В году в россии отменили крепостное право: Менее трети россиян знают, кто отменил крепостное право — Российская газета

Содержание

1861 год — в России отменено крепостное право — EADaily — Россия. Новости России. Россия новости. Последние новости России.

3 марта 1861 года российский император Александр II своим высочайшим Манифестом отменил крепостное право в России. Отмена крепостного права стала первой по времени и наиболее значимой из «великих реформ» Александра II.

Стоит сказать, что в ходе Крестьянской реформы «царь-освободитель» в значительной степени опирался на деяния своих предшественников. Первые шаги к ограничению и последующей отмене крепостного права были сделаны еще его дедом Павлом I в 1797 году с подписанием Манифеста о трёхдневной барщине об ограничении подневольного труда.

Дело продолжил Александр I, который в 1803 году подписал Указ о вольных хлебопашцах, и отменил крепостное право в прибалтийских (остзейских) губерниях Российской империи.
При Николае I крепостное право было объявлено незыблемым, однако в решении крестьянского вопроса был накоплен значительный опыт, на который в дальнейшем смог опереться его сын Александр II.

Молодой император, вступивший на престол в 1855 году, искренне стремился к устранению недостатков русской жизни. Главным из них он считал крепостное право. На фоне бурного развития капитализма в Европе, оно стало настоящим тормозом экономического развития России.

Вопрос об отмене фактического рабства крестьян назрел, однако решить его было совсем не просто. Крепостное право слагалось на Руси веками, оно тесно переплелось с разными сторонами жизни русского крестьянина. Крестьянин зависел от феодала в личном, земельном, имущественном, юридическом отношениях. А теперь его нужно было освободить от опеки помещика, дать личную свободу.

Поэтому подготовка к этому шагу и заняла шесть лет, несмотря на весь реформаторский пыл русского самодержца. В 1857 году для подготовки крестьянской реформы был учрежден Секретный комитет. В начале 1859 года для обработки проектов реформы дворянских комитетов были созданы Редакционные комиссии.

В сентябре 1860 года выработанный проект реформы был обсужден депутатами, присланными дворянскими комитетами, а затем передан в высшие государственные органы.

В середине февраля 1861 года «Положение об освобождении крестьян» было рассмотрено и одобрено Государственным советом.

Наконец, 3 марта 1861 года Александр II подписал манифест «О всемилостивейшем даровании крепостным людям прав состояния свободных сельских обывателей». Так в России было отменено крепостное право.

Однако тут же выяснилось, что крестьянству даровалась только юридическая свобода, но земля объявлялась помещичьей собственностью. В итоге за отведённые наделы крестьяне несли в пользу помещиков повинности, которые практически не отличались от прежних, крепостных.

Что делать с юридической свободой крестьяне понятия не имели, а вот то, что их оставили без земли они расценили как саботаж со стороны помещиков, которые не хотят исполнять волю «царя-освободителя». В стране начались крестьянские бунты. Для подавления наиболее крупных выступлений пришлось использовать правительственные войска.

Несмотря на все свои недостатки крестьянская реформа 1861 года имела важное историческое значение, создала возможность для широкого развития рыночных отношений, дала старт другим важнейшим преобразованиям, направленным на создание в России гражданского общества.

Также в этот день:

1918 год — Брестский мир

1876 год — присоединение к России Кокандского ханства

1613 год — Михаил Романов избран русским царем

Преодолеть феодализм. К 150-летию отмены крепостного права — Московский Центр Карнеги

Отмена крепостного права в России — знаменательная дата в истории страны, первый этап ее демократической трансформации. Эта дата, наверное, была бы самой значимой в ее истории, если бы не вихрь революции, пронесшийся по стране через 50 лет, сметая вехи и деформируя историческую перспективу. 

Реформа, о необходимости которой говорили на протяжении почти века, имела огромное внутриполитическое значение. Личную свободу и право собственности  получили треть населения страны. Освобожденным крестьянам были предоставлены гражданские права. Были созданы основы местного самоуправления: сельское общество, сельский сход, волостной суд. Отмена крепостного права дала толчок другим Великим реформам Александра II. В 1864 году была проведена земская реформа, создавшая выборные органы власти на местах, и судебная, отделившая суды от административной и законодательной власти, введшая презумпцию невиновности, суды присяжных и гласное, состязательное судопроизводство. В результате городской реформы 1870 г. были созданы думы из выборных гласных. В следующем году женщины получили право наниматься на службу в общественные и государственные учреждения, а военная реформа 1874 г. ввела всеобщую воинскую повинность вместо рекрутской системы.

Отмена крепостного права была мощным стимулом экономического развития страны: капиталистического промышленного производства и товарного земледелия. К началу ХХ века Россия превратилась в крупнейшего в мире производителя зерна, увеличились посевные площади, стала применяться сельскохозяйственная техника, получили развитие агрономическая наука, товарное земледелие. Но особенно интенсивный толчок отмена крепостного права дала развитию промышленности. За тридцать лет после реформы в пять раз увеличилось число наемных рабочих, вдвое — количество промышленных предприятий. С 1863 по 1897 год утроилось число городов. По темпам промышленного роста в начале ХХ века Россия заняла второе место в мире после США.

Отмена крепостного права имела и общекультурное значение. Была устранена шизофрения общественного бытия, когда идеи нравственности и свободы, в которые верили мыслящие люди, — это одно, а жизнь, с ее крепостными устоями, — другое. Это способствовало культурному сближению с Западом, встраиванию России — пользуясь современной терминологией — в мировые процессы, бурному взлету культуры в стране и ее мощному выходу за пределы России.

В системе советской идеологии и образования реформа была предметом скорее критических оценок. Так идеологи насильственной великой октябрьской аберрации указывали мирной революции на ее место. В действительности «рабство, павшее по манию царя», было воплощением многовековых чаяний, прецедентом дарования свободы. Это произошло без насилия, в результате многолетней тщательной работы при активном участии дворян-землевладельцев. Но, с другой стороны, ведущая роль дворянства в осуществлении реформы во многом предопределила и ее недостатки.

Хотя был выбран лучший из рассматривавшихся вариантов реформы — освобождение крестьян с землей (а не просто улучшение их положения или выход из крепостной зависимости без земли, что тоже обсуждалось), крестьяне, как известно всем еще из школьной программы, должны были платить выкуп за свои наделы (80% выплат брало на себя государство), изымалась «лишняя» земля — так называемые «отрезы», в результате чего большая часть наделов была «испорчена», возникла «чересполосица». Реформа была прорывом вперед, но не привела к уничтожению всех феодальных пережитков. Практиковались «отработки» и издольщина. Сохранялось помещичье землевладение, привилегии дворянства. Даже через 40 лет, уже в 1903 году, Ленин характеризовал общественно-политический строй в России как «военно-бюрократический феодализм».

В определенном смысле и, разумеется, с большой натяжкой советский строй тоже оставался «военно-бюрократическим», полуфеодальным — особенно после того, как крестьян «прикрепили» к колхозам, забрав паспорта.

И в настоящее время сохраняются  — а кто-то считает, что и усиливаются — элементы военно-бюрократического феодализма: так, об этом не раз писал эксперт Московского Центра Карнеги Андрей Рябов. Феодализм в России, по-видимому, окончательно закончится в тот день, когда в последний раз проедет по «встречке» машина с мигалкой. У нас только 150 лет назад отменили крепостное право. Россия, по меркам и Европы и Азии, — молодая нация. У нас многое впереди.

Как отменили крепостное право в России и почему сразу не получилось

Ребенок, привязанный цепью.

открытые источники в интернете

Причины отмены крепостного права

Александр II

Wikipedia.org

Во второй четверти XIX века у России накопилось достаточно причин для отмены крепостного права. Во первых, сложившееся в стране положение дел шло вразрез активным развитием стран Европы. Там после промышленной революции технический прогресс ушел значительно дальше. Перемен требовали так же финансовые, политические и социальные системы.

Не дай крестьянам свободы — велика была вероятность потерять свое влияние на мировой арене.

Во вторых, экономические возможности государства буквально иссякли, сообщает История.рф. Во многих губерниях крестьян все еще принуждали к оплате барщины (когда крестьянин арендует участок помещика, а платит своим трудом). И только в центральной части страны губернии переходили на оброки — денежные или натуральные «отчисления».

Производительность барщинного труда упала и помещики начали терпеть большие убытки. Их попытки повысить доход успехом не увенчались. Наступил кризис помещичьего хозяйства.

Условия свободы крестьян

Реформу начали готовить с начала 1857 года. Александр II создал Секретный комитет. С его помощью удалось определить механизмы отмены крепостного права. Дело сдвинулось с мертвой точки. Высший совещательный орган рассматривал несколько вариантов реформы: крестьяне могли получить абсолютную свободу или же частичную зависимость от помещиков. В первом случае крестьян наделили бы землей, за которую брали большой выкуп.

Во втором — крестьянам могли дать небольшие наделы и заставить на невыгодных условиях арендовать землю у помещика.

В начале 1857 года комитет переименовали — «секретный» комитет стал «главным». К октябрю 1860 года работа по подготовке реформы завершилась. Обсуждение перешло на высший уровень: в Главный комитет по крестьянскому делу, а после — в Государственный совет.

Манифест об освобождении

Заседание Государственного совета по реформе продолжалось почти 20 дней, до 1 марта 1861 года. Подписание манифеста назначили на 3 марта. Дату выбрали не случайно — ровно шесть лет назад, в 1855 году, на престол взошел Александр II.

В этот день император подписал сразу два документа из 17 актов: «О Всемилостивейшем даровании крепостным людям прав состояния свободных сельских обывателей и об устройстве их быта» и «Положения о крестьянах, вышедших из крепостной зависимости». Тогда же учредили новый комитет — «об устройстве сельского хозяйства», отслеживающий исполнение этих нововведений, сообщает meduza.

io

После отмены крепостного права

3 марта подарило крестьянам личную свободу. Некогда крепостной получал возможность свободно распоряжаться своей личностью. У него появились гражданские права: переходить в другие сословия, заключать от своего имени имущественные и гражданские сделки и даже открывать предприятия.

С землей все обстояло сложнее. Крестьяне получали наделы в пользование, за это их обязывали отбывать барщину или платить оброк, которые, по результатам реформы, возросли. В течении 49 лет они не могли отказаться от «аренды».

При желании землю можно было выкупить, и государство для этого предлагало свои условия. На момент сделки правительство вносило за крестьян 80% от суммы платежа помещикам. После этого крестьяне 49 лет должны были отчислять государству 6% от выкупной суммы каждый год. В итоге крестьяне суммарно уплачивали 294% выкупной ссуды. В современных терминах, крестьяне выплачивали кредит на срок 49 лет под 5,6% годовых, пишет wiki.

Были крестьяне, которым доставались небольшие наделы. Если земли были меньше установленной в регионе нормы, помещик мог «прирезать» недостающую площадь. Делалось это исключительно за счет крестьянских земель. Если надел был больше установленной площади, землю урезали. Помещик забирал «лишнее» в пользу своих или недостающих крестьянских территорий. «На практике это привело к тому, что отрезание земли стало правилом, а прирезки исключением. Тяжесть „отрезков“ для крестьян состояла не только в их размерах. В эту категорию часто попадали лучшие земли, без которых нормальное ведение хозяйства становилось невозможным», пишет hist.msu.ru.

Отказ от земли

Крестьяне имели право отказаться от положенного теперь по закону полевого надела, но это было для них не выгодно. После отказа помещики предоставляли им бесплатные участки размером в 4 раза меньше, чем те, которые бы они выкупали. При этом доставшиеся им земли зачастую были не плодородны. Крестьян переселяли на территории без водоемов, лесов, загонов. Через выданные территории могли проходить помещичьи земли, так крестьян вынуждали арендовать «мешающие» их хозяйству площади.

Так или иначе, крестьянская зависимость в стране оставалась. Даже у «дворовых людей», которым разрешили стать свободными без выкупа каких либо земель: в течение двух лет «дворовые слуги» продолжали находиться в абсолютной зависимости от помещика, без собственных средств к существованию.

От редакции: Валерий Зорькин нашел в крепостничестве духовную скрепу

Председатель Конституционного суда Валерий Зорькин в статье в «Российской газете» выдвинул собственную версию бурных событий отечественной истории. Он объяснил неудачу реформ и социальные потрясения особенностями российского самосознания и глубоко укорененным коллективизмом, который способен стать основой нынешней государственности.

Зорькин противопоставляет российский и советский коллективизм западному индивидуализму и настаивает: основой достижений России и СССР было умелое использование коллективизма. А попытки использовать западные правовые и экономические институты и инструменты, принципы индивидуальной ответственности завершались неудачами или серьезными потрясениями. Необходимо подстроить традиционный коллективизм к нынешним условиям, чтобы поддержать государство и правящий класс, намекает Зорькин.

Одной из ключевых причин революций ХХ в. Зорькин считает отмену крепостного права. Это «главная скрепа, удерживающая единство нации», уверен он. Без крепостничества недовольство низших классов непосредственно, без амортизаторов, обрушилось на монархию.

Апологию крепостничества, предполагающего неравенство прав, странно слышать от руководителя КС, который, по идее, должен защищать верховенство права и равенство людей перед законом. Принцип прикрепления людей к земле отражал стремление землевладельцев и монархов смягчить нехватку трудовых ресурсов в застойной экономике при сословной правовой системе. Крепостное право нельзя было назвать всеобъемлющим. Оно не действовало в обширных регионах Заволжья, Севера и Сибири. До 1861 г. его отменили в прибалтийских и польских губерниях.

Причиной недовольства крестьян реформой 1861 г. было длительное сохранение экономической и личной зависимости земледельцев от помещиков. Освобождение сопровождалось сокращением земельных наделов, что существенно ослабило многие крестьянские хозяйства. Но странновато выглядят рассуждения председателя КС об одиночестве монархии перед народным гневом. Десакрализация верховной власти произошла спустя 50 лет после отмены крепостничества, в Первую мировую войну, и виноваты в этом сами высшие сановники. До этого недовольство масс обращалось, как правило, против низших и средних слоев бюрократии (террористы конца XIX века отражали настроения узкого круга интеллигенции).

У председателя КС преувеличенно радужное представление о роли крепостничества в российской истории. У него множество «побочных» проявлений — самодержавие (политическая архаика даже для XIX века), низкая социальная мобильность, передача власти и ресурсов по наследству, правовая неполноценность большей части населения.

Возможно, с точки зрения правоведа дореволюционная община и советский колхоз действительно близки. Но община строилась и управлялась снизу, а колхозы насаждались государством сверху с целью разрушить социальную структуру деревни и солидарность ее жителей. Не случайно крестьяне называли колхозы в 1930-е гг. «вторым крепостным правом», не видя в нем плюсов, найденных Зорькиным.

«Вся Россия смотрела на тверское дворянство»: история одного протеста к 160-летию отмены крепостного права

В этот день 160 лет назад, 3 марта 1861 года, в России император Александр II подписал манифест «О всемилостивейшем даровании крепостным людям прав состояния свободных сельских обывателей». Текст манифеста разозлил крепостников и разочаровал либералов. У крестьян, которым и так повезло с владельцами, появилось больше возможностей, те же, чьи хозяева не хотели отказываться от труда рабов, попали в жесточайшую кабалу, иногда более тяжёлую, чем до манифеста. Тем не менее, документ был революционным для царской России, и это был большой шаг к признанию равных прав для всех граждан страны. О том, как отменяли крепостное право в Тверской губернии корреспондент ТИА Олеся Вострикова поговорила с историком и краеведом Ярославом Леонтьевым.

Тверская губерния во всей этой истории, без преувеличения, была самой прогрессивной. Группа тверских дворян, во главе со своим губернским предводителем Алексеем Унковским, подписали петицию, в которой призывали освобождать крестьян только с землёй, а затем вольнодумную декларацию. В «Положении об отмене крепостного права», которое они адресовали царю, тверские дворяне высказались категорично в пользу крестьян и предложили столь радикальные для того времени перемены, что вскоре некоторые  попали в Петропавловскую крепость. Но обо всём по порядку.

В сентябре 1860 года Михаил Салтыков-Щедрин исполнял обязанности тверского губернатора. Он получил для утверждения журнал губернского правления, в котором рассматривались действия бежецкого помещика Шамшева. Ознакомившись с документом, Салтыков распорядился немедленно выслать Шамшева из его имения для производства следствия. Среди множества процессов о жестоком обращении с крестьянами, которые он вёл, это дело о вечно нетрезвом и развратном человеке выделялось особенно.

В областном архиве хранится объемное следственное дело, к которому в качестве вещественного доказательства был приложен сверток с большой прядью волос, которые Шамшев вырвал во время наказания у крепостной девушки Марфы Евлампиевой.

Её младшую сестру, 12-летнюю девочку Любу Евлампиеву, помещик-садист довел побоями и истязаниями до покушения на самоубийство.

Были известны и другие случаи зверств. Например, управляющий богатого помещика, отставной майор Землин крайне жестоко обращался с крестьянами. А после того как ткач Авенир Васильев, посланный в Весьегонск за покупками, не угодил бурмистру, тот избил несчастного и посадил на «стул» — большую деревянную колоду, к которой наказываемый приковывался цепями, а на шею надевали металлический воротник с шипами.

И это происходило в Тверской губернии, где либералы были сильны и издевательства над крестьянами порицались местным высшим обществом. Представители тверской элиты ввели моду на свободолюбие и передовые идеи. К тому же их поддерживал тогдашний вице-губернатор Михаил Салтыков, которого боялись уездные чиновники, потому что он был свирепым ревизором и расправлялся с коррупционерами и казнокрадами по всей строгости закона. Конечно, среди ярых крепостников были противники даже самой идеи освобождения крестьян, но их голоса в Тверской губернии не были так слышны, как голоса либералов.

Взять хотя бы Александра Бакунина, новоторжского дворянина, владельца поместья в Прямухино, собственноручно составившего свод правил, чуть ли не «конституцию» для собственных крестьян. Они жили в селе и окрестных деревнях как в отдельном правовом государстве и пользовались привилегиями. И это произошло примерно за 60 лет до царского манифеста. Сыновья Александра Михайловича – Николай и Алексей Бакунины — были в числе 13 дворян-либералов, подписавших вольнодумную декларацию мировых посредников. Они попали в заключение, но не отказались от своих идей, продолжали активность в земстве в то время, как их родной брат Михаил уже стал мировой знаменитостью как радикальный анархист.

— Все взоры из других губерний были обращены именно на Тверь. После подписания петиции Унковский поехал в Петербург, добился встречи с министром внутренних дел Ланским. Эта петиция был ярким демаршем и вызовом крепостническому и реакционному дворянству. Среди подписавших были интересные фамилии. Павел Максимович — знаменитый деятель образования Тверской губернии.  Алексей Вульф от Старицкого уезда, например, был связан с Пушкиным. А Александр Перхуров от Корчевского уезда (Конаковский и Кимрский районы) – дедушка будущего главы знаменитого Ярославского восстания 1918 года. Император Александр II, получив документ, высказался о нём крайне резко и однозначно: «ни с чем не сообразен и дерзок до крайности». В итоге Унковского выслали из Твери в Вятку, он лишился поста предводителя дворянства. Но в губернии остались Салтыков-Щедрин и другие единомышленники, — рассказывает Ярослав Леонтьев.

Отмену крепостного права в Тверской губернии встретили двояко, продолжает историк. Как и повсеместно, крепостники были крайне недовольны, а прогрессисты разочарованы, потому что их предложения в манифест не вошли. Крестьяне должны были отрабатывать барщину и превращались во временно обязанных, пока сами не выкупятся. Появились мировые посредники, которые должны были составлять уставные грамоты с крестьянами и выяснять условия освобождения в каждом конкретном случае. Таких мировых посредников в России было 1714, большинство из них на самом деле были крепостниками. Хотя были и отдельные мировые посредники, которые выступали на стороне крестьян, например Лев Толстой в Тульской губернии.

— Тверские мировые посредники составляли особую группу на фоне всех остальных в России посредников — большинство из них ратовали за крестьян. В мае 1861 года Салтыков-Щедрин написал своему доброму приятелю, сыну декабриста Якушкина в Ярославль: «Крестьянское дело в Тверской губернии идёт довольно плохо. Губернское присутствие, очевидно, впадает в сферу полиции. В нём только и слышно, как об экзекуциях». То есть, начались крестьянские волнения, и на места вызывались карательные войска: проводились порки, экзекуции. «Крестьяне не хотят и слышать о барщине. А помещики только и вопиют о том, чтобы барщина выполнялась с помощью штыков», — вот что пишет об этом Салтыков-Щедрин. И это, конечно, говорит о том, что не все были настроены либерально. Крестьяне бунтовали против непосильной барщины, и их жестоко наказывали. Не уверен, что была стрельба, но пороли точно.

В этот момент в Тверской губернии собирается дворянский съезд. Это уже февраль 1862 года.

— Тверь осталась верна себе, большинством голосов — 126 против 24 — они приняли решение, что правительство плохо проводит объявленные реформы. По результатам съезда вынесли постановление, что необходимо собрание выборных от всего народа, от всех сословий. То есть, тверское дворянство высказалось за созыв представительного органа – земского собора. Это был самый настоящий бунт.

«Мы считаем долгом принять эти убеждения за единственное руководство к деятельности и заявляем, что всякий образ действия, противный этим убеждениям, признаем враждебным обществу», — говорилось в документе. Далее шли подписи тверских дворян. А следом их поддержали те самые 13 мировых посредников. Александр II это не потерпел. В Тверь послали генерала Анненкова, который арестовал подписавших петицию.

Они провели пять месяцев в Петропавловской крепости, еще два года после этого отбывали наказание в исправительном доме с лишением права занимать общественные должности.

Правда, некоторые из них потом пошли на попятную и написали прошение царю, за что и получили прощение. Но не все подписали это прошение, братья Бакунины, например, отказались.

Дворянский съезд 1862 года, продолжает Ярослав Леонтьев, составил программу дальнейших реформ, они расписали то, что потом назовут «земством». Заявили, что нужны органы самоуправления, полная гласность.

То есть, помимо требований, касающихся созыва земского собора и освобождения крестьян, в документе были требования гражданских прав и судебных реформ.

Тверские дворяне были не только теоретиками, предлагаемые реформы они уже активно применяли на своих землях. Алексей Унковский своих дворовых освободил ещё до отмены крепостного права. С крепостными крестьянами всё было сложнее. Процесс их перевода в вольные хлебопашцы был ужасной бюрократической процедурой, практически крайне трудно исполнимой. Но Унковский полностью отменил барщину и заменил её лёгким оброком. Крестьянское самоуправление он ввёл ещё раньше. И таких примеров в Тверской губернии было немало.

Тверская губерния не вся была крепостническая. Когда при Екатерине II многие монастыри были лишены землевладений, крестьяне, которые были прикреплены к той земле, стали государственными. В Тверской губернии их было довольно много. И государственным крестьянам жилось лучше. Другой вопрос, что по новым правилам, крестьяне должны были выкупать землю, а её цена каждый год росла. Так и получилось, что к 1905 году много земли осталось так и не выкупленной, а долги у крестьянских общин перед государством оставались огромными. И требованием первой русской революции как раз-таки было освобождение от долгов.

— Тверские дворяне в своей петиции требовали полной свободы передвижения для крестьян после отмены крепостного права. И когда крестьяне получили эту свободу, многие поехали, в первую очередь, в Петербург. Тогда, например, предки президента Путина уехали из-под Тургиново Тверской губернии в Петербург, Михаил Калинин уехал из Верхней Троицы и поступил на завод, мои предки так же поступили и так далее. Очень интересная была активность. Тверское землячество самым первым из других губерний утвердилось в Петербурге. Это была определённая структура, система взаимопомощи. Когда кто-то приезжал устраиваться на работу, тверское землячество им активно помогало. Потом некоторые тверские люди вышли на первый план в столицах. В какой-то момент при Александре II, когда проходили эти реформы, градоначальником в Петербурге был выходец из Кашинского купечества Погребов, в Москве – выходец из-под Талдома, тогда это была Тверская губерния, Алексеев. Это показатель достаточно высокой активности выходцев из тверских крестьян. Они становились и колбасными королями в Москве, открывали успешный другой бизнес. Понятно, что не все становились купцами, но становились заметными в обоих городах.

В подготовке текста использовались материалы книг Марины Кривонос «Мятежное земство» и Льва Лурье «Питерщики».
 

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

ВЗГЛЯД / Мифы о крепостном праве преследуют Россию и по сей день :: Общество

Ровно 160 лет назад произошло одно из величайших событий в истории нашей страны – было отменено крепостное право. Почему крестьянская реформа Александра II оказалась на редкость успешной, что мешало осуществить ее до 1861 года и как возникли демагогические заявления о «рабской генетике русского народа»?

3 марта (по старому стилю 19 февраля) 1861 года император Александр II подписал документ, к которому русская история шла на протяжении всего XIX столетия – Манифест об отмене крепостного права. С этого дня закончилась вековая несправедливость, когда часть русского народа была ограничена в свободах, и началась одна из самых значительных реформ Александровской эпохи. Вскоре Манифест был зачитан во всех церквях России, а в качестве инструкции властям было опубликовано разъяснявшее его большое и подробное «Положение о крестьянах, выходящих из крепостной зависимости». Крепостное право наконец-то исчезло, а главный вдохновитель реформы Александр II получил имя «Освободитель».

До этого дня русские императоры несколько раз подходили к столь грандиозной задаче, но всякий раз отступали – слишком сильно была вплетена крепостная зависимость в повседневную жизнь всего общества, слишком серьезно затрагивала она интересы и государства, и правящего сословия. Просвещенная правительница Екатерина II прекрасно осознавала все неудобства крепостного права и ту угрозу, которую оно создает для будущего страны. Но именно годы ее правления стали расцветом крепостничества, именно тогда появились его самые отталкивающие черты – свободная торговля крепостными и разлучение семей, массовый перевод крестьян-земледельцев в «дворовую» прислугу, значительный рост требований помещиков – которые порой ошибочно считают свойственными всей эпохе крепостного права. Опасаясь трогать привычный порядок, Екатерина II не только дала помещикам большую свободу в обращении с крестьянами, но и массово раздавала государственных крестьян, пожаловав дворянству около 800 тыс. душ.

Впрочем, уже ее сын и наследник Павел I начал решительную борьбу со злоупотреблениями: передача государственных крестьян в крепостное состояние значительно сократилась, законодательство начали упорядочивать. С целью уменьшения эксплуатации помещикам было указано использовать для барщины (работы на владельца) лишь три дня в неделю, в то время как раньше число барщинных дней могло доходить до шести, оставляя крестьянину совсем немного времени для обработки собственного участка земли.

Александр I уже всерьез был настроен на освобождение крестьянства. Передача государственных крестьян в частное пользование была полностью прекращена. Вышел «Указ о вольных хлебопашцах», в котором разъяснялся правовой процесс выкупа крестьян на волю. За годы правления императора почти 50 тыс. человек обрели свободу с помощью этого закона.

Началась работа над исследованием вариантов ликвидации крепостного права. Граф Аракчеев – виднейший сановник императора – подготовил подробный проект освобождения крестьян, который был подан на подпись Александру I в 1818 году. Документ был одобрен, но не осуществлен. Видя, что в стране началось брожение умов, сопровождаемое ростом тайных обществ, император не решился на столь радикальную реформу и ограничился экспериментом по освобождению крестьянства в Прибалтике, где реформа была осуществлена быстро и успешно.

К сожалению, за императором всегда стояла тень его отца, убитого заговорщиками. Александр I боялся, что резкие перемены в положении крестьянства вызовут такое недовольство помещиков, что он будет свергнут. Этому весьма способствовала деятельность будущих декабристов: желая провести в России реформы, на самом деле они напугали власть и затормозили реформирование на несколько десятилетий.

Следующий император Николай I все время своего правления посвятил решению крестьянского вопроса. Непрерывно работали комиссии, готовившие и обсуждавшие самые различные варианты освобождения крестьян, права крестьян закрепили на бумаге, закон защищал их от злоупотреблений помещиков. Количество крепостных за годы правления Николая I неуклонно сокращалось, дойдя в итоге до цифры менее 40% от числа крестьянства в стране.

Александр II приступил к реформе, уже имея огромный опыт, накопленный его отцом. Поэтому Манифест 1861 года был подготовлен столь быстро, а реформа оказалась очень успешной и была доведена до конца (чем отличаются совсем немногие реформы). Как ни удивительно, услугу императору-освободителю оказала Крымская война, которая стала большим потрясением для русского общества (впервые за более чем столетие русская армия не одержала убедительной победы над врагом, хотя и не была разбита) и продемонстрировала необходимость коренной реформы во всех областях государственной жизни.

Отмена крепостного права привела к очень быстрым и эффективным результатам. Освобожденное крестьянство дало многочисленные рабочие руки для создания русской промышленности, а годы правления Александра II стали временем небывалого экономического подъема, сопровождаемого появлением множества промышленных предприятий и активного строительства железных дорог. Доходы и уровень жизни трудового сословия – крестьянства и рабочих – резко выросли, в России появилось множество новых рабочих мест.

Несмотря на успехи, имелись у реформы и проблемы. Крестьянство было недовольно размерами земельных наделов, а до полного внесения выкупных платежей за землю бывшие крепостные считались «временнообязанными» и, получив личную свободу, продолжали выполнять барщину или платить оброк. Условия выкупа земли отличались большой гуманностью: стоимость наделов не могла устанавливаться произвольно, выше рыночной цены, ставка на государственный выкупной кредит составляла всего 5,6%, а пени и недоимки за платежи неоднократно и безвозмездно списывались – не сравнить, к примеру, с современным «ипотечным рабством», в которое попало множество наших современников. В результате к 1905 году почти все крестьяне уже внесли земельные платежи, а те, кто все еще не смог сделать это, были освобождены от долгов особым Манифестом Николая II.

Увы, будучи отмененным, крепостничество продолжает преследовать нас по сей день. Вспоминая о крепостном праве, важно понимать, что за последние двести лет оно превращено в клеймо, которое любят ставить на Россию и русский народ, приписывая власти неизменное стремление к угнетению, а народу – «извечные рабские чувства».

Однако крепостное право было исторически обусловленным явлением. При существовавших в XVII веке механизмах управления государством закрепощение крестьянства являлось самым эффективным средством управления, который был введен не по злому умыслу властей, а лишь по необходимости. Крепостничество не было уникальной русской особенностью. Его аналоги существовали в Центральной и Восточной Европе, в Азии, а избавление от них случилось примерно в тот же исторический период, что и освобождение русского крепостного крестьянства.

Крепостное право не нуждается в защите и оправдании, но точно так же не нуждается и в старательном очернении. Оно, как и любое ограничение свободы человека, – та часть истории, которой совсем не стоит гордиться и о которой стоит вспоминать с глубочайшим сожалением. Подобные досадные воспоминания есть у всякого народа, и Россия здесь совсем не уникальна. Но совершенно несправедливо говорить об особенной тирании и об особой жестокости русских порядков. Тем более что аморальность крепостничества прекрасно осознавали в России, где о необходимости отмены крепостного права говорилось как минимум с начала эпохи Просвещения в XVIII веке.

Особенные старания к приданию крепостному праву совершенно демонических черт приложили пропагандисты и историки советского периода, когда крепостничество должно было служить одним из главных объяснений причин Революции 1917 года. Требовалось выставить крепостное право столь плохим, что все те ужасные события, что происходили с Советской Россией в ХХ веке, должны были казаться незначительными и даже необходимыми. Пропаганда как бы говорила каждому советскому гражданину: «Да, сейчас есть множество проблем, жизнь бедная, так это потому что крестьян помещики угнетали, а Россия была отсталой страной. Но ты же не хочешь, чтобы вернулись эти страшные крепостники. Так что давай – не рассуждай, работай!» На фоне этих рассказов об «ужасах крепостничества» в эпоху коллективизации в социалистической деревне появилось «новое крепостное право», когда крестьяне получили новую барщину и лишились свободы передвижения. От его последствий страна избавилась лишь во второй половине ХХ века.

Была у подобной пропаганды и иная неприглядная сторона. В то время как во всем мире итогом постепенной демократизации общества стала не только эмансипация народа, но и распространение прав высшего сословия на все общество, в Советском Союзе аристократия – всеобщий пример для подражания – была целенаправленно уничтожена и вдобавок оклеветана именем потомственных рабовладельцев. Народу же в качестве образца был навязан самый низкий ориентир. Если любой англичанин без сомнения считает себя джентльменом, а поляк – шляхтичем (независимо от того, кто был у них в предках), то немалая часть постсоветских людней не ощущает никакой связи с русской элитой прошлого, повторяет «мы не баре» и ассоциирует себя не с верхушкой общества, а с его низами.

Отсюда происходит столь любимый всеми левацкими пропагандистами аргумент «вашего прадеда дворяне на конюшне пороли», который не стесняются использовать и в наши дни.

Хотя все страны в своем прошлом прошли через этап крепостничества, а то и рабовладения, в политической культуре, скажем, Италии никому не придет в голову рассказывать современным итальянцам, что все они потомки рабов, которых римляне жестоко наказывали за малейшие провинности. Напротив, если кому-нибудь из политиков или публицистов такое придет в голову, он будет подвергнут всеобщему осуждению. Так что итальянцы считают себя потомками гордых и свободных римлян, а не их рабов, хотя с точки зрения демографии это совсем не так.

Страны Европы, кажущиеся некоторым людям воплощением свободы, не слишком сильно отличались от наших обычаев. В большей части Центральной и Восточной Европы, например в Австрии, крепостное право было отменено лишь чуть раньше, чем в России – после революции 1848 года. А еще в XVIII веке в империи Габсбургов действовал совершенно изуверский обычай, дававший помещику право казнить своих крестьян. В самые худшие годы крепостничества в России дворянство не имело столь необъятных прав. В принадлежавшей сначала Турции, а затем Австро-Венгрии Боснии и Герцеговине крепостное право отменили лишь после Первой мировой войны. А в просвещенной Англии – оплоте либерализма – последние следы феодальной зависимости крестьян ликвидировали только в ходе земельной реформы 1925 года!

И наконец, нельзя не вспомнить про главное заблуждение, связанное с крепостным правом – его настойчивое именование «рабством». Но это совсем не так.

В Российской империи имущество и жизнь крестьянина защищались законом. Вплоть до 1765 года крестьяне могли свободно жаловаться на помещиков лично царю, а затем императору. Широко известный указ Екатерины II часто называют «указом о запрете крестьянам жаловаться на помещиков», но на самом деле запрещались лишь прямые жалобы императрице, а жалобы губернатору или наместнику не запрещались и оставались эффективным средством защиты прав крестьянства.

Не был крепостной и классическим «говорящим орудием», что как раз характерно для рабовладения, в том числе в его современном проявлении, имевшем место в XVII–XIX веках в США и американских колониях. Крестьянин обладал собственным имуществом и наделом земли. Многие крестьяне становились богатыми купцами или промышленниками. В отличие от раба, крепостной мог свободно вступать в брак, его дети были законны и наследовали его имущество. Жизнь, здоровье и имущество крепостных защищались законом, за преступления в отношении крепостных помещик отвечал перед государственным судом и мог даже лишиться своего имения, чему в истории России есть немало примеров.

Самое интересное же заключается в том, что не только крестьяне были зависимы от помещиков, но и дворянство несло определенные повинности по отношению к крепостным. Нельзя было морить крестьян голодом, в случае неурожая помещик был обязан помогать крепостным хлебом и посевным зерном. Домашнюю прислугу требовалось содержать за счет хозяина в старости, даже если эти люди уже не могли работать так, как раньше. После пожаров, бывших нередкими в русских деревнях, помещик должен был дать пострадавшим крестьянам лес на строительство нового дома. В России никогда не было ограничений на охоту и рыбную ловлю крестьян, хотя подобные меры вызывали ненависть простонародья еще в Средние века, что отражено, к примеру, в английских балладах о благородном разбойнике Робине Гуде.

Именно эта тесная связь крестьян и помещиков служит объяснением слов поэта Некрасова, писавшего: «Порвалась цепь великая, порвалась – расскочилася: одним концом по барину, другим по мужику». Множество проявлений недовольства крестьянства были связаны не с мифическими революционными настроениями, а с потерей привычного покровительства, на которое крестьянин мог рассчитывать в трудную минуту. Ведь, став свободным, он одновременно лишился защиты и отныне мог надеяться только на себя.

Впрочем, именно это ощущение свободы пробудило в русском крестьянстве огромную творческую энергию, которой мы в немалой степени обязаны стремительному росту экономики, что начался в России после великой реформы 1861 года.

О крепостном праве и ИТ. — Мы должны только работать и работать… | by Alexander Lozhechkin

— Мы должны только работать и работать, а счастье это удел наших далеких потомков.
А.П. Чехов, “Три сестры”

Я уже рекомендовал эту книгу, порекомендую ещё раз. “Философы от мира сего” Роберта Хайлбронера (https://www.litres.ru/robert-luis-haylbroner/filosofy-ot-mira-sego/). Книга очень простым и человеческим языком объясняет сложные экономические вопросы и теории. При этом, рассказывая о каждом из экономистов — авторов известной экономической теории, будь то Адам Смит, Маркс или Кейнс, книга погружает нас в его жизнь и быт. На примерах иллюстрируя, что бытие определяет сознание. Кто знает, не будь Маркс так беден, или не возьми Кейнс в жёны русскую балерину — может и не придумали бы они своих теорий.

Один из фактов, которые меня совершенно поразили в этой книге (хотя вероятно это скорее следствие моей необразованности, чем необычайности факта) — про продажу земли (а ещё одним не менее поразительным фактом стало то, что стремление к богатству долго не было социально одобряемым поведением). Оказалось, что земля стала объектом купли-продажи очень поздно, где-то в веке 17–18, а то и позже. А до этого продавать землю казалось чем-то столь же диким, как сейчас диким покажется продажа воздуха. Или людей.

Впрочем, людей тогда как раз продавали вполне успешно. Вместе с землёй, на которой они жили. Я до сих пор помню рекламу из телевизора в 90-е, где совмещались два факта: в 1861 году в Лондоне прокопали первый тоннель метро. А в России — отменили крепостное право. И это позиционировалось, видимо, как доказательство крайней прогрессивности Англии и крайней отсталости России. Между тем, Россия была далеко не последней страной, крепостное право отменившей. В “прогрессивных” США рабство исчезло четырьмя годами позже. И кстати именно Россия была одной из первых стран, признавших независимость США и очень с ними дружившей в эпоху гражданской войны там (чему здорово способствовало наличие общего врага — той самой “прогрессивной” Англии).

Но вернёмся к земле. Исторически земля была ничей и общей. “Кто первый встал, того и тапки”. Земля принадлежала тому, кто её смог защитить. И поэтому землю не продавали. Её либо завоёвывали, либо получали в наследство и потом охраняли от других завоевателей. Такой “царь горы”. Так очень быстро сформировалось два класса общества — узурпировавшие право на насилие землевладельцы (знать, элита) и все остальные.

Те из “всех остальных”, кто ценил свободу, сначала убегали подальше от знати в степи. Так появились казаки и прочие “ковбойцы с индейцами”. Но постепенно царьки, корольки и им подобные герцоги с баронами всю землю завоевали и ничейной земли не осталось, донесли-таки “бремя белого человека” даже до самых отдалённых краёв. Царьки при этом делились “своей” землёй с теми, кто помогал её отвоёвывать и защищать, и так появились знать и “помещики”, то есть буквально те, кому принадлежала земля — поместье. (Чем-то это было похоже на то, как сейчас владельцы фирм дают акции или долю в собственности наиболее ценным сотрудникам и руководителям — просто тогда в качестве доли собственности выступала земля). А ещё больше это похоже на бандитов из девяностых в малиновых пиджаках, предлагавших “крышу” предпринимателям на “подведомственной” и защищённой от других бандитов территории.

Таким образом желающие жить на земле, принадлежащей помещикам, должны были с ними договариваться тем или иным способом. Или платить оброк, или отрабатывать определённое число дней на помещичьих землях за право иметь там свой собственный огородик. А для нежелающих это делать у помещика были аргументы в виде плёток, саблей и других видов холодного и огнестрельного оружия. Причём плюс-минус так было везде, за исключением совсем уж непригодных к жизни мест, где земля, чтобы пасти оленей, например, всё ещё оставалась общей. Да и то только до тех пор, пока человечество не расплодилось настолько, что её перестало всем хватать.

Причём, что важно — право этих помещиков на землю было абсолютно искусственным. Когда-то давно их предки действительно хоть что-то сделали, чтобы эту землю получить в своё пользование — повоевали с недругами, проявили какие-то доблести. Да и потом они живущим на их земле крестьянам приносили хоть какую-то пользу, защищая их от набегов врагов. Хотя постойте, каких врагов? Ведь врагами были точно такие же князьки, поэтому жизнь крестьянина в результате этих набегов мало менялась. Просто вчера он платил оброк одному князьку, а завтра стал платить другому. См. выше пример про бандитов из 90-х. Всё то же самое.

Дальше стало ещё хуже, когда войны более-менее прекратились (что хорошо) и земля стала принадлежать не тем, кто её завоевал и смог защитить, а их далёким потомкам. Таким образом распределение собственности стало основываться не на каких-то заслугах, а просто на везении родиться в правильной семье. А чтобы лишённые всех прав крестьяне не роптали от несправедливости, была придумана религия, которая им каждый день на проповедях вдалбливала мысль, что любая власть — от бога (а вы что думали, что религию придумали, чтобы человека сделать лучше, да?).

Поскольку потомки давних покорителей земель уже не должны были постоянно подтверждать своё право на владение землёй, они постепенно деградировали. Проводили время в пьянстве и карточных играх (проигрывая друг другу землю вместе с крестьянами). И тут внезапно случился капитализм, как следствие индустриальной революции. Это когда наиболее удачливые ремесленники и купцы, лишённые по рождению земли, вдруг стали хорошо богатеть, зарабатывая на массовом производстве и торговле. И оказалось, что они — капиталисты — гораздо более толковы и одарены, чем выродившиеся помещики, всякие там лорды с графами. И капиталистам стало остро не хватать земли, необходимой для развития бизнеса. Без нескольких революций и крови не обошлось, но в результате земля вдруг стала объектом купли-продажи. Примерно в то же время с помощью “кровавого петуха” и прочих атрибутов революции свободу получили крестьяне. Где-то вместе с кусочком земли бывших помещиков, где-то без. А бывшей знати от прошлой жизни остались только красивые титулы (ну и остатки земли у наиболее бережливых).

Таким образом, опуская множество деталей, произошло преображение земли в товар. И заодно — освобождение крестьян.

Хотя…

А произошло ли оно, освобождение крестьян? Рождаемся ли мы свободными людьми? Государственная пропаганда нам каждый день говорит об этом (“Союз нерушимый республик свободных”). А как на самом деле? Можете ли вы распоряжаться собой, как захотите? Можете ли вы поехать завтра, куда хотите? Можете ли вы распоряжаться своими деньгами, как захотите? Можете ли вы, например, перевести деньги из одной страны в другую, или купить что-то в одной стране и пользоваться потом в другой (без необходимости уплаты драконовских пошлин)?

Боюсь, что ответ на все эти вопросы — отрицательный. За исключением редких случаев диких туземцев каждый рождающийся человек тут же получает гражданство какой-то страны. Кому-то везёт родиться в “хорошей” стране с хорошей инфраструктурой, медициной, образованием и экономикой. А кому-то не везёт и он рождается в “плохой” стране, где всего этого нет.

Может ли человек запросто поменять одну страну на другую по своему желанию? Боюсь, что нет. Чтобы препятствовать этому, страны придумали визы, виды на жительство и прочие ограничения на перемещение людей. А для особенно хитрых придумали ещё и всякие ухищрения, препятствующие или затрудняющие получение гражданства одновременно нескольких стран.

Дальше: можете ли вы отказаться платить налоги? Или таможенные пошлины? Вряд ли… Причём обратите внимание, с какой жестокостью и изощрённостью государства наказывают инноваторов, которые ухитряются придумывать разные способы от этого уйти. Даже в “просвещённой” и “гуманной” Европе, самые жестокие наказания (за исключением наказаний за насилие и убийства) — за уход от налогов. Почему вдруг считается, что угрозу для общества представляют именно эти образованные и предприимчивые люди? И почему их, как каких-то убийц и насильников, нужно сажать в тюрьму? Мне они ничего плохого не сделали. А говорить о том, что государство как-то особенно позаботилось обо мне за эти налоги смешно. Если бы мне собрать все налоги, которые я заплатил за свою жизнь, я бы 10 таких, как я, мог бы обучить, прокормить и вылечить от всех возможных болезней. А до пенсии (крошечной) я всё равно не доживу, как и большинство из нас (с текущими трендами на среднюю продолжительность жизни и повышение пенсионного возраста).

Потому, что жестокий, непопулярный, но честный ответ в том, что никакой отмены крепостного права не произошло. Ни в 1861 году, ни позже. Мы все являемся крепостными крестьянами, волею судьбы оказавшимися на территории какого-то государства, которое узаконенным правом на насилие забирает у нас половину наших денег просто за то, что мы живём на земле, почему-то этим государством себе присвоенной.

А почему, кстати, эта земля принадлежит этому государству? Потому, что это государство когда-то отвоевало эту землю у другого государства, убив на этой войне таких же простых людей, как и вы. Предварительно с помощью пропаганды и загранотрядов отправивших своих граждан на эту войну, и тоже их там убивших в большом количестве. (Если что, я не про какое-то определённое государство говорю. Это относится ко всем государствам без исключения). А потом посадив вам начальников в виде насквозь коррумпированных политиков (а в любой стране они коррумпированы, просто по-разному на разных уровнях), которые живут припеваючи на деньги, отобранные у вас с помощью налогов. Во всех государствах плюс-минус налоговая нагрузка суммарно составляет больше половины заработанного людьми. То есть каждый второй день вы трудитесь не на себя, а на “барина”. Который на ваши же деньги построил систему пропаганды, каждый день объясняющей вам, что это государство нужно для того, чтобы было бесплатное образование и медицина. И ещё придумывают мифы о “власти народа”, “демократии” и “любви к родине”. Это точно такие же мифы, как и мифы о том, что “вся власть от бога”, просто модифицированные и адаптированные к реалиям современности. Раньше верили в бога, теперь верят в демократию. А про патриотизм и его истоки лучше Салтыкова-Щедрина и не скажешь:

— Что-то заговорили о патриотизме, наверное опять проворовались.

Впрочем, Лев Толстой постарался сказать лучше Салтыкова-Щедрина и даже написал целую статью под названием “Патриотизм и правительство” (очень рекомендую!). Вот лишь пара цитат оттуда:

— В руках правящих классов войско, деньги, школа, религия, пресса. В школах они разжигают в детях патриотизм историями, описывая свой народ лучшим из всех народов и всегда правым; во взрослых разжигают это же чувство зрелищами, торжествами, памятниками, патриотической лживой прессой; главное же, разжигают патриотизм тем, что, совершая всякого рода несправедливости и жестокости против других народов, возбуждают в них вражду к своему народу, и потом этой то враждой пользуются для возбуждения вражды и в своем народе.

— Патриотизм — чувство безнравственное потому, что, вместо признания себя сыном бога, как учит нас христианство, или хотя бы свободным человеком, руководящимся своим разумом, — всякий человек, под влиянием патриотизма, признает себя сыном своего отечества, рабом своего правительства и совершает поступки, противные своему разуму и своей совести.

Подписываюсь под каждым словом, как говорится. Ну ладно, вернёмся к более простым вещам. Мне в этом месте возразят — а кто же, если не государство, будет заботиться о детях, больных и стариках? Всё так, государства делают это. Только вот мало какое государство на эти благие цели тратит больше 5% отобранных у населения денег, причём тратит ужасно глупо, неэффективно и бесконтрольно. А большую часть отобранных денег все государства тратят на себя, пользы своим гражданам не принося.

Я очень надеюсь, что эта система со временем уйдёт. Так же, как ушло в своё время крепостное право (хотя оно, как мы видим, и не ушло никуда, просто консолидировалось на уровне государств и прикрылось ширмой демократии). Но изменения происходят уже сейчас. И причина этих изменений — информационные технологии. Ещё ни одна индустрия в мире не обладала таким уровнем влияния на жизнь людей и таким уровнем глобальности (а значит независимости от государств), как ИТ. Финансовая индустрия может сравниться, но всё равно ей далеко до ИТ — всё-таки финансы не персонализированы настолько (они во многом обезличены) и финансы привязаны к валютам, всё ещё во многом контролируемым государствами (ждём криптовалюты).

А ИТ по причине их необычайно бурного роста государства просто просмотрели. Никто не ожидал, что игрушка каких-то очкариков, говорящих на непонятном языке, вдруг станет настолько мощной и влиятельной. Помогла и “виртуальность” ИТ. Всё-таки у руля государств чаще всего стоят эдакие кондовые “крепкие хозяйственники”, которые просто выросли в другую эпоху и которые верят только в то, что могут пощупать руками. В общем, можно долго теоретизировать о причинах, но результат налицо — ИТ сейчас сравнимо по влиянию со многими государствами.

И, спохватившись практически все государства сейчас пытаются прибрать это к рукам. С помощью разных GDPR (не путать с ЛДПР!), Призм (см. Сноудена) и Роскомнадзоров. Но я боюсь, что уже поздно. Да, Цукерберг заметно нервничал, сидя перед конгрессменами. Но по его в нескольких местах промелькнувшей высокомерной улыбке было видно, что сколько бы атомных бомб и полицейских не было в руках у этих старичков, они будут вынуждены договариваться с Цукербергом. ИТ-компании контролируют коммуникации. А коммуникации — это именно то, что сделало человека человеком. Поэтому ИТ-компании уже сейчас коллективно имеют больше власти, чем все политики.

И это только вопрос времени, когда произойдёт переход власти и влияния от политиков к ним. Так же как когда-то подобных переход власти произошёл от князьков к капиталистам. И капиталисты поменяли королей во главе государств на продажных политиков. С попутной отменой крепостного права. Я думаю, что так же, как индустриальная революция привела к смене политического строя, революция технологическая и информационная, которую мы сейчас наблюдаем, приведёт к тому же и к отмене института государств в текущем виде. Поэтому рискну предположить, что уже очень скоро станет абсолютно неважно, с паспортом какой страны ты родился.

Государства начнут конкурировать между собой за граждан. Ведь именно люди, а не нефть и не оружие становятся наиболее ценным ресурсом сейчас. И люди будут жить там, где им жить более комфортно. И вполне возможно, что функции государств разобьются на части. Когда медицину вы будете брать у одного государства, образование — у другого, а культуру — у третьего. И точно так же как Uber в своё время уменьшил маржу перевозчиков, заставив их конкурировать между собой, государствам тоже придётся стать более эффективными и поумерить аппетиты. Во многом это происходит уже сейчас. Посмотрите на Эмираты — они со всего мира пылесосом засасывают молодых, трудоспособных и успешных. Заманивают развлечениями, растущей экономикой, комфортной жизнью, очень низкими налогами. Но с порога объясняя — мы не берём с тебя деньги на стариков, но и ты нам нужен только пока ты молод и трудоспособен. За это мы оставляем тебе большую часть заработанных тобой денег. И ты на эти деньги можешь сам себе обеспечить достойную старость. По-моему, это весьма честный подход, без мифов о демократии, власти народа и заботы о нуждающихся. Правда рассчитанный на людей, способных нести за себя ответственность.

Я очень жду, когда информационные технологии заставят государства освободить своих граждан. Я очень надеюсь увидеть этот мир без крепостного права государств своими глазами. И думаю, что уже нашему поколению это удастся.

Царские истоки коммунизма, III

Подневольный труд и официальная жестокость

В то время как другие народы Европы постепенно отменяли крепостное право, Екатерина Великая распространяла его в России. Крепостное право и рабство еще существовал в России в 1839 году, когда де Кюстин написал свои писем , и не был официально отменен до 1861 года. учреждение; подневольный труд был нормой, а не исключением.

Условия жизни раба и крепостного сильно изменились. по месту и времени.В России с ними обращались особенно сурово. «Они были прикреплены к земле, то есть без согласие, что они не могли покинуть имение, в котором они родились, и автоматическая передача поместья от одного дворянина другому передал крестьянскую лояльность. Крестьянам их господину платили взносы, за него выполняли принудительный ручной труд, чтобы ему они оказали повиновение как личному хозяину ». (Карлтон Hayes, Политическая и социальная история современной Европы ) Екатерина Великая разрешила крепостным хозяевам их продавать. колонистам в Сибири или в столь же суровых условиях.

Третья перепись населения Российской империи (1762-1766 гг.) Дает нам с оценками степени кабалы; по всей вероятности, всего семь девятых населения России было несвободным В настоящее время. Примечательно, что не менее 40% этих крепостных и рабов принадлежали государству РФ ; (набухло в процентах после национализации государством земель и крепостных владений Православная Церковь). Крепостное право и рабство постепенно приходили в упадок. важность, но крайне медленно, поскольку эти дополнительные переписи раскрыть:

Несвободные лица как процент населения царского периода Россия
Год переписи Частный Крепостные / рабы Государственные крепостные / рабы
1722 46% 31%
1796 54% 40%
1812 51% 37%
1835 36% 35%
1851 31% 34%
1859 29% 35%
Источник : Джеймс Мейвор, Экономическая история России , п. 418. Обратите внимание, что в таблицах Мейвора из числа рабов не учитывается женщины, тогда как в общей численности населения учитываются оба пола.

Как возникло это состояние рабства?

Большинство из них были детьми связанных родителей, некоторые связались через брак, некоторые через надписи на списки подоходного налога, с их согласия или без такового, некоторые были пленниками взятых на войну, некоторые были арестованы мятежниками, которым было разрешено в рабстве в качестве наказания некоторые были азиатскими племенами… а некоторые были государственными крестьянами, которые были переведены в частные собственность вместе с землями или заводами, предоставленными государством.
Джеймс Мейвор, Экономическая история России

«Линейка может быть популярной в России, не прибегая к ценность для жизни россиян », — отметил де Кюстин. помещики могли бы хотя бы позаботиться о своих крепостных, чтобы не потерять ценные инвестиции, цари были достаточно богаты, чтобы свободно тратить жизни, которыми они владели. Зимний дворец сгорел в 1837 году, но когда де Кюстин прибыл в 1839 году, это уже было перестроен.Как был совершен этот, казалось бы, невозможный подвиг? С жизнями великого множества рабов:

Труд на шахтах Урала был бы менее опасен к жизни, но петербургские рабочие преступниками не были. у меня есть сказали, что те бедняги, которые красили залы, где жара была величайшей, они были вынуждены покрывать головы своего рода ледяной шапки, чтобы они могли использовать свои чувства в жарком жаре они были вынуждены терпеть до тех пор, пока работа продолжалась… И все же государь назывался «Отцом» всеми этими людьми, принесенными в жертву перед его глазами во имя единственного имперского тщеславия.
Маркиз де Кюстин, Письма из России

Обычно, когда происходят такие события, царь приказывает всю деревню депортируют в Сибирь. Это то что известно в Санкт-Петербурге как «населяющая Азию».


Маркиз де Кюстин, Письма из России

Из всех варварств царского государства больше всего ужасной была его система лагерей и «колоний» в Сибири. Некоторые из жителей были звероловами и правительственными сотрудников, которые ушли более или менее добровольно, но другие были далеко менее желающих: «Третья группа состояла из военнопленных. — поляки, литовцы, украинцы, балтийские немцы, шведы и др. другие — обычные преступники, а также политические и религиозные инакомыслящие. У этих депортированных, чтобы выжить, не было другого выбора, кроме как защищать, защищать и расширять интересы Московии. Четвертая группа … была состоящий из фермеров, ремесленников, ремесленников и священников, которых власти отправили в Сибирь на помощь первопроходцам.» (Джеймс Мейвор, Экономическая история России ) Сибирь управлялась как огромный военный лагерь или одна огромная тюрьма.

«Сибирь» фактически является синонимом страшной угрозы, нависшей над головами несогласные. В 1914 году в Сибири проживало около 9 миллионов человек, из которых около 1 миллиона были заключенными или депортированными. Сибирь приезжал в дом многих величайших романистов России. Революционный противники царя тоже, вероятно, страдали годами заключения в Сибирь. Ленин, Сталин и Троцкий все потратили время в сибирской ссылке.Урок, который они усвоили, заключался не в том, что приговор их политические враги лагерям арктических заключенных были неправы, но что они должны сделать так, чтобы их враги никогда не жили в Сибири.

Крепостное право в России 150 лет спустя. Структуры в прямом эфире на «balticworlds.com

Юрьев день. Сергей Васильевич Иванов 1908.

Новое литературное обозрение (НЛО) (2016) №. 5–6.

Опубликовано в печатном издании Baltic Worlds BW 2017: 1-2, pp 116-117
Опубликовано на balticworlds.com 19 июня, 2017

Крепостное право, или крепостное право, было отменено в России 156 лет назад Александром II. Русский либеральный и социалистический мыслитель XIX века Александр Герцен говорил об этой системе как о разновидности внутреннего колониализма. В отличие от США и Западной Европы, где отношения господина и раба часто носили этнический характер и, таким образом, приводили к различным способам обращения с прошлым, в зависимости от этнической группы, отношения господина и раба в России были классовыми, по сути феодальными. .Земля принадлежала аристократии, крестьяне принадлежали земле. Когда эти крестьяне были освобождены («эмансипированы»), возникший в результате конфликт затронул скорее классовую, чем этническую принадлежность.
Когда российский интеллектуальный орган NLO (New Literary Observer) в большом двойном выпуске о рабстве недавно тематизировал эту историческую главу, он сделал это с самых разных точек зрения, от статей о том, как рабство представлено в советском кино, до его присутствия в Французская и американская история. Но главный вопрос во всем этом, конечно, заключается в следующем: как этот исторический факт, с одной стороны, был обработан российским обществом, а, с другой стороны, продолжал оказывать скрытое влияние на российское восприятие человечества, власти? отношения, демократические реформы? И в чем разница между тем, как с этим наследием обращаются в России, и тем, как с ним обращаются в таких странах, как США и Франция?

Несмотря на такие фундаментальные различия, историк Петр Колчин, один из авторов выпуска, считает, что бывшие рабы в каждой из этих стран без исключения оставались на низших ступенях социальной лестницы. Эмансипация не сразу привела к равенству, а скорее к бедности, нищете и угнетению. Это фундаментальное сходство, конечно, не следует забывать, но есть большие различия в степени. Рон Эйерман, профессор Йельского университета, говорит, что рабство в форме культурной травмы заложило основу для различных культурных идентичностей. В Соединенных Штатах, говорит Эйерман, рабство «вписано в сам ландшафт». Он прослеживает расовые, а также гендерные конфликты до феномена рабства.Как и Хабермас, он рассматривает современность, которая, несмотря на лозунги равенства для всех, не сразу же отменила рабство, а, скорее, в некоторых случаях даже привела к национальному экспансионизму, как незавершенный проект, непрекращающуюся борьбу за освобождение, прогрессирующую медленно и упорно. выиграл. Критиковать современность за рабство — все равно что критиковать врача за то, что вы заболели.
Возможны многочисленные взгляды на то, как все это произошло — и все еще происходит — в США, но неоспоримо то, что явная попытка осмыслить далеко идущие социальные последствия рабовладения существует на национальном уровне как среди белых, так и среди черных. .
Такой же процесс наблюдается и во Франции. Как показывает Полина Кузьмичева, с начала нового тысячелетия в стране были явные попытки интегрировать эту «болезненную и постыдную» страницу в историю страны. В 2001 году был принят закон, объявивший рабство преступлением против человечности, а с 2006 года жертвам рабства отмечается день памяти (10 мая). В то же время идет разговор о том, как «произвести революцию в памяти» и написать более детальную историю, чем франкоцентрическую, то есть как включить больше точек зрения, чем те, которые основаны на представлении о Франции как цивилизующей, просветляющей силе. .

Вряд ли то же самое можно сказать о России, и в этом принципиальная разница. Дискриминация не отменена, а усложняется, говорит Ян Левченко, профессор Высшей школы экономики в Москве. Он утверждает, что «жуткая тишина», царившая во время массовых убийств в ходе большевистской революции, в наши дни нарушается только для «сведения счетов». В настоящее время нет консенсуса даже внутри однородных социальных групп, и нет «повседневного языка» для разговора о более темных главах национальной истории, особенно о тех структурах, которые тайно сделали возможными эти более темные главы. Попытки в 80-х годах обсудить сталинский режим, включая его корни в более ранней истории страны, быстро переросли в общий спор о распаде Советского Союза, и общественность в конечном итоге перестала обращать на это внимание.
Сегодня российская интеллигенция, от ученых до авторитетных журналистов, вовлечена в личные баталии и редко может связаться с кем-либо, кроме небольшой клики посвященных. В то же время государственные СМИ не интересуют ничего, кроме имиджа страны как стабильной и устойчивой.Признать ошибки или преступления в прошлом страны — значит, как и во всех полуфашистских режимах, показаться непоследовательным и слабым. Беседа ведется маргинализованным ядром ученых, находящимся под давлением как государства, так и бегства интеллектуалов в зарубежные страны.

Для рядового россиянина 150-летие отмены крепостного права прошло более-менее незаметно. Скорее всего, этого нельзя будет сказать о грядущей большой 100-летней годовщине большевистского переворота, которую уже отмечают по-разному. Здесь, от литературы до альтернативной прессы, есть попытка осмыслить прошлое и задуматься о современных последствиях переворота. В этом году снова актуален значительный роман Ольги Славниковой «2017», где революция разыгрывается в своеобразном историческом карнавале памяти разодетых масс, а затем выходит из-под контроля и превращается в настоящий бунт. Но в то же время это как если бы революция, как и в романе, произошла в пустоте: вопросы о том, какое общество к ней привело и какое общество оно создало, в свою очередь, часто становятся публично вопросы о личностях лидеров или пустые клише о душе русского народа.
Каким образом крепостное право повлияло на русскую революцию, как с точки зрения альтернативного типа власти, которым обладал класс крестьян, так и с точки зрения проблемных отношений советских властей с землевладельческими крестьянами? В какой степени коллективизация была возвращением к рабству, а не к крестьянским общинам, на которые возлагали свои надежды многие русские социалисты XIX века?
Двойной выпуск NLO о рабстве охватывает несколько столетий и стран и, конечно, предлагает, как обычно, больше вопросов, чем ответов. Но это неопровержимо предполагает, что существует систематическая прямая связь между тем, как разные люди смотрели друг на друга 150 лет назад, и тем, как они смотрят друг на друга сегодня. Герцен, вероятно, был бы удивлен, как мало изменилось со времен его правления отношения между властью и личностью в России. Симптоматично, что его собственные мемуары — о борьбе за освобождение крестьян и против злоупотребления властью царей — остаются таким современным прочтением и сегодня.

Максим Григорьев

Русское крепостное право и американское рабство

Хотя две системы человеческого рабства кажутся существенно разными, они больше похожи, чем кажется большинству.В основе обеих систем лежала нехватка рабочей силы. Для русской системы это было менее заметно до монгольского периода. Монгольское завоевание, монгольская централизация государства и чума вызвали перемещение населения, вынудив дворянство в значительной степени отказаться от системы кабального рабства, которая использовалась веками, заменив ее крепостным правом, при котором рабочие были привязаны к земле, а не к отдельному человеку. Соединенные Штаты, напротив, продолжили европейскую традицию использования рабов, в первую очередь из Африки, в качестве основного источника рабочей силы.По мере расширения британских колоний потребность в экспортируемой рабочей силе резко возрастала. Из-за расовых различий и разобщенности между рабом и хозяином, которые не были столь отчетливыми в России, американское рабство связывало раба с хозяином и не считалось человеком, а считалось только собственностью. Поскольку рабы рассматривались как собственность в Соединенных Штатах, целые предприятия создавались для перевозки новых африканцев в Западное полушарие, а также в Европу. В России, поскольку рабы не принадлежали физическому лицу, а ввоз людей отсутствовал, концепция бизнеса, связанного с продажей рабов, была неизвестна русской знати.

Лишь в середине 1800-х годов обе нации должны были отменить соответствующие формы рабства. В России крепостное право считалось бесчеловечным со времен эпохи Просвещения, но не могло найти альтернативы дворянскому источнику труда для обработки земли. Это привело к тому, что крепостное право будет практиковаться еще на столетие после того, как просвещенные идеалы стали заметными. Точно так же в Соединенных Штатах вопрос поиска альтернативной рабочей силы также оказался трудным для владельцев плантаций.Это было вдобавок к тому, что черные считались ниже своих белых хозяев. Этого не было в системе России. Среди широкого круга социальных классов быстро расширялось движение аболиционистов. Споры о том, следует ли продолжать рабство, были одной из основных причин возникновения Гражданской войны.

Если в России также не хватало рабочей силы, почему они не импортировали рабов из других регионов, особенно когда у этого бизнеса был большой экономический потенциал?

Насколько важен тот факт, что двум странам потребовалось гораздо больше времени, чем Великобритании и другим европейским странам, чтобы отменить рабство / крепостное право?

Освобождение русских крепостных в 1861, 1908-09 гг. (Холст, масло)

Хотите загрузить это изображение сейчас?

Персональное использование 20 фунтов стерлингов. 00
Персональные принты, открытки, подарки, справочники. Не для коммерческого использования, не для публичного показа, не для перепродажи.

образ для личного пользования

Презентация 25,00 фунтов стерлингов
Используйте в презентации.Все языки. 3 года. Некоммерческий или внутренний внутри компании или организации.

изображение для презентации

Веб-сайт или социальные сети 30,00 фунтов стерлингов
Веб-дисплей, социальные сети, приложения или блоги. Только частное (без коммерческого использования). Все языки. 5 лет.Никакой рекламы.

изображение для веб-сайта или социальных сетей

Журналы и журналы 50,00 фунтов стерлингов
Печатный и / или цифровой. Используйте в одном журнале или журнале. Только на одном языке. Тираж 1500. 5 лет.

изображение для журналов

Книжное использование 50 фунтов стерлингов.00
Печатные и / или цифровые / электронные книги, в том числе для использования в он-лайн академических базах данных. Одноразовое использование внутри книги. Любой размер. Академическая, торговая или самоизданная книга. Только на одном языке. Единая территория для торговли; глобальный для академических. Тираж 1500. 5 лет.

изображение для использования в книге

Для получения более подробной информации посетите страницу часто задаваемых вопросов.

Добавить в корзину

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.