Троянцы кто такие: Какие народы считаются потомками троянцев — Рамблер/новости

Содержание

Какие народы считаются потомками троянцев — Рамблер/новости

О Троянской войне все мы наслышаны благодаря гомеровской «Илиаде». Кем же были жители Трои и какие народы могут являться их потомками?

Предполагается, что древняя Троя (у Гомера – Илион) находилась на севере современной Турции, на берегах Эгейского моря, в районе входа в пролив Дарданеллы.

Жители Трои звались на самом деле не троянцами, а тевкрами. Упоминание народа tjkr встречается еще в источниках времен египетского фараона Рамсеса III. Также о них говорили Эсхил и Вергилий.

Согласно историку Страбону племя тевкров изначально обитало на Крите, откуда переселилось в Троаду (Трою). После падения Трои тевкры переместились на Кипр и в Палестину.

Сегодня в регионе, где когда-то располагалась Троя, живут как турки, так и греки. Поэтому, скорее всего, именно среди них можно встретить потомков троянцев.

Ряд исследователей полагают, что догреческие надписи, встречающиеся на Кипре (так называемые этеокипрские надписи) и обнаруживающие грамматическое и

лексическое сходство с этрусским языком, принадлежат именно тевкрам. Почти все античные авторы говорят о малоазиатском происхождении этрусков, что вполне согласуется с «троянской» версией.

Правда, известный специалист по этрускам Р. Бекес считал, что они являлись не потомками троянцев, а всего лишь их ближайшими соседями.

Легенды гласят, что римляне вели свой род от Энея, бежавшего из горевшей Трои. Об этом говорится и в «Истории от основания города» Тита Ливия, и в «Энеиде» Вергилия. О троянском происхождении римлян упоминает и Тацит. Сам Юлий Цезарь объявлял, что ведет свой род от Аскания – сына Энея.

Правда, существует путаница с датами. Считается, что Рим был основан в 753 году до нашей эры, а Троянская война состоялась в XIII-XII веках до нашей эры, то есть примерно на 400 лет раньше основания Рима.

Первыми франкскими королями были представители династии Меровингов. Необходимо было создать какую-то легенду, подтверждающую их право на власть, и тогда они придумали себе предка по имени Франкус или Франсион, который якобы был сыном Гектора – предводителя троянских воинов.

Впервые Франкус (Francus) упоминается в 660 году со ссылкой на «Хронику» римского историка Евсевия Кесарийского. Оттуда сведения перешли в «Историю франков» Григория Турского, события в которой ведут свой отсчет, начиная с IV века.

Как гласит предание, Франкус с товарищами бежал из Трои во время пожара и после долгих скитаний построил на Дунае город Sycambria. Позднее он воздвиг на Рейне еще один город – Dispargum. Впоследствии потомки Франкуса переселились на земли Галлии и стали называть себя франками в честь первого вождя.

Город Париж будто бы получил свое название в честь спровоцировавшего Троянскую войну царевича Париса, приходившегося дальним родственником Франкусу. Именно он стал основателем города на Сене. Также, если верить данной версии, многие европейские города были заложены троянскими героями: среди них Тулуза, Лондон, Барселона, Берн, Кельн.

Германцы и бритты

Германские племена считали своей прародительницей Троану – дочь троянского царя Приама. Как гласят скандинавские саги, один из ее потомков был правителем Фракии – страны, расположенной на европейском берегу Геллеспонта. Ему со своим народом удалось покорить земли Скандинавии и Ютландии (Дании), а затем заселить всю северную часть Западной Европы. Одно из обитавших там племен – бритты — дало название Британии, территорию которой заселило в VII веке до нашей эры. Выходцев из Трои отличались от коренного населения белой кожей, высоким ростом, светлыми глазами и белокурыми или рыжими волосами.

Теоретически троянцы могли мигрировать не только на Запад или Восток, но и на Север. Вероятнее всего, в район устья Итиля (так тогда звалась река Волга) и на побережье Днепра. В частности, они могли стать жителями Хазарского каганата, а после его падения расселиться дальше по славянским землям, смешиваясь с местным населением, а затем и с балтами. Не исключено, что легендарные варяги Рюрик, Синеус и Трувор, призванные на Русь княжить, как раз вели свой род от троянцев. Да и в «Слове о полку Игореве» несколько раз упоминается прилагательное «трояни» («трояня»), образованное, возможно, от имени собственного Троян.

Кстати, Иван Грозный, как известно, утверждал, что Рюриковичи происходят от первых римских императоров. Может, на это были основания?

Пусть в пользу этой версии говорят всего лишь косвенные факты, но почему бы не пофантазировать о том, что и мы, русские, можем являться потомками древних троянцев?

§ I. Этнография троянцев. Генрих Шлиман. Илион. Город и страна троянцев. Том 1. Книги по истории онлайн. Электронная библиотека

У нас есть свидетельство Геродота[409], согласно которому троянцы были тевкрами. Это подтверждает традиция, сохраненная Аполлодором: Электра, дочь Атласа, родила от Зевса Иасиона и Дардана. Иасион влюбился в Деметру и попытался осквернить богиню: его убило молнией. Дардан, горюя о гибели брата, оставил остров Самофракию и перебрался на противоположный берег, на континент. Здесь царствовал Тевкр , сын реки Скамандр и нимфы с горы Ида, по имени которого обитатели этой страны звались тевкрами. Царь усыновил Дардана, тот женился на его дочери Батии, получил часть земли, построил город Дардан и, после кончины Тевкра, назвал всю страну Дарданией[410]. Во времена Геродота обитатели города Гергифы[411] все еще считались остатками древних тевкров[412], которые вместе с мисийцами переправились через Босфор в Европу еще до Троянской войны и, завоевав всю Фракию, пробивались вперед, покуда не дошли до Ионийского моря (современная Адриатика), в то время как на юге они дошли до самой реки Пеней
[413]
. Согласно некоторым авторам, эти мисийцы, скорее всего, были фракийцами, которые переправились в Азию из Европы[414]. Другие, и среди них Геродот[415], как кажется, считали мисийцев подлинно азиатским племенем, близко родственным лидийцам, на язык которых очень походил мисийский язык. Согласно Ксанфу[416], мисийский диалект был похож как на лидийский, так и на фригийский [417]. Римские поэты использовали названия «тевкры» и «троянцы» как синонимы[418]; с другой стороны, романские прозаики преимущественно используют слово Trojani[419]. Любопытно, что в то время как Геродот всегда называет древних троянцев эпической поэзии тевкрами, аттические трагики и римские поэты зовут их фригийцами, хотя троянцы и фригийцы представлены как совершенно разные народы в гомеровском «Гимне Афродите», где богиня говорит Анхизу:
Славноименный Отрей – мой отец, коли слышал о нем ты. Царствует он нераздельно над всей крепкостенной Фригией. Но языком хорошо я нашим и вашим владею, Ибо меня воскормила троянка-кормилица дома, Девочкой малой принявши от матери многолюбимой. Вот почему языком хорошо я и вашим владею
[420]
.
Само имя Гектор фригийское[421]; а также имена Парис и Скамандрий, поскольку греческие Александр и Астианакт представляются фригийскими наименованиями[422]. Кроме того, фригийцы просто упоминаются в «Илиаде» как союзники троянцев из дальней Аскании[423], и указаний на какую-то более близкую связь мало. Однако Гекуба была фригийской царевной[424], и ее брат обитал во Фригии, на берегах Сангария[425]. Согласно Страбону[426] и Стефану Византийскому, фригийцы были фракийцами. Геродот сообщает, что у македонцев сохранялась традиция, по которой фригийцы некогда были их соседями, но после этого эмигрировали в Малую Азию
[427]
. Лидиец Ксанф[428] уверяет, что эмиграция произошла только после Троянской войны; однако по Конону[429] она произошла еще за девяносто лет до войны, при царе Мидасе. С другой стороны, до нас дошло множество свидетельств о существовании родства между фригийцами и армянами. В экспедиции Ксеркса оба этих народа появляются под началом одного командующего и с тем же оружием; Геродот[430] даже добавляет, что армяне были потомками фригийцев. Евдокс[431] подтверждает это и вдобавок упоминает о сходстве их языков. Так, мы находим, что подземные жилища существовали как у фригийцев, так и у армян[432]. Наконец, оба народа фактически считались тождественными[433]: говорили, что армяне происходят из Западной Фригии. Однако ассирийские надписи со всей очевидностью говорят о том, что никакие арийцы не обитали к востоку от Галиса до VIII века до н. э. В Армении обитала неарийская раса, которая оставила после себя множество все еще не расшифрованных надписей у озера Ван и в его окрестностях до самого конца ассирийской монархии, и никаких следов арийских обитателей Армении нет вплоть до гораздо более позднего периода. Даже арийцы-мидяне не обитали в стране к югу от Каспия вплоть до VIII века до н. э. Ассирийцы впервые познакомились с ними в царствование Салманасара III (840 до н. э.), когда они жили намного дальше к востоку и между ними и Ассирией стояли неарийцы – «парсуа», или парфяне. Только в эпоху Риммон-Нирари (около 790 до н. э.)
[434*]
они продвинулись в страну, которая античным авторам была известна как Мидия-Рагиана. Все собственные имена, упомянутые на ассирийских памятниках как принадлежащие уроженцам территорий к востоку от Галиса, продолжают быть неарийскими до последнего, и язык современных иронов[435*], или осетин на Кавказе, относится, как и курдский, к иранской или персидской семье[436]. Исследование фригийских слов, сохранившихся у античных авторов и в надписях, которое было проведено Фиком
[437]
, показало, что этот язык был связан с фракийским и лидийским и столь близкородствен греческому, что фригийский можно поистине назвать его братом, предполагая, что греческий и фригийский произошли от общего языка-предка. Профессор Э. Курциус[438*] в своей «Истории Греции» уже указывал на близкую связь между греками и фригийцами и на других основаниях, в то время как Платон[439] уже давно признавал родство между языками обоих этих народов. Фригийская легенда о Мидасе и Гордии была частью греческой мифологии, и рассказывали, что царский дом Пелопидов пришел со всем своим богатством с златоносных песков Пактола[440]. Армянский язык, с другой стороны, стоит обособленно и принадлежит скорее к азиатской ветви арийской семьи языков, нежели к европейской. Заслуживает особого внимания то, что название «тевкры» нигде у Гомера не связывается с Троей или ее народом. Однако, поскольку у них в Троаде был город Гергифа, Гергита или Гергета, мы, вероятно, можем связывать это имя с гомеровской Гаргарой
[441]
, а также с Горгифионом, который, наряду с Кебрионом, упоминается у Гомера как побочный сын Приама[442]. Таким образом, поэт, как замечает Грот[443], дарует своего рода эпическое признание как Гергифе, так и Кебрене. Но следует заметить, что прославленный лучник Тевкр (Teucros) был, согласно легенде, сыном троянской царевны Гесионы, которого она родила Теламону[444]. Согласно традиции, которую мы находим у Страбона, тевкры переселились с Крита в Троаду. Оракул сказал им поселиться в том месте, где на них нападут те, кто рожден землей. Это, как говорят, случилось близ Гамаксита, где огромная стая полевых мышей вышла из земли и сгрызла всю кожу на их оружии и инструментах. Там они и поселились и назвали горную цепь Иды в честь одноименной горы на Крите. Страбон добавляет, что эта традиция была впервые сообщена элегическим поэтом Каллином (ок. 600 до н. э.) и после него – многими другими
[445]
, в том числе, например, Овидием[446]. Из легенды явствует, что тевкры, как полагали, ввели в Троаде почитание Аполлона Сминфейского, у которого был прославленный храм в Хрисе близ Гамаксита. Страбон ясно говорит, что Хриса считалась местом, где новоприбывшие тевкры были атакованы полевыми мышами. (Можно добавить, что, согласно венецианскому схолиасту, означает полевую мышь, как на критском, так и на эолийском диалекте.)[447] Другие, однако, отрицали эту легенду, считая, что Тевкр, первый предок тевкров, приехал из Аттики[448]. Здесь я могу упомянуть, что имя Tekkri, которое отождествляют с «тевкрами», фигурирует в настенных росписях Мединет-Абу среди членов союза народов, которые в XIII веке до н. э. вторглись в Египет во время царствования Рамсеса III[449]. Связь тевкров с Критом, как кажется, подтверждает сходство некоторых географических названий, таких как название горы Иды и название города Пергам
[450]
. Грот пишет: «Из тевкрской области Гергифы и Гергиф близ Ким происходят первоначальные пророчества Сивиллы и легендарная Сивилла, которая играет такую важную роль в истории Энея. Миф о Сивилле, пророчества которой якобы слышались в замогильных дуновениях воздуха, выходившего из темных пещер и щелей в скалах[451], был присущ как раз гергифским тевкрам и перешел от жителей Ким в Эолиду и, наряду с другими деталями предания об Энее, к их собратьям – обитателям Кум в Италии. Датировка гергифской Сивиллы или, скорее, распространение ее пророчеств относят к царствованию Креза, к периоду, когда Гергифа была полностью тевкрийской. Ее пророчества, хотя и облеченные в греческие стихи, были укоренены в тевкрийской земле и чувствах; и обещания будущей империи, которые в них так щедро раздавались беглому герою, спасавшемуся из пламени Трои в Италию, становятся интересными по тому самому, каким замечательным образом они были осуществлены Римом. Дата этой гергифской Сивиллы или пророчеств, которые распространяются под ее именем, указана Гераклидом Понтийским, и нет никаких причин сомневаться в ней»
[452]
. Согласно Геродоту, пеонийцы гордились тем, что являются тевкрскими колонистами из Трои[453]. Происхождение пеонийцев от тевкров подтверждает и Страбон[454], в то время как другие считают, что они произошли от фригийцев[455]. Важно ответить, что у Гомера мы находим пеонийцев из Аксия, сражающихся на той же стороне, что и их родичи-троянцы[456]. Их поход на Перинф на Пропонтиде, соголасно утверждению Геродота, должен был иметь место в весьма древнюю эпоху[457]. К востоку от Аксия, Крестония и Бисальтия некогда были владения пеонийцев[458]; к западу Эматия раньше называлась Пеонией[459], в то время как в Пиерии и Пелагонии население было первоначально пеонийским[460]. В Пиерии был город под названием Пергам[461]
. Плиний[462] называет эордов пеонийским племенем, и из Ликофрона[463] очевидно, что они были фригийцами. Несомненно, они были мисийцами, которых Гелланик[464] называет соседями македонцев. По этим эордам, несомненно, называлась река Эордаик[465], современный Деваль или Деволь; она находится вблизи Лихнидского озера, где мы также находим следы фригийцев[466]. Гомер ничего не знал о том, что Дардан переселился с Самофракии, Аркадии или Италии; он только знает, что он сын Зевса и происходит из Дардании. Он считал, что в Троаде обитает неэллинское население – троянцы, дарданы, киликийцы, лелеги и пеласги. Из них дарданы или данданы (дарданийцы) из Илуны (Илион) упоминаются вместе с леками (возможно, ликийцами), народом Педасы (Педас), масу (мисийцами) и акерит (возможно, карийцы) в поэме Пентаура в иератическом «папирусе Салье», хранящемся в Британском музее среди участников союза, который пришел на помощь хеттам (или кита) под стенами Кадеша на Оронте в пятый год царствования Рамсеса II (ок. 1333–1300 до н. э.). Таким образом, уже в тот период существовало царство дарданов, одним из главных городов которого был Илион, царство, которое считалось одним из самых могущественных в Малой Азии и посылало своих воинов в Сирию, чтобы сражаться с египетскими войсками на стороне Азии. Это превосходно согласуется с тем, что греческая традиция говорит о могуществе Трои. Поэма Пентаура, судя по всему, была выгравирована и на стенах храмов Луксора и Карнака в Фивах. Заслуживает особого внимания то, что в настенных изображениях и надписях храма Мединет-Абу в Фивах среди участников союза против Рамсеса III около 1200 года до н. э. вместо дарданийцев, которые здесь вообще не фигурируют, названы только тевкры (Tekkri)
[467]
. Согласно Форбигеру, троянцы были фракийским племенем, которое в отдаленный период переселилось в Троаду; здесь они переженились со фригийцами, которые ранее обитали в этом регионе[468]. Это, видимо, подтверждается Страбоном, который говорит, что на расстоянии только 40 стадиев от Лампсака стоял чрезвычайно священный храм, посвященный Матери богов и прозванный святилищем Реи[469]. В другом пассаже он говорит: «Что касается берекинтов – одного из фригийских племен – и вообще фригийцев, а также троянцев, живущих в окрестностях Иды, то они почитают Рею, справляя ей оргии, и называют ее Матерью богов, Агдистидой и Великой фригийской богиней, а также от имени местностей – Идеей, Диндименой, Сипиленой, Пессинунтидой, Кибелой и Кибебой»[470]. Далее он говорит, что в области близ соединения Геллеспонта и Пропонтиды первоначально обитали бебрики[471], которые переселились из Фракии[472]; кроме того, в Троаде существовало множество троянских названий. «Существовал, – пишет Страбон[473], – город Арисба на Лесбосе, землей которого владели жители Мефимны. Есть также река Арисб во Фракии, как я упомянул выше, поблизости от которой обитают кебренские фракийцы[474]. Вообще можно найти много общих названий у фракийцев и тройнцев: например, какие-то скейские фракийцы, река Скей, скейская стена и под Троей – Скейские ворота; фрагкийские ксанфии и река Ксанф в Трое; Арисб – река, впадающая в Гебр, и город Арисба в Трое; Рес – река в Трое и Рес – царь фракийский. Есть также у Гомера другой Асий[475], одноименный уже упомянутому:
Храброго Асия, Гектора, коней смирителя, дяди, Брата родного Гекабы, отважного сына Диманта, Жившего в тучной Фригийской земле, при водах Сангария»[476*].
Я могу добавить, что, согласно Стефану Византийскому[477], во Фракии существовал город Илион; далее, что Стримо была дочерью реки Скамандр, супругой Лаомедонта и матерью Приама[478], в то время как Стримон – это большая река во Фракии[479]; далее, что имя могущественной троянской провинции Дардания существовало также и во Фракии и остров Самофракия первоначально носил то же имя[480]. В «Илиаде» фракийцы являются союзниками троянцев[481]. Согласно Дионисию Галикарнасскому[482], троянцы были греками. Дарданы играют важную роль в «Илиаде»; потомкам их князя Энея предсказано будущее господство над Троей:
Будет отныне Эней над троянами царствовать мощно, Он и сыны от сынов, имущие поздно родиться[483].
В генеалогии царского дома Дардании присутствуют, как замечает Алденховен (Aldenhoven)[484], некоторые странные имена, которые заставляют его думать, что они – фригийского происхождения. Я полагаю, что здесь уместно процитировать следующие слова Грота[485]: «Согласно троянской легенде, именно при гордом Лаомедонте, сыне Ила, Посейдон и Аполлон, по приказу Зевса, на время попали в рабство; первый построил стены города, второй охранял стада коров и овец. Когда их задача была закончена, они потребовали уговоренной награды; однако Лаомедонт с негодованием отверг их требования и даже угрожал отрезать им уши, связать им руки и ноги и продать на какой-нибудь отдаленный остров в рабство[486]. За свое предательство он был наказан морским чудовищем, которого Посейдон послал, чтобы оно опустошало его поля и уничтожало его подданных. Лаомедонт публично обещал бессмертных коней, подаренных Зевсом его отцу Трою в награду любому, кто убьет чудище. Однако оракул объявил, что чудовищу нужно отдать деву благородной крови, и жребий пал на Гесиону, дочь самого Лаомедонта. Геракл, прибыв в этот критический момент, убил чудовище, используя крепость, которую построили для него Афина и троянцы[487], и, таким образом, спас как отданную чудовищу девушку, так и народ; однако Лаомедон вторично пошел на обман и дал ему смертных коней вместо несравненных скакунов, которых обещал ему. Геракл, лишенный того, что полагалось ему по праву, снарядил шесть кораблей, атаковал и захватил Трою и, убив Лаомедонта[488], подарил Гесиону своему другу и союзнику Теламону, которому она родила знаменитого лучника по имени Тевкр[489]. Болезненное воспоминание об этом походе сохранялось среди обитателей исторического города Илиона, которые не почитали Геракла»[490]. Я процитировал это все по порядку, чтобы показать, что, по всей видимости, существовала связь между Троей и Финикией, ибо, как остроумно попытался показать м-р Гладстон[491], связь с Посейдоном очень часто означает связь с Фигикией; и, более того, как доказал Мюлленхоф в своей Deutsche Altertumskunde[492], Геракл – также символ финикийцев. На это указывал и профессор Сэйс, который пишет: «Весь цикл мифов, группирующихся вокруг имени Геракла, столь же ясно указывает на семитский источник, как и миф об Афродите и Адонисе»[493]. Гомеровские киликийцы в Троаде обитали на долине Плакейских Фив и, согласно Страбону, видимо, относились к той же самой расе, что и жители позднейшей Киликии[494]. Лелегов часто связывают с карийцами. Фактически, согласно Геродоту[495], первое было просто древним названием вторых; Гомер, однако, говорит о лелегах и карийцах как о двух разных народах. Однако мы также находим лелегов в Греции как очень древний и широко распространенный народ, датирующийся еще доэллинским временем. Они упоминаются у Гомера наряду с пеласгами[496]. Небольшой отряд лелегов, который упомянут в «Илиаде», занимал область к востоку от мыса Лект[497]. Относительно пеласгов я полагаю, что лучше всего будет дать здесь выдержку из письма профессора Сэйса, опубликованного в журнале Academy от 25 января 1879 года: «Я не намерен оспаривать существование племени, которое у греков называлось пеласгами. Однако превращать их в особую расу – совсем другое дело. Правда то, что греческие авторы, начиная еще с Гомера и Гесиода, упоминают о пеласгах, но если мы проанализируем их утверждения, то мы увидим, что этот термин используется в двух (или, возможно, в трех) смыслах: во-первых, он обозначает определенное греческое племя, населявшее Фессалию в ходе героического века; и, во-вторых, служит эквивалентом нашему собственному термину «доисторический». В первом смысле это слово используется дважды в «Илиаде» (II. 681; XVI. 233). В двух других гомеровских пассажах, более поздних (Il. X. 429; Od. XIX. 177), это имя перешло уже в область мифологии, и, соответственно, была приготовлена почва для того, чтобы позднейшие писатели использовали его для обозначения того населения Греции и ее окрестностей, которое мы теперь назвали бы доисторическим, или населения, чье происхождение и родство было неизвестно. (Такое использование термина «пеласги» см. у Геродота, I. 146; I. 56; II. 56; VIII. 44; VII. 94; II. 51; V. 26; VI. 138.) В более частном смысле этот термин относится к уроженцам Фракии, которые, судя по всему, принадлежали к иллирийскому племени (см.: Геродот, I. 56; Фукидид, IV. 109). Таким образом, возможно, что на побережье Фракии обитали племена, которые были известны как пеласги; и, поскольку это имя встречается также в Мисии (Il. II. 840–843), вполне возможно, что это был общий термин, как и многие имена в древнегреческой этнологии, и, соответственно, он прилагался к племенам различного происхождения и рас. Отсюда этимология Пишеля (Pischel), который полагает, что пеласги – это сложное слово, состоящее из корней, которые мы имеем (ya) и, таким образом, значение «дальше-ушедшие» или «эмигранты» становится весьма правдоподобным. Мы теперь уже достаточно знаем о языках Италии, Греции, Албании и Малой Азии, чтобы утверждать, что, хотя они все, возможно, принадлежат к индоевропейской семье, при этом так же отличаются друг от друга, как латынь и греческий. Действительно, некоторые филологи все еще сомневаются, стоит ли считать албанский арийским языком вообще. Как бы то ни было, я готов допустить, что он, возможно, является потомком древнего иллирийского или фракийского языка, и я не буду спорить с тем, кто пожелает счесть последний пеласгийским. Однако следует помнить, что мы ничего не знаем о пеласгийском языке или языках и что если древний фракийско-иллирийский язык и называть пеласгийским, то последнему термину нужно дать точное определение. В древнейших пассажах Гомера, где он встречается, он относится к ахейским грекам, а не к варварам-фракийцам; в позднейшей греческой литературе он просто является синонимом «доисторического», а в новые времена слово «пеласги» стало своего рода родимым пятном всех устарелых теорий и донаучных фантазий». Страбон нам говорит, что после Троянской войны вся Троада от Кизика до Каика была эолизирована; то есть она была занята колониями, образованными из пелопоннесских азейцев и эолийских беотийцев, которых выгнало из дома дорийское вторжение. Как справедливо замечает м-р Гладстон, Гомер ничего не знал о существовании эолийцев, только об Эолидах. Однако в позднейшей греческой традиции у нас есть многочисленные упоминания о расселении эолийцев в различных частях Греции. У Гомера разные лица и семьи, занимавшие самое высокое положение и игравшие важную роль в древней истории, происходят от мифического эпонима Эола или связаны с ним, однако о племени эолийцев он не знает ничего[498]. Согласно Фукидиду[499], дорийское вторжение на Пелопоннес произошло через 80 лет, согласно Страбону[500] – через 60 лет (то есть через два поколения) после Троянской войны; согласно Павсанию[501] – во время Ореста. Павсаний, как кажется, мог быть прав, так как династия Пелопидов, видимо, прекратилась в Микенах со смертью Эгисфа, которая произошла на восьмой год после убийства Агамемнона[502] и, таким образом, – через восемь лет после Троянской войны; фактически традиция говорит, что сын Агамемнона Орест царствовал в Аркадии и Спарте, однако не наследовал своему отцу. Только страшная политическая революция и катастрофа, такая как дорийское вторжение, могла помешать Оресту стать царем Микен, которые были богатейшим и могущественнейшим государством Греции и принадлежали ему, как единственному сыну славного и повсеместно оплакиваемого Агамемнона. Страбон[503] говорит, что Орест начал эмиграцию, что он умер в Аркадии и что его сын Пенфил дошел до самой Фракии, в то время как другой сын, Архелай, привел колонию эолийцев в область Кизика вблизи Даскилия. Однако Грас, младший сын Архелая, добрался до самой реки Граник, привел большую часть своих войск на Лесбос и занял этот остров. Пенфил затем провел свой поход через Фракию в Троаду, и за ним последовали другие потомки Агамемнона. Римский географ дальше говорит, что эолийцы распространились по всей стране, которую поэт именует троянской, и некоторые позднейшие писатели именовали всю эту страну Эолидой, в то время как другие называли так только часть ее. Страбон говорит, что Абидос был впервые занят милетскими колонистами в царствование и по позволению лидийского царя Гигеса (ок. 698–660 до н. э.), которому принадлежала вся Троада и окружающие земли. Мыс близ Дардана назывался в его честь Гигас[504]. Ни Страбон, ни какой-либо другой древний автор не говорят нам о том, когда началось это лидийское господство в Троаде. Однако, как я подробно расскажу на следующих страницах, во время своих раскопок на Гиссарлыке я нашел в среднем на глубине от 6 до 7 метров ниже поверхности земли и непосредственно между руинами Нового Илиона и руинами последнего доисторического города массу керамики, которая как по форме, так и по материалу очень похожа на самую древнюю этрусскую керамику, в то время как она не имеет никакого сходства с какой-либо доисторической керамикой или с керамикой Нового Илиона. Профессор Сэйс обращает мое внимание на тот факт, что два терракотовых конуса с кипрской буквой mo, найденные на глубине 3 метров, в точности соответствуют по размеру, форме и материалу конусу, найденному покойным г-ном Джорджем Смином под полом дворца Ашшурбанипала в Куюнджике. Этот конус, видимо, был привезен посольством, которое послал в Ниневию Гигес около 665 года до н. э., когда, согласно надписям, ассирийцы впервые услышали название Лидия и познакомились с областями к западу от Галиса. Далее, у Геродота[505] мы читаем: «При царе Атисе, сыне Манеса, по всей Лидии наступил сильный голод [от недорода хлеба]. Сначала лидийцы терпеливо переносили нужду, а затем, когда голод начал все более и более усиливаться, они стали искать избавления, придумывая разные средства. Чтобы заглушить голод, они поступали так: один день все время занимались играми, чтобы не думать о пище, а на следующий день ели, прекращая игры. Так лидийцы жили 18 лет. Между тем бедствие не стихало, а еще даже усиливалось. Поэтому царь разделил весь народ на две части и повелел бросить жребий: кому оставаться и кому покинуть родину. Сам царь присоединился к оставшимся на родине, а во главе переселенцев поставил своего сына по имени Тирсен. Те же, кому выпал жребий уезжать из своей страны, отправились к морю в Смирну. Там они построили корабли, погрузили на них всю необходимую утварь и отплыли на поиски пропитания и [новой] родины. Миновав много стран, переселенцы прибыли в землю умбриков и построили там город, где и живут до сей поры. Они переименовались, назвав себя по имени сына своего царя [Тирсена], который вывел их за море, тирсенами». В этих тирсенах вся Античность единодушно видела этрусков, хотя Дионисий Галикарнасский, современник Страбона, считал, что между лидийцами и этрусками не было ничего общего в языке, религии, законах и обычаях. Однако большинство древних были настолько убеждены в существовании этой связи, что, согласно Тациту[506], во времена Тиберия посланники из Сард прочли перед римским сенатом декрет об этрусках, объявляя об их родстве на основании того, что в древности Этрурия была колонизирована лидийцами. Моммзен[507], Корссен и другие авторитетные ученые, однако, сейчас соглашаются с Дионисием. Тот факт, что большие города Этрурии были не приморскими, а находились внутри страны, показывает, что они не могли быть основаны людьми, которые пришли с моря; и местное имя этрусков – «расены», по всей очевидности, идентично с именем ретов в ретийских Альпах, чей язык, согласно Ливию (V. 33), был похож на язык этрусков. Далее, этрусские надписи были найдены далеко на севере, у Ботцена, и их фонология относится к более раннему периоду истории этрусского языка, чем фонология надписей, найденных в самой Этрурии. Более того, нельзя обнаружить никакой связи между этрусским языком, который является агглютинативным, и остатками лидийского языка, который был арийским. Если тем не менее теория о связи между Этрурией и Лидией все еще существует[508], то, принимая во внимание разительное сходство любопытной керамики, найденной в Гиссарлыке непосредственно под руинами Нового Илиона, с древнейшей керамикой, обнаруженной на кладбищах Фельсины[509], Виллановы[510] и Вольтерр[511], я полагаю, что на горе Гиссарлык могло существовать лидийское поселение, одновременное колонизации Этрурии лидийцами (1044 до н. э.), и что лидийское господство над всей Троадой могло быть установлено в ту же самую эпоху. Из других народов, которые могли какое-то недолгое время проживать в Троаде, я могу назвать треров, которых Страбон однажды упоминает как соседей фракийцев[512]. Они захватили северный берег Малой Азии в VII веке до н. э. вместе с киммерийцами[513], и даже захватили Сарды, которые уже были заняты киммерийцами[514]. Однако в другом пассаже Страбон утверждает, что треры были киммерийским племенем[515], и еще в одном месте он говорит, что треров также называли киммерийцами или что они были народом из их числа[516]. Согласно Аристотелю, киммерийцы поселились в Антандре у Адрамиттийского залива, у подножия Иды и оставались там в течение ста лет. Это, по-видимому, подтверждают Плиний[517] и Стефан Византийский[518], согласно которому город раньше назывался Киммерием и Эдонием. Алкей[519] называет его городом лелегов; Геродот[520] и Конон[521] называют Антандр пеласгийским ородом. Насколько страшно должна была быть опустошена Троада этими вторжениями, мы можем заключить из свидетельства греческого историка, что город Лампсак раньше назывался Бебрикией, но бебрики исчезли из-за частых войн[522]. Далее я должен упомянуть галлов или галатов, которые в 279 году до н. э. переправились в Малую Азию отчасти через Геллеспонт, отчасти через фракийский Босфор[523] и сеяли такой ужас своими опустошениями, что, согласно Ливию[524], «трокмы получили побережье Геллеспонта, толостобогии Эолиду и Ионию, тектосагам достались срединные области Азии. Они собирали дань со всей Азии по сю сторону Тавра, а сами осели по обоим берегам Галиса. Вот какой страх наводило их имя, и ведь когда молодежь подросла, их стало еще больше; так что в конце концов даже сирийские цари не отказывались платить им дань». Однако эти галаты, по-видимому, не остались в Троаде на сколько-нибудь долгое время, поскольку в противном случае Страбон знал бы об этом через Деметрия из Скепсиса, который жил всего лишь около ста лет спустя после вторжения галлов. И поскольку Страбон молчит об этом и говорит только, что галаты спокойно живут в области Галиса на юге Пафлагонии, то мы можем считать установленным, что они не остались в Троаде. Я не буду говорить здесь о проходе персов, македонцев, римлян и других через Троаду; я перечислил только те нации, о пребывании которых в этой области или опустошении ее традиция или истории сохранили какие-то сведения. На следующих страницах станет ясно, что руины Гиссарлыка говорят о поселении по меньшей мере пяти различных народов, которые следовали друг за другом на этом месте в отдаленные доисторические времена. Фактически переселения народов в этой области то туда, то сюда нельзя описать лучше, чем в этом пассаже м-ра Гладстона[525]: «Представляется, что Геллеспонт и непосредственные окрестности Босфора образовали нечто вроде оси, вокруг которой вращались судьбы и передвижения людей с очень отдаленного периода. Следовательно, я не удивляюсь, когда вижу, как некая могущественная причина определила ход событий, фактически происходивших в исторические времена. Я отнюдь не удивлен тому, что в Гиссарлыке были найдены необыкновенно интересные свидетельства, относящиеся к этому региону, и тому, что огромное количество следовавших друг за другом народов, начиная с древнейших свидетельств цивилизованного поселения, пыталось закрепиться именно на этом месте. Для меня в этом нет никакого парадокса, поскольку я считаю, что то, что мы уже знаем о том, насколько это место было желанным, как оно было важно в связи с переселениями народов, только подтверждает и укрепляет наше мнение. Сами условия климата и почвы могли, как мне кажется, делать эту область весьма завидной добычей, и, таким образом, для меня нет ничего странного в том, что, оказывается, множество различных народов селились на холме Гиссарлык в течение многих веков». Я также процитирую здесь то, что писал на этот счет м-р Филип Смит[526]: «Даже не говоря о том, что Гиссарлык издавна притязал на тождество с гомеровским Илионом, он находился на пути первобытных миграций индоевропейского племени из его колыбели на востоке к его поселению на западе; и не одной лишь миграции, но многих переходов в разные стороны между берегами Азии и Европы, а также на пути торговых и военных экспедиций этих людей, когда они уже окончательно обосновались на местах своего постоянного поселения. Нас не должно вводить в заблуждение произвольное различие между континентами, которое воплощается в названиях «Азия» и «Европа» – то есть Восток и Запад – мы должны помнить о том, что и Геллеспонт, и Босфор (о чем говорит само название последнего) были не разделяющими людей морями, а паромами, а острова Эгейского моря были связующими звеньями. Близкое родство древних поселенцев на обоих берегах доказано уже давно; и в особенности – присутствие большой пеласгско-эллинской или греко-италийской семьи было прослежено и там и там. О том, что в глубокой древности, еще задолго до традиционной колонизации с полуострова Эллады северо-западные области Малой Азии заселили ионийцы (восточное название всей эллинской расы) – говорил Эрнст Курциус еще двадцать лет назад[527], и этот факт был еще более твердо установлен современными египтологами[528], подтвердившими, таким образом, древнейшие этнологические сведения, согласно которым Острова народов были разделены среди семей сынов Иавана»[529].

Герои Троянской войны – троянцы

Статья может использоваться для подготовки учеников 5 класса. Герои-троянцы перечислены в списке по алфавиту. В тексте находятся гиперссылки на материалы с более подробным изложением отдельных мифов.

О ходе Троянской войны – см. на нашем сайте статью Троянская война.

 

Гомер. Илиада. Краткое содержание. Слушать аудиокнигу

 

Об участвовавших в войне греках – см. Герои Троянской войны – греки.

См. также статьи Город Троя, Герои Древней Греции – список, Мифы Древней Греции о героях, 12 подвигов Геракла, Боги Древней Греции – список.

 

Гектор – величайших из героев Трои, старший сын её царя Приама и его жены Гекубы. Хотя Гектор был врагом греков, он представлен в «Илиаде» Гомера с симпатией: как могучий и благородный воин, доблестный полководец, любящий муж и отец. Гектор возглавлял троянские войска. Он убил Протесилая, сражался с Аяксом и Диомедом, убил Патрокла, но потом Ахилл, мстя за гибель этого своего лучшего друга, убил в поединке самого Гектора.

После гибели Гектора Ахилл привязал его тело к колеснице и, торжествуя, трижды объехал с ним вокруг Трои, а затем привез труп в греческий лагерь и бросил непогребенным. Однако тела убитого героя не коснулись ни хищные звери, ни гниение. Совет богов велел Ахиллу выдать труп Гектора для погребения явившемуся за ним в его шатёр царю Приаму.

После падения Трои сын Гектора, Астианакт, был сброшен греками с городской стены. Жену Гектора, Андромаху, отдали пленницей сыну Ахиллу, Неоптолему.

 

Гекуба – жена троянского царя Приама, мать многочисленных сыновей и дочерей, из которых наиболее известны Гектор, Парис, Елен, Троил, Поликсена, Кассандра. Во время и после падения Трои Гекуба с отчаянием наблюдала за гибелью большинства своих детей. О дальнейшей её судьбе в мифах есть две версии: Гекуба либо была превращена в собаку и бросилась в Геллеспонт, либо бог Аполлон перенёс её в Ликию.

 

Кассандра – троянская царевна, дочь Приама и Гекубы. Влюбленный в Кассандру Аполлон наделил ее даром пророчества, но, отвергнутый ею, сделал так, что её пророчествам никто не верил. Кассандра напрасно предсказывала гибель Трои, опасность, таящуюся в оставленном греками деревянном коне, умоляла Париса отказаться от брака с Еленой. При падении Трои Кассандра искала спасения у статуи Афины, но была схвачена Аяксом Малым. При разделе добычи Кассандра досталась Агамемнону и вместе с этим царём погибла в Микенах от руки его неверной жены Клитемнестры.

 

Лаокоон – троянский герой, жрец Аполлона. Лаокоон хотел помешать троянцам втащить в город оставленного греками деревянного коня, где были спрятаны вооружённые воины. Предрешившие падение Трои боги послали двух огромных змей, удушивших на глазах у всех Лаокоона и двух его юношей-сыновей. Гибель Лаокоона была воспринята троянцами как знамение: боги желают, чтобы конь был внесён в Трою.

Лаокоон с сыновьями. Античная скульптура

 

 

Мемнон – союзник троянцев в послегомеровских мифах; царь эфиопов, сын богини зари Эос и Тифона, брата троянского государя Приама. После гибели Гектора Мемнон поспешил на помощь Трое. Он убил сына мудрого Нестора Антилоха, но сам пал от руки Ахилла.

Эос горько оплакивала сына каплями утренней росы и умолила Зевса даровать Мемнону бессмертие. По преданию, спутники Мемнона после его гибели обратились в птиц и ежегодно прилетали на могилу оплакивать его.

 

Парис – троянский царевич, сын Приама и Гекубы. Незадолго до рождения Париса Гекубе приснилось, будто она родила огонь, испепеливший Трою. Прорицатели предсказали, что Гекуба родит сына, который погубит родной город. Сразу после рождения Париса родители приказали бросить ребенка на горе Иде на съедение диким зверям. Однако хранимый богами Парис не погиб: его выкормила своим молоком медведица. Мальчик был найден пастухом, который взял его в свой дом и воспитал вместе со своими детьми.

Юный Парис выделялся среди своих сверстников силой и красотой. Тем временем на свадьбе родителей греческого героя Ахилла Пелея и Фетиды богиня раздора Эрида подбросила собравшимся гостям яблоко с надписью «прекраснейшей». Из-за этого «яблока раздора» возник спор между богинями Герой, Афиной и Афродитой. Они обратились к Зевсу, а тот отправил их на гору Иду, где Парис, пасший свои стада, должен был решить, которая из богинь самая прекрасная.

Каждая из них старалась склонить юношу на свою сторону: Гера предлагала ему власть и богатства, Афина – мудрость и военную славу, Афродита – красивейшую женщину на земле в жены. Парис отдал яблоко Афродите. С тех пор Афродита всегда покровительствовала Парису, а Афина и Гера были ему враждебны. Благодаря вмешательству Афродиты Приам и Гекуба узнали Париса, и он снова был принят в царскую семью.

С помощью Афродиты Парис вскоре похитил Елену, жену спартанского царя Менелая, что вызвало Троянскую войну. Париса ненавидели греки, как похитителя чужой жены, и троянцы, видевшие в нем причину бедствий родного города. В конце Троянской войны Парису с помощью Аполлона удалось убить Ахилла, но сам он был ранен отравленной стрелой Филоктета и погиб от яда.

Похищение Елены. Краснофигурная аттическая амфора конца VI в. до Р. Х.

 

 

Пенфесилея (Пентесилея) – царица амазонок, дочь бога войны Ареса, прибывшая на помощь жителям Трои во время Троянской войны и убитая Ахиллом. По другому мифу, Ахилл взял Пенфесилею в плен и женился на ней.

 

Приам – последний царь Трои, сын Лаомедонта. Во время взятия и разгрома Трои Гераклом Лаомедонт и его сыновья были перебиты, Приам единственный остался в живых. Он стал царём Трои, был несколько раз женат и имел 50 сыновей и много дочерей. Из детей Приама наиболее известны его сыновья от Гекубы: Гектор, Парис, Деифоб, Гелен, Полит, Троил и дочери Креуса, Лаодика, Поликсена, Кассандра.

В Троянской войне дряхлый Приам лично не принимал участия. В последней песне «Илиады» Гомера описано посещение Приамом стана ахейцев для выкупа тела погибшего от руки Ахилла Гектора. Тронутый горем старца Приама, Ахилл вернул ему труп сына. Во время взятия Трои укрывшийся у алтаря Зевса, Приам стал свидетелем гибели своего последнего сына Полита, убитого Неоптолемом, попытался отомстить Неоптолему и пал от его руки.

 

Сарпедон – внук Беллерофонта, сын Зевса и Лаодамии, один из самых могущественных союзников троянцев. Сарпедон был единственным из сыновей Зевса, участвовавшим в Троянской войне. Стремясь предупредить Сарпедона об опасности, Зевс послал на землю знамение – кровавый дождь. Однако Сарпедон вступил в бой с Патроклом и был им убит.

 

Эней – властитель жившего близ Трои племени дарданов, сын Анхиса и Афродиты, родственник троянского царя Приама. Эней вначале не принимал участия в обороне Трои, но когда Ахилл напал на территорию дарданов, выступил против греков. Эней сражался с Ахиллом и Диомедом, однако потерпел поражение и спасся только благодаря помощи Афродиты, Аполлона и Посейдона.

Позднейшие мифы сообщают, что во время падения Трои Эней получил от богов повеление покинуть город и отплыть с его уцелевшими жителями на чужбину. Он увел с собой сына Юла, жену Креусу (она вскоре погибла) и вынес на плечах старого отца Анхиса.

Отправившись в море на 20 кораблях, Эней и его спутники посетили много разных стран. Буря занесла их к Карфагену. Там в Энея влюбилась царица этого города Дидона, но Зевс повелел герою покинуть Карфаген.

Эней и Дидона. Картина П. Н. Герена, ок. 1815

 

Эней поплыл в Италию, где его радушно принял царь Латин. После борьбы с предводителем рутулов Турном троянцы Энея обосновались в Италии и слились с латинами в один народ. Благодаря основанным ими здесь городам позднее возник Рим. Приключения Энея подробно описаны в «Энеиде» Вергилия.

 

См. также Герои Троянской войны – греки.

© Автор статьи – Русская историческая библиотека.

 

Кто такие троянцы. Где находится Троя и чем заменит древний город? Другие достопримечательности Турции близ Трои

Троянский конь — символ Трои (расположен при входе на территорию Национального исторического парка Трои)

Мифы рассказывают, что богиня раздора Эрида не была приглашена на свадьбу нимфы Фетиды с Пелеем. После чего она решила отомстить, явилась на пир незваной и бросила на стол золотое яблоко, на котором было написано: «Прекраснейшей».

Три богини — Афродита, Гера и Афина — тут же затеяли спор, кому оно должно достаться, и на роль судьи пригласили троянского царевича Париса.

Гера обещала сделать его повелителем всей Азии, Афина посулила красоту, мудрость и победы во всех битвах, а Афродита — любовь самой прекрасной женщины — Елены, жены спартанского царя Менелая.

Парис отдал яблоко Афродите. А потом он похитил Елену и увез ее в Трою.

После похищения Елены, греческие цари, союзники Менелая, по его зову собрали армию из 10 тыс. воинов и флот из 1178 кораблей и пошли походом на Трою. Главнокомандующим стал царь Микен Агамемнон.

Осада Трои, у которой было немало союзников, длилась десять лет. В сражениях погибли греческий герой Ахилл, троянский царевич Гектор и многие другие. Наконец хитроумный царь Итаки Одиссей предложил план захвата города.

Греки соорудили пустотелого деревянного коня и, оставив его на берегу, сделали вид, что отплыли. Троянцы возликовали и втащили коня, в котором спрятались греческие воины в город. Ночью греки вылезли и открыли ворота своим соратникам, которые на самом деле находились за ближайшим мысом.

Троя была разрушена и сожжена. Менелай вернул Елену и увез ее на родину. Случилось это в начале XII в. до н. э.

Троя — история, открытая мифом

Уже в глубокой древности среди народов Эллады были известны сказания о Троянской войне, ее героях и помогавших им богам — хитроумном Одиссее, отважном Ахилле, храбром Гекторе, могущественном Посейдоне, прекрасной Афродите и других.

Троя — это город-музей под открытым небом и одна из наиболее известных исторических . Историками принято считать, что именно его описывает в своих знаменитых произведениях «Одиссея» и «Иллиада» греческий поэт Гомер.

Троя находилась на севере полуострова Малая Азия, неподалеку от пролива Дарданеллы, который в древности называли Геллеспонтом. Область, где стоял этот город, так и называлась — Троада. В хеттских архивах Троя фигурирует как Таруиша.

Но в семидесятых годах девятнадцатого века знаменитый археолог Генрих Шлиман, при проведении раскопок на холме Гиссарлык наткнулся на развалины девяти городов, находящихся в разных исторических слоях земли, один за другим. После проведения тщательного анализа было установлено, что именно это место описывает Гомер, и именно здесь находится легендарная Троя.

Время жизни Гомера точно не известно. Считается, что он жил между XII и VI вв. до н. э. Право называться его родиной оспаривали семь городов: Смирна, Хиос, Колофон, Соломин, Родос, Аргос и Афины.

С тех пор этот город является одним из самых популярных, известных и посещаемых достопримечательностей Турции. Данный город-музей занесен в список всемирного наследия ЮНЕСКО.

Троя — наверное, в мире мало тех кто не слышал имя этого легендарного города хоть раз в своей жизни, кто не слышал о знаменитом Троянском коне , который резко изменил ход Троянской войны . Начиная от «Илиады» Гомера , где описан пятьдесят один день последнего года Троянской войны , о Трое сказано и написано очень много. Троя всегда интересовала и продолжает интересовать самых различных ученых: археологов, историков, литераторов и краеведов.


Саша Митрахович 21.10.2015 15:55


Троя на карте Турции

Сказания о Троянской войне были широко известны в Греции с глубокой древности. Певцы-аэды повсюду распевали песни об этом событии. Примерно в VIII в. до н. э. было сложено несколько поэм.

До нас дошли две из них — «Илиада» и «Одиссея», автором которых считается слепой поэт Гомер. «Илиада» рассказывает о событиях, произошедших на девятом году войны, а «Одиссея» — история долгого, десятилетнего возвращения домой итакийского царя, который вспоминает о некоторых эпизодах осады и гибели Трои, в том числе и о Троянском коне.

Во времена античности «Илиаду» и «Одиссею» знали все. Их списки были в доме у всех грамотных людей, многие богачи даже держали рабов, которые читали эти поэмы наизусть. Римская литература началась с перевода «Илиады» на латынь. И все в античности были убеждены, что это повествование о действительных событиях, в которых смешались деяния богов и героев.

«Троя » и «Илион » два разные названия одного и того же могучего города в Малой Азии, у входа из Эгейского моря в пролив .

Город был расположен на древнем морском торговом пути, который соединял Эгейское море с Мраморным и Чёрным морями.

Троя занимал господствующее положение над проливом и это позволило городу стать ключевым центром торговли между Востоком и Западом в эпоху бронзы.

По словам Гомера, около города протекали река Скамандр и Симоис. Река Скамандр (тур. Карамендерес) берет начало на склонах гор Ида, которые ныне называются Каз-Даг.

Когда Троя впервые была основана, она располагалась на берегу одноименного залива. Но то, что мы видим сегодня, уже не залив, а большая равнина потому, что аллювиальные осадки рек Скамандр и Симоис постепенно накапливлись и в течение многих веков эти речные наносы практически заполнили бухту.

В наши дни развалины древней Трои находятся в Турции, в 30 км от города Чанаккале, недалеко от деревни Тевфикие.


Саша Митрахович 30.10.2015 10:36


Около 700 г. до н. э. в тех местах была основана греческая колония Новый Илион. Александр Македонский приносил там жертвы перед своим победоносным походом в Азию, Константин Великий одно время думал устроить там свою столицу, но выбрал Византий.

Многие путешественники специально ездили в Троаду, чтобы посмотреть на места, где совершались эти события. Однако шли века, Новый Илион пришел в упадок, и постепенно Троянскую войну стали считать сказкой, мифом, тем более, что в событиях участвовали боги.

Некоторые исследователи видели в «Илиаде» аллегорию на другие события, например, на эллинскую колонизацию Малой Азии. Это выглядит правдоподобным, ведь древние сказания гласят, что греки, осаждавшие Трою, каждую весну сеяли хлеб, а также постоянно грабили побережье.

Такие события действительно похожи не на карательный поход, а на экспансию, медленную и тяжелую.

На сегодняшний день местность, где располагается современная Троя , разительно отличается от той, которую описывает Гомер. Илистые наносы рек Кара Мендерес и Думрек-Су год за годом, день за днем отодвигали береговую линию, и теперь город лежит на абсолютно сухой возвышенности.

В городе-музее «Троя » безусловно есть, что посмотреть, одни руины, относящиеся к разным историческим периодам чего стоят. Посещения туристов здесь разрешены с мая по сентябрь с 8.00 до 19.00, а сентября по апрель с 8.00 до 17.00. Стоимость входного билета составляет 15 лир. Оптимальным решением для более полного ознакомления со всеми экспонатами будет нанять экскурсовода.

Одним из самых популярных и излюбленных мест города это знаменитый Троянский конь, а если быть точными, то его деревянная копия. Все желающие могут забраться и внутрь коня и почувствовать себя хитрыми и ловкими сторонниками Одиссея.

Правда, чаще всего туристов, так много, что большинство не только не могут выстоять очередь, что бы пройти внутрь троянского коня, они просто не могут, даже подойти к нему ближе чем на несколько сотен метров.

Так же интересным может стать посещение Музея раскопок, с многочисленными фотографиями, макетами и многими другими экспонатами, описывающие этапы работ по обнаружению города.

Для многочисленных любознательных туристов открыты посещения впечатляющего своими размерами и величественностью храм Афины, таинственное и мрачное святилище античных богов, концертный зал Одеон, и сохранившиеся до наших дней дома знаменитостей и богачей Трои.


Саша Митрахович 30.10.2015 10:39


Долгое время само существование Трои считалось мифом или выдумкой Гомера и точное местоположение Трои никто не знал. Географические описания, данные в «Илиаде» Гомера , заставляли некоторых учёных предположить, что руины Трои могут быть на северо-западе Малой Азии, где-то у входа в (на территории современной Турции).

В 1870 году, знаменитый археолог-самоучка Генрих Шлиман, получив разрешение от тогдашних османских властей, начал раскопку в северо-западной части холма Гиссарлык (недалеко от города Чанаккале). 31 мая 1873 года Шлиманом был обнаружен клад, который он поспешно назвал «Кладом Приама».

Позже оказалось, что это не «Клад Приама», потому что возраст клада был на тысячу лет старше, чем времена, описываемые у слепого поэта Гомера. Согласно разрешению османского правительства на право раскопок Гиссарлыка, Шлиман был обязан передать половину находок в Археологический музей в Стамбуле. Но он скрыв сокровища от турецких властей, контрабандным путем вывез их в Грецию.

В 1881 году, после безуспешных попыток продать сокровища в крупнейшие музеи мира, Шлиман передал их в дар городу Берлину, а это позволило ему стать почетным гражданином Берлина. С 1945 года Троянский клад, взятый в качестве трофея во время второй мировой войны, находится в Москве в ГМИИ им. А.С. Пушкина.

Многие до сих пор сомневаются в том что Шлиман открыл ту самую Трою , но так или иначе большинство ученых сегодня склоняются к тому, что Шлиман все же был прав, «Троя раскопана, и нет второй».


Саша Митрахович 30.10.2015 10:46


Современная наука насчитывает 9 основных культурных слоев Трои

  • Троя I — Самые древние археологические следы Трои датируются 2900 — 2500 гг. до н. э. Троя I была маленьким поселением и даже в самом расцвете своего существования имела в диаметре всего 100 м. Несмотря на свой скромный размер, Троя I имела крепость с массивными стенами, воротами и башнями сложенными из неотесанного камня. Это поселение просуществовало почти пять веков и, вероятнее всего, было уничтожено пожаром.
  • Троя II — Несмотря на то, что Троя I разрушилась пожаром, возникшая на месте пепелища Троя II представляет собой возрождение погибшего города. Второй культурный слой Трои (2500-2300 гг. до н.э.) один из наиболее впечатляющих археологических памятников раннебронзового века. В этом слое было обнаружено много кладов, в том числе и клад обнаруженный Шлиманом который он поспешно назвал «Кладом Приама». Все эти клады из золота, серебра, бронзы и меди говорят об активной торговой деятельности в городе. Однако, и Троя II разрушилась, но в результате внезапного нападения, о чём говорят обнаруженные следы намеренного разрушения.
  • Троя III, IV и V — Троя III, IV и V уже более крупные поселения, существовавшие с 2300—1800 гг. до н. э. На протяжении веков цитадель города разрослась, но конкретных следов развития города не наблюдаются, наоборот обнаружены следы упадка города. В этих поселениях уже наблюдаются группы небольших домов, стоящими впритык один к другому, разделенные маленькими улочками. Троя V снова была уничтожена пожаром.
  • Троя VI и VII — В этот период в Трои построен новый царский дворец-цитадель. По своему размеру новая цитадель превосходила не только старую, но и любую другую в западной Малой Азии. Сложены из обтесанного камня и усилены массивными башнями новые крепостные стены города имели в толщину от 4 до 5 м. Всё это свидетельствует о богатстве, расцвете и могуществе Трои в этом периоде. Но большие вертикальные разломы на крепостной стены в VI-ом культурном слое Трои (1800-1250 гг. до н.э.), свидетельствуют о том что произошло сильное землетрясение. После землетрясения на месте разрушенного поселения вновь начала зарождаться жизнь. Троянская война и события, упомянутые Гомером в «Илиаде» относятся либо к Трои VI либо к Трои VII (1250-1025 гг. до н.э.).
  • Троя VIII и IX — По мнению современных ученых, заброшенную после войны Трою греки заселили спустя 250 лет, то есть во времена жизни Гомера. Поначалу на месте старой Трои возникло небольшое поселение, потом город разросся. На территории Трои был храм Афины, а также святилище для жертвоприношений (900-85 гг. до н.э.). По словам Арриана (древнегреческий историк и географ), Александр Македонский совершил паломничество в Трою и посетил храм Афины. От храма Афины до нас дошло лишь несколько фрагментов алтарей и мраморные обломки. С ростом могущества Римского государства возникла легенда о том, что именно потомки троянца Энея основали Рим. Поэтому и римляне чтили Трою . Гай Юлий Цезарь приказал расширить храм Афины, после своего визита туда в 48 г. до н.э. Пришедший ему на смену Август также приказал построить в «священном Илионе» боулевтерион (зал совета) и одион для проведения музыкальных выступлений.

Саша Митрахович 30.10.2015 10:49

Множество столетий этот город и его история не дают покоя археологам и простым искателям приключений. Полтора века назад Генриху Шлиману удалось обнаружить место, где находится Троя, а в 1988 интерес ученых к этому легендарному городу вновь возрос. На сегодняшний день здесь было проведено множество исследований и обнаружено несколько культурных пластов.

Общая информация

Это поселение лувийской цивилизации, известное также под названием Илион, представляет собой древний город, который располагался на северо-западе у побережья Эгейского моря. Вот где находилась Троя на карте мира. Город стал известен благодаря эпосам древнегреческого писателя Гомера и множеству легенд и мифов, а найден был археологом Генрихом Шлиманом.

Главная причиной того, почему древнему городу удалось обрести такую популярность, является Троянская война и все сопутствующие ей события. Согласно описаниям «Илиады», это была десятилетняя война, которая привела к падению поселения.

Первый ров

Существует гипотеза, согласно которой площадь Трои была намного больше, чем считалось ранее. В 1992 году были проведены раскопки, результатом которых стало обнаружение рва, опоясывающего город. Этот ров пролегает достаточно далеко от стен города, окружая территорию площадью около 200 тыс. м 2 , хотя сам город занимал всего около 20 тыс. м 2 . Немецкий ученый Манфред Корфман считает, что на этой территории находился Нижний город, а вплоть до 1700 года до н. э. здесь еще проживали люди.

Второй ров

Два года спустя, в 1994-м, во время раскопок был обнаружен второй искусственно созданный ров, который пролегал в пятистах метрах от крепости. Оба рва представляли собой систему укреплений, призванную охранять крепость, поскольку их невозможно было преодолеть на Археологи считают, что здесь же находились заостренные колья или деревянная стена. Подобные крепления описаны в бессмертной «Илиаде», хотя едва ли на нее можно сегодня полагаться как на исторический трактат.

Лувийцы или крито-микенцы?

Археолог Корфман считает, что Троя является прямой наследницей анатолийской цивилизации, а не, как принято считать, крито-микенской. Современная территория Трои содержит много находок, подтверждающих это. Но в 1995-м было сделано особое открытие: здесь нашли печать с иероглифами на лувийском языке, который ранее был распространен в Малой Азии. Но пока, к сожалению, не было сделано новых находок, которые могли бы явно свидетельствовать о том, что в Трое говорили на этом языке.

Однако Корфман был абсолютно уверен, что древние троянцы являлись прямыми потомками индоевропейских народов и были лувийцами по происхождению. Это народ, который около II тысячелетия до н. э. переселился в Анатолию. Многие предметы, которые были найдены во время раскопок в Трое, вероятнее всего, принадлежат именно этой цивилизации, а не греческой. Существует еще несколько факторов, подтверждающих возможность этого предположения. На территории, где была Троя, крепостные стены напоминают микенские, а внешний вид жилищ вполне типичен для анатолийской архитектуры.

Религия

Во время множества раскопок здесь были найдены также хетто-лувийские культовые предметы. Около южных ворот находились четыре стелы, которые в хеттской культуре символизировали божество. Кроме того, кладбище, которое находилось недалеко от городских стен, сохранило признаки кремации. Учитывая, что этот способ погребения является нехарактерным для западных народов, а вот хетты прибегали именно к нему, это еще один плюс в пользу теории Корфмана. Однако на сегодняшний день очень сложно определить, как было на самом деле.

Троя на карте мира

Поскольку Троя находилась меж двух огней — между греками и хеттами — ей нередко приходилось становиться участницей расправ. Регулярно здесь случались войны, а поселение атаковали все новые враги. Это научно доказано, поскольку на месте, где находится Троя, то есть на территории современной Турции, были найдены следы пожарищ. Но около 1180 года до н. э. здесь произошла катастрофа, которая положила начало сложному периоду в истории не только Трои, но и всего мира.

Троянская война

Если по конкретным артефактам, найденным во время раскопок, и можно сказать что-то конкретное, то события, происходившие на политической арене, а также их истинная подоплека, остаются под большим вопросом. Недостаток информации и множество теорий, часто алогичных, некоторые принимают за чистую монету, что породило множество мифов и легенд. Это же касается и эпоса великого древнегреческого певца Гомера, который некоторые ученые из-за нехватки доказательств готовы считать свидетельством очевидца, хотя эта война имела место задолго до рождения самого автора поэмы, и о ее ходе он знал только из уст других.

Елена и Парис

Согласно легенде, описанной в «Илиаде», причиной войны стала женщина, жена царя Менелая — Елена. Троя, история которой знала много бед, не один раз подвергалась нападкам со стороны греков и до начала войны, поскольку троянцам удавалось контролировать торговые отношения в районе Дарданелл. По мифам, война началась из-за того, что один из сыновей троянского царя Приама — Парис — похитил жену греческого правителя, а греки, в свою очередь, решили вернуть ее.

Вероятнее всего, такое событие действительно имело место в истории, но не только оно было причиной войны. Это происшествие стало кульминационным моментом, после которого и началась война.

Троянский конь

Еще одна легенда, касающаяся гибели Илиона, повествует о том, как грекам удалось выиграть сражение. Если верить литературным источникам, то это стало возможно благодаря так называемому Троянскому коню, однако у этой версии существует множество противоречий. В своей первой поэме «Илиада», полностью посвященной Трое, Гомер не упоминает об этом эпизоде войны, а в «Одиссее» подробно его описывает. Из этого можно сделать вывод, что, скорее всего, он является художественным вымыслом, тем более что никаких археологических подтверждений на месте, где находится Троя, найдено не было.

Также существует предположение, что под троянским конем Гомер имел в виду таран, или же таким образом он продемонстрировал символ морских судов, которые шли на расправу с городом.

Почему была разрушена Троя

История города, написанная Гомером, утверждает, что гибель города вызвал именно троянский конь — этот нетривиальный подарок греков. Согласно легенде, греки утверждали, что если конь будет находиться в стенах города, то ему удастся защищаться от набегов.

Большинство жителей города были согласны с этим, даже несмотря на то, что жрец Лаокоон метнул копье в коня, после чего стало понятно, что он полый. Но, судя по всему, логика троянцев страдала, и они решили внести вражеский презент в город, за что и жестоко поплатились. Однако это всего лишь предположение Гомера, маловероятно, что такое происходило в действительности.

Многослойная Троя

На современной карте этот город-государство находится на территории холма Гиссарлык в Турции. Во время многочисленных раскопок в этой местности было обнаружено несколько поселений, которые находились здесь в древности. Археологам удалось найти девять различных слоев, которые относятся к разным годам, а всю совокупность этих периодов называют Троей.

От первого поселения в сохранности остались только две башни. Исследованием второго слоя как раз и занимался Генрих Шлиман, полагая, что именно это та Троя, в которой жил воспетый царь Приам. Немалого развития, судя по находкам, достигли жители шестого по счету поселения на этой территории. По результатам раскопок удалось установить, что в этот период здесь осуществлялась активная торговля с греками. Сам город был разрушен землетрясениями.

Современные археологи полагают, что седьмой из найденных слоев — это и есть гомеровский Илион. Историки утверждают, что город погиб от пожара, инициированного греческими войсками. Восьмой слой — это поселение греческих колонистов, которые жили здесь уже после того, как Троя была разрушена. Они же, по заверениям археологов, соорудили здесь храм Афины. Последний из слоев, девятый, относится уже к эпохе Римской империи.

Современная Троя представляет собой огромную территорию, на которой и по сей день ведутся раскопки. Их цель — найти любые доказательства истории, описанной в великом гомеровском эпосе. Множество легенд и мифов вот уже несколько веков побуждают ученых, археологов и авантюрных искателей приключений внести свой — пусть и небольшой — вклад в открытие загадок этого величественного города, который некогда являлся одной из основных торговых артерий древнего мира.

На месте, где находится Троя, было сделано множество открытий, которые были чрезвычайно важны для современной науки. Но ничуть не меньше загадок дали раскопки, проводившиеся огромным количеством профессиональных археологов. На сегодняшний же день остается только ждать, пока будут найдены новые, более веские доказательства событий, описанных в «Одиссее» и «Илиаде». А пока нам придется только догадываться об истинных событиях, происходивших в великом древнем городе Троя.

Троя (тур. Truva), второе название — Илион, древний город на северо-западе Малой Азии, у побережья Эгейского моря. Была известна благодаря древнегреческим эпосам, обнаружена в 1870 гг. при раскопках Г.Шлиманом холма Гиссарлык. Особую известность город приобрел, благодаря мифам о Троянской войне и событиям, описанным в поэме Гомера «Илиада», согласно которым 10 летняя война коалиции ахейских царей во главе с Агамемноном — царем Микен против Трои закончилась падением города — крепости. Народ, населявший Трою, в древнегреческих источниках именуется тевкрами.

Троя — мифический город. В течение многих веков реальность существования Трои ставилась под сомнение — она существовала, как город из легенды. Но всегда находились люди, ищущие в событиях «Илиады» отражение реальной истории. Однако серьезные попытки поиска древнего города были предприняты лишь в XIX веке. В 1870 году Генрих Шлиман во время раскопок горного селения Гиссрлык на турецком побережье, наткнулся на руины древнего города. Продолжив раскопки на глубину 15 метров, он раскопал сокровища, относившиеся к древней и высокоразвитой цивилизации. Это и были руины знаменитой гомеровской Трои. Стоит отметить, что Шлиман раскопал город, который был построен раньше (за 1000 лет до троянской войны), дальнейшие исследования показали, что он просто прошел Трою насквозь, так как она был воздвигнута на руинах найденного им древнего города.

Троя и Атлантида — одно и то же. В 1992 году Эберхардом Цангером было выдвинуто предположение, что Троя и Атлантида — это один и тот же город. Он строил теорию на сходстве описания городов в древних легендах. Однако распространения и научной основы у этого предположения не было. Широкой поддержки данная гипотеза не получила.

Троянская война разгорелась из-за женщины. Согласно греческой легенде, Троянская война вспыхнула из за того, что один из 50 сыновей царя Приама — Парис, похитил прекрасную Елену — жену спартанского царя Менелая. Греки выслали войска именно для того, чтобы забрать Елену. Однако, по мнению некоторых историков, это, скорее всего, только вершина конфликта, то есть та последняя капля, которая дала предпосылку войне. До этого, предположительно, было множество торговых войн между греками и троянцами, которые контролировали торговлю на всем побережье в районе пролива Дарданеллы.

Троя продержалась 10 лет благодаря помощи из вне. Согласно имеющимся источникам, войско Агамемнона расположилось лагерем перед городом на берегу моря, не осадив крепость со всех сторон. Этим воспользовался царь Трои Приам, установивший тесные связи с Карией, Лидией и другими районами Малой Азии, которые в течение войны оказывали ему помощь. В результате война оказалась очень затяжной.

Троянский конь существовал на самом деле. Это один из немногих эпизодов той войны, который так и не нашел своего археологического и исторического подтверждения. Более того, в Илиаде о коне нет ни слова, зато Гомер его подробно описывает в своей «Одиссее». А все события, связанные с троянским конем и их подробности были описаны римским поэтом Вергилием в «Энеиде», 1 в. до н.э., т.е. почти 1200 лет спустя. Некоторые историки предполагают, что под троянским конем понималось какое-либо оружие, например, таран. Другие утверждают, что так Гомер назвал греческие морские суда. Возможно, что коня вовсе не было, а Гомер использовал его в своей поэме, как символ гибели доверчивых троянцев.

Троянский конь попал в город благодаря хитрой уловке греков. По легенде греки распространили слух, будто существует пророчество, что если деревянный конь будет стоять в стенах Трои, он сможет вечно защищать город от греческих набегов. Большинство жителей города склонялось к тому, что коня надо ввести в город. Однако были и противники. Жрец Лаокоон предлагал сжечь коня или сбросить его со скалы. Он даже метнул в коня копьем, и все услышали, что конь внутри пуст. Вскоре был пленен грек по имени Синон, рассказавший Приаму, что греки выстроили коня в честь богини Афины, чтобы искупить многолетнее кровопролитие. За этим последовали трагические события: во время жертвоприношения богу моря Посейдону из воды выплыли два огромных змея, которые задушили жреца и его сыновей. Увидев в этом предзнаменование свыше, троянцы решили вкатить коня в город. Он был так огромен, что не пролез в ворота и пришлось разобрать часть стены.

Троянский конь стал причиной падения Трои. По легенде, в ночь после того, как конь попал в город, Синон выпустил из его чрева прятавшихся внутри воинов, которые быстро перебили стражу и распахнули городские ворота. Уснувший после буйных празднеств город, даже не оказал сильного сопротивления. Несколько троянских воинов во главе с Энеем пытались спасти дворец и царя. По древнегреческим мифам, дворец пал благодаря великану Неоптолему, сыну Ахилла, который разбил парадную дверь своим топором и убил царя Приама.

Генрих Шлиман, нашедший Трою и скопивший за жизнь огромное состояние, родился в бедной семье. Он родился в 1822 году в семье сельского пастора. Его родина — небольшая немецкая деревушка возле польской границы. Мать умерла, когда ему было 9 лет. Отец был суровым, непредсказуемым и эгоцентричным человеком, очень любившим женщин (за что и лишился должности). В 14 лет Генриха разлучили с его первой любовью — девочкой Минной. Когда Генриху было 25 лет и он уже становился знаменитым бизнесменом, он, наконец, в письме попросил руки Минны у ее отца. В ответе было сказано, что Минна вышла замуж за фермера. Это сообщение окончательно разбило его сердце. Страсть к Древней Греции появилась в душе мальчика благодаря отцу, который читал «Илиаду» детям по вечерам, а после подарил сыну книгу по мировой истории с иллюстрациями. В 1840 году, после долгой и изнурительной работы в бакалейной лавке едва не стоившей ему жизни, Генрих садится на корабль отправляющийся в Венесуэлу. 12 декабря 1841 года корабль попал в шторм и Шлиман был выброшен в ледяное море, от гибели его спас бочонок, за который он держался до тех пор, пока его не спасли. За свою жизнь он выучил 17 языков и сколотил крупное состояние. Однако пиком его карьеры были раскопки великой Трои.

Раскопки Трои Генрих Шлиман предпринял из-за неустроенности в личной жизни. Это не исключено. В 1852 году Генрих Шлиман, имевший много дел в Санкт-Петербурге женился на Екатерине Лыжиной. Этот брак длился 17 лет и оказался для него абсолютно пусты. Будучи человеком страстным по натуре, он взял в жены здравомыслящую женщину, которая была к нему холодна. В результате, он чуть ни оказался на грани безумия. Несчастливая пара имела троих детей, но Шлиману это не принесло счастья. От отчаяния он сколотил еще одно состояние, продавая краску индиго. Кроме того, он вплотную занялся греческим языком. В нем появлялась неумолимая тяга к путешествиям. В 1868 году он решил поехать на Итаку и организовать свою первую экспедицию. Далее он отправился в сторону Константинополя, в те места, где по «Илиаде» находилась Троя и начал раскопки на холме Гиссарлык. Это был его первый шаг на пути в великую Трою.

Украшения Елены троянской Шлиман примерял своей второй жене. Со второй женой Генриха познакомил его старый друг, это была 17-летняя гречанка София Энгастроменос. По некоторым источникам, когда в 1873 году Шлиман нашел знаменитые сокровища Трои (10000 золотых предметов), он перенес их наверх с помощью своей второй жены, которую безмерно любил. Среди них были две роскошные диадемы. Надев одну из них на голову Софии, Генрих произнес: «Драгоценность, которую носила Елена Троянская, теперь украшает мою жену». На одной из фотографий она действительно изображена в великолепных украшениях древности.

Троянские сокровища были утеряны. В этом есть доля правды. Шлиманы передали 12000 предметов в Берлинский музей. Во время Второй мировой войны, этот бесценный клад был перенесен в бункер из которого исчез в 1945 году. Часть сокровищницы неожиданно объявилась в 1993 году в Москве. До сих пор нет ответа на вопрос: «Действительно ли это было золото Трои?».

При раскопках на Гиссарлыке было обнаружено несколько слоев-городов различных времен. Архиологи определили 9 слоев, которые относятся к различным годам. Их все называют Троей. От Трои I сохранилось лишь две башни. Трою II исследовал Шлиман, считая ее истинной Троей царя Приама. Троя VI была высшей точкой развития города, ее жители выгодно торговали с греками, однако этот город, похоже, был сильно разрушен землетрясением. Современные ученые считают, что найденная Троя VII и есть истинный город Гомеровской «Илиады». По утверждению историков, город пал в 1184 г. до н.э., будучи сожженным греками. Троя VIII восстановлена греческими колонистами, они же поставили здесь храм Афины. Троя IX принадлежит уже Римской империи. Хочется отметить, что раскопки показали, что Гомеровские описания очень точно описывают город.

Несмотря на то, что Шлиман искал Трою, описанную Гомером, настоящий город оказался древнее, чем тот, что упомянут в хрониках греческого автора. В 1988 году раскопки были продолжены Манредом Кауфманом. Тогда оказалось, город занимал большую территорию, чем предположили вначале.

Всего на месте раскопок обнаружилось девять различных уровней, то есть город перестраивался 9 раз. Когда Шлиман обнаружил руины Трои, он заметил, что поселение было разрушено пожаром. Но был ли это тот самый город, который, согласно легенде, уничтожили древние греки во время троянской войны в 1200 году до н.э., оставалось непонятно. После некоторых разногласий археологи пришли к выводу, что под описание Гомера подходят два уровня раскопок, которые они назвали «Троя 6» и «Троя 7».

В конце концов, останками легендарного города стали считать археологическую раскопку под названием «Троя 7». Именно этот город был уничтожен пожаром примерно в 1250–1200 году до н.э.

Легенда о Трое и троянском коне

Согласно литературному источнику того времени, «Илиаде» Гомера, правитель города Троя царь Приам вел войну с греками из-за похищенной Елены.

Женщина была женой Агамемнона, правителя греческого города Спарта, но она сбежала с Парисом, царевичем Трои. Поскольку Парис отказался вернуть Елену на родину, завязалась война, которая длилась 10 лет.

В другой поэме под названием «Одиссея» Гомер рассказывает о том, как Троя была разрушена. Войну выиграли греки благодаря хитрости. Они деревянного коня, которого якобы хотели преподнести в качестве подарка . Жители города позволили ввезти огромную статую внутрь стен, а сидевшие в ней греческие воины вышли наружу и захватили город.

Также Троя упоминается в «Энеиде» Вергилия.

До сих пор ведется множество споров относительно того, является ли обнаруженный Шлиманом город той самой Троей, о которой говорится в произведениях античных авторов. Известно, что около 2700 лет назад греки колонизировали северо-западное побережье современной Турции.

Сколько лет Трое

В своем исследовании «Троя: город, Гомер и Турция» голландский археолог Герт Жан Ван Уижнгаарден отмечает, что на месте раскопок на холме Хисарлик существовало по крайней мере 10 городов. Предположительно первые поселенцы появились в 3000 году до н.э. Когда один город по той или иной причине разрушался, на его месте возникал новый город. Развалины засыпали вручную землей, а на холме строили еще одно поселение.

Расцвет древнего города пришелся на 2550 год до н.э., когда поселение разрослось, а вокруг была возведена высокая стена. Когда Генрих Шлиман раскопал это поселение, он обнаружил спрятанные сокровища, которые, по его предположению, принадлежали царю Приаму: коллекцию оружия, серебряные, медные и бронзовые сосуды, золотые ювелирные украшения. Шлиман полагал, что сокровища находились в королевском дворце.

Позднее стало известно, что драгоценности существовали за тысячу лет до правления царя Приама.

Какая Троя – Гомера?

Современные археологи считают, что Троя, Гомером, — это руины города эпохи 1700–1190 г.г. до н.э. По словам исследователя Манфреда Корфманна город занимал площадь около 30 гектар.

В отличие от поэм Гомера, археологи утверждают, что город этой эпохи погиб не от нападения греков, а от землетрясения. К тому же в те времена микенская цивилизация греков уже была в упадке. Они просто не могли напасть на город Приама.

Поселение было покинуто жителями в 1000 году до н.э., а в 8 веке до н.э., то есть во времена Гомера, его заселили греки. Они были уверены, что живут на месте древней Трои, описанной в «Илиаде» и «Одиссее», и назвали город Илион.

Троя – наверное, в мире мало тех кто не слышал имя этого легендарного города хоть раз в своей жизни, кто не слышал о знаменитом Троянском коне , который резко изменил ход Троянской войны . Начиная от “Илиады” Гомера , где описан пятьдесят один день последнего года Троянской войны , о Трои сказано и написано очень много. Троя всегда интересовала и продолжает интересовать самых различных ученых: археологов, историков, литераторов и краеведов. А знаете ли Вы, что Троя находится в ?

Троянский конь – символ Трои


Где находится Троя? Троя на карте

Троя ” и “Илион ” два разные названия одного и того же могучего города в Малой Азии, у входа из в пролив . Город был расположен на древнем морском торговом пути, который соединял Эгейское море с Мраморным и Чёрным морями. Троя занимал господствующее положение над проливом и это позволило городу стать ключевым центром торговли между Востоком и Западом в эпоху бронзы.

Расположение Трои

По словам Гомера , около города протекали река Скамандр и Симоис . Река Скамандр (тур. Карамендерес) берет начало на склонах гор Ида , которые ныне называются Каз-Даг. Когда Троя впервые была основана, она располагалась на берегу одноименного залива. Но то, что мы видим сегодня, уже не залив а большая равнина потому, что аллювиальные осадки рек Скамандр и Симоис постепенно накапливлись и в течение многих веков эти речные наносы практически заполнили бухту. В наши дни развалины древней Трои находятся в , в 30 км от города Чанаккале , недалеко от деревни Тевфикие .

Раскопки Трои и “Клад Приама”

Долгое время само существование Трои считалось мифом или выдумкой Гомера и точное местоположение Трои никто не знал. Географические описания, данные в “Илиаде” Гомера , заставляли некоторых учёных предположить, что руины Трои могут быть на северо-западе Малой Азии, где-то у входа в (на территории современной Турции ). В 1870 году, знаменитый археолог-самоучка Генрих Шлиман , получив разрешение от тогдашних османских властей, начал раскопку в северо-западной части холма Гиссарлык (недалеко от города Чанаккале ). 31 мая 1873 года Шлиманом был обнаружен клад, который он поспешно назвал “Кладом Приама”. Позже оказалось что это не “Клад Приама” , потому что возраст клада был на тысячу лет старше, чем времена описываемые у слепого поэта Гомера .

Согласно разрешению османского правительства на право раскопок Гиссарлыка , Шлиман был обязан передать половину находок в . Но он скрыв сокровища от турецких властей, контрабандным путем вывез их в Грецию . В 1881 году, после безуспешных попыток продать сокровища в крупнейшие музеи мира, Шлиман передал их в дар городу Берлину, а это позволило ему стать почетным гражданином Берлина. С 1945 года Троянский клад , взятый в качестве трофея во время второй мировой войны, находится в Москве в ГМИИ им. А.С. Пушкина.

Многие до сих пор сомневаются в том что Шлиман открыл ту самую Трою , но так или иначе большинство ученых сегодня склоняются к тому, что Шлиман все же был прав, “Троя раскопана, и нет второй”.

Достопримечательности Трои

Из-за своего стратегического расположения, после каждой разрушительной войны или опустошающего землетрясения, город восстанавливался и жизнь в Трое начиналась снова. Именно поэтому в наши дни археологический объект представляет собой девять основных культурных слоев , которые относятся к различным эпохам. Троя один из наиболее известных археологических объектов в Турции и в мире, и входит в .

Культурные слои Трои

Троя I

Самые древние археологические следы Трои датируются 2900 – 2500 гг. до н. э. Троя I была маленьким поселением и даже в самом расцвете своего существования имела в диаметре всего 100 м. Несмотря на свой скромный размер, Троя I имела крепость с массивными стенами, воротами и башнями сложенными из неотесанного камня. Это поселение просуществовало почти пять веков и, вероятнее всего, было уничтожено пожаром.

Троя II

Несмотря на то, что Троя I разрушилась пожаром, возникшая на месте пепелища Троя II представляет собой возрождение погибшего города. Второй культурный слой Трои (2500-2300 гг. до н.э.) один из наиболее впечатляющих археологических памятников раннебронзового века. В этом слое было обнаружено много кладов, в том числе и клад обнаруженный Шлиманом который он поспешно назвал “Кладом Приама”. Все эти клады из золота, серебра, бронзы и меди говорят об активной торговой деятельности в городе. Однако, и Троя II разрушилась, но в результате внезапного нападения, о чём говорят обнаруженные следы намеренного разрушения.

Троя III, IV и V

Троя III, IV и V уже более крупные поселения, существовавшие с 2300-1800 гг. до н. э. На протяжении веков цитадель города разрослась, но конкретных следов развития города не наблюдются, наоборот обнаружены следы упадка города. В этих поселениях уже наблюдаются группы небольших домов, стоящими впритык один к другому, разделенные маленькими улочками. Троя V снова была уничтожена пожаром.

Троя VI и VII

В этот период в Трои построен новый царский дворец-цитадель. По своему размеру новая цитадель превосходила не только старую, но и любую другую в западной Малой Азии. Сложены из обтесанного камня и усилены массивными башнями новые крепостные стены города имели в толщину от 4 до 5 м. Всё это свидетельствует о богатстве, расцвете и могуществе Трои в этом периоде. Но большие вертикальные разломы на крепостной стены в VI-ом культурном слое Трои (1800-1250 гг. до н.э.), свидетельствуют о том что произошло сильное землетрясение. После землетрясения на месте разрушенного поселения вновь начала зарождаться жизнь. Троянская война и события, упомянутые Гомером в “Илиаде” относятся либо к Трои VI либо к Трои VII (1250-1025 гг. до н.э.).

Троя VIII и IX

По мнению современных ученых, заброшенную после войны Трою греки заселили спустя 250 лет, то есть во времена жизни Гомера. Поначалу на месте старой Трои возникло небольшое поселение, потом город разросся. На территории Трои был храм Афины, а также святилище для жертвоприношений (900-85 гг. до н.э.). По словам Арриана (древнегреческий историк и географ), совершил паломничество в Трою и посетил храм Афины. От храма Афины до нас дошло лишь несколько фрагментов алтарей и мраморные обломки. С ростом могущества Римского государства возникла легенда о том, что именно потомки троянца Энея основали Рим . Поэтому и римляне чтили Трою . Гай Юлий Цезарь приказал расширить храм Афины, после своего визита туда в 48 г. до н.э. Пришедший ему на смену Август также приказал построить в “священном Илионе» боулевтерион (зал совета) и одион для проведения музыкальных выступлений.

Отели вблизи Национального парка

Фото Трои

Что такое троянские программы и каких типов они бывают? | «Лаборатория Касперского»

И ночью отворилось чрево лошади, но было уже поздно… Поле длительной осады грекам, наконец, удалось захватить город Трою и положить конец Троянской войне. Тысячи лет спустя миф о троянском коне все еще жив, хотя и в нелестной интерпретации. Изощренная хитрость и чудо инженерной мысли греков дали название группе вредоносных цифровых инструментов, единственная цель которых – незаметно нанести ущерб компьютерам жертв. Они делают это путем считывания паролей, записи нажатия клавиш или загрузки других вредоносных программ, которые могут даже захватить компьютер целиком. Они могут совершать следующе действия:

  • Удаление данных
  • Блокировка данных
  • Изменение данных
  • Копирование данных
  • Нарушение работы компьютеров и компьютерных сетей

В отличие от компьютерных вирусов и червей, троянские программы не способны к самовоспроизведению.

Типы троянских программ

Бэкдоры

Это один из самых простых, но потенциально наиболее опасных типов троянских программ. Такие программы могут загружать в систему всевозможные вредоносные программы, исполняя роль шлюза, а также повышать уязвимость компьютера для атак. Бэкдоры часто используется для создания ботнетов, когда без ведома пользователя компьютеры становятся частью зомби-сети, используемой для атак. Кроме того, бэкдоры позволяют выполнять на устройстве вредоносный код и команды, а также отслеживать веб-трафик.

Эксплойты

Эксплойты – это программы, содержащие данные или код, позволяющие использовать уязвимость в приложении на компьютере.

Руткиты

Руткиты предназначены для сокрытия определенных объектов или действий в системе. Их основная цель – предотвратить обнаружение вредоносных программ и, как результат, увеличить их время работы на зараженном компьютере.

Дропперы / Загрузчики

Одной из самых известных троянских программ-дропперов является вредоносная программа Emotet, которая, в отличие от бэкдора, сама по себе не может выполнять никакого кода на компьютере. Однако она загружает другие вредоносные программы, например банковский троян Trickbot и программу-вымогатель Ryuk. Дропперы похожи на трояны-загрузчики, но загрузчикам нужен сетевой ресурс для загрузки вредоносных программ из сети, а дропперы содержат другие вредоносные компоненты в своем программном пакете. Оба типа троянских программ могут удаленно обновляться их разработчиками так, чтобы их невозможно было обнаружить при антивирусной проверке даже с помощью новых описаний вирусов. Таким же образом к ним могут добавляться новые функции.

Банковские трояны

Банковские трояны встречаются наиболее часто. Распространение онлайн-банкинга и невнимательность некоторых пользователей делают банковские троянские программы перспективным способом для присвоения злоумышленниками чужих денег. Цель таких программ – получить учетные данные для доступа к банковским счетам. Для этого используется фишинг: предполагаемые жертвы перенаправляются на контролируемую злоумышленниками страницу для ввода учетных данных. Следовательно, для онлайн-банкинга необходимо использовать безопасные методы для входа в систему: приложение банка, а не ввод учетных данных в веб-интерфейсе.

Трояны, выполняющие DDoS-атаки

Распределенные атаки типа «отказ в обслуживании» (DDoS) продолжают будоражить интернет. В этих атаках к серверу или сети обращается огромное количество запросов, как правило, это делается с использованием ботнетов. Например, в середине июня 2020 года компания Amazon отразила рекордную по интенсивности атаку на свои серверы. В течение более трех дней на веб-сервисы Amazon обрушилось огромное количество запросов, скорость составляла 2,3 терабайта в секунду. Для достижения такой вычислительной мощности необходим огромный ботнет. Ботнеты состоят из так называемых компьютеров-зомби. На первый взгляд, эти компьютеры работают нормально, однако они также используются при совершении атак. Причиной является троянская программа с бэкдором, незаметно присутствующая на компьютере и при необходимости активируемая оператором. Результатом успешных ботнет и DDoS-атак является недоступность веб-сайтов или даже целые сетей.

Трояны, имитирующие антивирусы

Трояны, имитирующие антивирусы, особенно коварны. Вместо защиты устройства они являются источником серьезных проблем. Эти троянские программы имитируют обнаружение вирусов, тем самым вызывая панику у ничего не подозревающих пользователей и убеждая их приобрести эффективную защиту за определенную плату. Однако вместо полезного инструмента антивирусной проверки у пользователя возникают новые проблемы: его платежные данные оказываются переданы создателям троянской программы для дальнейшего несанкционированного использования. Поэтому никогда не следует переходить по ссылкам в предупреждениях о вирусах, особенно внезапно отображаемых в браузере при посещении веб-сайтов. Можно доверять только своему инструменту антивирусной проверки.

Похитители игровых аккаунтов

Этот тип программ похищает учетные записи онлайн-игроков.

Трояны, атакующие приложения для обмена мгновенными сообщениями

Эти троянские программы похищают учетные данные приложений для обмена мгновенными сообщениями, таких как ICQ, MSN Messenger, AOL Instant Messenger, Yahoo Pager, Skype и прочих. Можно утверждать, что в настоящее время эти мессенджеры практически не используются, однако новые приложения для обмена сообщениями также не защищены от троянов. Facebook Messenger, WhatsApp, Telegram и Signal тоже могут подвергнуться атакам троянских программ. Например, в декабре 2020 года было зафиксировано распространение троянских программ для Windows через канал Telegram. Службы обмена мгновенными сообщениями также должны быть защищены от опасных фишинговых атак.

В январе 2018 года исследователи «Лаборатории Касперского» обнаружили троян Skygofree – чрезвычайно продвинутую вредоносную программу, способную самостоятельно подключаться к сетям Wi-Fi, даже если эта функция отключена на устройстве пользователя. Троянская программа Skygofree также может отслеживать сообщения в популярном мессенджере WhatsApp: читать, а также похищать их.

Трояны-вымогатели

Этот тип троянских программ может изменять данные на компьютере, вызывая сбои в его работе или блокируя доступ к определенным данным. Злоумышленники обещают восстановить работоспособность компьютера или разблокировать данные только после получения требуемого выкупа.

SMS-трояны

Они могут показаться пережитком прошлого, однако все еще активны и представляют серьезную угрозу. SMS-трояны могут работать по-разному. Например, Faketoken – вредоносная программа для Android – массово рассылает SMS-сообщения на дорогие международные номера, при этом маскируясь в системе под стандартное SMS-приложение. Владельцу смартфона приходится оплачивать эту рассылку. Другие SMS-трояны подключаются к дорогим SMS-сервисам премиум-класса.

Трояны-шпионы

Троянские программы-шпионы могут следить за работой пользователя на компьютере: отслеживать вводимые с клавиатуры данные, делать снимки экрана и получать список запущенных приложений.

Трояны-сборщики адресов электронной почты

Эти вредоносные программы совершают несанкционированный сбор адресов электронной почты на компьютере.

Кроме того, существуют другие типы троянских программ:

  • Трояны, вызывающие сбои архиватора
  • Трояны-кликеры
  • Трояны, уведомляющие злоумышленника
  • Трояны-прокси
  • Трояны для кражи аккаунтов 

Трояны – угроза для всех устройств

Троянские программы нацелены не только на компьютеры Windows, но и на компьютеры Mac и мобильные устройства, поэтому не следует, доверившись ложному чувству безопасности, работать в интернете без современной защиты от вредоносных программ, такой как Kaspersky Internet Security. Вредоносные программы часто попадают на компьютеры посредством зараженных вложений, текстовых сообщений с манипулятивным содержимым или поддельных веб-сайтов. Однако существуют также троянские программы, используемые секретными службами. Они могут быть установлены удаленно, незаметно для пользователя и без какой-либо реакции со стороны целевого устройства. Программное обеспечение Pegasus израильского производителя NSO, например, распространяется через сеть мобильной связи. Pegasus включает в мощный арсенал средств перехвата: можно считывать всю информацию на устройстве, записывать звонки, использовать телефон как подслушивающее устройство. В Германии полиция применяет государственную троянскую программу для контроля и отслеживания действий преступников. Однако это вредоносное ПО, официально известное как программное обеспечение для прослушивания телефонных разговоров, не может использоваться для наблюдения без постановления суда.

Киберпреступники используют трояны для нанесения максимального ущерба

В то время как государственные органы используют программы наблюдения для расследования уголовных преступлений, киберпреступники имеют прямо противоположные цели – чаще всего это личное обогащение за счет своих жертв. При этом злоумышленники используют различные средства, а иногда даже целые цепочки вредоносных программ. Как они это делают? Одним из примеров может быть незаметная установка на компьютер бэкдора посредством зараженного вложения электронной почты. Бэкдор обеспечивает тихую загрузку других вредоносных программ на компьютер. Другие примеры: кейлоггер, записывающий нажатия клавиш при вводе паролей или конфиденциальных данных, банковские троянские программы для кражи финансовых данных, программы-вымогатели, шифрующие весь компьютер и предоставляющие доступ к зашифрованным данным только после получения выкупа в биткойнах. Нашумевшая вредоносная программа Emotet, атаки которой периодически повторяются, описывается как «самая опасная вредоносная программа». Называемая также «Король троянцев», эта программа использовала сеть зараженных компьютеров для рассылки спам-сообщений и зараженных документов Word и Excel. Британским институтом стандартов (BSI) была создана отдельная страница с информацией об Emotet. Выводы

  • Emotet считается одной из самых разрушительных и опасных троянских программ.
  • Пока неизвестно, кто стоит за Emotet.
  • Ущерб, нанесенный Emotet, исчисляется миллионами.
  • Основными целями Emotet являются компании. Частные пользователи также могут пострадать, если Emotet получит их адреса электронной почты из адресных книг и добавит их в свою огромную базу.
  • Чтобы предотвратить заражение, помимо использования новейшего программного обеспечения, следует отключить макросы в Word и Excel и не открывать вложения из писем от неизвестных отправителей.

Проникновение на устройство

Троянскими программами можно заразиться не только при открытии вложений электронной почты, они также могут быть встроены в якобы бесплатные программы. Поэтому важно не использовать сомнительные источники загрузки программного обеспечения, такие как пакеты кодеков или взломанные программы, даже если на этом можно сэкономить несколько евро. Ущерб, причиняемый троянскими программами, часто превышает стоимость приобретения программного обеспечения через легальные каналы.

Троянские программы не следует путать с вирусами. Компьютерные вирусы самостоятельно распространяются в системе, в то время как троянские программы только «открывают двери», хоть и с потенциально разрушительными последствиями.

Ниже приведен список рекомендаций, как защитить себя и свои устройства от троянских программ:

  1. Оцените письмо, прежде чем открывать вложение: проверьте отправителя и текст сообщения и решите, действительно ли нужно открывать вложение.
  2. Обновляйте системы на мобильных и стационарных устройствах. Регулярно устанавливайте обновления безопасности как для операционной системы, так и для программ.
  3. Отключите макросы в Word и Excel.
  4. Не переходите по ссылкам, не оценив их надежность, поскольку существует вероятность заражения. При посещении поддельных веб-сайтов может произойти незаметная установка вредоносных программ, при которой вредоносное ПО загружается в домашнюю систему в фоновом режиме.
  5. Избегайте загрузки программ из небезопасных источников. Не устанавливайте на мобильные устройства приложения, отсутствующие в Google Play Store и Apple Store.
  6. Настройте отображение всех расширений файлов. Это подскажет, является ли предполагаемое изображение, обычно с расширением jpg, исполняемым файлом с расширением exe.
  7. В качестве дополнительной меры безопасности используйте двухфакторную аутентификацию с помощью мобильного приложения и надежные пароли, а в идеале, менеджер паролей.
  8. Всегда выполняйте проверку системы с помощью антивирусного программного обеспечения с актуальными определениями. Kaspersky Internet Security обеспечивает защиту от вредоносных программ и вредоносного контента.
  9. Регулярно выполняйте резервное копирование данных, не только в облачных сервисах, но и на физических носителях: мобильных SSD-картах или USB-подключаемых жестких дисках.

Будьте осторожны при работе в интернете

В этой статье описаны самые известные типы троянских программ. Их всех объединяет то, что они могут попасть на устройство только с помощью пользователя. Однако этих угроз можно избежать, если соблюдать осторожность при работе в интернете, не открывать подозрительные вложения в сообщения электронной почты и устанавливать программы только из надежных источников. Более надежную защиту от троянских программ обеспечит также своевременно обновляемая операционная система и постоянно работающий антивирус.

Решения безопасности для защиты от троянов и прочих онлайн-угроз

Kaspersky Internet Security

Kaspersky Total Security

Kaspersky Security Cloud

Статьи по теме:

Обнаружение программ-вымогателей: чем отличаются трояны-шифровальщики

Советы по предотвращению фишинга

Защита от программ-вымогателей: как сохранить данные в безопасности

«Капсулы времени» и ЛСД. Зачем NASA запускает первую в истории миссию к троянским астероидам Юпитера | Громадское телевидение

16 октября NASA запускает первую в истории миссию, для исследования троянских астероидов Юпитера — «Люси». hromadske рассказывает, кто такие троянцы Юпитера, почему миссию назвали в честь знаменитой ископаемой представительницы предков человеческого рода и почему она важна.

На пути Юпитера

16 октября в 12:34 по киевскому времени с космодрома ВВС США на мысе Канаверал запланирован запуск миссии NASA «Люси». Она продлится до 2033 года и впервые в истории исследует вблизи несколько астероидов, принадлежащих к большой группе троянцев Юпитера.

В нашей Солнечной системе есть разные небесные тела. Кроме восьми известных сегодня больших планет вместе с многочисленными спутниками, здесь также есть карликовые планеты вроде Плутона. А также большое количество так называемых малых тел Солнечной системы — астероидов и комет.

Орбиты астероидов расположены в разных частях Солнечной системы. Одна группа вращается вокруг Солнца между орбитами Марса и Юпитера. Это так называемый главный пояс астероидов. Другая — вращается за орбитой последней известной планеты, Нептуна. Это так называемые объекты пояса Койпера. Но это далеко не все астероиды в нашей Солнечной системе.

Троянские астероиды, или для простоты — троянцы Юпитера вращаются вокруг Солнца по орбитам, очень похожим на орбиту Юпитера. Причем они разделены на две группы: одна из них всегда опережает Юпитер на 60° (одну шестую полного круга), а другая — всегда отстает на столько же.

fullscreen

Траектория полета миссии «Люси»

Вечное преследование

Такое расположение неслучайно. Каждый из двух «роев» находится возле одной из так называемых точек Лагранжа. В этих местах гравитации Солнца и Юпитера «удерживают» троянцев в стабильном положении.

Первый из этих астероидов был открыт в 1906 году и получил название в честь Ахиллеса — героя Троянской войны, описанной в «Илиаде» Гомера. С тех пор следующих троянцев Юпитера называли в честь других героев знаменитого литературного произведения.

Группа, которая опережает Юпитер, формирует «ахейский лагерь», а та, что догоняет — «троянский лагерь». Поскольку точки Лагранжа не перемещаются друг относительно друга, то эта погоня будет вечной.

fullscreen

Специалисты NASA готовят «Люси» к старту

Капсулы времени

Есть разные оценки количества троянских астероидов Юпитера, но сегодня их открыто более 10 тысяч. Даже в самые мощные телескопы эти далекие и относительно небольшие объекты невозможно рассмотреть детально, поэтому об их строении и составе известно не слишком много. Но узнать про них больше крайне важно.

Ведь считается, что троянские астероиды Юпитера состоят из того же вещества, из которого в молодой Солнечной системе образовались так называемые внешние планеты — Юпитер и три, расположенные за ним, дальше от Солнца.

Условно говоря, это «капсулы времени», которые могут рассказать нам, что происходило более четырех миллиардов лет назад и помочь лучше понять, как образовалась Солнечная система (и мы сами как ее часть). Заглянуть в эти «капсулы времени» и должна «Люси».

fullscreen

Так выглядят троянцы Юпитера, к которым летит «Люси», в представлении художника

Игра в слова и аналогии

Свое название миссия получила в честь Люси — самки австралопитека афарского, чьи останки нашел в Эфиопии в 1974 году американский палеоантрополог Дональд Джогансон. Люси жила более 3 миллионов лет назад и принадлежала к линии предков человеческого рода. Поэтому находка имеет большое значение для понимания происхождения человека.

Само же животное, то есть его останки, обязаны названием песне The Beatles Lucy In The Sky With Diamonds («Люси в небесах с бриллиантами»). Именно ее неоднократно и громко включали в экспедиционном лагере в день важной находки.

Существует версия, что в названии песни зашифровано название галлюциногенного вещества LSD. Но участники The Beatles эту версию отрицали. По словам Джона Леннона, на название песни его вдохновил рисунок его трехлетнего сына Джулиана.

fullscreen

Палеоантрополог Дональд Джогансон, который в 1974 году нашел в Эфиопии останки австралопитека Люси

Алмаз

Космический аппарат для исследования троянских астероидов Юпитера имеет потрясающие размеры: около 16 метров в ширину, более 7 метров в высоту и 2 метра в длину. Обусловлены они прежде всего двумя гигантскими солнечными батареями в виде тарелок — каждая около 7 метров в диаметре. При запуске они, конечно, будут сложены, а раскроются, когда аппарату потребуется энергия для работы приборов.

«Люси» оборудована несколькими чувствительными научными инструментами, которые позволяют собрать информацию о составе и особенностях строения троянских астероидов. Кстати, один из них — L’TES (The Lucy Thermal Emission Spectrometer), предназначенный для измерения температуры поверхности астероидов на расстоянии, содержит в себе алмаз. Он необходим для разделения инфракрасных лучей, отражающихся от поверхности.

fullscreen

Художественное изображение «Люси» возле одного из астероидов

Эврибат, Патрокл и другие пункты назначения

Основная часть миссии «Люси» продлится 12 лет. В 2025 году аппарат посетит астероид Дональджогансон — свою единственную цель в главном поясе астероидов. Его назвали в честь того самого палеоантрополога Дональда Джогансона, что нашел знаменитые остатки австралопитека афарского.

После этого «Люси» отправится в «ахейский лагерь», где в 2027-2028 годах посетит астероиды Эврибат с его спутником Кветой (Queta), Полимел, Левкус и Орус. Затем отправится к другому рою троянцев догоняющих Юпитер. В 2033 году миссия посетит астероид Патрокл и его спутник Менетий. Таким образом, «Люси» должна будет исследовать один астероид главного пояса и семь троянцев Юпитера.

На этом научная часть миссии завершится. Но «Люси» останется на орбите, где на протяжении тысяч и даже миллионов лет будет снова и снова встречать троянцев.

fullscreen

Астероиды, к которым летит «Люси»

Послание далеким потомкам

Вероятно, в далеком будущем ее встретят какие-то из наших далеких потомков. На этот случай NASA отправила на борту «Люси» пластину с посланием для будущих поколений. На ней изображена наша Солнечная система, где расположение планет соответствует 16 октября 2021 года, а также выгравированы цитаты выдающихся людей: писателей, ученых и музыкантов.

Здесь есть высказывания Альберта Эйнштейна, участников The Beatles, астрофизика и музыканта Брайана Мэя, астронома и популяризатора науки Карла Сагана. Среди них есть и цитата лауреата Нобелевской премии по литературе украинского происхождения Ольги Токарчук на польском языке. В переводе она звучит так:

«В течение всей нашей истории мы пытались узнать, кто мы, откуда и куда идем. Но видели все отдельно и не смогли разглядеть взаимозависимости и универсальности многоуровневых сложных связей. Сегодня мы знаем, что “отдельно” — это иллюзия, потому что мы — фрагмент времени, доля пространства, просто аккорд в бесконечно большом концерте. Знания, которые не могут связать факты воедино, ничего не стоят».

Возможно, для наших далеких потомков, в чьи руки попадет древний космический аппарат с этими посланиями, он станет чем-то вроде останков австралопитека Люси. Как те кости позволили нам увидеть первые шаги человека на двух ногах, так и этот аппарат с посланием позволит им оглянуться на первые шаги человека в космосе.

«Где я — и где Вергилий?!» – Газета Коммерсантъ № 18 (6498) от 01.02.2019

После премьеры «Троянцев» Дмитрий Черняков рассказал Марии Сидельниковой о ключах к Берлиозу, сокращениях, психологических манипуляциях и своих будущих проектах.

— В Парижской опере в последние несколько сезонов у вас была «русская линия» — «Иоланта / Щелкунчик» Чайковского, «Снегурочка» Римского-Корсакова. И тут вдруг «Троянцы» Берлиоза. Как возникло это название? Это тоже ваша инициатива или заказ Оперы?

— Оно возникло не вдруг. Это все связано с Парижем и с Жераром Мортье, который привез меня сюда много лет назад. В 2006 году, будучи директором Парижской оперы, он увидел нашу московскую премьеру «Евгения Онегина» в Большом, которая ему, видимо, так понравилась, что он загорелся массой совместных проектов. Но в итоге мы выпустили только «Макбет» Верди в 2009 году, в его последний сезон в Париже. А потом Мортье объявил, что уходит в Королевский театр в Мадриде и хочет, чтобы я там сделал «Троянцев». Я знал про это произведение, но оно никогда не было в списке названий, которые мне непременно нужно поставить. Я удивился. Между мной и «Троянцами» — пропасть! Где я — и где Вергилий со всеми этими Кассандрами и Приамами?! Никогда не думал, что мне с этим надо иметь дело. Спросил его: «Зачем?» Он ответил: «Поймете, когда за это возьметесь». И мы начали работать.

— И что, поняли?

— Тогда нет, но и премьера в 2013 году так и не состоялась. В Испании начались финансовые проблемы, и все стало сыпаться — проект огромный, дорогой. Чтобы осилить его, подключился барселонский театр «Лисео». Мортье даже намеревался идти к королеве Софии — просить денег. Но летом 2013-го я получил от него письмо, в котором он говорил, что не может обеспечить условия, что вынужден отказаться от постановки. А через месяц у него обнаружили рак, и он сгорел за полгода. В марте 2014 года, когда он умер, я работал в Милане в «Ла Скала», где как раз руководил будущий интендант Парижской оперы Стефан Лисснер. Как-то за ужином я рассказал ему эту историю, и он предложил мне продолжить прерванную работу и сделать «Троянцев» уже для Парижа, к 30-летию Opera Bastille, которая в 1989 году как раз открывалась этим спектаклем.

— В случае с «Троянцами» ведь нет эталонного спектакля, потому что такими, какими их задумал Берлиоз, их никто и никогда не видел, в том числе и он сам?

— Да, у «Троянцев» интересная судьба. Это же последнее оперное произведение Берлиоза, и он сам его целиком никогда не слышал. При его жизни исполнялась только вторая часть — «Троянцы в Карфагене», а первую часть, «Взятие Трои», исполнили в Германии через много-много лет после его смерти. И даже в XX веке, по сути, только с 1960-х годов «Троянцев» стали исполнять немного чаще, прежде всего благодаря стараниям отдельных музыкантов. В частности, дирижера Колина Девиса. И сейчас их иногда ставят. Но это огромный материал, который не просто потянуть. У нас в спектакле 110 человек хора, человек пятнадцать солистов, не говоря о массовке — это еще плюс пятьдесят человек. Такое могут себе позволить только крупнейшие мировые театры — Парижская опера, «Ковент-Гарден», Met. И я не видел постановку, где бы материал исполнялся полностью. Почти все постановщики и дирижеры делали сокращения.

— Как сокращали вы? Совместными усилиями с Филиппом Жорданом? Были ли разногласия?

— Сокращали вместе, Жордан со мной согласился моментально. Хотя сокращать не люблю и во всех русских операх стараюсь максимально все сохранять. Но здесь это было необходимо. В первую очередь потому, что это две разные оперы, их можно даже в два вечера играть. Первая написана более драматургически спрессованно и компактно, там даже нет никаких остановок, она вся идет одним большим куском. А во второй опере совершенно другой музыкальный язык: меньше сценических событий, время как будто останавливается, больше медитативной музыки. И иногда кажется, что какие-то музыкальные пространства необязательные, их можно изъять, и от этого общее целое не пострадает. Мы не делали сокращений в первой опере, только во второй.

— А как это восприняли пуристы?

— Для многих во Франции Берлиоз — композитор сакральный. Здесь даже есть Берлиозовское общество. Мы с их солистами встречались, общались, что-то им рассказывали, а они — нам. И в первый премьерный вечер, в последнем акте в секундной паузе кто-то в зале выкрикнул: «Еще одно сокращение!» То есть, видимо, следили по партитуре — так что фундаменталисты все пришли. Вообще о «Троянцах» принято думать с каким-то отстраненным благоговением. Но этого материала побаиваются. Я в этом убедился, когда просил разных людей, имеющих хоть малейшее отношение к опере, объяснить, почему они любят «Троянцев», что там происходит, о чем это вообще. Многие терялись и замирали. А в массе оперный зритель «Троянцев» почти не знает, даже здесь, во Франции. Для меня это было неожиданностью. Мне казалось, что «Троянцы» — это такой главный французский оперный эпос. Сродни вагнеровскому «Кольцу Нибелунгов» в Германии. Когда же я спрашиваю французов: «Какое у вас главное оперное произведение?» — они отвечают: «Кармен». «Троянцы» пока не заняли место главного национального оперного достояния.

— С музыкой Берлиоза вы работаете впервые. Что вы в ней слышите? Как она звучит сегодня?

— Для меня это необычный эксперимент. В музыке Берлиоза очень много разных цветов. Берлиоз никогда не скуп. Всегда избыточен. Во многих произведениях он даже наивно красочный. Перед «Троянцами» я ставил вагнеровского «Тристана», и мне было очень трудно перенастроиться на Берлиоза. Для меня, с Вагнером его не связывает ничего. Это разное восприятие. Когда я работал над «Троянцами», мне постоянно казалось, что есть противоречие между размером и контентом, что контента не хватает на такой большой размер. Тогда как у Вагнера все с точностью до наоборот. Контента так много, что он не помещается в заданный размер. Даже родился такой образ, что «Троянцы» — это такое произведение, когда на столе лежит очень много ключей, а мы не знаем, где все эти двери. В музыке прописаны яркие театральные моменты, но между ними часто нет никакой связи. И ты как режиссер должен сращивать разные куски целого, чтобы найти между ними связь. Мне всегда нужна конструкция, структура, где все имеет начало и конец, где все правильно разворачивается и лежит на правильных полочках. С Берлиозом это очень трудно, потому что он не так мыслит. А я на веру принимать не могу, мне нужно на все иметь четкий ответ.

— И какие вопросы вы задавали этому спектаклю?

— С «Троянцами» я только вопросы и задавал, и ответы приходили тяжелее, чем на других моих спектаклях. Это партитура загадок. Я привык отгадки искать там же, в нотах, пытаться разбираться. Но у Берлиоза работать по такому принципу было практически невозможно. То есть почти всегда сам материал — партитура — эти ответы мне не приносил. Ответы надо было придумывать самому.

— За несколько недель до премьеры из «Троянцев» ушла исполнительница роли Дидоны Элина Гаранча. Насколько вы как режиссер зависите от исполнителей?

— Она не то что ушла, она так и не приехала. А исполнитель роли Энея — Брайан Химель — поменялся еще до начала репетиций. Оба, насколько я понимаю, по личным причинам или здоровью. Я их так и не увидел здесь.

— То есть это не вы их затерроризировали?

— Нет. Я затерроризировал тех, кого вы уже видели на сцене, тех, кто в итоге приехал.

— Прием ролевых игр, который вы вновь использовали в «Троянцах»,— чем он вам так дорог?

— Вопрос не в том, дорог он мне или нет. Тема психологических манипуляций мне очень интересна. Вот и все. Она у меня была и в московском «Воццеке», и в «Пелеасе» в Цюрихе, и в «Кармен», и даже в «Снегурочке». А что касается этого спектакля, то тут такой взгляд на вторую часть «Троянцев» возник по необходимости — потому, что он исходил из логики рассказа, а не потому, что я искал возможность еще раз применить в театре свой интерес к психологической манипуляции.

— Стефан Лисснер неоднократно подчеркивал важность повестки дня в новых постановках Оперы, говорил, что спектакли должны затрагивать проблемы политические, социальные и так далее…

— Вы уже меня об этом спрашивали, когда мы говорили об «Иоланте / Щелкунчике».

— Да, но там этого совершенно не было.

— И здесь нет.

— А как же быть с первой частью, когда «Взятие Трои» мы смотрим фактически в новостном прямом эфире? И со сценографией, в которой французские критики разглядели Бейрут?

— А кто-то увидел Белград или Бухарест. И что? Это просто реквизит. Реальность, которая нас окружает. Да, при желании можно провести параллели между «Троянцами» и конкретностью сегодняшнего дня. Но суть-то не в этом. Мне интересна история Энея и то, что с ним происходит. Все остальное — это то, что, согласно логике рассказа про его судьбу, его окружает на разных этапах. Если его окружает война, мы показываем войну. Бездна политических интриг — пожалуйста. Если он внутри переворота, то вот вам переворот. Если он теряет родных и близких и невольно оказывается предателем, то это тоже на сцене, да. Он — главный герой для меня, а не политические или социальные невзгоды. И у Вергилия поэма про него.

— Раз зашел разговор об «Иоланте / Щелкунчике»: опера-балет вернется на сцену Opera Garnier в мае, и это едва ли не единственный спектакль в этом сезоне, на который нельзя купить билеты — все давно распродано. Будете ли вы в нем что-то менять?

— Нет, даже не приеду, так как физически не могу — буду готовить новый спектакль в Брюсселе. Но он не останется таким, как был, так как состав в оперной части поменяется. У меня есть прекрасный помощник, который все сделает за меня. Меня не интересует возобновление старого. Меня интересуют новые постановки.

— В оммаже Жерару Мортье в буклете к «Троянцам» вы пишете, что у него была жизненная необходимость иметь соперника, антагониста и даже врага, это была его искра для работы. А что движет вами в работе?

— Мне не нужен никакой антагонист. Я не существую через доказательства. Ничего такого извне, со стороны меня не мотивирует. Мне нравится придумывать и еще нравится учиться обладать техникой — чтобы то, что ты мог себе вообразить, ты мог точно воссоздать в реальности. И когда это вдруг происходит, это такой мощный взлет адреналина, что все трудности, все страхи, все сомнения и рефлексии — это все сразу окупает. Наверное, это такое удовольствие от создания нового. Чем это удовольствие подпитывается, отчего так происходит в голове у меня, я не знаю. Мне не обязательно никому ничего доказывать. Если на меня нападают, я скорее отойду в сторону. Я не буду биться на мечах и пойду туда, где смогу делать то, что мне хочется. Создание нового — вот это мне очень нравится. И мне хочется этим заниматься, пока у меня есть возможность и физические силы. Как только я пойму, что я гоню халтуру, зарабатываю деньги или просто из страха остаться невостребованным что-то клепаю,— я уйду.

— Не боитесь самоповторов?

— А что такое самоповтор? Тот же предмет на сцене? Или использование опять же ситуации ролевых игр? Самоповтор не в этом. Есть какие-то вещи, которые мне интересно исследовать еще и еще. Есть предметы, фактуры, краски, пространства, к которым меня тянет и которые я хочу воссоздавать. Я думаю, что у каждого человека, который создает какой-то продукт, есть свои особенные персональные мании и пристрастия — к цветам, к фактурам, к сюжетам, к человеческим типам. Хичкок, например, любил снимать блондинок в главных ролях и даже некоторых актрис перекрашивал в блондинок. Что это, самоповтор? И да, и нет. Пусть будет лучше самоповтор, чем повтор за кем-то.

— В России у вас будут какие-то проекты?

— Да, но пока не буду про них говорить. Не из суеверия. И очень хочу, чтобы все осуществилось.

— Нужна ли вам русская публика, которая вас безоговорочно любит и понимает?

— Не знаю. Раньше думал, что да. Сейчас не очень понимаю. Я уже восемь лет не ставлю спектакли в России. Но когда я прихожу, например, в Большой театр, где я когда-то работал, и встречаю там артистов хора, людей из администрации, костюмеров и так далее, у меня такое прекрасное чувство, что мне хочется с ними остаться. Репетировать на русском языке.

— А в Париже планируете вернуться к русскому репертуару?

— Да. Через несколько лет мы будем делать «Пиковую даму» в Opera Garnier с прекрасным составом исполнителей и с выдающимся дирижером за пультом. Я очень рад. Если не ставить «Пиковую даму» в Петербурге, по месту рождения, то точнее Парижа места нет. Так как эта опера связана с Францией, с Версалем, в ней очень много франкофонности Чайковского. Я этого названия всю жизнь боялся, мне казалось, что я еще не готов, недостаточно умен, не справлюсь, и надо еще ждать и ждать. В разное время даже три театра просили меня поставить «Пиковую», но я всегда увиливал. Это будет последний сезон Стефана Лисснера в Парижской опере, в 2021 году. Мне будет уже 51, и я подумал, что, наверное, пора. А еще я для самоуспокоения подумал, что, когда я делал «Евгения Онегина» в Большом театре, мне было 36 лет. И примерно столько же было Чайковскому, когда он писал «Евгения Онегина». А когда мы будем делать в Париже «Пиковую даму», мне будет 51, и Чайковский примерно в этом же возрасте написал «Пиковую». Значит, я уже могу попробовать. И кстати, Opera Garnier — театр с тайной, что в этом случае тоже очень важно.

Сводка причин, сторон и командиров

Было много источников о приключениях и возвращении на родину греческих лидеров после войны. Гомер Odyssey содержал некоторые из намеков на возвращение нескольких греческих лидеров. Пара благополучно вернулась домой, как Нестор и Менелай. Некоторые из лидеров были мертвы, и их можно найти в Подземном мире. Другим источником был номер Nostoi , что буквально означает «возврат».

Здесь я кратко остановлюсь на некоторых событиях, произошедших после того, как греки оставили Трою.Некоторые события можно найти более подробно на других страницах, поэтому не стесняйтесь переходить по ссылкам на другие страницы после того, как прочтете это.

Афина и Посейдон были двумя самыми могущественными союзниками греческих войск на протяжении всей войны. Однако неспособность большинства греческих лидеров наказать Аякса Младшего за святотатство над ее (Афиной) жертвенником привела к уничтожению большей части греческого флота.

Афина призвала Посейдона нанести сильный шторм греческому флоту.В то время как многие корабли были уничтожены внезапным штормом, Малый Аякс выжил, когда его корабль потерпел крушение. Аякс подплыл к скале и хвастался, что даже бог не может его убить. Посейдон метнул молнию, расколов скалу, за которую он цеплялся. Аякс упал в море и утонул. Некоторые лидеры были убиты по дороге домой.

Хотя некоторые локры выжили и сумели вернуться домой, 3 года спустя Локрис был поражен чумой. Оракул сказал им, что они должны взять локрийских девушек в Трою в качестве просителей на следующую тысячу лет.Перибея и Клеопатра были первыми девушками, выбранными по жребию. По прибытии в Трою люди гнали девушек в сантуарий, где они оставались до самой смерти. Их обязанностью было содержать святилище в чистоте, живя в бедности. У них была только туника, но не было обуви, и они держали головы остриженными. Если они попытаются покинуть участок, их убьют. Когда эти девушки умерли, Локрис послал еще двух, пока спустя несколько поколений и через тысячу лет этот обычай был прекращен.

Немногие лидеры избежали шторма и благополучно вернулись в Грецию, в то время как другие были либо изгнаны из своего дома, либо мигрировали в другие страны после войны, основав города в различных частях Малой Азии (современная Турция).

Те корабли, которые пережили шторм у берегов Теноса, столкнутся с новой бедой. Науплий, отец Палемеда, хотел отомстить за своего сына, которого греческие лидеры забили камнями до смерти.

Когда ночью корабли приблизились к большому острову Эвбея, Науплий зажег маяк на горе Каферий. Греческий флот, думая, что существует безопасная гавань для высадки, вскоре обнаружил обман, но к тому времени было уже слишком поздно. Маяк использовался, чтобы заманить греков на смерть.Их корабли врезались в Каферианские скалы и затонули. Многие греки либо утонули в море, либо волны забили их насмерть о скалы. Науплиус стал известен как Кораблекрушитель.

Вражда и заговоры Навплиуса на этом не закончились. Науплиусу удалось убедить некоторых жен греческих лидеров завести любовников во время длительного отсутствия их мужей. Этими лидерами были Агамемнон, Идоменей и Диомед. Трое лидеров без труда добрались до дома со всеми своими кораблями, но они обнаружили, что дома назревают проблемы.

По прибытии в Аргос Диомед обнаружил, что Комет, сын Сфенела, друга Диомеда, соблазнил его жену Эгиалею, дочь Адраста. Комет изгнал Диомеда в изгнание. Диомед мигрировал в южную Италию, поселился в Апулии и основал город под названием Аргирипа, который позже был назван Арпи.

Идоменей был царем Крита. Идоменей был одним из старейших лидеров греческой армии. Его жену звали Меда, а ее любовником был Левкос (Leucus). Однако, как только Левкос получил контроль над десятью городами на Крите, он убил Меду и ее дочь Клейстиру.Затем Левк изгнал Идоменея с Крита. Идоменей также мигрировал в Италию и поселился на Саллентинской равнине.

Филоктет, владелец лука Геракла, также переселился в Италию. Сначала он высадился в Кампании, а затем двинулся на юг и принял участие в войне против Луканцев. В конце концов Филоктет поселился недалеко от Кротона, где основал Кримиссу.

У Агамемнона была худшая участь, чем у Диомеда и Идоменея, о чем я вкратце расскажу. См. Агамемнона.

Кальхас, провидец греческой армии, последовал за лидерами лапифов, Полипоэтом и Леонтеем, переселившись в Колофон в Малой Азии.Здесь они нашли и похоронили тело Тиресия, слепого фиванского провидца, который умер после Эпигони. Они поселились в Колофоне.

Несколько раз спустя Калхас встретил другого провидца по имени Мопс, сына Манто, дочери Тиресия. Калхас по глупости вызвал провидца на состязание. Калхас спросил другого провидца, сколько листьев на фиговом дереве. Правильно ответил Мопс, который затем задал свой вопрос относительно беременной свиноматки. Калхас ответил на восемь, но Мопсус опроверг ответ Калхаса, сказав, что свиноматка родит на следующее утро девять поросят, и все они будут самцами.Утром Мопсус ответил правдой. Калхас умер в печали и огорчении за то, что проиграл высшему пророку. Калхас был похоронен в Понятии.


Перед тем, как греки покинули Трою, греки поделили добычу между собой. Царица Гекуба стала рабом Одиссея.

Еще до того, как началась настоящая битва в Трое, Приам и Гекуба оставили одного из своих сыновей, Полидора, чтобы он вырос во Фракии, где правил царь Полиместор. Они надеялись, что хотя бы один из их сыновей выживет после войны.

Когда Одиссей остановился во Фракии, Гекуба обнаружила, что царь убил ее сына ради золота. Гекубе каким-то образом удалось ослепить Полиместора, а затем убить его. Гекуба была наказана богами, превратив ее в собаку.

Аполлодор вкратце рассказал и другую версию. Греки освободили троянского провидца и передали Гекубу на попечение Елены. Мать и сын отправились в Херсонес, и без всякой причины она превратилась в собаку. Не было никаких упоминаний о ее сыне Полидоре и о Полиместоре.

Географ Павсаний упомянул, что поэт Стесихор написал в своем Мешке Трои , что Аполлон увез Гекубу в Ликию. Поскольку у меня нет работ Стесихора или существования Мешка Трои , я не могу проверить, что написал Павсаний.


Разгневанный богами за то, что война длилась так долго, Менелай (Менелай) не принес жертв богам, когда он покинул Трою. Менелай и Хелен застряли в Египте на семь лет. Телемах, сын Одиссея, позже встретит Менелая и Елену в Спарте; молодой человек ищет новости о своем отце.См. «Одиссею», чтобы узнать больше о Менелайе в Египте.

Брат Менелая, Агамемнон, принял дочь Гекубы, Кассандру, в качестве своей наложницы. Агамемнона не беспокоил шторм, разрушивший большую часть греческого флота, потому что он нашел время, чтобы принести жертвы и помолиться всем богам.

В Микенах Агамемнон и Кассандра умрут от руки его жены Клитемнестры и любовника его жены Эгиста. (Полную историю убийства см. Агамемнон.)

Орест отомстил за смерть своего отца, убив Эгиста и свою мать Клитемнестру. Преследуемый эриньями и страдающий от безумия за убийство своей матери, Орест стал королем Микен и Аргоса после того, как выздоровел.

См. Агамемнон о его убийстве и мести Ореста.


Андромаха, жена Гектора, стала наложницей Неоптолема, а провидец Хелен, сын Приама и Гекубы, стал его рабом.

Геленус посоветовал Неоптолему путешествовать по суше, но в Возвращения (Эпический цикл) этот совет ему дала его бабушка Фетида.Неоптолем хорошо относился к Андромахе и Елене.

Во время своего путешествия по Фракии Неоптолем встретил Гарпалика, царя Амимней. Он сражался и ранил короля, но дочь Гарпалика, Гарпалик, была грозным бойцом, и она прогнала Неоптолема своим умением владеть оружием.

Неоптолем сначала отправился во Фтию, где еще правил его престарелый дед Пелей. Затем Хелен посоветовал Неоптолему переселиться на северо-запад Греции. Здесь Неоптолем стал царем Эпейра.Андромаха родила Неоптолему двух сыновей: Молосса и Пергама. Когда Неоптолем отправился в Спарту, чтобы жениться на Гермионе, дочери Елены и Менелая, Неоптолем женился на Елене и Андромахе и освободил их.

Однако Орест, сын Агамемнона и Клитемнестры, тоже хотел жениться на Гермионе. Орест только недавно излечился от безумия и только вернул себе королевство своего отца. Орест с Гермионой сговорились убить ее мужа. Орест убил Неоптолема. Затем Орест женился на Гермионе и позже правил Спартой после смерти Менелая.

Пелей теперь пережил своего сына и внука. Пелей действительно сумел спасти своих правнуков от убийства Орестом и Гермионой. Когда они стали взрослыми, Молосс стал царем северной области Эпейра, названной в его честь, в то время как его брат Пергам переехал в Мисию со своими последователями. Пергам завоевал и поселился в городе Тевфрания, который он назвал в честь себя, Пергамом или Пергамом.

Согласно Малой Илиаде (Эпический цикл), троянский герой Эней был схвачен греками и стал рабом Неоптолема.Однако самая известная версия об Энея после войны гласит, что он поселился в Италии с некоторыми последователями. Эта версия, названная Энеидой, была величайшей латинской эпической поэмой, написанной римским писателем по имени Вергилий или Вергилий.


Как один из любимцев Афины, Одиссей не навлекал на нее вражды. Одиссей оставался в Трое достаточно дольше, чтобы принести в жертву всех богов, прежде чем отправить свою небольшую эскадру из 12 кораблей обратно домой. Погода благоприятствовала Одиссею на какое-то время, но Одиссею суждено было занять около десяти лет, чтобы добраться до своей любимой Итаки.

Сначала путешествие Одиссея было благоприятным. Но вскоре Одиссей навлек на себя неумолимый гнев Посейдона. Одиссей ослепил своего сына, циклопа Полифема. Великий морской бог заставил Одиссея блуждать по морю десять лет, прежде чем ему разрешили вернуться домой на Итаку. Хотя он совершил великие героические подвиги в своем приключении, он сильно пострадал, потеряв всех своих людей и корабли в своем путешествии домой.

На Итаке, прежде чем он воссоединится со своей женой Пенелопой и сыном Телемахом, Одиссею придется перехитрить и убить многочисленных женихов своей жены.См. «Одиссею» путешествия Одиссея.

3. Афиняне и троянцы — Центр эллинистических исследований

Прежде чем мы сможем осмысленно исследовать жалобы и бедственное положение плененных троянских женщин в пьесах Еврипида Троянская война, сначала необходимо установить особую связь афинян с Троянской войной. Какие ассоциации вызывает Троянская война как тема? Как троянцы и падение Трои представлены в афинской литературе и искусстве?

Как мы увидим, афиняне категорически не являются частью ахейской коллективной традиции и не обязательно могут быть ассимилированы с греками из Илиады .[1] Афинское участие в Троянской войне занимает в лучшем случае лишь незначительное место в греческой традиции, и хотя были предприняты усилия по укреплению афинских связей с этой традицией, особенно в афинском монументальном искусстве, в ходе истории Афины, кажется, имели сохраняли сложную связь со своим троянским «прошлым». Эта сложная взаимосвязь с мифами о Троянской войне в различные моменты афинской истории имеет важные последствия для нашей интерпретации архаической и классической литературы и искусства, в которых рассматривается падение Трои, — сложность, которую слишком легко упускают из виду в исследованиях, отслеживающих противостояние между Востоком. и Запад в греческой мысли.В дошедшей до нас Илиаде афиняне почти не упоминаются. [2] Тем не менее, им есть место в Каталоге кораблей, {91 | 92} окончательном списке записей участников Троянской войны. Было показано, что Каталог по большей части отражает политическую географию Греции бронзового века. [3] Афины действительно существовали в бронзовом веке; Афины были заселены со времен неолита, а в конце бронзового века микенская цитадель занимала акрополь.[4] Следовательно, нет оснований полагать, что скромный афинский контингент не должен был быть частью эпической традиции. В каталоге Афины представляют собой хорошо построенную цитадель под эгидой Афины и местного героя афинян Эрехтея. Афинский отряд кораблей возглавляет малоизвестный герой Менестей: οἳ δ ‘ἄρ’ Ἀθήνας εἶχον ἐϋκτίμενον πτολίεθρον
δῆμον Ἐρεχθῆος μεγαλήτορος, ὅν ποτ ‘Ἀθήνη
θρέψε Διὸς θυγάτηρ, τέκε δὲ ζείδωρος ἄρουρα,
κὰδ δ’ ἐν Ἀθήνῃς εἷσεν ἑῷ ἐν πίονι νηῷ ·
ἔνθα δέ μιν ταύροισι καὶ ἀρνειοῖς ἱλάονται
κοῦροι Ἀθηναίων περιτελλομένων ἐνιαυτῶν ·
τῶν αὖθ ‘ἡγεμόνευ’ υἱὸς Πετεῶο Μενεσθεύς.
τῷ δ»οὔ πώ τις ὁμοῖος ἐπιχθόνιος γένετ» ἀνὴρ
κοσμῆσαι ἵππους τε καὶ ἀνέρας ἀσπιδιώτας ·
Νέστωρ οἶος ἔριζεν · ὃ γὰρ προγενέστερος ἦεν ·
τῷ δ»ἅμα πεντήκοντα μέλαιναι νῆες ἕποντο.
ας δ ’ἐκ Σαλαμῖνος ἄγεν δυοκαίδεκα νῆας,
στῆσε δ’ ἄγων ἵν ’Ἀθηναίων ἵσταντο φάλαγγες.

Илиада 2.546-556

И державшие хорошо построенную цитадель Афин —
народ великого Эрехтея, которого когда-то вырастила Афина
, дочь Зевса, и который родился на самой животворной земле,
и Афина основали его в Афинах в ее собственное богатое святилище;
там, с быками и баранами
афинские юноши поклоняются ему по мере того, как идут годы —
из этих людей Менестей, сын Петя, был военачальником.
На земле не было человека, похожего на него.
для управления колесницами и людей со щитами.
С ним соперничал только Нестор, потому что он был старше.
С этим человеком пришло пятьдесят черных кораблей. {92 | 93}

Здесь я обращаю внимание на Менестея, который на первый взгляд кажется странным выбором. Почему не Тесей, любимый героем афинян? Похоже, что Тесей не имел никакого отношения к троянскому циклу мифов, и, таким образом, его отсутствие могло бы подтвердить преобладающее мнение древности о том, что афиняне являются поздним дополнением к Каталогу.[5] Современные ученые, напротив, считают более вероятным, что Менестей является частью гораздо более древней традиции, чем мифы о Тесее. [6] Стихи Илиады о Менестее, какими бы каноническими они ни были, привели к включению Менестея в более поздние афинские генеалогические традиции и мифы о смерти Тесея перед Троянской войной, которые примирили Менестея из Илиады года года. с центральными афинскими преданиями о Тесее. [7] Похоже, что афиняне, несмотря на их небольшую роль в традиции в целом, тем не менее были почтенным компонентом ахейских сил, и что их герой Менестей был так же интегрирован в устную традицию, как и любые другие второстепенные фигуры, которые были вплетены в ткань повествования.Но, несмотря на эти заявления об участии в Троянской войне, афинян в древности обвиняли в подделке своего места в Илиаде . Плутарх приводит два случая, когда стихи, в которых упоминаются Тесей или афиняне, были вставлены самими афинянами или другими. [8] Плутарх « Жизнь Солона » описывает попытки афинского государственного деятеля шестого века обеспечить контроль над островом Саламин афинянам, которые боролись за него с городом Мегара.После нескольких лет войны два города попросили спартанцев выступить в качестве арбитра:

οὐ μὴν ἀλλὰ τῶν Μεγαρέων ἐπιμενόντων πολλὰ κακὰ καὶ δρῶντες ἐν τῷ πολέμῳ καὶ πάσχοντες, ἐποιήσαντο Λακεδαιμονίους διαλλακτὰς καὶ δικαστάς. οἱ μὲν οὖν πολλοὶ τῷ Σόλωνι συναγωνίσασθαι λέγουσι τὴν Ὁμήρου δόξαν · ἐμβαλόντα γὰρ αὐτὸη πος εγἰς νεἐν7 το 93 Αἴας δ ’ἐκ Σαλαμῖνος ἄγεν δυοκαίδεκα νῆας,
στῆσε δ’ ἄγων ἵν ’Ἀθηναίων ἵσταντο φάλαγγες.

Плутарх Солон 10.1 [ Илиада 2.557-558]


Несмотря на все это, когда мегарцы упорно сопротивлялись и обе стороны нанесли и понесли много ран на войне, они сделали лакедемонян арбитрами и судьями в раздоре. Соответственно, большинство говорят, что репутация Гомера способствовала утверждению Солона; ибо он сам вставил стих в Каталог кораблей и прочитал отрывок на суде:

Аякс привел двенадцать кораблей из Саламина,
и разместил их там, где афиняне разместили свои фаланги.

Эта же история рассказана Страбоном с дополнительными подробностями, включая стихи, которые, по утверждению мегарцев, заменил Солон. [9] Кажется, у Страбона было несколько источников для своего рассказа; он утверждает, кроме того, что некоторые утверждают, что это афинский тиран Писистрат вставил стих, в то время как другие говорят, что это был Солон. Вера в то, что афинянин вставил стих, который он сам сочинил, в Илиаду , должно быть, имела некоторую ценность в древности. Стих 558 опущен в некоторых древних папирусах и средневековых рукописях, включая такие важные издания, как папирус Хавара и Венет A X века (Marcianus Graecus 454).[10] Похожее утверждение об интерполяции содержится в книге Плутарха «Жизнь Тесея ». Плутарх отмечает, что стих в Odyssey 11, восхваляющий Тесея и Пейрита, был вставлен «в угоду афинянам». [11] В этом случае требование вставки, похоже, не повлияло на передачу стиха; он присутствует во всех рукописях. Но другие стихи, в которых упоминаются афиняне в Илиаде , например, Илиада 1.265, были трудно восприняты в текстовой традиции, в результате чего они опускаются во многих папирусах и средневековых мануалах {94 | 95} скрипты.[12] Эти упущения в рукописи предполагают, что в древности были большие сомнения в том, играли ли афиняне какую-либо роль в ахейской экспедиции против Трои. Сами афиняне, однако, не сомневались в своем месте в эпической традиции. В нескольких произведениях афинского искусства подчеркивалась их связь с троянской экспедицией, подчеркивалась роль Менестея или изображалось спасение матери Тесея, Айтры, сыновьями Тесея. [13] Особо выделяются три работы: гигантское бронзовое изображение Троянского коня на Акрополе, монументальная настенная роспись мешка Трои Полигнота в Нарисованной Стоа и метопы на северной стороне Парфенона.[14] Можно сказать, что каждая из этих работ посвящена роли Афин в Троянской войне. [15] Колоссальная бронзовая статуя Троянского коня, например, стояла в святилище Артемиды Брауронии на Акрополе. [16] Согласно Павсанию (1.23.8), Менестей, Тевсер (брат Аякса) и сыновья Тесея (Акамас и Демофонт) были изображены смотрящими с лошади. Как отмечали некоторые ученые, эти фигуры не воины, названные, например, в одиссейском описании троянского коня (4.271-289), но герои были связаны именно с Афинами. [17] {95 | 96} Однако недавние ученые показали, что изображение мешка Трои в афинском искусстве обычно совсем не праздничное. Изучение Андерсоном мешка Трои в греческой поэзии и росписи ваз показывает, что разрушение Трои постоянно изображается как кощунство, вызывающее возмездие богов. [18] Анализ метопов Парфенона, проведенный Феррари, показывает, что после персидского разграбления Афин в 480 году афиняне, похоже, больше отождествляли себя с троянцами, чем с ахейцами.Представление о разграблении Трои на Парфеноне как о высокомерном и неоправданном акте на самом деле перекликается с афинской литературой и искусством, в которых падение Трои изображается как великое кощунство со стороны ахейцев, в контексте которого совершается множество зверств. были совершены. Афинские герои Менестей, Акамас и Демофонт прославляются как афинские связи с коллективом kleos гомеровской песни. Но, как указывает Феррари, цель изображения разграбления Трои в Афинах V века до нашей эры заключалась не в том, чтобы восхвалять афинян, а в том, чтобы обвинить ахейцев.[19] Изображения мешка Трои в греческой литературе и искусстве последовательно сопоставляют в различных комбинациях один и тот же основной набор эпизодов: убийство Приама, царя Трои, Неоптолемом у алтаря Зевса Геркей , смерть маленького сына Гектора. Астианакс (от рук Одиссея или сына Ахилла Неоптолема), изнасилование Кассандры в святилище Афины Аяксом, сыном Оилея (в ходе которого Кассандру силой утаскивают от культовой статуи Афины, которая она держит в мольбе), увод Поликсены (она будет принесена в жертву Ахиллу), выздоровление Елены и уход Энея.[20] Парфенон не исключение. Хотя северные метопы по большей части потеряны или серьезно повреждены, на них, вероятно, были включены пути от Поликсены, восстановление Елены, спасение Аитры Акамасом и Демофоном и побег Энея с его сыном Асканием. . Скорее всего, сюда входили также гибель Приама и Астианакса и изнасилование Кассандры. [21] Сцена, которая кажется советом богов, может представлять момент, когда боги замышляют уничтожение {96 | 97} ахейцев на их пути домой в качестве наказания за совершенные ими бесчинства.[22] Интерпретируя значение мешка Трои на метопах Парфенона, важно помнить об исторических обстоятельствах постройки этого храма. Когда афиняне отступили в Саламин в 480 году, персы пронеслись через Аттику, захватили Афинский Акрополь и сожгли его, разрушив его святилища и храмы. Программа монументального строительства пятого века до нашей эры была не только необходимой перестройкой, но и свидетельством афинян их собственного выживания и непрерывности своего города-государства перед лицом полного разрушения, а также их окончательной победы над потенциальный угнетатель.В память о святотатстве, совершенном персами, руины сожженных храмов были включены в программу нового строительства. Руины старого храма Афины остались на виду и никогда не восстанавливались. [23] Те же самые исторические обстоятельства привели большинство ученых к интерпретации разграбления Трои на Парфеноне как символа победы над персами, запада над Востоком. [24] Но, как утверждает Феррари, такая интерпретация требует радикального переосмысления традиционного значения разграбления Трои.Феррари спрашивает: Будет ли выбран предмет, который сопровождается таким тяжелым багажом уничижительных коннотаций, если только этот багаж не имеет решающего значения для его работы? Тезис этой статьи состоит в том, что «Илиуперсис» был применен на Парфеноне именно потому, что это была парадигма неправомерного завоевания. Изображения наводили на мысль о сравнении с персидским вторжением в Грецию, однако не в том смысле, что троянцы были прообразом персов. Скорее, недавнее разграбление Афин просматривается через изображение эпического разграбления Трои.[25]


Если интерпретация Феррари верна (а я считаю, что так и должно быть), то афинян первой половины V века до нашей эры нельзя однозначно отождествлять с ахейцами гомеровского эпоса. Скорее, они представляют собой отдельную сущность, более склонную к отождествлению с побежденными троянцами, чем к гордости за бесчинства победивших ахейцев. Их маргинальный статус в илиадской традиции позволяет афинским местным героям держаться на определенном расстоянии от действий таких фигур, как Одиссей, Аякс (сын Оиллея) и Неоптолем, несмотря на то, что они явно на греческой стороне.

Однако я не хочу сказать, что связь афинян с традициями Троянской войны и разграблением Трои, в частности, может быть объяснена так просто. Как я отмечал выше, афиняне считали, что они были частью коллективной греческой экспедиции. Временами это было источником гордости Афин, о чем свидетельствует монументальное посвящение бронзового коня на Акрополе. [26] Более того, мы знаем, по крайней мере, об одном случае в древности, когда действия Менестея в Трое приводились как параллель с победой афинян над персами.В пятом веке до нашей эры на Афинской Агоре были воздвигнуты три герма в ознаменование победы Кимона над персидскими войсками при Эйоне в 475 году. [27] Надписи на гермах сравнивали доблесть афинян с доблестью Менестея в Трое. Следующее — одна из трех надписей, как сообщает Эсхин (3.185): ἔκ ποτε τῆσδε πόληος ἅμ»Ἀτρείδῃσι Μενεσθεὺς
ἡγεῖτο ζάθεον Τρωικὸν ἂμ πεδίον,
ὅν ποθ» Ὅμηρος ἔφη Δαναῶν πύκα χαλκοχιτώνων
κοσμητῆρα μάχης ἔξοχον ἄνδρα μολεῖν.
οὕτως οὐδὲν εικὲς Ἀθηναίοισι καλεῖσθαι
κοσμητὰς πολέμου τ ’ἀμφὶ καὶ ἠνορέης.

Когда-то из этого города Менестей вместе с сыновьями Атрея
руководил равниной Трои, возлюбленной богов.
Об этом человеке Гомер однажды сказал, что из всех данайцев с их бронзовыми хитонами
он преуспел в построении войск для сражения.
Таким образом, для афинян вовсе не неприлично называться
маршалами на войне и в зрелом возрасте. [28] {98 | 99}

Гермы, должно быть, были созданы где-то в середине-конце 470-х годов, незадолго до создания Эсхила « Персидских коров », и фактически примерно во время создания « Финикийских женщин в 476 году» Фриниха. также инсценировали последствия битвы при Саламине.В предыдущей главе я утверждал, что очень скоро после персидского вторжения афиняне смогли поразительным образом сочувствовать страданиям своего побежденного врага посредством трагедии. Однако способность преодолевать военные действия и заново испытать Саламин с другой стороны не означает, что афиняне не осуждали нападение персов и, в частности, разрушение Акрополя, или что они не гордились своей победой.

Афиняне, по-видимому, слишком хорошо понимали, что во время разграбления города человек особенно подвержен высокомерному возмущению.[29] Геродот, хотя и не был афинянином, назвал персов образцом гордыни , когда они разграбили Сарды, столицу лидийцев. [30] Сами афиняне были в состоянии действовать, как персы во многих случаях в пятом веке до нашей эры. В 475 году, после осады и захвата города Эйон, они продали все население в рабство и основали там колонию. [31] Эон — первый из многих городов, порабощенных афинянами в пятом веке, причем одни победы были более жестокими, чем другие.[32] Таким образом, разграбление Трои должно было вызвать отклик у афинян на многих уровнях. С одной стороны, это прообраз разграбления их собственного города и осквернения их храмов руками иностранного агрессора. С другой стороны, миф является предупреждением о чрезмерной жестокости, которая часто сопровождается победой. Я утверждаю, что изображение мешка Трои на Парфеноне является отрицательным примером кощунственного и высокомерного нападения, что подтверждается настенными рисунками Полигнота, изображающими падение Трои на Раскрашенной Стоа в Афинах и в Книдский период в году в Лешке. (конференц-зал) в Дельфах.[33] Ни одна из картин не сохранилась, но они обе подробно описаны Павсанием. Подобно Парфенону, картины акцентируют внимание на негодовании, которое пронизывало нападение троянцев и его последствия. Я цитирую полное описание Нарисованной Стоы Павсания:

αὕτη δὲ ἡ στοὰ πρῶτα μὲν Ἀθηναίους ἔχει τεταγμένους ἐν Οἰνόῃ τῆς Ἀργεία; ἐναντία Λακεδαιμονίων · γέγραπται δὲ οὐκ ἐς ἀκμὴν ἀγῶνος {99 | 100} οὐδὲ τολμημάτων ἐς ἐπίδειξιν τὸ ἔργον ἤδη προῆκον, ἀλλὰ ἀρχομένη τε ἡ μάχη καὶ ἐς χεῖρας ἔτι συνιόντες.ἐν δὲ τῷ μέσῳ τῶν τοίχων Ἀθηναῖοι καὶ Θησεὺς Ἀμαζόσι μάχονται. μόναις δὲ ἄρα ταῖς γυναιξὶν οὐκ ἀφῄρει τὰ πταίσματα τὸ ἐς τοὺς κινδύνους ἀφειδές, εἴ γε Θεμισκύρας τε ἁλούσης ὑπὸ Ἡρακλέους καὶ ὕστερον φθαρείσης σφίσι τῆς στρατιᾶς, ἣν ἐπ»Ἀθήνας ἔστειλαν, ὅμως ἐς Τροίαν ἦλθον Ἀθηναίοις τε αὐτοῖς μαχούμεναι καὶ τοῖς πᾶσιν Ἕλλησιν. ἐπὶ δὲ ταῖς Ἀμαζόσιν Ἕλληνές εἰσιν ᾑρηκότες Ἴλιον καὶ οἱ βασιλεῖς ἠθροισμένοι διὰ τὸ Αἴαντος ἐς Κασσάνδραν τόλμημα · καὶ αὐτὸν ἡ γραφὴ τὸν Αἴαντα ἔχει καὶ γυναῖκας τῶν αἰχμαλώτων ἄλλας τε καὶ Κασσάνδραν. шт. καὶ ταύτῃ μέν ἐστιν ἴσα <τὰ> παρ»ἀμφοτέρων ἐς τὸ ἔργον · τὸ δὲ ἔσω τῆς μάχης φεύγοντές εἰσιν οἱ βάρβαροι καὶ ἐς τὸ ἕλος ὠθοῦντες ἀλλήλους, ἔσχαται δὲ τῆς γραφῆς νῆές τε αἱ Φοίνισσαι καὶ τῶν βαρβάρων τοὺς ἐσπίπτοντας ἐς ταύτας φονεύοντες οἱ Ἕλληνες. ἐνταῦθα καὶ Μαραθὼν γεγραμμένος ἐστὶν ἥρως, ἀφ»οὗ τὸ πεδίον ὠνόμασται, καὶ Θησεὺς ἀνιόντι ἐκ γῆς εἰκασμένος Ἀθηνᾶ τε καὶ Ἡρακλῆς · Μαραθωνίοις γάρ, ὡς αὐτοὶ λέγουσιν, Ἡρακλῆς ἐνομίσθη θεὸς πρώτοις.τῶν μαχομένων δὲ δῆλοι μάλιστά εἰσιν ἐν τῇ γραφῇ Καλλίμαχός τε, ὃς Ἀθηναίοις πολεμαρχεῖν ᾕρητο, καὶ Μιλτιάδης τῶν στρατηγούντων, ἥρως τε Ἔχετλος καλούμενος, οὗ καὶ ὕστερον ποιήσομαι μνήμην.

Павсаний 1.15.1-3

Этот портик содержит, во-первых, афинян, выстроившихся против лакедемонян в Эноэ на территории Аргоса. Изображается не кризис битвы и не то, когда действие продвинулось до демонстрации подвигов доблести, а начало битвы, когда противники собирались приблизиться.На средней стене афиняне и Тесей сражаются с амазонками. Так что, похоже, только женщины не потеряли из-за своих поражений свое безрассудное мужество перед лицом опасности, если после взятия Фемискиры Гераклом и после этого армия, которую они отправили в Афины, была уничтожена, они все же пришли в Трою, чтобы сражаться. все греки, а также сами афиняне. После амазонок идут греки, взявшие Трою, и цари собрались из-за злодеяния, совершенного Аяксом против Кассандры.На картине изображены сам Аякс, другие пленницы и Кассандра. В конце картины — те, кто сражался при Марафоне; беотийцы Платей и аттический отряд вступают в схватку с варварами. В этом месте ни одна из сторон не имеет лучшего, но в центре битвы изображены {100 | 101} варвары, которые бегут и толкают друг друга в болото, а в конце картины изображены финикийские корабли и греки, убивающие варвары, которые влезают в них.Вот также портрет героя Марафона, в честь которого названа равнина, Тесея, изображенного выходящим из подземного мира, Афины и Геракла. Марафонцы, по их собственным словам, были первыми, кто считал Геракла богом. Из бойцов наиболее заметными фигурами на картине являются Каллимах, избранный афинянами главнокомандующим, Мильтиад, один из генералов, и герой по имени Эхетл, о котором я упомяну позже. [34] Что меня поражает в этой картине, так это то, что она заботится о побежденных троянцах, и в частности плененных троянских женщинах.Если бы не эта важная деталь, было бы естественно интерпретировать поражение троянцев как победу греков наравне с победой при Марафоне, о которой шла речь на соседней картине. [35] Но картины не параллельны. Полигнот решил изобразить не только тяжелое положение пленных женщин, но и последствия одного из самых печально известных преступлений греков — насильственного изгнания Кассандры Аяксом из святилища Афины. Более того, возмущение нападением усугубляется греками как коллективом, когда они не могут, после обдумывания этого вопроса, должным образом наказать Аякса.Неспособность должным образом осудить Аякса вызывает гнев Афины против греков и приводит к их уничтожению по пути домой. [36] И именно этот момент размышлений иллюстрирует картина Полигнота. [37] Расписная Стоа, построенная в 460-х годах до нашей эры, была одним из самых известных и посещаемых памятников Афин, а картины внутри были почитаемы {101 | 102} в древности. [38] Полигнот, как говорят, подарил свои картины Афинам бесплатно.[39] Уичерли предположил, что работы Полигнота, возможно, даже повлияли на художников по вазам, которые работали недалеко от Стоа. Поэтому важно принять во внимание именно эту версию при рассмотрении тематической важности разграбления Трои в греческой поэзии и искусстве. Более того, картина Полигнота, изображающая падение Трои на Раскрашенной Стоа, на самом деле является уменьшенной отрывочной версией очень большого Илиуперсиса, который он нарисовал для Книдского периода Leskhê в Дельфах. Эта монументальная картина, которую сопровождало не менее большое полотно о путешествии Одиссея в потусторонний мир, также была известна в древности.Хотя предполагаемая аудитория не была афинской, эта большая картина Полигнота, подробно описанная Павсанием, может пролить еще больший свет на цели и композицию несколько более укороченной версии Раскрашенной Стоы в Афинах. Описание Павсанием более крупного Илиуперсиса Полигнота очень ясно показывает, что сюжет картины — это последствия разграбления Трои и страданий, которые принесли троянцы. Греки уплывают или готовятся к отплытию; Корабль Менелая выходит в море.Следующая сцена изображает первую из двух групп плененных женщин:

ρισηὶς δὲ ἑστῶσα καὶ Διομήδη τε ὑπὲρ αὐτῆς καὶ Ἶφις πρὸ ἀμφοτέρων ἐοίκασιν ἀνασκοπούμενοιτ Ἑλονν. κάθηται δὲ αὐτή τε ἡ Ἑλένη καὶ Εὐρυβάτης πλησίον · τὸν δὲ Ὀδυσσέως εἶναι κήρυκα εἰκάζομεν, οὐ μὴν εἶχεν ἤδυσσέως εναι κήεικα εἰκάζομεν, οὐ μὴν εἶχεν ἤδυσν δυσσέω θεράπαινα δὲ Ἠλέκτρα καὶ Πανθαλίς, ἡ μὲν τῇ Ἑλένῃ παρέστηκεν, ἡ δὲ ὑποδεῖ τὴν δέσποιναν ἡ Ἠλέκτρα · διάφορα δὲ καὶ ταῦτα τὰ ὀνόματα <ἢ> Ὅμηρος ἔθετο ἐν Ἰλιάδι, ἔνθα καὶ Ἑλένην καὶ ἰούσας ὁμοῦ τῇ Ἑλένῃ τὰς δούλας ἐπὶ τὸ τεῖχος πεποίηκεν.

Павсаний 10.25.4

Брисеида стоит с Диомедой над ней, а Ифис перед ними и рассматривает фигуру Елены. Сама Хелен сидит, и Эврибата рядом с ней. Мы сделали вывод, что он был вестником Одиссея, хотя у него еще не было бороды. Одна служанка, Панталис, стоит рядом с Хелен; другая, Электра, застегивает сандалии своей хозяйки. Эти имена также отличаются от имен, данных Гомером в Илиаде , где он рассказывает о Хелен, идущей к стене со своими рабынями.


Брисеида, Диомед и Ифис являются частью группы женщин, которых Ахилл взял в плен в своих набегах на Троаду и соседние острова {102 | 103} до начала нашей Илиады . Эти набеги были описаны в « Cypria » и, без сомнения, в других эпических традициях. [40] На картине эти женщины созерцают Елену, которая может быть истолкована как причина их страданий. Сама Хелен теперь в некоторой степени пленница, как и ее слуги, и они ждут своей участи в руках победоносных греческих солдат.[41]

Вторая, гораздо большая группа пленниц появляется позже в описании Павсания. Их количество и положение в описании наводят на мысль, что они были важной частью картины. Вот примерно первая половина описания Павсанием пленниц:

γυναῖκες δὲ αἱ Τρῳάδες αἰχμαλώτοις τε ἤδη καὶ ὀδυρομέναις ἐοίκασι. γέγραπται μὲν Ἀνδρομάχη, καὶ ὁ παῖς οἱ προσέστηκεν ἑλόμενος τοῦ μαστοῦ-τούτῳ Λέσχεως ῥιφθέντι ἀπὸ τοῦ πύργου συμβῆναι λέγει τὴν τελευτήν · οὐ μὴν ὑπὸ δόγματός γε Ἑλλήνων, ἀλλ»ἰδίᾳ Νεοπτόλεμον αὐτόχειρα ἐθελῆσαι γενέσθαι-, γέγραπται δὲ Μηδεσικάστη, θυγατέρων μὲν Πριάμου καὶ αὕτη τῶν νόθων, ἐξῳκίσθαι δὲ ἐς Πήδαιον πόλιν φησὶν αὐτὴν Ὅμηρος Ἰμβρίῳ Μέντορος παιδὶ ἀνδρὶ [ἐς Πήδαιον] συνοικοῦ.ἡ μὲν δὴ Ἀνδρομάχη καὶ ἡ Μηδεσικάστη καλύμματά εἰσιν ἐπικείμεναι, Πολυξένη δὲ κατὰ τὰ εἰθισμένα παρθένοις ἀναπέπλεκται τὰς ἐν τῇ κεφαλῇ τρίχας · ἀποθανεῖν δὲ αὐτὴν ἐπὶ τῷ Ἀχιλλέως μνήματι ποιηταί τε ᾄδουσι καὶ γραφὰς ἔν τε Ἀθήναις καὶ Περγάμῳ τῇ ὑπὲρ Καΐκου θεασάμενος οἶδα ἐχούσας ἐς τῆς Πολυξένης τὰ παθήματα.

Павсаний 10.25.9-11

Троянские женщины представлены уже пленницами и скорбящими. Андромаха на картине, а рядом стоит ее мальчик, схвативший ее за грудь; этот ребенок, по словам Лешеса, был казнен, будучи сброшенным с башни, не потому, что греки так постановили, но Неоптолем по собственному желанию хотел стать его убийцей.На картине также изображена Медесикасте, еще одна из внебрачных дочерей Приама, которая, по словам Гомера, покинула свой дом и отправилась в город Педей, чтобы быть женой Имбрия, сына Ментора. Андромаха и Медесикаста закутаны в вуали, а волосы Поликсены заплетены в косы по обычаю девушек. Поэты воспевают ее смерть у гроба Ахилла, и я своими глазами видел картины как в Афинах, так и в Пергаме на Кайкусе, изображающие страдания Поликсены. {103 | 104}


Пленные женщины нарисованы таким образом, что Павсаний действительно может видеть, что они оплакивают, и он упоминает, что Андромаха сжимает ее грудь в жесте причитания.Женщин зовут aikhmalotidês , традиционное слово для обозначения военнопленных. [42] Судьба Андромахи и ее сына и жертва Поликсены, две сцены, которые появляются в большинстве изображений разграбления Трои, подчеркнуты здесь как конкретные примеры страданий троянских женщин.

Уже в этом месте описания мы видим, что Полигнот использовал кладезь преданий о судьбе пленниц Трои для композиции этой картины.На протяжении всего описания картины Павсаний использует свои знания эпических традиций — чаще всего разграбление Трои , приписываемое Лешу, — чтобы интерпретировать то, что он видит. В примечании Павсания к предыдущему отрывку об именах слуг Елены говорится, что на фигурах были надписи. Но он также говорит нам, что источником вдохновения Полигнота не обязательно была Илиада , как она была известна Павсанию и нам, а скорее другие традиции, в которых эти женщины играли роль.Этого и следовало ожидать, учитывая, что между картиной Полигнота и ее просмотром Павсанием прошло много времени. [43] Я предполагаю, что во времена Полигнота уже существовало множество преданий о пленных троянских женщинах. Павсаний говорит, что он сам видел несколько картин, изображающих жертвоприношение Поликсены. Как мы увидим в следующих главах, пленные женщины были главными героями и хорами многих трагедий. Традиции женских песен о любви и причитания с их особым взглядом на мифы о Троянской войне, возможно, также были важным источником вдохновения для поэтов и художников архаического и классического периодов.Павсаний знает о более канонических эпических традициях о Трое, но, похоже, у него нет доступа к другим средствам массовой информации, которые могли повлиять на Полигнота и других художников пятого века до нашей эры. [44] Однако мы еще не подошли к концу описания Павсанием плененных женщин. По мере того, как отрывок продолжается, мы обнаруживаем еще несколько проблесков {104 | 105} многих преданий о женщинах Трои, которые были распространены в древности:

τῶν δὲ γυναικῶν τῶν μεταξὺ τῆς τε Αἴθρας καὶ Νέστορος, εἰσὶν ἄνωθεν τούτων αἰχμάλωτοι καὶ αὗται λαελωτοι καὶ αὗται λυαενο λυαενοκτκκκκκκσκκΚλυμένην μὲν οὖν Στησίχορος ἐν Ἰλίου πέρσιδι κατηρίθμηκεν ἐν ταῖς αἰχμαλώτοις · ὡσαύτως δὲ καὶ Αριστομάχην ἐποίησεν ἐν Νόστοις θυγατέρα μὲν Πριάμου, Κριτολάου δὲ γυναῖκα εἶναι τοῦ Ἱκετάονος · Ξενοδίκης δὲ μνημονεύσαντα οὐκ οἶδα οὔτε ποιητὴν οὔτε ὅσοι λόγων συνθέται. ἐπὶ δὲ τῇ Κρεούσῃ λέγουσιν ὡς ἡ θεῶν μήτηρ καὶ Ἀφροδίτη δουλείας ἀπὸ Ἑλλήνων αὐτὴν ἐρρύσαντο, εἶναι γὰρ δὴ καὶ Αἰνείου τὴν Κρέουσαν γυναῖκα · Λέσχεως δὲ καὶ ἔπη τὰ Κύπρια διδόασιν Εὐρυδίκην γυναῖκα Αἰνείᾳ. γεγραμμέναι δὲ ἐπὶ κλίνης ὑπὲρ ταύτας Δηινόμη τε καὶ Μητιόχη καὶ Πεῖσίς ἐστι καὶ Κλεοδίκη ·

Павсаний 10.26.1-2

Над женщинами между Аитрой и Нестором находятся другие пленницы: Климени, Креуса, Аристомакха и Ксенодика. Теперь Стесихор в разграблении Трои включает Климену в число пленников; и аналогичным образом в «Путешествиях домой » [ Nostoi ] он говорит об Аристомахе как о дочери Приама и жене Критолаоса, сына Хикетаона. Но я не знаю ни одного поэта или прозаика, который упоминал бы о Ксенодике. О Креусе рассказывают, что мать богов и Афродита спасла ее из греческого рабства, поскольку она, конечно же, была женой Энея.Но Лешес и Cypria делают Эвридику женой Энея. Кроме того, на кушетке нарисованы Дейноме, Метиохе, Пейсис и Клеодике.


У каждой из женщин, изображенных на картине, есть своя история. Павсаний знает многие истории, но не все. Из подобного отрывка мы можем видеть, что существует обширный корпус рассказов о падении Трои, который теперь утерян для нас, но который, должно быть, сообщил опыт любого зрителя древнегреческого искусства или трагедии.Подобно тому, как Павсаний может видеть и слышать причитания плененных женщин на картине, которую он описывает, так и любой афинянин времен Полигнота, глядя на Раскрашенную Стоу, метопы, обратился бы к обширному корпусу женских песенных традиций и песенных традиций о женщинах. Парфенона, или слушание стенаний трагического хора плененных женщин.

Есть еще несколько аспектов живописи Полигнота, которые имеют отношение к обсуждению афинских интерпретаций падения Трои.Во-первых, сын Тесея Демофонт размышляет о спасении своей бабушки {105 | 106} Аитры. Павсаний не упоминает этот эпизод в своем описании меньшей картины на Расписной Стоа в Афинах, но почти наверняка она была написана и там. В Книде Leskhê в Дельфах Демофон и Акамас также включены в число солдат, нарисованных рядом с головой троянского коня. Другие части Дельфийской росписи, возможно, также были изображены на Стоа, поскольку описание Павсанием Стоы намного короче, чем его описание Книдской Leskhê .Например, Павсаний упоминает об изнасиловании Кассандры в своем описании Стоа. Для Leskhê он также описывает Кассандру, держащую деревянную статую Афины, а также различных присутствующих греческих солдат, включая Аякса, который дает клятву. Трудно сказать, сколько плененных женщин, описанных в Leskhê , могло быть нарисовано в Стоа, но Павсаний говорит нам, что некоторые из них были в окрестностях Кассандры, а может быть и больше.

Ближе к концу описания Павсанием картины Полигнота идет список трупов. Мертвые троянцы засоряют картину. Приам среди мертвых. Неясно, изображен ли Приам у алтаря Зевса, но, вероятно, так оно и было, поскольку Павсаний действительно упоминает альтернативную версию, в которой Неоптолем вытаскивает Приама с алтаря и убивает его в дверном проеме. Здесь снова огромное количество трупов предполагает, что центральная тема этой картины — страдания троянцев и крайняя жестокость греков.Картина не об опыте победителей, а об опыте проигравших, чьи мужчины убиты, а женщины взяты в плен. Я утверждаю, что более полное описание Книдиана Leskhê позволяет нам интерпретировать картину в Нарисованной Стоа в том же духе. Заманчиво рассматривать Стоа как своего рода «зал победы», особенно в свете близлежащей картины, изображающей Марафонскую битву. [45] Но, как я утверждал, для афинской аудитории разграбление Трои было гораздо более сложным, чем это, как действительно, похоже, было во всем греческом мире с архаических времен.

***

Возвращаясь к греческой трагедии в следующих главах, мы увидим, что забота о побежденных, которая очевидна в греческом монументальном искусстве V века до нашей эры, также является важной темой трагедий, связанных с Троянской войной. [46] В этих трагедиях пленные женщины Трои занимают {106 | 107} центральное место и с помощью традиционных причитаний вовлекают афинскую аудиторию в свои страдания. Как и в случае с драмой «Персы» Эсхила, исторические обстоятельства, в которых были поставлены эти пьесы, должны были вызвать у афинской публики комплекс эмоций.Но по мере развития пятого века афиняне становились все активнее агрессорами в продолжающихся военных действиях между городами, которые пронизывали столетие, в результате чего отношения между историей и трагедией теперь совсем другие, когда мы приближаемся к трагедиям Троянской войны. Строительство Парфенона было завершено в 432 году, незадолго до начала Пелопоннесской войны. Это памятник, который, должно быть, изменился по своим замыслам и значению в ходе строительной программы Афин в пятом веке.Задуманный как посвящение Афине и памятник победе над персами, он приобрел еще большее значение, поскольку Афины стали империей в течение пятого века до нашей эры. Строительство финансировалось за счет империалистических усилий Афин: Афины переместили сокровищницу того, что изначально было Делосской лигой, созданной для изгнания персов из Греции, со священного и нейтрального острова Делос в сами Афины. Этот акт символизирует преобразование Делосского союза в Афинскую империю.Теперь афиняне стали грабителями городов и захватчиками женщин и детей. В последние три десятилетия V века до нашей эры афиняне систематически покоряли несколько городов, которые восстали против своего принудительного союза или отказались присоединиться к ним в качестве союзников в Пелопоннесской войне, разразившейся в 431. В 427 году афинское собрание граждан проголосовало за убийство. всех мужчин Митилини и поработить всех женщин и детей. Фукидид сообщает нам, что на следующий день афиняне передумали и вместо этого убили только более тысячи ведущих заговорщиков в восстании.[47] Но в 421 году афиняне не были столь щедры с жителями Скиона. Там они убили всех мужчин и поработили женщин и детей. [48] ​​В 416 году они сделали то же самое для города Мелоса. Но Мелос никогда не был членом Делосской лиги или Афинской империи; они были колонией Спарты, которая пыталась сохранять нейтралитет. Знаменитый мелианский диалог Фукидида подчеркивает афинское злодеяние. После длительных дебатов, в которых мелианцы оправдывают свое решение оставаться нейтральным, афиняне все равно осаждают город и, взяв его, убивают мужчин и порабощают женщин и детей.[49] Эта сложная динамика демократии, империи, гражданской гордости и страданий во время войны имеет решающее значение для нашего понимания силы страданий плененной женщины в трагедии конца пятого века и потенциального разнообразия ответов, которые вызывали такие сетования. Считается, что Hecuba и Andromache были созданы и произведены в середине 420-х годов, через несколько лет после начала Пелопоннесской войны. [50] Троянские женщины , с другой стороны, были произведены в 416 году, сразу после разрушения Мелоса и незадолго до катастрофической сицилийской экспедиции.[51] Как изображение жертв Трои перекликается с современными событиями Пелопоннесской войны, в которой афиняне являются разрушителями городов и поработителями женщин? Просят ли афинян противостоять своему троянскому прошлому, на этот раз в роли ахейцев, как зеркальному отражению их нынешних действий? Современные критики часто интерпретируют пьесы Еврипида о Троянской войне, и особенно «Троян Женщины », как протест Еврипида против Пелопоннесской войны.Эдит Гамильтон зашла так далеко, что назвала его «пацифистом в Афинах Перикла», а «Троянские женщины » «величайшим произведением антивоенной литературы в мире». [52] Хотя такое прочтение явно слишком упрощенно, остается вопрос: почему Еврипиду было бы эффективно использовать троянских пленников и их пространные причитания на трагической сцене несколько раз в течение Пелопоннесской войны? Какова была эмоциональная сила этих жалоб и на каком уровне афиняне должны были относиться к ним, если вообще? С этими вопросами во многом связано значение троянской национальности для афинской аудитории и рабский статус женщин-пленниц в обсуждаемых трагедиях.Какая связь существует между этими персонажами и греческой концепцией варвара? Отталкивает ли рабство троянских женщин после падения Трои от афинян и делает их морально неполноценными и несимпатичными? Мы могли бы ожидать, что это будет так, учитывая поляризованные категории мужчина / женщина, свободный мужчина / раб и греческий / варвар, которые, как было показано, действуют в греческой мысли. [53] Но на самом деле женщины-троянцы бросают вызов таким бинарным оппозициям и опровергают ожидания.{108 | 109} Историки рабства обнаружили, что трояны трагедии иллюстрируют озабоченность трагиков концепцией обычного, а не естественного рабства. [54] Как, в частности, указала Нэнси Рабинович, пьесы о Троянской войне исследуют случайность судьбы и поворот судьбы, благодаря которой королевы и принцессы становятся слугами. Она отмечает: «Посредством высокородных троянских персонажей пьесы подчеркивают возможность того, что раб может оставаться благородным по характеру.[55] Рабинович утверждает, что для афинских зрителей-мужчин пленные троянские женщины олицетворяют потерю свободы. Страх перед рабством со стороны мужской аудитории до некоторой степени смягчается тем фактом, что троянские пленники — женщины, но их благородство обнажает реальность войны, где любой может быть порабощен, независимо от его характера или статуса. [56] Таким образом, у греков и троянцев есть общая уязвимость, которая выходит за рамки национальности или естественного права. Вопросы естественного и традиционного рабства в греческой мысли неразрывно связаны с вопросами этнической принадлежности, и изображение троянских женщин в трагедии также поднимает много вопросов о том, как афиняне восприняли бы свою чуждость.[57] Эдит Холл, чью работу над концепцией варвара я обсуждал в главе 2, в качестве центрального тезиса утверждает, что греческая трагедия знаменует собой радикально новое изображение троянцев. В то время как в греческом эпосе мало различий между греками и троянцами, трагедия делает их варварами — противоположностью идеального грека. [58] Это достигается путем ассимиляции троянцев с персами пятого века до нашей эры (как их понимали греки) и {109 | 110} приписывания им чужой одежды, речи, обычаев и поведения.[59] Но, как убедительно продемонстрировали несколько других ученых, очень часто троянцы трагедии изображаются вполне греческими. Сама Холл вынуждена признать, что в греческой трагедии есть значительная подгруппа «благородных варваров», которые нарушают шаблон, который она описывает в других местах своей работы. [60] Подавляющее большинство этих так называемых благородных варваров на самом деле являются троянскими женщинами. [61] Троянцы и другие военнопленные не только сочувственно представлены, но и троянские женщины часто морально превосходят греков, поработивших их.[62] Поскольку пьесы Еврипида о Троянской войне являются темой следующей главы, я приведу здесь только два важных отрывка, которые показывают, как полностью греческая и троянская идентичность может быть объединена или даже полностью изменена в этих пьесах. В «Троянских женщинах » все стороны осуждают Елену как вероломную жену, идеальную варварку, а троянская Андромаха выступает как воплощение греческих женских добродетелей. Описание Андромахой своего брака с Гектором характеризует ее как больше гречанку, чем гречанку: [63] ἃ γὰρ γυναιξὶ σώφρον ’ἔσθ’ ηὑρημένα,
ταῦτ ’ἐξεμόχθουν Ἕκτορος κατὰ στέγας.
πρῶτον μέν, ἔνθα (κἂν προσῇ κἂν μὴ προσῇ
ψόγος γυναιξίν) αὐτὸ τοῦτ»ἐφέλκεται
κακῶς ἀκούειν, ἥτις οὐκ ἔνδον μένει,
τούτου παρεῖσα πόθον ἔμιμνον ἐν δόμοις ·
ἔσω τε μελάθρων κομψὰ θηλειῶν ἔπη
οὐκ εἰσεφρούμην, τὸν δὲ νοῦν διδάσκαλον
οἴκοθεν ἔχουσα χρηστὸν ἐξήρκουν ἐμοί.
γλώσσης τε σιγὴν ὄμμα θ ’ἥσυχον πόσει
παρεῖχον · ᾔδη δ’ ἁμὲ χρῆν νικᾶν πόσιν,
κείνῳτε νίπινιν νανιν.

Троянские женщины 645-656

Что было сочтено разумным для женщин?
Я трудился над этим в доме Гектора.{110 | 111}
Прежде всего, если женщина не остается внутри —
, вне зависимости от того, наложена ли уже вина на эту женщину —
, это само по себе заставляет людей плохо о ней говорить.
Оставив тоску по этому поводу, я остался в доме.
И я не допускал проникновения в умные слова женщин,
, но, имея в виду достаточный учитель
дома, я удовлетворился этим.
Я молчала и пристально смотрела на мужа.
И я знала, в каких вещах я могла бы победить своего мужа,
и в чем должна была дать победу этому человеку.


Андромаха продолжает говорить, что ее женское достоинство было ее разорением — ее греческие похитители настолько очарованы ее репутацией жены, что Неоптолем, сын убийцы ее мужа, выбирает ее для себя.

Мой второй пример исходит из Hecuba , в котором, как и в случае с Trojan Women , зрителю предлагается парад троянских страданий, озвученный в преследующих стенаниях как главных героев, так и хора. Такие сетования вызывают у греческих зрителей жалость и с помощью этой типичной трагической эмоции вовлекают их в опыт троянских женщин.Но в необычном отрывке троянские женщины представляют себе и сожалеют о страданиях гречанок, потерявших своих близких на войне: πόνοι γὰρ καὶ πόνων
νάγκαι κρείσσονες κυκλοῦνται
κοινὸν δ ’ἐξ ἰδίας ἀνοίας
κακὸνωνων
κακὸνυ’ ’
κρίθη δ ’ἔρις, ἃν ἐν Ἴ-
δᾳ κρίνει τρισσὰς μακάρων
παῖδας ἀνὴρ βούτας,

ἐπὶ δορὶ καὶ φόνῳ καὶ ἐμῶν μελάθρων λώβᾳ ·
στένει δὲ καί τις ἀμφὶ τὸν εὔροον Εὐρώταν
Λάκαινα πολυδάκρυτος ἐν δόμοις κόρα,
πολιάν τ»ἐπὶ κρᾶτα μάτηρ
τέκνων θανόντων
τίθεται χέρα δρύπτεται παρειάν,
δίαιμον ὄνυχα τιθεμένα σπαραγμοῖς.

Гекуба 638-656

Боль и принуждение,
даже более сильные, чем боль, прошли полный круг; {111 | 112}
и из-за легкомыслия одного человека пришло
всеобщее горе земле Симуа,
разрушительное бедствие, приведшее к катастрофе для других.
Ссора была решена, соперничество, которое пастырь, человек
, судил на Иде
между тремя дочерьми благословенных богов,

, что привело к войне и кровопролитию и разрушению моих залов;
и на берегу красиво текущей реки Еврот,
какая-то спартанская девушка тоже полна слез в своем доме,
и к своей седой голове мать
, чьи сыновья убиты
, поднимает руки и разрывает щеки,
делает ее ногти кровоточащими в порезах.

Подобно тому, как трагедия разрушает границы между рабом и свободным, также стирается и даже исчезает грань между греком и иностранцем. Я считаю, что в то время как троянские программы часто характеризуются как иностранные и иногда даже привлекают внимание к тому факту, что они «варвары», контраст между греческими и троянскими программами часто служит лишь для того, чтобы подчеркнуть общность их страданий. [64] Как я буду доказывать в следующей главе, причитания троянских женщин в основном греческие по форме и тематике, и сама их гречность преобладает над инаковостью этнической принадлежности и социального статуса.Эффект состоит не в том, чтобы полностью разрушить все различия между греком и иностранцем, мужчиной и женщиной, рабом и свободным человеком, но сделать это достаточно, чтобы в строгих рамках трагического представления эти различия можно было подвергнуть сомнению, исследовать и испытать. публикой греческих граждан. Мы можем спросить, почему и как такое сомнение в различиях между греком и иностранцем возникло в конце пятого века до нашей эры. Холл и другие высказали предположение, что радикальное интеллектуальное движение, циркулирующее в Афинах, могло продвигать теорию единства человечества.[65] В своем трактовке троянских женщин , Н. Т. Кроалли вместо этого аргументирует {112 | 113} другое решение, а именно, что в конце пятого века различие между греками и варварами в обычной жизни просто стиралось. Далее он указывает на то, что если именно персидские войны установили противостояние греков и варваров в греческом сознании, то Пелопоннесские войны инициировали его распад: «Наши вопросы должны быть такими: как будет трагическая трактовка Троянской войны, написанная во время Пелопоннесской войны представляли этих греков против троянцев? Чем греки отличаются от варваров? И окажется ли Пелопоннесская война, а не Персидская война, повествованием, которое определяет отношение пьесы к варвару? » [66] Холл также утверждает, что спартанский враг вынуждает переосмыслить дихотомию греков и варваров.В «Андромахе
» «
» Андромаха постоянно очерняется спартанкой Гермионой как рабыней и варваром, которая завидует привязанности своего мужа к своей пленной наложнице и замышляет смерть Андромахи и ее маленького сына. Тем не менее, очевидно, что Гермиона, которую на протяжении всей пьесы называют «спартанкой», является злодеем пьесы, и ее действия осуждаются всеми, в то время как Андромаха сохраняет всеобщее сочувствие. [67] Холл утверждает: «Когда пелопоннесские или фиванские персонажи превращаются в« врагов », логика трагического повествования диктует, что варвары почти незаметно превращаются в« друзей »и принимают на себя роль суррогатных афинян; Андромаха и Троад сражаются в Пелопоннесской войне на опосредованном поэтическом уровне.»[68] Но разве это вся история? По мнению Холла, троянские женщины — невинные жертвы спартанской прелюбодейки и спартанского вторжения спартанских агрессоров Агамемнона и Менелая. Контекст Пелопоннесской войны вызывает радикальный сдвиг в эмоциональных союзах афинян: троянские варвары внезапно перестают быть демонизированными другими, и афиняне теперь могут сочувствовать им против общего врага. Этот тезис привлекателен, но я утверждаю, что он требует модификации в свете моих предыдущих аргументов.Прежде всего, как я попытался показать в этой главе, троянцы сочувственно изображаются в подавляющем большинстве греческой {113 | 114} поэзии и искусства на протяжении пятого века до нашей эры. Симпатизирующие троянцы Еврипида — не новое явление, а скорее представляют собой продолжение трактовки, начиная с самой ранней греческой эпической поэзии и далее. [69] Нам нужно только еще раз подумать об Одиссее, который в слезах, пролившихся при рассказе о взятии Трои, сравнивается с оплакивающей троянской вдовой, которую уводят в плен.Безусловно, верно, что в трагедиях, и особенно в Софокле, троянцам приписывались чужеземные атрибуты, и они даже временами ассимилировались с персами V века до нашей эры. [70] Эта характеристика, однако, не кажется эмоционально отчужденной от афинской аудитории. И, как я утверждал в главе 2, афиняне были способны сочувствовать даже своему злейшему врагу, персам, менее чем через десять лет после битвы при Саламине. В этой пьесе персы характеризуются как иностранцы во всех отношениях, за исключением того, что касается их страданий.В своих слезах и стенаниях они показаны невероятно греческими или, возможно, просто слишком человечными. Точно так же троянцы могут быть чужеземцами по одежде, языку и другим обычаям, но, тем не менее, подчиняться тем же законам и последствиям войны, что и греки. В этой главе я также попытался предположить, что афинян нельзя так легко отделить от троянской экспедиции. Я не отрицаю, что Агамемнон, Менелай, Гермиона и Орест называются спартанцами и особенно негативно изображены в пьесах Еврипида о Троянской войне, особенно в «Андромахе » .Но Одиссей оказывается не лучше, [71] и именно Неоптолем (при поддержке афинских героев Акамаса и Демофона) убивает почитаемую Поликсену в Гекубе . Дело в том, что спартанцы лежат в основе мифов о Троянской войне, и, конечно же, именно спартанка Елена является традиционной причиной всей войны. [72] Тем не менее, визуальные и литературные репрезентации этих мифов ясно показывают, что греки как коллектив несут ответственность за зверства, совершенные во время и после разграбления Трои.А поскольку афиняне считали себя частью этого коллектива, они обязательно до некоторой степени причастны к событиям, описанным Еврипидом. Поэтому я утверждаю, что жертвы, представленные на трагической сцене, должны были вызвать особый отклик у афинян, которые в течение пятого века до нашей эры стали грабителями городов и поработителями женщин. Афинян не просто пригласили перенести свою ненависть к спартанцам в легендарное прошлое и войну, в которой они сами не участвовали.Они были вынуждены противостоять действиям легендарных ахейских победителей при Трое и оценивать поведение греков как коллективного победителя в отношении собственной агрессивной политики афинян во время войны. Эдит Холл заметила, что Троя «действовала как мифическая призма, сквозь которую пятый век преломлял свою озабоченность военным конфликтом». [73] Если это правда, то что означали Троя и разграбление Трои? В этой главе я утверждал, что афинское монументальное искусство пятого века осуждает гордыню и победы, проявленную как ахейцами из греческих эпических традиций, так и персами недавнего прошлого.Эти изображения также предостерегают афинян от того, чтобы зайти слишком далеко в собственных победах пятого века, и афиняне фактически находятся на пике победы и могущества, когда строится Парфенон. Греческая трагедия — особенно трагедия Троянской войны Еврипида — ставит под острым вопрос о том, насколько афиняне прислушались к своему собственному предупреждению. Hecuba , Trojan Women и Andromache — все они получили много негативной критики в наше время, хотя мы знаем, что троянские женщины Hecuba и Trojan Women почитались в древности, и все три в качестве школьных текстов были выбраны пьесы.Недавние ученые реабилитировали эти пьесы, особенно «Троянские женщины » ; Hecuba и Andromache по-прежнему считаются проблемными на многих уровнях. [74] В прошлом веке страдания троянских женщин были ключом к перформативной силе пьес. Hecuba и Trojan Women производились неоднократно в знак протеста против современных войн. [75] Но что было в троянских пленниках, которые переместили афинян? Если, как я предлагаю, сетования троянских женщин были решающим фактором в пробуждении жалости, страха и, в конечном итоге, печали аудитории, что это может сказать нам {115 | 116} о концепции афинян о Троянской войне? [76] Какую связь, если таковая имеется, мы можем найти между переживаниями троянских женщин и современными афинянами, которые сами были вовлечены в затяжную войну в те годы, когда эти пьесы были впервые разыграны? [77]

В следующей главе я предлагаю проанализировать сетования плененных троянских женщин Еврипида в контексте трагедий, которые они переживают.Анализируя каждую пьесу по отдельности, я обращаю особое внимание на то влияние, которое плач в пьесе оказывает на других персонажей (особенно на греков), и рассматриваю возможные реакции публики. Как и в моем обсуждении книги Эсхила « Persians » в главе 2, в которой я утверждал, что традиционные черты греческого плача в песнях персов позволяли афинянам сочувствовать своему побежденному врагу, в следующих главах я сосредоточусь на традиционные греческие черты в жалобах троянских женщин и их эмоциональное воздействие.Будут проанализированы как формальные стенания, так и отрывки, в которых используется плачущий язык, чтобы оценить тематическое значение пленниц Трои. Я снова буду утверждать, что «гречность» этих жалоб и преемственность формы и смысла, унаследованная от эпических изображений троянских страданий, приглашают аудиторию выйти за пределы этнических и политических границ, разделяющих нации в состоянии войны. Таким образом афиняне могут исследовать свои собственные печали, наблюдая за страданиями других, в том числе и своих собственных жертв.{116 |}

Сноски

[назад] 1. * Номера папирусов, упомянутые в этой главе, принадлежат Дуэ, Эбботту и Ятроманолакису (2001-), за исключением неопубликованных папирусов, которые включены в издание Уэста 1998 года из Илиады и пронумерованы его. Для этих неопубликованных папирусов я использовал нумерацию Уэста, за которой следовала буква W. [назад] В следующих аргументах я обязана всем работам Андерсона 1997, Хигби 1997 и Феррари 2000. О различии между ахейцами — словом, наиболее обычно используется для обозначения греческих коллективных сил в Трое и афинян, см. Ferrari 2000, 127–128.[назад] 2. Афиняне или афинский герой Менестей упоминаются в Илиаде 2.546-556, 2.558, 4.327-328; 12,331 и 373; 13.195–196 и 689–691; 15.331. Считается, что Менестей также фигурирует в Гесиодическом каталоге женщин (фрагмент 200,3 W). [назад] 3. См. Allen 1921, Page 1959 и Simpson-Lazenby 1970. [назад] 4. Афины бронзового века см. Iakovidis 1983, 73-90. [назад] 5. Сыновья Тесея, Акамас и Демофон, фигурируют в Малой Илиаде и Мешке Трои , где они прибывают в Трою, чтобы спасти мать Тесея Айтру, которую Диоскуры похитили, спасая свою сестру. Хелен, похищенная Тесеем.(См. Gantz 1993, 298, Anderson 1997, 97-101 и Jenkins 1999.) В классический период спасение Айтры представлено в нескольких произведениях афинского искусства. См. Ниже. [назад] 6. См., например, Page 1959, 145 и далее, Simpson-Lazenby 1970, 56 и Кирк 1985, 552 г. [назад] 7. См. Gantz 1993, 298. Здесь не место обсуждать историю передачи Илиады . Я считаю, что процесс передачи композиторов из поколения в поколение был в целом консервативным, в результате чего трудные стихи с большей вероятностью со временем переосмысливались, чем отбрасывались, хотя, безусловно, система всегда в некоторой степени изменялась.(См. Dué 2001.) Формулы медленно входят в общую систему эпической дикции, и они также медленно выпадают из нее. [назад] 8. См. Хигби 1997 для подробного обсуждения этих двух инцидентов. О вставке стихов см. Также Haslam 1997, 83. [назад] 9. Страбон 9.1.10. См. Хигби 1997. [назад] 10. Илиада 2.558 опущена в папирусе 2, 38, 104, 866W и 868W, а также в рукописях A, F и Y. [Назад] 11. Жизнь Тесея 20.2: τοῦτο γὰρ τὸ ἔπος ἐκ τῶν Ἡσιόδου Πεισίστρατον ἐξελεῖν φησιν Ἡρέας ὁ Μεγαρεύς, ὥσπερ αὖ πάλιν ἐμβαλεῖν εἰς τὴν Ὁμήρου νέκυιαν τὸ Θησέα Πειρίθοόν τε θεῶν ἀριδείκετα τέκνα [ Odyssey 11.631] χαριζόμενον Ἀθηναίοις («Иерей Мегариец говорит, что Писистрат удалил этот стих из поэзии Гесиода, точно так же, как он вставил в Некуйю Гомера [ Odyssey 11] стих:« Тесей и Пейрит, выдающиеся дети богов » ). [назад] 12. Илиада 1.265 (Θησέα τ ‘Αἰγεΐδην, ἐπιείκελον ἀθανάτοισιν) цитируется как Дио, так и Павсанием, но отсутствует во многих папирусах (56, 122, 278, 377, 5261W, 762, 7W 765W, 766W) и встречается только в меньшинстве средневековых рукописей (O; добавлено на полях T2, H и V).Современные ученые предполагают, что это вставка афинской пропаганды. (См. Kirk ad loc .) West (2000) вообще не печатает стих в основном тексте своего издания, даже в скобках. [назад] 13. Об Акамасе, Демофоне и спасении Айтры в греческом искусстве см. Крон 1981a, 426-27 и 1981b и Андерсон 1997, 242-245. О Менестее см. Simon 1992. [назад] 14. Здесь я снова в большом долгу за обсуждение этих работ в Ferrari 2000. О троянском коне (от которого сохранилось только основание статуи) см. Плутарх 1.23.8 и Hurwit 1999, 198 и рис. 168 на стр. 195. О изображении Полигнота на Раскрашенной Стоа см. Павсаний 1.15.1-3 и Плутарх, Жизнь Кимона 4.5-6. Полигнотус также нарисовал увеличенную версию своего Илиуперсиса («Мешок Трои») в Книде Leskhê в Дельфах, о чем см. Pausanias 10.25-31, Robert 1983, Kebric 1983 и Stansbury-O’Donnell 1989. [назад] 15. Это самая распространенная интерпретация. (См., Например, Hall 1989, 68-69 и Hurwit 1999, 228-231.Феррари (2000) оспорил эту интерпретацию. См. Ниже. [назад] 16. Он был освящен человеком по имени Хайредем около 420 г. до н.э. См. Примечание 14 выше. [назад] 17. Единственным древним литературным источником, который включает Менестея в «Троянском коне», является поэт четвертого века нашей эры Квинт из Смирны (12.305–330). См. Higbie 1997, 291, а также Ferrari 2000, 119. (В дополнение к 4.271-289 см. Odyssey 8.500-520 и 11.523-532). О значении совместного изображения Тевсера и Менестея см. Обсуждение выше (со ссылкой к афинским притязаниям на Саламин на основании Каталога кораблей в Илиаде ), а также Хигби 1997, 290-91.[назад] 18. Андерсон 1997. Падение Трои — один из самых популярных сюжетов аттической вазописи с середины шестого века до нашей эры до середины пятого века до нашей эры. вторжение). См. В дополнение к Anderson, Schefold and Jung 1989, 283-85 и Ferrari 2000, 120. О падении Трои (включая смерть Астианакса и захват женщин) как узнаваемую тему уже в архаическом искусстве см. Также Friis Johansen 1967, 26-30 и 35-36 и цитаты ниже, n.000. [назад] 19. Ferrari 2000, 139. [назад] 20. Обзор см. в Ferrari 2000, 122-24 или Anderson 1997, 192-207. См. Также Ahlberg-Cornell 1992, 77-85, Gantz 1993, 646-661. [назад] 21. Содержание северных метопов см. в Ferrari 2000, 130-132, реконструкциям которых я следую здесь. [назад] 22. Ср. Краткое изложение Прокла Мешка Трои : ἔπειτα ἀποπλέουσιν οἱ Ἕλληνες, καὶ φθορὰν αὐτοῖς ἡ θηνᾶ κατὰ τὸ πέλαγος μηχανᾶται. («Тогда ахейцы отплыли, а Афина замышляла им гибель на море»).Феррари 2000, 132 приводит в качестве параллели к совету, на котором воля Зевса утверждается, Троянских женщин Еврипида 80-81 и Квинта Смирнского 14.422-472. О гневе Афины см. Также главу 5. [назад] 23. См. Ferrari 2002. [назад] 24. См. примечание 000 выше. [назад] 25. Ferrari 2000, 126. Ferrari (2000, 124) указывает, что Кастриота 1992 сомневается в том, как изображения Илиуперсиса («Мешок Трои») в послевоенных Афинах могут быть интерпретированы как патриотические изображения победы над варварами. , но затем подтверждает, что они должны.[назад] 26. О патриотической интерпретации Троянской войны как великой и коллективной победы Греции над варварами см. Isocrates, Panegyricus 159. Однако Исократ кажется мне поразительно изолированным в его ассимиляции троянцев с варварами. [назад] 27. О гермах Эйона см. Коннор (готовится к печати). [назад] 28. О надписях на трех гермах см. в дополнение к Эсхину 3.183-185, Плутарх, Жизнь Кимона 7.4-6. [назад] 29.Ср. Винклер 1985, 37 и Кроалли 1994, 47. [назад] 30. Геродот 1.89.2. См. Главу 2. [назад] 31. Источники см. в Connor 2004. [назад] 32. Подробнее см. ниже. [назад] 33. О Раскрашенной Стоа см. Wycherley 1953 и Meritt 1970. О Книдианском Leskhê см. Kebric 1983 и Anderson 1997, 247–255. [назад] 34. Перевод Джонса и Ормерода (Кембридж, Массачусетс: издательство Гарвардского университета, 1918), как и все последующие переводы Павсания в этой главе.[назад] 35. Так интерпретирует картину Холл 1989, 68-9. См. Также Erskine 2001, 71: «Трояны Painted Stoa испорчены своим контекстом». Эрскин также интерпретирует картину Полигнота в Книдском Leskhê (обсуждается ниже) как антиперсидские настроения. [назад] 36. Об этой причине гнева Афины свидетельствует краткое изложение Прокла о разграблении Трои в эпическом цикле (см. примечание 22 выше). См. Также Еврипид, Trojan Women 69-73, Anderson 1997, 77-80 и главу 5.[назад] 37. Возможно, Павсаний не описал все аспекты картины, об этом см. ниже. Ясно, однако, что не сам мешок был изображен, а скорее греки после того, как они взяли Трою (ᾑρηκότες Ἴλιον), то есть трагические последствия. [назад] 38. См. Wycherley 1953. [назад] 39. Плутарх, Жизнь Кимона 4. [назад] 40. См. Dué 2002, 61–64. В Илиаде нам сказано, что Брисеида происходит из Лирнесса (2.690 и т. Д.), Диомида с Лесбоса (9.664) и Ифиса с Скироса (9.667). [назад] 41. Ср. хоровые оды в « Гекуба » (444–483) и «Троянские женщины » (177–233) Еврипида, в которых хор троянских женщин в плену размышляет, где в Греции они могут быть взяты. [назад] 42. Софокл сочинил трагедию с этим именем, которая, как полагают, сосредоточена на Брисеиде и других женщинах, взятых в плен Ахиллом во время набегов. См. Blumenthal 1927. [назад] 43. Об эволюции и разнообразии греческих эпических традиций (а также о взаимосвязи между эпическими и визуальными повествованиями) см. Dué 2002, 21-36.[назад] 44. Подробнее о женских песенных традициях см. в главе 1. См. также Doherty 1996 и Pache 1999, в которых обсуждаются женские песенные традиции, включенные в каталог героинь Odysseus в Odyssey 11. [назад] 45. Фраза «зал победы» принадлежит Уичерли (1953, 27). [назад] 46. Многие трагедии, связанные с темой Троянской войны, были созданы во второй половине V века до нашей эры, но, что любопытно, разграбление Трои как предмета вазной живописи становится все реже и реже.После 420 г. он практически перестает быть представленным. См. Boardman 1989, 229. [назад] 47. Фукидид 3.50. [назад] 48. Фукидид 5.32. [назад] 49. Фукидид 5.84-116. [назад] 50. Следует отметить, что «Андромаха » , возможно, не была впервые произведена в Афинах, если утверждавшему это ученому в строке 445 можно доверять. Это сложный вопрос, о котором см. Недавнее обсуждение Allan 2000, 149-60, с дальнейшими ссылками там. Об отношении Andromache к Афинам и современным событиям см. Также ниже.[назад] 51. О важности Пелопоннесской войны как культурного контекста для Еврипида троянских женщин см. Croally 1994. О Hecuba см. издание Gregory 1999, passim . [назад] 52. Гамильтон 1971,1. См. Также Delebecque 1951, 245-62. О связи пьесы с современными событиями см. Также Westlake 1953, Goossens 1962, 520–34 и Maxwell-Stuart 1973. [назад] 53. См. Введение. [назад] 54. См. особенно Croally 1994, 97-103 и Rabinowtiz 1998, которые берут эти термины из обсуждения рабства Аристотелем ( Politics 1252ff).Аристотель утверждал, что одни люди были по природе свободными, а другие — рабами. Для Аристотеля и других греческих мыслителей классического периода женщины и варвары принадлежали к последней категории. (Древние цитаты см. В Croally 1994, 103.) Как показывает Рабиновиц, Аристотеля больше всего интересует концепция естественного рабства, но трагедия больше подходит для описания того, что происходит с людьми, когда они сталкиваются с внезапным поворотом судьбы. Троянские женщины не являются рабынями по своей природе, они становятся рабами в силу обстоятельств, не зависящих от них.Для исторического анализа практики порабощения военнопленных в Древней Греции см. Garlan 1987 со ссылками в примечании 1. [назад] 55. Rabinowitz 1998, 59. Представления Рабиновица о взаимодействии класса и пола в пьесах Еврипида о Троянской войне слишком сложны, чтобы в них можно было отдать должное. [назад] 56. Rabinowitz 1998, 59. Rabinowitz продолжает утверждать, что троянские пленники также олицетворяют страх сопротивления рабов, страх, который сам смягчается, когда троянские женщины идентифицируют себя со своими хозяевами через классовые границы и по половому признаку. линий.[назад] 57. Отличное обсуждение см. снова Croally 1994, 97–115. [назад] 58. Холл 1989, 1. О троянцах греческого эпоса см. Mackie 1996 и Erskine 2001, 51-60. Однако Эрскин, вслед за Холлом (1989), видит радикальный сдвиг в классическом периоде в интерпретации троянцев и Троянской войны. (См. Также аналогичную аргументацию в Harrison 2002, 3-4.) [назад] 59. См., помимо Hall 1989, Bacon 1961. [назад] 60. Hall 1989, 211-23. Croally 1994, 111-13 дает подробную критику попыток Холла объяснить этих благородных варваров.См. Ниже. [назад] 61. Холл также обсуждает иностранцев, вдохновленных Богом, как важную группу благородных варваров. [назад] 62. Segal 1993, 171. См. также Aélion 1983, Croally 1994, 103-15, Anderson 1997, 106, Vidal-Naquet 1997, 114, Ferrari 2000, 127-28 и Saïd 2002. [назад] 63. См. Croally 1994, 90. Об Андромахе как парадигме скорбящей жены и вдовы в эпосе см. Segal 1971 и Dué 2002, 67-74. [назад] 64. Ср. Григория 1999 г. по процитированному выше отрывку.Общность между греческой и Trojan также сочлененный Одиссеем в других пределах Гекуба : εἰσὶν παρ ‘ἡμῖν οὐδὲν ἧσσον ἄθλιαι / γραῖαι γυναῖκες ἠδὲ πρεσβῦται σέθεν, / νύμφαι τ’ ἀρίστων νυμφίων τητώμεναι, / ὧν ἥδε κεύθει σώματ»Ἰδαία κόνις (« Среди нас есть седые старухи и старики, не менее несчастные, чем вы, и невесты, лишенные прекрасных женихов, тела которых эта троянская пыль покрыла » Hecuba 322-325). [назад] 65. См. Baldry 1965, Hall 1989, 215-223, и Croally 1994, 112-13.[назад] 66. Croally 1994, 104. См. также 113–115. [назад] 67. Как я покажу в следующей главе, именно через свои причитания Андромаха получает в пьесе сострадание и восхищение греков. [назад] 68. Hall 1989, 214. Hall не включает Hecuba в это заявление, о котором см. главу 4. См. также Hall 1989, 213: «Важно, что пьесы, в которых греки показаны в плохом свете. всегда озабочены не афинянами, а своими врагами в Пелопоннесской войне, особенно семьей Атридов (которые все чаще ассоциируются не с Аргосом, а со Спартой) или фиванцами.Эрскин 2001 интерпретирует Andromache в том же духе. [назад] 69. Hall 1989, 213 также предлагает преемственность эпических традиций в качестве объяснения того, почему троянцы сочувственно изображаются в трагедии — предположение, которое противоречит ее аргументам в другом месте. [назад] 70. Приписывание Софоклом иностранного языка и одежды троянцам см. в Hall 1989, 120–21. О Еврипиде см. Bacon 1961, 125ff., Segal 1993, 171 (с примечанием 6) и Saïd 2002. [назад] 71.См., Например, Iphigeneia at Aulis 526-27, Hecuba 131-133 и 254-257. [назад] 72. «Аякс » Софокла почти наверняка предшествует Пелопоннесской войне, и главный кризис этой пьесы — это попытка спартанцев Агамемнона и Менелая отрицать захоронение Аякса. Эта попытка, если бы она была успешной, была бы еще одним кощунством, совершенным греками в связи с окончанием Троянской войны, и в пьесе она явно представлена ​​как неправильный образ действий.[назад] 73. Зал 2000, ix. [назад] 74. Относительно Andromache см. Anderson 1997, 133-55 и Allan 2000; для Hecuba см. Kovacs 1987, Mossman 1995 и издание Gregory 1999; относительно троянских женщин см. Croally 1994 и издание Barlow 1986. [назад] 75. См. Hall 2000 и Loraux 2002 и главу 3 выше. [назад] 76. Я тщательно сформулировал это заявление, потому что я не пытаюсь утверждать, что оплакивание троянских женщин является единственным элементом этих пьес, вызывающим жалость.Риторические аргументы, которые были так важны для образования и жизни афинского гражданина, играют важную роль во всех трех пьесах (особенность, которая подвергалась критике в современных оценках). Эти аргументы и такие элементы сюжета, как угроза детям, были не менее важными компонентами структуры этих пьес. О связи жалости и печали см. Заключение. [назад] 77. Андромаха , как нам сообщил один ученый, не была впервые произведена в Афинах.Любое обсуждение пьесы в ее современном контексте должно учитывать эту возможность, хотя, конечно, не все ученые принимают заявление ученого. См. Обсуждение Allan 2000, 149–160 и главу 6.

Описание основных фигур Троянской войны

Агамемнон
Агамемнон был лидером греческих войск в Троянской войне. Он был зятем Елены Троянской. Агамемнон был женат на Клитемнестре, сестре жены Менелая, Елены Троянской.

Аякс
Аякс был одним из поклонников Елены, а также одним из членов греческих войск против Трои во время Троянской войны. Он был почти таким же искусным бойцом, как Ахилл. Аякс покончил с собой.

Андромаха
Андромаха была любящей женой троянского принца Гектора и матерью их сына Астианакса. Гектор и Астианакс были убиты, Троя разрушена, и (в конце Троянской войны) Андромаха была взята в качестве военной невесты Неоптолем, сыном Ахилла, которому она родила Амфиала, Молосса, Пила и Пергама.

Кассандра
Кассандра, принцесса Трои, была награждена как военная невеста Агамемнону в конце Троянской войны. Кассандра пророчила их убийство, но, как и все ее пророчества, из-за проклятия Аполлона Кассандре не поверили.

Клитемнестра
Клитемнестра была женой Агамемнона. Она правила вместо него, в то время как Агамемнон отправился на Троянскую войну. Когда он вернулся, убив их дочь Ифигению, она убила его.Их сын Орест, в свою очередь, убил ее. Не во всех версиях истории Клитемнестра убила своего мужа. Иногда это ее любовник.

Гектор
Гектор был троянским принцем и главным героем троянцев в Троянской войне.

Гекуба
Гекуба или Гекаба была женой Приама, царя Трои. Гекуба была матерью Пэрис, Гектора, Кассандры и многих других. После войны она была отдана Одиссею.

Елена Троянская
Елена была дочерью Леды и Зевса, сестрой Клитемнестры, Кастора и Поллукса (Диоскуров) и женой Менелая.Красота Елены была настолько ошеломляющей, что Тесей и Пэрис похитили ее, и началась Троянская война, чтобы вернуть ее домой.

Персонажи Илиады

В дополнение к списку главных персонажей Троянской войны, приведенному выше и ниже, для каждой книги рассказа о Троянской войне «Илиада » я включил страницу с описанием ее главных героев.

Ахиллес

Ахиллес был главным героем греков в Троянской войне.Гомер сосредотачивается на Ахилле и гневе Ахилла в «Илиаде».

Ифигения
Ифигения была дочерью Клитемнестры и Агамемнона. Агамемнон принес Ифигению в жертву Артемиде в Авлиде, чтобы получить попутный ветер для парусов кораблей, ожидающих отплытия в Трою.

Менелай

Менелай был царем Спарты. Елена, жена Менелая, была похищена князем Трои, когда она была гостем во дворце Менелая.

Одиссей

Хитрый Одиссей и его десятилетнее возвращение на Итаку после войны под Троей.

Патрокл

Патрокл был близким другом Ахилла, который надел доспехи Ахилла и повел мирмидонов Ахилла в битву, в то время как Ахилл дулся в сторонке. Патрокл был убит Гектором.

Пенелопа

Пенелопа, верная жена Одиссея, держала женихов в страхе в течение двадцати лет, пока ее муж сражался в Трое и пострадал от гнева Посейдона по возвращении домой. За это время она воспитала их сына Телемаха до взрослой жизни.

Приам

Приам был царем Трои во время Троянской войны. Гекуба была женой Приама. Их дочерьми были Креуса, Лаодика, Поликсена и Кассандра. Их сыновьями были Гектор, Парис (Александр), Деифоб, Хелен, Паммон, Полит, Антиф, Гиппон, Полидор и Троил.

Сарпедон

Сарпедон был лидером Ликии и союзником троянцев в Троянской войне. Сарпедон был сыном Зевса. Патрокл убил Сарпедона.

Как USC получил прозвище Trojans

NCAA.com ранее затащил фанатов студенческого спорта в кроличью нору из-за того, что стали одними из самых любимых талисманов колледжей в стране. В то время как живой, дышащий бульдог-талисман Йельского университета Красавчик Дэн не был первым -м настоящим бульдогом из , который был в школе, Красавчик Дэн I начал родословную, которая теперь простирается до Красавчика Дэна XVIII.

Как бы маловероятно это ни звучало, но штат Янгстаун получил прозвище «Пингвины» из-за замечания, сделанного тренером противоположной команды по баскетболу за пять лет до того, как был проведен опрос студентов, чтобы определить талисман школы.Все из-за неотапливаемой раздевалки и отсутствия разминок баскетбольная команда штата Янгстаун замахала руками, как пингвины.

Истории, скрывающиеся за талисманами в Алабаме, Аризоне, Южном Иллинойсе, Технологическом университете Вирджинии и Уэйк Форест, тоже весьма убедительны.

Вот настоящая история того, как Южная Калифорния получила прозвище «Троянские программы».

Что такое троян?

«Троянцы» первоначально относились к людям из города Троя, который в греческой мифологии сражался с греками в Троянской войне.Сообщается, что Троянская война произошла в бронзовом веке — сотни, если не тысячи лет до нашей эры.

Оуэн Берд, который в Южной Калифорнии был назван тем, кто придумал это прозвище, сказал: «Термин« троян »применительно к USC означает для меня, что независимо от ситуации, шансов или условий, соревнование должно продолжаться до конца, и те, кто стремится, должны отдавать все, что имеют, и никогда не утомляться этим ».

Откуда взялось прозвище «Троянцы»?

Согласно веб-сайту школы, спортивный директор Южной Калифорнии Уоррен Бовард, чей отец д-р.Джордж Бовард, президент школы, попросил спортивного редактора Los Angeles Times Оуэна Берда помочь Южной Калифорнии выбрать прозвище. Веб-сайт Южной Калифорнии считает, что спортивный редактор Берд создал прозвище «Трояны».

Школьные прозвища или талисманы часто появляются из газет. Университет Аризоны стал «дикими кошками» после того, как в 1914 году писатель Los Angeles Times написал, что «люди Аризоны показали битву диких кошек».

Однако остается неясным, создавал ли Бёрд «троянов» самостоятельно или придумал псевдоним по просьбе Боварда.

«Все СМИ, репортажи и статьи, которые я видел, в основном говорят о том, что Оуэн Бёрд записывал треки в начале 1912 года, — сказал Клод Захари, университетский архивист и библиотекарь библиотек Университета Южной Калифорнии», который USC проиграл, но его поразил их боевой дух, поэтому он сказал, что они сражались как «трояны» ».

Уоррен Бовард и Берд однажды ехали вместе на параде, организованном в честь Фреда Келли, первого золотого медалиста USC и «чемпиона мира по бегу с барьерами», согласно истории, опубликованной в Los Angeles Times, так что спортивный директор и спортивный редактор, возможно, были в одних и тех же социальных кругах.

«В то время спортсмены и тренеры университета были в ужасном состоянии», — сказал Бёрд, сообщает школа. «Им противостояли команды, которые были больше и лучше экипированы, но у них был великолепный боевой дух. Имя« троянцы »им подходило.

«Я опубликовал статью перед схваткой между USC и Стэнфордом, в которой я обратил внимание на боевой дух спортсменов USC и все время называл их« троянами », и это прижилось».

Использование газет.com, NCAA.com смог найти историю, написанную Бердом, опубликованную в The Pomona (Калифорния) Progress перед большой легкой атлетикой между Южной Калифорнией и Стэнфордом.

«Следующее крупное столкновение в легкой атлетике в южном сезоне будет местом встречи троянцев Стэнфорда и Университета Южной Калифорнии в следующую субботу днем ​​над шлаковой тропой Боварда», — написал Берд.

Итак, история Берда складывается, и у нас есть квитанции, подтверждающие это.

Хотя сегодня может показаться странным рассматривать Южную Калифорнию, школу, претендующую на девять национальных чемпионатов по футболу, в качестве аутсайдера — «противостоящих командам, которые были больше и лучше экипированы», как выразился Бёрд — газетные архивы показывают, что это было дело в начале 1900-х гг.

Один заголовок в Los Angeles Times в январе 1912 года — за месяц до того, как Бёрд, как сообщается, придумал прозвище «Троянцы» для Южной Калифорнии, — гласил заглавными буквами: «Спортсмены США теперь занимают место в рейтинге больших мальчиков».

Подзаголовок «наконец узнал».

История, написанная Бердом, подробно описывает, как Южная Калифорния, наконец, добилась согласия Калифорнийского университета на регулярные спортивные соревнования, к которым Бовард «стремился в течение последних трех лет.«

«USC — это учебное заведение, в котором обучается более 1800 студентов, и в настоящее время в университете обучается более 1000 мужчин», — написал Берд.

Это может стать сюрпризом, узнав, что южная Калифорния даже не играла в футбол в то время, когда была принята «троянов». В информационном справочнике футбольной программы говорится, что с 1911 по 1913 год школа играла в регби, а не в футбол. «USC прекратил играть в американский футбол — вы знаете, футбол — как таковой, и футбольная команда превратилась в команду по регби на двоих или троих. лет «, — сказал Закари, архивист и библиотекарь манускриптов Университета Южной Калифорнии, — а затем только в середине 1910-х годов он вернулся.Прошло всего два-три года. Это было действительно своего рода игрой в той ситуации.

«На самом деле мы были маленьким местом в течение первых 30-40 лет. У нас было много финансовых взлетов и падений в районе Лос-Анджелеса, это была ситуация бума и спада, и университет пару раз почти закрывался, и сам колледж был довольно маленьким до конца подросткового возраста и начала двадцатых годов, когда ситуация действительно начала сильно расти «.

Между прочим, в руководстве для СМИ USC также говорится, что сезон студенческого футбола 1912 года — для тех школ, которые играли в футбол, а не в регби, — был первым сезоном, когда приземления приносили шесть очков, а не пять.

Чтобы еще больше показать, насколько разные времена были тогда, в ноябре 1912 года — через несколько месяцев после того, как Берд впервые написал прозвище «Троянцы» — Южная Калифорния проиграла 41-0 команде под названием «Варатс», а после игры Бовард заявил, что его люди не был бы удивлен, если бы против них был брошен больший счет », — сообщает газета Los Angeles Evening Express.

Очевидно, это было до того, как общий результат национального чемпионата Южной Калифорнии вошел в семерку лучших в этом виде спорта.

Южная Калифорния когда-нибудь называлась как-нибудь еще?

Спортивные команды Южной Калифорнии ранее назывались «методистами» или «веслианцами», согласно данным школы, чей веб-сайт сообщает, что «ни одно из этих названий не получило одобрения со стороны университетских чиновников.«Захари, университетский архивист и библиотекарь рукописей, сказал, что до того, как« троянцы »,« Южную Калифорнию »называли, я думаю, методистами или кардиналом, или чем-то, что связано с нашей школьной расцветкой».

Вот результаты поиска по запросу «методисты Южной Калифорнии» за все время, согласно газетам.com.

А вот результаты для «Уэслианцев Южной Калифорнии».

Сегодня статуя троянца в Южной Калифорнии является целью неистовых фанатов Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе во время празднования недели игр из-за соперничества между городами.«За эти годы было так много, так много случаев, когда люди, фанаты Брюинза, приходили перед игрой в соперничество и рисовали, или мы бы сказали« испортили »трояна или украли меч из рук Томми», — сказал Захари. «Троянцы стояли на страже перед статуей в течение нескольких дней перед игрой, чтобы предотвратить [это], а студенты USC шли через город к статуе Брюинза в кампусе Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе и красили ее в красный цвет или делали что-то подобное. там, так что в этом соперничестве много споров.Так что это всегда забавно ».

Следующий отрывок взят из истории, опубликованной в «Солнце пустыни» в Палм-Спрингс, Калифорния, в октябре 1999 года, в которой подробно описывается история соперничества между Калифорнийским университетом в Лос-Анджелесе и Калифорнийским университетом.

В статье 1973 года, опубликованной в газете «Индепендент» из Лонг-Бич, штат Калифорния, подробно описывалась подготовка перед игрой в кампусе перед соревнованием.

«В 18:25 девушка с книгами останавливается, чтобы поговорить с двумя охранниками кампуса», — сообщает Independent.«Она указывает на статую Томми Трояна, покрытую холстом, туго стянутую со всех сторон».

Она спросила охранников, почему статуя закрыта.

«Не хочу красить это», — сказал один охранник, согласно газете, которая процитировала охранника, как дальнейшее объяснение, «И мы поливаем кардинал и золотую краску на вещи UCLA».

Перед игрой UCLA-USC 1965 года студенты из Южной Калифорнии завернули статую в холст за две недели до игры, сообщает The San Bernardino County Sun.

В кампусе Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе «Медведь Брюин накрыт деревянной классной доской каждый год в течение недели соперничества университетов перед ежегодным футбольным матчем против Университета Южной Калифорнии», — сообщает Los Angeles Times. «Статуя была впервые экранирована в 2010 году, после того как в результате подобного вандализма медведь был покрыт красной и желтой масляной краской. В этом случае атака нанесла ущерб в размере 20 000 долларов».

Некоторые выходки фанатов в соперничестве могли потребовать двойных учеников.

«Поклонники Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе однажды безуспешно пытались облить синей краской статую троянца Томми из Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе», — сообщала The Palm Beach Post в 2005 году.«С вертолета».

Краткое содержание Илиады

Book Ten


Эта книга посвящена Одиссею и Диомеду. ночное приключение, чтобы шпионить за троянами. Книга десять существ Илиады с Агамемнон и Менелай не могли уснуть посреди ночи. Они решают пойти и убедиться, что часовые не спят, и постоять за совет. хорошо. Агамемнон и Менелай собирают Нестора, Одиссея, Диомеда и нескольких более важные мужчины вместе на «открытом пространстве, не усеянном мертвыми тела »рядом с кораблями.Совет быстро решает, что шпион должен быть отправленным в лагерь троянцев, и Одиссей и Диомед соглашаются туда. Как они покидают греческий лагерь, Афина посылает пролететь мимо них цаплю, и двое мужчины воспринимают это как знак от нее и молятся о ее защите. В пути в лагерь троянцев Одиссей и Диомед натыкаются на Долона, троянца, который был посланный Гектором шпионить за греками с обещанием, что его награда будет быть телегой и лошадьми Ахилла. Одиссей и Диомед захватывают Долона и заставить его сообщить им информацию о местонахождении троянцев и их союзники, прежде чем убить его.Его личные вещи положили на тамарисковое дерево. и поблагодарить Афину за удачу. Используя информацию, предоставленную им Dolon, Одиссей и Диомед совершают набег на лагерь фракийцев, союзников Трои. Диомед убивает двенадцать фракийцев, включая их царя, и Одиссей крадет царский телега и белые лошади. Афина является Диомедом, пока он решает, стоит ли или не продолжать убивать фракийцев и велит ему покинуть их лагерь. Видя Что случилось, Аполлон будит кузена убитого короля, который видит гризли и издает крики, которые пробуждают многих фракийских солдат для их сна.Когда Одиссей и Диомед возвращаются в греческий лагерь, они остановитесь у тамарискового дерева, чтобы забрать снаряжение Долона. Когда они прибудут в греческом лагере они рассказывают совету, что произошло во время их экскурсии, повесить снаряжение Долона на корабль, помыться в море, взять теплую ванну, натереть маслом и принести Афине вино в жертву.

Best Lines:
«… или зимняя метель, просыпающая серые поля — или широкие челюсти или мрачная и жестокая война… »
«… жалкие звуки исходили от тел, рассеченных мечом. край… »
« От моих рук идет смертельная опасность! Тебе не уйти! »
— Рэйчел Дэвис

Книга 11


На рассвете греки и троянцы готовятся к боевой.Агамемнон облачается в свои тщательно продуманные доспехи. Троянцы собираются вокруг Гектора. Раздор, посланный Зевсом, обращается к грекам, наполняя их храбрость.
Как только война закончится, греки явно доминирующий. Слабость троянцев видна, когда Агамемнон отказывается от Писандра. и просьбы Гипполоха забрать их с целью выкупа, а не убить. Вместо этого Агамемнон убивает их обоих. Сила греческой армии очевидно, когда Гомер постоянно называет их «львами» или «дикими». кабаны », а троянцы -« гончие ».
Zeus, покровительствующий троянцам по просьбе Фетида, мать Ахилла, посылает Ирис сообщить Гектору не драться до тех пор, пока Агамемнон ранен и вынужден отступить на свой корабль. Гектор подчиняется Приказ Зевса и ждет нападения на греков. После многих неудачных попыток о жизни греческого царя Енот, старший сын Антенора, копьями Агамемнона в его руке. Король продолжает сражаться, пока не высохнет кровь из раны и начинается боль. Затем Агамемнон бежит на колеснице к греческим кораблям.
Увидев отступление Агамемнона, Гектор немедленно присоединяется к битве. Греки отступили бы вслед за своим царем, но Одиссей и Диомед соглашаются остаться и сражаться. Вскоре после этого Пэрис стреляет Диомед в ступне. Несмотря на ранение принца, Диомед оскорбляет Париж. слабость воина:

«Лучник, который без твоего лука —
Ничто, клеветник и соблазнитель, если бы тебя испытали в одиночном бою
, сражаясь в полном доспехе, твой лук и стрелы послужили бы
Тебе малой заменой.Напрасно вы хвастаетесь тем, что поцарапали подошву
моей ноги.

Одиссей бежит на помощь Диомеду, но ранен в процессе. Они оба запрыгивают на свои колесницы и направляются к греку. корабли. Махаон, греческий врач, тоже ранен и спешит обратно в лагерь с Нестор. Зевс заставляет Аякса, великого греческого воина, опасаться троянских силы и тоже начинает отступать. Эврипил следует за Аяксом, пытаясь помочь защищает от троянских стрел, но на пути попадает в ногу.
Тем временем, вернувшись в лагерь, Ахиллес наблюдает за бой со своего корабля. Становится ясно, что Ахиллес не воюет, потому что его гордости. Он хочет быть востребованным греками и говорит, что «должен теперь пусть [греки] молятся ему на колени »за него в битву. Он очень хочет узнать о состоянии войны. Ахиллес задается вопросом, как греки делают и кто с Нестором раненым. Навязчивая тревога и беспокойство показывает, что воин, несмотря на свою гордость, в конце концов сражайтесь за греков.
Ахилл вызывает своего друга Патрокла, чтобы найти узнайте больше о событиях дня от Нестора. Гомер предвещает Патрокла судьба, комментируя, что это «начало болезни, которая в настоящее время постигло его ». Патрокл бежит к палатке Нестора, который сообщает, что Врач Махаон ранен. Он переходит к описанию дневных событий к другому сражению между эпейцами и пиллийцами. Нестор рассказывает Петроклу что он должен попытаться убедить Ахилла сражаться, и что если великий воин отказывается, Патрокл должен носить свои доспехи и сражаться вместо Ахилла.Сказав это, Патрокл мчится обратно к кораблю, останавливаясь по пути к залечить рану Эврипила, который опасается, что без Ахилла греки обречены.
— Лаура Доннелли

Троянская война — миф и реальность в сочетании

Один из самых известных греческих мифов, балансирующих между реальностью и вымыслом, — это троянская война ; Троянская война, печально известная во всем мире из-за «Илиады» и «Одиссеи» Гомера, до сих пор будоражит фантазию людей и творческое воображение художников.

Миф о Троянской войне возник в результате ссоры трех Богинь: Афины, Афродиты и Геры. Спорили, кто из них самый красивый. Эрида, божество раздора, подарила им золотое яблоко с надписью «для прекраснейшего». Она послала их в Париж, принца Трои, известного своей красотой, чтобы выбрать, кто из них прекраснейший. Париж выбрал Афродиту, и миф гласит, что Афродита пообещала Парису, что самая красивая женщина в мире влюбится в него.

Как началась Троянская война

Самой красивой женщиной на земле в то время была Елена, жена Менелая из Спарты, брата Агамемнона.Елена, которая осталась в истории как Елена Троянская , встретила Париса, который приехал с делегацией в Спарту, влюбилась в него и последовала за ним в Трою, невзирая на его мужа и грядущие последствия.

Греков взбесило «похищение» великолепной Елены и решили вторгнуться в Трою. Поскольку проблема была панэллинской, Менелай и Агамемнон собрали всех главных генералов из всех государств-государств Греции, чтобы отомстить за оскорбление Парижа. Ахилл, Одиссей, Аякс и многие другие генералы привели свои армии, а греки отплыли в Трою.

Троянская война длилась 10 лет, так как город Троя выдерживал осаду. Многие герои погибли, и Гомер описывает битвы и смерти героев самым ярким и захватывающим образом.

После смерти многих героев, таких как Ахилл, Гектор и другие, Война, казалось, зашла в тупик; не было победы, слишком много потерь и обе армии слишком устали.

Затем изобретательный и находчивый ум Одиссея (Улисс на латыни) дал решение: греки построили Троянского коня , огромного деревянного коня, которого они подарили городу Трои.Они сняли свои лодки, как если бы они покинули этот район, и оставили лошадь троянцам, которые были счастливы, увидев, что греки ушли, и не думали мудро.

Они пустили лошадь в город и начали праздновать свою победу. Но ночью, когда все были пьяны и уставшие, греки выходили с лошади и перерезали троянцев, оскверняли храмы и похищали золото и дары из этого богатого города. Конечно, этих действий было достаточно, чтобы вызвать гнев богов, поэтому немногим грекам удалось без проблем вернуться в Грецию.

Илиада и Одиссея: эпосы Гомера о Троянской войне

Гомер в своей «Илиаде» описывает все события девятого года войны и обращается к прошлым событиям ретроспективно с ретроспективными кадрами. «Илиада» заканчивается смертью Гектора из Ахилла, а все остальные события описаны в «Одиссее», эпопее о возвращении Одиссея домой.

Греки верили в реальность мифа о Троянской войне, историческом событии, которое произошло где-то между 13 и 12 веками до нашей эры.Троя была и остается на территории современной Турции. Однако мы не можем поверить, что Елена Троянская была причиной настоящей войны. Хелен, хотя и была реальным человеком, дала основу для идеального мифа, который оправдал бы империалистическое нападение греков на Трою, место, известное своим богатством и могуществом в то время.

Мы не уверены, какова историческая реальность, потому что удивительные описания и сказки Гомера нельзя считать достоверным историческим источником. В любом случае, оба эпоса — удивительное чтение и дали нам увлекательные истории о героях, богах, битвах и потрясающих местах.

Гомер Ильад 3

Гомер
Илиада

Книга III

Теперь с эскадрильями выстроились, капитаны ведут каждый,
троянцы пришли с криками и грохотом войны, как дикие птицы
когда длинные хриплые крики журавлей несутся по небу
и великие формирования бегут от мрачных нечестивых штормов зимы,
летят в полную силу, визжат на юг, к океанским заливам, разгоняются до
кровь и смерть воинам-пигмеям, запуск на рассвете
г. свирепая битва обрушилась на их головы.Но армии Ахайи
наступил сильный в тишине, дыша боевой яростью,
сердца пылают, чтобы защищать друг друга до смерти.

Когда южный ветер ливневый туман на вершинах гор,
не друг пастухам, лучше ночи ворам —
Вы не можете видеть дальше, чем можете бросить камень-
Так пыль пошла облаками, поднимаясь от ног армий
маршируют на максимальной скорости, топчут равнину.

Теперь ближе, закрытие, спереди вперед в начале
пока Париж не вырос из передовых рядов троянцев,
претендент, гибкий, великолепный, как бог,
шкура леопарда на плечах,
рефлекторный лук за спиной и боевой меч на бедре
и размахивая двумя острыми копьями с бронзовым наконечником
он двинулся вперед, бросая вызов всему аргосийскому лучшему
чтобы сразиться с ним лицом к лицу в смертельной схватке.

Скоро как воин Менелай отметил его,
г. Пэрис марширует своими большими резкими шагами,
щеголяя перед войсками, Атридес в восторге.
как лев, освещающий красивую тушу,
повезло найти рогатого оленя или дикую козу
так же, как голод — он его разрывает, прикручивает,
даже с бегающими собаками и похотливыми охотниками, бросающимися на него.
Так был взволнован Менелай в душе княжеского Парижа,
г. прямо перед его глазами. Преступник, прелюбодей …
«Теперь о мести!» — подумал он и прыгнул вниз
со своей колесницы во всеоружии и ударился о землю.

Но как только великолепный Париж с отметкой Atrides
сияя среди чемпионов, дух Пэрис дрожал.
Вернувшись в свои дружеские ряды, он съежился от смерти
как спотыкающийся на змее в лощине на вершине холма
отшатывается, внезапно дрожит, сжимает колени
и бледность покрывает его щеки, и он съеживается.
Так он снова растворился в гордых троянских строках,
боязнь Атридов — великолепного, храброго Парижа.
Одним взглядом
Гектор ругал своего брата оскорблениями, язвительными издевательствами:
«Париж, ужасный Париж! Наш принц красоты —
. сумасшедший для женщин, вы их всех заманиваете к гибели!
Если бы ты никогда не родился, умер бы незамужем.
Это все, что я прошу. Лучше так далеко
чем то, что ты здесь расхаживаешь, возмущение-
издевательство в глазах всех наших врагов. Почему,
длинноволосые ахейцы, должно быть, хохотали!
Они думали, что ты самый храбрый чемпион, которого мы могли выставить,
и только из-за красивого блеска на конечностях
но внутри вас нет ни сердцевины, ни боевой силы.
Что? — это тот человек, который когда-то собирал гребцов,
г. который боролся с морями на своих гоночных глубоководных кораблях,
продан с иностранцами, похитил женщину
вдали от ее далеких берегов, красота великая
жениться на стране суровых копейщиков?
Ты…
проклятие вашему отцу, вашему городу и всему вашему народу,
радость нашим врагам, позор себе чин
Итак, вы не можете противостоять сражающемуся Менелаю?
Вы скоро почувствуете его силу, этого человека, которого вы ограбили
его роскошной, теплой жены. Тогда бесполезно для вас,
прекрасная лира и эти дары Афродиты,
Ваши длинные распущенные локоны и ваш эффектный вид,
не когда вы катаетесь и соединяетесь с пылью.
Какие трусы, люди Трои — или лет назад
они бы облачили вас в скалистые доспехи,
забросал тебя камнями до смерти за все твои злодеяния! »

И Париж, великолепен, как бог, ответил:
«Ах, Гектор, ты справедливо меня критикуешь, да,
ничего несправедливого, кроме того, что я заслуживаю.
Сердце внутри тебя всегда закаляется жестко,
как топор, пронзающий дерево, когда кораблестроитель
рубит корабельные бревна с каждой унцией мастерства
а вес клинка управляет ударом человека.
Так что сердце в твоей груди никогда не устрашится.
Тем не менее, не бросайте мне в лицо прекрасные подарки
золотой Афродиты. Не выбрасывать,
дары богов, эта слава …
что бы ни давали боги по своей доброй воле —
как мы могли выбрать их для себя?
А теперь
если ты действительно хочешь, чтобы я дрался здесь до финиша,
посадить всех троянцев и аргивян на свои места
и выставить меня против Менелая, дорогого Аресу —
прямо между строк —
мы будем бороться за Хелен и все ее богатство.
И тот, кто окажется лучшим человеком и побеждает,
он честно заберет эти сокровища, приведет женщину домой.
Остальные скрепят кровью свои связывающие пакты дружбы.
Наш народ будет мирно жить на богатой земле Трои,
г. наши враги плывут домой, в страну жеребцов Аргос,
г. земля Ахея, где женщины — чудо. .. «

Когда Гектор услышал тот вызов он радовался
и прямо по нейтральной полосе он шагал по своим линиям,
сжимая копье посередине древка, останавливая людей.
Но длинноволосые аргосские лучники нацелились на Гектора,
пытаясь срубить его стрелами, бросая камни
пока царь Агамемнон не вскрикнул звенящим голосом,
«Держись, Аргив! Сыны Ахайи, останови свои залпы!
Смотри, Гектор со сверкающим шлемом своего
этот человек сейчас пытается нам что-то сказать.

Они провели свои атака.Быстро замолчали мужчины
и Гектор умоляли, обращаясь к обоим вооруженным лагерям:
«Послушайте меня, троянцы, ахейцы, готовые к бою!
Услышьте вызов Парижа,
человек, который стал причиной нашей долгой и упорной кампании.
Он призывает всех троянцев, всех аргивян,
положить свои прекрасные доспехи на плодородную землю
в то время как сам Париж и воин Менелай
взять поле между вами и бороться с ним
для Елены и всего ее богатства в единоборствах.
И тот, кто окажется лучшим человеком и побеждает,
он честно заберет эти сокровища, приведет женщину домой.
Остальные скрепят кровью свои связывающие пакты дружбы ».

Он остановился. Приглушенный молчание сдерживало ряды.
И Менелай, чей крик мог собрать армии
призвала обе стороны: «А теперь и меня выслушайте! Такая ограниченная месть ранит меня больше всего —
но я хочу, чтобы мы расстались с миром, наконец,
Троянцы и ахейцы.Посмотрите, какие тяжелые потери
ты пострадал только за меня, моя жестокая ссора,
и Пэрис, которая навлекла это на всех вас. Теперь будем драться —
и смерть тому, кто отмечен гибелью и смертью!
Но остальные разойдутся с миром, и скоро, очень скоро.
Принесите двух ягнят — белого самца и черную овцу
для Солнца и Земли — а мы третье принесем Зевсу.
И веди Приама тоже, Приама во всей его силе,
чтобы сам король мог скрепить наше перемирие кровью-
его королевские сыновья безрассудны, им нельзя доверять:
никто не должен попирать клятву, которую мы приносим Зевсу.
Умы молодых всегда непостоянны,
но позволь старику стоять среди них,
Тот, кто видит дни позади, дни впереди —
это лучшая надежда на мир для обеих наших армий ».

Ахейский и Обе троянские силы ликовали,
надеясь, что это положит конец агонии войны.
Они тащили свои колесницы строем, на отдыхе,
Войска спешились и сняли оружие
и положили их на землю, толпившись вместе —
между ними не было ни фута пашни.
Обратно в город Гектор послал двух вестников сейчас
немедленно привести ягнят и вызвать Приама
в то время как царь Агамемнон отослал Талфибия,
направляясь к кораблям за еще одним ягненком.
Вестник быстро подчинился приказам своего капитана.

А теперь посланник пошел и к белобрюхой Елене,
Ирис, ищущая весь мир, как сестра Гектора
женился на сыне Антенора, невесте Геликаона Лаодике,
г. самая прекрасная дочь, которую когда-либо рождал Приам.
И Ирис пришла к Хелен в ее комнату …
плетение растущей паутины, темно-красный складной халат,
Работая в утке, бесконечная кровавая борьба
троянцы-жеребцы и аргивы, вооруженные бронзой
все пострадал за нее от рук бога битвы.
Ирис, мчась по ветру, коснулась и прошептала,
«Давай, милая девочка, давай скорее —
так что вы можете увидеть, какие чудесные вещи они делают,
троянцы-жеребцы и аргивы вооружены бронзой!
Мгновение назад они хотели убить друг друга, хотели
за душераздирающую бесчеловечную войну на равнине.
Теперь те самые воины спокойно стоят в тишине —
боевые действия прекратились, они прислонились к своим щитам,
их длинные копья воткнулись в землю рядом с ними.
Подумайте об этом: Париж и Менелай, любимые Аресом
иди в бой своими копьями —
все для тебя — и того, кто выиграет эту дуэль,
назовешься его женой! »
И с этими словами
Богиня наполнила ее сердце тоской, теплой и глубокой
давным-давно для мужа, ее города и ее родителей.
Быстро закутавшись в мерцающее льняное полотно,
она выбежала из своей комнаты, хлынули живые слезы,
и не одна — две ее женщины следовали за ней,
Этра, дочь Питфея, и Климена с широко открытыми глазами,
и вскоре они достигли надвигающихся Скейских ворот.

И вот они, собрались вокруг Приама,
Panthous и Thymoetes, Lampus и Clytius,
г. Хицета на сером помощнике Ареса, потом эти двое
с неизменным здравым смыслом, Укалегон и Антенор.
Старики королевства заняли места над воротами.
Долгие годы остановили их боевые дни
но они все еще были красноречивыми ораторами, ясными, как цикады
уселись на верхушках деревьев, громко проникая сквозь лес,
тихо поднимается, падает, умирает … Так они ждали,
старые вожди Трои, когда они сидели на башне.
И увидев Елену, идущую вдоль валов,
они бормотали друг другу нежные крылатые слова:
«Кто мог их винить? Ах, неудивительно, что
военнослужащих Трои и Аргивян пострадали
человек. все годы агонии для нее, для такой женщины.
Красота, красота ужасная!
Бессмертная богиня — так она бросается в глаза!
Но все же
как бы она ни была восхитительна, отпустите ее домой на длинных кораблях
и не отставать … для нас и наших детей
с годами непреодолимая печаль ».
Они тихо бормотали
но Приам, повысив голос, позвал Елену,
«Подойди сюда, дорогое дитя.Сядь передо мной,
так что вы можете увидеть своего мужа давно,
ваши родственники и ваш народ.
Я тебя не виню. Я виню богов.
Это они навлекли на меня эту войну,
разрушительная война против ахейцев
Здесь, подойди ближе,
Назови мне имя этого потрясающего бойца. Смотри,
Кто там этот ахейец, такой строгий и величественный?
Многие другие намного выше, правда,
но я еще никогда не видел такого царственного,
так величественно… Этот человек, должно быть, король! »

И Елена сиянию женщины ответил Приам,
«Я так тебя уважаю, дорогой отец, тебя тоже боюсь
если бы только смерть мне тогда нравилась, мрачная смерть,
В тот день я последовал за твоим сыном в Трою, оставив
моя брачная кровать, мои родственники и мой ребенок,
мой любимый, теперь уже взрослый,
и прекрасное товарищество женщин моего возраста.
Смерть так и не пришла, так что теперь я могу только плакать.
Но насчет ваших вопросов — да, у меня есть ответ.
Этот человек — сын Атрея Агамемнон, владыка империй,
г. и могучий король, и сильный копьеносец,
и он был моим родственником, шлюха, что я!
Был мир. . . или это был сон? »

Ее голос сорвался, но старый король, потерянный в изумлении;
воскликнул: «Как тебе повезло, сын Атрея,
дитя удачи, твоя судьба так благословлена!
Посмотрите на огромные ахейские армии, которыми вы командуете!
Много лет назад я посетил Фригию, полную виноградников,
увидел там фригийских людей с их копошенными лошадьми —
Множество армий Отрея, Мигдон, как бог,
расположился лагерем на берегу реки Сангарий.
И я встал среди них, товарищ по оружию
в тот день, когда амазонки ударили, состязаясь среди мужчин на войне.
Но даже эти орды не могли сравниться с вашими ордами,
ахейцы с огненными глазами! »
А также прицельный Одиссей рядом
старый король спросил Елену: «Пойдем, дорогое дитя,
расскажи и мне об этом — теперь кто он?
Ясно, что ниже Агамемнона, сына Атрея,
г. но шире в плечах, в груди.
Вот видите? Его доспехи завалены на зеленом поле
но человек продолжает строить ряды бойцов, как таран-
да, мне он кажется тараном с толстой шерстью
пробираясь через большую массу овечьих отар,
сияющий серебристо-серый. «
Хелен дитя Зевса ответил:
«Это сын Лаэрта, великий тактик Одиссей.
Он был выведен на земле Итака. Каменистый грунт
и он быстр в каждом предательстве под солнцем —
человек перипетий «.
Хелен приостановлено
и проницательный Антенор продолжил ее рассказ:
«Сразу к делу, миледи, очень верно.
Однажды в прошлом он пришел к нам, Король Одиссей
возглавляя посольство, которое они послали для вашего освобождения,
вместе с дорогим Аресу Менелаем.
Я принимал их, тепло относился к ним в своих залах
и узнал пути обоих, их стратегии, их черты.
Теперь, когда они смешались с нашими троянцами в сборке,
стоя рядом, плечи Менелая
установлен над своим другом по высоте и ширине,
когда оба сели, Одиссей выглядел более властным.
Но когда они обратились к нам со своими призывами,
Менелай заговорил быстро — его слова скачут,
. мало, но ясно, как колокол, ничего многословного
или не по назначению, хотя на самом деле мужчина был моложе.
Но когда появился Одиссей, знаменитый тактик
просто стоял бы там, глядя вниз, тяжело,
его глаза устремились в землю,
никогда не двигая своим скипетром вперед и назад,
сжимая его жестко и по-прежнему, как безмозглый человек.
Вы могли бы подумать, что он угрюмый парень или просто дурак.
Но когда он выпустил этот прекрасный голос из … его грудь
и слова накапливались, как зимняя метель —
тогда ни один живой человек не мог соперничать с Одиссеем! Одиссей…
мы больше не смотрели с удивлением на его внешность ».
Прицел
третьего бойца, Аякса, старый король спросил ее следующим,
«Кто этот другой ахейец, такой могущественный, такой хорошо сложенный?
Он возвышается над Аргосами, его голова, его массивные плечи! »

И Хелен во всей ее сияние, ее длинные одежды, ответил,
«Да ведь это же гигантский Аякс, оплот ахейцев.
И Идоменей там стоит со своими критянами —
г. как бог, понимаете? И критские капитаны
образуют вокруг него кольцо. Как часто Менелай,
мой добрый солдат, принял бы его в наших залах,
в былые времена, когда он плыл с Крита.
И теперь я их всех вижу, ахейцы с огненными глазами,
Я знаю их всех наизусть и могу назвать их имена …
но двух я не могу найти, и они капитаны армий,
Касторовщик лошадей и стойкий боксер Полидевк.
Мои кровные братья. Мать родила их обоих. Возможно
они никогда не переходили с прекрасных холмов Лакедемон
или пришли они, плывя сюда на глубоководных кораблях,
но теперь они отказываются присоединиться к солдатам в битве,
боясь презрения, на меня обрушились проклятия. . . «

Так она заколебалась, но земля уже держала их,
давно умер на животворной земле Лакедемон,
родная земля их отцов.
Теперь через Трою
глашатаи принесли подношения богам,
священные жертвы, чтобы связать и запечатать клятвы:
два барашка и вино, согревающее сердце,
урожай виноградной лозы, наполнение мешка из козьей шкуры,
и герольд Идей нес сияющую чашу
и золотые кубки. Достижение стороны старого короля
глашатай резко разбудил его: «Сын Лаомедон, восстань!
Зовут вас сейчас, командиры обеих армий,
троянцы-жеребцы и аргивы, вооруженные бронзой —
спустись на равнину, чтобы скрепить наши клятвы.
Теперь Париж и Менелай, Атриды, любимые Аресом,
сразятся с ним своими грубыми копьями за Хелен,
и Хелен и все ее сокровища достаются победителю.
Остальные скрепят кровью свои связывающие пакты дружбы.
Наш народ будет мирно жить на богатой земле Трои.
Наши враги плывут домой, в страну жеребцов Аргос,
г. земля Ахея, где женщины — чудо.«

Пошла дрожь Стрельба сквозь старика
но он приказал своим людям немедленно сковать команду.
Они незамедлительно повиновались, и Приам поднялся на борт,
. натягивая поводья назад туго натянутыми. Передняя по бокам от него,
садится на блестящую машину, и оба мужчины управляют командой
через Скейские ворота, направляясь к равнине.

Достигнув фронта, они слезли с колесницы,
на землю, которая всех нас кормит, и в космос
они прошли между ахейской и троянской линиями,
г. Лорд Агамемнон тотчас же встал, чтобы поприветствовать их обоих.
с великим тактиком Одиссеем рядом с ним.
Благородные герольды принесли жертвы
отмечен для богов, чтобы запечатать и связать клятвы.
Они смешали вино соперников в большой миске
и ополоснул ожидающие руки военачальников водой.
Сын Атрея вытащил кинжал, который всегда висел на руке
в больших ножнах его боевого меча нарезать пучки
от голов ягнят, и глашатаи прошли мимо них
ахейским и троянским военачальникам.Затем сын Атрея
Агамемнон встал за всех, поднял руки
и молился своим глубоким звучным голосом: «Отец Зевс!
Правит всеми нами от Иды, бога величия, бога славы
Гелиос, Солнце над нами, все видящие, все слышащие!
Реки! И Земля! А ты под землей
кто наказывает мертвых, кто нарушил клятву —
будь здесь свидетелем, защити наши обязательные пакты.
Если Париж повергнет Менелая в кровь,
он держит у себя Хелен и все ее богатство
и мы плывем домой на наших гоночных глубоководных кораблях.
Но если рыжий Менелай обрушит Париж,
г. троянцы сдают Елену и все ее сокровища.
И они платят нам репарации справедливые и подходящие,
цена, которая вдохновит еще грядущие поколения.
Но если Приам и сыновья Приама откажутся платить,
откажи мне, Агамемнон — с избитым Парижем —
потом сам буду бороться за выкуп,
Я буду сражаться здесь до конца нашей долгой войны.«
На эти условия
он протащил свой безжалостный кинжал по глотке ягнят
и пусть они упадут на землю, умирая, задыхаясь
дыхание их жизни, оборванное острой бронзой.
Затем окунуть вино из чаши для смешивания,
наполняя их чашки, выливая их на землю,
люди возносили свои молитвы богам, которые никогда не умирают.
Вы могли слышать некий троянский или ахейский зов: «Зевс-
». бог величия, бог славы, все вы, бессмертные!
Кто бы из соперников не нарушил этот договор первым,
проливают свои мозги на землю, когда разливается это вино —
их, их детей тоже — враги их жен насилуют! »

Но Зевс не стал выполнить их молитвы, пока нет…
И вот Приам встал среди них и попрощался:
«Слушайте меня, троянцы, ахейцы, готовые к бою —
домой я иду в ветреный Илион, прямо домой.
Я говорю вам, что это больше, чем я могу вынести —
смотреть, как мой сын сражается с Менелаем
любимый богом войны прямо у меня на глазах.
Зевс знает, несомненно, и каждый бессмертный тоже знает,
какой боец ​​обречен все это кончить смертью.«

И закладывая жертвы в колеснице, благородный Приам
забрался на борт, туго натянув поводья.
Антенор обошел его, садясь на сверкающую машину,
. и они снова поехали обратно, направляясь домой в Трою.
Но сын Приама князь Гектор и царственный Одиссей
сначала измеряется от земли для единоборства,
потом бросил два камня в каску, жребий для заброса —
кто первым бросит его копье с бронзовым наконечником?
Армии молились и протягивали руки к богам.
Вы могли слышать мольбы троянцев или ахейцев: «Отец Зевс,
Правит всеми нами от Иды, бога величия, славы
Кто принес эту войну обеим нашим странам,
пусть гниет и тонет в Доме Смерти
но пусть крепко держатся наши пакты о дружбе! »
Так они молились
такого же роста, как Гектор, глаза отведены под сверкающий шлем,
сильно встряхнул оба участка, и участок Пэрис выскочил наружу.
Войска сели по порядку, каждый рядом со своими лошадьми
копал землю там, где лежало разукрашенное боевое снаряжение. А сейчас —
один воин в полированных доспехах на спине,
великолепная Пэрис, светловолосая супруга Елены.
Сначала он обмотал ноги хорошо сделанными наголенниками,
застегивается сзади на каблуке серебряными пряжками на щиколотке,
затем он повязал нагрудник себе на грудь,
его брата Ликаона, который так ему подходил.
Затем через плечо Парис перебросил свой меч,
. тонкий бронзовый клинок с рукоятью, усыпанной серебром,
а затем ремешок для щита и его крепкий, массивный щит
и над его могучей головой он установил хорошо кованный шлем
гребень из конского волоса на его колышущемся, ощетинившемся ужасе,
и наконец он схватил копье, соответствующее его хватке.
Следуя шагу за шагом
боевой Менелай тоже был одет в доспехи.

Оба мужчины вооружены Противоборствующие стороны сил,
в нейтральную зону между линиями, по которым они шли,
взгляды угрожающие, дикое возбуждение охватило всех, кто смотрел,
троянцы-жеребцы и аргосские солдаты.
Удар в стойку на поле боя только что пройдено
они размахивали копьями друг в друга, напряженные от ярости.
Вдруг Парис метнул — длинная тень его копья пролетела
и древко попало в круглый щит Менелая по центру —
не колотит, наглый острие загнул назад
в жесткой броне.
Но его очередь следующий вознесенный бронзовым копьем и молитвой отцу Зевсу:
«Зевс, царь, отомсти мне, он сначала меня обидел!
Прославленный Пэрис — раздави его под моей рукой!
Так что даже среди будущих мужчин мужчина может уменьшиться в размерах
от раны хозяина, который одарил его добротой.«

Покачивая копьем, он швырнул, и его длинная тень полетела
и древко попало в круглый щит Пэрис, попало в центр —
прямо сквозь сияющую шкуру вонзило тяжелое оружие,
разрывая нагрудник тонко обработанный,
разорвав боевую рубашку, рядом с флангом Пэрис он ударил
но троянец свернул в сторону и избежал черной смерти.
Итак, теперь Менелай обнажил свой меч с серебряными гвоздиками
и высоко подняв оружие, он рухнул
о гребень шлема, но лезвие разбилось в месте удара —
зазубренные осколки летят — он выпал из руки Атридеса
и герой закричал, сканируя пустое небо,
«Отец Зевс — нет бога опаснее тебя!
Я думал, что накажу Пэрис за все его бесчинства —
теперь мой меч разбит, прямо в моих руках, смотри,
мое копье зря вылетело из моей хватки — я ни разу не попал в него! »

Бросившись в Париж, он схватился за гребень из конского волоса,
развернул его, начал тащить в аргосские линии
а теперь плетеный ремешок на подбородке, крепко удерживающий его шлем
раздавил свое мягкое горло — Пэрис задыхалась, душила.
Теперь он бы вытащил его и завоевал бессмертную славу
но Афродита, дочь Зевса, стремящаяся к цели,
щелкнул ремешок из сыромятной кожи, вырезанный из забитого быка,
и шлем оказался пустым в кулаке Менелая.
Вращая его, истребитель отправил его в полет
в свой Аргос, быстро пытаясь достать его —
он прыгнул обратно на своего человека, разъяренный медным копьем,
Без ума от убийства, но Афродита вырвала Париж,
легкая работа для бога, окутавшего его клубами тумана
и посадил его в спальню, наполненную ароматом.
Затем она пошла сама вызвать Хелен
. и нашел ее там, на крутой выступающей башне
с отрядом троянских женщин собрались вокруг нее.
Богиня потянулась и потянула за свое благоухающее платье,
тихий шепот, для всего мира, как старая старуха,
старый ткач, когда они жили в Лакедемоне,
г. ткала свои прекрасные шерстяные ткани, и Хелен любила ее.
Подобно ей в жизнь, бессмертная Любовь пригласила,
«Быстро-Париж зовет, возвращайся домой
Вот он в спальне, кровать с инкрустацией колец —
он сияет всей своей красотой и одеждой!
Вы бы никогда не мечтали, что он пришел из борьбы с мужчиной,
можно подумать, он ушел на танцы или ускользнул
от танцев, непринужденно растягиваясь.«
Заманчиво так
что сердце в груди Елены забилось быстрее.
Она сразу узнала богиню, длинную гибкую шею,
гладкие полные груди и огонь в этих глазах —
и она была поражена, она разразилась своим именем:
«Сводящая с ума, моя Богиня, ну что теперь?
Желая снова заманить меня к своей гибели?
Куда ты меня отвезешь дальше?
Поездка в другие грандиозные роскошные города,
во Фригию, в соблазнительную страну Меонии?
Есть ли у тебя там и любимый смертный?
Но почему именно сейчас?
потому что Менелай победил вашего красивого Парижа
и как бы я ни был ненавистен, он хочет забрать меня домой?
Вот почему ты манишь сюда, рядом со мной сейчас
со всей бессмертной хитростью в сердце?
Ну иди к нему сам — ты рядом с ним паришь!
Оставь главную дорогу богов и будь смертным!
Никогда больше не ступай на Олимп, никогда! —
Страдать за Париж, защищать Париж вечно…
пока он не сделает вас своей замужней женой или своей рабыней.
Не я, я больше никогда не вернусь. Было бы неправильно,
позорно снова делить постель этого труса.
Женщины Трои презирали меня все эти годы.
О мучения нескончаемого горя! «

Но Афродита набросился на нее в ярости:
«Не провоцируйте меня, несчастная, упрямая девочка!»
Или в моей бессмертной ярости я могу просто бросить тебя,
ненавижу тебя так же, как сейчас обожаю — с удвоенной силой.
Я мог бы сделать тебя предметом жесткой, иссушающей ненависти
с двух сторон сразу, троянцы и ахейцы —
тогда твоя судьба превратит тебя в прах! »
Так она угрожала
и Елена, дочь могущественного Зевса, была в ужасе.
Закутываясь в сверкающие серебряные одежды
она шла молча. Ни одна из ее женщин
видел, как она ушла.. . Богиня шла впереди.

И однажды они прибыл в роскошные залы Парижа
обслуживающий персонал бодро приступил к работе
как Хелен во всем своем сиянии поднялась по ступенькам
в спальню под высокой сводчатой ​​крышей.
Там Афродита быстро принесла ей стул,
. сама богиня с ее вечной улыбкой,
и поставил его лицом к лицу с Пэрис.
И там сидела Елена, Елена, дитя Зевса
чей щит гроза и молния, глядя прочь,
набросился на мужа: «Итак, домой с войн!
О, боже, ты бы умер там, сбил
этим великим солдатом, моим мужем давным-давно.
И как хвалились из года в год
что ты был лучшим человеком, чем сражался с Менелаем
в силе, руке и копье! Так почему бы не вернуться сейчас,
бросьте вызов Менелаю, дорогому Аресу,
бороться вместе, снова человек-мужчина?
Подождите,
прислушайтесь к моему совету и остановитесь прямо здесь:
больше не бороться с огненно-волосатым Менелаем,
противостояние силе против силы в единоборстве-
безумие.Он просто может пронзить тебя своим копьем! »

Но Пэрис ответил на один раз на вызов Елены:
«Хватит, милая, не загребай меня своими колкости,
я и вся моя храбрость. На этот раз правда
Менелай победил благодаря Афине.
Завтра я его сброшу.
Даже у нас есть боги, которые сражаются на нашей стороне.
Но приходите
пойдем спать, потеряемся в любви!
Никогда тоска по тебе не подавляла меня так,
нет, даже тогда, говорю вам, в первый раз
когда я унес тебя с прекрасных холмов Лакедемон,
отплыл вас прочь на гоночных глубоководных кораблях
и мы пошли и заперлись в любви на Роки-Айленде…
Это было ничто по сравнению с тем, как я голоден по тебе сейчас —
непреодолимая тоска унизила меня! »

Он вел путь к кровать. Его жена пошла с ним.
И вот, пока они занимались любовью на большой резной кровати,
Менелай ходил, как зверь, вдоль и поперек —
где он мог мельком увидеть великолепный Париж?
Ни одного трояна, ни одного из их знаменитых союзников
мог указать на Париж жаждущему битвы Менелая.
Не то чтобы они скрывали его из дружбы,
даже если бы кто его видел
все они ненавидели его, как смерть, черную смерть.
Но маршал Агамемнон воззвал к армии,
г. «Послушайте меня сейчас, троянцы, дарданы, троянские союзники!
Ясно, что победа достается дорогому Аресу Менелаю.
Вы должны сдать Хелен и все ее сокровища вместе с ней.
Сразу — и заплатите нам репарации по справедливости,
Цена, которая вдохновит грядущие поколения!

Так потребовал Атридес.Его армии взревели в знак согласия.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.