Тамара характеристика демон: Характеристика Тамары в поэме «Демон» Лермонтова: образ, описание

Содержание

Характеристика Тамары в поэме «Демон» Лермонтова: образ, описание

Тамара.
Иллюстрация А. Эберлинга
Тамары является главной героиней знаменитой поэмы «Демон» великого русского поэта и прозаика М. Ю. Лермонтова.

В этой статье представлен образ и характеристика Тамары в поэме «Демон» Лермонтова: описание внешности, характера и судьбы героини в цитатах.

Смотрите: 
Краткое содержание поэмы «Демон»
Характеристика Демона в цитатах
Все материалы по поэме «Демон»

Образ и характеристика Тамары в поэме «Демон» Лермонтова: описание в цитатах


Тамара является молодой грузинкой и носит титул княжны:
«Княжна Тамара молодая…»
Отца Тамары зовут Гудалом. Судя по всему, это уже не молодой человек с седой головой:
«…Седой Гудал себе построил…»
Судя по всему, отец Тамары, является состоятельным человеком. Он владеет высоким домом и широким двором в горах возле реки Арагвы:
«Высокий дом, широкий двор 
Седой Гудал себе построил… 
Трудов и слез он много стоил 
Рабам послушным с давних пор.»
Судя по всему, Тамара выросла в «беззаботной семье», не знавшей горя:
«На беззаботную семью 
Как гром слетела божья кара!»
О внешности Тамары известно следующее:
«Ты прекрасна!» (Демон о Тамаре)  
«…И влажный взор ее блестит
 
Из‑под завистливой ресницы; 
То черной бровью поведет, 
То вдруг наклонится немножко, 
И по ковру скользит, плывет 
Ее божественная ножка…»
«И были все ее движенья 
Так стройны, полны выраженья, 
Так полны милой простоты…»  
«…Волною шелковых кудрей…»
Княжна Тамара является удивительно красивой девушкой:
«С тех пор как мир лишился рая, 
Клянусь, красавица такая 
Под солнцем юга не цвела.»
Тамара является веселой и резвой девушкой с живой улыбкой (до встречи с Демоном):
«И улыбается она, 
Веселья детского полна.
 
Но луч луны, по влаге зыбкой 
Слегка играющий порой, 
Едва ль сравнится с той улыбкой, 
Как жизнь, как молодость, живой.» (о веселости Тамары)
«Ее, наследницу Гудала,  
Свободы резвую дитя…» (о резвости Тамары) 
Судя по всему, Тамара является незлобной девушкой:
«Незлобных уст твоих дыханьем…» (Демон о Тамаре)
Юная княжна Тамара сосватана и готовится выйти замуж за молодого князя. Однако жених Тамары погибает от рук разбойников в день свадьбы:
«Гудал сосватал дочь свою, 
На пир он созвал всю семью.» 
«…и бубен свой 
Берет невеста молодая.»
Убитая горем Тамара рыдает по покойному жениху и вдруг слышит загадочный голос (голос Демона). Он утешает девушку и просит не тосковать по жениху. Голос также обещает девушке посещать ее каждую ночь. Под утро, когда Тамара засыпает, Демон является к ней во сне в виде красавца с печальным влюбленным взглядом:
«К тебе я стану прилетать; 
Гостить я буду до денницы 
И на шелковые ресницы 
Сны золотые навевать…» 
«…Недаром он являлся ей,  
С глазами, полными печали,   
И чудной нежностью речей.»  
Так, сама того не подозревая, княжна Тамара становится жертвой Демона:
«И Ангел грустными очами 
На жертву бедную взглянул…» (о том, что Тамара — жерта Демона)
Связь с Демоном превращает Тамару в грешницу:
«Сквозь них мелькала, в окнах кельи, 
Лампада грешницы младой.»  
«…Хранитель грешницы прекрасной…»
После встречи с Демоном Тамара страдает и «вянет». Она оказывается во власти «лукавого духа», который терзает ее «неотразимой мечтой»:
«О, не брани, отец, меня. 
Ты сам заметил: день от дня 
Я вяну, жертва злой отравы! 
Меня терзает дух лукавый 
Неотразимою мечтой; 
Я гибну, сжалься надо мной!» 
Тамара объявляет отцу, что не хочет выходить замуж ни за кого. Девушка отправляется жить в монастырь, чтобы там справиться со своими терзаниями и побороть «лукавый дух»:
«Напрасно женихи толпою 
Спешат сюда из дальних мест… 
Немало в Грузии невест; 
А мне не быть ничьей женою!..» 
«Отдай в священную обитель 
Дочь безрассудную свою; 
Там защитит меня Спаситель…» 
«И в монастырь уединенный 
Ее родные отвезли…»
Став монахиней, Тамара все равно не может побороть свою одержимость. «Знакомый образ» продолжает преследовать ее, маня и зовя куда-то:
«Но и в монашеской одежде … «…» 
В ней сердце билося как прежде.»
«…Знакомый образ иногда 
Скользил без звука и следа 
В тумане легком фимиама; 
Сиял он тихо, как звезда; 
Манил и звал он… но – куда?..»
Теперь, после знакомства с Демоном, весь мир для Тамары одевается в «угрюмую тень». Сердце девушки больше не способно на чистые восторги: 
«Но, полно думою преступной, 
Тамары сердце недоступно 
Восторгам чистым. Перед ней  
Весь мир одет угрюмой тенью;  
И всё ей в нем предлог мученью –  
И утра луч и мрак ночей.»
В монастыре Тамара часто сидит у окна и ждет «его», загадочного красавца, а в это время какой-то голос (голос Демона) обещает ей, что «он придет»:
«Тоской и трепетом полна, 
Тамара часто у окна 
Сидит в раздумьи одиноком  
И смотрит в даль прилежным оком,  
И целый день вздыхая, ждет…  
Ей кто‑то шепчет: он придет!» 
«Святым захочет ли молиться –  
А сердце молится ему…» 
Однажды Демон является к Тамаре и умоляет ее быть с ним. Он рассказывает о том, как любит ее, а также о том, как страдает и мучается:
«Мой рай, мой ад в твоих очах. 
Люблю тебя нездешней страстью…»

Очарованная красивыми речами Демона, Тамара верит ему. Демон целует девушку, но его поцелуй оказывается ядовитым, и Тамара тут же умирает:
«Увы! злой дух торжествовал! 
Смертельный яд его лобзанья 
Мгновенно в грудь ее проник. 
Мучительный, ужасный крик  
Ночное возмутил молчанье.  
В нем было всё: любовь, страданье, 
Упрек с последнею мольбой  
И безнадежное прощанье –  
Прощанье с жизнью молодой.»
После смерти Тамары один из ангелов летит в рай, держа в руках душу Тамары. Демон пытается помешать ему и заполучить душу девушки, однако остается ни с чем. Ангел улетает в рай вместе с душой умершей Тамары:
«Один из ангелов святых 
Летел на крыльях золотых, 
И душу грешную от мира  
Он нес в объятиях своих.»
Тем временем тело покойной Тамары хоронят возле далекой церкви, где позже похоронят и ее отца:
«Как пери спящая мила, 
Она в гробу своем лежала…» 
«…И не напомнит ничего 
О славном имени Гудала, 
О милой дочери его!»  
«Но над семьей могильных плит 
Давно никто уж не грустит.»

Таковы цитатный образ и характеристика Тамары в поэме «Демон» Лермонтова: описание внешности, характера и истории героини в цитатах.

Характеристика Демона в поэме Лермонтова «Демон», образ, описание

Тамара и Демон.
Художник М. В. Врубель
Демон является центральным персонажем одноименной поэмы «Демон» М. Ю. Лермонтова.

В этой статье представлен цитатный образ и характеристика Демона в поэме «Демон» Лермонтова: описание героя в цитатах.

Смотрите: 
Краткое содержание поэмы «Демон»
Характеристика Тамары в цитатах
Все материалы по поэме «Демон»

Образ и характеристика Демона в поэме «Демон» Лермонтова: описание в цитатах


Демон является существом из «потустороннего мира», беспокойным и порочным «духом изгнания»:
«Печальный Демон, дух изгнанья…» 
«Дух беспокойный, дух порочный, 
Кто звал тебя во тьме полночной?»
Демон – «злой дух», коварное существо, полное яда и ненависти:
«Злой дух коварно усмехнулся; 
Зарделся ревностию взгляд; 
И вновь в душе его проснулся 
Старинной ненависти яд.» 
О внешности Демона известно следующее:
«Он хочет в страхе удалиться… 
Его крыло не шевелится!» (о крыльях Демона)
«…И на челе его высоком 
Не отразилось ничего.»  (о лице Демона)
«Каким смотрел он злобным взглядом,
 
Как полон был смертельным ядом 
Вражды, не знающей конца, – 
И веяло могильным хладом 
От неподвижного лица.»
Когда-то Демон был херувимом (ангелом) и обитал в «жилище света», то есть в раю:
«Тех дней, когда в жилище света 
Блистал он, чистый херувим…» 
«Во дни блаженства мне в раю  
Одной тебя недоставало.» (Демон о своей жизни в раю) 
Когда-то давно герой верил и любил, не зная злобы и уныния:
«Когда он верил и любил, 
Счастливый первенец творенья! 
Не знал ни злобы, ни сомненья, 
И не грозил уму его  
Веков бесплодных ряд унылый…» 
Будучи ангелом, Демон был проклят и отвержен (изгнан из рая) и с тех пор блуждает по миру без приюта:
«Давно отверженный блуждал 
В пустыне мира без приюта…» 
«Лишь только божие проклятье 
Исполнилось, с того же дня 
Природы жаркие объятья 
Навек остыли для меня»

«Изгнанников, себе подобных, 
Я звать в отчаянии стал…»
Вот уже много веков Демон сеет зло на земле, но делает это без наслаждения. Ему стало скучно творить зло:
«Вослед за веком век бежал, 
Как за минутою минута, 
Однообразной чередой. 
Ничтожной властвуя землей, 
Он сеял зло без наслажденья. 
Нигде искусству своему 
Он не встречал сопротивленья – 
И зло наскучило ему.»
Демон научил людей греху и погасил в них пламень чистой веры. По его словам, это было легко сделать:
«И я людьми недолго правил,  
Греху недолго их учил,  
Всё благородное бесславил  
И всё прекрасное хулил;  
Недолго… пламень чистой веры  
Легко навек я залил в них…»
По словам самого Демона, он является врагом небес и злом природы и его никто не любит:
«Я тот, чей взор надежду губит; 
Я тот, кого никто не любит; 
Я бич рабов моих земных, 
Я царь познанья и свободы, 
Я враг небес, я зло природы…»
Внутри Демона живет печаль, которая не дает ему покоя. Он считает, что нет способа заглушить ее:
«Моя ж печаль бессменно тут, 
И ей конца, как мне, не будет; 
И не вздремнуть в могиле ей! 
Она то ластится, как змей, 
То жжет и плещет, будто пламень, 
То давит мысль мою, как камень – 
Надежд погибших и страстей 
Несокрушимый мавзолей!..»
Демон является гордым существом:
«…но гордый дух 
Презрительным окинул оком 
Творенье бога своего…»
Демон — лукавое существо:
«Его коварною мечтою 
Лукавый Демон возмущал…»
Демон — бессмертное и властное существо:
«И тайно вдруг возненавидел 
Бессмертие и власть мою.» 
Видя красивую природу, Демоне не чувствует ничего, кроме зависти, презрения или ненависти:
«Но, кроме зависти холодной, 
Природы блеск не возбудил 
В груди изгнанника бесплодной 
Ни новых чувств, ни новых сил; 
И всё, что пред собой он видел, 
Он презирал иль ненавидел.» 

Однажды Демон пролетает над Грузией и видит молодую красавицу Тамару. Девушка вызывает в нем давно забытое чувство любви. Демон снова мечтает о счастье, которое когда-то знал:

«И Демон видел… На мгновенье 
Неизъяснимое волненье 
В себе почувствовал он вдруг. 
Немой души его пустыню 
Наполнил благодатный звук – 
И вновь постигнул он святыню 
Любви, добра и красоты!..» 
«В нем чувство вдруг заговорило 
Родным когда‑то языком. 
То был ли признак возрожденья?»
Тамара готовится выйти замуж, но в тот же день перед свадьбой ее жених погибает (вероятно, в его гибели виновен Демон):
«Но презрел удалой жених 
Обычай прадедов своих. 
Его коварною мечтою 
Лукавый Демон возмущал: 
Он в мыслях, под ночною тьмою, 
Уста невесты целовал.» 
Когда Тамара рыдает от горя, Демон является к ней в виде «волшебного, чудно-нового голоса». Он утешает девушку и обещает посещать ее каждую ночь:
«И вот она как будто слышит 
Волшебный голос над собой: 
«Не плачь, дитя! не плачь напрасно!»»
«И этот голос чудно‑новый, 
Ей мнилось, всё еще звучал.»  
«К тебе я стану прилетать;

Гостить я буду до денницы 
И на шелковые ресницы 
Сны золотые навевать…» 
В ту же ночь Демон является к Тамаре в обличье неземного красавца с грустным влюбленным взглядом:
«Пришлец туманный и немой, 
Красой блистая неземной, 
К ее склонился изголовью; 
И взор его с такой любовью, 
Так грустно на нее смотрел, 
Как будто он об ней жалел.» 
Являясь Тамаре во сне, Демон выглядит не как ангел и не как «дух ада», а напоминает «ясный вечер»:
«То не был ангел небожитель, 
Ее божественный хранитель: 
Венец из радужных лучей 
Не украшал его кудрей. 
То не был ада дух ужасный, 
Порочный мученик – о нет! 
Он был похож на вечер ясный: 
Ни день, ни ночь, – ни мрак, ни свет!»
Демон является Тамаре в виде существа с печальными глазами и нежными речами:
«Недаром он являлся ей, 
С глазами, полными печали, 
И чудной нежностью речей.»
В конце концов Тамара, сама того не зная, становится жертвой Демона:
«И Ангел грустными очами 
На жертву бедную взглянул…»
Тамара попадает под очарование этого загадочного существа (Демона). Она страдает, тоскует и отказывается выходить замуж за кого-либо. Тамара уходит в монастырь, чтобы там бороться со своими странными чувствами. Однако и в монастыре девушку преследует «знакомый образ», который манит и зовет ее куда-то:
«И в монастырь уединенный 
Ее родные отвезли…»
«Знакомый образ иногда 
Скользил без звука и следа
В тумане легком фимиама;

Сиял он тихо, как звезда;

Манил и звал он… но – куда?..»
Однажды Демон, как обычно, прилетает в монастырь к Тамаре. Ему приходит мысль оставить свой злой замысел и улететь прочь. Вдруг он слышит чудесную песню, которая трогает его. Он решает оставить свои злые замыслы и покинуть Тамару, но его крылья не слушаются. Тогда из глаз Демона капает слеза, которая прожигает камень насквозь: 
«Привычке сладостной послушный, 
В обитель Демон прилетел. 
Но долго, долго он не смел 
Святыню мирного приюта

Нарушить. И была минута,

Когда казался он готов

Оставить умысел жестокой.»

«Он хочет в страхе удалиться… 
Его крыло не шевелится! 
И, чудо! из померкших глаз 
Слеза тяжелая катится…»
Наконец Демон все-таки входит в келью Тамары. Он видит там Ангела, прилетевшего к девушке, и прогоняет его. Демон признается Тамаре в любви и рассказывает ей о том, как страдает и мучается:
«Я раб твой, – я тебя люблю!» 
«Люблю тебя нездешней страстью…»
Демон просит Тамару быть с ним и обещает ей счастье:
«Меня добру и небесам 
Ты возвратить могла бы словом.»
Красивые речи Демона очаровывают Тамару, и та соглашается быть с ним. Демон целует девушку, однако его поцелуй оказывается ядовитым, и Тамара тут же умирает:
«Увы! злой дух торжествовал! 
Смертельный яд его лобзанья 
Мгновенно в грудь ее проник. 
Мучительный, ужасный крик 
Ночное возмутил молчанье. 
В нем было всё: любовь, страданье, 
Упрек с последнею мольбой 
И безнадежное прощанье – 
Прощанье с жизнью молодой.»
После смерти Тамары Демон пытается завладеть ее душой, однако Ангел не позволяет ему это сделать и уносит душу девушки в рай. Таким образом, Демон терпит поражение и вновь остается один:
«И проклял Демон побежденный 
Мечты безумные свои,  
И вновь остался он, надменный,  
Один, как прежде, во вселенной  
Без упованья и любви!..»

Образ и характеристика Тамары в поэме Лермонтова «Демон» с цитатами

Поэма «Демон» — лирическая история любви черной силы и земной женщины. Образ и характеристика Тамары в поэме Лермонтова «Демон» с цитатами более реальны, чем описание злого духа. Оба персонажа – собирательные образы людей, подменяющих любовь страстью, ложью и злобой.



Внешность Тамары

М.Лермонтов создал образ красавицы, чью внешность невозможно описать словами. В тексте идет противопоставление рая и ада, неба и земли. Тамара удивляет красотой: «влажный взор» «из-под завистливой ресницы» с «черной бровью». Княжна не идет, а «скользит, плывет» по ковру. Такие эпитеты навевают мысли об ангельской натуре девушки, ее воздушности и легкости. Движения княжны нежны и милы, «ее божественная ножка», волна «шелковых кудрей» расцветают на фоне красивых Кавказских пейзажей. Автор, описывая очарование красавицы, уточняет: она дочь грузинского князя, обычная девушка. Внешность Тамары удивляет и восхищает, образ нетипичен, такие красавицы редко появляются на земле, но в том и прелесть природы, что она индивидуальна и уникальна.

Характер княжны

Молодая грузинская княжна выросла на берегах вольной реки Арагвы.

«Высокий дом, широкий двор»

символизируют достаток и роскошь, в котором растет девушка. Беззаботная семья живет «не зная горя». Отец, седой Гудал, долго создавал для семьи такие условия. Тамара весела и безмятежна. Она по-детски улыбается, играет и резвится. Молодость девушки сравнима со свободой, дыханием ветра. Наследница Гудала – это жизнь во всех ее проявлениях. Она идеальна внешне, нет слов, характеризующих ее ум, но читатель понимает, что у Тамары множество достоинств. Романический идеал чистоты, совершенства, женственности и молодости. Тамара верит в счастье, любовь и искренность. Именно вера и привела ее в руки Демона, потерявшего все ценное, что он получил от Неба.

Тамара и жених

Грузинская княжна сосватана за молодого князя. Он двигается к дому невесты с караваном, груженным дарами. Тамара ждет жениха со смущением, ее пугает переезд в неизвестный дом. Тамара танцует с подружками, играет на бубне. На пир собирается большая семья Гудала. Девушка рыдает по погибшему от рук разбойников юноше, не ставшим ей мужем. Она плачет и тоскует. Жених красив и счастлив.

«Ремнем затянут ловкий стан».

Автор подчеркивает детали, что должно еще быть красивым у жениха Тамары?

«…Цветными вышито шелками его седло», «…Оправа сабли и кинжала блестит на солнце…».

Какой красивой парой были два молодых человека! Жених подался Демону и поспешил к княжне:

«Он в мыслях под ночною тьмою, Уста невесты целовал».



Жертва Демона

Тамара грустит и горюет о своей судьбе и смерти жениха, а злой дух является ей в образе красавца

« …с глазами, полными печали, И чудной нежностью речей».

Начинается общение княжны с Демоном. Наивная чистая душа становится грешной мечтательницей:

«…лампада грешницы младой», «…Хранитель грешницы прекрасной…».

Лукавый дух вселяет в сердце терзания и мечту. Тамара просит отца отвести ее в монастырь. Она пытается бороться с Демоном, но понимает, что одной ей не справится с навязчивыми желаниями:

«Я гибну, сжалься надо мной!».

В священной обители ее защитит Спаситель. Девушка отказывается от будущего, толпа женихов остается без красавицы.

Трагичность любви

Монахиня оказывается в священном месте, но в сердце звучат те же слова.

«Знакомый образ иногда Скользил без звука и следа В тумане легком фимиама…».

Он меняет мир вокруг Тамары, он становится серым:

«Весь мир одет угрюмой тенью».

Тамара сидит у окна келья, она ждет того загадочного мужчину, который обещает ей счастье в любви. Девушка очарована речами, она поддается соблазну и гибнет от страстного поцелуя, наполненного ядом. Тамара смотрит на любимого

«…с последней мольбой…».

«Мучительный, ужасный крик»

— это прощание с жизнью. Как беспечна и весела была красавица, так быстро, мгновенно умирает.

«Злой дух торжествовал!».

Уже нет того страстно влюбленного, девушка ошиблась. Никто не может помочь Тамаре. Ангел защищает ее душу и уносит ее в рай, оставляя злобного духа одного со своей победой над земной красотой. Милая девушка лежит в гробу, быстро пролетает время и уже

«…не напомнит ничего О славном имени Гудала, О милой дочери его!».

Дух улетает на поиски новых жертв, а Земля дарит Миру новых красавиц.

Тамара в поэме Лермонтова Демон (Образ и характеристика)

  • Сочинения
  • По литературе
  • Лермонтов
  • Тамара в поэме Демон

Произведение «Демон» Михаил Юрьевич Лермонтов писал в течение десяти лет. Ее сюжетом, предполагается, стала часть жизни самого писателя. Порой он говорил, что считает свою душу схожей с характером Демона. Поэма длительное время не печаталась из-за цензурных запретов, но в конце концов была опубликована. Писатель знакомит читателей с княжной Тамарой.

Известно, что героиня является молодой княжной. Она живет в огромном доме с широким двором в горах. Тамара была счастлива, а семья не знала горя. О внешности можно судить из самого текста. Тамара — прекрасная, удивительно красивая девушка. У нее черные брови, божественные ноги, шелковые кудри. Ее историю Михаил Юрьевич начал рассказывать со свадьбы. Она улыбается, резвится. Демона заинтересовывает эта светлая душа. Кстати, имя Тамара в переводе означает «финиковая пальма». Ее плоды такие же сладкие, как и, видимо, характер самой героини. Вдруг по пути на свадьбу убивают жениха. Итак, теперь все изменится.

Загадочный голос Демона начинает искушать, привлекать Тамару. Он утешает ее и обещает приходить каждую ночь. Так, со временем она становится жертвой «лукавого духа». Княжна понимает, что вянет из-за этого непреодолимого влечения к Демону. Мы видим ее решительность. Она сделала выбор — уйти в монастырь. При этом Тамаре все равно не удается избавиться от искушения. Вероятно, она слаба духом, хоть и пытается что-либо изменить. Княжна продолжает смотреть в окно, ожидая «знакомый образ». Демон говорит красивой речью, манит к себе. Теперь все вокруг становится в ее глазах мрачным.

Завершением столкновения Демона и Тамары оказались ее очарование речами главного героя и смерть. Она поверила обещаниям злого духа. Интересно, почему же Ангел забрал девушку в рай. По сути, она совершила грех. Княжна в монастыре молилась «лукавому духу». Демон пытался забрать у Ангела девушку, но остался ни с чем.

Михаил Юрьевич Лермонтов пишет о Тамаре, что она имеет чистую душу. Возможно, Ангел забрал ее в рай, потому что верит в ее искреннюю любовь. С другой стороны, она предалась искушению. На протяжении всей поэмы заметно, как мучаются оба героя. Писатель столкнул две абсолютные противоположности: добро и зло. В конце концов Демон не смог противостоять силе, которая была выше него. Я думаю, что Тамара останется в спокойствии и умиротворении. Она теперь в раю, а Демон продолжит бродить во Вселенной.

Сочинение Тамара в произведении Лермонтова Демон

В произведении Лермонтова “Демон” рассказывается удивительная история, наполненная различными фантастическим событиями, которые заставляют читателя внимательнее вчитываться в произведении, ища скрытые смыслы и посылы. Хоть и персонажей в произведении немного, но автор раскрывает каждого из них по особенному, что даёт каждому из персонажей свой уникальный запоминающийся образ. Одним из таких персонажей стала Тамара.

Тамара – прекрасной внешности женщина, по повествованию ожидающая приезда своего жениха в замке. Замученная тоской по любимому она уходит прогуляться, и во время прогулки встречает демона. Эта встреча оказывается для неё роковой.

Характером Тамара по началу не раскрывается перед читателем, вообще, стоит сказать, что каждого персонажа Лермонтов сделал весьма неопределенным, что затрудняет возможность анализа их личности и образа, но, в тоже время, даёт читателю ясное понимание того, что это фантастическое произведении, так как образы в нём расплывчаты.

Но, так или иначе, мы всё-таки знакомимся с характером Тамары намного ближе. Она весьма мечтательный человек, который мечтает об истинной любви до конца своей жизни, дабы она смогла ощутить эту любовь, с полнотой прочувствовать всё то, о чем так сильно мечтает, что так же в конце произведения выходит ей боком. Автор создает её образ как некую идеализацию и обобщенность общего образа романтической личности. Она создает впечатление юной влюбленной девушки, которой и должна казаться, поэтому автор отлично выполнил свою задумку.

Также Тамаре присущи другие, более возвышенные черты, например та же храбрость. Она со всей её волей борется с демоном, не давая ему пройти в свою жизнь, дабы не подвергнуться его уловкам, она не верит ему, несмотря на все его сладкие речи, что показывает нам, что она человек с весьма сильной волей. Из всего её образа можно сделать вывод, что автор пытался донести её образ так, чтобы он вышел максимально расплывчатым, но в тоже же время понятным для восприятия, что, по моему мнению, у него вышло.

Я считаю, что именно это пытался донести Лермонтов через образ Тамары в своём произведении “Демон”

Другие сочинения: ← Характеристика и образ Вулича в романе Герой нашего времени↑ ЛермонтовУндина в романе Герой нашего времени →

Популярные сочинения

  • Сочинение по поэме Мороз, Красный нос Некрасова
    Когда говорят – Мороз, красный нос, сразу представляется добрый Дедушка Мороз, который помогает людям и дарит подарки детям. В большинстве сказок и произведений это именно так, но не в поэме Николая Некрасова
  • Сочинение Адресаты любовной лирики Пушкина (9 класс)
    Несмотря на разницу времен, тема любви всегда имела большой почтение в кругу писателей. Сколько бы не прошло времени, каждый писатель может рассказать о том, что когда-то пережил эти прекрасные чувства
  • Сочинение по картине Неаполитанский залив в лунном свете Айвазовского (описание)
    Картина талантливого художника Ивана Константиновича Айвазовского «Неаполитанский залив в лунном свете» является одним из самых замечательных и романтичных произведений автора.

История одной картины. Демоны Михаила Врубеля

Одной из самых противоречивых картин за всю историю русской живописи является «Демон» Врубеля. Художник начал над ним работу еще в Киеве в 1885 году, но что-то помешало ему закончить работу, и он уничтожил свое творение. Позже образ демона стал для Врубеля чуть ли не ключевым в последние годы его. С каждой новой картиной демон на полотнах становился все злее и ужаснее, а Врубелю становилось все хуже и хуже.

Все началось с картины «Демон сидящий».

Если бы не название, сложно было бы догадаться, что на полотне изображено демоническое существо. Сидящий юноша задумчив и опечален, у него красивые черты лица, темные волосы, сильное тело. Ничто в его образе не говорит о злобе и коварстве. Сам Врубель рассказывал в одном из своих писем о своем видении демона. Он говорил, что люди не понимают это существо, считают его дьяволом, врагом рода человеческого, а на самом деле даже само слово «демон» переводится с греческого как «душа». Художник сравнивал мятежный дух со страдающим человеком, не находящим себе места в этом мире.

Когда картина «Демон поверженный» была уже написана, Врубель продолжал работать над ней, словно зачарованный.

Его жена каждый день с ужасом замечала, как меняется лицо демона. Фон Мекк, купив картину, устроил званый вечер для чествования художника. На ужине присутствовали Серов, Пастернак, Нестеров и другие. Врубель на протяжении всего вечера говорил только о себе и о гениальности своего произведения. Он становился вспыльчивым и дерзким, всех критиковал. В Михаиле Врубеле проснулась странная энергия, мятежность. Он постоянно повторяет жене, что довольно ему быть скромным, теперь он станет вести себя иначе. Нельзя не заметить сходства его душевных порывов с образом демона в его картине «Демон летящий».

Очарованный истинной свободой и величием, Врубель писал это произведение в надежде на прекрасное будущее, славу, почтение. Но вдруг он останавливается и вовсе прекращает свою работу. Но почему? Вот он видит демона, устремленного в небеса, вольного, словно ветер. Но в то же время, художник наперед знает, чем закончится этот полет. Впереди у демона лишь падение, разочарование и тоска, как и у его создателя.

Вскоре художник заболевает, у него обнаруживается сильнейшее психическое расстройство. Врачи советуют ему отправиться на природу, отдохнуть, но художник постоянно куда-то рвется, что-то не дает ему покоя. Он жалуется, что врачи не понимают его натуры, что не могут они лечить его, художника. Врубель изменился за столько короткий период настолько, что жена боится оставаться с ним наедине. Он меняется постоянно, как и его «Демон», которого он все еще продолжает дописывать.

Живописца переводят из больницы в больницу, он перестает узнавать близких и не помнит кто он.

В психиатрической лечебнице его состояние оценивают как маниакальное возбуждение в совокупности с манией величия. Он мнит себя святым, царем и даже Пушкиным

И везде он оставляет целые стопы рисунков, которые совсем не похожи на рисунки сумасшедшего — все они светлые и умиротворенные.

Врач, лечивший Врубеля, записал в своем дневнике: «Врубель умер тяжело больным человеком. Но, как художник, он был здоровым. Глубоко здоровым».

Современные психологи, утверждают, что гений лечился своими рисунками, они сдерживали его болезнь.Он изобрел свой метод лечения — то, что через 30 лет после его смерти называется арттерапией, то есть лечение искусством. В клинике Врубель постоянно рисует пейзажи за окном, врачей, соседей по палате, и случается невероятное — Врубелю удается заставить болезнь отступить.

Спустя некоторое время, его душевное здоровье поправляется, он выходит из больницы. Но теперь идея величия сменилась на упаднические настроения. Врубель подавлен, часто плачет, считает себя никуда негодным. К тому же у него появляется странное тяжелое предчувствие надвигающегося несчастья. К ужасу супруги он пророчит скорую беду в их семье. Пророчества вскоре сбылись. Через две недели после написания Врубелем портрета своего обожаемого сына Саввы у малыша поднимается высокая температура, вот уже несколько часов врачи немогут ее сбить, они беспомощно разводят руками и ставят диагноз минингит. Лекарства здесь не помогают, единственное это молить Бога о его спасении. Врубель оцепенел, неужели его кисть гения повредила собственному ребенку.

Он вновь захвачен навязчивыми идеями, но теперь уже иного характера. Он мнит себя злодеем, врагом, падшим человеком, он ожидает скорого наказания. Кажется, что Врубель в точности повторяет судьбу своего рисованного демона, зрительный образ стал частью его собственной жизни. Спустя еще какое-то время художник слепнет. Свою последнюю картину «Портрет поэта Брюсова» Врубель так и не успел дописать.

Еще четыре года он будет жить слепым и никогда не узнает, что стал Академиком искусств, что его картины получили мировую славу и путешествуют по всей Европе.

Газеты пишут, что его «Демон», уничтожил своего творца.

Удивительным образом Врубель словно мнит себя самого демоном. Он рассказывает жене разные причудливые истории из жизни, что он жил во все времена, строил готический собор, расписывал стены Ватикана вместе с Рафаэлем и Микеланджело. А еще, что скоро у него появятся изумрудные глаза, совсем такие же, как и у его бессмертного демона.

Над толпой

Для Врубеля творец, художник — всегда над толпой.

Он избран «будить душу от мелочей будничного». А мелочами, чепухой и обыденностью и наполнена большей частью человеческая жизнь. Оттого обреченность на непонимание и бесконечное одиночество: «Я художник, но я никому не нужен. Никто не понимает, что я делаю, но я так хочу», — жаловался Врубель Коровину.

Отец Врубеля писал о сыне: «В разговорах обнаруживал неимоверное самомнение как о художнике, творце и вследствие этого не допускал никакого обобщения, никакой мерки, никакого сравнения его — художника — с людьми обыкновенными».

Демон и Тамара. 1891

«Никакого сравнения с людьми обыкновенными» — может быть, в этом презрительном взгляде на обыкновенного человека, в стремлении утвердить себя над миром и открывается демоническое? Может быть, здесь путь к Демону?

Монументальность, мощь всей фигуры есть утверждение силы, гордыни человека.

Неподвижный исполин. Ему безмерно тоскливо в безлюдном замкнутом царстве собственной души. Где выход из этой замкнутости? Где тот единственный луч, который и осветит, и разрешит все?

У большого художника Врубеля сквозь личное сквозит дыхание эпохи. Блок увидит во врубелевских демонах предсказание судьбы русской интеллигенции на переломе веков. Творцы Серебряного века, они знали переход света во тьму.

Елизавета Караваева-Кузьмина, в историю вошедшая как мать Мария (Скобцова), написала о тех интеллигентских сборищах и брожениях, о которых знала не понаслышке:

«Помню одно из первых наших посещений “Башни” Вячеслава Иванова. Вся Россия спит. Полночь. В столовой много народа. Наверное, здесь нет ни одного обывателя, человека вообще или просто человека. Мы не успели ещё со всеми поздороваться, а уже Мережковский кричит моему мужу: “С кем Вы — с Христом или с антихристом?!” И спор продолжается. Всё наружу, всё почти бесстыдно.

По сонным улицам мелкой рысцой бежит извозчичья лошадь.

Какое-то пьянство без вина. Пища, которая не насыщает. Опять тоска».

Тоска врубелевского Демона. Интеллигенция на сломе веков. Они делали идола из искусства, обожествляли себя как творцов. Пища, которая не насыщает.

Шестикрылый Серафим. 1904. Картина написана после духовного перелома Врубеля. Демоническая пелена спадает, художник обретает вещее зрение.

«Дорогая моя женщина, чудесная женщина, спаси меня от моих демонов…» — это Врубель напишет своей жене, Надежде Забеле, почти в конце своей жизни, находясь в психиатрической больнице.

Забела стала для Врубеля светлым ангелом, который согревал, вдохновлял, спасал от одиночества. Когда они поженились, Врубелю было 39. Судьба открывала следующую страницу. Из его жизни ушло какое-то общее неустройство, о котором вспоминали многие.

После встречи с Забелой Врубель перестал рисовать Демона. Развеялся лиловый сумрак. Он словно освободился от демонических чар и гнета. И вокруг, и в нем самом все просветлело. И обычная ругань критиков воспринималась по-другому — легче.

Когда он познакомился с Надеждой Забелой, разразился скандал по поводу панно «Принцесса Грёза» и «Микула Селянинович». Врубель представил эти громадные панно по заказу Мамонтова для украшения павильона искусств на Всероссийской выставке в Нижнем Новгороде. «Принцесса Грёза» — вечная мечта художников о прекрасном. И «Микула Селянинович» — сила земли русской. Академическое жюри работы Врубеля не приняло. Критики утверждали: «декадентское уродство»! Разгневанный Мамонтов строит для этих панно отдельный павильон.

«Я не мог разгадать, но что-то звериное в сердце зрителей чувствовалось, — вспоминал Коровин. — Я слушал, какие проклятия несли они, глядя на эти панно. Михаил Александрович еще больше убедился в своем непризнании и еще больше почувствовал себя сиротой этой жизни».

Так же ругали и «Демона сидящего», и врубелевские иллюстрации к поэме Лермонтова. Ругали многие, но были и те, которые чувствовали этот сильный, особый дар и не могли перед ним не преклоняться. Среди них был Савва Мамонтов, в частной опере которого пела Надежда Забела.

Она стала музой композитора Римского-Корсакова и исполняла партии Снегурочки, Царевны Лебеди, Волховы.

И вскоре весь этот сказочный род оживет в картинах Врубеля, в сценических костюмах, в скульптурах.

90 раз Забела пела Морскую Царевну, и 90 раз Врубель присутствовал на спектакле.

Он боготворил жену. Как эстет, не мог не восхищаться ее голосом. Придумывал для нее сценические костюмы, рисовал декорации к операм.

То была светлая, гармоничная пора в жизни Врубеля. Ему хотелось цельности и ясности бытия.

Теперь он тянется к исконно русскому, народному: «Морская царевна, «Тридцать три богатыря», майолики «Снегурочка», «Купава», «Садко».

В ответ на все обвинения в декадентстве Врубель пишет своего «Богатыря». Кряжистый, земной, мощный — соль русской земли.

LiveInternetLiveInternet

Четверг, 05 Апреля 2012 г. 11:21 + в цитатник Александр_Ш_Крылов

все записи автора


В 1891-м году, к 50-летию со дня смерти Лермонтова, было издано юбилейное собрание сочинений поэта, к оформлению которого были привлечены многие известные художники того времени. Среди прочих оказался и Врубель, которого тогда никто не принимал всерьез. Однако именно рисунки Врубеля к поэме «Демон» как нельзя лучше подошли к самой сути лермонтовской поэзии. Без иллюстраций Врубеля цель художественного издания сочинений Лермонтова не была бы достигнута. Рисунки других художников рядом с врубелевскими смотрятся бедными, стереотипными, они не поднимаются выше принятой в те годы нормы. Даже удачные рисунки таких мастеров, как Репин, Суриков, Васнецов, Поленов, Шишкин, являются станковыми произведениями на лермонтовские темы, а не иллюстрациями к его поэзии и прозе. Между тем критики больше всех поносили именно Врубеля за «непонимание Лермонтова», за безграмотность и неумение рисовать. Даже ценители искусства, критики и художники не поняли рисунков Врубеля. Стасов назвал их «ужасными», Репину Врубель стал «неприятен в этих иллюстрациях». В то время лишь в узком кругу молодых художников и ценителей понимали значение этих рисунков Врубеля, их адекватность произведениям поэта. Никто из иллюстраторов Лермонтова ни до, ни после Врубеля не подошел к его творческому и философскому миросозерцанию так близко, как это удалось художнику, заколдованному «Демоном» Лермонтова и своим собственным. ____________________________________________Михаил Лермонтов. Автопортрет


Демон летящий


Голова Демона. Золотая акварель


Голова Демона на фоне гор. Золотая акварель


Голова Демона. Черная акварель


Демон стоящий


Демон и Ангел с душой Тамары


Демон у ворот монастыря


Демон летящий. Черная акварель


Демон смотрящий. Черная акварель


Демон у стен монастыря


Демон, смотрящий в долину. Черная акварель


Демон, смотрящий на танец Тамары


Тамара и Демон. Золотая акварель


Свидание Тамары и Демона. Акварель


Тамара в гробу. Черная акварель


Тамара в гробу. Черная акварель, фрагмент


«Несется конь быстрее лани…» Золотая акварель


«Русалка плыла по реке голубой, озаряемая полной луной…»


Измаил-Бей. Кирибеевич


Журналист, читатель и писатель Мне грустно, потому что я тебя люблю, И знаю: молодость цветущую твою Не пощадит молвы коварное гоненье. За каждый светлый день иль сладкое мгновенье Слезами и тоской заплатишь ты судьбе. Мне грустно… потому, что весело тебе.

Рубрики:русские творцы литература живопись графика поэзия

Метки:
Врубель Демон Тамара Лермонтов

Процитировано 47 раз Понравилось: 33 пользователям

Нравится Поделиться

0

Нравится

  • 33
    Запись понравилась
  • Процитировали
  • 4
    Сохранили
  • Добавить в цитатник
  • 4
    Сохранить в ссылки

Понравилось33
0

Образ характеристика Тамара и Демон по поэме Демон (Лермонтов М. Ю.)


Смысл названия поэмы Демон

Такое название дано поэме, потому как одним из главных героев как раз является Демон. Этот образ свойственен романтическому направлению литературы. Ведь он по сути своей изгнанник, не примиряющийся с окружающим миром, то есть полностью соответствует идеальному романтическому герою. Однако у Лермонтова он начинает играть новыми красками. Этот Демон пресытился даже злом, и он просто наблюдает за всем с высоты птичьего полета. Более того, этот герой готов меняться, даже становиться лучше. И причина тому, конечно, любовь.

Интересно и то, как Лермонтов противопоставляет образу Демона в поэме образ Бога. Он словно меняет местами привычное, то есть библейское, представление о них. Бог для поэта — главный тиран. Он основной виновник всех бед на земле, но упорно отодвигает эту вину на Демона. Во всем плохом он винит Демона, хоть это и не так, считает поэт. Герой-Демон — лишь орудие зла, в этом его драма и трагедия.

В чем смысл поэмы Демон

Как и многие произведения романтизма «Демон» строится на открытом противопоставление. Антитеза: Демон — Тамара. Демон в данном случае олицетворяет свершение зла и грехопадение, Тамара же, хоть и не в полной мере, является неким ангелом. Она безумно красива, причем не только внешне, но и внутренне. Ее душа искренна и чиста, предана Богу. Именно этим она и привлекает Демона.

В нем есть желание очиститься, исправиться. И он считает, что единственное средство, способное ему с этим помочь — это любовь с такой прекрасной девушкой. Но все же в нем сильны и позывы гордыни и страсти. Он не может удержаться и соблазняет Тамару. Возрождение Демона не свершается. Все то, о чем он мечтал — вновь чувствовать, испытывать любовь к миру, восхищаться красотой — рушится без надежды на новую попытку.

Эта поэма наводит и на мысли о двойственности человеческой души. Всегда есть два полюса — Добро и Зло. И они постоянно сражаются за «главенство». Зло искушает, побуждает к порокам. Добро же велит им сопротивляться. Что победит в итоге? Если человек слаб, то Зло, как это было с женихом Тамары и с самим Демоном. Если чист душой и силен, то, конечно, Добро.

Лермонтов также указывает нам, что там, где есть порок, не может быть чистой и искренней любви. Наслаждение плотью не есть любовь, это то, что губит человека, омрачает и очерняет душу.

Некоторые критики также считают, что в этой поэме нашлось и отражение социального. Так, под Демоном подразумевают тех бунтующих и вольных деятелей 30-х годов XIX века, которые выступали с резкой критикой самодержавно-крепостнического уклада. Они, как и герой отважны и горды, презирают высшую власть (как Демон Бога), они бунтуют против несправедливости мира, но не могут его изменить.

Творческая история создания поэмы «Демон»

Поэма «Демон» имеет сложную творческую историю. Более десяти лет своей короткой жизни Лермонтов работал над этим произведением. Первоначальный замысел поэмы относится к 1829 году, когда юному поэту еще не было пятнадцати лет, но и сравнительно незадолго до смерти Лермонтов продолжал вносить отдельные поправки в текст поэмы. Поэт несколько раз прерывал свою работу, а затем снова возвращался к ней. Появлялись новые редакции и варианты, тема расширялась и углублялась, получая все новые оттенки, шлифовался стих, выковывались образы. Произведение вырастало вместе с творческой и идейной эволюцией его автора. Такая упорная работа свидетельствует о том, что тема поэмы глубоко волновала Лермонтова в течение всей его жизни. Поэт стремился художественными средствами, разрешить наиболее важные проблемы своего времени. Вот почему прежде всего необходимо проследить, как работал Лермонтов над поэмой «Демон». Изучение творческой истории произведения даст возможность в дальнейшем глубже понять его смысл.

Как правило, литературное произведение начинает свою жизнь в обществе с момента его опубликования. Этим логически завершается творческий процесс. И Лермонтов в 1839 году одно время вел переговоры о публикации поэмы «Демон» в журнале «Отечественные записки». Однако ни тогда, ни позднее при жизни Лермонтова поэма не могла быть опубликована по целому ряду причин.

Прошло много лет. Уже давно погиб на дуэли Лермонтов, а его любимое детище, поэма «Демон», все еще не появлялось в печати: оно было под цензурным запретом. Лишь в 1856 году дальний родственник поэта А. И. Философов решил напечатать поэму за границей. Но к этому времени появилось новое затруднение — поэма жила во многих десятках списков, которые распространялись повсюду. Ее переписывали от руки, передавали знакомым и друзьям, увозили в провинцию; там вновь переписывали и, перечитывая, восторгались могучей силой лермонтовской поэзии. Поэма жила в народе.

Когда Философов и друзья Лермонтова решили напечатать поэму, то возникли затруднения: по какому тексту производить набор? В руках Философова было несколько списков поэмы «Демон», причем в каждом из них было немало разночтений.

По одному из таких списков, с приведением некоторых вариантов, видимо, из другого списка, поэма «Демон» была напечатана в 1856 году в Карлсруэ.

За границей в 1856-1857 годах на русском языке вышло еще три издания поэмы. Наконец, лишь в 1860 году царская цензура разрешила напечатать в России полностью «Демона». Однако и после этого издания цензурные притеснения не прекращались. Поэма формально была допущена к печати, но различные вымарки и произвольные поправки еще несколько десятилетий искажали текст поэмы.

Царская цензура, вплоть до начала XX века, несколько раз запрещала обращение в народных библиотеках и училищах книг Лермонтова, где была напечатана поэма. Наряду с цензурными искажениями продолжали увеличиваться и искажения по вине редакторов изданий. Это происходило потому, что отсутствие автографа давало возможность каждому редактору выбирать для печати тот список поэмы, который казался ему наиболее интересным. Так, например, в 1891 году П. Висковатов опубликовал даже такой текст, в котором были следы подделки. Начались ожесточенные споры о тексте поэмы «Демон». Эти споры в конце XIX века настолько обострились, что дело приняло скандальный характер. Потребовалось экстренное заседание в Российской Академии Наук, чтобы хотя формально положить конец спорам. Но и после решения Академии вопрос о тексте поэмы не стал более ясным, а споры не прекратились.

Тщательное изучение творческой истории поэмы, истории ее печатанья и текста даст нам возможность решить очень важный практический вопрос: как лучше печатать поэму «Демон»? Какой текст должен быть признан наиболее авторитетным?

Ответ на эти вопросы можно дать только в результате всестороннего изучения поэмы Лермонтова.

Мы уже упоминали, что поэма «Демон» впервые полностью вышла в свет в Карлсруэ (1856 год). Это издание было организовано дальним родственником поэта А. И. Философовым. В 1857 году Философов вторично издал поэму там же, в Карлсруэ. Однако издание 1857 года имело значительные текстологические отличия. К сожалению, редактор не сделал примечания, которое могло бы объяснить, на основании чего были произведены изменения в тексте, а текст, с которого производился набор, был утерян.

В конце 80-х — начале 90-х годов XIX века, когда разгорелись споры о тексте «Демона», было предпринято несколько попыток отыскать список, по которому печатались издания 1856-1857 годов. Большую переписку с родственниками и знакомыми Фило-софова по этому вопросу вел первый биограф Лермонтова проф. П. Висковатов. Однако все усилия были тщетны. Список исчез.

Наконец, лишь в 1940 году, а затем подробнее в 1941 году43 появились сообщения о том, что список, который так долго разыскивали, обнаружен. Эта интересная находка была сделана А. Н. Михайловой в бумагах, принадлежащих А. Философову и хранящихся сейчас в Центральном Историческом архиве в Ленинграде (фонд 1075). Не вдаваясь пока в детали вопроса о значении этой находки, остановимся лишь на внешних чертах рукописи.

Прежде всего, это копия, а не автограф. Текст поэмы переписан неизвестной рукой (видимо, писарем) и занимает почти полностью 27 листов большого формата. Последний, 28-ой лист остался чистым. На первом листе рукой писаря сделана надпись: «»Демон». Восточная повесть». Никаких признаков, могущих служить доказательством того, что список был в руках поэта, нет. Напротив, судя по тому, что некоторые орфографические и смысловые ошибки исправлялись позднее, можно с уверенностью сказать, что автором список не просматривался.

Рукою Философова как на титульном листе, так и на полях по тексту поэмы сделаны примечания текстологического содержания и приведены некоторые варианты. Всего таких примечаний и вариантов 37. Написаны они черными чернилами, как и сам текст. Рукою Философова сделано исправление и тех орфографических ошибок, которые допустил писарь. Все примечания затем пронумерованы красными чернилами и выписаны четко, видимо, писарем, под теми же номерами на 6 листах, которые сшиты и приложены к поэме. На них продолжена нумерация всей тетради (с 28 по 33).

Вся эта обработка списка, надо полагать, проводилась перед сдачей в набор. Некоторые листы носят следы типографской краски. Сличение этого списка с изданием поэмы 1856 года убеждает в их полном соответствии друг другу, исключая, однако, одну весьма существенную деталь, которая будет рассмотрена нами дальше.

В вопросе изучения творческой истории того или иного произведения обычно существенную помощь могут оказать письма автора и мемуары лиц, близко стоявших к нему. Но в данном случае исследователь находится в тяжелом положении. До нас дошло вообще очень мало писем Лермонтова, а непосредственных упоминаний о «Демоне» в них нет. Письма поэта могут дать лишь вспомогательный материал.

Что касается мемуаров, то и здесь дело обстоит не лучше. Все они писались значительно позднее и, как правило, людьми, которые могли сообщить лишь внешние события жизни поэта. С творческой работой Лермонтова они были знакомы очень мало. Даже близкий друг и родственник Лермонтова А. П. Шан-Гирей, на глазах которого свершилось много событий жизни поэта, в своих воспоминаниях крайне беспомощно осветил вопросы творческого характера.

Есть еще одна группа источников, которые крайне необходимы при исследовании творческой истории поэмы. Это биографические работы о Лермонтове. Они помогают понять взаимосвязь «Демона» со всем творчеством поэта. Однако среди огромного количества литературы о Лермонтове лишь немногие работы отвечают современным требованиям. До сих пор нет полной научной биографии Лермонтова. Вышедшая еще в 1891 году биография поэта, написанная П. А. Висковатовым, во многом сейчас устарела. В 1945 году вышел первый том интересного труда Н. Л. Бродского («М. Ю. Лермонтов. Биография», Москва). Но в этом томе жизнь поэта освещена лишь до 1832 года. Таким образом, не имея полной научной биографии, исследователь должен привлекать к работе большое количество статей различных авторов, посвященных отдельным вопросам жизни поэта.

Подводя итоги обзору источников, необходимо отметить, что утрата большинства автографов Лермонтова, скудость эпистолярного наследства и мемуарной литературы, а также отсутствие полной научной биографии в значительной степени осложняет работу.

Смысл финала поэмы Демон

В концовке поэмы каждый герой логично получает то, что и заслужил. Тамара, изначально чистая душою и открытая Богу, отправляется в рай. Ей помогает в этом ее Ангел-Хранитель, ибо она сама как ангел. К тому же она старается всячески оградиться от Демона и его искусительных речей.

Сам Демон тоже, как уже было сказано ранее, получает по заслугам. Он не сумел совладать с гордыней и другими своими пороками, а потому практически сам обрек себя на вечное одиночество и страдание. Он был дерзок, груб с девушкой, не внимал речам и мольбам ни Тамары, ни ее Ангела-Хранителя. И поплатился за это навсегда утраченной надеждой на возвращение в светлый мир.

Чистые помыслы о счастье и любви никогда не могут быть совместимы с грешными путями их осуществления. И это один из тех уроков, которые дает нам Михаил Юрьевич Лермонтов.

Насколько публикация полезна?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка / 5. Количество оценок:

Оценок пока нет. Поставьте оценку первым.

Образ характеристика Тамара и Демон по поэме Демон (Лермонтов М. Ю.)

Тамара — главная героиня поэмы М. Ю. Лермонтова «Демон» (1829-1841). Это произведение является самым сокровенным творением автора. По своей сути «восточная повесть» — это опыт самопознания поэта, а условные герои поэмы и описанные в ней ситуации — способ непосредственного переживания глобальных проблем человеческого бытия. Сюжет поэмы построен на взаимодействии двух основных персонажей, которые являются представителями взаимоисключающих миров («неба» и «земли»).

Демон — небожитель, он наделен бессмертием. Тамара

— земная женщина, которую соблазняет Демон. История этой любви заканчивается смертью героини. Понятно, что Демон — персонаж фантастический, но Тамара, на первый взгляд, кажется вполне реальным лицом. Однако, такое впечатление обманчиво. Ничего индивидуального в портрете героини нет. Описание ее прекрасной внешности состоит из обобщенных понятий женской красоты: влажный (т. е. глубокий) взор, божественная ножка и т. д. В поэме подчеркивается нематериальность, бесплотность всех проявлений ее образа: ножка «плывет» в танце, улыбка «неуловима». Именно мотив детской незащищенности, наивности и ясности очень

важен в характеристике Тамары, ведь ей противопоставляется образ сумрачного Демона, с его мучительно-сложной натурой. Песня Тамары, которая перевернула судьбу героя, состоит в основном из гласных звуков, многократно в ней повторяется ласкающий звук «л». Душа девушки абсолютно чиста и прекрасна, она без всяких усилий, легко и непринужденно изливается в потоке нежных летящих звуков. Женское очарование, неискушенность, душевная гармония и чистота — все эти качества Тамары сливаются в один прекрасный, романтический образ женщины, который представляет собой совершенный идеал духовной и физической красоты. В некотором смысле образ Тамары не намного реалистичнее, чем образ Демона. Впервые услышав песню Тамары, Демон вдруг понимает, что именно этот образ запечатлен был в его душе еще с начала времен, именно это сладкое имя звучало в его сердце. Имя Тамара в переводе означает — финиковая пальма, это дерево ассоциируется с югом, солнечным светом, теплом, яркими красками и насыщенной разнообразием жизнью. Любовная страсть, которая охватила душу и сердце Тамары такая же горячая и жгучая, как южное солнце. В поэме описывается состояние девушки с помощью ярких и точных метафор: «пожар любви», «пылает грудь» и прочие. Будто какая-то болезнь поразила юную красавицу, чувство любви настолько сильно проникло в ее суть, что нету даже сил дышать. Поэт подчеркивает невозможность конкретной обрисовки этого состояния, оно выходит за рамки материального и видимого.

Имя героини позволяет сравнить отношения Тамары и Демона с сюжетом стихотворения «На севере диком». В этом лирическом произведении одинокой сосне на севере «снится» прекрасная пальма. Это классическая модель для поэзии романтизма: противоположности разделены пространством и временем, но стремятся друг к другу для создания единого целого. В поэме «Демон» одна противоположность олицетворяет собой север, холод, угрюмость, одиночество и глубину познания (Демон), а другая — юг, тепло, солнечный свет, любовь и доверчивость (Тамара).

Поэма заканчивается картиной смерти главной героини. Тамара, лежащая в гробу, описывается такой же прекрасной, какой она была при жизни, лишь странная и загадочная улыбка, застывшая на ее устах, напоминает о том, что произошло с красавицей. В эстетике романтизма непостижимая тайна смерти почти всегда была связана с любовью. Эту связь Лермонтов отчетливо передал с помощью изображения загадочной красоты мертвой Тамары.

Кроме того, образ Тамары носит и очень серьезный психологический аспект. В своем произведении Лермонтов показал, что даже абсолютно чистая и непорочная душа человека не способна защитить себя от Демона, и более того, она даже стремится к нему, притягиваясь, как противоположность. Вечная тема трагического противоборства Зла и Добра раскрывается в поэме через страдания невинной Тамары, охваченной жгучей страстью к Демону.

Образ характеристика Тамара и Демон по поэме Демон (Лермонтов М. Ю.) 👍

Тамара – главная героиня поэмы М. Ю. Лермонтова “Демон” (1829-1841). Это произведение является самым сокровенным творением автора. По своей сути “восточная повесть” – это опыт самопознания поэта, а условные герои поэмы и описанные в ней ситуации – способ непосредственного переживания глобальных проблем человеческого бытия. Сюжет поэмы построен на взаимодействии двух основных персонажей, которые являются представителями взаимоисключающих миров (“неба” и “земли”).

Демон – небожитель, он наделен бессмертием.

Тамара – земная женщина, которую соблазняет Демон. История этой любви заканчивается смертью героини.

Понятно, что Демон – персонаж фантастический, но Тамара, на первый взгляд, кажется вполне реальным лицом. Однако, такое впечатление обманчиво. Ничего индивидуального в портрете героини нет. Описание ее прекрасной внешности состоит из обобщенных понятий женской красоты: влажный (т. е. глубокий) взор, божественная ножка и т. д. В поэме подчеркивается нематериальность, бесплотность всех проявлений ее образа: ножка “плывет” в танце, улыбка “неуловима”.

Именно мотив детской незащищенности,

наивности и ясности очень важен в характеристике Тамары, ведь ей противопоставляется образ сумрачного Демона, с его мучительно-сложной натурой. Песня Тамары, которая перевернула судьбу героя, состоит в основном из гласных звуков, многократно в ней повторяется ласкающий звук “л”. Душа девушки абсолютно чиста и прекрасна, она без всяких усилий, легко и непринужденно изливается в потоке нежных летящих звуков. Женское очарование, неискушенность, душевная гармония и чистота – все эти качества Тамары сливаются в один прекрасный, романтический образ женщины, который представляет собой совершенный идеал духовной и физической красоты.

В некотором смысле образ Тамары не намного реалистичнее, чем образ Демона. Впервые услышав песню Тамары, Демон вдруг понимает, что именно этот образ запечатлен был в его душе еще с начала времен, именно это сладкое имя звучало в его сердце. Имя Тамара в переводе означает – финиковая пальма, это дерево ассоциируется с югом, солнечным светом, теплом, яркими красками и насыщенной разнообразием жизнью.

Любовная страсть, которая охватила душу и сердце Тамары такая же горячая и жгучая, как южное солнце. В поэме описывается состояние девушки с помощью ярких и точных метафор: “пожар любви”, “пылает грудь” и прочие. Будто какая-то болезнь поразила юную красавицу, чувство любви настолько сильно проникло в ее суть, что нету даже сил дышать.

Поэт подчеркивает невозможность конкретной обрисовки этого состояния, оно выходит за рамки материального и видимого.

Имя героини позволяет сравнить отношения Тамары и Демона с сюжетом стихотворения “На севере диком”. В этом лирическом произведении одинокой сосне на севере “снится” прекрасная пальма. Это классическая модель для поэзии романтизма: противоположности разделены пространством и временем, но стремятся друг к другу для создания единого целого.

В поэме “Демон” одна противоположность олицетворяет собой север, холод, угрюмость, одиночество и глубину познания (Демон), а другая – юг, тепло, солнечный свет, любовь и доверчивость (Тамара).

Поэма заканчивается картиной смерти главной героини. Тамара, лежащая в гробу, описывается такой же прекрасной, какой она была при жизни, лишь странная и загадочная улыбка, застывшая на ее устах, напоминает о том, что произошло с красавицей. В эстетике романтизма непостижимая тайна смерти почти всегда была связана с любовью.

Эту связь Лермонтов отчетливо передал с помощью изображения загадочной красоты мертвой Тамары.

Кроме того, образ Тамары носит и очень серьезный психологический аспект. В своем произведении Лермонтов показал, что даже абсолютно чистая и непорочная душа человека не способна защитить себя от Демона, и более того, она даже стремится к нему, притягиваясь, как противоположность. Вечная тема трагического противоборства Зла и Добра раскрывается в поэме через страдания невинной Тамары, охваченной жгучей страстью к Демону.

Образ характер и характеристика Тамары по поэме Демон (Лермонтов М. Ю.) 👍

В поэме “Демон” Лермонтов создал образ героя, характер которого ему удалось типизировать и передать с огромной выразительностью и проникновенностью. Особенно это заметно в шестой, наиболее полной, редакции поэмы. Черты характера, которыми поэт наделил Демона, присутствуют и в других героях его лирических произведений.

Эти образы поражают читателя своей безотрадностью, безверием в настоящие чувства и в счастливую жизнь, хотя их сердца переполнены жаждой жизни, а их чувства избыточны и безграничны.

Вот и Демон всю свою жизнь, с

начала времен, безраздельно наслаждался и испытывал нечеловеческие страдания.

Тысячи людских судеб проходили одна за другой, сменялись поколения, а Демон всегда был обречен на полное одиночество. Он презирает и ненавидит все вокруг, испытывая опустошенность и безразличие, ничто в этом пошлом мире уже не способно возбудить в его душе новые чувства.

Однако Демон не утратил своей заветной мечты о возрождении, и иногда такая возможность кажется вполне реальной.

Отношения Демон – Тамара напоминают отношения Арбенин – Нина. Но в “Демоне”, с его условно-романтической трактовкой, герой освобожден

от ревности, от подозрений в измене, которые могли бы снизить его величие. Отношения Веры и Печорина (“Княгиня Литовская”) также близки к этой ситуации, но обыденный мотив расставания героев и замужество Веры мельчит и принижает эти отношения. Смерть Тамары – итог столкновения обычного, живого в своем смятении души человека с мощной натурой Демона.

Восторжествовал злой дух – он увлек Тамару в свой мир.

Поэма романтична и по своей форме: ее построение подчинено основной задаче глубже раскрыть внутренние переживания главного героя, который противопоставлен всему окружающему миру. Поэтому в произведении очень большое количество монологов Демона, поэт использует патетически-декламационный слог во всей поэме, он одинаков в речи автора и в речи его любимого героя. Романтизм поэмы от редакции к редакции не ослабевает.

Однако, по сравнению с предшествующими, редакция “Демона” 1838 года уже имеет реалистичные черты, характерные для творчества Лермонтова 1836 – 1837 годов. Место действия переносится на Кавказ, описывается быт и используются предания горцев, характеры главных героев наделяются большой психологической мотивированностью – все вместе, это снижает отвлеченность поэмы и добавляет ей конкретики.

Однако за пределы романтизма поэму это не выводит. Во всех восьми редакциях “Демон” носит неизменно романтический характер, лишь образы главных героев подверглись существенным изменениям. В процессе всех переработок образы Тамары и Демона прошли три важнейших стадии. В первых трех и в пятой редакциях (четвертая состоит из небольшого наброска, оставшегося незавершенным) Демон от зависти и ненависти губит монахиню, ревнуя ее к ангелу.

Он словно мстит небесам, пославшим его. Но уже в шестой редакции поэмы мотив мести не играет существенной роли и, вообще, практически отсутствует.

Впервые увидев Тамару, Демон был поражен ее красотой и вновь постиг святыню добра, любви и красоты. Он убирает с пути соперника, жениха Тамары, и ангела, а, добившись ее любви, Демон тем самым губит девушку. В этой редакции торжество Демона заключается не в осуществлении мести, а в том, что и для Тамары становится доступно холодное презрение к жизни и враждебное отношение к небесам.

Последние две редакции поэмы не содержат момента близости Демона с Тамарой и снимают его торжество.

В седьмой по счету версии произведения появляется клятва Демона, которая пронизана желанием примириться с небесами. В восьмой редакции торжество ангела приводит к окончательному поражению Демона.

Таким образом, в последних двух редакциях поэмы меняется общий смысл произведения, подчеркивается несостоятельность Демона, появляется мотив примирения с реальностью. Достигается это ценой нарушения основной логики поэмы, возникновением несоответствий и противоречий, которые говорят о том, что две последние редакции произведения являются результатом автоцензуры.

Обзор

: «Демон» Рубинштейна искуплен в редкой постановке

АННАНДАЛЬ-НА-ХАДСОН, Нью-Йорк — «Демон» Антона Рубинштейна, почти забытая русская опера 1871 года, была одним из самых популярных произведений того времени. И решающая сцена соблазнения в третьем акте подсказывает, почему.

Во время этого эпизода главный герой — падший ангел — посещает Тамару, прекрасную дочь принца, в монастыре, где она искала мира после того, как ее предполагаемый муж был убит. Пораженный демон умоляет Тамару полюбить его (действительно, спасти).Он говорит, что ее ждут невообразимые удовольствия, если она присоединится к нему на всю жизнь.

Можно подумать, что этот драматический конфликт требует музыки, заряженной демоническими подводными течениями и экзотической русской страстью. Напротив, партитура Рубинштейна носит романтический характер XIX века, во многом обязанный Шуману и Мендельсону. В каком-то смысле эта пылкая, восторженно лирическая и смело длинная сцена остро очеловечивает демона и его любимого смертного.

Это зацепило меня в воскресенье здесь, в Театре Соснова, на фестивале Bard SummerScape 2018, который предлагает редкую постановку оперы, которая канула в Лету.«Демон», красочно поставленный Таддеусом Штрассбергером и проходящий до 5 августа, — это последняя спасательная операция дирижера Леона Ботстайна, который поставил перед собой задачу привлечь внимание к несправедливо забытым произведениям. С этим у него есть победитель.

Рубинштейн (1829-94) — пианист-виртуоз, известный дирижер и основатель Санкт-Петербургской консерватории — искал образцы композиции и музыкального образования в Западной Европе. И все же последующее поколение композиторов, в том числе Николай Римский-Корсаков (главный герой Фестиваля бардовской музыки этим летом), считало Рубинштейна слишком условным.Они задались целью изобрести, по их мнению, более истинный русский стиль с экзотическими гаммами и народными мелодиями. Но услышанный в более широком европейском контексте своего времени, «Demon» держится очень хорошо, особенно в бурном и насыщенном исполнении, которое мистер Ботштейн заимствовал из Американского симфонического оркестра и хорала фестиваля бардов.

Опера начинается со зловещего пролога, действие которого происходит в царстве между раем и адом. Когда яростная буря заливает пейзаж внизу, демон (баритон Ефим Завальный) выражает свое презрение к слабости человеческой жизни и ее скудному сопротивлению его власти.Ангел (меццо-сопрано Надежда Бабинцева) говорит ему, что человеческая любовь может вернуть его на небеса. Демон, отвергая Бога как «тирана», который требует послушания, а не власти, ищет свободы и знания.

Опера, основанная на стихотворении Михаила Лермонтова, может показаться знакомой сказкой о сверхъестественном вмешательстве в человеческую жизнь. Но музыка Рубинштейна исследует повседневную человечность истории. Демон, фигура мефистофеля, предстает как ущербный, страдающий романтический герой. И г-н Штрассбергер подчеркивает это в постановке, в которой сюжет представляет собой воспоминание Тамары и смешивает его различные настройки через абстрактные сценические образы с широким использованием видео.

В соответствии с деликатным прочтением оперы в этой постановке, сопрано Ольга Толкмит представляет Тамару как молодую женщину, полную замешательства. Когда появляется демон, только она может его слышать и видеть. Мужчина, которому она была обещана, — лихой принц, но это брак по расчету. Когда демон обещает сделать ее принцессой вселенной, Тамара г-жи Толкмит, изобилующая сексуальным желанием и страхом перед своим неизвестным семейным будущим, не может не заинтриговаться. Ее проницательный и яркий голос с легким металлическим оттенком, придающим ему интенсивность, убедительно выявляет смущение и тоску Тамары.

Демон г-на Завального — красивое, дикое существо, расхаживающее в свободном длинном пальто. Его темные волосы блестят; его пристальный взгляд. Он определенно выглядел и играл эту роль, и его тусклый голос подходит для этой роли, даже несмотря на то, что иногда он был напряженным в верхнем диапазоне и иногда имел проблемы с высотой звука по воскресеньям.

Мужественный голос и благородная осанка тенора Александра Нестеренко идеальны для благонамеренного принца Синодала. Во время сцены, в которой принц и его люди отдыхают в лагере по пути на свадьбу, ему снится эротический сон о своей будущей невесте.В этой смелой постановке появляется Тамара и фактически оседлает принца, который затем просыпается в ужасе от своих собственных мыслей, которые были внедрены в его разум демоном, который вскоре устраивает нападение неверных на принца и его людей.

Есть музыкальные направления, которые изобилуют тем, что мы сегодня считаем русским стилем, характерным для Глинки и Бородина, особенно во время зажигательной танцевальной сцены, когда гости собираются на свадьбу, которой никогда не бывает. Грузинские танцоры «Песвеби», впечатляющий бруклинский ансамбль, состоящий из акробатических мужчин и женщин-акробаток, были захватывающими во время этих анимационных эпизодов.Среди других выдающихся исполнителей — натуральный бас Андрей Валенти в роли отца Тамары и богатоголосая меццо-сопрано Екатерина Егорова в роли няни Тамары.

В конце концов, Тамара позволяет демону поцеловать себя. Она умирает, но прощается и возносится на небеса; демон снова обречен на уединение.

Для меня «Демон» можно было бы выгодно сравнить с «Фаустом» Гуно, одним из наиболее переоцененных основных продуктов в репертуаре. Американские оперные труппы, которые полагаются на такие произведения, как «Фауст», должны рискнуть над «Демоном», который предлагает свежую, богатую альтернативу: историю Мефистофеля с духовным уклоном.Я мог представить себе постановку с сильным составом, которая станет хитом в Метрополитен-опера. А пока мы должны поблагодарить мистера Ботштейна за эту вдохновляющую спасательную работу.

«Демон» Антона Рубинштейна, у Барда, исследует изгнание — нападающий

Заглавный персонаж оперы Антона Рубинштейна «Демон», которая будет появляться в Bard SummerScape до 5 августа, является аномалией. На самом деле он не заинтересован в том, чтобы сеять зло. Он не тоскует по раю; ему всегда было скучно. Он глубоко скептически относится к беспрекословному поклонению Богу.Его не волнует идея божественной любви, он убежден, что только человеческая любовь может спасти его. В погоне за этой любовью он совершает тяжкое преступление. Но его наказание — не отправка в ад; просто оставаться одиноким на земле.

Опера, направленная на Барда Таддеем Штрассбергером, дирижер Леон Ботштейн и основанная на стихотворении Михаила Лермонтова, показывает, как Демон, веками находившийся в ловушке на земле, влюбляется в принцессу Тамару, которая вскоре должна выйти замуж. . Он устраивает смерть ее намеченного, принца Синодала; Тамара, привлеченная Демоном, несмотря на свои лучшие инстинкты, и напуганная смертью Синодала, уходит в монастырь.Демон следует за ней туда, вызывает от нее признание в любви и целует ее, что приводит к ее смерти. Появляется ангел, который ведет душу Тамары к небу, предлагая ей искупление. Демон вынужден остаться в одиночестве.

Несмотря на то, что Демон грозен и безжалостен, мало что в нем напоминает фигуру демона, которую обычно изображают. Он скорее отчаянный, чем злой; он не кажется действительно злым. Хотя привязанность Тамары к нему доказывает ее падение, она кажется подлинной и явно необязательной.В программной заметке к постановке Барда ученый Эмили Фрей пишет, что демон из стихотворения Лермонтова был «титанической фигурой» в образце «Фауста, Люцифера Мильтона» и дьявольскими фигурами, популярными среди романтиков. Переняв музыкальную традицию романса, жанра русской народной песни, Фрей пишет, что опера Рубинштейна с либретто Павла Висковатова «очеловечивает своего главного героя».

Возможна дополнительная интерпретация: Рубинштейн создал оперу, в которой характеристики, делавшие Демона человеком, очень напоминали те, которые делали Рубинштейна евреем.

Рубинштейн родился в еврейской семье, которая в детстве обратилась в православие, надеясь, что это позволит им войти в русское общество. И все же Рубинштейн оставался приверженным еврейской идентичности на протяжении всей своей карьеры, сочиняя оперы о Маккавеях и Моисее. Независимо от того, насколько хорошо Рубинштейн был знаком с еврейскими представлениями о моральном устройстве мира, с еврейской точки зрения, неопределенность, которую занимает «Демон» Рубинштейна, кажется весьма интересной.В поисках смысла и безнадежности найти его, он находится в изгнании из дома, по которому он скучает и который считает невыносимым.

Exile — мощная тема в «Демоне». Демона привлекает Тамара из-за разницы, которую он ощущает между ней и ее сверстниками, качества страсти, которого нет у других. Именно эта разница побуждает ее искать изгнания из собственного дома, ведь будущее, которое ее там ждет, не содержит ничего хорошего. Синодал за несколько мгновений до того, как его караван будет атакован татарами, задерживаясь на пути к свадьбе, навязчиво размышляет о своем желании держаться подальше от Тамары.Его короткая ария — один из самых прекрасных моментов оперы, в музыкальном плане он наполнен меланхолией, которую сам Синодал, конечно же, не вполне понимает. Он, в отличие от Рубинштейна, не знает, что его ждет. Он умрет в изгнании от своей любви.

В сильном упреке оперным операм, существующим в более традиционно христианской моральной вселенной, Синодал и Тамара оба умирают в поисках решения, но так и не нашли его. Спасение Тамары настолько внезапно, что кажется почти жестоким. В заключительные моменты постановки Барда ее дух медленно сваливает грязь на ее могилу — жест, напоминающий еврейский ритуал.Оркестр звучит финальным аккордом мрачного торжества. Вы не можете не чувствовать, что она предпочла бы жить.

Сам Рубинштейн был изгнанником, обращенным в русское православие, чьи сверстники никогда не позволяли ему забыть о его еврейском происхождении. Совместив «Демона» с музыкой русской семейной жизни, он искал свой собственный дом, принимая самые сокровенные традиции общества, которое часто предпочитало, чтобы он, как прирожденный еврей, оставался на земле. боковые. Его трагедия имитирует тех персонажей, которым он подавал жалобный голос.Как и они, он всегда видел идеализированное положение в жизни, к которому стремился. И так же, как они, он никогда не мог этого достичь.

Тамайо | Кимэцу но Яиба Викия

Тамайо

Возраст

19 (физически)
500+ (хронологически)

Цвет глаз

от темно-лавандового до бледно-розового

Род занятий

Врач (Ранее)

Родственник (а)

Неназванный муж
Неназванные дети

Tamayo ImagesImage Gallery Tamayo ( ( た ま ) ( ) , Tamayo × ) — опытный врач и близкий соратник Танджиро Камадо.Музан Кибуцудзи превратил ее в Демона.

Внешний вид

Тамайо представляет собой красивую женщину с длинными темно-каштановыми волосами, разделенными по центру пробором и заплетенными обратно в большой низкий пучок, который удерживается на месте шпилькой с цветочным рисунком. У нее большие нежные глаза без зрачков, только бледно-лиловая дымка, которая по мере подъема становится темно-фиолетовой, и особенно красные губы в отличие от ее бледного цвета лица.

На Тамайо было темно-фиолетовое кимоно фурисоде, украшенное волнистыми бледно-фиолетовыми ветвями деревьев и красными цветами, и кремовый оби, чтобы закрепить его на талии, а также простые белые носки и фиолетовые сандалии дзори.

Раньше у Тамаё волосы были завязаны в низкий хвост, а зрачки были высоко подняты.

Личность

Тамайо — нежный, мудрый и невероятно умный человек. Посвятив большую часть своей жизни исследованию науки, стоящей за демонами и трансформацией демонов, она была одним из самых знающих людей в этой теме в сериале. Несмотря на в целом хаотичные отношения между человечеством и демонами, она проявляла большую доброту к людям.Она сделала это помимо своей миссии, чтобы помочь раненым или больным с ее обширными медицинскими знаниями — Танджиро Камадо был среди них. Тамайо была сильная сторонница насилия, вместо того, чтобы убивать людей из-за их крови, она решила покупать кровь у добровольных доноров, чтобы выжить. [1] Она была непреклонна в обучении своего помощника Юширо противостоянию насилию и часто ругала его за привычку бить других. [2] Она была одной из немногих Демонов, которые в своей более поздней Демонической жизни смогли до некоторой степени вернуть и сохранить свои человеческие эмоции.

Жестокость и злоба Тамайо по отношению к Музану.

Однако, несмотря на свой обычный добрый, заботливый, внимательный характер и индивидуальность, Тамайо проявила более жестокую и злобную личность при столкновении с Музаном. Это было видно, когда она радостно хвасталась ему, что она успешно создала лекарство, преобразующее человека, и сумела ввести его в него, а позже, когда ее съели и съели, превратившись в простые клетки внутри его тела, Тамайо снова показал свою жестокость. стороны, когда она рассказала о реальных эффектах своих наркотиков.Музан намекнул, что эта порочная личность была изначальной личностью Тамайо в ее ранние годы в качестве Демона. Затем со временем она медленно превратилась в мудрую и внимательную женщину, которой она является в наши дни.

Несмотря на это, как видно из воспоминаний за сотни лет до встречи Музана и битвы с Ёриичи Цугикуни, Тамайо оказалась более послушной личностью, вероятный результат ее осознания того, насколько невозможно победить Музана своей способностью отомстить ее семья.Однако это изменилось после того, как она увидела силу Ёриичи и то, насколько он был близок к убийству Музана, поскольку Ёриичи заметил, что он увидел блеск надежды в ее некогда невозмутимых глазах, когда она поняла, что он почти убил ее бывшего хозяина, показывая, Увидев силу Ёриичи, Тамаё снова решила отомстить за свою семью.

Способности

Хотя очень мало способностей Тамайо видно, учитывая, что она была личным помощником Музана Кибуцудзи еще до того, как были сформированы Двенадцать Кизуки, и что он пощадил ее после того, как она попыталась убить его (что он считает анафемой) означает, что она очень старый и очень мощный.

Медицинские навыки: Тамайо продемонстрировала впечатляющие навыки в области медицины и фармацевтики, обладая способностью изменять свое собственное тело, чтобы она могла выжить только на небольшом количестве человеческой крови. Она также смогла превратить неизлечимо больного Юширо в Демона без крови Музана, а позже смогла полностью изменить процесс лечения человека, с которым они столкнулись во время арки Асакуса. [3] Чтобы еще больше продемонстрировать свои фармацевтические навыки, Тамайо также смогла помочь Шинобу Кочо пропитать ее тело смертельным ядом глицинии, не вызвав у нее даже малейшего заболевания; тактика, которую Хашира позже будет эффективно использовать против Дома высшего ранга 2.

  • Коагулянт Демона Анти-Крови: Тамайо создал это лекарство, чтобы предотвратить развитие Искусства Демона Крови Демона. Юсиро использовал это лекарство, чтобы вылечить Зеницу Агацума после его боя с Кайгаку. [4]
  • Препарат против Кибуцудзи: Позже выяснилось, что, объединившись с Юширо и Насекомым Хашира, Шинобу Кочо, Тамайо успешно создал мощный четырехступенчатый препарат, который мог серьезно ослабить Музана Кибуцудзи. После введения в него его эффекты будут достаточно сильными, чтобы нанести ему значительный вред, несмотря на его огромное физическое сопротивление и способности.Первая стадия препарата состояла из той же стадии превращения человека, которая была включена в лекарство, данное Незуко Камадо.
Blood Demon Art
  • Сверхъестественная кровь: Основная способность Тамайо — пить кровь и накладывать различные заклинания, которые воздействуют на ее цели различными эффектами.

Методы

Чары крови ( ( わ く ) ( ) , Вакучи ): Тамайо создала ветвь техник крови, которая требует от нее черпает свою собственную кровь, которая затем создает многочисленные эффекты / реакции от намеченных целей, используя запах крови.

  • Запах иллюзорной крови: Визуальный сон ( ( ) ( か く ) ( ) )幻 ( げ ん ) ( こ う ) , Shikaku Mugen no Kō ? ) [5] — Галлюцинация, затрудняющая зрение пострадавшего. создавая вокруг них красивые цветочные узоры.
  • Волшебный аромат дневного света ( ( は く ) ( じ つ ) ( ) ( こ う ) , Hakujitsu no Makō ? ) [6] — Действует как сыворотка правды, снижая функцию мозга и заставляя получателя признаться в своей лжи и не хранить свои секреты.Это может быть вредно для человека.
Flesh Seed ( ( に く ) ( し ゅ ) ( ) , Niku no Shushi ? ) — это техника, которая принадлежит человеку, которого Музан превратил в демона в Асакусе. [7] Используя плоть и кровь этого человека, Тамайо использует несколько крошечных семян плоти, которые окружают ее намеченную цель.Затем семена лопаются и превращаются в гигантские деревья из плоти с многочисленными заостренными / колючими ветвями, которые затем пронзают и удерживают ее цель, сила этой техники была достаточно мощной, чтобы остановить Музана, даже если только на мгновение.
— Искусство демона крови Тамайо —

Запах иллюзорной крови: Визуальный сон

Волшебный аромат дневного света

Запах иллюзорной крови: Визуальный сон

Волшебный аромат дневного света

Битвы

Интересные факты

  • Имя Тамайо содержит иероглифы «жемчужина» и «мир».
  • Тамайо занял 18-е место в первом опросе популярности персонажей, набрав 138 голосов.
  • Ее японская актриса озвучивания Маая Сакамото замужем за японским актером озвучивания Обаная Кеничи Судзумурой.
  • Тамайо по крайней мере 500 лет, поскольку было показано, что она процветала в то же время, что и Ёриичи Цугикуни, а незадолго до этого была превращена в демона.

Цитаты

  • (Танджиро Камадо) « Вы все еще используете … термин» человек «… даже для обозначения трансформированного демона.И вы пытаетесь его спасти. Тогда позвольте мне протянуть вам руку помощи. « [8]
  • (Музану Кибуцудзи) « Сегодня … день … вы … попадете … в … ад … » [9]
  • (Музану Кибуцудзи) « Наркотик … который я использовал … превращает вас в человека … и … я вам не говорю. Почему бы вам не попробовать использовать все эти бесполезные клетки мозга, которые вы теперь есть? « [10]
  • (Музану Кибуцудзи) « Ну-ну. Похоже, смерть, которую вы так долго ненавидели, сейчас прямо у вас на глазах. « [11]
  • (Музану Кибуцудзи) « Мне не нужно быть сильнее тебя, чтобы убить тебя. Я могу просто сделать тебя слабее. Так же, как ты сделаешь все возможное, чтобы остаться в живых, я … Нет, мы сделает все возможное, чтобы убить вас. « [12]

Ссылки


Навигация

Михаил Врубель «Демон сидящий и демон поверженный»

Демон, представленный в искусстве, стал темой, которую часто используют, чтобы представить безумие, развившееся внутри художника.Этот демон может служить одновременно музой и разрушительной силой для художника, который не может найти средства контролировать его. Михаил Врубель всю жизнь смотрел на Демона; адаптируя его к его постоянно меняющемуся миру. Эволюция Демона Врубеля — это то, что мы рассмотрим здесь, используя теории Артура Шопенгауэра и Фридриха Ницше. Развитие «Демона» Врубеля лучше всего видно в двух работах, которые почти завершили его карьеру: «Сидящий демон» 1890 года и Поверженный демон 1902 года.

Состав и значение в Demon Seated and Demon Downcast

Сидящий демон (рис. 1) изображает фигуру Демона, сидящего на вершине горы. В его мускулах и переплетенных пальцах возникает напряжение, которое резко контрастирует с опущенным телом и меланхоличным выражением лица. Он кажется пассивным и замкнутым, но гордым, одиноким и чувствительным. Он — полная противоположность женственности, но при этом обладает женственными качествами в длинных волосах, мягком лице и пухлых губах.Его глаза наполнены тоской по любви в холодном и отчужденном мире. Врубель описал этого Демона как «дух, объединяющий в себе мужские и женские качества… дух, не столько злой, сколько страдание и горе, но во всем этом могущественный дух… величественный дух». [1] В своей андрогинности Демон является совершенным сплавом земных и небесных элементов души. [2] Вечерняя обстановка посреди неземного пейзажа, далекого и отстраненного, помогает ощутить грусть и одиночество.[3] Существует ощущение неустойчивого равновесия между задумчивым пейзажем и унылым выражением лица, которое предполагает, что места и события являются лишь дымкой для бессмертной души, которая осуждена. [4]

Сидящий демон — это обобщенное изображение души. Внутренний фокус глаз, интенсивность движений тела и сцепленные руки — все это изолирует фигуру и создает образ глубокого самоанализа. Увеличенные цветы заполняют всю область справа и выходят на передний план.Они визуально противопоставляются области слева от Демона, к которой обращено его лицо: пустота. Плоскости сложные и неоднородные, чередующиеся по форме и направлению, создавая напряженность. Цвета предполагают движение по мере перехода к более открытым, граненым, кристаллическим формам. Закат имеет угрожающее сияние, напоминающее адское пламя. Неравномерность и резкое противопоставление форм подсказывают технику мозаики. Неуловимый пространственный баланс заключен в неглубокое пространство, которое можно назвать прото-кубизмом, потому что границы неоднозначны, а объемы контрастируют и расширяются, появляются и исчезают, задавая ритмы.Круговое движение, двусмысленность, пустота слева против давления формы справа могут выступать в качестве метафор клаустрофобного состояния ума Демона. [5]

Демон в Demon Downcast (Рис. 2) — совсем другое существо. Спокойствие и сдержанность, присущие Demon Seated , кардинально изменились. В странном горном пейзаже преобладает ощущение катастрофы. Он брошен среди зубчатых гор, с распростертыми крыльями с павлиньими перьями, искривленным и сломанным телом; он раздавлен как физически, так и психологически.Тем не менее, его губы плотно сжаты, ноздри раздуваются, а глаза пристально смотрят вперед, меланхолия сменяется презрением. Сочетание синего и фиолетового с коричневым и черным придает сцене приглушенную, но зловещую атмосферу, предполагающую борьбу между светом и тьмой и красоту в смерти. [6] Что больше всего сбивает с толку в изображении, так это контраст этого хаотичного падения изящества с тревожным безветренным пейзажем.

Михаил Врубель, Демон поверженный, 1902, холст, масло, Государственная Третьяковская галерея, Москва, Россия.

Демон испытывает новую интенсивность отчаяния из-за своей неспособности наладить новые человеческие связи и преодолеть неверие в любовь. Внешний вид Демона в Demon Downcast разительно отличается от Демона в Demon Seated. У этого демона крылья, сменившиеся взволнованными павлиньими перьями; правая рука скрещена над головой в знаке компаньона в сторону левой руки, выражая более концентрированное напряжение и горе, которые смешиваются с лицом, содержащим выражение недоверия, ужаса и печали.Екатерина Гей, невестка Врубеля, писала о Demon Downcast: : «Были дни, когда Демон внушал страх, тогда он приобретал выражение глубокой печали на лице и новую красоту». [ 7]

Демоны Врубеля

Чтобы понять этих демонов, нужно знать, почему эта тема так увлекла Врубеля. Первым крупным заказом Врубеля как художника была реставрация святого Кирилла в Киеве. Его участие здесь привело бы к развитию византийского стиля, который будет заметен во всех его последующих работах.Во время своего пребывания в Киеве Врубель развил склонность слишком много пить, выбрасывать деньги и участвовать в многочисленных любовных похождениях, в результате которых он без предупреждения исчез. Это отсутствие самодисциплины и свободный образ жизни создали необычные модели мышления и темперамента, которые привели к экстравагантному поведению. Из-за такого поведения он совершил множество преступлений против общепринятых норм и отклонился от реальности, например, поверил в смерть отца и участился мигрень.Несмотря на это, в его творчестве этого не было. Кроме того, в Киеве он всю жизнь увлекался созданием образов, родственных классическим русским народным сказкам. Но что еще более важно, Киев был местом, где Врубель впервые увидел оперу Антона Рубинштейна « Демон », что дало ему первоначальное вдохновение для этой темы, которая будет постоянной на протяжении всей его творческой карьеры.

Михаил Врубель, Танцующая Тамара, 1891, Черная акварель на картоне, Иллюстрация к «Демону» Михаила Лермонтова, Государственная Третьяковская галерея, Москва, Россия.

По мере того, как Врубель все больше и больше сосредотачивался на своем искусстве, он решил, что ему нужно сделать свои собственные открытия и найти предмет фундаментального масштаба, в конечном итоге обратившись к эпической поэме Михаила Лермонтова Демон в 1885 году. К середине 1885 года он уже был начал свое первое изображение Демона по поэме Лермонтова. Этот первый образ был разрушен Врубелем, но его влияние на более поздние воплощения Демона проявляется в глубине его идеи и выражения.

В мае 1890 года Врубель начал новую версию Демона, описывая его как «полуобнаженную, крылатую, юную, удрученно задумчивую фигуру, которая сидит, обняв колени, на фоне заката и созерцает цветущий луг. от которого к нему тянутся маленькие ветки, отягощенные цветами.[8] Он пришел к выводу, что это Демон сделает его знаменитым; это будет Демон из Сидящего Демона.

Литературные иллюстрации демона

У Врубеля было много источников вдохновения, из которых он черпал свои первые идеи относительно Демона, но именно в области литературы Врубель нашел то, что искал. С глубоким интересом к литературной и философской классике Врубель находил бесов в творчестве Николая Гоголя и Александра Пушкина.[9] Но, прежде всего, Врубель связывал образ Демона с каким-то романтическим, трансцендентным миром любви и смерти, и ничто не отражало этот идеал лучше, чем эпическая поэма Михаила Лермонтова Демон, , впервые опубликованная в 1842 году .

В 1891 году должно было быть издано несколько специальных юбилейных изданий стихотворений Лермонтова в честь пятидесятилетия со дня смерти поэта. К Врубелю обратились за иллюстрацией к изданию И. Н. Кушнерева.Для The Demon он предоставил двадцать две иллюстрации, выполненные акварелью и гуашью; одиннадцать из них были опубликованы. [10] Искусствовед Владимир Стасов писал об иллюстрациях Врубеля к стихотворению Лермонтова: «Врубель в своих« Бесах »дал нам самые ужасные примеры отвратительного и отталкивающего декаданса» [11]. Хотя многим не нравились иллюстрации Врубеля, особый выпуск теперь вспоминают и прославляют. за его творческий вклад. Демон, созданный Лермонтовым, стремился «воплотить дух изгнания», и это, более чем что-либо еще, способствовало развитию и точке зрения Демона Врубеля.

Рис. 4: Михаил Врубель, Всадник, 1891, Черная акварель на картоне, Иллюстрация к Демону Михаила Лермонтова, Государственная Третьяковская галерея, Москва, Россия.

Поэма начинается с демона, падшего ангела, летящего среди облаков. Летя, он видит внизу прекрасную царевну Тамару, в которую влюбляется (рис. 3). Пытаясь избежать своей одинокой участи, он решает соблазнить ее, но обнаруживает, что она помолвлена. Вскоре Демон разрывается между своей любовью к Тамаре и собственной деструктивной природой.Следуя своему сердцу, он отчаянно и сознательно желает смерти ее жениху (рис. 4). В трауре Тамара начинает новую жизнь в монастыре, где Демон следует за ней. Наконец, поддавшись его любви, они обнимаются, и она погибает в его объятиях (рис. 5). Демон со слезами на глазах наблюдает, как ангел уносит душу Тамары на небеса. В конце концов, Демон остается в одиноком, безлюдном состоянии, в котором он начинал (рис. 6). [12]

Изначально он был чистым существом, «счастливым первенцем творения», который теперь обременен вечным полетом, пока не видит танцующую Тамару.Сцена праздничная, в честь ее предстоящего замужества. Демон видит ее и тронут: «в его памяти сохранились радости, которые он знал выше». Он начинает ревновать к жениху и эгоистично убивает его. Он преследует Тамару, пока она, наконец, не сдастся. Из-за этого эгоизма Тамара умирает. Но даже после ее смерти Демон отказывается признать свою роль в ее кончине, предпочитая вместо этого продолжать восстание против мира. Существо Лермонтова впервые представляет собой представление о Демоне как об обычном человеке с его эгоистичными страстями, неконтролируемым аппетитом, трусливыми отказами и поглощенностью холода в себе самом.[13] Именно в этом Демоне Врубель нашел то, что стремился изобразить.

Рис. 5: Михаил Врубель, Тамара и Демон, 1891, Черная акварель на картоне, Иллюстрация к Демону Михаила Лермонтова, Государственная Третьяковская галерея, Москва, Россия.

«Демона» Врубеля, однако, следует рассматривать скорее как визуальную, а не буквальную интерпретацию Лермонтова. Демон Лермонтова высокомерен, высокомерен и горд; его любовь к Тамаре — это скорее навязчивая идея обладать кем-то, чем любить кого-то.Демон Врубеля, представленный в Demon Seated , пронизан символизмом, который «полон мыслей и всегда темен в своей глубине», становясь почти богоподобным в свои последние минуты, как это видно в Demon Downcast . Фактически, ни Demon Seated , ни Demon Downcast не иллюстрируют ни одного отрывка из повествования Лермонтова. Если литературное вдохновение можно увидеть в «Сидящий демон », то оно обнаружено в более раннем стихотворении Лермонтова 1829 года, озаглавленном «Мой демон»:

Среди опавших листьев стоит его неподвижный трон.
Там, среди тихого ветра, он сидит удрученный и мрачный. [15]

В этом литературная интерпретация может быть воспринята с той «неподвижной» стороной, которую Врубель выделил для выражения. Вы можете почувствовать пустоту и страдания, которые испытывает Демон. Его пропорции тела кажутся неуместными на фоне окружающего пейзажа. Его фигура как бы выходит за границы холста, вторгается в зрительское пространство. Тем не менее, благодаря детскому жесту, когда он держится за колени и смотрит вдаль от зрителя, он психологически самодостаточен.Мозаичное качество изображения пейзажа обеспечивает почти круговое движение по всему холсту от прессованных форм цветов справа до грозного сияния заката слева. На его глазу выступили слезы, одна из которых скатилась по щеке. Все это используется, чтобы передать человечность Демона и его стремление выйти за рамки банального. [16] Это был демон, которого Врубель считал непонятым. Вот фигура не тьмы, а света; доброжелательная, потусторонняя фигура, изгнанная с небес.

Как и Demon Seated , Demon Downcast имеет литературный аналог в Лермонтове. По словам Алин Исдебски-Притчард, Демон Врубеля в этой работе находится в книге Джона Мильтона «Потерянный рай» , источнике, использованном Лермонтовым для своего Демона. Сатана Милтона описывается как:

… изгнан с Небес…
… Бросился с головой, пылая с неземного неба…
… Он лежал побежденный, катаясь в огненной пропасти,
Ошеломленный, но бессмертный. Но его гибель
Принесла ему еще больший гнев; сейчас мысль
И утраченного счастья, и непреходящей боли
Мучает его: вокруг он бросает свои зловещие глаза,
Который засвидетельствовал огромное горе и тревогу,
Смешанный с упорной гордостью и стойкой ненавистью.[17]

Образы Мильтона словно проецируются прямо на холст Врубеля. Его судьба — бороться в своем собственном духе, оставаясь запертым на своем поле битвы. Он ужасен, уродлив и тверд, как камень. Он упал с большой высоты, и можно почувствовать и увидеть силу его столкновения с ландшафтом. Но его голова остается вертикальной, в тернистой короне, которая намекает на страдания Христа, и выражает глубокую экзистенциальную тревогу, которая все еще содержит великую гордость и решимость.

Рис. 6: Михаил Врубель, Демон и Ангел с душой Тамары, 1891, Черная акварель, белила на бумаге, Иллюстрация к Демону Михаила Лермонтова, Музей русского искусства, Ереван, Армения.

«Демон» Лермонтова содержал романтически-героические измерения, основанные на идеях и эмоциях, связанных со способностями человека к добру и злу. Его демон был иррациональным и сложным, встреча которого с Ангелом только усиливает его разрушительные побуждения. Врубель объяснил свое видение Демона «в целом неправильно понятым.Демона путают с дьяволом и злыми духами … Но «демон» означает «душа», и он воплощает вечную борьбу мятежного человеческого духа, ищущего примирения своих бурных страстей с познанием жизни, он не находит ответа на его сомнения либо на земле, либо на небе »[18]

«Демон» воплощает концепцию Врубеля о сущности души как активной и разрушительной в «вечной борьбе мятежного человеческого духа». и в творческом конфликте с миром. Демон подвергается страсти и мучениям; он является жертвой событий и своей реакции на них.Если фигура Демона кажется неожиданно мирной, то это контрастирует только с внутренними муками лермонтовского героя и со всеми последующими работами Врубеля на эту тему. Этот относительный покой выражается в положении Демона, почти геометрическом по своей устойчивости: широкая коническая масса, достигающая вершины головы, медленно поднимается через центр холста и смыкает руки и плечи внутри. форма алмаза. Само тело состоит из более мелких геометрических единиц, грани которых не представляют фактическую мышечную структуру, а являются их визуальными эквивалентами.Вещества не являются ни тканью, ни плотью; они скульптурны по своей сути. Детали плеча передают, как на самом деле тело состоит из массы независимых скульптурных единиц. Эти единицы имеют консистенцию какого-то темного твердого материала, а цвета — неопределенно-коричневые и серые. Масштаб картины делает этот прием очень очевидным. Внезапные скачки значения цвета создают плоскости, которые представляют собой единицы, образующие открытые объемы. Они, кажется, являются прообразом раннего кубизма, и общая фигура имеет структурную основу, лежащую в основе этого стиля.

Лицо Демона, изображенное в профиль, скорее задумчиво-печально, чем отчаянно. Его видимый глаз полон слез, а по носу скатывается большая слеза. Лермонтов использует слезы в стихотворении, чтобы выразить мгновенную свободу Демона от его обычного состояния отчуждения, и это выполняет аналогичную функцию для Врубеля. Это мера человечности Демона. Слезы также связаны с переживанием страдания, которое Врубель приветствовал как неотъемлемый аспект жизни. Помимо представления одинокого изгоя Лермонтова и борьбы разумной индивидуальной души между добрыми и злыми импульсами, Демон также является конкретной силой природы, уходящей корнями в материальную вселенную.

Демоны Врубеля в эпоху идей

Далеко не только литературное вдохновение, Врубель жил в быстро меняющуюся эпоху. Последние десятилетия XIX века в русской жизни и культуре были изменчивой смесью больших ожиданий и зловещих видений. Эта эпоха породила великие и непреходящие произведения искусства, поэзии и музыки, которые стали известны как Русский Серебряный век.

Русский Серебряный век с его оттенками искусства, сумерек и отраженного сияния луны и звезд обычно применяется к последним 25 годам царской культуры, 1892-1917 гг.[19] В течение девятнадцатого и двадцатого веков вера угасла, и несение чужого бремени лишило инициативы и самодостаточности. Глубоко дезориентированные люди начали нащупывать кратчайшие пути к утраченной уверенности, а для уязвимых и психологически нестабильных, появилась возможность экспериментировать с наркотиками, алкоголем и сексуальными извращениями. [20] Художники той эпохи хотели показать изолированность личности в мире уникальных чувств. Движение русских символистов стремилось соединить «пропасть, которая лежит между человеком и природой в современном мире.[21] Символизм является кульминацией этих исторических процессов, берущих начало в культе красоты через пессимизм. Путешествие художника внутрь себя в поисках устойчивости искалось в идеализации прошлого.

Этот путь должен был привести к новому принятию морального императива: будь то трагическое мужество, экзистенциальный выбор или принятие последствий креста Христова [22]. Но по мере того, как жесткие институты царской России разрушались, вновь обретенная свобода начала процветать, и волна современного искусства и идей прокатилась по стране, преодолевая пропасть между экзотическим прошлым и современным миром, что помогало информировать и обогащать Российский модернизм, отличающий его от аналогов.Он признал новое искусство и науку Запада, но изменил их с учетом местных обычаев, чтобы создать эклектичный микс традиций. Таким образом, русский символизм развился из нескольких идей, таких как отрицание мира явлений, поиск более первозданной художественной формы, выход за пределы установленных социальных и моральных кодексов и упор на внутренний мир [23].

Символисты приложили все усилия, чтобы избежать настоящего, оглядываясь назад на аркадский пейзаж первозданных мифов и басен или предвкушая утопический синтез искусства, религии и органической жизни.Он представлял собой целостное мировоззрение и образ жизни, который порождал сильные мечты, религиозные исследования, декоративную риторику и различные виды метафизического творчества. Акцент символистов на личном опыте и произведении искусства как отражении внутреннего мира был связан с их желанием создавать произведения, которые были бы эстетически уникальными, а также содержали бы элементы национального характера. Стремление к национальной идентичности сформировало их философию с упором на изучение природы и возрождение стилей средневековья и русского православия как источников вдохновения.Из-за такого поворота стиля и вдохновения русские символисты стремились выйти за пределы безличных условностей социально-политической реальности и ложного, миметического воспроизведения, чтобы достичь духовного плана существования [24]. Образы Врубеля пророков, святых и демонов выражают нервное напряжение и лихорадочную энергию русского Серебряного века [25].

В результате этой борьбы сформировалось несколько художественных кругов, у каждого из которых была своя повестка дня и свой способ выразить мир, который, как они видели, распадается перед ними.Одной из таких групп были члены-символисты «Мир искусства», или группа «Мир искусства». Эта группа художников стремилась оставить социальное и политическое отчуждение реальности для более субъективной, индивидуальной и выразительной формы личных чувств и мыслей, которые больше соответствовали доктрине символизма.

Основанный промышленником и предпринимателем Саввой Мамонтовым, кружок «Мир искусства» обратил внимание на художественное ремесло, культ ретроспективной красоты и дистанцировался от бед социально-политической реальности.Основная надежда World of Art заключалась в создании нового художественного кода посредством признания и повторного открытия ушедших культур. [26]

Для участников Мир искусства, произведение искусства важно не само по себе, а как выражение личности художника. Их больше интересовала творческая личность, чем конечный продукт. Они хотели, чтобы искусство было абсолютно свободным от всех поставленных задач и предрешенных выводов, где каждый ответ должен был исходить из собственного, субъективного опыта художника.[27] Многие увидят в работе Врубеля воплощение архаичного и чистого состояния и элементарной сплоченности, отсутствующей в несовершенной ткани современного общества. [28] Врубель нашел пристанище в группе «Мир искусства », но все же сохранил свой собственный стиль с тенденцией к миру фантазий и живописных сказок, своего рода мистической символики [29].

Из-за его склонности к индивидуальности искусство Врубеля часто не соответствовало возрасту, а его визуальная реальность противоречила другим символистам.Желая изобразить эмоцию или идею, а не простую сцену, его работы являются свидетельством глубокой, жгучей индивидуальности и многогранного символизма, уходящего корнями в классическую традицию, но постоянно обращающегося в будущее. [30]

Джон Боулт называет Врубеля самым оригинальным художником русского Серебряного века, чье «плодородное воображение» создавало работы чрезвычайной силы и оригинальности. Врубель подходил к живописи как к постоянному процессу экспериментирования, снова и снова возвращаясь к своим холстам, стирая, перекрашивая, видоизменяя.Его неутомимая реструктуризация форм, высвобождение орнаментальной энергии и интенсивная обработка поверхности побудили критиков говорить о кристаллических образованиях и «кубистической» грани его картины, к которой несут странные гранильные цветы в его Demon Seated сильное свидетельство. [31]

В творчестве Врубеля чувствуется легкость и мечтательность. Врубель разработал мистический и интуитивный взгляд на славянскую душу, придав его работам квазирелигиозный и мистический идеализм по внешнему виду.Протомодернист, Врубель стремился гармонизировать фигуры в их ландшафте, используя сильные окружающие цветовые настроения. В мозаичных структурах, более свободном обращении и декоративном масштабе своих работ он обнаружил стремление к аналогии с музыкой, их опору на настроение выше содержания. [32]

Врубель также понимал, как образы мифов и легенд впервые сформировались в народном воображении, появившись из узловатых форм деревьев, присевшей силы камня и валунов и игры жизни и воздуха в подбрасывании цветов.Врубель увлекался и стремился показать «русскую природу и человеческие типы, нашу настоящую жизнь, наше прошлое, наши фантазии, мечты и веру» [33]. Самым важным было уловить момент, передать настроение.

Как символ, значение, которое принял Демон, изменилось по мере того, как понимание мира Врубелем распалось. Следовательно, Демон стал психологическим портретом, который естественно существовал в реальном и современном ландшафте, давая зрителю возможность постепенно проникать в его таинственный мир.[34] Врубель «« Сидящий демон »» начинается как олицетворение романтического духа, полного надежды и поиска любви, красоты, гармонии и истины. Он находит это в любви женщины, но быстро теряет ее. В конце концов, он раздавлен, разочарован и изгнан в мир, в котором для него нет места. Повсюду Врубель как-то умеет передать двойственность эпохи странным сочетанием грусти и уныния, характерных для символизма, а также формы интеллектуальной надежды и романтизма.Развитие Врубелем темы Демона демонстрирует его технику демонстрации того, как визуальные, психологические и философские идеи того времени могут взаимодействовать как выражение творческого процесса [35].

Контраст в Demon Seated и Demon Downcast , разделенных всего лишь двенадцатью годами, демонстрирует, насколько многое может измениться за короткое время. Врубель умел показать сочетание нервного беспокойства того времени с монументальностью прошлого [36]. Когда Врубель начал писать «Сидящий демон», современное искусство в России только начало процветать.Социальная реформа, быстрая индустриализация и растущее недовольство царским режимом — лишь несколько примеров, описывающих этот тяжелый, мрачный период ожиданий, сомнений и отчаяния, который заставил художника усовершенствовать человеческую индивидуальность, смертность и одиночество, как это было в году. Сидящий демон . [37] Врубель искал опыт и предмет, выходящий за рамки нормы, и исследовал духовный мистицизм через глубокий самоанализ и осознание подсознания. [38] Врубель, как указывает Боулт, сравнивал духовные муки века с суждениями прошлого, выдержавшими испытание временем, исследуя концепции насилия, отрицания, шока и утопического видения.[39] Его Demon Downcast представлял трагедию интеллигенции, которая искала знания и свободы, и в этой борьбе между опытом, ошибками и изобретениями они искали самопознание. [40] Этот Демон раскрывает наивысшее стремление индивидуальной души, когда она изо всех сил пытается преодолеть социальное давление банальности. [41] По словам Александра Блока, поэта-символиста и современника Врубеля, Демон стал «символом времени… духом восстания против общества и посредником в иных мирах.”[42]

Подобно тому, как Демон Сидящий демон представляет эпоху Врубеля, так Демон Поверженный демон полностью представляет эпоху. Левая часть изображения, хотя на первый взгляд хаотичная, выражает ощущение спокойствия в плавном движении крыльев и камней. Эта умиротворяющая атмосфера помогает несколько замаскировать бурный хаос острых углов и ломаных линий, образующихся справа. Решительное, но испуганное выражение, сломанные формы тела и ландшафта, действуют как видение конца старого порядка и усиливающейся воли к опрокидыванию и разрушению.[43] Demon Downcast совпал с тем временем, когда «искусство изо всех сил пыталось иллюзировать душу и разбудить ее от мелочей банального с помощью мощных образов». [44] Полученное изображение отображает борьбу между бесконечная и вечная личность. Его испуганное выражение лица и сломанная форма — это видения конца старого порядка и обостренной воли к опрокидыванию и разрушению. Этот Демон представляет собой архетип: поиск универсального и трагического в природе с предопределенным грехопадением.Его судьба — бороться в собственном духе. Он ужасно деформирован и имеет твердость камня. Предполагается, что сам Врубель предвидел надвигающийся апокалиптический кризис с жестокими, прерывистыми и противоположными ритмами тела и ландшафта. [45]

Демон мира Врубеля был, как и он, отвергнут повседневностью и оставался только для созерцания собственной души. [46] Для разрушительных страстей времен Врубеля молодая задумчивая фигура «Сидящий демон » олицетворяла новый дух самовосстановления.Он осознает свою уникальность и смотрит на свет в поисках обновления. Он представляет собой сочетание огромной силы и бессилия. Этот Демон, как утверждает Михаил Герман, обладает и «здоровьем и силой, и радикальным пессимизмом», но в то же время «пламенной верой в искупление». [47]

В противоположность этому, Демон из Demon Downcast является представлением социальной несправедливости человека, который освободил свой разум и чувства только для того, чтобы более остро осознавать страдания смертности в «несотворенной, бессмысленной пустоте существования».[48] ​​Он — подавленная мечта, ненужная сила и одиночество, которые Врубель позволяет проникнуть в зрителя через язык живописи. С помощью Demon Downcast он смог передать в одном мотиве драму эпохи и дилемму вечности, оставаясь при этом самим собой и индивидуальностью.

Философия в Demon Seated and Demon Downcast

Полагая, что художественная деятельность — это больше, чем размышление о природе, но также и интеллектуальное стремление, Врубель стал ярым последователем как Артура Шопенгауэра, так и Фридриха Ницше.[49] «Демон» Врубеля олицетворяет «Воля против репрезентации» Шопенгауэра и противопоставление аполлонических и дионисических концепций Ницше. Оба теоретика отстаивали способы преодоления наполненного разочарованием и неизбежно болезненного состояния человека с помощью художественных форм осознания. Это осознание проявляется через концепцию дионисийской воли инстинктивных желаний и аполлоническое представление рациональности, которое предполагает, что где-то среди морального порядка и трезвой рациональности культуры находится жизненная сила, содержащая эмоциональную, изначальную природу человека, которую культура подавляет.Художник может попытаться преодолеть этот разрыв между правдой природы и мифом о культуре, таким образом найдя способ пройти через жизненные страдания и достичь красоты [50].

Теория Воли и Представления Артура Шопенгауэра содержит несколько ключевых элементов, которые можно успешно применить к работе Врубеля. Общая концепция его теории состоит в том, что Репрезентация — это мир, каким он представляется уму. Это также можно назвать Идеей. Воля — это мир, существующий вне мысли, за миром явлений.[51]

Мир как Воля не поддается описанию, потому что мы не можем знать о нем ничего конкретного и, следовательно, является основной трансцендентной основой мира как Идеи или Представления. Шопенгауэр предполагает, что возможно, по крайней мере, без репрезентации, прийти к пониманию мира как Воли. Он предполагает, что мы можем только испытать преходящий мир случайного появления, индивидуализированный врожденными категориями и концепциями ума, в соответствии с принципом достаточного основания, в котором истинное нетрансцендентальное объяснение существует для каждого аспекта мира как Репрезентации.[52] Таким образом, можно выйти за рамки знания о трансцендентной реальности, указав другое чувство нерепрезентативного знания о вещи-в-себе, и определив область применения, в которой это «знание» может функционировать, становясь «не просто познанием. субъектом, но мы сами находимся в числе тех реальностей, которые нам необходимо знать, что мы сами являемся вещью в себе »[53]

Реальный мир, независимый от разума, известен как вещь в себе. Вещь в себе, как Воля, является внутренней природой всего и описывается как чудовищное слепое побуждение, неиндивидуализированная сила и мощь или бесконечное ненаправленное стремление.Доступ к вещи-в-себе — это индивидуальная эмпирическая воля, которую мы испытываем в повседневном желании и желании, и именно в результате разочарования наших желаний и желаний мы приобретаем некоторое представление о мире как о Воле. Опыт воли раскрывает природу реальности как все, что непосредственно объективизирует желание, стремление, побуждение. Однако существует тонкое различие между знанием в узком смысле, для которого вещь в себе непознаваема репрезентативно, и нерепрезентативным знанием, которое приобретается не обычным познанием, а прямым знакомством с желанием как наиболее прямым проявлением реальность в мире внешнего вида.Воля как вещь в себе раскрывается только непредставительно в том, что Шопенгауэр описал как мистическое переживание [54].

Demon Seated иллюстрирует мир Представления Шопенгауэра, тогда как Demon Downcast иллюстрирует мир Воли. Хотя природа и фигура Демона в Demon Seated, несколько фрагментированы, изображение по-прежнему представляет объекты, которые действительно существуют в реальном мире внешнего вида. Фигура Демона демонстрирует спокойную сдержанность, хотя его сильное мускулистое тело напряжено.Физически он кажется находящимся на грани атаки, но, хотя он выглядит напряженным, его плечи опущены, и он сидит в детской позе, в то время как несчастное выражение на его лице говорит о том, что его склонность к самоуничтожению обездвижена. . [55]

Демон на этом изображении представляет мир как Идею или Представление. Его тело, хотя и фрагментированное по внешнему виду, соразмерно среднему человеческому существу. Он испытывает настоящую печаль, сидя на вершине мира, глядя так далеко, как он может видеть, но не глядя дальше того, что лежит внутри него.Он созерцает мир и приходит к пониманию того, что можно найти кое-что еще; не только цветы, окружающие его, чтобы уберечь его, или огненный закат позади него, который стремится уничтожить. Он должен решить, хочет ли он остаться в безопасности там, где он находится, или осмелиться сделать новые подношения и отправиться в неизведанное. Слеза, катящаяся по его щеке, может указывать на его выбор: катиться против ветра и рискнуть выбраться в пустоту, зная, что, вероятно, не будет точки, в которой он мог бы вернуться к отражающему существу, которым он является, сидя там. среди безопасности пейзажа.

Напротив, падение Демона в Demon Downcast раскрывает главную идею Воли, которая заключается в стремлении к несуществующей цели. Он разбился среди странного горного ландшафта, приземлившись в неестественной позе, но его голова остается вертикальной. Его глаза обладают эмоциями, отличными от глаз в Demon Seated; он увидел, как на самом деле действует мир, и печаль, которую он когда-то испытывал, теперь заменена ненавистью. Его личное путешествие привело его к свидетельству и опыту всего, что может предложить мир, однако высшее приношение любви было жестоко отвергнуто.Потеряв эту любовь, он теперь должен бродить по земле одиноким и пустынным, и ему нечего делать, кроме как размышлять о своей неспособности превзойти свою обреченную судьбу.

Демон на этом изображении является представителем вещи-в-себе, и он осознал, что благодаря своим чудовищным слепым побуждениям он фактически стал вещью-в-себе: Волей. Он получил доступ к Уиллу благодаря своему желанию любви и разочарованию из-за невозможности достичь и сохранить эту любовь. Он испытал свой собственный мистический опыт во время короткой встречи с Тамарой, когда она погибла на его руках и была взята на небеса ангелом.Он позволил этому опыту проникнуть в его существо, и новая эмоция, отображаемая на его лице, свидетельствует об этом трагическом повороте событий. Он позволил гневу овладеть собой, что только заставило его все больше и больше падать от благодати. Падение не приносит смерти, как он хотел, а, напротив, приносит только больше страданий с мучительным осознанием его собственного бессмертия. [56]

Демон может получить понимание этого опыта, если пожелает, двумя способами: аскетическим и моральным страданием и самоотречением или посредством эстетического созерцания.Страдания очевидны как в Demon Seated , так и в Demon Downcast, , хотя каждый из них представляет собой разные формы страдания. Страдание, присутствующее в «Сидящий демон» , — это страдание, которое оказывается лично неприемлемым. Посредством эстетического созерцания демон на мгновение освобождается от репрезентативного мира и получает возможность осознать, что жизнь по сути полна страданий. Это наблюдение — то, что отправляет Демона на поиски нового и отличного от него мира, в котором есть облегчение от боли.Путешествие, которое он в конечном итоге продолжает, приводит его к форме страдания, увиденной в Demon Downcast . Демон больше не заботится о жизни, своей или какой-либо другой. Поскольку он больше ничего не желает, он больше не подвержен страданиям, какими бы временными они ни были.

Именно здесь Шопенгауэр вводит идеи прекрасного и возвышенного. Шопенгауэр описывает красоту как естественную форму идеи, которая появляется без усилий. Для него красота определяется как естественная форма идей и проявляется без усилий, тогда как возвышенное определяется отношениями и эмоциональными реакциями Воли по отношению к миру как Идеи и требует чувства удовлетворения, которое возникает только в результате борьбы и победы. воля.[57]

Сидящий демон демонстрирует идею красоты. Вот естественные формы мира, созданные природой и не тронутые рукой человека. Отображая красоту, изображение также дает представление о возвышенном. В истинном, буквальном смысле, Демон сидит «продукт трепета при созерцании огромных расстояний в пространстве и времени», оценивая необъятность мира перед ним.

Demon Downcast полностью представляет собой динамичное возвышенное с его великим и ужасающим противостоянием с силами природы.Хотя он больше не трепещет перед тайной природы, он раздавлен, прежде чем ей угрожает сила, способная уничтожить его в любой момент.

Хотя оба изображения производят разное впечатление возвышенного, они оба в конечном итоге создают одно и то же чувство: угрозу уничтожения. Оба изображения Демона представляют собой «неподвижного наблюдателя» сцены, в которой он лежит, осознающего, что он «беспомощен перед могущественной природой» и «брошен на произвол судьбы», зная, что «малейшее прикосновение этих сил может уничтожить».”[58]

У них обоих также другая форма трагического опыта. Демон, увиденный в эпизоде ​​ «Сидящий демон », представляет собой изображение трагедии, в которой, видя возвышенное в природе, он решает отвернуться от интересов мира и позволить своей интуиции взять верх. Демон из Demon Downcast — это катастрофическая трагедия, когда демон больше не стремится жить, а вместо этого отворачивается от своей воли к жизни.

Очертания, которые люди навязывают вещам, заставляют объект или событие повернуться против самого себя, поглотить себя и совершить насилие над собой.Это насилие заставляет человека искать покоя, и для Врубеля единственным средством достижения этого было художественное оформление. Через акт созидания Врубель полагал, что он придет к пониманию абстрактных форм чувств повседневных обстоятельств, в которых он тогда сможет воспринимать жизнь без бремени, которое обычно вызывает страдание. Он хотел верить, что выйдет на другую сторону, что он, по словам Шопенгауэра, «пройдет через адские огни и испытает темную ночь души, когда его универсальное я борется против его индивидуализированного и физического я». чтобы войти в «трансцендентное сознание небесного покоя».[59] Этот поиск можно найти в Demon Seated , и его результат очевиден в Demon Downcast.

Сидящий демон — это видение заблудшей души, меланхоличной фигуры, которая ушла в замкнутый мир, окутанный тенями и охраняемый природой. [60] Он сидит там, глядя вдаль, в созерцании вечного. Цифра в Demon Downcast больше не рассматривается. Он был изгнан, изолирован, дематериализован и выхолощен из-за своей склонности к разрушению, а также из-за своей вины за свою роль в гибели Тамары.Это раздавленное, падающее в обморок тело с трагическими глазами; чистый дух, который вырисовывается из тумана, наконец доминирующий. [61] Есть ощущение более глубокой и болезненной реальности; необъятная и всепроникающая атмосфера, нематериальная и таинственная. Этот демон воплощает концепцию Врубеля о сущности души как активной и разрушительной в «вечной борьбе мятежного человеческого духа» и в творческом конфликте с миром [62].

Человеческие желания, которые мотивируют человеческую волю, намного превосходят их сиюминутное удовлетворение; человек обречен страдать, а удовольствие — всего лишь приостановка боли; передышка от человеческого состояния может быть достигнута только путем дистанцирования «я» от мирских забот.Изображения отражают отчаяние, а также надежды и чаяния поколения, покинувшего общество, которое они презирали. Настроение разочарования в политике, неудовлетворенность материализмом и поиск смысла заставили художников отказаться от традиционных академических способов выражения и отправиться на поиски нового языка духа в искусстве [63].

Ницше понимает искусство как основной преобразующий импульс, известный человеческому опыту. Он предположил, что само искусство как непризнанный катализатор социальных изменений, роста и преображения имеет для него искупительную ценность.Он заявляет, что, создавая искусство, мы активно способствуем построению порядка и смысла в мире и тем самым освобождаем себя от подчинения авторитету вечных и неизменных ценностей мира. Разоблачая отсутствие ценностей, отвергая их ложный авторитет и оправдывая порядок и значение объектов и событий, мы видим, как мы трансформируем наши отношения к себе и событиям [64].

Аполлонические и дионисийские диалоги в демонах

Идеи Ницше сосредоточены на концепции аполлонического и дионисийского.Происхождение трагедии, охватываемой этой теорией, разворачивается в результате борьбы двух сил: Аполлона и Диониса. Аполлон олицетворяет стремление к различию, дискретности и индивидуальности. Он движется к установлению и уважению границ и ограничений и учит этике умеренности и самоконтроля. Художник Apolline воспевает индивидуальность, создавая привлекательные образы людей, вещей и событий. Дионис, однако, олицетворяет стремление к выходу за пределы, разрушению границ, разрушению индивидуальности и избытку.[65]

Аполлоническая концепция касается познавательной деятельности и осознания общих форм. Дионисийская концепция связана с движением и сексуальностью, опьянением и отсутствием четкой индивидуализации личности. Ницше представляет как аполлоническое, так и дионисийское как естественные влечения в человеческой природе. Аполлоническая деятельность не является отстраненной и хладнокровно созерцательной, а является ответом на насущную человеческую потребность, а именно, необходимость разграничить внутренне неупорядоченный мир, сделав его понятным для нас самих.Вся наша познавательная деятельность, включая логические рассуждения, абстрагирование и обобщающие тенденции, глубоко практична и является способами, с помощью которых мы пытаемся овладеть миром и обезопасить себя в нем. Таким образом, аполлоническая деятельность тонко не шопенгауэровская, поскольку вместо того, чтобы просто выражать идеализм в представлении Шопенгауэра, теперь она подчеркивает, что эта деятельность успешна только через самообман: осуществив упорядочение, мы убеждаем себя, что это действительно каков мир.Дионисийская деятельность — это влечение, требующее удовлетворения, но оно не лишено интеллекта и не лишено познавательной активности. Дионисийский опыт — это опыт очарования, очарования и обостренного осознания свободы, гармонии и единства. [66]

Михаил Врубель, Сидящий демон, 1890, холст, масло, Государственная Третьяковская галерея, Москва, Россия.

В основном внешний вид Сидящий демон — образ Аполлонии. Сидящий демон показывает спокойное, задумчивое и познавательное существо. Из-за напряжения, наблюдаемого в мускулах его тела, ясно, что он пытается умеренность и самоконтроль; он еще не на своем разрушительном пути.Он мечтает о том, какой могла бы быть жизнь, если бы он смог испытать и осознать все то хорошее, что жизнь может предложить. Он совершенно не уверен в своей жизни и уме, но, кажется, вполне доволен, хотя и немного грустен, когда смотрит вдаль. Хотя неизвестно, о чем он думает, можно предположить, что он размышляет о своей жизни и пытается выяснить, где он ошибся; попытка найти какое-то логическое объяснение тому, что он сделал; за его действия, которые причинили боль другим, а также ему самому.Этот демон пытается выяснить свое место в мире и не уверен, где его будущее, но на данный момент он окружен некоторым облегчением, окутанным удобствами природы с большими цветами справа от холста. Тем не менее, даже при таком подобии безопасности, дионисийца также можно увидеть на этом изображении.

Дионисийский аспект «Сидящий демон» виден в основном слева от холста, а также в теле Демона. Как уже упоминалось, в его теле есть большое напряжение, которое на данный момент сдерживается аполлоническим желанием верить в то, что существует причина того, как устроен мир.Здесь демон олицетворяет самообман, который, по словам Ницше, создан фикцией аполлонического видения. Но напряжение в его теле показывает разочарование в таком мире, а его голова отвернулась от красоты цветов, а также намекает на то, что должно произойти с Демоном. Ярость заката позади него, к которому он полулидж, предсказывает жизнь, которую он в конечном итоге выберет. Он разочарован в мире внешнего вида и решает раскрыть то, что мы так часто скрываем от самих себя.Его судьба — не судьба разума или красоты, а судьба безудержного желания.

Demon Downcast, , с другой стороны, полностью воплощает дионисийское стремление и растворение границ. Изображение целиком информирует зрителя об окончательном исходе путешествия, которое он начал в «Сидящий демон». Вот существо, которое больше не является разумным, здравомыслящим существом; сейчас он находится на уровне экстаза, который стер все то, что когда-то было очаровательно в аполлоническом видении. Визуально изображение его тела и горный пейзаж, в котором он был брошен, сливаются друг с другом, и различия между ними становятся трудно различимыми.Психологически этот Демон уничтожил себя. Он воплощение разрушения индивидуальности и излишеств. Дионисийский опыт свободы и очарования, соблазнявший его вначале, привел к бессистемному существованию, в котором гармония и единство больше не сосуществуют. Он попытался стать и попытался превратить себя в произведение искусства, но, как и в случае с большинством дионисийских переживаний, он позволил Аполлонию ускользнуть, и на его пути остались только неудачи, дезориентация и разрушение.

Эта двойная сущность демона, его одновременно аполлоническая и дионисическая природа, могла быть выражена словами Ницше как «все существующее справедливо и несправедливо и одинаково оправдано в обоих отношениях». Это мир, который Демон создал для себя; что он всегда должен называть свой мир. [67]

В «К психологии художника» в Сумерки идолов, Ницше утверждает, что «для существования искусства, для существования любого вида эстетической активности или восприятия необходимо определенное физиологическое предварительное условие: интоксикация.[68] Таким образом, Ницше сообщает нам, что для того, чтобы создавать и воспринимать искусство, мы должны следовать за Дионисом. Деструктивные, примитивные силы, которыми является Дионис, также являются частью нас, и удовольствие, которое мы получаем от них, является реальным, и его нельзя отрицать. Эти импульсы нельзя просто игнорировать, устранять, подавлять или полностью контролировать; так или иначе они получат должное, и неспособность распознать их в конечном итоге даст им полную свободу действий для самовыражения с особой силой и разрушительностью. Создаваемое изначальное единство подобно ребенку, который бессмысленно и бессистемно создает формы и формы, а затем разрушает их, получая одинаковое удовольствие в обеих частях процесса, как в создании, так и в разрушении.[69]

Как уже говорилось, оба типа Demon Seated и Demon Downcast обладают дионисийскими качествами. Демон Сидящий демон пытается отрицать ту часть себя, которая является дионисийской. Он изо всех сил пытается игнорировать и подавлять эти желания, но, как видно, его слезы выдают его, потому что он уже знает, что потерпит неудачу в этом начинании и что Дионис возьмет на себя полный контроль. Из-за своей первоначальной неспособности распознать эти инстинкты, Демон из Demon Downcast является тем выражением дионисийского человека, которому была дана полная свобода, и он действительно является особой силой деструктивности.

Demon Downcast — это романтический финал: сломан, рухнул, вернулся и простёрся ниц перед старой верой, перед старым богом. Здесь Демон показывает нам отражение вечной, первобытной боли, но в то же время сияющее, парящее в чистейшем блаженстве и в широко распахнутом созерцании, свободное от всякой боли. Великолепным жестом он показывает нам, что весь мир агонии необходим для того, чтобы заставить человека порождать освобождающее и искупительное видение. Он полностью слился с изначальным единством, с его болью и противоречием; ничего, кроме первичной боли и первичного ее эха.[70]

В творческой деятельности мы находим источник того, что действительно прекрасно в жизни, и если мы можем найти в этом ценность и свой собственный смысл, мы сможем любить себя и любить жизнь. Таким образом, искусство — великая антипессимистическая форма жизни, великая альтернатива отрицанию и смирению, а также великое средство сделать жизнь возможной, великое соблазнение к жизни, великий стимулятор жизни: «Искусство как искупление человек действия — из тех, кто не только видит ужасающий и сомнительный характер существования, но и живет им, хочет жить им, трагический воинственный человек, герой … Искусство как искупление страдальца — как путь к состояниям, в которых страдание является волевым, преображенным, обожествленным, где страдание является формой великого восторга … Создается высшее состояние утверждения существования, из которого нельзя исключить высшую степень боли: трагически-дионисийское состояние .”[71]

И Аполлон, и Дионис присутствуют в каждом человеке. Напряжение между ними является особенно творческим, и их сочетание является частью защиты от пессимизма и жизненного отчаяния. Трагедия утешает нас и соблазняет продолжать жить. Жизнь в современном мире лишена единства, последовательности и осмысленности; жизни и личности фрагментированы, и им не хватает способности естественным образом отождествлять себя со своим обществом. Как люди, мы наслаждаемся трагедией, чтобы понять ритуал самоуничтожения и понять условия жизни человека.Мы получаем удовольствие от своей кончины так же, как и от других, потому что растворение идентичности ужасно и доставляет удовольствие. [72]

Аполлонийцы и дионисийцы отмечают свое примирение в трагедии. И аполлонические, и дионисийские элементы разделяют друг друга, особенно если они когда-либо соединятся. Аполлон пытается скрыть оптимизм Диониса и в процессе создает трагедию. Он пытается превратить отталкивающие мысли об ужасных и абсурдных аспектах существования в представления, с которыми можно жить.Эти представления являются возвышенными и комичными, посредством которых ужасное укрощается, а отвращение к абсурду высвобождается художественными средствами [73].

Трагедия показывает зрителю, потому что он «пристальным взглядом вгляделся в ужасный, разрушительный хаос так называемой мировой истории и увидел жестокость природы», что все, что «возникает, должно быть готово к печальный конец », и мы вынуждены заглянуть в« ужасы индивидуального существования »[74]. Контролируемое уничтожение трагического героя подтверждает, что индивидуация является первопричиной всех страданий.Зритель находит удовольствие в красоте и иллюзии осмысленности, потому что он становится свидетелем страданий трагической фигуры со стороны. Наша внутренняя сила и дионисийский смех должны стать нашим средством преодоления трагедии. [75]

Сидящий демон показывает сильное напряжение между Аполлоном и Дионисом. Этот Демон знает, что мир фрагментирован, представлен фрагментированными цветами рядом с ним, и что в современной жизни нет единства или согласованности.Ему не хватает способности идентифицировать себя со своим обществом, и поэтому он отвернулся от него, как в прямом, так и в переносном смысле. Демон Сидящий демон обнаружил в себе вызывающую веру в то, что он может создавать людей и уничтожать богов, и что его высшая мудрость позволила ему это сделать, за что теперь он вынужден покаяться, вечно страдая. Он восседает в безмятежности творения вопреки всем катастрофам и представляет собой просто яркое изображение облаков и неба, отраженных в темном море печали.Он обеспокоен, но не безутешен, поскольку он на некоторое время стоит в стороне как созерцательный дух, которому позволено наблюдать огромную борьбу и переходы существования. [76] Он обнаружил заблуждение, что мысль проникает в самые глубокие бездны понимания существования, но для того, чтобы Демон даже мечтал исправить это, он сам в этот момент должен превратиться в искусство.

Демон Сидящий демон — человек действия. Он смотрит в сторону от мира безопасности и смотрит в мир ужаса.Он ставит под сомнение характер существования и медленно приходит к пониманию того, что все его существование покоится на скрытой основе страдания. Он начинает примириться с решением, в котором, по его мнению, он, вероятно, не имел права голоса: решение жить дионисийской жизнью и стать воплощением трагедии.

Демон Demon Downcast — страдалец. Он испытывает сильную боль, но даже несмотря на всю эту боль, его голова держится прямо, вызывающе, и можно представить зловещий вид восторга от его падения.Демон, увиденный здесь, достиг «трагически-дионисийского состояния», наслаждаясь собственной кончиной. Его глаза смотрят с грустью, замешательством и вызовом после того, что исчезло, потому что то, что они видят, похоже на то, что вышло из ямы в золотой свет, такое пышно живое, такое неизмеримое и полное тоски. Трагедия сидит посреди всего этого, испытывая восторг в возвышенном экстазе, слушая далекое меланхолическое пение заблуждения и горя. Этот Демон теперь является одним из тех существ, которые сражались на войне, которым по необходимости нужна трагедия как восстанавливающая сила.Чтобы достичь великолепного сочетания, которое одновременно зажигает дух и вызывает настроение созерцания, он должен теперь вспомнить огромную силу трагедии, чтобы стимулировать, очищать и разрядить всю свою жизнь. [77] Теперь он смиряется со своим печальным концом, глядя на ужасы существования.

Демон Врубеля, представленный как в Demon Seated , так и в Demon Downcast , представляет мир как освобождение и искупление Бога, совершаемое каждое мгновение, как вечно изменяющееся, вечно новое видение самого страдающего существа из всех. , существо, наиболее полное противоположностей и противоречий, способное искупить и освободить себя только на вид.

Демон, оба в Demon Seated и Demon Downcast — воплощение Диониса и никогда не перестает быть трагическим героем, запутанным в сетях индивидуальной воли. Он считает себя искушенным и способным к аполлоническому мастерству, ненадолго поднимаясь еще раз в Demon Seated , как раненый герой, и ко времени его последнего спуска в Demon Downcast весь свой избыток силы вместе с мудрое спокойствие умирающего горит в его глазах последним и могучим блеском.Вот демон, опьяненный Дионисом, ставший произведением искусства. [78]

Демон может даже рассматриваться как ранний прототип нигилиста, блуждающего без реального смысла, цели или ценности в своей жизни. Не обращая внимания на мораль, он отвергает Бога и пытается преодолеть свою депрессию через самоуничтожение. [79] Демон буквально разорван на куски в Demon Downcast , но из-за неповиновения в его глазах он полон решимости преодолеть эту проблему, возродившись снова.Лежа ниц на фоне фрагментированного ландшафта, Демон выходит из своего дионисического опьянения, чтобы стать свидетелем ужаса всего, что он сделал. Его взгляд устремлен вдаль, где на мгновение он думает, что может выйти из своего разрушительного состояния и стать свидетелем возвышенного и трагического, как он однажды сделал в Demon Seated . Однако этот момент краток, и Демон быстро возвращается к абсурдности строго дионисийского существования.

Очевидно, что Врубель восхищался культом Ницше трагического, иррационального, дисгармоничного мира и в своем искусстве пытался найти способ соединить Аполлона и Диониса.Он был глубоко привержен идее о том, что мир не является стабильным и постоянным, а скорее постоянно меняется, неустойчиво и проблематично. Художественный гений должен созерцать идеи и создавать искусство, которое изображает их в более понятной манере, тем самым передавая видение тем, кто не в силах увидеть и подняться над обществом, в котором они живут. [80]

Достойное безумие Врубеля

К сожалению, Врубелю не удалось полностью создать то, что описал Ницше, отчасти из-за неспособности преодолеть свою собственную личную историю.На протяжении 1880-х и 1890-х годов нельзя отрицать, что Врубель был изолированной фигурой. К концу века, даже после того, как было получено несколько высокопоставленных заказов, в том числе поручение предоставить иллюстрации для специального юбилейного издания Кушнерева работы Лермонтова, люди все еще не знали о его работе [81]. И те немногие, кто это сделал, его работа не получила одобрения. Все, что видели люди, было безумием и чудовищем. Его часто называли наивным, бессвязным и диким. Его единственное утешение — то, что его работа была оценена небольшой группой просвещенных покровителей.[82] Александр Бенуа, такой же символист и участник «Мир искусства », полагал, что причина его отсутствия успеха заключалась в том, что он был определением настоящего декадента, видящего реальность через «духовную призму», которая проходила между его внешним миром и его внутренний мир, где жили его самые преданные воспоминания и привязанности. [83] Но по большей части внезапно показалось, что тема неудач Врубеля в отношении Демона была слишком реальной.

Период до начала его болезни в начале 1902 года был периодом интенсивной деятельности, отмеченной противоположными переживаниями растущего признания, поношения и пренебрежения, на все из которых Врубель все чаще реагировал.К концу 1901 года, неспособный терпеть противоречия, неспособный спать и постоянно разговаривать, Врубель стал жестоким, возбудимым, сварливым и одержимым утверждением своего гения. У него появилось чувство религиозной вины, которое искупалось отсутствием еды и отдыха. Между 1903 и 1905 годами болезнь Врубеля продолжала меняться, отмечаясь резкими перепадами настроения и поведения, а также слышимостью голосов. В мае 1903 года его сын заболел легочной болезнью и внезапно умер. Смерть сына причинила ему большие мучения, считая, что это наказание за его прошлые проступки.После марта 1905 года он оставался постоянно госпитализирован. До тех пор, пока его видение и координация полностью не перестали действовать в феврале 1906 года, Врубель оставался творчески активным, лишь краткие периоды, когда его работа страдала. Он умер в апреле 1910 года. К сожалению, его болезнь принесла ему наибольшее признание и похвалу за всю его карьеру, с его первой персональной выставкой в ​​Киеве в 1910 году, на которой было показано около 114 объектов [84]. Многие называют последние десятилетия XIX века «эпохой Врубеля».

Demon Downcast была последней работой на тему Демона до того, как он был помещен в психиатрическую клинику.Демон Demon Downcast воплощает дуальности эпохи; он небо и земля, восток и запад, мужчина и женщина, благородство и отчаяние, радость и страдание. Этот Демон — кульминация трагического личного путешествия и предчувствие надвигающейся вселенской катастрофы. Он является высшим выражением шизофренического чувства бытия и становления Врубеля, совпадающего с началом безумия, из которого не было возврата [85]. Безумие все более и более приближалось к нему, и он не мог отложить работу в сторону, как если бы создание самой работы было тем, что удерживало его от полного краха.[86] К этому времени Демон стал ассоциироваться со священным безумием художественного вдохновения. И Врубель, и его Демон двусмысленны и противоречивы, поглощены гордостью и ненавистью к себе; он творец и разрушитель; муза и преданный последователь. Демон олицетворяет мятежный человеческий дух в вечной борьбе за примирение конфликтующих страстей и поиске знаний, но неспособный найти какие-либо ответы на земле или на небесах. Врубель интериорировал этот дух, впитал и ассимилировал его в свою человеческую ткань.[87] Оба переживают момент откровения с осознанием того, что мир не одномерен и беден, а прозрачен и свободен. С осознанием этого наступает период испытаний, который начинается, когда злые силы пытаются ворваться и, в случае Врубеля, оказываются фатальными [88]. Он пытался придерживаться идеи, что земной рай может быть мгновенно раскрыт и восстановлен через любовь, но эти бурные страсти никогда не могут быть полностью согласованы с этим идеалом. [89] Через это признание и знакомство Врубель очеловечивает Демона.Он чувствовал то, что чувствовал Демон, отчужденный от повседневного мира вокруг него; мир, который он чувствовал, только причинял страдания. Ему нечего было делать, кроме как созерцать замкнутое царство собственной души.

Измученный видениями божественного преследования, галлюцинациями, что странные фигуры появлялись в его жизни и работе в качестве наказания за прошлые проступки, он, как известно, изменил внешний вид изображения, даже когда оно было выставлено. Почти автоматический, механический процесс Врубеля по изменению внешнего вида Demon Downcast может показаться просто желанием художника довести его до совершенства или проявлением его психоза.Друзья и зрители описывали его как лихорадочно изменяющего и переделывающего падшее выражение лица Демона, иногда по несколько раз в день. Поза стала более странной, мучительной, более дислокационной, а цветовая гамма горного фона стала более яркой и очаровательной. Он ограничил свою цветовую палитру, используя оттенки синего и пурпурного, добавив декоративности, которая еще больше передала духовное состояние, страдания и отчуждение, которые чувствовал сам Врубель. В его взгляде есть полностью человеческая боль, и его падение только приносит ему еще больше страданий и полную потерю идентичности.Могущественный дух из Demon Seated, , который стремился быть безграничным, теперь является фигурой Demon Downcast , парящей между небом и горным ландшафтом, восставая против несправедливостей небесной и земной жизни. В его духе, как и в духе Врубеля, больше нет покровов, чем у его тела [90].

Объект, который долгое время был его очарованием, над которым он пожалел, вернулся, чтобы предать его. Демон Лермонтова преследовал Врубеля на протяжении всей его жизни, и под личным напряжением, чтобы изобразить его идеально, он сошел с ума, «упав на горные отроги в лиловом закате с голубоватым оттенком.[91] Они говорят, что состояние эстетического творчества возникает из-за борьбы с судьбой и в конечном итоге заканчивается поражением. [92] Это поражение может либо поднять вас к просветлению, либо бросить в безвестность. После смерти Врубеля в 1910 году Бенуа описал его как «демона, прекрасного падшего ангела, для которого мир был бесконечной радостью и бесконечной пыткой» [93]. Для многих вечное меркнет и уходит. Но Врубель обнаружил, что среди насущных вопросов своего времени и кровавых ответов, даваемых его реальностью, демон приходил одновременно и питать, и разрушать, а также формировать его художественную и личную судьбу, в конечном итоге давая ему место в искусстве.

Цитируемые работы

«Артур Шопенгауэр», Стэнфордская энциклопедия философии, веб-сайт , дата обращения 7 февраля 2011 г., http://plato.standford.edu/entries/schopenhauer.

Бенуа, Александр, Русская школа живописи , (Нью-Йорк: Альфред А. Кнопф, 1916).

Bowlt, John E., Москва и Санкт-Петербург 1900-1920: Искусство, жизнь и культура русского Серебряного века , (Нью-Йорк: Vendome Press, 2008).

Боулт, Джон Э., ред., пер., Русское искусство авангарда: теория и критика, 1902-1934, , (Нью-Йорк: The Viking Press, 1976).

Бирнс, Ричард Х., «Художественные миры Врубеля и Блока», The Slavonic and East European Review , Vol. 23, No. 1 (Spring 1979), pp. 38-50, http://0-www.jstor.org.library.scad.edu/stable/pdfplus/307798.pdf.

Эллиот, Дэвид. Новые миры: русское искусство и общество 1900-1937 (Нью-Йорк: Rizzoli International Publishing, 1986).

Элсворт, Джон, Теория символизма Андрея Белого, По состоянию на 30 января 2011 г., http://fmls.oxfordjournals.org/content/XI/4/305.full.pdf. стр.321-332.

Emerling, Jae, Теория истории искусств , (Нью-Йорк: Рутледж, 2005).

Горлин, Михаил и Нина Бродианские, «Взаимосвязь живописи и литературы в России», Славянское и восточноевропейское обозрение , Vol. 25, № 64 (ноябрь 1946 г.), стр. 134–148. По состоянию на 28 января 2011 г., http: // 0-www.jstor.org.library.scad.edu/stable/pdfplus/4203801.pdf.

Грей, Камилла, Русский эксперимент в искусстве, 1863-1922, , (Лондон: Thames and Hudson, Ltd., 1971).

Гровер, Стюарт Р., «Мир художественного движения в России», Русское обозрение , Том. 32, № 1 (январь 1973 г.), стр. 28-42.

Герман Михаил, Михаил Врубель: Художник кануна , (Санкт-Петербург: Аврора; Борнмут: MirParkstone Press, 1996).

Ховард, Джереми, Восточноевропейское искусство: 1650-1950 , (Нью-Йорк: Oxford University Press, 2007).

Isdebsky-Pritchard, Aline, Искусство Михаила Врубеля (1856-1910), (Анн-Арбор: UMI Research Press: 1982).

Jaquette, Dale, ed., Schopenhauer, Philosophy, and the Arts (Нью-Йорк: Cambridge University Press, 1996).

Кемаль, Салим, Иван Гаскелл, Дэниел В. Конвей, ред., Ницше, философия и искусство (Нью-Йорк: издательство Кембриджского университета, 1998).

Хачиян, Нина, «Демоны Врубеля», веб-сайт Written Words , доступ 14 февраля 2011 г.

Лермонтов, Михаил, Демон, По состоянию на 7 марта 2011 г., http://www.friends-partners.org/friends/literature/19century/lermontov2.html.

Ницше, Фридрих. Рождение трагедии и других произведений . Раймонд Гесс и Ронал Спайерс, ред., Рональд Спирс, пер. (Нью-Йорк: издательство Кембриджского университета, 1999).

Потен, Филипп. Ницше и судьба искусства (Aldershot: Ashgate, 2002).

Pyman, Avril, История русского символизма , (Нью-Йорк: Cambridge University Press, 2006).

Ридер, Роберта, «Михаил Врубель: русская интерпретация искусства конца века», Славянское и восточноевропейское обозрение , Vol. 54. No. 3 (июль 1976 г.), стр. 323-334, по состоянию на 28 января 2011 г., http://0www.jstor.org.library.scad.edu/stable/pdfplus/4207296.pdf?acceptTC= правда.

Шопенгауэр, Артур. Мир как воля и представление, том I и II . E.F.J. Пейн, пер. (Нью-Йорк: Dover Publication, Inc., 1969).

[1] E.И. Ге, Последние годы жизни Врубеля, Врубель, . Переписка, Воспоминания о художнике , 221; как цитируется в Ричарде Х. Бернсе, «Художественный мир Врубеля и Блока», The Slavonic and East European Journal , Vol. 23, No. 1, (Весна, 1979), 46.

[2] Алина Исдебски-Притчард, Искусство Михаила Врубеля, (1856-1910,) (Анн-Арбор: UMI Research Press: 1982), 42.

[3] Роберта Ридер, «Михаил Врубель: Русская интерпретация искусства конца века», The Slavonic and East European Review , Vol.54, No. 3 (июль 1976), 331.

[4] Нина Хачиян, «Демоны Врубеля», по состоянию на 18 марта 2011 г., http://www.ninakhachiyan.com/writtenwords5.php.

[6] Бирнс, «Художественный мир Врубеля и Блока», 46.

[7] Isdebsky-Pritchard, 114-119.

[9] Михаил Герман, Михаил Врубель: Художник кануна , (Санкт-Петербург: Аврора; Борнмут: Parkstone, 1996), 8.

[10] Исдебского-Притчарда, 104.

[12] Михаил Лермонтов, The Demon , по состоянию на 18 марта 2011 г., http: // www.friends-partners.org/friends/literature/19century/lermontov2.html.

[13] Исдебского-Притчарда, 95.

[15] Сергей Дурылин, «Врубель и Лермонтов», Литературное наследство, (1948), вып. 45-48, 541-622; по Исдебскому-Притчарду, Искусство Михаила Врубеля , 100.

[16] Исдебский-Причард, 99-102.

[17] Джон Мильтон, Потерянный рай, , Книга I: строки 37-63; цитируется по Исдебский-Причард, Искусство Михаила Врубеля , 117-120.

[18] Исдебского-Притчарда, 94

[23] Bowlt, Русское искусство авангарда, 26-28.

[24] Bowlt, Москва и Санкт-Петербург , 67.

[28] Bowlt, Москва и Санкт-Петербург , 69.

[29] Bowlt, Русское искусство авангарда , xxiii.

[31] Bowlt, Москва и Санкт-Петербург , 201-213.

[35] Исдебский-Причард, xx.

[37] Bowlt, Русское искусство авангарда , 5.

[38] Исдебского-Притчарда, 45.

[39] Bowlt, Москва и Санкт-Петербург , 28.

[40] Хачиян, «Бесы Врубеля».

[41] Исдебского-Притчарда, 17.

[42] Александр Блок, Собрание общества (8 т.; М .: GIXL, 1962), В, 423; цитируется по Бирнсу, «Художественный мир Врубеля и Блока», 46.

[43] Исдебский-Причард, 117-120.

[45] Исдебский-Причард, 117-120.

[50] Джэ Эмерлинг, Теория истории искусств, , (Нью-Йорк: Рутледж, 2005), 26-30.

[51] Жакетт, Дейл, изд., Шопенгауэр, философия и искусство, , (Нью-Йорк: Cambridge University Press, 1996), 2.

[52] Дейл, Шопенгауэр, философия и искусство, 4-5.

[53] Шопенгауэр, Мир как воля и представление Vol. II , 195.

[58] Шопенгауэр, Мир как воля и представление, Vol. Я , 204-205

[59] «Артур Шопенгауэр», Стэнфордская философская энциклопедия, 1-20.

[60] Грей, Камилла, Русский эксперимент в искусстве, 1863-1922 , (Лондон: Thames and Hudson, Ltd., 1971) , 62.

[62] Врубель, Михаил А., Анна А., Александр М., Вступление. А.П. Иванова, Письма к сестре Воспоминания о Худошнике Анны Александровны Врубель, Отрывки из писем Оца Художика (Письма к сестре, Воспоминания Анны Врубель о художнике, Отрывки из Письма отца художника), Ленинградская городская Академия. Культуры, 1929; по Исдебскому-Причарду, Искусство Михаила Врубеля, 97.

[64] Кемаль, Салим, Иван Гаскелл, Дэниел В. Конвей, ред., Ницше, Философия и искусство. (Нью-Йорк: издательство Кембриджского университета, 1998 г.), 3.

[65] Ницше, Фридрих. Рождение трагедии и других произведений. Рэймонд Гесс и Рональд Спайерс, ред., Рональд Спирс, пер., (Нью-Йорк: Cambridge University Press, 1999), xi.

[68] Потен, Филипп. Ницше и судьба искусства. (Олдершот: Ашгейт, 2002), 163.

[69] Ницше, xxiv-xxx.

[79] Хачиян, «Бесы Врубеля».

[83] Исдебского-Притчарда, 38.

[85] Джереми Ховард, Восточноевропейское искусство 1650-1950 , (Oxford: Oxford University Press, 2006), 211-213.

[87] Хачиян, «Бесы Врубеля».

[92] Эльсворт, Теория символизма Андрея Белого , 327.

[93] Ридер, «Михаил Врубель: Русская интерпретация», 332.

Демон — резьба по камню.ru

Композиция представляет собой сидящего демона — известную картину Михаила Врубеля , которая, несомненно, стала одним из самых популярных и узнаваемых произведений художника благодаря своей глубоко символической природе и уникальной манере письма.

Врубель создал картину в 1891 году в рамках своей комиссии по тридцати иллюстрациям к юбилейному изданию произведения Михаила Лермонтова, в котором, конечно же, было его знаменитое стихотворение « Демон », признанное одним из его величайших шедевров.В нем рассказывается трагическая история неугомонного Демона и его любви к прекрасной Тамаре. Устав от скуки, Демон, к своему большому удивлению, влюбляется в чудесную девушку прямо в день ее свадьбы. Охваченный ревностью, он замышляет смерть ее невесты и возвращается, чтобы преследовать ее снова и снова, борясь за ее внимание и не желая оставлять ее в покое даже после того, как она войдет в монастырь. Однако любовь Демона приводит к тяжелым последствиям, и стихотворение заканчивается печальной сценой похорон Тамары.

Однако демона Лермонтова нельзя воспринимать как абсолютное зло; он никому не пытается навредить, он тот, кто страдает. Поэт изображает его человеком, который может испытывать скуку, страстную любовь и ревность. Недостижимый идеал, максимализм, внутренняя борьба, сомнения и неугомонность — все это черты Демона в восприятии Врубеля.

Эта картина считается одним из первых крупных произведений символизма. Что делает его особенно близким к символизму, так это амбивалентность великого духа и отчаянного одиночества.

Техника Врубеля узнаваема сразу; Исключительно искусный мастихин, он одновременно художник и скульптор. Его манера письма как бы имитирует мозаику. Например, формы цветов, которые поразительно напоминают кристаллы, были вдохновлены текстурой скал. Поэтому изображение картины на камне выглядит так органично.

Набор материалов, используемых для этой композиции, намеренно ограничен, но мастерам удалось создать очень драматичный и мощный образ.Основа сделана из друзы дымчатого кварца, а фигура Демона вырезана из аметиста таким образом, что самая прозрачная часть отведена для головы. Волосы, также сделанные из дымчатого кварца, создают интересный эффект; он отражает золотые отблески внутри аметистовой головы, и они вспыхивают внутри, как будто это беспокойные мысли или подавляющие эмоции.

Отрывок из книги Михаила Лермонтова «Демон»

Демон, душа всех изгнанных,

печально над грешным миром

поплыло, и мысли о днях исчезли

перед ним тесновато развернулся;

дней, когда в обители славы,

просветил чистых херувимов,

когда кометы летят на своей станции

обрадовались обмену приветствия

приветствия и любви к нему,

через пары творения,

голодных знаний, он летал на

с караванами в пути

в космос, куда ушли безумные звезды;

с любовью и верой, чтобы опереться,

счастливых первенца нашего состояния,

он не знал ни зла, ни подозрений,

его разум не устрашает длина

К сожалению, падение

бесплодных эонов…

столько, столько было … сила,

воля теперь его не отозвать!

II

Он странствовал, уже давно изгнанный;

в его пустыне не было убежища:

и один за другим прошли века,

как минута следует за минутой,

каждая однообразно уныло.

Мир, которым он правил, был ничтожен и недействителен;

болезни, которые он сеял в своем существовании

восторга не принесла.Его техника забита,

не обнаружил следов сопротивления —

, но зло оставило ему глубокую скуку.

Демон — Энциклопедия Нового Света

Святой Антоний страдает от демонов, как это представлял Мартин Шонгауэр, в 1480-х годах

В религии, фольклоре и мифологии демон (также представленный как демон , демон , демон или ) — сверхъестественное существо со злыми намерениями или падший ангел, не следующий за Богом. Многие религии говорят о демонических силах в космосе, представляющих собой антитезу истины и добра — сил, которые в конечном итоге побеждены в победе добра над злом или истины над ложью.

Большинство религий и культур мира признают существование демонов, в то время как современные секуляристы считают веру в демонов суеверием. Демонов часто изображают как духов, которых можно вызвать и ненадежно контролировать с помощью экзорцизма. Их предполагаемая способность обладать живыми существами и опасно влиять на поведение людей рассматривается многими христианами как причина психических заболеваний, хотя такие убеждения отвергаются господствующей психологией.

На обычном языке «демонизировать» человека означает характеризовать или изображать его как зло или как источник зла.

Этимология

Слово Демон происходит от греческого δαίμων (daimōn) , которое само происходит от глагола daiesthai, , означающего «разделять, распределять». [1] Протоиндоевропейский корень deiwos для бога, первоначально прилагательное, означающее «небесный» или «яркий, сияющий», сохранил это значение во многих родственных индоевропейских языках и индоевропейских культурах (санскрит Дева (индуизм), латинский Deus, немецкий Tiw, валлийский Duw, литовский Dievas ), но также предоставил другое распространенное слово для демона в авестийском daeva.

Хотя современное греческое слово daimōn, имеет то же значение, что и современное английское слово «демон», следует отметить, что в Древней Греции δαίμων означало «дух» или «высшее я», как и латинское слово genius. .

Демоны в еврейской Библии

Демоны, описанные в Танахе, не то же самое, что «демоны», широко известные в популярной или христианской культуре.

В еврейской Библии есть два класса: сейрим и шедим . сеирим («волосатые существа»), которым некоторые израильтяне приносили жертвы в открытых полях, — это сатироподобные существа, описываемые как танцующие в пустыне (Исайя 13:21, 34:14), и которые идентичен джиннам, таким как Данталион, 71-й дух Соломона. Возможно, к тому же классу принадлежит Азазель, козлоподобные демоны пустыни (Левит 16: 10 и далее), вероятно, главный из сейрим, и Лилит (Исайя 34:14). Возможно, «косули и лани полевые», которыми Шуламит заклинает дочерей Иерусалима вернуть ее своему возлюбленному (Песни 2: 7, 3: 5), являются подобными фавнам духами, подобными сейрим , , хотя и безобидный.

Шедим — это демоны, упомянутые в Псалтири 106: 37. Слово «шедим» во множественном числе означает «демон». Фигуры, изображающие шедим, являются шеду в вавилонской мифологии. Эти фигуры изображались в виде антропоморфных крылатых быков, связанных с ветром. Считалось, что они охраняют дворцы, города, дома и храмы. В магических текстах той эпохи они могли быть как злонамеренными, так и доброжелательными. [2] Считается, что этот культ включает человеческие жертвоприношения как часть своей практики.

Шедим в еврейской мысли и литературе изображался как весьма злобный. Некоторые писания утверждают, что они — демоны бури. Их творчество представлено в трех противоречащих друг другу еврейских сказках. Во-первых, во время творения Бог создал шедим, но не создал их тела и забыл о них в субботу, когда отдыхал. Во-вторых, они являются потомками демонов в форме змей, а в последнем говорится, что они просто потомки Адама и Лилит. Другая история утверждает, что после Вавилонской башни некоторые люди рассеялись и стали Шедим, Ручин и Лилин.Предполагается, что шедим следуют за мертвыми или летают вокруг могил, а у некоторых, как считается, были ноги петуха.

Считалось, что грешные люди приносили своих дочерей в жертву шедимам, но неясно, заключалась ли эта жертва в убийстве жертв или в сексуальном удовлетворении демонов. Чтобы увидеть, присутствовали ли эти демоны в каком-то месте, пепел бросали на землю или на пол, а затем якобы становились видимыми их шаги.

Другая иудейская литература говорит, что шедим были демонами бури, взятыми из халдейской мифологии, у которых было семь злых демонов бури, называемых шедим и представленных в виде быков, но эти бычьи изображения также были духами-защитниками царских дворцов, и стал для вавилонян синонимом благосклонных божеств или демонов.

Это слово имеет множественное число, и хотя природа и внешний вид этих опасных еврейских демонов сильно различаются согласно одной из легенд, имя, несомненно, было взято от шеду. Возможно, это было связано с тем фактом, что шеду часто изображали в виде быков, и это было связано с жертвоприношениями в честь других богов, изображаемых в виде быков или носящих бычьи рога, таких как Молох и Ваал, а также с тем фактом, что языческие божества были легко превратились в демонов монотеистическими религиями.

Некоторые доброжелательные шедим использовались в каббалистических церемониях (как в случае с големом рабби Иегуды Лоеви), а злобные шедим ( мазикин, от корня, означающего «ранить») часто являются причиной одержимости. Случаи поклонения идолам часто были результатом сарая , в котором находилась статуя, не имеющая никакой ценности; сарай притворяется Богом, способным насылать эпидемии, хотя такие события фактически не находились под его контролем.

На иврите демоны были делателями зла. Им приписывают различные заболевания, особенно те, которые поражают мозг и внутренние органы. Следовательно, существовал страх перед Шабрири (букв. «Ослепительный свет»), демона слепоты, который отдыхает ночью на открытой воде и поражает слепотой пьющих ее; [3] также упоминались дух каталепсии и дух головной боли, демон эпилепсии и дух кошмара.

Эти демоны должны были войти в тело и вызвать болезнь, подавляя или «схватив» жертву (отсюда и «захват»).Чтобы вылечить такие болезни, необходимо было привлечь злых демонов с помощью определенных заклинаний и талисманов, в которых ессеи преуспели. Иосиф Флавий, который говорит о демонах как о «духах нечестивых, которые входят в живых людей и убивают их», но которые могут быть изгнаны определенным корнем, [4] был свидетелем такого представления в присутствии Императора. Веспасиан, [5] и приписал его происхождение царю Соломону.

Есть указания на то, что популярная еврейская мифология приписывала демонам определенную независимость и злобный характер, потому что считается, что они вышли не из небесной обители Бога, а из преисподней (Исайя, XXXVIII.11). Во II Царств XXIV; 16 и II Паралипоменон XXI. 15 демон, вызывающий язвы, назван «ангелом-разрушителем» (сравните с «ангелом Господним» во 2 Царств, XIX, 35; Исайя, XXXVII, 36), потому что, хотя они и являются демонами, эти «злые вестники» (Псалмы lxxviii, 49; AV «злые ангелы») исполняют только волю Бога; они — агенты Его божественного гнева. Злой дух, беспокоивший Саула (1 Царств 16:14 и след.), Мог быть демоном, хотя масоретский текст предполагает, что дух был послан Богом.

Король и королева демонов

В некоторых раввинских источниках считалось, что демоны находятся под властью царя или вождя, либо Асмодаи (Targ. To Eccl. I. 13; Pes. 110a; Yer. Shek. 49б) или, в более древней Агаде, Самаэль («ангел смерти»), который убивает своим смертоносным ядом и называется «главой дьяволов». Иногда демона называют «сатаной»: «Не стойте на пути вола, когда он идет с пастбища, потому что сатана танцует между его рогами» (Pes. 112b; сравните B.Ḳ. 21а).

В месопотамской культуре Лилит считалась королевой демонов. [6] «Когда Адам, совершая покаяние за свой грех, отделился от Евы на 130 лет, он нечистым желанием заставил землю наполниться демонами, или шедимами, лилинами и злыми духами» (Быт. . xx .; ‘Er. 18b.). Это могло быть истоком мерзостей, которые были частью человека, частью ангельского существа; это где потомки инкубов.

Хотя вера в демонов сильно поощрялась и расширялась в Вавилонии под влиянием религии зороастризма Персидской империи, демонология так и не стала основной чертой еврейского богословия, несмотря на ее использование в еврейском мистицизме.Талмудисты и поздние раввины никогда не ставили под сомнение реальность демонов; большинство принимало их существование как факт. Большинство средневековых мыслителей не подвергали сомнению их реальность. Только рационалисты, такие как Маймонид и Авраам ибн Эзра, однозначно отрицали их существование. Их точка зрения в конечном итоге стала общепринятым еврейским пониманием.

В Новом Завете и христианстве

В христианстве демонами обычно считаются ангелы, отпавшие от благодати, восстав против Бога.Некоторые добавляют, что грехом ангелов была гордость и непослушание. Согласно Священному Писанию, именно эти грехи привели к падению сатаны (Иез. 28). Если это составляет истинную точку зрения, то следует понимать слова «сословие» или «начальство» во Второзаконии 32: 8 и Иуды 6 («И ангелы, которые не сохранили своего первоначального состояния, но оставили свое жилище, он имеет сохранены в вечных цепях под тьмой на суд великого дня »), что указывает на то, что вместо того, чтобы удовлетвориться достоинством, раз и навсегда возложенным на них под Сыном Божьим, они стремились к более высокому.

В Евангелии от Марка Иисус изгоняет множество демонов или злых духов из тех, кто страдает различными недугами (например, эпилептическими припадками). Образ очень ясен: Иисус намного превосходит власть демонов над существами, в которых они обитают, и он может освободить этих жертв, командуя и изгоняя демонов, связывая их и запрещая им возвращаться. Иисус также, очевидно, передает эту силу некоторым из своих учеников, которые радуются своей вновь обретенной способности изгонять большинство, но не всех, демонов.

В качестве контраста, в Книге Деяний группа иудейских экзорцистов, известных как сыновья Скевы, пытается изгнать очень могущественный дух, не веря и не зная Иисуса, но терпит неудачу — с катастрофическими последствиями. Однако сам Иисус никогда не упускает возможности победить демона, каким бы могущественным он ни был, и даже побеждает сатану в пустыне (Евангелие от Матфея).

В Книге Откровения 12: 7-17 есть описание битвы между армией Бога и последователей сатаны и их последующее изгнание с Небес на землю — хотя это событие, как предсказывается, произойдет в будущем.В Луки 10:18 упоминается, что сила, данная Иисусом для управления демонами, заставила сатану «упасть с неба, как молния».

Некоторые деноминации также включают, как демонов, «сынов Божьих», описанных в Бытии, которые оставили свои посты на небесах, чтобы вступить в брак с человеческими женщинами на Земле перед Потопом (Бытие 6: 2, 4, также см. Нефилим). В средние века этих ангелов, спарившихся с людьми, называли инкубами.

Современная Римско-католическая церковь недвусмысленно учит, что ангелы и демоны — реальные личные существа, а не просто символические устройства.Католическая церковь имеет штат официально одобренных экзорцистов, которые ежегодно совершают множество экзорцизмов. Экзорцисты католической церкви учат, что демоны постоянно нападают на людей, но что пораженные люди могут быть эффективно исцелены и защищены либо формальным ритуалом экзорцизма, который разрешается совершать только епископами и назначенными ими, либо молитвами об избавлении, которые любой христианин может предложить для себя или других.

Среди евангельских христиан демонов часто отождествляют с отношениями и склонностями, которые они вызывают у тех, кем они обладают.Таким образом, жадный мужчина может рассматриваться как одержимый демоном Жадности, завистливая женщина — демоном Завистью, сердитый мужчина — демоном Гневом и так далее. Таким образом, изгнание этих демонов становится равносильно преодолению этого плохого отношения и принятию их противоположности; это считается возможным благодаря силе Иисуса Христа.

Христианизация греческого «демона»

Греческая концепция демона появляется в трудах Платона и многих других древних авторов, но без злых коннотаций, очевидных в Новом Завете.Значение слова «демон» связано с идеей духа, который населяет место или сопровождает человека. Демон может быть как доброжелательным, так и злонамеренным. Августин Гиппопотам читает Плотина в Городе Бога, неоднозначно относительно того, были ли демонов «демонизированы» к началу пятого века: «Он [Плотин] также утверждает, что блаженные называются по-гречески eudaimones , потому что они добрые души, то есть добрые демоны, подтверждая его мнение о том, что души людей являются демонами. [7]

«Демонизации» эллинистического «демона» в злобный дух, несомненно, способствовал иудейский и христианский опыт языческого Рима. Они увидели среди жестокости римских легионов проявление нефилимов. , «падшие», раса полулюдей-гигантов, которые, согласно Бытие 6: 1-4, были зачаты, когда отряд мятежных ангелов спустился с Небес и соединился со смертными женщинами. Однако для греков и римлян их культурные герои, такие как Геракл и Анней, были как раз потомками таких браков богов с женщинами.Для евреев под римским игом в Палестине или христиан, подвергшихся гонениям в Римской империи, чьи императоры были почитаемы за принадлежность к такому божественному союзу, жестокие римские власти отождествлялись с нефилимами, а с богами греков и римлян. мифология отождествлялась с падшими ангелами, то есть демонами. [8]

В христианской мифологии

Опираясь на ссылки на демонов в Новом Завете, особенно на визионерскую поэзию Апокалипсиса Иоанна, христианские авторы апокрифов со второго века и далее создали более сложный гобелен. верования о «демонах».

Согласно апокрифическим текстам, когда Бог создавал ангелов, он предлагал им тот же выбор, который он предлагал человечеству: следовать за ним или быть изгнанными от него. Некоторые ангелы предпочли не следовать за Богом, вместо этого избрав путь зла. падшие ангелы — это сонм ангелов, которые позже восстали против Бога, во главе с Люцифером, а затем 200 ангелов, известных как Григори, во главе с Семяззой, Азазелем и другими ангельскими вождями, некоторые из которых стали демонами, которые были вызваны царем Соломоном и Заключенные в медном сосуде демоны Гоэтии спустились на Землю и сожительствовали с дочерьми человеческими.

Падение Противника описано в Иезекииля 28: 12-19 и Исаии 14: 12-14. Христианские писатели основывались на более поздних иудейских традициях, согласно которым Противник и войско Противника объявили войну Богу, но что армия Бога под командованием архангела Михаила победила мятежников. Их поражение никогда не подвергалось сомнению, поскольку Бог по своей природе всемогущ, но Михаилу была дана честь победы в естественном порядке; Таким образом, рост христианского почитания архангела Михаила, начавшийся в Монте-Гаргано в 493 г.E. , отражает полное включение демонов в христианство.

Затем Бог бросил Своих врагов с Небес в бездну, в тюрьму, называемую Адом (ссылки на такую ​​яму сделаны в Книге Откровений как ямы из серы и огня), где все враги Бога должны быть приговорены к вечному существованию. боли и страданий. Эта боль не только физическая; за свои преступления эти ангелы, ныне называемые демонами, будут лишены взора Бога (2 Фессалоникийцам 1: 9), что будет наихудшим наказанием из возможных.

Через неопределенное время (некоторые исследователи Библии считают, что ангелы пали через некоторое время после сотворения живых существ) Противнику и другим демонам было позволено искушать людей или побуждать их к греху другими способами. В первый раз Противник сделал это в образе змея в земном раю, называемом «Эдемский сад», чтобы соблазнить Еву, которую обманули злые уловки сатаны. Затем Ева дала Адаму часть запретного плода, и оба их глаза открылись для познания добра и зла.Адам, однако, не был обманут, вместо этого выбрал , чтобы съесть плод. В 1 Тимофею 2:14 упоминается, что Адам видел обман змея и все равно охотно ел плод.

Большинство христианских учений гласит, что демоны будут вечно наказаны и никогда не примирятся с Богом. Другие учения постулируют всеобщее примирение, в котором сатана, падшие ангелы и души умерших, приговоренных к аду, примиряются с Богом. Ориген, Иероним и Григорий Нисский упоминали об этой возможности.

В буддизме

В буддизме Мара — это демон, который напал на Гаутаму Будду под деревом бодхи, используя насилие, чувственные удовольствия и насмешки в попытке помешать Будде достичь просветления. В буддийской космологии Мара олицетворяет «смерть» духовной жизни. Он искуситель, отвлекающий людей от практики буддийской дхармы, заставляя обыденное казаться заманчивым, а негативное — позитивным. Буддизм использует концепцию Мары для представления и персонализации отрицательных качеств человеческого эго и психики.Истории, связанные с Марой, напоминают буддистам, что такие демонические силы можно приручить, управляя своим умом, стремлениями и привязанностями.

В буддийской иконографии Мара чаще всего изображается как ужасный демон, хотя иногда он изображается как огромный слон, кобра или бык. Когда его изображают в антропоморфной (человеческой) форме, он обычно изображается верхом на слоне с дополнительными бивнями. Другие популярные сцены Мары показывают, как его армия демонов атакует Будду, его дочери искушают Будду или наводнение, которое смывает тех, кто находится под командованием Мары.

В индуизме

В индуизме есть различные виды демонов, в том числе асуров и ракшасов .

Первоначально слово Asura в самых ранних гимнах Ригведы (священной книги индоариев) означало любой сверхъестественный дух — хороший или плохой. Поэтому даже некоторые дэвы (полубоги), особенно Варуна, носят прозвище Асура. Фактически, поскольку / s / индийской лингвистической ветви родственно / h / раннеиранских языков, слово Asura, представляющее категорию небесных существ, стало словом Ahura (Mazda) , верховным Богом. монотеистических зороастрийцев.Однако очень скоро у индоариев под Асурой стали обозначать исключительно представители расы антропоморфных, но отвратительных демонов. Все слова, такие как Асура, Даитья (букв., Сыновья демона-матери «Дити»), Ракшаса (букв. От «вреда, от которого нужно защищаться») переводятся на английский как демон . Эти демоны по своей природе злы и постоянно сражаются с полубогами. Следовательно, в индуистской иконографии боги / полубоги изображены с оружием в руках для убийства асуров. В отличие от христианства, демоны не являются причиной зла и несчастий в нынешнем человечестве (которое происходит из-за невежества, вызванного познанием своего истинного «я»).В более поздней пуранической мифологии исключения действительно происходят в демонической расе, порождающей богобоязненных асуров, таких как Прахлада . Кроме того, говорят, что многие асуры получили дары от одного из членов индуистской троицы, а именно, Брахмы, Вишну и Шивы, когда последний был умиротворен покаянием. Все асуры, в отличие от дэвов, считаются смертными (хотя они страстно желают стать бессмертными). Из-за своей смертности они подчиняются законам кармы и перерождения. Многие люди образно интерпретируют этих демонов как проявление постыдных страстей в человеческом разуме.Асуры живут в Патале над Наракой (адом), одной из трех лок (миров, измерений, существования). Их часто изображают уродливыми созданиями. Пураны описывают множество космических битв между асурами и дэвами за превосходство.

В соответствии с индуистской теорией реинкарнации и переселения душ согласно своей Карме, можно также зачислить другие виды демонов. Если человек совершает чрезвычайно ужасную и греховную карму в своей жизни, его душа после его смерти прямо превращается в злого призрачного духа, многие виды которого признаются в более поздних индуистских текстах.Этими демонами могут быть Ветала, Пишача, Бхута и т. Д. [9]

Ракшаса, или демон, как изображено в народном искусстве Карнатаки, Индия.

А ракшаса (санскрит: रा॑क्षसः, ракшаса ; альтернативно, ракшаса или ракшаса ) — демон или неправедный дух в индуистской мифологии. Ракшасов также называют людоедами («нри-чакши», «кравьяды») или каннибалами. Женщина-ракшаса называется ракшаси, , а женщина-ракшаса в человеческом обличье — манушья-ракшаси .

Согласно Рамаяне, ракшасы были созданы из стопы Брахмы; другие источники утверждают, что они произошли от Пуластьи, или от Кхасы, или от Ниррити и Ниррита. [10] Легенда гласит, что многие ракшасы в предыдущих воплощениях были особо злыми людьми. Ракшасы печально известны тем, что беспокоят жертвоприношения, оскверняют могилы, преследуют священников, обладают людьми и так далее. [11] Их ногти ядовиты, и они питаются человеческой плотью и испорченной пищей.Они меняют форму, иллюзионисты и фокусники.

В доисламской арабской культуре

Доисламская мифология не делает различий между богами и демонами. джиннов считаются божествами низшего ранга, обладающими многими человеческими качествами: они едят, пьют и производят потомство себе подобных, иногда вместе с людьми; В последнем случае потомство имеет одинаковую природу обоих родителей. Джинны нюхают и облизывают вещи, им нравятся остатки еды.Во время еды они используют левую руку. Обычно они бродят по пустошам и безлюдным местам, особенно в зарослях, где собираются дикие звери. Кладбища и грязные места тоже излюбленные места проживания. Появляясь перед людьми, джинны принимают иногда формы животных, а иногда и людей.

В целом джинны миролюбивы и хорошо относятся к людям. Считалось, что многие доисламские поэты были вдохновлены хорошими джиннами; и самого Мухаммеда обвиняли его противники в том, что он был вдохновлен джиннами («меджнун»).Однако были и злые джинны, умудрявшиеся ранить людей.

В исламе

Ислам признает существование джиннов. Джинны не являются джиннами современных знаний, и не все они злые, поскольку демоны описаны в христианстве, но рассматриваются как существа, сосуществующие с людьми. Согласно исламским верованиям, ангелы не могут быть демонами, потому что у них нет свободной воли ослушаться Аллаха (Бога). Согласно исламскому верованию, джинны живут в сообществах, очень похожих на людей, и в отличие от ангелов имеют возможность выбирать между добром и злом.

В исламе злые джинны упоминаются как шаятин, или дьяволы, и Иблис (Сатана) является их главным. Иблис был первым джинном. Согласно исламу, джинны созданы из бездымного пламени огня (а человечество сделано из глины). Согласно Корану, Иблис когда-то был благочестивым слугой Бога (но не ангелом), но когда Бог создал Адама из Глина Иблис стал очень ревнивым, высокомерным и ослушался Аллаха (Бога). Когда Аллах (Бог) приказал ангелам склониться перед людьми, Иблис, занимавший положение ангела, отказался.

Адам был первым человеком, а человек был величайшим творением Бога. Иблис не выдержал этого и отказался признать создание из «грязи» (человека). Бог приговорил Иблиса к вечному наказанию после смерти в адском огне. Таким образом, Бог создал ад.

Иблис спросил Бога, может ли он дожить до последнего дня и иметь возможность вводить в заблуждение человечество и джиннов. Бог сказал, что Иблис может вводить в заблуждение только тех, кого Бог позволяет ему. Затем Бог обратил лицо Иблиса в ужас и приговорил его только к обману.

Адам и Ева (Хавва по-арабски) были обмануты Иблисом, заставив их съесть запретный плод, и в результате упали из Эдемского сада на Землю.

В литературе

Французский писатель-романтик Жак Казотт (1719-1792) в Влюбленный дьявол ( Le Diable Amoureux, 1772) повествует о демоне, или дьяволе, который влюбляется в человека-любителя, увлекающегося игрой. оккультизм и пытается под видом молодой женщины завоевать его расположение. Книга послужила источником вдохновения для романа испанского писателя Артуро Перес-Реверте « Клуб Дюма » ( El Club Dumas, 1993) и упоминается в нем.В экранизации романа « Девятые ворота» Романа Полански в 1999 году Джонни Депп играет роль торговца раритетами Дина Корсо. Корсо нанимают для сравнения версий книги, якобы написанной в союзе с дьяволом, и обнаруживает, что в его приключении ему помогает демон в образе молодой женщины.

В поэме Михаила Лермонтова (1840 г.) Демон занимается любовью с девственницей Тамарой в живописной местности Кавказских гор. Во многих классических книгах и пьесах представлены демоны, такие как «Божественная комедия », «Потерянный рай », «» и «Фауст ».

Пышная хроматическая опера Антона Рубинштейна « Демон » (1875), основанная на стихотворении Лермонтова «Демон», задержалась с выпуском из-за того, что цензор Мариинского театра посчитал либретто кощунственным.

Л. Фрэнк Баум Главный ключ показывает Демона Электричества.

В книге К.С. Льюиса The Screwtape Letters, Screwtape, старший демон в адской иерархии, пишет серию писем своему подчиненному ученику Полыни, предлагая советы по техникам искушения людей.Несмотря на то, что он вымышленный, он предлагает правдоподобную современную христианскую точку зрения на отношения людей и демонов.

J.R.R. Толкин иногда называл балрогов из своего Легендариума «демонами».

Демоны проникли в культуру детских мультсериалов; они используются в комиксах как мощные противники в ужасах, фэнтези и рассказах о супергероях. Есть горстка демонов, которые борются за добро по своим собственным причинам, такие как DC Comics ‘The Demon, Dark Horse Comics’ Hellboy и Marvel Comics ‘Ghost Rider.

В трилогии Филипа Пуллмана His Dark Materials деймонов являются физическим воплощением души человека. Хотя они почти не похожи на христианских демонов, это слово произносится одинаково.

В последнее время о. Габриэле Аморт, главный экзорцист Ватикана, опубликовал две книги о своем опыте общения с сатаной и многими демонами, озаглавленные « Экзорцист рассказывает свою историю» и Экзорцист: другие истории, , опубликованные издательством Ignatius Press.

В чрезвычайно популярном романе и фильме « Экзорцист, » Уильяма Питера Блатти демон, возможно, сам Сатана, овладел молодой девушкой.

В недавних романах Даррена Шана, серия «Демонаты», демоны фигурируют как значительная часть книг. Они изображаются как еще одна группа разумных существ, изо всех сил пытающихся покинуть свою вселенную, чтобы уничтожить наш мир.

В современной японской манге и аниме есть мотив потомства демона / человека, называемого ханё, ханма или ханки, в зависимости от происхождения потомства.

Ученые время от времени придумывают гипотетические сущности с особыми способностями в рамках мысленного эксперимента. У этих «демонов» есть почти безграничные способности, но они по-прежнему подчиняются физическим законам, о которых строят теории. Кроме того, это не только часть мысленных экспериментов, но и помощь врачам в лечении пациентов.

Психолог Вильгельм Вундт отмечает, что «среди видов деятельности, которые мифы всего мира приписывают демонам, преобладают вредные, так что, согласно распространенному мнению, плохие демоны явно старше хороших.« [12] « Хороший »демон в недавнем употреблении — в основном литературный прием (например, демон Максвелла), хотя ссылки на добрых демонов можно найти у Апулея, Гесиода и Шекспира. [13] Эта вера в зло демоны, также может быть связано с христианской верой в то, что первые ангелы ушли от Бога с Люцифером. Психологи утверждали, что вера в демоническую силу связана с человеческой психологией, а не со сверхъестественным миром ». [14] Зигмунд Фрейд развивает эту идею и утверждает, что концепция демонов была выведена из важного отношения живых к мертвым: «Тот факт, что демоны всегда рассматриваются как духи тех, кто умер недавно лучше всего показывает влияние траура на происхождение веры в демонов. [15]

Некоторые религиозные группы, демонологи и исследователи паранормальных явлений утверждали, что демоны могут общаться с людьми с помощью доски для спиритических сеансов и что ее использование может привести к демоническому угнетению и одержимости. Скептики утверждают, что Пользователи доски для спиритических сеансов перемещают игровую доску руками (сознательно или бессознательно) и только кажутся общающимися с духами, и что любое возникающее в результате одержание является чисто психосоматическим. Первоначальная идея использования досок духов заключалась в контакте с духами мертвых людей и не злые духи или демоны.В современной западной оккультистской традиции (возможно, воплощенной в работах Алистера Кроули) демон, такой как Хоронзон, «Демон бездны», является полезной метафорой для определенных внутренних психологических процессов, хотя некоторые могут также рассматривать его как объективно реальное явление.

Демоны также являются важными или главными противниками в многочисленных компьютерных играх на тему фэнтези и ужасов.

Примечания

  1. ↑ Онлайн-словарь Merriam-Webster, Демон. Проверено 23 апреля 2008 года.
  2. ↑ Царство Делириумов, Шедим. Проверено 23 апреля 2008 г.
  3. ↑ Pesachim, 112.
  4. Bellum Judaeorum vii. 6, § 3.
  5. ↑ «Древности» viii. 2, § 5.
  6. ↑ Еврейская энциклопедия, Демонология. Проверено 19 августа 2007 г.
  7. ↑ Августин Гиппопотам, Город Бога, гл. 11.
  8. ↑ Элейн Пейджелс, Адам, Ева и змей (Нью-Йорк: Рэндом Хаус, 1988), стр. 38-45.
  9. ↑ Vedic Knowledge, Planetarium.Проверено 23 апреля 2008 г.
  10. ↑ Inside the Legend, Rakshasas. Проверено 23 апреля 2008 г.
  11. ↑ Там же.
  12. ↑ Wundt, W. (1906). Mythus und Religion, Teil II (Völkerpsychologie, Band II). Лейпциг.
  13. ↑ www.sfsu.edu, Airy Demons: The Third World of Renaissance Pneumatology. Проверено 23 апреля 2008 г.
  14. ↑ Freud, 65.
  15. ↑ Sigmund Freud, Totem and Taboo (Oxford: Routledge, 1999). ISBN 04151

Ссылки

  • Bunce, Fredrick W., изд. Энциклопедия индуистских божеств, полубогов, богов, демонов и героев. DK Print World, 2000. ISBN 978-8124601457
  • Фальк, Нэнси Э. Ауэр. «Мара». В году Энциклопедия религии, отредактировал Мирча Элиаде. MacMillan, 1987. ISBN 0028971353
  • Freud, Sigmund. Тотем и табу: некоторые точки согласия между душевной жизнью дикарей и невротиков. Нью-Йорк: W. W. Norton & Company, 1950. ISBN 0393001431
  • Ling, T.О. Буддизм и мифология зла. Allen and Unwin, 1962.
  • Oppenheimer, Paul. Зло и демоническое: новая теория чудовищного поведения. Нью-Йорк: Издательство Нью-Йоркского университета, 1996. ISBN 0814761933
  • Вундт, Вильгельм Максимилиан. Миф и религия. Leipzig, Teil II Völkerpsychologie , Band II, 1906.

Внешние ссылки

Все ссылки получены 3 ноября 2017 г.

Кредиты

New World Encyclopedia писатели и редакторы переписали и завершили статью Wikipedia в соответствии со стандартами New World Encyclopedia .Эта статья соответствует условиям лицензии Creative Commons CC-by-sa 3.0 (CC-by-sa), которая может использоваться и распространяться с указанием авторства. Кредит предоставляется в соответствии с условиями этой лицензии, которая может ссылаться как на участников Энциклопедии Нового Света, участников, так и на самоотверженных добровольцев Фонда Викимедиа. Чтобы процитировать эту статью, щелкните здесь, чтобы просмотреть список допустимых форматов цитирования. История более ранних вкладов википедистов доступна исследователям здесь:

История этой статьи с момента ее импорта в Энциклопедию Нового Света :

Примечание. могут применяться ограничения на использование отдельных изображений, на которые распространяется отдельная лицензия.

Адам Пеннингтон — Леди Демон легкоатлетический тренер

Адам Пеннингтон превратил Северо-Западный штат в ведущую программу спринта в Саутлендской конференции и в одну из лучших групп в стране, не участвующих в программе Power Five.

Пеннингтон, бывший демон-бегун, летом 2016 года был назначен помощником главного тренера мужской и женской программ NSU за его вклад в один из лучших сезонов в школьной истории, а также за создание основы для еще большего успеха путем набора кадров. первоклассные студенты-спортсмены.

Цифры четкие.

Спринтеры Пеннингтона сыграли ключевую роль в борьбе за второе место среди женщин и за третье место среди мужчин на чемпионате Саутлендской конференции 2016 года на открытом воздухе. Эти места были получены благодаря 228 набранным баллам, лучшим в истории школы. Второе место Lady Demons показало их лучший результат за всю историю.

Под руководством Пеннингтона NSU завоевало семь из 18 медалей в спринте, присужденных на конференции с 13 участниками, включая пять из шести золотых медалей.

Мика Ларкинс (100 метров) и Амир Джеймс (200 метров) выиграли у мужчин, в то время как женщины NSU взяли верх над 100 (Джермека Макбрайд), 200 (Макбрайд) и 400 (Де’Шалин Джонс) на дистанции конференции чемпионаты. Другой бегун, Джордж Флавиано, завоевал золото в беге на 400 метров с барьерами.

За выдающиеся достижения в индивидуальных соревнованиях Southland Conference Outdoor удостоились награды Макбрайд (Лучшая легкоатлетка года) и Флавиано (Новичок года). Макбрайд также участвовал в олимпийских соревнованиях на Багамах и побил школьный рекорд в беге на 200 метров.

Джеймс выиграл награду «Спортсмен года в помещении» Саутленда, выиграв 60 и 200 корон на чемпионате конференции в помещении в феврале.

Мужская эстафета 4×100 2016 года с участием Джеймса, Ларкинса, Флавиано и Тая Шиллинга принесла признание второй команде NCAA All-America, заняв 15-е место на национальных соревнованиях после победы в конференции.

Открытый чемпионат 2017 года принес НГУ больше спринтерских преимуществ. Леди Демоны прошли спринт, набрав 84 из 133 командных очков, в то время как Джонс стала второй подряд спортсменкой года по легкой атлетике NSU, а Тамара Стайл стала новичком года.Мужчины-демоны набрали 43 из своих 89 очков в спринте, выиграв эстафету 4×100 и пройдя 2-3 в зачетах 100 и 200. Ядро спринта Demon было представлено 9 региональными квалификациями NCAA.

В 2018 году выставка Southland Indoors была еще более примечательной. Женщины NSU набрали 69 из своих 95 очков, занявших второе место в спринте, в то время как Демоны набрали 34 из 80 и имели четырех результативных очков на 60-метровой дистанции, несмотря на травмы Ларкинса и Джеймса и трех бомбардиров на 200-метровой дистанции. Второкурсница Наташия Джексон была названа лучшим бомбардиром Саутлендской конференции в помещении после победы в гонках 400, 4×400, заняла второе место в 200 и заняла 5-е место в беге на 60 метров.Даешон Гордон не только завоевал титул чемпиона SLC 60 по препятствиям, но и удерживает рекорд конференции Southland — 8,15.

Джексон, трехкратный бомбардир чемпионата SLC в помещении, превратился в одного из самых доминирующих спринтеров в истории SLC, завоевав 16 золотых медалей в чемпионатах в помещении и на открытом воздухе, и остался еще один сезон на открытом воздухе. Она близка к рекорду SLC, завоевавшему 20 золотых медалей.

Открытый чемпионат 2019 года, возможно, был самым впечатляющим в истории спринта Демонов.После того, как мужчины NSU Demon прошли 7 из 8 недель, заняв первое место в стране в рейтинге на 100 метров и девятое место в рейтинге на 200 метров, они сохранили свой импульс в чемпионатах конференции. Демонические спринты набрали 45 из 78 общих командных очков, заняв четыре места в финале на 100 метров, три в финале на 200 метров и третий год подряд завоевав титул чемпиона 4х100 метров.

Джуниор Мика Ларкинс не только завоевал титул чемпиона на 100 метров, но и в процессе побил рекорд Джастина Уокера NSU (10,12) и побил рекорд чемпионата Саутлендской конференции.Амир Джеймс также занял первое место в таблице рекордов со временем 20,41. Второй год подряд Lady Demons не проигрывает ни одной гонке на открытом чемпионате конференций. В спринте Леди Демон было набрано 88 из 111 командных очков. Де’Шалин Джонс завоевала медаль 19-й конференции в Саутленде, стала третьей спортсменкой года по легкой атлетике на открытом воздухе, второй спортсменкой года в SLC и второй бегуной года в SLC. Lady Demons также побила все время рекорд SLC 4×400 со временем 3:36.31. Между двумя спринтерскими ядрами они представляли в общей сложности 12 спортсменов в первом раунде чемпионата NCAA. В общей сложности восемь спринтеров вышли на чемпионат NCAA в Юджине, штат Орегон, это единственная программа без Power 5, которая продвинула обе эстафеты 4×100 м, и впервые в школьной истории эстафета Lady Demon прошла на чемпионат NCAA. Мужчины 4×100 побили рекорд школы 33-летнего возраста с новым временем 38,92, заняв седьмое место в общем зачете и выйдя в первую команду всех американцев.

Хотя наличие талантливых спортсменов жизненно важно для достижения такого уровня успеха, зачастую решающим фактором является тренерская работа.Влияние Пеннингтона на тренерский штаб Майка Хеймермана очевидно.

«Он делал все, что я когда-либо просил его сделать», — сказал Хеймерман. «Будь то прием на работу или приемная работа, он сделал все возможное.

» Он очень хорошо относится к детям, и дети ему откликаются. Он умеет решать проблемы — мне не нужно управлять им на микроуровне. Он мыслитель и может справиться со многими вещами, даже не спрашивая меня ».

Его возвращение в NSU, на этот раз в качестве тренера, последовало за тренировками в McNeese State и его alma mater, Marksville High School.

Пеннингтон быстро превратился в уважаемого тренера и рекрутера на уровне колледжа.

Он сертифицированный тренер USATF уровня 1 и USTFCCCA по силовой и кондиционной подготовке и наблюдает за мужскими и женскими спринтами, эстафетами, барьерами и прыжками с шестом в рамках программы NSU.

«Адам очень трудолюбив, любит нанимать людей и преуспевает в долгих часах. Он очень хорошо осведомлен, — сказал Хеймерман. «Он постоянно пытается изучить наш вид спорта и быть в авангарде обучения и тренерской техники.Он обладает всеми качествами, которые я искал, когда искал тренера ».

Он тренировал пять отборочных турниров NCAA East Regional за два сезона в McNeese, включая лучшую прыгуну с шестом на конференции Southland Conference 2014 Николь Каспер и школьный рекорд 13’8,75 ».

В 2015 году Пеннингтон взяла на себя тренерскую работу во всех прыжках и прыжках с опорой на прыжки Макниза и воспитала восемь медалистов Саутленда, включая чемпионку Саутленда по прыжкам в длину в помещении Симон Джонсон.

Пеннингтон соревновался за НГУ в 2008 году, а позже окончил ЛГУ Александрии со степенью кинезиологии. У Пеннингтона двое детей, Райли и Бекхэм Пеннингтон.

Выдающиеся исполнители трека на 6-й конференции Southland Conference
3 спортсмена года SLC
7 лучших бомбардиров чемпионата SLC
3 SLC Новичок года
75 исполнителей All-SLC
40 Предварительная квалификация NCAA
13 квалификаций NCAA
31 квалификация чемпионата NCAA East
9 NCAA Все американцы
10 квалификаций чемпионата США среди взрослых
18 Текущие школьные рекорды

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.