Угро финны история: ФИННО-УГОРСКИЕ ПЛЕМЕНА — информация на портале Энциклопедия Всемирная история

Содержание

ФИННО-УГОРСКИЕ ПЛЕМЕНА — информация на портале Энциклопедия Всемирная история

Кто такие финно-угры?

Финно-угорские народы делятся на две группы: финскую и угорскую. Финны – народ Финляндии, угры – венгры (по древнерусским летописям).

В настоящее время ученые подразделяют ф.-уг. на пять подгрупп:

1) прибалтийско-финская;

2) саамы, или лопари;

3) волжско-финская;

4) пермская;

5) угорская.

Часть ф.-уг. племен не дожила до наших дней. Согласно древнерусским летописям к ф.-уг. относились чудь, меря, мурома. Племя меря, обитавшее в междуречье рек Волги и Оки, на рубеже I – II тыс. вошла в состав племен восточных славян. Есть гипотеза, что потомки мери – марийцы. Племя мурома в I тыс. до н. э. располагалось в бассейне р. Оки, но к XII в. н. э. слилось с восточными славянами. Племя чудь связывают с финскими племенами, жившими в древности по берегам Онеги и Северной Двины.

Откуда пошли ф.-уг. племена

Значительное количество ученых называют прародину ф.-уг. – это граница Европы и Азии, районы между Волгой и Камой, Приуралье. Именно здесь в IV – III тыс. до н. э. появилось племенное сообщество, родственное по языку и близкое им по происхождению. К I тыс. н. э. ф.-уг. заняли большую территорию – северную часть Европейской России до р. Камы на юге.

Археологические раскопки свидетельствуют о принадлежности ф.-уг. к уральской расе (смешение европеоидных и монголоидных черт).

Ф.-уг. племена и русские

Первые сведения о ф.-уг. встречаются в русских летописях второй половины IX – X в. Летописцы говорят о таких племенах, как чудь, меря, весь, мурома, черемись, мордва.

Из источников следует, что основными занятиями у ф.-уг. были  собирательство, охота, рыболовство, земледелие. Поселения располагались далеко друг от друга.

Длительное время ф.-уг. племена платили дань булгарским ханам, входили в состав Казанского ханства и Руси. В XVI – XVIII в. на землях ф.-уг. появились переселенцы с различных регионов Руси. Несмотря на сопротивление местных племен, наиболее серьезное из коих оказали марийцы, постепенно пришлый люд стал вытеснять традиции ф.-уг. Ассимиляция усилилась в связи с переселением самих ф.-уг. в различные регионы России.

Ф.-уг. сейчас

В мире насчитывается около 25 млн. представителей ф.-уг. Наиболее многочисленная группа – венгры (более 15 млн.). Меньше финнов (около 6 млн.), эстонцев (около 1 млн.). Остальные народности этой группы весьма немногочисленны: мордва (843 тыс.), удмурты (637 тыс.), марийцы (614 тыс.), ингерманландцы (около 30 тыс.), квены (около 60 тыс.), выру (74 тыс.), сету (10 тыс.). Самые малочисленные – ливы (400 человек), водь (100 человек).

Ф.-уг. языки

В древности ф.-уг. говорили на едином ф.-уг. языке. С делением группы на племена и их отдалением язык видоизменялся. Ф.-уг. языки сохранились у финнов, венгров, эстонцев и других народностей.

Ф.-уг. культура

Большинство памятников культуры ф.-уг. найдены на территории обитания этноса. В основном это памятники начала нашей эры и раннего средневековья. Многие народы сохранили свои культуру, традиции и обычаи вплоть до сегодняшнего времени. Это проявляется в их обрядах, танцах, национальной одежде и обустройстве быта.

Религия ф.-уг.

Подавляющее большинство ф.-уг. – православные. В XII в. крестились вепсы, в XIII в. – карелы, в конце XIV в. – коми. Для перевода Священного писания на язык коми возникла пермская письменность – единственный самобытный ф.-уг. алфавит. В XVIII – XIX вв. православными стали мордва, удмурты и марийцы; среди марийцев, удмуртов, саамов и некоторых других народов сохранилось двоеверие.

Финны, эстонцы и западные саамы – лютеране, венгры – католики. У удмуртов и марийцев сохранялась своя древняя религия.

"Именно в Питере пришло ощущение, что я мокшанка": финно-угорская молодежь о своих корнях

  • Дмитрий Ермаков
  • для bbcrussian. com

Молодые санкт-петербуржцы с финскими корнями исследуют историю своих народов, когда-то составлявших значительную часть населения Петербурга и области. Как они к этому пришли?

"Часто говорят, что Петербург построен на болоте, что здесь ничего не было. На самом деле деревень было очень много", - говорит этническая финка из Ленинградской области, лингвист Юля Идрисова.

В этих деревнях до Второй Мировой войны вместе с русскими жило множество финских народов.

Ближе к городу - ингерманландские финны*, севернее и восточнее - карелы и вепсы, на запад в сторону эстонской границы - ижора и водь. Как отмечает исследователь истории из Санкт-Петербурга Сусанна Парккинен, в отдельных пригородах, например, Токсово, финского населения было до 80%.

Автор фото, Selim Jalmari Laurikalla Archive

Подпись к фото,

Конфирмация в Хиетамяки (Ленинградская область) в 1931 году. Из личного альбома пастора Селима Ялмари Лаурикалла.

После жесточайших сталинских репрессий, связанных поначалу с участием ингерманландцев в белом движении, а потом с Зимней войной СССР против Финляндии, почти всё коренное население было депортировано, тысячи людей погибли в ГУЛАГе.

Оставшиеся - из-за блокады Ленинграда - очутились по другую линию фронта. Некоторые из них смогли остаться и выжить, другие бежали и добрались до Финляндии, но многие встретили смерть от болезней в гитлеровских концлагерях.

Немцы, хотя и были союзниками финнов, не всегда церемонились с деревенскими жителями, особенно из России.

Впоследствии часть репрессированных вернулась в Ленинград и Ленинградскую область. Большинство постепенно "обрусели", другие массово уехали в Финляндию в 90-е, когда финское правительство давало ингерманландцам такую возможность. Многие живут в Эстонии.

Оставшихся в России финских семей немного, но они хотят жить именно здесь.

Я пообщался с молодым поколением - людьми до 40 лет, живущими в Петербурге или рядом, для которых корни и принадлежность к земле предков имеют большое значение.

Сусанна Парккинен, ингерманландская финка

Дизайнер, Санкт-Петербург

Автор фото, Dmitry Ermakov

Я работаю дизайнером, и параллельно занимаюсь изучением нашей истории. Меня очень волнует вопрос репрессий, в частности потому, что они коснулись моей семьи.

До депортации ингерманландцев [в СССР] было 140 тысяч. В Колтушском приходе, куда входит моя родная деревня, было 9 тысяч прихожан. Из папиного рода с фамилией Парккинен было арестовано 37 человек, из них большая часть умерла в тюрьме, пять человек были расстреляны.

Ингерманландские финны относятся к одному из 11 народов СССР, которые были полностью выселены. В этой истории есть все составляющие геноцида.

Меня задевает, что нас часто называют фашистами и оправдывают депортацию тем, что мы якобы поддерживали Гитлера. Но мы его не поддерживали! Финляндия не за немцев воевала, а хотела получить, что потеряла.

Уверена, что у Маннергейма никогда не было цели уничтожать русских людей - и тем более Петербург, в котором он провел столько лет своей жизни. Но люди плохо знают историю.

Беседуя с русскими, даже со своими знакомыми, я стараюсь не затрагивать тему репрессий и Сталина. По непонятным мне причинам многие его оправдывают, в той или иной степени.

Владимир Лехтинен, финн

Музыкант, Санкт-Петербург

Автор фото, Dmitry Ermakov

Вырос я в Волгоградской области. В школе мне казалось, что я там чужой. Дед по отцу мало говорил о своем детстве, но он изучал финский язык, непонятно зачем нужный ему в Волгоградской области. Потом уже я узнал, что он был финном из-под Выборга.

Во мне есть и кровь поволжских финно-угорских народов: мокши, марийцев и возможно удмуртов. Но об этом не было принято говорить, бабушка боялась даже после падения СССР, что к нам постучатся в дверь.

Однако я же видел местные традиции тех же мокшан, которые, например, кладут монеты на глаза покойнику и зовут специальную бабушку его отпевать, хотя у православных так не принято.

Потом я начал играть музыку, услышал у финно-угров какие-то совершенно неевропейские лады. Услышал финский "тяжеляк", группа Amorphis использовала сюжеты из "Калевалы" (древнефинской эпической поэмы), и так через увлечение тяжелой музыкой и историей смог узнать больше о самом себе.

Я уехал в Питер. Здесь нормальная погода, нет плюс сорока и я почти не болею. И люди. Петербуржцы общительные, но умеют быть негромкими и достаточно упертые.

В Питере финскость есть, но когда ты приезжаешь на бывшие финские места - ее нет. Сортавала, Зеленогорск. Выборг - вообще полуразрушенный город. Мне грустно.

Дмитрий Харакка-Зайцев, ижор (на снимке с женой)

Юрист, правозащитник, Всеволожск (Ленинградская область)

Автор фото, Dmitry Ermakov

Я всегда знал, что я ижор. В детстве бабушка-ижорка проводила со мной время и потихоньку на эту тему разговаривала. На Сойкинском полуострове (Кингисеппский район Ленобласти), я понимал, что вот то самое место, оно притягивает.

Ижоров сейчас мало, в общине всего 128 человек. С одной стороны, нам никто не мешает изучать родной язык, заниматься культурой и так далее. С другой стороны, есть конфликт вокруг территорий, где строится порт Усть-Луга и ряд компаний планируют возводить химзаводы.

Мы говорим: что ж, давайте совместно решим, как будем соседствовать, выберем альтернативные пути. Это просто желание защитить родной край от разрушения, от уничтожения природы. Мы апеллируем к праву.

Но наша правозащитная активность вызывает противодействие, в том числе и органов власти, а представители компаний и вовсе не имеют представления о жителях территории, куда они пытаются въехать.

К счастью, диалог продолжается. И под влиянием всей этой недружественной среды люди стали заново изучать историю, книги, семейные архивы.

Моя бабушка говорила: в России лучше быть русским, потому что ты никогда не знаешь, что случится завтра. Но сейчас иначе. Ижоры, которые сейчас молоды и живут в городах, хотят потом вернуться в родные места, уже строят дома, покупают участки. Связывают будущее своих детей с ижорой.

Ольга Кугаппи, мокшанка

Лингвист, Колбино (Ленинградская область)

Автор фото, Dmitry Ermakov

До того как вышла замуж, об этом практически не думала: что я финно-угорская женщина, мордовка там, важно это или не важно.

Здесь я скучаю (по Мордовии). Стала больше слушать мордовскую музыку, больше интересоваться мокшанской культурой. Именно в Питере пришло ощущение того, что я мокшанка и что мои дети должны говорить на мокшанском языке, наряду с русским и финским. Причем мой муж поддерживает меня, он понимает, что это истоки.

Петербург хороший, но слишком грустный, мне не хватает зажигательности мордвы и движухи, которая там всегда бывает.

Конечно, когда я встретила мужа, я не думала о том, какой он национальности и где мы будем жить. Это, скорее, для него имело значение, какая у меня национальность.

Он хотел себе финку, но получается, что взял финно-угорку. Когда услышал несколько мокшанских слов, похожих на финские, он, видимо, поставил себе галочку: ну, это близко, это одна кровь.

Юра Коробко, ингерманландский финн

Студент, Санкт-Петербург

Автор фото, Dmitry Ermakov

Фамилия по матери у меня Тойвонен, что уже говорит за себя. Я родился в Гатчинском районе и переехал в Питер из-за учебы.

Моя семья жила в тех краях с 1940-х годов, сейчас у нас там дача. Переехали они из Выборга - после Зимней войны и присоединения части Финляндии к СССР. Деревня оставалась финской даже после Зимней войны и депортаций, и никого оттуда не выселяли и не расстреливали.

В войну у нас были немцы, но тоже никого не тронули, включая русских, - возможно, потому, что оставались только женщины и дети. Все мужчины, и финские тоже, были призваны в Красную армию.

После войны все наши финны продолжали жить дальше, но большинство постепенно обрусели. Молодежь, как правило, остается на родине предков, как это принято у ингерманландцев, кто-то уезжает работать в Петербург. Но, несмотря на эту тягу людей к родной земле, язык утрачивается.

Мне кажется, многие ингерманландцы отличаются высоким уровнем самосознания - я, например, считаю себя больше финном, нежели русским. В моем кругу общения немало людей, которые знают, что имеют финские корни и гордятся ими.

Но если и есть национальное единение, то больше по религиозной части, так как финны лютеране. Не думаю, что все из них глубоко верующие люди, тут скорее как предки делали. Скорее всего, будущее грустно, будет дальнейшее смешение и ассимиляция.

Антон Пукконен, ингерманландский финн

Студент, Хирвости (Ленинградская область)

Автор фото, Dmitry Ermakov

Один финский путешественник [до революции] ездил по Ингерманландии на велосипеде. Колтушский приход, куда входит моя деревня, описывался им как зажиточная деревня, которая была визуально богаче, чем окружающие.

Во время репрессий погибли многие, в некоторых семьях вообще большинство. После депортаций моя семья вернулась в деревню, дом наш сохранился, но там жили другие люди. И получилось отсудить его обратно.

Другие финны тоже старались возвращаться обратно и объединяться со своими родственниками после разлуки. Думаю, что я бы так же вернулся в свой дом, это понятная мне тяга к своим близким людям, деревне, народу. Это место, к которому я привязан скорее сердцем, чем сознанием.

На самом деле ингерманландцев в Ленобласти довольно много, но не все они себя идентифицируют и интересуются своей культурой.

А многие люди, которые живут в этих краях сегодня, приехали из других частей России и СНГ и не знают, что здесь жили финны. Приходится им объяснять, почему я финн. Спрашивают: "А че не переедешь?" Если жизнь заставит так, что станет вообще тяжело, я подумаю. Но не хочется уезжать с земель, где жили родители, дедушки.

Моя тетя переехала в Финляндию, но пару лет назад решила вернуться обратно, выкупила дом, где раньше жили ее родственники, построила новый дом

Надя Павлова, карелка

Экскурсовод, Санкт-Петербург

Автор фото, Dmitry Ermakov

Моя бабушка была из Тверской Карелии, а будучи 11 лет от роду, попала в Ленинград вместе со своими родителями. Здесь она пережила блокаду и в конце блокады встретилась с моим дедушкой, который по случайности тоже оказался тверской карел.

Было опасно говорить, что ты карел, вепс, ижор. Поэтому мама совершенно не имела понятия об своем происхождении.

Когда мне было лет пять, папа (донской казак) стал возить меня на Карельский перешеек. Он думал, что я там буду бегать, прыгать и радоваться. А я залезала на большой камень на берегу большой воды и сидела-смотрела, уходила куда-то в себя - вплоть до того, что родители хотели показать меня врачу. А мне там было хорошо, я прирастала к этому камню, и мне никуда не хотелось уходить.

И только значительно позже я поняла, откуда это всё. Незадолго до смерти моей бабушки я заинтересовалась историей семьи, мне это было нужно для работы (гидом по Петербургу и Северо-Западу), и когда я до всего докопалась, я сказала: бабушка, так ты что же, карелка? Она сказала: ну да.

Коль скоро так долго это вытравливалось, моя задача всё это восстановить и объяснить своим детям. Я стараюсь заниматься сейчас карельским языком.

Петербург - это начало пути на самый Северо-Запад. И здесь всё равно ощущается прошлое, достаточно только где-нибудь на большом камне у воды встать. Все последующие наслоения легко разглядеть.

Лиза Еремеева, ингерманландская финка

Сотрудница Русского музея, Санкт-Петербург

Автор фото, Dmitry Ermakov

Если раньше в моей семье цели ставили конкретно, чуть ли не с самого детства, то сегодня из-за изобилия возможностей ты пытаешься быть сразу многим и в итоге не понимаешь, кто ты. Но для меня корни стали тем, что помогает стоять на ногах.

На финском я говорила до семи лет. Дома на языке говорили мало, чаще когда приезжали к родственникам в Финляндию.

Я помню прабабушку и не перестаю восхищаться ее трудолюбием, ясностью мысли, вниманием к мелочам. Именно поэтому меня заинтересовала возможность пройти курсы ингерманландской вышивки, заняться прикладным творчеством, познать хитрости народной кухни и многое другое, что, к сожалению, она не успела мне передать.

Петербург - моя сокровищница. Здесь я имею возможность изучать родную культуру, учить язык и самореализовываться. Это именно то, во что я верю и чем я занимаюсь сейчас в ингерманландской общине Inkerin Liitto. Но самое большое сокровище - люди, которых я встречаю благодаря этим занятиям.

Тойво Пумалайнен, ингерманландский финн

Путешественник, Санкт-Петербург

Автор фото, Dmitry Ermakov

У тебя ведь нет выбора, кем родиться. Я родился ингерманландцем, финнов из Суоми видел с детства, а оно совпало с периодом духовного и национального подъема Ингерманландии.

С Петербургом у меня сложные отношения. Я его люблю, но вижу его как умирающий город. Остались только стены, которые когда-нибудь упадут. Какое отношение это всё имеет к старому Петербургу?

Семьи людей, которые создавали историю города, тут больше не живут. Здесь нет общих ценностей, нет вектора развития, все думают об индивидуальном благе.

Возьми Финляндию, у них есть и понятие личного счастья, и общего. А у нас в городе и стране главное - у себя дома порядок, а выходишь в парадную - и там чего только не увидишь.

Многие люди приезжают из других мест и селятся в условном Парнасе (новый спальный район Петербурга). Они редко бывают в центре, который им не интересен, они никак не ощущают свою причастность к Петербургу, их жизнь происходит только в материальном плане.

Я люблю это место, но надо быть реалистом. Я не закрываю глаза.

Оля Уйманен, ингерманландская финка

Музейный работник, Санкт-Петербург

Автор фото, Dmitry Ermakov

То, что я ингерманландская финка, я знала с самого детства. Мой папа не скрывал, что мы не русские, и в первом паспорте, когда еще была графа национальность, стояло - финка. С детства ходила в лютеранскую воскресную школу, получала детское церковное образование, ходила и в хор и далее. Линия моего отца - вся из этих краев.

Мы с Сусанной Парккинен делали выставку "Женские образы", и первая экспозиция проходила в Сестрорецке, прямо в парке, где любой мог посмотреть на эти фотографии.

К нам подошла женщина и спросила, а вы не знаете, кто на этой фотографии? Там были не только современные снимки, но и архивные. И она сказала: у меня дома есть такая же фотография. Оказалось, что она ингерманландка, моя родственница и живет в Финляндии, теперь мы с ней переписываемся.

Наверное, ради этого я делала выставку - чтобы узнать хоть что-то о моей потерянной родне. Я что-то дорогое обрела для себя.

Юля Идрисова, ингерманландская финка

Лингвист, Колбино (Ленинградская область)

Автор фото, Dmitry Ermakov

Я замужем за татарином и не знаю, что сказала бы бабушка, будь она здесь. Если бы муж был русским, точно была бы против.

Семья моей бабушки сильно пострадала от Сталина, ее отца отправили в Сибирь, она долгое время не знала, что с ним. Поэтому их семья была настроена против России, точнее против властей, с которыми Россию ассоциировали.

Бабушка потом уехала в Финляндию. Но я, со своей стороны, считаю, что эти земли - моя родина. Здесь наша приходская лютеранская церковь, здесь старое финское кладбище, которое мы постепенно восстанавливаем.

Вообще, на мой взгляд, финнов здесь довольно много, но становится меньше - кто-то уехал в Финляндию, кто-то перебрался в город.

Но есть и люди, которые возвращаются, даже прожив долго в Финляндии. Для финнов мы все-таки русские, и не все там приживаются, не все хотят или могут изучать язык, например в силу возраста.

Таня Пугонен, ингерманландская финка

Студентка, Санкт-Петербург

Автор фото, Dmitry Ermakov

Моя фамилия на самом деле должна быть "Пукконен", но поскольку в СССР было очень плохо с паспортистками, то она преобразовалась в "Пугонен". Но я горжусь тем, что у меня финская фамилия и что люди это понимают.

Так вышло, что мои родители меня не учили финскому, хотя бабушки и дедушки его знали. Мне следует лучше знать историю, у меня нет пока национального костюма. Поэтому для меня быть ингерманландкой - значит помнить об этом. Делиться пусть небольшими, но знаниями.

Бывают народы, которые исчезают с земли, и мне грустно, что по статистике в Ленинградской области 49 ингерманландцев. Это те люди, которые на переписи населения сказали "я ингерманландец".

На самом деле их гораздо больше. Я хочу это хранить, я чувствую гордость, что у меня есть такие корни, такие предки, что я сама такая.

Петербург я очень люблю за его контрасты, за атмосферу, за то, что сохранилось в архитектуре, в нем есть свой дух. Но в то же время сожалею, что мама не перебралась и не увезла меня в Финляндию, когда была такая возможность в 2000 году. Возможно, у меня было бы сейчас другое образование, я бы добилась чего-то получше и знала бы родной язык.

*Ингерманландия - историческая область на Северо-Западе России.

Существует праворадикальное движение "За свободную Ингрию", но по словам ингерманландцев, с которыми я разговаривал, его участники - популисты, не имеющие отношения к их диаспоре.

Дмитрий Ермаков - фотограф и режиссер-документалист. Его аккаунт в "Инстаграме"- @_dmitryermakov_

История: Наука и техника: Lenta.ru

«Никакие вы не славяне, на самом деле вы финно-угры!» — такие упреки в полемическом задоре часто адресуют русским людям некоторые жители одной соседней с Россией страны. И дальше следуют пространные рассуждения о том, что во времена Киевской Руси на территории нынешней Центральной России обитали финские племена, которые якобы и есть предки нынешних русских. Понятно, что такой бессмысленный и примитивный демагогический прием применяется исключительно в пропагандистских целях, чтобы потешить уязвленное и еще не совсем сформированное национальное самосознание. «Лента.ру» рассказывает, почему подобные претензии несостоятельны, но в то же время дают нам возможность вспомнить малоизвестные страницы нашей ранней истории.

Все мы знаем, что междуречье Волги и Оки стало не только ядром российского государства, но и местом, где сформировался и вышел на историческую арену русский народ. Но если внимательно посмотреть на карту Центральной России, то можно заметить удивительную закономерность — очень многие топонимы (названия географических объектов) имеют явно неславянское происхождение. Например — Москва, Ока, Яхрома, Векса, Лехта, Неро, Толгобол, Нерехта, Печегда, Кинешма, Кострома, Чухлома, Палех, Ухтома, Шуя, Валдай, Селигер, Киржач, Клязьма, Колокша, Хохлома, Вирея, Пахра, Талдом и многие другие. А если еще взглянуть на историческую карту тысячелетней давности, то обнаружится, что этот регион в ту пору почти исключительно был населен финскими племенами мурома, мещера и меря. Поэтому многие вышеперечисленные топонимы имеют финноязычное происхождение. И если наименования мещера и мурома сохранились до наших дней в названиях подмосковной природной территории и известного города Владимирской области, то от мери не осталось почти ничего.

Племя меря в древности занимало обширную территорию Залесья от берегов Москвы-реки в районе современного Звенигорода до Волги и Галичского озера. Кстати, нынешний Галич в Костромской области, основанный переселенцами из современного Галича в Ивано-Франковской области Украины (именно от него появились наименования Галичина и Галиция), первоначально назывался Галич Мерьский. Меря жили небольшими поселениями по берегам многочисленных рек и озер, стараясь не заходить далеко в дремучие леса. Занимались они преимущественно собирательством, охотой, рыболовством и скотоводством. Археологи считают, что до появления славян земледелие в нынешней Центральной России почти отсутствовало. Это и неудивительно: регион и позже долго считался зоной рискованного земледелия. Из-за неблагоприятных природно-климатических условий здешние почвы часто давали весьма скудные урожаи.

Меря оставались язычниками, у них был распространен культ священных камней. Один из них — Синий камень — сохранился на берегу Плещеева озера под Переславлем-Залесским и до сих пор остается местом почитания паломников. Умерших людей меря сжигали на больших ритуальных кострах по берегам рек и озер. Племенным центром меря ученые считают Сарское городище, с VII века существовавшее на южном берегу озера Неро в Ярославской области, где археологи обнаружили большое количество серебряных монет из Европы. Что потом стало с Сарским городищем, имело ли оно отношение к неподалеку возникшему в IX веке Ростову Великому — на сей счет историки спорят до сих пор.

Синий камень на Плещеевом озере в Переславле-Залесском

Фото: Сергей Куликов / Интерпресс / ТАСС

Славянская колонизация Залесья началась еще в конце первого тысячелетия нашей эры. Она проходила волнообразно с трех направлений. Сначала с северо-запада и запада (со стороны нынешних Великого Новгорода и Смоленска) сюда пришли ильменские словене и кривичи. Потом с юга прибыли вятичи, северяне и радимичи. И наконец, уже во времена Древнерусского государства на территорию Волго-Окского междуречья началась массовая миграция жителей южной и юго-западной Руси. Любопытно, что построенным здесь новым городам они часто давали названия родных мест: помимо уже упоминавшегося Галича, это Владимир, Переяславль, Перемышль, Вышгород и многие другие. Колонизация региона славянами была настолько обширной, что уже в домонгольскую эпоху их численное преобладание стало тут несомненным.

Что же тогда стало с коренным финским населением? Куда оно делось: было ли уничтожено пришельцами, было ли ими ассимилировано или ушло дальше в леса? Судя по всему, в основном славянское освоение этой территории проходило мирно, что не исключало отдельных столкновений и конфликтов. Археологические данные показывают, что в течение долгого времени славяне и финны жили вместе или рядом. Например, в Тимеревском городище под Ярославлем (сам город был основан ростовским князем Ярославом Мудрым на месте небольшого финского поселения) ученые нашли как славянские и мерянские, так и скандинавские захоронения. Что касается последних, то это не должно удивлять — именно викинги долгое время доминировали в этом регионе.

Видимо, из-за весьма слабой заселенности Залесья финскими племенами к началу колонизации славянами те впоследствии полностью растворились среди пришельцев. Такая стремительная ассимиляция не должна удивлять: помимо того, что славян было гораздо больше, они находились на более высоком уровне общественно-политического развития, чем аборигены. Например, историк Василий Ключевский писал, что у диковатых финских племен «не были в обычае вечевые сходки», столь характерные для жителей Киева, Чернигова или Ростова и Суздаля. При освоении Залесья славянские колонисты в первую очередь селились не на свободных территориях, а на землях, уже освоенных местным финским населением. Возможно, именно из-за этого некоторая часть меря, издавна проживавших в междуречье Волги и Оки, потом ушла дальше в непроходимые леса Заволжья. Отдельные ученые отождествляют этих людей с современными марийцами или даже с мордвой (эрзя и мокшей).

Изображение: public domain

Некоторые исследователи считают, что меря все же оставили внушительное наследство в нашем языке. Например, только у восточных славян есть характерная для финно-угорских языков притяжательная лексическая конструкция «у меня есть». И действительно, поляк, чех или хорват в подобном случае скажет «я имею». Влиянием мерянского языка также объясняют особенность склонения существительных мужского рода, где в родительном падеже вместе с общеславянской формой -у, -ю (много народу, принести чаю) существует типичный для финских языков вариант -а, -я (много народа, принести чая). Многие русские диалектные слова сторонники этой теории также выводят из финских языков. Трудно судить, насколько это верно — мерянский язык не сохранился до наших дней и не оставил после себя достоверных письменных источников. Обнаружить его отголоски в местных говорах русского языка так и не удалось, а попытки некоторых энтузиастов восстановить или сконструировать мерянский лексический строй в научном смысле выглядят сомнительными.

Вопрос об участии меря и других финноязычных народов в этногенезе русского народа до сих пор остается дискуссионным. В русском фольклоре нет сколь-нибудь явных и отчетливых отголосков о контактах с финскими племенами, жившими на этой территории до прихода славян. Скорее всего, это еще раз подтверждает стремительный и естественный характер их возможной ассимиляции.

Однако в последние годы в России бурно развивается движение мерянского этнофутуризма, и заметно растет интерес к истории финно-угорских народов. Это в том числе проявляется в стремлении отдельных энтузиастов доказать, что вклад мерян в формирование русского народа был более значительным, чем до сих пор принято считать. Некоторые даже пытаются искусственно сконструировать новые субэтнические идентичности (например, кацкарей в Ярославской области) и доказать, что они вместе с сицкарями и мологжанами остались единственными прямыми потомками мерянского народа.

Материалы по теме

09:07 — 27 марта 2016

В любом случае на заре русской истории влияние меря на дальнейшее развитие нашей страны было весьма ощутимым. Современный археолог Андрей Леонтьев считает, что история этого небольшого финского народа по сути стала предысторией Северо-Восточной Руси: «Сложившаяся в эпоху мери география расселения, внешние и внутренние связи отдельных районов во многом определили особенности формирования первоначальной территории и центров Ростовского княжества». Впоследствии Ростовское княжество преобразовалось в Ростово-Суздальскую землю (Суздальско-Владимирскую Русь), ставшую предтечей Великого княжества Московского и Российского государства.

Что касается невежественных отрицателей славянского происхождения русского народа, то им следовало бы помнить следующее. Этническая идентичность прежде всего определяется не генетиками и антропологами с их гаплогруппами и черепомерками, а национальной культурой и языком, с которыми люди себя соотносят. История знает немало примеров, когда в формировании многих великих народов участвовали совершенно разные этнические группы. Замечательный русский писатель Константин Ушинский (похороненный, кстати, в Киеве) еще в XIX веке мудро заметил, что «племя финское … это — какой-то цемент, на котором заложились все новые северные, европейские государства, что еще в большем смысле относится к России. Шведы, датчане, обитатели всего балтийского поморья, русские — все начинают свою историю каким-то молчаливым исчезновением финских племен. Кажется, они как будто сами составляют элемент доисторический и разгоняются вместе с мраком, покрывающим жизнь европейского человека».

Президент Эстонии Тоомас Хендрик Ильвес и президент России Дмитрий Медведев на V Всемирном Конгрессе финно-угорских народов. Ханты-Мансийск, 2008 год

Фото: Dmitry Lovetsky / AP

Увы, в русской национальной памяти никаких следов о мери не сохранилось. Об исчезнувшем загадочном народе напоминают лишь многочисленные названия рек, озер и населенных пунктов современной Центральной России, а также снятый несколько лет назад грустный артхаусный фильм «Овсянки».

ФИННО-УГРЫ • Большая российская энциклопедия

  • В книжной версии

    Том 33. Москва, 2017, стр. 403

  • Скопировать библиографическую ссылку:


Авторы: В. В. Напольских

Чердынский краеведческий музей им. А.С. Пушкина Финно-угры. Крылатая богиня с личиной на груди, стоящая на ракообразных существах; наверху – личина и две человеческие фигурки с птичьими головами. Прорезная бляха в пермском зверином стиле из посёлка...

ФИ́ННО-У́ГРЫ (фин­но-угор­ские на­ро­ды, уг­ро-фин­ны), груп­па на­ро­дов, го­во­ря­щих на фин­но-угор­ских язы­ках в Сев., Вост. и Центр. Ев­ро­пе и Зап. Си­би­ри. В со­от­вет­ст­вии с язы­ко­вой клас­си­фи­ка­ци­ей вы­де­ля­ют­ся груп­пы: са­ам­ская (саа­мы), при­бал­тий­ско-фин­ская (фин­ны, эс­тон­цы, ка­ре­лы, веп­сы, ижо­ра, ли­вы), мор­дов­ская (морд­ва – эр­зя и мок­ша), ма­рий­ская (ма­рий­цы), перм­ская (уд­мур­ты, ко­ми, ко­ми-пер­мя­ки), угор­ская (уг­ры – венг­ры, хан­ты и ман­си). Чис­лен­ность ок. 24 млн. чел. (2016, оцен­ка).

Пра­ро­ди­на Ф.-у., по-ви­ди­мо­му, на­хо­ди­лась в зо­не ле­сов Зап. Си­би­ри, Ура­ла и Пре­ду­ра­лья (от Средней Оби до Ниж­ней Ка­мы) в 4-м – сер. 3-го тыс. до н. э. Их древ­ней­ши­ми за­ня­тия­ми бы­ли охо­та, реч­ное ры­бо­лов­ст­во и со­би­ра­тель­ст­во. По дан­ным лин­гвис­ти­ки, Ф.-у. име­ли кон­так­ты на вос­то­ке с са­мо­дий­ски­ми на­ро­да­ми и тун­гу­со-мань­чжур­ски­ми на­ро­да­ми, на юге как ми­ни­мум с нач. 3-го тыс. – с ин­до-иран. на­ро­да­ми (ария­ми), на за­па­де – с па­лео­ев­ро­пей­ца­ми (от их язы­ков ос­та­лись суб­страт­ные сле­ды в зап. фин­но-угор­ских язы­ках), со 2-й пол. 3-го тыс. – с на­ро­да­ми, близ­ки­ми к пред­кам гер­ман­цев, бал­тов и сла­вян (пред­ста­ви­те­ля­ми шну­ро­вой ке­ра­ми­ки куль­тур­но-ис­то­ри­че­ской общ­но­сти). С 1-й пол. 2-го тыс. в хо­де кон­так­тов с ария­ми на юге и с центр.-ев­роп. ин­до­ев­ро­пей­ца­ми на за­па­де Ф.-у. зна­ко­мят­ся со ско­то­вод­ст­вом и за­тем с зем­ле­де­ли­ем. Во 2–1-м тыс. про­ис­хо­ди­ло рас­про­стра­не­ние фин­но-угор­ских язы­ков на за­пад – до Сев.-Вост. При­бал­ти­ки, Сев. и Центр. Скан­ди­на­вии (см. Сет­ча­той ке­ра­ми­ки куль­ту­ра, Анань­ин­ская куль­ту­ра) и вы­де­ле­ние при­бал­тий­ско-фин­ских язы­ков и са­ам­ских язы­ков. Со 2-й пол. 1-го тыс. до н. э. в Си­би­ри и со 2-й пол. 1-го тыс. н. э. в Вол­го-Ура­лье на­чи­на­ют­ся кон­так­ты с тюр­ка­ми. К древ­ней­шим письм. упо­ми­на­ни­ям Ф.-у. от­но­сят Fenni в «Гер­ма­нии» Та­ци­та (98 н. э.). С кон. 1-го тыс. на раз­ви­тие ря­да фин­но-угор­ских на­ро­дов ока­за­ло су­ще­ст­вен­ное влия­ние их вклю­че­ние в со­став ср.-век. го­су­дарств (Бул­га­рия Волж­ско-Кам­ская, Древ­няя Русь, Шве­ция). Со­глас­но дан­ным ср.-век. письм. ис­точ­ни­ков и то­по­ни­мии, Ф.-у. ещё в нач. 2-го тыс. н. э. со­став­ля­ли осн. на­се­ле­ние се­ве­ра лес­ной и тун­д­ро­вой зо­ны Вост. Ев­ро­пы и Скан­ди­на­вии, но бы­ли за­тем в зна­чит. ме­ре ас­си­ми­ли­ро­ва­ны гер­ман­ца­ми, сла­вя­на­ми (пре­ж­де все­го ме­ря; воз­мож­но, му­ро­ма, ме­ще­ра, за­во­лоч­ская чудь и др.) и тюр­ка­ми.

Для ду­хов­ной куль­ту­ры Ф. -у. бы­ли ха­рак­тер­ны куль­ты ду­хов-хо­зя­ев при­ро­ды. Воз­мож­но, офор­ми­лись пред­став­ле­ния о выс­шем не­бес­ном бо­же­ст­ве. Во­прос о на­ли­чии эле­мен­тов ша­ма­низ­ма дис­кус­сио­нен. С нач. 2-го тыс. на­чи­на­ет­ся об­ра­ще­ние Ф.-у. Ев­ро­пы в хри­сти­ан­ст­во (венг­ры в 1001, ка­ре­лы и фин­ны в 12–14 вв., ко­ми в кон. 14 в.) и раз­ви­тие пись­мен­но­стей на фин­но-угор­ских язы­ках. При этом ряд фин­но-угор­ских групп (осо­бен­но сре­ди ма­рий­цев и уд­мур­тов Баш­ки­рии и Та­тар­ста­на) до 21 в. со­хра­ня­ет свою об­щин­ную ре­ли­гию, хо­тя и под­верг­шую­ся хри­сти­ан­ско­му влия­нию. При­ня­тие ис­ла­ма Ф.-у. в По­вол­жье и Си­би­ри бы­ст­ро при­во­ди­ло к их ас­си­ми­ля­ции та­та­ра­ми, по­это­му му­сульм. об­щин сре­ди Ф.-у. прак­ти­че­ски нет.

В 19 в. фор­ми­ру­ет­ся ме­ж­ду­нар. фин­но-угор­ское дви­же­ние, в ко­то­ром про­яв­ля­ют­ся чер­ты пан­фин­но-уг­риз­ма.

«Исследования, показывающие, что татары — это на 90% финно-угры, некорректны» — Реальное время

Эксклюзивное интервью «Реального времени» со знаменитым этнополитологом. Часть 1

Фото: Тимур Рахматуллин

Известный этносоциолог Валерий Тишков, на прошлой неделе побывавший в Казани, пообщался с корреспондентом «Реального времени». Интервью оказалось настолько насыщенным, что редакция разделила его на две части. В первой части Тишков делится своим мнением о создании Федерального агентства по делам национальностей, о возглавившем его чекисте и критикует идею КФУ исследовать геном татар.

«Но у меня нет никаких оснований сравнивать с «охранкой» как прошлое министерство национальностей, так и нынешнее»

— Валерий Александрович, в России было образовано Федеральное агентство по делам национальностей. Можно ли создание такого ведомства назвать прорывом? И почему его возглавил силовик Игорь Баринов?

— Я б не сказал, что это какой-то прорыв. Наоборот, это затыкание пробоины, потому что неосторожно ликвидировали федеральное ведомство в нашей стране, многонациональной и федеративно устроенной. Ведомство, которое отвечает за межнациональные отношения, этнокультурное развитие. Эта потребность ощущалась. В 2004 году была ликвидирована позиция министра без портфеля, министерство было раньше ликвидировано. Но все-таки был министр в правительстве — фигура на федеральном уровне, к которой хоть как-то можно было обратиться с какими-то вопросами и который мог координировать эту сферу. Поэтому агентство было создано. Скорее, это воссоздание уже существовавшего министерства, комитета в разных его ипостасях.

Я в 1992 году возглавлял Государственный комитет по национальной политике. Такое министерство должно быть, а как оно называется — министерство, агентство или комитет, это уже не так важно. Главное, чтоб оно было обеспечено достаточными ресурсами — как кадрами, так и финансами. В этом отношении у нас довольно скромное агентство: штат составляет примерно 100 человек. Например, в других агентствах — по 500—800, в ФАНО (Федеральное агентство научных организаций) — 600 или 700 человек в штате. Второе — нет у них достаточного бюджета. Программа есть кое-какая, тоже довольно скромная — «Укрепление единства российской нации и этнокультурное развитие народов России». Сейчас они готовят общегосударственную программу. Если она будет принята, значит, там будут кое-какие деньги.

Что касается руководителя, откуда он вышел. Конечно, желательно, чтобы во главе такого ведомства был человек, который знает эту материю. Но так получилось, что не во всех министерствах соблюдается этот принцип. Министр культуры у нас историком был, никогда не был деятелем культуры. В министерстве финансов нельзя назначить не финансиста, а на какие-то другие ведомства назначают. И у нас представители силовых структур есть начиная с первого лица — он выходец из этих структур. В этом как раз я не вижу такого вопроса. Если все будут оттуда, тогда будет вопрос. Главное, что за человек: какие у него способности, какие у него заместители, штат, как быстро он входит в эту тематику — вот что важно. Баринов производит впечатление адекватного человека, набирается опыта, знаний. Читал его последнее интервью — трудно к чему-либо придраться. А если там будут преобладать выходцы оттуда же, откуда он сам, вот в этом может быть проблема.

«Баринов производит впечатление адекватного человека, набирается опыта, знаний». Фото vesti.ru

Даже если это умные, компетентные, ответственные люди, все равно они будут заточены на том, что сфера межнациональных отношений, национальной политики — это сфера рисков, надо их предотвращать, вот их задача. А сфера поддержки и этнокультурного развития народов нашей страны, от большого до самого малого, может быть неприоритетной, выпасть из поля зрения людей, которые вышли из силовых структур, привыкли предотвращать всякие угрозы. Но у меня нет никаких оснований сравнивать с «охранкой» как прошлое министерство, так и нынешнее.

«Я поддержал празднование 1000-летия Казани»

— В Казани иногда возникают споры о возрасте города. Несколько лет назад столица Татарстана отпраздновала свое 1000-летие. Вы верите, что Казани 1000 лет?

— Это же не человек, который родился и в метрике зафиксировали день, час и год, когда он родился. В старые времена у людей-то не всегда фиксировались точная дата и даже год рождения. Есть некоторые принципы и подходы, когда определяется город — не просто поселение или стоянка, где люди могли жить с палеолита, а когда появляется город. Городские стены определяют как защитное пространство. Должно быть место, храм, в котором собирается городское сообщество: это может быть культовое учреждение. Даже кладбище.

По Казани важную роль сыграли археологические находки, связанные с денежным обращением, монетами. Значит, это место, где торговля была.

Конечно, должны быть письменные источники. Например, история Москвы ведется от первого упоминания в письменных источниках. Хотя ясно, если упомянули, значит, это не самый момент рождения, это момент фиксации в письменных источниках. И эта дата не всегда точная, примерная.

Вот была избрана дата для 1000-летия Казани. Лет тридцать назад ваши местные ученые предлагали 800 лет, потом нашлись данные, которые говорили в пользу более древнего возраста. И 1000-летие Казани, я думаю, было отпраздновано с пользой для города, для республики, для народа. Я даже перед самым юбилеем написал статью в журнале «Огонек», она так и называлась «О пользе юбилеев», где поддержал празднование 1000-летия, за что был награжден медалью «1000-летие Казани».

«Золотоордынское наследие настолько велико, что и Казахстану хватит, и России»

— Как вы считаете, Россия является наследницей Киевской Руси, Новгородской республики или Золотой Орды? И какое место Золотая Орда занимает в наследии современной России?

— У нас долгое время и по сегодняшний день доминирующей концепцией происхождения российской государственности было то, что древнерусское государство произошло от симбиоза славянских, финно-угорских плюс скандинавских элементов — пришлая воинская княжеская часть. Вот из этого симбиоза сложилась древнерусская государственность. А вот откуда пошла земля Русская — от Киева, Новгорода или Ладоги, здесь историки во многом расходятся. Сейчас, мне кажется, концепция среди моих коллег, которые занимаются историей древнерусского государства, такова, что несколько центров возникало. И отдать приоритет какому-то одному, сказать, что Киев — мать городов русских, как гласит летопись, тоже не очень правильно. Потому что «мать» здесь означает метрополию, а не того, кто дал рождение всей государственности. Поэтому сама интерпретация этого слова сейчас несколько иная и дается несколькими историками, лингвистами, теми же академиком Яниным или академиком Зализняком — специалистами по Древней Руси.

«Интерес к евразийству — один из мощных трендов не только в политике, но и в науке. Поэтому золотоордынское наследие настолько велико, что и Казахстану хватит, и России». Фото russian7.ru

Но если говорить о государственности в более широком смысле, потому что это большое государство, крупное, прошедшее значительный этап, то ясно, что на всей сегодняшней территории нашей страны существовали и другие государственные образования и даже более древние. Самый древний город у нас — не Москва, не Казань, а Дербент. Были даже раннеантичные поселения. У нас Крым, юг России имеют следы античного наследия, и были там свои образования.

Все, что касается золотоордынских улусов и ханств, это тоже очень древние образования. В принципе, такой полицентричный, более широкий взгляд на российскую государственность необходим. Сейчас мы разрабатываем концепцию 20-томной истории России, где мы хотели бы показать не такую строгую русскоцентристскую или славяноцентристскую версию с участием финно-угорского компонента, которая преобладала, но и то, что «степь», о которой писал Гумилев, тюркские народы и другие государственные образования на территории России — это тоже часть нашей общей истории, тоже не менее древние, тоже с большими достижениями. Это бы обогатило в целом версию нашей общенациональной истории.

И если бы такой подход еще в учебниках был отражен, это было бы полезно, чтобы школьники нашей страны от Дальнего Востока до Калининграда и Карелии прочитали наших учебниках о древностях, ранней истории той земли, где они живут, это очень помогает в воспитании общероссийской идентичности, любви к родине, большой и малой. Так что перед нами очень серьезная задача не радикального пересмотра, а расширения и обогащения концепции нашей российской государственности.

У нас есть переоценка золотоордынского наследия, а не просто как татаро-монгольского ига. И что-то было принесено на Русь золотоордынским правлением, что-то было заимствовано — элементы государственности, военного дела. Кочевники — это не просто варвары, а земледельцы — это культурные люди. Вообще, этот евразийский поворот — не только в политике, но и в ментальном плане. Тем более Европа нам досаждает, она в кризисе. И интерес к евразийству — один из мощных трендов не только в политике, но и в науке. Поэтому золотоордынское наследие настолько велико, что и Казахстану хватит, и России.

Украинцы — это русские?

— В Украине запущен информационный тренд о том, что украинцы — истинные наследники Киевской Руси, а они «более русские», чем «москали», которые в свою очередь представляют собой финно-угров и Орду. Ваше отношение к подобному мнению?

— Однозначно можно сказать, что это сугубо националистическая или узкоэтническая трактовка истории Украины или украинского народа. Она не принимается и не будет принята не только российской или мировой наукой, но и даже в самой Украине. В нашей серии «Народы и культуры» том «Украинцы» был написан в основном нашими украинскими авторами-историками. И там версия достаточно научная, объективная, говорит о том, что шел процесс складывания трех народностей из одного ядра. И древнерусская государственность, которую олицетворяла династия Рюриковичей, — это было существенное реальное единство всех древнерусских княжеств. Тогда не этническая основа лежала в основе государственности и лояльности людей, а преданность или подчинение князю, правителю, религиозное единство. И принятое православие объединяло жителей и элиту древнерусских княжеств, не говоря уже о династических связях, которые были очень мощными и крепкими.

Поэтому надевать на ту древность сегодняшние подходы, кто такие украинцы или русские, в принципе неправильно. Как и подвергать сомнению наличие древнерусской общности, из которой появились украинцы, русские и белорусы. Кстати, всех их называли русскими. Нынешних русских называли великороссами, нынешних украинцев называли малороссами, и были белорусы. Так что такая классическая и академическая версия происхождения наших народов поддерживается авторитетной наукой даже в той же Украине: академик Петр Толочко — и Украинской академии член, и иностранный член РАН, специалист по Древней Руси. Он как раз доказывает культурное единство. Эту версию довольно трудно опровергнуть: нет фактов. Вот эти ссылки на трипольскую культуру, на некоторые археологические древности на территории Украины и попытка доказать вплоть даже до генетики, что украинцы и русские — совсем разные народы, мне кажется, никогда не найдут подтверждения в серьезной науке в неполитизированной версии. А с точки зрения политики и манипуляции сознанием можно написать все что угодно.

«Древнерусская государственность, которую олицетворяла династия Рюриковичей, — это было существенное реальное единство всех древнерусских княжеств. Тогда не этническая основа лежала в основе государственности и лояльности людей, а преданность или подчинение князю, правителю, религиозное единство». Фото Тимура Рахматуллина

Исследование генома татар: наступаем на американские грабли

— Вы упомянули генетику. В прошлом году Казанский федеральный университет инициировал изучение генома татар. Это вызвало некоторую полемику, в том числе и в научной среде. Как вы считаете, нужно ли изучать происхождение народа на уровне генома?

— Нет, я решительно против этой концепции. Я противник этногеномики. В результате нашей критики, с моей стороны и со стороны коллег-археологов, сегодня генетики, которые инициировали в свое время эту этногеномику и попытку определить генотипы разных этнических групп и национальностей, уже сами отказались от этого термина и больше говорят о генетике человеческих популяций, а не этнических групп. Какие-то различия могут быть в наборе генов у тех или иных популяций, которые живут длительное время и имеют высокую степень смешения, но с этническими границами это чаще всего не совпадает, хотя иногда могут совпасть. Но настолько эти выборки случайны…

Возьми людей в зале ожидания Казанского вокзала и в зале ожидания Ленинградского вокзала, померь у них общий генотип, все равно какая-то разница будет. Но она настолько несущественная и случайная, конечно, ее можно интерпретировать. А вот на третьем вокзале дистанция с Казанским и Ярославским вокзалом меньше, значит, они ближе друг другу, родственны. Но это случайные рассуждения. Скорее, этногеномика, изучение генофонда, генотипа полезны с точки зрения биологических популяционных вещей, с точки зрения личностных, родственных, где можно проследить какие-то сбои генотипа, степень родства людей. Может быть, по отношению к малым группам, которые живут в изоляции, где действительно может быть какой-то набор и можно говорить о каком-то генофонде или генотипе. Но говоря о больших народах, как татары или русские, широко расселенных, исторически контактировавших с другими народами, носителями других этнических культур — это неосторожное вторжение представителей естественных наук в гуманитарную сферу. Мне кажется, сейчас наши генетики начинают это понимать и ведут себя уже осторожнее: не составляют эти атласы генотипов и этнических групп. Хотя иногда бывает: «Видите, вот совпадает!». Но мало ли что совпадает?

Для нашего сегодняшнего понимания истории, а не только современной жизни, сам грандиозный проект «геном человека» закончился ничем. Весь мир шумел, вся наука. Американцы инициировали более 20 лет тому назад. Ну и где этот геном человека? Зато миллиарды точно потратили, поскольку эта сфера очень затратна. Может быть, она полезна для медицины, для криминалистики, но это связано не с этническими группами, это связано с местами проживания, популяционными характеристиками. Может быть, люди, живущие на севере, в арктической среде, и люди, живущие в Кавказских горах, имеют различия. Но уже среди кавказских народов выводить, кто ближе — карачаевцы, черкесы, балкарцы или ингуши, осетины — это очень рискованное занятие.

«Исследования Балановского (на фото), да еще показывающие, что татары — это на 90% финно-угры, некорректны. А кто такие финно-угры? Где их геном? У кого слюну брали — у финнов, у угров, венгров, мадьяр? Может быть я слишком резко сужу, но я противник этногеномики». Фото antropogenez. ru

— Например, есть исследования Балановского, который пришел к выводу, что татары — это по большей части финно-угры, а не тюрки. Согласны ли вы с таким выводом?

— Это как раз пионеры этногеномики, они же это и выявили, — Олег Балановский, его мама (они оба доктора наук из Института общей генетики им. Вавилова) и плюс еще Хуснутдинова (профессор из Уфы). Они этим делом уже давно занимаются. Но если бы в этом был какой-то прорыв, новое научное направление, оно наверняка было бы поддержано в мировой науке. Но вы наберите в поисковой системе ethnogenomics — и увидите, что там те же Балановский и Хуснутдинова, только переведенные на английский язык. Может быть, у них там один-два соавтора есть на Западе. Эти исследования, да еще показывающие, что татары — это на 90% финно-угры, некорректны. А кто такие финно-угры? Где их геном? У кого слюну брали — у финнов, у угров, венгров, мадьяр? Может быть, я слишком резко сужу, но я противник этногеномики.

Продолжение следует

Тимур Рахматуллин

Справка

Тишков Валерий Александрович — заместитель председателя президиума Совета при президенте РФ по межнациональным отношениям.

  • Научный руководитель Института этнологии и антропологии РАН им. Н.Н. Миклухо-Маклая.
  • Академик-секретарь отдела историко-филологических наук РАН, президент Сети этнологического мониторинга и раннего предупреждения конфликтов.
  • Вице-президент Международного союза антропологических и этнологических наук.
  • Родился в учительской семье в городе Нижние Серги Свердловской области.
  • Закончив школу с золотой медалью, поступил на исторический факультет МГУ.
  • В 1964 году и по распределению начал педагогическую деятельность в Магаданском педагогическом институте.
  • В 1965 году стал самым молодым деканом историко-филологического факультета.
  • В 1969 году защитил кандидатскую диссертацию (тема: «Исторические предпосылки канадской революции 1837 года»).
  • В 1972 году уехал в Москву, где стал научным сотрудником Института всеобщей истории АН СССР.
  • В 1979 году стал доктором исторических наук (тема диссертации: Освободительное движение в колониальной Канаде»).
  • С 1982 года — сотрудник Института этнографии и антропологии АН СССР, с 1989 года — директор.
  • В 1992 году — председатель Государственного комитета по делам национальностей.
  • В 1992 году — министр по делам национальностей Российской Федерации (1992 г.).
  • Член президиума Совета при Президенте Российской Федерации по межнациональным отношениям, член Российского совета по международным делам, член комиссии Российской Федерации по делам ЮНЕСКО, член Общественного совета Федеральной миграционной службы России, член Научного совета при Совете Безопасности Российской Федерации, член коллегии министерства регионального развития РФ, член Общественной палаты РФ (2006—2010), руководитель Комиссии по толерантности и свободе совести.
  • Член правления Ассоциации антропологов и этнологов; президент Международной академии социальных и педагогических наук; президент Сети этнологического мониторинга и раннего предупреждения конфликтов; вице-президент Международного союза антропологических и этнологических наук (1983—2003).

Раскрыта тайна русского генофонда

В январском номере журнала The American Journal of Human Genetics была опубликована статья об исследовании русского генофонда, проведенного российскими и эстонскими генетиками. Результаты оказались неожиданными: по сути, русский этнос генетически состоит из двух частей - коренное население Южной и Центральной России родственно с другими народами, говорящими на славянских языках, а жители Севера страны - с финно-уграми. И второй довольно удивительный и, можно даже сказать, сенсационный момент - типичного для азиатов (в том числе, пресловутых монголо-татар) набора генов ни в одной из русских популяций (ни в северной, ни в южной) в достаточном количестве не обнаружено. Получается, поговорка «поскреби русского - найдешь татарина» не верна.

Кроме того, оказалось, что наши братья-славяне - белорусы, украинцы и поляки - отличаются от нас не только по языку, но и на генетическом уровне. Совсем немного - от русских из центральных и южных областей, чуть сильнее - от северян. Выходит, что в центре России, на Украине, в Белоруссии и Польше были самые ранние поселения славян, а уж оттуда-то пошла «южная» волна освоения окрестных земель, заселенных другими народами (не учитываются ранние миграции палеолита, ностратическая теория и т.д.). От другой - «северной» волны славян, как теперь уверенно говорят археологи, происходит население древнего Новгорода, и это тоже стало причиной своеобразия северного русского генофонда. Вряд ли найдется сегодня в мире хоть одна нация, сохранившая «чистоту крови» - племена воевали, объединялись в союзы, переселялись на новые места... В результате говорить о более или менее этнически «чистых» народах просто невозможно! Но выяснить, как, из каких народностей формировались сегодняшние национальности, наука способна.

Один из участников исследования и автор статьи о происхождении русского генофонда, сотрудник лаборатории популяционной генетики человека Медико-генетического научного центра РАМН Олег БАЛАНОВСКИЙ рассказал «КП» о генах и корнях русского и некоторых других народов, населяющих Россию.

- Олег Павлович, как родилась идея провести такое исследование?

- Генетические исследования народов начались в нашей стране еще в 30-е годы. Во времена гонений на генетику они отошли в тень, но потом возобновились с новой силой: изучались народы Кавказа и Памира, Средней Азии и особенно малые народы Сибири. Но вот русским не повезло, потому что большие народы считались не таким интересным объектом. Впрочем, разрозненные исследования русских популяций проводились всегда.
В 2000 году наш коллектив собрал в общую базу данных всю накопленную информацию, а с 2001 года мы проводим собственные экспедиции для изучения генофонда русского народа. Сейчас эта работа почти завершена - выходит монография «Русский генофонд на Русской равнине».

Главная причина, зачем мы изучаем генофонд русского народа, - хочется узнать, как устроен русский генофонд, и попробовать по современным чертам восстановить его историю.

- Как проходил отбор материала для работы?

- Мы обследуем представителей коренного русского населения. Ограничений три.

1. Изучаются только мужчины - потому что у женщин нет Y хромосомы, а как раз эти гены особенно информативны.

2. Мы обследуем только одного человека из большой семьи - ведь у родственников гены заведомо похожи.

3. Коренным населением считаются те люди, оба дедушки и обе бабушки которых происходят из данной местности.

Мы выбираем для изучения села и небольшие города. Каждому добровольцу рассказываем о целях исследования, записываем его родословную и берем образец крови. Как правило, люди живо интересуются генетикой. Тем более что мы каждому обещаем выслать его личные результаты - «генетический паспорт». Такие анализы проводят многие западные компании, и стоят они дорого, но наши обследованные получают их совершенно бесплатно. Вот сейчас нам предстоит разослать больше тысячи писем, сообщив людям, какой вариант Y-хромосомы они получили от своих предков и где, в какой местности, эти предки могли жить.

И знаете, почти везде повторяется одна и та же история - медсестры, которые берут кровь, под конец просят: «Хоть вы и не берете образцы у женщин, но возьмите у моего брата (сына, отца). По их анализам и я о своих предках узнаю». Так что наша работа интересна не одним ученым.
- Почему, несмотря на длительное монголо-татарское иго, на русском генофонде не сказался этот след?

- Как ни странно, он не особо сказался и на татарах. Ведь даже по своему облику татары Поволжья больше похожи на европейцев, чем на монголов. Отличия русского генофонда (почти полностью европейского) от монгольского (почти полностью центрально-азиатского) действительно велики - этo как бы два разных мира. Но если говорить не о монголах, а о татарах, с которыми чаще всего и имели дело русские княжества, то отличия их генофонда от русского не такие уж и большие. Татарский генофонд, пожалуй, еще сложнее и интереснее русского, мы уже начали его изучать. В нем есть, конечно, доля монголоидного генофонда, пришедшего из Центральной Азии. Но еще большая доля того же финно-угорского. Того населения, что жило на этих землях еще до славян и татар. Как славяне ассимилировали западные финно-угорские племена, так же предки татар, чувашей и башкир ассимилировали восточных финно-угров.

Так что различия между русским и татарским генофондом хотя и есть, они вовсе не колоссальные - русский полностью европейский, а татарский - по большей части европейский. Это, кстати, затрудняет нашу работу - маленькие различия труднее измерять.

- С кем еще, кроме татар, мог перемешаться русский генофонд?

- Кроме татаро-монгольского ига, охватившего восточную половину нынешней Центральной России, вся западная половина входила в Речь Посполиту - почему бы не поискать в русском генофонде и следы польского владычества? А Кавказская война? Сколько горянок стали женами казаков, сколько горцев служили в российской армии? А мирное соседство больше, чем любые войны, способствует взаимопроникновению генофондов.

Мы сделали вывод, и он был многократно подтвержден, что в русском генофонде практически нет следов из Азии, из-за Урала. А вот в пределах Европы, будь то поляки, финно-угры, народы Северного Кавказа или современные татары (не монголы), генетические влияния многочисленны. Некоторые из них обнаружены, другие изучаются, а третьи - дело будущего - история, даже генетическая, пишется подолгу.

- А у современных татар есть славянские гены?

- Нет генов славянских, нет генов татарских - гены старше славян и татар... Та гаплогруппа, которая в Европе характерна для славян (хотя встречается и у других европейцев), очень часта также в... Индии. Эта гаплогруппа родилась тысячи лет назад и была очень частой у предков скифов. Часть этих праскифов, живших в Средней Азии, завоевала Индию, установив там кастовую систему (высшей кастой стали сами завоеватели). Другая часть праскифов жила в Причерноморье (нынешняя Украина). Эти гены и дошли до славян. А третья часть праскифов жила на востоке, в предгорьях Алтая и Тянь-Шаня, и их гены сейчас встречаются у каждого второго киргиза или алтайца. Вот и получилось, что эта гаплогруппа такая же славянская, как и киргизская или индийская. Все народы в какой-то степени родственны друг другу.

Что же до татар, то у них эта гаплогруппа (древних скифов) составляет не половину генофонда, как у русских, а примерно четверть. Но вот получили они ее с запада (от славян) или с востока (от алтайцев), пока мы не знаем. Со временем генетика ответит и на этот вопрос.

- Обрусел ли генофонд современных финно-угров, живущих в России?

- Посмотрим на это иначе. Всего несколько веков назад русские пришли в «финно-угрию» и, смешавшись с большинством здешних племен, образовали единый русский народ. Любая бабушка в деревне скажет вам, что она - русская. А то, что у одной прапрабабушка была красавицей темноволосой и черноглазой из славянского племени кривичей, а у другой - красавицей русой и голубоглазой из племени мурома, теперь уже и не важно. Генетики иногда могут установить такие особенности, но только по двум линиям из всей огромной родословной (одна чисто материнская - мама мамы и т. д., другая чисто отцовская - отец отца и т. д.), а по всем прочим линиям гены обоих племен давно перемешались.

Но до некоторых финно-угорских племен влияние русских княжеств не дошло, и русскими эти племена не стали. Да, они вошли в состав Московского царства, а после - Российской империи, но сохранили свой язык и самосознание народа. Это мордва, марийцы, удмурты, карелы... Конечно, в численном отношении русских сейчас больше - даже в наших финно-угорских республиках браки с русскими очень часты. Если дети от таких браков считают себя, к примеру, марийцами, это усиливает русский компонент в марийском генофонде. Но мы же знаем, что сам русский компонент в свое время включил в себя мощный финно-угорский пласт. И такое обрусение - во многом возвращение в финно-угорский генофонд финно-угорских же генов, побывавших какое-то время русскими. «Чистых» народов не бывает, как нет и этнических генов. А если дети от таких браков считают себя русскими - это лишь современное продолжение вхождения финно-угорского пласта в русский генофонд, которое началось тысячу лет назад.

- И знаменитый спокойный, нордический характер наших северян связан как раз с финно-угорским наследством?

- Нордический - это ведь и значит северный? А если серьезно, то связи между национальным характером и генофондом нет никакой. Многие генетики - и наши, и западные - пытаются найти связь между генами человека и его психофизиологией. Но успехи тут очень скромны, если не сказать более. Да и есть ли эта связь? Сомневаюсь.

- Но есть еще русские из центральных и южных областей России, их предки не осваивали Север и не мешали свою кровь с финно-угорской. Они кому близки генетически? Украинцам, белорусам, полякам?

- Это как раз те народы, которые генетически все очень близки друг к другу. Настолько близки, что устанавливать какую-то особую степень сходства очень трудно. Мы сейчас ведем эту большую работу, анализируя всех восточных славян. Если нам удастся понять устройство их общего генофонда, мы с удовольствием поделимся с вашими читателями.

- А отличаются ли западные украинцы от восточных?

- По этой теме в нашей лаборатории недавно была защищена диссертация. Отличия, конечно, есть. Если есть географическое расстояние, то обязательно появятся и различия в генофонде. В отношении восточных украинцев генетика лишь подтвердила то, что и так было известно антропологам: их генофонд сходен с южными русскими и с казаками (особенно по материнской линии), и сходен с другими украинцами (особенно по отцовской линии). А вот с западными украинцами пока непонятно: по разным генам они оказываются сходными то с центральными украинцами, то с восточными русскими, а то и с отдельными народами Европы, причем даже не соседними. Такое впечатление, что на Западной Украине, как на перекрестке, сошлось несколько разных генофондов древних племен. Поэтому надо продолжить исследование. Пока мы изучили там только два района, но если украинские власти заинтересуются и окажут поддержку, мы смогли бы изучить этот загадочный регион подробнее.

- Насколько схож генотип северных русских с заграничной финно-угрией - современными финнами, эстонцами? И с потомками скандинавских варягов - шведами, норвежцами?

- По разным генам получается по-разному. По Y-хромосоме (отцовская линия), население Русского Севера одинаково похоже и на финнов, и на эстонцев, и на мордву - на тех, кто говорит на финно-угорских языках. А вот с германоязычной Скандинавией - шведами и норвежцами - особого сходства нет.

Но есть другая генетическая система - митохондриальная ДНК (материнская линия), и по ней картина почти обратная: на финно-угорские народы северные русские не очень похожи. Не очень похожи они и на южных и центральных русских, зато почти такие же гены встречаются у женщин Скандинавии и Польши. Какому-нибудь романисту это дало бы повод придумать рассказ об удалых ватагах северных финно-угорских племен (славяне их называли чудью), которые добывали себе невест с далекой Балтики, пренебрегая соседними народами. А потом ни с того ни с сего они назвались русскими и примкнули к Новгородской республике. Но с точки зрения истории это бессмыслица. Так что лучше подождать анализа не по двум, а по десяти генетическим системам: тогда станет понятнее, кто на кого похож.

- Как соотносится роль языка, образа мышления с генофондом?

- Связь тут только историческая. Если я родился в деревне Центральной России, то я хожу в лаптях из лыка и я православный - просто потому что это традиционная одежда и религия. Так исторически сложилось. А если я родился в Центральном Китае, то я ношу шляпу из рисовой соломки, и вера у меня другая. Связь налицо, но согласитесь, что не лапти определяют религию. Вот точно такими же «лаптями» являются и гены - они свойственны коренному населению какой-то земли. У этих людей наверняка есть особенности в языке (ведь у каждой местности свои диалекты), но не в генах причина всех этих особенностей.

Справка «КП»

Как проводили исследование Ученые для своего исследования отобрали образцы Y-хромосомы у 1228 русских мужчин, живущих в небольших городках и деревнях 14 районов России (на территории древнерусских княжеств), причем не менее чем в четвертом поколении.
Y-хромосома передается по мужской линии на протяжении тысячелетий, почти не изменяясь. Очень редко изменения все-таки происходят, и в результате этих случайных мутаций появились устойчивые признаки разных вариантов этой хромосомы - гаплогруппы. У населения разных концов планеты гаплогруппы совершенно различны. И по разновидности гаплогруппы можно судить, из какого географического региона происходит далекий предок по отцовской линии.

Вместо послесловия

У людей постарше и поколения «пепси» одни и те же гены

- У меня была одна история, - рассказывает Олег Балановский. - В поезде со мной разговорился попутчик и, узнав, чем я занимаюсь, стал убеждать меня, как важно сохранить русский генофонд - ведь сколько бабушек из поколения «Лебединого озера» хранили русские традиции, а их внучки из поколения «пепси» интересуются только западной модой. Пришлось объяснить, что у бабушки и внучки гены - одни и те же, гены от моды на балет или «пепси» не изменяются. Попутчик сразу все понял, погрустнел и сказал: «Если генофонд ни на что не влияет, зачем такой генофонд и сохранять!»

Я считаю, что генофонд сохранять нужно. Он может сохранить - внутри нас самих - память о нашей истории. Сохранить запас прочности для здоровья будущих поколений. Не дать нам забыть, что все люди - братья в буквальном, генетическом смысле.

Но в решении социальных или сиюминутно политических проблем генофонд бесполезен. Не для того он существует.

Источники: www.edengarden.ru

§3.3. Русские и ассимилируемые ими угро-финские этносы

Современный статус финно-угорских народов России.

Многовековая история и практика последних десятилетий показывает, что угро-финские народы РФ переживают процесс включения в состав русской нации. Большинство из них, и наиболее многочисленные, кроме ряда народов севера, можно считать субэтносами русской нации.

Зона компактного расселения угро-финских народов на территории РФ представляет собой особую этнокультурную зону, включённую в территорию русской нации в качестве вкраплений. Каждый из этих субэтносов является автономным и слабо связан с другими, представляя вместе своеобразную мозаику.

Угро-финские народы РФ делятся на две группы: западную и восточную. По этнической типологии их можно отнести размытым недоформировавшимся народностям или иногда к 2-3 разным народностям под одним названием (мордва, марийцы). Из-за включения в русский этногенез финно-угорские народы не сформировались как народности, эти функции перешли от них к общерусскому проекту, в частности политическая, экономическая, частично языковая функции. Они всё более напоминают этнические группы с размытыми границами.

Попытки конструирования народностей с помощью титульных автономий, предпринятые большевиками в 20-30-е годы, успехом не увенчались, так как процесс русской ассимиляции зашёл слишком далеко и действовал автоматически как сложившийся исторический тренд.

Модель восточнославянской ассимиляции финно-угров отработана на практике формирования великорусской народности в XIV-XVII в. и ранее в VIII-XIII вв. - в рамках восточнославянских племенных групп, вошедших в эту народность, а вместе с ней и в нацию в целом. Ряд крупных деятелей русской истории, определивших её духовную направленность, были выходцами из угрофинской среды: такие полярные фигуры, как Патриарх Никон и протопоп Аввакум (оба мордва - эрзя). Оба, как мы видим, были носителями радикального начала в переломный момент истории великорусской народности.

Финно-угры оставили специфический антропологический и этнокультурный отпечаток на русской нации. Угро-финский субстрат присутствует не повсеместно (в большей степени на востоке Европейской части и на Урале), в разной пропорции и почти всегда в скрытом виде. Однако, несмотря на отсутствие угро-финских генов у больших групп русских, они оказали культурное влияние на всю большую русскую нацию. Это реальный евразийский след в судьбе русской нации, в отличие от мифического тюркского и монгольского следа.

Среди великороссов потомки ассимилированных финно-угров обладают рядом специфических расовых черт, сближающих их с определёнными группами финно-угров. Это проявляется в тех биологических чертах некоторых групп великорусского населения, которым приписывается монголоидность, даже при светлой пигментации. На самом деле это размытые черты лаппоидности, которые несут отдалённые монголоидные признаки, переданные с угро-финским субстратом. Например, уплощённое лицо, мелкий курносый нос, с сочетанием светлой или тёмной пигментации. Расовая природа этих признаков настолько неявна, что в советской антропологии был спор по поводу того, является ли они ранней монголоидной примесью или чертами особой группы европеоидов - угро-финнов.

Примечательным признаком угро-финского происхождения является сочетание широкого уплощённого лица с очень светлыми волосами. «На материалах Прибалтийской комплексной экспедиции (19521954 гг.) антропологи констатировали, что наиболее депигментиро-ванные группы населения одновременно оказываются и наиболее -условно - «монголоидными»: более широколицыми и уплощёнными,

с сильнее развитой складкой верхнего века, пониженным переносьем и пр. Более поздние материалы по всем финно-угорским народам СССР подтвердили такое сочетание признаков, в частности - у пермских народов (коми и удмуртов). Данная комбинация антропологических особенностей («монголоидность» в сочетании с депигментацией) наиболее выражена именно в северо-западной части Европы. Учёные считали возможным видеть в ней результат совмещения двух расогенетических процессов, а именно, евро-монголоидного смешения (метисации) и депигментации (посветления). В то же время, по мнению Г. М. Давыдовой, эта комбинация отражает особенности протоморфного древнеуральского типа... В заключение следует констатировать, что прибалтийско-финские народы антропологически в общем более разнообразны, чем восточнофинские (пермские и волжские) народы. Необходимо еще раз подчеркнуть, что при широком межгрупповом сопоставлении карелы, вепсы, ижорцы и финны-ингерманландцы существенно сходны; они образуют единый антропологический массив на фоне всех финно-угорских народов 124.

Ассимиляция современных угро-финских народов продолжает процесс, начавшийся на разных стадиях русского этногенеза и, на наш взгляд, повторяет его основные черты уже в урбанистическую эпоху: Процесс облегчается тем, что ассимилированные русские - уже носители угро-финского субстрата и некоторых архетипических свойств. Индоевропейская природа русских была отполирована угро-финским субстратом.

Каковы количественные параметры автоматически развивающегося ассимиляционного процесса? Ассимиляция российских угро-финнов сейчас находится в последней фазе, за которой наступает полное отсутствие отличий. Но пока она носит половинчатый характер и может длиться достаточно долго по причине того, что нынешние поколения стремятся сохранить самобытность, избегнув при этом каких-либо неудобств от отсутствия полноправной русской идентичности.

Суммарная численность угро-финнов в РФ около 4,23 млн человек, что составляет всего лишь 2,4 % от общего числа участников большого русского проекта.

Какова скорость ассимиляции финно-угров в последние десятилетия? По данным Ю. Б. Юшковой для мордвы это 20 % за 13 лет. Таким образом, окончание ассимиляции можно прогнозировать через 50 лет. Такую ситуацию в целом признают и представители интеллигенции угро-финских народов.

«Великое смешение племен, положившее начало русской нации, продолжается до сих пор. Финно-угры продолжают быть демографическим источником русской нации. Дети от смешанных браков русских и финно-угров, да и просто городские, считающие родным русский чистокровные финно-угры записываются русскими.

А как иначе объяснить мордовский феномен? По данным переписи 2002 года численность мордвы уменьшилась с 1989 года на 21,4 %. Это при том, что сама Республика Мордовия и граничащие с ней территории, на которых проживает мордва, не относятся к зоне экономических бедствий, а скорее, на общероссийском фоне, наоборот. Не думаю, что это означает, что за указанный период умер каждый пятый мордвин. А вот в то, что каждый пятый решил считать себя русским - поверю. У меня нет данных по всем финно-угорским регионам, но научные исследования, которые мы проводили этим летом в Республике Коми, подтверждают мои догадки. До половины молодых людей от общего числа имеющих коми корни, считают себя русскими». Любопытно, что далее автор проводит аналогию угро-финнов с белорусами, украинцами и немцами: «причем то же самое происходит и по отношению к корням других этносов - белорусов, украинцев и немцев. Чистокровный и тем более если наполовину, белорус, рожденный в Республике Коми, считает себя русским. Может быть, если эта тенденция распространяется на всю Россию, этим объясняется (наряду с миграцией) сокращение названных этносов за период между переписями почти на треть» 125. Автор отмечает стабильное снижение численности угро-финских народов РФ, которое помимо депопуляции, объясняется также и ассимиляцией:

«Численность некоторых из них (подверженных, помимо прочего, сильной ассимиляции) стабильно снижается весь послевоенный период.

Мордва: 1959 г. - 1211 тыс. человек, 1970 г. - 1177 тыс., 1979 г. -1111 тыс., 1989 г. - 1073 тыс., 2002 г. - 844 тыс.

Карелы: 1959 г. - 164 тыс. человек, 1970 г. - 141 тыс., 1979 г. -133 тыс., 1989 г. - 125 тыс., 2002 г. - 93 тыс.

Финны: 1959 г. - 72 тыс., 1989 г. - 47 тыс., 2002 г. - 34 тыс.

Вепсы: 1959 г. - 16 тыс., 1989 г. - 12 тыс., 2002 г. - 8 тыс.

Венгры: 1970 г. - 7 тыс., 1989 г. - 6 тыс., 2002 г. - 4 тыс.

Другие угро-финские этносы сократили свою численность впервые 126:

удмурты (715 и 637) - на 10 % марийцы (644 и 605) - на 6 % коми (336 и 293) - на 13 %/ коми-пермяки (147 и 125) - на 8 %.

Мордва как модель угро-финской этнической группы в России.

Рассмотрим ситуацию с мордовским народом подробнее в качестве наиболее многочисленного и характерного восточно-финского этноса. «Мордовский народ, а вернее, два народа - эрзя и мокша, объединяемые этнонимом «мордва», в течение всего периода существования своего «государства» оставались в нём в меньшинстве, более того, быстро ассимилировались, а частично мигрировали за пределы республики» 127. Угро-финские этносы характеризует дисперсность проживания, что подтверждает версию соседства и взаимопроникновения в ходе ассимиляции. Так, согласно анализу Ю. Б. Юшковой «расселение мордвы характеризуется значительной дисперсностью. В границах Республики Мордовия проживает лишь треть всего мордовского населения -313 420 человек. Компактными группами мордва расселена в Самарской (116 475 человек), Пензенской (86 370 человек), Оренбургской (68 879 человек), Ульяновской (61 061 человек), Нижегородской (36 709 человек), Саратовской (23 381 человек) областях, а также в республиках Башкортостан (31 932 человека), Татарстан (28 859 человек) и Чувашии (18 686 человек)».

Дисперсность делает угро-финские этносы РФ более похожими на этнические группы, чем на народности, и сближает их с диаспорами некоторых народов. Ситуация дисперсии усугубляется и наличием нескольких сильно различающихся групп внутри угро-финского этноса, в данном случае, мокши и эрзи, которые считаются вообще отдельными народами. Особенность этих групп в том, что они принадлежат к разным антропологическим типам и даже малым расам, каждая из которых ближе к соседним народам, чем друг к другу. Эрзя представляют собой североевропеоидный тип, приближающийся к русским восточноевропейского типа. Мокша имеет признаки южноевропеоидности и ближе к русским северо-понтийского типа 128. Аналогичная ситуация у мари, распадающегося на горных и луговых марийцев; горные марийцы ближе к чувашам 129.

«Между эрзей и мокшей также существуют противоречия, связанные как с культурной традицией (об этом свидетельствует ограниченное число смешанных браков, например, по данным исследования НИИ языка, литературы, истории и экономики и Института этнографии АН в 1974 году - на селе - 0,8 %, в городе - 4,5 % от всех заключенных браков), так и с более поздними политическими процессами. Развитие в последние 20 лет зависимости от кланов и землячеств при формировании управленческого аппарата привело к обострению этих противоречий: «восточная» (русско-эрзянская) и «западная» (мокшанская) группировки сельской номенклатуры вели и ведут до сих пор ожесточенную борьбу за власть в республике» 130.

Вышеназванное свидетельствует о пестроте и слабости интеграционного начала в рамках административно-территориальной единицы, в которой титульный этнос должен был бы, по замыслу авторов ранне-большевистского территориально-государственного устройства, образовывать цельную народность. Однако мы этого не находим ни в одной восточно-финской автономии.

«Этническая карта Мордовии вообще чрезвычайно пестра: ни один из населяющих ее народов не составляет более или менее компактного большинства на значительной территории. Некоторые сельские районы являются почти исключительно русским (Краснослободский, Ромодановский), в иных численность русского и мордовского населения примерно одинакова (Ардатовский, Старошайговский, Зубово-Полянский, Ковылкинский, Большеберезниковский, Торбеевский), лишь в 5 из 21-го мордва существенно преобладает (Атяшевский, Большеигнатов-ский, Дубенский, Кочкуровский, Атюрьевский). Относительно четкая граница может быть проведена лишь между зонами расселения эрзи и мокши. У первых это - восточные районы, у вторых - западные, причём численность тех и других почти одинакова»131. Ситуация с расселением мордвы и великороссов в современной Мордовии напоминает, лучше сказать повторяет в других исторических условиях, раннесредневеко-вую структуру расселения славянских и угро-финских племён на более западных территориях, где угро-финская этничность не сохранилась.

Фактором ускоряющейся ассимиляции финно-угров является превращение русского языка в родной, что проявляется в использовании его в семье. «Почти 11,5 % мордвы, населяющей республику, назвали в 1989 году русский язык своим родным. В 1970 году 94 % мокшан и эрзян

Мордовии считали родным язык своей национальности. В то же время около 73 % мордвы СССР, проживавшей вне пределов Мордовии, ассимилировалось ещё быстрее (более трети её указали родным языком также русский)»132. Однако ситуация переписи, проводимая властями титульной автономии, ведёт к понижению доли носителей русского языка в качестве родного. «К примеру, по данным микропереписи населения 1994 года, дома в семье сегодня пользуются русским языком 568 человек из каждой тысячи коми (у коми-пермяков аналогичный показатель равен 383, у марийцев - 363, у удмуртов - 350, у мордвы - 383, у карел - 825)133, указывают В. А. Ковалёв и Ю. П. Шибаев. Таким образом, доля носителей русского языка у мордвы в качестве родного 38 %. По данным всероссийской переписи 2002 года мордовским языком владели 67,3 % мордвы (2/3). Аналогичный показатель у марийцев - 450 из 600 тыс. чел. и удмуртов 463 тыс. из 637 тыс. человек. Таким образом, не менее 1/3 состава угро-финских народностей РФ полностью ассимилирована по языковому признаку.

Угро-финский фактор русского этногенеза также способствует сближению с русскими таких этносов, как татары и башкиры, содержащие значительный удельный вес угро-финских генов. «Тот факт, что татары или чуваши говорят на тюркском языке - языке племен, появившихся в Поволжье на рубеже I и II тысячелетий нашей эры, совсем не означает, что сами татары и чуваши являются прямыми потомками тех самых тюрков. Изучение генофонда этих народов, их фенотипа (характерных черт физического облика), наконец, мифологии убедительно доказывает, что в основе своей татары и чуваши - это потомки древнего дотюркского населения, говорившего на языках финно-угорской языковой семьи. Мигрировавшие в регион в течение многих столетий тюрки составляли политическую верхушку местного общества, их язык воспринимался местным населением. Однако сами тюрки вступали в национально-смешанные браки и растворялись среди численно преобладающих финно-угров» 134.

Национально-государственное устройство РФ и автономии, где угро-финские народы являются титульными этносами.

Все восточно-финские народы являются меньшинствами на своей титульной территории 135. Сложившаяся ситуация рано или поздно ставит на повестку дня вопрос о смысле существования угро-финских автономных республик в составе РФ в их нынешнем виде, поскольку они являются лишь русскими регионами со своей этнокультурной спецификой. Процесс в этом направлении идёт, как, например, слияние Пермской области и Коми-Пермяцкого автономного округа в Пермский край в 2006 году.

Оживившиеся национальное движение угро-финнов нацелено в первую очередь на сохранение статус-кво автономий и наполнение их хоть каким-то реальным этнокультурным содержанием. Здесь прослеживаются прежде всего интересы правящей элиты этих автономий. В качестве культурной основы националисты используют язычество, однако влияние его охватывает узкий слой. «По данным социологического опроса 1994 г. в республике «чистые язычники» составляли более 4 % и ещё 10,5 % опрошенных придерживались двоеверия. Существенно, что в Марий-Эл восстановление языческих традиций пользуется покровительством местной власти, которая не может не считаться с его популярностью в народе, а местная православная церковь относится к нему терпимо» 136. Угро-финны, несмотря на бытовые различия, являются носителями русской культуры, в частности с конфессиональной точки зрения, Православия. Можно сказать, что этническое возрождение угро-финских народов на базе традиционной национальной культуры осталось социально узким, хотя и характерным явлением.

Важным фактором оживления угро-финского национализма является и попытка со стороны Евросоюза оказать влияние на внутренние дела России, используя угро-финские движения как рычаг. «26 апреля 2005 года Европарламент сделал «финно-угорский вопрос в России» фактором международной политики. Депутаты Европарламента приняли специальный план по улучшению положения финно-угорских меньшинств России. В плане предполагалось принять резолюцию о продолжающемся нарушении прав человека на территориях проживания финно-угорских народов РФ вообще и марийцев в частности» 137.

Завышенный статус титульных автономий здесь как нельзя кстати. «В идеологии национальных движений в финно-угорских республиках центральное место отводится идее этнического самоопределения. Поскольку титульный этнос рассматривается как «источник и носитель национально-государственного суверенитета (Пробуждение, 1996), поскольку право на самоопределение рассматривается, как право одной этнической общности самоопределяться независимо от многонационального состава этих республик» 138.

Данные процессы не следует рассматривать как опасные (по сравнению с Украиной, например), но излишняя их политизация может осложнить и без того проблемную ситуацию вокруг большого русского проекта. Поэтому создание в России «угро-финского мира» в противоположность русскому является нежелательным.

Выводы:

1. Сохранение черт и традиций угро-финской культуры, национально-культурной автономии является важным багажом общерусского проекта, выступающего в качестве культурного дополнения к «угро-финским генам» великороссов. Они нуждаются в поддержке, и приобщения к ним русского населения соответствующих регионов РФ, доступности для широких слоёв русского населения по всей стране. Однако это должно происходить в добровольном порядке, без какого-либо замещения русского языка и параллельно с ним. В целом формула развития может быть обозначена как максимум культуры при минимуме политики, максимум открытости при минимуме изоляции от русских.

2. Внедрение идеи об историческом единстве угро-финской и русской этничности, нежелательности отделения и суверенитета. Нежелательность этнического обособления угро-финских общин от русского проекта, искусственного их конструирования.

3. Постепенный перевод угро-финских республик в статус обычных русских регионов, предположительно, с названием краёв, с сохранением культурной автономии: языка, символики, традиционных общин и этнографических заказников.

финно-угорских языков | Britannica

Финно-угорские языки , группа языков, составляющая гораздо большую из двух ветвей более обширной группы, уральских языков ( q.v.). На финно-угорских языках говорят несколько миллионов человек, распределенных по территории, простирающейся от Норвегии на западе до региона Оби в Сибири и на юге до нижнего течения реки Дунай в Европе. На этой огромной территории финно-угорские народы составляют анклавы, окруженные носителями германских, славянских, румынских и тюркских языков.

Подробнее по этой теме

Уральские языки

… родственные группы языков, финно-угорский и самодийский, оба из которых произошли от общего предка, называемого протоуральским, что ...

Угорский отдел финно-угорских языков состоит из венгерского и обско-угорских языков манси (вогул) и ханты (остяк). Финский отдел финно-угорских языков состоит из пяти групп.Прибалтийско-финская группа состоит из финнов, эстонцев, карелов (включая олонец), лудиков, вепсов, ингерманландцев, ливийцев и вотиков. Пермская группа состоит из коми (зырян), пермяков и удмуртов (вотяк). Три оставшиеся группы - это отдельные языки: марийский (бывший черемис), мордовский и саамский (бывший саамский). Марийский и мордовский, однако, часто объединяются в группу языков Волго-Финского. Кроме того, поскольку диалекты саамского языка почти взаимно непонятны, их часто классифицируют как отдельные языки.

Лексика финно-угорских языков отражает ряд контактов с соседними неуральскими народами в разные периоды истории. Заимствования из индоиранского языка кажутся самыми старыми. Финский язык заимствован в древние времена из балтийских языков, а затем из германских языков и русского. Марийский, удмуртский и обско-угорский языки богаты тюркскими заимствованиями. Венгерский язык также заимствовал в разное время из нескольких тюркских источников, а также из иранских, славянских, немецких, латинских и романских языков.

Фонология современных финно-угорских языков демонстрирует разнообразие форм, и практически нет никаких черт, общих для всей группы. Например, гармония гласных (в которой гласные делятся на два или три класса, обычно на заднюю, переднюю и нейтральную категории, которые могут не встречаться вместе в одном и том же слове), которую иногда считают характеристикой финно-угорских языков, является не встречается в саамском, хантыйском или пермском языках. Градация согласных - сложное чередование двух классов основных согласных - встречается в саамском и балтийско-финских языках.Обычный метод обозначения грамматических категорий в этих языках - добавление суффиксов. Некоторые из группы (, например, на финском и венгерском языках) используют сложную систему падежей. Саамский и обско-угорские языки обозначают двойное число, а также единственное и множественное число.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

Я понимаю, что венгерский и финский языки связаны между собой, потому что эти два народа имеют общее происхождение где-то к востоку от Урала.Откуда они взялись? | Примечания и запросы


СЕМАНТИЧЕСКАЯ ЗАГАДКА

Я понимаю, что венгерский и финский языки связаны между собой, потому что эти два народа имеют общее происхождение где-то к востоку от Урала. Откуда они взялись?

  • Я ОДИН РАЗ посетил лекцию, которую читал на немецком языке румын, чьим родным языком был венгерский и который также говорил по-фински. Когда возник неизбежный вопрос о сходстве двух языков, он ответил: «Да, они очень похожи.Примерно так же похожи, как французский и русский ». Я не думаю, что он шутил: французский и русский (или, если на то пошло, английский и албанский) похожи, поскольку они родственные индоевропейские языки. Но ответ румынского - спасительный предостережение от чрезмерного подчеркивания сходства. Финский и венгерский оба принадлежат к финно-угорской группе языков (также эстонский, который очень похож на финский). Венгерская история хорошо задокументирована, поскольку они рано вступили в контакт с немецким (священным Римская) империя и в 10 веке должна была быть ограничена в их границах немецким королем Генрихом I.Они (и предположительно также финны) являются потомками, вероятно, последней волны иноземных захватчиков с Востока, из которых, пожалуй, наиболее известны гунны и авары. Сказать больше было бы домыслом. На вопрос «Откуда венгры и финны?» - Откуда кто-нибудь из нас? Просто их языки выступают, как беспорядочные блоки в однородном индоевропейском ландшафте, что заставляет нас задуматься об их происхождении. Они такие же люди, как и все мы.Франк Шоу, факультет немецкого языка, Бристольский университет.
  • ФИНСКИЙ и венгерский являются членами финно-угорской ветви уральских языков, примерно на десятке из которых до сих пор говорят в некоторых странах, граничащих с Уралом. Эстонский и саамский также принадлежат к этой группе. Ученые расходятся во мнениях относительно дат, но за 4000 лет до нашей эры группа охотников из сибирских земель за Уралом разделилась: группа финнов двинулась в сторону Балтики, а группа угров двинулась на юг в сторону современной Венгрии, став кочевыми пастухами через контакты с тюрками. народы.Наличие слов турецкого происхождения в сегодняшнем венгерском языке может предполагать, что финно-угорский язык может быть связан с другими языками Центральной Азии. Джин Фаулдс, Лутон, Кровати.
  • ГИПОТЕЗА, утверждающая общее происхождение венгерского и финского языков, основана на том факте, что существует около 600 слов, общих для венгерского и финского языков. Эта «официальная» версия, как правило, единственная, которую преподают в школах и университетах. Однако верно и то, что венгерский язык имеет такое же или большее количество слов, чем турецкий и многие другие языки.Более того, антропология, мифология и традиционная музыка венгров показывают гораздо более тесное родство с тюркскими народами, чем с финнами и другими родственными уральскими народами. Самые ранние источники, относящиеся к венграм, обычно описывают их как турок, гуннов, сабиров, оногуров и т. Д., Но никогда как финнов. Если спрашивающий хочет узнать больше об «официальной» истории венгерского происхождения, ему нужно только проконсультироваться с любым учебником в любом месте западного мира. Но большинство венгров больше не верят в эту версию.Если он хочет узнать что-нибудь об исследовании, касающемся альтернативных взглядов, он может связаться с нами. I Halasz, Венгерское историческое общество, 115 Auburn Road, Auburn 2144, Австралия.
  • Осуждение ХАЛАСОМ научных работ по этим языкам прискорбно. Общее происхождение венгерского и финского (и многих других языков) в большой уральской семье было установлено более 200 лет назад, в основном венгерскими учеными. Уральский взгляд представлен во всех книгах и преподается во всех университетах просто потому, что он правдив.Общий предок этих языков был реконструирован довольно подробно, а предыстория как венгерского, так и финского языков достаточно хорошо изучена. Последний общий предок венгров и финнов датируется примерно 5000 лет назад, вероятно, в районе Урала, после чего финны распространились на запад, в северную Европу, а венгры - на восток, в Центральную Азию. Там они встретили турок, с которыми поддерживали близкие контакты на протяжении многих веков; это причина слов и культурных традиций, разделяемых турками.Всего около 1000 лет назад венгры двинулись на запад, в Европу. Мы не устанавливаем общее происхождение языков простым подсчетом общей лексики. Если бы мы это сделали, мы могли бы быстро и ошибочно прийти к выводу, что английский язык наиболее тесно связан с французским, что баскский язык наиболее тесно связан с испанским или что японский язык наиболее тесно связан с китайским. Нет замены терпеливой научной работе. Р.Л. Траск, Школа когнитивных и компьютерных наук, Сассекский университет, Брайтон (larryt @ cogs.susx.ac.uk)
  • I HALASZ демонстрирует непонимание таксономической лингвистики. Слова, используемые в турецком языке, являются предметами культуры, которые наиболее подвержены заимствованиям. Однако слова, которые венгерский разделяет с финским, относятся к устойчивому ядру языка, например, личные местоимения, основные природные явления, части тела и т. Д. Венгры на протяжении последнего столетия отвергали финно-угорскую гипотезу. неопровержимых доказательств - на неуместных основаниях, что венгры были завоевателями верхом на лошадях, тогда как саамы, удмурты и т. д. были охотниками-собирателями, которые никогда никого не покоряли.Пол Уайтхаус, Лондон N1.
  • ОТВЕТ от И. Халаша ошибочный. Во-первых, вопрос в том, откуда произошли эти языки, а не в том, связаны ли они. Предки финнов покинули Сибирь и направились на северо-запад. Если венгры уехали из той же местности, они направились на юго-запад, да к тому же это произошло тысячи лет назад.
    Во-вторых, языки не классифицируются исключительно по общим словам. В финском языке больше слов, производных от шведского, чем в 600 общих словах с венгерским, но никто не утверждает, что финский язык внезапно стал индоевропейским языком.Эти 600 слов, используемых в венгерском и финском языках, не являются «общими», но, очевидно, имеют одно и то же происхождение. Категоризация включает такие особенности, как ударение слов и предложений, грамматическая система, например падежная система, синтаксис и морфология. Эти особенности тесно связаны как в финском, так и в венгерском языках.
    Наконец, мне все равно, предпочитают ли венгры быть родственниками турок, но люди, которые что-то заявляют, должны принимать во внимание все факты, а не только те, которые им подходят.

    Салла Койвисто, Гилфорд, Суррей, ([email protected])

  • Что касается турецкого и венгерского языков, то следует прочитать статью Джона Динели Принса «Турецкий материал на венгерском языке» из Колумбийского университета. Не все так называемые турецкие «заимствованные слова» можно считать заимствованными. Некоторые основы никогда не заимствуются и указывают на общую родственную языковую связь. Примеры следующих материалов не являются заимствованными: турецкий «Çok var», венгерский «Sok van», «Их много».Однородные слова ok, Sok; вар, ван ясны. Кроме того, очевидна связь между турецким ol (быть) и венгерским вольт. То же самое можно сказать о венгерских oly, olyan и турецких öile "Так так"; Венгерский jó, турецкий iyi, eyi («хорошо»), венгерский и турецкий öl («убей и умри»). То же самое и с венгерскими глагольными суффиксами. 1.p -m 2.p -sz и турецкий -m, s (en), личные местоимения Венгерский én, турецкий ben «I», венгерский, турецкий o «He / She», венгерский te, турецкий sen «You», венгерский Ki, турецкий Kim «Who».Притяжательный аффикс первого лица -m в турецком и венгерском языках çocuku gyerek ребенок çocuğum gyerekem, мой ребенок çocuklarım gyerekeim, мои дети Можно указать от базовой венгерской лексики до семейных слов. Венгерские слова, такие как anya («мать»), apa, atya («отец»), турецкие ana, anne и ata. Это были лишь некоторые из многих сходств между венгерским и турецким языками. Я заканчиваю предложением на турецком и венгерском языках: Cebimde çok küçük elma var. Zsebemben sok kicsi alma van.У меня в кармане много маленьких яблок. Как коренной венгр, я считаю, что венгерский язык имеет отдаленное родство с турецким, но я также не стал бы отрицать какие-либо отдаленные отношения с финским.

    Erik Vail, Клуж, Румыния

  • Могут быть нововведения, полностью меняющие структуру языка. Германские захватчики, похоже, ввели понятие «The» в латынь - все романские языки невротичны по поводу статей, которых просто не было в старых языках.Это не значит, что латынь связана с протогерманским языком. Связь объясняется тем, что количество похожих слов намного выше, чем 200 односложных лепет, которые имеют сходство даже в Китае (Баба против Папы). Звуки преднамеренные и неслучайные; например, сравнение охоты с собакой; Я могу думать о сотнях родственных немецких и латинских родственных слов. И это без раздумий. В финско-венгерском языке 200 слов. Некоторые из них цитируются как местоимения.Но финские местоимения очень похожи на латынь - возможно, столь же близки к индоевропейским, как и фактически к венгерским. Я бы разделил эту стипендию на две части: желание венгров объяснить свою особенность в Европе и найти общие народы и европейская потребность, особенно 200 лет назад, изгнать неиндоевропейские языки как неевропейские. (см. происхождение слова «антисемитизм») - Соединение финского и венгерского языков могло быть расизмом точно так же, как евреи и татары не считались европейцами.В конце концов, количество блондинок в Финляндии и Эстонии подсказывает европейцам европейское происхождение, а не азиатское, не так ли? Поэтому реконструкция протоуральского языка примерно так же логична, как реконструкция клингонского. Нет никаких оснований полагать, что глаз не может быть заимствованным, поскольку более половины английского словаря заимствовано из латыни.

    Джаред, Нью-Йорк, США

Добавьте свой ответ

О ФИННО-УГРОСКИХ СТРАНАХ

История финно-угорских народов и языков насчитывает несколько тысячелетий.Процесс формирования современных финнов, угров и самодийцев был довольно сложным. Нынешнее название финно-угорских и угро-финских языковых групп было изменено на уральское, поскольку было обнаружено и доказано, что они принадлежат к этой самодийской языковой семье.

Уральская языковая семья делится на угорскую языковую ветвь, которая включает в себя венгерский, ханты и манси (последние два объединены как обско-угорские языки), финно-пермскую ветвь, которая включает пермские языки (коми, коми-пермский и Удмуртский), волжские языки (марийский и мордовский), балтийско-финская языковая группа (карельский, финский, эстонский и языки вепсов, водис, ижорский и ливонский языки), саамский и самодийский языки разделились на северную ветвь (нганасанский). , Ненецкий и энецкий языки) и южного отделения (селькупский).

Число наций, говорящих на уральских языках, оценивается в 23-24 млн человек. Уральские народы населяют огромную территорию, простирающуюся от Скандинавии до полуострова Таймыр, не считая венгров, оказавшихся в Карпато-Дунайском регионе, то есть отрезанных от других уральских народов.

На территории России проживает большинство уральских народов, за исключением венгров, финнов и эстонцев. Наиболее многочисленны венгры (более 15 млн человек).Финны - вторая по численности нация (около 5 млн). Эстонцев около миллиона. В России (перепись 2002 г.) мордовцы (843 350), удмурты (636 906), марийцы (604 298), коми-зыряне (293 406), коми-пермяки (125 235), карелы (93 344), вепсы. (8240), ханты (28 678), манси (11432), ижорцы (327), води (73), а также финны, венгры, эстонцы и саамы. В настоящее время мордвины, марийцы, удмурты, коми-зыряне и карелы имеют свои национальные государственные образования как республики в составе Российской Федерации.

Коми-пермяки проживают на территории Коми-Пермского округа в Пермском крае, Ханты и Манси-Ханты-Мансийского (Югра) АО в Тюменской области. Вепсы обитают в Карелии, к юго-востоку от Ленинградской области и к северо-западу от Вологодской области, саамы - в Мурманской области, Санкт-Петербурге, Архангельской области и Карелии, ижорцы - в Ленинградской области, Санкт-Петербурге и Республике Карелия. The Vodys проживают в Ленинградской области, Москве и Санкт-Петербурге.

Колыбель русских, очевидная финно-волжская генетическая горячая точка

Первый взгляд на принятую рукопись (за платным доступом), анализ последовательности генома этнических популяций по всей России, проведенный Жернаковой и др.Геномика (2019).

Интересные выдержки:

Продолжаются дискуссии о происхождении этнического русского населения. Предки этнических русских были среди славянских племен, которые отделились от раннеиндоевропейской группы, в которую входили предки современных славянских, германских и балтийских говорящих, которые в г. появились в северо-восточной части Европы ок. 1500 лет назад. Славяне были обнаружены в центральной части Восточной Европы, где они вступили в непосредственный контакт (и, вероятно, ассимиляцию) с населением, говорящим на уральском (волжско-финском и балтийско-финском), а также на балтийских языках [11–13]. В последующие века славяне взаимодействовали с ирано-персидскими, тюркскими и скандинавскими народами, все из которых по очереди, возможно, внесли свой вклад в нынешнюю структуру геномного разнообразия в разных частях России. В конце средневековья и в начале Нового времени произошло разделение восточнославянского единства на русских, украинцев и белорусов. Именно русские подтолкнули колонизаторское движение на Восток, хотя другие славянские, тюркские и финские народы приняли участие в этом движении, когда миграция на восток привела их к Уральским горам и далее в Сибирь, Дальний Восток и Аляску. .В течение этого периода русские встретили на Урале финнов, угров и самоедов, говорящих на тюркских, монгольских и тунгусских языках, в Сибири. Наконец, на большом пространстве между Горным Алтаем на границе с Монголией и Беринговым проливом они столкнулись с палеоазиатскими группами, которые могут быть генетически наиболее близки к предкам коренных американцев. Сегодняшнее сложное лоскутное одеяло человеческого разнообразия в России продолжает дополняться современными миграциями с Кавказа и из Центральной Азии по мере того, как обретают форму современные экономические миграции.

Родство выборки на основе данных генотипа. Евразия : график главных компонент 574 современных российских геномов. Цвета отражают географические регионы сбора; формы отражают источник образца. Красные кружки показывают расположение образцов Genome Russia.

В данном исследовании мы аннотировали последовательности полных геномов лиц, в настоящее время проживающих на территории России и идентифицирующих себя как этнических русских или членов названного этнического меньшинства (рис. 1).Мы проанализировали генетические вариации в трех современных популяциях России (этнические русские из Псковской и Новгородской областей и этнические якуты из Республики Саха) и сравнили их с недавно опубликованными последовательностями генома, собранными у 52 коренных русских популяций. Частота мутаций, изменяющих функцию, была изучена путем выявления известных вариантов и новых вариантов, а также частот их аллелей по сравнению с вариациями в соседних популяциях Европы, Восточной Азии и Южной Азии.Геномная изменчивость в дальнейшем использовалась для оценки генетического расстояния и взаимосвязей, исторического потока генов и препятствий для потока генов, степени смешения популяции, исторического сокращения популяции и паттернов неравновесия сцепления. Наконец, мы представляем демографические модели, оценивающие исторические события-основатели в России, и предварительную HapMap этнических русских из европейской части России и якутов из Восточной Сибири.

Родство выборки на основе данных генотипа. Западная Россия и соседние страны: График главных компонент 574 современных российских геномов.Цвета отражают географические регионы сбора; формы отражают источник образца. Красные кружки показывают расположение образцов Genome Russia.

Коллекция идентифицированных SNP была использована для проверки количественных различий среди 264 человек со всей Евразии (рис. 1) с помощью анализа главных компонентов (PCA) (рис. 2). Первый и второй собственные векторы графика PCA связаны с долготой и широтой соответственно местоположений выборки и точно разделяют евразийские популяции в соответствии с географическим происхождением. восточноевропейских образцов группируются около Пскова и Новгорода Образцы, которые попадают между северными русскими, финно-угорскими народами (карелы, финны, вепсы и т. Д.) И другими северо-восточноевропейскими народами (шведы, среднерусские, эстонцы, латыши, литовцы и украинцы ) (рис. 2б). Якутские особи попадают в сибирский кластер, как и ожидалось (рис. 2а). Чтобы получить расширенное представление о взаимоотношениях населения, мы выполнили оценку происхождения и структуры населения на основе максимального правдоподобия с помощью ADMIXTURE [46] (рис.2в). Новгородское и псковское население демонстрирует сходные профили со своими северо-восточноевропейскими предками , в то время как якутская этническая группа имела смешанное происхождение, сходное с бурятской и монгольской группами.

Структура населения по выборкам в 178 популяциях из пяти основных географических регионов (k = 5). Выборки объединены в три различных исследования, охвативших территорию Российской Федерации (Маллик и др., 2016 [36], Пагани и др., 2016 [37], настоящее исследование). Оптимальное значение k было выбрано по значению ошибки перекрестной проверки. российских выборок из всех исследований (выделены жирным темно-синим цветом) показывают небольшой градиент от структур Восточной Европы (украинская, белорусская, польская) к североевропейской (эстонская, карельская, финская), что отражает историю экспансии населения на север. Якутские образцы из различных исследований (выделены жирным красным цветом) также показывают небольшой градиент от монголов к сибирским народам (эвенам), как и ожидалось от их первоначальной примеси и расширения на север. Образцы, взятые из этого исследования, выделены и помещены в отдельные прямоугольники ниже.

Возможные источники примесей в популяциях Genome Russia были рассмотрены более формально путем расчета статистики F3, которая является мерой на основе частоты аллелей, позволяющей проверить, можно ли моделировать целевую популяцию как смесь двух исходных популяций [48]. Результаты показали, что якуты лучше всего моделируются как смесь эвенов или эвенков с различными европейскими популяциями (дополнительная таблица S4). Псков и Новгород показали смешение европейского с сибирским или финно-угорским населением , при этом литовское и латышское население было доминирующим европейским источником для псковских выборок.

Тепловые карты барьеров генного потока показывают для каждой точки на географической карте интерполированные различия в частотах аллелей (AF) между оцененными AF в точке с AF в окрестности этой точки. Направление максимальной разницы частот аллелей обозначено цветами и стрелками.

Итак, русские расселялись в средние века как окультурившие финно-волжские народы.

Или, может быть, истинная Germano-Slavonic ™ -говорящая область находилась в северо-восточной Европе, до недавнего прибытия финно-пермяков с абсолютно правдоподобной орды нганасан-саамов , тогда как Yamna -> Bell Beaker представляла Васконско-кавказский в эпоху бронзы распространился по Европе.Потому что степных предков в Фенноскандии и современных басков в Иберии.

Действительно сложный выбор между одинаково правдоподобными моделями.

Связанные

Финно-угорские нарративы в Финляндии и Эстонии

Прикладная историческая лингвистика

405

вызвала антагонизм большей части фенноманов.

оценка культурных связей.Развитие западных народов можно также проследить

в некоторых стихотворениях Альквиста (опубликованных под псевдонимом Оксанен). В Suomen

valta («Финское королевство»), которое было опубликовано в 1860 году, он представил изображение

Финляндии, которая вышла за пределы Великого княжества, которое было определено сообществом «финноговорящих»

. и финский ум »и охватывает территорию

между Янисъярви, Похьянлахти / Ауран раннат, Виенское суу (Онежское озеро

, Ботнический залив, берега Ауры, дельта Вены), i.е. по всей Карелии.24 К

1868 г. его концепция финнов сместилась на запад, как показано в стихотворении

«Meidän vieraissa-käynnit» («Наши визиты»), в котором описываются соседи финнов

как народы, которые можно посетить. Добросердечный саам отвергается

как слишком нецивилизованный, ингерманландцы на самом деле русские и, следовательно, чужие, а еда

, которую они оба подают (оленины сердца и почки, квашеная капуста ингерманландца)

отпугивает финнов.Эстонец, близкий родственник, вызывает жалость: порабощенный

в своей стране, он даже не может говорить в стихотворении. Вместо этого говорит «Немецкий рыцарь

», приказывая финну отступить от берега. Только Швеция

остается подходящим местом для посещения, которую хвалят как «источник света Финляндии» и, действительно,

«великая мать Финляндии». 25

23 августа Альквист, «Olavinlinnan 400-vuotisessa juhlassa 29 p. Heinäk. v. 1875 »в Suomalaisia ​​puhe-

kokeita (Хельсинки – Порвоо: Вернер Седерстрём, 1889), 1–14.; Рафаэль Коскимиес, Nuijamieheksi luotu. Yrjö

Koskisen elämä ja toiminta vuosina 1860–82 (Хельсинки: Отава, 1968), 196–205.

24 августа Оксанен [Ахлквист], Сакения. Kokous runoutta - ensimmäinen parvi (Хельсинки: Suomalaisen

Kirjallisuuden Seura, 1860), 4–5. Поэма также интересна своим двойным долгом перед немецкой националистической традицией

. Его общая концепция, то есть поэтическое видение «настоящей Финляндии», определяемое языком,

сильно напоминает Des Deutschen Vaterland (1813) Эрнста Морица Арндта, а форма и размер

были смоделированы по образцу Das Lied. der Deutschen (1841), более известный как государственный гимн Германии, и на самом деле

стихотворение было спето на ту же мелодию Йозефом Гайдном.Территориальное определение «финского царства»

по четырем естественным границам тоже является отголоском немецкой песни.

25 августа Оксанен [Ахлквист], Сакения. Kokous runoelmia - toinen parvi (Хельсинки: Suomalaisen Kirjallisuuden

Seura, 1868), 65–73. Как и ссылка на финский «долг благодарности», стихотворение

вызвало споры среди фенноменов. Это даже вызвало полемику в стихах у ингерманландского крестьянского поэта-самоучки Яакко

Райкконена, который встал на защиту не только своей родной провинции, но и эстонцев,

саамов и ряда финно-угорских народов. , критикуя Альквиста за то, что он бросил своих родственников и «подружился

со шведским, чужим языком», - «Суомелле» в Кустави Гротенфельт, изд., Kahdeksantoista runoniekkaa.

Valikoima Korhosen, Lyytisen, Makkosen, Kymäläisen, Puhakan, Räikkösen y.m. runoja ja lauluja (Хельсинки:

Suomalaisen Kirjallisuuden Seura, 1899). Литературная деятельность Альквиста также отражала эту западную тенденцию. Он

отверг идею о том, что финская поэзия должна оставаться верной архаической народной традиции, воплощенной в «Калевале

». Вместо этого он придерживался европейских форм, например написание первого финского сонета и

, вводящих незнакомые до сих пор метрические формы в финские стихи.

Финско-японская связь - Ямагата Европа

Я никогда не переставал удивляться, почему ритм и использование гласных и двойных согласных в японском языке звучат для меня так знакомо, хотя мой родной язык - финский.

Происхождение

Я провел небольшое исследование и обнаружил, что на самом деле истинное происхождение как финнов, так и японцев все еще довольно сложно отследить. Финский язык принадлежит к урало-алтайской языковой группе (финно-угорская подгруппа). К своему удивлению я обнаружил, что, по мнению некоторых исследователей, японский язык также следует рассматривать как алтайский язык.

Некоторые лингвисты считают, что айны, исчезающий язык на Хоккайдо в Японии, является дальним родственником финно-угорской подгруппы урало-алтайских языков. Археологические находки и антропологические исследования предполагают, что айны могли происходить с Северного Урала и распространились от Финляндии до Северо-Восточной Сибири между 700 г. до н.э. и 700 г. н.э.

Таким образом, кажется, что между финским, японским и айнским языками существуют какие-то отдаленные лингвистические отношения.

Между финским и японским языками есть замечательное сходство.Оба языка имеют гармонию гласных, агглютинируют по структуре (прикрепляют суффиксы, префиксы или и то, и другое к корням), используют порядок слов SOV (в финском нет строгого порядка слов) и не имеют грамматического рода.

Анекдоты

Есть несколько анекдотов о том, как можно сделать финский язык похожим на японский и при этом сохранить смысл. Тебе он тоже не похож на японский (хотя на самом деле он финский):

Как называют японского рыбака?
- Секо сико сиимаси. (= «Леска запуталась»)

Как позвонили японскому полицейскому?
- Сако таппа джота кута.(= «Иди, дай кому-нибудь штраф»)

Как называется японский садовник?
- Хаджо сико хара васи. (= «У вас сломались грабли»)

Как называется японский драйвер формулы?
- Като Сико Такакуми. (= «Исчезло ли заднее колесо»)

Пауэр-метал

Японцы и финны, похоже, также разделяют интерес к упрощенному дизайну, музыке (пауэр-метал-группа Sonata Arctica очень популярна в Японии), рекламе и ценителям спокойствия. Не забывать о технологиях и инновациях.

Хотя финский язык не имеет отношения к каким-либо индоевропейским языкам, довольно странно, что финны генетически наиболее близки к германским корням (самая большая группа происходит из региона Фландрия в Бельгии), только язык уральский.

С точки зрения языка, родство простирается до Японии, но генетически говоря, мы, финны, наиболее тесно связаны с фламандцами. Мы не так далеки друг от друга, как может показаться поначалу.

Нужен перевод на японский или финский? Свяжитесь с нами для получения бесплатного предложения.

культура

Культура

Культурно Финляндия вполне отличается от других скандинавских стран, где большинство население имеет германское происхождение. Финский язык напоминает что у эстонцев. Из-за отсутствия каких-либо отношений с другими европейскими языков вместе с венгерским входит в состав угро-финской группы, корни которых остаются неясными.
Суровые условия жизни всегда отговаривали кого-либо их дом там, даже во времена иностранного правления. До сегодняшнего дня Этническая структура страны была в значительной степени однородной, причем большинство составляли финны. Шведы проживают в основном в автономном округе Ахвенанмаа .
Еще одна интересная группа - саамы. Кочевники в их образе жизни, они веками занимались оленеводством и рыбной ловлей.
www.travelplanet.pl

На что похож финн?

Сису

Есть черта, которая отличает финнов от других народов.Это сочетает в себе выносливость, железную волю и настойчивость. Такая черта подарок. И зовут его Сису.

Калевала

финский народные сказки хорошо известны. Калевала представляет собой сборник одной из старейших легенд мира и народных песен Финляндии и Карелия. Они возникли в устной традиции так называемых «сун». и прославить жизни и борьбу двух противоборствующих племена финнов и саамов. Учитывая литературный форме Э.Лннрота они сыграли важную роль в пробуждении Финский национальный дух XIX века. www.travelplanet.pl

Элиас Лннрот (1802-1884) Финский врач и писатель, собравший песни и магические заклинания.Он тоже был историком литературы. Родился 9 апреля 1802 г., он был одним из семи детей. в бедном Семья портного Фредерика Юхана Лннрот. Между 1852-1862 гг. - профессор Хельсинкского университета.

- В 1829-1831 годах издал «Кантеле». - первая четырехчастная версия народных песен из его сборника.
- Осенью 1833 года он составил очередной сборник песен. о финских героях - «Пракалевала», который содержит 5000 стихов.
- В 1840 г. издал лирические руны «Кантелетар». .
- Финальная версия его великого произведения - около 10000 стихи - вышла в 1849 г. и называлась «Калевала». Suomi Страница

& nbsp

Кухня

Когда спрашиваешь финна о характере их кухни вы неизбежно услышите слово - жир.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *