого же мяса, ни яловичины, ни боранины, ни курятины, ни рыбы, ни свинины, а свиней же у них велми много. Ядят же в день двожды, а ночи не ядят, а вина не пиют, ни сыты68. А з бесермены ни пиютъ, ни ядят. А ества же ихъ плоха. А один с одным ни пьет, ни есть, ни з женою. А едят брынец, да кичири с маслом, да травы розные ядят, а варят с маслом да с молоком, а едят все рукою правою, а левою не приимется ни за что. А ножа не дрьжат, а лжицы не знают. А на дорозе кто же варит себе кашу, а у всякого по горньцу. А от бесермен крыются, чтоб не посмотрил ни в горнець, ни въ еству. А толко посмотрит, ино тое ествы не едят. А едят, покрываются платомъ, чтобы никто не виделъ его.

А Шабатское пристанище Индейскаго моря велми велико…. Да родится в Шабате шолкъ, да сандалъ, да жемчюгъ, да все дешево.

А в Пегу же есть пристанище немало. Да все в нем дербыши живут индийскыи, да родятся в нем камение драгое, маникъ, да яхут, да кирпук78; а продают же каменье деръбыши.

А Чинское же да Мачинское пристанище велми велико, да делают в нем чини, да продают же чини в вес, а дешево. А жоны их с мужи своими спят в день, а ночи жены их ходят спати к гарипом да спят с гарипы, да дают имъ алафу, да приносят с собою еству сахарную да вино сахарное, да кормят да поят гостей, чтобы ее любил, а любят гостей людей белых, занже их люди черны велми. А у которые жены от гостя зачнется дитя, и мужи дают алафу; а родится дитя бело, ино гостю пошлины 300 тенекъ, а черное родится, ино ему нет ничего, что пилъ да елъ, то ему халялъ.

Как хочешь, так и понимай этот абзац. Гарип – чужеземец, иностранец. Выходит, что белому иностранцу мужья индийские разрешали спать со своей женой, и если родится белый ребенок, так еще и доплачивали 300 денег. А если черный – то только за харчи! Такие вот нравы.

А земля людна велми, а сельскыя люди голы велми, а бояре силны добре и пышны велми. А все их носят на кровати своей на сребряных, да пред ними водят кони в снастех златых до 20: а на конех за ними 300 человекъ, а пеших пятьсот человекъ, да трубников 10 человекъ, да нагарниковъ 10 человекъ, да свирелников 10 человекъ.

В салтанове же дворе семеры ворота, а в воротех седит по сту сторожев да по сту писцов кафаров. Кто пойдет, ини записывают, а кто выйдет, ини записывают. А гарипов не пускают въ град. А дворъ же его чюден велми, все на вырезе да на золоте, и последний камень вырезан да златом описан велми чюдно. Да во дворе у него суды розные.

Изучив индийскую действительность изнутри, Афанасий Никитин пришел к выводу о бесперспективности дальнейших «исследований рынка», потому как с его купеческой точки зрения взаимный коммерческий интерес Руси и Индии был крайне скуден.

Мене залгали псы бесермены, а сказывали всего много нашего товара, ано нет ничего на нашу землю: все товаръ белой на бесерменьскую землю, перец да краска, то и дешево. Ино возят ачеи моремъ, ини пошлины не дают. А люди иные намъ провести пошлины не дадут. А пошлин много, а на море разбойников много.

Поэтому в конце 1471 – начале 1472 Афанасий Никитин принимает решение покинуть Индию и возвращаться домой на Русь.

И ту окаянный аз рабище Афанасие Бога вышняго, творца небу и земли, взмыслихся по вере, по христианской, и по крещении Христове и по говейных святых отец устроенных, и по заповедех апостольских, и устремихся умом поити на Русь .

Город Дабул стал последней точкой индийского путешествия А.Никитин. В январе 1473 года Никитин сел в Дабуле на судно, которое после почти трехмесячного плавания с заходом на Сомалийский и Аравийский полуострова доставило его в Ормуз. Торгуя пряностями, Никитин прошел через Иранское нагорье к Тебризу, пересек Армянское нагорье и осенью 1474 года достиг турецкого Трапезунда. «Таможня» этого черноморского порта выгребла у нашего путешественника все добро, нажитое непосильным трудом (в том числе и индийские самоцветы), оставив его ни с чем. Дневника при этом не тронули!

Далее по Черному морю А.Никитин добирается до Кафы (Феодосии). Потом через Крым и литовские земли – на Русь. В Кафе Афанасий Никитин, по-видимому, познакомился и близко сошелся с богатыми московскими «гостями» (купцами) Степаном Васильевым и Григорием Жуком. Когда их объединенный караван тронулся в путь (скорее всего, в марте 1475), в Крыму было тепло, но по мере продвижения на север становилось все холоднее. Видимо, сильно простудившись, или по какой другой причине, Афанасий Никитин слег и отдал богу душу где-то в районе Смоленска, который условно считается местом его последнего упокоения.

Результаты «Хождения за три моря» тверского купца Афанасия Никитина

Не планировав заранее путешествие за три моря, Афанасий Никитин оказался первым европейцем, который дал ценное описание средневековой Индии, обрисовав ее просто и правдиво. Его записи лишены расового подхода и отличаются редкой для того времени веротерпимостью. Своим подвигом А.Никитин доказал, что в конце пятнадцатого столетия, за четверть века до португальского «открытия» Индии, путешествие в эту страну мог совершить даже не богатый, но целеустремленный человек.

Как было сказано, А. Никитин не нашел в Индии ничего интересного и выгодного с точки зрения торговли для русского купечества. Интересно, что к такому же результату пришла и португальская морская экспедиция Васко да Гамы, который первым из европейцев подошел к тем же самым западным индийским берегам, только морским путем вокруг Африки в 1498 году.

А сколько сил было положено испанскими и португальскими монархами, а также их мореходами для открытия морского пути в сказочную Индию! Какие имена: Бартоломео Диаш, Христофор Колумб, Васко да Гама, Фернандо Магеллан… Эх, прочли бы все эти джентльмены удачи записки русского купца Афанасия Никитина…Глядишь, и не стали бы ломать копья и разбивать корабли для поиска «сказочно богатой страны» под названием Индия!

Тверь — родина Афанасия Никитина — Руссинфо

Тверь по праву называют одним из древнейших городов России. В первой трети XII века в устье реки Тверцы появилась крепость, которой суждено было стать прообразом Твери. В период с XII — XIV веков Тверь расширялась, укреплялась и становилась крупным городом России.

В его истории были разные события: периоды расцвета сменялись полным разорением татаро-монголов, восстановлением и новым процветанием.

Если бы вы оказались в Твери в начале XV века, вы бы увидели богатый, густонаселенный, развитый и процветающий город с красивыми зданиями, каменными соборами, величественный Кремль, расположенный на живописном берегу реки Волги. В XV веке Тверь была столицей могущественного княжества Северо-Восточной Руси.

Именно в таком современном городе в то время родился Афанасий Никитин, прошли его детство и юность.
Точная дата рождения Афанасия неизвестна, как и его фамилия, потому что Никитин — отчество (дословно можно расшифровать как «сын Никиты»).

Великий князь Михаил Борисович, соперничавший с князем Московским Иваном III, правил тогда в Великом княжестве Тверском. Среди историков существует версия, что Михаил Борисович лично отправил Атанасия в поездку в Индию, чтобы найти алмазы, которые помогли бы ему покорить Москву. Он дал ему сертификат безопасности и помог подготовиться к трудному, полному опасностей, приключению.
Итак, 550 лет назад купец со своими помощниками, товарами и документами сел на свой корабль и отправился в путь.Он прошел через десятки городов, испытал множество разных ситуаций и несколько раз был на грани смерти. Все свои впечатления и наблюдения он подробно описал в летописи «Путешествие за три моря».
Имя путешественника увековечено в памяти русского народа и мировой истории.

Достопримечательности Твери, которые нельзя пропустить

Памятник Афанасию Никитину

На левом берегу Волги, на набережной Афанасия Никитина, установлен памятник Афанасию Никитину.
Место было выбрано неспроста. Напротив памятника на правом берегу началось путешествие Афанасия в Индию.
В честь путешественника по всему миру установлено три памятника: один в Твери, на родине Афанасия, второй в Индии, которую он посетил, и третий в Феодосии (Крым). Все вместе они являются путевыми точками путешествия, символизирующими три моря, по которым плавал торговец.

Адрес: Набережная Афанасия Никитина

Вознесенский собор

Вознесенский собор в Твери.Фото из открытых источников

В XVI веке на этом месте стояла одноименная деревянная церковь, которая сгорела во время польско-литовского нашествия. В XVII веке каменное здание церкви было построено, сохранив название и название.
Адрес: ул. Советская, 26
Находится на пересечении улиц Советской и Тверского проспекта

.

Императорский дворец

Императорский дворец в Твери. Фото с сайта www.rivage.ru

Интерьер Императорского дворца.Фото с сайта www.rivage.ru

Дворец — уникальное сооружение XVIII века в стиле классицизма с элементами барокко (построен по проекту П.Р. Никитина в 1764-1766 гг.).
Предназначался для остановки и отдыха русских императоров и членов Императорского царства. семья во время путешествия из Москвы в Санкт-Петербург. 12 февраля 1767 года императрица Екатерина II впервые прибыла в Тверской путевой дворец.
Благодаря сестре императора Александра I Екатерине Павловне, жившей в Твери, дворец стал центром светской жизни страны и модным домом. литературный салон.Во Дворце постоянно проводились балы и другие мероприятия, собирающие под одной крышей все светское общество Твери и Москвы. В советское время в здании располагался Краеведческий музей, а сейчас здесь располагается областная картинная галерея, в которой регулярно проходят интересные выставки.
Дворец открыт для всех. Недавно отреставрированное здание поражает своим величием и лаконичностью, а внутреннее убранство — стилем и роскошью.
Хочется отметить окружение дворца.Он расположен недалеко от живописной набережной Волги, в окружении сада. Прекрасное место для прогулок и отдыха.
Адрес: Советская ул., 3

Тверь — красивый город, способный рассказать внимательному путешественнику много интересных историй.
Он красив и ухожен, хранит память об исторических событиях и периодах России в своих архитектурных памятниках и подчеркивает красоту русской природы элегантными набережными и роскошными садами.
Это город, который стоит посетить каждому путешественнику.
Путешествуя между двумя столицами России, обратите внимание на Тверь. Тверь расположена в удобной транспортной доступности по пути из Москвы в Санкт-Петербург (или из Санкт-Петербурга в Москву). Пару дней, проведенных здесь, наполнят вашу поездку в Россию новыми впечатлениями, помогут понять дух русского народа, а также значительно расширит кругозор и представления об огромной и загадочной стране.
Тверь (и Тверская область) входят в ТОП-15 самых популярных туристических направлений в России, ежегодно собирая около 1 миллиона туристов со всего мира.Заботясь об удобстве, в городе много отелей и ресторанов. Вы легко найдете комфортное жилье, а в многочисленных кафе и ресторанах можно попробовать традиционные блюда русской, азиатской, японской, индийской и европейской кухни.

Посещать город можно круглый год.
Температуры выше + 15С обычно в Твери с мая по август. Осадки умеренные.
С августа по октябрь температура медленно опускается до 5C, а с декабря по март город окутан снегом и туманом со средней дневной температурой 8C.

Как добраться до Твери:
из Москвы:
Поездом Москва — Тверь с Ленинградского вокзала (время в пути около 2,5 часов)

Из Санкт-Петербурга:
Поездом Санкт-Петербург — Тверь с Московского вокзала (время в пути около 6 часов)

Поезда ходят из Твери в Москву и Санкт-Петербург.

Приглашаем вас в удивительную и многогранную Россию!

Какие моря открыл Афанасий Никитин.Афанасий Никитин и Индия его глазами. Что открыл Афанасий Никитин

Страница 3 из 3

краткая биография

НИКИТИНА Афанасий

НИКИТИН Афанасий (род. Неизвестен, умер весной 1475 г.), русский купец, путешественник и писатель.


Весной 1468 года Афанасий Никитин, тверской купец среднего достатка, снарядил два корабля и вместе со своими соотечественниками направился к Каспию по Волге для торговли.На продажу везли дорогие товары, в том числе «мягкий барахло» — меха, которые ценились на рынках Нижней Волги и Севера. Кавказ. Татары напали на купцов под Астраханью и разграбили почти все. Никитин, который, вероятно, владел двумя-тремя тюркскими языками и фарси, решил распустить оставшиеся товары в зарубежных странах. Из Баку он отплыл в Мазандеран. Проведя более двух лет в Иране, он двинулся дальше на юг. По дороге Никитин узнал, что в Индии ценят племенных жеребцов и что в России там можно дешево купить дорогие товары.Приобретя лошадь, в апреле 1471 года Никитин сел на корабль, направлявшийся в индийский порт Чаул. Не сразу удалось выгодно продать жеребца, и он под видом ходжи путешествует по разным городам Индии, претерпевая преследования со стороны местных властей … Только в Бидаре, густонаселенной столице штата Бахмани, ему удалось продать лошадь. В январе 1472 года он прибыл в священный город Парват, где прожил полтора года. Никитин почти полгода провел в одном из городов «алмазной» провинции.Райчур, откуда он решил вернуться на родину.
Итоги поездки разочаровали Никитина: «. … … нет ничего для нашей земли. … … перец и краска, это дешево. … … И нам не дадут ввозить товар без пошлины. И обязанностей много, и много разбойников на море. «Тверской купец путешествовал по Индии около трех лет. Его путевые записи уточняют и дополняют индийские летописи 1471-74 гг. разных конфессий не пьют друг с другом, не едят, не женятся «).
В январе 1473 года Никитин сел на корабль в Дабхоле (Дабуле), который после почти трехмесячного плавания с заходом на Сомалийский и Аравийский полуострова доставил его в Ормуз. Торгуя специями, Никитин прошел через Иранское нагорье в Тебриз, в гости к кочевым туркменам «белые овцы», пересек Армянское нагорье и осенью 1474 года достиг Трабзона. Власти этого черноморского порта конфисковали все его товары, в том числе индийские драгоценности, приняв Никитина за туркменского; дневник не трогали.
5 ноября Никитин прибыл в Феодосию, где провел зиму и, вероятно, привел свои наблюдения в порядок. Весной 1475 года он двинулся на север, скорее всего, по Днепру. Из краткого предисловия к его записям, включенным в «Львовскую летопись» под 1475 годом, следует, что он «умер, не дойдя до Смоленска, весной или в начале 1475 года. записные книжки. … … привезены купцами в Москву ».
В 16-17 вв.его дневник «Путешествие через Три моря» (имеется в виду Каспийское, Аравийское и Черное моря) неоднократно переписывался. Есть шесть известных списков. Один из них в начале. XIX век основал Н.М.Карамзин, ценивший исключительную ценность труда.
Никитин, не планируя заранее путешествия по трем морям, первым из европейцев дал ценное описание средневековой Индии, описав ее просто и правдиво. Его записи лишены расового подхода и характеризуются редкой для того времени религиозной терпимостью.Никитин своим подвигом доказал это на 2 этаже. В 15 веке, за 30 лет до португальского «открытия» Индии, совершить путешествие туда мог даже не богатый, а целеустремленный человек.
Творчество Никитина представляет интерес не только как один из ярких образцов жанра путевых заметок, т.н. Древнерусские «вояжи» (основоположником которых считается игумен Даниил, начало 12 века), а также как памятник живому русскому языку 15 века.

В 1957 году Никитин, герой многих исторических историй, был назван в честь пика (3500 м) большого (275 км) подводного горного хребта в Индийском океане у экватора.В 1955 году ему поставили памятник в Твери, а в начале 2002 года — в Индии.


Что известно об А. Никитине
Афанасий Никитин (родился неизвестным, возможна смерть в 1475 году) — мореплаватель, торговец, купец. Первым из европейцев, посетивших Индию. Он открыл Индию за 25 лет до Васко да Гамы и других португальских мореплавателей. Путешествовал в 1468-1474 годах. по Персии, Индии и турецкому государству. В путевых заметках «Путешествие через три моря» он подробно описывает жизнь и политическое устройство восточных стран.
Загадочная личность купца
В истории России много загадочных личностей. И, пожалуй, самая загадочная из них — личность тверского купца Афанасия Никитина. И был ли он купцом? А кто, как не купец? То, что он был путешественником и писателем, понятно: он совершил свое «Путешествие через Три моря» и так его описал, что читать его и по сей день, более 500 лет спустя, интересно. Но что продавал этот торговец, неизвестно.Почему он сам ехал на одном корабле, а товары возил на другом? И зачем брал с собой книги — целый сундук? Есть еще вопросы …
Записки путешественника
Записки Афанасия Никитина были приобретены в 1475 году писарем великого князя Московского Ивана III Василием Мамыревым у нескольких купцов, прибывших в Москву. «Я получил орфографию Офонаса тверитина купца, который пробыл в Индае 4 года, и, говорят, он ездил с Василием Папиным» — так дотошный чиновник написал приобретенное «тетрати» путешественника, уточнив, что вышеперечисленное- После этого названный посол отправился к Ширван-шаху (то есть к правителю Азербайджана) с партией кречетов (знаменитых охотничьих птиц Русского Севера), которые предназначались в подарок правителю Востока, а затем приняли участие в Казанском походе. , где он был убит татарской стрелой.Это предисловие уже говорит о живом интересе к этому документу высшего кремлевского чиновника (клерк — должность, соответствующая статусу министра).
Путешествие Афанасия Никитина
А документ вообще любопытный. Вот что из этого следует. Когда в 1466 году великий князь Московский Иван III направил своего посла Василия Папина ко двору шаха страны Ширван, купец из Твери Афанасий Никитин, отправлявшийся в торговую поездку на Восток, решил присоединиться к этому посольству.Подготовился основательно: получил проездные от Великого князя Московского и от князя Тверского, охранные грамоты от епископа Геннадия и воеводы Бориса Захарьевича, рекомендательные письма нижегородскому губернатору и таможенным органам.
V Нижний Новгород Афанасий узнал, что посол Папин уже прошел мимо города в низовья Волги. Тогда путешественник решил дождаться ширванского посла Хасан-бека, возвращавшегося ко двору своего государя с 90 кречетами — подарком Ивана III.Никитин поместил свои вещи и пожитки на небольшой корабль, а сам он со своей передвижной библиотекой поселился на большом корабле с другими купцами. Более 20 русских — москвичей и тверичей — отправились в Ширванское царство со свитой Гасан-бека, мерлина и Афанасия Никитиных. Чем хотел торговать Афанасий, нигде не уточняет.

В низовьях Волги караван ширванского посла сел на мель. Там на него напали лихие люди астраханского хана Касима.Путешественников ограбили, одного из русских убили и отняли у них небольшой корабль, на котором находились все имущество и имущество Афанасия. В устье Волги татары захватили еще один корабль. Когда моряки двинулись вдоль западного побережья Каспийского моря к Дербенту, налетел шторм — и еще один корабль потерпел крушение у дагестанской крепости Тарки. Кайтаки, местное население, разграбили товар, а москвичи и тверцы увезли с собой в полном объеме …
Единственный уцелевший корабль продолжал плавать.Когда, в конце концов, они прибыли в Дербент, Никитин, найдя Василия Папина, попросил его и посла Ширвана помочь в освобождении угнанных кайтаками россиян. Его послушали и послали гонца в ставку государя Ширвана, а он послал посла к вождю кайтаков. Вскоре Никитин встретил освобожденных земляков в Дербенте.
Ширваншах Фаррух-Ясар получил драгоценные русские кречетки, но пожалел несколько золотых монет, чтобы помочь голым и голодным людям вернуться в Россию.Товарищи Никитина опечалились, «а кои куда пошли». Те, у кого не было долгов за товары, вывезенные в России, блуждали по домам, другие ушли работать в Баку, а некоторые остались в Шемахе. Куда пропал Афанасий Никитин, ограбленный, без товаров, денег и книг? «И я поехал в Дербент, и из Дербента в Баку, и из Баку я пошел через море …» Зачем я ехал, зачем, какими средствами? Об этом не упоминается …
г. 1468 г. — он оказался в Персии. Где и как он провел целый год — опять же ни слова.У путешественника очень мало впечатлений от Персии, где он прожил еще год: «Из Рея я поехал в Кашан, и там был месяц. И от Кашана до Наина, потом до Езда, и здесь он прожил месяц … ». Выйдя из Езда, тверской купец добрался до города Лара, населенного торговыми моряками, правители которого зависели от властителя могущественной Белобаранной Туркмении. штат. «От Сирджана до Тарума, где скот кормят финиками …»
«А здесь Гурмызское убежище, а здесь — Индийское море», — писал путешественник весной 1469 года в своем «Тетрати».Здесь, в Ормузе, на берегу Персидского залива, ограбленный Афанасий вдруг оказался владельцем породистого жеребца, которого собирался с прибылью продать в Индии. Вскоре Никитин вместе со своей лошадью уже был на паруснике без верхней палубы, перевозя живой груз через море. Шесть недель спустя корабль бросил якорь в гавани Чаул на Малабарском побережье в западной Индии. Стоимость перевозки 100 руб.
Индия занимает значительное место в дневниках Никитина.«А здесь есть индейская страна, и все люди обнажены, и их головы не покрыты, и их груди обнажены, и их волосы заплетены в одну косу, и все они пузатые, и дети будут рождаться каждый год, и у них много детей. И мужчины и женщины все обнажены, и все черные. Яз, куда я иду, а за мной много людей, но они восхищаются белым человеком … »- с удивлением написал странник.

Около месяца Афанасий Никитин ехал на своем коне в город Джуннар (Джунир) , очевидно делая частые остановки по пути.Он указал в своем дневнике расстояние между городами и большими деревнями. Джуниром, который, возможно, был частью мусульманского государства, правил губернатор Асад Хан, который, как писал Афанасий, имея много слонов и лошадей, тем не менее «ездил на людях».
Купец продолжил путь. Прибытие в город Бидар, столицу мусульманского государства Декан, где торговали рабами, лошадьми, золотыми тканями. «Товара на земле русской нет», — с досадой записал мореплаватель.Как оказалось, Индия не так богата, как думали европейцы. Изучая Бидара, он описал боевых слонов декана султана, его конницу и пехоту, трубачей и танцоров, лошадей в золотых упряжках и ручных обезьян. Его поразили роскошная жизнь индийских «бояр» и нищета сельских рабочих. Знакомясь с индейцами, путешественник не скрывал, что он русский.
На каком языке Никитин мог общаться с местным населением? Он свободно владел персидским и татарским языками.Как видите, местные диалекты ему тоже давались легко. Сами индейцы вызвались отвести Никитина в храмы Шрипарвата, где его поразили огромные изображения бога Шивы и священного быка Нанди. Беседы с молящимися у идолов Шрипарвата дали Афанасию возможность подробно описать жизнь и ритуалы поклонников бога Шивы.
В это время в дневнике Никитина появился путеводитель с указанием расстояний до Каликута, Цейлона, королевства Пегу (Бирма) и Китая.Никитин записал, какие товары вывозились через индийские порты Камбай, Дабул, Каликут. Перечислены драгоценные камни, ткани, соль, специи, хрусталь и рубины Цейлонских, бирманских яхт.

Обратный путь
… 1472, весна — купец твердо решил во что бы то ни стало вернуться в Россию. Он провел 5 месяцев в городе Кулур, где располагались знаменитые алмазные рудники и работали сотни мастеров-ювелиров. Он также посетил Голконду, которая в то время уже была известна на весь мир своими сокровищами, в бывшей столице Дина, Гулбарге, и отправился на побережье в Дабула.Капитан беспилотного парусника, отправлявшегося в Ормуз, взял у путешественника две золотые монеты. Через месяц Афанасий Никитин сошел на берег. Это была Эфиопия. Странник пробыл здесь около недели, еще три недели он провел на острове Ормуз, а затем отправился в Шираз, Испаган, Султанию и Тебриз.
В Тебризе Афанасий посетил ставку Узун-Хасана, суверена Бело-Баранского туркменского государства, который тогда правил почти всем Ираном, Месопотамией, Арменией и частью Азербайджана.Что могло связать могущественного восточного правителя с тверским путешественником, о чем Узун-Хасан рассказывал ему, дневники умалчивают. Он пробыл у туркменского царя 10 дней. Он отправился в Россию новым путем, через Черное море.
От турок Афанасия Никитина ждали новые испытания. Они встряхнули все его пожитки и отнесли в крепость к губернатору и коменданту Трапезунда. Роясь в вещах мореплавателя, турки искали какие-то письма, возможно, приняв тверского купца за московского посла при дворе Узун-Хасана.Кстати, неизвестно, где, когда и как могли исчезнуть упомянутые выше письма, которые он получал в Москве и Твери перед отправкой в ​​Ширван.
Где он умер?
Через третье море странник направился в город Кафе (ныне Феодосия), колонию генуэзских купцов, куда он высадился в ноябре 1472 года. Однако конец путешествия Афанасия Никитина не совсем ясен. «Говорят, что он не доехал до Смоленска, он умер», — говорится в предисловии к «Прогулкам за три моря», приобретенным писарем Мамыревым.
Также неясно, чем занимался любопытный торговец, находясь в Индии четыре года. И почему, в конце концов, некоторые строчки и страницы дневника написаны не русскими буквами, а русскими буквами. Выдвигалась даже версия, что это какие-то зашифрованные тексты. Но переводы с персидского и татарского языков показали, что размышления Афанасия о Боге, о посте и молитвах были написаны на этих языках …
Несомненно одно: кем бы ни был Афанасий Никитин — купец, разведчик, проповедник, посол или просто очень любознательный странник — но он был талантливым писателем и человеком, без сомнения, обаятельным.Иначе как он мог пересечь три моря?

Владимир Дергачев

Тверской купец Афанасий Никитин волею судьбы он стал великим русским путешественником, оставившим путевые заметки, известные как «Хождение по трем морям». Год его рождения неизвестен, он умер (или умер трагически?) В 1447 году под Смоленском (на территории Великого княжества Литовского), возвращаясь из поездки, можно сказать, в нескольких шагах от дома. В Афанасии Никитине сконцентрирована важная черта русского менталитета — стремление к горизонту.Это не была авантюра, опытный и отважный купец уже побывал в Константинополе в Византии, Литве, Крыму и Молдавском княжестве и благополучно вернулся с заморскими товарами.

Путешествие по Волге, Каспию, Персии, Аравийскому морю, Индии, Турции и Черному морю длилось с середины 1471 по начало 1474 года (по другой датировке — с 1468 по 1474 год).

Изначально целью поездки купца было установление торговых отношений с азиатскими купцами, которые вели торговлю через Кавказскую Шемаху.Русские купцы возили в основном меха. Русские купцы отправились по Воле в сопровождении посла Ширван-шаха (правителя) Шемахи. Плавание по Волге шло хорошо, но недалеко от Астрахани на реке Бузан купцы были ограблены татарами. Грабители забрали товар, по всей видимости, приобретенный в кредит. Возвращение в Россию без товаров и без денег грозит долговой ловушкой. Но часть купцов вернулась обратно, и Никитин ушел дальше на восток.Чтобы не возвращаться пустым в Тверь и не оказаться в долгах, купец отплыл в Дербент, затем в Баку, Шемаху и Персию, где купил жеребца, которого решил выгодно продать в Индии и купить товары для русской земли. . Но и эта сделка не принесла особой выгоды.

Афанасий Никитин провел три года в Индии: «А вот там индейская страна, и люди ходят голые, и головы их не покрыты, и груди их обнажены, и волосы их заплетены в одну косу, и все ходят с животами, и каждый год будут рождаться дети, и у них будет много детей.И мужчины и женщины все обнажены, и все черные. Яз, куда я иду, но за мной много людей, но они восхищаются белым человеком … ». «Индусы называют быка отцом, а корову — матерью. На их помете пекут хлеб и варят пищу, и этим пеплом они оставляют следы на лице, лбу и по всему телу. В воскресенье и понедельник едят раз в день. В своих записях Никитин использовал ненормативную лексику великого и могущественного русского языка.В академических переводах исчезли сильные слова.

В 1387 году на юге Индии было образовано первое мусульманское государство Бахмани, к югу от которого располагалась Империя Виджаянагар. С 1429 года столица султаната была перенесена в Бидар, который посетил русский купец: «В Бидаре полная луна стоит три дня. В Бидаре нет сладких фруктов. В Индостане нет большой жары. Очень жарко в Ормузе и Бахрейне, где рождается жемчуг, да в Джидде, да в Баку, да в Египте, да в Аравии, да в Ларе.А на земле Хорасана жарко, но не так. В Чаготае очень жарко. В Ширазе жарко, да в Язде, и в Кашане, но там ветер. А в Гиляне очень душно и сильно витает, а в Шамахе сильно витает; В Багдаде жарко, но в Хумсе и Дамаске жарко, а в Алеппо не так жарко.

Маршрут Афанасия Никиты через три моря

На снимке памятник Афанасию Никитину в Феодосии (бывшее кафе). В 2002 году в индийском городе Ревданда открыли памятник Афанасию Никитину.


http://leto.feodom.com/upload/arts/51.JPG

Исследователи, путешествующие «по трем морям», пытаются ответить на вопрос, как российскому купцу удалось выжить на чужбине? Возможно, ему помогла местная традиция: «И их жены и их мужья спят днем, а ночью ложатся спать с незнакомцами, но они спят с ними, и они дают им еду и приносят с собой сахарную пищу и сахарное вино. , и они кормят и поят гостей, чтобы их любили, и они любят гостей из народа.белые, потому что их люди очень черные. И жена зачнет от гостя ребенка, а мужья накормят. И родится белый ребенок, тогда гостю будут начислены триста оттенков … ». Слова Никитина не вызывают сомнений, и Марко Поло позже писал об этом. Но блуждать по чужой стране было непросто: «И все черные люди — злодеи, а жены все бл …, колдуны и воры, а обман и зелья они отравляют джентльменов».

Но, прежде всего, купеческая жилка Афанасия Никитина искала выгодный товар для Русской земли.Чтобы по возвращении в Тверь не только расплачиваться с долгами, но и оставаться с прибылью. В своих заметках он пишет о шелке, сандале и жемчуге. Но больше всего его привлекли местные алмазы. Возможно, он пытался привезти их на русскую землю, но его ограбили и убили под Смоленском.

— русский путешественник, купец и писатель, родился в 1442 г. (дата не подтверждена документами) и умер в 1474 г. или в 1475 г. под Смоленском. Родился в семье крестьянина Никиты, поэтому Никитин, строго говоря, не фамилия путешественника, а его отчество: в то время у большинства крестьян фамилий не было.

В 1468 году он предпринял экспедицию в страны Востока и посетил Персию и Африку. Он описал свое путешествие в книге «Путешествие через три моря».

Никитин Афанасий — Биография

Афанасий Никитин, биография которого известна историкам лишь частично, родился в городе Твери. Достоверных сведений о его детстве и юности нет. Известно, что в довольно молодом возрасте он стал купцом и посетил Византию, Литву и другие страны для торговли.Его деловые начинания были довольно успешными: он благополучно вернулся на родину с заморскими товарами.

Он получил письмо от великого князя Тверского Михаила Борисовича, которое позволило ему развивать обширную торговлю на территории современной Астрахани. Этот факт позволяет некоторым историкам считать тверского купца тайным дипломатом и шпионом великого князя, однако документальных подтверждений этого предположения нет.

Афанасий Никитин начал свой путь весной 1468 года, пройдя водным путем мимо русских городов Клязьма, Углич и Кострома.По плану, достигнув Нижнего Новгорода, пионерский караван должен был присоединиться из соображений безопасности к другому каравану, которым руководил посол Москвы Василий Папин. Но караваны скучали — Папин уже ушел на юг, когда Афанасий прибыл в Нижний Новгород.

Затем он дождался приезда Хасанбека от татарского посла и вместе с ним и другими купцами отправился в Астрахань на 2 недели позже запланированного срока. Афанасий Никитин считал опасным идти в одиночном караване — в то время на берегах Волги господствовали татарские банды.Караваны кораблей благополучно миновали Казань и ряд других татарских поселений.

Но незадолго до прибытия в Астрахань караван был ограблен местными разбойниками — это были астраханские татары во главе с ханом Касымом, которого не смутило даже присутствие своего соотечественника Хасанбека. Грабители забрали у торговцев весь купленный товар, кстати, в кредит. Торговая экспедиция была сорвана, два судна из четырех погибли. Дальше тоже все сложилось не лучшим образом.Два оставшихся корабля во время шторма упали в Каспийское море и были выброшены на берег. Возвращение домой без денег и товаров грозило купцам долгами и позором.

Тогда купец решил поправить свои дела, намереваясь заняться посреднической торговлей.

Так началось знаменитое путешествие Афанасия Никитина, описанное им в литературном произведении «Три моря».

Туристическая информация для Афанасия Никитина

Персия и Индия

Никитин прошел через Баку в Персию, в местность, называемую Мазандеран, затем пересек горы и двинулся дальше на юг.Он путешествовал без спешки, надолго оставаясь в деревнях и занимаясь не только торговлей, но и изучением местных языков. Весной 1469 года он прибыл в Ормуз, большой портовый город на пересечении торговых путей из Малой Азии (), Китая и Индии.

Ормузские изделия были уже известны в России, особенно был известен ормузский жемчуг. Узнав, что лошади из Ормуза вывозятся в города Индии, которых там не разводят, он решился на рискованное бизнес-предприятие.Я купил арабского жеребца и, надеясь хорошо продать его в Индии, сел на корабль, плывущий в индийский город Чаул.

Заплыв длился 6 недель. Индия произвела на купца сильное впечатление. Не забывая о торговых делах, по которым он, собственно, и приехал сюда, путешественник увлекся этнографическими изысканиями, подробно записывая увиденное в дневниках. Индия фигурирует в его записях как прекрасная страна, где все не так, как в России, «а люди ходят черные и голые.«Афанасия поразило то, что почти все жители Индии, даже бедные, носят золотые украшения. Кстати, сам Никитин поразил и индейцев — местные жители редко видели здесь белых людей раньше.

Однако продать жеребца в Чауле не удалось, и он отправился вглубь страны. Он посетил небольшой городок в верховьях реки Сина, а затем отправился в Джуннар.

В путевых заметках не упустил бытовых подробностей, а также описал местные обычаи и достопримечательности.Это далеко не первое правдивое описание жизни страны не только для России, но и для всей Европы. Путешественник оставил записки о том, что здесь готовят, как кормят домашних животных, как они одеваются и какие товары продают. Они даже описывают процесс приготовления местных хмельных напитков и обычай индийских домохозяек спать в одной постели с гостями дома.

В крепости Джуннару больше не пришлось задерживаться в одиночестве. «Джуннар-хан» забрал у него жеребца, когда узнал, что купец не басурман, а пришелец из далекой России, и поставил язычнику условие: либо он перейдет в исламскую веру, либо не только не получит лошадь, но будет продана в рабство.Хан дал ему 4 дня подумать. Русского путешественника спасла случайность — он встретил старого знакомого Мухаммеда, который поручился перед ханом за чужеземца.

В течение 2 месяцев, проведенных тверским купцом в Джуннаре, Никитин изучал сельское хозяйство местных жителей … Он увидел, что в Индии пашут и сеют пшеницу, рис и горох в сезон дождей. Он также описывает местное виноделие, в котором в качестве сырья используются кокосы.

После Джуннара он посетил город Алланд, где проходила большая ярмарка.Купец намеревался продать здесь своего арабского коня, но опять не вышло. На ярмарке и без его жеребца было много хороших лошадей на продажу.

Только в 1471 году Афанасию Никитину удалось продать свою лошадь, да и то без особой выгоды для себя, а то и в убыток. Произошло это в городе Бидар, куда путешественник прибыл, переждав сезон дождей в других населенных пунктах. Он пробыл в Бидаре надолго, подружился с местными жителями.

Русский путешественник рассказал им о своей вере и своей земле, индусы также много рассказали ему о своих обычаях, молитвах и семейной жизни. Многие записи в дневниках Никитина посвящены индийским религиозным вопросам.

В 1472 году он прибыл в город Парват, священное место на берегу реки Кришна, куда верующие со всей Индии отправлялись на ежегодные праздники, посвященные Господу Шиве. Афанасий Никитин отмечает в своих дневниках, что это место для индийских брахманов имеет такое же значение, как Иерусалим для христиан.

Тверской купец еще полтора года путешествовал по Индии, изучая местные обычаи и пытаясь вести торговлю. Однако коммерческие начинания путешественника не увенчались успехом: он так и не нашел продукта, подходящего для экспорта из Индии в Россию.

Африка, Иран, Турция и Крым

На обратном пути из Индии Афанасий Никитин решил посетить восточное побережье Африки. Согласно записям в его дневниках, в эфиопских землях он едва избежал ограбления, подкупив грабителей рисом и хлебом.

Затем он вернулся в город Ормуз и двинулся на север через Иран, в котором велись боевые действия. Он миновал города Шираз, Кашан, Эрзинджан и прибыл в Трабзон (Трапезунд), турецкий город на южном побережье Черного моря. Казалось, что возвращение близко, но тут удача снова отвернулась от путешественника: он был арестован турецкими властями как иранский шпион и лишен всего оставшегося имущества.

По словам самого путешественника, дошедшего до нас в виде записей, все, что осталось от него в то время, — это сам дневник и желание вернуться на родину.

Ему под честное слово пришлось занять денег на дорогу в Феодосию, где он намеревался встретиться с купцами-соотечественниками и с их помощью расплатиться с долгами. Попасть в Феодосию (Кафу) он смог только осенью 1474 года. В этом городе Никитин провел зиму, завершая записи о своем путешествии, а весной отправился по Днепру обратно в Россию, в родной город Тверь.

Однако вернуться туда ему не суждено было — он умер в городе Смоленске при неизвестных обстоятельствах.Скорее всего, годы скитаний и невзгоды путешественника подорвали его здоровье. Соратники Афанасия Никитина, московские купцы привезли его рукописи в Москву и передали писателю Мамыреву, советнику царя Ивана III. Позже записи вошли в летопись 1480 года.

В XIX веке эти записи обнаружил русский историк Карамзин, который опубликовал их в 1817 году под авторским названием. Три моря, упомянутые в названии работы, — это Каспийское море, Индийский океан и Черное море.

Купец из Твери оказался в Индии задолго до приезда туда представителей европейских государств. Морской путь в эту страну открыл португальский купец на несколько десятилетий позже, чем сюда приехал русский торговый гость. Что он обнаружил в далеких странах и почему его записи так ценны для потомков?

Хотя коммерческая цель, побудившая первопроходца совершить столь опасное путешествие, не была достигнута, результатом странствий этого наблюдательного, талантливого и энергичного человека стало первое настоящее описание неизвестной далекой страны.До этого в Древней Руси о сказочной стране Индии знали только по легендам и литературным источникам того времени.

Человек 15 века своими глазами увидел легендарную страну и смог талантливо рассказать о ней своим соотечественникам. В своих записках путешественник пишет о государственном устройстве Индии, религиях местного населения (в частности, о «вере в буты» — так услышал и записал имя Будды, священное для большинства народов, Афанасий Никитин. жители Индии в то время).

Он описал торговлю в Индии, вооружение армии этой страны, рассказал об экзотических животных (обезьяны, змеи, слоны), местных обычаях и представлениях индейцев о нравственности. Он также написал несколько индийских легенд.

Русский путешественник также описал города и районы, которые он сам не посещал, но о которых слышал от индейцев. Так, он упоминает и Индокитай, места, которые в то время были еще совершенно неизвестны русскому народу. Информация, тщательно собранная пионером, позволяет нам сегодня судить о военных и геополитических устремлениях индийских правителей того времени, состоянии их армий (вплоть до количества боевых слонов и количества колесниц).

Его «Прогулка за три моря» — первый подобный текст в русской литературной литературе. Тот факт, что он описал не только святые места, как это делали до него паломники, придает композиции неповторимое звучание. В поле его внимательного видения попадают не объекты христианской веры, а люди другой религии и другого образа жизни. Его записи лишены какой-либо формальности и внутренней цензуры, и для этого они особенно ценны.

Рассказ об Афанасии Никитине и его открытиях — видео

Путешествие Афанасий Никитина началось в Твери, оттуда маршрут пролегал по Волге через Нижний Новгород и Казань до Астрахани.Затем пионер посетил Дербент, Баку, Сари, после чего переселился по суше через Персию. Достигнув города Ормуз, он снова сел на корабль и прибыл на нем в индийский порт Чаул.

В Индии он пешком посетил многие города, в том числе Бидар, Джуннар и Парват. Далее по Индийскому океану он поплыл в Африку, где провел несколько дней, а затем — снова по воде — вернулся в Ормуз. Далее пешком через Иран дошел до Трапезунда, оттуда дошел до Крыма (Феодосии).

Афанасий Никитин известен современникам как мореплаватель и купец, купец стал первым из жителей европейских стран, побывавших в Индии. Путешественник открыл восточную страну 25 лет назад и другие португальские путешественники.

В путевых заметках «Путешествие через три моря» русский путешественник подробно описал жизнь и политическое устройство восточных стран. Рукописи Афанасия первыми на Руси описали морское путешествие не с точки зрения паломничества, а с целью рассказать историю о торговле.Сам путешественник считал свои записи грехом. Позже, в 19 веке, рассказы Афанасия были опубликованы известным историком и писателем и вошли в «Историю государства Российского».

Детство и юность

О детских годах русского путешественника известно немного, так как биография Афанасия Никитина стала записываться во время купеческих экспедиций. Мореплаватель родился в середине 15 века в городе Твери. Отец путешественника — крестьянин, звали его Никита.Поэтому «Никитин» — это отчество, а не фамилия.


Подробнее о семье, а также о юности путешественника биографы ничего не знают. Афанасий в юном возрасте стал купцом и успел побывать во многих странах, например, в Византии и Литве, где путешественник занимался торговлей. Товары Афанасия пользовались спросом, поэтому нельзя сказать, что молодой человек жил в бедности.

Экспедиции

Афанасий Никитин, как опытный купец, стремился расширить торговлю в современной Астрахани.Мореплаватель получил разрешение тверского князя Михаила Борисовича III, поэтому Никитин считался тайным дипломатом, но исторические данные не подтверждают эти догадки. Получив поддержку первых государственных чиновников, Афанасий Никитин отправился в дальний путь из Твери.

Штурман переплыл Волгу. Изначально путешественник остановился в городе Клязин и отправился в монастырь. Там он получил благословение игумена, а также помолился Святой Троице, чтобы путь был успешным.Затем Афанасий Никитин поехал в Углич, оттуда в Кострому, а затем в Плес.


Маршрут путешествия Афанасия Никитина

По словам путешественника, маршрут проходил без препятствий, но в Нижнем Новгороде штурманская экспедиция затянулась на две недели, так как там купец должен был встретиться с послом Ширванского государства Хасаном- бек. Изначально Никитин хотел присоединиться к российскому посольству Василия Папина, но уже отплыл на юг.

Беда случилась, когда упряжка Афанасия проплыла мимо Астрахани: матросов настигли татарские разбойники и разграбили корабль, а один корабль и вовсе утонул.


Карта времен Афанасия Никитина

Путешественники не могли вернуться на родину, так как их ждали векселя за то, что они не сохранили товары, приобретенные на государственные деньги, в кредит. Некоторые моряки, у которых хоть что-то осталось дома, вернулись в Россию, остальные люди Никитина разошлись по разным сторонам, некоторые остались в Шемахе, некоторые уехали работать в Баку.

Афанасий Никитин надеялся поправить свое финансовое положение, поэтому он решил отплыть на юг: из Дербента веселый мореплаватель отправился в Персию, а из Персии достиг оживленного порта Ормуз, который был перекрестком торговых путей: Малая Азия, Индия, Китай и Египет.В рукописях Афанасий Никитин назвал этот порт «гаванью Гурмыза», знакомый в России с поставками жемчуга.

Проницательный торговец в Ормузе узнал, что оттуда поставляют редких жеребцов, которых не разводят в Индии, и там их очень ценят. Купец купил лошадь и, надеясь продать товар по непомерно высокой цене, отправился на евразийский материк в Индию, территория которой, хотя и фигурировала тогда на картах, оставалась неисследованной европейцами.


Афанасий Никитин отплыл в город Чаул в 1471 году и три года прожил в неизвестном государстве, но на родину не вернулся. Русский путешественник подробно описал в своих рукописях жизнь и устройство солнечной страны.

Афанасий был поражен тем, как индейские жители ходят по улице: женщины и дети ходили обнаженными, а у князя были свои бедра и голова покрыты покрывалом. Но зато почти у каждого человека были золотые украшения в виде браслетов, что удивило русского купца.Никитин не понимал, почему индийцы не могут продавать драгоценности и покупать одежду, чтобы прикрыть свою наготу.


Иллюстрация к книге Афанасия Никитина «Три моря»

Его также впечатлило то, что население Индии велико, и почти каждый второй житель страны ждет ребенка.

В Чауле Афанасий не продал жеребца по выгодной цене, поэтому в начале весны мореплаватель отправился в самые глубинки Индии.Купец добрался до северо-западной крепости Джуннар, где встретился с ее хозяином Асад-ханом. Правителю понравились товары Афанасия, но он пожелал бесплатно получить лошадь и отобрал ее силой. В ходе беседы Асад узнал, что российский путешественник исповедует другую религию, и пообещал вернуть животное с золотом дополнительно, если купец обратится в ислам. Губернатор дал Никитину 4 дня подумать, в случае отрицательного ответа Асад-хан пригрозил российскому купцу смертью.


Издания книги Афанасия Никитина «За три моря»

По книге «Путешествие через три моря» Афанасий Никитин спасся случайно: правитель крепости встретил знакомого старика Мухаммеда, перед которым показался правитель. милости и отпустить незнакомца, вернув коня. Однако историки до сих пор спорят, принял ли Афанасий Никитин мусульманскую веру или остался верен православию. Купец оставлял такие сомнения из-за оригинальных купюр, пропитанных иностранными словами.

Никитин тоже удивился обычаям Индии и экзотическим животным, в чужой стране он впервые увидел змей и обезьян. Путешествие в небывалые земли было красочным и ярким, но Афанасий не удовлетворился, так как коммерческой выгоды купец не видел. По словам мореплавателя, в солнечной стране торговали красками и дешевым перцем — брать домой было нечего. Пребывание Никитина в Индии было интересным, но бедным: продажа одной лошади обошлась купцу в убыток и наложила штраф.

Личная жизнь

О личной жизни Афанасия Никитина ученым ничего не известно, поскольку биография русского мореплавателя была составлена ​​благодаря запискам купца. Были ли у Никитина дети, ждала ли его верная жена — тоже остается загадкой. Но, судя по купеческим рукописям, Афанасий Никитин был целеустремленным и жизнерадостным человеком, не боявшимся трудностей в незнакомой стране. За три года путешествий Афанасий Никитин освоил иностранные языки, в его дневниках были арабские, персидские и тюркские слова.


Фотографических портретов Никитина нет, до его современников дошли только примитивные рисунки. Известно, что купец имел простую славянскую внешность и носил квадратную бороду.

Смерть

Скитаясь по солнечным краям, Афанасий Никитин жил мечтой вернуться на родину. Штурман собрался в обратный путь и направился в торговый порт Ормуз, откуда началось путешествие в Индию. Из Ормуза торговец отправился на север через Иран и оказался в турецком городе Трабзон.Местные турецкие жители приняли русского штурмана за шпиона и взяли Никитина в плен, забрав все, что было на корабле. Единственное, что было с собой у штурмана, — это рукописи.

Афанасий был освобожден из-под ареста, и купец отправился в Феодосию: там ему пришлось встретиться с русскими купцами, чтобы занять деньги и расплатиться с долгами. Ближе к осени 1474 года купец прибыл в феодосийский город Кафу, где провел зиму.


Весной Никитин собирался ехать по Днепру в Тверь, но погиб в городе Смоленске.Причина смерти Афанасия Никитина остается загадкой, но ученые уверены, что долгое путешествие по разным странам с разными климатическими условиями резко ухудшило здоровье мореплавателя.

Записки Никитина были доставлены в Москву купцами, сопровождавшими странника. Дневник Никитина был передан советнику князя, а в 1480 году рукописи вошли в летопись.

Именем русского мореплавателя названы улицы и переулки в России, а также набережная в г. Твери.В 1958 году на «Мосфильме» был снят фильм «Прогулка за три моря», а в 1955 году в Твери был установлен памятник Никитину. Также памятники русскому купцу есть в Кафе и в штате Махараштра.

Используя дополнительный материал, составьте описание путешествия Афанасия. «Солнечный русский», путешественник Афанасий Никитин. «Прейдох — три моря»

86. ХОДА НАД ТРЕМЯ МОРЕМИ АФАНАСИЙ НИКИТИН Тверской купец Афанасий Никитин в 1466–1472 годах путешествовал в Индию по трем морям: Черному или Стамболийскому, Каспийскому или Дербентскому, Индостанскому или Индийскому.Он владеет первым в Европе

, прочитавшим вместе с этим

Никитин также направился на юг: достигнув Дербента, а затем и самой Персии, купец направился к оживленному порту Ормуз, который был перекрестком многих торговых путей Востока.

Рис. 2. Порт Ормуз.

Путешественник узнал, что племенные жеребцы особенно ценятся в Индии. На свои последние деньги он купил лошадь, надеясь выгодно продать ее индийским купцам и разбогатеть.Так в 1471 году Никитин оказался в Индии, которая к тому времени уже была на картах, но оставалась малоизученной страной.

В течение следующих трех лет русский купец путешествовал по Индии. Скуча по родине, он запастись индийскими товарами и направился обратно. Однако в одном из портов все его товары были изъяты. После зимовки в Феодосии Афанасий Никитин снова отправился в путь, но весной 1475 года скончался по дороге домой.

Наследие Афанасия Никитина

На протяжении всего путешествия Никитин делал путевые заметки, которые впоследствии составили его знаменитую книгу «Прогулка по трем морям».Это было первое произведение в русской литературе, в котором подробно описывалось не само путешествие, а командировка, с яркими и яркими описаниями культуры, религии, экономического и политического устройства других стран.

В своей книге Никитин подробно описал жизнь средневековой Индии. Его неописуемо удивил внешний вид индейцев: цвет их кожи, длинные косы как у мужчин, так и у женщин, почти полное отсутствие одежды и при этом обилие украшений на руках и ногах.Однако сам путешественник вызывал большое любопытство — в Индии за «белым» человеком всегда следовала толпа зевак.

Рис. 3. Средневековая Индия.

Произведения Никитина изобилуют мусульманскими молитвами и арабско-персидской лексикой. Ученые неоднократно поднимали вопрос о том, что купец мог принять ислам во время своих путешествий по Востоку. В этом случае, вернувшись на родину, он столкнулся бы с жестокими репрессиями за изменение своей веры.

Что мы узнали?

Изучая доклад на тему «Афанасий Никитин» в программе географии для 5 класса, мы узнали, что открыл Афанасий Никитин в географии.Мы выяснили, что купец подробно описал свое путешествие по странам Востока в книге «Путешествие по трем морям», дав тем самым богатую пищу для размышлений будущим исследователям Востока.

Тест по теме

Оценка отчета

Средняя оценка: 4. Всего получено оценок: 706.

Афанасий Никитин, купец из Твери. Он по праву считается не только первым русским купцом, посетившим Индию (за четверть века до португальца Васко да Гама), но и вообще первым русским путешественником.Имя Афанасия Никитина открывает список ярких и интересных русских мореплавателей и первооткрывателей суши и моря, имена которых золотыми буквами вписаны в мировую историю географических открытий.
Имя Афанасия Никитина стало известно современникам и потомкам благодаря тому, что он вел дневник, а точнее путевые заметки, на протяжении всего своего пребывания на Востоке и в Индии. В этих записях он подробно и подробно описал города и страны, которые он посетил, образ жизни, обычаи и традиции народов и правителей… Сам автор назвал свою рукопись «Прогулка за три моря». Три моря — Дербентское (Каспийское), Аравийское (Индийский океан) и Черное.

На обратном пути А. Никитин совсем немного не доехал до родной Твери. Его товарищи передали рукопись «Путешествие через три моря» в руки писаря Василия Мамырева. От него она попала в летопись 1488 года. Очевидно, современники оценили важность рукописи, если они решили включить ее текст в исторические хроники.

Краткая информация о путешествии Афанасия Никитина

Никитин Афанасий Никитич

Тверской купец. Год рождения неизвестен. Место рождения тоже есть. Умер в 1475 году под Смоленском. Точная дата начала поездки также неизвестна. По мнению ряда авторитетных историков, это, скорее всего, 1468 год.

Цель путешествия:

обычная торговая экспедиция по Волге в составе каравана речных судов из Твери в Астрахань, налаживание экономических связей с азиатскими купцами, торгующими на Великом шелковом пути, проходящем через знаменитую Шемаху.

Косвенно это предположение подтверждается тем, что русские купцы шли по Волге в сопровождении Асан-бека , посла сюзерена Шамаха, Ширваншаха Форус-Эсара. Шемаханский посол Асан-бек вместе с великим князем Иваном III посетил Тверь и Москву, а вслед за русским послом Василием Папиным отправился домой.

А. Никитин и его товарищи оборудовали 2 корабля, загрузив на них разные товары для торговли. Товар Афанасия Никитина, как видно из его записей, был хламом, то есть мехами.Очевидно, в караване плыли корабли и другие купцы. Надо сказать, что Афанасий Никитин был купцом опытным, отважным и решительным. До этого он неоднократно бывал в далеких странах — Византии, Молдавии, Литве, Крыму — и благополучно возвращался домой с заморскими товарами, что косвенно подтверждается в его дневнике.

Шемаха

одна из важнейших точек на всем Великом шелковом пути. Находится на территории современного Азербайджана.Расположенный на пересечении караванных путей, Шемаха был одним из крупнейших торговых и ремесленных центров на Ближнем Востоке, занимая важное место в торговле шелком. Еще в 16 веке упоминаются торговые отношения Шемахи с венецианскими купцами. В Шемахе торговали азербайджанские, иранские, арабские, среднеазиатские, русские, индийские и западноевропейские купцы. Шемаха упоминается А.С. Пушкиным в «Сказке о золотом петушке» («Дайте мне девушку, Шемаханскую царицу»).

А.Караван Никитина зачислил проездных от Великого князя Михаила Борисовича на проезд по территории Тверского княжества и великокняжескую заграничную грамоту , с которой он отплыл в Нижний Новгород. Здесь планировали встретиться с московским послом Папиным, который также ехал в Шемаху, но не сумел его схватить.

От Спасителя Златоверхого и возлюбленного Его милостью пошел, от его государя от великого князя Тверского Михаила Борисовича…

Интересно, что Афанасий Никитин изначально не планировал посещать Персию и Индию!

Путешествие А. Никитина условно можно разделить на 4 части:

1) путешествие из Твери к южным берегам Каспийского моря;

2) первое путешествие в Персию;

3) путешествовать по Индии и

4) обратный путь через Персию в Россию.

Весь его путь хорошо виден на карте.

Итак, первый этап — путешествие по Волге.Все прошло хорошо, вплоть до Астрахани. Под Астраханью экспедиция подверглась нападению разбойных банд местных татар, корабли были потоплены и разграблены

.

Бандиты забрали у торговцев все купленные товары, видимо, в кредит. Возвращение в Россию без товаров и без денег грозит долговой ловушкой. Товарищи Афанасий и он сам, по его словам, « заплакав, пусть разойдутся кои кудасы: у кого есть то, что есть в России, тот и пошел в Россию; но кому следовало, и он пошел туда, куда его глаза устремили.»

Неохотный путешественник

Таким образом, Афанасий Никитин против своей воли стал путешественником. Дорога домой заказана. Торговать нечем. Остается только одно — отправиться в разведку в заграницу в надежде на судьбу и собственное предприятие. Услышав о сказочных богатствах Индии, он направляется туда. Через Персию. Прикидываясь странствующим дервишем, Никитин надолго остается в каждом городе и делится своими впечатлениями и наблюдениями с бумагой, описывая в дневнике жизнь и обычаи населения и правителей тех мест, в которые его свела судьба.

И пошел Иаз в Дербенты, и из Дербента в Баку, где огонь неугасим; а от Баки я отправился через море в Чебокар. Да, я полгода жила здесь, в Чебокаре, а месяц жила в Саре, на маздранской земле. А оттуда к Эмили, и здесь я прожила месяц. И оттуда в Димовант, а от Димованта до Рэя.

И от Дрея до Кашени, и вот я был месяц, и от Кашени до Наина, и от Наина до Эздеи, и здесь я прожил месяц.И от Диеса до Сырхана, и от Сырхана до Тарома … И от Торома до Лары, и от Лары до Бендер, и вот Гурмызское убежище. А здесь Индийское море, и на парсийском языке есть еще Хондустани Дориа; а оттуда по морю до Гурмыза 4 мили.

Первое путешествие Афанасия Никитина через персидские земли, от южных берегов Каспийского моря (Чебукар) до берегов Персидского залива (Бандар-Абаси и Ормуз), длилось более года, с зимы 1467 г. весна 1469 г.

Из Персии, из порта Ормуз (Гурмыз) Афанасий Никитин отправился в Индию. Путешествие Афанасия Никитина по Индии длилось три года: с весны 1469 г. до начала 1472 г. (по другим данным — 1473 г.). Описание его пребывания в Индии занимает большую часть дневника А. Никитина.

А Гурмыз на острове, и каждый день море уносит его два раза в день. А потом вы взяли первый Великий День и приехали в Гурмыз за четыре недели до Великих Дней.И тогда вы написали не все города, а многие великие города. А в Гурмызе есть варно солнце, оно человека обожжет. И я был в Гурмызе месяц, а из Гурмыза переправился через Индийское море.

И я шел морем в Мошкат на 10 дней; и от Мошката до Дегу 4 дня; и от Дега Кузрят; и от Кузрят Конбаату. А потом родит краску и лек. И из Конбата в Чувиль, и из Чувиля мы пошли на 7-й неделе по Велице и пошли в Таве на 6 недель по морю в Чивил.

Прибыв в Индию, он совершит «исследовательские поездки» вглубь полуострова, подробно исследуя его западную часть.

А вот индийская страна, и все люди голые, и их головы не покрыты, и их груди обнажены, и их волосы заплетены в одну косу, и все они пузатые, и дети будут рождаться каждый год, и у них много детей. И мужчины и женщины все обнажены, и все черные. Яз, куда я иду, но позади меня много людей, но они восхищаются белым человеком.И князь из них — фота по голове, а другой по гузне; и у их бояр фото на заставке, а у друга на гуся, князья обходят фото на коленях, а у другого на гуся. И слуги князя и бояре — фота на гуся круглая, и щит, и меч в руке, и одни с сулицей, и одни с ножами, и одни с саблями, и другие с луками и стрелами; и все голые, босые, большие, и волосы не бреют.И девочки ходят вокруг головы непокрытой, и груди обнажены; а паропки и девочки ходят голыми до семи лет, они не засыпаны мусором.

Обычаи и образ жизни индусов переданы в «Путешествии по трем морям» подробно, с многочисленными деталями и нюансами, замеченными пытливым взглядом автора. Подробно описаны богатые застолья, отъезды и военные действия индийских князей. Хорошо отражены жизнь простых людей, а также природа, растительный и животный мир.А. Никитин дал оценку многому из увиденного, однако достаточно объективно и непредвзято.

Да, о вере, об их распятии, обо всем, и они говорят: мы верим в Адама, но кажется, то есть Адама и всей его расы. И верят индейцы всех 80 и 4 конфессий, и все верят в буту. И верой с верой ни петь, ни есть, ни жениться. Но другая боранина, и куры, и рыба, и яйца, и не есть быков, nikakaa vera.

Салтан развлекается со своей матерью и женой, но иногда с ним едут 10 тысяч человек верхом и пятьдесят тысяч пешком, и двести слонов, одетых в позолоченные доспехи, и перед ним сто трубочников. , и сто танцоров, и 300 обычных лошадей в золотых снарядах, и сто обезьян за ним, и все гауроки.

Чем именно занимался Афанасий Никитин, чем питался, чем зарабатывал себе на жизнь — об этом можно только догадываться. Во всяком случае, сам автор нигде этого не уточняет. Можно предположить, что в нем сказалась коммерческая жилка, и он вел какую-то мелкую торговлю, либо был нанят для обслуживания местных купцов. Кто-то сказал Афанасию Никитину, что племенные жеребцы имеют большую ценность в Индии. За них якобы можно получить хорошие деньги. А наш герой привез с собой в Индию жеребца.И что из этого вышло:

И привел грешник жеребца в индейскую землю, и Бог дал мне удачи Чюнеру, и стало сто рублей. Их зима началась с Троицких дней. А я зимовал в Чюнере, два месяца прожил. Каждый день и ночь в течение 4 месяцев везде вода и грязь. В одни и те же дни кричат ​​и сеют пшеницу, и тутурган, и ножки, и все вкусное. Их вино варится в больших орехах — кози гундустан; и затор ремонтируется в татне.Лошадей кормят нофутом, кичири варят с сахаром, лошадей кормят маслом, и они дают им шешни, чтобы они ранили. На индийской земле лошади их не родят, у них родятся быки и буйволы, они тоже ездят на товарах, они несут другие вещи, они все делают.

А в том, в Чюнере, хан взял у меня жеребца, и засох, что Яз не негр — русин. И он говорит: «Я дам жеребца и тысячу золотых дам, и буду стоять в нашей вере — в Махмете Дени; но если ты не будешь стоять в нашей вере, в Махмат Дени, я заберу жеребца и тысячу золотых на твоей голове, я заберу…. И Господь Бог помиловал свой честный праздник, не оставил своей милости от меня, грешного, и не повелел мне погибнуть в Чюнере с нечестивыми. А накануне Спасовских дней пришла хозяйка Махмет Хорошанец и била его лбом, чтобы он мог по мне горевать. И он пошел к хану в город и попросил меня уйти, чтобы они не поверили мне, и взял у него моего жеребца. Таков подарок чюдо в Спасов день.

Как видно из записей, А.Никитин не дрогнул, не променял веру отца на обещания и угрозы мусульманского правителя. А он, в конце концов, продаст коня практически без всякой выгоды.

Вместе с описанием местностей, которые посетил Афанасий Никитин, он вносил в свои записи и замечания о природе страны и ее творчестве, о людях, их нравах, верованиях и обычаях, о народном правительстве, армии и т. Д.

Однако индейцы не едят никакого мяса, ни яловицы, ни боранина, ни курицы, ни рыбы, ни свинины, а свиней у них много.Они едят яд дважды в день, но не едят ночью, не пьют вино и не сыты. А перебежчики не пьют и не едят. И еда у них плохая. И один с другим ни пьет, ни ест, ни жену. И они едят брынец и кичири с маслом, и они едят розовые травы, но они кипятят это с маслом и молоком, и они едят все правой рукой, и они ни за что не примут это левой. И они не дёргают ножом, и лжецы не знают. И в дорогу, кто себе кашу варит, а все — шахтеру.И они прячутся от перебежчиков, чтобы не заглядывать ни в кузницу, ни в пищу. И вы только посмотрите, иначе они не едят. А они едят, накрываются тарелкой, чтобы его никто не видел.

И Шабатский рай велми Индийского моря велик…. Пусть в Шаббат родится шолк, сандал, жемчуг и все дешево.

А в Пегу много убежищ. Да, все дербыши в нем живые индийские, да, и каменные драгое, и маник, и яхут, и кирпич родятся в нем; но дьявол продает камень.

А Чинский и Мачинский приют Велми отличный, но в нем делают ремонт, а продают ремонт на вес, но дешево. И их жены и их мужья спят днем, а ночью их жены засыпают с гарипом и спят с гарипой, и дают им алафа, и приносят с собой сахарную пищу и сахарное вино, и кормят и пьют гостей так. что они любят ее, но любят ее. гости из народа белые, после них люди черные вельми.И кому жены гостя зачнут ребенка, а мужья дают алафу; но родится белый ребенок, иначе гость заплатит 300 тенек, а черный родится, а то у него ничего нет, что бы он пил и ел, то ему дали халяль.

Понимайте этот абзац как хотите. Гарип — иностранец, иностранец. Оказывается, индийские мужья разрешали белому иностранцу переспать с женой, а если родился белый ребенок, они также платили 300 дополнительных денег.А если черный — то только на жратву! Таковы обычаи.

И земля полна велми, и сельские люди голые велми, и бояре сильные, добрые и величественные велми. И все они носятся на своей постели на серебряных монетах, и перед ними коней в золотых шкурах ведут до 20 человек; и на конях 300 человек, и пятьсот человек пешком, и 10 человек пешком, и 10 человек. человек на нагарников, а человек 10 на дудке.

Во дворе Салтанова семь ворот, и в воротах сидит сто сторожей и сто кафарских писцов.Записывают, кто пойдет, и записывают, кто выйдет. Гарипов в город не пускают. А его двор — чуден велми, все на вырезе и на золоте, а последний камень вырезан и описан велми в золоте. Да, в его дворе его дворы розовые.

Изучив индийскую действительность изнутри, Афанасий Никитин пришел к выводу, что дальнейшие «маркетинговые исследования» бесполезны, так как с его коммерческой точки зрения взаимный коммерческий интерес России и Индии крайне ограничен.

Собаки-оленеводы солгали мне и сказали, что много наших товаров, но на нашей земле ничего не было: вся бытовая техника на пустынных землях, перец и краска, это дешево. Ино они переносят боль по морю, и они не дают обязанности. А другие люди не дадут нам выполнять свои обязанности. И обязанностей много, и много разбойников на море.

Таким образом, в конце 1471 — начале 1472 годов Афанасий Никитин решил покинуть Индию и вернуться на родину в Россию.

И это проклятое рабство Афанасия, Бога Всевышнего, Творца неба и земли, было продумано по вере, по христианству, и после крещения Христа и по святым святыням устроился отец, и по заповедям апостолов и спешите с умом пить за Россию .

Город Дабул стал последним пунктом индийского путешествия А. Никитина. В январе 1473 года Никитин сел на корабль в Дабуле, который после почти трехмесячного плавания с заходом на Сомалийский и Аравийский полуострова доставил его в Ормуз. Торгуя специями, Никитин прошел через Иранское нагорье в Тебриз, пересек Армянское нагорье и осенью 1474 года достиг турецкого Трапезунда. «Таможня» этого черноморского порта выгребала у нашего путешественника все приобретенные непосильным трудом товары (в том числе индийские драгоценности), не оставляя ему ничего.Дневник при этом не трогали!

Далее по Черному морю А. Никитин попадает в Кафу (Феодосия). Потом через Крым и литовские земли — в Россию. В Кафе Афанасий Никитин, видимо, познакомился и подружился с богатыми московскими «гостями» (купцами) Степаном Васильевым и Григорием Жуком. Когда их объединенный караван двинулся в путь (скорее всего, в марте 1475 г.), в Крыму было тепло, но по мере продвижения на север становилось все холоднее и холоднее. Видимо, сильно простудившись или по какой-то другой причине, Афанасий Никитин заболел и отдал душу Богу где-то в районе Смоленска, который условно считается местом его последнего упокоения.

Результаты «Прогулки по трем морям» тверского купца Афанасия Никитина

Афанасий Никитин, не планируя заранее путешествовать по трем морям, первым из европейцев дал ценное описание средневековой Индии, описав ее просто и правдиво. Его записи лишены расового подхода и характеризуются редкой для того времени религиозной терпимостью. Своим подвигом А. Никитин доказал, что в конце XV века, за четверть века до португальского «открытия» Индии, даже небогатый, но целеустремленный человек мог совершить поездку в эту страну.

Как уже было сказано, А. Никитин не нашел ничего интересного и выгодного с точки зрения торговли для русских купцов в Индии. Интересно, что португальская морская экспедиция Васко да Гамы, который был первым из европейцев, который подошел к тем же западным берегам Индии, только по морю вокруг Африки в 1498 году, пришел к такому же результату.

А сколько усилий было приложено испанскими и португальскими монархами, а также их моряками, чтобы открыть морской путь в сказочную Индию! Как зовут: Бартоломео Диас, Христофор Колумб, Васко да Гама, Фернандо Магеллан… Эх, все эти господа удачи прочитали бы записки русского купца Афанасия Никитина … Смотрите, не стали бы ломать копья и громить корабли в поисках «сказочно богатой страны» под названием Индия!

Афанасий Никитин — путешественник, опытный купец и первый европеец, посетивший Индию. Никитин также известен своими заметками «Путешествие через три моря». Афанасий Никитин известен современникам как мореплаватель и купец. Этот купец первым из жителей европейских стран посетил Индию.Путешественник открыл восточную страну за 25 лет до Васко да Гамы и других португальских путешественников.

Из биографии Афанасия Никитина:

История сохранила мало сведений об Афанасии, дате и месте его рождения, родителях и детстве. Первые исторические записи относятся к его путешествию по трем морям: Черному, Каспийскому и Аравийскому, которое описано в его записях. Мало что известно и о детских годах русского путешественника, поскольку биография Афанасия Никитина стала записываться во время купеческих экспедиций.Известно лишь, что мореплаватель родился в середине 15 века в городе Твери. Отец путешественника — крестьянин, звали его Никита. Тогда еще не было фамилий, поэтому «Никитин» — это отчество, а не фамилия.

Подробнее о семье, как и о юности путешественника, биографы ничего не знают. Афанасий в юном возрасте стал купцом и успел побывать во многих странах, например, в Византии и Литве, где путешественник занимался торговлей.Товары Афанасия пользовались спросом, поэтому нельзя сказать, что молодой человек жил в бедности.

Ученые ничего не знают о личной жизни Афанасия Никитина, поскольку биография русского мореплавателя была составлена ​​благодаря запискам купца. Были ли у Никитина дети, ждала ли его верная жена — тоже остается загадкой. Но, судя по купеческим рукописям, Афанасий Никитин был целеустремленным и жизнерадостным человеком, не боявшимся трудностей в незнакомых странах.За три года путешествий Афанасий Никитин освоил иностранные языки, в его дневниках были арабские, персидские и тюркские слова.

Фотографических портретов Никитина нет, до его современников дошли только примитивные рисунки. Известно, что купец имел простую славянскую внешность и носил квадратную бороду.

Скитаясь по солнечным странам, Афанасий Никитин жил мечтой вернуться на родину. Штурман собрался в обратный путь и направился в торговый порт Ормуз, откуда началось путешествие в Индию.Из Ормуза торговец отправился на север через Иран и оказался в турецком городе Трабзон. Местные турецкие жители приняли русского штурмана за шпиона и взяли Никитина в плен, забрав все, что было на корабле. Единственное, что было с собой у штурмана, — это рукописи.

И когда Афанасий был освобожден из-под ареста, купец уехал в Феодосию: там ему пришлось встретиться с русскими купцами, чтобы занять денег и расплатиться с долгами. Ближе к осени 1474 года купец прибыл в феодосийский город Кафу, где провел зиму.

И остановившись в Кафе (Крым) в ноябре 1474 года, он решил дождаться весеннего торгового каравана, потому что подорванное здоровье сделало невозможным путешествие зимой. За время длительного пребывания в Кафе Никитин успел познакомиться и установить тесные отношения с богатыми московскими купцами, среди которых были и Григорий Жуков, и Степан Васильев. Весной Никитин намеревался ехать по Днепру в Тверь.

Когда в Крыму стало тепло, их объединенный большой караван двинулся в путь.Подорванное здоровье Афанасия давало о себе знать все больше и больше. Из-за чего он умер и был похоронен под Смоленском. Причина смерти Афанасия Никитина остается загадкой, но ученые уверены, что длительная поездка в разные страны с разными климатическими условиями резко ухудшила здоровье моряка.

Желание поделиться впечатлениями, наблюдениями и переживаниями вылилось в путевые заметки. Здесь хорошо просматривается начитанное и грамотное владение не только русской деловой речью, но и хорошее восприятие иностранных языков.

Записки Никитина были доставлены в Москву купцами, сопровождавшими странника. Дневник Никитина был передан советнику князя Ивана III, а в 1480 году рукописи вошли в летопись.

В путевых заметках «Путешествие через три моря» русский путешественник подробно описал жизнь и политическое устройство стран Востока. Рукописи Афанасия первыми на Руси описали морское путешествие не с точки зрения паломничества, а с целью рассказать историю о торговле.Сам путешественник считал свои записи грехом. Позднее, в 19 веке, рассказы Афанасия были опубликованы известным историком и писателем Николаем Карамзиным и вошли в «Историю государства Российского».

2. «Плавания» внесены князем Василием Мамыревым в летопись.

* Даты из биографии Афанасия Никитина:

* 1468 начало путешествия по 3 морям.

* 1471 прибытие в Индию.

* 1474 вернулся в Крым.

* 1475 умерло.

В экспедициях и путешествиях Афанасия Никитина:

Ученым также не удалось установить точную дату отправления в путешествие.

Афанасий Никитин, как настоящий купец, стремился расширить торговлю в современной Астрахани. Мореплаватель получил разрешение тверского князя Михаила Борисовича III, поэтому Никитин считался тайным дипломатом, но исторические данные не подтверждают эти догадки. Получив поддержку первых государственных чиновников, Афанасий Никитин отправился в дальний путь из Твери.

Русские купцы, шедшие в одном направлении с Афанасием, отправились из Твери на нескольких кораблях. Афанасий к тому времени был опытным купцом и путешественником, ведь ему не раз приходилось побывать в таких странах, как Византия, Литва, Молдавия и Крым. Безопасное возвращение домой сопровождалось ввозом зарубежных товаров.

Штурман переплыл Волгу. Изначально путешественник остановился в городе Клязин и отправился в монастырь. Там он получил благословение игумена, а также помолился Святой Троице, чтобы путь был успешным.Затем Афанасий Никитин поехал в Углич, оттуда в Кострому, а затем в Плес. По словам путешественника, маршрут прошел без препятствий, но в Нижнем Новгороде штурманская экспедиция затянулась на две недели, так как там купец должен был встретиться с послом Ширванского государства Гасан-беком. Изначально Никитин хотел присоединиться к российскому посольству Василия Папина, но уже отплыл на юг.

Беда случилась, когда упряжка Афанасия проплыла мимо Астрахани: матросов настигли татарские разбойники и разграбили корабль, а один корабль вообще утонул.

Вернувшись в Россию пообещал сесть в яму долговых обязательств. Поэтому товарищи Афанасия разделились: те, у кого было хоть что-то дома, вернулись в Россию, а остальные разошлись в разные стороны, кто-то остался в Шемахе, кто-то уехал работать в Баку.

Тогда купцы, потерявшие товар, отправились на двух кораблях в город-крепость Дербент. Афанасий Никитин надеялся поправить свое материальное положение, поэтому он решил отплыть на юг: из Дербента веселый мореплаватель отправился в Персию, а из Персии он добрался до оживленного порта Ормуз, который был пересечением торговых путей: Малая Азия. , Индия, Китай и Египет.В рукописях Афанасий Никитин назвал этот порт «гаванью Гурмыза», знакомый в России с поставками жемчуга.

Проницательный торговец в Ормузе узнал, что оттуда поставляют редких жеребцов, которых не разводят в Индии, и там их очень ценят. Купец купил лошадь и в надежде продать товар по непомерно высокой цене отправился на материковую часть Евразии в Индию, территория которой, хотя и фигурировала тогда на картах, оставалась неисследованной европейцами.Никитин провел в Индии 3 года. Он побывал во многих городах Индии, много видел, но не смог заработать. Русский путешественник подробно описал в своих рукописях жизнь и устройство солнечной страны.

Афанасий был поражен тем, как индейские жители ходят по улице: женщины и дети ходили обнаженными, а у князя были свои бедра и голова покрыты покрывалом. Но зато почти у каждого человека были золотые украшения в виде браслетов, что удивило русского купца.Никитин не понимал, почему индийцы не могут продавать драгоценности и покупать одежду, чтобы прикрыть свою наготу. Также его впечатлило то, что население Индии велико, и почти каждый второй житель страны ждет ребенка.

Афанасий Никитин отплыл в город Чаул в 1471 году. В Чауле Афанасий не продал жеребца по выгодной цене, поэтому ранней весной мореплаватель отправился в самые глубинки Индии. Купец добрался до северо-западной крепости Джуннар, где встретился с ее хозяином Асад-ханом.Губернатору понравились товары Афанасия, но он пожелал получить лошадь бесплатно и отнял ее силой. В ходе беседы Асад узнал, что российский путешественник исповедует другую религию, и пообещал вернуть животное с золотом дополнительно, если купец обратится в ислам. Губернатор дал Никитину 4 дня подумать, в случае отрицательного ответа Асад-хан пригрозил российскому купцу смертью.

Согласно книге «Путешествие через Три моря» Афанасий Никитин был спасен случайно: правитель крепости встретил знакомого старика Мухаммеда, перед которым правитель проявил милосердие и отпустил незнакомца, вернув коня.Однако историки до сих пор спорят, принял ли Афанасий Никитин мусульманскую веру или остался верен православию. Купец оставлял такие сомнения из-за оригинальных купюр, пропитанных иностранными словами.

Долгий путь был обратно в Крым. Афанасий путешествовал по Африке, он также посетил эфиопские земли, достиг Трапезунда и Аравии. Затем, преодолев Иран, а затем Турцию, он вернулся в Черное море.

Интересные факты из жизни Афанасия Никитина:

* Афанасий Никитин был первым русским путешественником, посетившим Персию и Индию.Вернувшись из этих стран, путешественник посетил Турцию, Сомали и Маскат.

* Никитин открыл восточные страны за 25 лет до путешествий Васко да Гамы и многих других путешественников.

* Никитин был удивлен обычаями Индии и экзотическими животными, в чужой стране он впервые увидел змей и обезьян.

* Путешествие в небывалые земли было красочным и ярким, но Афанасий остался недоволен, так как купец не видел коммерческой выгоды.

* По словам мореплавателя, солнечная страна торговала красками и дешевым перцем — нечего было забрать домой, чтобы получить прибыль.

* Пребывание Никитина в Индии было интересным, но бедным: продажа одной лошади обошлась купцу в убыток и наложила штраф.

* Знаменитые путевые заметки Афанасьева «Путешествие по трем морям», это своенравный справочник, в котором подробно описывается образ жизни, а также политическое устройство стран Востока.

* В России эти рукописи были первыми, в которых море было описано с целью повествования о торговле.

* Для ученых личная жизнь Никитина до сих пор остается загадкой. Неизвестно, были ли у него жена и дети.

* Никитин не фамилия путешественника. Фамилий тогда еще не было. Это его второе имя, то есть Афанасий, сын Никиты.

* Он описал Калькутту, Цейлон и Индокитай, которые ранее не были известны.

* Афанасий Никитин происходил из бедной семьи. И главная причина, по которой он отправился в путешествие, заключалась в том, чтобы улучшить финансовое положение своей семьи за счет торговли с иностранными купцами.

* Самым большим сюрпризом, который испытал Никитин в Индии, было то, что местные ходили голыми, но в золотых украшениях. * В честь русского мореплавателя названы улицы и переулки в России, а также набережная в г. Твери.

* В 1958 году на «Мосфильме» был снят фильм «Три моря».

* В 1955 году в Твери на месте начала его пути был установлен памятник Никитину.

* Есть также памятники русскому купцу в Кафе и в штате Махараштра.

* Интересный факт: тверской купец имел право носить отчество, тогда как во Владимирских, а затем и в Московских княжествах это право имели только бояре и дворяне.

* В записях упоминаются экзотические животные, а также таинственный пернатый «гукук».

* «Прогулка» переведена на многие языки.

* 2003 г. В западной части Индии воздвигнут памятник, надписи на котором выгравированы на хинди, маратхи, русском и английском языках.

* Древнерусский оригинальный текст его «Путешествие по трем морям» написан на четырех языках.

* Никитин заканчивает свой путевой дневник молитвой к Аллаху.

* Афанасий в своих записях часто использует местные выражения тех стран, в которых ему удалось побывать, а после них дает свою интерпретацию на русском языке.

* Его записи указывают не только на различия между природой и диковинными животными, но и на различия в морали, образе жизни и государственном устройстве.

* Афанасий также посетил священный город Парват, где поклоняются Будде. Изучал местную религию и самоуправление. Его записи свидетельствуют о широком кругозоре и дружелюбии автора к зарубежным странам и народам.

* Несмотря на прекрасные и интересные описания Индии, Персии и других стран, его записи не скрывают его разочарования по поводу отсутствия обещанного разнообразия товаров.

* Без русской земли Афанасий не мог чувствовать себя комфортно на чужбине. * Несмотря на несправедливость русской знати, Никитин прославил землю русскую.

* До недавнего времени путешественник придерживался христианской религии, и все оценки нравственности и обычаев основывались на православной морали.

Загадки истории жизни и путешествий Афанасия Никитина:

Русский путешественник Афанасий Никитин — загадочная фигура.

Отсутствие биографических сведений об Афанасии Никитине в летописях и других древнерусских документах для некоторых исследователей является основанием полагать, что «Путешествие» было сфальсифицировано в конце XVIII века.

Действительно, русский путешественник загадочным образом оказался в Индии за несколько лет до Васко да Гамы, что должно было указывать на приоритет России в открытии Индии. Эта версия также подтверждается некоторыми неточностями в описании стран, через которые проходил купец Афанасий.

Афанасий умалчивает о многом, например, о том, что собственно подтолкнуло его к походу в далекие страны. Это говорит в пользу этой версии и того факта, что Афанасию удалось сохранить свой путевой дневник во время долгого путешествия, хотя во время путешествия ему приходилось терпеть кораблекрушения, подвергаться нападению разбойников и переносить другие неприятности, которые не способствовали безопасности свиток бересты.Более того, незнакомца, записавшего что-то непонятными знаками, нужно было принять за шпиона, список уничтожили, а самого писца казнили.

Однако историки сходятся во мнении, что текст Жития подлинный, так как он известен не в единственном экземпляре, как, например, «Слово о полку Игореве», а в нескольких и отрывках из оригинального «Путешествия». содержатся в нескольких летописях, датируемых 15 веком. в частности, во Львовской летописи, достоверность которой не подвергается сомнению, а значит, достоверен сам текст «Вояжа».

Другое дело, что до нашего времени дошла не рукопись тверского купца, а ее копии, сделанные последующими переписчиками, которые могли исказить текст: непроизвольные оплошности, замена непонятных слов аналогичными — все это сделало текст менее аутентичный.

Другая гипотеза предполагает, что Афанасий Никитин посетил только Ормуз, большой арабский порт на границе Персидского залива, и все свидетельства об Индии были почерпнуты им из рассказов моряков, которые действительно побывали там.

Действительно, некоторые описания Индии кажутся фантастическими, а события (битвы, смена правителей) и даты плохо синхронизируются друг с другом. Это говорит в пользу этой версии и того, что «Прогулка» включала в себя эпизод плавания к берегам Африки и Аравийского полуострова. Эти берега были хорошо известны ормузским морякам, но лежали они далеко от пути из Индии в Персидский залив. Но наряду с такими фантастическими зарисовками многие описания Индии настолько точны, что сделать их мог только очевидец.

Об оккупации Афанасия Никитина доподлинно ничего не известно. Историки и энциклопедические справочники единодушно называют его «купцом», а некоторые исследователи, стремясь к исторической достоверности, говорят иначе: «предположительно купец». Что за этим стоит?

На территории России и в далеких южных странах к Афанасию относились не как к простому купцу, а как к послу. Не исключено, что Афанасий имел тайные дипломатические поручения к правителям Нижней Волги и бассейна Каспийского моря.Загадочна и смерть Афанасия. Вернувшись в Россию, он, подданный великого князя Тверского, загадочным образом умирает под Смоленском, входившим в состав Великого княжества Литовского, и дневник попадает в руки подданных князя Московского, которые перевозят его в Московия. Более того, диаконы-распорядители московского князя сразу понимают, что имеют дело с документом исключительной важности. Исходя из этого, можно утверждать, что агенты московского князя выследили Афанасия на территории другого государства и забрали у него важный документ, который им почему-то понадобился.

Время, когда Афанасий Никитин уехал в Индию, было тяжелым и трагичным в истории Руси. Особенно тяжело было уроженцу Твери Афанасию. В 1462 году Иван III Васильевич вступил на престол восточного соседа Твери — Великого княжества Московского. Он, как и его потомок и полный тезка Иван IV Васильевич, также носил прозвище Грозный. Московские князья стремились подчинить себе все соседние русские государства. В то время в России было три независимых княжества: Московское, Тверское и Рязанское — и три независимые республики: Новгород, Псков и Вятка.Именно Иван III Васильевич во время своего правления подчинил себе эти княжества и города, проходя через независимые княжества и республики огнем и мечом, топя в крови свободу новгородцев и тверичей, вятичей и псковичей. Однако это будет чуть позже, и теперь, в 1466 году, тверской князь Михаил Борисович, пытаясь сохранить независимость своего государства, отправляет неприметного купца Афанасия в дальние страны в надежде, что тот сможет собрать воедино какие-то своего рода коалиция.

Историки также расходятся во мнениях относительно датировки начала пути Никитина. Одни называют его 1458, другие — 1466. Возможно, здесь кроется какая-то загадка. Возможно, Афанасий совершил два путешествия — одно в 1458 году в Казань и Астрахань, а второе, начавшееся в 1466 году, привело его в Индию. Однако достоверных сведений об этом первом путешествии у нас нет, поэтому будем считать, что «прогулка» началась в 1466 году.

Итак, в 1466 году Афанасий Никитин уехал из родной Твери в Ширванскую землю (современные Дагестан и Азербайджан). .Он, (подчеркнем — вроде бы простой купец), путевые письма от великого князя Тверского Михаила Борисовича и от архиепископа Тверского Геннадия. Афанасий не один, с ним идут другие купцы — всего у них два корабля. Интересно, что Афанасий нигде не называет имен своих соотечественников, и это довольно странно. Либо Афанасий не захотел выдавать имена тех, кто ехал с ним по важному поручению, либо, наоборот, писарь-писарь великого князя Московского решил не включать в список купцов-тверских горожан.Они двигаются по Волге, мимо Клязьминского монастыря, минуют Углич и попадают в Кострому, которая была во владении московского князя Ивана III. В принципе, отношения между Москвой и Тверью напряженные, но война официально не объявлена, и московский губернатор пропустит Афанасия с письмом безопасности и дальше.

По дороге Афанасий Никитин хотел присоединиться к Василию Папину, послу великого князя Московского в Ширване, но тот уже спустился по реке.Почему московский купец не дождался Тверь, остается загадкой. А какие товары Афанасий привез в Ширван? Он нигде об этом не упоминает. Историки предполагают, что это могли быть меха. В Нижнем Новгороде Афанасию пришлось пробыть две недели, чтобы дождаться посла Ширваншаха по имени Хасан-бек, который вез с собой в Ширван 90 кречетов, хищных птиц — подарка московского князя. Однако это количество охотничьих птиц либо сильно преувеличено, либо было оборотом речи, понятным только посвященным.Некоторые историки предполагают, что слово «креветки» в «Идущих» заменило слово «воины», то есть посол шел с отрядом московских наемников, который по соглашению между Московским княжеством и Ордой должна была выставить Московия. чтобы помочь государствам Орды. Посол Ширвана садится на больший из двух кораблей, и они плывут по реке.

Дальнейший путь героев очень загадочен. В своем путевом дневнике Афанасий отмечает, что они благополучно миновали Казань, Орду, Услан, Сарай.Описание этой части бегло и создает впечатление, что плавание по Волге было обычным делом для русских купцов. Несмотря на то, что они находятся в свите посла Ширвана, они выбирают обходной путь — по Ахтубе, пытаясь обойти Астрахань. Где-то у самого впадения Волги в Каспий во время одной из остановок татары атакуют корабли. Ситуация, мягко говоря, не укладывающаяся ни в какие рамки.

Ведь речь идет о нападении на посла другого государства.Однако это нападение, если только оно произошло, свидетельствует против присутствия в свите посла 90 воинов («кречетов»). Какие загадочные татары напали на посольство, Афанасий или более поздний писец об этом умалчивает, но позже по пути в Ширван русским и соратникам Афанасия снова пришлось нарваться на неприятности. Около города Тархи (около современной Махачкалы) корабли попали в шторм, и когда меньший из кораблей либо вынесло на берег, либо сделал это самостоятельно, все купцы попали в плен.В это время на посольском корабле находился Афанасий.

В Дербенте Афанасий просит Василия Панина и Гасан-бека помочь пленным под Тархами. Пленных действительно отпустили, но товар им не вернули, потому что по закону все имущество потерпевшего крушение в море корабля принадлежит владельцу побережья. Такие отношения Афанасия с послами князя Московского и Ширваншаха еще более убедительны в том, что Никитин был далеко не простым купцом.

Часть купцов, по словам Никитина, пыталась вернуться в Россию, другие остались в Ширване. В тексте «Путешествий» Афанасий пытается объяснить свои дальнейшие странствия тем, что он занимал товары в России, и теперь, когда товары пропали, его могли сделать рабом по долгам. Однако это не вся правда или вовсе нет. В дальнейшем Никитин дважды попытается вернуться в Россию, но дважды по неизвестной причине ему не разрешат выехать за пределы Астрахани.Поэтому в конце концов Афанасий возвращается в Россию не по Волге, а по Днепру. Но если он взял товар в долг, то долг через несколько лет остался бы таким, когда он решил вернуться через несколько лет. Некоторое время Афанасий остается в Ширване, сначала в Дербенте, а затем в Баку, «где горит неугасимый огонь». Чем он занимался все это время, неизвестно. Создается впечатление, что он либо ожидал важных новостей из Твери, либо, наоборот, скрывался от врагов.По неизвестной нам причине Афанасий поехал дальше, через море — в Ченокур. Он живет здесь полгода, но ему нужно отсюда уехать, он месяц живет в Сари, еще месяц в Амале — и снова дорога, небольшой отдых и снова дорога. Вот как он сам рассказывает об этой части своего путешествия: «И я жил в Чанакуре шесть месяцев, и я жил в Сари в течение месяца, в земле Мазандаран. И оттуда он уехал в Амол и прожил здесь месяц. И оттуда он отправился в Демавенд, а от Демавенда к Рэю.Здесь они убили Шаха Хусейна, одного из детей Али, внуков Мухаммеда, и проклятие Мухаммеда обрушилось на убийц — семьдесят городов были разрушены. Из Рея я поехал в Кашан и жил здесь месяц, из Кашана — в Наин, а из Наина в Йезд и жил здесь месяц. И из Йезда я пошел в Сирджан, а из Сирджана в Таром, они кормили здесь скот финиками и продавали финикового деда за четыре алтына. И из Тарома он пошел в Лару, а из Лары — в Бендеры, затем на Ормузский пирс.А вот и Индийское море, по-персидски Дарья Гундустанская; Отсюда до Ормузграда четыре мили. «

Создается впечатление, что он путешествует по Ирану, переезжая из одного города в другой, как бы от кого-то скрываясь. И отнюдь не все города, которые он перечисляет в своих заметках,« есть еще много больших городов », — пишет он. , в котором он побывал, но даже не называет их имен.Интересно, что в «Прогулке» он рассказывает о древнем городе Рея, где однажды был убит Хусейн, внук Мухаммеда.Вскоре город был захвачен и разрушен завоевателями, и ко времени Афанасия от него остались только руины. Сложно сказать, прятался ли Никитин в развалинах Реи от неизвестных противников или искал там что-нибудь на продажу, но в его записях этот город упоминается особо. Легенда о разрушенном городе созвучна его мрачным мыслям о родине — там назревает война между двумя великими княжествами, в то же время войска великого князя Московского громят Вятку и Новгород.А история города Рея неразрывно связана с современностью.

Но здесь он в своих странствиях достигает Ормузского пролива, отделяющего Персидский залив от «Индийского моря». Здесь он впервые среди русинов (как он себя называет) видит приливы и отливы. Интересно, что именно здесь он встречает христиан и празднует с ними Пасху. Это очень важный факт для историков, потому что из длинных описаний странствий можно сделать однозначный вывод, что он скитался по Ирану больше года, но поскольку у него не было возможности совершать пасхальные ритуалы и даже не было возможность рассчитать наступление Пасхи, он не отмечал этот праздник.

Не исключено, что именно в это время Афанасия Никитина стали посещать мысли о легитимности иных вероисповеданий. По его собственным словам, именно в Ормузе начал вести дневник Афанасий. Но описания его предыдущих путешествий достаточно подробны, поэтому возникает мысль, что в Ормузе (или несколько раньше) он потерял свои предыдущие рекорды и теперь здесь, на берегу Персидского залива, перед отплытием в Индию, он восстанавливает свои воспоминания. .

Вскоре Афанасий отплыл в Индию на индийском корабле (тава).Трудно сказать, была ли Индия непосредственным пунктом его путешествия или он попал туда случайно в поисках богатства. По его собственным словам, он узнал, что лошадей в Индии не разводят, поэтому они там очень дорогие, и решил поехать в Индию с жеребцом, которого надеялся там продать. На Таве Никитин добрался до северо-индийского порта Камбей, «где родятся краски и лаки» (основные экспортные продукты, кроме пряностей и тканей), а затем отправился в Чаул, расположенный на Индийском субконтиненте.Индия поразила путешественника. Эта земля была так непохожа на его родные места, пышная зелень и плодородные почвы давали на его родине небывалые урожаи. Люди в Индии — черные, голые, босые — тоже были разными. Они жили другой жизнью, служили другим богам.

И его также удивляют различные индийские чудеса, например, боевые слоны: «Битва все больше и больше ведется на слонах, которые сами в доспехах и на лошадях. Большие кованые мечи привязаны к головам и клыкам слонов, они одевают слонов в дамасские доспехи, да, на слонах сделаны турели, и в этих башенках двенадцать человек в доспехах, и все с пушками и стрелами.«А Афанасий, наверное, подумал:« Ах, да, вот такие слоны были бы у моего великого князя, он был бы непобедим! »Но невозможно привезти даже одного слона в Россию. И далеко, и путь опасен. О За 700 лет до Никитина арабский правитель Харун ар-Рашид подарил слона королю франков Карлу Великому, и его с большим трудом доставили из Палестины в Аахен. Но это был подарок одного великого правителя другому.

Многое. удивляет путешественника: «Зима у них началась с Троицкого Дня (май-июнь).Каждый день и ночь — целых четыре месяца — всюду была вода и грязь. В наши дни они вспахивают и сеют пшеницу, рис, горох и все съедобное. Их вино делают из крупных орехов, называются гундустан гози, а брага — из татны. Лошадей здесь кормят горохом, а кичри готовят с сахаром и маслом, их скармливают лошадям, а утром им дают шешни. На индийской земле лошадей не водят, на их земле родятся быки и буйволы — они катаются и возят товары и прочее, они все делают.Джуннар-град стоит на каменной скале, ничем не укрепленный, отгороженный Богом. И путь на эту гору — день, пешком один человек: дорога узкая, двое не могут пройти. Их весна началась Покровом Пресвятой Богородицы (Октябрь). Ночью город Бидар охраняет Тысячи стражников под командованием куттавала на лошадях и в доспехах, и у каждого в руках факел. В Бидаре змеи ползают по улицам, длиной в две сажени.

Некоторые зарисовки Афанасия забавны и скорее напоминают арабские сказки, однако, это неудивительно, многое из того, что Никитин не мог увидеть собственными глазами, он взял из рассказов арабских купцов: «А еще есть Птица гукук в этой Аланде, летает ночью, кричит: «Кук-кук», и в чьем доме он сидит, там человек умрет, и кто хочет ее убить, она пускает огонь изо рта в этого человека.Мамоны ходят по ночам и хватают цыплят, а живут они на холмах или среди скал. А эти обезьяны живут в лесу. У них есть принц обезьян, гуляет со своим войском. Если кто-то обижает обезьян, они жалуются своему князю, и он посылает свою армию обидчику, а они, придя в город, разрушают дома и убивают людей. А стая обезьян, говорят, очень большая, и у них свой язык. Домашние олени разрезают себе пупки — в них родится мускус, а дикие олени опускают пупки по полю и по лесу, но теряют запах, и этот мускус тоже не свежий.»

Каждый раз, сталкиваясь с разным образом жизни, другой верой и системой ценностей, Афанасий был убежден, что можно жить по-разному и что каждая вера по-своему правильна. интересуются вопросами веры других народов, что, в общем, почти грех для православных, потому что истина, с точки зрения Православия, содержится только в Евангелиях и учениях Отцов Церкви, а все прочие религии исходят от сатаны.Но Афанасий вместе с индусами посещает главный буддийский центр того времени — город Парват, который он называет так: «Это их Иерусалим, такой же, как Мекка для перебежчиков». Однако буддийским монахам не удалось заинтересовать Никитина своей верой, и даже такое разнообразие вероисповеданий удивляет и пугает Афанасия: «Но люди разных вероисповеданий не пьют друг с другом, не едят, не женятся». Но вид Парвата поразил воображение Афанасия: «В Парвате все обнажены, только бинты на бедрах, а женщины все обнажены, только пеленка на бедрах, а другие все в чадрах, и вокруг них много жемчуга. шеи, и яхоны, и золотые браслеты и кольца на руках.А внутри, к Бутхану, едут на быках, рога каждого быка обвязаны медью, а триста бубенцов и копыт обуты медью на шее. И они называют быков аччем. «

« Я спросил их об их вере », — пишет Афанасий Никитин, что само по себе удивительно для христианина, который, согласно догматам, должен не познавать« бесовские верования », а сам проповедовать слово Иисуса.

Афанасий» коммерческие и исторические наблюдения очень точны и надежны, он записывает не только то, что видел собственными глазами, но и то, что торговцы рассказывали о других портах от Египта до Дальнего Востока, он указывает, где «родится шелк», где » алмазы родятся », Указывает будущим путешественникам, какие опасности могут поджидать их в этих краях, описывает войны в странах, через которые он проходил.Верил ли он, что скоро русские купцы смогут отправиться с торговыми караванами в Индию? Сложно сказать, но информация, указанная Никитиным, действительно могла помочь купцам, которые могли приехать в Индию вслед за ним. Афанасий интересуется индийскими товарами и приходит к выводу, что они не будут востребованы в России. «Они сказали [мне], что для нас [в Индии] много товаров, но [оказалось], что для нашей земли ничего нет: все товары белые для земли без серменов, перец и краска», — горевал Никитин. в его «Прогулке».В Бидаре он пишет в своем дневнике: «Они продают лошадей, дамаст (ткань), шелк и любые другие товары и черных рабов, но других товаров здесь нет. Товар весь гундустанский, и только овощи съедобны, а вот для русской земли товаров нет. «

Разве это не загадочный фрагмент? Купец внимательно записывает, что продается в разных городах, делает много полезных пометок для последующих купцов и вдруг отрубает плечо:« Здесь нет товаров, полезных для России! » Может быть, таким образом он пытается отпугнуть конкурентов? Вполне возможно, что «Прогулка» предназначалась специально для тверских купцов, а всем остальным тверцы должны были сказать: смотрите, сам Афанасий Никитин, пионер этого. land, писали, что в Индии нет хорошего продукта для России.Кстати о товарах. Именно из Индии в Россию поступали жемчуг и слоновая кость, золото и серебро. Так лукавит купец Афанасий. Впрочем, возможно и другое объяснение: этот хитрый пассаж — продукт обработки текста клерками великого князя Московского, мол, зачем вам, купцам, ехать в Индию, лучше оставаться в России. Централизация государственной власти, начавшаяся при Иване III Васильевиче и продолжившаяся при его внуке Иване IV, сопровождалась закрытием внешних границ, так что никто не ускользнул от воли царя.

Вдумчивое прочтение текста «Прогулки» предполагает, что Афанасий Никитин за годы своего пребывания в мусульманских странах, тем не менее, обратился в ислам на этот раз или позже в Бидаре, когда местный дворянин Малик Хасан Бахри, который носил титул низам ал-мулька, раскрыл веру Никитина, предложил ему сменить ее на ислам. Современный российский историк Зураб Гаджиев опубликовал на страницах Интернет-журнала «Исламская цивилизация» статью, в которой убедительно доказывает, что даже после многочисленных исправлений православных писцов в тексте Ислама сохранилось немало свидетельств принятия Никитиным ислама. «Прогулка».

Действительно, Афанасий показан на страницах «Хождения» как глубоко религиозный человек, текст начинается с прославления Иисуса и благословений на путь, которые он получил от своих духовных наставников. В дальнейшем его настороженное отношение к исламу постепенно улетучивается, он, как мы уже упоминали, даже цитирует в своем путевом дневнике суннитскую легенду о наказании города Ри за убийство имама Хусейна.

В индийском Бидаре Никитин размышляет о судьбах земли Русской.После перечисления преимуществ посещенных им земель — Крыма, Грузии, Турции, Молдовы и Подолии — он молится за русскую землю, но добавляет: «Нет такой страны, как она, в этом мире, хотя эмиры русской земли несправедливы. . Да успокоится земля Русская и да будет справедливость! «Любопытный момент: Афанасий называет правителей Руси эмирами. Кажется, в путешествии он постепенно превратился в арабского купца.

Текст« Хождения »заканчивается длинными исламскими молитвами.Если предположить, что последние строчки путевого дневника были написаны Афанасием перед смертью, то получается, что в последние часы своей жизни он молится Аллаху как набожный мусульманин. + Проведя несколько лет в Индии, он решает вернуться в Россию. Истинные причины этого не совсем ясны. В своем «Путешествии» он утверждает, что это произошло после разговора с официальным лицом ислама, который предложил Афанасию изменить свою веру и оправдал это тем, что Афанасий вдали от своей родины не соблюдал христианские ритуалы.Но насколько это соответствовало действительности, неизвестно. Дело в том, что возвращение Афанасия в Россию также окружено загадками, а сам текст «Путешествия», несомненно, подвергался многочисленным правкам.

В отличие от поездки в Индию, обратный путь был коротким и быстрым. В порту Дабхол он садится на корабль, идущий через Эфиопию, Маскат и Ормуз, и достигает Персии. В Персии он останавливается в городах Лар, Шираз, Йезд, Исфахан, Кум, Тебриз. Затем он приезжает в Эрзинджан в Турции, а оттуда в Трабзон.Итак, пройдя два моря — Каспийское и «Индийское», он попадает в третье — Черное. В Трабзоне турецкий чиновник принимает Никитина за шпиона и забирает его вещи.

Именно по прибытии в Каффу в 1472 году текст «Путешествия» был прерван. Сын Афанасия Никитина Тверитин исчезает из истории. Известно лишь, что зимой 1474/1475 года он умирает или погибает при загадочных обстоятельствах под Смоленском, буквально в сотне километров от своего родного города. Считается, что все это время он добирался до родной Твери.Более двух лет. Даже пешком это очень медленно. Поэтому есть основания полагать, что два года жизни путешественника, которые «выпали из истории», прошли так же интенсивно, как и предыдущие.

Несмотря на разногласия среди ученых относительно религии Никитина, самым удивительным фактом, выявленным в ходе их споров, был необычный для своего времени подход Никитина к религии. Выросший в ортодоксальной среде, но религиозно толерантный купец, приехавший в другую страну, смог не только примириться с иностранными религиями, но и принять их и извлечь из них самые важные идеи, содержащиеся как в православии, так и в исламе — монотеистические идеалы добра и любви.

Весной 1468 года Афанасий Никитин, тверской купец среднего класса, снарядил два корабля и отправился по Волге в Каспийское море для торговли со своими соотечественниками. На продажу вывозились дорогие товары, в том числе «мягкий барахло» — меха, которые ценились на рынках Нижней Волги и Северного Кавказа.

2 Нижний Новгород

Пройдя водным путем мимо Клязьмы, Углича и Костромы, Афанасий Никитин добрался до Нижнего Новгорода. Там его каравану пришлось по соображениям безопасности присоединиться к другому каравану, который возглавлял посол Москвы Василий Папин.Но караваны скучали — Папин уже ушел на юг, когда Афанасий прибыл в Нижний Новгород.

Никитину пришлось ждать приезда татарского посла Хасанбека из Москвы и уже с ним и другими купцами ехать в Астрахань на 2 недели позже запланированного срока.

3 Астрахань

Корабли благополучно миновали Казань и несколько других татарских поселений. Но незадолго до прибытия в Астрахань караван ограбили местные разбойники — это были астраханские татары во главе с ханом Касымом, которого не смутило даже присутствие своего соотечественника Хасанбека.Грабители забрали у торговцев весь купленный в кредит товар. Торговая экспедиция сорвана, два из четырех судов «Афанасий Никитин» потеряны.

Два оставшихся корабля направились в Дербент, попали в шторм в Каспийском море и были выброшены на берег. Возвращение домой без денег и товаров грозило купцам долгами и позором.

Тогда Афанасий решил улучшить свои дела, занимаясь посреднической торговлей. Так началось знаменитое путешествие Афанасия Никитина, которое он описал в путевых заметках «По трем морям».

4 Персия

Никитин прошел через Баку в Персию, в местность, называемую Мазандеран, затем пересек горы и двинулся дальше на юг. Он путешествовал без спешки, надолго оставаясь в деревнях и занимаясь не только торговлей, но и изучением местных языков. Весной 1469 года, «за четыре недели до Пасхи», он прибыл в Ормуз, большой портовый город на пересечении торговых путей из Египта, Малой Азии (Турция), Китая и Индии. Ормузские изделия были уже известны в России, особенно славился ормузский жемчуг.

Узнав, что лошади из Ормуза вывозятся в города Индии, которых там не разводят, Афанасий Никитин купил арабского жеребца и надеялся хорошо его перепродать в Индии. В апреле 1469 года он сел на корабль, направлявшийся в индийский город Чаул.

5 Прибытие в Индию

Заплыв длился 6 недель. Индия произвела на купца сильное впечатление. Не забывая о торговых делах, по которым он, собственно, и приехал сюда, путешественник увлекся этнографическими изысканиями, подробно записывая увиденное в дневниках.Индия фигурирует в его записях как прекрасная страна, где все не так, как в России, «а люди ходят черные и голые». В Чауле не удалось выгодно продать жеребца, и он отправился вглубь страны.

6 июня

Афанасий посетил небольшой город в верховьях реки Сина, а затем отправился в Джуннар. В крепости Джуннару больше не пришлось задерживаться в одиночестве. «Джуннар-хан» забрал жеребца у Никитина, когда тот узнал, что купец не басурман, а пришелец из далекой России, и поставил язычнику условие: либо он перейдет в исламскую веру, либо не только не получит лошадь, но будет продана в рабство.Хан дал ему 4 дня подумать. Это было в Спасов день, в Успенский пост. «Господь Бог сжалился над своим честным праздником, не оставил меня, грешник, по Своей милости, не позволил мне погибнуть в Джуннаре среди неверных. Накануне дня Спасова пришел казначей Мухаммед, хорасанец, и я бил его лбом, чтобы он работал на меня. И он пошел в город к Асад-хану и попросил меня не обращать в их веру, и он забрал моего жеребца у хана ».

В течение 2 месяцев, проведенных в Джуннаре, Никитин изучал сельскохозяйственную деятельность местных жителей. Он видел, что в Индии вспахивают и сеют пшеницу, рис и горох в сезон дождей. Он также описывает местное виноделие, в котором в качестве сырья используются кокосы.

7 Бидар

После Джуннара Афанасий посетил город Алланд, где проходила большая ярмарка. Купец намеревался продать здесь своего арабского коня, но опять не вышло. Лишь в 1471 году Афанасию Никитину удалось продать коня, да и то без особой выгоды для себя.Произошло это в городе Бидар, где путешественник остановился, переждав сезон дождей. «Бидар — столица Гундустана Бесерменского. Город большой, и в нем много людей. Султан молод, двадцать лет — правят бояре, а хорасанские князья и все хорасаны воюют », — так описал этот город Афанасий.

Купец провел в Бидаре 4 месяца. «И я жил здесь, в Бидаре, перед Великим постом и встретил много индусов.Я открыл им свою веру, сказал, что я не немец, а христианин Иисуса, и меня зовут Афанасиус, а мое ненемецкое имя — Ходжа Юсуф Хорасани. И индейцы ничего от меня не скрывали, ни о своей пище, ни о торговле, ни о молитвах, ни о другом, и не прятали своих жен в доме. «Многие записи в дневниках Никитина посвящены индийским религиозным вопросам.

8 Парват

В январе 1472 года Афанасий Никитин прибыл в город Парват, священное место на берегу реки Кришна, куда верующие со всей Индии отправлялись на ежегодные гуляния, посвященные богу Шиве.Афанасий Никитин отмечает в своих дневниках, что это место для индийских брахманов имеет такое же значение, как Иерусалим для христиан.

Никитин почти полгода провел в одном из городов «алмазной» провинции Райчур, где решил вернуться на родину. За все время, пока Афанасий путешествовал по Индии, он так и не нашел продукта, подходящего для продажи в России. Особой коммерческой выгоды эти путешествия не принесли ему.

9 Обратный путь

На обратном пути из Индии Афанасий Никитин решил посетить восточное побережье Африки.Согласно записям в его дневниках, в эфиопских землях он едва избежал ограбления, подкупив грабителей рисом и хлебом. Затем он вернулся в город Ормуз и двинулся на север через Иран, в котором велись боевые действия. Он миновал города Шираз, Кашан, Эрзинджан и прибыл в Трабзон, турецкий город на южном побережье Черного моря. Там он был арестован турецкими властями как иранский шпион и лишен всего оставшегося имущества.

10 Кафе

Афанасию под честное слово пришлось занять денег на поездку в Крым, где он намеревался встретиться с купцами-соотечественниками и с их помощью расплатиться с долгами.Добраться до Кафы (Феодосии) он смог только осенью 1474 года. Никитин провел в этом городе зиму, завершая записи о своем путешествии, а весной отправился по Днепру обратно в Россию.

Что открыл Афанасий Никитин? Афанасий Никитин «Путешествие трех морей»

Наверняка вам было бы любопытно узнать, что открыл Афанасий Никитин. Прочитав эту статью, вы узнаете, где побывал этот великий путешественник. Годы жизни Афанасия Никитина — 1442-1474 (75).Он родился в Твери, в семье крестьянина Никиты, поэтому Никитин — отчество, а не фамилия путешественника. Большинство крестьян в то время не имело имен.

Его биография известна историкам лишь частично. Достоверных сведений о юности и детстве путешественника нет. Известно только, что он стал купцом в довольно молодом возрасте и для торговли посетил Крым, Византию, Литву и другие государства. Торговые предприятия Афанасия были весьма успешными: он благополучно вернулся с заморским товаром на родину.

Внизу памятник Афанасию Никитину, расположенный в Твери.

В 1468 году Афанасий предпринял поход, в ходе которого посетил страны Востока, Африки, Индии и Персии. Это путешествие описано в книге Афанасия Никитина «Путешествие трех морей».

Ормуз

Никитин пошел в Персию через Баку, после чего, перейдя горы, пошел дальше на юг. Он путешествовал без спешки, надолго останавливался в деревнях и изучал местные языки, а также занимался торговлей.Афанасий прибыл весной 1449 года в Ормуз — крупный город, расположенный на пересечении различных торговых путей: из Индии, Китая, Малой Азии и Египта.

В России уже были известны товары из Ормуза. В частности, знаменитый жемчуг Ормуз. Афанасий Никитин, узнав, что из этого города вывозят лошадей в города Индии, решил предпринять авантюру. Он купил арабского жеребца и сел на корабль в надежде выгодно перепродать его в Индии. Афанасий отправился в город Чаул.Это продолжило русское открытие Индии. Афанасий Никитин попал сюда морем.

Первые впечатления от Индии

Шесть недель плавания. Сильнейшее впечатление на купца произвела Индия. Путешественник, не забывая о торговле, увлекся и этнографическими исследованиями. Он подробно записывал в дневниках увиденное. В его записях Индия предстает прекрасной страной, в которой все совсем не так, как в России. Афанасий писал, что здесь все люди обнаженные и черные.Его поразило, что украшения из золота носят даже бедняки. Сам Никитин, кстати, тоже ударил индейцев. Раньше местные жители редко видели белых людей. Никитину не удалось продать своего жеребца в Чауле. Он отправился в глубь страны, посетив небольшой городок в верховьях Сины, а затем в Джуннаре.

О чем писал Афанасий Никитин?

Афанасий Никитин в путевых заметках отмечал домашние подробности, описывал достопримечательности и местные обычаи.Это было чуть ли не первое описание жизни Индии не только для России, но и для Европы. Афанасий писал о том, какую еду едят местные жители, чем кормят скот, какие продукты продают, как одеваются. Они даже описали процесс приготовления хмельных напитков, а также обычай домохозяек в Индии спать на одной кровати с гостями.

История, происходившая в крепости Джуннар

В крепости Джуннар путешественник оставался не по своей воле.Местный хан забрал жеребца у Афанасия, когда узнал, что пришелец с Руси, а не басурман, и поставил верным условие: либо он принимает ислам, либо не только не вернет коня, но и будет продан. хана в рабство. На медитацию было дано четыре дня. Только случай спас русского путешественника. Он встретил Мухаммеда, старого знакомого, который поручился за незнакомца хану.

Никитин в течение двух месяцев изучал в Джуннаре сельскохозяйственную деятельность населения.Он заметил, что в Индии сеют и вспахивают пшеницу, горох и рис в сезон дождей. Он также описывает местное виноделие. В нем как сырье используются кокосы.

Как Афанасий продал свою лошадь?

Афанасий посетил город Алланд после Джуннара. Здесь была большая ярмарка. Купец хотел продать арабскую лошадь, но повторить это было невозможно. А без него на ярмарке было много хороших лошадей.

Афанасию Никитину только в 1471 году удалось его продать, да и то без прибыли, а то и с убытком.Произошло это в городе Бидар, куда путешественник прибыл, ожидая сезона дождей в других населенных пунктах. Он пробыл здесь надолго, сдружился с местным населением. Афанасий рассказал жителям о своей вере и земле. Индусы также много рассказали о своем семейном быте, молитвах, обычаях. Многие записи Никитина посвящены религии местных жителей.

Парват в записях Никитина

Следующим, что обнаружил Афанасий Никитин, был священный город Парват.Он прибыл сюда, на берег Кришны, в 1472 году. Из этого города приезжали верующие со всей Индии на ежегодные праздники, посвященные богу Шиве. Никитин отмечает в своих дневниках, что это место так же важно для индийских брахманов, как Иерусалим для христиан.

Дальнейшее путешествие Афанасий Никитин

Еще полтора года купец путешествовал по Индии, пытаясь вести торговлю и изучая местные обычаи. Но коммерческие предприятия (почему Афанасий Никитин ушел за три моря) рухнули.Подходящих для экспорта в Россию из Индии товаров он не нашел.

Афанасий Никитин на обратном пути посетил Африку (Восточное побережье). В эфиопских землях, судя по дневниковым записям, ему чудом удалось избежать ограбления. Путешественник купил у бандитов хлеб и рис.

Обратный путь

Путешествие Афанасия Никитина продолжилось тем, что он вернулся в Ормуз и пошел на север через Иран, где в то время велись боевые действия. Афанасий миновал Кашан, Шираз, Эрзинджан и оказался в Трабзоне, турецком городе, расположенном на южном побережье Черного моря.Возвращение казалось близким, но удача снова отвернулась от Никитина. Турецкие власти взяли его под арест, так как приняли за иранского шпиона. Так Афанасий Никитин, русский купец и путешественник, был лишен всего своего имущества. Все, что ему осталось, — это дневник.

Афанасий занял деньги на дорогу условно-досрочно. Он хотел попасть в Феодосию, где планировал встретиться с русскими купцами и с их помощью расплатиться с долгами. В Кафу (Феодосий) он смог добраться только осенью 1474 года.Здесь Никитин провел зиму, составляя путевые заметки. Весной он решил вернуться в Россию на Днепр, в Тверь. На этом закончилась поездка в Индию Афанасия Никитина.

Гибель Афанасия Никитина

Но вернуться путешественнику не суждено: он скончался в Смоленске при невыясненных обстоятельствах. Вероятно, годы лишений и скитаний подорвали здоровье Афанасия. Его товарищи, московские купцы, привезли его рукописи в Москву и передали Мамыреву, диакону, советнику Ивана III.Позднее записи были включены в летописи 1480 года.

Они были обнаружены в XIX веке Карамзиным и опубликованы под авторским названием в 1817 году. В названии произведения упоминаются три моря: Каспийское, Черное и Индийский океан.

Что открыл Афанасий Никитин?

Задолго до прихода европейцев в Индию в этой стране находился русский купец. Морской путь сюда открыл несколько десятилетий спустя португальский купец Васко да Гама.

Хотя коммерческая цель не была достигнута, результатом путешествия стало первое описание Индии. В Древней Руси до этого было известно только из легенд и некоторых литературных источников. Человек 15 века смог увидеть эту страну своими глазами и умело рассказать об этом своим соотечественникам. Он писал о государственном устройстве, религиях, торговле, экзотических животных (слонах, змеях, обезьянах), местных обычаях, а также записал несколько легенд.

Никитин также описал населенные пункты и города, в которых он не бывал, но о которых ему рассказывали индейцы.Он упоминает, в частности, острова Цейлон, Калькутту, Индокитай, которые в то время были неизвестны русским. Поэтому то, что открыл Афанасий Никитин, имело огромную ценность. Тщательно собранная сегодня информация позволяет судить о геополитических и военных устремлениях тогдашних правителей Индии к своей армии.

«Выход за три моря» Афанасия Никитина — первый текст такого рода в истории русской литературы. Уникальное звучание композиции связано с тем, что путешественник до него не описывал исключительно святые места, как паломников.В его поле зрения попадают не различные объекты христианской религии, а люди с другими верованиями и образами жизни. Заметки лишены внутренней цензуры и формальности, что особенно ценно.

заметок о «Путешествии за три моря» Афанасия Никитина, Har Anand Publications Pvt. Ltd., 9788124115978

Известный русский индолог, работа Ивана Минаева о путешествии за три моря XV века Афанасия Никитина (русский купец и искатель приключений), разработала оригинальную книгу. красиво, чтобы отразить современную Индию во всех ее разнообразных, но интегрированных экономических, социальных и культурных аспектах.

Книга начинается с двух примечаний: одной Ирины Челышевой о вкладе Минаева в индийские исследования, а другой — самого Минаева, кратко представляющей рукопись Никитина. В заметке Челышевой резко подчеркивается наследие Минаева, которое продолжает оказывать заквасывающее влияние на российских индологов даже спустя 120 лет.

Первая из семи глав книги посвящена путешествию Никитина из Ормуза, крошечного острова Персии, 20-30 миль в периметре с бесплодной землей и суровым климатом, но с одним из самых стратегических портов.За ним следует рассказ о его торговом опыте в Камбее, порту, из которого корабли плыли по всем Индийским морям. Никитин жил в Чауле, торговом городе в королевстве Бхамини, расположенном в 23 милях к юго-востоку от Бомбея.

Бидар, куда Никитин прибыл из Джуннара через Кулунгир и Гулбаргу, широко обсуждается. Выдающаяся роль Бидара как средневекового пункта обмена и делового центра современной политико-культурной жизни; шах и его двор; и его походы и экскурсии — все это подробно описано.Контекстуализированная заметка редактора, сделанная ближе к концу, очень помогает читателю в сравнении путевых заметок Никитина с современными источниками.

ОБ АВТОРЕ Арун Моханти

Арун Моханти: доцент, Центр исследований России и Центральной Азии, Школа международных исследований, Университет Джавахарлала Неру, и директор Евразийского фонда, Нью-Дели

ОБ АВТОРЕ Евгения Ванина

Dr Евгения Ванина, канд. из МГУ, руководитель Центра индийских исследований Института востоковедения РАН.

Библиографическая справка

Заголовок

Старая Индия: Примечания к «Путешествию за три моря» Афанасия Никитина

Автор

Издание

1-е изд.

Издатель

ISBN

9788124115978

Длина

212p., Иллюстрации; 23см.

Субъекты

Никитин открыл Индию. Что открыл Афанасий Никитин? Афанасий Никитин «Прогулка по трем морям». Что Афанасий Никитин писал о

Наверняка вам будет любопытно узнать, что открыл Афанасий Никитин.Прочитав эту статью, вы узнаете, где побывал в этом году жизни Афанасий Никитин — 1442–1474 (75). Он родился в Твери, в семье крестьянина Никиты, поэтому Никитин — отчество, а не фамилия путешественника. Большинство крестьян в то время не имело фамилий.

Его биография известна историкам лишь частично. Достоверных сведений о его юности и детстве нет, только то, что он стал купцом в довольно молодом возрасте и по торговым делам посетил Крым, Византию, Литву и другие государства.Торговые предприятия Афанасия были довольно успешными: он благополучно вернулся с заморскими товарами на родину.

Ниже находится в г. Твери.

В 1468 году Афанасий предпринял поход, в ходе которого посетил страны Востока, Африки, Индии и Персии. описан в книге Афанасия Никитина «Путешествие через три моря».

Ормуз

Никитин прошел через Баку в Персию, после чего, перейдя горы, двинулся дальше на юг.Он путешествовал без спешки, надолго останавливаясь в деревнях и изучая местные языки, а также занимаясь торговлей. Афанасий прибыл весной 1449 года в Ормуз, большой город, расположенный на пересечении различных торговых путей: из Индии, Китая, Малой Азии и Египта.

В России уже были известны товары из Ормуза. Особой известностью пользовался Ормузский жемчуг. Афанасий Никитин, узнав, что из этого города вывозят лошадей, решил пойти на рискованное предприятие.Он купил арабского жеребца и сел на корабль, надеясь выгодно перепродать его в Индии. Афанасий отправился в город Чаул. Так продолжалось открытие Индии русскими. Афанасий Никитин попал сюда морем.

Первые впечатления от Индии

Путешествие длилось шесть недель. Сильнейшее впечатление на купца произвела Индия. Путешественник, не забывая о торговле, также увлекался этнографическими исследованиями. Он подробно записал в дневниках увиденное.В его записях Индия предстает прекрасной страной, в которой все совсем не так, как в России. Афанасий писал, что все люди здесь ходят обнаженными и черными. Его поразило, что даже бедняки носят золотые украшения. Сам Никитин, кстати, тоже впечатлил индейцев. Раньше местные жители редко видели белых людей. Никитину не удалось выгодно продать своего жеребца в Чауле. Он направился вглубь страны, посетив небольшой городок в верхнем Сине, а затем Джуннар.

О чем писал Афанасий Никитин?

Афанасий Никитин в путевых заметках отмечал бытовые детали, описывал достопримечательности и местные обычаи.Это было чуть ли не первое описание жизни Индии не только для России, но и для Европы. Афанасий писал о том, что едят местные жители, чем кормят свой скот, какие товары продают, как одеваются. Он даже описал процесс приготовления опьяняющих напитков, а также обычай домохозяек в Индии спать в одной постели с гостями.

История, произошедшая в крепости Джуннар

В крепости Джуннар путешественник не оставался по своей воле.Местный хан забрал жеребца у Афанасия, узнав, что он пришелец из России, а не басурман, и поставил язычнику условие: либо он принимает ислам, либо не только не вернет коня, но и будет продан в рабство ханом. На размышления было дано четыре дня. Только случайность спасла русского путешественника. Он встретил Мухаммеда, старого знакомого, который поручился за незнакомца перед ханом.

В течение двух месяцев, проведенных в Джуннаре, Никитин изучал сельскохозяйственную деятельность населения.Он заметил, что в Индии сеют и вспахивают пшеницу, горох и рис в сезон дождей. Он также описывает местное виноделие. В качестве сырья в нем используются кокосы.

Как Афанасий продал свою лошадь

Афанасий посетил город Алланд после Джуннара. Здесь была большая ярмарка. Купец хотел продать, но снова потерпел неудачу. А без него на ярмарке было много хороших лошадей.

Афанасию Никитину удалось продать его только в 1471 году, да и то без прибыли, а то и с убытком.Произошло это в городе Бидар, куда путешественник прибыл, переждав сезон дождей в других населенных пунктах. Он пробыл здесь надолго, сдружился с местным населением. Афанасий рассказал жителям о своей вере и земле. Индусы тоже много рассказали о своей семейной жизни, молитвах, обычаях. Многие заметки Никитина посвящены вопросам религии местных жителей.

Парват в записках Никитина

Следующее, что обнаружил Афанасий Никитин, — священный город Парват.Он прибыл сюда на берегах Кришны в 1472 году. Верующие со всей Индии приезжали из этого города на ежегодные празднества, посвященные Никитину, который отмечал в своих дневниках, что это место было так же важно для индийских брахманов, как Иерусалим для Христиане.

Дальнейшее путешествие Афанасия Никитина

Еще полтора года купец путешествовал по Индии, занимаясь торговлей и изучая местные обычаи. Но коммерческие предприятия (почему Афанасий Никитин переплыл три моря) разорились.Он так и не нашел подходящего товара для экспорта в Россию из Индии.

Афанасий Никитин на обратном пути посетил Африку (восточное побережье). В эфиопских землях, судя по дневниковым записям, ему чудом удалось избежать ограбления. Путешественник подкупил разбойников хлебом и рисом.

Обратный путь

Путешествие Афанасия Никитина продолжилось тем, что он вернулся в Ормуз и направился на север через Иран, где в то время шли боевые действия.Афанасий миновал Кашан, Шираз, Эрзинджан и оказался в Трабзоне, турецком городе, расположенном на южном побережье Черного моря. Возвращение казалось близким, но удача снова обернулась против Никитина. Турецкие власти арестовали его, приняв за иранского шпиона. Так Афанасий Никитин, русский купец и путешественник, был лишен всего своего имущества. Все, что у него осталось, — это дневник.

Афанасий, честное слово, занял деньги на поездку. Он хотел попасть в Феодосию, где планировал встретиться с русскими купцами и с их помощью расплатиться с долгами.В Кафу (Феодосия) он смог попасть только осенью 1474 года. Никитин провел здесь зиму, составляя путевые заметки. Весной он решил вернуться в Россию по Днепру, в Тверь. На этом поездка Афанасия Никитина в Индию закончилась.

Смерть Афанасия Никитина

Но путешественнику не суждено было вернуться: он скончался в Смоленске при невыясненных обстоятельствах. Вероятно, годы лишений и странствий подорвали здоровье Афанасия. Его товарищи, московские купцы, привезли его рукописи в Москву и передали их писателю и советнику Ивана III Мамыреву.Позднее записи были включены в летопись 1480 года.

Они были открыты в XIX веке Карамзиным и опубликованы под авторским названием в 1817 году. В названии произведения упоминаются три моря — Каспийское, Черное и Индийский океан.

Что открыл Афанасий Никитин?

Задолго до прихода европейцев в Индию в этой стране появился русский купец. Морской путь сюда открыл португальский купец Васко да Гама несколько десятилетий спустя.

Хотя коммерческая цель не была достигнута, результатом поездки стало первое описание Индии. В Древней Руси до этого было известно только из легенд и некоторых литературных источников. Человек 15 века смог увидеть эту страну своими глазами и талантливо рассказать о ней своим соотечественникам. Он писал о государственном устройстве, религиях, торговле, экзотических животных (слонах, змеях, обезьянах), местных обычаях, а также записал несколько легенд.

Никитин также описал районы и города, которые он сам не посещал, но о которых ему рассказывали индейцы.Он упоминает, в частности, острова Цейлон, Калькутту, Индокитай, которые в то время были неизвестны россиянам. Поэтому то, что открыл Афанасий Никитин, имело огромную ценность. Тщательно собранная сегодня информация позволяет судить о геополитических и военных устремлениях правителей Индии в то время относительно их армии.

«За три моря» Афанасия Никитина — первый подобный текст в истории русской литературы. Уникальное звучание композиции придает тот факт, что путешественник не описывал исключительно святые места, как паломники до него.В его поле зрения попадают не различные объекты христианской религии, а люди с разными верованиями и образами жизни. Заметки лишены внутренней цензуры и формальности, что особенно ценно.

Афанасий Никитин, купец из Твери. Он по праву считается не только первым русским купцом, посетившим Индию (за четверть века до португальца Васко да Гама), но и вообще первым русским путешественником. Имя Афанасия Никитина открывает список ярких и интересных русских мореплавателей и первооткрывателей суши и моря, имена которых золотыми буквами вписаны в мировую историю географических открытий.
Имя Афанасия Никитина стало известно его современникам и потомкам благодаря тому, что он вел дневник, а точнее путевые заметки, на протяжении всего своего пребывания на Востоке и в Индии. В этих заметках он подробно и подробно описал города и страны, которые он посетил, образ жизни, обычаи и традиции народов и правителей … Сам автор назвал свою рукопись «Прогулка за три моря». Три моря — Дербентское (Каспийское), Аравийское (Индийский океан) и Черное.

На обратном пути А.Никитин совсем немного не доехал до родной Твери. Его товарищи передали рукопись «Путешествие через три моря» в руки писаря Василия Мамырёва. От него она попала в летопись 1488 года. Очевидно, современники оценили важность рукописи, если они решили включить ее текст в исторические хроники.

Краткая информация о путешествии Афанасия Никитина

Никитин Афанасий Никитич

Тверской купец.Год рождения неизвестен. Место рождения тоже есть. Умер в 1475 году под Смоленском. Точная дата начала поездки также неизвестна. По мнению ряда авторитетных историков, это, скорее всего, 1468 год.

Цель путешествия:

обычная коммерческая экспедиция по Волге в составе каравана речных судов из Твери в Астрахань, налаживание экономических связей с азиатскими купцами, торгующими вдоль Великого шелкового пути, проходящего через знаменитую Шемаху.

Косвенно это предположение подтверждается тем, что русские купцы шли по Волге в сопровождении Асан-бека , посла сюзерена Шамаха, Ширваншаха Форус-Эсара. Шемаханский посол Асан-бек вместе с великим князем Иваном III посетил Тверь и Москву, а вслед за русским послом Василием Папиным отправился домой.

А. Никитин и его товарищи оборудовали 2 корабля, загрузив на них разные товары для торговли. Товар Афанасия Никитина, как видно из его записей, был хламом, то есть мехами.Очевидно, в караване плыли корабли и другие купцы. Надо сказать, что Афанасий Никитин был купцом опытным, отважным и решительным. До этого он неоднократно бывал в далеких странах — Византии, Молдавии, Литве, Крыму — и благополучно возвращался домой с заморскими товарами, что косвенно подтверждается в его дневнике.

Шемаха

одна из важнейших точек на всем Великом шелковом пути. Находится на территории современного Азербайджана.Расположенный на пересечении караванных путей, Шемаха был одним из крупнейших торговых и ремесленных центров на Ближнем Востоке, занимая важное место в торговле шелком. Еще в 16 веке упоминаются торговые отношения Шемахи с венецианскими купцами. В Шемахе торговали азербайджанские, иранские, арабские, среднеазиатские, русские, индийские и западноевропейские купцы. Шемаха упоминается А.С. Пушкиным в «Сказке о золотом петушке» («Дайте мне девушку, Шемаханскую царицу»).

А.Караван Никитина зачислил проездных от Великого князя Михаила Борисовича на проезд по территории Тверского княжества и великокняжескую заграничную грамоту , с которой он отплыл в Нижний Новгород. Здесь планировали встретиться с московским послом Папиным, который также ехал в Шемаху, но не сумел его схватить.

От Спасителя Златоверхого и возлюбленного Его милостью пошел, от его государя от великого князя Тверского Михаила Борисовича…

Интересно, что Афанасий Никитин изначально не планировал посещать Персию и Индию!

Путешествие А. Никитина условно можно разделить на 4 части:

1) путешествие из Твери к южным берегам Каспийского моря;

2) первое путешествие в Персию;

3) путешествовать по Индии и

4) обратный путь через Персию в Россию.

Весь его путь хорошо виден на карте.

Итак, первый этап — путешествие по Волге.Все прошло хорошо, вплоть до Астрахани. Под Астраханью экспедиция подверглась нападению разбойных банд местных татар, корабли были потоплены и разграблены

.

Бандиты забрали у торговцев все купленные товары, видимо, в кредит. Возвращение в Россию без товаров и без денег грозит долговой ловушкой. Товарищи Афанасий и он сам, по его словам, « заплакав, пусть разойдутся кои кудасы: у кого есть то, что есть в России, тот и пошел в Россию; но кому следовало, и он пошел туда, куда его глаза устремили.»

Неохотный путешественник

Таким образом, Афанасий Никитин против своей воли стал путешественником. Дорога домой заказана. Торговать нечем. Остается только одно — отправиться в разведку в заграницу в надежде на судьбу и собственное предприятие. Услышав о сказочных богатствах Индии, он направляется туда. Через Персию. Прикидываясь странствующим дервишем, Никитин надолго останавливается в каждом городе и делится своими впечатлениями и наблюдениями с бумагой, описывая в дневнике быт и обычаи населения и правителей тех мест, в которые вошла его судьба.

И пошел Иаз в Дербенты, и из Дербента в Баку, где огонь неугасим; а от Баки я отправился через море в Чебокар. Да, я полгода жила здесь, в Чебокаре, а месяц жила в Саре, на маздранской земле. А оттуда к Эмили, и здесь я прожила месяц. И оттуда в Димовант, а от Димованта до Рэя.

И от Дрея до Кашени, и вот я был месяц, и от Кашени до Наина, и от Наина до Эздеи, и здесь я прожил месяц.И от Диеса до Сырхана, и от Сырхана до Тарома … И от Торома до Лары, и от Лары до Бендер, и вот Гурмызское убежище. А здесь Индийское море, а на парсийском языке и хондустани Дориа; а оттуда по морю до Гурмыза 4 мили.

Первое путешествие Афанасия Никитина через персидские земли, от южных берегов Каспийского моря (Чебукар) до берегов Персидского залива (Бандар-Абаси и Ормуз), длилось более года, с зимы 1467 г. весна 1469 г.

Из Персии, из порта Ормуз (Гурмыз) Афанасий Никитин отправился в Индию. Путешествие Афанасия Никитина по Индии длилось три года: с весны 1469 г. до начала 1472 г. (по другим данным — 1473 г.). Описание его пребывания в Индии занимает большую часть дневника А. Никитина.

А Гурмыз на острове, и каждый день море уносит его два раза в день. А потом вы взяли первый Великий День и приехали в Гурмыз за четыре недели до Великих Дней.И тогда вы написали не все города, а многие великие города. А в Гурмызе есть варно солнце, оно человека обожжет. И я был в Гурмызе месяц, а из Гурмыза переправился через Индийское море.

И я шел морем в Мошкат на 10 дней; и от Мошката до Дегу 4 дня; и от Дега Кузрят; и от Кузрят Конбаату. А потом родит краску и лек. И из Конбата в Чувиль, и из Чувиля мы пошли на 7-й неделе по Велице и пошли в Таве на 6 недель по морю в Чивил.

Прибыв в Индию, он совершит «исследовательские поездки» вглубь полуострова, подробно исследуя его западную часть.

А вот там индейская страна, и люди ходят все обнаженные, но их головы не покрыты, и их груди обнажены, и их волосы заплетены в одну косу, и все ходят с животами, и родятся дети. каждый год, и у них много детей. И мужчины и женщины все обнажены, и все черные. Яз, куда я иду, но позади меня много людей, но они восхищаются белым человеком.И князь из них — фота по голове, а другой по гузне; и у бояр фото на заставке, а у другого на гуся, у князей фото на коленях ходят, а у другого на гуся. И слуги князя и бояре — изображение гуся округлое, и щит, и меч в руке, и одни с сулицей, и одни с ножами, и одни с саблями, и другие с луками и стрелами; и все голые, босые, большие, и волосы не бреют.И девочки ходят вокруг головы непокрытой, и груди обнажены; а паропки и девочки ходят голыми до семи лет, они не засыпаны мусором.

Обычаи и образ жизни индусов переданы в «Путешествии по трем морям» подробно, с многочисленными деталями и нюансами, замеченными пытливым взглядом автора. Подробно описаны богатые застолья, отъезды и военные действия индийских князей. Хорошо отражены жизнь простых людей, а также природа, растительный и животный мир.А. Никитин дал оценку многому из увиденного, однако достаточно объективно и непредвзято.

Да, о вере, об их распятии, обо всем, и они говорят: мы верим в Адама, но кажется, что это правда, то есть Адам и весь его род. И верят индейцы всех 80 и 4 конфессий, и все верят в буту. И верой с верой ни петь, ни есть, ни жениться. И прочую боранину, и цыплят, и рыбу, и яйца, и не есть волов, никакаа вера.

Салтан выходит веселиться со своей матерью и женой, иногда с ним едут 10 тысяч человек верхом, и пятьдесят тысяч пеших, и двести слонов, одетых в позолоченные доспехи, и перед ним сотня трубочников, и сто танцоров, и 300 обычных лошадей в золотых шкурах, а за ним сто обезьян и все гауроки.

Чем именно занимался Афанасий Никитин, чем питался, чем зарабатывал себе на жизнь — об этом можно только догадываться. Во всяком случае, сам автор нигде этого не уточняет. Можно предположить, что в нем сказалась коммерческая жилка, и он вел какую-то мелкую торговлю, либо был нанят для обслуживания местных купцов. Кто-то сказал Афанасию Никитину, что племенные жеребцы имеют большую ценность в Индии. За них якобы можно получить хорошие деньги. А наш герой привез с собой в Индию жеребца.И что из этого вышло:

И привел грешник жеребца в индейскую землю, и Бог дал мне удачи Чюнеру, и стало сто рублей. Их зима началась с Троицких дней. А я зимовал в Чюнере, два месяца прожил. Каждый день и ночь в течение 4 месяцев везде вода и грязь. В одни и те же дни кричат ​​и сеют пшеницу, и тутурган, и ножки, и все вкусное. Их вино варится в больших орехах — кози гундустан; и затор ремонтируется в татне.Лошадей кормят нофутом, кичири варят с сахаром, лошадей кормят маслом, и они дают им шешни, чтобы они ранили. На индийской земле лошади не будут рожать их, в их стране родятся быки и буйволы, они ездят на тех же товарах, они несут другие вещи, они все делают.

А в том, в Чюнере, хан взял у меня жеребца, и он поник, что Яз не негр — русин. И он говорит: «Я дам жеребца и тысячу золотых дам, и буду стоять в нашей вере — в Махмете Дени; но если ты не будешь стоять в нашей вере, в Махмат Дени, я заберу жеребца и тысячу золотых на твоей голове, я заберу…. И Господь Бог помиловал свой честный праздник, не оставил своей милости от меня, грешного, и не повелел мне погибнуть в Чюнере с нечестивыми. А накануне Спасовских дней пришла хозяйка Махмет Хорошанец и била его лбом, чтобы он мог по мне горевать. И он пошел к хану в город и попросил меня уйти, чтобы они не поверили мне, и взял у него моего жеребца. Таков подарок чюдо в Спасов день.

Как видно из записей, А.Никитин не дрогнул, не променял веру отца на обещания и угрозы мусульманского правителя. А он, в конце концов, продаст коня практически без всякой выгоды.

Вместе с описанием местностей, которые посетил Афанасий Никитин, он вносил в свои записи и замечания о природе страны и ее творчестве, о людях, их нравах, верованиях и обычаях, о народном правительстве, армии и т. Д.

Однако индейцы не едят никакого мяса, ни яловицы, ни боранина, ни курицы, ни рыбы, ни свинины, а свиней у них много.Они едят яд дважды в день, но не едят ночью, не пьют вино и не сыты. А перебежчики не пьют и не едят. И еда у них плохая. И один с другим ни пьет, ни ест, ни жену. И они едят брынец и кичири с маслом, и они едят розовые травы, но они кипятят это с маслом и молоком, и они едят все правой рукой, и они ни за что не примут это левой. И они не дергают ножом, и лжецы не знают. И в дорогу, кто себе кашу варит, а все — шахтеру.И они прячутся от перебежчиков, чтобы не заглядывать ни в кузницу, ни в пищу. И вы только посмотрите, иначе они не едят. А они едят, накрываются тарелкой, чтобы его никто не видел.

И Шабатский рай велми Индийского моря велик…. Пусть в Шаббат родится шолк, сандал, жемчуг и все дешево.

А в Пегу много убежищ. Да, все дербыши в нем живые индийские, да, и каменные драгое, и маник, и яхут, и кирпич родятся в нем; но дьявол продает камень.

А Чинский и Мачинский приют Велми отличный, но в нем делают ремонт, а продают ремонт на развес, но дешево. И их жены и их мужья спят днем, а ночью их жены засыпают с гарипом и спят с гарипой, и дают им алафа, и приносят с собой сахарную пищу и сахарное вино, и кормят и пьют гостей так. что они любят ее, но любят ее. гости из народа белые, после них люди черные вельми.И кому жены гостя зачнут ребенка, а мужья дают алафу; но родится белый ребенок, иначе гость заплатит 300 тенек, а черный родится, а то у него ничего нет, что бы он пил и ел, то ему дали халяль.

Понимайте этот абзац как хотите. Гарип — иностранец, иностранец. Оказывается, индийские мужья разрешали белому иностранцу спать с женой, а если родился белый ребенок, они также заплатили бы 300 дополнительных денег.А если черный — то только на жратву! Таковы обычаи.

И земля полна велми, и сельские люди голые велми, и бояре сильные, добрые и величественные велми. И все они несут их на своей постели на серебряных монетах, и перед ними коней в золотых шкурах ведут до 20 человек; а на конях 300 человек, и пятьсот человек пешком, и 10 человек пешком, и 10 человек. на нагарников, и 10 человек на дудках.

Во дворе Салтанова семь ворот, и в воротах сидит сто сторожей и сто кафарских писцов.Записывают, кто пойдет, и записывают, кто выйдет. Гарипов в город не пускают. А его двор — чуден велми, все на вырезе и на золоте, а последний камень вырезан и описан велми в золоте. Да, в его дворе корты радужные.

Изучив индийскую действительность изнутри, Афанасий Никитин пришел к выводу, что дальнейшие «маркетинговые исследования» бесполезны, так как с его коммерческой точки зрения взаимный коммерческий интерес России и Индии крайне ограничен.

Собаки-оленеводы солгали мне и сказали, что много наших товаров, но на нашей земле ничего нет: вся бытовая техника на пустынных землях, перец и краска, это дешево. Ино они переносят боль по морю, и они не дают обязанности. А другие люди не дадут нам выполнять свои обязанности. И обязанностей много, и много разбойников на море.

Таким образом, в конце 1471 — начале 1472 годов Афанасий Никитин решает покинуть Индию и вернуться на родину в Россию.

И это проклятое рабство Афанасия Бога Всевышнего, творца неба и земли, было задумано по вере, по христианству, и после крещения Христа и по святым святыням устроился отец, и по заповедям апостолов и спешите с умом пить за Россию .

Город Дабул стал последним пунктом индийского путешествия А. Никитина. В январе 1473 года Никитин сел на корабль в Дабуле, который после почти трехмесячного плавания с заходом на Сомалийский и Аравийский полуострова доставил его в Ормуз. Торговля пряностями, Никитин прошел через Иранское нагорье в Тебриз, пересек Армянское нагорье и осенью 1474 года достиг турецкого Трапезунда. «Таможня» этого черноморского порта выгребала у нашего путешественника все приобретенные непосильным трудом товары (в том числе индийские драгоценности), не оставляя ему ничего.Дневник при этом не трогали!

Далее по Черному морю А. Никитин попадает в Кафу (Феодосия). Потом через Крым и литовские земли — в Россию. В Кафе Афанасий Никитин, видимо, познакомился и подружился с богатыми московскими «гостями» (купцами) Степаном Васильевым и Григорием Жуком. Когда их объединенный караван двинулся в путь (скорее всего, в марте 1475 г.), в Крыму было тепло, но по мере продвижения на север становилось все холоднее и холоднее. Видимо, сильно простудившись или по какой-то другой причине, Афанасий Никитин заболел и отдал душу Богу где-то в районе Смоленска, который условно считается местом его последнего упокоения.

Результаты «Прогулки за три моря» тверского купца Афанасия Никитина

Афанасий Никитин, не спланировав заранее путешествие по трем морям, первым из европейцев дал ценное описание средневековой Индии, описав ее просто и правдиво. Его записи лишены расового подхода и характеризуются редкой для того времени религиозной терпимостью. Своим подвигом А. Никитин доказал, что в конце XV века, за четверть века до португальского «открытия» Индии, даже небогатый, но целеустремленный человек мог совершить поездку в эту страну.

Как уже было сказано, А. Никитин не нашел ничего интересного и выгодного с точки зрения торговли для русских купцов в Индии. Интересно, что португальская морская экспедиция Васко да Гамы, который был первым из европейцев, который подошел к тем же западным берегам Индии, только по морю вокруг Африки в 1498 году, пришел к такому же результату.

А сколько усилий было приложено испанскими и португальскими монархами, а также их моряками, чтобы открыть морской путь в сказочную Индию! Как зовут: Бартоломео Диас, Христофор Колумб, Васко да Гама, Фернандо Магеллан… Эх, все эти господа удачи прочитали бы записки русского купца Афанасия Никитина … Смотрите, не стали бы ломать копья и громить корабли в поисках «сказочно богатой страны» под названием Индия!

Путешествие Афанасия Никитина в Индию за 30 лет до Васко да Гамы.

« Прогулка над тремя морями» в русской литературе была и остается одной из самых противоречивых и увлекательных «путевых» заметок. Путешествие, полное приключений и открытий, описано простым и очень точным языком, наполнено ценной информацией и наблюдениями.Интересны и выводы, сделанные автором.

Жанр « прогулок » (путевые заметки путешественников, чаще паломников) довольно распространен в древнерусской литературе. Но история простого купца интересна тем, что он описывает Индию, где русских (и европейцев в целом) никогда не было.

Причины «греховного хождения»

Что побудило Афанасия Никитина отправиться в такое долгое и рискованное путешествие? Долги! Торговые караваны русских купцов в Закавказье через Каспийское море были обычным, хотя и очень рискованным мероприятием в XV веке.Воспользовавшись «случаем» — поездкой российского посла Василия Папина в Ширван (Азербайджан), к нему решила примкнуть небольшая группа купцов, в том числе и купец Афанасий, сын Никиты.

Путешествие было долгим и небезопасным, поэтому товаров должно было быть много, чтобы даже при потере части имущества выгода была значительной. Купцы часто покупали товары «в кредит», залезали в долги, рассчитывая на будущую прибыль. Никитин сделал то же самое.

Купцы отстали от посольского каравана и решили присоединиться к каравану Ширванского посла, возвращавшегося домой.Недалеко от Астрахани торговые суда были захвачены и разграблены татарами.

Не без происшествий доехав до Ширвана, Никитин вместе со своими товарищами по несчастью обращается к шаху с самой низкой просьбой: «Дать нам, чем дойти до России». Шах отказался от материальной поддержки. Никитин не хотел возвращаться на родину, чтобы залезть в долговую яму; он также не собирался оставаться в Ширване (как это сделали некоторые из его попутчиков). Купец самостоятельно отправляется в Персию, где, узнав о богатстве Индии и о возможности выгодной продажи лошади, Афанасий решает вложить оставшиеся деньги в новое рискованное предприятие.

«Индея Бесерменская»

Индия встретила Афанасия Никитина новыми проблемами. Хан Джуннара забирает у русского купца породистого жеребца (единственное, что у него осталось), обещая вернуть все и щедро вознаградить, если «русины» обратятся в ислам. К счастью для Афанасия, именно в это время в город приезжает знакомый ему персидский дворянин, который «суетится» за купца перед ханом. Жеребца вернули, к новой вере его уже не уговаривали.Интересно, что сам Никитин воспринимает свое спасение как чудо от Господа, случившееся во время православного праздника.

Какие наблюдения ввел тверской купец в свою «летопись»?

Его в первую очередь интересует рынок. С досадой убежден, что товаров «для земли русской» здесь очень мало. Он отмечает только дешевизну специй и тканей. Несмотря на это, Афанасий точно описывает товары на рынках Персии и Индии, спрос на них.

Где бы ни был Никитин, он всегда подробно рассказывает об оружии солдат, численности войск, а также укреплениях городов и способах ведения войны. В этой части своей хроники он больше шпион, чем бизнесмен.

Тверского купца удивляет быт и одежда местных жителей, их быт, питание (в тексте подробно описаны блюда и диета) и многие религии. Если Никитин более чем хорошо осведомлен о мусульманах (цитаты из Корана в повествовании), то индуисты представляют для него искренний интерес.Достигнув их местонахождения, торговец посещает большой храмовый праздник и присутствует на священных церемониях, которые он подробно описывает.

Никитин уделяет большое внимание вопросам веры. Его поражает религиозное разнообразие Индии, взаимоотношения между представителями разных учений, постоянные войны и конфликты. Увиденное заставляет русского купца задуматься над непростым вопросом: почему на Руси постоянно происходят распри между князьями, объединенными одной верой?

«Раб Божий Афон»

За простым текстом (вы можете без проблем прочитать оригинальную версию без всякого перевода на современный язык) скрывается очень сложная личность.Тверской купец общается на нескольких языках: татарском, арабском, фарси, наконец, хинди. Более того, Никитин ясно знал татарский и фарси еще до начала своего пути. Описывая индийский храм, он сравнивает статую Шивы со статуей императора Юлиана в Константинополе. Эта деталь указывает на то, что длительные путешествия не новость для Афанасия.

Особое уважение вызывает то, что в описании «перебежчиков» (неверных) автор «прогулки» очень деликатен и толерантен.Отрицательные эпитеты в тексте появляются только тогда, когда купец описывает неблаговидные действия людей (предательство, обман, предательство). Толерантность — главное качество, благодаря которому Никитин везде находил друзей и помощников.

В тексте «летописи» есть вставки, написанные кириллицей на восточных языках (арабский, татарский, фарси). Подобным образом Никитин «зашифровал» часть информации, застраховав себя от будущих претензий и обвинений дома. Появляется «Шифр», где рассказывается об интимной стороне жизни индейцев, приводятся аргументы о несправедливости и междоусобных конфликтах в России, признания в нарушении христианских обрядов (совместное голодание с мусульманами).

Больше всего в своем творчестве Афанасий сетует на то, что он не может следовать православным традициям. Без календаря он не может правильно определять разгрузочные дни и праздники, что, по словам самого автора, наносит непоправимый вред его душе.

Почему Никитин решил написать свою летопись, для каких читателей было предназначено произведение? Еще одна выходка тверского купца. Вернувшись на Русь, было очень важно быть полезным и интересным князю, боярам и влиятельным людям.Это обеспечило бы Афанасию новое положение в обществе, а значит, проблему с долгами можно было решить, если бы «прогулка» не закончилась благополучно. Человек дальновидный и целеустремленный.

«Прейдох — три моря»

Афанасий Никитин провел в Индии в общей сложности около четырех лет, все «странствия» длились с 1468 по 1474 год, он возвращается обратно через Эфиопию, Персию, Крым. История заканчивается, когда автор приезжает в Кафу (Феодосию). Судьба сложилась так, что отважный путешественник так и не добрался до родины.Он умирает, не доехав до Смоленска, который в то время находился на территории Литвы. Его записи были доставлены в Москву, изучены и вставлены в летописи, что означает одно — их честность, точность и достоверность никто не ставил под сомнение.

Он прибыл в Индию через 25 лет после смерти купца Афанасия из Твери.

Путешествие Афанасия Никитина — видео

Афанасий Никитин известен современникам как мореплаватель и купец, купец первым из жителей европейских стран посетил Индию.Путешественник открыл восточную страну 25 лет назад и другие португальские путешественники.

В путевых заметках «Путешествие через три моря» русский путешественник подробно описал жизнь и политическое устройство стран Востока. Рукописи Афанасия первыми на Руси описали морское путешествие не с точки зрения паломничества, а с целью рассказать историю о торговле. Сам путешественник считал свои записи грехом. Позже, в 19 веке, рассказы Афанасия были опубликованы известным историком и писателем и вошли в «Историю государства Российского».

Детство и юность

О детских годах русского путешественника известно немного, так как биография Афанасия Никитина стала записываться во время купеческих экспедиций. Мореплаватель родился в середине 15 века в городе Твери. Отец путешественника — крестьянин, звали его Никита. Поэтому «Никитин» — это отчество, а не фамилия.


Подробнее о семье, как и о юности путешественника, биографы ничего не знают.Афанасий в юном возрасте стал купцом и успел побывать во многих странах, например, в Византии и Литве, где путешественник занимался торговлей. Товары Афанасия пользовались спросом, поэтому нельзя сказать, что молодой человек жил в бедности.

Экспедиции

Афанасий Никитин, как опытный купец, стремился расширить торговлю в современной Астрахани. Мореплаватель получил разрешение тверского князя Михаила Борисовича III, поэтому Никитин считался тайным дипломатом, но исторические данные не подтверждают эти догадки.Получив поддержку первых государственных чиновников, Афанасий Никитин отправился в дальний путь из Твери.

Штурман переплыл Волгу. Изначально путешественник остановился в городе Клязин и отправился в монастырь. Там он получил благословение игумена, а также помолился Святой Троице, чтобы путь был успешным. Затем Афанасий Никитин поехал в Углич, оттуда в Кострому, а затем в Плес.


Маршрут путешествия Афанасия Никитина

По словам путешественника, маршрут проходил без препятствий, но в Нижнем Новгороде штурманская экспедиция затянулась на две недели, так как там купец должен был встретиться с послом Ширванского государства Хасаном- бек.Изначально Никитин хотел присоединиться к российскому посольству Василия Папина, но уже отплыл на юг.

Беда случилась, когда упряжка Афанасия проплыла мимо Астрахани: матросов настигли татарские разбойники и разграбили корабль, а один корабль и вовсе утонул.


Карта времен Афанасия Никитина

Путешественники не могли вернуться на родину, так как их ждали векселя за то, что они не сохранили товары, приобретенные на государственные деньги, в кредит.Часть моряков, у которых хоть что-то осталось дома, вернулась в Россию, остальные люди Никитина разошлись в разные стороны, кто-то остался в Шемахе, кто-то уехал работать в Баку.

Афанасий Никитин надеялся поправить свое финансовое положение, поэтому он решил отплыть на юг: из Дербента веселый мореплаватель отправился в Персию, а из Персии достиг оживленного порта Ормуз, который был перекрестком торговых путей: Малая Азия, Индия, Китай и Египет.В рукописях Афанасий Никитин назвал этот порт «гаванью Гурмыза», знакомый в России с поставками жемчуга.

Проницательный торговец в Ормузе узнал, что они поставляют оттуда редких жеребцов, которых не разводят в Индии, и там их очень ценят. Купец купил лошадь и, надеясь продать товар по непомерно высокой цене, отправился на евразийский материк в Индию, территория которой, хотя и фигурировала тогда на картах, оставалась неисследованной европейцами.


Афанасий Никитин отплыл в город Чаул в 1471 году и три года прожил в неизвестном государстве, но на родину не вернулся. Русский путешественник подробно описал в своих рукописях жизнь и устройство солнечной страны.

Афанасий был поражен тем, как индейские жители ходят по улице: женщины и дети ходили обнаженными, а у князя были свои бедра и голова покрыты покрывалом. Но зато почти у каждого человека были золотые украшения в виде браслетов, что удивило русского купца.Никитин не понимал, почему индийцы не могут продавать драгоценности и покупать одежду, чтобы прикрыть свою наготу.


Иллюстрация к книге Афанасия Никитина «Три моря»

Его также впечатлило то, что население Индии велико, и почти каждый второй житель страны ждет ребенка.

В Чауле Афанасий не продал жеребца по выгодной цене, поэтому в начале весны мореплаватель отправился в самые отдаленные районы Индии.Купец добрался до северо-западной крепости Джуннар, где встретился с ее хозяином Асад-ханом. Правителю понравились товары Афанасия, но он пожелал бесплатно получить лошадь и отобрал ее силой. В ходе беседы Асад узнал, что российский путешественник исповедует другую религию, и пообещал вернуть животное с золотом дополнительно, если купец обратится в ислам. Губернатор дал Никитину 4 дня подумать, в случае отрицательного ответа Асад-хан пригрозил российскому купцу смертью.


Издания книги Афанасия Никитина «За три моря»

По книге «Путешествие через три моря» Афанасий Никитин спасся случайно: правитель крепости встретил знакомого старика Мухаммеда, перед которым показался правитель. помилуй и отпусти незнакомца, вернув коня. Однако историки до сих пор спорят, принял ли Афанасий Никитин мусульманскую веру или остался верен православию. Купец оставлял такие сомнения из-за оригинальных купюр, пропитанных иностранными словами.

Никитин тоже удивился обычаям Индии и экзотическим животным, в чужой стране он впервые увидел змей и обезьян. Путешествие в небывалые земли было красочным и ярким, но Афанасий не удовлетворился, так как коммерческой выгоды купец не видел. По словам мореплавателя, в солнечной стране торговали красками и дешевым перцем — брать домой было нечего. Пребывание Никитина в Индии было интересным, но бедным: продажа одной лошади обошлась купцу в убыток и наложила штраф.

Личная жизнь

О личной жизни Афанасия Никитина ученым ничего не известно, поскольку биография русского мореплавателя была составлена ​​благодаря запискам купца. Были ли у Никитина дети, ждала ли его верная жена — тоже остается загадкой. Но, судя по купеческим рукописям, Афанасий Никитин был целеустремленным и жизнерадостным человеком, не боявшимся трудностей в незнакомой стране. За три года путешествий Афанасий Никитин освоил иностранные языки, в его дневниках были арабские, персидские и тюркские слова.


Фотографических портретов Никитина нет, до его современников дошли только примитивные рисунки. Известно, что купец имел простую славянскую внешность и носил квадратную бороду.

Смерть

Скитаясь по солнечным краям, Афанасий Никитин жил мечтой вернуться на родину. Штурман собрался в обратный путь и направился в торговый порт Ормуз, откуда началось путешествие в Индию. Из Ормуза торговец отправился на север через Иран и оказался в турецком городе Трабзон.Местные турецкие жители приняли русского штурмана за шпиона и взяли Никитина в плен, забрав все, что было на корабле. Единственное, что было с собой у штурмана, — это рукописи.

Афанасий был освобожден из-под ареста, и купец отправился в Феодосию: там ему пришлось встретиться с русскими купцами, чтобы занять деньги и расплатиться с долгами. Ближе к осени 1474 года купец прибыл в феодосийский город Кафу, где провел зиму.


Весной Никитин собирался ехать по Днепру в Тверь, но погиб в городе Смоленске.Причина смерти Афанасия Никитина остается загадкой, но ученые уверены, что длительная поездка в разные страны с разными климатическими условиями резко ухудшила здоровье моряка.

Записки Никитина были доставлены в Москву купцами, сопровождавшими странника. Дневник Никитина был передан советнику князя, а в 1480 году рукописи вошли в летопись.

Именем русского мореплавателя названы улицы и переулки в России, а также набережная в г. Твери.В 1958 году на «Мосфильме» был снят фильм «Прогулка за три моря», а в 1955 году в Твери был установлен памятник Никитину. Также памятники русскому купцу есть в Кафе и в штате Махараштра.

Н. А. Северин

В XV в. Новгород, Тверь, Москва и другие города России вели активную торговлю со своими дальними восточными соседями. Русские купцы ездили в Константинополь, их встречали в Самарканде, они были в Крыму, Малой Азии, в странах Каспийского и Черного морей.На юг везли товары, которыми была богата русская земля — ​​лен, кожу, меха, привозили шелк, краски, перец, гвоздику, персидское мыло и сахар, индийский жемчуг и драгоценные камни.
Торговцы в те времена были храбрыми, отважными людьми, искусными воинами: на своем пути они встречали множество опасностей.
Летом 1466 г. тверские купцы отправились в дальнее плавание для заморской торговли. Сплыли по Волге, к Хвалыпскому морю, как тогда называлось Каспийское море.

г. Тверь. Во второй половине 15 в. город Тверь был столицей независимого княжества. Он был окружен деревянной стеной, оштукатуренной глиной. В городе было много больших домов и церквей.
(С гравюры XVII века. Из книги Олеария «Описание путешествия на Русь и Персию».)

Купцы выбрали начальником каравана Афанасия Никитина, человека предприимчивого, много путешествовавшего и грамотного.С первых же дней начал вести дневник.
В то время Волга в низовьях еще была оккупирована татарской ордой. И, опасаясь нападения татар, тверские купцы в целях безопасности присоединились к посольскому каравану в Нижнем Новгороде, который отправился в Москву к князю Ивану III от правителя Шемахи, небольшого государства, расположенного на юго-западном побережье Каспийского моря. Вместе с посольским караваном по Волге плыли московские купцы и тезики (купцы из Средней Азии), приехавшие торговать в русские города.
В конце речного перехода, когда корабли находились у Астрахани, на них напал отряд татарского хана Касима.
Во время боя один корабль каравана застрял на рыболовной яме №1, а другой сел на мель. Татары разграбили оба корабля и захватили четырех русских. Афанасий Никитин находился на корабле посла Шемахана. Этому кораблю и другому из каравана удалось спастись от нападавших, но все имущество Афанасия Никитина осталось на корабле, захваченном татарами.
Купцы продолжали плавать по Каспийскому морю. Корабль меньшего размера, на котором плыли шесть москвичей и шесть тверичей, во время шторма был брошен на косу у берегов Дагестана. Кайтаки, жившие здесь, разграбили товары, а людей взяли в плен.
Афанасий Никитин с десятью русскими купцами благополучно добрался до Дербента. Там он стал заботиться о спасении товарищей из плена. Только через год ему удалось добиться их освобождения. Часть освобожденных купцов вернулась в Россию, а Никитин отправился в Баку, а затем далее в Персию (Иран).Для заграничной торговли, еще находясь в Твери, он занимал товары и боялся вернуться в качестве должника на родину, где его предадут суду.
Проведя шесть месяцев в приморском городе Чапакура и несколько месяцев в Сари и Амоли, Афанасий Никитин переехал в город Рей, один из древнейших персидских городов. Из Реи древним караванным путем Афанасий Никитин отправился на юго-восток Персии. Весной 1469 года он прибыл в торговый город Ормуз, расположенный на небольшом, бесплодном и безводном острове в Персидском заливе.В этот порт Персии пересекались торговые пути из Малой Азии, Египта, Индии и Китая.


Город Ормуз в 15 веке. был крупнейшим портом в Азии. Он расположен на небольшом острове в Персидском заливе.
(Старая гравюра.)

«Гурмыз 2 … там великое убежище, в нем люди со всего мира и в нем есть всевозможные блага, которые родятся во всем мире, тогда у Гурмыза есть все …» — Никитин записал в дневнике.
Никитин, знакомясь с торговлей, пробыл в Ормузе месяц.Он узнал, что отсюда в Индию экспортируют лошадей, которые там очень дороги. Купив хорошего коня, Никитин отплыл с ним на теплоходе в Индию.
Путешествие длилось полтора месяца. Афанасий Никитин высадился в индийском порту Чаул, гавани на Малабарском побережье, к югу от Бомбея.

Афанасий Никитин в Индии увидел и многому научился, потому что индейцы относились к нему с доверием. (Гравюра А.Д.Гончарова.)

Русский путешественник многому удивлялся, осматривая город: «…. и есть индийская страна, и люди все обнажены, но их головы не покрыты, и их груди обнажены, и их волосы заплетены в одну косу … И у них много детей, а мужья и жены все черное », — записал Никитин в дневнике.
А сам русский вызвал всеобщее внимание. В его записях можно прочесть следующие строчки:« … Куда бы я ни пошел, а за мной много людей, они удивляются. у белого человека … »
От Чауля Афанасий Никитин ушел в глубины Индии.Хотя у него была лошадь, он оставил ее и ходил пешком. Он хотел продать лошадь как можно дороже.
г. В городе Джунейра, который, по описанию Никитина, стоял на высокой горе и представлял собой неприступную крепость, его обрушила беда. Джунейр-хан забрал коня и пообещал вернуть его только при условии, что Никитин примет мусульманскую веру.
В то время для русского человека принять чужую веру означало отречься от своих близких.Никитин отказался подчиняться хану и чуть не поплатился за это жизнью. Его спасло заступничество друга перса — Ходжа 3 Мухаммеда из Хоросана. Спасли и лошадь. Подробно рассказывая об этом происшествии в дневнике, Никитин не забыл сделать запись о климате в Джунейре, где уже четыре месяца идут дожди; он делал записи о сельском хозяйстве, товарах и вере жителей.
Как только дороги высохли после продолжительных дождей, Никитин отправился в дальнейшее путешествие по Индии.
Он с целью наживы продал коня в городе Бидар.
Никитин прожил в этом городе четыре месяца. Русский народ, уважающий и ценивший обычаи страны, очень сблизился со многими индийскими семьями. Он откровенно сказал им, что он не мусульманин и не Хосе Исуф Хоросани, как его здесь называют, а христианин, и его зовут Офонасий (Афанасий). Полагаясь на него с уверенностью, индейцы познакомили своего русского друга со своим бытом и обычаями.
В дневнике путешественника Бидару посвящено несколько страниц.Наряду с рассказом о жизни простых людей, Никитин описал великолепные экскурсии султана на прогулку, которого сопровождали 10 тысяч всадников и 50 тысяч пеших воинов. В этом шествии участвовали сотни трубачей и барабанщиков, 200 слонов, одетых в золотые доспехи, 300 лошадей, запряженных в позолоченные экипажи.
Далее Никитин говорит, что во дворце султана семь ворот, и у каждых ворот 100 сторожей и 100 писцов. Все, кто входит и кто уходит, записываются, а иностранцев во дворец вообще не пускают.

Встреча победителя.
(Индийская миниатюра XVII века)

Наблюдая за разными сторонами жизни индийского народа, Никитин в своем дневнике подчеркивал социальное неравенство людей.
Из Бидара Никитин со своими индийскими друзьями отправился в священный город Парват на праздник «ночь бога Шивы».
Русский путешественник очень точно и интересно описал этот праздник, на котором присутствовало до 100 тысяч человек.
Говоря о пище людей, Никитин отмечает, что индейцы не едят мяса, и поясняет, что это делается по религиозным убеждениям: «…. индейцы называют быка отцом, а корову матерью ».
На чужбине Никитин заметил, что там много не похоже на его родину: тепло« от покрова дня », а здесь прохладно». от Троицы дня »4. Наблюдая за звездным небом, Никитин заметил, что звезды в Индии расположены по-другому.
Все чаще Афанасий Никитин переносился своей мечтой в Россию, которая была для него прекраснее всех стран. «Нет такой земли на свете, хотя бояре земли русской не добрые.Да устроится земля Русская », — находим в дневнике путешественника проникнутые патриотизмом слова о родной земле.
Никитин покинул Бидар и отправился на побережье Индийского океана, в порт Дабул.

Карта путешествия Афанасия Никитин.

После трехлетнего пребывания в Индии из Дабула Афанасий Никитин уехал домой. Он снова поплыл в знакомый Ормуз.
В штормовом море более месяца трепетал небольшой корабль и довел его до берегов Африки.Прибрежные жители хотели разграбить корабль, но купцам удалось откупиться от подарков.
Затем корабль направился к берегам Аравии, в порт Маскат, а оттуда в Ормуз. Присоединяясь к каравану купцов, Афанасий Никитин добрался до турецкого города Трапезунд на берегу Черного моря.
Впереди было последнее — третье море. После благополучного плавания корабль вошел в Балаклавскую бухту, а затем направился в крупный торговый порт Кафу — так в старину назывался город Феодосия.Его часто посещали
русских купцов. Никитин встретился с земляками и отправился с ними в родные места.
Но отважному путешественнику не пришлось возвращаться домой. Никитин умер под Смоленском в 1472 году.
Сподвижники Никитина привезли его записи в Москву и передали их главному писателю Ивана III Василию Мамыреву.
«Путешествие через три моря» получил высокую оценку современников. Иначе и быть не могло.

Отрывок из «Трех морей» Афанасия Никитина.В переводе это означает: «Я написал свое греховное путешествие по трем морям: первое море Дербента — Хвалынское море, второе Индийское море — Индостанское море, третье Черное море — Стамбульское море».

Индия, которую русский народ знал из легенд и эпосов как страну, где небо встречается с землей, где много сказочных богатств, фантастических зверей и птиц, великанов и карликов, впервые миновал русский путешественник и правдиво описал им.
Дневник содержал разнообразную информацию о караванных и морских путях Персии и Индии, о городах, экономике, торговле, обычаях, верованиях и обычаях народов, населявших эти страны.
Записки Афанасия Никитина были лучшим описанием Индии для своего времени.
… Прошли века. Дневник Афанасия Никитина утерян. Только в XIX веке известный историк и писатель Карамзин обнаружил в рукописях Троице-Сергиевской лавры записанный в летопись (Троицкий список) дневник Никитина «За три моря». Впоследствии было обнаружено еще шесть разных списков, но оригинал до сих пор не найден.
На берегу русской реки Волги в городе Твери в 1955 году открыли памятник Афанасию Никитину.Он напоминает нам о первом русском исследователе Индии и о нерушимой дружбе нашего народа с великим индийским народом. Об этом же говорят слова, высеченные на постаменте памятника:
«Отважному
русскому путешественнику»
Афанасию Никитину
в память о том, что он посетил Индию в 1469–1472 годах с дружеской целью. «

_____________
1 Яз (эз) — забор, плетеный из прутьев, устраиваемый рыбаками на реках для ловли рыбы.
2 Так Никитин позвонил в Ормуз.
3 Ходжа в переводе с персидского означает «господин».
4 «покровный день» — осенью, а «день троицы» — весной.

Раздел 2. Говоря о великих исследователях мира

10. Кто такой «исследователь»? Напишите определение слова. Воспользуйтесь информацией из Учебника ученика, Пример 27, стр.136.

Исследователь — это человек, который путешествует по неизвестным местам, чтобы найти о них новую информацию.


11. Напишите вопросы для следующего предложения:

Афанасий Никитин путешествовал из России в Индию и описал свое путешествие в книге «Путешествие за три моря».

Кто путешествовал из России в Индию?

Чем занимался Афанасий Никитин?

Что описал в книге Афанасий Никитин?

Когда путешествовал Афанасий Никитин?

Куда путешествовал Афанасий Никитин в 1466–1469?


12. Напишите три слова для существительных ниже. Воспользуйтесь примером.

Пример : приключение: невероятное, необычное, иметь.

1) экспедиция: выездная, тропическая, опасная.

2) капитан: умный, добрый, важный.

3) отчет: подробный отчет, недавний новостной отчет, исследовательский отчет,

4) исследователь: исследователь Арктики, отважный исследователь, мореплаватель.


13. Вставьте пропущенные слова.

Использование : высота, абсолютно, открытая, поездка, рекорды, удобные, изобретатели, захватывающие.

С давних времен люди хотели летать. Еще в восемнадцатом веке люди экспериментировали с полетами на воздушных шарах.В 1783 году группе изобретателей удалось запустить воздушный шар. С тех пор ученые много открыли в области воздухоплавания и побили множество рекордов в области воздухоплавания,

К 1961 году люди смогли отправить пилотируемый аэростат на высоту 35 километров. Затем в 1999 году воздушный шар впервые совершил кругосветное путешествие. Прошло 19 дней.

Баллонисты говорят, что вид с высоты птичьего полета кажется захватывающим, а полет на воздушном шаре очень удобен, потому что он движется вместе с разумом. Пассажиры чувствуют себя совершенно свободно.


14. Напишите наиболее важные факты биографии Джеймса Кука. Воспользуйтесь информацией из текста (Учебник ученика, Пример 31, стр.137).

1728 — родился;

1757 — присоединился к одному из королевских кораблей помощником капитана;

1763 — служил в Северной Америке;

1768 — первое кругосветное путешествие;

1772 — второе кругосветное путешествие;

1776 — последняя поездка;

1779 — убит коренными жителями некоего гавайского острова.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.