Теория официальной народности автор: Теория официальной народности – автор, год разработки, кратко об идеологии

Содержание

Теория официальной народности как основа системы принципов формирования и деятельности государственного аппарата в России Текст научной статьи по специальности «История и археология»

ПРАВО

УДК 342.5

ТЕОРИЯ ОФИЦИАЛЬНОЙ НАРОДНОСТИ КАК ОСНОВА СИСТЕМЫ ПРИНЦИПОВ ФОРМИРОВАНИЯ И ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ГОСУДАРСТВЕННОГО АППАРАТА В РОССИИ

© Наталия Евгеньевна САДОХИНА

Тамбовский государственный университет им. Г.Р. Державина, г. Тамбов, Российская Федерация, кандидат юридических наук, доцент, доцент кафедры истории государства и права, e-mail: nsadokhina@yandex.ru

Статья посвящена рассмотрению принципов формирования и деятельности государственного аппарата в России и их взаимосвязи с теорией официальной народности, предложенной в XIX в. С.С. Уваровым. Автор анализирует эволюцию принципов, их роль в обеспечении взаимодействия государства и общества. Делает вывод о преемственности в их развитии, предлагает использовать теорию официальной народности в качестве идеологического фундамента для государственно-правового реформирования России.

Ключевые слова: государственный аппарат; принципы формирования и деятельности государственного аппарата; теория официальной народности.

Государственный аппарат — явление сложное, представляющее собой систему государственных органов и государственных служащих. Каждый из элементов этой системы связан друг с другом. Объединяющими идеями, руководящими началами, лежащими в основе этой системы, являются принципы формирования и деятельности государственного аппарата, обеспечивающие эффективность и целенаправленность его воздействия на различные сферы государственно-правовой жизни с целью реализации функций государства.

Совокупность принципов, относящихся к формированию и деятельности государственного аппарата, не остается неизменной. Следует отметить, что принципы эти, хотя и являются универсальными и используемыми в построении государственного аппарата многих стран, получили в России определенную специфику, связанную с особенностями исторического развития страны.

В настоящее время все чаще говорится о необходимости реформирования российского государственного аппарата, укрепления суверенитета путем восстановления пошатнувшегося имиджа России на мировой арене, возвращения к великодержавным устоям,

идее сильной власти внутри государства. Об этом заявляют представители различных политических сил. Слышатся даже призывы к возрождению монархии. Однако буквальное повторение опыта прошлого невозможно. Развитие государства диктует новые реалии, с учетом которых и происходит реформирование государственного аппарата.

Идеологическим обоснованием проводимых реформ, объединяющим началом для различных политических сил, а также государственной идеологией, аккумулирующей опыт прошлого и будущие перспективы развития, способной объединить население страны и представителей государственной власти, могла бы, по нашему мнению, стать теория официальной народности, предложенная С.С. Уваровым в первой половине XIX в. В основу теории легли три принципа — православие, самодержавие, народность, которые обусловили организацию взаимоотношений государства и общества в России на протяжении ряда веков, а также заложили основы построения государственного аппарата.

Указанная триада продолжает существовать и после прихода к власти большевиков, правда, в существенно измененном, но узнаваемом виде.

Православие представляло собой основу духовной жизни русского общества, олицетворяло веру в то, что «Царь — это помазанник Божий» и тем самым укрепляло идеологические основы государственной власти. После победы социалистической революции 1917 г. и прихода к власти большевиков на смену религиозным догматам приходят догматы марксистско-ленинского учения.

Влияние идеологии на организацию государственного аппарата было весьма существенным. Особенно это проявилось в реализации принципа законности. Сложившееся в советский период понимание законности как строгое и неуклонное соблюдение требований советского законодательства, на практике способствовало акцентированию внимания только лишь на формальной стороне, в ущерб содержательному компоненту, что имело своей целью придать некий ореол святости, безупречности, истинности всего того, что исходит от центральной власти. Пришедшая на смену религиозной, коммунистическая идеология пользовалась даже большим авторитетом, т. к. закреплялась в юридически значимых документах и составляла каркас всей системы государственных органов и правовых актов.

В постсоветский период, провозгласив политический и идеологический плюрализм, государственная власть отказалась от господствующей идеологии, в качестве которой выступали сначала православие, а затем марксистско-ленинская теория. Однако преимущества такого подхода для Российского государства, особенно в переходный период, представлялись достаточно спорными. Отказавшись от предшествующей цели развития -построения коммунизма, новой программы так и не было выработано, что в конечном итоге привело к дестабилизации как в сфере политической, экономической, так и государственно-правовой жизни.

Вопрос о законности как принципе организации и деятельности государственного аппарата вновь приобрел особую актуальность.

Изменилось само понимание законности. По мнению Н.В. Витрука, законность означает идею, требование и систему (режим) реального выражения права в законах государства, в самом законотворчестве, в подзаконном нормотворчестве [1].

Рассматривая законность как принцип, хотелось бы акцентировать внимание на ее имманентность именно государственному аппарату, а не всем субъектам права, как представлялось советским ученым-юристам.

Полагаем, что законность является неотъемлемым принципом деятельности государственного аппарата и в этой связи ее следует определять как систему требований, основанных на обеспечении верховенства закона, направленного на гарантирование прав граждан и ограничения полномочий государственных служащих, закрепленной в законодательстве компетенцией («дозволено только то, что прямо разрешено в законе»).

Вторым «китом», на котором зиждилась государственная власть в России, было самодержавие, которое олицетворяло сильную власть, мощь и величие России.

Императорская власть прекратила свое существование в 1917 г. Но, несмотря на это, тенденции к сильной единолично осуществляемой власти в России продолжали и продолжают существовать. Эта особенность предопределила структуру государственного аппарата, наложила отпечаток на содержание ряда принципов его формирования и деятельности, как то: сочетание коллегиальности и единоначалия, выборности и назначаемости, иерархичность построения и практически полностью исключила на долгое время из системы принципов принцип разделения властей, который все же получил закрепление в Конституции РФ 1993 г.

Сочетание коллегиальности и единоначалия как принцип организации и деятельности государственного аппарата присутствовал в качестве организующего начала с момента зарождения государственности на Руси. Наряду с властью князя, а затем царя, императора существовали органы, в которых обсуждение и решение вопросов было построено на коллегиальной основе. К таким органам в разные периоды российской истории относились Народное вече, Земский собор, Боярская Дума, Избранная рада, Сенат, Государственный совет, Государственная Дума и др.

Значение этих органов в системе государственного аппарата, их полномочия, самостоятельность в принятии решений были различны. Так, в период феодальной раздробленности в отдельных княжествах (Новгород,

Псков) роль в осуществлении государственной власти коллегиальных органов (вечевых собраний) была значительно выше, чем органов единоначальных, например, князя.

С укреплением позиций самодержавия положение представительных органов в системе государственного аппарата начало существенно меняться в сторону уменьшения их полномочий, подотчетности власти императора.

Приход к власти большевиков и их заявления о сломе старой «государственной машины» потребовало в очередной раз пересмотреть и существующую систему государственных органов, и принципы их построения.

Советы, как один из видов коллегиального осуществления власти, стали основной формой ее организации, что нашло отражение даже в названии государства — Российская Социалистическая Федеративная Советская Республика, а с 1922 г. Союз Советских Социалистических Республик.

Несмотря на коллегиальный характер высших органов государственной власти в советский период истории России, единоначалие реализовывалось в сфере партийного руководства. Именно лидер единственной в стране партии определял всю проводимую государством политику. К тому же принцип сочетания коллегиальности и единоначалия реализовывался в деятельности государственных органов, когда решения принимались руководителями единолично, зачастую без учета мнений представителей этого органа.

В современной России наличествуют как органы коллегиального характера, так и единоначального, что позволяет предположить, что указанный принцип наконец-то реализован в полном объеме.

Однако это не совсем так. Дело в том, что коллегиальные органы менее мобильны, чем органы единоначальные, что порой приводит к подмене действий одних другими. Так, президент в силу единоличности своего статуса имеет возможность гораздо оперативнее издавать указы, чем коллегиальная Государственная Дума принимать закон. И зачастую в 90-е гг. XX в. он активно использовал это свое преимущество, принимая указы даже в тех сферах, которые требовали законодательного регулирования.

Не меньшей специфичностью в российской истории характеризуется содержание

принципа сочетания выборности и назначаемости. Институт выборов высших органов государственной власти в России, именно как правовой институт, включающий в себя систему правовых актов, закрепляющих нормы избирательного права, сформировался в XX в. и неоднократно видоизменялся. Ни в дореволюционной России, ни в России советской не удалось создать избирательного законодательства, учитывающего права всех категорий населения. Если в дореволюционной России были ограничены права на участие в выборах представителей низших сословий, вовсе лишены были избирательных прав женщины, то с приходом к власти большевиков избирательные права населения России приобрели номинальный характер. Г.А. Белов называет сложившуюся в советский период систему выборов — «мобилизационное участие». Власти указывали, за кого надо отдать свой голос. Результаты участия в выборах предрешены, массы никак не влияют на власть, являются только объектом политического манипулирования [2, с. 234].

Однако, по справедливому замечанию М.В. Баглая, «выборы дают высшую изначальную легитимность всей структуре органов государственной власти» [3, с. 347].

В настоящее время выборность провозглашается основополагающим принципом формирования государственного аппарата в России.

Однако, к сожалению, так бывает не всегда, и активная поддержка главы государства определенных политических сил, использование административных ресурсов при осуществлении избирательной кампании может привести к утрате доверия со стороны народа как к лицам, оказавшимся у власти, так и самой процедуре выборов. Отмена порога явки избирателей не способствует созданию легитимных органов государственной власти, дискредитирует результаты выборов, приводит к росту правового нигилизма среди населения.

Иерархичность построения, как принцип организации и деятельности государственного аппарата, используется в государствах любого вида — от демократических до тоталитарных, от монархий до республик, от унитарных до федераций. Этот принцип организует и российский государственный аппарат на всех этапах его развития.

В дореволюционный период главой государства являлся князь, затем царь, император, остальные органы находились в строгой иерархической зависимости друг от друга и все, в свою очередь, подчинялись главе государства.

Система государственной власти, сложившейся в стране в советский период, получила в литературе определение административно-командной системы, основанной на централизации власти, иерархичности ее построения, императивном характере принимаемых решений.

В настоящее время ситуация несколько изменилась. И каждая ветвь власти выстраивает свою иерархическую систему органов, однако и сейчас у главы государства достаточно полномочий, чтобы оказывать влияние практически на все органы.

Принцип иерархичности в формировании государственного аппарата выражается в подчиненности и подотчетности нижестоящего органа вышестоящему. Иерархичность по-разному проявляется в разных частях системы государственных органов. Так, иерархичность в исполнительных, прокурорских органах, в армии отличается от иерархичности в системе представительных или судебных органов.

Такое построение государственного аппарата обеспечивает целостность государства, необходимый контроль вышестоящих звеньев над нижестоящими.

Не менее важное значение в этой связи имеет реализация принципа федерализма, который, с одной стороны, ставит целью достижение иерархичности в построении государственных органов, а с другой — может стать деструктивным элементом, подрывающим устойчивость системы иерархично построенных государственных органов.

Большинство ученых считает, что до

1917 г. Россия была унитарным государством. Территориальное устройство России осуществлялось без учета национального состава населения, границы административных единиц не учитывали уровень развития экономики соответствующей территории.

После революции 1917 г. была реализована модель «социалистического федерализма» как совершенно особого явления, отличного от всех других федераций мира.

Отношение большевиков к федерализму диктовалось положениями политической конъюнктуры. В.И. Ленин негативно относился к федерализму. По его мнению, федерация «ослабляет экономическую связь» и представляет «негодный тип для одного государства» [4, с. 234].

Однако вскоре большевики увидели в федерализме возможность, с одной стороны, привлечь симпатии зависимых от империи народов, а с другой стороны — удержать эти народы в составе вновь создаваемого государства. Поэтому при создании первой российской Конституции федерализм как политическое и юридическое понятие не нес никакой государствообразующей нагрузки.

В.А. Кряжков характеризует федерализм в советский период лишь как внешнюю оболочку, которая не стала принципом организации и деятельности государственного аппарата по сути [5, с. 111].

Критически оценивает приемлемость федеративной формы государственного устройства для России А.И. Солженицын, утверждающий, что в течение веков «никогда не возникало ни потребности, ни даже мысли о федеративном устройстве» [6, с. 121].

Стремление к централизации государственных органов, связанное с традиционной опорой на сильную власть, ее самодержавный характер являются препятствием на пути развития федеративных отношений в настоящее время.

В определенных областях общественной жизни мы можем говорить о реализации не принципа федерализма, а принципа «унитаризма». Это проявляется в концентрации законодательной компетенции в руках федерального центра, сужении договорной практики регулирования федеративных отношений, а также существовании двух властных вертикалей: законодательных и исполнительных органов власти.

Однако у этих процессов есть и позитивные черты. Так, централизация власти способствует обеспечению ее единства, которое заключается в одинаковых требованиях, предъявляемых государственными органами к субъектам права.

При последовательной реализации принципа федерализма к процессу государственного управления привлекается все больше представителей населения страны.

Если принцип федерализма предполагает отношения внутри системы государственных органов, построенные по вертикали, то принцип разделения властей — это связи горизонтального характера, т. к. каждая из ветвей власти равноправна.

Российскому государству на протяжении всей его истории принцип разделения властей был чужд, хотя данная проблематика занимала умы выдающихся российских ис-ториков-правоведов. Так, в середине XIX в. М.М. Сперанский впервые в наиболее четкой форме выразил эту идею в «Проектах и записках».

Однако этот принцип отвергался самодержавной природой власти монарха. В правовом отношении принцип разделения власти в российском законодательстве был оформлен Манифестом 17 октября 1905 г. и Основными законами 1906 г., которые привели к превращению России из абсолютной монархии в дуалистическую.

В результате Октябрьской революции был совершен новый поворот отечественной государственности — в сторону советской республики. При создании органов власти нового государства возобладала ленинская точка зрения, в соответствии с которой принцип разделения властей решительно отвергался, и первая советская Конституция

1918 г. закрепила «соединение законодательной и исполнительной государственной работы» в одном и том же органе.

Но следует отметить, что, несмотря на идеологические постулаты, отказаться от специализации («разделения труда») все же не получилось.

К признанию идеи разделения властей привел поиск путей преодоления политического кризиса в СССР во второй половине 1980-х гг. Однако законодательное закрепление этот принцип получил лишь в Конституции РФ 1993 г.

Своеобразие организации государственного аппарата в современной России состоит в том, что система разделения и взаимодействия властей носит асимметричный и несбалансированный характер, с явным перекосом в пользу полномочий президента и его доминирующей роли в решении государственных дел, с очевидными слабостями других ветвей власти в их соотношении с президентской властью.

Анализ принципиальных особенностей формирования и деятельности государственного аппарата, а также взаимоотношений «государство — общество» позволяет нам говорить о преемственности такой модели государственного аппарата, когда глава государства доминирует над всеми остальными органами, определяя внешнюю и внутреннюю политику государства.

Рычаги влияния законодательной власти на исполнительную, в т. ч. и на президентскую, оказывают определенное «сдерживающее» воздействие. Однако по своей силе они заметно уступают средствам воздействия исполнительной власти на законодательную. Более того, некоторые средства сдерживания исполнительной власти со стороны законодательной в значительной мере нейтрализуются потенциальной возможностью применения обратных, более сильных мер.

Сложившаяся в РФ система разделения властей, получившая закрепление в Конституции РФ, не обеспечивает должной самостоятельности каждой из ветвей власти в сфере реализации ее функций.

Однако не следует забывать, что общая цель системы разделения власти состоит в обеспечении ее единства, которое отражается в принципе государственного суверенитета (ст. 4 Конституции РФ). Нахождение необходимого баланса — задача государственной власти. Только такой баланс может привести к эффективной работе государственного механизма.

Третий организующий момент российской государственности связан с народностью, т. е. патриархальным единением народа и государства.

По мнению ряда ученых, сущность любого государства носит как классовый, так и общечеловеческий характер. Преобладание того или иного начала в сущности государства зависит от исторического этапа его развития, типа государства и т. п., однако оба эти начала присутствуют всегда.

XIX в. характеризуется ростом самосознания русского народа. Царь и правительство вынуждены идти на реформирование системы взаимоотношений государства и населения. Во второй половине столетия появляется система учреждений, принимающих участие в решении вопросов не только социально-хозяйственного назначения, но и полити-

ческого характера. Растет количество населения, задействованного в сфере управления.

Начало XX в. — период реформирования не только государственного аппарата, правовой системы России, но и период изменения соотношения в сущности государства классовых и общечеловеческих начал в сторону приоритета последних. В системе принципов формирования и деятельности государственного аппарата появляются, а со временем и увеличивают свое значение, следующие принципы: демократизм, профессионализм государственных служащих, гласность.

Принцип демократизма в деятельности государственного аппарата предполагает привлечение к участию в государственном управлении широких масс населения, что достигается как путем их непосредственного участия (непосредственная демократия), так и через представительные учреждения (представительная демократия).

Демократические начала в деятельности российского государственного аппарата присутствовали с момента зарождения государственности на Руси и проявлялись как непосредственно в волеизъявлении всего народа (вечевые органы), так и в деятельности представительных учреждений (Земский собор, Государственная Дума).

Следует заметить, что непосредственная демократия, как правило, присуща государствам с аппаратом, находящимся еще в стадии становления. Дореволюционные ученые скептически оценивали ее возможности. Б.Н. Чичерин, С.А. Котляревский, Ф.Ф. Ко-кошкин критиковали идею непосредственной демократии, считая ее неосуществимой в обширных по территории государствах и неподготовленными людьми, и предлагали использовать представительные учреждения [7;

8, с. 237; 9, с. 134].

Появившаяся в начале ХХ в. Государственная Дума явилась следствием демократизации государственного аппарата и всего российского общества.

Идея представительных учреждений как проявление народовластия была широко воспринята советской властью. В «Материалах по пересмотру партийной программы» (1917 г.), выдвигая требование «самодержавия народа», В.И. Ленин писал: «Вся верховная власть в государстве должна принадле-

жать представителям народа, составляющим одно народное собрание…» [10, с. 153].

Формально принцип демократизма был одним из основополагающих принципов формирования и деятельности государственного аппарата, однако, коррелируясь с другими принципами, такими как выборность и назначаемость, иерархичность построения и т. д., он также приобретал специфические черты, выражая интересы не большинства, как это предполагает принцип демократизма, а стоящего у власти меньшинства.

По мнению Ю.А. Дмитриева, одним из недостатков предшествующего периода исторического развития страны было формальное закрепление «полновластия» народа, которое на практике подменялось реальным полновластием партийно-государственного аппарата и фактическим отстранением народа как субъекта государственно-правовых отношений от обладания этой властью [11, с. 16].

В ст. 3 Конституции РФ 1993 г. народ признается источником власти. Однако говорить о торжестве демократии в нашей стране преждевременно. Причина этого и в «тоталитарном прошлом», отсутствии навыков участия в государственной жизни, в низкой правовой активности населения. Не способствует развитию демократизма в деятельности государственного аппарата и сами государственные органы. Так, в сфере законодательной власти ограничение принципа демократизма связано с уменьшением возможностей проведения референдума, исключением из субъектов законодательной инициативы народа, даже при наличии большого числа подписей в поддержку законопроекта, невозможностью отозвать депутата, который не выполняет наказы избирателей, потерял с ними связь.

Влияние населения страны на исполнительную и судебную власть еще более ограничено, т. к. сводится в основном лишь к возможности обжалования неправомерных действий государственных служащих.

Таким образом, власть народа обладает определенными ограничениями, а сам народ является одновременно и субъектом (носителем) власти и ее объектом.

Государственный аппарат помимо системы государственных органов включает в себя также государственных служащих, за-

дача которых сводится к надлежащему обеспечению его деятельности.

В связи с этим принципу профессионализма государственных служащих уделяется в настоящее время особое внимание. Начиная с Петра I, к лицам, осуществляющим государственную службу, стали предъявляться специальные квалификационные требования. С приходом к власти большевиков, в связи с нехваткой квалифицированных кадров, основным требованием к государственным служащим стало наличие революционного правосознания. Однако с развитием системы образования, укреплением государственного аппарата, меняется и система требований, предъявляемых к лицам, занимающим государственные должности. В настоящее время эти требования закреплены в федеральном законе от 27 июля 2004 г. № 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации» (с последующими изменениями и дополнениями). Необходимо отметить, что потребность исключения произвола со стороны государственных служащих, который может осуществляться в силу занимаемого ими высокого положения и обладания специальными полномочиями для осуществления своей деятельности, вызвала к жизни принцип, получивший обоснование в науке и закрепленный в законодательстве ряда государств, «разрешено только то, что прямо закреплено в законе». Свою конкретизацию этот принцип получил в вышеупомянутом законе «О государственной гражданской службе в РФ».

Принцип гласности лежит в основе взаимодействия государства и населения страны. Цензура, ограниченный доступ к информации о деятельности государственных органов как в дореволюционной, так и в советской России не способствовали такому сотрудничеству. Не только текущая работа государственных органов, но даже принимаемые законодательные акты не всегда становились доступными народу.

Интерес к принципу гласности возник в 80-90-х гг. ХХ в. и связан с демократизацией общества, открытием доступа к отдельным документам, характеризующим внутреннюю и внешнюю политику Советского государства. Принцип гласности предполагает освещение деятельности государственных органов в средствах массовой информации.

В последнее время в числе принципов организации и деятельности государственного аппарата называют также принцип транспарентности. Транспарентность (от англ. transparent — прозрачный, ясный; откровенный) — отсутствие секретности, доступность любой информации.

Принцип транспарентности подразумевает не только прозрачность деятельности органов государственной власти, в смысле публикуемой о них информации, но и право граждан на свободный законный доступ к информации, которой располагает конкретный орган власти, т. е. право получать интересующую информацию из соответствующих источников. По сути он является воплощением контроля за соблюдением законодательства органами государственной власти со стороны институтов гражданского общества. Транспарентность как принцип деятельности органов государственной власти имеет важное значение для преодоления процесса политического отчуждения, связанного с превращением государства в нечто независимое от общества и господствующего над ним.

На современном этапе развития государства созданы правовые основы для обеспечения наиболее тесного взаимодействия государства и населения страны. Народность может стать реальным принципом обеспечения взаимодействия государства и общества, при наличии политической воли первого и правовой активности второго.

Подводя итог, хотелось бы заметить, что реформирование государственного аппарата, обеспечение его взаимодействия с населением должно строиться на основе не только достижений современной науки и зарубежного опыта, но и с учетом традиционных для российского менталитета идей сильной государственной власти. Однако современные реалии требуют более полного, чем это можно было наблюдать в предшествующие периоды, взаимодействия государства и общества, где каждая из сторон заинтересована в развитии и процветании другой. Идеологическое обеспечение проводимых преобразований способно привести к искомому социальному компромиссу, а в конечном итоге обеспечить суверенитет государства и уважение интересов граждан.

1. Общая теория государства и права. Академический курс: в 2 т. / отв. ред. М.Н. Марченко. М., 1998. Т. 2.

2. Белов Г.А. Политология. М., 1999.

3. Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации. М., 1999.

4. Ленин В.И. Полн. собр. соч.: в 55 т. М., 1967. Т. 48.

5. Кряжков В.А. Федеративное устройство России: государственно-правовые проблемы

единства и многообразия // Конституция Российской Федерации и развитие законодательства в современный период: материалы Всероссийской научной конференции / под ред. И. А. Конюховой. М., 2003. Т. 1.

6. Солженицын А.И. Россия в обвале. М., 1998.

7. Чичерин Б.Н. О народном представительстве. М., 1866.

8. Кокошкин Ф.Ф. Лекции по общему государственному праву. М., 1912.

9. Котляревский С. Основные черты представительства М. А. Рейснера // Конституционное государство: сборник статей. Спб., 1905.

10. Ленин В.И. Полн. собр. соч.: в 55 т. М., 1967. Т. 32.

11. Дмитриев Ю.А. Политические права и свободы граждан в механизме реализации народовластия в Российской Федерации: На примере отдельных законопроектных работ // Правоведение. 1994. № 2.

Поступила в редакцию 23.12.2011 г.

UDC 342.5

THEORY OF OFFICIAL NATIONALITY AS BASIS OF PRINCIPLES OF FORMATION AND ACTIVITIES OF STATE MACHINERY IN RUSSIA

Nataliya Yevgenyevna SADOKHINA, Tambov State University named after G.R. Derzhavin, Tambov, Russian Federation, Candidate of Law, Associate Professor, Associate Professor of History of State and Law Department, e-mail: nsadokhina@yandex.ru

The article is devoted to the principles of formation and activities of the state machinery in Russia and their relationship with the theory of official nationality, proposed in the 19th century, S.S. Uvarov. The author analyzes the evolution of principles and their role in the interaction between state and society. The author concludes that continuity in their development, proposes to use the theory of official nationality as the ideological foundation for the state and legal reform in Russia.

Key words: state apparatus; principles of formation and activities of state apparatus; theory of official nationality.

Теория официальной народности и проблема формирования идеологии в России

Государственный аппарат, это целостная иерархическая система государственных органов и учреждений. Целостность её обеспечивается едиными принципами, задачами и целями. Каждое звено этой системы взаимосвязано друг с другом. Объединяющей идеей, лежащей в основе данной системы, являются принципы формирования и деятельности государственного аппарата. Обеспечивающие эффективность и целенаправленность его воздействия на различные сферы государственно-правовой  жизни государства. Идеологическим обоснованием проводимой политики, а также государственной идеологией, аккумулирующей опыт прошлого и будущие перспективы развития, способной объединить население страны и представителей государственной власти, могла бы, по нашему мнению, стать теория официальной народности, предложенная С.С. Уваровым в первой половине XIX в. XIX в. характеризуется рост самосознания русского народа. Царь и правительство вынуждены идти на реформирование системы взаимоотношений государства и населения. Во второй половине столетия появляется система учреждений, принимающих участие в решении вопросов не только социально-хозяйственного назначения, но и политического характера. Растет количество населения, задействованного в сфере управления.  Теория официальной народности – принятое в литературе обозначение государственной идеологии  Российской империи в период царствования  Николая I.  Автором теории выступил министр народного просвещения граф  С. Уваров. 19 ноября 1833 года Уваров направил в адрес императора специальный доклад, под названием «О некоторых общих началах, могущих служить руководством при укреплении Министерства». В этом докладе он отмечал, что в России есть только три незыблемых понятия: самодержавие, православие, народность.  Православие представляло собой основу духовной жизни русского общества, оно олицетворяло веру в то, что «Царь – это помазанник Божий» и тем самым укрепляло идеологические  основы государственной власти. Вторым «китом», на котором зиждилась государственная власть в России, было самодержавие, которое олицетворяло сильную власть, мощь и величие России. Третий организующий момент российской государственности связан с народностью, т. е. патриархальным единением народа и государства. В Западной Европе просвещение выступало источником зла, революционных потрясений, но Уваров считал, что России следует к нему стремиться, так как оно является еще и охранительным элементом.  В России всем «служителям просвещения предлагалось исходить исключительно из соображений официальной народности». Так царизм старался сохранить и укрепить существующий строй. В теории Уварова совмещались идеи просвещения с идеями единства, непринудительного союза государя и народа, отсутствия несходных классов, и признанием самодержавия единственно возможной формы правления в России. Православие раскрывалось как естественная для русского народа глубокая религиозность. Вековой опыт государства российского давал Уварову право утверждать, что самодержавие выступало как форма существования восточного христианства. Доказательство «исконности» и «законности» крепостного права и монархического правления является социальной задачей «официальной народности». Крепостничество, считавшееся  одним из важнейших устоев России, объявлялось «нормальным», «естественным» и «неприкосновенным».  Сам император Николай I всецело разделял идеи теории «официальной народности» и вдохновлял их, а ее проводниками были-министр народного просвещения, реакционные профессора и журналисты. Основными глоссаторами теории  являлись профессора Московского университета — филолог С. П. Шевырев и историк  М. П. Погодин, журналисты Н. И. Греч и Ф. В. Булгарин. Так, Шевырев в своей статье «История русской словесности, преимущественно древней» (1841 г.) высшим идеалом считал смирение и принижение личности. По его утверждению, «тремя коренными чувствами крепка наша Русь и верно ее будущее»: это «древнее чувство религиозности»; «чувство ее государственного единства» и «осознание нашей народности» как «мощной преграды» всем «искушениям», которые идут с Запада. По мнению Погодина, в России отсутствуют условия для социальных потрясений , так как благодаря крепостничеству в стране нет сословной вражды. По его представлению, история России хотя и не имела такого разнообразия крупных событий и блеска, как западная, но она была «богата мудрыми государями», «славными подвигами», «высокими добродетелями». Погодин считал, что самодержавие в России началось с Рюрика. Приняв христианство от Византии, Россия установила «истинное просвещение». В эпоху Петра Великого Россия заимствовала от Запада не только полезное, но, к сожалению, и «заблуждения». Теперь «пора возвратить ее к истинным началам народности». С установлением этих начал «русская жизнь, наконец, устроится на истинной стезе преуспеяния, и Россия будет усваивать плоды цивилизации без ее заблуждений». Кризис этой теории наступил под влиянием военных неудач в годы Крымской войны, когда несостоятельность политической системы стала ясна даже ее сторонникам. Сторонники «официальной народности» утверждали, что господствующий в России порядок вещей почти идеально подходит для нашей страны, так как он согласован с требованиями религии и «политической мудрости». Плюс крепостного права заключается в том, что оно сохраняет много патриархального (т. е. положительного), и хороший помещик лучше охраняет интересы крестьян, чем они смогли бы сделать это сами.

Можно выделить два недостатка теории:

  • Она опровергла любое созидание. Фактически в документе происходило констатация факта, что является важным для российского народа, и что его сплачивает. Никаких предложений о развитии не было, поскольку и так все идеально. Но обществу нуждалось в конструктивном развитии. 
  • Концентрация только на положительной стороне. У любой народности есть как достоинства, так и недостатки. Официальная же теория блог акцентировала только на положительное, отказываясь принимать отрицательное. В России было множество проблем, которые было нужно решать, идеология официальной народности такую необходимость отрицала.

Естественно, что недостатки новой идеологии были очевидны для всех мыслящих людей, но лишь единицы решались озвучивать вслух свою позицию, опасаясь негативной реакции государства. Одним из немногих, кто решил высказать свою позицию, был Петр Яковлевич Чаадаев. В 1836 году журнал «Телескоп» опубликовал «Философское письмо», в котором автор отмечал, что Россия фактически изолировать себя от Европы. Государство создало в стране обстановку самоуверенного национализма, который базировался не на реальном положении дел, а на застое общества. В России нужно активно развивать идейные течения и духовную жизнь общества. Реакция правительства Империи была парадоксальной – Чаадаева объявили сумасшедшим и посадили под домашний арест. В этом была официальная позиция государства и лично императора Николая I, при котором теория официальной народности на долгие годы стала основным идейным документом в стране. Эту теорию распространяли все, кто имел хоть какое-то отношение к государству. Указанная триада продолжала существовать и после прихода к власти большевиков, правда, в существенно измененном, но узнаваемом  виде. Одним из важнейших положений ленинского учения о государстве являлась идея государства как орудия диктатуры господствующего класса. Диктатуру определенного класса составляет его власть, т.е. господство над всеми остальными социальными группами. Такая диктатура включает в себя опору власти на прямое насилие, осуществляемое в самых различных формах. Непременным признаком диктатуры класса является его несвязанность какими-либо законами. Таким образом, изучая «теорию официальной народности» очень важно не только с точки зрения истории, рассмотрения ее в контексте царствования Николая I и ее мнение в политике его преемников, но и с позиций возможной ее роли в решении проблем современной России. Важная проблема, нашего государства — отсутствие какой либо идеологической опоры, цели, к которой бы все стремились, и верили. В поисках решений таких идей необходимо обращаться к опыту предыдущих годов, использовать и рассматривать все возможные варианты. Естественно, примерять к современности, изжившие, себя теории не годится, но и полностью отказываться от них тоже нельзя. Мы считаем, что из трех постулатов Уваровкой «триады», мы непременно должны придерживаться третьего — народности. Это наиболее ясный и неконкретно объясняемый принцип теории официальной народности, но он актуален всегда, именно поэтому возможно его используют в диахронии. Свобода вероисповедания, прописана в ст. 14 п. 1 Конституции Российской Федерации, не дает права на доминирование православия в сознании народа и политике государства. Самодержавие также, на наш взгляд, является маловероятным залогом процветания, хотя и неперспективным. А вот народность, сплочение нации — это та важная основа, опираясь на которую земля русская смогла бы выжить в условиях всестороннего влияние Запада и катастрофических проблем, порожденных миграцией. 
 

2. Теория «официальной народности». Славянофилы и западники

Уважаемый читатель!

Вы взяли в руки уникальное издание. Архивные документы, книги, статьи и очерки содержат сведения по усадебной архитектуре, о садах и парках, жизни и быте владельцев усадеб и их гостей, усадебных архивах, библиотеках, художественных коллекциях и о многом другом

https://кемерово.водолей.рф купить твердотопливный отопительный котел в кемерово.

Русская усадьба — это прежде всего счастливый мир детства.

Е.А. Баратынский, 1834

На рубеже 30-40-х годов происходит заметное оживление идейной жизни русского общества. К этому времени уже четко обозначились такие течения и направления русской общественно-политической мысли, как охранительное, либерально-оппозиционное, и положено начало формированию революционно-демократического течения.

Идейным выражением охранительного направления была так называемая теория «официальной народности». Принципы ее были кратко сформулированы в 1832 г. С. С. Уваровым (с 1833 г.-министр народного просвещения) — «православие, самодержавие, народность». Однако основные положения ее были изложены еще раньше, в 1811 г., Н. М. Карамзиным в его «Записке о древней и новой России». Этими идеями проникнуты коронационный манифест Николая I от 22 августа 1826 г. и последующие официальные акты, обосновывавшие необходимость для России самодержавной формы правления и незыблемость крепостнических порядков. Уваров добавил лишь понятие «народность».

Надо сказать, что за «народность» выступали все направления русской общественной мысли — от реакционной до революционной, вкладывая в это понятие совершенно различное содержание. Революционное рассматривало «народность» в плане демократизации национальной культуры и просвещения народных масс в духе передовых идей, видело в народных массах социальную опору революционных преобразований. Охранительное направление в условиях роста национального самосознания русского народа тоже апеллировало к «народности»; оно стремилось представить самодержавно-крепостнический строй якобы соответствующим «народному духу». «Народность» трактовалась как приверженность народных масс к «исконно русским началам» — самодержавию и православию. «Официальная народность» являлась формой казенного национализма. Она спекулировала на темноте, забитости, религиозности и наивном монархизме широких масс, в первую очередь крестьянства, стремилась укрепить их в его сознании. Вместе с тем «официальная народность» рассматривалась самим ее автором С. С. Уваровым как «последний якорь спасения», «умственная плотина» против проникновения с Запада и распространения в России «разрушительных» идей.

Социальная задача «официальной народности» заключалась в том, чтобы доказать «исконность» и «законность» крепостничества и монархического правления. Крепостное право объявлялось «нормальным» и «естественным» социальным состоянием, одним из важнейших устоев России, «древом, осеняющим церковь и престол». Самодержавие и крепостничество назывались «священными и неприкосновенными». Патриархальная, «спокойная», без социальных потрясений Россия противопоставлялась «мятежному» Западу. В этом духе предписывалось писать литературные и исторические произведения, этими принципами должно было быть пронизано и все воспитание.

Главным «вдохновителем» и «дирижером» теории «официальной народности», несомненно, был сам Николай I, а министр народного просвещения, реакционные профессора и журналисты выступали в роли усердных ее проводников. Основными «толкователями» теории «официальной народности» являлись профессора Московского университета — филолог С. П. Шевырев и историк М. П. Погодин, журналисты Н. И. Греч и Ф. В. Булгарин. Так, Шевырев в своей статье «История русской словесности, преимущественно древней» (1841 г.) высшим идеалом считал смирение и принижение личности. По его утверждению, «тремя коренными чувствами крепка наша Русь и верно ее будущее»: это «древнее чувство религиозности»; «чувство ее государственного единства» и «осознание нашей народности» как «мощной преграды» всем «искушениям», которые идут с Запада. Погодин доказывал «благодетельность» крепостничества, отсутствие в России сословной вражды и, следовательно, отсутствие условий для социальных потрясений. По его представлению, история России хотя и не имела такого разнообразия крупных событий и блеска, как западная, но она была «богата мудрыми государями», «славными подвигами», «высокими добродетелями». Погодин доказывал исконность в России самодержавия, начиная с Рюрика. По его мнению, Россия, приняв христианство от Византии, установила благодаря этому «истинное просвещение». С Петра Великого Россия должна была многое заимствовать от Запада, но, к сожалению, заимствовала не только полезное, но и «заблуждения». Теперь «пора возвратить ее к истинным началам народности». С установлением этих начал «русская жизнь наконец устроится на истинной стезе преуспеяния, и Россия будет усваивать плоды цивилизации без ее заблуждений».


|Следующая страница ⇒

Последние публикации:

Советы по продаже дома

Почему мы продаем свой дом? Причины могут быть самые различные: переезд в другой город, страну, деревню либо смена работы и другие. Решение приняли окончательно и бесповоротно

История усадьбы…важно ли это?

Возможно, кому-то повезло жить в какой-то старинной усадьбе, хозяином которой прежде был какой-то аристократ. В таком доме можно почувствовать себя в его шкуре, попытаться понять, о чём он думал и как жил

Параметры высоток – важный аспект строительства

Характерными контурами городского современного ландшафта многих городов стали высотные здания. Строительство таких зданий не только делают город современным, но и на небольшом участке земли обеспечивают беззаботное проживание большому количеству людей.

Как накопить на квартиру?

Не однократно, и уверена в том, что каждый задавал вопрос, где взять деньги на покупку недвижимости? Каким образом накопить их как можно быстрее? Ведь покупка квартиру в крупных городах – это не дешевое удовольствие и даже доплату на обмен или первичный взнос по ипотеке, являет собой очень не маленькую сумму.

Хочешь оставить за собой последнее слово — напиши завещание.

Практика писать завещания широко развита среди населения Европы и Америки, а в нашей стране – как-то не особо. На самом деле завещание – это забота о своих близких.

Все статьи

Соединенные штаты на пути к консалидации
Общие понятия о славянах. Сербия. Черногория
Противники России в войнах XX века
Повседневная жизнь Русской армии во времена суворовских войн
Власов против Сталина
Знаменитые иностранцы на службе России
Советский Союз в холодной войне от Сталина до Горбачева
Краткая хроника основных событий истории ракетной армии
Монгольская империя и кочевой мир
Немцы СССР в «трудовой армии» (1941-1945)
Император Цезарь Август

Теория официальной народности

правительственная идеология, сформулированная в 1833 г. Министром народного просвещения графом С.С. Уваровым. В русле идей консерватизма обосновывала незыблемость самодержавия и крепостного права. Была разработана в связи с усилением общественного движения в России с целью укрепить существующий строй в новых общественно-политических условиях. Особое звучание для России эта теория имела в связи с тем, что в Западной Европе во многих странах в первой половине XIX в. было покончено с абсолютизмом. Теория официальной народности основана на трех принципах: православие, самодержавие, народность. В этой теории преломлялись просветительские идеи о единении, добровольном союзе государя и народа, об отсутствии противоположных классов в русском обществе. Своеобразие заключалось в признании самодержавия как единственно возможной формы правления в России. Крепостное право рассматривалось как благо для народа и государства. Православие понималось как присущая русскому народу глубокая религиозность и приверженность христианству. Из этих доводов делался вывод о невозможности и ненужности коренных социальных изменений в России, о необходимости укрепления самодержавия и крепостного права. Теория официальной народности со времен Николая I широко пропагандировалась через прессу, внедрялась в систему просвещения и образования. Эта теория вызвала резкую критику не только у радикально настроенной части общества, но и у либералов. Наибольшую известность получило выступление П.Я. Чаадаева с критикой самодержавия.

24.) Западники и славянофилы. Зарождение русского либерализма.

Идеологами славянофилов были А.Хомяков, Ю. Самарин, братья Аксаковы и братья Кириевские.

Славянофилы были сторонниками самобытного пути России, считали, что необходимо быть во всем русскими: в устройстве государства и быта, в организации труда, в философии, литературе и т.д. При этом они не отрицали достижений европейской цивилизации, но выступали против продолжения безоглядной европеизации, начатой Петром I, как пути, гибельного для России. Порождением западнических нововведений они считали крепостничество и пол ицейско-бюрократическое государство.

Главными основами русской самобытности славянофилы считали общинные формы организации жизни, земские формы правления, православие. Соборность — главный принцип православия — противостоит началам индивидуализма и в то же время обеспечивает развитие личности. Чуждое русской традиции крепостное право должно быть ликвидировано.

Славянофилы отрицали самодержавие, но были против конституции по западному образцу, выступали за созыв совещательного Земского собора как выразителя народного мнения перед царем. В этом они видели возвращение к исконно русским началам государственности, которые К.Аксаков формулировал так: «Правительству — право действия, и, следовательно, закона. Народу — сила мнения, и, следовательно, слова».

Славянофилы были представителями либерального дворянства, дальновидно искавшими выход из тупика, чтобы избежать в России революционного взрыва по западному образцу. Безусловно, они идеализировали прошлое России, но их борьба против низкопоклонства перед Западом имела большое историческое значение.

Виднейшими представителями западников были П.Анненков, И.Вернадский, Т.Грановский, Б.Чичерин, С.Соловьев. Они были едины со славянофилами в том, что Россия нуждается в глубоких переменах, связанных с ее социально-политическим строем. Однако западники критиковали славянофилов за противопоставление России Западу. Они считали, что русская культура — одна из европейских культур, только сильно отставшая. Задача состоит в том, чтобы продолжать движение по пути европеизации, с тем, чтобы догнать Запад, а затем и обойти его. Западники идеализировали парламентские порядки западноевропейскх стран, выступали за конституционную монархию.

Таким образом, славянофилы и западники были едины в своем патриотизме, в отрицании самодержавного деспотизма и крепостничества. Разногласия заключались в выборе путей движения к цели. Объединяло их отрицание революционных методов борьбы, установка на проведение реформ сверху. Все это говорит о том, что и славянофилы и западники представляли два течения одного идейно-политического направления — либерализма.

Либерализм – это политическая идеология, название которой происходит от латинского слово «либеро», означающего свободный. Из названия идеологии, можно сделать вывод, что либералы выступают за всяческие свободы. Личные, политические, экономические и прочие. Однако на мой взгляд, понятие свободы, весьма размыто. И под этим словом каждый понимает своё. Свобода, ко всему прочему, дает выплеск всех человеческих пороков, которые, при той же монархии ограничиваются религией, обычаями и традициями. Именно благодаря либеральной идеологии, сегодня весьма распространены такие явления как однополые связи. Либерализм зачастую предлагает нам отход от жизненных ценностей, которые формировались веками.

 В либерализме, как и в любой политической идеологии, есть крайности, положительные и отрицательные черты. Чуть выше приведены крайности либерализма и его отрицательные черты. Теперь стоит сказать и о положительных. На мой взгляд, либеральную идеологию можно совмещать с любой идеологией правого или левого толка. Тогда либеральные идеи будут приносить пользу обществу. Возьмем период правления Александа II. Император Александр II вошел в историю как «освободитель». Он отменил крепостное право и провел ряд либеральных реформ, которые позволили улучшить положение России и её народа. Сегодня, либерализм по всеобщему мнению является самой прогрессивной политической идеологией. В России после распада СССР, у власти в стране стояла либеральная общественность.

Теория официальной народности — история России

Теория официальной народности

в исторической литературе обозначение взглядов в области просвещения, науки и литературы в период царствования Николая I, В основе — формула «Православие, самодержавие и народность».

Источник: Словарь исторических терминов

государственная идеология , созданная в правление Николая I противовес взглядам декабристов. Основывалась на трех китах: самодержавие, православие и народность. Автор — министр просвещения Уваров.

Источник: Глоссарий исторических терминов

государственная идеология в период царствования Николая I. В ее основе лежали консервативные взгляды на просвещение, науку, литературу, которые проводись С.С. Уваровым. Главная формула этой идеологии — «православие, самодержавие, народность».

Источник: Краткий исторический словарь

в литературе обозначение официально принятой системы взглядов в области просвещения, науки и литературы в период царствования императора Николая I. Возникла в 1830-х гг. как реакция на выступление декабристов.

Явилась попыткой создания государственной идеологии, основанной на идеалах православия, самодержавных принципах управления и идее единства монарха и народа. Сформулирована министром народного просвещения С. С.

Уваровым в виде тройственной формулы: «православие, самодержавие, народность».

Источник: Энциклопедия История отечества, Большая Российская энциклопедия

система взглядов, идейная основа русского консерватизма в XIX — начале XX в., сформулированная в 1830-х гг. министром народного просвещения графом С. С. Уваровым.

Опиралась на три основных принципа: православие — исконно присущая русскому народу глубокая религиозность и приверженность ортодоксальному христианству; самодержавие — единственно возможная форма правления в России; народность — исторически сложившийся союз верховной власти (монарха) и общества. В историческую литературу термин был введен А. Н, Пыпиным в журнале «Вестник Европы» в 1872 г.

Источник: История России словарь-справочник. Учебно-практич. пособие

понятие, встречающееся в ист. лит-ре и символизирующее реакционную внутр. политику Николая I, особенно в области просвещения, науки и лит-ры. Основой Т. о. н. обычно считается формула С. С.

Уварова — «православие, самодержавие и народность», высказанная им в докладе царю в 1832 и провозглашенная в 1834 в циркуляре попечителям уч. округов при вступлении его в должность мин, нар. просвещения («Журн. Мин-ва нар. просвещения», 1834, т. 1). На эти охранительные принципы Уваров указывал как на основу нар.

образования и воспитания молодежи. Термин «Т. о. н.» впервые употребил в своих статьях историк А. Н. Пыпин (журн. «Вестник Европы», 1872-73), вложив в него свое понимание формулы Уварова и отд. положений славянофильства, что в целом представляло замаскированную критику самодержавия. Бурж.

историки часто использовали осуждение Т. о. н. как средство протеста против существовавшего в России политич. режима. В сов. историографии Т. о. н. изучена слабо.

Лит.: Пыпин А. Н., Характеристики литературных мнений от двадцатых до пятидесятых годов, 4 изд., СПБ, 1909; Лемке М. К., Николаевские жандармы и литература 1826-55 гг., СПБ, 1908; Окунь С. В.

, Очерки истории СССР. Вторая четверть XIX века, Л., 1957, с. 304-10.

Источник: Советская историческая энциклопедия: В 16 т. — М.

: Государственное научное издательство «Советская энциклопедия», 1961-1976 г.

правительственная идеология, сформулированная в 1833 г. Министром народного просвещения графом С.С. Уваровым.

В русле идей консерватизма обосновывала незыблемость самодержавия и крепостного права. Была разработана в связи с усилением общественного движения в России с целью укрепить существующий строй в новых общественно-политических условиях. Особое звучание для России эта теория имела в связи с тем, что в Западной Европе во многих странах в первой половине XIX в. было покончено с абсолютизмом.

Теория официальной народности основана на трех принципах: православие, самодержавие, народность. В этой теории преломлялись просветительские идеи о единении, добровольном союзе государя и народа, об отсутствии противоположных классов в русском обществе.

Своеобразие заключалось в признании самодержавия как единственно возможной формы правления в России. Крепостное право рассматривалось как благо для народа и государства. Православие понималось как присущая русскому народу глубокая религиозность и приверженность христианству.

Из этих доводов делался вывод о невозможности и ненужности коренных социальных изменений в России, о необходимости укрепления самодержавия и крепостного права.

Теория официальной народности со времен Николая I широко пропагандировалась через прессу, внедрялась в систему просвещения и образования. Эта теория вызвала резкую критику не только у радикально настроенной части общества, но и у либералов. Наибольшую известность получило выступление П.Я. Чаадаева с критикой самодержавия.

Источник: Краткий исторический словарь

Источник: http://interpretive.ru/termin/teorija-oficialnoi-narodnosti.html

Граф С.С. Уваров и его роль в истории России XIX века

В статье рассмотрены ключевые этапы жизни С.С. Уварова.  Проанализирована деятельность графа на посту министра народного просвещения, дана оценка его реформ. Особое внимание уделено теории официальной народности – государственной идеологии Российской империи, созданной С.С. Уваровым.

Ключевые слова: С.С. Уваров, история России, николаевская эпоха, министр народного просвещения, реформа образования, цензура, образование, теория официальной народности.

В XXI веке Россия вступила на путь решительных преобразований во всех сферах общества.

Современные политики, социологи зачастую предпочитают обращаться к истории России XIX века, ведь страна тогда, как и сейчас, находилась на перепутье.

Именно XIX век породил целую плеяду государственных деятелей, которые своими программами, проектами изменили нашу страну до неузнаваемости, вывели ее на новый уровень.

Вспоминая Сергея Семеновича Уварова, обычно на ум приходит цитата выдающегося российского историка С.М.

Соловьева: «Уваров был человек, бесспорно, с блестящими дарованиями, и по этим дарованиям, по образованности и либеральному образу мыслей, вынесенным из общества Штейнов, Кочубеев и других знаменитостей Александровского времени, был способен занимать место министра народного просвещения, президента Академии наук etc., но в этом человеке способности сердечные нисколько не соответствовали умственным. Представляя из себя знатного барина, Уваров не имел в себе ничего истинно аристократического; напротив, это был лакей, получивший порядочные манеры в доме порядочного барина (Александра I), но оставшийся в сердце лакеем» [6, с. 121]. И это о человеке, входившем в либеральное литературное общество «Арзамас» под ироничным прозвищем «Старушка», любителе произведений Гете и Жуковского, теоретике новой литературы.

Сергей Семенович происходил из старинного, но небогатого дворянского рода Уваровых. Его предком считается татарский мурза Минчак Косаевич, в крещении Симеон. Отец Уварова, Семен Федорович, был фаворитом Г.А. Потемкина-Таврического: «У князя Потемкина был один любимец, добрый, честный, храбрый, веселый Семен Федорович Уваров.

Благодаря его покровительству, сей бедный рядовой дворянин был флигель-адъютантом Екатерины и под именем вице-полковника начальствовал лейб-гренадерским полком, коего сама называлась она полковником. Он мастер был играть на бандуре и с нею в руках плясать вприсядку.

Оттого-то без всякого обидного умысла Потемкин, а за ним и другие прозвали его Сеней-бандуристом» [2, с. 213].

Сергей Семенович рано потерял родителей. В 1788 году в русско-шведской войне погиб его отец, и мать отдала юного Уварова на воспитание в дом князя А.Б. Куракина (жена князя Наталья Ивановна приходилась С.С. Уварову теткой). Здесь будущий министр народного просвещения изучал науки, языки (отдавая предпочтение французскому), рисование и музыку.

Свою службу С.С. Уваров начинает в 1801 году в Коллегии иностранных дел. С 1806 по 1810 гг. он находится при русских посольствах – сначала в Вене, потом в Париже. Здесь Уваров знакомится с мадам де Сталь, братьями Шпегель и другими выдающимися литераторами, политиками, учеными.

В 1809 молодой дипломат узнал о финансовых затруднениях своей семьи и был вынужден вернуться на родину.

В 1811 году, С.С. Уваров женится на дочери министра народного просвещения Алексея Разумовского Екатерине. Кстати, именно под руководством Алексея Кирилловича проходила дипломатическая служба Уварова. Вместе с невестой Сергей Семенович получил и 100-тысячное приданое, бриллианты, крепостных и поддержку при дворе. Уваровы прожили вместе 38 лет, имели сына и 3 дочерей.

С 1811 по 1822 год Уваров был попечителем Санкт-Петербургского учебного округа, занимался вопросами педагогики, организации учебного процесса. В учебной программе появляются восточные языки, список обязательной литературы.

Уваров отмечает исключительную роль истории в просвещении: «История … образует граждан, умеющих чтить обязанности и права свои, судей, знающих цену правосудия, воинов, умирающих за Отечество, опытных вельмож, добрых и твердых царей» [8, с. 24].

Также в 1811 году С.С. Уваров был избран почетным членом Императорской Российской Академии.

В 1815 году Уваров стал членом литературного кружка «Арзамас», ставившего перед собой задачу борьбы с консервативными, архаическими традициями литературы. В кружок входили В.А. Жуковский, К.Н. Батюшков, П. А. Вяземский, А. А. Плещеев, В. Л.

 Пушкин, А.С. Пушкин, а также некоторые будущие участники декабрьского восстания 1825 года. Все члены кружка носили прозвища, взятые из работ Жуковского (Пушкин – Сверчок, сам Жуковский – Светлана, Уваров – Старушка). В 1818 году кружок распался.

12 января 1818 года Сергей Семенович вступил в должность президента Императорской Академии наук. Одним из самых важных мероприятий Уварова на этом посту стало основание Пулковской астрономической обсерватории в 1839 году.

С воцарением Николая I стало меняться и положение С.С. Уварова. В 1826 году в Петербурге пышно отмечалось 100-летие Академии наук. Уваров в честь этого ремонтировал старые и строил новые здания Академии, а в своей речи на торжественном заседании сравнивал Николая I с Петром I. В 1828 году будущий министр народного просвещения избран почетным членом Императорской Академии наук.

После принятия в 1828 году нового цензурного устава, Сергей Семенович лично участвовал в закрытии двух журналов. Журнал «Московский телеграф» был закрыт в 1834 году.

Поводом стал отзыв редактора Николая Полевого на пьесу Н.В. Кукольника «Рука Всевышнего Отечество спасла».

В пьесе прославлялся Николай I, Полевой подчеркнул льстивость произведения, за что и поплатился закрытием своего журнала.

Следующим закрытым периодическим изданием стал журнал «Телескоп» в 1836 году. Причиной стало напечатание «Философического письма» П.Я. Чаадаев, которого впоследствии сам император Николай I объявил сумасшедшим. Издателя журнала Н.И. Надеждина сослали в Усть-Сысольск.

Особенно строго с подачи Уварова цензоры стали относиться к французской литературе из-за бурных революционных потрясений, произошедших во Франции ранее.

Теперь перед отправкой в типографию все французские романы должен был одобрить лично Сергей Семенович.

Например, Уваров так и не дал напечатать роман Виктора Гюго «Собор Парижской Богоматери», мотивируя это найденным в произведении политическим подтекстом. На самом же деле это произошло из-за бонапартистских симпатий Гюго.

Профессор Г. В. Жирков, специалист в области истории цензуры в России, считает, что С. С. Уваров в первую очередь стал строго преследовать «политические и социальные тенденции как в журналах, так и в отдельных произведениях литературы, оригинальной и переводной» [3, с. 175].

В апреле 1832 года Сергей Семенович был назначен товарищем министра народного просвещения, а в марте 1833 стал министром народного просвещения. Эту должность Уваров занимал 16 лет, вплоть до 1849 года.

Уже в ноябре 1833 года Сергей Семенович представил Николаю I доклад «О некоторых общих началах, могущих служить руководством при управлении Министерством Народного Просвещения».

В этом докладе нашли отражение основные принципы теории Уварова: «Углубляясь в рассмотрение предмета и изыскивая те начала, которые составляют собственность России (а каждая земля, каждый народ имеет таковой Палладиум), открывается ясно, что таковых начал, без коих Россия может благоденствовать, усиливаться, жить – имеем мы три главных:

1) Православная Вера.

2) Самодержавие.

3) Народность» [7, с. 26].

Православная вера признавалась обязательным условием существования государства, самодержавие – идеальная форма правления Российской империей, народность выражалась в необходимости сохранения собственных традиций и отвержении зарубежного свободомыслия.

Историк М.П. Погодин впоследствии назвал тезисы «Православие, самодержавие, народность» «столпостенами». Лозунг «Православие, самодержавие, народность» стал противопоставлением девизу французской революции «Свобода, равенство, братство».

Следующим крупным мероприятием С.С. Уварова в качестве министра народного просвещения стало утверждение «Положения об учебных округах» в июне 1835 года.

Отныне все учебные заведения управлялись попечителями. Через месяц, в июле 1835 года Николаем I одобрен «Общий устав Императорских российских университетов».

По словам самого Уварова, «Общий устав Императорских российских университетов» отвечал двум целям: «Во-первых, возвысить университетское учение до рациональной формы… доступной лишь труду долговременному и постоянному, воздвигнуть благоразумную преграду преждевременному поступлению на службу молодежи еще незрелой; во-вторых, привлечь в университеты детей высшего класса в Империи и положить конец превратному домашнему воспитанию их иностранцами; уменьшить господство страсти по иноземному образованию, блестящему по наружности, но чуждому основательности и истинной учености…» [5, с. 57].

Автономия университетов стала еще более ограниченной: председателем правления стал попечитель, ему же принадлежал не только надзор за дисциплиной в университете, но и за административно-хозяйственной частью; сокращались полномочия ректора и совета университета – отныне они ограничились руководством лишь общим учебным процессом, назначением и лишением должностей преподавателей и адъюнктов. Также обязательным членом совета университета стал утверждаемый министром народного просвещения инспектор.

Одним из важнейших мероприятий С.С. Уварова на посту министра стало внедрение в учебную программу новых предметов: русской истории, литературы славянских наречий, отечественной словесности. Это отвечало патриотической идеологии, пропагандирующейся Министерством народного просвещения.

Когда новый министр вступил в должность, на территории Российской империи было всего 5 университетов: Московский, Санкт-Петербургский, Харьковский, Казанский, Дерптский. При С.С. Уварове на посту министра народного образования был создан еще один университет – Киевский.

Количество студентов было мизерным (однако за время пребывания Уварова на посту министра народного просвещения количество обучающихся выросло с двух до четырех тысяч, несмотря на то, что с подачи Сергея Семеновича к учительским должностям не допускались люди податного сословия, а плата за обучения сильно возросла).

«Уваров вывел на новый уровень русское просвещение. Именно при нём, по крайней мере, ступени этого образования – гимназии, университеты – выходят на европейский уровень, а Московский университет, может быть, становится одним из ведущих учреждений подобного типа в Европе», считает А.А. Левандовский, доцент исторического факультета МГУ [4, с. 3].

Однако некоторые современники (Модест Корф, Павел Дегай) считали деятельность Уварова недостаточной в свете происходящих в Европе событий («Весна народов» 1848 года – мощные революционные потрясения в западных странах).

В 1848 году Николай I санкционировал создание «Комитета для высшего надзора за духом и направлением печатаемых в России произведений», в отечественной историографии получивший название «Бутурлинский комитет».

Данный орган занимался не только предварительной цензурой, но и рассматривал уже допущенные в печать произведения.

В 1849 году Уваров взял на себя ответственность за пропущенную в печать сочувственную статью об университетском образовании (несмотря на запрет публикаций об учебных заведениях) и попросил освободить его ведомство от обязанностей цензурного аппарата.

На это император ответил: «Должно повиноваться, а рассуждения свои держать про себя». 20 октября 1849 года С.С.

Уваров был уволен с должности министра народного просвещения, однако по-прежнему оставался президентом Академии наук и являлся членом Государственного Совета.

После отставки Сергей Семенович часто бывал в своем подмосковном имении, деревне Поречье. Там граф создал собственный ботанический сад, из каждой поездки Сергей Семенович привозил редкие растения. Но куда большую известность, чем ботанический сад, получают знаменитые литературные вечера. В Поречье часто гостили М.П. Погодин, И.И. Давыдов, И.М. Симонов.

За свою жизнь Уваров опубликовал более 20 сочинений по истории и литературе. Оставив службу, Сергей Семенович большую часть свободного времени уделял писательству. Известно, что в 1851 году граф опубликовал Литературные воспоминания в журнале «Современник» [1, с. 49].

В 1853 году Уваров публично защитил магистерскую работу о происхождении болгар в Дерптском университете.

Граф Сергей Семенович Уваров умер в Москве 4 сентября 1855 года. Похоронен в родовой усыпальнице в селе Холм Гжатского уезда Смоленской губернии.

С.С. Уваров смог изменить всю систему просвещения в России.

Его реформы касались всего: и организации университетов России, и рецензирования зарубежных романов, и улучшения финансирования образовательных учреждений.

Свой след в истории оставила и разработанная графом теория «официальной народности», оказав свое влияние на консолидацию политических направлений, выступавших за самобытное развитие России.

Граф Уваров был деятелем николаевской эпохи. И даже умер почти одновременно с ней.

Литература:

  1.                Венгеров С.А. Критико-биографический словарь русских писателей и ученых // рУниверс [Электронный ресурс]. – URL: http://www.runivers.ru/lib/book3304/ (дата обращения: 21.01.2015).
  2.                Вигель Ф.Ф. Записки. – М.:  Артель писателей «Круг», 1928, репринт Захаров. – М.: 2000. – 216 с.
  3.                Жирков Г.В. История цензуры в России XIX-XX века. – М.: Арт-пресс, 2001. – 288 с.

Источник: https://moluch.ru/archive/103/24338/

Идеология. Теория официальной народности

Стремясь противостоять революционным и либеральным идеям, самодержавие прибегало не только к репрессиям. Царь понимал, что взглядам могут противостоять лишь иные взгляды. Официальной идеологией николаевской России стала т.н. «теория официальной народности». Ее творцом стал министр просвещения граф С.С. Уваров.

Основу теории составила «уваровская троица»: православие — самодержавие — народность. Согласно этой теории, русский народ глубоко религиозен и предан престолу, а православная вера и самодержавие составляют непременные условия существования России. Народность же понималась как необходимость придерживаться собственных традиций и отвергать иностранное влияние.

Спокойная, устойчивая, благолепно-тихая Россия противопоставлялась мятущемуся, разлагающемуся Западу.

В «теории официальной народности» ярко проявилась закономерность русской истории: любой поворот к консерватизму и охранительству всегда сочетается с антизападничеством и подчеркиванием особенностей собственного национального пути.

«Теория официальной народности» была положена в основу преподавания в школах и университетах. Ее проводниками стали консервативные историки С.П. Шевырев и М.П. Погодин. Она широко пропагандировалась в печати усилиями таких литераторов как Ф. Булгарин, Н. Греч, Н. Кукольник и др.

Россия в соответствии с «теорией официальной народности» должна была выглядеть счастливой и умиротворенной. Бенкендорф говорил: «Прошедшее России удивительно, ее настоящее более чем великолепно, что же касается ее будущего, то оно выше всего, что только может представить себе самое пылкое воображение».

Сомнение в великолепии российской действительности само по себе оказывалось или преступлением, или свидетельством сумасшествия. Так, в 1836 г. по непосредственному распоряжению Николая I был объявлен сумасшедшим П.Я. Чаадаев, опубликовавший в журнале «Телескоп» смелые и горькие (хотя далеко не бесспорные) размышления об истории России и ее исторической судьбе.

В конце 40-х гг., когда в Европе начались революции, стало очевидно, что попытка Уварова противопоставить революционной угрозе воспитание преданности престолу и церкви не удалась.

Крамола все шире проникала в Россию. Недовольный Николай в 1849 г. уволил Уварова, сделав ставку только на подавление свободомыслия с помощью репрессий.

Это знаменовало глубокий идейный кризис власти, окончательно оттолкнувшей от себя общество.

Финансовая реформа

Канкрина Одним из наиболее удачных шагов правительства Николая I стала денежная реформа, проведенная министром финансов Е.Ф. Канкриным.

Финансы России к началу царствования Николая I пришли в полное расстройство, в особенности из-за растущего выпуска обесцененных бумажных денег (ассигнаций). В 1839-1843 гг. Е.Ф. Канкрин провел реформу, позволившую стабилизировать российскую валюту.

В обращение были выпущены кредитные билеты, которые свободно обменивались на серебряные деньги. Канкрин добивался экономного расходования государственных средств, осуществлял протекционистские меры, не допускал увеличения налогов на народ ради ослабления бюджетного дефицита.

Однако подлинная финансовая стабилизация была возможна только на основе устойчивого роста крестьянского хозяйства — основы российской экономики. А это требовало решения вопроса о крепостном праве.

Крестьянский вопрос

Николай I, как и многие в его окружении, понимал необходимость отмены крепостного права — этого, по словам Бенкендорфа, «порохового погреба» под империей. Однако суть его подхода к этой проблеме выразилась в произнесенных им однажды словах: «Крепостное право есть зло…, но прикасаться к оному теперь было бы злом еще более гибельным».

На протяжении царствования Николая I было создано девять секретных комитетов по крестьянскому делу. Секретность объяснялась тем, что правительство боялось возбудить недовольство дворян и вызвать массовые волнения крепостных.

Любой намек на обсуждение вопроса о крепостном праве был бы воспринят крестьянами однозначно: царь хочет свободы, тормозят ее господа.

В результате обсуждение крестьянского вопроса велось в узком чиновном кругу и каждый раз кончалось тем, что серьезные решения откладывались на неопределенный срок.

Стремясь показать пример решения крестьянского вопроса, правительство в 1837-1841 гг. осуществило реформу государственной деревни. Нередко ее называют реформой Киселева по имени министра государственных имуществ П.Д. Киселева, по чьему проекту и под руководством которого она была проведена.

Киселев провозгласил своей целью приблизить положение государственных крестьян к положению «свободных сельских обывателей». Было изменено управление государственной деревней. Значительно увеличились земельные наделы государственных крестьян. Подушная подать стала постепенно превращаться в земельно-промысловую.

Появились больницы и школы, крестьяне получили агротехническую помощь, смогли пользоваться кредитом. Конечно, и после реформы наделы государственных крестьян оставались недостаточными, а крестьянское самоуправление было подчинено мелочной полицейской опеке, но все же положение государственных крестьян значительно улучшилось.

Не случайно широко распространилась идея уравнения крепостных с государственными.

Замысел Киселева как раз и состоял в проведении реформы сначала в государственной, а затем — и в помещичьей деревне. Однако из-за сопротивления крепостников пришлось ограничиться лишь принятием в 1842 г. Указа об «обязанных крестьянах».

Указ несколько расширил возможности помещиков освобождать крепостных, предоставленные им по указу о вольных хлебопашцах 1803 г.

Теперь помещик мог, не спрашивая позволения у властей, предоставить крепостному личные права и земельный надел, за который крестьянин обязан был нести повинности.

Бывший крепостной становился, таким образом, наследственным держателем земли, остающейся в собственности владельца. Однако главное условие — желание помещика — оставалось незыблемым. Поэтому непосредственные результаты указа были невелики: свободу получили лишь 24 тыс. крепостных.

Для того, чтобы власть решилась на отмену крепостного права, потребовался позор проигранной Крымской войны.

На что следует обратить внимание при ответе:

Характерной особенностью царствования Николая I является понимание необходимости реформ при одновременном отсутствии политической воли для их осуществления.

Политику Николая (за исключением «мрачного семилетия» после 1848 г.

) следует характеризовать не как реакционную, а, главным образом, как охранительную, направленную на неизменность существующего положения до того времени, когда реформы станут, наконец, возможны.

1 М.М. Сперанский находился в ссылке в 1812-1816 гг. В 1816 г. он стал губернатором Пензы, в 1819-1821 гг. был генерал-губернатором Сибири. В 1821 г. он вернулся в Петербург и стал членом Государственного совета.

2 Цензурный устав, принятый в 1826 г. и получивший прозвище «чугунный», был смягчен уже в 1828 г., но его название очень ярко характеризует всю цензурную политику николаевской эпохи.

Источник: https://megaobuchalka.ru/8/23773.html

Символ консервативной веры | История | Общество

Главный теоретик «особого пути» России министр народного просвещения при Николае I Сергей Уваров был не просто блестяще европейски образован, но и признан в качестве незаурядного ученого во множестве тогдашних научных центров западного мира. Знаток французского, немецкого, итальянского и английского, овладевший и античными языками, еще в молодости по делам дипломатической службы он успел пожить в Вене и Париже, завести знакомства с Гете и мадам де Сталь. В семейном архиве Уваровых сохранилось более сотни различных дипломов, свидетельств, грамот от разных академий и научных обществ Европы, признававших его своим почетным членом.

Менее всего Уваров походил на зашоренного и непросвещенного ура-патриота. И даже первый его крупный конфликт на государственной службе случился вовсе не с «либералами», а с консервативным министром народного просвещения Александром Голицыным, который под конец царствования Александра I учинил настоящий погром столичных университетов, находившихся под попечительством графа Уварова. Когда по обвинению в преподавании «богохульственных и пагубных доктрин» профессора Петербургского университета предстали перед судом, Уваров в крайне резкой форме потребовал суда и над самим собой, если виновность обвиняемых будет доказана.

В июле 1821 года в знак протеста он подал в отставку с поста попечителя столичного учебного округа и перешел в Министерство финансов, где занялся малознакомым делом — мануфактурами и торговлей.

Кто мог тогда предположить, что спустя несколько лет именно он станет идеологом государственнического консерватизма.

Реформы без радужных надежд

В конфликте с Голицыным молодой Уваров нашел неожиданную поддержку со стороны великого князя Николая Павловича. С его воцарением Сергей Уваров вновь был призван «на стезю народного просвещения». Перед тем как назначить Уварова главой министерства, император задал ему вопрос, переданный через главу III отделения Александра Бенкендорфа: желает ли Уваров принять под свое попечение это ведомство? Попутешествовав по России в бытность свою сотрудником Министерства финансов и составив, по его выражению, «точное и глубокое знание своей страны», Уваров ответил Николаю Павловичу так: по поводу будущего России у него нет радужных надежд, и он страшится, не слишком ли поздно начинать глубокие преобразования. На что император ответил: «Я убедился, что вы — единственное возможное орудие, которому я могу доверить эту попытку, которая будет последней… Это вопрос совести… посоветуйтесь со своею и рассчитывайте на меня».

Через три месяца Уваров был назначен товарищем министра, а после его отставки стал управляющим министерством. А в 1834 году был утвержден официально министром народного просвещения. На этом посту он прослужил до 1849 года.

Во главе министерства Уваров стремился как можно сильнее унифицировать систему среднего образования. При нем была открыта Пулковская обсерватория и учрежден университет в Киеве, возобновлен обычай посылать молодых ученых за границу, положено начало реальному (то есть техническому) образованию, видоизменены уставы гимназий и университетов в сторону их либерализации. Кроме того, Уваров стремился создать систему образования на русском языке для евреев, поляков и остзейских (прибалтийских) немцев.

Судьбоносная формула

Но в истории Уваров остался не как реформатор народного просвещения, а как идеолог русского консерватизма, автор знаменитой триады «самодержавие, православие, народность». Свою концепцию Уваров выразил в двух текстах, небольших по объему и скупых по содержанию: в «Отчете о ревизии Московского учебного округа 1832 года» и в юбилейном докладе «Десятилетие Министерства народного просвещения». Есть и еще один документ, сравнительно недавно опубликованный. Этот доклад царю от 19 ноября 1833 года носит название «О некоторых общих началах, могущих служить руководством при управлении Министерством народного просвещения». Наконец, на исходе своей службы он составил «Обозрение управления Министерством народного просвещения», в котором триада формулируется так: ввести в преподавание «дух Русский, под тройственным влиянием Православия, Самодержавия и Народности, возбуждая в умах уважение к Отечественной истории, к Отечественному языку, к Отечественным учреждениям».

Итак, первая посылка Уварова: «Без любви к Вере предков народ, как и частный человек, должен погибнуть; ослабить в них Веру — то же самое, что лишать их крови и вырвать сердце. Это было бы готовить им низшую степень в моральном и политическом предназначении». Символично, что здесь говорится о «вере предков», а не о конкретной христианской конфессии. Будучи в обрядовом смысле православным, в интеллектуальном отношении Уваров вряд ли разбирался в православной догматике. Для него православие было ненарушаемой (а значит, требующей попечительной охраны) традицией, важной скрепой государственных установлений.

Далее он формулирует второе положение своей триады. «Самодержавие представляет главное условие политического существования России в настоящем ее виде… Эта истина должна присутствовать и развиваться в народном воспитании. Правительство не нуждается, конечно, в похвальных себе словах, но может ли оно не печься о том, чтобы спасительное убеждение, что Россия живет и охраняется спасительным духом Самодержавия, сильного, человеколюбивого, просвещенного, обращалось в неоспоримый факт, долженствующий одушевлять всех и каждого во дни спокойствия, как и в минуты бури?» — рассуждает министр.

Суждение, конечно, спорное, но философ Семен Франк, оглядываясь из начала XX века на прошедшие века российской истории, небезосновательно утверждал, что непреложный факт нашей жизни заключается в том, что стержнем и основой государства было самодержавие, как бы к нему ни относиться. Во всяком случае, именно оно было гарантом существования всех отечественных либеральных институтов, в том числе и таких, как Государственная дума.

И, наконец, народность. Эта последняя часть триады в формуле Уварова не очень понятна, хотя смысл его рассуждений уловить можно: «Дабы Трон и Церковь оставались в их могуществе, должно поддерживать и чувство Народности, их связующее. …Относительно Народности все затруднение заключается в соглашении древних и новых понятий; но Народность не состоит в том, чтобы идти назад или останавливаться; она не требует неподвижности в идеях. Государственный состав, подобно человеческому телу, переменяет наружный вид по мере возраста: черты изменяются с летами, но физиономия изменяться не должна».

По этому пассажу видно, что Уваров был и оставался европейским романтиком, рассуждавшим о национальной физиономии народов, их «душе», «чертах характера» и тому подобном. Но у Уварова в отличие от его любимых мыслителей трактовка «народности» перемещается из культурно-исторического контекста в политическую плоскость. В его понимании это означало национальную самобытность, включавшую идею патриотизма.

И еще одно немаловажное обстоятельство. «Народность» романтиков имела явную аристократическую направленность и при этом была бунтарской, явно нацеленной против деспотического духа абсолютистского государства. «Народность» Уварова не содержала в себе никаких антибюрократических или антимонархических акцентов, а также критики злоупотреблений самодержавия. Напротив, именно в бюрократии Уваров усматривал подлинно «народную» систему, открывавшую перед каждым возможность социального продвижения. Систему, принципиально отличную от аристократизма, а значит, гарантированную, как полагал министр, от социальной революции.

В общем, консерватору и романтику Уварову удалось почти невозможное. Он вывел некую константу российской истории. Наряду с «Москвой — Третьим Римом» эта «триада» принадлежит к основополагающим идеологемам русской мысли, вокруг которой и до сего дня строятся — осознанно или нет — многоразличные сценарии нашего будущего.

«Теория официальной народности»

Спокойный и просвещенный консерватизм Уварова начал формироваться еще в Вене. Оставаясь консерватором, он не зацикливался на самобытности России, как славянофилы, восхищался европейской культурой, был открыт для европейской философии. Именно благодаря опыту европейской жизни в его сознании произошло смещение ценностей от культурно-нравственной утопии к теории историко-политической модернизации. Отличительной чертой уваровского консерватизма было стремление к синтезу диаметрально противоположных полюсов общественных отношений и политических идеологий. Уваровская триада и стоящая за ней историософская и идейная реальность содержат признание самобытности восточноевропейской цивилизации, вписанной в общеевропейский контекст.

Однако ни современники, ни потомки по большей части не оценили высокого философского смысла уваровской идеологемы. Сколько было высказано по поводу нее филиппик, как только не костерили эту триаду самые разные люди, начиная от революционеров всех направлений и кончая самыми благонамеренными профессорами. В 1870-е литературовед и будущий академик Александр Пыпин назвал уваровские построения «теорией официальной народности». Таковой триада и осталась в истории, хотя сам ее автор никогда и не думал ее так называть.

Знаменитый историк и едкий мемуарист Сергей Михайлович Соловьев весьма жестко высказался об уваровской репутации. По выражению Соловьева, Уваров внушил царю мысль, что он, Николай, является творцом «какого-то нового образования, основанного на новых началах, и придумал эти начала, то есть слова: православие, самодержавие, народность: православие — будучи безбожником… самодержавие — будучи либералом, народность — не прочитав за свою жизнь ни одной русской книги… Люди порядочные, к нему близкие… с горем признавались, что не было никакой низости, которой он не в состоянии сделать, что он был кругом замаран нечистыми поступками».

…Как-то после своего назначения министром просвещения в узком кругу доверенных сотрудников Уваров разоткровенничался. Его слова записал близкий к нему историк, журналист и цензор Александр Васильевич Никитенко. Вот что сказал тогда Уваров и что, наверное, и составляло его политическое и нравственное кредо: «Мы, то есть люди XIX века, в затруднительном положении: мы живем среди бурь и волнений политических. Народы изменяют свой быт, обновляются, волнуются, идут вперед. Никто здесь не может предписывать своих законов. Но Россия еще юна, девственна и не должна вкусить, по крайней мере теперь еще, сих кровавых тревог. Надобно продлить ее юность и тем временем воспитать ее. Вот моя политическая система… Если мне удастся отодвинуть Россию на пятьдесят лет от того, что готовят ей теории, то я исполню свой долг и умру спокойно».

 

Приватизация слов

Анатолий Берштейн, Дмитрий Карцев

Триада графа Уварова была своего рода российским ответом на лозунг Великой французской революции «Свобода, Равенство, Братство». Тот в свою очередь выиграл «конкурентную борьбу» у нескольких десятков других революционных слоганов, среди которых были «Закон, Согласие, Свобода», «Сила, Свобода, Мир», «Свобода, Равенство, Безопасность» и даже «Закон, Король, Свобода, Отечество».

Яркие фразы, громкие лозунги использовались и прежде, но в Новое время, когда политика вышла из сферы религиозных и монарших кровнородственных споров, став по-настоящему публичным делом, они приобрели особое значение. Причем оттенки смыслов по большому счету играют роль только в самой ближайшей временной перспективе.

Так, например, Наполеон, придя к власти, заменил «братство» словом «собственность», показав тем самым, что революционный передел закончен. Однако в истории остался все же первоисточник — более яркий и менее приземленный. Со временем забылось, что конкретно вкладывали в триаду парижские санкюлоты (тем более что вкладывали они, по-видимому, очень разное), но сам их лозунг стал маркером принадлежности к революционным борцам против «старого режима» вообще.

Для их противников эти слова, напротив, превратились в символ хаоса и разложения. Они придумывали собственные триединства, пытаясь выразить свой общественно-политический идеал. Например, маршал Петен, ставший главой коллаборационистского правительства Франции после ее оккупации Гитлером, сохранил революционный триколор и даже «Марсельезу» в качестве гимна, но заменил триаду. Вместо «Свободы, Равенства, Братства» — «Труд, Семья, Отечество». Обе формулы, взятые сами по себе, не могут не вызывать сочувствие у людей самых разных взглядов, но апологеты наполнили их вполне конкретными ассоциациями, которые на самом деле и заставляют потом выбирать, какая ближе.

Исключения из правила формулирования идеологем по принципу «за все хорошее», конечно, бывают, но они довольно редки. Даже нацистский лозунг «Один народ, одно государство, один вождь», взятый сам по себе, вне исторического контекста, как лозунг воссоединения всех немцев, вряд ли может вызывать какие-то особенно негативные эмоции.

Так что чуть ли не любой политический лозунг пуст по смыслу, но наполнен именами и деяниями тех, кто под ним когда-либо шел, выступал и творил. Уже никто точно не скажет, что же именно имел в виду граф Уваров, когда говорил о своей триаде, но сегодня это уже воспринимается как вполне определенный стереотип.

Приватизация слов — неотъемлемый атрибут современной политической культуры. Свидетелями этого являемся и мы сегодня. Скажем, мало кто в Европе сейчас решится назвать свою политическую силу «Партией свободы», потому что это слово, например, за последние два десятилетия прочно оккупировали борцы против нелегальной иммиграции и просто откровенные националисты. А ведь именно с него когда-то начиналась Французская революция.

Идеология самодержавия. Теория “официальной народности” (стр. 1 из 2)

В начале 30-х гг. XIX в. появилось на свет идеологическое обоснование реакционной политики самодержавия — теория “официальной народности”. Автором этой теории выступил министр народного просвещения граф С. Уваров. В 1832 г. в докладе царю он выдвинул формулу основ русской жизни: “Самодержавие, православие, народность”. В основе ее была точка зрения, что самодержавие — исторически сложившийся устой русской жизни; православие — нравственная основа жизни русского народа; народность — единение русского царя и народа, ограждающее Россию от социальных катаклизмов. Русский народ существует как единое целое лишь постольку, поскольку сохраняет верность самодержавию и подчиняется отеческому попечению православной церкви. Любое выступление против самодержавия, любая критика церкви трактовались им, как действия, направленные против коренных народных интересов.

Уваров доказывал, что просвещение может быть не только источником зла, революционных потрясений, как это случилось в Западной Европе, а может превратиться в элемент охранительный — к чему следует стремиться в России. Поэтому всем “служителям просвещения в России предлагалось исходить исключительно из соображений официальной народности”. Таким образом, царизм стремился решить задачу сохранения и укрепления существующего строя.

По мнению консерваторов николаевской эпохи, в России не было причин для революционных потрясений. Как говорил начальник Третьего отделения собственной Его Императорского Величества канцелярии А.Х. Бенкендорф, «прошедшее России было удивительно, ее настоящее более чем великолепно, что же касается ее будущего, то оно выше всего, что может нарисовать самое смелое воображение». В России становилось практически невозможным бороться за социально-экономические и политические преобразования. Попытки русской молодежи продолжить дело декабристов успеха не имели. Студенческие кружки конца 20-х — начала 30-х гг. были малочисленны, слабы и подвергались разгрому.

Российские либералы 40-х гг. XIX в.: западники и славянофилы

В условиях реакции и репрессий против революционной идеологии широкое развитие получила либеральная мысль. В размышлениях об исторических судьбах России, ее истории, настоящем и будущем родились два важнейших идейных течения 40-х гг. XIX в.: западничество и славянофильство. Представителями славянофилов были И.В. Киреевский, А.С. Хомяков, Ю.Ф. Самарин и многие др. Наиболее выдающимися представителями западников выступали П.В. Анненков, В.П. Боткин, А.И. Гончаров, Т.Н. Грановский, К.Д. Кавелин, М.Н. Катков, В.М. Майков, П.А. Мельгунов, С.М. Соловьев, И.С. Тургенев, П.А. Чаадаев и др. По ряду вопросов к ним примыкали А.И. Герцен и В.Г. Белинский.

И западники, и славянофилы были горячими патриотами, твердо верили в великое будущее своей России, резко критиковали николаевскую Россию.

Особенно резко славянофилы и западники выступали против крепостного права. Причем западники — Герцен, Грановский и др. — подчеркивали, что крепостное право — лишь одно из проявлений того произвола, который пронизывал всю русскую жизнь. Ведь и “образованное меньшинство” страдало от беспредельного деспотизма, тоже было в “крепости” у власти, у самодержавно-бюрократического строя. Критикуя российскую действительность, западники и славянофилы резко расходились в поисках путей развития страны. Славянофилы, отвергая современную им Россию, с еще большим отвращением смотрели на современную Европу. По их мнению, западный мир изжил себя и будущего не имеет (здесь мы видим определенную общность с теорией “официальной народности”).

Славянофилы отстаивали историческую самобытность России и выделяли ее в отдельный мир, противостоящий западу в силу особенностей русской истории, религиозности, русского стереотипа поведения. Величайшей ценностью считали славянофилы православную религию, противостоящую рационалистическому католицизму. Славянофилы утверждали, что у русских особое отношение к властям. Народ жил как бы в “договоре” с гражданской системой: мы — общинники, у нас своя жизнь, вы — власть, у вас своя жизнь. К. Аксаков писал, что страна обладает совещательным голосом, силой общественного мнения, однако право на принятие окончательных решений принадлежит монарху. Примером такого рода отношений могут стать отношения между Земским собором и царем в период Московского государства, что позволило России жить в мире без потрясений и революционных переворотов, типа Великой французской революции. “Искажения” в русской истории славянофилы связывали с деятельностью Петра Великого, который “прорубил окно в Европу”, нарушил договор, равновесие в жизни страны, сбил ее с начертанного богом пути.

Славянофилов часто относят к политической реакции в силу того, что их учение содержит три принципа “официальной народности”: православие, самодержавие, народность. Однако следует отметить, что славянофилы старшего поколения истолковывали эти принципы в своеобразном смысле: под православием они понимали свободное сообщество верующих христиан, а самодержавное государство рассматривали как внешнюю форму, которая дает возможность народу посвятить себя поискам “внутренней правды”. При этом славянофилы защищали самодержавие и не придавали большого значения делу политической свободы. В то же время они были убежденными демократами, сторонниками духовной свободы личности. Когда в 1855 г. на престол вступил Александр II, К. Аксаков представил ему “Записку о внутреннем состоянии России”. В “Записке” Аксаков упрекал правительство в подавлении нравственной свободы, приведшей к деградации нации; он указывал, что крайние меры могут только сделать в народе популярной идею политической свободы и породить стремление к ее достижению революционным путем. Ради предотвращения подобной опасности Аксаков советовал царю даровать свободу мысли и слова, а также возвратить к жизни практику созыва Земских соборов. Идеи предоставления народу гражданских свобод, отмены крепостного права занимали важное место в работах славянофилов. Неудивительно поэтому, что цензура часто подвергала их преследованиям, мешала свободно выражать свои мысли.

Западники, в отличие от славянофилов, русскую самобытность оценивали как отсталость. С точки зрения западников, Россия, как и большинство других славянских народов, долгое время была как бы вне истории. Главную заслугу Петра I они видели в том, что он ускорил процесс перехода от отсталости к цивилизации. Реформы Петра для западников — начало движения России во всемирную историю.

В то же время они понимали, что реформы Петра сопровождались многими кровавыми издержками. Истоки большинства самых отвратительных черт современного ему деспотизма Герцен видел в том кровавом насилии, которым сопровождались петровские реформы. Западники подчеркивали, что Россия и Западная Европа идут одинаковым историческим путем, поэтому Россия должна заимствовать опыт Европы. Важнейшую задачу они видели в том, чтобы добиться освобождения личности и создать государство и общество, обеспечивающие эту свободу. Силой, способной стать двигателем прогресса, западники считали “образованное меньшинство”.

При всех различиях в оценке перспектив развития России западники и славянофилы имели схожие позиции. И те, и другие выступали против крепостного права, за освобождение крестьян с землей, за введение в стране политических свобод, ограничение самодержавной власти. Объединяло их также и негативное отношение к революции; они выступали за реформистский путь решения основных социальных вопросов России. В процессе подготовки крестьянской реформы 1861 г. славянофилы и западники вошли в единый лагерь либерализма. Споры западников и славянофилов имели большое значение для развития общественно-политической мысли. Они являлись представителями либерально-буржуазной идеологии, возникшей в дворянской среде под влиянием кризиса феодально-крепостнической системы. Герцен подчеркнул то общее, что соединяло западников и славянофилов — “физиологическое, безотчетное, страстное чувство к русскому народу” (“Былое и думы”).

Либеральные идеи западников и славянофилов пустили глубокие корни в русском обществе и оказали серьезное влияние на следующие поколения людей, искавших для России пути в будущее. В спорах о путях развития страны мы слышим отзвук спора западников и славянофилов по вопросу о том, как соотносятся в истории страны особенное и общечеловеческое, чем является Россия — страной, которой уготована мессианская роль центра христианства, третьего Рима, или страной, которая представляет собой часть всего человечества, часть Европы, идущая путем всемирно-исторического развития.

Революционно-демократическое движение 40 — 60-х гг. XIX в.

30 — 40-е годы XIX в. — время начала формирования в русской общественно-политической жизни революционно-демократической идеологии. Ее основателями стали В.Г. Белинский и А.И. Герцен.

Они резко выступали против теории “официальной народности”, против взглядов славянофилов, доказывали общность исторического развития Западной Европы и России, высказывались за развитие экономических и культурных связей с Западом, призывали использовать в России новейшие достижения науки, техники, культуры. Однако, признавая прогрессивность буржуазного строя по сравнению с феодальным, они выступали против буржуазного развития России, замены феодальной эксплуатации капиталистической.

Белинский и Герцен становятся сторонниками социализма. После подавления революционного движения 1848 г. Герцен разочаровался в Западной Европе. В это время он пришел к мысли, что русская деревенская община и артель содержат зачатки социализма, который найдет свое осуществление в Росси скорее, чем в какой-либо другой стране. Герцен и Белинский считали основным средством преобразования общества классовую борьбу и крестьянскую революцию. Герцен был первым, кто в русском общественном движении воспринял идеи утопического социализма, получившего в то время широкое распространение в Западной Европе. Герценовская теория русского общинного социализма дала мощный толчок развитию социалистической мысли в России.

Официальное гражданство | Encyclopedia.com

В 1833 году Сергей Уваров в своем первом опубликованном циркуляре в качестве нового министра просвещения ввел трехстороннюю формулу «Православие, Самодержавие, Народность» как девиз развития Российской Империи. Эти три термина также стали основными составляющими доктрины, господствовавшей в эпоху императора Николая I, правившего с 1825 по 1855 год и получившего название «официальная национальность». Около двух десятков периодических изданий, десятки книг и вся школьная система пропагандировали эти идеи и сделали их фундаментом для того, чтобы вести Россию к современности, не поддаваясь материализму, революционным движениям и слепому подражанию чужим концепциям.

Смысл православия и самодержавия был ясен. Православная вера составляла основу духовной, этической и культурной жизни России с X века и всегда выступала объединяющим фактором для нации. Это также оказалось полезным в проповеди послушания властям. Самодержавие, или абсолютная монархия, предполагало убежденность в том, что Россия избежит революции благодаря просвещенному руководству царя, который обеспечит политическую стабильность, но проведет своевременные и продуманные реформы, чтобы Россия могла постоянно прогрессировать во всех сферах национальной жизни.Политическая теория давно утверждала, и исторические уроки России, казалось, доказывали, что для сохранения единства на огромной территории с различным населением необходим единый правитель.

Третий член в трехчастной формуле был самым оригинальным и самым загадочным. Широкое представление о национальности ( народность ) только что вошло в моду среди образованной публики, но четкого определения этому понятию не существовало. В 1834 году Петр Плетнев, литературный критик, профессор русской литературы в Санкт-Петербурге.Петербургский университет отмечал: «Идея национальности — это основная характеристика, которую современники требуют от литературных произведений…», но, продолжал он, «никто не знает точно, что это значит». В 1830-х и 1840-х годах возникли различные школы мысли по этому поводу.

Романтические националисты во главе с Михаилом Погодиным и Стивеном Шевыревым из Московского университета и журнала Москвич прославляли абсолютистскую форму правления в России, ее уникальность, ее поэтическое богатство, миролюбивые добродетели ее жителей и идеи. славян как избранного народа, которые якобы возложили на Россию славную миссию по спасению человечества и сделали ее выше «разлагающегося» Запада.Славянофилы во главе с московскими помещиками, включая братьев Аксаков и Киреевских, выступали против таких западных концепций, как индивидуализм, законничество и власть большинства, в пользу концепции соборности : общины, очень похожей на церковный собор ( собор ), должны участвовать в дискуссии с целью достижения «хора» единодушного решения и, таким образом, сохранения духа гармонии и братства. Тогда народ советует царю через какой-то земельный совет ( земский собор, ), система, по мнению славянофилов, является «истинным» русским путем во всем.Западники, напротив, сочувствовали ценностям других европейцев и предполагали, что развитие России, идя другим путем, будет происходить в контексте либеральной традиции, которая ценила личность выше государства. Однако все три группы согласились с необходимостью эмансипации, правовой реформы и свободы слова и печати.

Доктрина официальной национальности представляла ответ правительства на эти интеллектуальные течения, а также на волну революций, которая распространилась по большей части остальной Европы за пределами России.Однако сторонники этой доктрины не говорили в один голос. Например, из-за их поддержки существующего государства романтические националисты часто определяются как сторонники официальной национальности. Однако наиболее влиятельная группа, которую иногда называют династическими националистами, включала императора Николая I и двор, и их взгляды пропагандировались в обширных журналистских организациях Фадея Булгарина, Николая Греча и Осипа Сеньковского. Их понимание народности было основано на патриотизме, защитной доктрине, используемой для поддержки статус-кво и статуса России как великой державы.Для них «русскость», даже для балтийских немцев или поляков, вращалась вокруг лояльности подданного самодержцу. Другими словами, они приравнивали нацию к государству, управляемому династией, которое рассматривалось как хранилище и эмблема национальной культуры.

Национальные взгляды Сергея Семеновича Уварова распространились на многие школы. Он разделял основную часть мнений династических националистов, покровительствовал романтическим националистам и их журналам, восхвалял славянофилов за их православный дух и принимал некоторые западнические тенденции в историческом развитии России.Но этот архитектор официальной национальности придерживался доктрины, которой не хватало привлекательности и жизненной силы. Уваров считал, что вместо того, чтобы рассматривать людей как активно информирующих о содержании национальности, государство должно определять, направлять и навязывать «истинные» национальные ценности пассивному населению. Словом, его концепция народности исключила творческую активность народа и сделала ее синонимом верности престолу и алтарю. Доктрина, хотя и достигла стабильности, которая была ее целью, оказалась анахроничной и не пережила Николая I и Уварова, оба из которых умерли в 1855 году.

См. Также: национализм в царской империи; национальная политика, царская; нация и национальность николай i; славянофилы; Уваров Сергей Семенович; westernizers

библиография

Линкольн, В. Брюс. (1978). Николай I: Император и Самодержец Всея Руси. Блумингтон: издательство Индианского университета.

Рязановский Николай. (1967). Николай I и официальное гражданство в России, 1825–1855 гг. Беркли: Калифорнийский университет Press.

Уиттакер, Синтия Х. (1984). Истоки современного российского образования: интеллектуальная биография графа Сергея Уварова, 1786–1855 гг. DeKalb: Издательство Университета Северного Иллинойса.

Синтия Хила Уиттакер

Православие, самодержавие и национальность | Русский лозунг

Православие, Самодержавие и Народность , Русский Православие, Самодержавие, Я Народность , в истории России, лозунг, созданный в 1832 году графом Сергеем С.Уваров, министр просвещения 1833–1849 годов, который стал олицетворением официальной идеологии имперского правительства Николая I (годы правления 1825–1855) и оставался руководящим принципом государственной политики в более поздние периоды имперского правления.

Уваров представил эту фразу в докладе Николаю о состоянии образования в Московском университете и общеобразовательных школах ( гимназии ). В своем докладе он рекомендовал, чтобы будущая государственная образовательная программа подчеркивала ценность Православной церкви, самодержавного правительства и национального характера русского народа; он считал это фундаментальными факторами, отличающими российское общество и защищающими его от разлагающего влияния Западной Европы.

Поскольку официальная идеология стала основой российского образования, большое внимание уделялось изучению богословия и классической литературы, а также профессиональному обучению. Однако философия, считавшаяся основным средством передачи развращающих западных идей, была практически исключена из учебной программы. Вне школ строгая цензура была введена в отношении всех публикаций, критиковавших систему самодержавия.

Кроме того, официальная приверженность лозунгу «Православие, самодержавие и национальность» дала импульс (не полностью одобренный Императором) делу русских националистов, многие из которых были заняты в правительстве и на других влиятельных должностях.Интерпретируя народность как «национализм», а не «национальность», они использовали свой авторитет для введения политики русификации в школах в нерусских регионах империи, для оказания давления на неправославные религиозные группы с целью обращения в другую веру и для принятия различных ограничительных мер. подавлявшие группы нерусской национальности. Националисты также призвали правительство поддержать усилия других славянских народов по достижению национальной автономии и тем самым способствовали развитию соперничества между Россией и Австрией (одним из главных союзников России) за господство на Балканах, населенных славянами.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

Теория и практика в JSTOR

Journal Information

Большинство выпусков социальных исследований посвящены одной теме, к которой обращаются ученые, писатели и эксперты из самых разных дисциплин. Некоторые из этих вопросов — материалы серии наших конференций; другие приглашаются вместе с учеными, которые используют свой уникальный опыт в многогранных исследованиях интересующих их предметов.Некоторые из наших тем явно взяты из социальных наук; другие рассматривают отдельные части мира. Другие вопросы касаются концепций, идей или явлений, которые кажутся созревшими для исследования.

Информация об издателе

Одно из крупнейших издательств в Соединенных Штатах, Johns Hopkins University Press объединяет традиционные издательские подразделения книг и журналов с передовыми сервисными подразделениями, которые поддерживают разнообразие и независимость некоммерческих, научных издателей, обществ и ассоциаций.Журналы The Press — это крупнейшая программа публикации журналов среди всех университетских изданий США. Отдел журналов издает 85 журналов по искусству и гуманитарным наукам, технологиям и медицине, высшему образованию, истории, политологии и библиотечному делу. Подразделение также управляет услугами членства более чем 50 научных и профессиональных ассоциаций и обществ. Книги Имея признанные критиками книги по истории, науке, высшему образованию, здоровью потребителей, гуманитарным наукам, классической литературе и общественному здравоохранению, Книжный отдел ежегодно публикует 150 новых книг и поддерживает более 3000 наименований.Имея склады на трех континентах, торговые представительства по всему миру и надежную программу цифровых публикаций, Книжный отдел объединяет авторов Хопкинса с учеными, экспертами, образовательными и исследовательскими учреждениями по всему миру. Проект MUSE® Project MUSE — ведущий поставщик цифрового контента по гуманитарным и социальным наукам, предоставляющий доступ к журналам и книгам почти 300 издателей. MUSE обеспечивает выдающиеся результаты научному сообществу, максимизируя доходы издателей, обеспечивая ценность для библиотек и предоставляя доступ ученым по всему миру.Услуги Hopkins Fulfillment Services (HFS) HFS обеспечивает печатную и цифровую рассылку для выдающегося списка университетских издательств и некоммерческих организаций. Клиенты HFS пользуются современным складским оборудованием, доступом в режиме реального времени к критически важным бизнес-данным, управлением и сбором дебиторской задолженности, а также беспрецедентным обслуживанием клиентов.

Альберт Эйнштейн — Биография — NobelPrize.org

Вопросы и ответы об Альберте Эйнштейне

Альберт Эйнштейн родился в Ульме, в Вюртемберге, Германия, 14 марта 1879 года.Шесть недель спустя семья переехала в Мюнхен, где он позже начал свое обучение в гимназии Луитпольда. Позже они переехали в Италию, и Альберт продолжил свое образование в Аарау, Швейцария, а в 1896 году он поступил в Швейцарскую федеральную политехническую школу в Цюрихе, чтобы получить образование учителя физики и математики. В 1901 году, когда он получил диплом, он получил швейцарское гражданство и, так как он не смог найти преподавательскую должность, принял должность технического помощника в Швейцарском патентном ведомстве.В 1905 г. получил докторскую степень.

Во время своего пребывания в Патентном ведомстве и в свободное время он написал большую часть своих замечательных работ и в 1908 году был назначен приват-доцентом в Берне. В 1909 году он стал экстраординарным профессором в Цюрихе, в 1911 году профессором теоретической физики в Праге, а в следующем году вернулся в Цюрих, чтобы занять аналогичную должность. В 1914 году он был назначен директором Физического института кайзера Вильгельма и профессором Берлинского университета. Он стал гражданином Германии в 1914 году и оставался в Берлине до 1933 года, когда он отказался от гражданства по политическим причинам и эмигрировал в Америку, чтобы занять должность профессора теоретической физики в Принстоне *.Он стал гражданином США в 1940 году и ушел в отставку в 1945 году.

После Второй мировой войны Эйнштейн был ведущей фигурой в Мировом правительственном движении, ему предложили пост президента Государства Израиль, от которого он отказался, и он сотрудничал с доктором Хаимом Вейцманом в создании Еврейского университета в Иерусалиме.

Эйнштейн всегда имел ясное видение проблем физики и решимость их решать. У него была собственная стратегия, и он умел визуализировать основные этапы на пути к своей цели.Он считал свои главные достижения лишь ступеньками на пути к следующему прогрессу.

В начале своей научной работы Эйнштейн осознал неадекватность ньютоновской механики, а его специальная теория относительности проистекает из попытки согласовать законы механики с законами электромагнитного поля. Он занимался классическими проблемами статистической механики и проблемами, в которых они были объединены с квантовой теорией: это привело к объяснению броуновского движения молекул.Он исследовал тепловые свойства света с низкой плотностью излучения, и его наблюдения заложили основу фотонной теории света.

В первые дни своего пребывания в Берлине Эйнштейн постулировал, что правильная интерпретация специальной теории относительности должна также дать теорию гравитации, и в 1916 году он опубликовал свою статью по общей теории относительности. В это время он также внес свой вклад в проблемы теории излучения и статистической механики.

В 1920-х годах Эйнштейн приступил к построению единых теорий поля, хотя он продолжал работать над вероятностной интерпретацией квантовой теории и продолжал эту работу в Америке. Он внес вклад в статистическую механику, разработав квантовую теорию одноатомного газа, а также выполнил ценную работу в связи с вероятностями атомных переходов и релятивистской космологией.

После выхода на пенсию он продолжал работать над объединением основных понятий физики, придерживаясь противоположного, по мнению большинства физиков, подхода — геометризации.

Исследования Эйнштейна, конечно, хорошо описаны, и его наиболее важные работы включают Специальную теорию относительности (1905), Относительность (английский перевод, 1920 и 1950), Общая теория относительности (1916), Исследования. по теории броуновского движения (1926) и The Evolution of Physics (1938). Среди его ненаучных работ О сионизме (1930), Почему война? (1933), Моя философия (1934) и Из моих последних лет (1950), пожалуй, самые важные.

Альберт Эйнштейн получил почетные степени доктора наук, медицины и философии многих европейских и американских университетов. В течение 1920-х годов он читал лекции в Европе, Америке и на Дальнем Востоке, и ему были присуждены стипендии или членство во всех ведущих научных академиях мира. Он получил множество наград в знак признания своей работы, в том числе медаль Копли Лондонского королевского общества в 1925 году и медаль Франклина Института Франклина в 1935 году.

Дары Эйнштейна неизбежно привели к тому, что он жил в интеллектуальном одиночестве, а для расслабления музыка играла важную роль в его жизни. Он женился на Милеве Марич в 1903 году, и у них родились дочь и два сына; их брак был расторгнут в 1919 году, и в том же году он женился на своей кузине Эльзе Левенталь, которая умерла в 1936 году. Он умер 18 апреля 1955 года в Принстоне, штат Нью-Джерси.

Из Нобелевских лекций по физике 1901-1921 гг. , Elsevier Publishing Company, Амстердам, 1967

Эта автобиография / биография была написана на момент награждения и первый опубликовано в книжной серии Les Prix Nobel .Позже он был отредактирован и переиздан в Нобелевских лекциях . Чтобы цитировать этот документ, всегда указывайте источник, как показано выше.


* Альберт Эйнштейн был официально связан с Институтом перспективных исследований в Принстоне, штат Нью-Джерси.

© Нобелевский фонд, 1922 г.

Для цитирования в этом разделе
MLA style: Альберт Эйнштейн — Биографический. NobelPrize.org. Nobel Media AB 2021. Пн. 24 мая 2021 г.

Вернуться наверх Вернуться к началу Возвращает пользователей к началу страницы

Critical Race Theory // Purdue Writing Lab

Critical Race Theory (1970-е годы по настоящее время)

Резюме:

Этот ресурс поможет вам начать процесс понимания теории литературы и школ критики и того, как они используются в академии.

Введение

Critical Race Theory, или CRT, представляет собой теоретический и интерпретативный метод, который исследует проявление расы и расизма в доминирующих культурных способах выражения.Принимая этот подход, ученые CRT пытаются понять, как на жертв системного расизма влияет культурное восприятие расы и как они могут представлять себя, чтобы противостоять предрассудкам.

Тесно связанный с такими областями, как философия, история, социология и право, исследования CRT прослеживают расизм в Америке через национальное наследие рабства, Движение за гражданские права и недавние события. При этом он опирается на работы таких писателей, как Соджорнер Трут, Фредерик Дуглас, У.Э. Дюбуа, Мартин Лютер Кинг-младший и другие, изучающие право, феминизм и постструктурализм. В середине 1970-х CRT приобрела свою нынешнюю форму благодаря таким ученым, как Деррик Белл, Алан Фриман и Ричард Дельгадо, которые отреагировали на то, что они назвали опасно медленным прогрессом после Гражданских прав в 1960-х.

Выдающиеся ученые ЭЛТ, такие как Кимберли Креншоу, Мари Мацуда и Патрисия Уильямс, разделяют интерес к признанию расизма повседневным компонентом американской жизни (проявляющимся в текстовых источниках, таких как литература, кино, право и т. Д.).Поступая таким образом, они пытаются противостоять убеждениям и обычаям, которые позволяют расизму сохраняться, и в то же время бросают вызов этим практикам, стремясь освободиться от системного расизма.

Таким образом, стипендия CRT также подчеркивает важность поиска способов для разных людей поделиться своим опытом. Тем не менее, ученые CRT не только определяют личность человека и его восприятие мира в его или ее расовой идентификации, но также и его принадлежность к определенному классу, полу, нации, сексуальной ориентации и т. Д.Они читают эти разнообразные культурные тексты как доказательство институционализированного неравенства, с которым ежедневно сталкиваются расовые группы и отдельные лица.

Как объясняют Ричард Дельгадо и Жан Стефанчич во введении к третьему изданию книги Critical Race Theory: The Cutting Edge : «Наш социальный мир с его правилами, практиками и назначением престижа и власти не является фиксированным; скорее, мы конструируем с его помощью слова, истории и тишину. Но нам не нужно мириться с несправедливыми и односторонними договоренностями.Писая и выступая против них, мы можем надеяться внести свой вклад в лучший и более справедливый мир »(3). В этом смысле ученые CRT стремятся к осязаемым, реальным целям через интеллектуальную работу, которую они выполняют. Это способствует тому, что многие ученые CRT делают упор на социальную активность и трансформируют повседневные представления о расе, расизме и власти.

Совсем недавно CRT внесла свой вклад в отколовшиеся группы, сосредоточенные на расовом опыте американцев азиатского, латиноамериканского и индийского происхождения.

Общие вопросы
  • Какое значение имеет раса в современном американском обществе?
  • Где, каким образом и с какой целью раса появляется в доминирующей американской культуре и формирует способы нашего взаимодействия друг с другом?
  • Какие типы текстов и других культурных артефактов отражают представления господствующей культуры о расе?
  • Как ученые могут заявить, что расизм — это проблема, которая затрагивает всех членов общества?
  • Как расизм продолжает действовать как стойкая сила в американском обществе?
  • Как мы можем бороться с расизмом, чтобы все члены американского общества имели равное представительство и доступ к основным правам?
  • Как мы можем точно отразить опыт жертв расизма?
Зачем нужен этот подход?

Как мы видим, принятие CRT-подхода к литературе или другим формам культурного самовыражения включает в себя гораздо больше, чем просто определение расы, расизма и расовых персонажей в художественных произведениях.Скорее, он (в широком смысле) подчеркивает важность изучения и попытки понять социокультурные силы, которые формируют то, как мы и другие воспринимаем, переживаем и реагируем на расизм. Эти ученые рассматривают литературу, юридические документы и другие культурные произведения как свидетельства коллективных ценностей и убеждений американской культуры. При этом они рассматривают расизм как теоретический и исторический опыт, который затрагивает всех членов сообщества, независимо от их расовой принадлежности или идентичности.

Большинство стипендий CRT пытаются продемонстрировать не только то, что расизм продолжает быть распространенным компонентом во всем доминирующем обществе, но также и то, почему этот стойкий расизм проблематично лишает людей многих конституционных свобод, которые они обещали в руководящих документах США. Это позволяет ученым определить, как тексты развиваются в культурном контексте и через него, что еще раз демонстрирует, насколько широко распространен системный расизм. Ученые CRT обычно сосредотачиваются как на доказательствах, так и на истоках расизма в американской культуре, стремясь искоренить его в корнях.

Кроме того, поскольку CRT защищает различные компоненты, формирующие индивидуальную идентичность, она предлагает ученым возможность понять, как раса взаимодействует с другими идентичностями, такими как пол и класс. Как показали такие ученые, как Креншоу и Уильямс, стипендия ЭЛТ может и должна быть приспособлена к принятию и адаптации теорий из смежных областей, таких как женские исследования, феминизм и история. Таким образом, CRT эволюционировала за последние десятилетия для решения различных проблем, с которыми сталкиваются люди, затронутые расизмом.

Интересно, что стипендия CRT не только привлекает внимание и решает проблемы отдельных лиц, затронутых расизмом, но и тех, кто совершает и, по-видимому, не подвержен расовым предрассудкам. Такие ученые, как W.E.B. Дюбуа, Пегги Макинтош, Шерил Харрис и Джордж Липсиц обсуждают привилегии белых и понятия белизны на протяжении всей истории, чтобы лучше понять, как американская культура концептуализирует расу (или кажущееся отсутствие расы).

Важные термины
  • Привилегия белых: Обсуждалось Липсицем, Ли, Харрисом, Макинтошем и другими исследователями CRT, привилегия белых относится к различным социальным, политическим и экономическим преимуществам, которые получают белые люди по сравнению с небелыми гражданами в зависимости от их расовой принадлежности. .Эти преимущества могут включать как очевидные, так и тонкие различия в доступе к власти, социальном статусе, опыте предубеждений, возможностях получения образования и многом другом. Для исследователей CRT понятие привилегий белых предлагает способ обсудить тенденцию доминирующей культуры к нормализации опыта белых людей и игнорированию опыта небелых. В таких областях, как ЭЛТ и исследования белизны, особое внимание уделяется концепции привилегий белых, чтобы понять, как расизм влияет на белых людей.
  • Микроагрессии : Микроагрессии относятся к кажущимся незначительными, часто бессознательными, банальными примерами предрассудков, которые в совокупности способствуют расизму и подчинению расовых людей доминирующей культурой. Пегги Дэвис обсуждает, как юридический дискурс участвует в микроагрессиях и может противодействовать им.
  • Институционализированный расизм : Эта концепция, широко обсуждаемая Камарой Филлис Джонс, относится к системным способам, которыми доминирующее общество ограничивает доступ к возможностям расового человека или группы.Это неравенство, которое включает в себя доступ индивида к материальным условиям и власти, не только глубоко укоренилось в правовых институтах, но и до такой степени впиталось в американскую культуру, что зачастую незаметно или легко игнорируется.
  • Социальная конструкция : В контексте CRT, «социальная конструкция» относится к понятию, что раса является продуктом социальной мысли и отношений. Это предполагает, что раса не продукт ни биологии, ни генетики, а скорее социальное изобретение.
  • Интерсекциональность и антиэссенциализм : Эти термины относятся к понятию, что один аспект личности человека не обязательно определяет другие категории членства. Как объясняют Дельгадо и Стефанчич, «у всех потенциально конфликтующие, пересекающиеся идентичности, привязанности и привязанности» ( CRT: An Introduction 10). Другими словами, мы не можем предсказать личность, убеждения или ценности человека на основе таких категорий, как раса, пол, сексуальность, религия, национальность и т. Д .; вместо этого мы должны признать, что люди способны претендовать на принадлежность к множеству различных (и часто кажущихся противоречивыми) категорий и систем убеждений, независимо от того, какую идентичность им пытаются навязать посторонние.
Цитируемые работы

Дельгадо, Ричард и Жан Стефанчич. Теория критических рас: введение . 2 nd изд. Нью-Йорк: Издательство Нью-Йоркского университета, 2012.

Дельгадо, Ричард и Жан Стефанчич, ред. Теория критических рас: передний край. 3 рд изд. Филадельфия: Temple University Press, 2013. Печать.

Рекомендуемые источники для дополнительных исследований

Белл, Деррик А.»Кто боится теории критической расы?» Обзор права Иллинойского университета 4 (1995): 893-910.

Креншоу, Кимберле, Нил Готанда, Гэри Пеллер и Кендалл Томас, ред. Теория критической расы: ключевые сочинения, сформировавшие движение. Нью-Йорк: Новая пресса, 1995

Дэвис, Пегги. «Закон как микроагрессия». Йельский юридический журнал 98 (1989): 1559-1577.

Гейтс, Генри Луи. Означающая обезьяна: теория афроамериканской литературной критики .Нью-Йорк: Oxford University Press, 2014.

.

Харрис, Шерил. «Белизна как собственность». Harvard Law Review 106,8 (1993): 1707-1791.

крючки, раструб. Феминистская теория: от окраин к центру. Бостон: South End Press, 1984.

Липсиц, Джордж. Собственные инвестиции в белизну: как белые люди извлекают выгоду из политики идентичности . Филадельфия: Temple University Press, 1998.

Spillers, Гортензия. «Mama’s Baby, Papa’s Maybe: American Grammar Book».» Diacritics 17.2 (1987): 64-81.

Уильямс, Патрисия. Увидеть будущее для дальтоников: парадокс расы. Нью-Йорк: Noonday Press, 1998.

.

Был ли Шекспир настоящим автором своих пьес?

Сын перчаточника, а иногда и муниципального политика из Стратфорда-на-Эйвоне, Уильям Шекспир, похоже, поднялся из скромных средств и стал одним из величайших писателей истории, бесподобным поэтом и драматургом, чьи произведения волновали читателей более 400 лет. .Но действительно ли Шекспир писал произведения, связанные с его именем?

Современные историки считают, что некоторые из его работ могли быть частично написаны в тандеме с другими. Но некоторые ученые и даже коллеги-писатели скептически относятся к тому, что Шекспир написал какие-либо из своих знаменитых сонетов или пьес, и что «Шекспир» на самом деле был псевдонимом, используемым для сокрытия истинной личности настоящего автора. Окруженный сложными проблемами, касающимися социального класса и образования, вопрос об авторстве Шекспира не нов, с десятками возможных теорий о том, кем на самом деле был или не был «Бард Эйвона».

Аргумент против Шекспира основан на ключевой критике.

Анти-стратфорды — прозвище, данное тем, кто утверждает, что Шекспир не был истинным автором, — указывают на существенное отсутствие доказательств, подтверждающих их утверждения. Они утверждают, что записи того времени указывают на то, что Шекспир, вероятно, получил только местное начальное образование, не учился в университете и, следовательно, не выучил бы языки, грамматику и обширный словарный запас, представленный в произведениях Шекспира, около 3000 слов.Они отмечают, что оба родителя Шекспира, вероятно, были неграмотными, и кажется, что его выжившие дети были такими же, что приводит к скептицизму, что известный писатель пренебрегает образованием своих собственных детей.

Они также отмечают, что ни в одном из сохранившихся писем и деловых документов нет ни малейшего намека на Шекспира как на автора, не говоря уже об одном известном при его жизни. Вместо этого в письменных отчетах подробно описываются более мирские операции, такие как его деятельность в качестве инвестора и коллекционера недвижимости.Они утверждают, что если мирская мудрость Шекспира была результатом чтения и путешествий в школе после окончания средней школы, где доказательства того, что он когда-либо покинул Англию? Почему они не оплакивали его, когда он умер? И почему в его завещании, в котором перечислено несколько подарков семье и друзьям, нет ни одной книги из обширной библиотеки?

Для тех, кто твердо верит, что Шекспир был истинным автором своих пьес, анти-стратфорды просто предпочитают игнорировать факты.Ряд современников Шекспира, в том числе Кристофер Марлоу и Бен Джонсон, происходили из столь же скромных семей. При жизни Шекспира не было публичных заявлений о том, что он действует как псевдоним. Фактически, чиновники Тюдоров, ответственные за установление авторства пьес, приписывали несколько работ Шекспиру, Джонсону и другим, включая актеров, которые исполняли его пьесы, воздавали ему должное в годы после его смерти и даже помогли организовать публикацию его произведений.

Некоторые считают, что Фрэнсис Бэкон — «настоящий» Шекспир.

Фрэнсис Бэкон был одной из первых выдвинутых альтернатив, начиная с середины XIX века. Выпускник Кембриджа, Бэкон имел большие успехи. Он был одним из создателей научного метода, уважаемым философом, поднялся по служебной лестнице при дворе Тюдоров и стал лорд-канцлером и членом Тайной палаты. Но был ли он еще и «настоящим» Шекспиром?

Это аргумент, который приводят бэконианцы, утверждая, что Бэкон хотел избежать испорченной репутации скромного драматурга, но также чувствовал себя вынужденным писать пьесы, тайно нацеленные на королевский и политический истеблишмент, в котором Бэкон играл ключевую роль.Сторонники утверждают, что философские идеи, исходящие от Бэкона, можно найти в произведениях Шекспира, и спорят, могло ли ограниченное образование Шекспира дать ему научные знания, а также правовые кодексы и традиции, которые появляются во всех пьесах.

Они считают, что Бэкон дал ключи к разгадке для бесстрашных более поздних ученых, скрывая секретные сообщения или шифры о своей личности как своего рода литературный след из хлебных крошек. Некоторые доходят до еще более крайностей, утверждая, что шифры Бэкона раскрывают более обширную альтернативную историю эпохи Тюдоров, включая ту диковинную теорию о том, что Бэкон на самом деле был незаконнорожденным сыном Елизаветы I.

Шекспир декламирует произведение перед двором Елизаветы I.

Оксфордская теория поддерживает идею, что Эдвард де Вер был Шекспиром

Эдвард де Вер, 17-й граф Оксфорд, был поэтом , драматург и меценат, чье богатство и положение сделали его выдающейся фигурой во времена Тюдоров (он вырос и получил образование в семье главного советника Елизаветы I, Уильяма Сесила). Де Вер прекратил публиковать стихи под своим именем вскоре после появления первых произведений, приписываемых Шекспиру, что привело к тому, что оксфордцы заявили, что он использовал Шекспира как «прикрытие» для защиты своей позиции.Они утверждают, что ежегодная королевская рента, полученная Де Вер от двора, могла быть использована для выплаты Шекспиру, что позволило Де Веру сохранить публичную анонимность.

Для этих сторонников обширное путешествие Де Вера по Европе, в том числе его глубокое увлечение итальянским языком и культурой, нашло отражение в многочисленных итальянских произведениях в каноне Шекспира. Де Вер также всю жизнь любил историю, особенно древнюю историю, что делало его хорошо подходящим для написания таких драм, как «Юлий Цезарь », «».Они также указывают на его семейные отношения с Артуром Голдингом, автором перевода «Метаморфозы» древнеримского поэта Овидия, перевод, который, по мнению литературоведов, оказал большое влияние на авторов шекспировских произведений.

Основная критика оксфордской теории состоит в том, что Де Вер умер в 1604 году, но общепринятая хронология Шекспира указывает на то, что после его смерти было опубликовано более дюжины работ. Несмотря на это и другие несоответствия, защитники Де Вера остаются непоколебимыми, и оксфордская теория была исследована в фильме 2011 года « Anonymous ».

Другой претендент — Кристофер Марлоу

Знаменитый драматург, поэт и переводчик, Марлоу был звездой эпохи Тюдоров. Его творчество, несомненно, повлияло на целое поколение писателей, но мог ли он также быть настоящим автором произведений Шекспира в дополнение к его собственным? Сторонники марловской теории, впервые получившей распространение в начале 19 века, утверждают, что в двух стилях письма есть существенные сходства, которые нельзя упускать из виду, хотя современный анализ ставит это под сомнение.

Как и Шекспир, Марлоу имел скромное происхождение, но благодаря своим интеллектуальным способностям он получил степени бакалавра и магистра Кембриджского университета. Историки теперь считают, что он уравновешивал свою литературную карьеру с тайной ролью шпиона Тюдоровского двора. Поддержка Марлоу антирелигиозных групп и публикация того, что считалось атеистическим трудом, поставили его в шаткое и опасное положение.

Таинственная смерть Марлоу в мае 1593 года породила столетия спекуляций.Хотя коронерское расследование окончательно пришло к выводу, что он получил ножевое ранение во время ссоры в пабе, распространяются заговоры о том, что его смерть была сфальсифицирована. Возможно, чтобы избежать ордера на арест за эту антирелигиозную писанину. Или чтобы помочь скрыть свою роль секретного агента Сесила. Или, как считают марловцы, позволить Марлоу начать новую литературную карьеру в роли Шекспира, чья первая работа под этим именем поступила в продажу через две недели после смерти Марлоу.

Несколько женщин также были выдвинуты в качестве потенциальных кандидатов.

В 1930-х годах писатель Гилберт Слейтер предположил, что произведение Шекспира, возможно, было написано не хорошо образованным дворянином, а хорошо образованной дворянкой.Опираясь на то, что он считал женскими атрибутами предмета и стиля письма, а также на длинный список сильных, нарушающих условности женских персонажей, Слейтер заявил, что Шекспир, вероятно, был прикрытием для Мэри Сидни. Сестра поэта Филиппа Сидни, Мэри получила продвинутое классическое образование, и время, проведенное при дворе Елизаветы I, дало бы возможность познакомиться с королевской политикой, сыгравшей такую ​​ключевую роль в творчестве Шекспира.

Мэри была опытным писателем, выполнив высоко оцененный перевод религиозных произведений и несколько «закрытых драм» (пьес, написанных для частных или небольших групповых представлений), формат, часто используемый женщинами той эпохи, которые не могли открыто участвовать в профессиональном театре.Мэри также была известным меценатом, руководила известным литературным салоном, в который входили поэты Эдмунд Спенсер и Джонсон, и предоставляла средства театральной труппе, которая одной из первых поставила пьесы Шекспира.

Совсем недавно Эмилия Бассано стала центром новых исследований. Родившаяся в Лондоне дочь венецианских купцов, Бассано была одной из первых англичанок, опубликовавших сборник стихов. Историки полагают, что семья Бассано, вероятно, была обращенными евреями, и включение еврейских персонажей и тем, рассматриваемых более позитивно, чем многие другие авторы того времени, можно объяснить авторством Бассано.То же самое могло быть и с частыми местами в Италии, особенно с Венецией, с которой Бассано, очевидно, имел тесные связи.

Эмилия была необычным именем в Англии времен Тюдоров, но часто использовалась для женских персонажей Шекспира, как и вариации ее фамилии. Некоторые также указывают на автобиографические детали жизни Бассано, в том числе на визит в Данию членов семьи, в которой она выросла, — обстановка, ставшая известной в Гамлете . Она была любовницей одного из основных покровителей актерской труппы Шекспира, что, вероятно, привело ее в контакт с Бардом, и некоторые предполагали, что она могла быть его любовницей.

Некоторые известные имена высказались в поддержку любого количества возможных альтернатив.

Марк Твен обосновал свою позицию в пользу Бэкона в коротком произведении «Шекспир мертв?» и его близкая подруга Хелен Келлер согласилась. Зигмунд Фрейд написал письмо в поддержку оксфордских утверждений, и даже его коллега поэт Уолт Уитмен выразил свои сомнения в том, что Шекспир имел образование и опыт, чтобы создавать приписываемые ему произведения.

В число современных анти-стратфордовцев входят те, кто исполняет слова Шекспира, в том числе актеры Майкл Йорк, Дерек Якоби, Джереми Айронс и Марк Райланс, бывший художественный руководитель реконструированного лондонского театра «Глобус» Шекспира и автор книги, защищающей Бэкона как главного героя. настоящий автор.Дебаты даже привлекли внимание двух бывших судей Верховного суда США, среди которых были Сандра Дэй О’Коннор и Джон Пол Стивенс, подписавшие петицию, выдвинутую Коалицией авторов Шекспира.

Биография психолога Льва Выготского

Лев Выготский был выдающимся российским психологом, наиболее известным своей социокультурной теорией. Он считал, что социальное взаимодействие играет решающую роль в обучении детей.

Благодаря такому социальному взаимодействию дети проходят непрерывный процесс обучения.Выготский отметил, что культура оказывает глубокое влияние на этот процесс. Имитация, управляемое обучение и совместное обучение — все это играет важную роль в его теории.

Ранние годы Выготского

Лев Выготский родился 17 ноября 1896 года в Орше, городе в западном регионе Российской империи.

Он учился в Московском государственном университете, который в 1917 году окончил со степенью в области права. В университете Выготский изучал ряд тем, включая социологию, лингвистику, психологию и философию.Однако его формальная работа в области психологии началась только в 1924 году, когда он поступил в Институт психологии в Москве.

В 1925 году он защитил диссертацию по психологии искусства, но получил ученую степень заочно из-за острого рецидива туберкулеза, в результате которого он стал инвалидом на год.

После болезни Выготский начал исследовать такие темы, как язык, внимание и память, с помощью студентов, в том числе Алексея Леонтьева и Александра Лурия.

Карьера и теории Выготского

Выготский был плодовитым писателем, опубликовавшим шесть книг по психологии за десятилетний период. Его интересы были разнообразны, но часто были сосредоточены на вопросах развития и образования детей. Он также изучал психологию искусства и языкового развития.

Зона ближайшего развития

Согласно Выготскому, зона ближайшего развития — это «[] расстояние между фактическим уровнем развития, определяемым независимым решением проблем, и уровнем потенциального развития, определяемым путем решения проблем под руководством взрослых или в сотрудничестве с более способными сверстниками.»(Лев Выготский, Mind in Society, 1978).

«Зона» — это разрыв между тем, что знает ребенок, и тем, что он еще не знает.

Получение недостающей информации требует навыков, которыми ребенок еще не владеет или не может делать самостоятельно, но которые они могут сделать с помощью более знающего другого.

Родители и учителя могут способствовать обучению, предоставляя образовательные возможности, которые находятся в зоне ближайшего развития ребенка.Дети также могут многому научиться у своих сверстников. Учителя могут способствовать этому процессу, объединяя менее опытных детей в пары с более знающими одноклассниками.

Другой знающий

Выготский представлял себе более знающего другого как человека, обладающего большими знаниями и навыками, чем ученик. Во многих случаях этим человеком является взрослый, например родитель или учитель.

Дети также многому учатся в общении со сверстниками. Дети часто уделяют больше внимания тому, что знают и делают друзья и одноклассники, чем взрослым в своей жизни.

Независимо от того, кто выступает в роли более знающего другого, ключевым является то, что они обеспечивают необходимое социальное обучение в зоне ближайшего развития (когда учащийся чувствителен к руководству).

Дети могут наблюдать и подражать (или даже получать) инструкции, чтобы получить новые знания и навыки.

Социокультурная теория

Лев Выготский также предположил, что человеческое развитие является результатом динамического взаимодействия между людьми и обществом.Благодаря такому взаимодействию дети постепенно и непрерывно учатся у родителей и учителей.

Однако это обучение варьируется от одной культуры к другой. Важно отметить, что теория Выготского подчеркивает динамический характер этого взаимодействия. Общество влияет не только на людей; люди также влияют на свое общество.

Вклад в психологию

Жизнь Выготского трагически оборвалась 11 июня 1934 года, когда он умер от туберкулеза в возрасте 37 лет.Тем не менее, Выготский считается мыслителем, формирующим психологию, и многие его работы все еще открываются и исследуются.

В то время как он был современником Скиннера, Павлова, Фрейда и Пиаже, работы Выготского никогда не достигали их уровня известности при его жизни.

Частично это было связано с тем, что Коммунистическая партия часто критиковала работы Выготского в России, из-за чего его произведения были в значительной степени недоступны для западного мира. Его преждевременная смерть в возрасте 37 лет также способствовала его безвестности.

Несмотря на это, работы Выготского продолжали набирать популярность после его смерти, особенно в области психологии развития и педагогической психологии.

Только в 1970-х годах теории Выготского стали известны на Западе, когда были введены новые концепции и идеи в области педагогической психологии и психологии развития.

С тех пор произведения Выготского были переведены и стали очень влиятельными, особенно в области образования.

В рейтинге выдающихся психологов Выготский занял 83-е место среди наиболее влиятельных психологов ХХ века.

Выготский против Piaget

Пиаже и Выготский были современниками, но идеи Выготского стали широко известны только после его смерти. Хотя их идеи имеют некоторое сходство, есть и существенные различия, в том числе:

  • Выготский не разбивал развитие на ряд заранее определенных этапов, как это сделал Пиаже.
  • Выготский подчеркнул важную роль, которую играет культура, предполагая, что культурные различия могут иметь огромное влияние на развитие. Теория Пиаже предполагает, что развитие в значительной степени универсально.
  • Теория Пиаже уделяет большое внимание взаимодействию со сверстниками, в то время как теория Выготского подчеркивает важность более осведомленных взрослых и сверстников.
  • В теории Выготского особо подчеркивается роль языка в развитии, которую Пиаже в значительной степени игнорировал.

Его собственными словами

«Обучение — это больше, чем приобретение способности мыслить; это приобретение множества специализированных способностей для размышления о самых разных вещах». — Лев Выготский, Mind in Society, 1978

Избранные публикации

Выготский Л.С. Разум в обществе: развитие высших психологических процессов . Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета; 1978 г.

Выготский Л.С. Мысль и язык .Козулин А, пер. Кембридж, Массачусетс: MIT Press; 1986 г. (Оригинальная работа опубликована в 1934 г.)

Выготский Л.С. Мышление и речь . Миник Н, пер. Нью-Йорк: Пленум Пресс; 1987 г. (Оригинальная работа опубликована в 1934 г.)

Если вам интересно прочитать некоторые из работ Выготского, многие из его сочинений доступны в полнотекстовом формате в Интернет-архиве Выготского.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.