Ученик галилея: Итальянский физик и математик, ученик Галилея, открывший существование атмосферного давления и ваккума, 10 (десять) букв

Содержание

Последний ученик Галилея, или борьба за пустоту

Итальянский математик и физик Эванджелиста Торричелли родился 15 октября 1608 года в Фаэнце в небогатой семье; воспитывался у дяди, бенедиктинского монаха. Учился в иезуитском колледже, а затем получил математическое образование в Риме у Б. Кастелли, друга и ученика Галилео Галилея. В 1641 г. Торричелли переехал в Арчетри, где помогал Галилею в обработке его трудов. С 1642 г., после смерти Галилея, придворный математик великого герцога Тосканского и одновременно профессор математики Флорентийского университета.


Статуя Торричелли в Музее естественной истории во  Флоренции.

Наиболее известны труды Торричелли в области пневматики и механики.

В 1643 г. он показал, что воздух имеет вес и что насос не может вытянуть воду на высоту более 10 м. В 1644 г. развил теорию атмосферного давления, доказал возможность получения так называемой «торричеллиевой пустоты» (тем самым нанеся удар по аристотелевскому утверждению «природа боится пустоты») и изобрёл ртутный барометр. Обнаружил изменение высоты ртутного столба в зависимости от погодных условий, объяснил ветер изменениями атмосферного давления. Открытие и исследование атмосферного давления вызвало большой резонанс среди учёных-современников.

В своём основном труде по механике «О движении свободно падающих и брошенных тяжёлых тел» (1641) Торричелли развивал идеи Галилея о движении, сформулировал принцип движения центров тяжести, установил параболичность траектории тел, брошенных под углом к горизонту, доказал другие теоремы баллистики. Торричелли заложил основы гидравлики, вывел формулу для скорости истечения идеальной жидкости из сосуда (формула Торричелли). Ему принадлежат также работы по математике (в частности, развил метод «неделимых») и баллистике, усовершенствованию оптических приборов, шлифовке линз. Усовершенствовал воздушный термоскоп Галилея, переделав его в спиртовой термометр.

Научные статьи Торичелли  писал не только на латинском языке, но и на итальянском. При всем этом он был замечательным знатоком литературы и стилистом. Как человек своего века и как воспитанник иезуитов, он, конечно, великолепно знал древних авторов. Его письма и в особенности академические лекции насыщены цитатами и ссылками на Вергилия, Овидия, Лукреция, Тита Ливия, Сенеку, Плиния, Платона, Аристотеля и многих других. И только в вопросах защиты науки Торричелли был резок до грубости и неуступчив даже в мелочах.

Об Эванджелиста Торричелли сохранились самые трогательные воспоминания — нежный сын, любящий и заботливый брат, преданный друг, блестящий собеседник, он привлекал к себе всех, с кем встречался во Флоренции. Общество ценило в нем не только первого – после смерти Галилея – ученого, но и литератора. Известно, что он писал комедии и эпиграммы.

Эванджелиста Торричелли скоропостижно скончался в возрасте 39 лет от брюшного тифа 25 октября 1647 году во Флоренции, и был похоронен в базилике Сан-Лоренцо. За несколько часов до своей смерти учёный беспокоился о приведении в порядок неопубликованных рукописей и перепоручении их своим друзьям с целью дальнейшего опубликования. К сожалению, некоторые рукописи были потеряны, а трёхтомное собрание сочинений Торричелли вышло в 1919 году с дополнительным четвёртым томом в 1944 году, спустя почти 300 лет после смерти учёного.

источник

Последний ученик Галилея.

Последний ученик Галилея: tiina — LiveJournal

Итальянский математик и физик Эванджелиста Торричелли родился 15 октября 1608 года в Фаэнце в небогатой семье; воспитывался у дяди, бенедиктинского монаха. Учился в иезуитском колледже, а затем получил математическое образование в Риме у Б. Кастелли, друга и ученика Галилео Галилея. В 1641 г. Торричелли переехал в Арчетри, где помогал Галилею в обработке его трудов. С 1642 г., после смерти Галилея, придворный математик великого герцога Тосканского и одновременно профессор математики Флорентийского университета.


Статуя Торричелли в Музее естественной истории во  Флоренции.

Наиболее известны труды Торричелли в области пневматики и механики.

В 1643 г. он показал, что воздух имеет вес и что насос не может вытянуть воду на высоту более 10 м. В 1644 г. развил теорию атмосферного давления, доказал возможность получения так называемой «торричеллиевой пустоты» (тем самым нанеся удар по аристотелевскому утверждению «природа боится пустоты») и изобрёл ртутный барометр. Обнаружил изменение высоты ртутного столба в зависимости от погодных условий, объяснил ветер изменениями атмосферного давления. Открытие и исследование атмосферного давления вызвало большой резонанс среди учёных-современников.

В своём основном труде по механике «О движении свободно падающих и брошенных тяжёлых тел» (1641) Торричелли развивал идеи Галилея о движении, сформулировал принцип движения центров тяжести, установил параболичность траектории тел, брошенных под углом к горизонту, доказал другие теоремы баллистики. Торричелли заложил основы гидравлики, вывел формулу для скорости истечения идеальной жидкости из сосуда (формула Торричелли). Ему принадлежат также работы по математике (в частности, развил метод «неделимых») и баллистике, усовершенствованию оптических приборов, шлифовке линз. Усовершенствовал воздушный термоскоп Галилея, переделав его в спиртовой термометр.

Научные статьи Торичелли  писал не только на латинском языке, но и на итальянском. При всем этом он был замечательным знатоком литературы и стилистом. Как человек своего века и как воспитанник иезуитов, он, конечно, великолепно знал древних авторов. Его письма и в особенности академические лекции насыщены цитатами и ссылками на Вергилия, Овидия, Лукреция, Тита Ливия, Сенеку, Плиния, Платона, Аристотеля и многих других. И только в вопросах защиты науки Торричелли был резок до грубости и неуступчив даже в мелочах.

Об Эванджелиста Торричелли сохранились самые трогательные воспоминания — нежный сын, любящий и заботливый брат, преданный друг, блестящий собеседник, он привлекал к себе всех, с кем встречался во Флоренции. Общество ценило в нем не только первого – после смерти Галилея – ученого, но и литератора. Известно, что он писал комедии и эпиграммы.

Эванджелиста Торричелли скоропостижно скончался в возрасте 39 лет от брюшного тифа 25 октября 1647 году во Флоренции, и был похоронен в базилике Сан-Лоренцо. За несколько часов до своей смерти учёный беспокоился о приведении в порядок неопубликованных рукописей и перепоручении их своим друзьям с целью дальнейшего опубликования. К сожалению, некоторые рукописи были потеряны, а трёхтомное собрание сочинений Торричелли вышло в 1919 году с дополнительным четвёртым томом в 1944 году, спустя почти 300 лет после смерти учёного.

источник
Последний ученик Галилея, или борьба за пустоту
Последний ученик Галилея.

Последний ученик Галилея — rama909 — LiveJournal

Итальянский математик и физик Эванджелиста Торричелли родился 15 октября 1608 года в Фаэнце в небогатой семье; воспитывался у дяди, бенедиктинского монаха. Учился в иезуитском колледже, а затем получил математическое образование в Риме у Б. Кастелли, друга и ученика Галилео Галилея. В 1641 г. Торричелли переехал в Арчетри, где помогал Галилею в обработке его трудов. С 1642 г., после смерти Галилея, придворный математик великого герцога Тосканского и одновременно профессор математики Флорентийского университета.


Статуя Торричелли в Музее естественной истории во  Флоренции.

Наиболее известны труды Торричелли в области пневматики и механики.

В 1643 г. он показал, что воздух имеет вес и что насос не может вытянуть воду на высоту более 10 м. В 1644 г. развил теорию атмосферного давления, доказал возможность получения так называемой «торричеллиевой пустоты» (тем самым нанеся удар по аристотелевскому утверждению «природа боится пустоты») и изобрёл ртутный барометр. Обнаружил изменение высоты ртутного столба в зависимости от погодных условий, объяснил ветер изменениями атмосферного давления. Открытие и исследование атмосферного давления вызвало большой резонанс среди учёных-современников.

В своём основном труде по механике «О движении свободно падающих и брошенных тяжёлых тел» (1641) Торричелли развивал идеи Галилея о движении, сформулировал принцип движения центров тяжести, установил параболичность траектории тел, брошенных под углом к горизонту, доказал другие теоремы баллистики. Торричелли заложил основы гидравлики, вывел формулу для скорости истечения идеальной жидкости из сосуда (формула Торричелли). Ему принадлежат также работы по математике (в частности, развил метод «неделимых») и баллистике, усовершенствованию оптических приборов, шлифовке линз. Усовершенствовал воздушный термоскоп Галилея, переделав его в спиртовой термометр.

Научные статьи Торичелли  писал не только на латинском языке, но и на итальянском. При всем этом он был замечательным знатоком литературы и стилистом. Как человек своего века и как воспитанник иезуитов, он, конечно, великолепно знал древних авторов. Его письма и в особенности академические лекции насыщены цитатами и ссылками на Вергилия, Овидия, Лукреция, Тита Ливия, Сенеку, Плиния, Платона, Аристотеля и многих других. И только в вопросах защиты науки Торричелли был резок до грубости и неуступчив даже в мелочах.

Об Эванджелиста Торричелли сохранились самые трогательные воспоминания — нежный сын, любящий и заботливый брат, преданный друг, блестящий собеседник, он привлекал к себе всех, с кем встречался во Флоренции. Общество ценило в нем не только первого – после смерти Галилея – ученого, но и литератора. Известно, что он писал комедии и эпиграммы.

Эванджелиста Торричелли скоропостижно скончался в возрасте 39 лет от брюшного тифа 25 октября 1647 году во Флоренции, и был похоронен в базилике Сан-Лоренцо. За несколько часов до своей смерти учёный беспокоился о приведении в порядок неопубликованных рукописей и перепоручении их своим друзьям с целью дальнейшего опубликования. К сожалению, некоторые рукописи были потеряны, а трёхтомное собрание сочинений Торричелли вышло в 1919 году с дополнительным четвёртым томом в 1944 году, спустя почти 300 лет после смерти учёного.

источник
Последний ученик Галилея, или борьба за пустоту
Последний ученик Галилея.

Галилей Галилео, открытия – кратко

Слава Галилео Галилея между современниками была основана главным образом на великих открытиях, которые он сделал при помощи телескопа. Действительно они дали много очень важных новых знаний о небесных светилах, и почти каждое из них служило новым доказательством истины системы Коперника. Пятна на освещенной части луны, изломанные очертания на краю освещенной части её, рассматриваемые в телескоп, оказались неровностями на её поверхности, и Галилей уже сравнил их с горами нашего земного шара. Наблюдая солнце, Галилей открыл на нем пятна, по движению которых стало очевидно, что солнце вращается около своей оси. Наблюдая Венеру, Галилей увидел, что она имеет такие же фазы, как луна. (Коперник уже говорил, что необходимо должно быть так). Галилей открыл спутники Юпитера, и делал очень много наблюдений над ними, чтоб определить закон их вращения около их планеты; он понял, что разницы времени, какое показывают часы под разными долготами при наблюдении затмения того или другого спутника Юпитера, могут служить для определения разницы этих долгот, и старался составить такие таблицы движений спутников Юпитера, которые имели бы точность, нужную для этого определения. Голландское правительство понимало важность этого пособия для мореплавания и просило Галилея не бросать работы, пока она не будет доведена до конца; но смерть прекратила ее раньше окончания.

Галилей открыл кольцо Сатурна. (При слабости телескопов, посредством которых он делал свои наблюдения, это кольцо казалось составляющим часть самой планеты; то, что оно отделено от неё расстоянием, увидел уже только Гюйгенс). Открытиями Галилея были также получены новые важные знания и о звездах. Он увидел, что Млечный путь состоит из звезд, слабое сияние которых сливается для простого глаза в светлую полосу; точно так же многие из туманных пятен оказались состоящими из звезд.

Портрет Галилео Галилея. Художник Д. Тинторетто, ок. 1605-1607

 

Но как ни блистательны астрономические открытия Галилея, не менее важны его открытия в механике; только его труды возвели ее на степень науки. Он рассеял прежние ошибочные понятия о законе движения, нашел истинные представления о нем. Ложные мнения Аристотеля о сущности движения, оставаясь господствующими, сильно мешали раскрытию законов движения. Понятия Архимеда были единственными основаниями для вывода истины. Гвидо Убальди и голландский математик Стевин уж взяли за основание своих трудов положения Архимеда и расширили некоторые из них. Но сбивчивые, совершенно ошибочные понятия о движении продолжали господствовать. До Галилея почти вовсе не было попыток рассматривать факты движения с математической точки зрения. Галилей положил прочные основания механике своими исследованиями о движении падающих и взброшенных тел, о качаниях маятника, о падении тела по наклонной плоскости. Законы движения, найденные им и основанные на понятии ускорения свободного падения, стали исходными истинами для всех последующих исследований механического порядка явлений природы. Без открытий Галилея в механике едва ли были бы возможны открытия Ньютона.

Ученики Галилея продолжали его работы. Один из них, Кастели (род. в 1577, ум. 1644), успешно применил к движению воды выработанные Галилеем понятия об общих законах движения и благодаря тому успешно исполнил данное ему Урбаном VIII поручение регулировать течение рек папского государства. Другой ученик Галилея, Торичелли (род. в 1618, ум. в 1647) прославился открытием, что воздух имеет тяжесть; этим было устранено ошибочное мнение, что природа не терпит пустоты (horror vacui).

 

Международная комиссия по оптике присудила медаль Галилео Галилея выпускнику МФТИ Виктору Балыкину

Профессор института спектроскопии РАН, выпускник МФТИ Виктор Балыкин получил престижную медаль Галилео Галилея от Бюро Международной комиссии по оптике. Награда присуждена за выдающиеся работы в области лазерного охлаждения, управления механическим движением атомов и захвата и контроля атомов. 

Профессор был номинирован на эту премию Институтом Макса Планка. Его кандидатуру поддержали ведущие ученые в этой области: нобелевский лауреат Билл Филипс, Мишель Леду, Рудольф Грим, Дитер Мешеде и Виктор Задков.

Область научных интересов Виктора Балыкина лежит в изучении фундаментальных процессов взаимодействия лазерного излучения с нейтральными атомами, заряженными частицами и наноструктурами. Его исследования начались с рассмотрения схем циклического взаимодействия атомов с лазерным излучением. Ученый нашел способ эффективно передавать лазерное импульсное излучение в направлении атомов и ионов. Виктор Балыкин и другие ученые впервые в мире продемонстрировали лазерное охлаждение нейтральных атомов.

В Институте спектроскопии профессор Балыкин собрал команду талантливых исследователей и открыл собственные экспериментальные лаборатории — лабораторию холодных атомов и лабораторию нанофотоники. Ученый предложил множество новых новаторских идей и впервые реализовал многие из них в своих лабораториях в ИСАН. 

Поздравляем Виктора Ивановича с наградой, желаем новых научных открытий, вдохновения и талантливых учеников!

Международная комиссия по оптике (ICO) была создана в 1947 году как комиссия, аффилированная с Международным союзом чистой и прикладной физики (IUPAP) и ассоциированная с Международным советом наук (ICSU) ЮНЕСКО.

 

Деятельность организации направлена главным образом на распространение знаний в области оптики и фотоники. Медаль ICO Галилео Галилея способствует выполнению одной из важнейших задач — признанию выдающегося вклада в область оптики и фотоники, достигнутого в сравнительно неблагоприятных условиях. 


Историки нашли оригиналы «еретических писем» Галилея — Новости — Forbes Kazakhstan

Историки нашли в одной из библиотек Лондона подлинники письма, в котором Галилео Галилей изложил свои аргументы против геоцентрической доктрины Католической церкви, что стало поводом для обвинения в ереси. Об этом открытии рассказывает новостная служба журнала Nature, передает РИА Новости.

«Удивительно, но эти письма не были спрятаны — они лежали в открытом в виде в библиотеке Лондонского королевского общества. Их никто не замечал на протяжении нескольких веков, как будто они были невидимыми или прозрачными. Я рад, что нам удалось найти одну из первых «деклараций независимости» науки от религии», — заявил Франко Джудиче (Franco Giudice) из Бергамского университета (Италия).

Огонь просвещения

Галилео Галилей, вместе с Джордано Бруно и Николаем Коперником, традиционно считаются одними из первых «мучеников науки», чьи жизни оборвались или серьезно пострадали в результате конфликта между их научными интересами и догматами Католической церкви.

Главным камнем преткновения во всех этих случаях служили представления о том, как устроена Солнечная система и космос. Церковь придерживалась Птолемеевской геоцентрической модели, в рамках которой Земля признавалась центром нашей планетной семьи и всей Вселенной в целом, тогда как три основоположника современной астрономии усомнились в этом постулате.

Проблемы Галилея начались в 1610 году, после того, как он открыл фазы Венеры, спутники Юпитера и некоторые другие небесные тела и феномены, не укладывавшиеся в доктрины Католической церкви. Изначально его открытия и книги не привлекали внимания церкви и публики, однако затем ситуация резко изменилась.

Осенью 1613 года, аббат Бенедетто Кастелли, близкий друг и ученик Галилея, написал ему письмо, в котором он рассказал о том, как ему пришлось защищать астронома от атак сторонников «библейского» взгляда на мир. В ответном письме Галилео, как отмечал сам Кастелли позже, ответил на «теологическую» критику и рассказал о том, почему наука и церковь должны быть разделены.

 

Это письмо, как отмечает Джудиче, «просочилось» в широкую общественность и вызвало мощнейший резонанс, став отправной точкой в деле Инквизиции против Галилея. Его оригинал считался утерянным, а сам Галилей заявлял, что часть копий письма, вращавшихся в церковной и светской общественности, была подделана. По этой причине историки долгое время спорили о том, что реально написал Галилей и были ли его слова искажены «доброжелателями».

Научная самоцензура

Джудиче и его коллега Сальваторе Риччардо (Salvatore Ricciardo) из университета Кальяри (Италия) случайно нашли оригинал этого письма, анализируя комментарии современников на полях трудов Галилея. В начале августа они изучали каталоги документов, хранившиеся в библиотеке Лондонского королевского общества – одной из первых научных академий мира.

В одном из таких каталогов Риччардо и Джудиче нашли упоминания письма «неизвестного автора», которое Кастелли получил в декабре 1613 года. Просмотрев фотографии этого текста, итальянские историки заметили инициалы «Г.Г.», что заставило их предположить, что его автором был сам Галилео Галилей.

Убедив руководство библиотеки показать им все семь страниц этого письма, ученые сравнили его с другими письмами Галилея и подтвердили, что письмо было действительно написано великим астрономом. Когда они прочитали его, они неожиданным образом обнаружили, что «еретик» внес массу правок в текст, заметно смягчив его содержание.

Эти правки, по словам Джудиче, говорят о том, что изначально Галилей не хотел идти на конфликт с Католической церковью, и сделал все критические формулировки максимально обтекаемыми. К примеру, он отказался от обвинений в том, что «священное писание» противоречит истине и скрывает ее от христиан.

Все это, однако, не помогло Галилею – его книги были официально запрещены, а сам астроном был лишен права преподавать, излагать свои мысли и защищать «ересь Коперника» всего через три года после публикации письма.

Еще через 16 лет он был официально осужден Инквизицией и отправлен под домашний арест после публикации своего главного труда, «Диалогов о двух главнейших системах мира», который иерархи церкви посчитали насмешкой над папой Урбаном VIII.

 

Левертов В. — Галилео Галилей. — (исп.: Ю.Пузырёв, В.Муравьёв, Р.Плятт, Л.Шапошникова, И.Кваша, Вс.Ларионов, Т.Краснушкина, С.Цейц, Б.Захарова), (Зап.: 1966г.)

Радиопостановка по книге Владимира Левертова написанной по мотивам произведений немецкого поэта и драматурга Бертольда Брехта «Плащ еретика» и «Жизнь Галилея».

О жизни и духовном подвиге физика, механика, астронома, философа и математика Галилео Галилея.

Галиле́о Галиле́й (итал.: Galileo Galilei), (15.02.1564г., г. Пиза — 08.01.1642г., г. Арчетри) — итальянский физик, механик, астроном, философ, математик, оказавший значительное влияние на науку своего времени. Он одним из первых использовал телескоп для наблюдения небесных тел и сделал ряд выдающихся астрономических открытий. Галилей — основатель экспериментальной физики. Своими экспериментами он убедительно опроверг умозрительную метафизику Аристотеля и заложил фундамент классической механики. При жизни был известен как активный сторонник гелиоцентрической системы мира, что привело Галилея к серьёзному конфликту с католической церковью.
_______________________

Владимир Наумович Левертов (29.05.1929г. — 12.11.1996г.) — актёр, режиссёр, педагог, автор радиоинсценировок из серии «Жизнь замечательных людей». Заслуженный деятель искусств РСФСР (1991). В 1952 году окончил актерский факультет ГИТИСа (курс В.В.Готовцева). С 1952 по 1956 годы — артист Горьковского ТЮЗа. В 1956г. был приглашен в Московский драматический театр, которым руководила Н.Сац. С 1958г — исполнитель и режиссер ряда спектаклей и концертных программ в Мастерской по работе с детьми и юношеством при Всероссийском Государственном концертном объединении (ныне — Москонцерт). С 1968 года — педагог ГИТИСа. Левертов выпустил несколько постановок в репертуарных московских театрах.
_______________________

Действующие лица и исполнители:
От автора, стихи читает — Юрий Н. Пузырёв;
Галилео Галилей — Владимир Н. Муравьёв;
инквизитор — Ростислав Я. Плятт;
госпожа Николиди — Людмила В. Шапошникова;
Андреа, ученик Галилея — Игорь В. Кваша;
Сагредо — Всеволод Д. Ларионов;
Синьора Никколини — Татьяна Е. Краснушкина;
философ — Сергей С. Цейц;
Андреа-маленький — Бронислава И. Захарова.

Режиссёр — Надежда И. Киселёва.

Иллюстрации:
В.Левертов
Франческо Вильямена, портрет Galileo Galilei

Суд над Галилеем: ключевые цифры

GALILEO GALILEI
Cardinal Robert Bellarmine
Pope Urban VIII



Giovanni Ciampoli
Benedetto Castelli
Tommaso Caccini
Nicolaus Copernicus

Галилео Галилей

Галилео Галилей был великим ученым, но не только. Если бы он довольствовался своей наукой — и ограничил бы свое письмо скучными трактатами для других специалистов — он никогда не навлек бы на себя осуждение католической церкви. У Галилея была миссия: он хотел повысить осведомленность о научной мысли и в процессе спасти католическую церковь от ее страусиного отказа видеть космос таким, какой он есть на самом деле.

Галилей родился в Пизе в 1564 году — в том же году, когда родился Шекспир и умер Микеланджело. В 1570-х годах Галилей с семьей переехал во Флоренцию.В 1581 году он поступил в Пизанский университет, где изучал медицину и философию. В Пизе Галилей предпринял исследование маятника, которое намного позже привело к разработке маятниковых часов. В 1592 году Галилей был назначен профессором математики в Падуанском университете. На этом посту Галилей интересовался движением падающих тел, сферической геометрией, морской инженерией и астрономией. В этот период Галилей также принял точку зрения Коперника, впервые изложенную в его трактате о оборотах небесных сфер , что Земля, вращаясь один раз в день вокруг своей оси, вращается вокруг Солнца.

В 1609 году, незадолго до ухода в отставку из Падуанского университета, Галилей изготовил первый в мире действующий телескоп на основе подзорной трубы, показанной голландским мастером очков. Галилей использовал свой телескоп для ряда замечательных астрономических открытий, включая Млечный Путь, спутники Юпитера, фазы Венеры, солнечные пятна и многочисленные лунные особенности. Основываясь на этих открытиях, Галилей предложил новые аргументы в пользу системы Коперника и представил эти аргументы в серии писем.

Как подробно описано в другом месте на этом веб-сайте, стремление Галилея выражать взгляды Коперника принесло ему сначала, в 1616 году, увещевание от католической церкви, а затем, в 1633 году, осуждение за нарушение судебного запрета, предположительно изданного семнадцатью годами ранее. — против того, чтобы придерживаться, проповедовать или защищать взгляды Коперника. Помещенный под домашний арест, Галилей в 1638 году получил разрешение переехать в свой дом недалеко от Флоренции. Хотя к тому времени он был полностью слеп, он продолжал преподавать и писать.Он умер на своей вилле в Арчетри, к северу от Флоренции, в 1642 году.

Кардинал Роберт Беллармин (1542-1621)

Кардинал Роберт Беллармин во время первой опубликованной работы Галилея о коперниканстве был главным защитником церкви от уклонистов и ее главным защитником ортодоксии.

В возрасте семидесяти четырех лет и с плохим здоровьем на момент увещевания Галилея в 1616 году Беллармин все еще оставался крупной силой.На самом деле, не будет неверным назвать его более ответственным за события 1615-1616 годов, чем тупой и антиинтеллектуальный Папа Павел V.

Беллармин вел множество сражений за папскую власть. Он стремился создать папское сверхгосударство, руководствуясь решениями Тридентского собора. Беллармин выступил против антикатолических законов в Англии, разозлив английских лидеров, многие из которых обвинили его в причастности к печально известному «пороховому заговору» с целью взорвать парламент. В 1600 году он сформулировал решение, по которому Джордано Бруно, осужденный еретик, был казнен на костре.

Схоластические наклонности Беллармина заставили его, естественно, с подозрением относиться к новым идеям Галилея о Вселенной. После аудиенции Галилея в 1615 году Беллармин попросил астрономов-иезуитов высказать их мнение об интерпретации Галилеем открытий, сделанных с помощью его недавно изобретенного телескопа. Страх Беллармина перед скандалом и забота о сохранении интеллектуального статус-кво привели его к выводу, что обсуждение коперниканства «абсолютно», а не «гипотетически», было «очень опасным подходом.Беллармин вызвал к себе Галилея 25 февраля 1616 г. и увещевал его отказаться — и перестать защищать — взгляды Коперника.

Прежде чем стать главным теологом Церкви, Беллармин вырос в семье дворянина в Тоскане. Он учился в Collegio Romano, римском иезуитском колледже. Он служил священником, преподавал богословие и работал духовным руководителем, а затем ректором в Collegio Romano.

Беллармин облачился в некоторые из великолепных атрибутов, которые обычно сопровождают жизнь кардинала.Он вел молитвенный и аскетический образ жизни. Хотя Беллармин известен своей откровенностью и вспыльчивостью, он также мог быть покладистым и даже ребячливым. Один историк отмечает, что он был известен своим «беззаботным каламбуром».

Папа Урбан VIII (бывший кардинал Маффео Барберини) (1568-1644)

Маффео Барберини родился в влиятельной семье флорентийских купцов. Он окончил Collegio Romano, затем получил степень доктора права в Пизанском университете.Барберини быстро поднялся в церковной иерархии. В 1606 году он был назначен кардиналом, а после смерти папы Григория XV в 1623 году был избран папой, приняв имя папы Урбана VIII. Став Папой, Урбан VIII поставил перед собой цель укрепить папскую власть.

В первые дни своего правления у Галилея были основания полагать, что возвышение Маффео Барберини до папы римского может привести к ослаблению оппозиции церкви мысли Коперника. Папа Урбан VIII принял Галилея на шесть долгих аудиенций. Хотя Урбан VIII был в значительной степени сбит с толку научными принципами, он, похоже, искренне интересовался идеями Галилея.Урбан VIII заверил Галилея, что, пока он остается папой, памяти о Копернике нечего бояться.

В конце концов, однако, гордость и подозрительность Папы привели к драматической конфронтации с Галилеем, которая завершилась его арестом, судом и осуждением в 1633 году. Неприятности возникли после того, как Папа Урбан VIII разрешил Галилею написать книгу, в которой обсуждались противоречивые взгляды вселенная: его Диалог О двух Главных Мировых Системах .Самая большая ошибка Галилея, по-видимому, заключалась в том, что он вложил в уста невежественного, буквально мыслящего персонажа по имени Симпличио Папа собственные взгляды, предложенные Галилею в 1623 году, относительно всемогущества Бога. Урбан VIII утверждал, что всемогущий Бог может заставить Солнце и другие небесные тела делать то, что ему угодно, вопреки законам физики. В своем «Диалоге » Галилей дал ответ, который, должно быть, заставил Папу почувствовать себя глупо: «Конечно, Бог мог заставить птиц летать с их костями, сделанными из чистого золота, с их венами, полными ртути, с их плотью тяжелее свинца». , и с их крыльями чрезвычайно малы.Он этого не сделал, и это должно было что-то показать. Только для того, чтобы оградить свое невежество, вы на каждом шагу ставите Господа в прибежище чуда».

Расстроенный тем, что он увидел высмеивание своего аргумента, и убежденный, что Диалог был не чем иным, как тонко завуалированным изложением модели Коперника, Папа двинул механизм Церкви в движение против Галилея. Папа настаивал на формальном приговоре, строгом допросе Галилея, публичном отречении и «формальной тюрьме».В июне 1633 года Папа получил свое желание.

Бенедетто Кастелли (1578-1643)

Бенедетто Кастелли, монах из Монтекассино, считается любимым учеником Галилея. Они часто обменивались теплыми письмами по самым разным вопросам, от научных тем до качества вина и сыра. Одно письмо Галилея Кастелли в 1613 году, в котором он излагал свои взгляды на богословские и коперниканские вопросы, стало ключевым доказательством, приведшим к его увещеванию 1616 года. В том же году Кастелли получил должность профессора математики в Пизанском университете.

Кастелли обладал первоклассным умом. Он понял мысль Галилея, как немногие люди того времени, и написал свой собственный трактат о движении воды . Он служил главным консультантом по гидравлическим проектам, начиная с 1626 года, а затем стал «отцом-математиком Его Святейшества». В последнем качестве в 1633 году Кастелли пытался объяснить своим инквизиторам значение диалога Галилея .

Прежде чем Галилей прибыл в Рим, чтобы предстать перед судом, Кастелли был отправлен в Брешию.Ему разрешили вернуться в Рим только после отъезда Галилея.

Джованни Чамполи (1589-1643)

У Галилея был верный друг в лице Джованни Чамполи. Блестящий латинист, Чамполи обожал старшего ученого: «Мне кажется невозможным, чтобы кто-то часто посещал вас и не любил вас… Услышать вас — значит убедиться в истине, и что бы я ни делал, я всегда буду к вашим услугам. »

Во время беспорядков Галилея в 1615-1616 годах Чамполи, находившийся в верности герцогу Тосканскому, регулярно переписывался со своим героем, сообщая ему о событиях и интригах внутри иерархии католической церкви.

Когда Галилей читал Диалог для публикации в 1630 году, Чамполи пришел к выводу, что Папа испытывал к Галилею только самые теплые чувства, написав ему из Рима: «Тебя здесь ждут больше, чем любую самую любимую девицу». Конечно, вскоре Галилей обнаружит обратное, отчасти из-за неудачных заверений Чамполи Папе, что Галилей добросовестно следует всем папским заповедям, изложенным в книге. Папа счел себя обманутым Чамполи — ранее считавшимся отличным кандидатом в кардиналы — и сослал его в деревню Монтальто-делла-Марка, где он служил губернатором.

Чамполи с достоинством принял свое положение. В 1633 году он писал Галилею: «Приезжайте ко мне, мой гонимый Сократ, мы будем заботиться здесь о вашем здоровье… Что касается меня, я нашел свое утешение в учебе и все еще надеюсь написать что-нибудь. благодаря чему меня будут помнить».

Чамполи умер в Ези в 1643 году.

Кардинал Франческо Барберини (1597-1679)

Кардинал Франческо Барберини, племянник папы Урбана VIII, был одним из десяти судей на процессе Галилея.Барберини возглавил фракцию кардиналов, добивавшихся снисходительного отношения к Галилею. Он уговорил генерал-комиссара Фиренцуолу посетить Галилея в марте 1633 г. и обсудить с ним компромиссное решение компромисса. В соответствии с договоренностью, которую предпочитал Барберини, Галилей признал бы, что Диалог зашел слишком далеко и нарушил папские инструкции, и взамен книга могла быть распространена (с изменениями), и Галилей избежал тюремного заключения. Галилей согласился на сделку, но большинство из десяти кардиналов отвергли план Барберини.Барберини был одним из трех судей, не подписавших приговор Галилею, запрещавший Диалог и заключавший Галилея в тюрьму.

После вынесения Галилею приговора и отречения от него Барберини удалось изменить план отправки Галилея в монастырь на период длительного покаяния и организовать его передачу под опеку архиепископа Сиенского.

Томмазо Каччини (1574-1648)

Отец Томмазо Каччини, монах-доминиканец и заядлый скандалист, был главным зачинщиком неприятностей Галилея.20 декабря 1614 года Каччини произнес во Флоренции проповедь, в которой осуждал математику и утверждал, что коперниканство либо еретическое, либо очень близкое к нему. Каччини, «беспокойный невежда», утверждал, что система Коперника, ориентированная на Солнце, противоречит описанию Писания о системе, сосредоточенной на Земле.

В марте 1615 года Каччини отправился в Рим и осудил Галилея перед Священной канцелярией. В своих показаниях Каччини утверждал, что Флоренция была полна «галилеистов», которые отрицали чудеса, утверждали, что Бог был случайностью, и придерживались взглядов Коперника.Действия Каччини были частью заговора, рассчитанного на то, чтобы заставить Рим действовать против Галилея.

Галилей точно оценил своего врага, охарактеризовав Каччини как человека «очень большого невежества, не менее ум, полный яда и лишенный милосердия». Собственный брат Каччини разделял эту оценку, называя своего брата «ужасным дураком», чьи «уродливые движения» и «выступление … не имеют смысла ни на небесах, ни на земле».

Сыграв свою роль в получении наставления Галилея в 1616 году, Каччини сумел заслужить неприязнь могущественного кардинала Боргезе и был вынужден покинуть Рим.Последние годы своей жизни он провел в качестве приора церкви Сан-Марко во Флоренции.

Николай Коперник (1473-1543)

Николаю Копернику приписывают первое предложение альтернативы господствующему птолемеевскому объяснению Вселенной. Вместо системы, в которой Солнце и звезды обращаются вокруг Земли один раз в день, как предлагал Птолемей, Коперник предложил систему, центрированную на Солнце, в которой Земля, вращаясь вокруг своей оси каждые двадцать четыре часа, делает один оборот вокруг Солнца. год.Коперник опубликовал свои взгляды в трактате 1543 года «Обращение небесных сфер». Коперник посвятил книгу Папе Павлу III. Книга не оскорбляла католических цензоров (по крайней мере, до 1616 года, когда она была помещена в Индекс запрещенных книг), во многом благодаря предисловию, которое (без особой убежденности) отрицало любые претензии на физическую обоснованность обсуждаемой модели. Первоначально книга была встречена в основном скептически. Позже, конечно, систему Коперника будут отстаивать другие, в том числе немецкий математик Иоганн Кеплер и, что наиболее известно, Галилей во многих письмах и в книге, которая привела к его суду, Диалог О двух главных мировых системах .

Коперник родился в польской семье среднего достатка. Он учился в университетах в Кракове, Болонье, Падуе и Ферраре, развив прочные знания в области математики, медицины и канонического права. Коперник провел большую часть своей жизни, ведя защищенную академическую жизнь в качестве каноника в соборе Фрауэнбурга.

Гёте писал о великом прозрении Коперника:
«Из всех человеческих открытий и мнений ни одно, возможно, не оказало большего воздействия на человеческий дух, чем учение Коперника. Едва мир стал известен как круглый и законченный, как его попросили отказаться от огромной привилегии быть центром вселенной. Никогда, быть может, к человечеству не предъявлялось большего требования, ибо от этого признания столько вещей исчезло в тумане и дыму!

Уроки жизни и работы во время чумы от Галилея

За последние несколько месяцев новый коронавирус перевернул наш мир, заставив людей научиться работать совершенно по-новому. В частности, для ученых Исаак Ньютон неоднократно считался образцом продуктивности, вызванной эпидемиями, поскольку он провел свой 1666 год «года чудес», избегая чумы в английской деревне и развивая свои идеи в области гравитации, оптики и исчисления.

Но изоляция и спокойное созерцание составляют лишь одну модель науки во времена чумы, и к ней мало кто из нас может относиться по-настоящему. Галилео Галилей, астроном, физик и математик, превративший телескоп в научный инструмент и заложивший основу новой физики движения, представляет нам вдохновляющую и более подходящую модель научной работы во время кризиса. На самом деле, несколько самых публичных и бурных лет жизни Галилея пришлись на время великой эпидемии чумы 1630–1633 годов.

Галилей, родившийся в 1564 году, был ребенком во Флоренции во время предыдущей крупной вспышки чумы в Италии в 1575–1577 годах, которая опустошила Северную Италию и унесла жизни 50 000 человек в Венеции — треть всего населения. Будучи студентом-медиком в Пизанском университете, где начал свое обучение Галилей, он наверняка узнал бы больше о пресловутой болезни. Хотя вскоре он отказался от желания своего отца заняться медициной и вместо этого обратился к математике и астрономии, он, тем не менее, продолжал читать и говорить о чуме.

К 1592 году Галилей добился престижного положения в Падуанском университете, а в 1610 году опубликовал свой Звездный вестник . В тонком томе сообщалось об открытиях, которые он сделал с помощью своего телескопа: из рамок страниц вырывались ранее невиданные звезды, с поверхности Луны взмывали горы, а новые «медийские звезды» (точнее, луны), первоначально названные в его честь -быть покровителем, проходящим через свои орбиты вокруг Юпитера. В том же году его друг Оттавио Бренцони прислал ему копию недавно опубликованного им трактата о чуме, который в ретроспективе служит напоминанием о том, что небесные открытия Галилея никогда не могли быть полностью отделены от событий на земле.

В переписке Галилея регулярно упоминается о вспышке чумы в Тоскане, которая началась в 1630 году. Мы читаем защитный ответ сына Галилея Винченцо после того, как он бежал в небольшой городок за пределами Прато, оставив своего маленького сына с Галилеем: «Позвольте мне сначала сказать что, когда я решил приехать сюда, я сделал это из желания спасти свою жизнь, а не для отдыха или смены атмосферы».*

Мы сочувствуем черному юмору ученика Галилея Никколо Аджунти, профессора математики в Пизе, который вернулся к своему отцу во Флоренцию, когда университет закрылся, и сетовал на возобновление родительского надзора: «Я хочу жить хорошо… но он хочет мне умереть здоровым….Пока я не умру от чумы, он будет счастлив, если я умру от голода». Оглядываясь назад на свою жизнь несколько месяцев назад, мы понимаем, что имел в виду самый дорогой друг Галилея, математик Бенедетто Кастелли, когда устало размышлял в 1631 году о том, что ему казалось «тысячу лет» с тех пор, как Галилей был с ним в Риме.

Чума

также стала препятствием и возможностью для самой известной и неоднозначной публикации Галилея. Весной 1630 года Галилей был в Риме, чтобы попытаться устроить там публикацию своего «Диалога о двух главных мировых системах» .Для этого потребовалось организовать его печать через его научное общество, Академию Рыси, и получить разрешение на публикацию через процесс цензуры Ватикана. Тем летом, однако, во Флоренции разразилась чума, и Галилей решил напечатать свой диалог на месте, тем самым значительно усложнив обычные процедуры цензуры. Части Dialogue были проверены властями в Риме, в то время как другие разделы, включая окончательную печать, были обработаны во Флоренции с неохотным согласием римских цензоров. Этот разрозненный процесс цензуры с участием двух городов и нескольких органов власти фактически предоставил Галилею пространство для того, чтобы сформулировать свои аргументы в пользу движущейся Земли более убедительно, чем ему было бы позволено в противном случае.

В феврале 1632 года во Флоренции завершился Диалог Галилея. Хотя почта между Флоренцией и Римом обычно занимала всего несколько дней, вспышка чумы заставила города ввести ограничения на поездки и транспортировку товаров в целях общественного здравоохранения.В результате только две копии Dialogue достигли Рима к июню, а еще шесть копий прибыли в июле. С увеличением количества копий возросло внимание к его содержанию и аргументам. Когда текст достиг кругов римской католической элиты, папа Урбан VIII и иезуиты немедленно выразили свое возмущение по поводу вольностей, которые позволил Галилей во время чумы. Через неделю книгу запретили. В сентябре 1632 года Галилей был вызван в Рим для дачи показаний римской инквизиции. Эпидемия пошла на убыль, и вот-вот должен был начаться суд над Галилеем.

Теперь те же самые задержки, которые препятствовали отправке по почте, публикации и распространению его книги, казалось, работали в пользу Галилея, поскольку он заявлял о своей невиновности и умолял перенести суд в его родной город Флоренцию. «И, наконец, в заключение, — писал он в конце длинного письма своему другу, папскому племяннику, кардиналу и инквизитору Франческо Барберини, — если ни мой преклонный возраст, ни многочисленные физические состояния, ни душевные недуги , ни длины пути в это нынешнее предположительное время бедствий [чумы] недостаточно, чтобы остановить Трибунал… тогда я предприму это путешествие.Римская инквизиция ответила недвусмысленно: Галилей должен был отправиться в Рим, иначе его арестуют и привезут туда в цепях.

20 января 1633 года Галилей начал свое путешествие, которое длилось более трех недель и включало обязательный карантин. Через полгода суд над ним закончился. Галилей признал свои ошибки, отказался от своей работы перед римской инквизицией и отправился домой из Рима в Сиену на свою виллу в Арчетри, недалеко от Флоренции, где он провел оставшиеся девять лет своей жизни под домашним арестом.

Хотя большинство наблюдателей осуждения и суда над Галилеем были обеспокоены его идеями, его дочь Суор Мария Целеста, монахиня из ордена Бедных Кларис, наблюдала на расстоянии за физическим состоянием Галилея. Из-за стен своего монастыря Мария Селеста готовила ему еду и лекарства для защиты от чумы. Вместе с письмом от ноября 1630 года Мария Селеста приложила два электуария — лекарства, смешанные с медом, — в попытке защитить его здоровье. «Тот, у которого нет письменной этикетки, состоит из сушеных инжира, орехов, руты и соли» и был связан медом.Она посоветовала ему «принимать его каждое утро, перед едой, в дозе размером с грецкий орех, после чего сразу же запивать небольшим количеством греческого или другого хорошего вина, и говорят, что это обеспечивает чудесную защиту [от чумы]».

Второе лекарство должно было быть принято таким же образом, но Мария Селеста предупредила, что оно имеет горький вкус. Однако она пообещала ему, что может улучшить рецепт, если он захочет продолжать принимать любой из них. Год испытаний Галилея чумой и инквизицией — это также рассказ о заботе между поколениями на расстоянии, когда Мария Селеста работала в стенах своего монастыря, чтобы использовать медицинские и духовные средства для поддержки и поддержки своего любимого отца.

Заботясь о репутации своего отца, Мария Селеста и другие члены семьи Галилея регулярно отправляли письма во время его обратного пути, сообщая ему о случаях чумы в окрестностях. Их регулярные послания содержали эпидемиологические сплетни, подсчитывая местное количество новых зараженных и сообщая о судьбах тех, кто выздоровел или умер. Семья Галилея следила за ходом вспышки чумы, отслеживая его возвращение домой к пожизненному заключению.Столкнувшись с собственной разлукой с близкими, мы должны помнить, как преданная семья Галилея поддерживала его на расстоянии в этот неспокойный период.

года чумы Галилея проливают свет на реалии научной деятельности в мире, полном вызовов. Проблемы формулирования новых научных открытий, противоречащих политическим и религиозным доктринам. Проблемы продолжения международной научной программы в течение почти десятилетия изоляции и заключения.И, конечно же, трудности жизни во времена, опустошенные эпидемиями.

Пока мы ломаем голову над тем, как продолжить нашу собственную научную работу перед лицом пандемии коронавируса, я предлагаю поддержать Галилея как образцового чумного ученого. Жизнь Галилея, подкрепленная его отношениями с семьей и друзьями и подкрепленная электоратами из сухофруктов и меда, учит нас тому, что заниматься наукой во время эпидемии никогда не было просто, и что, тем не менее, необходимо проявлять настойчивость.

*Примечание редактора (09.06.20): Это предложение было отредактировано после публикации. Первоначально он называл Винченцо племянником Галилея.

Галилео Галилей | Христианская история

Подпишитесь на «Христианство сегодня» и получите мгновенный доступ к прошлым выпускам журнала «История христианства»!

«Бог познается по природе в Своих делах и по учению в Своем открытом слове».

Галилео Галилей, хотя и прославившийся своими научными достижениями в астрономии, математике и физике и печально известный своими полемиками с церковью, был на самом деле набожным христианином, видевшим не развод религии и науки, а только здоровый брак: «Бог известен по природе в его делах и по учению в его открытом слове.»

Раздражающий молодой гений

Галилей так и не получил университетского диплома. Он проучился четыре года и бросил учебу, затем два года учился самостоятельно, живя репетитором и публикуя решения сложных задач. Этот блеск принес ему кафедру математики в Пизанском университете, где он сразу же нажил себе врагов. «Натурфилософы» того времени сделали свои открытия, обсуждая работы Аристотеля. Галилей верил в наблюдение за природой в контролируемых условиях и математическое описание результатов.Одно это различие создавало трения, но Галилей унижал своих врагов публичными демонстрациями их заблуждений — например, Галилей доказал, вопреки Аристотелю, что тела разного веса будут падать с одинаковой скоростью. Его враги прогнали его через два года. Друзья устроили ему кафедру математики в Падуе, более прогрессивном учебном заведении, где он проработал 18 лет. Это были его самые счастливые и продуктивные дни, в течение которых он исследовал физику способами, которые должны были принести много плодов.

В обход телескопа

В 1609 году Галилей услышал об устройстве, позволяющем делать далекие объекты ближе, и применение такого инструмента сразу стало для Галилея очевидным. Он быстро собрал телескоп и продемонстрировал его венецианскому сенату, который был настолько впечатлен, что сразу же удвоил его жалованье. Той зимой он направил свой телескоп на небо и сделал несколько поразительных открытий. В полном противоречии с общепринятыми убеждениями он увидел, что Луна не является гладкой сферой, что у Юпитера есть спутники, а у Венеры есть фазы, указывающие на то, что она вращается вокруг Солнца.В 1610 году он опубликовал небольшую брошюру с описанием своих наблюдений. Это сделало его всемирно известным.

В 46 лет, после 20 лет спокойной учебы, он стал востребован. Заманенный в Тоскану большим жалованьем, Галилей бросил жену и отдал дочерей в монастырь. Он совершил триумфальный визит в Рим, где папский двор соперничал за то, чтобы оказать ему честь. Глава церковных астрономов подтвердил его открытия, и астрономы-иезуиты толпились, чтобы посмотреть в телескоп.

Хронология

1537

Никколо Тарталья наносит на карту траекторию пули

1543

Гелиоцентрическая теория Николая Коперника опубликована

г.

1555

Латимер и Ридли сожжены на костре

1564

Галилео Галилей родился в

году.

1642

Галилео Галилей умирает 90 026

1656

Кристиан Гюйгенс открыл кольца и спутники Сатурна

Но с его академическими врагами дело не покончено.Они побудили доминиканских монахов проповедовать такие тексты, как «Мужи Галилеи, что вы стоите и смотрите на небо?» и представил взгляды Галилея — особенно его поддержку открытия Коперника о том, что Земля вращается вокруг Солнца, — в самом худшем свете. В Риме считали, что взгляды Коперника будут более разрушительными для церкви, чем взгляды Лютера или Кальвина. Папа Павел V приказал инквизиции разобраться в этом вопросе.

Испытания и молчание

Галилей утверждал, что правильное толкование Писания согласуется с наблюдаемым фактом.«Книга природы», написанная на языке математики, согласуется с «Книгой Писания», написанной на повседневном языке людей. Кроме того, «Библия учит людей, как попасть на небеса, а не тому, как идут небеса», и что было бы «ужасным ущербом для душ, если бы люди убедились в доказательстве чего-то, что это было сделано, а верить — грех». .»

Но инквизиция вынесла решение против него в 1616 году. Это было не так неразумно, как кажется. Его позиция противоречила здравому смыслу и 1500-летнему опыту ученых.Это нарушало общепринятые законы физики. Параллаксы звезд, требуемые этой системой, нельзя было наблюдать (и не будет до 1838 г.). Инквизиция осудила систему Коперника и запретила Галилею преподавать ее как факт.

Но Галилей, боец ​​науки, никогда не сдавался. Когда друг был избран папой в 1623 году, Галилей отправился к нему, но Урбан VIII не отменил запрет, опасаясь подорвать авторитет церкви. Галилей действительно получил разрешение писать о «системах мира», как птолемеевских, так и коперниковских, лишь бы он рассуждал о них уклончиво и приходил к выводу, заранее продиктованному ему понтификом, т. е. к тому, что человек не может претендовать на знание как на самом деле устроен мир, потому что Бог мог добиться тех же результатов невообразимыми им способами, и он не должен ограничивать Божье всемогущество.

Так Галилей приступил к своему «Диалогу о двух главных мировых системах» (1632 г.). Как только он вышел, с полным и полным одобрением цензоров, он был встречен аплодисментами и возгласами похвал во всех частях Европы как литературный и философский шедевр. Но даже формально уклончивый, он явно защищал систему Коперника и изображал скучного защитника Птолемея, в котором папа видел слишком много себя.

Галилей был отозван обратно перед инквизицией в 1633 году.Был подготовлен документ (позже доказанный историками как подделка), в котором говорилось, что Галилей обещал вообще не писать о системе Коперника. Старому бойцу, которому сейчас 70 лет, было приказано публично отказаться от своих учений и отправиться под домашний арест.

В последние годы своей жизни он опубликовал сборник своих ранних работ по физике — «Диалог о двух новых науках», свое величайшее достижение, — и вскоре после этого ослеп.

Только в 1981 году католическая церковь приказала комиссии изучить дело Галилея, и еще 11 лет назад комиссия признала «ошибки» судей Галилея.

Кредо Галилея | Нация

Большой палец правой руки, палец, зуб. Это было содержимое реликвария, приобретенного несколько лет назад коллекционером на аукционе во Флоренции. Он и не подозревал, что на протяжении веков останки были объектами нечестивого поклонения. В последний раз их видели в 1905 году. Они были вырезаны из трупа Галилея вместе с другим пальцем и позвонком во время его широко разрекламированного перезахоронения в базилике Санта-Кроче в 1737 году, почти через 100 лет после его смерти, и хранились в тонком футляре, сделанном по образцу. из стекла и дерева и увенчан резным бюстом ученого.Новый владелец реликвария проконсультировался с экспертами Галилея по поводу своей находки, и после того, как подлинность его содержимого была подтверждена, он подарил его Музею Галилея, который спрятался за Уффици на тихой площади с видом на реку Арно. (Дантист, которого музей попросил осмотреть зуб, пришел к выводу, что Галилей страдал рефлюксом желудочного сока и скрипел зубами во сне.) Вновь обнаруженный реликварий выставлен рядом с меньшим реликварием, в котором находится другой палец Галилея, являющийся ценным музейным достоянием с 1927 года.Рядом находятся несколько артефактов научного гения Галилея: телескоп, подаренный Медичи, и разбитая линза объектива оригинального прибора, с помощью которого Галилей наблюдал четыре спутника Юпитера в 1610 году.

Галилей был не первым ученым, чей труп был так же почитаем, как и его тело. Эта честь принадлежит Рене Декарту, которого много раз перезахоронили после его смерти в 1650 году, сначала для того, чтобы обеспечить возвращение его тела на французскую землю, а затем для того, чтобы поместить его в пантеон французского гения.И все же останки Галилея во Флоренции имеют дополнительное значение. В 1633 г. ученого судили за ересь, обвиняя в нарушении папского указа 1616 г., осуждавшего как противоречащее Писанию идею гелиоцентрической вселенной, впервые описанную Коперником в г. «Об обращениях небесных сфер» (1543). Флорентийцы, похитившие несколько костей Галилея в 1737 году, стремились канонизировать ученого как антисвятого, даже несмотря на то, что Римско-католическая церковь, оглядываясь назад на столетие назад, смягчилась в своем решении отказать Галилею в публичном захоронении и установлении памятника, достойного его известность, когда он умер.Времена менялись, но недостаточно быстро для самых ярых учеников Галилея. Их почитание нескольких частей тела в частном порядке увековечивало его мученическую смерть за дело науки. Погребение в церкви других его останков в гробнице, примыкающей к гробнице Микеланджело в Санта-Кроче, обозначило его как героическое воплощение тосканского гения и творчества.

Понимание Галилея было задачей историков с тех пор, как он стал мифической фигурой. Его самый молодой ученик, Винченцо Вивиани, провел более полувека, пытаясь правильно написать свою биографию, так и не сумев полностью оправдать свои собственные невероятно высокие ожидания в отношении того, как написать о великом ученом. Бертольт Брехт был настолько очарован подробностями жизни Галилея, что написал для сцены три ее версии: первую, живя в изгнании в Дании, вторую — в послевоенной Америке после Хиросимы и Нагасаки, а третью — во время своего добровольного изгнания из Америка Маккарти в коммунистическом Восточном Берлине. Брехтовский Галилей был одновременно жертвой трагедии, увековеченной его обществом, и самой трагедией. Поскольку Брехт стал свидетелем эволюции роли ученого в середине двадцатого века, он начал видеть сходство между Галилеем и Дж.Роберт Оппенгеймер, который заплатил высокую цену за попытку работать над Манхэттенским проектом, сопротивляясь его основным ценностям. В этом отношении можно справедливо сказать, что Брехт оказался прав Галилея больше, чем какой-либо современный историк, в признании того, что он принадлежал векам и что наш взгляд на него будет постоянно меняться.

Публикация двух недавних биографий Галилея, написанных Джоном Хейлброном и Дэвидом Вуттоном, совпала с 400-летием публикации «Звездный вестник » (1610 г. ), трактата, в котором Галилей сообщил об астрономических наблюдениях, которые он сделал с помощью инструмента, не еще называют телескопом.Хейлброн, выдающийся историк физики и математики, провел много лет, изучая отношения между наукой и религией, в том числе то, как Римско-католическая церковь стимулировала и материально поддерживала исследовательскую программу католической астрономии. Ранее Вуттон писал об истории атеизма и неверия, а также о противоречивом венецианском друге Галилея Паоло Сарпи — богослове и неутомимом критике папства. В Венеции есть статуя Фра Паоло на Кампо Санта-Фоска, увековечивающая его выживание после неудачного покушения в октябре 1607 года.Головорезы были укрыты и оплачены Римом, однако Сарпи продолжал защищать свободу мысли и убеждений как в разговорах, так и в печати, а также обсуждать науку с Галилеем. По мнению Хейлброна, Галилей — разносторонний знаток и критик; у Вуттона он всего лишь современный ученый без веры.

* * *

До появления Звездный вестник Галилей был известен как плохо одетый, иногда саркастичный и механически ловкий бросивший колледж, у которого была любовница и трое внебрачных детей. Он восхищался и подражал прозе Данте, Макиавелли и Ариосто; он любил читать стихи, любил рисовать и рассказывать хорошие анекдоты. Он многому научился музыке у своего отца, Винченцо Галилея, придворного музыканта Медичи, но восстал против желания отца стать врачом. Он часто ссорился со своей матерью Джулией Амманнати, которая, кажется, думала, что встреча с флорентийскими инквизиторами может обуздать дерзость ее сына. Вуттон делает эти непростые семейные отношения основой своего изображения Галилея как гордого, упрямого и чувствительного человека, портрет, напоминающий рассказ Артура Кестлера 1959 года о Галилее как антигерое.Но Вуттон перегибает палку, когда выдвигает творческие и не особенно хорошо обоснованные гипотезы о третьей (незаконнорожденной) дочери и запоздалом любовном романе.

В годы своего становления Галилей культивировал очень богатое геометрическое воображение, которое питало его изучение математики и физики, и особенно механики. Его изобретение легких гидростатических весов, когда ему было 20, вызвало восхищение старших математиков Италии. Хейлброн с любовью исследует находчивость Галилея, объясняя, пересчитывая и изображая на схемах все его самые важные открытия о природе вещей.Эта работа была выполнена по частям другими историками науки, но достижение Хейлброна состоит в том, что он создал полный, доступный, но технический синтез открытий Галилея. Такое чтение не для математически слабонервных, но оно необходимо для понимания науки Галилея. Объединив этот материал в остроумное и ироничное повествование о Галилее как о культурном и ученом человеке, Хейлброн изображает Галилея как дитя Ренессанса, человека, видевшего лунные горы не только через линзу своего телескопа, но и через точки компаса, но и в контексте фантастического описания их Ариосто в Orlando Furioso .

В 1589 году Галилей стал профессором математики (для варианта этой работы шестнадцатого века не требовалось никакой степени) сначала в Пизе (1589–1592), а затем в Падуе (1592–1610), хотя он никогда не чувствовал себя полностью комфортно в университете. жизнь. Вуттон описывает годы, проведенные Галилеем в Венецианской республике, как период, когда созрели его лучшие работы, даже если ему еще предстояло насладиться международной известностью и признанием, которые пришли после его триумфального возвращения во Флоренцию в 1610 году. У Галилея было много захватывающих идей, но практически никаких публикаций или открытий, имеющих особое значение для его имени; его скудная зарплата поглощалась счетами.Но у него были амбиции. В Венеции он получил патент на насос с конным приводом, но из этого ничего не вышло. Как и все хорошие астрономы семнадцатого века, он составлял гороскопы (Падуанские инквизиторы, расследовавшие новые обвинения против него в 1604 г., сочли эту деятельность благотворной, поскольку он не предсказывал будущее). Он учил и разговаривал со своими венецианскими друзьями.

В конце концов усилия Галилея начали приносить плоды. Между 1597 и 1604 годами он усовершенствовал геометрический и военный компас — универсальный инструмент, с помощью которого можно было вычислять проценты и обменные курсы, извлекать квадратные корни, измерять объемы и расстояния и проектировать в масштабе. Он выгнал из города бывшего студента, который пытался сфальсифицировать брошюру, которую он продавал студентам, чтобы увеличить свой доход. В следующем году он получил блестящее задание преподавать математику принцу Медичи, который, как великий герцог Козимо II, станет важным покровителем.

В 1609–1610 годах мир изменился для Галилея. Опираясь на отчеты о голландской подзорной трубе, которая увеличивала предметы на расстоянии, он создал мощный наблюдательный инструмент, через который с небес лились новые данные. Он поспешил опубликовать «Звездный вестник» , что принесло ему существенное повышение и новую должность без преподавательских обязанностей при дворе Медичи во Флоренции.Он открыл людям кратеры и долины Луны, множество звезд пояса Ориона и Млечный Путь; он назвал четыре спутника Юпитера звездами Медичи в честь своего самого важного покровителя. Он завоевал восхищение немецкого математика и астролога Иоганна Кеплера и в конце концов убедил скептически настроенных астрономов, таких как известный математик-иезуит Кристофер Клавиус, что он нашел новшества на небесах.

Записи Галилея о его захватывающих небесных открытиях сделали его по праву известным пионером современной науки.Они также задержали более чем на четверть века публикацию Two New Sciences (1638), отчета о его фундаментальных взглядах на физический мир. Его идеи вспоминаются каждый раз, когда школьный класс физики проводит эксперименты с наклонными плоскостями и маятниками, или рисует траекторию снаряда по параболе, или обсуждает проблему инерции и ускорения падающих тел.

* * *

Ключевой вопрос для биографов Галилея заключался в том, как физик-математик стал блестящим астрономом-наблюдателем и сторонником новой и все более противоречивой космологии.В реконструкции Вуттона Галилей обратился к Коперниканцу в Падуе между 1592 и 1597 годами, когда его чтение книги польского эрудита «Об вращении небесных сфер» среди других работ заставило его осознать, что физика движения и вопрос о движущейся Земле были взаимосвязанные проблемы. Опираясь на неопубликованные записные книжки Сарпи, чтобы подслушать разговоры богослова с Галилеем, Вуттон утверждает, что Галилей начал некоторые аспекты своего спорного диалога о двух главных мировых системах (1632), особенно его теорию о том, что приливы были продуктом движения Земли. , еще в 1592 г.Характер свободных и философски проницательных разговоров, имевших место в Венецианской республике, важен для аргументации Вуттона, потому что именно в этой среде Галилей впервые открыл свой разум новым и смелым идеям.

Хейлброн согласен с тем, что этот период жизни Галилея имел решающее значение для его опровержения геоцентризма, но не убежден, что он был более важным, чем его опыт до 1592 г. или в благодатный период 1610–1615 гг., когда он вернулся во Флоренцию и нашел союзников в Рим, включая молодого аристократа Федерико Чези, который с энтузиазмом принял Галилея в свою Академию Рысей и начал оплачивать публикации Галилея.Хейлброн условно датирует истоки коперниканских симпатий Галилея периодом, проведенным им в Пизе, и указывает на более позднее прочтение им блестящего и образного синтеза астрономии, физики и математики Кеплера, Космическая тайна (1596), как на опыт, который привел его к рассмотрим всю сложность небесных движений.

У Галилея Вуттона грубый теоретический ум, сосредоточенный на понимании первых принципов. Галилей Хейлброна беспокоен и прагматичен — всегда в движении, разговаривает со многими людьми, подстраховываясь.Оба портрета имеют свои достоинства. Вуттон прав, представляя Сарпи призраком в машине, сообщая Галилею новости о голландской подзорной трубе от коллеги из Парижа, наблюдая Галилея за Юпитером и беспокоясь о том, что Галилею не хватает утонченного понимания Кеплером оптической теории. Венецианские друзья Галилея по понятным причинам почувствовали себя преданными, услышав о его решении бежать во Флоренцию после того, как он прикарманил много венецианских дукатов, чтобы построить новый улучшенный телескоп. Они предупредили его, что Флоренция находится слишком близко к Риму и Ватикану, и что Рим никогда не сможет так терпимо относиться к его научным исследованиям, как Венеция.Оглядываясь назад, они понимали Галилея, возможно, лучше, чем он понимал себя.

Хейлброн показывает, как Галилей ловко разработал новый способ описания науки в такой гибкой прозе, что ее до сих пор преподают в итальянских школах. В университетских городках Италии Галилей и его друзья смеялись над теми философами, которые все еще носили тоги, декламировали почтенные старые истины на седой латыни и казались оторванными от новых реальностей физического мира. Великий герцог Медичи поддержал Галилея, а его римский покровитель Чези призвал его к обсуждению своих противников.Молодой и восхищенный кардинал флорентийского происхождения по имени Маффео Барберини написал стихи об открытиях Галилея. Когда в 1623 году он стал папой Урбаном VIII, все согласились, что его поэзия возвышенна. Когда он конфисковал и запретил «Диалог Галилея о двух главнейших мировых системах », а его автора судили за ересь, осудили и поместили под постоянный домашний арест с 1633 года до его смерти в 1642 году, люди перестали говорить о его гимне науке.

Хейлброн и Вуттон тщательно реконструируют события, приведшие к суду над Галилеем, начиная с неспокойной атмосферы 1615 года, когда флорентийские доминиканцы обвинили Галилея и его последователей в неортодоксальных убеждениях и выразили свое недовольство дружбой Галилея с фра Паоло. Вуттон утверждает, что обвинения, вероятно, были правдой, и это утверждение добавляет балласт его аргументам в пользу представления Галилея неверующим, а не добрым, хотя и неосторожным католиком. Хейлброн напоминает нам, что великий князь Медичи лично подтвердил статус Галилея как соблюдающего католика, цитируя заявления Галилея о чистоте его намерений и описание Галилея в Риме венецианским послом как изменившегося человека, который часто причащался. Он также отмечает, что через несколько лет после того, как Ватикан осудил Коперника в 1616 году, Галилей совершил паломничество в Лорето, чтобы совершить обет в святилище Девы Марии в надежде, что его здоровье улучшится.Галилей Хейлброна становится все более католиком в свете растущего числа вопросов о его благочестии и ортодоксальности. Напротив, Галилей Вуттона — это еще один Сарпи (или, возможно, предшественник Дэвида Юма), совершающий движения веры, чтобы спасти свою шкуру, ожидая подходящего момента, чтобы выпустить на волю радикально натуралистическое описание чудес, которое еще больше рационализирует, если не свергнет , христианская вера.

Как объяснить это расхождение? Желая убедительно доказать связь Галилея с верой, Вуттон превращает несколько туманных фраз в переписке Галилея в утерянный трактат о чудесах, что делает его Письмо великой княгине Кристине — знаменитым манифестом Галилея 1615 года, в котором наука и религия объявляются быть отдельными, но дополняющими друг друга истинами — звучат как результат благочестивой, но бездарно потраченной юности.По словам Вуттона, опыт Галилея 1615–1616 годов радикализировал его душу. Другими словами, он заново открыл для себя своего внутреннего венецианца, внешне приспосабливаясь к римской внешности.

Галилей был бы в хорошей компании в таких масках. Хейлброн напоминает нам, что Сарпи описал себя именно в этих двойственностях. Но в портрете Хейльброна Галилей не так изощрен и хитер в своих действиях. Вместо этого он научный Дон Кихот, мчащийся вперед туда, куда никто не должен ступать. Галилей не уклонялся от поиска материального утешения в церкви. В 1630 году, когда он наносил последние штрихи на свой долгожданный Диалог , он начал носить церковный постриг и читать Божественную канцелярию, чтобы пожинать плоды церковной пенсии, которую его сын забыл получить. Его денежная стоимость будет снижена в 1633 году вспыльчивым папой Барберини. Ни один из этих внешне благочестивых поступков не является доказательством того, что Галилей был духовно набожным человеком. Тем не менее на протяжении всей своей жизни он был окружен клерикальными друзьями и учениками; не каждый католический ученый в религиозных орденах был врагом Галилея, и было много разных способов стать католиком с хорошей репутацией.

Хотя Галилей не может быть превращен в святого — хотя Хейлброн не может устоять перед сравнением современной реабилитации Галилея Римско-католической церковью с процессом канонизации — его не следует рассматривать как зеркальное отражение Сарпи, не говоря уже о втором пришествии радикального космолог, теософ и католический мученик Джордано Бруно, смерть которого в 1600 году на погребальном костре, зажженном римской инквизицией, вошла в народную память. Галилей, безусловно, читал диалоги Бруно, заимствовал аспекты его остроумного театрального стиля письма и старательно избегал любых дискуссий о множественности миров, богов и душ, предметах, которые сжигали Бруно.Но он не пытался переписать веру, хотя в ретроспективе его Письмо Великой Княгине стало основой для нового подхода к соотношению знания и веры. Он был случайным теологом, пытающимся продвигать науку.

* * *

День позора Галилея наступил 22 июня 1633 года. Стоя перед инквизиторами в Санта-Мария-сопра-Минерва в Риме, одетый в белые покаянные одежды, он был вынужден отрицать обоснованность веры в движение Земли, идеи, которую он отстаивал. на протяжении более двух десятков лет.Специальная комиссия, назначенная Урбаном VIII для рассмотрения обвинений против Галилея после публикации его Диалога , потратила менее двух месяцев на расследование его преступлений, прежде чем принять решение. В течение следующих 359 лет Римско-католическая церковь продолжала пересматривать и пересматривать значение суда над Галилеем.

Друг Галилея, папа, имел очень четкое представление об обстоятельствах, при которых он позволил бы Галилею благосклонно писать о гелиоцентризме. Они подробно обсуждали этот вопрос в 1630 году во время поездки Галилея в Рим.Галилей, кажется, следовал буквальному духу послания папы, не понимая сути. Он никогда не мог забыть, что Урбан VIII как кардинал, участвовавший в процессе инквизиции 1616 года, считал, что осуждение книги Коперника и влияние на мнение его последователей было ошибкой.

Подобно безумному странствующему рыцарю из эпической поэмы Ариосто и неуклюжему Дон Кихоту, Галилей не переставал размышлять о том, как бывший кардинал, написавший в его честь стихотворение после осуждения 1616 года и назвавший его братом, теперь будет рассмотреть его положение в качестве папы.Как оказалось, Урбан VIII почувствовал себя преданным, когда ему представили официальную инквизиционную запись разговора Галилея с ученым и благочестивым кардиналом Робертом Беллармином об ограничениях, которые церковь планировала наложить на способность Галилея преподавать, поддерживать или защищать коперниканскую астрономию. обмен, который произошел незадолго до обнародования указа Рима против гелиоцентризма. Галилей не только неверно истолковал личные пожелания папы, но и ослушался инквизицию, не раскрыв сути этого разговора во время долгих переговоров, предшествовавших публикации его Диалога .Враги Галилея во Флоренции и Риме, наконец, получили законную платформу для своей резкой критики, которую они безжалостно повторяли. Галилей больше никогда не издавал ни одной книги в Италии. Наказанный и публично униженный, но все еще настаивающий на том, что он хороший католик, он провел последние девять лет своей жизни под домашним арестом на своей загородной вилле в Арчетри, где приезжие инквизиторы периодически напоминали ему ни с кем не говорить о Коперниканская астрономия. Он завершил Two New Sciences , работу по механике, которая закрепила за ним репутацию основателя современной экспериментальной физики в 1638 году; в том же году он ослеп после десятилетий наблюдения в телескоп.Галилей опубликовал Two New Sciences в Нидерландах. Его «Диалог » оставался в Ватиканском указателе запрещенных книг до 1835 года.

Действительно ли вера в коперниканство была ересью? Вуттон так думает, потому что считает эту идею прочно связанной с другими известными ересями и широко поддерживаемой людьми, чьи религиозные взгляды в других отношениях вызывали подозрения. Хейлброн характерно подчеркивает сложность вопроса, опираясь на недавнее исследование, которое характеризует вынесенный Ватиканом приговор Галилею как результат компромисса между двумя разными позициями в Специальной комиссии, решившей его судьбу.Они сделали Галилея яростно подозреваемым еретиком в неустановленной ереси. Он был наказан за игру с огнем, но было неясно, понесут ли такие же последствия кто-то еще, питающий подобные идеи. На самом деле никто этого не сделал.

Призрак Галилея не дает покоя разговорам о науке и религии и по сей день. В ходе первичных дебатов республиканцев в сентябре 2011 года губернатор Техаса Рик Перри сравнил свой скептицизм по поводу теории глобального потепления и изменения климата с непопулярной позицией, занятой Галилеем перед лицом церковной критики. Но Перри не ученый, и его положение не сопряжено с риском, на который пошел Галилей, когда ему не удалось сдержать свое мнение. Хейлброн приглашает нас удивиться тому, как человек с таким возвышенным пониманием мира природы мог так мало знать о человеческой природе и последствиях неповиновения правилам своего общества. Вместо этого Вуттон рассматривает действия Галилея как преднамеренную провокацию, проистекающую из его приверженности мировоззрению, несовместимому с христианством. Было бы легко отмахнуться от тех аспектов тезиса Вуттона, где он слишком далеко заходит в аргументах, но есть доля правды в его видении Галилея как сложного человека, которому нравилось общество противоречивых и преданных друзей.Я склонен полагать, что люди, ищущие истину, как, несомненно, был Галилей, не особенно хорошо играют по правилам. Другое дело, делает ли это человека неверующим.

Пиза: Галилей и Пизанская башня

Пизанская башня

Это был самый совершенный эксперимент в истории науки. Галилео Галилей, 30-летний уроженец Пизы, держа в руках пушечное ядро ​​и маленькое мушкетное ядро, взобрался по ступеням знаменитой Пизанской башни в своем городе и эффектно провел их над краем.Восьмью этажами ниже в качестве наблюдателей собрались самые образованные ученые и жрецы города. Они наблюдали, как два шара падали на землю с одинаковой скоростью, одним ударом опровергая древнюю идею о том, что объекты падают с разной скоростью в зависимости от их веса и размера. Эта архаическая концепция, которой придерживался Аристотель, безоговорочно принималась более 2000 лет — великим нововведением Галилея было подвергнуть ее практической проверке наблюдением.

К сожалению, эта известная история, вероятно, не соответствует действительности.Сам Галилей никогда не писал об этом. Об этом рассказывается в поздней биографии, написанной его секретарем Винченцо Вивиани. Большинство историков теперь считают, что именно ученики Галилея с богатым воображением придумали сказку о падающей башне, чтобы сделать теорию настолько ясной, чтобы ее мог понять даже ребенок. Падающая башня была подходящим местом не только из-за ее необычного угла. Окруженный самой впечатляющей коллекцией религиозных зданий в Италии, он делает эксперимент Галилея, вопреки древней традиции, поддерживаемой церковью, еще более радикальным.

В конечном счете изготовление не имеет большого значения. Галилей, бесспорно, был пионером научных экспериментов, полагаясь на прямое наблюдение, а не на абстрактные рассуждения, основанные на исследованиях в библиотеке, и, вероятно, он проверял свою теорию в других местах Пизы. Альберт Эйнштейн назвал Галилея «отцом современной науки» за его прорыв. А в Италии Галилей стал исторической знаменитостью почти наравне со святыми. В середине 1700-х годов, когда его тело было выкопано, чтобы переместить его в более величественную гробницу, поклонники удалили его средний палец с тела и сохранили его как светскую реликвию.Высушенный палец можно увидеть сегодня в прекрасном сосуде, похожем на чашу, в Музее истории науки во Флоренции, хотя, похоже, никто не знает, за что именно этому пальцу была оказана такая честь.


Вернуться к рассказам о путешествиях
Туры по Италии

Галилей Бертольда Брехта: сводка


«Галилео» Брехта основан на реальной жизни астронома и физика семнадцатого века Галилео Галилея. Спектакль состоит из четырнадцати сцен, что является отходом от традиционного разделения пьесы на действия и сцены.


Бертольт Брехт (1898-1956)

Спектакль начинается утром в бедно обставленной комнате Галилея. Время – 1609 год в городе Падуя. Перед завтраком Галилей рассказывает своему ученику Андреа Сатри о своей недавно выдвинутой теории космологии. Эта теория утверждает, что Солнце находится в центре, а не Земля. Выясняется, что он украл конструкцию телескопа и продает ее, заявив, что это его собственное изобретение сенату Венецианской республики, чтобы получить деньги.

Ему нужно больше денег для своих исследований, поэтому он переезжает во Флоренцию, чтобы стать придворным математиком. Но при дворе он не получает поддержки этой теории, зато в Риме его теория восхваляется командой астрономов. К сожалению, его теория объявлена ​​ересью Священной канцелярией. Подозревают и опасаются, что теория Галилея и его научный ум могут поставить под сомнение установленную истину, общественный строй и религию. Галилея предупреждают, чтобы он прекратил свои исследования и исследования, и его отправляют в Инквизицию.

Из-за инквизиции Галилей вынужден прекратить свои исследования на восемь лет. Позже он решает возобновить свои исследования, но его будущий зять отказывается жениться на его дочери, говоря, что он должен поддерживать свою репутацию, и далее поясняет, что теория Галилея может нанести общественный вред его репутации. Люди называют Галилея Библейским убийцей за его новую теорию. Когда Галилей публикует некоторые из своих открытий на итальянском языке, флорентийский двор больше не может защитить его от инквизиции.Даже папа Урбан VIII, сам математик, не может предотвратить допрос Галилея. В 1633 году под угрозой физических пыток Галилей публично отказывается от своих новых открытий. Все его ученики, особенно Сарти, расстроены его отказом. Его ученики видят рассвет века разума, угасающего и критикуют его, говоря, что он трус. Сатри сказал: « Несчастна земля, не рождающая героев». Ответ Галилея выражает обратное: «Несчастна та земля, которая нуждается в герое».

Галилей помещен под домашний арест как интеллектуальный узник инквизиции до своей смерти девять лет спустя.В своей молчаливой жизни под домашним арестом он пишет Discorsi , сумму своих научных теорий и открытий, но страницы рукописи конфискуются Церковью в том виде, в каком они были написаны. Галилею, наконец, удается спрятать копию, которую он позже передает своей ученице Андреа, чтобы тот вывез контрабандой из Италии. В конце концов Галилей заявляет: «Я предал свою профессию. Любой человек, который делает то, что сделал я, не должен быть допущен в рядах науки».

Мозг Бэббиджа и палец Галилея: шесть жутких научных реликвий | History of science

Поклонникам науки обычно нравится думать, что они выше магических и фетишистских практик, которые они связывают с суевериями, магией и религией. Тем не менее, как обсуждалось недавно на семинаре, посвященном реликвиям ученого, существует удивительное количество объектов и останков ученых, которые были сохранены и часто обработаны с помощью ритуала и наделены такой аурой, которая в других местах зарезервировано для святых.

Это явно странные вещи, с помощью которых можно прославлять воспоминания людей, которыми восхищаются за их научную работу: слишком телесные для трансцендентного гения и слишком окутанные мистикой для скептически настроенной науки.В то время как в некоторых случаях имелись научные или медицинские мотивы, когда надеялись, что что-то можно будет узнать из исследования останков кого-то выдающегося, другие представляют собой просто реликвии. И, как религиозные реликвии, они часто играют роль в церемониях, придают месту символическое значение или являются объектом паломничества. Они также довольно ужасны: будьте осторожны…

Мозг Бэббиджа

До недавнего закрытия галерея математики в Музее науки удивляла неосторожных посетителей (ожидающих логарифмических правил, делящих машин и геометрических моделей) мозгом в банке . Но не весь мозг, о нет: это было бы слишком непримечательно. Это маринованный мозг с удаленным участком, также отдельно выставленный в Хантерианском музее Королевского колледжа хирургов. По просьбе его первоначального владельца он был сохранен для пользы людей науки и медицины, которые пытались, но не смогли лучше понять математический гений Чарльза Бэббиджа (1791–1871). К сожалению, в нем нет ни цифр, ни шестеренок и колесиков.

Мозг Бэббиджа в музее науки.В конце концов, наш стереотип «ученого» подчеркивает большой куполообразный череп, лишь сохраняя связь замечательного органа с земным царством и всеми другими необходимыми органами. Таким образом, мы обнаруживаем, что мозг Эйнштейна также сохранился в виде 240 блоков и 1000 тонких срезов, некоторые из которых выставлены в Музее Мюттера в Филадельфии.

Пальцы (и большой палец) Галилея

Музей истории науки во Флоренции был переименован в Museo Galileo в 2010 г., главным образом в честь и благодаря известности этих останков великого человека (1564–1642), прославленного как герой и мученик науки. Они стоят рядом с другими талисманами, такими как сделанные им инструменты и рукописи, в которых он записывал и публиковал свои открытия. Инструменты и один палец когда-то выставлялись в похожей на часовню Трибуне Галилея, а цифры содержатся в том, что можно назвать только реликвариями, достойными самого значительного собора и места паломничества.

Цифры Галилея, выставленные в Музее Галилея во Флоренции. Фотография: Фабрицио Джованноцци/AP

Но как они здесь оказались? Все пальцы Галилея были надежно прикреплены, когда он умер, и оставались с другими его костями, пока его гробница не была вскрыта через 95 лет после его смерти.Ученик Галилея Винченцо Вивиани организовал перенос его останков в базилику Санта-Кроче, и Антонио Франческо Гори, священник и антиквар, и другие несколько тайно извлекли три пальца, зуб и позвонок. Они пошли разными путями, но благодаря неожиданному повторному открытию на аукционе были воссоединены — хотя я не совсем уверен, что большой и средний пальцы правой руки не совпадают с другим правым средним пальцем. ..

Тело Бентама

Джереми Бентам (1748-1832), философ-утилитарист, видимо, к 21 году решил, что его тело должно быть подвергнуто вскрытию.Это сигнализировало о его несентиментальных и рациональных взглядах в то время, когда студентам-медикам и врачам было очень трудно достать трупы: Закон об анатомии, облегчивший ситуацию, был принят только через месяц после вскрытия Бентама. За этим событием наблюдали друзья, а председательствовал его ученик, врач Томас Саутвуд Смит. Смит по указанию Бентама сохранил, набил и одел скелет, а голову мумифицировал.

В 1850 году получившаяся «автоиконка» была предложена Лондонскому университетскому колледжу, основанному Бентамом.Сегодня он все еще сидит в своем деревянном кабинете в Южном монастыре UCL. Сегодня наблюдатели Бентама, за которыми наблюдает PanoptiCam, видят только восковую голову и структуру, полностью закрытую одеждой (собственной Джереми). Насколько хуже должно было быть тем, кто бродил по безмолвным коридорам отпуска, когда настоящая голова оставалась в кабинете. Возможно, самым жутким было то, что его держали не на человеке, а между его ногами, так как сохранившаяся кожа становилась все более обесцвеченной.

Останки Джереми Бентама в Университетском колледже Лондона, ок.1950. Фотография: Hulton Archive/Getty Images

Взгляните еще раз…

Аааа!! Фотография: Hulton Archive/Getty Images

И, если осмелитесь, щелкните мышью, чтобы увидеть несколько больших и полноцветных изображений его головы, сделанных во время ежегодной проверки консервации.

Гробница Пастера

Эта гробница гораздо приятнее для глаз, но как гробница, несомненно, может стать местом действия для рассказа о привидениях. Институт Пастера в Париже представляет собой любопытную смесь, сочетающую в себе все еще действующий научно-исследовательский институт, музей, демонстрирующий апартаменты, в которых жил микробиолог Луи Пастер (1822-95), и его мавзолей в склепе.Он представлен как светский святой с мраморным саркофагом и золотыми мозаиками, изображающими сцены из его жизни и украшенными символическими животными и растениями. Он, конечно же, покровитель института, и его день, как и дни других святых, отмечают местные жители (то есть персонал), которые спускаются к могиле, чтобы отдать дань уважения.

Могила Луи Пастера в Институте Пастера, Париж, из L’Illustration, 1897 г. Фотография: Universal History Archive/UIG via Getty Images

Голова Скарпы

Итальянский город Павия, где в университетском музее можно увидеть бестелесную голову профессора анатомии Антонио Скарпа (1752–1832).Известный как «отец итальянской офтальмологии», он, тем не менее, вероятно, не ожидал, что его голова будет храниться в коробке, теперь запертой в нише над дверью, или что ему отрежут большой и указательный пальцы и удалят мочевыводящие пути. Я несколько неохотно видел голову этим летом и слышал, что он не пользовался всеобщей популярностью среди своих студентов и сотрудников — людей, проводивших вскрытие. Предположение заключалось в том, что обезглавливание могло быть мотивировано не только местью, но и наукой или желанием оставить память.

Глава Антонио Скарпа, музей истории Университета Павии. Фотография: Wellcome Library, London

Посмертная маска Ньютона

Возможно, поскольку посмертная маска Ньютона использовалась для моделирования некоторых из самых известных его бюстов и статуй, она не обязательно производит впечатление кровавой. В нем царит безмятежный вид и, как слепок с лица, отсутствуют очевидные признаки телесного контакта и посмертной обработки, скажем, оригинальных слепков или Оливера Кромвеля, бородавок, растительности на лице, бинтов и всего прочего.

Иллюстрация посмертной маски Ньютона из книги «Краткая история английского народа» Дж. Р. Грина (Лондон, 1893 г.). Фотография: Универсальный исторический архив/UIG через Getty Images

Маска — лишь одна из многих могущественных ньютоновских реликвий, включая его волосы, его телескоп и кусочки Единого Истинного Дерева. Объединение таких предметов, очевидно, увеличивает их символическую силу — Королевское общество многократно благословлено, а их парад придал значение открытию статуи Ньютона в Грэнтэме.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.