Таблица внутренняя политика александра 1: Внутренняя и внешняя политика Александра 1 кратко в таблице

Содержание

Внутренняя политика Александра I — до и после Отечественной войны

 

В своей государственной политике Александр I преимущественно руководился наставлениями свое бабушки Екатерины II, которая возлагала на внука большие надежды и с малолетнего возраста готовила его к императорству.

Внутренняя политика до Отечественной войны

В начале своего правления Александр I активно поддерживал просветительское веяние с Европы и внедрял его в общественную жизнь. Император понимал, что феодальная система России – это пережиток европейского прошлого.

Александр I работал над постепенным введением крестьянской реформы, которая бы освободила крестьян от крепостной повинности. Также были отменены ряд указов Павла, которые носили абсурдный характер. Освобождались заключенные, которые несправедливо отбывали наказания, уволенные офицеры, опять заняли свои должности в армии, молодежи было разрешено обучаться за границей.

Александр I понимал, что надо постепенно ущемлять дворянство, так как они недобросовестно пользовались своими правами и угнетали крепостных крестьян. Однако император не спешил объявлять открытую войну дворянским привилегиям, так как это могло обратиться в очередной дворцовый переворот.

Единственное, что он мог сделать – это закрепить за низшими слоями общества ряд прав и свобод, которые значительно облегчали им жизнь. Крепостные имели право выкупить у помещика свою свободу и земельный надел, который за ними закреплялся. Помещикам было запрещено поднимать налог на землю.

Также Император заботился об образовании населения: открывались начальные школы для детей крестьянства, в Петербурге, Казане, Москве и Харькове были основаны университеты.

Александр I наделил Сенат и Государственную думу полномочиями, которые были неслыханные для государства с единоличным монархическим правлением – заниматься проверкой его указов и устанавливать, не противоречат ли они законодательству Империи. Благодаря своей либеральной мудрой политике, Александр I заслужил звание в устах народа как Александр Благословенный.

Внутренняя политика после Отечественной войны

Всеобщие разрушения, которые пережила страна во время Отечественной войны 1812 года, заставили Александра I отречься от своей либеральной политики и выбрать консервативный и весьма централизованный путь дальнейшего развития. Логически такая смена приоритетов вполне объяснима: необходимо было восстанавливать страну.

В Российской Империи был установлен жесточайший полицейский режим. Сразу после окончания военных действий к Российской Империи присоединилась часть Польши. Там были учреждены государственные органы – Сенат и Польская палата, члены которых имели полномочия монархов.

В 1818 году, Александром I была дарована Конституция польским землям. На самом деле это был своеобразный эксперимент Императора: он хотел удостовериться, насколько эффективно она будет работать, чтобы в дальнейшем ввести ее на территории всей Империи.

Планы отмены крепостного права так и остались нереализованными. Более того, к вопросам социальных реформ Александр I более не возвращался. Последние года жизни, к огромному сожалению, поставили крест на всех его предыдущих добродетелях.

Император выбрал для себя поведение наблюдателя: он не контролировал Сенат, армию и дворянство. Историки объясняют это затяжной депрессией после войны. Так или иначе, но государь все — таки не смог добиться поставленных целей.

Но расположения народа он смог сохранить до последних своих дней, ведь был первым правителем, который самостоятельно, без социального давления, впервые поднял вопрос об отмене крепостного права.

Нужна помощь в учебе?



Предыдущая тема: Российская империя на рубеже XVIII-XIX веков: Павел I, реформы, указы
Следующая тема:&nbsp&nbsp&nbspВнешняя политика Александра I — основное направление, восточный вопрос

Таблица срочно внутренняя политика Александра I 1801 -1825 1) Ликвидация последствий

1801-1825 гг. — период правления в России императора Александра I Пав­ловича, прозванного Благословенным.

Во внутренней политике Александр I в начале правления провел умеренно либеральные реформы, разработанные Негласным комитетом и М. М. Сперан­ским. 2 апреля 1801 г. Александр I восстановил Жалованные грамоты дворянству и городам, ликвидировал Тайную канцелярию. В 1802 г. был реформирован Сенат, учреждены ми­нистерства вместо коллегий. В 1803 г. был издан указ о «вольных хлебопаш­цах». В 1803-1804 гг. было принято новое положение об учебных заведе­ниях, основаны 5 новых университе­тов. В 1809 г. было отменено право помещиков ссылать крестьян в Сибирь. В 1810 г. был учрежден Государствен­ный совет. Во второй половине цар­ствования Александр I поначалу про­должал либеральные преобразования: в ноябре 1815 г. даровал конституцию Царству Польскому, в 1816-1819 гг. от­менил крепостное право в Прибалтике. В 1818-1820 гг. Н.Н. Новосильцев по поручению Александра I разработал проект Конституции для России, а А.А. Аракчеев — проект отмены кре­постного права, оставшиеся нереали­зованными. Однако затем Александр провел ряд консервативных реформ. В 1815 г. началось создание военных поселений. В 1822 г. было возобновле­но право помещиков ссылать крестьян в Сибирь.

Основными направлениями внешней политики Александра I были севе­ро-западное, западное и южное. На северо-западе главной задачей было недопущение союза Англии и Швеции. С этой целью Россия в 1808-1809 гг.

вела войну со Швецией. На западе главной задачей было противодействие экспансии Франции в Европе. С этой целью Россия вела в 1805-1807 гг. войну с Францией, по итогам кото­рой был заключен Тильзитский мир. В 1812 г. Россия в ходе Отечественной войны отразила наполеоновскую агрес­сию, а в 1813-1814 гг. русская армия провела Заграничный поход. В 1815 г. по итогам Венского конгресса в состав России вошло Царство Польское и по инициативе Александра I был образо­ван Священный союз (Россия, Австрия, Пруссия), направленный на подавление революционных движений в Европе. На юге главной задачей было присоедине­ние новых территорий в Закавказье и Причерноморье. С этой целью Россия в 1804-1813 гг. вела войну с Ираном, а в 1806-1812 гг. — с Османской им­перией.

Историки, в частности А. Н. Сахаров, считают, что период правления Алек­сандра I сложно оценить однозначно. С одной стороны, были проведены серьезные реформы системы государ­ственного управления, облегчилось положение крестьян, было отменено крепостное право в Прибалтике. В ходе войн Россия отстояла свою независи­мость, присоединила Финляндию, Поль­шу, Бессарабию, Восточную Грузию, Азербайджан. С другой стороны, сохра­нение крепостного права, учреждение военных поселений, непоследователь­ность либеральных реформ привели к появлению тайных политических обществ: в 1816 г. — Союза спасения, в 1818 г. — Союза благоденствия и, в итоге, к восстанию декабристов в 1825 г.403 слова

6.5. Внутренняя политика Александра I в 1815–1825 гг. История России [Учебное пособие]

6.5. Внутренняя политика Александра I в 1815–1825 гг

Усиление реакции

После создания Священного союза и возвращения в Россию в 1815 г., Александр I проявлял все больше сомнений в необходимости конституционной реформы.

В документах Венского конгресса содержалось постановление, обязывающее Александра I дать конституционное устройство отошедшим к России польским землям. В мае 1815 г. был обнародован царский манифест о даровании вновь образованному Королевству Польскому конституции, самоуправления, права иметь собственную армию. 15 ноября 1815 г. конституция была утверждена. Польская корона объявлялась наследственной для российских императоров, но власть их ограничивалась конституцией.

На открытии первого заседания сейма в Варшаве Александр I подчеркнул свое намерение распространить конституционный порядок на всей территории России. Вскоре он дал поручение министру юстиции Н. Н. Новосильцеву подготовить проект российской Государственной уставной грамоты в духе польской конституции. Это было последним проявлением правительственного либерализма в конституционном вопросе. В 1820 г. проект Уставной грамоты был одобрен царем, но обнародование его так и не состоялось.

В 1818–1819 гг., Александр I дал поручения нескольким сановникам подготовить предложения об отмене крепостного права. Еще в 1816 г. было проведено освобождение крестьян в Эстляндии. Земельный надел они получали от помещика на условиях аренды и в перспективе должны были выкупить его в собственность. Аналогичные условия освобождения предусматривались положением о лифляндских и курляндских крестьянах.

Проекты отмены крепостного права в русских губерниях составляли по поручению царя П. Д. Киселев, Н. С. Мордвинов, П. А. Вяземский, Н. Г. Репнин, А. А. Аракчеев. Все проекты предусматривали постепенное освобождение крестьян без ущемления экономических интересов помещика. Но в целом дворянство и высшая аристократия не поддерживали начинаний Александра I по крестьянской реформе.

С 1820 г. во внутренней политике заметно определился поворот к реакции. Это было, с одной стороны, следствием революционных потрясений в Западной Европе (Испания, Неаполь и др.), с другой стороны – осознанием того, что, по выражению австрийского канцлера Меттерниха, в России «неспокойно». Так, в октябре 1820 г. произошло восстание в одном из старейших гвардейских полков – Семеновском, шефом которого являлся сам Александр. Причиной было жестокое обращение с подчиненными со стороны командира полка.

Военные поселения

В последнее пятилетие царствования Александра I наиболее реакционным шагом во внутренней политике было учреждение военных поселений. Идея эта возникла еще в конце XVIII в., когда остро стояла проблема комплектования армии и ее финансового обеспечения. Правительство искало пути сокращения расходов на содержание армии и улучшения бытовых условий солдат. Губительными были и последствия рекрутчины, особенно такие, как торговля рекрутскими квитанциями и «охотниками», т. е. добровольцами. С 1816 г. началась планомерная деятельность правительства, по организации военных поселений. Инициатором реформы был Александр I, а ее добросовестным исполнителем председатель военного департамента Государственного Совета граф А. А. Аракчеев, назначенный главным начальником военных поселений.

«Военными поселянами» стали именоваться сельские жители некоторых южных и западных губерний. К ним подселялись солдаты регулярной армии. Вместе они составляли полк. Военные поселяне освобождались от государственных податей и повинностей, но обязывались обеспечивать себя всем необходимым и выполнять общественные работы. На государственные средства в военных поселениях открывались школы, госпитали, мастерские; государство брало на себя содержание и образование детей. Мальчики с 7 до 12 лет поступали в кантонисты, т. е. числились за военным ведомством, а с 18 лет несли строевую службу. Жесткие военные порядки, непривычный образ жизни, меры принуждения – все это вызывало недовольство в среде военных поселян. Очень скоро оно приобрело характер открытых выступлений (в Херсонской губернии, в селе Чугуеве Харьковской губернии). Общественное мнение критически относилось к идее военных поселений.

После 1820 г. усилилось гонение на университеты. Вводились жесткие цензурные ограничения. Было запрещено касаться в печати вопросов государственного устройства, выступать с любой критикой вышестоящих лиц.

В 1822 г. Александр I издал распоряжение о запрещении тайных обществ и взятии с военных и гражданских чинов подписки о благонадежности. Поощрялись и даже провоцировались доносы на заподозренных в вольнодумстве.

Император много путешествовал, хорошо знал свою страну, пользовался популярностью в народе, но в последние годы правления его авторитет заметно снизился.

19 ноября 1825 г. Александр I неожиданно умер в Таганроге, где остановился в ходе поездки по южным губерниям, Крыму и Кавказу.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Trojden | Внутренняя и внешняя политика Александра I в 1816—1825 гг.

Цели урока: сформировать у учащихся представление о внутренней и внешней политике Александра I после Отечественной войны 1812 г., причинах перемен, произошедших в его политическом курсе; охарактеризовать реформаторскую деятельность Н. Н. Новосильцева и А. А. Аракчеева.

План урока

1. Священный союз и Венская система.

2. Внутренняя политика Александра I после Отечественной войны 1812 г.

ХОД УРОКА

• Проверка и актуализация знаний

В начале урока учащиеся отвечают на вопросы домашнего задания, разгадывают кроссворды. Учитель обращает внимание на выставку, подготовленную учащимися.

Тестовое задание 1

1. Бородинское сражение произошло

а) 12 июня 1812 г.

б) 26 августа 1812 г.

в) 1 сентября 1812 г.

2. Октябрь 1814 г. — дата

а) смерти М. И. Кутузова

б) бегства Наполеона с о. Эльба

в) Битвы народов

3. Исследованием северной части Тихого океана занимался

а) С. П. Крашенинников

б) В. Беринг

в) И. Ф. Крузенштерн

4. В конце апреля 1813 г. русско-прусские войска потерпели поражение

а) при Лютцене

б) под Лейпцигом

в) под Берлином

5. С предложением объединения польских земель на Венском конгрессе выступила

а) Россия б) Пруссия в) Австрия

Тестовое задание 2

1. Венский конгресс состоялся

а) в 1812 г. б) в 1813 г. в) в 1814 г.

2. В сентябре 1815 г.

а) был создан Священный союз

б) союзные войска вступили в Париж

в) русская армия вступила в польские земли

3. Манифест об исключительных правах России на Аляску был издан

а) в 1804 г. б) в 1821 г. в) в 1825 г.

4. Войска антинаполеоновской коалиции вступили в Париж

а) 4 марта 1813 г.

б) 18 марта 1814 г.

в) 14 сентября 1815 г.

5. В состав Священного союза вошли

а) Франция, Россия, Англия

б) Россия, Пруссия, Австрия

в) Россия, Австрия, Италия

Кроссворд

По вертикали: 1. Он начал войну адъютантом Барклая де Толли, затем стал командиром партизанского отряда. 2. Селение, около которого произошло сражение 26 августа 1812 г. 4. Место дислокации русских войск после отхода от Москвы. 6. Быстрое передвижение военных сил с целью решения стратегической задачи. 7. Корм для лошадей.

По горизонтали: 3. Город, который был отдан французам 5 августа 1812 г. 5. Город, с которым связано отступление французской армии по Старой Смоленской дороге. 7. Деревня, где состоялся военный совет, решивший оставить Москву. 8. Знаменитый гусар, поэт и партизан. 9. Крестьянка, ставшая во главе партизанского отряда, действовавшего в Смоленской губернии.

Ответы: По вертикали: 1. Сеславин. 2. Бородино. 4. Тарутино. 6. Маневр. 7. Фураж. По горизонтали: 3. Смоленск. 5. Малоярославец. 7. Фили. 8. Давыдов. 9. Кожина.

• Изучение нового материала

Приступая к изучению темы, учащимся предлагается познакомиться с главным вопросом урока и охарактеризовать внешнюю политику России.

1. Итогом войны стал Венский конгресс и создание Священного союза трех государей: российского, прусского и австрийского. В Вене 1 октября 1814 г. открылся конгресс для решения вопроса о послевоенном устройстве Франции и Европы. В самый разгар споров союзников о территориях 1 марта 1815 г. Наполеон самовольно покинул остров и высадился со своими сторонниками на юге Франции. Через три недели он фактически без единого выстрела вошел в Париж. 18 июня 1815 г. в битве при Ватерлоо Наполеон потерпел поражение, был пленен и сослан на остров Святой Елены, где и прожил до конца своих дней.

Учащимся предлагается на основе текста учебника выписать в тетрадь основные вопросы, решенные на Венском конгрессе. По окончании работы учащиеся отвечают на вопросы: 1. Как Заграничный поход русской армии повлиял на международный авторитет России?

2. С какой целью был создан Священный союз? Внимание учащихся обращается на карту.

Далее предлагается вспомнить о так называемом восточном вопросе и греческом проекте Екатерины II. Вопросы: 1. Какие цели преследовали европейские государства и Россия на Балканах? 2. Почему в начале 20-х гг. обострился восточный вопрос? 3. Можно ли считать европейские государства, в том числе и Россию, борцами за свободу греков от османского ига? 4. Каковы причины обострения отношений между членами Священного союза?

2. Приступая к характеристике внутренней политики Александра I, учащимся предлагается вспомнить основные направления политики перед войной 1812 г. Учитель ставит перед учащимися задачу — по окончании урока определить причины перемены во внутренней политике Александра I после войны 1812 г. Учащиеся работают с текстом учебника и заполняют таблицу. Особое внимание уделяется терминам «либеральная политика», «консервативная политика», работа над которыми была начата на предыдущих уроках.

Внутриполитический курс Александра I

Политика: указы, мероприятия и т. п.

1801—1812 гг.

1815—1825 гг.

Либеральная

   

Консервативная

   

Учитель осуществляет проверку работы, предлагая ответить на вопросы: 1. Как вы думаете, какое влияние оказала Отечественная война 1812 г. на внутреннее положение в Российской империи? 2. С чем были связаны перемены во внутренней политике Александра I? 3. Можно ли считать, что Заграничный поход повлиял на внутреннее состояние российского общества? 4. Как вы думаете, почему Александр I пошел на «польский эксперимент»? 5. Почему русский самодержец ввел конституцию на территории автономной области, а не во всей империи? Задание: Охарактеризуйте мотивы императора в желании ввести конституцию в Польше.

Учитель отмечает, что работу над текстом российской конституции царь поручил Н. Н. Новосильцеву. Учащиеся заслушивают сообщение об этом государственном деятеле.

Учитель заранее может размножить текст «Уставной грамоты Российской империи» Н. Н. Новосильцева. После прочтения документа учащиеся отвечают на вопросы: 1. Можно ли считать, что с введением в действие этого документа Российская империя стала бы ограниченной монархией? 2. Наличествует ли в проекте принцип разделения властей? Задания: 1. Подчеркните одной чертой высшие органы управления Российской империи, представленные в проекте Новосильцева. 2. Подчеркните двумя чертами их компетенцию. 3. Отметьте сходство и отличие проекта Новосильцева с проектом Сперанского.

Работая с текстом учебника, учащиеся записывают в таблицу указы, которые носили консервативный характер. Проект конституции, подготовленный Новосильцевым, был забыт. Разорение крестьян и помещиков центральной части России в ходе войны 1812 г. привели к тому, что Александр I пошел на вынужденную меру — разрешил продавать в частные руки государственных крестьян. Усиление крепостнических порядков консервировало самодержавную форму правления, препятствовало его реформированию. С 1820 г. начинается усиление реакционного курса. Крестьянам было запрещено жаловаться на жестокость помещиков, последние получили вновь право ссылать крепостных в Сибирь. В армии началась жесткая муштра, в результате в 1820 г. вспыхнуло восстание в Семеновском полку. Усилились гонения на просвещение и печать. В 1821 г. в Казанском и Петербургском университетах были уволены в отставку передовые профессора, против некоторых из них были возбуждены судебные дела, неблагонадежные студенты отданы в солдаты.

Нерешенность назревших и ставших явными проблем (тормозившей развитие страны самодержавной власти и крепостного права) привели к возникновению тайных организаций в армии.

Потрясения, связанные с тяжелой войной, со смертью детей, память о насильственной смерти отца привели Александра I к увлечению мистицизмом. В 1814 г. он приблизил к себе архимандрита Фотия. Министерство народного просвещения было преобразовано в Министерство духовных дел и народного просвещения. Проводилась политика на усиление положения и влияния православной церкви в стране в ущерб другим конфессиям. Была запрещена деятельность ордена иезуитов, появившихся в России в правление Павла I.

В заключение учитель обращает внимание учащихся на внутренние проблемы государства и отмечает главную — крепостное право, которое препятствовало инициативе крестьян и тормозило экономическое развитие в целом. Учащимся предлагается вспомнить содержание указа о «вольных хлебопашцах», изданного в 1803 г. В рамках либерального курса в 1816 г. был опубликован закон о полной отмене крепостного права в Эстляндии (однако земли сохранялись за помещиками), т. е. крестьяне освобождались от крепостной зависимости без земли, а в 1818—1819 гг. подобная реформа была проведена в Курляндии и Лифпяндии. Вопросы: 1. Как вы думаете, какие последствия имел этот закон для экономики этих земель? 2. Почему в качестве «полигона» этой реформы были избраны земли Прибалтики?

Разработкой общероссийской крестьянской реформы по указанию императора занимался А. А. Аракчеев. Учащиеся заслушивают сообщение об этом государственном деятеле. Учитель может дополнить сообщение, например характеристикой, которую дал Аракчееву А. С. Пушкин:

Всей России притеснитель,

Губернаторов мучитель

И Совета он учитель,

А царю он — друг и брат.

Полон злобы, полон мести,

Без ума, без чувств, без чести,

Кто же он? Преданный без лести,

… Грошевой солдат.

Другой поэт, Е. А. Баратынский, писал об Аракчееве так:

Отчизны враг, слуга царя,

К бичу народов — самовластью —

Какой-то адскою любовию горя,

Он не знаком с другою страстью…

Скрываясь от очей, злодействует впотьмах,

Чтобы злодействовать свободней,

Не нужно имени: у всех оно в устах,

Как имя страшное владыки преисподней.

Однако тот же самый Пушкин в 1834 г. написал в письме к жене: «Аракчеев… умер. Об этом во всей России жалею я один. Не удалось мне с ним свидеться и наговориться». А П. А. Вяземский отмечал, что «это лицо, как и многие другие лица современной истории, ожидает еще верного, строгого, но и беспристрастного суда истории… ибо нередко имеют слишком большое значение сплетни, предубеждения, личности и страсть текущего дня». Сам Аракчеев, подводя итог прожитому, писал: «В жизни моей я руководствовался всегда одними правилами — никогда не рассуждал по службе и исполнял приказания буквально, посвящая все время и все силы мои службе царской. Знаю, что меня многие не любят, потому что я крут, да что делать? Таким меня Бог создал! И мною круто поворачивали, а я за это остался благодарен. Мягкими французскими речами не выкуешь дела! Никогда я ничего не просил для себя, и милостью Божьей дано мне все! Утешаюсь мыслью, что я был полезен».

Далее учащиеся работают с текстом учебника. Задание:

1. Выпишите в тетрадь предлагаемые Аракчеевым условия освобождения крестьян. Вопрос: Как вы думаете, отвечал ли интересам помещиков и крестьян проект, предложенный Аракчеевым? Учитель может дополнить информацию учебника. Подлинник проекта не найден, о нем известно со слов и письменных свидетельств других лиц. По мнению Аракчеева, проект учитывал интересы помещиков, так как они получали наличный капитал для уплаты долгов и развития хозяйства в новых условиях, строя свои отношения с крестьянами на рыночной основе. Если бы проект стал реализовываться, то процесс освобождения крестьян затянулся бы на 200 лет.

«Аракчеевщиной» называли современники и ученые период «всевластия» этого государственного деятеля, не принимая в расчет, что в самодержавном государстве без императора не принималось ни одно решение, например с военными поселениями. После войны 1812 г. экономика страны оказалась в тяжелом положении: сократилась торговля, начался кризис финансовой системы. Поскольку страна не могла провести даже частичную демобилизацию армии, перейдя к всеобщей воинской повинности, приходилось тратить на ее содержание более 50% бюджетных доходов. Сохранение рекрутских наборов вызывало недовольство крестьян и помещиков, которые лишались рабочих рук. Чтобы как-то попытаться решить эту проблему, Александр I предложил создать военные поселения по примеру казачьих полков вдоль западной границы государства. Было предложено поселить пехоту возле Новгорода, а кавалерию — на Украине. Военными поселянами стало около 10% русской армии.

Предполагалось, что в результате организации округов военных поселян будут сокращены расходы на армию, в мирное время не будут проводиться рекрутские наборы. В результате произойдет формирование зажиточного военно-земледельческого сословия, которое станет социальной опорой самодержавия. Однако на практике создание поселений натолкнулось на резкое сопротивление солдат и крестьян Новгородской, Херсонской и Слободско-Украинской губерний. Наиболее крупным протестом стало восстание летом 1819 г. в Чугуеве близ Харькова, подавленное властями.

До введения в действие указа крестьяне были втянуты в товарно-денежные отношения. Переходя в разряд хозяев-поселян, они становились обязанными содержать солдат действующей армии. Насильственное прикрепление крестьян к земле, запрещение заниматься торговлей и промыслами приводили к разорению.

Вопрос: Докажите, что военные поселения ограничивали возможности свободного развития хозяйства.

• Закрепление материала

1. Почему император отошел от либерального курса во внутренней политике?

2. Каковы, на ваш взгляд, субъективные и объективные причины изменения внутреннего курса императора?

3. Можно ли считать, что Россия была не готова к кардинальным переменам политического строя и введению конституции?

Домашнее задание: § 5, вопросы и задания в конце параграфа.



Внутренняя политика Александра III (кратко) |

 /   / 

Внутренняя политика Александра III (кратко)

Начальный период правления царя Александра Третьего пришёлся на эпоху борьбы двух партий: монархической и либеральной, которая желала от правителя продолжения реформ Александра Второго. Сам же правитель отменил всякую возможность конституционности России и стал укреплять самодержавие.

Четырнадцатого августа 1881 года правительство принимает закон, согласно которому для пресечения беспорядков и террора могло вводиться чрезвычайное положение, а также применяться карательные средства. Уже спустя год появляется секретная полиция.

При этом, Александр Третий был уверен, что все разногласия и беды в государстве произрастают из образованности низших сословий и вольнодумства его подданных, что было последствием реформ его отца. Так началась эпоха политики контрреформ.

В качестве основного очага террора считались университеты и поэтому в 1884 году вышел так называемый университетский устав, которым резко ограничивалась автономия учебных заведений, а в стране введена жёсткая цензура.

В начале апреля царь издаёт Манифест, который составил один из его приближённых, реакционер К. Победоносцев. Данный документ существенно ограничивал земские права, а их фактическая работа бралась под пристальный контроль губернаторов. Отныне в городских думах было большинство заседателей из чиновников и купцов, а в земских думах было до 90% дворян. Это стало возможным из-за повышения имущественного ценза.

В 1890 году правитель России Александр Третий принимает обновлённое положение о земствах. Теперь суд стал зависимым от правительства, а мировые суды были на грани ликвидации.

Тогда же были отменены общинное землепользование и подушная подать, а также введён обязательный выкуп земли. При этом цены были снижены. В 1882 году открывается Крестьянский банк, целью которого являлась выдача крестьянам ссуд на приобретение частной собственности и земли.

Царь понимал всю важность армейских резервов и по этой причине формировал резервные полки и пехотные батальоны. Кроме того, он создал кавалерийскую дивизию, которая способна вести бой, как в пешем, так и конном строю.

Для ведения сражений в горной местности формировались артиллерийские осадные батальоны, а также мортирные полки и батареи горной артиллерии. А для транспортировки войск создаётся особая железнодорожная бригада.

В 1892 году также появляются речные минные роты, военные голубятни, воздухоплавательные отряды, а также крепостные телеграфы.

Внутренняя политика Александра III: (таблица):



Интересные материалы:

Внешняя и внутренняя политика александра 1 (таблица): История

В 1805 году путём заключения ряда трактатов была фактически оформлена новая антифранцузская коалиция, и 9 сентября того же года Александр отбыл в действующую армию. Хотя командующим являлся М. И. Кутузов, фактически главную роль в принятии решений стал играть Александр. Император несёт главную ответственность за разгром русско-австрийской армии при Аустерлице, тем не менее в отношении ряда генералов были приняты серьёзные меры: генерал-лейтенант А. Ф. Ланжерон был уволен от службы, генерал-лейтенант И. Я. Пржибышевский и генерал-майор И. А. Лошаков отданы под суд, был лишён отличий Новгородский мушкетёрский полк.

22 ноября (4 декабря) 1805 было заключено перемирие, по которому русские войска должны были покинуть австрийскую территорию. 8 (20) июня 1806 года в Париже был подписан русско-французский мирный трактат. В сентябре 1806 Пруссия начала войну против Франции, а 16 (28) ноября 1806 года Александр объявил о выступлении Российской империи против Франции. 16 (28) марта 1807 года Александр выехал к армии через Ригу и Митаву и 5 апреля прибыл в Главную квартиру генерала Л. Л. Беннигсена. В этот раз Александр меньше, чем в прошлую кампанию, вмешивался в дела командующего. После поражения русской армии в войне он был вынужден пойти на мирные переговоры с Наполеоном.Либеральные реформыФранко-русский союз«Иллюминация на Соборной площади в честь венчания на царство Александра I»

С первых дней нового царствования императора окружили молодые люди, которых он призвал помогать ему в преобразовательных работах. Они составили т. н. Негласный комитет. В 1801—1803 годы была проведена реформа высших органов государственной власти. При императоре был создан законосовещательный орган, до 1810 года именовавшийся Непременным советом, а затем преобразованный в Государственный совет. В попытке ослабить крепостное право Негласный комитет подготовил в 1803 г. «указ о вольных хлебопашцах».

Несмотря на прекраснодушные порывы и сетования по поводу крепостного права, государственная деятельность молодого Александра не выходила за рамки просвещённого абсолютизма екатерининского образца. Отличительной чертой этой идеологии является упор на расширении народного просвещения. При Александре к существующему Московскому университету добавилось несколько новых высших и привилегированных средних учебных заведений (лицеев), включая знаменитый Царскосельский лицей, позднее переименованный в Александровский. В 1804 году были изданы первые в России цензурный и университетский уставы: высшие учебные заведения получали определённую автономию.

В 1803 году Александр распустил Негласный комитет и возложил реформирование империи на плечи талантливого правоведа из низов — М. М. Сперанского. Под его руководством была проведена министерская реформа, заменившая архаичные петровские коллегии министерствами. В 1808—1809 годах Сперанский разработал план всеобъемлющего переустройства империи, предполагавший создание выборного представительного органа и разделение властей. Проект встретил упорное противодействие сенаторов, министров и других высших сановников. Перед глазами у Александра был пример отца, уничтоженного элитой, которой он упорно противостоял. Уже одобрив и начав осуществление проекта Сперанского, государь уступил давлению приближённых и отложил реформы до лучших времён.

В прославленной речи по случаю открытия польского сейма (1818) Александр вновь обещал дать конституционное устройство всем своим подданным. Тайная разработка проектов конституции и крестьянской реформы продолжалась в его окружении до конца 1810-х годов, хотя к 1812 году император уже потерял былой интерес к реформированию и отправил Сперанского в ссылку. Преобразования продолжались лишь в западных провинциях империи, где они не встречали столь ожесточённого сопротивления дворянства: так, крестьяне Прибалтики были освобождены от личной крепостной зависимости, полякам была дарована конституция, финнам — гарантирована незыблемость конституционного закона 1772 года.

В целом, александровские преобразования, от которых в обществе ожидали столь многого, оказались верхушечными и, увязнув в компромиссах между дворянскими группировками, не повлекли сколько-нибудь существенной перестройки государственного устройства.

Внешняя политика
Война третьей коалиции

ПЕРИОДИЗАЦИЯ ПРАВЛЕНИЯ АЛЕКСАНДРА I В СОВЕТСКОЙ ИСТОРИОГРАФИИ Текст научной статьи по специальности «История и археология»

Чернов А. В. Периодизация правления Александра I в советской историографии / А. В. Чернов, В. В. Блохин // Научный диалог. — 2020. — № 12. — С. 378—393. — DOI: 10.24224/2227-1295-202012-378-393.

Chernov, A. V., Blokhin, V. V. (2020). Periodization of the Reign of Alexander I in Soviet Historiography. Nauchnyi dialog, 12: 378-393. DOI: 10.24224/2227-1295-2020-12-378-393. (In Russ.).

я—mn —

E RIК JUL» I » 1 K f » ц

fc гч. ■ i 1 «4 «г — г» ithiijfllf ais uikrririflv

»LIBRAHT.ItL

pailuhiimuu 1шы11 vj

УДК 94(47).072:930

DOI: 10.24224/2227-1295-2020-12-378-393

Периодизация правления Александра I в советской историографии1

© Чернов Александр Владимирович (2020), orcid.org/0000-0001-7276-8180, ResearcherГО:D-9143-2018, кандидат исторических наук, старший преподаватель кафедры истории и социально-экономических дисциплин, федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего образования «Российский университет дружбы народов» (Москва, Россия), [email protected]

© Блохин Владимир Владимирович (2020), orcid.org/0000-0002-4901-2534, ResearcherID А-6163-2017, доктор исторических наук, заведующий кафедрой истории и социально-экономических дисциплин, федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего образования «Российский университет дружбы народов» (Москва, Россия), [email protected]

Рассматривается проблема периодизации правления императора Александра I в трудах советских историков. Актуальность исследования обусловлена дискуссионностью вопроса. Осознание того, что всякая периодизация условна, появившееся у современных историков, требует ревизии различных подходов к периодизации истории. В рамках исследования выполнен обзор широкого круга историографических источников, в который вошли специальные исследования, посвященные периоду правления Александра I, а также обобщающие работы и учебные пособия, в которых дана характеристика этому периоду истории России. Новизна исследования видится в том, что в работе впервые в отечественной историографии проанализировано, как исследователи решали вопрос о периодизации правления Александра I в течение всего советского периода. Выявлены различные подходы к периодизации российской истории первой четверти XIX века. Прослежено их развитие в течение всего времени существования советского государства. Особое внимание уделяется противоречиям, которые имеют место в подходах к периодизации правления Александра I, предложенных советскими историками.

Ключевые слова: периодизация; Александр I; советская историография; аракчеевщина.

1. Введение

«Дней Александровых прекрасное начало» — эта строка, заимствованная А. С. Пушкиным у Г. Р. Державина, известна всем нам со школьной скамьи. Она отсылает нас к представлению о том, что правление Александра I делится на два периода: время реформ, которое часто связывают с именем М. М. Сперанского, и время реакционной политики, так называемой «аракчеевщины». Таким образом, по верному замечанию А. В. Предтеченского, проблема периодизации правления Александра I оказалась неразрывно связана с «вопросом об определении характе-

1 Публикация подготовлена при поддержке Программы РУДН «5-100».

ра внутренней политики александровского царствования» [Предтеченский, 1957, с. 21].

Данный вопрос приобретает особенную важность в связи с тем, что многие отечественные и зарубежные авторы пришли к выводу о субъективности всякой периодизации [Периодизация …, 1998; Шелина, 2012; Périodes …, 1991]. А. Я. Гу-ревич по этому поводу пишет следующее: «Историки <…> полагают, что периодизацию, утвердившуюся в историческом знании, можно принимать как некую неоспоримую данность, встраивая свои конкретные изыскания в те рамки, которые были унаследованы от предшественников» [Гуревич и др., 1998, с. 252]. Особенно часто это происходит, когда исследователям приходится иметь дело с явлениями и процессами, выходящими за хронологические рамки основной тематики их исследований [Минихина, 1998, с. 279]. В данной ситуации рассмотрение концепций периодизации и тех принципов, которые положены в их основание, как мы полагаем, позволит значительно приблизиться к пониманию историографической ситуации вокруг Александровской эпохи.

Особый интерес представляет изучение периодизаций Александровского времени, которые предлагали советские историки, поскольку в отечественной историографии той эпохи мнение авторитетов имело зачастую решающее значение. Особую роль играли взгляды «классиков марксизма-ленинизма». Так В. И. Ленин в статье «Гонители земства и аннибалы либерализма», настаивая на «демагогическом» характере «либеральных» проектов царской власти, привел в качестве примера такой политики мероприятия русского правительства конца XVIII — XIX веков: «монархи то заигрывали с либерализмом, то являлись палачами Радищевых и «спускали» на верноподданных Аракчеевых» [Ленин, 1967, с. 30]. Эта цитата стала основой для целой концепции «заигрывания с либерализмом», а также была воспринята как ключевая характеристика внутренней политики Александра I и кочевала в исследованиях советских историков из работы в работу.

В советское время властью оказалось маргинализировано изучение внутренней политики российских самодержцев. Деятельность Александра I и его правительства должна была стать фоном для изучения развития декабристских обществ, поэтому в период с 1917 по 1991 годы вышло совсем немного работ, посвященных внутренней политике всего периода царствования Александра I. В связи со сложившейся ситуацией в области изучения заявленной темы в качестве источников для данного исследования мы привлекли не только специальные работы, но и иные научные публикации, в которых авторы обращались к вопросам периодизации Александровской эпохи, а также учебные пособия для вузов, изданные в советское время.

2. 1920-е — начало 1930-х годов

В 1920-е — начале 1930-х годов не вышло ни одной специальной работы, посвященной внутренней политике Александровской эпохи. В это время было опубликовано лишь несколько научно-популярных работ по этой теме и общие работы Н. А. Рожкова и М. Н. Покровского по русской истории, где был представлен данный сюжет.

Так, в своих обобщающих работах М. Н. Покровский дал полноценную характеристику лишь довоенному периоду царствования Александра I. Более цельно свои взгляды на данную эпоху исследователь изложил в двух энциклопедических статьях, посвященных Александру I, опубликованных в «Энциклопедическом словаре братьев Гранат» [Покровский, 1910] и первом издании «Большой советской энциклопедии» [Покровский, 1926]. По мнению Покровского, страх перед дворянством и стремление выйти из-под его контроля заставили Александра в первой половине царствования дважды обращаться к реформам. Но победа над Наполеоном позволила императору отказаться от каких-либо реформ в послевоенные годы [Покровский, 1926, с. 154—155]. Таким образом, М. Н. Покровский возрождал «пушкинскую» концепцию1 деления правления Александра I на два периода: «до-» и «послевоенный». При этом он наполнил эту схему новым содержанием и предложил оригинальные причины изменения политического курса в послевоенные годы. Этой же периодизации придерживались А. А. Кункль и С. В. Вознесенский [Кункль, 1929; Вознесенский, 1932].

Позиция Н. А. Рожкова представляется более сложной. На первый взгляд, он придерживался «пушкинской» концепции. Согласно его общей теории периодизации истории, предложенной в «Русской истории в сравнительно-историческом освещении», на первую четверть XIX века приходится переход от завершения развития «дворянской империи» к ее разложению. С первым процессом Рожков связывает реформы в сфере управления государством первой половины царствования, а со вторым — отказ от реформ в данной сфере послевоенный период [Рожков, 1923, с. 112—123; Рожков, 1924, с. 51—61]. С другой стороны, экономическую и социальную политику эпохи Александра I исследователь рассматривает в разделе, посвященном послевоенному периоду. При этом Рожков приходит к выводу, что эти преобразования «отражают в себе непосредственно начавшийся в те годы поворот в хозяйственной жизни России» [Рожков, 1924, с. 47—48]. Таким образом, Н. А. Рожков делит на «довоенный» и «послевоенный» этап в первую очередь политику в административно-управленческой сфере; социально-экономическая же политика, по мнению исследователя, оставалась в большей или меньшей степени цельной весь период Александровского царствования.

С альтернативной точкой зрения выступил А. Е. Пресняков. До революции известный историк-медиевист, в послереволюционные годы Пресняков был вынужден сменить тематику исследований и начал заниматься историей России первой половины XIX века. В 1924 году он опубликовал научно-популярную работу «Александр I». В данном сочинении Пресняков указывал, что проведение всеобъемлющих реформ в России представлялось российскому императору главной задачей его царствования. Однако политика императора, по мнению Преснякова, была утопична. Серия революций начала 1820-х годов поставила крест на реформистских планах российского императора и заставила его перейти к «национально-консервативной» политике [Пресняков, 1990, с. 249—257]. Таким образом, А. Е. Пре-

1 Мы называем данную концепцию «пушкинской» вслед за А. В. Предтеченским и отнюдь не

настаиваем, что А. С. Пушкин был её создателем [Предтеченский, 1957, с. 18, 22].

сняков разделял правление Александра I на два периода: реформистский, который продолжался до 1820 года, и реакционный, пришедшийся на последние пять лет правления царя.

Известный знаток русской и европейской истории начала XIX века А. Н. Ше-бунин, насколько можно судить, был противником разделения интересующей нас эпохи на какие-либо периоды. Он считал, что и до, и после 1812 года Александр I пытался реализовать меры, которые бы ограничили влияние дворянства на самодержца [Шебунин, 1925, с. 80—90].

3. 1930е — 1953 годы

Новый этап развития советской историографии начался на рубеже 1920— 1930-х годов: в 1929 году началось «Академическое дело», в середине 30-х годов взгляды Покровского были подвергнуты критике как излишне схематичные и оторванные от реальности, а в 1938 году вышел знаменитый «Краткий курс», утвердивший новую историческую политику.

В 1933 году была опубликована монография «Декабрист Никита Муравьев» Н. М. Дружинина. В первой главе данного исследования автор дает общую характеристику развития России в первой четверти XIX века. Исследователь отвергал понятие «аракчеевщины» и считал, что политика российского правительства была цельной и направленной на проведение реформ на протяжении первых двух десятилетий XIX столетия [Дружинин, 1933, с. 38]. Ситуация, по мнению Дружинина, изменилась в 1820-е годы в связи с ухудшением экономической ситуации в стране и активизацией консервативной оппозиции. В позднейших своих работах: монографии «Государственные крестьяне и реформа П. Д. Киселева» и статье «Просвещенный абсолютизм в России» — Н. М. Дружинин придерживался этой же периодизации [Дружинин, 1946; Дружинин, 1964].

Одной из главных задач, поставленных советской властью перед историками во второй половине 1930-х годов, была разработка учебных курсов и учебных пособий по истории СССР. Первые учебные пособия по истории для вузов вышли на рубеже 1930—1940-х годов.

В 1939 году увидело свет первое издание лекционного курса истории СССР конца XVIII — начала XIX веков С. Б. Окуня [Окунь, 1939] (этот курс был переиздан в 1948 и 1974—1978 годах, а также в 1956 году — в виде «книги для учителей» [Окунь, 1948; Окунь, 1974; Окунь, 1978, Окунь, 1956]). В лекциях, на первый взгляд, автор придерживается «пушкинской» схемы периодизации правления Александра I, разделяя его на «либеральный» период (1801—1812) и «реакционный» период (начиная с 1815 года). Однако эта периодизация проводится автором весьма непоследовательно, на что указывал А. В. Предтеченский [Предтеченский, 1957, с. 20—21]. Окунь утверждает, что уже в 1803 году «либеральный курс в области внутренней политики <…> доживал свои последние дни» [Окунь, 1948, с. 128]. Обращаясь к рассмотрению реформ Сперанского, автор писал: «Уже в 1808 г. Александр <.. > вновь вынужден был стать на путь подготовки либеральных реформ» [Там же, с. 168]. В начале главы, посвященной «периоду реакции», Окунь вновь

дает характеристику двум периодам правления Александра I: «Предшествующие 15 лет его царствования были годами беспрерывного позирования, беспрерывной игры. Разгром Наполеона завершился торжеством реакции <…> Теперь заигрывать больше не было нужды» [Там же, с. 331—332]. А чуть позже, характеризуя политику александровского правительства в 1820-е годы, Окунь подчеркивает, что революционные события в Испании и Италии привели «Александра вновь к отказу от какой-либо «реформаторской деятельности» (которая, очевидно, имела место после 1815 году. — А.Ч.)» [Там же, с. 346].

Эта непоследовательность в вопросах периодизации вызвана, как мы полагаем, ощущением неудовлетворительности «пушкинской» схемы. Однако по неким причинам Окунь в это время не мог или не хотел полностью отказаться от нее. С другой стороны, представления о перманентных колебаниях политического курса императора Александра I в 1801—1820 годы, как нам кажется, могут происходить из авторской интерпретации ленинского концепта «заигрываний с либерализмом». Подобные противоречия были характерны и для некоторых других историков.

В 1940 году вышел второй том учебника Истории СССР для вузов. Автором глав, посвященных первой четверти XIX века, была М. В. Нечкина. В этом издании Нечкина придерживается двучленной схемы, считая, что до войны 1812 года Александр I пытался провести «половинчатые» реформы, а во второй половине царствования перешел к сплошной «реакции» [История СССР, 1940, с. 29, 116—123]. В 1949 году вышло второе издание этого учебника. В нем М. В. Нечкина отказалась от деления Александровской эпохи на периоды, настаивая на том, что для всего царствования была характерна реакционная политика [История СССР, 1949, с. 45]. Однако в третьем издании (1954) исследовательница вновь вернулась к двучленной схеме [История СССР, 1954; Предтеченский, 1957, с. 19].

Э. Н. Бурджалов и С. С. Дмитриев в своих учебных пособиях также использовали «пушкинскую» схему периодизации правления Александра I [Бурждалов, 1941; Бурджалов, 1946; Тихомиров, 1948]. Наконец, авторский коллектив первого тома учебника по истории СССР для педагогических вузов, опубликованного в 1941 году, представил иную периодизации, согласно которой «полный отказ от каких бы то ни было планов реформ» относится к 1820 году [История СССР, 1941, с. 331].

4. Середина 1950х — середина 1980х годов

В середине 50-х годов в советском обществе произошли серьезные изменения, связанные с «развенчанием культа личности». Эти события оказали существенное влияние и на историческую науку. В новых условиях стал возможен выход в 1957 году фундаментальной монографии А. В. Предтеченского «Очерки общественно-политической истории России в первой четверти XIX века» [Предтеченский, 1957]. Впервые в истории советской исторической науки предметом монографического исследования стала внутренняя политика александровского правительства. А. В. Предтеченский настаивал на том, что правительство весь период с 1801 до 1825 годы поступательно двигалось по пути реформ. На основе этого

вывода автор отказывался от какой бы то ни было периодизации правления Александра I: «политика правительства Александра должна быть рассматриваема как единый целостный процесс, в котором нет принципиально отличных друг от друга периодов» [Там же, с. 24].

Основой для этой революционной для советской историографии концепции было представление Предтеченского о том, что означает понятие «политика»: «Понятие политики включает отнюдь не только <.. > нормативные акты <.. .> которые реализуются в практической деятельности правительства, но даже задуманные или находящиеся в стадии разработки <.. > ибо конечная цель этих мероприятий — их реализация» [Там же, с. 23]. Отталкиваясь от этой предпосылки, автор приходил к выводу, что во второй половине царствования Александра I политический курс правительства был нацелен на реформы не менее, чем в довоенные годы.

Требовал отказаться от деления александровской эпохи на несколько периодов, но с диаметрально противоположных позиций, и А. В. Фадеев. В курсе лекций, прочитанных на историческом факультете МГУ, Фадеев настаивал на том, что все правление Александра I было одинаково реакционно [Фадеев, 1960, 29—34]. Однако в учебнике по истории СССР, вышедшем в 1956 году [История СССР, 1956], данный автор, на первый взгляд, не высказывал столь радикальных идей. Отчасти это могло быть связано с тем, что в учебнике период с 1801 по 1825 годы был традиционно разделен на две главы: первая посвящена истории России до 1815 года, вторая — с 1815 года и по 1825. При этом авторы данных глав (А. В. Фадеев и М. В. Нечкина) не указывают на какие бы то ни было принципиальные различия двух периодов. Таким образом, на наш взгляд, причиной разделения царствования Александра I на два периода в данном случае являются не взгляды авторов соответствующих глав, а некие иные соображения.

С аналогичной ситуацией А. В. Фадеев, возможно, столкнулся при подготовке соответствующих разделов для четвертого тома коллективного труда «История СССР с древнейших времен». Здесь А. В. Фадеев и А. П. Бажова указывают на то, что в первой половине царствования правительство Александра I пыталось провести реформы, однако они носили отнюдь не либеральный характер, а были направлены на укрепление самодержавия. В послевоенные годы, по мнению авторов, Петербург перешел к реакционной политике, однако этот поворот не являлся резким и был «замаскирован» «неуклюжими попытками царизма сманеврировать в области внутренней политики» [История СССР, 1967, с. 167]. Таким образом, в данной работе Бажова и Фадеев выступили как сторонники двучленной периодизации, но при этом отказались от установления жесткой грани между периодами, сглаживая различия между ними.

В учебнике для педвузов под редакцией П. И. Кабанова и А. И. Козаченко ситуация была схожей. Формально во внутренней политике Александра I было выделено два периода, рубежом между которыми была война 1812 г. и Зарубежные походы. Однако характеристика этих периодов, данная П. И. Кабановым, была практически одинаковой: император стремился проводить реакционную политику, но периодически был вынужден переходить «к политике «либерального» лавиро-

вания» [История СССР, 1961, с. 496]1. В своем курсе лекций данный историк также дал противоречивую периодизацию. Сначала он заявляет, что «Александру I в первые годы его правления (1801—1807) пришлось прибегать к демагогической политике либеральных обещаний» [Кабанов, 1963, с. 20]. Позже он пишет, что после подписания Тильзитского мира императору пришлось вернуться к данной политике. Потом он указывает, что в 1815—1825 годах Александр переходит к «глубоко реакционному курсу». Но позже заявляет, что в конце 1810-х годов политическая ситуация «заставляла правительство <…> быть готовым <…> вернуться вновь к показному либерализму» [Кабанов, 1963, с. 26]. Таким образом, П. И. Кабанов вновь дает одинаковую характеристику всему периоду правления Александра I.

В 1967 году А. И. Парусов защитил докторскую диссертацию на тему: «Административные реформы в России I четверти XIX века в связи с экономической и социально-политической обстановкой». Вопрос о периодизации правления Александра I А. И. Парусов решает непоследовательно. Первоначально автор пишет о том, что реформы продолжались всю первую четверть XIX века и были вызваны объективными причинами [Парусов, 1967, с. 4]. Однако позже, обращаясь к предвоенной политической ситуации, автор пишет, что «падение Сперанского обозначало окончание периода «заигрывания с либерализмом», начавшегося после Тиль-зита [курсив мой. — А. Ч.]» [Парусов, 1967, с. 49]. А на следующей странице пишет: «во второй половине царствования [курсив мой. — А. Ч.] Александра I сторонниками самодержавия и крепостничества выдвигались предложения, долженствовавшие усовершенствовать государственный аппарат страны» [Парусов, 1967, с. 50]. С другой стороны, эта «непоследовательность» может быть авторской интерпретации ленинской концепции «заигрывания с либерализмом».

В 1968—1970 годах на страницах советских журналов состоялась дискуссия

0 сущности и хронологических рамках просвещенного абсолютизма. Большинство авторов, участвовавших в ней, ограничивали этот период второй половиной XVIII века. Однако И. А. Федосов настаивал на том, что это явление имеет более широкие хронологические рамки, и включал в него первую половину царствования Александра I (до 1815 года). Вторая половина александровской эпохи, по мнению Федосова, относится уже к третьему периоду в истории абсолютизма, пришедшемуся на 1815—1861 годы. Этому периоду исследователь дает следующую характеристику: «После войны 1812—1815 гг. Россия вступила в полосу общего кризиса феодального строя <.. > В этих условиях российских абсолютизм мог добиться необходимого «равновесия», чтобы обеспечить собственное господство, только всемерной и безусловной поддержкой дворянства. Его социальная политика приобретает откровенно консервативный и реакционный характер» [Федосов, 1971, с. 62].

Дискуссия об абсолютизме подвигла С. Б. Окуня изложить свои взгляды на сущность политики «заигрывания с либерализмом». К началу 1970-х годов С. Б. Окунь серьезно пересмотрел свои взгляды по этому вопросу. Совсем небольшую полемическую статью «К вопросу о сущности русского абсолютизма»

1 В более поздних изданиях учебника вопрос периодизации правления Александра I решался

сходным образом.

он посвятил выявлению различий политики «просвещенного абсолютизма» и «заигрывания с либерализмом». Характеризуя политику александровского правительства первых лет царствования, Окунь указывает на то, что реформы этих лет были связаны с подавлением аристократической фронды, то есть имели характер политики «просвещенного абсолютизма», которая «являлась политикой противопоставления власти абсолютного монарха притязаниям аристократической конституции» [Окунь, 1973, с. 114]. Однако дальнейшая политика Александра I, согласно данной статье, имела уже иной характер: в условиях нарастания революционной опасности как внутри страны, так и за рубежом «либеральный курс монарха призван предупредить революционную опасность» [Там же, с. 115]. Таким образом, «политика «заигрывания с либерализмом» была направлена на предупреждение рядом частных уступок революционного взрыва и допускала даже введение конституционных ограничений» [Там же]. Наконец, автор признает, что реформы александровского правительства имеют «прогрессивный» характер.

К сожалению, в данной статье Окунь ничего не говорит о периодизации правления Александра I, однако те кардинальные изменения, которым подверглась его концепция, позволяют нам предположить, что данный автор отказался от жесткого противопоставления двух периодов царствования. Как кажется, в последние годы жизни Окунь значительно приблизился к взглядам А. В. Предтеченского, признав способность царского правительства к эволюции.

В 1981 году вышла монография Н. П. Ерошкина, в которой он предпринял попытку дать характеристику основных особенностей и тенденций развития абсолютизма первой половины XIX века. Ерошкин считает, что причиной александровских реформ стало усиление классовой борьбы в конце XVIII века. Оценивая сами реформы, Ерошкин настаивает на том, что они «значительно укрепили высший и центральный государственный аппарат, а местные правительственные и сословные учреждения теснее связывались с центром» [Ерошкин, 2006, с. 71]. Это, по мнению исследователя, «в конце первого и в начале второго десятилетия XIX века позволило Александру I отвернуться от либеральных планов» [Там же, с. 72]. При этом, касаясь вопроса о периодизации, Ерошкин настаивает на том, что нет никаких причин выделять некие периоды внутри Александровской эпохи, «ибо и политика заигрывания с либерализмом <.. > и сменившая ее «аракчеевщина» имели одну цель — укрепление самодержавно-крепостнического строя» [Там же, с. 71].

Также в 1981 году вышло новое учебное пособие по истории СССР XIX — начала ХХ для вузов под редакцией И. А. Федосова. Автором параграфов, посвященных внутренней политике Александровского времени, был сам Федосов. Историк признавал, что «Александр I в начале своего царствования (до 1812 года) пытался <.. > провести социальные и административные преобразования» [История СССР, 1981, с. 37], но их реализации помешало сопротивление консервативно настроенного дворянства. Послевоенный период Федосов называет «временем правительственной реакции» [Там же, с. 56]. При этом автор пишет, что в эти годы продолжилась политика реформ, которые, впрочем, имели «ничтожные» результаты. Интересно заметить, что, подводя итог и первому, и второму периоду царство-

вания, И. А. Федосов приходит к идентичным выводам: результатом Александровского периода и в 1801—1812 и в 1815—1825 годах было укрепление самодержавия [Там же, с. 37, 62]. Таким образом, при внимательном рассмотрении отличия двух периодов невелики.

5. Вторая половина 1980-х — 1991 годы

В самом конце 1980-х годов в период «перестройки» интерес к теме реформ в советской историографии достиг своего пика. В 1989 году вышло сразу две работы, раскрывающие сущность и судьбы реформистских попыток Александра I. Во-первых, это историко-философская книга Н. Я. Эйдельмана «»Революция сверху» в России» [Эйдельман, 1989]. В данной работе автор обращается к изучению сущности кардинальных реформ и их проектов, инициированных российскими правительственными кругами, которые он определяет как «революции сверху». Попытку проведения такой «революции» Эйдельман видит и в политике александровского правительства. Он настаивает на искреннем либерализме царя и его желании провести коренные реформы в стране и объясняет отказ от реализации разработанных проектов объективными причинами. Проекты Сперанского не были реализованы из-за приближающейся Отечественной войны, «Уставная Грамота» не была принята из-за сопротивления дворян-крепостников, которых Александр I справедливо опасался. В своей работе Эйдельман не касается вопроса о периодизации александровской эпохи, однако общий ход его рассуждений не позволяет сомневаться в том, что исследователь сознательно отказался от разделения первой четверти XIX века на какие бы то ни было отдельные периоды.

Во-вторых, это монография С. В. Мироненко «Самодержавие и реформы: политическая борьба в России в первой четверти XIX в.», легшая в основу его докторской диссертации [Мироненко, 1989]. Исследователь считает, что в течение всей первой четверти XIX века в русском обществе и правительстве шли ожесточенные споры по поводу проведения коренных реформ, «победу в которых в изучаемые период одержали реакционные силы» [Там же, с. 5]. Мироненко настаивает на том, что эта борьба продолжалась всю первую четверть XIX века и именно в 1815—1825 годы «решался вопрос, пойдет ли страна в ногу со временем или самодержавие и крепостничество и далее будут сковывать ее развитие» [Там же]. В основе этой позиции лежит признание в духе А. В. Предтеченского: борьба вокруг реформ — элемент реальной политики. Однако Мироненко расходится с Предтеченским в вопросе о периодизации правления Александра I и настаивает на том, что в самом начале 1820-х годов произошел окончательный поворот в сторону реакции [Мироненко, 1989, с. 6—7, 216—227; Мироненко, 1990, с. 72—73].

В 1990 году вышла первая со времен А. Е. Преснякова биографическая работа, посвященная Александру I. Ее автор, В. А. Федоров, с некоторыми оговорками придерживался той же периодизации, что и С. В. Мироненко [Федоров, 1990, с. 65—66, 68]. Такой же подход Федоров использовал и в учебнике для вузов, опубликованном в 1989 году [История СССР, 1989, с. 445].

6. Заключение

Таким образом, в советской историографии существовало три подхода к периодизации правления Александра I. Первый подход — «классический», — при котором данный период делится на две части: «до» и «после» войны 1812 года и Зарубежных походов. Второй подход предлагает разделение на период до 1820 года и после него. Третий подход представляет собой отказ от разделения правления Александра I на какие бы то ни было периоды. При этом третий подход имеет две вариации. Одна заключается в том, что весь период правления Александра I имеет реакционный характер, а все реформы и проекты реформ имеют лишь демагогический характер. Согласно другой версии данного подхода, для всего периода царствования Александра I характерны попытки реформирования российского государства и общества в «духе времени».

Первый подход был характерен, в первую очередь, для обобщающих работ и учебной литературы. В исследованиях, посвященных внутренней политике Александра I, он встречается очень редко, например, см.: [Кункль, 1929]. Это, очевидно, связано с тем, что большинство советских специалистов по данному периоду считали «традиционную» периодизацию не соответствующей действительности. Заметим, что с течением времени и накоплением знаний об изучаемом периоде, количество сторонников «традиционной» периодизации уменьшается. Однако радикальные изменения происходят лишь во второй половине 1980-х годов, когда выходит целая группа публикаций, в том числе новый вузовский учебник, в которых используются иные подходы к периодизации.

При этом для многих учебных и обобщающих работ, в которых применяется данная схема, была характерна ситуация, когда авторы решали вопросы периодизации правления Александра I непоследовательно. Формально они придерживались «традиционной» периодизации, но при этом давали обоим периодам практически одинаковую характеристику. Таким образом, они приближались к отказу от разделения правления Александра I на несколько периодов, для которых характерны принципиальные отличия в политическом курсе. Особенно ярко это проявилось в исследовании А. В. Фадеева, который в учебниках и обобщающих работах формально придерживался «традиционной» периодизации [История СССР, 1956; История СССР, 1967], но в своем лекционном курсе заявлял о необходимости отказа от разделения правления Александра I на несколько периодов [Фадеев, 1960]. Заметим, что речь идет о работах, вышедших за очень небольшой промежуток времени. Причиной этих противоречий могла быть приверженность традиции и вера в авторитеты или идеологическое давление. Этот вопрос требует дополнительного изучения.

Литература

1. Бурджалов Э. Н. История СССР (Первая четверть XIX в.) / Э. Н. Бурджалов. — Москва : [б. и], 1946. — 192 с.

2. Бурджалов Э. Н. Курс истории СССР. Лекции 30—36. (Стенограмма лекций, прочитанных в ВПШ при ЦК ВКП(б) в 1940—1941 учебном году) / Э. Н. Бурджалов. — Москва : Типогр. ВПШ, 1941. — 183 с.

3. Вознесенский С. В. Разложение крепостного хозяйства и классовая борьба в России в 1800—1860 гг. / С. В. Вознесенский. — Москва : Изд-во общества политкаторжан и ссыль-но-поселенцев, 1932. — 267 с.

4. Гуревич А. Я. Вступительное слово / А. Я. Гуревич // Одиссей. Человек в истории. — 1998. — С. 251—255.

5. Дружинин Н. М. Государственные крестьяне и реформа П. Д. Киселева / П. Д. Киселев. — Москва ; Ленинград : Изд-во АН СССР, 1946. — Т. 1. — 635 с.

6. Дружинин Н. М. Декабрист Никита Муравьев / Н. М. Дружинин. — Москва : Изд-во Всесоюзного общества политкаторжан и ссыльно-поселенцев, 1933. — 402 с.

7. Дружинин Н. М. Просвещенный абсолютизм в России / Н. М. Дружинин // Абсолютизм в России (XVII—XVIII вв.). — Москва : Наука, 1964. — С. 428—459.

8. Ерошкин Н. П. Крепостническое самодержавие и его институты / Н. П. Ерошкин // Российское самодержавие. — Москва : РГГУ, 2006. — С. 43—282.

9. Гуревич. А. Я. Из материалов Круглого стола, проведенного в Институте Всеобщей Истории РАН / А. Я. Гуревич, Н. В. Брагинская, И. Н. Данилевский, А. В. Гордон, Е. М. Мухина // Одиссей. Человек в истории. — 1998. — С. 251—281.

10. История СССР (XIX — начала ХХ в.) : учебник / под редакцией И. А. Федосова. — Москва : Высшая школа, 1981. — 462 с.

11. История СССР с древнейших времен до 1861 года : учеб. для студентов пед. ин-тов / Н. И. Павленко, В. Б. Кобрин, В. А. Федоров ; под редакцией Н. И. Павленко. — Москва : Просвещение, 1989. — 559 с.

12. История СССР с древнейших времен до наших дней. В 2-х сериях. В 12-ти тт. / пред. глав. ред. совета Б. Н. Пономарев ; ответственный редактор А. В. Фадеев. — Москва : Наука, 1967. — Серия 1. Т. IV. — 744 с.

13. История СССР. Учебник для исторических факультетов университетов и педагогических институтов / под редакцией М. В. Нечкиной ; Ин-т истории АН СССР и кафедра истории СССР Ист. фак. МГУ — Москва : Соцэкгиз, 1940. — Т. II. Россия в XIX веке. — 762 с.

14. История СССР. Учебник для исторических факультетов университетов и педагогических институтов / под редакцией М. В. Нечкиной ; Ин-т истории АН СССР и кафедра истории СССР Ист. фак. МГУ — Изд. 2-е. — Москва : Госполитиздат, 1949. — Т. II. Россия в XIX веке. — 871 с.

15. История СССР. Учебник для исторических факультетов университетов и педагогических институтов / под редакцией М. В. Нечкиной ; Ин-т истории АН СССР и кафедра истории СССР Ист. фак. МГУ — Изд. 3-е, испр. и доп. — Москва : Госполитиздат, 1954. — Т. II. Россия в XIX веке. — 848 с.

16. История СССР. Учебник для исторических факультетов университетов и педагогических институтов / под редакцией Л. В. Черепнина. — Москва : Госполитиздат, 1956. — Т. 1 : С древнейших времен до 1861 года. Первобытно-общинный и рабовладельческий строй. Период феодализма. — 896 с.

17. История СССР. Учебник для неист. фак. / под редакцией В. И. Пичета, М. Н. Тихомирова, А. В. Шестакова ; Институт истории АН СССР. — Москва : ОГИЗ, Госполитиздат, 1941. — Т. 1. — 440 с.

18. История СССР. Учебник для пед. ин-тов Ч. 1—2 / под редакцией П. И. Кабанова. — Москва : Упедгиз, 1961—1964. — Ч. 1. / под редакцией П. И. Кабанова, А. И. Козаченко. — Москва : Упедгиз, 1961. — 600 с.

19. Кабанов П. И. Курс лекций по истории СССР (1800—1917) / П. И. Кабанов. — Москва : Высшая школа, 1963. — 384 с.

20. Кункль А. А. Аракчеевщина / А. А. Кункль. — Москва : Издательство Всесоюзного о-ва политкаторжан и сс.-поселенцев, 1929. — 64 с.

21. Ленин В. И. Гонители земства и аннибалы либерализма / В. И. Ленин // Ленин В. И. Полное собрание сочинений. — Москва : Политиздат., 1967. — Т. 5. — С. 21—72.

22. Мироненко С. В. Самодержавие и реформы. Политическая борьба в России в начале XIX в. / С. В. Мироненко. — Москва : Наука, 1989. — 240 с.

23. Мироненко С. В. Страницы тайной истории самодержавия : Политическая история России первой половины XIX столетия / С. В. Мироненко. — Москва : Мысль, 1990. — 235 с.

24. Окунь С. Б. История СССР : лекции / С. Б. Окунь. — Ленинград : ЛГУ, 1974—1978. — Ч. 1 : Конец XVIII — начало XIX века. — 222 с.

25. Окунь С. Б. История СССР : лекции / С. Б. Окунь. — Ленинград : ЛГУ, 1974—1978. — Ч. 2 : 1812—1825. — 231 с.

26. Окунь С. Б. История СССР. 1796—1825. Курс лекций / С. Б. Окунь. — Ленинград : ЛГУ, 1948. — 492 с.

27. Окунь С. Б. История СССР. Годы 1796—1856. Курс лекций / С. Б. Окунь. — Ленинград : ЛГУ, 1939. — Выпуск 1. (1796—1815). — 204 с.

28. Окунь С. Б. К вопросу о сущности русского абсолютизма (втор. пол. XVIII — нач. XIX в.) / С. Б. Окунь // Проблемы отечественной и всеобщей истории. — Ленинград : ЛГУ, 1973. — Выпуск 2. — С. 110—117.

29. Окунь С. Б. Очерки истории СССР. Конец XVIII — первая четверть XIX века / С. Б. Окунь. — Ленинград : Учпедгиз, 1956. — 416 с.

30. Парусов А. И. Административные реформы в России I четверти XIX века в связи с экономической и социально-политической обстановкой : автореферат диссертации … доктора исторических наук / А. И. Парусов. — Ленинград, 1967. — 60 с.

31. Покровский М. Н. Александр I / М. Н. Покровский // Большая Советская Энциклопедия. — Москва : Советская энциклопедия, 1926. — Изд. 1. — Т. II. — C. 154—155.

32. Покровский М. Н. Александр I / М. Н. Покровский // Энциклопедический словарь братьев Гранат. — Москва : Изд-во братьев Гранат, 1910 — 7-е изд. — Т. 2. — Стлб. 118—134.

33. Предтеченский А. В. Очерки общественно-политической истории России в первой четверти XIX в. / А. В. Предтеченский. — Москва, Ленинград : Изд-во АН СССР, 1957. — 456 с.

34. Пресняков А. Е. Российские самодержцы / А. Е. Пресняков ; сост. А. Ф. Смирнов — Москва : Книга, 1990. — С. 145—257.

35. Рожков Н. А. Русская история в сравнительно историческом освещении / Н. А. Рожков. — Ленинград, Москва : Книга, 1923. — Т. 7. — 273 с.

36. Рожков Н. А. Русская история в сравнительно историческом освещении / Н. А. Рожков. — Ленинград, Москва : Книга, 1924. — Т. 10. — 383 с.

37. Тихомиров М. Н. История СССР : учебник для неисторических факультетов взов / М. Н. Тихомиров, С. С. Дмитриев. — Москва : Политиздат, 1948. — Т. 1. С древнейших времен до 1861 года. — 410 с.

38. Фадеев А. В. Дореформенная Россия (1800—1861 гг.). Лекции из курса истории СССР, прочитанные на ист. фак. МГУ / А. В. Фадеев. — Москва : МГУ, 1960. — 184 с.

39. Федоров В. А. Александр I / В. А. Федоров // Вопросы истории. — 1990. — № 1. — С. 50—72.

40. Федосов И. А. Социальная сущность и эволюция российского абсолютизма / И. А. Федосов // Вопросы истории. — 1971. — № 7. — С. 62.

41. Шебунин А. Н. Европейская контрреволюция в первой половине XIX века / А. Н. Ше-бунин. — Ленинград : Сеятель, 1925. — 232 с.

42. Шелина Е. А. Проблема «деления» «исторического времени» в современной историографии Франции (Аналитический обзор) / Е. А. Шелина // Периодизация истории и «переходные периоды» в современной зарубежной историографии. — Москва : ИНИОН РАН, 2012. — С. 8—33.

43. Эйдельман Н. Я. «Революция сверху» в России / Н. Я. Эйдельман. — Москва : Книга, 1989. — 171 с.

44. Périodes. La construction du temps historique / Organisation et édition O. Dumoulin, R. Valéry. — Paris : Histoire au Présent, 1991. — 208 p.

periodization of the Reign of Alexander i in Soviet Historiography1

© Alexander V. Chernov (2020), orcid.org/0000-0001-7276-8180, ResearcherID:D-9143-2018, PhD in History, Senior Lecturer, Department of History and Socio-Economic Disciplines, Peoples’ Friendship University of Russia (Moscow, Russia), [email protected]

© Vladimir V. Blokhin (2020), orcid.org/0000-0002-4901-2534, ResearcherlD A-6163-2017, Doctor of History, Head of the Department of History and Socio-Economic Disciplines, Peoples’ Friendship University of Russia (Moscow, Russia), [email protected]

The problem of the periodization of the reign of Emperor Alexander I in the works of Soviet historians is considered. The relevance of the study is due to the fact that even now the question of the periodization of this period causes controversy among scientists. Understanding that any periodization is conditional, which has emerged among modern historians, requires a revision of various approaches to the periodization of history. As part of the study, a review of a wide range of historiography sources was carried out, which included special studies devoted to the reign of Alexander I, as well as generalizing works and textbooks that characterize this period of Russian history. The novelty of the research is seen in the fact that for the first time in Russian historiography, it is analyzed how researchers solved the issue of the periodization of the Alexander I reign throughout the Soviet period. Various approaches to the periodization of Russian history in the first quarter of the 19th century are revealed. Their development has been traced throughout the entire existence of the Soviet state. Particular attention is paid to the contradictions that take place in the approaches to the periodization of the reign of Alexander I, proposed by Soviet historians.

Key words: periodization; Alexander I; Soviet historiography; arakcheevshchina.

References

Burdzhalov, E. N. (1946). Istoriya SSSR (Pervaya chetvert’XIX v.) [History of the USSR (the First

quarter of the XIX century)]. Moskva: [b. i]. 192 p. (In Russ.). Burdzhalov, E. N. (1941). Kurs istorii SSSR. Lektsii 30—36. (Stenogramma lektsiy, prochitannykh v VPSh pri TsK VKP(b) v 1940—1941 uchebnom godu) [The course of history of the USSR. Lectures 30—36. (Transcript of lectures delivered at the higher school of Economics under the Central Committee of the CPSU(b) in the 1940—1941 academic year)]. Moskva: Tipogr. VPSh. 183 p. (In Russ.). N. M. (1946). Gosudarstvennyye krestyane i reforma P. D. Kiseleva [State peasants and reform of P. D. Kiselev]. Moskva; Leningrad: Izd-vo AN SSSR, 1 : 635 p. (In Russ.). N. M. (1933). DekabristNikitaMuravev [Decembrist Nikita Muravyov]. Moskva: Izd-vo Vsesoyuznogo obshchestva politkatorzhan i ssylno-poselentsev. 402 p. (In Russ.). N. M. (1964). Prosveshchennyy absolyutizm v Rossii [Enlightened absolutism in Russia]. In: Absolyutizm v Rossii (XVII—XVIII vv.) [Absolutism in Russia (XVII— XVIII centuries)]. Moskva: Nauka. 428—459. (In Russ.). Eroshkin, N. P. (2006). Krepostnicheskoye samoderzhaviye i yego instituty [Serfdom autocracy and its institutions]. In: Rossiyskoye samoderzhavie [Russian autocracy]. Moskva: RGGU. 43—282. (In Russ.).

1 The publication was prepared with the support of the RUDN University «5-100» Program.

Druzhinin, Druzhinin, Druzhinin,

Eydelman, N. Ya. (1989). «Revolyutsiya sverkhu» v Rossii [«Revolution from above» in Russia]. Moskva: Kniga. 171 p. (In Russ.).

Fadeyev, A. V. (1960). Doreformennaya Rossiya (1800—1861 gg.). Lektsii iz kursa istorii SSSR, prochitannyye na ist. fak. MGU [Pre-Reform Russia (1800—1861). Lectures from the course of the history of the USSR, read at the ist. fac. Moscow state University]. Moskva: MGU. 184 p. (In Russ.).

Fedorov, V. A. (1990). Aleksandr I [Alexander I]. Voprosy istorii [Question of history], 1: 50—72. (In Russ.).

Fedosov, I. A. (1971). Sotsialnaya sushchnost’ i evolyutsiya rossiyskogo absolyutizma [Social essence and evolution of Russian absolutism]. Voprosy istorii [Question of history], 7: 62. (In Russ.).

Gurevich, A. Ya. (1998). Vstupitelnoye slovo [Introduction]. In: Odissey. Chelovek v istorii [Odysseus. Man in history]. 251—255. (In Russ.).

Gurevich, A. Ya., Braginskaya, N. V., Danilevskiy, I. N., Gordon, A. V., Mukhina, E. M. (1998). Iz materialov Kruglogo stola, provedennogo v Institute Vseobshchey Istorii RAN [From the materials of the Round table held at the Institute of General History of the Russian Academy of Sciences]. In: Odissey. Chelovek v istorii [Odysseus. Man in history]. 251—281. (In Russ.).

Istoriya SSSR (XIX — nachala KhKh v.): uchebnik [History of the USSR (XIX-early XX century): Textbook]. (1981). Moskva: Vysshaya shkola. 462 p. (In Russ.).

Istoriya SSSR s drevneyshikh vremen do 1861 goda: uchebnik dlya studentov ped. in-tov [History of the USSR from ancient times to 1861: Textbook. for students of pedagogical institutes]. (1989). Moskva: Prosveshcheniye. 559 p. (In Russ.).

Istoriya SSSR s drevneyshikh vremen do nashikh dney. V2-kh seriyakh. V 12-ti tt. [The history of the USSR from ancient times to the present day. In 2 episodes. In 12 tt.], 1 (IV). (1967). Moskva: Nauka. 744 p. (In Russ.).

Istoriya SSSR. Uchebnik dlya istoricheskikh fakultetov universitetov i pedagogicheskikh institutov [History of the USSR. Textbook for historical faculties of universities and pedagogical institutes], II. Rossiya vXIX veke. (1940). Moskva: Sotsekgiz. 762 p. (In Russ.).

Istoriya SSSR. Uchebnik dlya istoricheskikh fakultetov universitetov i pedagogicheskikh institutov [Textbook for historical faculties of universities and pedagogical institutes], II. Ros-siya v XIX veke. (1949). Moskva: Gospolitizdat. 871 p. (In Russ.).

Istoriya SSSR. Uchebnik dlya istoricheskikh fakultetov universitetov i pedagogicheskikh institutov [Textbook for historical faculties of universities and pedagogical institutes], II. Ros-siya vXIX veke. (1954). Moskva: Gospolitizdat,— T.. Pod redaktsiey M. V. Nechki-noy. — 848 s. (In Russ.).

Istoriya SSSR. Uchebnik dlya istoricheskikh fakultetov universitetov i pedagogicheskikh institutov [History of the USSR. Textbook for historical faculties of universities and pedagogical institutes], 1 : S drevneyshikh vremen do 1861 goda. Pervobytno-obshchinnyy i rabovladelcheskiy stroy. Period feodalizma. (1956). Moskva: Gospolitizdat, 896 p. (In Russ.).

Istoriya SSSR. Uchebnik dlya neist. fak. [History of the USSR. Textbook for the furious], 1. (1941). Moskva: OGIZ, Gospolitizdat. 440 p. (In Russ.).

Istoriya SSSR. Uchebnik dlya ped. in-tov [History of the USSR. Textbook for PED], 1—2 (1). (1961—1964, 1961). Moskva: Upedgiz; Moskva: Upedgiz. 600 p. (In Russ.).

Kabanov, P. I. (1963). Kurs lektsiy po istorii SSSR (1800—1917) [Course of lectures on the history of the USSR (1800—1917)]. Moskva: Vysshaya shkola. 384 p. (In Russ.).

Kunkl’, A. A. (1929). Arakcheyevshchina [Arakcheyev]. Moskva: Izdatelstvo Vsesoyuznogo o-va politkatorzhan i ss.-poselentsev. 64 p. (In Russ.).

Lenin, V. I. (1967). Goniteli zemstva i annibaly liberalizma [The Persecutors of the Zemstvo and the annibals of liberalism]. In: Polnoye sobranie sochineniy [Complete works], 5. Moskva: Politizdat. 21—72. (In Russ.). Mironenko, S. V. (1989). Samoderzhaviye i reformy. Politicheskaya borba vRossii v nachaleXIX v [Autocracy and reforms. Political struggle in Russia at the beginning of the XIX century]. Moskva: Nauka. 240 p. (In Russ.). Mironenko, S. V. (1990). Stranitsy taynoy istorii samoderzhaviya: Polit. istoriyaRossii pervoy polo-vinyXIX st [Pages of the secret history of autocracy: Polit. history of Russia in the first half of the XIX century]. Moskva: Mysl’. 235 p. (In Russ.). Okun’, S. B. (1974—1978). Istoriya SSSR: lektsii [History of the USSR: Lectures], 1: Konets

XVIII — nachalo XIX veka. Leningrad: LGU. 222 p. (In Russ.).

Okun’, S. B. (1812—1825). Istoriya SSSR: Lektsii [History of the USSR: Lectures], 2. Leningrad: LGU. 231 p. (In Russ.).

Okun’, S. B. (1948). Istoriya SSSR. 1796—1825: kurs lektsiy [History of the USSR. 1796—1825.

Course of lectures]. Leningrad: LGU. 492 p. (In Russ.). Okun’, S. B. (1939). Istoriya SSSR. Gody 1796—1856: kurs lektsiy [History of the USSR.

The years 1796—1856. Course of lectures], 1. (1796—1815). Leningrad: LGU. 204 p. (In Russ.).

Okun’, S. B. (1973). K voprosu o sushchnosti russkogo absolyutizma (vtoraya polovina XVIII — nachalo XIX v.) [On the question of the essence of Russian absolutism (Deut.

XIX century)]. In: Problemy otechestvennoy i vseobshchey istorii [Problems of national and universal history], 2. Leningrad: LGU. 110—117. (In Russ.).

Okun’, S. B. (1956). Ocherki istorii SSSR. Konets XVIII — pervaya chetvert’XIX veka [Essays on the history of the USSR. Late XVIII — first quarter of the XIX century]. Leningrad: Uchpedgiz. 416 p. (In Russ.). Parusov, A. I. (1967). Administrativnyye reformy v Rossii I chetverti XIX veka v svyazi s ekono-micheskoy i sotsialno-politicheskoy obstanovkoy. Author’s abstract of PhD Diss. [Administrative reforms in Russia of the first quarter of the XIX century in connection with the economic and socio-political situation. Author’s abstract of PhD Diss.]. Leningrad. 60 p. (In Russ.). Périodes. La construction du temps historique. (1991). Paris: Histoire au Présent. 208 p. (In Frenc.). Pokrovskiy, M. N. (1926). Aleksandr I [Alexander I]. In: Bolshaya Sovetskaya Entsiklopediya [The Great Soviet Encyclopedia], 1 (II). Moskva: Sovetskaya entsiklopediya. 154—155. (In Russ.).

Pokrovskiy, M. N. (1910). Aleksandr I [Alexander I]. In: Entsiklopedicheskiy slovar ‘bratyev Granat [Encyclopedic dictionary of the Granat brothers], 2. Moskva: Izd-vo bratev Granat. Stlb. 118—134. (In Russ.). Predtechenskiy, A. V. (1957). Ocherki obshchestvenno-politicheskoy istorii Rossii v pervoy chetver-ti XIX v [Essays on the socio-political history of Russia in the first quarter of the XIX century]. Moskva, Leningrad: Izd-vo AN SSSR. 456 p. (In Russ.). Presnyakov, A. E. (1990). Rossiyskie samoderzhtsy [Russian autocrats]. Moskva: Kniga. 145—257. (In Russ.).

Rozhkov, N. A. (1923). Russkaya istoriya v sravnitelno istoricheskom osveshchenii [Russian history in comparative historical coverage], 7. Leningrad, Moskva: Kniga. 273 p. (In Russ.). Rozhkov, N. A. (1924). Russkaya istoriya v sravnitelno istoricheskom osveshchenii [Russian history in comparative historical coverage], 10. Leningrad, Moskva: Kniga. 383 p. (In Russ.). Shebunin, A. N. (1925). Evropeyskaya kontrrevolyutsiya v pervoy polovine XIX veka [European counterrevolution in the first half of the XIX century]. Leningrad: Seyatel’. 232 p. (In Russ.).

Shelina, E. A. (2012). Problema «deleniya» «istoricheskogo vremeni» v sovremennoy istoriografii Frantsii (Analiticheskiy obzor) [The Problem of «division» of «historical time» in the modern historiography of France (Analytical review)]. In: Periodizatsiya istorii i «perekhodnyye periody» v sovremennoy zarubezhnoy istoriografii [Periodization of history and «transition periods» in modern foreign historiography]. Moskva: INION RAN. 8—33. (In Russ.).

Tikhomirov, M. N., Dmitriyev, S. S. (1948). Istoriya SSSR: ucheb. dlya neist. fak. vuzov [History of the USSR: textbook. for nonist. fac. universities], 1 : S drevneyshikh vremen do 1861 goda. Moskva: Politizdat,— 410 p. (In Russ.).

Voznesenskiy, S. V. (1932). Razlozheniye krepostnogo khozyaystva i klassovaya borba v Rossii v 1800—1860 gg [Decomposition of serfdom and class struggle in Russia in 1800— 1860]. Moskva: Izd-vo obshchestva politkatorzhan i ssylno-poselentsev. 267 p. (In Russ.).

Джефферсон и Гамильтон, Политические соперники · Маунт-Вернон Джорджа Вашингтона

Делу не помогала привычка Гамильтона говорить откровенно — обычно даже слишком откровенно — о своих политических взглядах. К счастью для историков (хотя и не так удачно для Гамильтона), Джефферсон часто записывал такие моменты для потенциального использования в будущем.

Например, как Джефферсон рассказал в записке своему другу, однажды вечером 1791 года государственный секретарь Джефферсон, министр финансов Гамильтон, военный секретарь Генри Нокс и вице-президент Джон Адамс обедали вместе в доме Джефферсона.Когда обед был закончен и ткань сняли (как говорили в XVIII веке), разговор зашел на тему британской конституции.

Как вспоминал Джефферсон, «Адамс сказал:« [П] настаивает на этой конституции своей порочности и дает ее народной ветви равенство представительства, и это будет самая совершенная конституция, когда-либо созданная человеческим умом ». В этот момент «Гамильтон сделал паузу», Джефферсон драматично написал, «и сказал:« [П] убедите его в коррупции и предоставьте его народной ветви равенство представительства, и оно станет непрактичным правительством: поскольку оно стоит в настоящее время, со всеми его предполагаемыми недостатками, это самое совершенное правительство из когда-либо существовавших.”

Для Джефферсона эта история была ключом к политике Гамильтона. «Гамильтон был не только монархистом, — писал он , — но и монархией, основанной на коррупции». Именно коррупция, которую Джефферсон определил как его способность подчинить Конгресс своей воле, больше всего беспокоила Джефферсона. Как он жаловался Вашингтону в 1792 году, Гамильтон имел в своем распоряжении «эскадрилью, посвященную кивку казны». Без внимания общественности и способные служить своим интересам, такие люди «сформируют самое коррумпированное правительство на земле.» Для Джефферсона безраздельно правили Гамильтон и его эгоистичные друзья, а не люди.

Сам Джефферсон, как он неоднократно заявлял, определил «вовсе не вмешиваться в законодательный орган … противоречит всей истине «. Как он объяснил, он был виновен только в том, что выразил свои чувств в разговоре, и главным образом среди тех, кто, выражая те же самые чувства, унаследовал от меня мои. По мнению Джефферсона, такие невинные разговоры вряд ли можно было считать интригой Конгресса. Протесты Джефферсона убедительны, пока мы не посмотрим более внимательно на то, как разворачиваются некоторые из его невинных званых обедов, которые иногда были преднамеренными попытками проверить и укрепить симпатии потенциальных сторонников в доме.

Вехи: 1784–1800 — Офис историка

Французская революция длилась с 1789 по 1799 год.Революция вызвала серия европейских войн, вынуждающая США сформулировать четкую политику нейтралитета, чтобы не быть втянутыми в эти европейские конфликты. В Французская революция также повлияла на политику США, будучи сторонниками и антиреволюционерами. фракции стремились повлиять на американскую внутреннюю и внешнюю политику.

Французская декларация прав

Когда первые слухи о политических переменах во Франции достигли берегов Америки в 1789 г.Публика С. была в значительной степени восторжена. Американцы надеялись на демократические реформы, которые укрепят существующий франко-американский союз и трансформируют Франция превратилась в союзника-республиканца против аристократической и монархической Британии. Однако с революционными изменениями пришла политическая нестабильность, насилие, и призывает к радикальным социальным изменениям во Франции, что напугало многих американцев. Политические дебаты в США о природе Французской революции обострились существовавшие ранее политические разногласия и привели к выравниванию политических элита по профранцузским и пробританским линиям.государственный секретарь Томас Джефферсон стал лидером профранцузских Демократическая республиканская партия, воспевающая республиканские идеалы французов. Революция. Министр финансов Александр Гамильтон возглавил Федералист Партия, скептически относившаяся к революции и стремившаяся сохранить существующие торговые связи с Великобританией. С двумя самыми могущественными членами своего кабинета, находящегося в оппозиции, президент Джордж Вашингтон пытался найти баланс между ними.

С 1790 по 1794 год Французская революция становилась все более радикальной. После Французский король Людовик XVI был осужден и казнен 21 января. 1793 г. — война между Францией и монархическими народами Великобритании и Испании. неизбежный. Эти две державы присоединились к Австрии и другим европейским странам в война против революционной Франции, которая началась уже в 1791 году. Штаты оставались нейтральными, поскольку и федералисты, и республиканцы-демократы видели, что война приведет к экономической катастрофе и возможности вторжения.Эта политика было затруднено жесткими действиями англичан и французов. Британцы преследовали нейтральные американские торговые суда, в то время как французское правительство отправляло скандальный министр Соединенных Штатов Эдмон-Шарль Жене, чей нарушения американской политики нейтралитета втянули обе страны в Дело гражданина Жене до его отзыва в 1794 году.

Штурм Бастилии

В 1794 году Французская революция вступила в самую жестокую фазу — террор.Под иностранное вторжение, французское правительство объявило чрезвычайное положение, и многие иностранцы, проживающие во Франции, были арестованы, в том числе американские революционеры памфлетист Томас Пейн, благодаря его британскому рождению. Хотя министр США Французский губернатор Моррис не смог добиться освобождения Пейна, Моррис смог успешно ходатайствовать от имени многих других американцев, заключенных в тюрьму во время Террор, включая американских консулов ​​в Дюнкерке, Руане и Гавре.Один раз Террор закончился в конце июля 1794 года, закончились аресты, и Пейн, который должен был быть казнен, был освобожден.

Хотя французская революция закончила свою радикальную фазу, федералисты в Соединенные Штаты по-прежнему опасались проникновения революционной идеологии в Соединенные Штаты. Состояния. Многие французские граждане, беженцы от французской и гаитянской революций, поселились в американских городах и оставались политически активными, создавая газеты и агитация за свои политические дела.Французский шпион Виктор Колло, путешествовал по Соединенным Штатам в 1796 году, отмечая слабые места в их западная граница. Когда срыв дипломатических переговоров привел к квази-войне с Францией, Контролируемый федералистами Конгресс принял серию законов, известных как Закон об иностранцах и Подстрекательские акты, направленные на обуздание политического инакомыслия и ограничение политических участие иммигрантов путем облегчения депортации и увеличения сроков требуется для получения гражданства.Ряд политических радикалов был арестован за мятеж, в том числе конгрессмен Мэтью Лайон и редакторы газет Джеймс Томпсон Каллендар и Уильям Дуэйн. Многие беженцы, чувствуя враждебность американцев, предпочел вернуться во Францию ​​и Гаити, поскольку политическая ситуация временно успокоились в обоих местах.

Закон об иностранцах и подстрекательстве, первоначально предназначенный для предотвращения роста профранцузские настроения, фактически обернувшиеся для федералистов.Застигнутый врасплох такие крайние меры, повернуть избирателей на президентских выборах 1800 вместо поддерживал профранцузского Томаса Джефферсона и его Демократическую республиканскую партию, вместо федералиста Джона Адамса, который баллотировался на переизбрание в качестве Президент. Адамс также оттолкнул антиреволюционное крыло своей партии. ищет мира с Францией, революция которой уже завершилась генерала Наполеона Бонапарта.

Несмотря на предупреждения федералистов о том, что избрание Джефферсона принесет революцию в США, Джефферсон вместо этого предпочел дистанцироваться от политических радикалов и одержать верх над умеренными политиками. Революция во Франции закончилась, и хотя многие американские избиратели абстрактно сочувствовали революции, они не хотели, чтобы самые радикальные изменения революции произошли в Соединенные Штаты.

Сборник из 85 статей и эссе: Гамильтон, Александр, Мэдисон, Джеймс, Джей, Джон: 9781523451357: Amazon.com: Книги

Сборник из 85 статей и эссе

Записки федералиста

Александр Гамильтон, Джон Джей, Джеймс Мэдисон

«Федералист» (позже известный как «Записки федералиста») — это сборник из 85 статей и эссе, написанных (под псевдонимом Публиус) Александром Гамильтоном, Джеймсом Мэдисоном и Джоном Джеем в поддержку ратификации Соединенных Штатов. Конституция штатов.Семьдесят семь были опубликованы серийно в The Independent Journal и The New York Packet с октября 1787 по август 1788 года. Сборник этих и восьми других под названием «Федералист»; или «Новая конституция» была опубликована в двух томах в 1788 г. Дж. и А. Маклином. Первоначальное название коллекции было «Федералист»; название «Записки федералиста» появилось только в 20 веке.

Хотя авторы The Federalist Papers в первую очередь хотели повлиять на голосование в пользу ратификации Конституции, в Federalist No.1 они явно выражают эту дискуссию в более широких политических терминах:

Часто отмечалось, что, по-видимому, за народом этой страны, по-видимому, было закреплено их поведение и пример, чтобы решить важный вопрос, являются ли общества мужчин действительно способны или нет, к установлению хорошего правительства на основе размышлений и выбора, или суждено им навсегда зависеть в своих политических конституциях от случайностей и силы.

Очерки федералиста изобилуют яркими моментами.«Федералист № 10», в котором Мэдисон обсуждает средства предотвращения правления фракцией большинства и защищает большую коммерческую республику, обычно считается самой важной из 85 статей с философской точки зрения; он дополняется «Федералистом № 14», в котором Мэдисон берет меру Соединенных Штатов, объявляет ее подходящей для расширенной республики и завершает памятную защиту конституционного и политического творчества Федерального собрания. В Федералисте No.84, Гамильтон утверждает, что нет необходимости вносить поправки в Конституцию, добавляя Билль о правах, настаивая на том, что различные положения предлагаемой Конституции, защищающие свободу, равносильны «Биллю о правах». «Федералист № 78», также написанный Гамильтоном, закладывает основу для доктрины судебного контроля федеральными судами федерального законодательства или исполнительных актов. Федералист № 70 представляет дело Гамильтона о единоличном генеральном директоре. В «Федералисте № 39» Мэдисон представляет самое ясное изложение того, что стало называться «федерализмом».В «Федералисте № 51» Мэдисон извлекает аргументы в пользу сдержек и противовесов в эссе, которое часто цитируется для оправдания правительства как «величайшего из всех размышлений о человеческой природе».

ПРИМЕР

ФЕДЕРАЛИСТ № 1. Общее введение

ФЕДЕРАЛИСТ № 2. Об опасностях, исходящих от иностранной силы и влияния

ФЕДЕРАЛИСТ № 3. Продолжение той же темы (относительно опасностей от иностранной силы и влияния)

ФЕДЕРАЛИСТ №4.Продолжение той же темы (относительно опасностей, исходящих от иностранной силы и влияния)

ФЕДЕРАЛИСТ № 5. Продолжение той же темы (относительно опасностей, исходящих от иностранной силы и влияния)

ФЕДЕРАЛИСТ № 6. Об опасностях разногласий между государствами

ФЕДЕРАЛИСТ № 7. Продолжение той же темы (об опасностях разногласий между штатами)

ФЕДЕРАЛИСТ № 8. Последствия военных действий между государствами

ФЕДЕРАЛИСТ No.9. Союз как гарантия против внутренней фракции и восстания

ФЕДЕРАЛИСТ № 10. Продолжение того же вопроса (Союз как гарантия против внутренней фракции и восстания)

ФЕДЕРАЛИСТ № 11. Полезность Союза в отношении Коммерческие отношения и военно-морской флот

Организатор «Прекратить воровство» Али Александр скрывается после того, как отрицает вину за бунт Капитолия

За две недели до того, как тысячи бунтовщиков Трампа вторглись в Конгресс, организатор «Прекрати воровство» Али Александр заявил, что его группа не прибегает к насилию -«пока что.

«Один из наших организаторов в одном штате сказал:« Мы хорошие патриоты, мы не бросаем кирпичи », — сказал Александр собравшимся на митинге 19 декабря в столице штата Аризона. «Я наклонился и сказал:« Еще нет. Еще нет! »Разве вы не читали о небольшом количестве смолы и оперения? Это были ожоги второй степени! »

Александр, который назвал себя одним из «официальных инициаторов» митинга 6 января в Вашингтоне, продолжал использовать «пока» как кодовое слово для обозначения насилия. Затем Александр рассказал собравшимся в Фениксе о своих планах в отношении Вашингтона.

«Мы собираемся убедить их не подтверждать голосование 6 января, выйдя маршем сотен тысяч, если не миллионов патриотов, чтобы сесть в округе Колумбия и закрыть этот город, верно?» Александр сказал. «И если нам придется изучить варианты после этого…« пока ». Но пока!»

Сторонники Александра приветствовали, выкрикивая угрозы типа «петля!» и «ничего не поделаешь!»

Александр возглавил множество активистов, усиливших риторику перед подтверждением Конгрессом голосов выборщиков, угрожая «1776» оппонентам переизбрания Трампа.Однако теперь, когда пять человек, в том числе офицер полиции Капитолия, мертвы, Александр скрывается, а веб-сайт, рекламирующий его митинг 6 января, был удален из Интернета.

Александр дерзко заявляет, что «не возьмет на себя ни капли вины, которая не принадлежит мне».

«Я ни к чему не подстрекал», — сказал Александр в видео, опубликованном в пятницу в Twitter. «Я ничего не делал».

Али Александр говорит, что он не возьмет «ни на йоту вины» за то, что произошло в Капитолии.

Шеннон Стэплтон / Рейтер

На самом деле, даже когда Александр утверждал, что его сторонники миролюбивы, он неоднократно поднимал перспективу применения насилия в течение нескольких недель, предшествовавших 6 января.

В воскресенье вечером Twitter заблокировал личный аккаунт Александра и аккаунт для Stop The Steal. Александр не ответил на запрос о комментарии.

Александр является осужденным за уголовное преступление после того, как он признал себя виновным в краже имущества в 2007 году и в злоупотреблении кредитной картой в 2008 году.Впервые Александр появился в консервативной политике в эпоху «чаепития» под именем «Али Акбар», организовав группу под названием «Национальный клуб блоггеров», которая была связана с «сомнительными операциями по сбору данных».

В эпоху Трампа, теперь используя новое имя, Александр превратился в своеобразную, несносную MAGA, твердо связанную с такими фигурами, как теоретик заговора InfoWars Алекс Джонс, антимусульманский сторонник Трампа Лора Лумер, грубый провокатор Джейкоб Воль и Союзник Трампа Роджер Стоун.

До поражения Трампа на выборах 2020 года Александр был, пожалуй, самым известным благодаря Дональду Трампу-младшему.ретвитит свое безосновательное заявление о том, что избранный вице-президент Камала Харрис не является «чернокожим американцем». Его пригласили в Белый дом на «Саммит социальных сетей» Трампа с различными правыми интернет-деятелями, и он начал часто носить оранжевую одежду, утверждая, что Бог дал ему послание о том, что цвет имеет особое значение для 2020 года.

«Бог дал мне оранжевый цвет в декабре 2019 года », — написал Александр в день выборов. «Он сказал мне, что« оранжевый будет цветом 2020 года ». Я пришел к выводу, что это означает СИЛУ БОЖЬЯ.

После поражения Трампа на выборах Александр позиционировал себя как один из ведущих тупиков, зашедших в тупик переизбрания Трампа, со своей группой «Остановить воровство», которая быстро превратилась в информационный центр для сторонников Трампа, сплотившихся за пределами столиц штатов на спорном поле битвы. состояния.

Александр также начал продвигать мега-митинги протеста против результатов выборов в Вашингтоне в ноябре и декабре, даже столкнувшись с конкурирующими организаторами из-за того, кто заслуживает похвалы за эти события.И он начал организовывать акцию протеста у Капитолия 6 января, назвав ее «диким протестом» после твита Трампа, пообещавшего, что протесты во время подсчета голосов «будут дикими».

На 6 января Александр заявил на видео, что ему оказали некоторую организационную помощь представители сторонников Трампа: Пол Госар (R-AZ), Энди Биггс (R-AZ) и Мо Брукс (R-AL).

«Мы четверо замышляли оказать максимальное давление на Конгресс, пока они голосовали», — сказал Александр в видео, опубликованном перед январем.6 протест.

Госар и Брукс не ответили на запросы о комментариях. Представитель Биггса оспорил версию Александра, заявив, что Биггс «не знает, что слышал или встречался с г-ном Александром в какой-либо момент» и не имел «контактов с протестующими или бунтовщиками».

«Эти выродки в глубоком государстве собираются дать нам то, что мы хотим, или мы собираемся закрыть эту страну».

— Али Александр

Голос Александра стал более угрожающим в преддверии митинга 6 января.Он написал в Твиттере, что «отдал бы свою жизнь за эту борьбу», призыв, который был продвинут Республиканской партией Аризоны.

Александр также начал часто писать в Твиттере о «1776 году», отсылке к началу американской революции. Александр написал в одном из постов, что выбор был «45» — переизбрание Трампа — «или 1776 год». В другом сообщении он написал, что «1776 год — всегда вариант для свободных мужчин и женщин».

Наиболее остроумно, Александр ответил на твит от представителя QAnon Марджори Тейлор Грин (R-GA), утверждающего, что высшие лидеры Конгресса работают над блокировкой возражений против голосования на выборах.Если бы это произошло, сказал Александр, он и сотни тысяч других протестующих заняли бы Капитолий «1776 год».

«Если они сделают это, каждый может догадаться, что я и еще 500 000 других сделаем с этим зданием», — написал Александр 30 декабря. «1776 год — всегда * вариант»

Гнев Александра не ограничился Конгрессом. После того, как четыре человека получили ножевые ранения после декабрьской акции протеста MAGA у отеля Harrington, популярного среди Proud Boys отеля в центре Вашингтона, отель объявил, что будет закрыт на несколько дней около января.6 протест.

Разъяренный Александр опубликовал видео с угрозами в адрес отеля, призывая своих поклонников «иметь чрезвычайно высокий IQ, пока Бог отомстит». Александр сравнил своих сторонников со змеей на флаге Гадсдена «Не наступай на меня», сказав, что на них «наступили», и отметил, что «гадюки кусают».

«Пусть ни один патриот не попадет на камеру, делая что-то плохое», — сказал Александр.

На митинге 19 декабря в Аризоне Александр продолжал угрожать, что его движение может стать насильственным.Он сказал, что не будет называть демократов грабителями домов республиканцев, подразумевая, что это будет означать, что их расстреляют — метафора, по его словам, «пока что» не является необходимой.

«Пусть они это слышат», — сказал Александр. «Пока».

В ночь перед митингом 6 января Александр рассердил сторонников Трампа в Вашингтоне скандалом «победа или смерть» и снова назвал «1776».

«1776 год — всегда вариант», — сказал Александр собравшимся. «Эти выродки в глубинном государстве дадут нам то, что мы хотим, или мы собираемся закрыть эту страну.

Митинг Александра «Дикий протест» должен был состояться на северо-восточном углу лужайки Капитолия, и на веб-сайте утверждалось, что на мероприятии выступят Грин, Госар и член палаты представителей Лорен Боберт (R-CO). Перед митингом Александр присутствовал на выступлении Трампа на Эллипсе Белого дома, разместив фотографию из первого ряда.

«Хорошие места», — написал Александр в Твиттере. «Спасибо, @realdonaldtrump!»

Алекс Джонс утверждает, что они с Александром договорились с Белым домом об их протесте перед Конгрессом.

«У нас была законная сделка с Белым домом», — сказал Джонс в шоу InfoWars, снятом после бунта с Александром. «Привет, Джонс и Али», буквально, они выпустили нас рано, мы должны были заключить мирную сделку ».

Видео, опубликованное InfoWars в явной попытке дистанцировать Джонса от беспорядков, показывает Джонса и Александра на западной стороне Капитолия, когда вдалеке взорвались канистры со слезоточивым газом, а сторонники Трампа установили флаги MAGA на инаугурационных ступенях. Джонс безуспешно пытался убедить бунтовщиков перебраться на восточную сторону Капитолия и вместо этого присутствовать на митинге на другой стороне здания.

«Как бы мне ни нравилось видеть флаги Трампа, развевающиеся над этим, нам не нужно вступать в конфронтацию с полицией, они сделают это историей», — сказал Джонс.

Но Александр отказался дезавуировать бунт.

«Я не отрекаюсь от этого», — сказал Александр в видео, снятом с видом на Капитолий. «Я этого не осуждаю. Похоже, пока все идет совершенно спокойно.

Теперь Александр утверждает, что скрывается, утверждая в видео, опубликованном в пятницу, что ему нужно 2000 долларов в день, чтобы финансировать его охрану и другие расходы, и собирает своих поклонников для пожертвований.В странный момент своей кампании по сбору средств Александр заявил, что стал жертвой сверхъестественного: «Ведьмы и виккане накладывают на нас проклятия и проклятия».

Однако непонятно, как сторонники Александра вообще могут присылать ему деньги. В субботу он написал на Parler, что ему запретили пользоваться Venmo и PayPal.

В своем пятничном видео Александр заявил, что его «митинг никогда не перерастал в насилие». Но Александр также прочитал цитату радиоведущего Раша Лимбо, который положительно сравнил бунтовщиков с героями американской революции и сказал, что бунтовщики, проникшие в Капитолий, должны понести легкие последствия, если таковые будут.

«Я думаю, что люди должны быть хулиганами, я думаю, что люди должны быть беспорядочными», — сказал Александр. «Я действительно считаю, что Капитолий США принадлежит нам. Так что я не извиняюсь ни за что ».

Александр Литвиненко: человек, раскрывший собственное убийство | Александр Литвиненко

Гостиница «Миллениум» — необычное место для убийства. Он выходит на Гросвенор-сквер и находится практически по соседству с усиленно охраняемым посольством США, где, по слухам, на четвертом этаже находится офис ЦРУ. Статуя Франклина Д. Рузвельта, одетого в большой плащ и держащего палку, возвышается над северной стороной площади.В 2011 году появится еще одна статуя — покойного президента США Рональда Рейгана. Надпись приветствует вклад Рейгана в мировую историю и его «решительное вмешательство с целью положить конец холодной войне». В дружеской дань уважения от Михаила Горбачева говорится: «С президентом Рейганом мы путешествовали по миру от конфронтации к сотрудничеству».

Цитаты могут показаться язвительно ироничными в свете событий, которые произошли не за горами, и на фоне очевидной попытки Владимира Путина повернуть время назад в 1982 год, когда бывший босс КГБ Юрий Андропов — сотрудник тайной полиции — был руководит обреченной империей, известной как Советский Союз.Рядом с надписями — кусок кладки песочного цвета. Это кусок Берлинской стены, найденный с восточной стороны. Рейган, говорится в памятнике, победил коммунизм. Это был устойчивый триумф Запада, демократических ценностей и свободного общества во всем мире.

В пятистах метрах находится улица Гросвенор. Именно здесь, в середине октября 2006 года, двое российских убийц безуспешно пытались кого-то убить. Наемными убийцами выступили Андрей Луговой и Дмитрий Ковтун. Их целью был Александр Литвиненко, бывший офицер шпионского агентства ФСБ России.Литвиненко сбежал из Москвы в 2000 году. В изгнании в Британию он стал самым энергичным и язвительным критиком Путина. Он был писателем и журналистом. А с 2003 года — британский агент, нанятый МИ-6 в качестве эксперта по российской организованной преступности.

В последнее время Литвиненко снабжал призраков Ее Величества и их испанских коллег пугающей информацией о русской мафии в Испании. У мафии были обширные контакты с высокопоставленными российскими политиками. След, по всей видимости, вел в кабинет президента и восходит к 1990-м годам, когда Путин, тогдашний помощник мэра Санкт-Петербурга Анатолия Собчака, тесно сотрудничал с гангстерами.Примерно через неделю Литвиненко должен был дать показания перед испанским прокурором. Отсюда, судя по всему, безумные попытки Кремля убить его.

Мужчины из Москвы несли то, что Ковтун признался другу, было «очень дорогим ядом». О его свойствах он мало что знал. Яд был полоний-210, редкий радиоактивный изотоп, крошечный, невидимый, необнаруживаемый. При проглатывании это было фатальным. Полоний был получен на ядерном реакторе на Урале и на производственной линии в российском городе Саров.Секретная лаборатория ФСБ, «исследовательский институт» агентства, затем превратила его в изящное портативное оружие.

Луговой и Ковтун, однако, были наемными убийцами. Качество наемных убийц в Москве снизилось со времен славы КГБ. Их первая попытка в зале заседаний на Гросвенор-стрит не увенчалась успехом. Они заманили Литвиненко на деловую встречу, где, как позже показало радиационное пятно, бросили полоний в его чашку или стакан. Но Литвиненко не стал трогать свой напиток.По состоянию на 1 ноября 2006 г. он был упорно жив.

Луговой и Ковтун были наемными убийцами. Качество наемных убийц в Москве снизилось со времен славы КГБ

Как и в большинстве элитных лондонских отелей, «Миллениум» имеет системы видеонаблюдения. Его мультиплексная система может поддерживать до 48 камер; В тот день 41 из них были в рабочем состоянии. Камеры работают по системе покадровой съемки. Они делают снимок каждые две секунды; видео хранится 31 день. Эти кадры имеют отрывистое качество, немного похожее на первые дни кино — изображения скачут; люди появляются и исчезают; жизнь приливы и отливы.И все же это честный рекорд. Отметка времени — дни, часы, минуты — все исправляет. Кадры предлагают чудесную машину времени, путешествие в правдоподобие.

Даже современная система видеонаблюдения имеет свои ограничения. Некоторые части «Тысячелетия» не были охвачены им — как заметил бы Луговой, эксперт по слежке и бывший кремлевский телохранитель. Одна камера была закреплена над стойкой администратора. Его кадры показывают стойку регистрации; банк из трех компьютерных экранов; одетый в форму персонал гостиницы.Слева на фото частичный вид фойе. Есть два белых кожаных дивана и кресло. Другая камера — вы бы ее не заметили, если бы не смотрели — записывает шаги, ведущие к туалетам.

В отеле есть два бара на первом этаже, куда можно попасть из фойе. Есть большой ресторан и кафе. И меньший по размеру бар Pine слева, когда вы входите через вращающуюся дверь с улицы. Бар представляет собой уютный бар, обшитый деревянными панелями. На площадь выходят три эркера.С точки зрения видеонаблюдения, Pine Bar — это черная дыра безопасности. В нем нет камер; его гости невидимы.

Андрей Луговой с двумя дочерьми у стойки администратора гостиницы «Миллениум». Guardian

Вечером 31 октября камера 14 зафиксировала это: в 20:04 к стойке регистрации подходит мужчина в черной кожаной куртке и горчично-желтом свитере. По обе стороны от него две молодые женщины. У них длинные ухоженные светлые волосы: его дочери. Еще одна фигура поднимается с диванов. Это поразительно высокий, коренастый тип, одетый в черный пуховик и что-то похожее на связанный вручную шарф Гарри Поттера.Шарф красно-синий — цвета московского футбольного клуба ЦСКА.

На видео запечатлен момент, когда Луговой зарегистрировался — во время своей третьей безумной поездки в Лондон за три недели Луговой прибыл со всей своей семьей. Он приехал из Москвы с женой Светланой, дочерью Галиной, восьмилетним сыном Игорем и другом Вячеславом Соколенко — парнем с платком. В отеле Луговой познакомился со своей второй дочерью Татьяной. Она прилетела из Москвы днем ​​ранее со своим парнем Максимом Беяком.Семейная вечеринка должна была посмотреть, как ЦСКА сыграет с «Арсеналом» в Лиге чемпионов следующим вечером. Как и Луговой, Соколенко был бывшим сотрудником КГБ. Но Соколенко не был убийцей, заключили британские сыщики.

Видеонаблюдение показывает, что Ковтун прибывает в «Миллениум» на следующий день в 08.32 — миниатюрная фигура с черной сумкой на плече. События следующих нескольких часов должны были стать печально известными: Литвиненко — обреченная жертва, российское государство — бог-мститель, СМИ — своего рода перевозбужденный греческий хор.То, что на самом деле произошло, было импровизацией, которая могла легко потерпеть неудачу. Луговой и Ковтун решили заманить Литвиненко на следующую встречу. Но данные свидетельствуют о том, что они до сих пор не поняли, как именно они собирались убить его.

Литвиненко впервые встретился с Луговым в России в 1990-х годах. Оба были членами окружения олигарха Бориса Березовского. Позже, живя в изгнании в Лондоне, Березовский стал подвижным покровителем Литвиненко. В 2005 году Луговой повторно связался с Литвиненко и предложил им работать вместе, консультируя западные фирмы, желающие инвестировать в Россию.В 11.41 Луговой позвонил Литвиненко на мобильный. Он предложил встречу. Почему Литвиненко не присоединился к нему в тот же день на «Миллениуме»? Литвиненко сказал «да»; сюжет был включен.

Скотланд-Ярд позже точно зафиксировал передвижения Литвиненко во второй половине дня 1 ноября: автобус из его дома в Масвелл-Хилл на севере Лондона; метро до площади Пикадилли; обед в 15:00 со своим итальянским коллегой Марио Скарамелла в суши-ресторане Itsu на Пикадилли. Между тем он отвечал на несколько звонков Лугового, который становился все более назойливым.Луговой снова позвонил Литвиненко в 15.40. Он сказал Литвиненко «поторопиться». Он сказал, что должен немедленно уехать, чтобы посмотреть футбол.

Луговой скажет британским детективам, что он прибыл в «Миллениум» в 16:00. Видеонаблюдение показывает, что он лгал: полчаса назад, в 15.32 Луговой появляется на стойке регистрации и спрашивает, как пройти к мужчинам. Другая камера, номер четыре, снимает, как он поднимается по лестнице из холла. Образ поразительный. Луговой кажется озабоченным. Он необычайно бледный, мрачный, с серым лицом.Его левая рука спрятана в кармане пиджака. Через две минуты он выходит. Камера предлагает нелестный крупный план его лысины.

Луговой поднимается по лестнице из фойе гостиницы «Миллениум». Образ поразительный. «Луговой кажется озабоченным. У него необычно бледное, мрачное, серое лицо. Его левая рука спрятана в кармане пиджака ». Guardian

Затем в 15.45 Ковтун повторяет ту же процедуру, спрашивая дорогу, исчезает в мужских туалетах и ​​появляется через три минуты.Он хрупкая фигура. Что пара там делала? Умывают руки, поставив полониевую ловушку? Или готовит преступление, ужасное, в святилище одной из кабинок?

Испытания должны были показать сильное загрязнение альфа-излучением во втором отсеке слева — 2600 импульсов в секунду на двери, 200 на ручке заподлицо. На мужской сушилке для рук и под ней были обнаружены другие источники полония — более 5000 импульсов в секунду. Было то, что ученые назвали «полномасштабным отклонением» — показания были настолько высокими, что были зашкаливающими.

Дмитрий Ковтун прибыл в Миллениум. Фотография: Litvinenko Inquiry / PA Wire

Мультиплексная система показывает, как кто-то прибывает на 15,59 и 41 секунду — подтянутый человек в синей джинсовой куртке с желтовато-коричневым воротником. Он разговаривает по мобильному телефону. Это Литвиненко на размытом краю картины; он звонит Луговому из холла гостиницы и сообщает ему, что он приехал. Видеонаблюдение мало что говорит нам об этом. Не считая одной важной детали. Литвиненко никогда не ходит в ванную комнату отеля.Он не источник полония; это его русские товарищи, ставшие палачами, привозят его с собой в Лондон во время их второй попытки отравления.


Советский Союз имел давнюю традицию уничтожать своих врагов. Среди них были Лев Троцкий (ледоруб в голове), украинские националисты (яды, взрывающиеся пирожные) и болгарский диссидент Георгий Марков (пуля рицина, выпущенная из зонтика на лондонском мосту Ватерлоо). Был спектр. Это пошло от демонстративных убийств к убийствам, в которых нигде не было отпечатков пальцев КГБ, как бы внимательно вы ни искали.Такие убийства оправдывались тем, что можно было бы назвать ленинской этикой: они были необходимы для защиты большевистской революции, благородный эксперимент.

Литвиненко приезжает в гостиницу «Миллениум». Guardian

При Борисе Ельцине эти экзотические убийства по большей части прекратились. Московская секретная лаборатория ядов, созданная Лениным в 1917 году, была законсервирована. Однако после 2000 года, когда Путин в Кремле, подобные операции в советском стиле незаметно возобновились. У критиков нового президента России была странная привычка кончать …ну мертвый. Находясь у власти, Путин повел страну во все более авторитарном направлении, подавляя большинство источников оппозиции и инакомыслия. Товарищи президента по КГБ, когда-то подчинявшиеся Коммунистической партии, теперь полностью контролировали ситуацию.

Убийства журналистов и правозащитников нельзя объяснить с точки зрения защиты социализма. Скорее, теперь государство стало синонимом чего-то другого: личных финансовых интересов Путина и его друзей.

Как офицер ФСБ в 1990-е годы Литвиненко был шокирован, обнаружив, насколько тщательно организованная преступность проникла в органы безопасности России.По его мнению, на смену коммунистической идеологии пришла криминальная идеология. Он был первым, кто описал путинскую Россию как мафиозное государство, в котором роли правительства, организованной преступности и шпионских агентств стали неразличимы.

Во время службы в ФСБ, где его роль была сродни роли детектива, Литвиненко также отточил свои навыки наблюдения. Это было частью его базовой подготовки. Как описать плохих парней: их рост, телосложение, цвет волос и отличительные особенности. Во что они были одеты.Любые украшения. Сколько. Курильщик или некурящий. И, конечно же, их разговор — от самых важных вещей, таких как признание вины, до банальных деталей. Например, кто кому подал чашку чая?

Когда позже инспектор Скотланд-Ярда Брент Хаятт брал интервью у Литвиненко, россиянин дал ему полный и — в данных обстоятельствах примечательный — отчет о его встрече с Луговым и Ковтуном в баре Pine. Литвиненко сказал, что Луговой подошел к нему в фойе с левой стороны и сказал: «Поехали, мы там сидим.Он последовал за Луговым в бар; Луговой уже заказал напитки. Луговой сидел спиной к стене; Литвиненко сидел на стуле напротив него по диагонали. На столе стояли стаканы, но не было бутылок. И «кружки и чайник».

Как знал Луговой, Литвиненко не употреблял алкоголь. Более того, он был упрям ​​и не хотел тратить собственные деньги в модном заведении. Бармен Норберто Андраде подошел к Литвиненко сзади и спросил его: «Вы что-нибудь хотите?» Луговой повторил вопрос и сказал: «Хочешь чего-нибудь?».Литвиненко сказал, что ничего не хочет.

Литвиненко сказал Hyatt: «Он [Луговой] сказал:« Хорошо, мы все равно уходим, так что здесь еще есть чай, если хотите, можете его ». прочь, или я думаю, Андрей попросил чистую чашку и принес ее. Он ушел, а когда была чашка, я налил чаю из чайника, хотя на дне осталось совсем немного, и получилось всего полчашки. Может, около 50 граммов.

«Я проглотил несколько раз, но это был зеленый чай без сахара и, кстати, он уже был холодным.Мне он почему-то не понравился, ну почти холодный чай без сахара, и я его больше не пил. Может, всего я проглотил три или четыре раза ». Литвиненко сказал, что не доиграл кубок.

Hyatt: Чайник с чаем уже стоял?

Литвиненко: Да.

Hyatt: Сколько кружек было на столе, когда вы вошли?

Литвиненко: Думаю, три-четыре кубка.

Hyatt: А Андрей пил еще из котелка в вашем присутствии?

Литвиненко:

Hyatt: Хорошо, а что было дальше?

Литвиненко: Потом он сказал, что Вадим [Ковтун] сейчас идет сюда … То ли Вадим, то ли Володя, не помню. Я видел его второй раз в жизни.

Hyatt: Что произошло дальше?

Литвиненко: Далее Володя [Ковтун] занял место за столом напротив Андрея.

Трое мужчин обсудили встречу, запланированную на следующий день в частной охранной фирме Global Risk.В предыдущие месяцы Литвиненко пытался дополнить свою ежемесячную зарплату в МИ-6 в размере 2000 фунтов стерлингов, выполняя отчеты о комплексной проверке британских фирм, желающих инвестировать в Россию. По словам Литвиненко, бар был переполнен. К Ковтуну он испытывал сильную антипатию. Это была их вторая встреча. «В нем есть что-то странное, — подумал Литвиненко, — как будто он переживает какие-то личные мучения».

Литвиненко: Володя [Ковтун] был — казалось, — очень подавлен, как будто у него было очень сильное похмелье.Он извинился. Он сказал, что не спал всю ночь, что он только что прилетел из Гамбурга и что ему очень хочется спать, и он больше не может этого терпеть. Но я думаю, что он либо алкоголик, либо наркоман. Он очень неприятный тип.

Hyatt: Володя, как он узнал, что нужно подходить к столу? Андрей связался с ним и попросил его приехать и присоединиться к вам, или уже была договоренность, чтобы он присоединился к вам? »

Литвиненко: Нет … он [Ковтун], я думаю, он знал заранее.Возможно, они сидели до этого, а может, он поднялся в свою комнату.

Hyatt: Возвращаясь к тому моменту, когда вы пили чай, вы не просили официанта выпить. Было упомянуто, что осталось немного чая. Насколько Андрей настаивал на том, чтобы вы выпили, или он был равнодушен? Он говорил: «Давай, давай, выпей?» Или ему было все равно?

Литвиненко: Он так сказал, знаете ли: «Если хотите, закажите что-нибудь себе, но мы скоро уедем.Если, если вы хотите чаю, то здесь еще немного осталось, вы можете немного этого … »

Я мог бы заказать напиток сам, но он как бы представил его таким образом, что на самом деле это не нужно порядок. Не люблю, когда за меня платят, но в таком дорогом отеле, простите, у меня нет денег, чтобы за это платить ».

Hyatt : Вы пили чай в присутствии Володи?

Литвиненко: Нет, я пил чай только тогда, когда Андрей сидел напротив меня.В присутствии Володи я не пил … Не любил этот чай.

Hyatt: А после того, как вы выпили из этого котелка, Андрей или Володя пили что-нибудь из этого котелка?

Литвиненко: Нет, однозначно. Позже, когда я вышел из отеля, я подумал, что произошло что-то странное. Я все время чувствовал, я знал, что меня хотят убить.

Нет данных, подтверждающих, что это Ковтун — бывший официант, который когда-то работал в гамбургском ресторане, — или Луговой залил полоний в чайник.Из показаний Литвиненко видно, что это было совместное преступное предприятие. Впоследствии Луговой объяснил, что не может вспомнить, какие напитки заказывал в баре Pine. И что Литвиненко настоял на их встрече, на что он неохотно согласился.

Впоследствии полиция выследила счет Лугового в баре. Заказ был следующим: три чая, три джина Гордона, три тоника, один коктейль с шампанским, одна сигара «Ромео и Джульетта» № 1, один джин Гордона. Чай стоил 11 фунтов стерлингов.25; общий счет £ 70,60. Луговой был человеком, который убивал в определенном беззаботном стиле.

К этому моменту Луговой и Ковтун должны были сделать вывод, что их операция по отравлению сработала. Литвиненко выпил зеленый чай. По общему признанию, немного. Но он выпил. Конечно, достаточно? Встреча длилась 20 минут. Луговой посмотрел на часы. Он сказал, что ждет жену. Она появилась в фойе и, как по команде, махнула рукой и прошептала: «Поехали, пошли». Луговой встал, чтобы поприветствовать ее, и оставил Литвиненко и Ковтуна сидеть вместе за столом.

Была одна финальная, маловероятная сцена. По словам Литвиненко, Луговой вернулся в бар в сопровождении своего восьмилетнего сына Игоря. Луговой познакомил его с Литвиненко. Он сказал Игорю: «Это дядя Саша, пожмите ему руку».

Игорь был хорошим мальчиком. Он послушно пожал Литвиненко руку, ту самую руку, которая сейчас пульсировала радиацией. Когда полиция осмотрела куртку Литвиненко, они обнаружили сильное загрязнение на рукаве — Литвиненко поднял и выпил чай правой рукой.Партия плюс Литвиненко покинули бар. Семья Луговых и Соколенко отправились на матч. Ковтун отказался ехать, заявив: «Я очень устал, хочу спать».

Игорь был хорошим мальчиком. Он послушно пожал Литвиненко руку, ту же руку, которая сейчас пульсировала радиацией

Судебно-медицинские эксперты проверяли всю зону бара, столы и посуду. Они осмотрели 100 чайников, а также чашки, ложки, блюдца, молочники. Белый керамический чайник Литвиненко обнаружить было несложно — он давал показания 100 000 беккерелей на квадратный сантиметр.Наибольшее значение было получено из носика. (Чайник был впоследствии помещен в посудомоечную машину и по незнанию повторно использован для последующих клиентов.) На столе, на котором они сидели, было зарегистрировано 20 000 беккерелей. Половины этого, проглоченного, было достаточно, чтобы убить человека.

Луговой и Ковтун на пресс-конференции в Москве, 2006 г. Фото: Александр Земляниченко / AP

Полоний был миазмой, ползучим туманом. Его нашли внутри посудомоечной машины, на полу, возле ручки ситечка для кофе. Следы были на бутылках Мартини и Тиа Марии за стойкой, шарике для мороженого, разделочной доске.Он появился на стульях — с большими показаниями альфа-излучения, откуда сидели трое русских — и на табурете для фортепиано. Тот, кто отправил Лугового и Ковтуна в Лондон, должен был знать об опасности для других. Очевидно, им было все равно.

Наиболее важные улики были обнаружены на нескольких этажах выше соснового бара, в комнате Ковтуна, 382. Когда полицейские криминалисты разбирали раковину, они обнаружили искореженный комок мусора. Мусор застрял в отстойнике сливной трубы раковины.Испытания сгустка показали, что в нем содержится 390 000 беккерелей полония. Уровни были настолько высоки, что они могли быть получены только из самого полония.

Заложив яд в чайник Литвиненко, Ковтун вернулся наверх в свою комнату. Там, в уединении ванной, он слил остаток жидкого раствора в раковину. Никто, кроме Лугового и Соколенко, не имел доступа в комнату. Полиция пришла к выводу, что Ковтун сознательно обращался с орудием убийства, а впоследствии избавился от него.Это был преднамеренный акт утилизации.

Наука была объективной, убедительной и совершенно изобличающей. В нем была простота неоспоримого факта. Вернувшись в Москву, в многочисленных последующих интервью Ковтун заявлял о своей невиновности. Он так и не смог объяснить это свидетельство: почему в его ванной был полоний?

Полоний был миазмой, ползучим туманом. Он был найден внутри посудомоечной машины, на полу, возле ручки ситечка для кофе

Российская операция по убийству Литвиненко имела бы кодовое название — пока неизвестное.В конце концов, это можно было назвать успехом. Это была шестая годовщина приезда Литвиненко в Великобританию: 1 ноября 2000 года. Он еще не знал об этом, но он умирал. Вещество, использованное для его убийства, было выбрано потому, что убийцы считали, что его нельзя обнаружить. План работал. С этого момента ничто — даже самая одаренная бригада медиков с небес — не могла его спасти.


Семнадцать дней спустя Литвиненко лежал в больнице, смертельно болен. Его случай озадачил медицинский персонал.В конце концов, им поставили диагноз отравление таллием. На этом позднем этапе появился Скотланд-Ярд.

Для начала у британской полиции была запутанная картина — отравленный русский, плохо говоривший по-английски; загадочный сюжет с участием гостей из Москвы; и водоворот потенциальных мест преступления. Два детектива, инспектор Брент Хаятт и сержант Крис Хоар, из специального отдела криминалистики Метрополитена, взяли интервью у Литвиненко в отделении интенсивной терапии на 16-м этаже больницы Университетского колледжа. Его приняли как Эдвин Редвальд Картер, его британский псевдоним. Он является «значимым свидетелем» следствия. Всего проведено 18 интервью продолжительностью восемь часов 57 минут. Эти разговоры растягиваются на три дня, с раннего утра 18 ноября до незадолго до 21:00 20 ноября.

Протоколы интервью хранились в секрете в течение восьми с половиной лет, были спрятаны в материалах дела Скотланд-Ярда и проштампованы словом «Запрещено».Обнаруженные в 2015 году, это замечательные документы. По сути, это уникальные свидетельские показания, полученные от призрака. Но Литвиненко — не обычный призрак: это призрак, который использует свои последние запасы энергии, чтобы раскрыть пугающую тайну убийства — своего собственного.

Литвиненко был очень опытным сыщиком. Он знал, как работают расследования. К тому же он был привередлив: аккуратно складывал материалы дела в папку, всегда используя дырокол. В интервью он бесстрастно излагает в полиции доказательства того, кто мог его отравить.Он признает: «Я не могу винить этих людей напрямую, потому что у меня нет доказательств».

Он идеальный свидетель — хорош с описанием, высотой, деталями. Он составляет список подозреваемых. Их трое: итальянец Марио Скарамелла; его деловой партнер Андрей Луговой и неприятный русский компаньон Лугового, имя которого Литвиненко с трудом запоминает и которого он ошибочно называет «Володя» или «Вадим».

Hyatt начинает запись через восемь минут после полуночи 18 ноября.Он представляет себя и своего коллегу сержанта Хоара. Литвиненко называет свое имя и адрес.

Хоар затем говорит: «Большое тебе спасибо, Эдвин. Эдвин, мы расследуем утверждение о том, что кто-то отравил тебя, пытаясь убить. Хоар говорит, что врачи сказали ему, что Эдвин страдает «чрезвычайно высоким уровнем таллия», и «это причина этой болезни».

Он продолжает: «Могу я попросить вас рассказать нам, что, по вашему мнению, произошло с вами и почему?»

Медицинский персонал заранее проинформировал Хоара, что Литвиненко хорошо говорит по-английски.Хоар обнаружил, что это неправда. После этого первого разговора был приглашен переводчик.

Литвиненко все еще может полностью рассказать о своей карьере в ФСБ, о его углубляющемся конфликте с агентством. Он также говорит о своих «хороших отношениях» с российской журналисткой Анной Политковской, еще одним врагом Путина, и ее опасениях, что ей грозит опасность. Весной 2006 года они познакомились в филиале Cafe Nero в Лондоне. Литвиненко спросил, в чем дело. Она сказала ему: «Александр, я очень боюсь», и сказала, что каждый раз, когда она прощалась с дочерью и сыном, ей казалось, что она смотрит на них «в последний раз».Он призвал ее покинуть Россию. Она сказала, что не может — ее родители старые, у нее есть дети. В октябре 2006 года Политковскую застрелили на лестничной клетке своей московской квартиры.

Убийство Политковской оставило Литвиненко «очень, очень шокированным», — говорит он, добавляя: «Я потерял много своих друзей» и что человеческая жизнь в России обходится дешево. Он рассказывает детективам о своем выступлении в Frontline Club, пресса в Лондоне в предыдущем месяце, в котором он публично обвинил Путина в убийстве Политковской.

Время от времени интервью прекращаются: заканчивается лента; медсестры приходят давать лекарства; Литвиненко, страдающий диареей, вынужден сходить в ванную. Однако в основном он продолжает сражаться. Он говорит Hyatt: «Встреча с вами очень важна для меня».

Журналист Анна Политковская, подруга Литвиненко, была застрелена в 2006 году.
Фото: Федор Савинцев / AP

В центре его подозрений находятся двое россиян. Литвиненко рассказывает о встрече с ними на «Миллениуме».Он говорит, что раньше не был в отеле и что ему нужно было найти его на карте. Он настаивает на том, чтобы эта «особая» информация оставалась в секрете — не разглашать и не разглашать его жене Марине. «Эти люди, это интересно. Самое интересное, — размышляет он.

Время истекает, и Литвиненко яростно пытается решить загадку. Стенограмма гласит:

Картер [Литвиненко]: Только эти трое могут меня отравить.

Hyatt: Эти три.

Картер: Марио, Вадим [Ковтун] и Андрей.

Бывают моменты, когда оказывается, что за работой усердно работают три офицера: Хаят, Хоар и Литвиненко, щепетильный экс-коп. После четырех-пяти часов собеседований дело начинает складываться. Расследование набирает обороты. Информация возвращается в SO15, контртеррористическое командование Скотланд-Ярда, возглавляемое Дет Супт Клайв Тиммонс.

Литвиненко объясняет, что самые важные его бумаги хранятся дома, на нижней полке большого шкафа.Газеты включают критическую информацию о Путине и окружающих его людях из газет и других источников, а также информацию о российских преступных группировках. Он сообщает полиции свой пароль электронной почты и банковский счет. Он говорит им, где они могут найти квитанции на две сим-карты Orange, купленные за 20 фунтов в магазине на Бонд-стрит, в черном кожаном кошельке на его прикроватной тумбочке. Литвиненко объясняет, что одну из симок он подарил Луговому; они использовали эти секретные числа для связи. Он передает свой дневник.

Будучи всегда полезным, Литвиненко звонит жене и просит ее найти фотографию Лугового в их доме. Хаятт приостанавливает интервью, чтобы получить фотографию. Луговой теперь главный подозреваемый. Литвиненко описывает его так: «Андрей — чистый европеец, и даже он немного похож на меня, вроде как. Тот же тип, что и я … Я 1м 77см — 1м 78см, так что он, наверное, 1м 76см. Он на два года моложе меня, светлые волосы ». У него небольшая, «почти невидимая» проплешина.

Расшифровка стенограммы гласит:

Hyatt: Эдвин, ты считаешь Андрея своим другом или деловым партнером? Что, как вы описываете свои отношения с Андреем?

Картер: … Он не друг. Он деловой партнер.

В конце своего второго дня интервью, 19 ноября, Литвиненко описывает, как ехал домой с чеченским другом по имени Ахмед Закаев: «Парадоксально то, что я все еще чувствовал себя очень хорошо, но потом каким-то образом у меня возникло какое-то чувство. чувство, что со мной что-то может случиться в ближайшем будущем. Может, подсознательно ». Детективы выключают ленту. Это полный и откровенный отчет о событиях, приведших к отравлению Литвиненко — за одним исключением.В течение этих двух дней он не упоминает о своей тайной жизни и своей работе в британской разведке. Только на следующий день он рассказывает о своей встрече 31 октября со своим куратором из МИ-6 «Мартином» в подвальном кафе книжного магазина Waterstone на Пикадилли. Литвиненко осторожен — очевидно, не хочет обсуждать свою тайную роль.

Картер: 31 октября около 16:00 у меня была назначена встреча с человеком, о котором я не хотел бы здесь говорить, потому что у меня есть некоторые обязательства.Вы можете связаться с этим человеком по тому длинному номеру телефона, который я вам дал.

Hyatt: Вы встречались с этим человеком, Эдвином?

Картер: Да.

Hyatt: Эдвин, может быть абсолютно необходимо, чтобы вы сказали нам, кто этот человек.

Картер: Вы можете позвонить ему, и он скажет вам.

Интервью резко прекращается. Сейчас 17.16. Хаятт набирает длинный телефонный номер, дозванивается до «Мартина» и сообщает ему, что Литвиненко тяжело болен в больнице, став жертвой очевидного отравления двумя загадочными русскими.

Полиция расследует отравление Литвиненко в отеле Millennium в центре Лондона. Фото: Алессия Пьердоменико / Reuters

Кажется, впервые МИ-6 — организация, известная своим профессионализмом, — узнает о тяжелом положении Литвиненко. Литвиненко, конечно, не был штатным сотрудником. Но он был информатором на окладе, с собственным зашифрованным мобильным телефоном и паспортом, предоставленным МИ-6. Похоже, что агентство не отнесло Литвиненко к группе риска, несмотря на многочисленные звонки с угрозами из Москвы и взрыв бомбы в его доме на севере Лондона в 2004 году.

Реакция MI6 неясна. Британское правительство по-прежнему отказывается публиковать соответствующие файлы. Можно представить панику и смущение. И агентство переходит в режим полномасштабного кризиса. Из стенограмм видно, что после разговора с инспектором Хаятт «Мартин» вскарабкался к больничной койке Литвиненко. Он поговорил со своим отравленным агентом и ушел около 19.15. Затем допрос в полиции возобновляется; последние переговоры касаются более ранних угроз Литвиненко со стороны Кремля и его эмиссаров.Детективы спрашивают, есть ли что-нибудь, что Литвиненко хотел бы добавить:

Hoar: Можете ли вы вспомнить кого-нибудь еще, кто хотел бы причинить вам такой вред?

Картер: Я не сомневаюсь, кто это хотел, и я часто получаю угрозы от этих людей. Это было сделано… Я не сомневаюсь, что это сделали российские спецслужбы. Зная систему, я знаю, что приказ о таком убийстве гражданина другой страны на ее территории, особенно если это имеет отношение к Великобритании, мог отдать только один человек.

Hyatt: Вы хотите сказать нам, кто этот человек, сэр? Эдвин?

Картер: Это президент Российской Федерации Владимир Путин. И если … вы, конечно, знаете, пока он еще президент, вы не сможете преследовать его как главного человека, отдавшего этот приказ, потому что он президент огромной страны, набитой ядерным, химическим и бактериологическим оружием. . Но я не сомневаюсь, что как только в России сменится власть или первый офицер российских спецслужб уйдет на запад, он скажет то же самое.Он скажет, что меня отравили российские спецслужбы по приказу Путина.


Состояние Литвиненко стремительно ухудшалось. 20 ноября, в день его последнего допроса в полиции, врачи перевели его в реанимацию. Там за ним было проще следить и при необходимости вмешиваться. Частота сердечных сокращений Литвиненко становилась ненормальной; его основные органы выходят из строя.

Медики, лечившие его, находились на неизведанной территории. Случай Литвиненко был проблематичным: его симптомы не соответствовали отравлению таллием.У него была серьезная недостаточность костного мозга и повреждение кишечника, которое подошло. Но у него не было одного ключевого симптома отравления таллием — периферической невропатии, боли или онемения пальцев и стоп. «Это все еще оставалось загадкой, — сказал один врач.

Между тем приближенные к Литвиненко неохотно приходили к выводу, что он вряд ли выживет.

Кремль впоследствии обвинит друга Литвиненко Алекса Гольдфарба и Бориса Березовского в циничной эксплуатации его в рамках своей давней пиар-кампании против Путина.Фактически, Литвиненко совершенно ясно дал понять — как показывают стенограммы Скотланд-Ярда, — что он считает Путина лично ответственным за свое отравление. И он хотел послать это послание миру.

Адвокат Литвиненко Джордж Мензис начал подготовку заявления от его имени. Позже Мензис сказал, что идеи в нем полностью принадлежали Литвиненко. «В личном плане я делал все возможное, чтобы представить то, что я действительно считал состоянием ума и настроениями Саши», — сказал он. По словам Мензиса, его темы — гордость Литвиненко за то, что он британец, его любовь к жене, его вера в источник своей болезни — отражают то, что думает его клиент.

Гольдфарб и Мензис отвезли проект в больницу. Показали Марине. Ее реакция была отрицательной. Она считала, что ее муж выживет, и что написание последнего завещания равносильно тому, чтобы отказаться от него. Прагматично они сказали ей: «Лучше сделать это сейчас, чем позже».

Мензис проконсультировался с Тимом Беллом, председателем лондонской PR-компании Bell Pottinger. Компания Белла работала на Березовского с 2002 года, помогая изгнанному олигарху через различные юридические склоки, а также помогала Литвиненко.Белл сказал, что текст был слишком мрачным и читался как «заявление на смертном одре». «Я не думал, что это правильно, потому что я все еще надеялся и верил, что Саша будет жить», — сказал Белл.

Гольдфарб зачитал лист А4 Литвиненко в реанимации, перевел его с английского на русский. В какой-то момент Гольдфарб сделал движение руками, имитируя полет ангела, взмахивающего крыльями. Литвиненко полностью поддержал заявление, подтвердив: «Это именно то, что я хочу сказать.Затем Литвиненко поставил подпись и дату — 21 ноября 2006 г., его подпись превратилась в черный водоворот.

Заявление обвинило бывшего начальника ФСБ Литвиненко в убийстве и заканчивалось следующим образом: «Возможно, вам удастся заставить замолчать одного человека, но вой протеста со всего мира, господин Путин, будет звучать в ваших ушах на всю оставшуюся жизнь. ”

Телевизионные камеры и представители СМИ собрались у главных ворот больницы в ожидании новостей.

Шестнадцатью этажами выше них Литвиненко спросил Гольдфарба, был ли он большой историей.Был — но о Литвиненко было мало что известно, кроме того, что он был известным критиком Путина и был очень болен. Гольдфарб сказал: «Саша, если ты действительно хочешь, чтобы сообщение было серьезно передано, нам нужна фотография». Марина была против этой идеи и расценила это как вторжение в частную жизнь. Но Литвиненко согласился и сказал: «Да, если вы считаете, что это нужно, давайте».

Гольдфарб позвонил в Bell Pottinger и поговорил с Дженнифер Морган, представителем Белла. Морган, в свою очередь, позвонила знакомому фотографу Наташе Вайц.Вайц прибыл в больницу, и его проводили наверх мимо полицейского охранника. Она была с Литвиненко всего несколько минут. Он сдвинул свою зеленую больничную рубашку набок, чтобы увидеть датчики электрокардиограммы, прикрепленные к его сердцу. Вайц снял пару кадров Литвиненко: лысого, изможденного и вызывающего, смотрящего васильково-голубыми глазами прямо в объектив камеры. Изображение было обрезано вокруг преследующего объекта. Он обошел весь мир.

Марина Литвиненко в 2012 году. Фотография: Оли Скарфф / Getty Images

На следующий день, в среду, 22 ноября, врачи, лечившие Литвиненко, сняли свой диагноз.В их записях говорится: «Мы НЕ чувствуем, что этот джентльмен отравился или получил отравление неорганическим таллием».

В полдень в отделе по борьбе с терроризмом Метрополитена было созвано совещание на высшем уровне. В нем участвовали детективы SO15, во главе с Дет Супт Тиммонс, медицинский персонал, ученый из британского учреждения по атомному оружию, службы судебной медицины и доктор Ник Гент из Портон-Дауна, военного научного центра Великобритании. Последний анализ мочи показал наличие нового радиоактивного изотопа — полония-210.Но это было отмечено как аномалия, вызванная пластиковым контейнером, в котором находился образец.

По словам Тиммонса, специалисты обсудили пять теорий, которые могут объяснить загадочное отравление Литвиненко. Большинство из них были эзотерическими. Эксперты решили продолжить расследование и отправить в Алдермастон литр мочи.

Вернувшись в реанимацию, Литвиненко терял сознание. Его посетил российско-немецкий кинорежиссер Андрей Некрасов. Некрасов ранее провел несколько интервью с Литвиненко; он снял видео с условием, что оно будет выпущено только с согласия Марины.Литвиненко лежит на своей постели, побежденная душа, вокруг которой темнеет мир. К носу прикреплена капельница; щеки впали; его глаза открыты — просто. Бледный полуденный свет.

«Он был в сознании, но был очень, очень слаб», — сказала Марина. «Я почти весь день сидел рядом с ним, [чтобы] он успокоился и расслабился». В 20:00 Марина встала, чтобы уйти, и сказала мужу: «Саша, к сожалению, мне пора идти».

Она сказала: «Он так грустно улыбнулся, и я начала чувствовать себя виноватой, потому что ухожу от него, и просто сказала:« Не волнуйтесь, завтра утром я приду, и все будет хорошо.’

Литвиненко шепнул ей в ответ: «Я так тебя люблю».

В полночь позвонили из больницы и сообщили, что у Литвиненко случилась остановка сердца, причем не один раз, а дважды. Медикам удалось его реанимировать. Марина вернулась в больницу Университетского колледжа, поднимаясь с Закаевым, и обнаружила своего мужа без сознания и на аппарате жизнеобеспечения. Следующий день, 23 ноября, она провела рядом с ним; Литвиненко находился в искусственной коме. Вечером она вернулась в Масвелл-Хилл.Через час после приезда домой зазвонил телефон. Это больница велела ей срочно вернуться.

У Литвиненко произошла третья остановка сердца в 8.51. Дежурный консультант доктор Джеймс Даун попытался оживить его, но в 21:21 объявил его мертвым. Когда Марина и Анатолий приехали в больницу, их отвели не в палату, а в боковую. Через десять или 15 минут врач сказал им, что Литвиненко умер. Он добавил: «Хочешь увидеть Сашу?» На что Марина ответила: «Конечно.

Впервые за несколько дней Марине разрешили прикоснуться к мужу и поцеловать его; Анатолий через полминуты выбежал из комнаты.

За шесть часов до смерти Литвиненко, примерно в 3 часа дня, Тиммонсу позвонили из отдела атомного оружия. В нем были результаты последних тестов. Они подтвердили, что Литвиненко был «ужасно заражен», как выразился Тиммонс, радиоактивным полонием.

«Очень дорогой яд» Люка Хардинга будет опубликован в марте Guardian Faber (12 фунтов стерлингов.99). Чтобы заказать копию за 7,99 фунтов стерлингов, зайдите на bookshop.theguardian.com или позвоните по телефону 0330 333 6846. Люк Хардинг поговорит с Мариной Литвиненко на мероприятии Guardian Live в четверг, 17 марта. Билеты £ 10. Его предыдущие научно-популярные книги включают Mafia State и The Snowden Files.

Следите за долгим чтением в Твиттере по адресу @gdnlongread или подпишитесь на длинное еженедельное электронное письмо здесь.

Внутри парижских мемуаров Александра Лобрано «Мое место за столом»

Александр Лобрано

Стивен Ротфельд

Это редкий американский кулинар, который не только удерживается среди одержимых едой французов, но и становится одним из ведущих ресторанных критиков Парижа.Это история в основе Мое место за столом: рецепт вкусной жизни в Париже , новых мемуаров писателя и ресторанного критика Александра Лобрано.

Речь идет о страсти к еде, которая зародилась в раннем возрасте, и о постепенном обучении Лобрано французской кухне и ресторанам. Наблюдает ли он впервые за пузырями в бокале шампанского или открывает для себя радость съеденного абрикосового суфле, когда он только что прибыл, неизменным остается любопытство.Отчасти это история взросления геев, она касается дружбы и секса, снобизма и манер. Чтобы получить такое образование, нужно делать ошибки и открывать глаза. В основе мемуаров находится Париж, где Лобрано прожил более 30 лет и где его ученичество в области еды и путешествий позволило ему открыть для себя себя. Давний писатель покойного, оплакиваемого Gourmet , его мемуары о трех десятилетиях жизни в Париже усеяны краткими воспоминаниями о таких незабываемых кулинарных иконах, как Рут Райхл и Джулия Чайлд.Но в основном это касается многих других, с которыми он столкнулся, которые не известны, но по-настоящему запоминаются, с подробными описаниями с любовью вспоминаемых блюд и с трудом полученным пониманием французской культуры.

Как заметил о книге Билл Бафорд, бывший редактор художественной литературы The New Yorker и автор Heat и Dirt , это «откровенно замечательное чтение, полное историй и секретов, благодаря которым еда в Париже — то, что мы хотим заниматься прямо сейчас. У Лобрано есть гений для поиска персонажей на всех уровнях пищевой цепочки — крестьянский повар, или домашний повар grande dame, или революционер бистро с его простыми, идеальными блюдами, — а также для того, чтобы впервые попробовать продукты и описать их с удивительным поэтическим чутьем.Прочитав My Place at the Table в метро Нью-Йорка, я сделал то, чего никогда не делал: я пропустил остановку ».

На этой неделе я встретился с Лобрано, чтобы глубже разобраться в его увлечениях и получить совет для американцев, с нетерпением ожидающих возвращения в Париж в этом году.

Эверетт Поттер: «Мое место за столом» — это книга открытий — о себе, о Франции, но особенно о еде. Есть так много блюд, которые с любовью вспоминаются, безупречно описаны и подробно описаны.Вы хорошо помните эти блюда или постоянно делаете заметки во время ужина?

Александр Лобрано: Многим это интересно, поскольку большинство людей не помнит, что ели на обед три дня назад. Когда еда действительно восхитительна, я никогда ничего не забываю. Я действительно до сих пор могу отведать еду, которую я описал в спа-отеле в Ардеше около двадцати пяти лет назад, потому что эта потрясающая сочность также была глубоким выражением желания шеф-повара доставить удовольствие.Что я ел той ночью? Паштет из белых грибов, caillettes ardechoise — маленькие котлеты из свинины, свиной печени и мангольда, завернутые в жир, и свиная вырезка, запеченная с каштанами и молодым луком в выдержанном уксусе. Это всегда будет одно из лучших блюд, которые я когда-либо ел. И нет, я никогда не делаю заметок. Я нахожу это слишком застенчивым и стараюсь сохранять анонимность, когда пишу отзыв о ресторане.

«Мое место за столом: рецепт вкусной жизни в Париже» Александра Лобрано.

Houghton Mifflin Harcourt

EP: Одна из ваших бабушек рано заметила ваши интересы в еде, назвав это «съедобной антропологией». Это кажется довольно точным?

А.Л .: Оглядываясь назад, моя бабушка была очень проницательной. Я думаю, она видела, что еда будет призмой, через которую я смотрю и исследую мир, что, возможно, она находила немного странным, но не возражала, потому что она знала, что мне любопытно абсолютно все. Однако для меня еда — это самый верный путь в другую культуру после языка, потому что это то, что нас объединяет, и в то же время то, что отличает наши разные культуры.Еда рассказывает историю страны или культуры так же точно, ярче и чувственнее, чем обычные временные рамки монархий, войн, правительств и религиозных потрясений.

EP: Книга варьируется от доброты таких кулинарных аватаров, как Поль Бокюз и Джулия Чайлд, до глубоко укоренившегося снобизма гостей на званом ужине, устроенном баронессой де Ротшильд. Существуют ли эти укоренившиеся парижские взгляды до сих пор или это пережиток более раннего времени?

AL: Париж — более расслабленный и менее систематизированный город, чем он был, когда я приехал все эти годы назад, но он все еще более формален, чем большинство американских городов, когда дело доходит до манер, того, что считается подходящей одеждой, и многого другого.Французы не приучены использовать юмор как социальное смягчающее средство, как люди во многих англоязычных странах, а архитектура французских манер ценит сдержанность и осмотрительность.

Я также думаю, что пренебрежение голлистами к Америке, которое было свойственно многим пожилым французам, исчезло. Многие молодые французы побывали в США, и, помимо политики, им нравятся энергия страны, творчество и даже ее еда.

L’Assiette, которое Лобрано назвал «не только лучшим бистро на Монпарнасе, но и одним из лучших»… [+] бистро в Париже ».

L’Assiette @ Stephane Riss

EP: Когда вы приехали в Париж, вы дали понять, что у вас была крутая кривая обучения всему французскому. О каких последних ресторанных табу следует знать американцам, когда они идут пообедать в Париже?

AL: Я написал целую главу о том, что можно и чего нельзя обедать во Франции, в своей первой книге Hungry for Paris . Среди многих, кто не пьет, французы редко пьют что-либо, кроме воды и вина, с хорошей едой.Безалкогольные напитки, чай со льдом и кофе не употребляются во время еды. Заказ тарелок и их совместное использование — это то, чего французы тоже не делают, и редактируют блюдо по своему вкусу, например: « Я бы хотел лосось с голландским соусом, но не могли бы вы подать мне форель вместо лосося и пропустить голландский » соус »- недопустимое поведение во Франции. Если у вас есть какие-либо диетические ограничения, лучше предупредить ресторан при бронировании, чтобы учесть ваши потребности заранее. Многие официанты и официантки вздрогнут, если вы закажете мясо хорошо прожаренным, потому что французы предпочитают свое мясо редкое и сочное.Если повар не применил их, дополнительные приправы редко предлагаются или доступны, поэтому не ждите, что на столах в бистро будет бутылка горячего соуса чолула, где единственная возможная столовая приправа, с которой вы можете столкнуться, — это горчица. Сделать предварительный заказ очень важно, как и немного приодеться. Если вы приедете в шортах с поясной сумкой, ожидайте, что вы будете сидеть в задней части комнаты у туалета.

EP: Мы живем во время, когда инстаграммеры приезжают в Париж на выходные и называют себя «экспертами» после серии селфи на берегу Сены.Вы предполагали, что жизнь в Париже сделает вас кем-то другим, и, в конце концов, так и произошло, но, очевидно, потребовалось три десятилетия работы, чтобы это произошло. Неужели Париж все еще так сложно расколоть и завоевать признание?

AL: Франция имеет совершенно иное мировоззрение, чем большинство англоязычных стран, и это отражение ее истории и политики. Очень важно знать эту историю, чтобы понять структуру современного французского общества, и в целом Париж остается более формальным и сдержанным городом, чем многие другие крупные западные города.Ритуалы повседневной жизни составлены по сценариям, и вам нужно выучить эти сценарии, чтобы быть здесь счастливыми. Например, считается грубым не поздороваться с продавцом, когда вы заходите в его или ее магазин, и прощаться с ним, когда уходите, даже если вы ничего не купили. Сложность овладения этими кодами, наряду с французским языком, является причиной того, почему так много англоговорящих в Париже в конечном итоге живут в пузыре большого англоязычного сообщества города. Элегантность — одна из определяющих черт парижан, как это было ярко продемонстрировано в популярном французском телесериале Позвони моему агенту , где даже амбициозные молодые парижские профессионалы обладают беспечным шиком, который исходит от того, что они не слишком стараются.

Одним из местных фаворитов Лобрано является Le Bon Georges, «где Бенуа, владелец, который когда-то работал в … [+] Campbell’s Soup Company, составил великолепный список, и готовка восхитительна, включая великолепный тартар из стейка. . »

Ле Бон Жорж

EP: Вы упомянули, что со временем приобрели французский вкус. Приведите нам несколько примеров того, что это значит.

AL: В основном я имею в виду то, что я научился восхищаться и ценить гастрономические нюансы и тонко, которые лежат в основе такого блюда, как poulet au vin jaune et aux morilles , или курица со сморчками в сливочном соусе, приправленная желтое вино . Желтое вино — это мадеризованное вино, сделанное в Джуре, с ореховым послевкусием, в этом блюде оно усиливает ядовитый вкус грибов и куриного сока, приготовленного в успокаивающем соусе из сливок с луком. , сливочное масло, яичные желтки и белый винный уксус. Все эти ингредиенты сливаются в единый изысканный изысканный аромат, которого не было бы без повара, создавшего его. Галльский гастрономический гений смешивания и темперирования вкусов просто впечатляет, как и способность сочетать разные вкусы и текстуры даже в простых блюдах, таких как салат Lyonnaise , салат из кудрявого эндивия, украшенный яйцом-пашот и кусочками бекона в винегрет из красного вина, уксуса и лука-шалота.Я мог бы с удовольствием есть этот салат один раз в день до конца своей жизни, и он опровергает троицу заблуждений, которые многие люди имеют о французской кухне, а именно, что она слишком богатая, слишком сложная и слишком дорогая. Тонкость и изысканность можно найти во всем спектре французской кухни, от сытных блюд в стиле бистро до изысканной кухни.

EP: Знакомство с кулинарией Ива де Камдеборда и новой кухней бистро было явным пробуждением. Что вы видите сейчас в моде в Париже?

AL: Сейчас в Париже есть две основные тенденции.Великолепное новое поколение поваров, включая Алексию Дюшен, которую я недавно описал в Saveur, и Матиаса Марка из Substance в Париже. Включение продуктов, ароматов и методов приготовления из других кухонь в современную французскую кухню — это талант Дюшена или новое изобретение французской региональной кухни с большой легкостью и изобретательностью. Матиас Марк из региона Юра на востоке Франции, и он с гордостью использует его продукты, в том числе знаменитый сыр Конт, копченые колбасы, такие как Морто и Монбельяр, и готовит интригующе оригинальные блюда, такие как закуска из копченых сливок с лососевым яйцом. и измельченные в порошок сосновые иглы (Джура сильно засажен деревьями) или ньокки с чернилами кальмара с копченым яичным желтком, маринованным соусом кресс-салатом и jus de morteau (сокращение количества соков для приготовления колбасы морто).

Другая важная тенденция заключается в том, что парижане сейчас так же страстно интересуются кулинарией других стран, как и Франции. В городе есть великолепные новые израильские, колумбийские, бразильские и африканские рестораны, а также новые интересные адреса, такие как MoSuke, ресторан молодого шеф-повара Мори Сако, француза малийского происхождения, который очарован Японией, так что его еда франко-африканская. Японский.

EP: Как вы думаете, какой гастрономический город или регион во Франции наиболее неизведан и почему?

AL: Мне всегда нравился Марсель, кипящий котел портового города на Средиземном море с самым разнообразным населением из всех мест во Франции.Теперь это излюбленное место молодых поваров для открытия магазинов, потому что туризм растет, продукты настолько хороши, арендная плата невысока, и сюда переезжает так много молодых креативщиков. До Ковида город был в центре захватывающего ресторанного бума, и я ожидаю, что он будет продолжаться и сейчас, когда во Франции разрешено открывать рестораны. Столы, которые нельзя пропустить, включают La Mercerie, AM par Alexandre Mazzia, Le Tuba и Cedrat.

EP: Если бы вы сегодня вечером отправились в Париж, чтобы насладиться настоящей комфортной едой, куда бы вы пошли?

AL: Мой местный — Le Bon Georges, где Бенуа, владелец, который когда-то работал в Campbell’s Soup Company, составил великолепный список блюд, включая великолепный тартар из стейка.Я люблю Les Arlots за колбасу и картофельное пюре, L’Assiette за кассуле, Rooster за запеченную лопатку ягненка, L’Huitrerie Regis за устрицы, Josephine Chez Dumonet за бургундский соус, и я мог бы продолжить, но, наверное, для Франции это проще Любители еды должны посетить мой веб-сайт www.alexanderlobrano.com, где вы можете подписаться на мой новый информационный бюллетень или прочитать три мои книги: Hungry for Paris , Hungry for France и My Place at the Table : Рецепт вкусной жизни в Париже .

Предзаказ Мое место за столом: рецепт вкусной жизни в Париже .

История казначейства

Революционный период

Гамильтон и создание Министерства финансов

Здание казначейства

Отдел развития


История Министерства финансов началась в суматохе Американской революции, когда Континентальный конгресс в Филадельфии обсудил решающий вопрос финансирования войны за независимость против Великобритании.У Конгресса не было полномочий взимать и собирать налоги, а также не было реальной основы для получения средств от иностранных инвесторов или правительств. Делегаты решили выпустить бумажные деньги в виде кредитных билетов, обещая выкуп монетами на веру в дело революции. 22 июня 1775 года, всего через несколько дней после битвы при Банкер-Хилле, Конгресс выпустил векселя на 2 миллиона долларов; 25 июля 28 граждан Филадельфии были наняты Конгрессом для подписания и нумерации валюты.

29 июля 1775 года Второй Континентальный Конгресс возложил ответственность за управление финансами революционного правительства на Объединенные континентальные казначеи Джорджа Климера и Майкла Хиллегаса.Конгресс постановил, что каждая из колоний вносит вклад в фонды континентального правительства.

(слева) Майкл Хиллегас, первый казначей Соединенных Штатов, 1775-89. (Справа) Роберт Моррис, суперинтендант финансов, 1781-84. (Бюро гравировки и печати) Узнайте об основных обязанностях и функциях каждого офиса и бюро казначейства.




Эти континентальные банкноты номиналом 65 долларов были выпущены 14 января 1779 года.Революционные деньги печатались разного достоинства и подписывались от руки. (Университетские библиотеки Нотр-Дама)

Чтобы обеспечить надлежащее и эффективное управление растущим государственным долгом перед лицом слабых экономических и политических связей между колониями, Конгресс 17 февраля 1776 г. назначил комитет из пяти человек для надзора за казначейством, урегулирования счетов и составления отчетов. периодически в Конгресс. 1 апреля было создано Счетное управление казначейства, состоящее из генерального аудитора и клерков, для облегчения урегулирования претензий и ведения государственных счетов правительства Соединенных Колоний.С подписанием Декларации независимости 4 июля 1776 года новорожденная республика как суверенное государство смогла получить займы из-за границы.

Несмотря на вливание иностранных и внутренних займов для оплаты войны за независимость, Соединенные Колонии не смогли создать хорошо организованное агентство финансового управления. Майкл Хиллегас впервые был назначен казначеем Соединенных Штатов 14 мая 1777 года. Казначейство реорганизовывалось трижды между 1778 и 1781 годами.Бумажные континентальные доллары на 241,5 миллиона долларов быстро обесценились. К маю 1781 года курс доллара рухнул с 500 до 1000 за 1 по отношению к твердой валюте. Протесты против бесполезных денег охватили колонии, и разгневанные американцы придумали выражение «не стоит континентальный».

Роберт Моррис был назначен суперинтендантом финансов в 1781 году и восстановил стабильность в финансах страны. Моррис, богатый колониальный торговец, получил прозвище «Финансист» из-за его репутации человека, добывающего средства или товары в любой момент.В его штат входили контролер, казначей, реестр и аудиторы, которые управляли финансами страны до 1784 года, когда Моррис ушел в отставку из-за плохого состояния здоровья. Совет казначейства из трех комиссаров продолжал контролировать финансы конфедерации бывших колоний до сентября 1789 года.


Первый Конгресс Соединенных Штатов был созван в Нью-Йорке 4 марта 1789 года, что ознаменовало начало правления в соответствии с Конституцией. 2 сентября 1789 г. Конгресс создал постоянное учреждение для управления государственными финансами:

.

В соответствии с постановлением Сената и Палаты представителей Соединенных Штатов Америки в Конгрессе собраны , Что должно быть Министерство финансов, в котором будут следующие должностные лица, а именно: министр финансов, чтобы считаться начальником отдела; Контроллер, Аудитор, Казначей, Регистратор и Помощник Министра финансов, который назначается указанным Секретарем.

Александр Гамильтон служил первым секретарем казначейства с 1789 по 1795 год. Один из самых блестящих государственных деятелей ранней американской республики, он был убит на дуэли в 1804 году. (Собрание казначейства)

Александр Гамильтон принес присягу первого министра финансов 11 сентября 1789 года. Гамильтон служил адъютантом Джорджа Вашингтона во время революции и сыграл большую роль в ратификации Конституции.Из-за его финансовой и управленческой проницательности Гамильтон был логичным выбором для решения проблемы тяжелого военного долга новой страны.

Первым официальным актом Гамильтона было представление в Конгресс отчета, в котором он заложил основы финансового здоровья нации. К удивлению многих законодателей, он настаивал на федеральном допущении и выплате доллара к доллару военного долга страны в размере 75 миллионов долларов, чтобы оживить государственный кредит: «[Этот] долг Соединенных Штатов» был цена свободы.Вера Америки неоднократно выражалась в этом, и с торжествами, которые придают особую силу этому обязательству «. Гамильтон предвидел развитие промышленности и торговли в Соединенных Штатах и ​​предложил, чтобы государственные доходы основывались на таможенных пошлинах. Его надежные финансовые средства Политика также стимулировала инвестиции в Банк Соединенных Штатов, который действовал как фискальный агент правительства.


Оригинальная печать Министерства финансов, созданная в 1778 году.Латинская надпись является сокращением фразы Thesauri Americae Septentrionalis Sigillum, что означает «Печать казначейства Северной Америки». Печать была упрощена в 1968 году, и теперь на ней есть слова «Департамент казначейства» и дата основания министерства — 1789 год. (Департамент казначейства)

В первые годы существования американской республики правительство располагалось в Филадельфии, пока новая столица, как это разрешено Конституцией, не была построена на берегу реки Потомак.В 1800 году правительство переехало в Вашингтон, округ Колумбия, и Министерство финансов переехало в здание в георгианском стиле с портиками, спроектированное английским архитектором Джорджем Хэдфилдом. Это строение было сожжено англичанами в 1814 году, но перестроено архитектором Белого дома Джеймсом Хобаном. Это здание было идентично трем другим, расположенным на участках, прилегающих к Белому дому, в каждом из которых размещался один из четырех первоначальных департаментов правительства США: Государственный, Военный, Казначейский и Военно-морской флот. Здание казначейства к юго-востоку от Белого дома было сожжено поджигателями в 1833 году, и осталось только огнеупорное крыло.

Вид на восточный вход в первое здание казначейства в Вашингтоне, 1804 год. Главный вход в здание выходил на юг. Он был сожжен дотла британцами в 1814 году и заменен идентичным строением, которое было уничтожено пожаром в 1833 году. (Министерство финансов)

Нынешнее здание казначейства представляет собой великолепное гранитное сооружение в стиле греческого возрождения; он строился в течение 33 лет с 1836 по 1869 год.Восточное и центральное крылья, спроектированные Робертом Миллсом, архитектором памятника Вашингтону и здания патентного бюро, составляют первую часть здания, построенного с 1836 по 1842 год. Самой архитектурно впечатляющей особенностью проекта Миллса является колоннада с восточного фасада. длина здания. Каждая из 30 колонн имеет высоту 36 футов и вырезана из цельного гранитного блока. Интерьер восточного и центрального крыльев выполнен в классическом строгом стиле, в стиле греческого возрождения.

Восточный фасад Главного казначейства около 1865 года. Колоннада длиной 336 футов была перестроена из гранита в 1908 году. Справа стоит старое здание Государственного департамента, которое было снесено в 1866 году, чтобы освободить место для северного крыла Главного казначейства. (Казначейская коллекция)

Более поздние дополнения были внесены в первоначальные крылья, начиная с постройки южного крыла с 1855 по 1860 год и западного крыла с 1855 по 1864 год. Эскизный проект крыльев был разработан Томасом Атиком Уолтером, архитектором купола здания. U.С. Капитолий, но архитекторы Амми Б. Янг и Исайя Роджерс доработали планы, разработали детали интерьера и руководили строительством. В то время как внешний вид здания был выполнен в соответствии с линиями оригинальных крыльев Миллса, интерьеры более поздних крыльев отражают изменения как в технологии строительства, так и в эстетических вкусах. Железные колонны и балки укрепляли кирпичные своды здания; архитектурные детали стали намного более богатыми, следуя моде середины девятнадцатого века.

Последним дополнением к зданию казначейства стало северное крыло, построенное с 1867 по 1869 год.Его архитектором был Альфред Б. Маллетт, который впоследствии спроектировал Государственное здание, здание войны и военно-морского флота (ныне здание Дуайта Д. Эйзенхауэра) на другой стороне Белого дома.

Массивные гранитные колонны подняты на северный портик здания Казначейства, 16 сентября 1867 г. (Национальный архив)

Подобное по конструкции и декору южному и западному крыльям, северное крыло уникально, как и место расположения Кассы — двухэтажного мраморного зала, в котором ежедневно ведутся финансовые дела U.С. Правительство могло быть совершено. Зал был открыт в 1869 году как место инаугурационного приема президента Улисса С. Гранта.

Торжественный прием президента Улисса С. Гранта состоялся в кассе Казначейства 4 марта 1869 года. Мероприятие было настолько многолюдным, что гостям пришлось ждать два часа, чтобы забрать свои пальто. (Казначейская коллекция)

Здание казначейства — старейшее здание департамента в Вашингтоне, оказавшее большое влияние на дизайн других правительственных зданий.На момент завершения это было одно из крупнейших офисных зданий в мире. Он служил казармами для солдат во время гражданской войны и временным Белым домом для президента Эндрю Джонсона после убийства президента Линкольна в 1865 году.

После убийства президента Линкольна в 1865 году Эндрю Джонсон использовал приемную секретаря в качестве временного офиса, прежде чем переехать в Белый дом. (Казначейская коллекция)


На протяжении десятилетий американской истории Министерство финансов было динамичным аспектом государственной службы народу, расширяясь и развиваясь в соответствии с потребностями страны.Хотя фискальные и коллекторские функции оставались практически неизменными на протяжении более двух столетий, другие побочные операции сильно различались. Большинство функций, возложенных на Казначейство Законом 1789 года, по-прежнему выполняются Министерством финансов, хотя функции контролера были приняты на себя Генеральным контролером Счетной палаты правительства США.

Интерьер кассы, где государственные чеки можно было обналичить еще в 1976 году.Стены выполнены из семи разновидностей американского и импортного мрамора. (Департамент казначейства)

Многие функции федерального правительства, независимо от финансового значения, сначала были переданы в ведение Казначейства; с тех пор были созданы другие агентства или исполнительные департаменты для управления некоторыми из этих мероприятий. Почтовая служба, например, до 1829 года находилась в ведении Казначейства; Главное земельное управление, которое было ядром Министерства внутренних дел, было частью Казначейства с 1812 по 1849 год.Операции, связанные с бизнесом, были казначейскими до создания Министерства торговли и труда в 1903 году; а в 1949 году функции Управления по надзору за архитектором казначейства были в конечном итоге созданы в рамках Администрации общих служб. Самая старая морская вооруженная служба в Соединенных Штатах, Береговая охрана, оставалась в Министерстве финансов до ее передачи в Министерство транспорта в 1967 году. Другие морские интересы находились в ведении Казначейства: Служба береговой службы, Служба маяков и Служба морских больниц, из которых выросла Служба общественного здравоохранения и, в конечном итоге, Министерство здравоохранения и социальных служб.Бюро по борьбе с наркотиками было частью Казначейства до тех пор, пока его функции не были переданы в Министерство юстиции как сегодняшнее Агентство по борьбе с наркотиками. Бюджетное бюро, созданное в казначействе в 1921 году, было передано в канцелярию президента в 1939 году и в настоящее время контролирует расходование федеральных средств в качестве Управления управления и бюджета.

Спасательная станция «Убить Девил Хиллс» с четырьмя членами экипажа. Фотография, приписываемая Уилбуру и / или Орвиллу Райтам, около 1902 года.Функции спасения жизни были переданы в ведение Казначейства Конгрессом в 1837 году. Служба спасения США стала отдельным бюро Министерства финансов в 1878 году. В 1915 году Служба спасения жизни объединилась с Службой сокращения доходов и стала Береговой охраной США. Служба береговой охраны переведена в ведение Министерства транспорта в 1967 году.
(Береговая охрана США)


Казначейство — это агентство, созданное на основе истории страны, которой оно служит, хотя его основные функции, возложенные Конгрессом из полномочий, предоставленных Конгрессу в Конституции, остаются неизменными.Департамент адаптировался к постоянно меняющимся реалиям развития страны посредством периодических нововведений и реорганизаций. Гражданская война, например, оказала большое влияние на деятельность Министерства финансов: потеря таможенных доходов отделившихся южных штатов привела к созданию налогового управления, а также к выпуску бумажных денег. и учреждение Национального

Это единственная фотография первого в мире полета на двигателе тяжелее воздуха, который был изобретен Уилбуром и Орвиллом Райтами.Этот снимок был сделан Surfman J.T. Дэниелс, член экипажа спасательной станции «Килл-Девил-Хиллз», 17 декабря 1903 года. Пятеро сотрудников казначейства были первыми свидетелями этого исторического полета. (Библиотека Конгресса)

Банковская система. Рост международной торговли после Первой мировой войны и участие Америки во Второй мировой войне потребовали активной роли Министерства финансов в Бреттон-Вудской конференции в 1944 году, на которой были учреждены Международный валютный фонд и Всемирный банк, а также руководство этой страны.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *