В 1917: Кем бы вы были в 1917 году? • Arzamas

Содержание

Как выбирала и кого выбрала Россия в 1917 г.

За чередой исторической правды о революциях 1917 г. почти затерялся очень важный юбилей – столетие выборов в Учредительное собрание. В юбилейный год об Учредительном собрании не вспомнил даже Эрмитаж, устроивший замечательную выставку к 100-летию Октябрьской революции. Между тем 25 ноября могло бы стать настоящим Днем народного единства, пойди события на исторической развилке в другую сторону.

Собственно, нам всегда рассказывали только о разгоне Учредительного собрания, а откуда оно взялось, упоминали обычно вскользь. На самом же деле выборы, первый день которых пришелся на 12 (25) ноября 1917 г., – выдающееся историческое событие не только российской, но и мировой истории, которым мы должны гордиться.

Это были по тем временам уникальные – и не только для России – всеобщие выборы на основе прямого равного тайного избирательного права. Впервые в крупной европейской стране к выборам допустили женщин (прежде это произошло только в небольших Дании, Норвегии и Финляндии – тогда еще Великом княжестве Финляндском, части Российской империи). Были отменены любые образовательные и имущественные цензы, существовавшие в то время в большинстве стран мира, а также ценз оседлости. Голосовали военные. Были сняты ограничения на голосование кочевников – актуальнейший для того времени вопрос!

Еще одна важная деталь: в 1917 г. в России был установлен низкий возрастной ценз для участия в выборах – 20 лет. А, например, в Германии к голосованию допускали только с 24 лет. Российские солдаты и вовсе голосовали с 18 лет, и тут была своя логика: раз можешь воевать, то вправе и власть выбирать.

Только после России столь широкие избирательные права начали вводить Великобритания, Германия и Франция. А в США во многих штатах еще долгое время сохранялись образовательные цензы, что отсекало от участия в выборах многих чернокожих американцев.

В России – и, может быть, это и было одной из причин ее первенства в этом вопросе – главным носителем идеи всеобщих выборов была быстро растущая демократическая интеллигенция. Общедоступность, а с ней и широкую популярность идее Учредительного собрания придала первая российская революция. Даже Владимир Ленин признавал: чтобы снести самодержавие, «нельзя себе представить иного цельного и последовательного пути, кроме созыва всенародного Учредительного собрания». Интенсивное партстроительство вынуждено было поспевать за запросами электората: все политические партии заявляли о приверженности идее выборов в Учредительное собрание.

Выборы в Учредительное собрание проводились по партийным спискам, при этом общероссийских списков не существовало. Страна была разделена на избирательные округа, в каждом из которых партии выдвигали отдельные, самостоятельные списки. Набор этих списков в округах часто не совпадал, хотя крупные общероссийские партии стремились участвовать в выборах на большей части территории страны.

Организацией голосования занималась созданная еще Временным правительством Всероссийская по делам о выборах в Учредительное собрание комиссия («Всевыборы») – прообраз современного ЦИК, которой пришлось проделать огромную работу для организации выборов практически с нуля. В ее состав вошли многие выдающиеся люди своего времени, достаточно сказать, что заместителем председателя комиссии был Владимир Дмитриевич Набоков – известный юрист, один из основателей и лидеров Конституционно-демократической партии и отец великого писателя. Буржуазные и социалистические партии уравновешивали друг друга, составляя две равные половины «Всевыборов».

Комиссия работала в Мариинском дворце, где сегодня заседают депутаты законодательного собрания Петербурга. И вот историческая несправедливость: на фасаде здания установлена мемориальная доска Ильичу, который представил здесь декрет о национализации банков, а для памятной таблички организаторам первых в истории страны всеобщих выборов места не нашлось.

Теперь посмотрим на итоги выборов. Во-первых, явка была высокой: к избирательным урнам пришли 48 млн человек – более половины избирателей (по оценке профессора Льва Протасова, специалиста по истории Учредительного собрания, всего право голоса имело 85–90 млн человек – здесь и далее результаты голосования приводятся по его книге «Всероссийское Учредительное собрание. История рождения и гибели»). И это в воюющей полуграмотной стране!

Во-вторых, вопреки расхожему мнению, «бежали за большевиками» далеко не все. Свой наибольший процент ленинцы получили в действующей армии и на флоте (там, правда, и норма представительства отличалась от гражданской). На Западном фронте за большевиков отдали голоса 70% проголосовавших, на Балтийском флоте – 58%, на Северном фронте – 56%. Более отдаленные от столицы округа за большевиками не пошли: на Юго-Западном фронте их список получил 30%, на Румынском – 15%, а на Кавказском большевики свой список даже не выставили. На Черноморском флоте партия большевиков получила 20%, а победившие там эсеры – почти в 2 раза больше.

В территориальных округах лучше всех за большевиков проголосовала Прибалтика: в Эстляндском округе (северная часть современной Эстонии) они почти в 2 раза опередили представителей национальных партий, а в Лифляндском округе (в современных границах – юг Эстонии и север Латвии) и вовсе перекрыли рекорд, достигнутый в действующей армии, – почти 72% голосов.

«Красный пояс» сто лет назад формировался ближе к столицам. Более 50% большевики получили в Минской, Калужской, Владимирской, Московской, Тверской, Смоленской и Витебской губерниях. Москва даже в отсутствие штыковой поддержки опередила Петроград (соответственно 47,8 и 45%).

Если учесть, что в целом по стране списки РСДРП(б) набрали всего 22,5% (около 11 млн голосов), то надо признать, что в прочих регионах дела у большевиков были плохи. За исключением Прибалтики, национальные окраины их не поддержали: во многих губерниях Украины, в Закавказье, в Средней Азии, в Казанской и Уфимской губерниях первенствовали националистические, буржуазные и мелкобуржуазные партии. А в таких крупных на тот момент округах, как Уральский, Вологодский, Олонецкий (Карелия), Тобольский, Тургайский, Семиреченский и Ферганский (последние три – в Средней Азии и Казахстане), у адептов диктатуры пролетариата не было даже своих списков кандидатов.

В итоге самую большую фракцию в Учредительном собрании сформировали эсеры, набравшие по стране 40,4% голосов. В коалиции с ними большевики могли бы провести все заявленные социалистические преобразования и выполнить предвыборное обещание «Земля – крестьянам!». То есть левые идеи и так победили, но мирным путем!

Однако, вопреки названию собственной партии, социал-демократы предпочли устроить не демократические преобразования, а революцию, в огне которой сгинули социалисты-революционеры, парадоксально выступавшие за парламентский путь развития России. Уже накануне выборов газета «Правда» вбросила в массы термин «парламентский кретинизм», а затем началось противопоставление «бумажного» успеха соперников РСДРП(б) и реальной власти, добытой кровью. Одним из аргументов за разгон Учредительного собрания стало утверждение, что массы, голосуя, могут и ошибиться.

Сто лет назад у страны была возможность сделать верный исторический выбор: пойти не по пути крови, революций и раздрая, а по пути договоренностей и политического соработничества. Важнейшие задачи того времени – земельная реформа и рывок к всеобщей грамотности, в частности, – вполне решались с помощью первого всенародно избранного парламента, каким должно было стать Учредительное собрание. Но страна проскочила эту развилку под напутствие матроса Железняка (между прочим, члена партии анархистов, отрицавших ценность выборов).

Именно выборы в Учредительное собрание, объединившие десятки миллионов наших сограждан на основе демократических ценностей, необходимо отмечать на государственном уровне как подлинный День народного единства. Праздник, отмечаемый 4 ноября, когда мы побили очередных иноземных завоевателей, на действительно всенародный праздник не тянет: таких побед у России много. А вот попытка цивилизованным путем прийти к единству внутри страны, предпринятая 100 лет назад, – настоящая альтернатива «красному октябрю». Отметить в календаре, что мы цивилизованная страна, показать, что умение договариваться – это ценность, было бы очень правильно. Такой праздник стал бы символом того, что хоть и через столетие, но мы наконец-то начинаем осознавать ценность выборов, ценность демократии.

Автор – депутат заксобрания Санкт-Петербурга

Революция 1917 года, война и империя — Россия в глобальной политике

В мирное время Германия была бы лидером международной интервенции на стороне контрреволюции. В контексте Первой мировой войны она сделала все возможное для поддержки революции. Без содействия Германии Ленин в 1917 г., возможно, даже не доехал бы до России.

Цель данной работы состоит в том, чтобы взглянуть на международный контекст Русской революции и оценить его влияние на причины, ход и последствия этого события. Я попытаюсь проанализировать как годы революции, так и международную обстановку, в которой имперская Россия развивалась в течение двух веков до 1917 года. Я ограничусь вопросами геополитики, дипломатии, войны и экономики. И постараюсь не касаться европейского и мирового культурного и интеллектуального контекста. Это не означает, что последнее я не считаю важным, ни в коем случае. Например, для легитимности царского режима огромную и при этом отрицательную роль сыграло то, что в начале XX века абсолютная монархия уже была для европейцев окончательно устаревшей и реакционной формой правления. Ряд стран не только в Европе, но и за ее пределами, считавшихся более отсталыми, чем Россия, имели конституции. Это порождало пренебрежительное отношение к «самодержавию» в образованном российском обществе, включая часть правящей элиты.

Что касается российской внешней политики, то вопросы идентичности, взгляд на место России в мире и ее историческую роль также имели большое значение. Наиболее яркий пример − вера в самобытность России как славянской и православной великой державы. Аналогичные факторы влияли на внешнюю политику других великих держав.

Еще до 1914 г. проявилось разделение мира на так называемые этноидеологические геополитические блоки, самым мощным из которых представлялся англо-американский, потенциально объединявший огромные ресурсы Британской империи и США. Германский блок в Центральной Европе был не столь могущественным, но его дипломатическое и военное единство скреплял договор, которого не имели англичане с американцами. Появление англоязычного и германского блоков являлось новшеством: до последней четверти XIX века Великобритания и Соединенные Штаты были геополитическими и идеологическими соперниками. Большая часть британской элиты выступала за «смешанную монархию» и считала демократию опасной для общественного порядка, международного мира и стабильности. Религиозное и политическое соперничество Австрии и Пруссии пошло еще дальше. Формирование этих двух новых наднациональных блоков уходило корнями в этнолингвистическую и расовую концепции, получившие широкое распространение в конце XIX века. Пусть в виде умозрительных построений, но они соотносились с реальностью и играли во власти и политике важную роль. Эти два блока соперничали и конфликтовали друг с другом в течение XX века и противостояли блоку, возглавляемому Россией и построенному на общих славянских и позже – социалистических принципах. Этноидеологическая солидарность значительно укрепила сплоченность, особенно англо-американского блока, который вышел победителем в соревновании XX века.

Цели и средства России

Главным приоритетом царской России было обеспечение позиции своей страны как великой европейской державы. Россия добилась этого статуса в XVIII веке и сохранила его в XIX. Правительство, общество и экономика в России оказались под сильным влиянием этого приоритета. Российская власть была основана на уникальном сочетании европейского военно-фискального государства и евразийской империи. Международное влияние и престиж царской России достигли пика после того, как она сыграла ведущую роль в разгроме Наполеона в 1812−1815 годах. Ключевым элементом военной мощи России была ее армия, обученная маневру, координации действий и ближнему бою, построенная по европейскому образцу (объединение родов войск: пехота/артиллерия/кавалерия) и способная наиболее эффективно использовать современное вооружение. Но своей мощью Россия также во многом обязана элементам, которые характерны для евразийской военной традиции.

Единственная среди европейских великих держав, она с успехом применяла «колониальные» подразделения в войне против Наполеона: это были казаки, военные традиции которых уходили корнями в евразийские степи. В войнах прошлого лошадь была эквивалентом современного танка, самолета, передвижной артиллерии и грузовика: иными словами, она была крайне необходима для разведки, нанесения удара, преследования и мобильной огневой мощи. Благодаря наличию евразийских степей Россия по поголовью лошадей намного превосходила любую страну-соперницу из числа великих держав. Наличие такого резерва и участие казаков сыграли важную роль в победе России над Наполеоном. Царский режим жестоко эксплуатировал своих подданных и отказывал даже образованным россиянам в правах, которыми пользовалось все больше европейцев, считавших это само собой разумеющимся. Герцен язвительно называл это немецко-татарским деспотизмом. Но во властно-политическом измерении, которым империя оценивала достижения, это было эффективно. Более того, под властью Романовых русская литература и музыка стали одним из украшений высокой мировой культуры.

Сравнение с Османской империей проливает дополнительный свет на этот вопрос. Романовы и турки-османы управляли империями на периферии Европы в эпоху, когда мощь Европы росла в геометрической прогрессии и распространялась по всему миру. В XV веке турки-османы проводили политику, которую впоследствии переняла Россия: так, они с нуля создали военно-морской флот, импортируя европейские кадры и технологии. Но в XVIII веке османы проиграли конкуренцию с Россией из-за неспособности создать современную европейскую модель военно-фискального государства. Обсуждение причин успеха и неудачи включает вопросы, имеющие фундаментальное значение, такие как сравнение русского православия и ислама в качестве консервативных и антизападных политических и культурных сил. Если русский народ заплатил немало за власть царизма, то мусульманские народы Османской империи поплатились за слабость своего государства. К XX столетию к этому добавились масштабные этнические чистки и массовые убийства мусульманского населения у северных и восточных границ империи и даже частичная европейская колонизация важнейших частей исламских государств.

Но цена для России включает революцию 1917 г. и дальнейший период. Двумя ключевыми моментами в победе царизма XVIII века над османами были вестернизация имперских элит и безжалостная система крепостного права, которая укрепила союз монархии и дворянства и заложила основу военно-фискальной машины. Можно сказать, что революция 1917 г. включала определенные аспекты культурной войны между народными массами России и ее европеизированными элитами. Вне всяких сомнений, 1917 год был также ответом на эксплуатацию населения государством, зачастую беспощадную, а также результатом длительного периода самодержавия вкупе с крепостничеством, которые были необходимым основополагающим элементом для фискально-военного государства Романовых и огромной империи.

В XIX веке Россия утратила часть своей мощи. Об этом говорят ее частые военные поражения в период 1815−1918 гг. в сравнении с победами, которые она одерживала в 1700−1815 годы. Упадок и неудачи подрывают легитимность режима, единство, оптимизм и спокойствие среди его подданных. Сдвиги в отношениях между великими державами стали одной из причин упадка в России.

Факторы российского упадка

В XVIII веке Великобритания и Франция в Западной Европе и Пруссия и Австрия в Центральной Европе были ярыми соперниками. Россия оставалась единственной великой державой без такого непримиримого врага в лице великой державы и использовала свое положение с пользой для себя, особенно под умелым руководством Екатерины II. В 1815 г. длинная цепь англо-французских войн за империю закончилась решающей победой Британии и открыла дорогу к длительному периоду сотрудничества обеих держав в XIX веке, зачастую за счет России. Крымская война 1854−1856 гг. стала самым катастрофическим результатом такого сотрудничества для России. Еще хуже было примирение Пруссии и Австрии после 1866 г., становление власти Гогенцоллернов в 1871 г. и австро-германского альянса в 1879 году. Тогда Россия столкнулась с единым германским блоком на своей западной границе, откуда рукой подать до центров экономической, демографической и политической мощи страны.

Более пагубные последствия имела промышленная революция, которая началась в Западной Европе и на протяжении всего XIX века распространялась на восток, дестабилизируя международные отношения и равновесие сил. Ни одно правительство не было способно контролировать движущие силы промышленной революции, не говоря уже о русском. Специалисты, изучающие экономическую историю, задаются вопросом, почему промышленная революция не началась в Китае или Индии. Они не спрашивают, почему не в России, потому что ответ для них очевиден. Это низкая плотность населения, огромные расстояния между залежами угля и железа, а также географическая удаленность от традиционных центров мировой торговли и культуры. Поражение в Крымской войне продемонстрировало правителям последствия растущей экономической отсталости России. Ее враги в Западной Европе передвигались и воевали с помощью технологий индустриальной эпохи: они финансировали свои войны за счет производимых ценностей. В России ощущалась нехватка железных дорог, пароходов, нарезного стрелкового оружия и финансирования.

После 1856 г. правительство приступило к проведению реформ и осуществлению мер по преодолению отсталости. К 1914 г. многое было сделано. Российская экономика росла быстро, и многие иностранцы воспринимали Россию как Америку будущего. Но с точки зрения уровня благосостояния на душу населения и технологий «второй промышленной революции» (например, электроники, химикатов, оптики и так далее) Россия в 1914 г. по-прежнему отставала от Германии. Между тем стремительный экономический рост способствовал появлению современного городского общества, к которому режим Романовых приспосабливался с трудом. В период 1914−1917 гг. все три фактора совпали и привели к кризису, уничтожившему монархию.

Одна из ключевых причин Первой мировой войны, возможно, самая важная, заключалась в том, что правящие круги Германии смотрели на экономический рост в России со страхом и трепетом. Убежденные в том, что через 10–15 лет мощь России будет подавляющей, они решили начать европейскую войну, которую считали неизбежной, немедленно, пока шансы на победу велики. В начавшейся войне экономическая отсталость России по сравнению с Германией стоила ей дорого. Однако основные причины революции, приведшей в феврале 1917 г. к свержению монархии, были политическими. В отличие от Германии 1918 г., где военное поражение предшествовало революции, в России поражение и распад начались в тылу. Именно утрата легитимности в глазах быстро меняющегося общества мирного времени и другие масштабные проблемы, вызванные войной, привели к революции.

В этой небольшой работе я приведу два примера, когда международный контекст и сравнения помогают объяснить дилеммы и причины падения царизма. Один из вариантов − рассматривать Россию как составную часть «второго мира», иными словами, группы стран на западной, южной и восточной периферии Европы, которые считались отстающими по стандартам стран, составлявших ядро «первого мира». Конечно, на периферии Европы уровень жизни существенно отличался, однако их объединяло то, что население этих стран было менее обеспеченным и проживало преимущественно в сельских районах; численность среднего класса невелика; связи между провинциями ослаблены, и сам институт государства продолжал быть менее сильным, чем в более развитых европейских странах. Столкнувшись на рубеже XX века с новым политическим курсом и социалистическими движениями, правительства и частные собственники в странах на периферии Европы чувствовали себя менее защищенными, чем люди в государствах, составлявших ее ядро.

Далеко не случайно, что всего несколько стран на западной, южной и восточной границах Европы смогли мирно перейти к либеральной демократии в XX веке. В период между двумя войнами почти во всех существовали тоталитарные режимы правого или левого толка. Россия считалась отсталой страной даже по меркам большинства стран «второго мира». В Италии ощущался дефицит школ, и они были слишком примитивны, чтобы воспитать из крестьян или даже горожан на юге страны лояльных итальянских граждан. При этом по числу учителей на душу населения Италия превосходила Россию в два раза. Российское самодержавие, когда-то превратившее страну в великую державу, впоследствии стало помехой и не смогло успешно адаптироваться к вызовам растущего урбанистического и грамотного общества. Ограниченное правовое пространство, в котором действовали итальянские и испанские профсоюзы, давало некоторую надежду на ослабление революционных настроений рабочего класса. Россия не оставляла для своих подданных даже такой отдушины.

По сравнению с большинством периферийных государств российский режим был более уязвимым еще в одном отношении. Будучи империей, Россия сталкивалась с дополнительными проблемами, присущими этой форме организации государства в плане управления огромными пространствами и множеством различных народов в эпоху, когда набирал силу национализм. Анализируя дилеммы, стоявшие перед царизмом, стоит вспомнить, что все мировые империи сталкивались с подобными проблемами в XX веке, и ни одной из них не удалось пережить эти трудности.

Ключевая роль Германии

Когда я начал профессиональную деятельность в качестве аспиранта в 1975 г., среди западных историков доминировали два лагеря: так называемые «оптимисты» и «пессимисты». Оптимисты полагали, что к 1914 г. в России уже сложились ключевые предпосылки для эволюции в сторону либеральной демократии, в числе которых гражданское общество, правовая система и парламентские институты. И что без войны и, возможно, без Николая II успешный переход к либеральной демократии был вполне возможен. Пессимисты, напротив, говорили, что мирная эволюция царского режима была невозможна, революция неизбежна, а большевистский режим стал самым вероятным и законным наследником русской истории.

Даже в бытность мою аспирантом я считал, что рассмотрение поздней имперской истории России в этом ключе обусловлено холодной войной и идеологическими битвами в рядах западной интеллигенции и меньше всего связано с русскими реалиями начала XX века. Я никогда не считал мирный переход к демократии возможным. Безусловно, это как-то связано с моим происхождением. Первым оригинальным документом, который я когда-либо читал о русской истории, был знаменитый отчет, представленный Петром Дурново Николаю II в феврале 1914 г., в котором он предупреждал, что в России той эпохи победа либерализма невозможна и что вступление в европейскую войну приведет к социалистической революции. Я получил этот документ в качестве подарка на свой двенадцатый день рождения от своего дяди Леонида, который был продуктом старой России и белой эмиграции. Мой диплом о Дурново и его коллегах из числа бюрократической элиты подтвердил мою правоту. В те дни я не имел полного представления о «втором мире» или сравнительном анализе империй, но элементы и того и другого уже формировались и укрепляли мое скептическое отношение к позиции оптимистов.

Я считал позицию пессимистов более близкой к реальности. При этом мне казалось, что, не будь войны, победа большевиков не была ни неизбежным, ни даже самым вероятным сценарием. Одна из основных причин моего скептицизма − международный контекст и вопрос об иностранной интервенции. Здесь сравнение 1905 и 1917 годов вполне оправдано.

Зимой 1905−1906 гг. монархия стояла на пороге краха. Ее выживание зависело прежде всего от лояльности вооруженных сил. Если бы царизм рухнул, а революция, что было почти неизбежно, резко пошла влево, европейские державы никогда бы не остались в стороне, видя, как Россия выпадает из международной системы, становится центром социалистической революции и ставит под угрозу огромные иностранные инвестиции в ее экономику и управление. Будучи соседом России и ведущей военной державой Европы, Германия всегда будет ключевым элементом успешной интервенции. У Берлина существовали более веские причины для вмешательства, чем у других: огромная немецкая община в России чувствовала себя уязвимой перед лицом социальной революции. Прежде всего речь шла о балтийских немецких элитах, тесно связанных с режимом Гогенцоллернов. Зимой 1905−1906 гг. Вильгельм II сказал представителям балтийских немцев, что немецкая армия поможет защитить их жизнь и собственность, если российская монархия падет. Никто не может сказать, какими могли бы быть результаты в краткосрочной или среднесрочной перспективе, но весьма вероятно, что интервенция привела бы к победе контрреволюции.

Сравнение этого сценария и событий 1917 г. дает поразительный результат. В мирное время Германия была бы лидером международной интервенции на стороне контрреволюции. В контексте Первой мировой войны она сделала все возможное для поддержки революции. Без содействия Германии Ленин в 1917 г., возможно, даже не доехал бы до России. В течение года после захвата власти Первая мировая война спасала большевиков от иностранной интервенции. В течение этого года новый режим укоренился и укрепил свои позиции в важнейших регионах России, где были сосредоточены центры связи, военные склады и основная часть населения. Именно контроль над этими районами с их ресурсами обеспечил большевикам победу в Гражданской войне.

Разумеется, после падения монархии в марте 1917 г. триумф большевиков не был неизбежен. Например, не начни Временное правительство военное наступление летом 1917 года, тот кабинет, в котором преобладали умеренные социалисты, мог бы продержаться до конца войны. Если бы это и случилось, то умеренные социалисты вряд ли пережили бы трудности, которые неизбежно возникли бы после войны, не говоря уже о разрушительных последствиях депрессии 1930-х годов. Сравнения с Европой позволяют говорить о возможном военном перевороте и приходе к власти правого авторитарного режима в том или ином варианте. При рассмотрении альтернативных сценариев событий 1917 г. важно помнить, насколько тесно связаны Первая мировая война и Русская революция. Зима 1916−1917 гг. была одним из ключевых моментов европейской истории XX века. Если бы из-за просчета Германии Соединенные Штаты не вступили в войну в тот самый момент, когда должен быть начаться стремительный распад России, Германия могла бы победить в Первой мировой с серьезными последствиями для Европы и всего мира.

Что было бы, если бы…

Чтобы обосновать это утверждение, рассмотрим европейские геополитические реалии между серединой XVIII и началом XX веков. В эту эпоху одной-единственной державе было бы трудно, но возможно завоевать и контролировать каролингское ядро Европы, под которым я понимаю земли, входившие в состав империи Карла Великого и впоследствии ставшие территориями стран − основательниц Европейского союза. И Наполеону, и Гитлеру это удалось. В то время такому потенциальному панъевропейскому правителю могли противостоять два центра силы на противоположных концах Европы, а именно – Великобритания и Россия. Мобилизация достаточных сил в рамках каролингского ядра для одновременной победы над морской державой Британией и сухопутной державой Россией была не невозможной, но весьма сложной задачей. Ни Наполеон, ни Гитлер не справились с ней отчасти потому, что пытались подчинить Россию путем военного блицкрига, который не сработал по причине географии и обширных ресурсов России, а также блистательных действий русской армии.

В Первой мировой Германия использовала более эффективную военно-политическую стратегию по подрыву российского государства. Стратегия оказалась успешной, что не говорит о том, что революция была в основном продуктом усилий Германии. Однако в результате революции впервые за 200 лет европейской истории одна из двух великих периферийных держав была временно выведена за скобки. По этой причине и вопреки преобладающему мнению, я считаю, что Вильгельм II подошел ближе к цели покорения Европы, чем Наполеон или Гитлер. Именно вступление в борьбу Америки лишило Германию ее возможной победы.

Важно помнить: чтобы победить в Первой мировой войне, Германии не требовалась победа на западном фронте. Ей была нужна тупиковая ситуация на западе и Брест-Литовский мир на востоке. Без вмешательства США такой сценарий был вполне возможен. Без России или Соединенных Штатов французы и англичане никогда бы не победили Германию. Трудно представить, чтобы западные союзники без американской помощи были готовы продолжать войну – с учетом распадающейся России, сокрушительного поражения Италии при Капоретто и мятежей, поразивших французскую армию в 1917 году. Даже если бы такое стремление осталось, вряд ли хватило бы средств. Уже осенью 1916 г. Вудро Вильсон угрожал прекратить финансовую поддержку, от которой зависели военные действия союзников. Проблемы, с которыми столкнулись союзники в 1917 г., не могли противостоять давлению со стороны США, которые настаивали на установлении мира, прекращении блокады и восстановлении международной торговли. В этих условиях было бы трудно убедить британцев и французов продолжать войну, чтобы положить конец господству Германии в Восточной Европе.

При распаде российской державы Германия оставалась с немалым числом карт в Восточной и Центральной Европе. Будущее региона в значительной степени зависело от будущего Украины, возникшей в качестве независимого государства в результате Брест-Литовского договора. На территории Украинской Республики размещались основные производственные мощности по добыче угля и железной руды, предприятия металлургической отрасли России. Украина служила основным поставщиком экспортируемой Россией сельскохозяйственной продукции. Без этих отраслей Россия могла утратить статус великой державы, по крайней мере до тех пор, пока такие же производства не были созданы на Урале и в Сибири.

Последовавший за этим сдвиг в европейском балансе сил усугублялся тем, что номинально независимая Украина могла выжить только как сателлит Германии. Киевскому правительству на Украине противостояли не только большевистские, русские и еврейские меньшинства, но и большая часть этнически украинского крестьянства, которая не ощущала себя украинцами. Только Германия могла защитить Украину от ее внешних и внутренних врагов. Германия и независимая Украина были на самом деле естественными союзниками, так как имели одних врагов, а именно – русских и поляков. Может показаться, что такой подход ставит под сомнение легитимность украинской государственности. Это не так. При наличии времени, посредством школ независимое государство могло воспитать украинское самосознание в крестьянах. Украина была потенциально гораздо более жизнеспособным национальным государством, чем, например, Ирак, который Британия выделила из Османской империи после победы союзников, чтобы обеспечить контроль над нефтяными запасами региона.

И хотя эта мысль наверняка вызовет возмущение во многих странах, осмелюсь утверждать, что победа Германии в Первой мировой войне и ее гегемония в восточных и центральных регионах Европы могла бы быть не самым плохим вариантом по сравнению с фактическими результатами. Разумеется, судьба региона, окажись он в руках Эриха Людендорфа, была бы незавидной, но и реальная судьба Восточной и Центральной Европы после 1918 г. тоже оставляет желать лучшего.  

Борьба между Российской и Германской империями положила начало Первой мировой войне в Восточной и Центральной Европе. И, как ни парадоксально, и русские, и немцы потерпели в этой войне поражение. Версальский мир и территориальное урегулирование в Восточной и Центральной Европе осуществлялись без участия России и Германии и вопреки их интересам. Но обе державы по-прежнему были потенциально наиболее могущественными государствами в регионе и на всем европейском континенте в целом. Перспективы прочного мира, конечно, еще больше подорвали изоляционистская политика США и отказ Англии присоединиться к Франции в качестве члена постоянного военного союза, чтобы гарантировать урегулирование. Но даже если бы англичане и американцы вели себя по-другому, европейское урегулирование, достигнутое против воли двух наиболее мощных стран Европы, оставалось бы крайне хрупким. Будь Россия одной из стран-победительниц, послевоенный порядок оказался бы намного более прочным. Если бы франко-российский альянс выжил и поддерживал этот порядок, вероятно, можно было бы избежать прихода Гитлера к власти и сползания Европы во вторую большую войну. Русскому народу, наверное, не пришлось бы дважды воевать в мировых войнах со страшной ценой для себя и всего мира. Эта мысль подтверждает основной тезис, который я пытаюсь передать – а именно, что историки, изучающие русскую революцию, игнорируют международный контекст, внешнюю политику и войну, чем наносят вред себе и вводят в заблуждение учеников и читателей.

Пугающие параллели

На экзаменах по истории русской революции я зачастую с раздражением слушаю студентов, критикующих Временное правительство за то, что оно в одностороннем порядке не вышло из войны, как будто это было легко и этот шаг не имел последствий.

Сегодняшняя ситуация в мире также указывает на то, что современным историкам не следует игнорировать международный контекст и политику великих держав. Налицо тревожные параллели между динамикой международных отношений в преддверии 1914 г. и текущим положением. Фундаментальные сдвиги в балансе сил с трудом поддаются управлению – не в последнюю очередь ввиду амбиций некоторых держав, а также истерии, в которую они впадают при относительном снижении статуса. Если в период до 1914 г. процесс вступления в правящий клуб стран-англофонов Германии – страны европейской, христианской и капиталистической – проходил с таким трудом, то, по логике, нынешняя интеграция гораздо более «чуждого» Китая должна сопровождаться еще большими трудностями. Сейчас, как и до 1914 г., технический прогресс повышает ценность территорий, которые не были объектом конкуренции крупных держав, поскольку их эксплуатация ранее была невозможна. До 1914 г. железные дороги и технологии подземной добычи полезных ископаемых открывали для эксплуатации центральные части континента; сегодня то же самое происходит с морским дном.

Геополитическую основу эпохи «высокого империализма» составляло убеждение в том, что в будущем только ресурсы континентального масштаба (иными словами – империи) позволят европейской стране сохранить статус великой державы с учетом последствий глобализации и огромного роста потенциальной мощи Америки. Самый опасный аспект этой идеи, к сожалению, состоит в том, что это была правда. Сам европейский континент был очень неподходящим местом для империи по причинам как историческим, так и геополитическим, но страны, которые, скорее всего, будут доминировать в мире сегодня и завтра, представляют собой крупные континентальные державы, такие как США, Китай и, возможно, Индия. Европейский союз в некотором смысле является попыткой обеспечить сохранение места европейцев в группе ведущих мировых держав, чтобы они имели определенный голос в крупных решениях, которые будут определять будущее нашей планеты; его большая проблема, очень знакомая государственным деятелям периода до 1914 г., заключается в том, как узаконить континентальное (то есть имперское) правительство в регионе, который изобрел современный национализм. Историческими империями всегда было трудно управлять из-за их огромных размеров и разнородности, но их правители нечасто были вынуждены интересоваться мнением кого бы то ни было, кроме мнения элит. Последние обычно контролировали массы через местные системы покровительства и принуждения. В современную эпоху массовой грамотности и массового участия в политике существует гораздо больше голосов, которые нужно услышать и сбалансировать. Управлять континентальными государствами, которые доминируют в международных отношениях, становится все труднее, а противоречивые внутренние проблемы делают процесс принятия рациональных решений в области внешней политики еще более сложным. Между тем мы скоро столкнемся с политическими последствиями глобального экологического кризиса. Если фундаментальные потребности человека в воде и пище, которые неизбежно связаны с территорией, станут острым дефицитом и объектами конкуренции, то мы все дальше будем уходить от мира либеральной глобализации и возвращаться к более старым и смертоносным геополитическим реалиям, которые исторически лежали в основе политики многих великих держав. Если моему поколению историков не имеет смысла игнорировать такие вопросы, как силовая политика, дипломатия и война, то в мире наших детей этот совет будет, к сожалению, еще более актуальным.

Данный материал подготовлен к выступлению автора на специальной сессии к столетию русской революции, которая прошла в рамках XIV ежегодного заседания Международного дискуссионного клуба «Валдай» в октябре 2017 г. в Сочи.

Калужский край в 1917–1941 гг.

Версия портала для слабовидящих включает в себя: возможность изменения размеров шрифта, выбора цветовой схемы, а также содержит функцию «включить / выключить» изображения.

Посетитель портала может настраивать данные параметры после перехода к версии для слабовидящих.

Используя настройку «Размер шрифта», можно выбрать один из трех предлагаемых размеров шрифта.
При помощи настройки «Цветовая схема» пользователь может установить наиболее удобную для него цветовую схему портала (бело-черная, черно-белая и фиолетово-желтая).

Нажав кнопку «Выкл.» / «Вкл.» можно включить или выключить показ изображений, размещенных на портале. При выключении функции «Изображения», на месте изображений появится альтернативный тест.

Все настройки пользователя автоматически сохраняются в cookie браузера и используются для отображения страниц при каждом визите на сайт, при условии, что посетитель портала не выходил из текущей версии.

По умолчанию выбираются следующие параметры: размер шрифта – 22px, бело-черная цветовая схема и включенные изображения.

Для того чтобы вернуться к обычной версии, необходимо нажать на иконку.

Увеличить размер текста можно воспользовавшись другими способами: 

Включение Экранной лупы Windows: 

1. Через меню Пуск:

Пуск → Все программы → Стандартные → Специальные возможности → Экранная лупа.

2. Через Панель управления:

Панель управления → Специальные возможности → Центр специальных возможностей → Включить экранную лупу.

3. С помощью сочетания клавиш «Windows и ”+”».

Использование сочетания клавиш:

1. В браузерах Internet Explorer, Mozilla Firefox, Google Chrom, Opera используйте сочетание клавиш Ctrl + "+" (увеличить), Ctrl + "-" (уменьшить).

2. В браузере Safari используйте сочетание клавиш Cmd + "+" (увеличить), Cmd + "-" (уменьшить).

Настройка высокой контрастности на компьютере возможна двумя способами:

1. Через Панель управления:

Пуск → Все программы → Стандартные → Центр специальных возможностей → и выбираете из всех имеющихся возможностей «Настройка высокой контрастности».

2. Использование «горячих клавиш»: 

Shift (слева) + Alt (слева) + Print Screen, одновременно.

 

что случилось с Россией в 1917 году :: Мнение :: РБК

Отряд вооруженных красногвардейцев на грузовике в дни Октябрьской революции (Фото: «РИА Новости»)

Удалось ли российской власти решить эту задачу? Судя по тому, что мало кто знает, какой праздник отмечается 4 ноября, а старшее поколение продолжает отмечать 7 Ноября, пока нет.

Читайте на РБК Pro

Хотя были испробованы разные способы решения проблемы. В первые годы существования нового российского государства Октябрьская революция интерпретировалась как трагедия, последствия которой Россия с большим трудом исправляет сегодня. Демонстративно отказавшись от советских идеалов, новая власть видела свою задачу в том, чтобы избавиться от последствий «советского эксперимента» и вернуть страну в «нормальное» состояние.

Переопределение Октября в качестве «трагедии» и «катастрофы» означало резкое изменение смысла: то, что прежде воспринималось как символ «национальной славы», теперь стало рассматриваться как «коллективная травма». Такое переформатирование требовало изменения сложившихся практик: нужно было не только перенести акцент с «героев» (которые перестали быть героями) на «жертвы», но и воздать по заслугам «палачам». Эта работа требовала ресурсов и была сопряжена со значительными политическими рисками. И дело не только в том, что выяснение «истинных» ролей «героев», «палачей» и «жертв» в обществе, прошедшем через гражданскую войну, — неизбежно болезненный процесс. Столь резкое изменение смысла исторического события, выполнявшего функцию мифа, затрагивает всю конструкцию коллективной идентичности. Заменить «национальную славу» «коллективной травмой» не так просто.

«Смольный — штаб Октября». Художник В. Кузнецов. Репродукция. Музей Революции, Москва (Фото: «РИА Новости»)

Попытка столь радикального замещения коллективной памяти о некогда «главном событии ХХ века» столкнулась с весьма успешной критикой со стороны левой оппозиции. После президентских выборов 1996 года, продемонстрировавших готовность значительной части избирателей поддержать кандидата от КРПФ, официальная символическая политика подверглась корректировке. В частности, за год до 80-летия Октябрьской революции Борис Ельцин издал указ, вводивший новую формулу праздника, оставшегося в наследство от советской власти, — День согласия и примирения, и объявлявший 1997 год Годом согласия и примирения. Однако ни в 1997 году, ни позже не было предпринято системных попыток сформировать новые сценарии и ритуалы для 7 Ноября. Праздник оставался яблоком раздора вплоть до его «замены» в 2004 году на День народного единства 4 ноября.

Великая революция

С приходом к власти Владимира Путина концепция изменилась: на смену ельцинской конструкции «новой России» пришла идея «великой державы», что предполагало отказ от однозначно критического отношения к советскому наследию.

Казалось бы, это открывало возможность для переосмысления Октября: потенциал «великого события» вполне мог быть использован в качестве строительного материала для «государственнической» риторики, наравне с 9 Мая. Октябрь вполне мог бы быть представлен как пусть не кульминационный, но все же «великий» эпизод истории, мировое значение которого не подлежит сомнению — это не слишком выбивалось бы из общей эклектической конструкции «тысячелетней истории».

Однако этого пока не произошло, новая власть предпочла продолжить демонтаж «инфраструктуры» коллективной памяти о революции, отменив в 2004 году посвященный ей праздник. Возможно, ключевое значение имели личные взгляды лиц, принимавших решения по вопросам символики. Во всяком случае, Путин никогда не выказывал особой приверженности Октябрьской революции. В июле 2012 года, рассуждая о Первой мировой войне, он квалифицировал действия большевиков как «национальное предательство». dal.by/news/19/14-08-12-12/ Очевидно, что при такой постановке вопроса Октябрьская революция вряд ли может рассматриваться как «великое событие», которым следует гордиться, — скорее это момент трагического «срыва», «исправленный» последующим ходом истории.

В 2013 году тема революции вновь стала предметом дискуссии в контексте обсуждения концепции нового учебно-методического комплекса по отечественной истории, в которой, помимо прочего, была предложена новая формула событий 1917 года: «Великая российская революция 1917–1921 гг.». По аналогии с Французской революцией авторы концепции решили раздвинуть хронологические рамки, представив российскую революцию как долгий процесс, в котором следует выделять февральский, октябрьский этап и закончившуюся в 1921 году Гражданскую войну. Таким образом, незадолго до 100-летнего юбилея Октября идея «великой революции» в обновленной формулировке оказалась «возвращена» в одобряемую государством схему отечественной истории.

Это не прекратило общественные дискуссии по поводу мифа основания советского общества — новое определение событий 1917–1921 годов вызывает возражения у части коммунистов и русских националистов. Тем не менее​​ можно предположить, что формула «Великой российской революции» способна вписаться в широкий спектр идеологических конструкций, представленных на современном «рынке идей». Это некий компромисс между позицией коммунистов и прежней риторикой российских властей.

Успех данной инновации у взрослой аудитории зависит от того, насколько системно она будет использоваться и продвигаться политической, медийной и культурной элитой. И здесь многое будет определяться готовностью авторов государственной политики и лично президента Путина воспринять такое толкование событий. Не исключено, что через два года Россия будет с размахом отмечать столетний юбилей Октября, который по всем меркам является великим и трагическим событием не только отечественной, но и мировой истории.

Вольное историческое общество (ВИО) было создано в 2014 году, объединив историков и специалистов социальных и гуманитарных наук, которые считают необходимым противостоять фальсификациям истории последнего времени и готовы бороться за честь профессионального научного сообщества. За год деятельности ВИО многократно выступало с критикой решений властей. Так, оно выступило в поддержку профессора МГИМО Андрея Зубова, уволенного за критику российской внешней политики в отношении Украины. Также был открыто поддержан академик Юрий Пивоваров, обвиненный в халатности в связи с пожаром в ИНИОНе. Критике со стороны ВИО неоднократно подвергались и высказывания министра культуры Владимира Мединского, который выступал за пропаганду мифов советского времени, а также заявил, что историки и архивисты должны заниматься «тем, за что государство им платит деньги, а не осваивать смежные профессии».

Воронеж в 1917-м. Октябрьская революция. Последние свежие новости Воронежа и области

РИА «Воронеж» завершает спецпроект, посвященный 100-летию революции в России. В этом материале мы расскажем, что происходило в нашем городе в октябре 1917 года и как большевики взяли власть в свои руки.

«Варяги» в Воронеже

К октябрю 1917 года воронежцы порядком устали от Первой мировой войны, постоянных грабежей и угрозы голода. Деньги обесценивались, а свобода, полученная после свержения царя, все больше напоминала анархию. Люди нуждались в реальной власти и ждали выборов в Учредительное собрание.

Выборов ждали и все партии, за исключением большевиков. Они требовали отменить частную собственность, отнять и разделить землю, фабрики, заводы. Их лозунг «Мир без аннексий и контрибуций» и установка на введение революционной диктатуры привлекали к ним людей. В условиях смуты и хаоса эти призывы приносили свои плоды.
Михаил Карпачев

доктор исторических наук, профессор

Правда, и обвинения в адрес большевиков раздавались очень серьезные.

– Министр юстиции Временного правительства Павел Переверзев говорил, что у него есть документы, которые подтверждают связи большевиков с немцами, дескать, они предатели, – рассказывает историк Евгений Зверков. – После этого ряд видных партийцев временно скрылись из Петрограда, а некоторые, в том числе Алексей Моисеев, Владимир Невский и Иван Жилин, приехали в Воронеж. Незадолго до этого, весной 1917 года, в Воронеж приехал солдат-большевик Иван Врачев.

Эти «варяги» и стали инициаторами захвата власти в Воронеже в октябре 1917-го. А главным козырем большевиков стал 5-й запасной пулеметный полк, который прибыл в Воронеж из Сибири в августе 1917 года. В нем насчитывалось 2000 человек. Своих симпатий солдаты не скрывали – маршируя по городу в сторону Чижовских казарм, они несли плакаты «Мир хижинам, война дворцам!», «Да здравствует Интернационал!», «Война до победы над капиталом!». В конце лета 1917 года солдаты-пулеметчики наладили связи с комитетом партии большевиков и пригласили их на свой митинг.

Солдаты 5-го пулеметного полка Александр Кузнецов, Александр Шмелев, Василий Пицин

Слухи о перевороте

Октябрьское вооруженное восстание в Петрограде произошло 25 октября (7 ноября) 1917 года. Временное правительство было арестовано, власть перешла в руки Петроградского Совета рабочих солдатских и крестьянских депутатов.

Сообщение об очередном перевороте поступило в Воронеж в тот же день, но широкая общественность, в том числе большевики, об этом не узнала – телеграф был в руках эсеров. Тем не менее слухи все же просачивались. Так, командующий воронежским гарнизоном и 8-й пехотной бригадой полковник Вознесенский 25 октября направил телеграмму командиру 4-го кавалерийского запасного полка: «В Воронеже ежедневно можно ожидать начала крупных беспорядков. Экстренно вышлите подготовленный эскадрон надежных людей». Вскоре на городских улицах появилась верная Временному правительству кавалерия.

Воронеж в дни Октябрьской революции

Неизвестно откуда распространились слухи о том, что в Петрограде происходят большие события. Официальных сведений не было никаких. Я несколько раз заходил в комнату президиума Исполкома (Совета рабочих солдатских и крестьянских депутатов. – прим. РИА «Воронеж»). Там сидел какой-то солдатик-эсер, полковой писарь с лихо закрученными усами, и с большим азартом флиртовал по телефону с какой-то Маничкой. На протяжении часа я три раза заходил в кабинет и трижды заставал ту же самую картину. Источники слухов о перевороте в Петрограде невозможно было найти. Видимо, принесли его железнодорожники.

Из воспоминаний революционера Наума Рабичева

Коалиция с эсерами

Большевики 26 октября организовали подпольный ревком из пяти человек, в который вошли Николай Кардашев, Вениамин Люблин, Василий Губанов, Наум Рабичев и Иван Врачев. Свою «пятерку» создали и левые эсеры, которые заявили, что будут работать вместе с большевиками, предоставляя им все силы и средства, которыми они располагают. Помощь была немалой – под их влиянием была боевая рабочая дружина, в составе которой насчитывалось 600 человек.

Коалиция объясняется тем, что в начале октября 1917 года левые эсеры отделились от правых. Противостояние правых эсеров и большевиков в Советах началось после июля 1917 года, когда Временное правительство отдало распоряжение расстрелять мирную демонстрацию рабочих и солдат в Петрограде. Меньшевики и эсеры поддержали это подавление. За это большевики считали последних предателями.

Эсеры относились к большевикам, как к заблудшим братьям. У большевиков же была другая позиция. Они считали, что эсеры – не друзья по цеху, а враги, с которыми нужно бороться.
Евгений Зверков

историк

Демарш большевиков

В кинотеатре «Ампир» (ныне кинотеатр «Спартак») 27 октября состоялось собрание командного состава гарнизона, включая врачей и сестер милосердия. Большевики принимать участие в нем отказались. На собрании полковник Владимир Языков предложил резолюцию, в которой обещалось «охранять порядок и свободу» и «бороться с проявлением злой воли и насилия над чужой личностью».

Центр Воронежа в 1917 году

Вечером того же дня в Доме народных организаций прошло экстренное заседание Исполкома Совета рабочих и солдатских депутатов. На нем эсер Коган-Бернштейн огласил телеграмму ЦК партии эсеров, присланную из Петрограда. Из нее следовало, что большевики в Петрограде арестовали Временное правительство, министров-социалистов, грабят, насилуют женщин, словом, «насилуют волю демократии». В телеграмме говорилось, что большевистская авантюра ликвидирована.

Большевики ответили, что не верят телеграмме, и обвинили эсеров, что те отрезали их от телеграфа. Они предложили организовать революционный комитет и убрать из города кавалеристов. Но вместо ревкома Совет решил организовать демократический орган – «Комитет спасения родины и революции». В него, помимо эсеров и меньшевиков, вошли начальник гарнизона, председатель Гордумы, представители железнодорожных и почтово-телеграфных служащих. Большевики и левые эсеры отказались от участия в «буржуазном» комитете и заявили, что оставляют за собой «свободу действий».

Заговор

29 октября большевики и левые эсеры собрались в Доме народных организаций, чтобы выработать совместный план захвата власти. В Воронеже не должно было быть никакого вооруженного восстания.

Иван Врачев – участник Октябрьской революции в Воронеже, член Военно-революционного комитета

Большевики 30 октября должны были созвать экстренное заседание Совета, в ходе которого провести перевыборы и обеспечить себе большинство. Вместе с этим они предполагали ввести войска в здание Совета, арестовать начальника гарнизона и провести переговоры с кавалерийскими эскадронами, предложив им либо сдаться, либо уехать из города. Также планировалось занять почту, телеграф и ключевые учреждения.

На заседании был намечен состав нового революционного комитета, в который вошли Моисеев, Врачев, Губанов, Пляпис, Абрамов. Заседавшие разошлись, в Доме народных организаций остались дежурить только Иван Врачев и Алексей Моисеев.

Роль личности

Только мы разошлись, это было часов в 12, как позвонили из пулеметного полка, вызвали Врачева и сообщили ему, что есть слухи о попытках разоружить солдат. Врачев и Моисеев немедленно отправились туда, не успев известить остальных членов «пятерки». Возможно, Моисеев сделал это нарочно, ибо еще на заседании он бросил фразу о том, что бывают случаи, когда во имя революции революционер обязан нарушить дисциплину.

Из воспоминаний революционера Наума Рабичева

Посовещавшись с выборным командиром 5-го пулеметного полка Николаем Шалаевым, Моисеев и Врачев решили начать революционный переворот. Тактика заключалась в занятии небольшими, но хорошо организованными штурмовыми группами ключевых объектов в городе.

Николай Шалаев – солдат, большевик, председатель революционного комитета и выборный командир 5-го пулеметного полка

– По сути, Моисеев и Врачев приняли на себя те же функции, что Ленин и Троцкий в Петрограде. Воспользовавшись ситуацией неопределённости, в которой пребывали и эсеры, и большевики, Моисеев, вопреки решению большевисткого губкома, счел необходимым начать переворот, в чём его поддержал Иван Врачев, – говорит Евгений Зверков.

Кровавый след

Утро 30 октября выдалось необычайно туманным – с десяти шагов было трудно разглядеть человека. По всему городу были развешаны огромные афиши, подготовленные эсерами, в которых восставшие петроградские большевики обвинялись в грабежах, убийствах и изнасилованиях.

Штурм солдатами 5-го пулеметного полка штаба 8-й бригады 30 октября 1917 года (фотокопия картины Надежды Юргенсон)

В районе пересечения нынешних улицы Кирова и площади Ленина в 10 часов утра послышалась стрельба. Около штаба 8-й бригады, который располагался в не сохранившемся доме по адресу: площадь Ленина, 6, солдаты 5-го пулеметного полка, направлявшиеся в Дом народных организаций, встретились с офицерами, которые шли от кинотеатра «Ампир». По плану полковника Владимира Языкова, офицерский отряд должен был вооружиться в штабе и попытаться вместе с кавалеристами обезоружить солдат. Но в здание бригады офицеры войти не успели. Они столкнулись нос к носу с пулеметчиками.

Дом, построенный на месте штаба 8-й бригады. Площадь Ленина, 6

Стороны заметили друг друга лишь в последний момент. В ходе перестрелки были убиты четыре офицера, ранены два солдата и двое гражданских. Одним из погибших оказался полковник Языков, известный воронежский краевед и археолог. Наум Рабичев в числе погибших называет и полковника Вознесенского.

– В воспоминаниях воронежских большевиков Языков предстает злодеем, самым главным и страшным контрреволюционером. Но так как у нас нет альтернативных источников, мы можем только догадываться, как все было на самом деле, – рассказывает историк Евгений Зверков. – Языков якобы сделал первый выстрел, ранив кого-то из солдат. Те были вынуждены отвечать. По одной из версий, он был застрелен в бою, по другой – его застрелили, когда несли раненого на носилках. Третий участник событий вспоминал, что Языкова зарубили свои же кавалеристы: дескать, он попытался натравить их на солдат, а в тех возобладал дух классовой солидарности. Конечно, это глупость. Скорее всего, его ранили и добили прикладами.

Пулеметчики заняли штаб 8-й бригады, кавалеристы сложили оружие. За убегающими офицерами кинулись солдаты, которые срывали с них погоны и отбирали оружие. Его переносили в комнату боевой дружины в Доме народных организаций. На некоторое время штаб 8-й бригады остался без охраны. За это время горожане стали расхищать оружие. Так, например, пропал целый ящик винтовок.

У памятника Никитину большевики выставили караул с пулеметом, который сильно напугал воронежцев. На Доме народных организаций вывесили большие белые плакаты: «Вся власть перешла в руки Советов».

Плоды свободы

В начале осени 1917 года в Острогожске был разграблен винный склад. Местные жители начали спиваться. Тогда в город были присланы солдаты, которые вылили оставшийся спирт и подожгли. Опасаясь повторения в Воронеже острогожской истории, большевики решили выпустить всю водку в сточную канаву. Узнав об этом, целые толпы горожан приходили к ней с чайниками и ведрами. 11 ноября в Бутурлиновке был разграблен винный склад, в результате чего спирт был расхищен, а амбар подожжен. Во время пожара произошел взрыв. От огня и последовавшей затем перестрелки пострадали 100 человек, 18 из них сгорели.

Троевластие

Только ночью 30 октября Ревком получил первые петроградские газеты с сообщениями о революции. Тогда же большевики и левые эсеры составили извещение к горожанам, население призывали к спокойствию.

Однако говорить о том, что большевики взяли в свои руки власть сразу же после вооруженного столкновения, было бы неправильно. Скорее, царило троевластие. По воспоминаниям самих большевиков, у взявшего власть Ревкома не было никакого плана строительства новой власти. Некоторое время распоряжениям большевистского Совета не подчинялись даже телеграф и банк.

Листовка-обращение Союза 17-го Октября в дни Октябрьской революции

– Аппарата управления у большевиков и левых эсеров не было. Задачи повседневной жизни приходилось решать через старые органы управления. Поэтому сохранялись земства, – объясняет Михаил Карпачев. – Воронежское уездное земское собрание не подчинялось большевикам и считало, что они пришли к власти временно. Поэтому даже в январе 1918 года собрание решает, быть в Воронеже университету или не быть, финансировать его или нет. Земства продолжали действовать вплоть до лета 1918 года.

Точно так же, несмотря на Октябрьский переворот, продолжала работать Городская Дума, которая собирала налоги и проводила свою политику. Дума в Воронеже функционировала вплоть до мая 1918 года.

– В Воронеже есть улица 11 Мая. Именно в этот день в 1918 году Совет рабочих, солдатских и крестьянских депутатов нашел в себе возможность закрыть Городскую Думу и разогнать прежних избранников, прибрав всю власть в свои руки. Этот день и можно считать датой установления советской власти в Воронеже, – подчеркивает Михаил Карпачев.

Участники Октябрьской революции в Воронеже, 1968 год

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

Москва. 17-й. Что город помнит о революции? — Российская газета

Все глуше мощный трубный голос,
Все багровей озарен закат:
Надвое Россия раскололась,
И другие голоса гремят...
Дорогомилово, Черкизово,
Лефортовские тупики
Восторг восстания нанизывал
На примкнутые штыки.
Мы заняли Кремль, мы - всюду
Под влажным покровом тьмы
И все-таки только чуду
Вверяем победу мы.

Арсений Несмелов, поэма "Восстание"

1 января 1917-го Его Величество Государь Император, как пишет "Новое время", "изволил принимать новогодние поздравления в Царскосельском дворце". А уже в конце 1917-го в Кремль, где Николай II вступал на престол, летят снаряды.

В это время здесь вообще крайне небезопасно - лучше находиться в укрытии. Один из снарядов попал точно в куранты. Стрелки древних часов остановились. А вместе с ними и ход российской истории.

...Весной в городе демонстрации, осенью - бои. 26 октября полковник Висковский, начальник кремлевского Арсенала, по требованию большевиков собирается выдать тысячу винтовок восставшим рабочим. Но вывезти оружие не удается: Кремль блокирован юнкерами...

КРАСНАЯ ПЛОЩАДЬ

Почему в Москве революционное движение получало не такую большую поддержку, как в Петербурге? Москва - город более консервативный. К Петрограду же близок Кронштадт с революционно настроенными матросами. Неслучайно в дальнейшем одним из главных образов врага в глазах антибольшевистских сил будет как раз матрос-красногвардеец.

Вероятно, это будут и ассоциации с трагическими днями февральской революции, когда произошли крайне жестокие расправы с офицерами и даже адмиралами на морских базах. В первую очередь, конечно, в Кронштадте.

В Москве ситуация отличалась от того, что происходило в Петрограде. Здесь до какого-то времени сохранялся паритет сил. Юнкерам ведь изначально удалось разоружить большевистских солдат...

Никита Аникин, ученый секретарь Музея современной истории России, кандидат исторических наук

Пробитая снарядами Спасская башня. 1917 год.

С самого начала 1917-го в городе неспокойно. "Московские ведомости" сообщают о кражах "приводных ремней и бумажной ткани с мануфактур". И даже "коробок с монпансье из кладовой на Сухаревке". Но это еще цветочки. Вскоре палят из пушек.

"Москва! Палят в колокола!" - такова грустная песнь 1917-го в первопрестольной. Стреляли из этих пушек по Кремлю. Правда, стояли орудия тогда на противоположном, высоком берегу Москвы-реки. Высотки на Котельнической в ту пору не существовало - и позиции были подходящими. Хотя не только эти....

КОСМОДАМИАНСКАЯ НАБЕРЕЖНАЯ

- В Москве действительно пролилась кровь. Будет не большим преувеличением, если скажу, что то были первые выстрелы Гражданской войны. Тогда же, в 1917-м, антибольшевистские силы, хоть и были слабо между собой связаны, справедливо опасались, что революция развивается в сторону катастрофы. Что возможен приход к власти совсем радикальных сил...

Если говорить об убийствах и зверствах, то маховик раскачивался постепенно. Да, трагедия, уже произошла, да, пролилась кровь. Уже было понятно, что все пойдет в сторону гражданского противостояния. И все-таки озлобления, как во время Гражданской войны, еще не было. Несмотря ни на что, в 1917-м в один день хоронили вместе и жертв со стороны юнкеров, и со стороны красногвардейцев, что невозможно было бы представить в последующие годы.
Никита Аникин


ПАРК ИМ. ГОРЬКОГО

Гаубица у старого Крымского моста, направленная в сторону Кремля в 1917 году. Сейчас здесь набережная Парка Горького.

Подходящими для обстрела Кремля были и позиции в районе нынешней набережной в парке имени Горького. В 1917-м здесь был пустырь, откуда гаубица била в сторону Боровицкого холма.

Это происходило осенью. Весной же народ с революционными песнопениями и красными флагами шел по улицам Москвы. И, судя по сообщению в газете "Утро России", "ни конная полиция, ни жандармы никого не задерживали". "Долой самодержавие!", - лозунг поместили в красную рамку, как на кумачовое полотнище.

От самодержавия сто лет назад в итоге ничего не осталось. Кремль отремонтировали, а Храм Христа Спасителя, в который снаряды, пущенные из пушек чудом не попали в 1917-м, взорвут в 1930-е...

- Надо отметить, что стрельба велась в основном снарядами без зарядов, то есть болванками. Удалось ли таким образом все равно напугать юнкеров? Все-таки сопротивлялись красногвардейцам люди, которые пороху не нюхали. Наверное, если б это были отборные части Георгиевских кавалеров, прошедших фронты первой мировой, которые нюхали газ в окопах, вряд ли их так сильно подавил бы обстрел.
А тут - мальчишки, которым под серьезным обстрелом оказываться не приходилось. Да им и ответить полноценно нечем было. Такой обстрел из артиллерии сильно подавляет, когда у тебя только винтовки и пулеметы. Наверное, во многом на это и был расчет.
Поэтому причины того, что красногвардейские войска взяли верх в тех московских событиях - слишком большое преимущество в силе и отсутствие помощи у юнкеров. Их все чаще посещали мысли: "Мы все умрем. А за что?"
Никита Аникин

АРБАТСКАЯ ПЛОЩАДЬ

К Никитской, на Сивцев Вражек!
Нельзя пересечь Арбат.
Вот юнкер стоит на страже,
Глаза у него горят.
А там, за решеткой сквера,
У чахлых осенних лип,

Баррикады на Арбатской площади. 1917 год.

Стреляют из револьвера,
И голос кричать охрип.

В марте 1917-го юнкер второй роты Александровского училища Борис Зайцев вспоминал: "На Арбатской площади на нас летел автомобиль, а в нем - градоначальник. Хорошо помню - фуражка его была надвинута на самый лоб, и верх ее странно вздымался сзади. Лицо землисто-желтое, глаза опущены. В нем было нечто особенное, что приходилось сказать: "Да, началось".

Начиналось все манифестами и собраниями - весной. А продолжилось - уже в октябре - столкновениями.

А выстрел во тьме - звездою
Из огненно-красных жил,
И кравшийся предо мною
Винтовку в плечо вложил.

Вот, например, "Русское слово" в марте пишет о манифестации в Никитском театре, он дальше по бульвару. А в октябре и на Никитской, и здесь, на Арбатской площади, - баррикады. Через них революционные войска пытаются прорваться к Александровскому училищу...

Александровское училище - одно из средоточий юнкеров. Музей современной истории России спустя сто лет опубликует рапорт прапорщика 21-го запасного пехотного полка Петрова, который сообщал об обстановке на 30 октября: "Получил приказание выступить к Никитским воротам, откуда наступали большевики. С отрядом в 15 ударников и шестью студентами в 10 часов утра я вышел из Художественного театра"...

Где завершился путь прапорщика Петрова с ударниками и студентами, - неизвестно.

- Поначалу большевики не располагали в Москве такими ударными силами, как в Петрограде, на которые можно было опереться. Сначала приходилось формировать дружины. Потом колебались военнослужащие запасных батальонов Москвы. Далеко не сразу основная масса встала на сторону большевиков. Благодаря этому, несколько дней антибольшевистские силы сопротивлялись, удерживали Кремль.
Никита Аникин

"В Москве излюбили стягиваться на постоянный митинг к памятнику Пушкина. С утра и до вечера кипит, только люди меняются. Ораторы взлезают по карнизам и выступам постамента", - напишет Александр Солженицын в "Красном колесе".

Больше того, ораторы вручают Александру Сергеевичу и красное знамя.

А в 1930-е классика вообще на руках носить будут - памятник поставят на противоположную сторону бульвара. Место для него расчистят, сравняв с землей Страстной монастырь. Раньше Пушкин, будто поднявшись по Тверскому бульвару, склонял голову напротив Страстного. Теперь склоняет голову над ним.

Теперь Пушкина - певца свободы - с красными флагами представить все-таки сложно...


ПУШКИНСКАЯ ПЛОЩАДЬ

- Самый крупный артефакт, напоминающий о тех событиях в Москве, - балка-перекрытие       . Когда разбирали один из домов для строительства Калининского проспекта, теперь Нового Арбата, обнаружили эту балку с засевшим неразорвавшимся снарядом. Арбат и Никитская улица - как раз центры сопротивления. Так же возле музея есть трамвайный столб, пробитый снарядом во время боев красногвардейцев с юнкерами на Тверском бульваре       . Здесь же и орудие, которое находилось на вооружении красногвардейцев Лефортова. Из нее обстреливали Кремль       .

Перестрелка с засевшими в Кремле юнкерами шла довольно активная. И это живое свидетельство, что бои в Москве были нешуточные. По крайней мере, если сравнивать их с канонизированной и сильно мифологизированной историей со штурмом Зимнего в Петрограде.
Никита Аникин

КУДРИНСКАЯ ПЛОЩАДЬ

..Уже толпа текла из щелей
Оживших улиц... В струпьях льда
Сетями мертвыми висели
Оборванные провода.
И Яуза шрапнелью пудрена,
И черная Москва-река,
Баррикады на улицах Москвы. 1917 год.
И у студенческого Кудрина
Поисцарапаны бока.

Колонны из рабочих формируются, как правило, на фабриках. А город патрулируют красноармейцы на автомобилях. В Историческом музее хранятся детские рисунки той поры. Пестрая толпа        и диковинные еще в то время авто       , конечно, привлекают внимание детей. Но в городе еще и баррикады. Возле метро "Баррикадная", как и в 1905-м, - самая горячая точка.

Революционно настроенные массы движутся с рабочих московских окраин, в частности, с Пресни. В советское время она станет Красной Пресней.

По выбоинам неуклюжие,
Уемисты и велики,
С резервами или оружием
Загрохали грузовики.

На Кудринской площади, куда выводит дорога с Пресни, - наиболее ожесточенные столкновения. Потом художник Георгий Савицкий напишет картину "Бой на Кудринской площади". Правда, в советское время ее переименуют в площадь Восстания.

- И все-таки большевики взяли верх. Москва - в центральном промышленном регионе. Сюда стала поступать помощь от туляков оружием. Потом поднялись рабочие окраины Москвы, в частности, Пресня. Большевики получили и численное преимущество, и оружейное, в том числе тяжелое. Когда красногвардейцы смогли блокировать юнкеров, стало понятно, что помощи им ждать не от кого и дальше сопротивляться бессмысленно.
Но при этом - вновь отмечу - массовых расстрелов не было. Те события в Москве, когда большевики взяли власть в городе, не сравнить, например, с тем, что творила Розалия Землячка в Крыму в отношении солдат и офицеров русской армии Врангеля.
Никита Аникин

Восстание - так тогда называли октябрьские события - унесло в Москве жизни примерно тысячи человек. Но это будет только начало войны, которая захлеснет всю страну, а не только Москву и Петроград. И остановит ход часов российской истории.

почему в России в 1917 году возникло двоевластие — РТ на русском

В феврале (марте по новому стилю) 1917 года в России возникла особая форма власти, которую Владимир Ленин считал «своеобразием нашей революции». Она вошла в историю под названием «двоевластие»: одновременно функционировали Временное правительство и Совет рабочих и солдатских депутатов. Этот период между двумя революциями 1917 года во многом предопределил победу большевизма. О причинах двоевластия — в материале RT.

С первых же дней Февральской революции самым естественным вопросом для всех её участников стал вопрос о власти: будет ли сформировано новое правительство и на какие требования народа ему придётся согласиться. Во многом из-за бездействия императора и его окружения эта проблема решалась 27 февраля 1917 года на площади Таврического дворца без участия царских чиновников.

В середине дня там собралась толпа демонстрантов. Митингующие потребовали, чтобы депутаты Городской думы ответили, кто теперь будет управлять страной. Главы думских фракций, поставленные перед прямым вопросом, образовали временный комитет членов Государственной думы под руководством Михаила Родзянко — сторонника монархии. Кроме него в комитет входили ещё девять представителей умеренных партий (в основном кадеты и октябристы). Фактически власть в государстве перешла в руки Временного правительства, которое было образовано 2 марта 1917 года временным комитетом.

Однако 27 февраля был создан ещё один орган, претендующий на реальную власть, — Совет рабочих и солдатских депутатов. Здесь балом правили меньшевики и эсеры под предводительством Николая Чхеидзе. Появление этого органа, пока ещё слабого и многими не принимавшегося всерьёз, предопределило ход русской революции и её последствия, поразившие весь мир.

По словам Ленина, Временное правительство могло повести Россию только по пути «передовых стран Европы и Америки», по пути создания «парламентарной буржуазно-демократической республики», в то время как Совет рабочих и солдатских депутатов предлагал принципиально другой путь, по которому пошла Парижская коммуна в 1871 году.

Ленин отмечал, что это «революционная диктатура, то есть власть, опирающаяся прямо на революционный захват, на непосредственный почин народных масс снизу, а не на закон, изданный централизованной государственной властью». Это непосредственно вооружённый народ — то есть прямая противоположность тому, что представляло собой Временное правительство, которое, будучи революционным, всё же опиралось на существующую царскую администрацию.

Очевидно, что вопрос о закрытии одного из новых правительственных учреждений стал вопросом времени. Их соединение было решительно невозможным. 

  • Митинг женщин вблизи Государственной Думы. Февраль 1917. Петроград
  • globallookpress.com
«Долой Милюкова!»

Изначально создатели Совета рабочих и солдатских депутатов планировали поддержать Временное правительство. Они хотели настроить народные массы в пользу буржуазной администрации и полностью передать бразды правления в их руки. 3 марта 1917 года совместными усилиями два органа подписали декларацию, в которой много говорилось о гражданских свободах и анонсировалось создание Учредительного собрания, которое и должно было решить основные проблемы в государстве. А вот Временное правительство решать проблемы, из-за которых люди и вышли на улицы в конце февраля, не торопилось. В воздухе повис первоочередной вопрос — об окончании войны. Совет, как орган, представляющий интересы пролетариата, выступал за немедленное прекращение боевых действий, в то время как Временное правительство планировало сражаться до победного конца. Это противоречие вылилось в апрельский кризис, во время которого недовольные выходили на митинги с плакатами «Долой Милюкова!» (министра иностранных дел, заявлявшего, что война будет продолжаться).

Вторым основополагающим для народа вопросом был вопрос о земле. Крестьяне пытались получить её в пользование уже не один десяток лет, но Временное правительство фактически ничего не сделало для того, чтобы процесс сдвинулся с мёртвой точки. Шагов в сторону национализации земли, которых так ждали крестьяне, оно не предприняло. Это не могло не сказаться на отношении народа к новой власти: если сначала революционно настроенные массы приняли Временное правительство с симпатией, то после того, как все их надежды рухнули, они обратили внимание на альтернативные варианты. Этим не преминули воспользоваться большевики. Они устраивают массовые митинги против войны и за немедленную национализацию земли, а Ленин выпускает «Апрельские тезисы», в которых требует мира, аграрной реформы и ухода от концепции буржуазной республики.

Вся власть Советам?

И пока большевики таким образом идут на сближение с бунтующим и по-прежнему недовольным народом, меньшевики и эсеры, которые в составе Совета должны были отстаивать права простых граждан, принимают сторону Временного правительства. 

  • Волынский полк принял сторону восставших рабочих в феврале 1917 года. Петроград
  • globallookpress.com

Ленин объясняет это так: «Почему? Потому ли, что Чхеидзе, Церетели, Стеклов и компания делают «ошибку»? Пустяки. Так думать может обыватель, но не марксист. Причина — недостаточная сознательность и организованность пролетариев и крестьян. «Ошибка» названных вождей — в их мелкобуржуазной позиции, в том, что они затемняют сознание рабочих, а не проясняют его, внушают мелкобуржуазные иллюзии, а не опровергают их, укрепляют влияние буржуазии на массы, а не высвобождают массы из-под этого влияния».

Во время апрельского кризиса Совет вполне мог сместить ставшее непопулярным Временное правительство, но поступил ровно наоборот — 5 мая объединился со сторонниками республики в первое коалиционное правительство.

На этом фактически двоевластие закончилось, хотя с завершением этого периода, как правило, связывается создание не первого коалиционного правительства, а второго. Это произошло 9 июля 1917 года, сразу после подавления большевистского восстания, поводом к которому стали серьёзные неудачи на фронте. Полномочия нового правительства были признаны всеми сторонами (включая Совет рабочих и солдатских депутатов) неограниченными, что официально завершило период двоевластия. Большевики, выдвигавшие до этого знаменитый лозунг: «Вся власть Советам!», пересмотрели свои взгляды и отказались от него. В такой ситуации не стоило и думать о том, чтобы сделать Совет большевистским органом. В июле битву против старых порядков они проиграли, но до Октябрьской революции оставалось всего несколько месяцев.

Почему же Временное правительство в конце концов проиграло и Россия не пошла по пути «передовых стран»? Потому что в России не существовало условий для естественного перехода к буржуазной республике. Интересы буржуазной интеллигенции противоречили интересам других, куда более многочисленных и активных, слоёв общества. Временное правительство показало свою неспособность решать по-настоящему важные проблемы. Более того, оно даже не смогло определиться с обозначением собственного политического режима.

Возможно, правильнее всех девиз интеллигенции в те годы выразил Максим Горький: «Главное — ничего не делать, чтобы не ошибиться, ибо всего больше и лучше на Руси делают ошибки».

Но период апатии не мог длиться вечно: над ничего не подозревающим Временным правительством уже поднималась рабоче-крестьянская Россия, «для которой монархия стала обузой, а правительство кадетов — недоразумением».

Подлинная история фильма '1917'

Недавние празднования столетней годовщины Первой мировой войны привели к всплеску интереса к конфликту, который закончился в 1918 году, и Голливуд не стал исключением. К немногим получившим признание критиков фильмам о Великой войне, таким как Все тихо на западном фронте (1930) и Сержант Йорк (1941), в 2018 году добавился документальный фильм Питера Джексона Они не стареют. В день Рождества этот список пополнится новым фильмом Сэма Мендеса 1917.

Главные герои основаны не на реальных людях, а на реальных людях и событиях, которые вдохновили создание фильма, действие которого происходит 6 апреля 1917 года. Вот как создатели фильма стремились к точности в съемках и что нужно знать о настоящая история Первой мировой войны, которая окружала эту историю.

Получите наш исторический бюллетень.Поместите сегодняшние новости в контекст и посмотрите основные моменты из архивов.

Спасибо!

В целях вашей безопасности мы отправили письмо с подтверждением на указанный вами адрес. Щелкните ссылку, чтобы подтвердить подписку и начать получать наши информационные бюллетени.Если вы не получите подтверждение в течение 10 минут, проверьте папку со спамом.

Настоящий мужчина, вдохновивший создание фильма

Сценарий 1917 , написанный Мендесом и Кристи Уилсон-Кэрнс, вдохновлен «фрагментами» историй деда Мендеса, который служил «бегуном» - посланником Британцы на Западном фронте. Но фильм не о реальных событиях, произошедших с младшим капралом Альфредом Х.Мендес, 19-летний мужчина ростом 5 футов 4 дюйма, поступивший на службу в британскую армию ранее в том же году и позже рассказавший своему внуку истории о том, как его отравили газом и получили ранения, когда он бежал через «Ничейную землю», территорию между окопы Германии и союзников.

В фильме генерал Эринмор (Колин Ферт) приказывает двум младшим капралам, Блейку (Дин-Чарльз Чепмен) и Шофилду (Джордж Маккей), совершить опасный переход через Ничейную Землю, чтобы доставить рукописную записку командующему полковнику. Маккензи (Бенедикт Камбербэтч), приказав им отменить запланированное нападение на немцев, отступивших к линии Гинденбурга на севере Франции.

Жизнь в окопах

Создатели фильма снимали фильм на юго-западе Англии, где для съемочной площадки вырыли около 2500 футов траншей - отличительная черта Западного фронта войны.

Пол Биддисс, ветеран британской армии, служивший военным техническим советником в фильме и имеющий троих родственников, служивших во время Первой мировой войны, обучал актеров правильным приемам салютов и обращению с оружием.Он также использовал военные инструкции той эпохи, чтобы создать учебные лагеря, призванные дать солдатам реальное ощущение того, что значит служить, и читал о жизни в окопах в таких книгах, как книга Макса Артура Lest We Forget: Forgotten Voices 1914 года. 1945 , Ричарда ван Эмдена Последний боевой Томми: Жизнь Гарри Патча, Последний ветеран окопов, 1898-2009 (написано с Патчем) и Война солдат: Великая война глазами ветеранов.

Он заставил статистов работать, дав каждому из примерно трех десятков заданий, которые были частью повседневной жизни солдат.Некоторые занимались проблемами со здоровьем, такими как осмотр ног и использование свечи для уничтожения вшей, а некоторые занимались уходом за траншеями, например, заполняли мешки с песком. В свободное время можно было поиграть в шашки или шахматы, используя пуговицы в качестве игровых фигур. Было много ожидания, и Биддисс хотел, чтобы статисты запечатлели "полную скуку".

Настоящие посланники Первой мировой войны

Сюжет фильма сосредоточен на двух посланниках, бегущих по Ничьей земле, чтобы доставить сообщение, и именно здесь вступает в силу творческая лицензия.На самом деле отдавать такой приказ было слишком опасно.

Когда были задействованы бегуны, риск гибели от огня немецких снайперов был настолько высок, что их отправляли парами. Если что-то случится с одним из них, то другой сможет закончить работу. «В некоторых местах Ничья земля находилась всего в 15 ярдах, в других - в миле», - говорит Доран Карт, старший хранитель Национального музея и мемориала Первой мировой войны в Канзас-Сити. Грязная местность была усеяна мертвыми животными, мертвыми людьми, колючей проволокой и обломками разорвавшихся снарядов - почти не было видно травы или деревьев.«К 1917 году вы не вылезли из окопа и не перешли Ничейную землю. Огонь артиллерии, пулеметов и отравляющего газа был слишком сильным; никто не собирался вставать, перебегать Ничейную землю и пытаться захватить врага ».

Человеческие посланники, такие как Блейк и Скофилд, использовались только в безвыходных ситуациях, по словам Карт. Посыльные голуби, сигнальные лампы и флаги составляли большую часть средств связи на поле боя. Также имелся траншейный телефон для связи.

«Большинство людей понимают, что Первая мировая война - это позиционная война, но они не знают, что траншей было больше одной», - говорит Карт. «Была прифронтовая траншея, откуда фронтовые войска могли атаковать или защищаться; а за ним - своего рода рубеж, куда они подвозят припасы, войска, ожидающие выхода в передовой окоп ». «Ванная» находилась в траншее от уборной.

На Западном фронте было около 35 000 миль окопов, все зигзагообразные, а длина самого Западного фронта составляла 430 миль, простираясь от Ла-Манша на севере до Швейцарских Альп на юге.

6 апреля 1917 г.

История 1917 происходит 6 апреля и частично вдохновлена ​​событиями, которые закончились 5 апреля. С 23 февраля по 5 апреля того же года немцы перемещали свои войска к линии Гинденбурга и примерно вдоль реки Эна, в районе 27 миль от Арраса до Бапома, Франция. Важность этого шага зависит от того, читаете ли вы немецкие или союзнические аккаунты. Немцы рассматривали это как «корректировку» и «просто перемещение необходимых ресурсов в лучшее место», в то время как союзники называют действия немцев «отступлением» или «отступлением», согласно Карт.

В любом случае должна была начаться совершенно новая фаза войны, по другой причине: американцы вступили в войну 6 апреля 1917 года. Несколько дней спустя канадцы захватили Вими-Ридж в битве, которая должна была помочь отметить «рождение нации» Канады, как выразился один из их генералов. Дальше на восток набирала обороты русская революция.

Как Мэтью Нейлор, президент и главный исполнительный директор Национального музея и мемориала Первой мировой войны в Канзас-Сити, штат Миссури.- говорит о положении дел на Западном фронте в апреле 1917 года: «Потери с обеих сторон огромны, и конца этому не видно».

Correction, 24 декабря

В первоначальной версии этой статьи не было указано, как солдаты Первой мировой войны обеззараживали себя. Военнослужащие использовали свечу для выжигания и лопания вшей, горячим воском на себя не поливали.

Написать Olivia B.Ваксман на [email protected]

1917 (2019) - IMDb

Спасти рядового Райана, 30 секунд над Токио, Паттон, Бесславные ублюдки, Великий побег и Список Шиндлера - это лишь некоторые из бесчисленных фильмов о Второй мировой войне, которые были сняты. Фактически, многие из них производятся и сегодня. Так почему же о Первой мировой войне не было много фильмов? Я думаю, все сводится именно к тому, за что боролись и что это значило для всех. Каждый может согласиться с тем, что нацизм - это плохо, и управление страной в условиях диктатуры лишает всех свободы.Германия была общим врагом, с которым все хотели бы бороться, как в простом фильме, цель которого - добро против зла.

Хотя у Первой мировой войны, возможно, не было простого врага, за которым можно было бы отступить, это все еще важная война, поскольку она разрушила несколько европейских империй, подготовила почву для революции в России, поставила США на более крупную военную позицию и, к сожалению, привела к смерти миллионов. Что могут сделать фильмы, так это поставить нас в положение этих солдат, чтобы увидеть размах войны и ее путь разрушения.Это может сделать 1917 год одним из самых напряженных фильмов для просмотра, но важным для зрителя.

В туманный апрель 1917 года английские солдаты отдыхают, увидев, как немцы отступают с западного фронта. Двое солдат, Блейк (играет Дин-Чарльз Чепмен) и Шофилд (играет Джордж Маккей), должны доставить сообщение другому батальону. Они получают дополнительную информацию от генерала Эринмора (которого играет Колин Ферт), где они узнают, что 2-й батальон, предполагающий легкую победу, собирается вступить в смертельную битву, где большая часть наступающих немецких войск атакует именно там.Когда телефонные линии прерываются, и Блейку, и Шофилду приказывают пересечь Ничейную землю, чтобы найти батальон и передать сообщение, чтобы не атаковать.

Сюжет - это все, что вам нужно знать о 1917 году. Остальная часть фильма следует за этими двумя мужчинами, когда они пересекают ужас, который представляет собой Ничейную землю, заброшенные немецкие окопы и все остальное, что может напугать любого солдата, переходящего линию. Что отличает этот фильм от множества других фильмов о войне, так это то, что весь фильм создается так, чтобы казалось, что все сделано в одном непрерывном кадре, не отрывая перспективы от главных героев.Это также включает время и свет, в зависимости от того, день сейчас или ночь.

Несмотря на свои амбиции, «1917 год» по-прежнему остается феноменальным фильмом, который заставил мое сердце сильно забиться. Режиссер Сэм Мендес («Красота по-американски», «Скайфолл») явно хотел дать зрителям лучший способ испытать окопы и выстрелы, и сделал это в этой истории с одним выстрелом. Birdman, возможно, сделал что-то подобное, но, учитывая, сколько дополнительных функций и спецэффектов появилось, я хотел бы увидеть закулисный взгляд на то, как все было сделано.В кинематографе много деталей уделяется мелочам, таким как цвет неба во время восхода солнца и то, насколько бледнее станет кожа после смерти.

История очень похожа на что-то из тематического парка или видеоигру ... и я имею в виду это в хорошем смысле. Вы знаете, что смотрите на чужой опыт, но под прямым углом вы чувствуете себя его частью. 1917 год продолжается в истории, это простая цель, проходящая через несколько уровней Ада войны. Я мог видеть, что это быстро надоест, но, несмотря на то, что это цель с одним выстрелом, каждая сцена по-прежнему выглядит по-разному, что никогда не кажется слишком знакомым.Фильм знает, что нельзя останавливаться слишком долго, если только это не произошло по важной причине. Это спешка.

Имеет ли этот фильм большее политическое или социальное влияние Первой мировой войны? Нет, но это не было намерением. Это как смотреть чью-то маленькую историю большого масштаба. Если у меня были какие-то проблемы, так это то, что есть момент, когда персонажа нокаутировали и он просыпался. Я не скажу, где, но это сломало часть заклинания, которое наложил на меня фильм. Вы можете сказать, что это момент, когда они скрывали правку, но если бы в фильме их было много на виду, вы бы думаю, они могли бы сделать лучше.

Я дам этим самолетам для воздушного боя восемь из десяти. Как и во многих фильмах о войне, это не из приятных впечатлений. Этого не должно быть; он предназначен для того, чтобы действительно дать вам то, о чем многие люди забыли, потому что фильмов о Первой мировой войне не так много. Я очень рекомендую это, если вы хотите увидеть то, что я не могу сказать, что могу сделать сам.

Подлинная история фильма "1917 год" | История

SMITHSONIANMAG.COM | 20 декабря 2019 г., 8 а.м.

Новая драма о Первой мировой войне от режиссера Сэма Мендеса, 1917 , разворачивается в реальном времени, отслеживая пару британских солдат, которые пересекают Западный фронт в отчаянной спасательной операции. По-видимому, снятый одним непрерывным дублем, 117-минутный эпос получил признание благодаря своей кинематографии и новаторскому подходу к потенциально шаблонному жанру.

Хотя сюжет фильма вызывает воспоминания о Спасти рядового Райана - оба следуют за солдатами, отправленными в «долгие путешествия через опасные, усыпанные смертью пейзажи», - пишет Тодд Маккарти для Hollywood Reporter - его тон ближе к Дюнкерк , который также опирался на нелинейную структуру повествования, чтобы создать ощущение срочности.

«[Фильм] свидетельствует о колоссальных разрушениях, нанесенных войной, и все же это по сути человеческая история о двух молодых и неопытных солдатах, мчащихся на время», - рассказывает Мендес Энтони Брезникану из Vanity Fair . «Так что он больше похож на триллер, чем на обычный военный фильм».

По сюжету, 1917 следует за двумя вымышленными британскими младшими капралами, которым поручено остановить батальон численностью около 1600 человек, который попал в немецкую засаду.Один из мужчин, Блейк (Дин Чарльз Чепмен, наиболее известный по роли Томмена Баратеона в «Игре престолов»), лично заинтересован в миссии: его старший брат, лейтенант, которого изображает товарищ по «Игре престолов» Ричард Мэдден. , находится среди солдат, которые должны стать жертвой немецкой ловушки.

«Если вы проиграете, - предупреждает генерал в трейлере фильма, - это будет бойня».

В то время как Блейк и его соратник Скофилд (Джордж Маккей) вымышлены, Мендес обосновал свою военную историю правдой.От суровой реальности позиционной войны до воздействия конфликта на мирных жителей и состояния войны весной 1917 года - вот что вам нужно знать, чтобы отделить факты от вымысла в преддверии открытия фильма на Рождество.

Блейк и Шофилд должны пройти через разрушенную французскую сельскую местность. (Юниверсал Студиос / Амблин)

1917 основано на реальных событиях?

Вкратце: Да, но с обширной драматической лицензией, особенно с точки зрения персонажей и конкретной миссии, лежащей в основе фильма.

Как объяснил Мендес ранее в этом году, он черпал вдохновение из сказки, которую поделился его дед по отцовской линии, писатель и ветеран Первой мировой войны Альфред Мендес. В интервью Variety Мендес сказал, что из детства он слабо помнил, как дедушка рассказывал историю о «посланнике, у которого есть послание, которое нужно передать».

Блейк и Шофилд (здесь изображены Джорджем Маккеем) должны предупредить британский полк о надвигающейся немецкой засаде.(Universal Studios / Amblin)

Режиссер добавил: «И это все, что я могу сказать. В детстве он поселился у меня, эта история или этот фрагмент, и, очевидно, я увеличил ее и значительно изменил ».

Какие события драматизирует

1917 ?

Действие фильма происходит на севере Франции весной 1917 года. Действие фильма Доран Карт, старший куратор Национального музея и мемориала Первой мировой войны, описывает как «очень нестабильный» период войны. Хотя союзные и центральные державы, по иронии судьбы, застряли в тупике на Западном фронте, ведя жестокую позиционную войну, не добившись существенных успехов, конфликт был на грани смены курса.Тем временем в Восточной Европе грохот революции подготовил почву для предстоящего выхода России из конфликта. Вернувшись в Германию, кайзер Вильгельм II возобновил неограниченную подводную войну - решение, которое побудило Соединенные Штаты присоединиться к войне в апреле 1917 года - и начал акты тотальной войны, включая бомбардировки гражданских целей.

На Западном фронте в период с февраля по апрель 1917 года немцы консолидировали свои силы, отведя свои силы обратно к линии Гинденбурга, «недавно построенной и сильно укрепленной» оборонительной сети, по словам Мендеса.

Весной 1917 года немцы отошли к сильно укрепленной линии Гинденбурга. (Иллюстрация Мейлан Солли)

Вывод Германии был стратегическим решением, а не явным отступлением, говорит Карт. Вместо этого, добавляет он, «они консолидировали свои силы для подготовки к потенциальным дальнейшим наступательным операциям», в первую очередь операции «Майкл», весенней кампании 1918 года, в ходе которой немцы прорвали британские позиции и продвинулись «дальше на запад, чем они были почти до этого. с 1914 г.(Между тем союзники прорвали линию Гинденбурга только 29 сентября 1918 г.)

Мендес сосредотачивает свой фильм на последовавшей за этим неразберихе того, что казалось британцам отступлением немцев. Выдуманный полковник Маккензи (Бенедикт Камбербэтч), ошибочно полагая, что противник бежит и поэтому находится в невыгодном положении, готовится возглавить свой полк в погоне за рассеянными немецкими войсками.

«Был период ужасающей неопределенности - сдались ли [немцы], отступили или они подстерегали?», - сказал директор Vanity Fair .

Все главные герои фильма вымышленные. (Universal Studios / Amblin)

По правде говоря, по словам Карт, немцы «никогда не говорили, что они отступают». Скорее, «они просто переходили на лучшую оборонительную позицию», сокращая фронт на 25 миль и освобождая 13 дивизий для перераспределения. Большая часть подготовки к отходу проходила под покровом темноты, что мешало союзникам полностью понять план своего врага и позволяло немцам беспрепятственно перемещать свои войска.Британские и французские войска, удивленные сдвигом, оказались перед пустынным ландшафтом разрушений, усеянным минами-ловушками и снайперами; в условиях большой неуверенности они осторожно двинулись вперед.

В фильме воздушная разведка дает командира 1917 года, вымышленного генерала Эринмора (Колин Ферт), с достаточной информацией, чтобы послать Блейка и Шофилда, чтобы не дать полку Маккензи пойти в огромную опасность. (Телеграфные кабели и телефоны использовались для связи во время Первой мировой войны, но после сильной артиллерийской бомбардировки линии часто отключались, как в фильме.)

Британские солдаты атакуют линию Гинденбурга (Фото коллекционера печати / Getty Images)

Чтобы добраться до батальона, находящегося в зоне риска, молодые солдаты должны пересечь Ничейную землю и пройти по якобы заброшенным окопам противника. Окруженные опустошением, эти двое сталкиваются с препятствиями, оставленными отступающими немецкими войсками, которые стерли с лица земли все на своем пути во время исхода к недавно построенной линии.

, получившая название «Операция Альберих», эта политика систематического уничтожения привела к тому, что немцы уничтожили «все, что союзники могли найти полезным, от электрических кабелей и водопроводов до дорог, мостов и целых деревень», согласно Международной энциклопедии Первой мировой войны. .Согласно Times , немцы эвакуировали около 125000 мирных жителей, отправив тех, кто мог работать, в оккупированную Францию ​​и Бельгию, но оставили пожилых людей, женщин и детей на произвол судьбы с ограниченными пайками. (Шофилд встречает одного из этих брошенных людей, молодую женщину, ухаживающую за осиротевшим ребенком, и разделяет с ней нежный, очеловечивающий момент.)

«С одной стороны, было желательно не преподносить противнику слишком много свежих сил в виде новобранцев и рабочих, - писал позже немецкий генерал Эрих Людендорф, - а с другой стороны, мы хотели навязать ему как можно больше ртов кормить.”

Последствия битвы при Poelcapelle, схватки в более крупной Третьей битве при Ипре или битве при Passchendaele (Национальный музей и мемориал Первой мировой войны)

События 1917 происходят перед битвой при Пелькапелле, меньшей стычкой в ​​более крупной битве при Пашендале или Третьей битве при Ипре, но они были в значительной степени вдохновлены кампанией, которая учитывалась Альфред Мендес среди бойцов. Это крупное наступление союзников проходило в период с июля по ноябрь 1917 года и закончилось боевыми действиями, в результате которых около 500 000 солдат были ранены, убиты или пропали без вести.Хотя союзникам в конечном итоге удалось захватить деревню, давшую название битве, столкновение не привело к существенному прорыву или изменению динамики на Западном фронте. Пассчендель, по словам Карт, был типичным примером режима битвы «компромисс и не многого», который велся во время печально известной войны на истощение.

Кем был Альфред Мендес?

Альфред Мендес родился в семье португальских иммигрантов, живших на Карибском острове Тринидад в 1897 году. В 19 лет был зачислен в британскую армию.Он провел два года, сражаясь на Западном фронте в составе 1-й стрелковой бригады, но был отправлен домой после вдыхания ядовитого газа в мае 1918 года. Позже Альфред получил признание как романист и писатель рассказов; его автобиография, написанная в 1970-х годах, была опубликована посмертно в 2002 году.

«История посыльного», вспоминаемая младшим Мендесом, перекликается с рассказом о битве при Пелькапелле, рассказанным в автобиографии его деда . Утром 12 октября 1917 года командир роты Альфреда получил сообщение из штаба батальона.«Если противник контратакует, идите навстречу ему с закрепленными штыками», - говорилось в депеши. «Срочно нужен отчет о четырех компаниях». Несмотря на то, что у него было мало соответствующего опыта, кроме единственного сигнального курса, Альфред вызвался выследить компании A, B и D, каждая из которых потеряла связь с его собственной компанией C. Осознавая высокую вероятность того, что он никогда не вернется, Альфред рискнул отправиться в Ничейную землю.

Альфред Мендес получил военную награду за свои действия в битве при Poelcappelle.(Общественное достояние / добросовестное использование)

«Снайперы узнали обо мне, и их отдельные пули вскоре начали искать меня, - писал Альфред, - пока я не пришел к утешительному выводу, что они были так озадачены, увидев одинокого человека, блуждающего по кругу. о Ничейной Земле, как это иногда должно было случиться, что они решили, возможно, из тайного восхищения моей беспечностью, благополучно убрать свои пули с моего пути ».

Или, предположил он, они могли «посчитать меня сумасшедшим.”

Альфреду удалось определить местонахождение всех трех пропавших без вести компаний. Он провел два дня, перенося сообщения туда и обратно, прежде чем вернуться в нору компании C, «без единой царапины, но, безусловно, с серией волнующих переживаний, которые будут держать моих внуков и правнуков в восторге на целые ночи напролет».

Как 1917 отражает суровые реалии Западного фронта? Вид на линию Гинденбурга (Национальный музей и мемориал Первой мировой войны)

Попытки описать опыт войны изобилуют обзорами 1917 .«Война ужасна - грязь, крысы, гниющие лошади, трупы, увязшие в бесконечных лабиринтах из колючей проволоки», - пишет Дж. Д. Симкинс для Military Times . Питер Брэдшоу из Guardian разделяет это мнение, описывая путешествия Блейка и Шофилда через «постапокалиптический пейзаж, дурной сон о сломанных пнях, грязевых озерах, оставленных воронками от снарядов, трупах, крысах». Time Карл Вик из , тем временем, сравнивает действие фильма с «адскими пейзажами Иеронима Босха».

Эти описания отражают описания тех, кто действительно участвовал в Первой мировой войне, включая Альфреда Мендеса.Вспоминая свое время на выступе Ипра, где, среди прочего, происходила битва при Пассчендале, Альфред считал эту местность «болотом из грязи и убийцей людей». Просачивание грунтовых вод, усугубленное необычно сильными дождями, затруднило союзникам строительство надлежащих траншей, поэтому солдаты искали убежище в заболоченных воронках от снарядов.

«Это был случай их забрать или бросить, - сказал Альфред, - а оставить их означало самоубийство».

Британские солдаты в окопах (Национальный музей и мемориал Первой мировой войны)

Согласно Теле, выход из траншеи, блиндажа или линии был рискованным делом: «Это была практически мгновенная смерть», - объясняет он, ссылаясь на угрозу, исходящую от артиллерийских заграждений, снайперов, мин-ловушек, яда. газ и натяжные провода.

Блейк и Шофилд сталкиваются со многими из этих опасностей, а также с более неожиданными. Ущерб, нанесенный конфликтом, выражается не только в столкновениях дуэта с врагом; вместо этого он вписан в саму ткань ландшафта фильма: от туш скота и крупного рогатого скота, попавших под перекрестие войны, до холмов, «состоящих из грязи и трупов», и сельской местности, усеянной бомбардировками деревень. 1917 Цель , как говорит продюсер Пиппа Харрис в закулисном короткометражке, - «заставить вас почувствовать себя в окопах с этими персонажами.”

Вид индивидуальных военных действий в центре 1917 был «не нормой», по словам Карт, а «скорее исключением», в значительной степени из-за риска, связанного с такими маломасштабными миссиями. Сети траншей были невероятно сложными и включали отдельные линии фронта, вспомогательную поддержку, коммуникации, продовольствие и отхожие места. Им требовались «очень специфические средства передвижения и общения», ограничивающие возможности пересекать границы и рисковать по своему желанию в нейтральной зоне.

Тем не менее, Карт не полностью исключает возможность того, что миссия, сравнимая с миссией Блейка и Шофилда, произошла во время войны. Он объясняет: «На самом деле трудно сказать ... какие именно действия произошли, не глядя на обстоятельства, в которых мог оказаться персонал».

Британские солдаты в окопах, 1917 год. (Национальный музей и мемориал Первой мировой войны)

Как Мендес оплакивает Time , Вторая мировая война управляет «большей культурной тенью», чем ее предшественница - тенденция, очевидная в изобилии голливудских хитов, посвященных конфликту, в том числе Midway в этом году. , мини-сериал HBO «Группа братьев» и классический Стивен Спилберг Спасти рядового Райана .Между тем так называемая «Великая война», пожалуй, лучше всего увековечена в All Quiet on the Western Front , адаптации одноименного немецкого романа, вышедшего 90 лет назад.

1917 стремится поднять кино времен Первой мировой войны на невиданный ранее уровень видимости. И, если судить по отзывам критиков, фильм более чем выполнил эту задачу, поразив публику как своими потрясающими визуальными эффектами, так и изображением часто упускаемой из виду главы военной истории.

«Первая мировая война начинается буквально с лошадей и повозок и заканчивается танками», - говорит Мендес. «Так что это момент, когда, вы можете возразить, начинается современная война».

Битва при Пасшендале была крупным наступлением союзников, в результате которого около 500 000 солдат были убиты, ранены или пропали без вести. (Национальный музей и мемориал Первой мировой войны)

Сэм Мендес о «1917 году», история Первой мировой войны, вдохновленная его дедом: NPR

Джордж Маккей (в центре) играет британского солдата Скофилда в военной драме « 1917 », написанной в соавторстве с Сэмом Мендесом и поставленной им. Франсуа Дюамель / Universal Pictures и Dreamworks Pictures скрыть подпись

переключить подпись Франсуа Дюамель / Universal Pictures и Dreamworks Pictures

Джордж Маккей (в центре) играет британского солдата Скофилда в военной драме « 1917 », написанной в соавторстве с Сэмом Мендесом и режиссером которой был Сэм Мендес.

Франсуа Дюамель / Universal Pictures и Dreamworks Pictures

Двум молодым британским солдатам, Блейку и Шофилду, дается необычная миссия в Первой мировой войне: доставить послание, которое может спасти 1600 жизней, включая брата Блейка.

Это тщеславие 1917 , в котором Колин Ферт играет в главной роли генерала, отдающего приказ, а Дин-Чарльз Чепмен и Джордж Маккей - два солдата. Им поручено передвигаться по адскому ландшафту выдолбленных траншей, сожженных руин, жирных крыс и обломков войны.

Режиссер Сэм Мендес по сценарию, написанному им в соавторстве с Кристи Уилсон-Кэрнс. Его снял кинематографист Роджер Дикинс - 1917 выглядел как один непрерывный дубль.

«Когда у меня возникла идея, что это два часа реального времени, мне показалось естественным объединить аудиторию вместе с центральными персонажами таким образом, что они постепенно начали осознавать, сознательно или бессознательно, что они не могут» «Уйти», - говорит Мендес.«В каком-то смысле это больше похоже на триллер с тикающими часами, и поэтому испытать каждую секунду, проведенную с мужчинами, казалось отличной идеей. В 17 лет он участвовал в Первой мировой войне. Альфред Мендес стал романистом и писателем, хотя он не рассказывал своим детям о своем военном опыте до поздних лет жизни.

«Только в середине 70-х он решил, что собирается рассказывать истории о том, что случилось с ним, когда он был подростком», - говорит Сэм Мендес.«И он рассказал нам одну конкретную историю о том, как ему было поручено нести единственное сообщение через нейтральную полосу в сумерках зимой 1916 года. Он был маленьким человеком, и они обычно присылали ему сообщения, потому что он бежал 5 1 /. 2 фута, и туман обычно висел на высоте около 6 футов в нейтральной зоне, поэтому он не был виден над туманом. И это осталось со мной. И это была та история, которую я решил рассказать ».

Основные моменты интервью

На обломках войны изображены

Сэм Мендес выступает на сцене на специальном показе 1917 в начале декабря. Брайан Беддер / Getty Images для Universal Pictures скрыть подпись

переключить подпись Брайан Беддер / Getty Images для Universal Pictures

Сэм Мендес выступает на сцене на специальном показе 1917 в начале декабря.

Брайан Беддер / Getty Images для Universal Pictures

Это война, которая закончилась, которая закончилась более 100 лет назад, и мы до сих пор знаем о ней и о том поколении, которое пропало без вести. Если вы пойдете на Сомму, вы попадете в эти очень, очень трогательные места - эти прекрасно сохранившиеся памятники павшим - количество безымянных могил - вот что вас поражает, просто белые кресты повсюду. И поэтому мне показалось очень подходящим, что двое мужчин, за которыми мы должны следовать, в каком-то смысле неизвестны.Знаете, я впервые на съемочной площадке и почувствовал, что меня тронуло событие, которое мы изображали, а не что-либо в фильме. Я имею в виду, честно говоря, съемочная площадка - наименее трогательное место в мире. Знаете, там просто полно техники и оборудования. Но несколько раз я терялся.

О крысах

Я бы сказал вот что: при создании его фильма крысы не пострадали. ... Крысы, в каком-то смысле, жители земли.Проходят люди. И если не считать крыс, я имею в виду, тот факт, что это отступление происходит весной 1917 года, означал, что мы могли бы создать другую личность в фильме, другого персонажа в фильме, которым была природа, - что, несмотря на уничтожение людей, природа победит. вне. Природа снова протолкнет эти листья на деревьях и расцветет в садах. И природа вернется и посмеется над муравьями, которые сеют такие разрушения, сеют такой хаос по всему ландшафту.

В сцене с солдатом и младенцем

Что ж, я начал писать сценарий в октябре 2017 года, ровно через 100 лет после того, как действие фильма происходит, и моя дочь родилась на месяц раньше. Так что мой младший ребенок очень много сидел в доме, и я полагаю, что это как-то связано с этим. И мне было очень трудно снимать, потому что, знаете, это бедное маленькое создание - Айви, ее звали - вы знаете, она не знает, что снимается в кино. И то, как она вела себя в этой сцене, было очень трогательным.

Но, да, о побочном ущербе войны. И я думаю, что когда вы видите, что происходит с гражданской жизнью; ощущение разрушенных французских городов; на самом деле такой затерянный мир северной Франции, который был полностью стерт с лица земли в той войне. И эти сцены были действительно тревожными и расстраивающими для съемок. Но они казались важными.

Включено, если получение награды за этот конкретный фильм мешает

Зависит от вашего взгляда на награды.Если награды - это то, за что вы это делаете, то да. Если вы помните, что награды предназначены для того, чтобы зрители ходили смотреть фильмы в кинотеатре, то нет. Я хочу, чтобы люди пошли посмотреть этот фильм в кино. Я очень рад тому факту, что он подлежит награждению, потому что это означает, что это часть диалога в конце года, и чтобы высказать свое мнение по этому поводу, вы должны пойти и посмотреть его. И эти фильмы сейчас снимать сложно. Вы знаете, вы противостоите супергеройским фильмам, франшизам и анимационным фильмам, и если вы снимаете масштабный фильм, который вы хотите, чтобы люди видели в кинотеатре без больших звезд в главных ролях, вы знаете, вы должны взять все, что можете. получать.И если участие в обсуждении наград является частью этого, тогда хорошо. Знаете, это - и мы должны постоянно напоминать себе - способ продвижения фильмов.

О том, почему он снимает фильмы

Мазохизм, я думаю, в больших масштабах. Внутри вы чувствуете, как в канун Рождества. И все труднее и труднее находить то, что уводит вас от семьи, и то, что имеет наибольшее значение. Но я чувствовал это, это было частью меня. Это было частью моего детства.Это было частью моей семейной истории. И я чувствовал себя обязанным сказать это так, как я редко чувствовал раньше. Без этого месяцы, знаете ли, разочарования и сумасшедших целей, которые вы ставите перед собой - одна из которых - сделать такой фильм одним кадром - казались бы, знаете ли, действительно бессмысленными. Но почему-то это был полезный опыт и стоил всех жертв.

София Альварес Бойд и Стив Триполи подготовили и отредактировали это интервью для трансляции. Патрик Джаренваттананон адаптировал его для Интернета.

1917: Почему похоже, что он был снят одним непрерывным дублем

Новая драма 1917 , которую режиссер Сэм Мендес написал на основе рассказов своего деда о Первой мировой войне, технически не была снята за один дубль. Если вы обратите внимание, вы можете увидеть места, где пленка немного тускнеет.

Но фильм хорошо приближается к этой технике, что создает ощущение, будто вы переживаете события фильма в «реальном времени» и уже использовался в фильмах в прошлом, совсем недавно в победителях конкурса за лучший фильм 2014 года. Бёрдман .В случае 1917 метод одноразового использования используется, чтобы рассказать историю о двух молодых британских рядовых (Джордж Маккей и Дин-Чарльз Чепмен), которым их генерал (Колин Ферт) поручил взять послание из своих окопов. и через нейтральную полосу к полковнику Маккензи (Бенедикт Камбербэтч), который ведет своих людей в гигантскую ловушку.

Это почти невыполнимая задача, но они добросовестно ее решают, встречая на своем пути всевозможные опасности с другими солдатами (включая Ричарда Мэддена, Марка Стронга и Эндрю Скотта).Это первый фильм, который написал опытный режиссер Мендес ( Skyfall, American Beauty, Road to Perdition ), и я поговорил с ним по телефону о том, почему он решил сделать фильм таким, как будто это один непрерывный кадр, а также проблемы кастинга такого фильма.

Джордж Маккей прячется в окопе, , 1917 год. Универсальные картинки
Алисса Уилкинсон

Как вы выбрали концепцию «одного выстрела» для 1917 ?

Сэм Мендес

Я хотел рассказать эту историю за два часа «реального времени».«Так что я чувствовал, что это было естественным делом - привязать аудиторию к мужскому опыту. В фильме, который временами больше похож на триллер, я хотел, чтобы зрители чувствовали каждую проходящую секунду и делали каждый шаг вместе с ними, а также осознавали географию, расстояние и физические трудности. Ощущение, что вам придется пережить с ними историю, усиливается тем, что вы не режете.

Алисса Уилкинсон

Существуют и другие фильмы, в которых используется идея «одного кадра» - многие знают о Birdman или о фильме Хичкока Rope - но во время просмотра 1917 , я поймал себя на мысли о книгах, в которых персонажи следуют за персонажами. день в «реальном времени», как в книге Вирджинии Вульф Mrs.Dalloway или Джеймс Джойс Ulysses . Большая разница в том, что эти книги следуют за одним персонажем, затем они проходят мимо другого персонажа на улице, а затем они начинают следовать за этим другим персонажем, больше как Birdman . В 1917 вы все время используете только один или два символа. Было ли это особенно сложным для вас или для актеров?

Сэм Мендес

Сложно удержать от повторения. Несмотря на то, что, как вы говорите, в фильме есть один или два персонажа, в конечном итоге фильм постоянно меняет ваши отношения с ними, и поэтому точка зрения не всегда субъективна.Иногда вы их видите, но не видите того, что видят они. Иногда вы видите то, что видят они раньше, чем они. Иногда это очень интимно и очень субъективно; иногда это очень объективно, и вы видите их совсем маленькими на большом пейзаже.

Итак, есть танец между камерой, персонажами и пейзажами, все трое постоянно движутся. Этот [кинематографический] язык был тем, над чем [оператор] Роджер Дикинс и я действительно много работали.

Джордж Маккей в 1917 г. Универсальные картинки
Алисса Уилкинсон

Это странный парадокс, потому что, с одной стороны, мы лично переживаем свою жизнь так, как будто мы снимаемся в одноразовом фильме. С другой стороны, этот стиль и перспектива не соответствуют ожиданиям в фильмах.

Сэм Мендес

Нет. Но вы должны спросить себя, почему грамматика кино так изменилась. И это интересный вопрос. Мы переживаем жизнь намного ближе к одному продолжительному непрерывному кадру.Так что можно ожидать, что грамматика фильма останется прежней. Но грамматика пленки была разработана потому, что камеры не могли делать то, что могут делать люди. Они были слишком большими. Они были слишком громоздкими. Снимали только на пленку. В какой-то момент нужно было резать.

Это уже не так. Итак, сейчас есть способ общения, который не использует традиционные инструменты, традиционную грамматику кино, которая развивалась последние сто лет.

[ 1917 ] не снят с целью привлечь к себе внимание.Я действительно не хочу, чтобы люди думали о камере. Если вы осознаете это в течение первых 10 минут, то, надеюсь, после этого вы забудете об этом и просто посмотрите историю.

Алисса Уилкинсон

Есть также все эти короткие выступления известных актеров, играющих фигур, которые в некоторых случаях были бы чем-то вроде знаменитостей для этих молодых солдат - капитанов и командиров. Как вы проходили кастинг на эти роли?

Сэм Мендес

Мы выбрали тех, кого я считал лучшими на эти роли, вместо того, чтобы думать: «Ну, мне нужны известные актеры».Конечно, вы не подозреваете, что снимаете довольно большой фильм и хотите, чтобы люди пришли посмотреть его. И это не больно.

Но мне нужны были люди с этой естественной мгновенной властью. Колин Ферт, или Бенедикт Камбербэтч, или Эндрю Скотт - у них есть этот навык, чтобы иметь возможность почти мгновенно заявить о себе на сцене и сразу же взяться за дело.

Я также пытался получить то ощущение, что два относительно обычных солдата пересекаются с этими жизнями, которые в некотором роде основаны на их жизни, но имеют более высокий статус.Одна из причин, по которой мы выбрали молодых и относительно неизвестных актеров [в качестве главных героев], заключалась в том, чтобы создать ощущение, что это двое молодых людей из 2 миллионов, и что они - это странно сказать - не особенно особенные. В них есть обыденность. Они пересекаются с жизнями, которые написаны крупно, иначе, чем их.

Вот как я решил это сделать. Я говорил с [наиболее известными актерами] о проекте в целом, о том, какова общая цель фильма, а не об их отдельных ролях.Я думаю, что некоторые из этих парней испытывают облегчение из-за того, что не несут на себе бремя всего фильма ради разнообразия, играют второстепенные роли и занимаются тем, во что они верят, но им не нужно брать на себя полную ответственность или тратить в любое время маркетинг тоже.

И как только вы уговорите одного «тяжеловеса», например Колина Ферта, сделать это, вы можете позвонить Бенедикту и сказать: «Колин Ферт играет одного из этих персонажей», и тогда вы получите их обоих. Чем дальше вы продвигаетесь, тем легче и легче становится.Так что нужен один человек, чтобы сказать «да», и тогда возникает своего рода эффект домино.

Бенедикт Камбербэтч в 1917. Универсальные картинки
Алисса Уилкинсон

Чем отличается репетиционный процесс для такого фильма от других фильмов?

Сэм Мендес

Мы ничего не могли сделать, пока не отрепетировали, потому что нам нужно было измерить расстояние, которое занимает каждая сцена.Нам нужно было измерить путь. Таким образом, мы не могли построить траншею, пока не прошли расстояние, необходимое для траншеи, а затем применили то же правило к нейтральной земле и карьерам, полям, садам, фермерским домам, каналам и городам на ночь. Все они не могли быть построены или даже задуманы, пока мы не знали, какой длины они должны быть. И мы не знали, сколько времени должно пройти, пока мы это не отыграем. Итак, мы начали процесс с репетиций на пустых полях, держа в руках сценарии и отмечая путь флажками и шестами.

И только тогда мы смогли двинуться вперед. Так что мы репетировали в течение нескольких месяцев, но на самом деле то, что мы делали, - это вовлекали актеров в обычный процесс подготовки к съемкам на шесть или восемь месяцев. Они были у нас с первого дня. Откровенно говоря, это роскошь, которую обычно не допускают, потому что актеры заняты. Но я позаботился о том, чтобы, когда я предложил этим двум парням роль, они поняли, что это долгая работа, и что они должны были быть там как часть команды с самого начала подготовки к съемкам.Вот как мы это сделали.

Алисса Уилкинсон

Вы опытный театральный режиссер. Могли ли вы использовать в этом фильме те же самые режиссерские мускулы?

Сэм Мендес

Я, конечно, использовал ту же самую мышцу. Мне приходилось без оглядки судить о ритме, темпе и темпе. И это то, чем все время занимаются в театре. Я не привыкать рассказывать истории, которые длятся два или два с половиной часа без перерывов.

С другой стороны, пейзаж фильма постоянно менялся - атмосфера, свет, условия - и отношения между камерой и актерами постоянно менялись, чего нет на сцене.В театре отношения между зрителем и людьми, на которые смотрят, довольно стабильны, тогда как здесь они все время менялись. Так что, с другой стороны, это было прямо противоположно театральному опыту и очень кинематографично. Этот фильм представлял собой странную смесь двух.

1917 открылся в ограниченных кинотеатрах на Рождество. Он откроется по всей стране 10 января.

Этот разговор был отредактирован и сокращен для ясности.

Хронология событий 1917 года во время Первой мировой войны

19 января Британцы перехватывают и расшифровывают телеграмму министра иностранных дел Германии Артура Циммерманна в Мексику, призывающую ее вступить в войну против Соединенных Штатов.Американские штаты Техас, Аризона и Нью-Мексико будут предложены правительству Мексики в обмен на такую ​​помощь.
1 февраля Германия возобновляет неограниченную войну подводных лодок. Все союзные и нейтральные корабли должны быть потоплены незамедлительно. В течение следующего месяца будет потеряно около миллиона тонн груза. Ллойд Джордж заказывает конвои Королевского флота для защиты торговых судов, направляющихся в Великобританию.
3 февраля Соединенные Штаты Америки разрывают дипломатические отношения с Германией.
24 февраля Пассажирский лайнер Cunard S.S. Laconia , следовавший из Нью-Йорка в Ливерпуль, был потоплен немецкой подводной лодкой у побережья Ирландии.
Телеграмма Циммермана передана правительству США британцами. В нем содержится подробная информация о предложении Германии о союзе с Мексикой против Америки.
11 марта британских войск захватывают Багдад.
15 марта Вследствие революции в России , царь Николай II отрекся от престола.
2 апреля Президент США Вудро Вильсон обращается к Конгрессу и просит Палату представителей объявить войну Германии.
6 апреля Соединенные Штаты Америки объявляют войну Германии.
9 апреля Начало Nivelle Offensive .
13 апреля Канадские войска захватывают Вими-Ридж . Канадцы захватывают земли, имеющие большое военное значение, и наносят тяжелые потери немецкой армии.
16 апреля Ленин прибывает в Россию.
Конец апреля Nivelle и Chemin des Dames Offensives заканчиваются катастрофой для французов. Высокий уровень потерь вызывает волнения во французской армии, и вспыхивает серия мятежей продолжительностью в месяц. Генерал Нивель уволен, заканчивая карьеру.
28 мая Бригадный генерал США Першинг отправляется из Нью-Йорка во Францию.
7 июня Британцы взорвали 19 крупных мин, содержащих около 455 тонн взрывчатого вещества, под горным хребтом Мессин в Бельгии. Взрывы можно услышать даже в Лондоне и Дублине. Более 10 000 немецких солдат убиты, большая часть укреплений вдоль хребта разрушена, как и сам город Мессин.
26 июня Первые американские войска из 1-й дивизии начинают прибывать во Францию.
27 июня Греция вступает в войну на стороне союзников.
2 июля США бригадный генерал Першинг делает свой первый запрос на армию в 1000000 человек.
6 июля Акваба захвачен арабами во главе с Т. Э. Лоуренсом (Аравия).
11 июля Бригадный генерал Першинг пересматривает цифры своих армейских запросов «немного» в сторону увеличения до 3 000 000 человек.
31 июля Начинается главное наступление Третьей битвы при Ипре (Пасшендале).Союзники несут около тридцати двух тысяч потерь - убитыми, ранеными или пропавшими без вести - в этом единственном бою.

6 ноября британских и канадских войск наконец достигли Пассенделя, и на этом закончилась Третья битва при Ипре года . За три с половиной месяца наступления британские и имперские силы продвинулись едва ли на пять миль и понесли ужасающие потери.
7 ноября На альпийском фронте между Италией и Австро-Венгрией 12-я и последняя битва при Изонцо завершилась окончательным провалом для итальянской армии.Австро-немецкие войска (среди них молодой Эрвин Роммель) прорываются у Капоретто. Итальянские потери составляют более 300 000 человек. По меньшей мере 60 000 солдат с обеих сторон погибли в лавинах.
Большевики свергают российское правительство и устанавливают коммунистическое правительство при Ленине.
20 ноября Битва при Камбре начинается с внезапной массовой танковой атаки англичан. Это впервые демонстрирует, что непроницаемая немецкая линия Гинденбург может быть нарушена.
7 декабря Соединенные Штаты объявляют войну Австро-Венгрии.
9 декабря Англичане захватывают Иерусалим у турок. Эдмунд Алленби входит в город пешком в знак уважения к Святому городу и быстро выставляет охрану для защиты всех мест, которые считаются священными для христианской, мусульманской и еврейской религий.

Эдмунд Алленби въезжает в Иерусалим
22 декабря Большевистская Россия открывает мирные переговоры с Германией в Брест-Литовске (ныне Брест, Беларусь).

Сегодня в истории - 6 апреля

6 апреля года 1917 года Соединенные Штаты официально объявили войну Германии и вступили в конфликт в Европе. Воюющие с лета 1914 года Великобритания, Франция и Россия приветствовали известие о том, что американские войска и припасы будут направлены на военные действия союзников. Под командованием генерал-майора Джона Дж. Першинга более двух миллионов американских солдат служили во Франции во время войны.

Компания «И», 102 Инф., 2б Див., A.E.F. Студия Эль-Хуана: Хуан Касабланка, фотограф, около 1919 года. Панорамные фотографии. Отдел эстампов и фотографий

В течение трех лет президент Вудро Вильсон стремился сохранить нейтралитет Америки. Антивоенные настроения охватили весь политический спектр. Реформаторы среднего класса, такие как Джейн Аддамс, а также радикалы, такие как Эмма Гольдман, выступили против участия США в войне.

Я иду по тропе в Нормандию, так что поцелуй меня на прощание. Час. А. Снайдер и Оскар Доктор, слова и музыка; Нью-Йорк: Музыкальный паб Снайдера.Co., 1917. Ноты времен Первой мировой войны. Музыкальный отдел

Хотя позже он поддерживал военные действия, государственный секретарь Уильям Дженнингс Брайан подал в отставку из-за того, что администрация не смогла сохранить нейтралитет. Однако серия инцидентов, включая потерю 128 американских жизней, когда немецкие подводные лодки потопили Lusitania 7 мая 1915 года, изменила общественное мнение. 2 апреля 1917 года Вильсон попросил Конгресс объявить войну, предупредив, что «мир должен быть безопасным для демократии».

Военная мобилизация предъявила огромные требования как американским военным, так и гражданскому населению.В своей речи во время войны Сэмюэл Гомперс, президент Американской федерации труда, отметил, что рабочая сила США полностью привержена победе:

Мировая война, в которой мы участвуем, имеет такие огромные масштабы, что мы должны перестроить практически всю социальную и экономическую структуру страны с мирной на военную основу. На свободолюбивых граждан, и особенно на рабочих этой страны, возлагается ответственность следить за тем, чтобы дух и методы демократии сохранялись в нашей собственной стране, пока мы ведем войну за их установление в международных отношениях ...

Рабочие участвуют в этой войне наравне с солдатами и матросами на кораблях и в окопах ... Они демонстрируют свою признательность и верность военным трудом, одалживанием своих сбережений и высочайшими жертвами.Труд внесет свой вклад в каждое требование войны. Наша республика, свобода мира, прогресс и цивилизация находятся на волоске. Мы не смеем потерпеть неудачу. Мы победим.

Трудовая служба свободы. Самуэль Гомперс, записано 16 января 1918 г .; Нью-Йорк: Национальный форум, 1918. Американские лидеры говорят: записи времен Первой мировой войны Отдел кино, радиовещания и звукозаписи

Участие американцев в Первой мировой войне навсегда изменило страну.Чтобы удовлетворить возросший спрос на товары, федеральное правительство резко расширилось, взяв на себя беспрецедентную роль в управлении экономикой.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *